Название книги в оригинале: Фет Моника. Сборщик клубники

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Фет Моника » Сборщик клубники.





Читать онлайн Сборщик клубники. Фет Моника.

Моника Фет

Сборщик клубники

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Это был один из тех дней, когда кажется, что жара имеет запах. Кожа обгорает докрасна. При малейшем движении из всех пор проступает пот. В такие дни он бывал капризным и раздраженным, и лучше было его не злить.

Все уже к этому привыкли. И старались не привлекать его внимания. С ним не заговаривали, даже переходили на шепот, когда он приближался. Он не понимал, отчего некоторым необходимо постоянно болтать. На его взгляд, они делали это лишь бы попусту говорить глупости. Еще в детстве он научился отключаться от подобных собеседников. Его забавляло то, как беззвучно шевелятся их губы, точно у рыбы, выброшенной на берег.

Раньше, бывало, его за это поколачивали. Но теперь никто не замечал. Люди столь же жалки и глупы, как и их слова.

Через час он сделает перерыв на обед. Быстро поест и вернется к работе. Он знал, куда заведет его это беспокойное чувство, если не отвлечься. И что бывает, когда руки начинают дрожать. Вот как теперь.

О боже! Он с трудом подавил стон. Две едва знакомые женщины обернулись к нему. А он в ответ мрачно уставился на них. Они мгновенно потупились и отвернулись.

В небе неподвижно стояло раскаленное солнце.

«Выжги эти мысли из моего тела, — взмолился он, — прошу тебя! И эти чувства».

Но солнце оставалось глухим к его мольбам. Да и не во власти солнца было исполнить его желания.

Юная, прекрасная и невинная. Невинная — вот что самое главное.

Его персональная фея.


В открытое окно машины жарко пахнуло клубникой. В этом году жара наступила слишком рано. Моя юбка липла к коленям, капли пота стекали со лба. Как бы я ни любила свой старый «рено», но в такие дни мне страстно хотелось поменять его на новую машину с кондиционером.

За поворотом дороги я увидела сборщиков клубники — яркие пятна на широком зеленом поле, — которые медленно ползли по междурядьям, согнувшись и таща за собой деревянные ящики с ягодами. Под солнцем все они загорели дочерна. Это были сезонные рабочие из Польши или еще откуда-то. Некоторые приехали из отдаленных уголков Германии. Ежегодное нашествие. Местные жители относились к ним с опаской, запирали от них окна и двери. Вечерами чужаки — мужчины, женщины, дети — собирались у колодца в центре деревни, чтобы выпить, покурить, поболтать и посмеяться. Они держались своей компании, с местными не здоровались и даже не улыбались при встрече. Все было как в поговорке — что посеешь, то и пожнешь. Здешние жители не доверяли пришлым людям, и те в ответ выказывали им холодное равнодушие.

Проехав по длинной подъездной дороге, я остановила машину у дома. Под шинами заскрипел гравий. Ну, как в кино, подумала я, такого не бывает. Слишком хорошо, чтобы быть правдой. Может, это сон?

Вблизи дома отчетливо чувствовался запах денег, вложенных в каждую мелочь. Дом когда-то был мельницей, которую затем тщательно и задорого отреставрировали. Архитектор ухитрился задействовать в дизайне даже старый ручей, вертевший прежде мельничное колесо, — заключил его в узкий желоб, проложенный через холл. Солнце освещало двухсотлетние стены красного кирпича, блестело на гравии, отражалось в стеклах пристройки, похожей на сооружение из научно-фантастического романа. Родительский дом. Каждый раз, когда я приезжаю сюда, у меня дух захватывает от красоты.


Открыв дверь, я вошла в дом. В холле меня встретили блаженная прохлада и наш кот Эдгар, названный моей матерью в честь ее любимого писателя Эдгара Аллана По. Я взяла кота на руки и погладила, отчего на пол медленно спланировали клочья его шерсти. Я поспешно отпустила его. Кот отряхнулся и направился к лестнице, ведущей наверх, а я пошла следом.

Интерьеры дома поражали своей роскошью и изысканностью. Видно было, что их создатель знал, что делал. В лучах полуденного солнца, проникавших в холл сквозь высокие окна, мягко светилось дерево лестницы. Пальмовые стулья и пол террацо навевали мысли об Италии, а беленые стены и круглые, как в монастыре, оконные ниши усиливали это ощущение.

Лестница была сама по себе произведением искусства. Ступени, казалось, парят в воздухе. Плотник, изготовивший их, был знаменит умением добиваться максимального эффекта, используя минимум материала. Все здесь было выполнено согласно этому принципу — каждая комната и каждый предмет мебели. Притом моя мать выбирала все самое лучшее и дорогое. Она могла себе это позволить.

Эдгар тем временем добрался до верхней площадки и, громко мурлыча, пошел по верхней галерее. Он знал, что я прежде всего поздороваюсь с матерью. Из ее комнаты не доносилось ни звука. Спит, наверное. Я осторожно открыла дверь.

Мать, в очках для чтения, сидела за столом перед стопкой бумаг.

— Ютта! Вот так сюрприз! — воскликнула она с улыбкой, увидев меня.

Моя мать — писательница. Она пишет детективы, и весьма неплохие. С тех пор как она отреклась от «настоящей литературы», как называет это моя бабушка, дела ее пошли в гору. Ее книги расхватывают, как горячие пирожки. Их перевели на двадцать или больше языков, а кинокомпании дерутся за права на экранизацию.

— Присядь. Я заканчиваю.

Мою мать можно отвлекать от дел в любое время, если только она не записывает ценную идею и не обдумывает сюжетный поворот. Слова значат для нее больше, чем я, и мне пришлось смириться с таким положением вещей и не обращать внимания.

Эдгар уже прыгнул на диван и ждал меня. Едва я уселась, он свернулся у меня на коленях, прикрыл глаза и заурчал, вгоняя когти мне в бедро.

Я помню, какова была наша жизнь, когда мать еще не стала модной писательницей. Мы жили в городе Брёль, в доме с соседями. Палисадники напоминали ухоженное семейное кладбище — вечнозеленая изгородь, рододендроны и многолетние цветы. По камням журчал ручеек, стекая в пруд с лилиями, где обитало несколько толстых золотых рыбок.

На первом этаже, за окнами, овитыми плющом, находился офис отца. Справа от входной двери сияла начищенная до блеска медная табличка: «Тео Вейнгартнер. Консультант по финансовым вопросам». Многие клиентки заглядывали в эту табличку, как в зеркало, чтобы проверить, в порядке ли макияж, и лишь затем звонили.

Два раза в неделю приходила домработница, раз в месяц — мойщик окон. А мать все писала и писала. После кабинета на втором этаже ее любимым местом был сад — похожий на картинку в модном журнале по садоводству, — где были соблюдены идеальные пропорции между ухоженными клумбами и дикими уголками, — как раз так и учат в журналах. С классом писателей мою мать роднила любовь к копанию в саду. Возможно, она предпочла бы иногда обсудить какую-нибудь проблему с отцом, чем закапывать ее в землю или подвязывать к дугам, но для этого ей не хватало слов, которые она так щедро расходовала на бумаге. Профессию матери отец называл писаниной, а ее саму — писакой. Пусть он шутливо усмехался при этом, на самом деле он просто не мог принудить себя произнести «писатель» или «автор», поскольку это означало бы, что он воспринимает занятие матери всерьез. Так он и валял дурака, хотя она начала давать интервью по телевизору, а к нам в дом зачастили журналисты. И лишь ее гонорары вызывали у отца уважение. Их хватило на такие пустяки, как новый БМВ, ремонт в офисе отца, новый компьютер и оранжерея, о которой она давно мечтала.

Труды матери имели мало общего с нашей повседневной жизнью. Мы особо и не вникали. Порой она вскользь упоминала, например, на кухне об окончании новой рукописи. Недели через две приезжал ее издатель, и они удалялись в оранжерею, чтобы обсудить рукопись. Повсюду были разбросаны листы, и мы опасливо перешагивали через них, боясь что-нибудь спутать. Позже почтальон приносил гранки, эскиз обложки, а затем и готовую книгу.

Мать не может без своей писанины. Она говорит, что работа помогает ей противостоять реальности. Наверное, раньше ей еще сильнее хотелось писать, поскольку приходилось противостоять также и отцу. Вот уж кто не любит сюрпризов! Он любит порядок и предсказуемость — в жизни, в семье и в карьере. Наверное, жена казалась ему такой большой куклой, в чьем доме все постоянно движется и лишь чудом не рушится.

А у матери, наоборот, от природы склонность к хаосу. Не сомневаюсь, что, когда она была маленькой, в ее кукольном домике царил беспорядок. Понятно, что ей требуется человек, который следил бы за ее домом. Сад — другое дело. Сад — это ее собственная, послушная ей, но самодостаточная вселенная, где можно делать все, что ей захочется. Плоды трудов там всегда на виду, а ошибки легко исправить.

То же самое и с ее книгами. Там она могла создавать сложный мир, где все события и персонажи подчинялись только ей. Люди рождались или умирали, стоило ей дернуть за ниточку. Все это происходило в тишине ее крохотного кабинета. Изредка она нам что-то рассказывала со сверкающими глазами. Но обычно она держала свои творческие фантазии при себе, и мы обсуждали что-то другое.

Как-то раз в одном журнале мать назвали женщиной, одержимой писательством, которая хорошо умеет скрывать свою страсть. Жизни ей мало, писал журналист, и она изобретает другую в своих книгах.

Другая жизнь. Может быть, мой отец и мог бы жить этой другой жизнью, если бы захотел. Но он не хотел.

Ну а я? А меня никто не спрашивал.

Мать часто уезжала куда-нибудь на встречи с читателями. Порой ее поездки продолжались несколько недель кряду. Она звонила из Мюнхена, Гамбурга, Цюриха, Амстердама. У телефона лежал список гостиниц, где она останавливалась. Маму можно найти здесь… 

В ее отсутствие хозяйство вела наша домработница. Она проводила у нас целые дни, занимаясь уборкой и стряпней. Готовила она по-домашнему вкусно. Каждый раз отец толстел чуть ли не на десять кило.

Мать стала знаменитостью. И ко мне стали относиться по-иному. Даже учителя смотрели на меня с благоговейным трепетом. Я начала продавать материнские автографы, и весьма успешно. Но вечером, когда темные тени прокрадывались в дом, я скучала по матери. Не то чтобы мне хотелось, чтобы она безвылазно сидела дома, но я привыкла слышать, как она ходит вверх-вниз по лестнице. Разговаривает по телефону. Как шепотом читает себе куски рукописи. Мне недоставало запаха ее духов, ее незримого присутствия в комнате, откуда она только что вышла.

Мы разбогатели. Родители купили старую мельницу в Экершайме и участок земли размером два квадратных километра в заповеднике. Чтобы перестроить и отреставрировать мельницу, был приглашен известный архитектор. Отец предпочел бы виллу в пригороде Брёля, но мать была против. У него появилась секретарша по имени Энджи. И с виду она была типичная Энджи: блондинка лет тридцати пяти, носила хвост, кучу колец и юбки — слишком тесные и короткие. Мать стремилась урвать минутку, чтобы съездить на строительство, а у отца вовсе не было свободного времени, поскольку они с Энджи были поглощены работой.

А я болталась как неприкаянная. В школе не слишком утруждала себя и к тому же неожиданно повзрослела. Мне исполнилось пятнадцать. Годом позже родители развелись. Отец не поселился с нами на отреставрированной мельнице — он остался в городе с Энджи, которая была беременна.

— Ну вот, — мать сняла очки, — ты как раз вовремя. До смерти хочется кофе. Ты, наверное, торопишься?

— Нет, у меня полно времени. Я могу остаться сколько захочу, если только тебе не помешаю.

Мать положила ручку.

— Ты мне мешаешь, когда надо. Я давно выключила компьютер. Знаешь, каково это, когда сидишь, смотришь на последнее предложение, как кролик на удава, и вдруг понимаешь, что прошел уже час?

Мать не ожидала ответа на свой вопрос. Риторические вопросы — это ее специальность.

Она встала, наклонилась и чмокнула меня в щеку. Звук знакомого голоса, тепло ее кожи, запах духов… «Калипсо». Других духов я у нее не припомню. Легкий, свежий, летний запах. Его изготавливали на парфюмерной фабрике специально по ее заказу. Название она придумала сама. Это была единственная причуда, которую мать позволила себе, став богатой женщиной, если не считать того, что она выкладывала целые состояния за серьги, ожерелья и браслеты, а потом не носила их, считая слишком вычурными.

— Со мной что-то не так? — спросила она, проводя рукой по коротким, черным с проседью волосам.

— Все в порядке, — улыбнулась я. — Ты отлично выглядишь. Как всегда.

Она взяла меня за руку и повела за собой из комнаты.

— Ты тоже.

Это было неправдой. Но она, наверное, солгала мне машинально. Может быть, она и сама себя обманывала, будто бы я красавица, вся в нее. Но я вовсе не красавица. Более того, мне никогда не хотелось быть красивее. Я ни за что не согласилась бы изменить свою внешность. Я — это я, а многие люди и этого о себе не могут сказать.

Мы спустились вниз. На кухонном полу, испещренном солнечными зайчиками, валялась, растянувшись, наша вторая кошка — черно-белая Молли. Это я ее так назвала, поскольку никто и ничто не вдохновило меня придумать ей менее заурядное имя. Молли поднялась с громким «мяу» и стала тереться о мои ноги. Затем они с Эдгаром удалились через распахнутую в сад дверь террасы.

Мать приготовила нам по чашке эспрессо в старой кофеварке. Я снова отметила про себя, что она становится похожа на бабушку, хотя, скажи я это вслух, мать возразила бы, что они с бабушкой как лед и пламень и между ними нет ни малейшего сходства.

— Как продвигается твоя новая книга? — спросила я, садясь на краешек стола, теплый от солнца.

— Эта книжка будет стоить мне нескольких лет жизни, — ответила мать, умевшая делать драматические заявления самым будничным тоном. Сказав так, она поставила чашки, сахар и апельсиновые бисквиты на поднос, который отнесла на террасу. — Когда ты жила здесь, мне писалось лучше. Теперь недостает нашей прежней спокойной рутины.

— Но не меня?

Еще не успев договорить, я тут же пожалела о своих словах. Неужели я до сих пор обижаюсь, что мать не считает меня существенной частью своей жизни? Мне по-прежнему больно сознавать, что она во мне не нуждается? Что ей подошла бы любая дочь, не важно какая?

— Ох, не обращай внимания, — сказала я, — это просто шутка.

Мать с обидой смотрела на меня.

— Пара бы перестать придираться к словам, Ютта.

Вот как! Странно было слышать такое от матери, которая могла часами спорить по поводу каждого слога.

Я плюхнулась в садовое кресло, откинулась на спинку и глубоко вздохнула. Красота! У меня была единственная причина жалеть о переезде — это вид, открывающийся с террасы. Сочные зеленые холмы, пасущиеся вдали овцы, кривые и редкие фруктовые деревца, будто забытые среди лугов. Хорошо, что мать не стала разбивать здесь парк. Подобно мне, она понимала очарование нетронутой природы. Журчание ручья завершало идиллию. Я заложила руки за голову, закрыла глаза и поинтересовалась:

— Когда у тебя следующая поездка?

— У меня всего пара выступлений. Летом я предпочитаю писать, ты же знаешь, — ответила мать, дождавшись, пока я открою глаза.

Летом. И даже времена года должны были вращаться вокруг ее писанины, которая еще более разрослась после их с отцом развода, будто служа ей защитой от мира, от одиночества, от ее чувств.

Я внимательно взглянула на мать. Мне впервые пришло в голову, что ее сдержанность может быть лишь хорошо укрепленным фасадом, маской, кольчугой… Я кожей ощутила напряжение ее нервов, прущее через стол, как волна. Такое с ней случалось всякий раз, когда она начинала новую книгу. Она словно выпускала щупальца, которыми исследовала каждого встречного, каждое слово, каждый звук и даже каждый запах на своем пути. Говорить с ней в такие минуты было бесполезно, ибо она, физически находясь рядом, мыслями пребывала в неведомой дали.

— Странная вещь с этой новой книгой, — помедлив, сказала мать, — я до сих пор не поняла, кто у меня главный герой, а ведь закончила уже первую главу.

Я кивнула, не зная, что сказать, но зная, что мать не ожидает от меня ответа. На самом деле она разговаривает сама с собой, думает вслух, а тот, кто это слышит, служит ей зеркалом.

«Свет мой, зеркальце, скажи… кто на свете всех умнее».

Нет, я не из этой сказки. У меня не хватит способностей, чтобы исполнять роль Белоснежки. Я бы подавилась первым же ядовитым словом.

— И зачем же ты приехала?

Хороший вопрос. Зачем я приехала? Раньше-то я знала, но потом забыла.


Тело обнаженной девушки лежало в кустарнике. На спине. Руки были вытянуты вдоль туловища, правая нога слегка согнута в колене.

Одна прядь срезанных волос рассыпалась у нее на плече, остальные ветер разнес по округе — волосы запутались в траве, обвили шершавую кору деревьев.

Ее глаза были широко открыты и неподвижно смотрели в небо, будто она умерла, чему-то удивившись.

Ее нашли дети. Брат и сестра десяти и девяти лет. Родители запрещали им ходить в лес, но они не слушались, и вот их постигло ужасное наказание — этой находки они не забудут никогда. Они бросились домой, визжа от страха. С криками неслись напрямик через пастбища, карабкались на изгороди и ползли под колючей проволокой. Во дворе кирпичного завода их остановил один из рабочих. Едва разобрав сквозь всхлипы и слезы, что произошло, он вызвал полицию и сам отвез детей в полицейский участок, где секретарь отпаивала их какао, пока за ними не приехала их мать.

Тело принадлежало девушке восемнадцати лет. Ее изнасиловали и убили. На теле было обнаружено семь ножевых ран. Первый удар стал для нее смертельным. Жертва была родом из Хохенкирхена, близ Экершайма. Она оканчивала школу и жила с родителями. Один из полицейских, прибывших на место преступления, смог опознать ее. Он знал ее родителей и вызвался сообщить им о трагедии.

Ее мать упала в обморок на пороге. Муж отнес ее на диван в гостиной и укрыл одеялом. А вернувшись, хлопнул полицейского по плечу и предложил выпить. Шок, наверное. Будучи в шоке, люди ведут себя весьма странно. Однажды этот полицейский видел женщину, которая, узнав, что ее муж разбился в автокатастрофе, молча пошла на кухню, налила себе тарелку куриного бульона и с жадностью принялась есть, будто умирала с голоду.

Девушку звали Симона. Симона Редлеф. Ее хоронили всей деревней. В истории Хохенкирхена не бывало таких многолюдных похорон. Пришли все ее одноклассники — девочки прижимали ко рту платки, да и мальчики тайком смахивали слезы. Все были потрясены этой внезапной смертью, но, более того, ее зверской, несравненной жестокостью.

Одно дело смотреть ужасы в криминальной хронике по телевизору, и совсем другое — знать, что они происходят у тебя дома. Каждый из пришедших на похороны наверняка задавался вопросом: что ждет его самого?

В часовне звучали любимые песни погибшей Симоны, мерцали зажженные свечи, цветы источали сладкий запах смерти, наполняя всех безысходной тоской. И пусть на улице как ни в чем не бывало светило солнце, все понимали, что жизнь навсегда изменилась.


«По словам главного комиссара криминальной полиции Брёля Берта Мельцига, убийство восемнадцатилетней Симоны Редлеф имеет много общего с убийствами двух других девушек, произошедшими в прошлом году на севере Германии, в городах Мевер и Аурих. Их дела остаются нераскрытыми. Мельциг отказался предоставить более подробную информацию. Следствие продолжается». 


Несмотря на усталость, спал он недолго. Грезы, приходящие к нему в полудреме, он ненавидел и боялся. Отчаянно гнал их прочь, но напрасно: ненавистные образы бумерангом возвращались к нему. Он по-прежнему чувствовал возбуждение. Другие чувства никогда не захватывали его столь полно.

«Ах, девочка моя, — думал он, — почему ты меня подвела?»

Взглянув на нее вблизи, он увидел, что она совсем не фея и даже не красавица. Голос у нее был по-птичьи резкий от страха. Это взбесило его. Он терпеть не мог такие голоса. И когда потеют от ужаса тоже. У нее были скользкие руки.

Не то чтобы он верил в существование фей. Ведь он не маленький. Да и с феей он не справился бы. Но она должна была напоминать  фею. Ту фею, которую он видел в книжке детских сказок, — хрупкую, с мягкими сияющими волосами, с большими глазами и длинными ресницами.

Издали не разглядишь. А когда подойдешь, уже слишком поздно. Всякий раз его ожидали разочарования. Такая мелочь, как лишняя родинка, могла испортить образ. От девушки в Йевере разило табаком. Она даже предложила ему сигарету! Она игриво улыбнулась, запрокинула голову и выпустила дым через ноздри, не подозревая, что уже подписала себе смертный приговор.

Он со стоном повернулся на другой бок. Хорошо еще, что он снял номер в этой маленькой гостинице, а не остановился на ферме вместе со всеми. Номер, правда, был отвратительный — под самой крышей, которая к вечеру раскалялась от солнца. Вместо ванной была крохотная душевая кабинка, в которой не повернуться. Окно выходило на трубу соседнего дома. Но номер позволял не жертвовать свободой и стоил недорого. Здесь он мог спокойно спать, не опасаясь чужих глаз, как в общей спальне. Сны часто заставляли его вскакивать среди ночи, обливаясь потом. И еще он разговаривал во сне.

Нет, здесь гораздо лучше. Идеальное жилье.

Если бы только можно было уснуть.

Сон был необходим, чтобы держаться днем. Чтобы не вызывать подозрений. Копы уже шныряют по всей округе, допрашивают сезонных рабочих. И они теперь не скоро успокоятся.

Он повернулся на спину и заложил руки за голову.

Но они ничего не найдут. Они его не поймают. Где им… Он улыбнулся в темноту. И вскоре уснул.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

После школы я прямиком отправилась домой, потому что мне было скучно сидеть в кафе вместе с моим физико-математическим классом. Мне вдруг пришла в голову мысль, что я слишком часто ищу развлечений там, где скучно. Я уже выросла из школы. Жаль, что осталась в одиннадцатом классе, и теперь мне придется учиться еще год. Расписание, контрольные, запах мела, пот, одни и те же лица… Надоело. Хотелось все бросить.

По утрам в школе была такая тоска, что я чуть не падала со стула.

Формулы, цифры, стихи, избитые истины. Шум. Толпа на школьном дворе. Духота. Не знаю, что за архитектор упражнял свой дурной вкус, составляя проект нашей школы. Он, наверное, сам никогда не ходил в школу. Жуткое здание из стекла и бетона, раскаленная печь летом и морозильник зимой. Понятно, что мне не улыбалось задерживаться там хоть на минуту.

По дороге я без видимой причины полчаса просидела в пробке. Повернув на Лессингштрассе, я обнаружила, что все парковочные места заняты. Чертыхаясь, я кружила по кварталу, пока кто-то не уехал и мне не удалось втиснуть свой «рено».

На лестнице меня встретила потрясающая смесь ароматов капусты, кофе и жареного бекона. Я поспешила распахнуть единственное лестничное окно, зная, что, едва войду в свою квартиру, соседи обязательно снова его захлопнут.

«Эту жизнь ты выбрала сама, — думала я, поднимаясь наверх, — ты этого хотела».

На мельнице был кондиционер. Летом в комнатах всегда царила освежающая прохлада, а зимой — приятное тепло. Там не было обшарпанных ступеней, чахлых цветов в горшках на окнах, велосипедов и детских колясок в коридоре и неприличных надписей на стенах. Например, последняя была с претензией на оригинальность: «Дева Мария, ты зачала без греха, научи нас, как грешить без зачатия!»

Кто-то пытался ее стереть, но буквы не поддавались, глубоко выцарапанные в краске. Что ж, эта надпись дождется того времени, когда лестницу будут перекрашивать.

— Есть дома кто-нибудь?

Как я и ожидала, ответа не последовало. Бросив сумку у себя в комнате, я пошла в ванную. Собралась было усесться на унитаз, но вовремя заметила, что сиденье поднято. Приятели Мерли считали, что опускать сиденье — ниже их достоинства. В отношении парней у нее был довольно примитивный вкус. При всей своей независимости она обожала властных самцов. Презирала себя за это, но ничего не могла с собой поделать. Впрочем, у меня не создавалось впечатления, что она предпринимала серьезные попытки.

На кухне, как всегда, был бардак. Мы все любили поспать и потому выбегали из дома в страшной спешке, не успевая ничего прибрать после завтрака. Это меня нисколько не волновало, если бы не тот факт, что убирать приходилось мне, поскольку я первой возвращалась из школы.

Днем Мерли подрабатывала в пиццерии «У Клаудио», где ей поручали либо развозить заказы, либо помогать на кухне. Каро была слишком занята своим бойфрендом Гилом, и мы ее почти не видели.

Как бы я ни устала и ни проголодалась, ненавижу есть среди грязных тарелок и потому волей-неволей должна была убирать со стола.

Мерли по утрам обыкновенно ела мюсли, куда добавляла тертое яблоко, банан и выжимала половину лимона. Я выбросила фруктовую кожуру в ведро, очистила терку от остатков яблока и положила ее и лимоновыжималку отмокать в горячей воде.

Каро пила какао и ела тост с ветчиной и яйцом всмятку. От ее завтрака остались скорлупа и густая россыпь крошек на столе и даже на полу, хрустевших у меня под ногами. Пленка какао в ее чашке напомнила мне кожу на шее моей бабушки. Мне даже стало стыдно: я сто лет не звонила бабушке.

Сама я любила за завтраком выпить чаю с хрустящим финским хлебцем и сыром. Поскольку утром потратила лишних пять минут на поиски учебника, которого не было на месте, я не успела убрать нарезанный сыр в холодильник. За пять с лишним часов сырные ломтики стали прозрачными и начали скручиваться по краям. Такой сыр не годился даже для запекания, оставалось лишь выбросить его в ведро.

Я не уставала благодарить Бога за нашу посудомоечную машину, которую мы после долгих дискуссий купили с рук пару месяцев назад. Загрузив в нее грязные тарелки, я протерла стол, подмела крошки на полу, после чего наша кухня приобрела вполне достойный вид.

Когда я готовила себе яичницу с грибами и помидорами, в кухню ввалилась Каро.

— Ага, — произнесла я не без раздражения, — крысы чуют запах съестного.

Каро уставилась на меня пустым взглядом.

— Могла бы прийти пораньше и помочь мне убраться.

Каро зевнула и провела рукой по спутанным волосам. Подошла к холодильнику. Открыла дверцу. Достала йогурт. Нашла ложку. Села за стол рядом со мной. Все как в замедленной съемке.

На ней была самая короткая из ее юбок, майка без рукавов, а поверх — моя любимая серая льняная блузка. Каро ни за что не соглашалась дать мне ее поносить, потому что сама с ней не расставалась.

— У меня был гость, — сообщила она.

— То есть ты прогуляла школу?

В последнее время Каро редко появлялась в школе. Порой ей не хотелось вставать. Иногда она выходила из дому, но тут же поворачивала обратно. Удивительно, что при таком отношении ее до сих пор не вышвырнули вон.

— Ты говоришь как моя мать, — поморщилась Каро, принимаясь за йогурт.

— Гость? — переспросила я. — Я его знаю?

— Нет.

— Да ну?

Она пожала плечами.

Значит, с Гилом в очередной раз все кончено. Я раскрыла книгу, лежавшую у моей тарелки. Если ей не хочется рассказывать, то я не стану навязываться. Мне и самой хотелось покоя. Утро прошло на нервах. Шесть долгих, серых, потерянных часов… И кто мне их вернет?

Каро возилась с кофеваркой, которую нам подарила моя мать, когда мы въехали сюда.

— Хочешь кофе?

Я покачала головой, указала на чашку с чаем.

Каро сделала себе эспрессо и снова села к столу. Когда она протянула руку к сахарнице, рукав блузки приподнялся, и я увидела на ее запястье уродливую красную отметину.

— Каро…

Она быстро одернула рукав.

Давно с ней этого не было. Опять принялась за старое. Но почему?

— Хочешь об этом поговорить?

— Нет.

— Но если ты…

— Я все вам расскажу. По секрету. Честно.

Это мы уже проходили — пустые обещания. Каро нужно брать врасплох, чтобы сломить сопротивление. Лишь прижав ее к стене, можно узнать, в чем дело. Да и то не до конца. Каждый раз нам удавалось по капле выдавить из нее какое-нибудь признание. Таким образом мы и сложили пазл под названием «Каро». В семье у нее было неладно. Отец бил мать, а мать била ее и ее младшего брата Калле, который до сих пор жил с родителями. Они дрались с соседскими детьми. Прочный круг насилия, из которого ей никак не удавалось вырваться, и потому она вредила сама себе.

— Вот бы влюбиться, — мечтательно произнесла Каро.

— Ты все время влюбляешься, — возразила я.

Каро меняла парней как перчатки. Ее парни буквально сталкивались в дверях.

— Да не так, по-настоящему. — Каро сунула в рот кусок сахару. — Навсегда, — захрустела она, — на всю жизнь, понимаешь? Великая любовь. Пока смерть не разлучит нас. Аминь. — Смеясь, она потянулась за вторым куском. Конечно, она могла себе это позволить при ее-то фигуре. Она была тощая как жердь и ела как птичка.

— Ты что — решила остепениться? — Я отхлебнула чаю без сахара. На вкус ромашковый чай напоминал сено, залитое кипятком.

— Остепениться? Какое странное слово. Впрочем, называй это как хочешь. Может быть, я правда хочу остепениться. Что такого? Какие возражения? — Она с вызовом взглянула на меня.

— Если бы ты сообщила мне, что ты собра


убрать рекламу







лась ходить по проволоке в цирке, я бы и то меньше удивилась.

— Если уж работать в цирке, — фыркнула она, — то не эквилибристкой и не пожирательницей огня. Вот клоуном я бы согласилась.

Ну да, это как раз по ней. С ее короткой стрижкой и огромными глазами ей не потребовалось бы долго гримироваться. Но почему она снова резала вены?

— Не увиливай, — отрезала я. — Что у тебя с Гилом?

Она поставила пустую баночку из-под йогурта на стол и провела по краю пальцем. Баночка опрокинулась; звеня, упала ложка.

— Вы решили жить вместе?

Каро покачала головой:

— Нет. У меня с ним все кончено.

— Значит, ты так скоро нашла ему замену?

— А что? — огрызнулась Каро. — Я должна два года ходить в рубище и посыпать голову пеплом?

— Разве я против? — удивилась я. Ненавижу, когда меня вынуждают читать нотации. — Разве я тебя упрекаю?

— Ты? Да ты упрек ходячий! Ты посмотри на себя! — Она отшвырнула пустую баночку из-под йогурта, та шлепнулась на пол и откатилась к стене.

— Просто мне нравится Гил. — Моя яичница совсем остыла, и не по моей вине. — По-моему, он заслуживал шанса.

— У него был шанс, — отрезала Каро, — и не один. — Она встала, чтобы налить себе еще кофе.

— Черта с два! — Я оттолкнула свою тарелку и отхлебнула противного холодного чаю. Особенно противного оттого, что ноздри щекотал запах кофе. — Налей и мне, пожалуй.

Каро грохнула своей чашкой о стол.

— С чего ты взяла?

— Потому что ты помешана на поисках неземной любви, и пусть земная любовь стоит прямо перед тобой, ты ее в упор не видишь!

— В упор не вижу, потому что ее нет! — цинично ухмыльнулась Каро.

Я не ответила: пила эспрессо. Холодный цинизм — это неотъемлемая часть Каро. Нет, в ней есть и доброта, и теплота, и сочувствие, но только не в тот момент. В таких случаях мы с Мерли предпочитали ждать, пока лучшие стороны Каро снова проглянут сквозь толщу ее цинизма. И бывали вознаграждены.

Вначале Мерли и Каро удивились, узнав, что я совсем не купаюсь в деньгах, хотя и дочь популярной писательницы Имке Тальхайм (мать издавалась под девичьей фамилией, а после развода и вовсе вернула ее себе официально). Потом они поняли мою гордость, не позволявшую зависеть от родителей.

Однажды, незадолго до наших последних летних каникул, когда мы с Каро шли в бюро путешествий, она сказала мне, взяв под руку:

— А почему бы тебе не уладить этот вопрос с матерью? Бедняжка, наверное, уж не знает, куда девать бабки.

— Ах, Каро! Какая ты заботливая! — воскликнула я и остановилась. — Какое самоотверженное желание помочь моей матери избавиться от лишних денег!

— Да-да, — хмуро закивала она, — терпеть не могу видеть чужие страдания.

Переглянувшись, мы расхохотались. Я ни за что не стала бы просить денег у матери, и Каро это отлично знала.


Дни тянулись однообразные, скучные. Но это было хорошо. Он нуждался в размеренной, спокойной жизни. Чтобы держать себя в руках, и как можно дольше. Он вспоминал любимые фильмы: «Доктор Джекил и мистер Хайд», «Носферату», «Безумие», «Дракула» Брэма Стокера, «Молчание ягнят», «Ночь оборотня» и другие.

После каждого просмотра ему казалось, будто он нашел друга-собеседника, который его понимает. Может быть, это был режиссер фильма. Или один из актеров. Но когда он посмотрел документальный фильм о Хичкоке, был разочарован — таким старым, толстым, нервным и занудным показался ему знаменитый режиссер. Ему не верилось, что этот престарелый маменькин сынок снял «Психо». Чему он мог научить Клауса Кински, который играл главную роль в «Носферату»? Самодовольный фанфарон.

Однако — каждый из этих режиссеров знал его. Лучше, чем кто-либо другой — пусть они никогда и не встречались. Их фильмы проникали в самое его сердце, в его заветные, тайные мечты. В этих фильмах было все о нем.

Он любил старое кино. Прежде чем купить какой-нибудь DVD из новых, долго думал, сомневался. Он гордился своей коллекцией фильмов, равно как и библиотекой. Он считал, что у него хороший вкус: «Преступление и наказание» Достоевского, «Франкенштейн» Мэри Шелли, «Парфюмер» Патрика Зюскинда, «Кошачьи» Акифа Пиринчи.

Вот только смотреть фильмы он не мог — не было DVD-проигрывателя. Но диски все равно покупал. Владеть ими было ему необходимо. С ними он чувствовал себя спокойнее и увереннее. Порнографию он не любил, потому что эти книги и фильмы оставляли в голове пустоту.

Хорошие книги, плохие книги. Хорошие люди, плохие люди. Благодаря своей матери он научился понимать разницу между адом и раем, отличать Бога от дьявола. Благодаря ее отсутствию. Его суровое детство многому его научило. И какой бы образ ни принимало зло, он чуял его под любой личиной.

В мире было немного людей, похожих на него. Все это были люди искусства — писатели, художники, актеры, режиссеры. И он восхищался ими — издалека. С почтительного расстояния. Они были такие, как он, и все же другие. Люди высших сфер. Ему никогда не хватало духу для того, чтобы приблизиться к ним. Возможно, оно и к лучшему, поскольку подобное отношение ограждало его от разочарований. Иначе некоторые рисковали упасть в его глазах, как Хичкок или Клаус Кински.

Дистанция странным образом позволяла ему держаться рядом, предполагать родство душ.

Им были знакомы его сны, от которых ему с таким трудом удавалось пробудиться, его жгучие мысли, пожиравшие мозг. Их картины, книги, фильмы выдавали людей одержимых, страшных. Ему под стать.


Он часто думал, что это все равно что смотреть в зеркало. Видишь свое отражение, повторенное сотню раз. Как в зеркальном лабиринте в парке развлечений. Безумная бесконечность знакомого лица.

Он ощутил голод. Он порой забывал поесть, и лишь судороги в желудке заставляли его вспомнить о еде. Часы показывали без малого девять. Хорошо бы выбраться в кафе в деревне. Готовить не хотелось.

Готовить он вообще-то любил, и готовил неплохо (насколько это было возможно на двух маломощных конфорках, имеющихся в его распоряжении). Имей возможность, он выучился бы на повара и нанялся на какое-нибудь судно коком.

Тогда его жизнь была бы другой. Может быть, вид бесконечного водного пространства действовал бы на него умиротворяюще, делал бы его лучше. Но в глубине души он знал, что это самообман. От себя не убежишь, как ни старайся. Он боролся с собой до потери сил. И проиграл эту битву.

Он вышел в коридор и запер дверь. В коридоре никого не было, лишь шум доносился из-за дверей. Здесь жили по большей части репатрианты и сезонные рабочие, проводившие все вечера у телевизора. Паршивая у них была жизнь — ни нормальной работы, ни дома. Их браки быстро распадались, а если и нет, то дети все равно росли без отцов. На стене у выхода висели правила для проживающих: «В коридоре не курить. Телевизоры и приемники громко не включать. Входную дверь после 8 часов вечера запирать на ключ».


И так далее в стиле хозяйки — женщины лет сорока пяти, обладавшей громким, пронзительным голосом. Жизнь с мужем-алкоголиком оставила на ее лице глубокие морщины. Она за все отвечала и повсюду совала свой нос. У нее были тонкие губы с уныло опущенными уголками. Изредка раздавался ее сухой, отрывистый и безрадостный смех. От нее обыкновенно крепко несло смесью пота и приторных духов.

Он хотел было сорвать со стены листок с ее распоряжениями, но потом оставил как было, побоявшись, что испачкает чернилами пальцы. На улице в лицо ему ударила волна жаркого воздуха, почти такого же спертого, как у него в номере. Придется на ночь включить вентилятор, хотя его шум не даст ему нормально выспаться. Может быть, стоит съездить куда-нибудь, а не сидеть в кафе или в номере? В Кальм. Или в Брёль.

Он решил ехать в Брёль. Там можно и поужинать в кафе у замка, а потом и прогуляться по замку или вокруг одного из озер. С этой мыслью он сел в машину и включил двигатель. Пусть ему приходилось считать каждый грош, машину он не продавал, не желая поступиться свободой передвижений.

Он опустил стекло, хотя в салоне работал кондиционер. Свежий ветер, наполненный ароматом клубничных полей, ворошил ему волосы. Он сделал глубокий вдох. Иногда для счастья нужно совсем немного. Он включил радио. Тина Тернер. Почему бы и нет? И стал подпевать, отстукивая пальцем ритм по рулю. Это помогало забыться.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

«Полиция продолжает расследование убийства восемнадцатилетней Симоны Редлеф из Хохенкирхена. На данный момент сыщики не напали на след убийцы. Объявлено вознаграждение в 5000 евро тому, кто предоставит информацию, содействующую скорейшему задержанию преступника. По словам главного комиссара криминальной полиции округа Берта Мельцига, это злодейское преступление будет раскрыто. Идеальных преступлений, как утверждает Мельциг, не бывает. А между тем прослеживается четкая связь между аналогичными преступлениями на севере Германии (о чем говорилось в наших предыдущих сводках). В каждом из этих случаев убийца срезал волосы жертвы и похищал ее цепочку. „Следует полагать, — сказал Мельциг, — что нашейные цепочки являются для преступника объектом фетиша“». 


Скомкав газету, Берт Мельциг швырнул ее на стол:

— Что за болваны!

Комиссар налил себе вторую чашку кофе и вышел в патио, где со стоном опустился на стул. Но едва он сел, ему тут же захотелось вскочить, и он с трудом подавил в себе это желание и остался на месте: надо держать себя в руках, а то так недалеко и до инфаркта, как говорил Элиас — его лучший друг, партнер по теннису и врач.

Нет, Элиас не надоедал ему советами поберечь здоровье, он походя ронял пару слов на эту тему, и оттого они лишь крепче застревали в голове у друга.

— Мы все умрем, — обыкновенно отвечал Берт, тоже как бы между прочим.

— Разумеется. Но некоторые умрут скорее.

В этом был весь Элиас. Последнее слово всегда оставалось за ним.

Берт помешал кофе. Жена и дети уехали повидать ее родителей на выходные, и ему представился редкий шанс подумать в тишине. Но вчера вечером, когда они уехали, он открыл бутылку красного вина. А затем еще одну. И в мыслях наступил разброд.

А теперь еще эта газета с утра пораньше, субботний выпуск. Как будто больной головы ему не хватает.

— Чертовы газетчики, — рычал он, — будьте вы прокляты!

Мысли вслух — дурная, но неодолимая привычка, которой он страдал с детства. Все, кто знал его, особенно коллеги, привыкли, что он разговаривает сам с собой. Если комиссар думал вслух в их присутствии, они без удивления оставляли его одного и ждали, пока он закончит.

— А я ведь к ним хорошо отношусь, к этим пронырам. Я всегда даю им информацию, когда они просят. В знак благодарности могли хотя бы не перевирать мои слова! Разве это так трудно?

Да будь он пьян как свинья, не сказал бы, что не бывает идеальных преступлений. Конечно бывает! И будут. Сколько убийств, изнасилований и злоупотреблений остаются безнаказанными! Да и о следах убийцы он ничего такого не говорил. Нет, следов не было, но догадки кое-какие имелись. И все равно — газетчики вечно приписывали ему слова, которые он не произносил. И пусть он знал, как редки во времена желтого журнализма статьи, основанные на тщательном изучении фактов, он всегда испытывал разочарование, общаясь с людьми, которые ради красного словца готовы были пойти против правды.

Зачем они написали, что полиция не знает, где и кого следует искать? Люди и так уверены, что в полиции работают безмозглые тупицы, которые только зря проедают деньги налогоплательщиков.

— Единственный возможный плюс: преступник почувствует себя в безопасности и расслабится, — бормотал он. — И где-нибудь да оплошает.

Упомянув о срезанных волосах и о пропавших украшениях, журналисты поистине оказали следствию медвежью услугу. Он боялся, что психи всех мастей теперь станут разбрасывать повсюду волосы и цепочки, так что следов и вправду не отыщешь.

Зазвонил телефон. Взглянув на дисплей, Берт увидел, что звонок от шефа.

— Мельциг слушает, — ответил он непритворно резким и недовольным голосом. Почему его не оставят в покое хотя бы на выходных?

— Что это там в газете написали, Мельциг?

Берт терпеть не мог людей, которые не называют себя, ожидая, что их узнают по голосу. На миг ему захотелось сделать вид, что он не узнал звонившего. Впрочем, он тут же передумал. Также воздержался от ответа, вертевшегося у него на языке: если вы не знаете, что вы читаете, то кто должен знать?

— Понятия не имею, как они пронюхали, — сказал он.

— Но кто-то…

— Мои люди с ними не разговаривали, клянусь!

— Я так и думал. Но хочу знать, кто выдал эту информацию в прессу.

Голос шефа зазвучал примирительно. Он был известен своей способностью взрываться по пустякам и так же быстро остывать.

— Возможно, кто-то из коллег с севера, — сказал Берт. — Или семья Редлеф. Журналисты их буквально осаждают.

Он мог поклясться, что шеф кивает. Почти увидел, как его двойной подбородок колышется и исчезает в жестком воротнике рубашки. Если, конечно, субботним утром шеф сидел в рабочей рубашке.

— А как вообще дела, Мельциг?

Этот вопрос всегда означал поворот к обычной жизни.

— Хорошо, спасибо. Не жалуюсь, — по привычке отвечал комиссар.

«Странные у нас отношения, — думал Берт, — мы изъясняемся стандартными фразами. А вдруг у меня было бы на что пожаловаться? Сказал бы я ему? Или нет? Наверное, ответил бы, что все в порядке».

— Тогда до понедельника, Мельциг. И не затягивай расследование, понял?

«Да-да, конечно, — мысленно ответил Берт, — будто это так просто».


В понедельник он поинтересуется у Редлефов, что они говорили журналистам. Также нужно выяснить, откуда у них сведения о цепочках, снятых с других жертв. Ему не верилось, что в утечке виноваты коллеги с севера. Интересно, что информация всегда найдет какую-нибудь щелку.

Ну и ветер сегодня! Берт зябко поежился, сутулясь и скрещивая руки на груди. А где-то там разгуливает убийца, которого нужно остановить. Эта мысль его вовсе не вдохновляла, наоборот — нагоняла тоску.


Когда Каро проснулась, его рядом не было. Он, должно быть, ушел среди ночи. Молчаливый, как тень. Никем не замеченный.

Он сразу заявил, что пока не желает знакомиться с Юттой и Мерли. Равно как и встречаться с ее родней. Можно подумать, что Каро так и норовила затащить его в свою семью. Не хватало еще!

Ютта и Мерли были не просто подруги, они значили для нее гораздо больше. Каро никому не доверяла. Она давно потеряла доверие к людям. Но с Юттой и Мерли сделала первые нерешительные шаги в обратном направлении.

Нет, он не имел ничего против девчонок. Но пока не хотел их видеть. Не хотел встречать ее знакомых. Пока не хотел. «Позже, — сказал он. — Когда-нибудь потом».

Она с тяжелым сердцем согласилась. Все что угодно, лишь бы не потерять его.

Он вел себя очень странно. Когда она первый раз привела его в квартиру, все приглядывался и озирался, хотя она пообещала, что они будут одни. Он был точно пугливый дикий зверь, готовый в любую секунду броситься наутек. Дикий, капризный и прекрасный.


Они познакомились недавно и встречались слишком редко из-за его занятости. Но каждая их встреча была подобна удару молнии. Никогда раньше Каро не чувствовала дрожи в коленях при виде мужчины, считая, что такое возможно только в романах. Он был жаден до жизни. Неприручен. Не придавлен грузом прошлого. Это становилось ясно, стоило лишь заглянуть в его глаза. Свободный дух, во время их встреч он давал и ей ощущение свободы. Не это ли настоящая любовь? Преобразующая сила, открывающая новые измерения?

Каро повернулась и оглядела комнату. С кровати комната казалась больше. Хотя, возможно, это от чувства одиночества. Мог бы, в самом деле, и попрощаться. Поцеловать, хотя бы прикоснуться. Большего ей и не нужно было. Но взять и вот так испариться? Он всегда так делал. Он и в самом деле походил на Дэвида Копперфильда, только выше и сильнее. Его тело выдавало привычку к физическому труду. Но с первого взгляда его можно было принять за копию знаменитого фокусника, но в более грубом исполнении.

А ее никогда не привлекали мягкие и добрые люди. Она общалась с такими, ходила в кино, на танцы, в пиццерию, вела долгие ночные беседы и при этом оставалась равнодушной. Она твердила себе, что именно такой тип мужчины ей и нужен — честный, добрый, надежный, любящий, верный. Но скучный. Невыносимо скучный.

Она пыталась! Марвин был студентом по обмену из Америки. У него были добрые карие глаза, всегда как будто чем-то удивленные. Сначала ей нравилось, но затем, во время их поцелуев, она стала представлять себе на его месте других парней.

Ей никогда не забыть, что с ним стало, когда она его бросила. Он перестал есть и спать. Он так похудел, что одежда болталась на нем, как на вешалке. Потом уехал обратно в Америку, словно его и не бывало. Или он ей приснился.


Каро встала. Включила было радио, но тут же выключила, едва услышав веселый, жизнерадостный голос диктора. Это было уже слишком. Затем она поплелась на кухню, явившую ей последствия хаотичного завтрака Ютты и Мерли. Вздохнув, она стала убираться. Может быть, они это оценят.

Каждый звук отдавался у нее в голове уколом острой боли. Зачем она напилась, ведь знала же, что от дешевого портвейна ей всегда плохо? Но среди их запасов ничего другого не нашлось. Он не хотел пить и пил лишь за компанию с ней. Алкоголь на него, кажется, совсем не действовал, а она быстро опьянела, болтала без остановки и хихикала. Пока он не запечатал ей рот ладонью. Ладонь была большая, широкая и почти целиком скрыла ее лицо. Ей вдруг стало холодно. Она оттолкнула его руку, а он засмеялся. Она обняла его за шею, прижимаясь к нему и чувствуя себя счастливой.

Атмосфера в комнате мигом изменилась. И ее настроение тоже. Потому что он и вправду был волшебник.

Каро улыбнулась и стала складывать грязные тарелки в посудомоечную машину. Возможно, она наконец нашла то, что искала. Может быть, они будут вместе.

Каро взглянула на часы: успеет еще к третьему уроку, если поторопится.

— Не такая плохая мысль, кстати, — произнесла она вслух и стала насвистывать. А то учителя скоро потеряют с ней последнее терпение.

В душе Каро подставила лицо под струи воды и потянулась. Пока рано было говорить, но похоже, она и вправду влюбилась.

— Любовь, — шептала она, — помолвка, муж…


Повесив трубку, он вышел из телефонной будки и прогулялся по тихой площади, словно оцепеневшей под солнцем. Он вытирал лоб тыльной стороной ладони с ощущением, что только тем в жизни и занимался, что стирал пот со лба.

Телефонная будка, казалось, накопила в себе жару целого лета, запахи людей, бывших там до него. Пока он разговаривал, дверь оставалась открытой, но это не помогало, потому что в воздухе не было ни ветерка. Полный штиль.

— Натаниел, — говорила мать, — ты где? Где ты сейчас, дорогой? Как я могу с тобой связаться?

Услышав дрожь в ее голосе, предвещавшую поток слез, он спешно повесил трубку. Ее жалобы действовали ему на нервы. Он не хотел, чтобы кто-то знал, где он сейчас находится. Тем более мать. Натаниел. Она была одной из тех немногих, кто до сих пор звал его по имени. Ему хотелось забыть свое имя вместе с детством. Этого ему пока не удавалось — прошлое постоянно настигало его.

Хватит ей звонить. Он и сам не понимал, зачем это делает. Из чувства вины? По привычке? Исчезнуть оказалось проще, чем он предполагал. Требовалось только почаще переезжать, не оставляя за собой следов.

Зря он ей позвонил! Она там небось землю роет, разыскивая его. А вдруг он ненароком проболтался бы? Через несколько часов она заявилась бы сюда.

— Чувство вины? Глупости! — громко сказал он вслух.

Незачем осложнять себе жизнь. Жизнь здесь была проще некуда: подъем, работа, сон. И так каждый день. Он любил работать в поле, наблюдать бегущие тени облаков, чувствовать ветер, солнце и дождь у себя на лице, мышцы под кожей. Физический труд шел ему на пользу. Он замечал это по взглядам женщин и по тому, как охотно они знакомились. А еще по возросшему голоду, который никогда не оставлял его.

— Эй, Нэт!

Он обернулся. Единственным из знакомых, кто называл его Нэтом, был Малле Клестоф. Малле было не настоящее имя, но настоящего никто не знал, да и он сам, наверное, тоже. Он ходил, волоча ногу, которую повредил когда-то в автомобильной аварии. Его джинсы были покрыты коркой грязи, волосы жирными патлами закрывали лицо.

— Черт подери! — приветствовал его Малле, убирая волосы за уши. У него был легкий акцент непонятного происхождения. Малле никому не говорил, откуда он родом.

Они вместе вошли в шумную столовую. Малле здоровался направо и налево. У него было много знакомых, потому что человек он был добродушный, дружелюбный и всегда готовый помочь — конечно, когда бывал трезв. Опьянев, Малле начинал буянить — он задирался и крушил все вокруг. Он совершенно терял контроль над собой. Потому никто его особенно не любил, к его немалому огорчению.

На обед был шницель из индейки с картошкой, горохом и морковью. Они взяли тарелки и пошли искать свободный столик. Желающих поужинать за одним столом с Малле обычно не находилось. Только Натаниел не возражал.

Замороженные овощи, переваренные и водянистые. Мясо сухое и жесткое — без воды не проглотишь. Десерт — бланманже желтоватого цвета и клубничный мусс. Расходы на питание вычитали из их еженедельной зарплаты. Сезонные рабочие не пользовались доверием хозяев, поскольку любой из них мог исчезнуть так же внезапно, как и появился. Натаниел знал и таких, что уходили без зарплаты.

— Помои, — скривился Малле, отодвигая тарелку. — Я бы и то лучше приготовил. — Он принялся за десерт.

Натаниел, к счастью, привык есть все. Он знал, что нужно есть, чтобы работать, и потому не был слишком разборчив в еде. Обедать здесь было быстрее и дешевле, хотя в кафе кормили вкуснее. Кроме того, отсюда он мог быстрее вернуться на работу. Часа на обед и отдых ему вполне хватало, чтобы восстановить силы.

Многие рабочие были недовольны условиями. Конечно, хозяин местных клубничных полей — богатейший фермер в округе — разбогател не на пустом месте. Платил он им сущие гроши, да еще и вычитал за жилье и питание. Его жена была из тех женщин, которых Натаниел старался избегать. Пышная блондинка, она сильно красилась, ярко одевалась и бросала на него плотоядные взгляды, хотя они ни разу не обмолвились ни словом. Однако ему совсем не улыбалось спутаться с хозяйкой, дабы осложнить свою спокойную жизнь.

Покончив с десертом, Малле подчищал тарелку. Натаниел подвинул ему свой десерт.

— Ты уверен? Ты точно не хочешь? — Еще не договорив, Малле вонзил свою ложку в чужую порцию.

— Ешь, ешь, я сегодня не голоден, — отвечал Натаниел, решив про себя, что в крайнем случае поест клубники. Ему было важно поддерживать хорошие отношения с Малле, потому что тот мог ему понадобиться. Он хотел, чтобы Малле чувствовал себя обязанным и не смог отказать в просьбе.

«Мерзавец ты, — думал Натаниел с усмешкой, — как есть мерзавец».

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы с Мерли ходили за покупками, собираясь вместе приготовить ужин. Сначала Каро тоже вызвалась с нами, но потом позвонила и отказалась.

— А что случилось? — спросила Мерли.

— Понятия не имею. Она не сказала.

— Не знаю, отчего Каро так боится показать нам своего нового парня. — Мерли аккуратно отщипывала зелень с помидоров черри. — Раньше она не была такой… стеснительной. Неужели ей страшно, что мы его уведем?

— Ерунда! — ответила я. — Она знает, что нам ее парни побоку. У нее специфический вкус.

— Ну нет, — Мерли положила в рот помидор, — Гил, к примеру, был вполне в моем вкусе.

Я рассмеялась.

— Думаешь, я не безнадежна? — подмигнула мне она.

— Думаю, нет!

Гил был слишком тонкой натурой для Каро, не говоря уже о Мерли. Мне он очень нравился в том смысле, что я всегда мечтала иметь такого брата. Жаль было думать о нем в прошедшем времени.

Закипела вода. Я чересчур поспешно открыла пачку спагетти, и они веером высыпались на разделочный стол.

— Он был особенный, — сказала я, собирая со стола спагетти, — в отличие от других ее приятелей, что здесь появлялись.

Мерли, занятая приготовлением салата, задумчиво обернулась ко мне:

— Понимаешь… это убийство. Оно не дает мне покоя. Я знала эту девчонку. Нет, не то чтобы знала, но иногда мы с ней сталкивались — то в клубе, то в пиццерии… Она всегда улыбалась. Просто не верится, что она умерла.

Этот случай и вправду произвел на Мерли сильное впечатление, и она не впервые заводила такие разговоры.

Спагетти пора было вынимать. Было что-то кощунственное в разговорах о погибшей девушке во время приготовления ужина.

— Салат готов?

Жизнь есть жизнь. Одна девушка умирает, а другие глотают слюни в предвкушении ужина — и все мы пытаемся приспособиться к этим противоречиям.

Несколько минут спустя мы уже сидели за столом.

— Представь себе, — говорила Мерли, — ты ему доверяешь, а он приходит и убивает тебя.

Полиция успела выяснить, что в ту ночь девушка заезжала в ночной клуб. Она управляла машиной своего отца. Возможно, она сама пригласила убийцу в машину. Может быть, он был ее знакомым или случайным попутчиком, который попросился к ней в машину.

— Это ужасно, — сказала я, ковыряя вилкой спагетти и понимая, что аппетит пропал безвозвратно.

— А ты? О чем бы ты думала в свои последние секунды? — Вилка Мерли рисовала узоры из кетчупа на краю тарелки. — Зная, что сейчас умрешь?

— В кино показывают, как у жертвы несчастного случая перед глазами за считаные секунды проходит вся ее жизнь. Может быть, здесь тоже так?

— Нет, — покачала головой Мерли, — мне кажется, что невозможно ни о чем думать из-за страха. Если только молиться.

— Да ну?

— А что еще остается?

— Хватит, Мерли. Я не хочу больше это обсуждать.

— То есть ты предпочитаешь прятать голову в песок?

— Нет. Но я не хочу все вечера напролет представлять себе убитых девушек.

— Ладно, уговорила. — Мерли погрузилась в молчание до конца ужина.

— Ты заметила, что Каро опять стала резать вены? — спросила я, когда мы пили эспрессо.

Мерли кивнула.

— Наверное, новый бойфренд довел.

— Надо как-нибудь его подкараулить, если он сам не покажется.

— Ага, ночью у туалета, — усмехнулась Мерли. — Нет уж, я лучше подожду, пока Каро сделает первый шаг.

И будто по сигналу открылась и закрылась входная дверь. Каро вошла в кухню, плюхнулась на стул и оглядела наши тарелки.

— Осталось что-нибудь? — поинтересовалась она, глядя на нас с надеждой и улыбаясь. — Есть хочу, умираю.

Такой счастливой мы никогда ее не видели. За ночь она словно стала другим человеком. И она проголодалась! Наверное, мы были несправедливы к ее новому парню, раз общение с ним шло ей на пользу.

— Ну конечно осталось! — сказала я, а Мерли уже доставала из шкафа тарелку.


Коллеги с севера встретили Берта приветливо. Они ознакомили его со всеми имевшимися у них материалами по убийствам двух девушек, сняли для него копии показаний и заключения экспертов, свозили туда, где были найдены тела. Само собой разумеется, что они готовы были обсуждать с ним все что угодно. Об этих убийствах, произошедших двенадцать и четырнадцать месяцев назад, все уже успели позабыть. Особенно газетчики. Следствие по обоим зашло в тупик.

На обратном пути Берт, конечно, размышлял о том, мог ли один человек совершить все три убийства, иными словами, прослеживается ли здесь модель деятельности серийного убийцы. Обстоятельства во всех трех случаях были схожи. Очевидно, преступником двигали одни и те же мотивы. Возможно, они имели дело с весьма хитрым извращенцем, который не только не оставлял следов, но действовал вопреки статистике, согласно которой временные промежутки между убийствами должны сокращаться.

Жертвы были молоды — семнадцать, двадцать и восемнадцать лет. Блондинки с длинными волосами. Волосы у всех были срезаны, а также похищены нашейные украшения. Все погибли от ножевых ран. Каждую семь раз ударили ножом, что походило на какой-то злодейский ритуал. Посмертные фотографии запечатлели выражение крайнего изумления, застывшее на лицах убитых.

С самого начала расследования у Берта формировалось эмоциональное отношение к преступнику. Этот злодей, в отличие от прочих, определенно наводил на него ужас. Зловещая тень, опасность, таящаяся в каждом темном углу. Это было что-то новенькое. Ранее ни одному убийце не удавалось вызвать в нем страх.

Каждое убийство было ужасным, но серийные убийства — в сто раз ужаснее. Берт впервые столкнулся с делом такого рода. Он, конечно, изучал их, но надеялся, что на практике ему не придется узнать, что это такое. Он мог понять, если не простить, многих убийц. Ему доводилось расследовать преступления, совершенные на почве ревности, жадности, зависти, мести или желания скрыть другое преступление. Убийцы-насильники тоже проходили через его руки. Но серийный убийца был чем-то потусторонним. Берт не мог представить себе образ его мыслей, а именно это ему и предстояло делать в течение следующих нескольких недель. Он должен был проникнуть под кожу серийного убийцы, чтобы изловить его. Ему пришло в голову, что этот случай изменит его самого. Наверное, он станет более жестким и агрессивным.

Доехав до следующей стоянки, он вышел из машины, что


убрать рекламу







бы проветриться и размять ноги. Сразу за стоянкой начинался лес. Берт, сунув руки в карманы, погрузился в тенистый сумрак. Запах прелых листьев и поле рядом с лесом навевали воспоминания из детства. Берт родился на севере. Детство его прошло без радости, среди темноты и ненависти. Он не любил сюда возвращаться. Здесь он находился в состоянии постоянного напряжения. Руки в карманах пиджака судорожно сжимались в кулаки. Пошел дождь. Лицо его было мокро, но не от дождя, а от слез. Берт быстро пошел обратно.


Он терпеть не мог быть в поле в дождливую погоду. Несмотря на дождевик, одежда противно отсырела и отяжелела. Солома в междурядьях защищала обувь, не позволяя грязи налипать на подошвы, но руки мгновенно покрывались склизкой жижей. Другие тоже были не рады. Все приуныли. Никто не смеялся, не отпускал шуток. Работали тихо, сосредоточенно, надеясь, что не заявится хозяин. В дождь ягоды теряли аромат и даже цвет тускнел. Не иначе клубника была любимым лакомством бога солнца в Древней Греции, думал Натаниел.

Но как бы там ни было, работа приносила кое-какие деньги и нравилась ему больше, чем если бы он сидел за столом где-нибудь в офисе. Он любил движение. Он и думать мог лишь на ходу. Ветер в поле хорошо прочищал мозги.

Труд — это пот, как говаривал его покойный дедушка. Эта поговорка крепко врезалась в память Натаниела. При помощи таких аксиом старик объяснял себе и другим устройство мироздания, и это было едва ли не все, что он говорил. Натаниел в жизни не встречал подобных молчунов. Разговаривали дедовы руки. И ремень. А если ремня не было, то палка, деревянная ложка, вешалка или тяжелая цепь из мастерской — в ход шло все, что ближе лежало.

Всякий раз Натаниел давал себе слово не плакать, но всякий раз нарушал его, заливаясь горькими беспомощными слезами. А старик от этого лишь пуще свирепел. Но хуже боли было унижение. Натаниел до сих пор чувствовал во рту его вкус. Бабка не вмешивалась. Она безропотно принимала все, что ни делал ее муж, поскольку верила в его добродетель. А добродетель, как учила церковь, часто шла рука об руку с суровостью и даже жестокостью.

Обычно для наказания Натаниел должен был следовать за дедом в амбар позади дома. Амбар будто нарочно был поставлен на отшибе, чтобы никто не услышал, что там происходит.

Натаниел часто думал, знает ли бабка. Он все пытался прочитать это у нее в глазах, но она была женщиной внешне бесстрастной, сдержанной.

Труд — это пот. Порядок — половина успеха в жизни. Никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня. Миром правит неблагодарность. Не выучишь сейчас — не выучишь никогда.

Из дедовых принципов можно было составить энциклопедию. Он не просто произносил их, он ожидал, что Натаниел станет им следовать. Иначе дед снимал ремень.

Яблоко от яблони…

Было больно.

— Получай!

Еще больнее.

Кожаный ремень жег кожу.

— Я не позволю тебе нас позорить!

Потом Натаниел долго лежал в пыльном сумраке сарая. Лео, их пес, в страхе забившийся в угол, выползал, лизал ему лицо и ложился рядом. Они лежали так часами, и никто не приходил поинтересоваться, что с ними. Лео тоже частенько пинали и били. У обоих была собачья жизнь.


Каро стояла перед зеркалом в ванной. Все говорили, что она тощая, а ей все казалось наоборот. Ей тяжело было носить свое тело. В зеркале она отражалась до пояса. На руках краснели свежие порезы и старые шрамы. В глазах блеснули слезы. Без него она чувствовала себя беспомощной. Вечная жертва, в основном собственного насилия.

— Я тебя откормлю, — говорил он, обнимая ее, — ты поправишься и будешь лучше себя чувствовать.

У него были сильные и большие руки. В его объятиях ей было спокойно, ничего не угрожало.

— Ты как ребенок, — бормотал он ей в ухо.

Ребенок. Вот уж чего ей не хотелось — так это снова стать ребенком.


На этот раз все было хорошо. Она походила на молодое животное, чья красота скрывалась под покровом внешней неловкости, угловатости, словно ожидая, пока он ее откроет. Он открывал ее постепенно, не торопясь. В ее глазах не было ответов. Только вопросы. Он был готов ответить на них. Как-нибудь потом. Он на все был готов ради нее. Благодаря ей он стал понемногу примиряться с собой и с миром. Это был долгий процесс, способный занять не менее половины жизни. Но коль скоро она была с ним, его это не пугало.

Невинность. Вот что было ей именем.

Сборщики клубники снова вышли в поле. Фермер оставил у обочины третий трейлер, первые два были уже загружены доверху. Девушка немногим старше меня тащила полный ящик ягод. Несмотря на тяжесть своего груза, она шла легко, будто танцуя. Никто из рабочих не поднял головы, чтобы взглянуть на нее, а ведь девушка была красивая, хоть и в бесформенном рабочем комбинезоне и мешковатой футболке. Из-под шарфа, скрывающего волосы от солнца, выбивалось несколько белокурых прядей.

Взглянув мельком на эту картину, я поехала дальше и повернула к дому матери.

Мельница одиноко парила в мареве полуденного жара, среди трепещущей его ауры. Я где-то читала, что на старых мельницах, как и в домах священников, обязательно водятся привидения. Это укрепляло во мне уверенность в том, что мы многого не знаем о мельнице, несмотря на все изыски моей матери.

У дома стоял брошенный посреди дороги автомобиль бабушки. Бабушка любила водить, но избегала парковаться в узких местах, чтобы потом при выезде не пятиться.

Я оставила свою машину рядом и вышла. Молли и Эдгар подскочили и стали, мурча, тереться о мои ноги. Они оба пошли за мной в дом, где меня встретила знакомая прохлада.

Бабушка сидела на террасе в тени зеленого зонта, отчего ее лицо казалось бледнее обычного. Как бы там ни было, для своих семидесяти пяти лет она выглядела потрясающе. Больше шестидесяти ей не давали.

Я чмокнула ее в подставленную мягкую щеку.

— Садись и рассказывай, — велела она, строго глядя мне в лицо.

От нее ничего не скроешь, я даже и не пытаюсь.

— У меня все хорошо, — начала я, — только в школе не очень хорошие оценки.

— Меня не интересуют твои оценки, — нетерпеливо отмахнулась бабушка, — я спрашиваю о твоей жизни. Могла бы уже понимать.

Умолчав о том, что оценки — это важная часть жизни школьника, я стала думать, что же ей такого рассказать.

— Как поживают твои подруги? — спросила она.

Бабушка познакомилась с Мерли и Каро у нас на новоселье и прониклась к ним симпатией. Тогда она заставила Каро съесть два куска домашнего миндального торта, а Мерли, которая слишком уставала на работе, посоветовала больше спать. Мерли мне потом сказала, что у меня потрясающая бабушка, а Каро спросила, не нужна ли ей еще одна внучка.

— Передавали тебе привет, — ответила я.

— Каро бросила резать вены? — поинтересовалась бабушка, сузив глаза. Из-за этого она иногда напоминала крокодила, подстерегающего жертву.

— А как ты заметила? — удивилась я.

— Деточка, я, может, и старая, но из ума пока не выжила, — подняла брови бабушка. — Я могу еще сложить два и два.

— Ничего она не бросила. Хотя недавно влюбилась и с виду счастлива. Правда, нам ничего не рассказывает.

— Смелая девушка. Жаль, что таких мало.

На террасе появилась мать с подносом. Вначале она подставила мне щеку для поцелуя, затем стала накрывать на стол.

— Как твоя книга? — поинтересовалась я.

— С прошлого твоего приезда я написала новую главу. Неплохо, если учесть, сколько у меня других дел. В доме все время рабочие. Котел на кухне сломался, одну водосточную трубу надо менять, насос в бассейне прохудился. А садовник срубил больной тополь в саду.

— Хороший садовник не рубит больные деревья, он их спасает, — с осуждением заметила бабушка.

— Там уже нечего было спасать, — сказала мать. Она была в черной юбке и блузке коньячного цвета, с подвеской, которую я раньше не видела, — очень тонкий металлический диск размером с блюдце на плетеном кожаном шнуре.

— А вот Гете мог работать только в полном покое, — заметила бабушка явно для того, чтобы уязвить мать, указав ей ее место.

— Бедняжка. — Нисколько не впечатлившись, мать стала разрезать клубничный пирог. — Сразу говорю: тесто покупное. У Гете для этих дел была Кристина, а мне не настолько повезло.

— Гете был поэт, — заметила бабушка.

— А я всего лишь сочиняю детективы, — ласково улыбнулась мать, кладя ей на тарелку кусок пирога.

— А я люблю их читать, — пришла я на помощь матери.

— Но на экзаменах в школе тебе не придется писать сочинение по какому-нибудь триллеру, а вот по «Фаусту» — вполне вероятно.

— Ах, мама, хватит! Ешь пирог и наслаждайся хорошей погодой, — напомнила ей мать.

— Клубника, — подняв тарелку, бабушка вперила взгляд в свой кусок, — ты ее в деревне покупаешь?

Мать кивнула.

— Только не начинай опять про этого фермера, будто он средневековый рабовладелец. Мне надоело об этом спорить.

Бабушка молча принялась за пирог.

— Это убийство, — сказала она после первой чашки кофе, — никак не идет у меня из головы.

Мать кивнула.

— Я рада, что Ютта переехала в Брёль, — продолжала бабушка. — Я бы с ума сошла, знай, что она тут ходит по вечерам.

— С чего ты взяла, что преступник до сих пор здесь? — пожала плечами мать. — Полиция ни в чем не уверена. Вот на севере недавно были два похожих преступления.

— То есть не важно, где ты ходишь, главное — что по вечерам, — шутливо вставила я.

Они обе обернулись ко мне с выражением негодования на лице.

— Не смешно, — отрезала мать.

— А вот ей смешно, ведь она выросла в доме, где полно трупов, — съязвила бабушка.

— Ну спасибо, — наконец обиделась мать.

Они стоят друг друга. Ни одна, ни другая за словом в карман не полезут, и потому третьим лицам в их рокировки лучше не вмешиваться.

— Ничего, если я схожу купить клубнику? — спросила я. — Обещала Каро и Мерли, что привезу.

Они покачали головой, точа жала и готовясь продолжить пикироваться в мое отсутствие.

День был как на картинке, и я решила прогуляться. Эдгар проводил меня до конца подъездной аллеи и уселся на дороге, как статуя.

Мельница стояла далеко от деревни. В прежние времена она была символом этих мест, здесь проводились разные праздники, фестивали. Когда мать поселилась на мельнице, председатель приходского совета подарил ей несколько старых выцветших фотографий, запечатлевших те дни.

На улице в деревне не было ни души, отчего у меня создалось впечатление, что я попала в незнакомое место. Старый глухой пес, охраняющий церковь, так крепко спал, что при моем приближении даже не пошевелился. Кошки, что лежали растянувшись на подоконниках и ступенях домов, не обращали на меня внимания.

Будь на улице их хозяева — держались бы точно так же. Они всегда смотрели на меня с подозрением, ожидая, пока я заговорю первой. В ответ на мое приветствие бормотали что-то или кивали. Потом молча провожали меня суровыми взглядами. А все оттого, что моя мать писала детективы, которыми было полно телевидение. Деревня это осуждала.

Но мне было все равно. Как бы холодно меня там ни принимали, деревня мне нравилась. Я любила простые дома фермеров, мощеные дорожки, разные живописные уголки, шум тракторов, я привыкла к запаху сточных канав, свинарников и курятников. Я любила просторные поля, аромат клубники, да и сами местные жители были мне отнюдь не противны, несмотря на свое высокомерие.

Домработница матери часто со смехом рассказывала, каковы они на самом деле.

— Чудны дела твои, Господи, — такова была ее присказка всякий раз, когда она готовилась выложить очередную порцию деревенских новостей: кто с кем поссорился, подрался, напился или влюбился.

— Такова жизнь, — отвечала мать, — если бы ничего этого не было, то стоило бы это придумать.

Деревенские не приближались к мельнице. Моя мать жила как на острове. Впервые мне пришло в голову, до чего она тут одинока.

Во дворе у фермера было безлюдно. Стены отбрасывали длинные тени. От жары волосы липли к шее. Я позвонила в дверь. Через некоторое время открылось окно и выглянула девушка примерно моего возраста.

— Да? — хмуро сказала она.

Подобная неприветливость меня не обескуражила.

— Два кило клубники.

Ни слова больше не говоря, она выставила на подоконник четыре синие пластиковые корзинки. У нее за спиной виднелись стенные обои в цветочек и старомодный темный кухонный буфет.

— Сколько? — спросила я. Проведите пару лет в этой деревне, и вы разучитесь говорить полными предложениями.

— Пять евро.

Я расплатилась, окно захлопнулось, и я снова вышла на сонную деревенскую улицу.


Сборщики клубники копошились в поле, точно большие яркие птицы. Я забыла взять у матери большую корзину для покупок и держала свои корзинки прижав их к животу, что было неудобно и ненадежно. Душистый запах зрелых красных ягод веял вокруг, как духи.

Старый пес у церкви проснулся. Кончик его хвоста заерзал по земле, когда он меня увидел.

— Привет, — поздоровалась я, а он тихо заскулил.

Если бы не корзинки и боязнь их уронить, я потрепала бы его по черной свалявшейся шерсти. Никто, наверное, его не гладил. Чувствуя, как он провожает меня взглядом, я пыталась сопротивляться зарождающемуся чувству вины.

Дома я оставила корзинки на кухне и вышла на террасу. Прогулка пошла мне на пользу. Пальцы в сандалиях нагрелись и запылились, тело напиталось солнцем. Я села, запрокинула голову и закрыла глаза. Мать с бабушкой, истощив запас колкостей, мирно беседовали. В деревьях щебетали птицы. Где-то блеяла овца, вдалеке тарахтел трактор.

После окончания школы мы с Каро и Мерли мечтали на год поехать в Лондон. А до тех пор я вполне неплохо жила в симпатичном маленьком Брёле, изредка выезжая в деревню.

Шум и суета большого города могли даже доставлять наслаждение, но через несколько часов начинали действовать на нервы. Меня не покидало ощущение, что я опоздала родиться, что я должна жить в каком-то другом веке.


Берт наблюдал за женой, снующей по кухне. Ему нравилось смотреть, как она готовит, — ее движения были так уверенны, точны, красивы. Но она не любила, когда он говорил ей об этом. Она вообще не любила, когда он говорил о ней, смущаясь тем, что оказывается в центре его внимания. Но ее сдержанность, граничащая с холодностью, именно и привлекала его в ней. «Моя железная леди» — так он называл ее про себя. Раньше его горячим желанием было разбить ледяной панцирь, под которым она пряталась. Да, тогда он был не чужд жестокости в любви.

Не сразу ему удалось растопить этот панцирь, да и то не до конца. Он подозревал, что даже моменты их абсолютного единения — это всего лишь иллюзия.

Берт отхлебнул кофе и снова уткнулся в газету. Утром он мельком просмотрел заголовки, и лишь сейчас у него выдалась минута для внимательного чтения.

— Брокколи или салат?

— Что? — Он рассеянно поднял голову.

— Я спрашиваю: тебе брокколи или салат? — Теперь в голосе Марго стали часто звучать нотки упрека.

— Мне все равно.

Когда в начале совместной жизни они договаривались о распределении ролей, решили, что Марго будет дома с детьми, а Берт станет зарабатывать для них деньги. Марго сама этого хотела: она никому не доверила бы детей, даже мужу. Но в последнее время она начала задумываться, правильный ли сделала выбор. До замужества она работала менеджером в книжном магазине. Теперь она и не знала бы, с чего начинать, ведь столько воды утекло. Они никогда не обсуждали эти вопросы, особенно после рождения детей, то есть в течение последних десяти лет. Усталость и непонимание копились в тишине. Порой они засыпали над книгой или у телевизора.

— Салат, — сказала Марго, — это быстрее.

— Помочь тебе? — спросил Берт.

— Не надо. Лучше расскажи мне о новом деле, это интереснее.

Берт отложил газету, собрался с мыслями и начал. Он никогда не отказывался поговорить с ней о работе, потому что она задавала вопросы, которые не пришли бы ему в голову, направляя его мысли в иное русло. Во всяком деле полезен свежий взгляд.

Пока он рассказывал ей о Симоне Редлеф и двух других девушках, убитых на севере Германии, их лица стояли у него перед глазами, счастливые, смеющиеся. Такими они остались на фотографиях, которые он прикрепил к стене у себя в кабинете.

— Какой ужас! — твердила Марго.

Ему хотелось шагнуть к ней, обнять ее и забыть про все убийства на земле. Хотелось поцеловать ее, как в первый раз, чтобы мир остановился. Но вместо этого он продолжал свой рассказ.

— Может быть, это был кто-то из ее знакомых? — спросила Марго, когда он закончил.

— Едва ли. Все ее знакомые, гипотетически подходящие на роль убийцы, были допрошены. У всех алиби.

— То есть ты полагаешь, что они не были знакомы?

Он кивнул.

— Незнакомец, который так же совершил преступления на севере?

— Почерк больно похож.

— Это значит, что он чужой как там, так и здесь.

— Почему ты так думаешь?

— Потому что совершать преступления по месту жительства очень рискованно.

— Это серийный маньяк, Марго.

— Одержимый манией убийства, я знаю. — Она взмахнула руками, держа в одной салатный лист, а в другой нож. — Но недооценивать его тоже не стоит.

— Я и не думаю. Серийные убийцы обыкновенно весьма хитры и изворотливы. Возможно, он убивает рядом с домом, дабы пустить нас по ложному следу. Мы уверены, что он чужой, а он, может быть, местный.

— Жаль только, нельзя наверняка знать, что у него на уме.

— Но я должен это знать! Я должен понять образ его мыслей, влезть в его шкуру. Потому что не могу надеяться на то, что он сам где-то оплошает и попадется в мои силки.

— Ты говоришь как типичный браконьер из сериала про сельскую жизнь.

— Точно! — рассмеялся Берт. — Иногда я себя таким и чувствую.

Он встал, подошел к ней и обнял. Она была теплая, мягкая. Смахнув кусочек морковной кожуры, приставший к ее подбородку, он спросил:

— Может быть, я все-таки помогу?

Она взглянула на него — почти как раньше. Почти. Но вместо того чтобы поцеловать его или позволить ему поцеловать себя, вручила ему нож и пододвинула морковку:

— Порежь морковку для салата, ладно? Сможешь?

— Смеешься? — Он был рад, что ему нашлось занятие. Хотелось отвлечься от мрачных мыслей. После ужина он поиграет с детьми и почитает. И может быть, забудет, что он полицейский, — хотя бы ненадолго.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда зазвонил телефон, Имке Тальхайм недовольно поморщилась. Момент для беседы был неподходящий, но не взять трубку она не могла. С тех пор как Ютта жила отдельно, она должна была постоянно находиться на связи. Мысль нанять секретаря ее пугала, поскольку ей трудно было бы смириться с присутствием в доме чужого человека.

Имке и домработницу, фрау Бергерхаузен, выносила с трудом. Слыша, как та шуршит по комнатам, она отвлекалась от работы. А еще фрау Бергерхаузен пела. Арии из опер и оперетт, которые знала на память бесчисленное множество. После нескольких бесед на эту тему она согласилась петь потише, хотя, по ее словам, пение было для нее главной отрадой в жизни.

Имке сохранила текст и сняла трубку:

— Тальхайм.

— Добрый день, фрау Тальхайм. Меня зовут Лило Канвайлер. Я заведую городской библиотекой Реллинхаузена, и мне бы хотелось пригласить вас на встречу с читателями. Наш ежегодный литературный фестиваль…

— Простите, что перебиваю, фрау?..

— Канвайлер.

— Да, фрау Канвайлер. Видите ли, я не занимаюсь организацией своих поездок. Не могли бы вы связаться с моим агентом? Это ее обязанность.

Но заведующая библиотекой стояла на своем. Она заявила, что раз дозвонилась до самой Имке, то нет нужды привлекать к этому делу агента. Последовало краткое препирательство. Кончилось тем, что Имке сердито бросила трубку и, вздохнув, повернулась обратно к компьютеру.

Издатели адресовали все предложения ее агенту. Но всегда находились такие, кто хотел сократить путь. Удивительно, как им удавалось достать ее телефон. «Слава требует жертв», — написала она и остановилась, пораженная глубоким смыслом этой фразы. Она так долго жаждала славы, и внезапно ее мечта осуществилась. Свою первую книгу — психологический триллер — она написала ради удовольствия, не имея литературных амбиций. Но ее заметили критики. О ней вдруг заговорили. Посыпались заказы, начались поездки, выступления. Ее приглашали на писательские конференции, радио и телевидение.

Имке Тальхайм. Собственное имя звучало в ее ушах как чужое, будто она гостьей жила в своем теле. Все это было не о ней, а о другой женщине, носившей ее имя. Эти два человека плохо в ней уживались, ибо она осталась все той же дисциплинированной Имке Тальхайм, которая с утра неизменно усаживалась за стол, чтобы написать несколько страниц, затем готовила обед для дочери, копалась в саду, вечером шла за покупками, стирала, гладила, убиралась в доме, а перед сном изредка что-нибудь читала, если оставалось время.

Но все переменилось, да и сама она стала другой. От докучливых звонков ее защищала агент, а фрау Бергерхаузен не только убиралась, она делала всю работу по дому: готовила, гладила, ходила в магазин и работала в саду.

Имке Тальхайм оставалось только одно — писать. И ее это удручало. Потому что истории в ее голове не рождались при нажатии кнопки. Ей нужна была жизнь, как топливо. Откуда ей было брать идеи, если не из реальной жизни? Допустим, без телефонных звонков она могла бы обойтись, но без остального? Особенно это касалось ее дочери Ютты.

Дом был такой огромный. И пустой. И тихий. Кошки ходили бесшумно. Собака могла бы здесь помочь, но Имке часто уезжала, чего собаки не выносят.

Она стерла последнее предложение как лишнее, поерзала в кресле и принялась писать дальше.

«Тело девушки нашли в роще пожилые супруги, выгуливавшие собаку. Пока жена истерически рыдала, муж по мобильному вызвал полицию и скорую помощь».

Имке с облегчением вздохнула. Неплохое начало. Теперь надо осторожно продвигаться вперед, придерживаясь сюжетной линии.


— Ой! — Она с улыбкой подняла на него глаза. — Простите!

— Ничего страшного.

Он посторонился и продолжал свой путь по междурядью. Неудивительно, что они все время сталкивались, ведь каждый смотрел только в кусты клубники. Вот только у него было подозрение, что они делали это нарочно, эти девицы. Ему не нравилось, как они на него смотрели. Вызывающе. Бесстыдно. Их взгляды были как поцелуи. Они многое обещали. Неужели другие мужчины не замечают? Как можно было шутить и смеяться с девушками, которым только одно и надо? Нет, это не укладывалось у него в голове.

Бабушка сидела, опустив голову в глубокой задумчивости. Ему показалось, что она чем-то расстроена. Он нащупал под столом ее руку, но она испуганно ее отдернула, будто от удара током.

— Ты не станешь таким, как твоя мать, понятно?

Понятно. Его мать была падшей женщиной. Она родила Натаниела через девять месяцев после падения. Ему стало жарко и стыдно. Кровь застучала в ушах. Какой ужас. Ему хотелось убежать, скрыться. Не слышать этой истории. Но дед не обращал внимания. Он вогнал себя в раж, рассвирепел от собственных слов. Скоро он сорвет ремень и заставит Натаниела платить за все.

— Блудница… шлюха бесстыжая… нет у нас больше дочери.

Мать родила Натаниела, а на следующий день исчезла, бросив его на бабку с дедом.

Она явилась лишь после смерти деда. С ней приехал ее муж. Он целыми днями сидел на кухне в одних и тех же спортивных штанах и серой грязной майке и ковырял спичкой в гнилых зубах. На правом плече у него красовалась татуировка — красная роза, обвивающая крест. Они жили не в доме бабушки, а в съемной квартире.

— У меня есть своя гордость, — говорила мать. Она работала в страховой компании, а по вечерам печатала документы на заказ.

Отчим устроился вахтером на завод. Получив должность, он заважничал. Он стал по-иному говорить и двигаться. Вдруг превратился в хозяина дома. Отдавал приказы и провозглашал истины.

Натаниел, умея отключаться, не слушал. Поначалу он удивлялся, как мать угораздило выйти за него замуж, но вскоре и это перестало его интересовать. Он повзрослел. У него было единственное желание — стать независимым.


Когда Натаниел вернулся из прошлого к реальности, он увидел, что в поле уже никого нет — все пошли обедать. Он поскорее наполнил ящик, оттащил его в трейлер и отправился в столовую.

В столовой громко гудели голоса. Он взял себе шпинат, картофельное пюре и яичницу. Раздатчица лет шестидесяти отвалила ему двойную порцию и подмигнула, подталкивая поднос через прилавок. Она совсем не была похожа на его бабушку.

— Спасибо, — поблагодарил он с улыбкой, а она покраснела. Ах, эти женщины! Они в любом возрасте такие.


Мать, как обычно, заскочила проведать нас и оставила мне почитать первую главу своего нового романа. Мы поболтали и выпили кофе с тортом, который она купила по дороге. Она быстро ушла. У меня всегда было чувство, что в нашей квартире ей неуютно. Не из-за самой квартиры, а потому, что это мой новый дом.

— Посмотри, пожалуйста, — сказала она, вынимая из сумки оранжевую папку.

— Хорошо, посмотрю сегодня же. Все равно нечего делать. — Я положила папку у тарелки.

В этот момент вошла Каро.

— Что-то новенькое? — спросила она. — Можно и мне взглянуть, когда Ютта закончит?

Мать кивнула. Она была неравнодушна к Каро. Потому, может быть, что со своей короткой стрижкой темноволосая Каро была чрезвычайно похожа на нее. Мне не раз приходило в голову, что в молодости моя мать наверняка выглядела в точности так, как сейчас Каро.

— Но только если потом ты выскажешь свое мнение, — сказала она, подавая руку Каро, — обещаешь?

— Обещаю. — Та пожала ее руку.

Мать уехала. Взяв рукопись, я отправилась к себе в комнату. Включила радио, взяла ручку и блокнот и улеглась на кровать.

«Убийство в тишине». Рабочее название, которое изменится еще десять раз, прежде чем книга будет опубликована. «Интригующе», — написала я рядом: мать просила оставлять комментарии. Также она просила высказывать соображения, если мне хотелось что-то изменить, но это, впрочем, я делала неохотно.

Мерли и Каро завидовали моему участию в написании книг. А для меня в этом не было ничего особенного. Мать была не прочь отдавать мне на прочтение всю свою писанину, да я отнекивалась.

Читая, я узнавала ее в каждой фразе. Ее мысли. Ее надежды и страхи. Но также я узнавала и себя, поскольку некоторые ее персонажи были списаны с меня. В такие моменты мне до слез хотелось иметь нормальную мать, как у всех. С которой можно говорить, не боясь, что все сказанное тобой она выложит на всеобщее обозрение в своей следующей книге. Я где-то читала, что при поисках материалов для своих работ писатели не гнушаются любыми источниками, и мать моя не была исключением.

Раздался стук, и в дверь просунулась голова Каро.

— Можно?

Я отложила рукопись и поднялась. Каро вошла, смахнула со стула стопку грязного белья, что я приготовила в стирку, и уселась напротив, ломая пальцы.

— Слушай, у тебя был когда-нибудь парень, который от тебя ничего не хотел? — спросила она.

В голове у меня зазвенел тревожный колокольчик. Такие вопросы не задают без резона. Каро, несмотря на жару, была в футболке с длинными рукавами, скрывавшими руки.

— Как это? Вообще ничего?

Она кивнула.

Я не знала, что ей ответить.

— Вообще-то он мне запретил о нем рассказывать.

— Он — что? 

— Но у него есть на то причины! — начала она выгораживать своего приятеля. — Хотя я и не знаю какие. Но я его понимаю. Мне тоже иногда бывало тошно, когда обо мне говорили.

— Слушай, Каро! Не его дело, о чем ты разговариваешь с подругами. Он не может тебе ничего запрещать!

— Нет, он не запрещал. Он попросил. Он сказал, что надо подождать, пока мы не будем уверены.

— Уверены? Уверены в чем?

— Ну… что любим друг друга. — Она вдруг оживилась — бледные щеки вспыхнули, глаза засияли. — Наверное, ему паршиво приходилось в жизни, вот он и хочет убедиться.

— Каким образом?

— Ну… подождать.

— Подождать чего?

Она, уронив голову, прошептала:

— Он меня не трогает. Он меня даже не целует. Не по-настоящему. То есть целует, но как брат.

— Но он провел с тобой ночь! — в изумлении воскликнула я. — Или нет?

— Да. Но он меня не трогал. — Она подалась вперед, пристально вглядываясь в мое удивленное лицо. — Может быть, он гей? Как ты думаешь?

— Откуда мне знать, Каро? Я никогда его не видела. Я даже не знаю его имени.

— Я тоже не знаю, — призналась она, чуть не плача.

— Что?.. — Я решительно ничего не понимала. — А он хотя бы знает, как тебя зовут?

— Глупый вопрос! — Она смахнула слезы и улыбнулась. — Я сказала ему в первый же вечер.

— Ну а ты-то как его зовешь?

— По-разному. Всякий раз я выдумываю для него имя. Это как в сказке про Гнома-тихогрома — угадав имя, я получу его любовь. — Она улыбнулась вымученной улыбкой.

Я подошла к ней и пристроилась рядом на стуле.

— Вот тебе совет, Каро, — сказала я, беря ее за руку, — бросай его. Не нравится мне все это.

Она встала — маленькая, худая, потерянная.

— Поздно, — прошептала она, — это любовь.

— На всю жизнь? — спросила я со смехом, надеясь, что она тоже рассмеется, но она и не думала.

— Пока смерть не разлучит нас.

Затем она сделала странную вещь: обхватила мое лицо ладонями и поцеловала в обе щеки.

— Спасибо тебе, Ютта. Ты настоящий друг. Я всегда хотела тебе об этом сказать.

В дверях она помахала


убрать рекламу







мне рукой и вышла.

Я снова взяла рукопись, ручку и стала читать. Нельзя же делать все сразу. Сначала я позвоню матери, а потом подумаю о Каро и ее странном парне. Надо будет еще поговорить с ней вечером, сделать внушение, чтобы не строила вокруг себя стены комплекса неполноценности.


Каро зажгла свечи по краю ванны. Было еще светло, но они красиво горели. На масло для ванны она потратила целых шесть евро — чистый грабеж. Зашипела пена. Однажды она видела фильм о Клеопатре. В память врезались ванные сцены. Роскошь. Служанки. Одни служанки купали свою госпожу, другие натирали маслами, третьи — благовониями, четвертые одевали. Масла для приема ванны смешивались в зависимости от ее настроения. Неужели она правда купалась в молоке ослиц?

Пена прохладно щекотала кожу. Но вода под ней была так горяча, что даже мурашки побежали по телу. Она опустилась в воду и закрыла глаза. Она делала это для него. Особенно сегодня вечером. Неужели они недостаточно долго ждали? Настало время для настоящих поцелуев и объятий.

Она представила себе его руки у себя на коже. Такого счастья она, наверное, никогда не испытывала.

Для него Каро обрезала волосы. После ванны она накрасит ногти, хотя они, признаться, слишком коротки — она пока не бросила привычку их обкусывать.

— Для тебя, для тебя, — шептала она, — для тебя, для тебя, для тебя.

Как же его сегодня назвать? Она пока не придумала имя.

— Милый. Любимый. Возлюбленный. Единственный.

Она улыбнулась. Раньше эти слова показались ей глупыми и сентиментальными. Кто, мол, сейчас так скажет? Раньше. Но это все в прошлом. Теперь она смотрит в будущее. Она будет счастлива с ним. И будущее начинается этим вечером.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда я открыла дверь и увидела Мерли, сразу поняла: случилось неладное.

— Что такое? — спросила я, швыряя сумку в угол.

Накануне я была на телевидении, где записывали передачу, посвященную матери. То есть она давала интервью, а мы с Тило — ее бойфрендом — служили задником для рассказа о личной жизни. Я проторчала в студии два часа. Правда, один из операторов был такой симпатичный, что я с удовольствием просидела бы там и все четыре. Закончилась запись поздно, и я поехала с Тило и матерью ночевать на мельницу. Мать, конечно, хотела заманить меня туда, чтобы с утра пораньше обсудить со мной свое творение.

Мать и Тило — ранние пташки, а я — сова. Если приходится рано вставать, то жизнь мне не в радость, особенно когда за завтраком пристают с обсуждениями. В общем, к моменту отъезда я успела в полной мере вкусить участь писательского ребенка. А в школе схватила «неуд» по математике. И утешала себя мыслью, что хуже ничего уже не будет.

— Каро куда-то запропастилась, — доложила Мерли.

Я сбросила туфли и прошлепала на кухню попить воды.

— Да?

— Она не ночевала дома — постель нетронута.

— Шла бы ты в сыщики, Мерли. Тебя без экзаменов примут.

— Очень смешно! — ответила Мерли полушепотом, будто нас кто-то подслушивал. — Нет, правда, она не говорила тебе, что собирается свалить на ночь?

— Нет, — сказала я и подумала, что Каро, должно быть, уломала своего приятеля рассекретиться и напросилась к нему в гости.

— Ее сумка и учебники остались дома. То есть в школу она не пошла.

— Перестань, Мерли! Когда она последний раз ходила в школу? — Я включила кофеварку. — Хочешь капучино?

— Мне эспрессо. — Сев к столу, она поставила ноги на стул и уткнулась подбородком в колени. Дома Мерли круглый год носит носки собственной вязки, что есть признак практичности и здравого смысла.

— Пойдем сегодня в кино? — предложила я.

— Нет. До конца месяца я в кино не пойду, — покачала Мерли головой. — Исчерпала свой лимит.

— Я тебя приглашаю.

— Хорошо, тогда пойдем.

Никогда не знаешь, чего ждать от Мерли в таких случаях. Она щепетильна в вопросах денег и скорее займет у Каро, чем у меня, потому что у Каро деньги «чистые», а мои деньги, то есть деньги моей матери, имеют запашок социального неравенства. По мнению Мерли, богатство не должно существовать на свете, если оно не для всех. Мерли убежденная социалистка, противница капитализма.

Я искренне восхищаюсь ею. Она последовательна не только на словах, но и на деле. Будучи членом группы радикальных зеленых, она живет практически одной ногой в тюрьме. Она приводит к нам в квартиру соратников, скрывающихся от полиции. Они часто гостят у нас не по одному дню, едят наш хлеб с сыром и пьют кофе из нашей кофеварки. Сидя на полу нашей кухни, они рисуют плакаты и пишут листовки, чтобы потом распространять их по городу.

А теперь что я слышу? Мерли раскудахталась лишь потому, что Каро одну ночь не ночевала дома!

— У меня предчувствие, — призналась она, — странное.

Мерли часто посещают вещие предчувствия. А иногда сны. Мы с Каро порой ее просто боимся.

Я подвинула ей чашку и села к столу.

— То есть?

— Ну… я чувствовала бы себя лучше, если бы Каро сейчас вошла в эту дверь. — Она допила кофе и резко поднялась. — Ладно, не бери в голову. Я просто устала и нервничаю. — Она взглянула на часы. — Мне пора. Я обещала Клаудио, что поработаю сегодня в две смены.

В последнее время Мерли зачастила на работу. Мы с Каро подозревали, что она неровно дышит к этому Клаудио. От нее только и слышно было — Клаудио да Клаудио. А на днях ей прислали букет цветов. Она поспешно выхватила карточку, чтобы мы не прочитали, что там написано. Проблема заключалась в том, что Клаудио дома на Сицилии ждала невеста, а Мерли была девушка старомодных принципов.

Пару минут спустя я услышала, как хлопнула дверь и Мерли сбежала по ступеням. Настала тишина. Я включила CD-плеер, взяла с полки «Как важно быть серьезным» и уселась за стол готовиться к экзамену по английскому. Вскоре, погрузившись в мир Оскара Уайльда, я совершенно забыла о Мерли и ее необыкновенных предчувствиях.


— Благодарю вас за то, что вы согласились ответить на мои вопросы. Я знаю, как вы заняты.

Имке Тальхайм села. Он устроился на другом стуле и внимательно взглянул на посетительницу: она достала из сумки блокнот, небольшой пенал, а оттуда извлекла маленькую дорогую серебряную ручку… Писательница, как же. Она неожиданно оказалась красивой. Фотографии, которые он видел в журналах, не отдавали ей должного. Он с трудом отвел взгляд.

Шеф сказал, что она ищет материал для своей новой книги.

— В друзьях у этой Тальхайм ходят большие шишки, Мельциг. Надеюсь, объяснять ничего не требуется. Так что делай, что она попросит. Очаруй ее, подыграй ей… Ну, ты понял.

Берт предпочел бы, чтобы она обратилась к нему напрямую, а не через шефа. Он терпеть не мог таких поручений, зная, откуда у них ноги растут. В тех кругах, где вращался шеф, было принято платить услугой за услугу.

— Кофе? Или чай?

Ему хотелось быстрее перейти к делу. Он не собирался ни очаровывать ее, ни подыгрывать ей — хватит с нее и того, что тратит на нее время.

— Кофе было бы чудесно.

— Молоко? Сахар?

«На подсластителях небось сидит — думал он, — стройна, что лань».

— Сахар, — сказала Имке Тальхайм.

Он сходил в коридор и принес два кофе из автомата — один с молоком, другой с сахаром.

Некоторое время они пили кофе в молчании, переглядываясь поверх чашек. «Оценивает, — понял Берт. — Прикидывает, не гожусь ли я ей в герои». От этой мысли ему стало не по себе. А вдруг она читает его мысли?

— Хорошо, — сказал он, откидываясь на спинку стула и кладя ногу на ногу. — Что вы хотели узнать?

Ну разумеется, она писала книгу про сексуального маньяка. А как же иначе? У нее была масса вопросов об убийстве Симоны Редлеф и двух других убийствах на севере и о связи между ними. Она как ни в чем не бывало объявила ему это, будто имела самое прямое право обо всем знать.

— Я понимаю, что вы не можете посвящать меня в тайны текущего следствия, но… — немилосердная улыбка озарила ее лицо, — вы догадываетесь, что мне действительно интересно все, что может быть допущено к огласке. А также психология маньяка.

Ее откровенность обезоруживала. Он решил, что самым лучшим способом от нее отделаться будет исполнить ее просьбу, то есть выложить ей рассекреченную информацию — в основном касающуюся прошлых дел. И он стал рассказывать. Она делала пометки в блокноте, время от времени перебивая его вопросами, желая что-либо уточнить. Точность и проницательность ее вопросов были поразительны. Она понимала, о чем идет речь.

На лице Имке отражались все ее эмоции. Едва ли когда-нибудь Берту доводилось видеть столь оживленное лицо. Интересно, догадывалась ли она, насколько открывается перед собеседником.

По прошествии двух часов, выпив еще две чашки кофе, она встала и протянула ему руку:

— Спасибо большое, инспектор Мельциг. Не только за информацию. Наше общение доставило мне большое удовольствие.

— И мне тоже, — ответил он, пожимая ее прохладную узкую ладонь и не торопясь выпускать ее из своей. — Если у вас будут еще вопросы, всегда рад помочь. Обращайтесь в любое время.

Ей, кажется, понравились его слова. Она улыбнулась, посмотрела на него на прощание долгим взглядом и вышла, легко ступая. Он постоял среди кабинета несколько секунд, затем сел за стол и позвонил жене. Без особой причины, просто почувствовал необходимость услышать голос Марго.


Спустившись на лифте на первый этаж, Имке прошлась по черному кафельному полу фойе, затем через турникет и вышла на залитую солнцем улицу.

Этот полицейский был не похож на тех, которых ей доводилось встречать в своей жизни. У него было открытое и тонкое лицо, умные глаза. Больше всего ее поразили руки: длинные гибкие худые пальцы, как у музыканта. Ухоженные ногти, что ей всегда нравилось в мужчинах. Простое обручальное кольцо. На щеках — пробивающаяся к полудню щетина. Коричневые брюки, белый льняной пиджак и под ним бежевая рубашка с расстегнутым воротником. Темные кудри, кольцами лежащие на лбу. Когда он улыбался, в его унылом казенном кабинете словно становилось светлее.

Он не держал на столе семейных фотографий, по-видимому не нуждаясь в иллюзии домашнего уюта, чтобы быть способным к работе.

«Перестань», — велела она себе и стала сосредоточенно высматривать свою машину на переполненной стоянке. Она, конечно, не помнила, где бросила ее. Одной из издержек ее профессии было то, что каждого встречного она мысленно примеряла на роль какого-нибудь персонажа. Недавно Ютта попеняла ей, что даже собственные чувства она оценивает с точки зрения их применения в книге.

— Признайся уж, — сказала она, — ведь каждого человека ты рассматриваешь под микроскопом, точно червяка, проколотого булавкой, и затем решаешь, на что он пригоден.

Порой Ютта была жестокой. Она не понимала, как трудно жить, не имея отдушины в виде писательства. Ведь в процессе сочинения страхи теряют свою силу, притупляется боль. Кроме того, писатели служат летописцами. Они не просто могут, они обязаны записывать все, что проходит у них перед глазами. Нет, не все, конечно, но хоть что-то. Нельзя вывернуть человека наизнанку и поднести его миру на серебряном блюдечке. Нужно помнить о границах. Имке всегда уважала чужие границы.

«Берт Мельциг, — думала она, — где твои границы? Насколько глубоко ты позволишь мне проникнуть, прежде чем я наткнусь на первую стену?»

Сначала он держался замкнуто, не желая беседовать о последнем убийстве. А когда заговорил, речь шла исключительно о закрытых делах. Он, дабы отвлечь ее внимание от настоящего, точно фокусник из шляпы, извлекал имена и события. Он тоже умел манипулировать людьми при помощи слов. Из него вышел бы отличный лектор, кумир аудиторий. Интересно, понравилось бы ему это или отпугнуло?

Имке изведала и то и другое. Зная за собой способность вызывать в незнакомых людях самые противоречивые чувства при помощи всего нескольких слов, она понимала, что обладает потрясающей властью. И в то же время ей было страшно, потому что она не знала о влиянии этой власти на саму себя.

Машина, наконец, нашлась. Она села, запрокинула голову на спинку сиденья и взглянула в небо: синева была наполовину прикрыта прозрачными облаками. Долгое одиночество не шло ей на пользу. Она теряла контакт с реальностью.

Поездки для встреч с читателями погоды не делали. Она хоть и была постоянно окружена людьми, но все-таки оставалась одна, поскольку, не успев прибыть в один город, должна была мчаться в следующий.

Раньше главным якорем, удерживающим ее в реальности, была Ютта. Но Ютта выросла и уехала. У нее началась своя жизнь. Потому, наверное, Имке приглянулся Тило — умный, независимый, самодостаточный. Однако, когда они проводили время вместе, все его внимание было поглощено ею. По специальности Тило психолог. Вначале это ее смущало. И даже сейчас она порой не могла отделаться от чувства, что он наблюдает за ней и анализирует ее поведение, особенно во время их ссор.

Ютта приезжала редко, Тило хоть и чаще, но тоже не жил вместе с ней постоянно. Имке решила не возвращаться в тишину мельницы, а вместо того прошвырнуться по магазинам. Побродить, выпить кофе или чаю, расслабленно поглазеть на людей. И купить себе что-нибудь красивое.

Она все никак не могла привыкнуть к своему богатству. Походы по магазинам по-прежнему доставляли ей немалое наслаждение и помогали развеять хандру. Она выехала на шоссе и прибавила газу. Она была свободна. Настало время насладиться своей свободой.


Он с удивлением ощутил слезы у себя на лице. Давно он не плакал. Давно не испытывал такой обиды. Как он ошибался!

У нее было лицо Мадонны, а волосы — как у ребенка. А в глазах была невинность. Как долго она его обманывала. Или это он был слеп? Почему он не увидел знакомых примет?

Все так хорошо начиналось. Почему она не могла потерпеть, почему не верила ему?

Он уткнулся лицом в подушку и зарыдал. Сухие, жесткие рыдания раздирали горло.

Все только начиналось, и они не знали, что конец уже близок.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Она лежала, как и все они. Ее зарезали. Семь колотых ран на теле. Волосы были коротко острижены, но не после смерти — она, похоже, носила короткую стрижку. Ее широко открытые глаза удивленно смотрели в небо. Как у всех жертв. Поразительно.

Жертвы. Берт часто произносил это слово, но всякий раз внутренне содрогался. Жертвы. Будто кто-то приносил ритуальные жертвы богам.

«Нам нужен новый язык, — думал он, — язык, исключающий многозначность». Он повернулся и пошел обратно к машине. Пока будут готовы результаты вскрытия, нужно много сделать. Машина полицейского расследования снова набирала обороты.

Тяжелее всего было разговаривать с родственниками. Приготовиться к такому нельзя. Такие новости всегда выбивают почву из-под ног. Они швыряют вас в пучину, где не найти опоры.

Жестокость первых слов. Непонимание на их лицах. Мгновенная бледность. Истерики, обмороки. Или оцепенение.

Для такой работы надо иметь кожу потолще, чем у него. Хотя, возможно, это вопрос профессионализма. Как он завидовал своим менее чувствительным коллегам!

На утреннем собрании шеф несколько раз произнес слова «наш убийца». Берт, конечно, знал, что это расхожая фраза среди полицейских, но ему почему-то хотелось вскочить и ударить его.

Наш убийца. Какая жуткая, непростительная фамильярность. Никто ведь не говорит «наши трупы». На чьей же они стороне?

Последнюю девушку пока не опознали. На вид она была еще моложе, чем первые три. Сущий ребенок.

«Все впустую, — думал Берт, — красота, молодость, сила — все напрасно. Сколько любви, надежд, счастья потеряно для мира! — Каждое убийство вызывало в нем подобные чувства. — Кто-нибудь вроде Имке Тальхайм должен об этом написать, рассказать людям. Да так, чтобы они никогда не забыли».

У убитой девушки были очень короткие ногти. Наверное, из-за трогательной детской привычки их грызть. Он и сам в детстве этим страдал. Его отучили. Пальцы мазали горчицей, клеем и заматывали скотчем. Ночью привязывали его руки к кровати. А когда он высвобождался и снова начинал терзать свои ногти, мать с отцом в виде наказания держали его под холодным душем. И частенько били. Отец называл это дисциплиной. Даже сегодня он уверен, что принес этим ребенку много пользы.

Пожалеешь розгу — испортишь ребенка.

Может, у этой девушки тоже было тяжелое детство. Берт был почти уверен в этом. За годы работы в полиции у него развилось шестое чувство в отношении жертв физического насилия — таких, как она. По дороге на работу он думал о связи между четырьмя убийствами. Связь несомненно была, но пока недоказанная.


После долгих переговоров мы с Мерли решили обратиться в полицию. До родителей Каро мы не дозвонились, да вряд ли она была у них. Под конец волнение Мерли передалось и мне. У нас в квартире существовало неписаное правило: если ты собралась зависнуть где-то на ночь — предупреждай заранее. Если забыла предупредить — позвони. Каро не было уже две ночи, но она так и не позвонила. Ее мобильный телефон был выключен, так что связаться мы с ней не могли.

И мы отправились в полицию заявить об исчезновении Каро. И все завертелось. Полицейский, говоривший с нами, позвонил кому-то еще, а потом попросил подождать сотрудника, который хотел с нами поговорить. Он отвел нас в маленький кабинет, где не было ничего, кроме стола и стульев, и предложил нам чай и кофе, а мы отказались, потому что были на взводе.

Мы сидели в этой унылой комнате, созерцая бледно-желтые стены и пустой настенный календарь. Мерли тяжело и быстро дышала, будто с ней приключился приступ астмы. За дверью звонил телефон, раздавались приглушенные голоса.

Не помню, сколько мы так просидели, пока не пришел полицейский в гражданской одежде. Он пожал нам руки и представился. Это был тот самый комиссар полиции, которого мы ждали, — по имени Берт Мельциг. Он стал задавать нам разные вопросы и слушал, прищурившись. Все было как в кино. Я сто раз видела такие сцены, и оттого, наверное, у меня возникло жуткое предчувствие. Начались спазмы в желудке, на миг перехватило дыхание.

Глядя на Мерли, можно было догадаться, что и она чувствует себя не лучшим образом. Глаза на вытянувшемся бледном лице стали огромными и черными.

Комиссар был весьма мил. Он все-таки уговорил нас выпить чаю. Чай был, правда, отвратный — слабый, тепловатый и приторный, но мне лично стало легче, когда я отхлебнула глоток. Было в нем что-то от горячего какао, которое мне давали в детстве, когда я приходила домой зимним вечером после прогулки.

Однако я догадывалась, что это подготовка. Фильм должен был стать реальностью, а мое предчувствие — оправдаться. Комиссар спросил, не могли бы мы помочь им в опознании девушки, которую нашли утром мертвой.

— Мертвой? — тупо переспросила Мерли и проглотила остатки чая. Страх в ее глазах превратился в панику.

Несмотря на прохладу в кабинете, я обливалась потом. На верхней губе у Мерли тоже выступили бусины влаги.

— Да, — подтвердил комиссар, выжидающе глядя на меня.

Я была благодарна ему за то, что он не требовал ответа от нас.

Мерли кивнула, а в огромных глазах стоял немой крик: нет! Я оцепенела, не в силах пошевелиться. Мерли взяла меня за руку и подняла на ноги. Колени дрожали. Желудок урчал. Пол под моими ногами покачивался. Все звуки либо стихли, либо я оглохла.

Нас повезли куда-то на машине. Никто не говорил ни слова. Мы остановились. Пересекли стоянку. Где-то визжала пила. Залаяла собака. Хлопнула дверь. Ладонь Мерли в моей ладони была холодна как лед, холоднее моей.

— О черт, — проговорила она заплетающимся языком.

Я не знала, что ответить, лишь стиснула ей руку. Кроме того, я должна была сжимать челюсти, чтобы зубы не стучали на всю округу.

Мы вошли в какое-то старое кирпичное здание и пошли по длинному коридору с облезлыми стенами в тусклом свете неоновых ламп. Громко скрипели наши туфли, что смущало меня, вопреки горю и отупению.

Тело девушки лежало под зеленой простыней. Странно. Разве она не должна быть белой? В кино всегда показывают белые. Сердце бешено колотилось в горле и ушах, ноги отказывались двигаться, они разъезжались в разные стороны под тяжестью моего тела. Я отчаянно вцепилась в руку Мерли, боясь лишиться единственной опоры. Мне никогда не приходилось иметь дело с подобными вещами. Я растерялась. Впервые в жизни я хотела, чтобы рядом была мать. Говорят, что солдаты, умирающие на поле боя, зовут своих матерей. Я где-то об этом читала. Нет, не надо об этом думать. А о чем? В такой ситуации не знаешь, о чем и думать. Мы ведь не подозревали, что, придя в полицию, очутимся в этом ужасном здании.

Мы не двигались с места. Комиссар задумчиво взглянул на нас, по-видимому озадаченный нашим столбняком.

«Отпустите нас, — молчаливо умоляла я, — мы поторопились. Каро, наверное, уже дома и ждет не дождется, когда мы придем, чтобы рассказать нам о своих приключениях. Не надо нам показывать эту мертвую девушку под простыней. Я никогда не видела мертвецов. И не хочу».

— Вы готовы? — спросил он.

Мерли до боли стиснула мою ладонь и кивнула. Я тоже хотела кивнуть, но не смогла. Слово «нет» крепко застряло у меня где-то внутри. Я внезапно онемела. Интересно, можно ли вот так онеметь на всю жизнь? Пока смерть… 

Вдруг какой-то человек в зеленом халате, возникнув ниоткуда, взялся за простыню и откинул ее с одного края. Я услышала шум — это Мерли, отпустив мою руку, бросилась в угол, где ее вырвало.

Каро лежала с закрытыми глазами, белая, как мраморная скульптура. Выражение ее лица ужаснуло меня. Рот казался огромным. Губы высохли и растрескались. Уголки были опущены, будто от боли или непередаваемого презрения.

Темные волосы сияли в свете ламп. Они были так полны жизни, что белое лицо Каро походило на кукольное. И все-таки оно совершенно изменилось. В нем появилось что-то чужое, будто часть ее со смертью исчезла. Я не сразу уловила эту разницу: она больше не дурачилась, не шутила. Мрачность навеки овладела ее лицом. Окончательно и бесповоротно. Она не задышит, не засмеется, не вскочит и не закричит: «Ага! Испугались?» Угловатые плечи. Очертания хрупкого тела под простыней…

С глазами полными слез я наклонилась и поцеловала ее в лоб. Когда комиссар ласково поднял меня за плечо, я ткнулась головой ему в грудь и разрыдалась. Он терпеливо ждал, пока я выплачусь. А в углу человек в зеленом халате хлопотал возле Мерли. Она была такая же бледная, как и Каро, но с той разницей, что вскоре должна была порозоветь, а Каро нет. Каро умерла.

Умерла.  Раньше это слово было для меня не лучше и не хуже остальных слов, а теперь…. Я обернулась — простыня снова закрывала голое беззащитное тело Каро с головой.

— Наденьте что-нибудь на нее, — сказала я человеку в халате. — Она легко простужается.

Он кивнул. Он мог бы возразить на это, что мертвецы не мерзнут и не простужаются, но промолчал. Я сама мысленно себе возразила, что было гораздо хуже.


«Примечательная личность эта Ютта, — думал Берт, — прямая, и честная, и сильная, если на то пошло». Только потом, во время разговора в здании полиции, он осознал, что она дочь Имке Тальхайм. Мать вернула себе девичью фамилию, а дочь носила фамилию отца — Вайнгартнер.

Ютта мало чем напоминала мать — ни красотой, ни уверенностью в себе она не поражала. И все же Берт ощутил обаяние иного рода. Ютта была очень сдержанна, почти застенчива, замкнутое лицо не пропускало наружу эмоций, а взгляд ее проходил сквозь собеседника. Но вы чувствовали, что она вас понимает. Что-то в ней располагало к откровенности. Может быть, зрелые суждения, не свойственные девушкам ее возраста.


Берту предстояло встретиться с родителями Каро. По пути он застрял в дорожной пробке. Машины вокруг истошно гудели, водители потрясали кулаками. В воздухе пахло насилием.

У полицейских с годами развивается особое чутье к таким вещам, и потом Берт от природы тонко чувствовал перемены в атмосфере. Даже в работе он привык полагаться на интуицию, хотя ни за что не признался бы в этом коллегам. Чутье часто выручало его там, где логика была бессильна.

Тело обнаружила собака, сопровождавшая хозяйку на пробежке. Снова в кустарнике у леса. Когда приехали полицейские, хозяйка собаки — студентка, гостившая несколько дней у родителей, — сидела на бревне неподалеку и тряслась от страха. Голое тело девушки она прикрыла своей курткой, сказав, что не могла оставлять его так. На вопросы Берта она отвечала полуобморочным шепотом. Берт пожалел ее и подвез их с собакой до дому.

Вернувшись на работу, Берт доложил обо всем шефу, выслушал в ответ его истерику, глубоко вздохнул, положил трубку и сел за стол. Далее следовала обычная рутина: звонки, переговоры, допросы. Вначале ему пришлось провести опознание при помощи двух потрясенных подруг убитой.

Теперь, по крайней мере, им стало известно ее имя: Карола Штайгер. Друзья ласково звали ее Каро. Берт пробовал звонить ее родителям, но там никто не брал трубку.

— Вы не дозвонитесь, — предупредила Ютта, — это такие люди. Каро иногда неделями им звонила, и все без толку.


Родители Каро жили в той части города, куда коллеги Берта часто выезжали на вызовы. Восемнадцать домов, по шесть семей в каждом. Один двор на три дома. Граффити, сплошь покрывающие грязную штукатурку. Сырость и запах кошек.

Женщина лет шестидесяти на первом этаже развешивала на балконе белье. Крашеные рыжие волосы, жестокий прокуренный кашель. Берт заглянул в блокнот, чтобы убедиться, что пришел по адресу. Да, все правильно. От нестерпимой вони у подъезда приходилось дышать ртом.

Звонок под табличкой с именем Штайгеров, написанным от руки кривыми крупными буквами, был оторван и прилеплен на место скотчем. Берт позвонил. Ни звука, ни шороха. Тогда он решил спросить о соседях у женщины на балконе.

— Простите, пожалуйста.

Она обернулась.

— Добрый день. Я ищу Штайгеров.

Она смерила его взглядом:

— Да ну?

Посчитав, очевидно, что дала исчерпывающий ответ на его вопрос, женщина с мрачным видом отвернулась и продолжила свое занятие. На веревке болталось дешевое красное и черное кружевное белье, расползающееся по швам, мешковатые серые застиранные мужские трусы, синтетические цветастые майки и гавайские рубашки с коротким рукавом.

— Вы не знаете, где их можно найти?

Она неохотно опустила толстые руки, державшие бесформенный бюстгальтер, и с подозрением просипела:

— А вам зачем?

Он вынул из бумажника удостоверение, подошел к балкону и показал ей. Она стала читать, шевеля губами.

— А оно настоящее? — спросила она, складывая руки на груди.

Берт вздохнул:

— Я всего лишь хочу знать, где мне найти семью Штайгер.

Женщина повесила бюстгальтер и вынула из бельевой корзины что-то еще.

— Тоже мне семья, — проворчала она. — Сумасшедший дом, а не семья. Разве что Каро у них нормальная. То-то она к ним и носа не кажет. А вам-то что? — вдруг опомнилась она.

— Да так, есть кое-какие вопросы, — уклончиво отвечал Берт.

Почувствовав его скрытность, она решительно закончила разговор:

— Родители без работы, сын оболтус. Больше я ничего не знаю. А если б и знала, то не ваше дело.

Берт ей поверил.

— Что ж, спасибо, — ответил он и снова огляделся.

Из помятых почтовых ящиков торчали рекламные газеты. В траве у крыльца стояла миска с засохшей едой — остатки кошачьей трапезы, валялись банки из-под шнапса. Одно из окон на первом этаже было наполовину забито фанерой, где кто-то написал красным неприличное слово. На балкон справа вышел молодой человек в черной майке и закурил сигарету. Лет ему было около тридцати. Со всех сторон из майки выпирали накачанные мышцы, руки по локоть были покрыты татуировками. Облокотившись о перила, он посмотрел на Берта скучающим взглядом.

— Не могли бы вы мне помочь? — спросил Берт. — Я ищу Штайгеров.

Молодой человек указал на соседний балкон.

— Вот там они живут. Да только дома их никогда не бывает. Опять Калле что-то натворил?

— Калле?

— Ну да, сынок их.

— Понятия не имею.

Берт задумался. Каро и Калле. Он видел худое тело Каро, помнил ее острое личико. Интересно, похожи ли они с братом? Ему почему-то казалось, что нет. Он, должно быть, здоровяк. Любила ли Каро своего брата?

«Ерунда, — мысленно оборвал себя Берт, — все совсем не так». Ему было известно, что брат несколькими годами младше Каро. Наверное, долговязый и тощий веснушчатый жеребенок, бестолковый и обиженный на целый свет и потому все время попадающий в истории.

Берт кивнул на прощание молодому человеку и направился к машине. Что ж, рано или поздно они узнают. Им придется столкнуться с тем, что Каро умерла. Со своей болью, скорбью и чувством вины. Какова бы ни была их жизнь, она развалится на куски, оставляя их беззащитными перед болью, скорбью и чувством вины. Им придется осознать, что она не просто умерла, ее убили. А это совсем не одно и то же.


Имке была погружена в работу, когда зазвонил телефон. С досадой сняв трубку, она взглянула на дисплей — звонила Ютта.

— Детка, мне сейчас некогда. Я как раз дошла до места, где Джастин, вопреки здравому смыслу, решает… А что случилось? Почему ты плачешь?

Она встревожилась. Ютта, умная и сдержанная девушка, почти никогда не плакала. Ни сентиментальностью, ни жалостью к себе она не страдала. Имке даже и припомнить не могла, когда последний раз видела д


убрать рекламу







очь плачущей.

— Детка, не хнычь, а то я ничего не понимаю.

Ютта не слышала. Она была в отчаянии, вне себя от горя. Только однажды с ней случилось подобное — в восемь лет, когда умерла их кошка. Тогда она рыдала несколько дней кряду. У нее поднялась температура, и Имке пришлось вызывать врача. Врач дал ей успокоительное и прописал завести нового котенка, что помогло, но не сразу.

— Каро…

Так, теперь хотя бы понятно, что дело в Каро.

— Что с Каро, детка?

— Она… она…

— Ну? Что она?

Из любой ситуации есть выход, если подумать. Может быть, Каро беременна? Нет, Ютта не стала бы так убиваться.

— Что такое? Что стряслось? — почти закричала она.

Всхлипы. Хриплые, судорожные всхлипы, как будто у Ютты заканчивались слезы. Имке хотелось надавать ей по щекам. Допустим, истерика — это не диво, но истерика у Ютты?

— Каро… она умерла, мама.

Имке ощутила, что на нее накатывают два противоположных чувства разом: шок и огромная любовь к дочери.

— Умерла? Как… под машину попала?

Если молодые люди умирают, то лишь в результате несчастных случаев. Ни о чем другом Имке и подумать не могла. Каро никогда не болела.

Ютта снова зарыдала.

— Она… ее… убили…

Едва не выронив трубку телефона, Имке потрясенно уставилась в окно. Ей на мгновение почудилось, что она оглохла, будто кто-то выключил все звуки, лишь в голове звенело. «Хороша писательница детективов, — думала она про себя. — Случись настоящее убийство, я и растеряюсь».

Затем Ютта сбивчиво рассказала ей, что произошло.

— Сиди дома, — велела ей мать, — никуда не выходи. Я сейчас приеду.

Она выключила компьютер, надела туфли и пять минут спустя была уже в пути.


Он скучал по ней. Без нее в его жизни образовался огромный пробел. Он представлял ее себе. Он слышал ее смех.

Каро…

Она придумывала для него милые имена — Ромео, Львиное Сердце, Джориан. Она дарила их ему как цветы, как собственные стихи.

У нее были руки ребенка.

И вдруг она переменилась. Он не узнал ее. Алые губы, алые ногти, румяна на щеках. Грубый женский макияж. Плохо. Ему это не нравилось. Но ради любви он решил быть великодушным и терпеливым.

А затем…

А затем она поцеловала его. Это было отвратительно. Она бесстыжей кошкой влезла к нему на колени, она со стонами и вздохами шептала ему, что устала ждать. В один миг она стала такой, как все. Одной из тех девушек, что можно подцепить на любом углу в городе. Красная помада, красный лак для ногтей, мини-юбка. Ее похоть передалась и ему. Потом они лежали рядом, тяжело дыша.

— А теперь, — услышал он у себя в ухе ее пьяный от счастья голос, — ты должен открыть мне свое имя.

И он назвал ей свое имя.

Она повторяла его снова и снова, на все лады, и каждый раз это было как удар ножом.

Мерзость. Мерзость. Мерзость.

Она больше не была его девочкой. Она все испортила, смешала с грязью.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Комиссар отвез нас домой. За всю дорогу мы не обмолвились ни словом. Мерли была по-прежнему бледна как смерть. Я хотела, чтобы она легла отдохнуть в своей комнате, но она наотрез отказалась.

— Не оставляй меня, Ютта, — попросила она, — а не то я рехнусь.

Под конец я уломала ее прилечь на диване в кухне. Укрыла ее и заставила выпить травяной настойки, которая обнаружилась в шкафу. Откуда она у нас, я уже не помнила. Наверное, подарил кто-то.

Я и сама отхлебнула, прямо из горла, но мне не стало ни легче, ни теплее.

— Только не уходи, — попросила Мерли с такой безысходностью в голосе, что мне не оставалось ничего другого, как взять стул и сесть рядом.

— Это не Каро, — сказала вдруг Мерли, сжимая мои пальцы. — Это ее тень. Понимаешь, о чем я? Или нет — оболочка. А сама Каро давно уже покинула свое тело.

Мерли увлекалась темой жизни после смерти и перечитала об этом массу книг. Мы с Каро порой не могли уснуть, наслушавшись ее жутких историй.

— Она уже там, наверху, — Мерли сделала многозначительную паузу, как обычно в таких случаях, — а это непросто, когда ты умираешь насильственной смертью. Ее душа сейчас мается, не знает, куда ей приткнуться, потому что она к этому не готовилась.

— Перестань, Мерли! — не выдержала я. — Будто не хватило ей земных мучений, она, по-твоему, должна мучиться еще и на том свете. Я не хочу ничего об этом слушать.

Мерли заплакала. Я погладила ее по руке — все, на что была способна. Я обреченно ждала той минуты, когда пройдет шок и сама расклеюсь.

— Может быть, матери позвонить? — спросила я.

Моя мать была для Мерли роднее, чем ее собственная. Невероятно, но факт. Там, где жили ее родители, все было скучно и стерильно. Их дом, деревня, палисадники под окнами — точно кладбище. Они приезжали к нам лишь однажды. Переступив порог, остановились в прихожей и глазели вокруг, как в магазине, подыскивая слова. Слов для нашей квартиры они не нашли. Даже когда мы все уютно сидели на кухне и пили кофе с тортом, нарочно испеченным нами к их приезду. Потом они, конечно, все высказали Мерли. Как оказалось, в квартире у нас было грязно, Каро была неподходящей подругой для Мерли, равно как и я — испорченная богачка. Мерли их больше не приглашала.

— Да, — кивнула она, — позвони.

Свалить весь груз ответственности на мою родительницу — вот что мы хотели сделать. Но для чего еще существуют родители? С этой мыслью я стала набирать номер. Услышав голос матери, почувствовала себя так, будто мне пять лет. Со мной случилось нечто ужасное, и я нуждалась в утешении.

Слова давались с невероятным трудом.

— Каро. Она умерла, — чужим голосом проговорила я и подумала: нет, это не я говорю и не о нас. Это не имеет отношения ни ко мне, ни к Каро и Мерли.

Через полчаса раздался звонок в дверь. Мы обе вскочили и побежали встречать ее. Мать обняла нас обеих и плакала вместе с нами. Тушь растеклась у нее по щекам, оставив черные полосы. Она стала похожа на клоуна. Потом она отпустила нас и отправилась на кухню.

— Первым делом нам нужно выпить кофе, — заявила она, — и что-нибудь съесть. Закажем пиццу?

Мы не могли даже подумать о еде.

— Мерли, дай мне номер пиццерии, где ты работаешь, — велела мать. — Вы увидите, от горячего вам станет легче.

Ее деловой тон не мог скрыть тревоги за нас. Я видела это в ее глазах, метавшихся от Мерли ко мне и обратно.

Вскоре на столе перед нами лежали три пиццы. Мы с Мерли и не догадывались, что умираем с голоду. Мы молча принялись за еду. Моя мать, зная, что, кроме дешевого портвейна, у нас ничего не бывает, привезла две бутылки бордо и заставила нас выпить по бокалу. И хоть вино быстро ударило в голову, легче мне от этого не стало.

Мерли, съев половину пиццы, вдруг уставилась на остатки вина у себя в бокале.

— Кровь, — пролепетала она дрожащими губами.

Отныне мы не сможем спокойно произносить некоторые слова — например, кровь, смерть и бледный как смерть. И красное вино пить не сможем.

— Подозреваемые есть? — спросила мать.

Мы с Мерли прилично опьянели и не сразу поняли вопрос, лишь тупо вытаращили глаза. Спустя некоторое время до нас дошло, что она имеет в виду, но ничего вразумительного ответить мы не могли.


Имке не стала ждать, пока доберется до дому. Она позвонила ему прямо из машины.

— Мельциг слушает, — рявкнул он в телефон. Было за полночь, и все нормальные люди спали, а не сидели за столом на работе, ожидая звонка.

— Это Имке Тальхайм.

Услышав ее имя, он резко вздохнул, будто от удара.

Она не стала тратить время на вежливые хождения вокруг да около, а сразу бросилась в атаку.

— Как вы могли?! — воскликнула она. — Вы подвергли детей этой ужасной процедуре!

Он и не думал оправдываться.

— Мне очень жаль. Как они сейчас?

— А вы как полагаете? — Имке была вне себя от злости. Голос предательски задрожал. — Я только что от них. Они были совершенно разбиты, истерзаны, сломлены.

— Ничего — они молодые, оклемаются.

Она знала, что он прав. Ее бесили его спокойствие и рассудительность в то время, когда она рвет и мечет.

— У вас замечательная дочь. Не беспокойтесь о ней, она сильная и справится.

Почему же его слова вызывали у нее такое возмущение? Потому, наверное, что она злилась на него попусту, без причины.

— Хорошо вам говорить, — воскликнула она, — ваших детей — если они у вас есть — не таскали на опознание их убитой подруги. Вашим детям не будут сниться кошмары по ночам. И ваши дети, — прибавила она, чувствуя холодок леденящего ужаса, — в безопасности.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду то, что убийца Каро мог посещать квартиру девочек. Разве это настолько невероятно?

— Нельзя этого исключить!

— Нельзя исключить? Ах, какая прелесть! И что вы намерены предпринять? Вы собираетесь защищать девочек?

— Я сказал — нельзя этого исключить. Но вероятность весьма мала. Поверьте, фрау Тальхайм, если им будет угрожать опасность, то мы обеспечим им охрану.

Имке дала отбой и убрала телефон в сумку. На глаза наворачивались слезы, которые она больше не могла сдерживать. В темноте своей машины она плакала, пока не почувствовала облегчение. Затем высморкалась и задумалась. Правильно ли она поступила, оставив их одних в квартире? Не стоит ли их забрать с собой на мельницу, пока дело не раскроют? Но Ютта буквально вытолкнула ее за дверь, сказав, что они с Мерли теперь справятся сами, а на мельнице слишком безлюдно и далеко от города, а значит, опасно.

Имке взглянула на темные окна квартиры. Они, конечно, уже спят спокойным, глубоким сном, поскольку вино и усталость взяли свое. Им ничто не угрожает в центре города. В доме еще десять населенных квартир. Что с ними может случиться?

Она снова высморкалась, включила зажигание, фары и тронулась в путь. Улицы были безлюдны, словно страх разогнал всех по домам. С другой стороны, где еще быть в час ночи, как не дома? Бары и рестораны закрылись. Моросил прохладный мелкий дождь, чересчур прохладный для середины июля.

Она выехала за город. Темнота на дороге была черная и густая. Из соображений безопасности Имке заблокировала все двери машины. Кто его знает. Совсем недавно на женщину напали, когда она остановилась перед светофором на перекрестке. Грабитель открыл дверь и сел к ней на пассажирское сиденье, вот как. Она включила радио, надеясь, что музыка поможет ей отвлечься от ужасных мыслей и чувств.

Мельница возникла из темноты так внезапно, что у Имке перехватило дыхание. Нервы были на взводе. Нужно отдохнуть, выспаться.

Поставив машину в гараж, Имке пошла в дом. Каждый ее шаг по гравийной дорожке скрипучим эхом отдавался в ночи. Она усилием воли сдерживала шаг, чтобы не выдать своего страха на тот случай, если кто-то наблюдает за ней из темноты. Ей казалось, что это должно подействовать. Никто еще не видел Имке Тальхайм испуганной.

У двери ей под ноги бросилась какая-то тень. Сердце на мгновение замерло. Она зажала рот рукой, чтобы не закричать.

Тень жалобно замяукала и потерлась о ее ноги.

— Эдгар! — воскликнула с облегчением Имке. Она наклонилась и взяла кота на руки. — Как ты меня испугал!

Войдя, она опустила кота на пол, заперла дверь на засов, опустила все шторы и зажгла повсюду свет. Она дома. И в безопасности.



«НОВАЯ ЖЕРТВА ПОХИТИТЕЛЯ ЦЕПОЧЕК 

Убийца восемнадцатилетней Симоны Редлеф снова заявил о себе. Его последней жертвой стала восемнадцатилетняя школьница Карола Штайгер из Брёля. Учителя и одноклассники ошеломлены смертью девушки. 

Главный комиссар криминальной полиции Берт Мельциг подтвердил сходство этих двух ужасных преступлений: обе жертвы погибли от ударов ножом, были брошены в лесу и у обеих похищены шейные украшения. 

Особое расследование ведется также в отношении двух убийств, имевших место на севере, о чем сообщалось в предыдущих выпусках. Возглавляет расследование Берт Мельциг. Вознаграждение тому, кто сообщит достоверную информацию о преступнике, возросло до 7500 евро. Это, вероятно, послужило причиной увеличения числа звонков в полицию, однако ни один из звонивших не предоставил ценных сведений. Города и деревни охвачены страхом, люди ждут решительных действий полиции». 


Тягостно было читать это сообщение в газете, зная, что другим читателям эти новости всего лишь щекочут нервы, как бывает, когда узнаешь о чьей-то пугающей смерти: слава богу, это не со мной. Как будто сидишь в кино. И тебе ничто не угрожает.

Полное имя совершенно не шло Каро. Я и раньше это замечала. Карола — это слишком обычно. Так звали хороших девочек. Однако у меня не было времени подумать об этом, потому что я была очень зла на газету и автора заметки, полной избитых выражений: достоверная информация, решительные действия, жертва…

Я много раз читала подобные материалы, но теперь не могла взять в толк, при чем здесь Каро. Все это было совершенно на нее не похоже. Один заголовок чего стоит: «Новая жертва похитителя цепочек». Страшная пошлость. Можно подумать, весь мир сидит в кинотеатре и следит за похождениями этого маньяка. Автор — некий Хайо Гиртс. Я позвоню ему, чтобы пристыдить. Или напишу. Когда-нибудь. Позже.

Мерли была в школе. Долго оставаться в квартире она теперь не могла. А я, наоборот, точно раненая кошка, пряталась и зализывала раны.

Я страшно скучала по Каро. Мне казалось, я ее вижу. На кухне, в ванной, в прихожей, сидящей на моем стуле. Я слышала ее смех. Чувствовала аромат ее духов.

Мы повсюду натыкались на ее вещи: ее расческа; зубная щетка; купальный халат; туфли, которые она сбрасывала у входа и отшвыривала куда придется; журналы, которые она читала; ее йогурт в холодильнике. Ни мне, ни Мерли не хватало духу зайти в ее комнату. Мы заперли ее, оставив ключ в замке. Все было так, будто кто-то написал на двери невидимыми буквами: «Каро умерла».

Меня преследовали видения ее смерти. Как это случилось?

Одна. В муках ужаса.

Я упрекала себя, лихорадочно вспоминая, чем была занята в тот момент, когда мою подругу убивали. Я тогда поехала на мельницу после съемок программы о моей матери. Я играла роль дочери знаменитости, я послушно улыбалась в камеру, терпеливо отвечала на вопросы. А еще этот оператор. Я не хотела на него смотреть, но мои глаза так и шныряли вслед за ним. Мне льстило, что он тоже смотрит на меня. Может быть, Каро умирала, пока я строила ему глазки? Или это случилось позже, когда я лежала в своей старой кровати на мельнице и сочиняла сценарий фильма, в котором мы с оператором играем главные роли.

Я оставила газету на кухонном столе, пошла к себе в комнату и бросилась на кровать с таким ощущением, что сплю и вижу сон, но не могу проснуться, потому что мозг окутан им, точно ватой. Отупение сковало мои мысли.

Каро умерла. Ее убили. Ничто другое не шло на ум. Наверное, я еще в шоке. Но сколько это может продолжаться?


Берт с недовольной гримасой развернул газету. Зачем он вообще читает эти заметки? Что бы ни случилось, пишут всегда одно: города и деревни всегда охвачены страхом, а полиция, как всегда, бездельничает.

Он сталкивался с этим репортером пару раз, но даже лицо его не запомнил. Этот Хайо Гиртс задавал ему вопросы по протоколу и делал такие же выводы. Ему не важно было, что пишут в газетах, но зато шефу было важно. Берт подозревал, что по газетам шеф и составляет мнение о его работе, тщеславный фанфарон.

Берт допил кофе, поцеловал Марго и пошел в гараж. Дети уже уехали в школу. Берт накануне заработался и потому встал на час позже обычного. Элиас внушал ему, что без режима он заработает себе инфаркт. С тех пор как Берт по настоянию Элиаса бросил курить, он таскал с собой лишних семь кило веса. Неудивительно при его сидячей работе и нерегулярном питании. Обычно он перехватывал какой-нибудь бургер в закусочной или кафе, с майонезом, текущим из-под сыра и ветчины. Пустые калории, много жира, мало клетчатки. Не то чтобы он сам слишком задумывался о своем образе жизни, но Элиас не давал ему забыть об этом, да и Марго тоже. Вот уж кто всю жизнь следил за своей диетой!

Машина завелась с третьей попытки. Зажигание, наверное, барахлит. Либо это симптом более серьезных неполадок. Его машина с самого начала доставляла им много хлопот, ремонт обходился в целое состояние.

По пути Берт морально готовился к встрече с шефом. Тот, конечно, станет размахивать газетой, стучать ею по столу с покрасневшим от ярости лицом — еще один потенциальный инфарктник. Берт готов был поспорить, что давление у шефа зашкаливает.

Хорошо, что у него запланирована встреча с родителями Каро, так что долго выслушивать истерику шефа ему не придется. Они предпочли сами приехать в полицию, и он их хорошо понимал, ибо со второй попытки ему удалось проникнуть к ним в квартиру.

Маленькая кухня была завалена грязной посудой. Обои и шторы пожелтели от табачного дыма. Синие клубы дыма поднимались с кофейного столика в гостиной. Берт насчитал там шесть разномастных кошек. Мать Каро, пышная растрепанная женщина, без остановки курила, поглаживая черного кота, развалившегося рядом на диване. Ее муж шагал туда-сюда по комнате.

— Я знала, что-то случится, — твердила она как заведенная.

Поскольку ничего другого Берт не смог от нее добиться, он предложил встретиться еще раз.

— Только не здесь, — сказала ее мать и погрузилась в молчание.

Берт оценил достижение Каро, вырвавшейся из этой кошмарной обстановки. Сильная девушка. Он мог только догадываться, каково ей приходилось в детстве.

И теперь он думал об этом, медленно продвигаясь в потоке машин на шоссе. Что ж, жизнь за городом — это роскошь, а за роскошь надо платить. Он включил радио. Играла какая-то новая поп-группа из тех, что быстро появляются и еще быстрее исчезают. Они все на одно лицо. Интересно, любила ли Каро такую музыку? Посещала ли она ночные клубы? Он решил снова навестить ее подруг и осмотреть ее комнату.

Как ни прискорбно, на все требовалось время. А маньяк между тем мог в любую минуту совершить новое преступление.


«— Позвольте кое-что вам рассказать», — пел мягкий мужской голос.

Порой реальность распадалась на несколько уровней. Это был один из тех моментов. Убийство и музыка. Что может быть более противно друг другу?

Она ему снилась — живая и невероятно юная. Она смеялась. Смеялась, запрокинув голову. Он особенно любил ее смех. И ее хорошее настроение. Оно пузырилось, как шампанское. Так она и жила. С ней он вспомнил, что такое счастье. С ней выдавались поистине счастливые мгновения. «Нанижи на нить мгновения счастья и повесь себе на шею, — подумалось ему во сне, — чтобы запомнить ее навсегда». И это ему почти удалось. Но тут он проснулся, и по щекам у него текли слезы.

Он тосковал по ней. Страшно тосковал.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Он не был похож на сыщика. По крайней мере, я не так их себе представляла. Хотя у него был очень внимательный взгляд умных глаз, от которых ничего не укрывалось.

Мерли предложила ему кофе. Пока она готовила эспрессо, он стоял рядом, с интересом наблюдая за работой нашей кофеварки. Мерли заметно смущалась. Будучи активисткой общества защиты животных, она привыкла опасаться полицейских. Тем не менее она комментировала для него все свои действия. Правда, не своим голосом и тщательно подбирая слова, что выдавало ее настороженность.

— Чудо техники, — восхитился он, беря у Мерли первую чашку и ставя ее на стол передо мной. Сам он сел на стул слева от меня.

Мерли не только говорила, но и двигалась по-другому. Она суетилась и дергалась, так что кофе у нее выплеснулся через край. Схватив губку, чтобы вытереть лужу, она выронила ее из рук на пол. Наш гость не мог этого не заметить, однако, я полагаю, отнес на счет шока.

Не тратя времени на светские разговоры, спросил:

— Как вы тут справляетесь?

Мерли лишь дернула плечом, а я промолчала — за неимением слов, могущих описать наше состояние.

— Представляю, каково вам сейчас, — продолжил он.

— А вам приходилось терять друзей? — Мерли взглянула на него в упор.

Я хорошо знала этот провокационный прием, предвещающий скандал.

— Нет, — он без смущения встретил ее взгляд, — но мне часто приходится встречать людей в вашем положении.

Мерли дрожащей рукой поднесла чашку к губам.

— У меня к вам несколько вопросов. А еще я хотел бы осмотреть комнату Каро, — объявил комиссар.

Опять? Его подчиненные уже там побывали и перевернули все вверх дном — отодвигали мебель, заглянули в каждую книгу. Он лично рассматривал фотоальбом Каро.

С фотографий смотрела живая и знакомая Каро. Как будто дверь сейчас откроется, она войдет и крикнет: «Угадайте, кого я сейчас встретила!»

— Вы знаете, где ее комнате, — сказал я. Ни мне, ни Мерли не улыбалось идти туда с ним.

— Наглость, — пробормотала Мерли, когда он вышел. — Они даже дневник ее забрали. Разве у них есть на это право?

— Понятия не имею. Но если это поможет… Ты ведь хочешь, чтобы его поймали, не так ли?

— Я бы пристрелила его собственными руками! — исступленно прошипела Мерли.

— Предоставьте это нам.

Мы не заметили, как комиссар вернулся. Он сел за стол.

— Значит, вы планируете пристрелить убийцу Каро? — спросила Мерли, не оставлявшая попыток поскандалить.

— Нет. Но будьте уверены, он получит по заслугам.

— Как же! Пятнадцать лет в уютной камере, с книгами, телевизором, медицинским обслуживанием и всем, что его душа пожелает? Или, может быть, три года лечения в психушке на том основании, что он сумасшедший и не отвечает за свои действия?

— В тюрьме совсем не так сладко, как вы говорите, — возразил комиссар, — некоторым хватает одного вида закрытой двери и зарешеченных окон, чтобы повредиться в уме.

— А когда выйдет, он станет писать мемуары, так, что ли? Может, его даже будут приглашать на телевидение в ток-шоу? — Мерли вскочила, с грохотом отодвигая стул. — Сказала бы я вам, что делать с вашим наказанием! — И с этими словами она вылетела из кухни.

Я растерялась, не зная, что же мне делать: бежать за ней или остаться?

— Ей нужно время, — заметил комиссар.

— Обычно она не такая, — стала я оправдывать Мерли, — она против смертной казни, она ненавидит насилие. Не знаю, что на нее нашло. — Сказав так, я поймала себя на лжи. Нет же, Мерли не чуралась насилия, если это было насилие во имя благой цели. Например, когда требовалось освободить лабораторных животных. Я была уверена, что они с друзьями без лишней щепетильности расправились бы с кем угодно. Но сказать это полицейскому я, конечно, не могла. — Буду рада ответить на ваши вопросы. А если вам понадобится Мерли, так я ее приведу.

На том мы и порешили. Его интересовало буквально все. Как Каро относилась к своей семье? Кто были ее друзья в школе? Подрабатывала ли она в свободное время? Был ли у нее постоянный бойфренд? Не замечали ли мы каких-нибудь странностей в ее поведении последнее время?

— Она чувствовала себя несчастной, — сказала я, — хотя недавно влюбилась. Там были проблемы.

И я рассказала ему об экстравагантном приятеле Каро. О том, как она боялась, что он гей, как, не зная его имени, она придумывала ему все время разные имена и что он просил ее подождать.

— Подождать? Чего?

— Ну… он… он не трогал ее, — промычала я, смущаясь необходимости рассказывать о таких вещах незнакомому человеку.

— А, понятно, — отвел глаза комиссар. — Когда они познакомились — Каро и ее приятель?

— Точно не знаю. Несколько недель, наверное. Даже не знаю, молод ли он. — На самом деле я горько сожалела, что не расспросила Каро о нем подробнее.

— И как часто они встречались?

Я пожала плечами.

— Раньше она никогда так не скрытничала. Мы с Мерли ни разу его не видели.

— То есть он никогда сюда не приходил?

— Нет, он провел здесь одну ночь, но на глаза нам не попался. А еще он запрещал ей рассказывать нам о нем.

— Но почему?

— Каро говорила, что он хочет сначала убедиться в том, что они любят друг друга.

Комиссар задумался. Поблизости завыла сирена — мимо промчалась полицейская машина либо «скорая помощь». Поздно. Никто уже не поможет Каро.

— У нее всегда были такие трудности?

— Ей никто не нравился, и потому она быстро бросала своих парней. Все искала настоящую любовь. И ей казалось, с новым бойфрендом она наконец нашла, что искала.

— Значит, он  не нашел?

— Да, — кивнула я. — Она говорила, что ему, мол, тяжко приходилось в жизни и потому он такой робкий и осторожный.

— Где можно найти этого человека?

Хороший вопрос. Ах, если бы только знать!

— Понятия не имею, — ответила я, — о чем весьма сожалею.

Вопросы комиссара на этом не закончились. Далее он спрашивал, когда я в последний раз видела Каро, когда Мерли видела ее в последний раз, звонили ли мы ее родным, были ли необычные телефонные звонки в последние недели. А также не замечали ли мы чего-нибудь странного у нашего дома. Я отвечала как могла, пока у меня не начали дрожать руки от утомления. Заметив это, он распрощался и ушел. Деревянные ступени заскрипели под его шагами.

Я постучала в дверь Мерли. Она лежала на кровати, обняв подушку, и слушала музыку.

— Он ушел? — спросила она голосом полным слез.

— Да, только что.

— Хорошо. Извини, что я бросила тебя одну, Ютта.

— Да ладно, все в порядке.

— Узнала что-нибудь новенькое?

Да, узнала. Примерное время смерти Каро — от полуночи до трех часов утра. И еще кое-что. Что похороны в понедельник. Все это я сообщила Мерли шепотом, не имея духу произнести в полный голос.

Мерли ткнулась лицом в подушку и расплакалась, а я легла рядом и обняла ее. Так мы и лежали некоторое время.

— Знаешь, что сказала мне Каро в последний раз, когда мы виделись? — спросила Мерли. — Она обозвала меня форменной дурой. — Мерли рассмеялась сквозь всхлипы. — Из-за Клаудио. Совсем не в духе Каро, верно?

— Да уж… что-то не припомню, чтобы она любила читать мораль.

— А тебе? Что она сказала тебе в последний раз?

— Она… она сказала — спасибо, мол, ты настоящий ДРУГ.

— Но, Ютта! — Мерли вытаращила глаза. — Ведь она с тобой прощалась!

— Ну нет уж, это совпадение. Она просто рассказывала мне об этом своем бойфренде, как она любит его и будет любить до гроба.

— Что?

— Ну знаешь: пока смерть не разлучит нас. Прямо так и выразилась.

Мерли снова зарыдала.

— Думаешь, у нее было предчувствие?

Нет, я так не думала. Хотя, возможно, ее подсознание увидело что-то такое, чего не замечали глаза.

— Слушай, Мерли, — сказала я, — мы должны найти его.

— По-твоему, это он? — прошептала она, цепенея от ужаса.

При этих словах меня, наконец, прорвало — слезы так и хлынули из глаз. Мерли обняла меня за плечи.

— Надеюсь, что нет, — всхлипнула я, — но он может пролить свет во тьму.

Ага, пролить свет во тьму. Меня можно было поздравить: я заговорила, как героини в детективах у моей матери.


Когда он ехал обратно, шоссе было закрыто из-за аварии, и весь транспорт двигался по объездным проселочным дорогам, не приспособленным для этого. У Берта разболелась голова, засосало под ложечкой. Он догадался выключить радио, и тогда напряжение немного спало. Порой ему хотелось сменить работу — чтобы не нужно было общаться ни с единой живой душой. В горле драло после всех этих разговоров, глаза щипало. Нервы болели от усилий, когда он пытался сосредоточиться и понять, что ему говорят. Дочь фрау Тальхайм была, пожалуй, приятной собеседницей, а вот ее подруга Мерли — та еще штучка. Ее поведение заставляло заподозрить, что совесть у нее нечиста. Хотя, может быть, безо всякой связи с убийством Каро. Но так или иначе, за ней стоило присматривать.

Самой неприятной частью дня была беседа с родителями Каро. Холодные, как собачий нос, бесчувственные люди. Едва они вошли, в его кабинете сразу завоняло сигаретным дымом, как у них дома. Отец Каро опять принялся бегать туда-сюда, заложив руки за спину. Они оба изъяснялись обрывочными агрессивными фразами, обвиняли всех и вся, а том числе и свою убитую дочь.

— Мы никому не нужны, — заявила фрау Штайгер.

Как оказалось, Каро еще при жизни подвела их, уклонилась от своих обязанностей, пошла на поводу у этой богачки, дочери популярной писательницы — как бишь ее зовут?

— …Она нас стыдилась, вот что.

Их дочь задирала нос, считала себя особенной, и от этого у всех были неприятности.

— …и Калле против нас настроила.

Брат ее куда-то подевался. Жулик малолетний. Социальным службам, конечно, дела до него не было и нет. Хоть по телевизору его разыскивай. Они подали заявку на участие в чат-шоу.

Какие отношения были у Каро с мужчинами?

— Обыкновенные, — хмыкнул герр Штайгер, — она с двенадцати лет шлюха.

В первый момент Берт подумал, что ослышался, но потом понял, что нет. Ему захотелось ударить этого типа, но профессиональная выдержка не подвела. Он еще в детстве уяснил, что сдержанность помогает выжить. Он даже улыбнулся — механический жест, но подкупающий — способный расположить и разговорить собеседника. Они повелись на это, как он и рассчитывал.

Оставалось только внимательно слушать. Штайгеры расписывали свою дочь как исчадие ада, и неудивительно — ведь они не любили ее. Дома она видела от них лишь недоверие, побои и оскорбления. С тех по


убрать рекламу







р их отношение в общем не переменилось. Каро рано сбежала из дома, и Берт понимал ее. Он даже позавидовал ей, ведь в свое время не смог этого сделать. Он не смог оставить мать одну на милость тирана-отца, воспринимающего сына и жену как свою собственность. Даже теперь, много лет спустя, Берт не мог забыть унижений своего детства и юности.

Берт вспомнил шрамы на руках Каро и спросил:

— Когда она начала резать вены?

Фрау Штайгер подняла на него обиженный взгляд.

— Актриса она была, вот что.

— Ну и что же? — Берт еле сдерживался. — Она получала помощь?

— Этого еще не хватало, — хмыкнул Штайгер.

В кабинете вдруг стало нестерпимо душно, и не только из-за дыма сигарет. Берт открыл окно. Терпение кончалось. Пора было заканчивать разговор.

Он выставил их, распахнув перед ними дверь. На прощание лишь сухо кивнул. Пожать им руки он не мог бы ни за что на свете.


«Это работа, — сказал он себе, — нечего принимать близко к сердцу».

Но легче сказать, чем сделать. Признаться, держать эмоции под контролем ему удавалось лишь в хорошем настроении. А это случалось нечасто.

Лишь с Каро он забывал обо всем, потому что она была выдумщица и брала его в свой воображаемый мир. Только теперь он это оценил. Это был мир, свободный от насилия, от войн, от голода. Мир совершенной гармонии. Вначале он заподозрил, что Каро наркоманка. Но нет, она была сумасшедшей от природы, и это обезоруживало и привлекало. Он находил это очаровательным. Его матери не понравилась бы Каро, потому что она любила тихих, скромных, неприметных девушек и сама хотела быть такой, хотя и безуспешно. Сквозь ее блеклый фасад то и дело проглядывала та самая сумасбродная девица, которая однажды по уши влюбилась и всю жизнь расхлебывала последствия.

Для Натаниела Каро была как откровение. В ней сочеталось все, что он искал в девушке — молодость, красота, непосредственность, невинность. Было что-то удивительно трогательное в том, что она сохранила веру в доброту, вопреки своему безрадостному детству.

— С тобой, — говорила она, уютно прижимаясь к нему, — я смогу все. Может быть, даже помириться с родителями.

Он любил слушать ее, любил звук ее голоса, не по возрасту зрелый. Любил, когда она была молчалива и задумчива. С ней легко было молчать.

Клубника. Бесконечные идеальные прямые ряды клубники. Руки, спины, головы, солнце, жара, пот, болтовня, смех. И над всем этим одуряющий аромат спелых ягод.

Натаниел работал молча. Теперь ему не с кем было делить свое молчание, так что он молчал в одиночку.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Неудачный это был день для похорон. Светило солнце, оглушительно распевали птички под небом такой синевы, какую редко доводится увидеть. Пахло летом. Даже старая кладбищенская стена, поросшая мхом, казалось, источает аромат. Было немного позже десяти, но асфальт успел раскалиться чуть ли не до шипения.

Мы с Мерли пошли пешком, решив, что так нужно. Мы хотели быть как можно ближе к Каро, провожая ее в последний путь. В последний путь. Я никогда не могла взять в толк, что это такое. И уж тем более по отношению к Каро. Утром, лежа без сна, я плакала оттого, что мне в голову пришли эти слова.

Мерли уверяла, что для мертвецов важно внимание живых. Что мертвые, мол, в первые несколько часов после смерти все видят и слышат, и потому не надо было оставлять ее одну в морге.

— Перестань, Мерли, — сказала я, — не сходи с ума. Мы всегда будем помнить Каро. Ничего другого не можем для нее сделать.

Мы обе с трудом сдерживались, чтобы не разрыдаться. Остаток пути прошли молча.

Мы думали, что придем первыми, но ошибались. На стоянке у часовни было полно машин, блестящих под солнцем. Группы людей, одетых в основном в черное, стояли у часовни. Лишь изредка мелькало что-нибудь белое, пестрели яркие пятна цветов.

Весь наш поток собрался тут. И Малленбёк, наш завуч.

— И этот приперся, — зашипела Мерли, — неужели ему все мало?

Малленбёк преподавал у нас физику. То есть если до нее доходило дело. Когда кто-то из нас являлся неготовым к уроку или забывал тетрадь с домашним заданием, он ничего нам не преподавал, а весь урок издевался над провинившимся. Каро он и вовсе считал существом второго сорта, а она ненавидела его.

Мы прошли в часовню мимо него, будто не узнав, и сели на скамью во втором ряду.

Гроб стоял среди моря цветов и венков. Дубовый гроб с блестящими металлическими петлями был суров и мрачен, и гирлянда из белых розочек на крышке не помогала сгладить это впечатление. Свет в часовне был притушен, и в полумраке мерцали зажженные свечи. Как бы Каро ни любила свечи, здесь ей не понравилось бы, это точно.

— Я этого не вынесу, — шепнула мне Мерли.

— Выдержишь, — приказным тоном ответила я — нарочно, чтобы она встряхнулась.

Скамьи заполнялись народом. Странное зрелище, если знать Каро. По иронии судьбы ей, которая чувствовала себя неуверенно среди толпы, суждено было стать причиной этого сборища.

На первой скамье долго никого не было. Потом появились родители Каро и ее брат Калле и заняли ее. Каменные бледные лица. Калле, оглянувшись, неуверенно улыбнулся нам. Видно было, что он плакал. Немного погодя появились еще какие-то родственники и тоже уселись в первом ряду. Они без смущения смотрели по сторонам, возились, перешептывались.

Пастор занял свое место за аналоем, пролистал Евангелие, лежавшее перед ним. Мы с Мерли предупредили его, что нам хотелось бы выступить в конце. Теперь у меня дрожали колени от мысли о том, что мне придется встать, выйти вперед у всех на глазах и держать речь. Мерли явно чувствовала то же. Ее рука в моей руке была горячая и мокрая.

Слова. Молитвы. Музыка. Каро любила госпелы.[1] У нас была местная госпел-группа, и они сами предложили прийти и спеть для Каро. Я надеялась, что Каро слышит их чудесные голоса, где бы она ни была.

Затем пастор кивнул нам, и мы вышли вперед.

— Давай, — шепнула Мерли, сунув мне в руку шпаргалку, приготовленную накануне.

Колени заходили ходуном. Лица передо мной расплывались, как в тумане. Я страшно боялась расплакаться.

И вдруг я успокоилась. Поняла, что буду говорить, и скомкала ненужную шпаргалку.

— Каро, — начала я, прислушиваясь к собственному голосу, — я не знаю, видишь ли ты меня, слышишь ли… Надеюсь, что да. Потому что я хочу тебе кое-что сказать.

Пусть я не готовила свою речь, но не боялась запнуться.

— Ты не просто умерла, тебя убили.

По рядам пронесся шелестящий шепот. Люди насторожились. Но я не собиралась останавливаться.

— Жаль, что я не знаю, как Бог объясняет это, Он не разговаривает с людьми. И будучи Богом, Он не должен объяснять причин происходящего с нами.

Краем глаза я увидела, как пастор в отчаянии закрывает рукой лицо — беспомощный жест, показывающий, что он не в силах заткнуть мне рот при всем честном народе.

— Ты столько не успела сделать в жизни. Главное, ты не успела побыть счастливой.

Мерли взяла меня за руку. Не глядя на нее, я почувствовала, что она плачет.

— Твоего убийцу пока не нашли. Может быть, он думает, что его никогда и не найдут. Я не готова его простить. Я ненавижу и презираю его. Он причинил тебе боль, он лишил тебя жизни.

Мерли вытерла глаза. Я встретила встревоженный взгляд моей матери, пристально смотревшей на меня. Но я пока не закончила. Люди шептались. Но меня это не волновало.

— Я не успокоюсь, пока его не арестуют и он не заплатит за твою смерть. Я обещаю, Каро, а ты знаешь, что мы всегда выполняли обещания, данные друг другу. Я найду этого человека. — При этих словах самообладание изменило мне, и я задрожала как осиновый лист.



«ПРОЩАНИЕ С КАРОЛОЙ — УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЭПИЗОД 

Вчера состоялись похороны Каролы Штайгер, самой младшей жертвы маньяка по прозвищу Похититель цепочек. Часовня, где проходило прощание, не смогла вместить всех желающих попрощаться с девушкой, ставшей жертвой жестокого преступления, и многим пришлось остаться снаружи. 

Среди присутствующих была Имке Тальхайм, популярная писательница. Ее дочь, Ютта Вайнгартнер, близкая подруга погибшей, выступила с трогательным и сенсационным прощальным словом, пригрозив убийце отыскать его и предать суду. 

Затем пастор Фридхельм Оффтермат заявил, что он осуждает идеи мести и расплаты. Он призвал присутствующих молиться за Каролу и за преступника — человека, „сбившегося с пути истинного“. При этом, под шум собравшихся, Ютта и ее подруга встали и покинули часовню. Многие последовали их примеру и ждали снаружи, пока вынесут гроб, чтобы сопроводить его на Лесное кладбище». 


Берт столько раз перечитывал сообщение, что казалось, знает его наизусть. Впервые этот Хайо Гиртс ничего не преувеличил и не переврал. Прямо удивительно.

Слова «сенсация» и «шум» мало подходили для описания того переполоха, который поднялся после заключительных слов пастора.

— Прошу вас! — кричал пастор. — Успокойтесь! Это ведь похороны!

— Вот именно! — отвечал ему какой-то мужчина сзади. — Похороны! Не забывайте об этом, ладно?

Берт надеялся, что Каро похоронят пристойным, должным образом. Однако, как ни жаль ему было испорченной службы, он все-таки понимал, что выплеснувшиеся эмоции не были так уж неуместны. Убили девушку, почти ребенка. Чудовищное злодеяние. Это требовало более значительного ответа, чем пара евангельских цитат.

Берт подозревал, что сдержанность журналиста как-то связана с Юттой. Ее речь произвела впечатление: ее чистый голос ясно заполнил все помещение часовни, а горячность слов затронула, наверное, каждое сердце. И сердце Берта в том числе. Он восхищался ее смелостью. А также стойкостью Мерли, которая хоть и рыдала в три ручья, но не отходила от подруги.

И все же, несмотря на свое уважение, их поведение не могло не вызывать у него досады. Ютта недвусмысленно угрожала убийце, а ему, Берту, это было совсем некстати. Не хватало еще, чтобы под ногами путались два ангела-мстителя, которые, помимо всего прочего, подвергают себя нешуточной опасности.

Он встал и подошел к большой наборной доске, занимавшей почти всю стену между окном и дверью. Берт использовал эту доску для упорядочивания идей, приходящих ему в голову. Чего там только не было: фотографии тел погибших и мест, где их обнаружили; вырезки из газет; клочки бумаги с мыслями; рисунки цепочек, которые носили жертвы; карта местности, где крестами были помечены места обнаружения тел; такая же карта с севера.


Объекты на этой доске беспрерывно перемещались по мере того, как каждое дело обретало новые формы. Коллега Берта, бывшая на похоронах, сделала снимки присутствующих. Несколько снимков Берт распечатал и повесил на доску.

Конечно, убийца вряд ли пришел бы на похороны. Однако такие случаи были известны. Берт понимал, что и преступнику иногда интересно взглянуть на плоды своих «трудов». Ему нетрудно бывало влезть в шкуру преступника, постичь его мотивы, образ мыслей. Потому, наверное, что все люди — потенциальные преступники, только не все хотят это признать.

Он рассматривал фотографии похорон. Благопристойные, серьезные лица. Их столько, что ни одного нельзя выделить. А что, если преступник и сам оплакивал Каро? Что, если он любил ее? Может быть, слишком сильно любил. Он сел за стол и придвинул к себе дневник Каро. Он уже успел привыкнуть к ее почерку — торопливым каракулям с наклоном влево, будто буквы собирались завалиться на спину. Типичные дневниковые записи, простые и откровенные. Каро, конечно, писала для себя, будучи уверенной, что никто и никогда не прочтет ее тайные мысли. Каро не была добра к себе. Она себе не нравилась и не ожидала, что жизнь будет к ней благосклонна.

Пока не встретила этого человека. Пока ее чувства не расцвели.


2 июля 

Мои мысли полны им. Я не хожу, я летаю на крыльях, как бабочка. Мне кажется, что я знала его всегда, и все-таки он мне незнаком. Так, наверное, всегда бывает, когда любишь. Все другие парни, что у меня были, с ним не сравнятся. И что я в них находила? А ему только стоит взглянуть… Я на все готова ради него, на все. 


3 июля 

Он вечно занят. Я очень скучаю и жду встречи. Я люблю звук его голоса, запах его кожи, люблю касаться его, хотя он редко разрешает. Он только смотрит на меня. Мне от этого не по себе. Смотрит и смотрит, пока я не засмеюсь, как дура. 


4 июля 

Снова мы не встретились. День насмарку. Все черно без него. Где ты, любимый? Не знаю, как тебя зовут. 


5 июля 

Он поцеловал меня! Наконец-то! Его поцелуй пахнет солнцем и летом! 


«Любовь делает людей поэтами, — думал Берт, переворачивая страницу. — Столько жизни в ее записях, надежд, счастья… Хотя постепенно ее одолевают сомнения».


6 июля 

Почему я не должна ничего им рассказывать? Я не привыкла врать Ютте и Мерли. Но он не хочет. Говорит, что у него был печальный опыт. Издевается он, что ли? Да вся моя жизнь — это один печальный опыт. 


7 июля 

У меня ощущение, что мы играем в любовь по чужому сценарию. Для невидимой публики. Что бы я ни говорила, он не слушает. Твердит, что пока рано. И так все время. Он умеет быть нежным, но иногда — холодный и резкий. Тогда он так смотрит на меня, что мне становится страшно. Я пока не знаю, отчего у него так внезапно меняется настроение. Что-то его заводит. 


8 июля 

Я люблю его! Люблю! Люблю! 


9 июля 

Он не любит, когда я крашусь или ярко одеваюсь. Он понятия не имеет, что сейчас носят. Он старомодный, как папа римский. Но мне и это в нем нравится. Он терпеть не может, когда я громко разговариваю или смеюсь. Это, мол, вульгарно. Не знаю, есть ли сейчас мужчины, которые помнят такие слова. Иногда он смахивает на героя какого-нибудь романа Розамунды Пилчер. На самом деле ему многое не нравится, но я рада, что он всегда предупреждает меня об этом. Так что я стараюсь его не раздражать. 


10 июля 

Думаю, он разозлился бы, если бы узнал, что я веду дневник. Но я ему никогда не скажу. Я не могу без дневника, он столько раз помогал мне выжить. 


Выжить.  Берт вышел в коридор за кофе. Опустив в автомат пятьдесят центов, он наблюдал, как тот выкидывает белый стаканчик и направляет в него тонкую струйку кофе, издавая при этом бурлящие звуки, точно внутри сидит кофейный джинн. «Возможно, — думал Берт, на ходу отпивая кофе, — я на неверном пути. Но другого пути у меня нет».

Чутье подсказывало ему, что он должен найти этого человека. Какой-то ненормальный тип. Ненормальные у них были отношения.

Берт вспомнил первые недели с Марго. Когда она наконец согласилась выйти за него замуж, он был вне себя от радости. Он ходил как в тумане и всем надоедал рассказами о своей любви. Для него немыслимым было бы это замалчивать. Да его разорвало бы на куски.


11 июля 

Мне хочется писать сонеты. О нем. Обо мне. О нас. И разбрасывать их по городу с самолета, чтобы все читали и знали: вот мужчина, которого я люблю. Но мне нельзя даже говорить о нем. Я спросила насчет Ютты и Мерли, а он попросил подождать еще немного и взглянул на меня так, что сердце забилось, как пташка в клетке. А еще он прибавил: «А потом хоть в газетах печатай, если хочешь». Он обнял меня, и я хотела расстегнуть его рубашку, но он опять не дал, заговорил о посторонних вещах, и настроение пропало. 


Берт задумчиво пил кофе, надеясь, что кофеин подстегнет его неповоротливые, сонные мысли. Кофе был на удивление хорош, будто и не из автомата.

Час спустя он закрыл дневник Каро и отодвинул его в сторону. Чтобы оставаться объективным, он не должен принимать эту историю близко к сердцу. Необходим трезвый взгляд на вещи, иначе ему никогда не распутать этого дела.

Он вспомнил худое личико Каро, ее щуплое тело, острые плечи, обкусанные ноги, шрамы на руках… и со вздохом придвинул к себе документы, которых накопилось уже приличное количество. Он был бы рад отвлечься, заняться чем-нибудь еще, но все, лежавшее на столе, вертелось вокруг Каро. Когда в кабинет вошла коллега, чтобы спросить что-то, он рявкнул на нее без причины. Она лишь подняла брови. Они давно работали вместе и знали сильные и слабые стороны друг друга, как знают друг друга супруги, прожившие в браке много лет.

— Извини, — сказал Берт, — это дело тяжело мне дается.

Потому что у них с Каро было много общего и она была ему симпатична. Но это никого не касалось.


Имке Тальхайм очень беспокоилась о дочери. Она пыталась подавить это беспокойство, равно как любое чувство, нарушающее ее душевное равновесие. В этом ей помогала работа. Вернувшись на мельницу после похорон, она накормила кошек, заварила чай — сорт «Зимняя сказка», хотя было лето, — и вышла с чашкой на террасу, надеясь привести себя в рабочее состояние.

Ничего не помогало. Тревога не отпускала ее целый день. Она позвонила своей матери, потом позвонила Тило, который был на конференции в Амстердаме, но и это не принесло ей облегчения. Проведя ночь без сна, она снова вышла на террасу с чашкой чая. Может быть, сегодня удастся написать хоть пару строк.

Лето было в самом разгаре. Солнце с высоты палило на зеленые луга и овец, пасущихся на них. Кошки лениво растянулись в тени под сараем. Птица, усевшись на забор, неподвижно таращилась на нее. Как ни умиротворяющи были эти знакомые виды, а унять тревогу, сжимающую Имке точно клещами, они не могли. Как Ютта могла решиться на такое? Как она могла обращаться напрямую к убийце, угрожать ему? А вдруг он тоже был на похоронах и все слышал? Ведь это смертельно опасно. Может быть, она сошла с ума?

Имке дрожащими руками поставила чашку на стол и стала массировать немеющие пальцы. Нет, при таком настрое не напишешь ни строчки.

В дверь позвонили. Имке встала и пошла открывать. На пороге стоял Тило.

— Соскучился я, — сказал он, обнимая ее.

— А ты почему не в Амстердаме? — спросила Имке и поцеловала его в особо чувствительное место на шее. — Конференция разве закончилась?

— Я уехал на день раньше. — Он отступил и внимательно взглянул ей в лицо. — Ты неплохо выглядишь, бледная только. Устала?

Покачав головой, она повела его на кухню, налила ему чаю. «Зимняя сказка» не была его любимым сортом, но он не возражал. Тило выглядел встревоженным.

— Что-то случилось? — спросила она, когда они вышли на террасу.

— Вот об этом я хотел спросить тебя. — Он сел в кресло и откинулся на спинку, ожидая ее ответа.

— То есть?

Он чудесно выглядел. Легкий загар, светлые волосы с проседью. Даже то, что они редели на висках, ему шло.

— Признаться, меня волнуют Ютта и ее опасные игры с Похитителем цепочек — или как его там зовут.

— А ты откуда об этом узнал? — удивилась Имке.

— Из газет.

— И в Голландии об этом пишут?

— Нет, но там продаются немецкие. Они все полны заголовков вроде «Девочка угрожает убийце» и «Девочка идет по следу Похитителя цепочек». Журналисты такого не упустят! Особенно если дело касается дочери известной писательницы.

— Стервятники чертовы.

— Что ж, надо им чем-то жить. Ты сама это знаешь, Имке.

Никто больше не называл ее этим ласковым именем. Услышав его, она чуть было не разрыдалась на плече у Тило.

— И потому ты приехал?

— Я подумал, что тебе со мной будет лучше.

— Тогда помоги мне, — сказала она, стараясь дышать глубже, чтобы унять дрожь в руках. Но вместо того чтобы уняться, дрожь распространялась по всему телу. «Дыши», — мысленно велела она себе. — Как по-твоему, что мы можем сделать?

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Он был бы не прочь сняться сейчас с места, потому что его уже тошнило от этой деревни, знакомых лиц, жары. Да и так было всегда. Все слишком било по нервам. Ненависть к обществу людей разрасталась до неимоверных размеров. Ему требовалось побыть одному, чтобы восстановиться, отдышаться. Он по-прежнему скучал по Каро, однако и злился тоже. Он злился на нее за то, что она его разочаровала. И он поощрял в себе гнев. Гнев — это хорошо. Гнев делает сильным. А скорбь точит изнутри. А любовь?

Две половины соединяются вместе, как и должно быть. Две половины одного целого. Красота, гармония, совершенство. И затем целое распадается. Не просто на две части, а на тысячу осколков.

И он остается — разбит, разрушен, взорван. И сколько бы усилий ни прикладывал к тому, чтобы собрать себя вместе, трещины никогда не исчезнут. Он чувствует их всегда. Точно шрамы. И чья здесь вина?

Всегда находится женщина, которая учинит раздрай. Он не мог с этим смириться, приспособиться к этому. У него была мечта. Мечта об идеальной жизни. Маленький чистенький домик в уютном тихом городке. Жена, дети. Воскресные полдни в саду среди цветов, кофе и торт под тентом с бело-синими полосками. Иногда приходят друзья — но не слишком часто. Они ужинают вместе, уложив детей. Летом — в саду. А зимой — за скобленым деревянным столом в гостиной перед камином. Гармония. Зажженные свечи. Музыка. Они пьют вино из дорогих тяжелых бокалов и едят сыр и фрукты на десерт. Прошлая жизнь забыта, испарилась навсегда. Он перестал просыпаться от кошмаров, перестал внезапно мрачнеть, когда память вдруг выхватит из прошлого какую-нибудь гадость. Ни тени сожаления нет в его настоящем. Все в порядке. У него нормальная работа, образование. Да, образование. Он больше не боится открыть рот, дабы не опозориться.

— Нэт! Твоя очередь!

Он вздрогнул и очнулся. Малле, держа конверт со своим недельным заработком одной рукой, второй придерживал для него дверь конторы.

«Опасные грезы, — подумал Натаниел, — надо быть осторожнее».

Зарплату им выплачивали каждый четверг. Выдавала ее жена фермера. Натаниел не представлял себе, какую другую работу на ферме она может выполнять при своих длиннющих красных ногтях. Она сидела за обшарпанным столом с бумагами и коробкой, где лежали конверты для каждого.

— Привет, Натаниел, — улыбнулась она ему.

Он кивнул. Он не любил, когда она звала его по имени, и избегал произносить ее имя, хотя она этого хотела. Ее звали Вивиан, хотя, насколько ему было известно, она не была ни британкой, ни американкой.

Не дождавшись его ответной улыбки, она подтолкнула к нему конверт с деньгами и ведомость. Самый воздух, окружавший ее, казалось, похолодел.

— Пересчитай.

Он и без подсказок пересчитал бы. Он никому не доверял, кроме себя.

— У тебя опять самый толстый конверт.

В ее устах это звучало как оскорбление. Все в ней выглядело вульгарным. Он терпеть не мог находиться в ее обществе. Он быстро расписался в ведомости, через силу улыбнулся и вышел.

— Пойдем сегодня выпьем? — предложил поджидавший его Малле.

Нэт кивнул. Иногда нужно сливаться с коллективом, если не хочешь как-нибудь быть порванным на куски.

Он дружески хлопнул Малле по спине и пошел к себе, чтобы принять душ и отдохнуть перед походом в бар. Малле был ходячее информбюро. Что ж, порой неплохо послушать местные сплетни. В последнее время, в связи с этими убийствами, деревня кишела слухами.


У нас на кухне проходило собрание активистов Общества защиты животных. Они собирались у каждого по очереди. Я не принимала участия в их сборищах, хотя помогать, конечно, приходилось. В том смысле, что они порой притаскивали к нам на передержку освобожденных из лабораторий животных — испуганных собак, подозрительных агрессивных кошек и полудохлых кроликов. Мы кормили их и ухаживали за ними. В такие времена Каро проявляла особую склонность к самовредительству, будто эти несчастные животные были ее собственным отражением.

На столе лежали булочки, фрукты и сыр. Мерли заварила чай. Собрание проходило буйно. Активисты то и дело вскакивали с места и перебивали друг друга.

— Это потому, что мы неравнодушные, — учила меня Мерли, — мы не сидим спокойно на заднице и не ждем у моря погоды.

Бастиан, Матце, Кика, Дорит, Уве, Юдит, Лиззи и Боб — так звали ее друзей. Они разрабатывали планы операций и руководили сочувствующими — людьми разных возрастов и занятий, которых объединяла деятельная любовь к животным. Они все были храбры и надежны.

Я не была из их числа, помогая лишь от случая к случаю. Они не воспринимали меня всерьез. Каро тоже не являлась членом группы. Более того, она была сильнее моего настроена против них. Однажды она повесила на кухне плакат с надписью большими розовыми буквами: А КТО ЗАЩИТИТ ЛЮДЕЙ ОТ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ?

Глаза щипало от сигаретного дыма, шум был почти невыносим. Я взяла булочку и скрылась в своей комнате. Сев за стол и уплетая булку, я предалась своим мыслям.

Комиссар не хочет нашего участия в расследовании. Наоборот, он хочет, чтобы мы не путались под ногами. Значит, придется действовать самостоятельно. Сунув в рот последний кусок булки, я вытерла руки о штаны, встала и вышла в коридор. У двери Каро я остановилась, не сразу решившись войти. Мне по-прежнему было страшно.

Мы с Мерли оставили все, как было при Каро, лишь убрали беспорядок, учиненный полицией. После их ухода мы проветрили комнату, дабы испарился полицейский дух и вернулся запах Каро — запах ее кремов и духов.

Я медленно открыла дверь. Всякий раз, входя сюда, я до боли в сердце ощущала отсутствие Каро. Шум на кухне подтолкнул меня, вперед. Я села за стол Каро и включила ее компьютер. Полицейские не забрали его с собой — наверное, скопировали к себе содержимое жесткого диска.

Моя идея была очень проста: я хотела прочитать переписку Каро и другие ее документы в надежде найти что-нибудь ценное. Нет, не то чтобы я любила читать чужие письма и вообще копаться в чужих вещах, но ведь другого ничего не оставалось, раз Каро умерла и не могла никому рассказать о своем убийце. Где еще нам было искать улики?

После часа за ее компьютером я устала, и меня начал одолевать сон. Глаза слипались. И тут-то я нашла их. Стихи Каро.

Я и не знала, что Каро пишет стихи. От неожиданности я даже прослезилась. Когда я читала первое стихотворение, у меня было чувство, что я слышу голос Каро.


ВЕЧЕР

Темнота за окном.
Мое лицо на
Черном стекле
Бледное,
Далекое.
Кожа другой женщины.

Меня проняло до мурашек. Отличные стихи! А ведь Каро никогда не получала хороших оценок за сочинения.


ПОДРУГА

Смотрит
Тихо.
Рядом,
Близко.
Не нужно слов,
Может быть, руки.

Я побежала на кухню. Все недовольно уставились на меня — Юдит зачитывала им какую-то важную статистику, я ее перебила. Когда она продолжила чтение, я поманила Мерли. Она тут же встала и подошла ко мне.

— Что с тобой? Отчего ты плачешь?

Я смахнула слезы тыльной стороной ладони.

— Я хочу тебе что-то показать.

Я отвела ее в комнату Каро и ткнула пальцем в экран компьютера. Мерли тупо уставилась в текст.


БОЛЬ

Иногда
Мне нужно больше,
Чем эта маленькая
Жизнь.
Иногда мне нужен
Огонь
Под кожей,
Чтобы жить.

— Это… что это? — запинаясь, спросила Мерли.

— Стихи Каро.

— Она никогда мне о них не рассказывала.

— Да и мне тоже.

— И сколько их?

— Не знаю. Я их только что нашла.

— … «чтобы жить»… а теперь она, — дрожащими губами пролепетала Мерли и часто-часто заморгала, чтобы не расплакаться.

— Я это распечатаю, — сказала я, — и когда ты закончишь свои дела, мы вместе почитаем, идет?


— Нет, ты только подумай! — Малле уже едва ворочал языком. — Вышла и говорит: я тебя, мол, найду!

Натаниел повертел в руке бокал с пивом. Он знал свою меру и знал, как не спиться. Ему были противны алкоголики, что просиживают все вечера в баре, скандалят или мирно храпят на стойке. Для него не было ничего более отвратительного, чем стеклянные собачьи глаза пьяницы.

Его дед часто бывал таким. Натаниел рано понял, что алкоголь нельзя недооценивать. Дед мог наклюкаться до упаду, но при этом лупить его сильно и больно.

— Смелая девка, скажу я тебе, — Малле прищелкнул языком, — но глупая. Ей надо теперь в оба смотреть. А то как бы этот Похититель цепочек и ее не пришил следующим номером.

Всякий раз, когда при нем заговаривали о Похитителе цепочек, он не сразу понимал, что это о нем. Он не чувствовал себя убийцей. У него не было тяжелых, низменных инстинктов по отношению к женщинам. Наоборот, у него были большие ожидания относительно жизни и женщин. Не его вина, что они не оправдывали его ожиданий. Разве он преступник? Лишь потому, что не может примириться с разочарованием?

Малле узнал обо всем от одной из сборщиц клубники, которая была на похоронах. Да и газеты писали. Даже по местному телевидению прошел короткий сюжет. Хотя, наверное, шум поднялся лишь потому, что девушка была дочерью известной писательницы. Натаниел не был на похоронах. Он бы этого не вынес. И это было бы слишком опасно. Не стоит испытывать судьбу. А газет он почти не читал, так что впервые услышал обо всем от Малле.

Девушку звали Ютта. Каро много ему о ней рассказывала. Имя ему сразу понравилось, и он спросил, какова


убрать рекламу







она из себя.

— Она симпатичная, — ответила Каро, — и тебе тоже понравится.

Он тогда обнял Каро за плечи, и они пошли искать место для пикника. Наконец они нашли такое место среди деревьев, куда солнце проникало сквозь листву и где было не так жарко. Ему нравились их вылазки в лес, чью суровую тишину нарушало лишь пение птиц. Натаниел с детства любил лес. Побитый дедом, он уходил в лес.


— Ни за что не скажешь, что у Ютты богатая мать, — говорила ему Каро. — Наверное, она даже стесняется этого.

Обыкновенно он пресекал такие разговоры, не желая слишком глубоко проникать в жизнь Каро, хотя Ютта возбуждала его любопытство.


— Говорят, что с виду она чистый ангел, — сказал Малле, заказывая еще одно пиво. Его пьяный взгляд блуждал по сторонам.

Ну вот, началось. Кончалось это обычно тем, что Натаниел брал его в охапку и относил к нему в комнату, потому что сам Малле не мог найти дорогу.

Ютта… Это имя не шло у него из головы. Значит, с виду чистый ангел? «Да кто ты такая, — думал Натаниел, — чтобы бросать мне вызов?»

Рядом запел Малле. Завыл какую-то глупую популярную песенку. Хозяин уже недовольно на них посматривал.

— Идем, — сказал Натаниел, — отведу тебя домой.

— Домой-ой, домо-о-о-ой! — нараспев поддержал его Малле.

Натаниел расплатился, и они вышли из бара. Малле прекратил пение, но заныл, жалуясь на свою паршивую жизнь. Досталось и Натаниелу за то, что не дал ему выпить еще. Натаниел не слушал. Имя Ютты укреплялось в его голове в связи с тем, что сказал ему о ней Малле. В нем происходили какие-то изменения. Что она предлагала ему? Поиграть?

— Ладно, — бормотал он себе под нос, идя к себе от Малле, — ты сама этого хотела, детка.

Его шаги эхом отдавались в лунной ночи. Ему вдруг стало легко, будто у него появилась цель.


Утренние совещания были для Берта пыткой — особенно с тех пор, как он бросил курить. Он редко спал более четырех-пяти часов и потому с утра чувствовал страшную разбитость. Раньше, бывало, он мог засыпать когда угодно и спал как убитый, а теперь же он мучился не менее часа, прежде чем заснуть. Он просыпался несколько раз за ночь, сомнамбулой брел в туалет, а затем опять долго не мог заснуть. Он лежал и слушал спокойное, ровное дыхание Марго или еще хуже — ее тихий храп. На рассвете он наконец проваливался в сон, но лишь для того, чтобы вскоре проснуться по сигналу будильника.

Его утро проходило в состоянии отупения и усталости, стопоривших все дела и мысли. Сидя за столом на работе, он засыпал и падал головой на стол, отчего резко просыпался с чувством вины. В последнее время каждое утро начиналось с совещания. Похититель цепочек мог в любую минуту нанести новый удар. Газетчики сеяли панику, население сходило с ума. Это все создавало невероятное напряжение в работе полиции.

Каждое утро становилось сущим адом. Его коллеги докладывали о результатах, но лишь для того, чтобы убедиться: результатов нет. Сыщики сбивались с ног, проводя чуть ли не поголовные опросы жителей. Каждый день поступали звонки, и всю информацию по долгу службы необходимо было проверить. По долгу службы. Берт споткнулся об эти слова. Кто в наши дни думает о таких вещах, как долг, честь, трудолюбие, порядок? Эти ценности прошлого давно забыты и покрылись пылью. Недалек тот день, когда детям придется проверять значение этих слов по словарю, потому что никто не сможет им объяснить, что это такое. Берт поймал себя на том, что размышляет в стиле своего папаши, который горазд был брюзжать о пороках современного общества.


Ужин был готов. Стол накрыли в оранжерее. Послушав Тило, она пригласила Ютту и Мерли.

— Мы должны создать располагающую к беседе обстановку, — сказал Тило. — А что лучше еды подходит для этого?

Имке всем сердцем не доверяла психологам, в том числе и Тило, когда он так говорил. Иногда она сама себе удивлялась: как могла увлечься человеком, который весь день только и делал, что выпытывал у людей их тайные мысли и чувства?

Встречу назначили на восемь. Хорошее время. Рабочий день уже закончен, и можно расслабиться. Даже Тило, не имевший в расписании ни единой свободной минуты, обещал приехать вовремя.

На ужин был томатный суп с креветками, горячие чесночные гренки, салат из лососины и свежих фруктов, а на десерт клубника со сливками. И под конец — эспрессо.

Имке редко готовила, и потому, наверное, ей это доставляло особое удовольствие. Приятно было хоть на несколько часов вернуться в прошлое, когда Ютта жила дома и жизнь не была такой сложной. Кроме того, ее новый роман не спорился. Она застряла в одном трудном месте и была только рада отвлечься. Я всегда бегаю от проблем,  — думала она, оглядывая стол, чтобы проверить, не забыла ли она чего-нибудь. Порой ей хотелось, чтобы жизнь была похожа на ее книги. Чтобы она одна могла всем повелевать и быть за все в ответе. И Каро тогда не умерла бы.

Услышав, как под колесами заскрипел гравий, она пошла открывать. Приехали Ютта и Мерли. Она тепло обняла их, подумав, что у нее теперь вроде как две дочери, а было три… Впрочем, она тут же одернула себя, понимая, что нельзя принимать чужие несчастья так близко к сердцу, особенно если поезд уже ушел.

Девочки выглядели бледными и худыми. Наверное, ничего не ели. Что же, оно и понятно: ужасно, наверное, жить в квартире, где в комнате Каро осталось все по-прежнему, будто она вот-вот вернется.

Приехал Тило, и они перешли в оранжерею. Имке настежь открыла двери, впуская прохладный вечерний воздух. Жара, накопившаяся за день, не торопилась уходить.

— А Каро, оказывается, писала стихи, — с места в карьер заявила Ютта. Наполнив тарелку до краев, она задумчиво перемешивала суп, как будто не знала, что ей с ним теперь делать. — Я нашла их у нее в компьютере.

— Потрясающие стихи, — прибавила Мерли, — никогда не читала ничего лучше.

— А вы, случайно, не захватили их сюда? — поинтересовалась Имке.

— И не случайно, а нарочно, — сказала Ютта, — мы хотим знать твое мнение.

— Мое мнение? — Имке с удовольствием отметила, что Мерли кладет себе полную тарелку салата. — Ну, не знаю… я ведь не поэт.

— Нет, мы не о том, — сказала Мерли, — мы не о качестве, а о содержании.

— А разве полицейские не забрали ее компьютер? — удивился Тило.

— Нет, но они скопировали всю информацию, — ответила Ютта, достала из рюкзака голубую папку и протянула ее матери.

— Напрасно ты это сделала, — заметил Тило. — Теперь вас не оторвешь. Прощай, уютный семейный ужин.

И правда, Имке тут же надела очки, раскрыла папку и принялась сосредоточенно читать.

— Как вы там? — спросил тем временем Тило. — Держитесь? — Бокал в его руке сверкал, точно жидкие рубины.

— Учиться осталось меньше недели, — сказала Мерли, — потом начнутся каникулы, и мы сможем приняться за дело.

— За дело? — переспросил Тило, хотя отлично понимал, о чем идет речь. — То есть?

— Мы начнем поиски убийцы, — пояснила Ютта удивленным тоном, показывавшим, что она его явно переоценила.

И тут Тило, который совсем не хотел занудствовать, не выдержал и пустился читать им лекцию. Он говорил, говорил и не мог остановиться, мысленно досадуя на себя, потому что психологически совершал ошибку за ошибкой.

Ютта и Мерли молча поедали вторую порцию салата, не перебивая его из вежливости. Имке, которая ничего не замечала, захлопнула папку и опустила ее на пол у своего стула.

— Потрясающе, — сказала она, — какой талант!

— И это все? — спросила Ютта.

— А что еще?

— Как насчет ее образов? — сказала Мерли. — Мы голову сломали, пытаясь их разгадать.

— Разные люди по-разному трактуют одну и ту же метафору. Образ до конца нельзя разгадать. Это все очень субъективно.

— Да? А кто такой, например, «черный человек»? — спросила Ютта. — А «повелитель боли»?

— Эти стихотворения связаны друг с другом? Может быть, Каро рассказала в них свою историю? — продолжила Мерли.

— Не стоит воспринимать стихи так буквально, — предупредила Имке. — Каро зашифровала свои мысли. Иначе она написала бы все прямым текстом в дневнике.

— Логично, — согласилась Ютта. — Однако шифр можно взломать, не так ли?

— Без помощи Каро? — Имке покачала головой. — Я бы сказала, что это весьма затруднительно.

— Но здесь же все есть. — Ютта подобрала стихи Каро с пола. — Ее детство, ее отношения с родителями, ее самовредительство, наша квартира, Мерли и я.

Имке слушала дочь со страхом. Эти девицы точно пустятся во все тяжкие. Ужас захлестывал ее, точно героиню какой-нибудь американской семейной драмы с названием «Участь матери».

— Вот, например, послушайте! — Ютта взяла первый листок. — Вопросы.


Ты обещал
Свою жизнь.
И все же
Ничего не отдал.
А мою — забрал.

— Это, наверное, и есть ее последний бойфренд!

— А может, и первый, — хмыкнул Тило. — Откуда нам знать?

— Оттуда, что Каро датировала свои стихи! — воскликнула Мерли. — И в это самое время она встречалась с тем загадочным парнем, которого мы никогда не видели. И даже не знали его имени. И Каро, кстати, тоже не знала. У них была такая игра: она каждый раз придумывала ему новое имя.

— Оригинально, — фыркнул Тило.

— Да, он был этакий Гном-тихогром из сказки, Румпельштильтскин. И Каро верила, что, когда она отгадает его имя, получит и его любовь.

— Жестокая, однако, сказка, — заметил Тило.

После этих его слов повисла неловкая и тягостная пауза. Имке пошла на кухню готовить кофе, Ютта пошла с ней.

— Подумать только, — проворчала Имке, включая кофеварку, — любовь, которую нужно завоевывать. Редкий идиотизм. А вы не лезьте, не ваше это дело его искать. Пусть этим занимается полиция.

Ютта лишь пожала плечами. И Имке знала, что если уж Ютта что-то задумала, то отговаривать бесполезно, но у нее была идея.

— Это опасно, — говорил Тило, когда они вернулись в оранжерею, — разве вы не понимаете, что этот человек может быть преступником?

— Тем более, — упрямо возразила Мерли, — тем более надо его найти.

— Девочки, а не съездить ли вам куда-нибудь недели на три? — предложила вдруг Имке. — Я решила сделать вам такой подарок.

— Нет, спасибо, — сказала дочь, накрывая ее ладонь своей, — еще совсем недавно мы бы прыгали до потолка. Сейчас не время для развлечений. У нас долг перед Каро.

— Да, это было бы здорово, — печально улыбнулась Мерли, — но только если бы Каро была с нами.


Когда Ютта и Мерли уехали, Имке сказала Тило:

— Да, я понимаю. Без Каро теперь все не так. И не скоро еще будет так.

Тило поцеловал ее и нежно погладил по затылку. Но она отвела его руку.

— Не сейчас, Тило. Не сердись. Но мне нужно изучить стихи Каро. Я тоже ей кое-что должна.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Первые три жертвы были изнасилованы, но преступник пользовался презервативом и не оставил улик. На месте первого преступления обнаружили темный волос — среди срезанных им светлых волос жертвы. Впрочем, этот темный волос мог принадлежать кому угодно. Берт проводил бесчисленные допросы, и все впустую — загадочный бойфренд Каро как сквозь землю провалился. Даже Мерли и Ютта его не видели — и это притом, что он ночевал у них в квартире. Как такое было возможно? Как он ухитрился войти в жизнь стольких людей и не оставить следов, не считая нескольких дневниковых записей и стихов Каро? Но и там не было ни одной зацепки. По крайней мере, Берт ничего не видел. Он распечатал ее стихи и раздал коллегам, надеясь, что кого-нибудь из них осенит ценная мысль. Зря старался — его коллеги, кажется, вообще не умели читать. Тем более стихи.

По приказу шефа их психолог составила предполагаемый психологический профиль убийцы, который представила на одном из утренних совещаний.

У нее вышло, что их клиент неженатый и инфантильный (либо наоборот). Что он единственный сын властной матери, в детстве подвергавшийся моральному или физическому насилию. Что он религиозен. Умен. Необщителен. Осторожен. Отличается низким порогом агрессии. Сексуально неопытен.

— А отчего вы нигде не указали, что он извращенец? — спросил Берт.

— Потому что мы не оперируем подобными категориями, — отрезала психолог. — Это ненаучно.

— Ну и зря. Если эти маньяки не извращенцы, то кто еще?

Ни для кого не было секретом, что они не ладят. Берт больше полагался на собственное чутье, чем на научные гипотезы психолога. И чутье подсказывало ему, что он должен искать этого бойфренда. В отличие от остальных Каро не была изнасилована. Означало ли это, что убийца любил ее?

Берт открыл окно, снял пиджак и снова вынул из ящика ее стихи и дневник. Правда лежала перед ним на столе — нужно было лишь увидеть ее.


Она была не такая, как Каро. Серьезнее. Сдержаннее. Колючка. Недотрога.

Натаниел сразу понял, кто из них Ютта, а кто Мерли. Помимо всего прочего, времени на борьбу за права животных у него совершенно не было. Недавно по радио передавали, что на немецкую овчарку, содержащуюся в квартире, положена большая площадь, чем на ребенка. Куда катится мир?

Однажды вечером он сидел в машине у соседнего с ними дома и ждал. И дождался: они появились. После работы он никуда не торопился. Вышел и пошел следом. В мозгу промелькнула мысль о Каро. Боль еще не отпустила.

Его бабушка всегда говорила, что время — лучший лекарь. Ах, если бы это было так! Но даже в детстве он понимал, что пословицы врут. Есть раны, которые не затянутся никогда.

Ютта и Мерли шли, держась за руки, и разговаривали, но не хихикали, как обычные девицы. Их траур тоже продлится долго.

Они остановились у «Одеона» и стали рассматривать афиши. Кино. Неплохо. Темнота в зале позволит ему подобраться к ним поближе. Он был рад, что они выбрали комедию. Смех способен гораздо больше рассказать о человеке, чем слезы. А потом он сидел позади них в темноте так близко, что руку протяни — и коснешься.


Имке все писала и писала. Слова безудержно выплескивались из нее. И все благодаря Каро и ее стихам. Имке писала с чувством, что совершает плагиат, но что ей оставалось делать? Нарочно прервать этот поток? Любовь Каро к этому таинственному человеку заставила любовную линию в ее романе заиграть новыми красками.

Имке заглушала ропот совести, говоря себе, что ее книга послужит Каро памятником. Однако внутренний голос настойчиво твердил, что это не совсем так, что она эксплуатирует Каро самым низким и постыдным образом.

Эдгар и Молли спали на коврике у окна. Им нравился тихий шум компьютера и стук клавиш. За окном все блестело и переливалось в лучах солнца — природа воспрянула после недавнего дождя. Идиллия. И вся земля — насколько хватало глаз — принадлежала ей. Она так и не свыклась со своим богатством. Ее втайне посещал страх, что как-нибудь она проснется и поймет, что это только сон.

Зазвонил телефон. Имке не сняла трубку. Когда ее посещало вдохновение — как сейчас, — она не позволяла себе отвлекаться, чтобы не спугнуть его. А может, опубликовать стихотворения Каро? Посмертно. Действительно, была бы память… Нет, это позже. Сейчас не время думать об этом.

И об убийстве Каро ей больше тоже не хотелось думать. Сколько можно, в самом деле? От этих мыслей у нее внутри высохли все слова. Особенно она избегала мыслей об убийце — словно из боязни бросить вызов судьбе и подвергнуть опасности Ютту и Мерли.

Еще несколько страниц — и она позвонит девочкам, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Всего несколько страниц. Ведь она так долго не писала!


Мы заслужили поход в кино. Целый день мы потратили на то, чтобы заново обыскать комнату Каро, надеясь обнаружить то, что укрылось от глаз полицейских.

— Каждый нормальный человек получает любовные письма, — простонала Мерли, закрывая ящик письменного стола. — Но почему не Каро?

— Потому что она была ненормальная, — в сотый раз повторила я избитую истину.

Каро обладала сорочьей привычкой к собирательству. В ящиках у нее валялись пуговицы, открытки, камешки, птичьи перышки, стеклянные бусины. Может быть, что-то из этого добра подарил ей загадочный бойфренд. Но как об этом узнать?

В проигрывателе остался диск Фила Коллинза. Последний диск, который слушала Каро в своей жизни. Мы взглянули на обложку с названиями песен: «Идем со мной», «Ты сводишь меня с ума», «Не могу перестать любить тебя» — все они обрели сейчас особый смысл. Может быть, одна из песен была «их» песней, если верить, что с каждой историей любви связана своя песня.


ТЫ

Кто ты?
Все незаданные вопросы,
Все неспетые песни,
Девять непрожитых жизней…
А у тебя на устах
Жуткая красная и сладкая
Улыбка.

Прочитав это стихотворение, я совершенно ничего не поняла, но испугалась. Особенно слов про жуткую улыбку. Почему она красная и сладкая? Он красил губы? Трансвестит?


Я припомнила наш последний разговор с Каро и как она переживала, что он гей. Почему я тогда так невнимательно слушала ее? Почему не заставила рассказать об этом парне, несмотря на его запреты? Наша щедрая, влюбчивая Каро втюрилась в человека, который не трогал ее, потому что хотел убедиться, что они истинно любят друг друга. Форменный садист.

— Можно ли влюбиться в того, кого ты боишься? — спросила я Каро.

— Можно бояться того, кого ты любишь, — ответила она.

Мы молча продолжали наш обыск. Результатом наших усилий явились две новые для нас вещи — черный хлопковый платок и засушенный цветок. Белое соцветие и три зеленых листика. Платок лежал в отделе для белья, а цветок Мерли нашла в книге стихов Рабиндраната Тагора. Мы не знали, для чего они нам, но отложили их в сторону с чувством, что продвинулись на шаг вперед.

Так что мы заслужили эту комедию. И смех… Нам придется заново учиться смеяться. В последнее время все нам только и твердили: жизнь продолжается. И как бы мы ни противились, это была правда. А чего мы ожидали? Что жизнь остановится?

— Мы, люди, — вроде муравьев, — шепнула я на ухо Мерли, — копошимся себе, пока нас не раздавят, но и тогда копошение не прерывается, потому что другие муравьи продолжают свое дело.

— Заткнись! — Мерли сунула мне в рот пригоршню попкорна.

И это было правильно. Мы все должны смеяться и есть попкорн, пока мы живы. Потому что потом мы умрем.

Он не слышал, что они говорят, хотя был так близко, что чувствовал тепло их тел.

— Ютта — это настоящее сокровище, — сказала ему как-то Каро, — если бы не она, меня бы уже и не было. Или меня заперли бы в сумасшедшем доме. — И она улыбнулась и трогательно сморщила нос, как ему нравилось.

И Каро была не из тех, кто рисуется. Она произнесла это совершенно естественным, правдивым тоном, без тени преувеличения. А Мерли ей была дорога своим воинственным духом. Она восхищалась ее политической стойкостью. Каро, кажется, была убеждена, что Мерли — крупная политическая фигура.

Постепенно он узнал о подругах Каро больше, чем хотел знать. Он провел одну ночь у них в квартире. Каро читала ему Рабиндраната Тагора. Он даже был тронут его простым и ярким языком, хотя и не любил поэзию. Из соседних комнат не доносилось ни звука. Все спали. Весь город погрузился в сон. Ночью, прокравшись в ванную, он с удивлением рассматривал бутылочки, баночки, пузырьки и тюбики, заполонившие все горизонтальные поверхности.

Заглянул он и на их неприбранную кухню. На столе были остатки ужина, в раковине — грязная посуда. Разделочный стол тоже был замусорен какими-то очистками и обрезками.

Стены в коридоре украшали фотоколлажи трех подруг. У него промелькнула мысль, что они могли бы подружиться. Хотя он в жизни ни с кем не дружил.

Каро, наверное, эта идея пришлась бы по вкусу. Она хотела всем его показать, похвастаться. Отчего-то она очень им гордилась. Это внушало ему смутную тревогу, однако с ней он почти забывал о своей извечной подозрительности и осторожности. Он и вправду думал, что любит ее.

В темном зале кинотеатра никто не видел слез, сбегающих у него по щекам. Он оплакивал Каро, себя и свою любовь, оказавшуюся лишь иллюзией.


Марго обиделась. Дети, которым он не показывался уже два дня, спали. На кухне ему не оставили даже сэндвича. Он сидел один и пил пиво, хотя его тошнило от голода и отчаяния.

Из гостиной доносился звук работающего телевизора. Марго смотрела какой-то триллер, будто хотела продемонстрировать ему, как надо раскрывать дела. Берт лишь усмехнулся: писаки, бумагомаратели, что они знают о реальной жизни? Можно иметь великолепную интуицию, суперопытную команду, но если не везет, то уж не везет.

Он уже все мозги сломал, ища хоть какую-нибудь ниточку. Больше часа столбом простоял у своей доски с фотографиями, картами и записками. Снова прочитал дневник Каро и ее стихи. Опять звонил на север. Выпил шесть чашек кофе и все думал, думал, думал… И все впустую. Вот такой триллер.

Берт допил пиво и встал. Все кости у него ныли, точно у старика. Он потащился наверх и тихо вошел в комнату сына. Там он постоял, вглядываясь в темноте в лицо спящего мальчика. Потом аккуратно поправил съехавшее одеяло и пошел в комнату дочери, думая, что, если бы не дети, он собрал бы сумку и съехал бы отсюда куда-нибудь — до того паршиво было на душе.

Дочка спала так крепко, что даже не пошевелилась, когда Берт погладил ее по волосам. Берт сел в изножье ее кровати, откинулся к стене и подтянул колени к подбородку. Глаза саднило от усталости — пора идти к окулисту и выписывать очки. Закрыв глаза, он прислушался к мерному дыханию дочки. Ей восемь лет. Только восемь. Она здорова и счастлива. Пока ее защищают от несчастий этого мира. Пока. Хотя ему следует знать, что никого нельзя защитить от мира. Словно услыхав его мысли, она тихо и горестно пробормотала что-то сквозь сон.

— Ничего, все хорошо, — забубнил Берт в ответ, — спи, все пройдет.

Иногда ему казалось, что родительские обязанности только в том и состоят, чтобы талдычить слова вроде «Все хорошо, все пройдет, не бойся, с тобой ничего не случится». Сам-то он особенно им не верил. И всякий раз, видя перед собой труп ребенка или юноши, торопился позвонить домой, убедиться, что с его детьми все в порядке. Что бы он сделал, если бы с его дочерью случилось то, что с жертвами Похитителя цепочек? Придушил бы сукиного сына собственными руками. Нашел бы и придушил. Но сейчас ему не хотелось нагружать себя мыслями об ужасах. Ему хотелось сидеть спокойно и слушать, как она спит. Побыть с ней хоть немного ночью, если не получается днем.

Он посидит здесь, а затем спустится вниз и попробует поговорить с Марго. Брак не погиб, пока не закончились слова. И чувства. Пусть они ссорятся, но надежда все-таки есть.

Не успев так подумать, он уронил голову на грудь и уснул. Проснулся он оттого, что его будила Марго. Спотыкаясь, он добрел до спальни, разделся, упал на кровать и снова заснул, уже до утра.


Он лежал без сна. Воздух в комнате был неподвижен и тяжел, как перед грозой. Фильм ему не понравился. Прежде всего, он не любил комедии, а потом шпион или детектив из него был никакой. Ему бы хотелось представиться, рассказать им о своей тоске и жестоком разочаровании. И что ее любовь в конце концов оказалась обманом. Каро проникла в самое его сердце, и теперь он не мог от нее избавиться. Она окопалась у него под кожей, вцепилась в него иголками, точно морской еж, на которого он однажды наступил на пляже. Но врач вынул те иглы.

В темном кинотеатре воспоминания о Каро накинулись на него, как рой мошкары. Его аж прошиб пот. Он, цепляясь за последнюю надежду, убеждал себя, что боль и скорбь — это как кризис во время лихорадки. Надо пережить их — и станет легче. И он будет свободен. Свободен от Каро. От любви. От раскаяний.


Свободен от всех чувств. Если бы чудо могло возвратить ему Каро, молил бы он об этом чуде? Да, да, да! — едва не закричал он и в страхе зажал рот руками — нельзя терять контроль.

Дабы отвлечься, он попробовал сосредоточиться на девушках, сидевших впереди, напомнив себе, что привело его в кинотеатр. Это помогло. Печаль растаяла, уступив место любопытству — любопытству к той, что бросила ему вызов.

Может быть, минутный взрыв чувств был послан ему в виде очищения и теперь он снова может смотреть в будущее? Теперь ему требовалась полная сосредоточенность, чтобы не попасть впросак. Было бы ошибкой видеть в полицейских стадо баранов. Недооценивая врагов, ты делаешь их сильнее. То же самое относилось к Ютте и Мерли, чья скорбь и гнев делали их непредсказуемыми.

Он выпрямился и напряг все мускулы — точно пантера, готовая к прыжку. Он улыбнулся в темноте — черная тень, гибкая и молчаливая. Опасная.

Интересно, знает ли об этом Ютта?

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Имке выключила компьютер, было уже два часа ночи. Она чувствовала себя разбитой и опустошенной. Прилива душевных сил, на который она надеялась, не случилось. Она чуть не плакала.

Имке спустилась в кухню, чтобы перекусить — она давно ничего не ела. У закрытых дверей террасы отирались мяукающие кошки. Впустив Эдгара и Молли, она поставила им на пол миски с едой. Совершенно о них забыла! Когда работа ладилась, она забывала обо всем.

Имке отправила грязную посуду в посудомойку, протерла стол и поставила на плиту чайник. С тех пор как фрау Бергерхаузен отправилась в отпуск, кухня пребывала в запустении. Как сейчас не хватало ее, пусть даже вместе с ее пением! Черно-белые плитки на полу заросли серой грязью. Фрау Бергерхаузен каждое лето брала шесть недель отпуска, во время которого приглашала к себе по очереди шестерых внуков, чтобы нещадно их баловать.

Имке сделала себе бутерброд и заварила в чайнике черный чай. Ей хотелось выйти в оранжерею, но она не решилась, чувствуя, что там будет как на блюде перед всеми соглядатаями. После всех этих убийств, и особенно убийства Каро, одиночество и уединение пугали ее. Тем более ночью.

— И почему я только пишу психологические детективы? — спросила она у кошек. Кошки, жадно глотавшие еду, на секунду насторожились, прижав уши. — Наверное, потому, что у меня богатое воображение.

Взяв чайный поднос, Имке пошла в гостиную. Может быть, ночной канал показывает что-то интересное. Включив телевизор, она попала на сцену разговора матери и дочери.

Ютта! Она чуть не выронила чашку. Она забыла позвонить Ютте! В округе бродит маньяк, а она настолько увлеклась своей писаниной, что забыла о собственной дочери! И это притом, что Каро погибла!

Имке защелкала пультом, переключая каналы. Пошлые полуголые женщины в рекламе спортивных товаров не могли прогнать неприятное ощущение густой темноты и тишины за окном. Особенно неуютно она чувствовала себя с двух до пяти ночи. Она где-то читала, что большинство смертей приходится именно на это время. Уязвимая и беззащитная, она была ближе к смерти, чем когда-либо.

Сразу после завтрака надо позвонить Ютте и снова попробовать соблазнить ее идеей поездки на каникулы. Куда бы они сейчас ни поехали, везде будет безопаснее, чем тут. Наверное, надо обратиться за помощью к Берту Мельцигу. Пусть вызовет их на серьезный разговор, объяснит им всю серьезность положения. Девочки, возможно сами того не понимая, знают что-то об убийце. Или убийца думает, что знают. А вдруг у него есть ключ от их квартиры? Ютта должна немедленно поменять замок. Нет, она сама позвонит слесарю и договорится о смене замка. А потом поставит их перед фактом.

Кошки просились на улицу. Имке выпустила их и быстро захлопнула дверь. Везет же кошкам: никто не покушается на их жизнь — разве что куница изредка забредет из леса. А люди вынуждены существовать в своем жестоком и холодном мире.

Имке выключила телевизор и пошла наверх, оставив поднос на столе. Она легла и усталыми глазами уставилась в книгу. Но читать, как и спать, ей не позволяли разгулявшиеся нервы. Она лежала и думала.


На лестнице я встретила соседку снизу фрау Мартенс с двухлетней дочкой Каролин на руках. Она робко улыбнулась и прошла мимо. Каролин закричала мне что-то вслед на своем детском птичьем наречии, но я не разобрала.

Наши соседи странно реагировали на смерть Каро. Они все, смущаясь, выразили нам соболезнования и больше об этом не заговаривали. Может быть, кто-то и был на похоронах, но мы с Мерли никого из них не видели. Я поймала себя на том, что думаю об убийстве Каро, как о чем-то случившемся лет сто назад. Давно, во всяком случае. Со смертью Каро у меня исчезло ощущение времени.

Я зашла в квартиру, размахивая пакетом с булочками. Мерли уже встала. Она помыла кофеварку и накрыла на стол. Мы решили не поддаваться горю, насколько это возможно. Каникулы уже начались, и мы планировали провести их с пользой, то есть во что бы то ни стало разыскать убийцу Каро.

Когда мы сидели за завтраком, в дверь позвонили. Это Дорит и Боб притащили нам двух вызволенных из лаборатории кошек. Кошки безучастно лежали в своих клетках, накачанные медикаментами. В ванную я поставила для них лоток с наполнителем, а под ванну постелила одеяло. Мы уже знали, что несколько дней они оттуда не выйдут и лишь затем, немного придя в себя и освоившись, начнут постепенно обследовать квартиру.

Когда Боб и Дорит ушли, позвонила моя мать. Она объявила мне, чтобы мы ждали слесаря, который должен прийти и сменить нам замок в двери. Услышав об этом, я почувствовала к ней прежнее раздражение: до каких пор она будет без спросу вмешиваться в мою


убрать рекламу







жизнь?

— У нас с тобой был уговор, — напомнила я, — что у тебя своя жизнь, а у меня своя. Почему ты все время его нарушаешь?

Я услышала, как мать от неожиданности охнула. Наверное, у нее не ладилась работа и она нервничала.

— Прошу тебя, Ютта, — сказала она, — будь осторожна. Убийство — это не просто слово в новостях.

А через полчаса позвонил мой отец. Вот уж кого я не ожидала! Нет, я давно его простила, однако и бросаться к нему в объятия не торопилась. На этот раз он предложил мне провести каникулы с ним, Энджи и моим маленьким братцем.

— Это мать тебе подкинула идею? — спросила я.

Отец с таким возмущением отверг мою догадку, что я поняла: он врет.

— И подругу бери, — сказал он.

Мерли он ни разу не видел и не знал, как ее зовут.

— Нет, спасибо, папочка, — ответила я, — но мы как-нибудь сами справимся. Не волнуйся о нас.

И я положила трубку. Как же — всю жизнь мечтала провести каникулы в компании Энджи! Мать, должно быть, совсем отчаялась, если ей в голову являются такие мысли!

Я пошла в комнату Каро и выбрала из ее фотоальбома одну фотографию. Затем отправилась взглянуть на кошек. Кошки спали. Закрыв ванную, я пошла к Мерли.

— Ну что, идем?

Мерли свернула разложенную перед ней на столе карту города и кивнула.

— Откуда начнем? — спросила я, когда мы спустились к машине.

— Поехали в «Свечку», — предложила Мерли. — Каро часто там бывала.

«Свечкой» назывался бар, где собирались местные панки. Каро когда-то тоже панковала, да и потом продолжала ходить к ним в клуб.

С утра бар пустовал. В зале витал холодный сигаретный дым со специфическим сладковатым запахом. Так, бывало, попахивало в комнате у Каро. Ну конечно, в глубине сидели два незнакомых парня и передавали друг другу косяк. Я старалась не дышать — меня всегда мутило от запаха анаши.

— А больше никого нет? — поинтересовалась Мерли у официантки из новеньких — с панковским гребнем на бритой голове. Раньше, по крайней мере, мы ее не видели.

Официантка пожала плечами и продолжала равнодушно работать челюстями, жуя резинку. Я показала ей фотографию:

— Вы не видели здесь эту девушку?

Подозрительно покосившись на снимок, та ответила:

— Нет. А если бы и видела, вам какое дело?

— Это наша подруга, Каро. Ее убили, — пояснила я.

— Ах, — подозрение исчезло с лица официантки, — вот оно что. Похититель цепочек? — Я кивнула. — Мне очень жаль, но я точно ее никогда здесь не видела. Я всего неделю здесь работаю.

Молодые люди за столиком в глубине зала тоже не смогли нам помочь. Мы вышли из бара и вернулись к машине.

— Оставим машину здесь, — предложила Мерли, поскольку найти место для парковки в центре было целой проблемой.

Мы так и сделали, решив забрать машину позже, когда поедем за город. А пока планировали обойти все кафе, бары и клубы, где бывала Каро. Конечно, полицейские уже все прочесали, но что-то наверняка укрылось от их внимания. Кроме того, те люди, что неохотно общаются с полицией, нам могли бы что-то рассказать. Так, шаг за шагом, мы надеялись добиться искомого.


Под колесами заскрипел гравий. Берт вышел из машины с чувством, что снимается в кино. Реальные люди — из плоти и крови — так не жили! Здесь богатство превосходило границы разумного. Он невольно завидовал, глядя на великолепный старый дом, отреставрированный с такой любовью. Ну и денег же сюда вбухано! Их с Марго дом смотрелся бы рядом с этой старой мельницей как коробка из-под обуви. И сколько бы он ни работал, ничего другого позволить они себе не могли. Не те деньги.

Навстречу ему вышла Имке Тальхайм. На ней было белое платье без рукавов, оттеняющее загар.

— Спасибо вам, что нашли для меня время, — сказала она с улыбкой.

Имке всегда умела задать верный тон разговору. Услышав эти слова, он сразу почувствовал себя обезоруженным — а ведь у него не было времени для поездки сюда. Но босс снова прочитал ему нотацию о том, что просьбы Имке Тальхайм должны исполняться в первую очередь. А также ее дочери.

Признаться, Берт и без подсказок босса был готов мчаться на помощь Имке Тальхайм по первому зову. А ведь по телефону она даже не обмолвилась, зачем он ей понадобился на этот раз.

Они вошли в прекрасный холл, встретивший их приятной прохладой. Две кошки в обнимку лежали в пальмовом кресле, под лучами солнца, падавшими сквозь высокое окно. Одна из них встала, спрыгнула на пол, потянулась, подошла и стала тереться о ноги Берта. Заметив удивление на лице хозяйки, Берт смущенно проговорил:

— Все кошки так делают. Они во мне что-то находят.

Только теперь он заметил, что посреди холла течет ручей.

— Архитектор проложил здесь желоб и пустил сюда мельничный ручей, — объяснила Имке с непринужденностью хозяйки поместья, — но он не подумал, что мои кошки станут ловить там рыбу. Так что на полу у нас всегда лужи.

— А если вода в ручье поднимается?

— О, все так устроено, что на уровень воды это не влияет.

Она пригласила его на террасу, где был приготовлен столик на двоих, а сама ушла на кухню за кофе. Берт огляделся: местный пейзаж напоминал ему север. Широкие просторы, овечьи стада, журчание ручья — все это навевало приятную дрему. Чего бы он только не отдал, чтобы жить вот так…

Он вспомнил дом, где жила его семья. Стена к стене, дверь в дверь, окна в окна… Крохотные садики, которые даже и назвать так было нельзя. Пара кустиков, два цветочка и все. Может быть, еще маленький пруд.

Имке принесла кофе и миндальный торт, уже нарезанный.

— Положить вам?

— Да, спасибо.

— Очень вкусный, — заметила она, кладя ему на тарелку кусок торта, — но убийство для фигуры. — Сказав так, она спохватилась и покраснела.

Берт уже привык, что люди, пережившие жестокое преступление, избегают связанных с ним слов. Он попробовал торт.

— И правда вкусно.

— Сразу говорю — не моего приготовления. Я купила его в магазине.

— Но вы пригласили меня не на кофе, верно?

У Берта было чувство, что они знакомы тысячу лет и будто ведут привычную игру. В то же время все, что она говорила, было для него новым и интересным.

— Конечно нет! Это было бы глупо. Я хочу поговорить с вами о моей дочери.

Берт кивнул: так он и думал.

— Я беспокоюсь о Ютте и Мерли. Успокойте меня, пожалуйста. Не могли бы вы рассказать, как идет расследование? У вас уже есть подозреваемые?

Берт отставил тарелку.

— Вы же знаете, что мне запрещено говорить об этом.

Здесь ему следовало разозлиться, но он отчего-то не злился. Он был рад, что она позвонила.

— Я клянусь, что все, сказанное вами, не выйдет за пределы этого дома. — Имке улыбнулась со всей искренностью, на которую была способна.

Берт подозревал, что прежде всего в ней говорит писательская жажда к исследованиям, а уж потом материнские чувства.

— К нам поступает много информации от граждан, — уклончиво начал он, — но на поверку ее ценность не подтверждается. Так что пока ничего новенького.

— А я читала стихи Каро, — сообщила ему Имке. — Очень талантливые. Но вы, должно быть, уже успели их изучить.

Берт кивнул, удивившись тому, что она до них добралась, но промолчал.

— Вам не показалось, что в них содержатся намеки на личность убийцы?

— Ну… если только знать наверняка, что ее убил последний бойфренд. Но этого как раз мы и не можем утверждать.

— Но ее стихи описывают очень темную и опасную любовь.

— Не факт, что она закончилась убийством. — При этих словах Берту пришло в голову, что настоящая любовь только такой и бывает, но он, конечно, опять промолчал.

Имке внимательно смотрела на него, будто читала мысли.

— Понимаете, мне дурно становится, как подумаю, что этот человек незаметно бродит где-то рядом с моими девочками, — призналась Имке, — и помочь им нечем.

— Фантом просто, — согласился Берт. — Я также читал дневник Каро, но и там ничего конкретного не указано. Никаких реальных нитей, что вывели бы нас на него. Досадно. Но вместе с тем нельзя войти в чужую жизнь, не оставив там следов.

— Особенно в жизни любимого человека. — Имке откинулась на спинку стула и положила ногу на ногу. — Вы все-таки не думаете, что Ютте и Мерли угрожает опасность?

Берт уже заметил, что ее тактика состоит в том, чтобы убаюкать его, усыпить бдительность, а затем огорошить неудобным вопросом, так что он был готов к такому обороту.

— Утверждать не могу, — ответил он.

— Спасибо, ваш ответ дает много пищи воображению, — усмехнулась она. — А вы представляете, каково мне наблюдать, как мой ребенок ходит по краю пропасти, не имея средств уберечь его?

— Отправьте их куда-нибудь отдохнуть, — предложил Берт, — сейчас ведь каникулы.

— Именно об этом я и хотела поговорить с вами.

— Только дайте мне знать, куда они поедут, — прибавил он, — на тот случай, если возникнут новые вопросы.

— Да, но они не хотят уезжать! В том-то и проблема. И вот я решила попросить вас, чтобы вы поговорили с ними, растолковали им всю опасность их положения. Припугните их, что ли…

— Припугнуть Ютту и Мерли? Вы, наверное, шутите?

— Ах да, им же все нипочем. Будь моя воля, я бы силком притащила их на вокзал и посадила в поезд.

— За чем же дело стало?

— Теперь вы, наверное, шутите.

Они рассмеялись, и последние следы неловкости, остававшейся между ними во время разговора, растаяли.

— Хорошо, — обещал Берт, — я попробую. Но многого не ожидайте.

Имке проводила его до машины. Пожимая ему руку, она поднялась на цыпочки и быстро поцеловала его в щеку.

Выехав на шоссе, Берт поставил в плеер диск Джона Майлза и поддал газу. Он был не из тех мужчин, что заводят романы на стороне. Он любил свою жену и детей. Его устраивала его жизнь, и он не хотел никаких осложнений. Ему никогда в голову не приходило сближаться со свидетельницами или другими женщинами, с которыми он сталкивался по работе.

Нет, это невозможно. Имке Тальхайм и он. Немыслимо. Как вода и огонь. Горы и равнины. Свет и тень.

На диске заиграла «Музыка была моей первой любовью». Когда Берт слышал эту песню, ему казалось, что стоит расправить руки — и он взлетит. Он прибавил громкости. Машина словно парила над дорогой.

Как она смеется. Как склоняет голову, когда слушает тебя. Как двигается. И почему она его поцеловала? Нет, у них нет будущего.

Берт только сейчас понял, что песенка чересчур сентиментальна, но от этого он не стал меньше любить ее. По спине пробежала дрожь, волосы на руках поднялись. Ему пришлось крепче сжать руль, дабы не повернуть назад и не совершить самую большую глупость в своей жизни.


Не успела Имке войти в дом, как позвонил Тило. Нежность в его голосе была как раз тем, чего ей сейчас не хватало. Она рассказала ему о встрече с Бертом Мельцигом, не упомянув лишь о поцелуе.

Тило не прерывал ее, хотя в действительности у него не было времени.

— Может быть, они послушают его, а то я уже не знаю, что и делать, — говорила Имке. — Кстати, я отправила к ним слесаря, чтобы заменил замок во входной двери.

— Хорошая идея, — одобрил Тило.

— Да, у меня бывают и такие.

Имке почувствовала, что на другом конце провода Тило улыбнулся, и вдруг ощутила невероятную близость к нему.

— Спасибо тебе.

— За что?

— За то, что ты есть.

Потом она долго сидела с трубкой в руках, злясь на себя и на свою злосчастную несдержанность. Поцелуй в щеку ровным счетом ничего не значил. Но знает ли об этом комиссар?


Я и не догадывалась, что Каро бывала во стольких кафе и бистро. И что у нее было столько знакомых. Они хорошо о ней отзывались, а некоторые даже плакали, когда видели ее фотографию. Но никто не видел ее парня.

— А это он?..

Даже подумать об этом было трудно, а выговорить и вовсе невозможно. Нам с Мерли он уже снился. Мы обе боялись засыпать.

— Опять ничего! — Мерли со стоном вычеркнула из списка бар «Какаду». — Я просто с ног валюсь и умираю от голода. А ты?

Я заглянула в список у нее в руке — следующим номером у нас значилось кафе «Башня».

— Ну вот, там и поедим, идет?

Одна мысль о еде придала нам сил. Мы, воодушевленные, прибавили шагу. Кто-то должен был видеть их вместе. Люди не исчезают бесследно, если только они не невидимки!


Интересно, что он чувствовал к этой девушке — Ютте? Чувствовал ли вообще что-нибудь? Он и сам не знал. Наверное, любопытство, не больше. Вместе с Каро он как будто лишился цели. Он устал, выгорел. День за днем он был сам не свой, он будто стоял рядом и наблюдал за собой со стороны. Сначала вызов, брошенный ему Юттой, заинтересовал его. Он задумался, снова зашевелил мозгами. Ему захотелось завоевать ее. Завоевать. Он любил эти гордые слова. Теперь о таких забыли — о гордости, силе, мощи, что в них заложены. Без них не выжить в этом пластилиновом мире. Заставить девушку, которая его ненавидит, полюбить его. Он улыбнулся. Это ему нравилось. Такие игры он любил. Она его не знала. Она не знала о нем ничего. Даже того, что он тот человек, которого она ненавидит.

И было в ней еще кое-что: она была лучшей подругой Каро, что как будто делало ее частью Каро. Если она его полюбит, то, значит, Каро тоже будет любить его. Он улыбнулся сквозь слезы. Может быть, Каро, в конце концов, по-прежнему с ним.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Мысль о сборщиках клубники приходила ему в голову сразу после первого убийства, что было весьма естественно. Вот и теперь он задумался о них. В одном из стихотворений Каро были такие строчки: «Ты идешь по миру в сапогах-скороходах…»

Сезонные рабочие бродили с места на место в поисках работы, нигде не задерживаясь подолгу. Может быть, отсюда этот образ? Неужели Каро влюбилась в сборщика клубники? Он ли убил ее?

Берт выругался. Подумать только — он вынужден черпать доказательства для своих идей в стихах Каро! Вот так источник.

Шеф предостерегал его от опасности сосредоточиться на одном убийстве, упуская при этом ценные детали остальных.

— Как насчет связи между неизвестным приятелем Каролы Штайгер и первой жертвой, Симоной Редлеф? В ее случае у нас нет данных о каких-либо странных отношениях.

Это был серьезный довод. Похоже, у нее не было постоянного партнера. По крайней мере, о таковом ничего не было известно. Может быть, и связи никакой нет?

Берт снова позвонил коллегам на север. Они тоже плотно интересовались сезонными рабочими и еще после первого убийства составили списки занятых на окрестных полях. То же сделал и Берт. Потом они обменялись данными. Близ Экершайма обнаружились несколько человек, которые ранее подвизались на севере, но они все имели алиби.

Ничего нового ему не сообщили. Равно как и Берт, они блуждали в потемках, но только гораздо дольше.

Он снова перечитал заметки, которые делал во время разговоров с рабочими. Большинство из них были немногословны и угрюмы, иные реагировали агрессивно, стараясь как можно больше затруднить неприятное общение с полицией. Эти записи были для него более информативны, чем полная аудиозапись, поскольку он отмечал лишь самое главное из сказанного, не растекаясь по маслу впечатлений.

Марго говорила, что его метод расследования напоминает ей ручное плетение. Иногда ласково, иногда с колкой усмешкой — в зависимости от настроения. Но это было правдой. За годы работы Берт изобрел собственную методику, сочетавшую в себе факты и интуицию. Признаться, он работал по старинке. Он более полагался на чутье, чем на современные полицейские технологии. Но он никому из коллег об этом не рассказывал, дабы не осложнять отношений. Он и без того слыл на работе чудаком.

Так вот, перечитав свои записи, он ровным счетом ничего не почерпнул — хоть начинай все заново. Никакой связи между первым и вторым убийствами не просматривалось. Разве что они оба произошли близ клубничных полей, принадлежавших одному местному фермеру.

Захлопнув блокнот, Берт сунул его в карман. Он вышел из полиции, сел в машину и поехал к фермеру, пока не представляя зачем. Потом он планировал наведаться к Ютте и Мерли. Во-первых, он обещал, а во-вторых, ему становилось не по себе от мысли, что они ринутся прочесывать местность в поисках убийцы.


Кафе «Башня» и вправду находилось в башне — в старинной башне пятнадцатого или шестнадцатого века. Впервые я попала сюда в третьем классе, когда мы ходили с нашей учительницей фрау Лаубзам на экскурсию по истории Брёля. На этой экскурсии я в первый раз влюбилась. Мою любовь звали Джастин, и у него были чудесные рыжие волосы. Он был наполовину англичанин и, когда волновался, говорил сразу на двух языках.

Башня была круглая, какой и должна быть башня. Столы и стулья в кафе были стилизованы под антиквариат, на стенах висели картины. Картины продавали по антикварным ценам, и я ни разу не видела, чтобы кто-то из посетителей вышел отсюда с покупкой.

Мы с Мерли заказали летний салат с чесночным хлебом. Мы ели молча, избегая говорить о Каро, потому что тосковали о ней безумно. Прежде мы часто ходили сюда втроем.

— Понравилось? — спросила нас официантка — очень стройная, очень высокая и симпатичная. Она давно здесь работала. На бедже, пришпиленном к карману ее белой блузки, было напечатано: «Анита».

— Угу, — буркнула Мерли.

— Да, вкусно, — поддакнула я.

— А где же ваша подруга? — Анита забрала наши пустые тарелки.

— Убили ее, — ответила Мерли с вызовом, будто Анита собиралась спорить.

Та побледнела и вытаращила глаза. Поднос с нашими тарелками грохнулся о стол.

— Вы не припомните, когда видели ее здесь последний раз? — спросила Мерли.

Анита покачала головой. Я испугалась, что она расплачется. Напрасно Мерли сразу начала приставать к ней с расспросами, надо было дать время прийти в себя.

— Нет, нет, я не знаю, — забормотала она срывающимся тонким голосом, — это так… так неожиданно… я не помню…

— А вы не запомнили, бывала ли она тут с компанией? — спросила я.

— Пару раз я видела ее с другом, — подумав, ответила Анита, — с мужчиной.

— Да? А как он выглядел? — выпалила Мерли, почувствовав след.

— Он такой… черный. То есть очень загорелый. Причем я бы сказала, что это натуральный загар, а не из салона. Сначала я даже подумала, что он итальянец или что-то в этом роде. Но потом услышала, что он говорит без акцента. Высокий, мускулистый, стройный, темноволосый. Лет тридцати.

Что ж, негусто.

— Они были точно два голубка, — улыбнулась она, — глаз друг с друга не сводили.

— А еще что-нибудь вы заметили? — спросила я.

— У меня вообще-то нет времени рассматривать посетителей или следить за ними, но мне показалось, что он больше молчал. Он все слушал, что говорила ему ваша подруга.

Тут ее позвали. Анита подхватила наши тарелки и понесла их на кухню. Минут через десять она вернулась к нам.

— А зачем вам все это? — спросила она.

— Просто для памяти, — ответила Мерли, вздыхая, — хочется знать, как она провела последние дни.

— Ах, понятно. А как вас, кстати, зовут?

— Я Ютта, а она — Мерли, — улыбнулась я. — Можно нам по чашке капучино?

— Да, конечно.

Когда Анита ушла на кухню, Мерли наклонилась ко мне и зашептала:

— Она еще что-то знает! Говорю тебе, Ютта! Надо дождаться, пока она вспомнит.

Я схватила ее за руку — у меня даже голова закружилась от возбуждения.


У Арно Калмера был нюх на полицейских. Едва только черный «пежо» въехал во двор, он сразу понял, что это коп. Вышел комиссар. Машину он не запер. Интересно — что он себе думает? Что воры не очистят его тачку из уважения к полицейской должности?

Арно Калмер сплюнул. Когда что-то случалось в округе, первыми под подозрение попадали его работники. Это и понятно — сезонные рабочие, перекати-поле. Но все равно неприятно. Люди были как люди, отличаясь от прочих только любовью к свободе. После первых допросов кое-кто из них смотался. Им не нравилось, когда полиция совала нос в их документы, пусть им и нечего было скрывать.

Они исчезали по ночам. Эти накладки необходимо учитывать с самого начала, если не хочешь запороть сбор урожая. Арно Калмер не нянчился со своими работниками, но понимал, что зависит от них, и уважал их тяжелый труд. На ферме у него был всего один постоянный работник, да и тот ленивый и нерасторопный. Ему было чему поучиться у сезонных.

Вздохнув, он вышел навстречу комиссару. Ему не нужно было объяснять, зачем тот явился.

— Давайте сядем где-нибудь и поговорим, — предложил комиссар.

Они пошли в дом.

— Жена уехала за покупками, но я могу приготовить кофе, — предложил Арно. — Вы хотите?

Берт попросил стакан воды. Сев на скамью в кухне, он вытащил из кармана блокнот.


Он видел, как мимо проехала машина комиссара. По крайней мере, ему так показалось, хотя издали он не разглядел водителя.

Что ж, пусть себе ездит. Не стоит огорчаться. Он играет в эту игру не впервые и снова выиграет. Он с улыбкой склонился над грядкой и продолжал работать.

— Ты что сегодня такой веселый? — спросил Малле, держа полный ящик клубники.

— Да так просто, — буркнул Натаниел, едва не послав Малле подальше. Малле все-таки был его единственный приятель, а приятели иногда бывают нужны.

От аромата клубники захватывало дух. Никто из рабочих смотреть не хотел на темно-красные пахучие ягоды — все объелись до дурноты. Только Натаниел продолжал совать их в рот. Хотя, признаться, это у него было нервное. Комиссар вернулся. Охота началась. Важно было не допускать ошибок.

Он с трудом поднялся на ноги, разогнулся, взял свой ящик и потащился к трейлеру. Никто и подумать не мог, что он нервничает. Он был мастер притворяться. Бабушка всегда говорила, что из него вышел бы отличный актер. Но это говорилось не в виде похвалы, а в осуждение. И когда она так говорила, дед тащил его в сарай.


К сожалению, ничего другого Анита не помнила. Она присела к нам ненадолго, выпила кофе и съела булочку. Посетителей в кафе было мало, а она не успела позавтракать. Анита была из тех женщин, которые всегда выглядят прекрасно, даже с полным ртом и крошками на подбородке. Я готова была поспорить, что, если она плакала, глаза у нее не краснели и не опухали.

— А имени его вы не знаете? — без всякой надежды спросила я.

Она покачала головой.

— До сегодняшнего дня я даже не знала, как зовут вашу подругу. А вы… — она подалась вперед и заговорила шепотом, — вы зачем о нем спрашиваете? Нет, правда? Я ведь вам не верю.

Я нерешительно покосилась на Мерли. В конце концов, мы не делали особого секрета из своей миссии, поскольку я заявила о ней при всем честном народе на панихиде, а потом еще и газеты раструбили.

— Ага, вы считаете, что он и есть убийца. — Она положила недоеденную булку на тарелку и отряхнула крошки с пальцев. — Я так и знала. Значит, я обслуживала убийцу вашей подруги. О боже! И еще трех девушек!

Мерли нацарапала наш домашний телефон и мобильные номера на пивной подставке и протянула Аните.

— Хорошо, — сказала та, — я позвоню, если что-нибудь вспомню. Обещаю.

— Что ж, мы все-таки кое-что узнали, — подвела итог Мерли, когда мы вышли из кафе, — ему около тридцати лет, он высокий и темноволосый. И симпатичный. Анита от него была без ума, сразу видно.

— Еще мы узнали, что он мало говорит, а больше слушает, — прибавила я.

— И что он любил Каро, — покачала головой Мерли.

— Разве можно убить того, кого любишь?

— А почему бы и нет? — Мерли всегда торопилась с выводами, что выходило ей боком на уроках математики. — А как же убийства на почве ревности, например, или страсти?

— Любил он их, как же. Всех четырех. И Каро не могла любить своего убийцу! Это невозможно!

— О чем и речь, Ютта. — Мерли произнесла это тоном терпеливой матери, увещевающей свое неразумное дитя. — Мне ведь тоже не хочется, чтобы Каро оказалась такой невезучей. Но меня смущает, что ее любовничек не хочет связаться с нами. Если он любил ее, ему должно быть сейчас необходимо сочувствие. Почему он не придет взять какую-нибудь вещь на память? Вот оттого мы и должны его найти.


Сколько раз она пыталась дозвониться? Десять? Пятнадцать? Говорила себе, что девочки пошли куда-нибудь развлечься — не сидеть же им в каникулы целый день дома. Но это было слабое утешение, и тревога ее не унималась.

Рукопись росла, глава за главой, без всяких усилий. Она еще никогда не писала с такой лихорадочной скоростью. Каждая из ее книг обладала своим характером, каждая была частью ее жизни.

Полчаса назад, когда она сделала перерыв, чтобы выпить кофе на террасе, ей в голову пришли две мысли: во-первых, у нее мало дров на зиму; во-вторых, она прониклась симпатией к своему убийце, то есть к персонажу своего романа. Дрова могли подождать, но от убийцы необходимо было отречься как можно скорее. В последние дни она не раз ловила себя на мысли, что ее собственные сочинения подготовили почву для этих ужасных преступлений. Здравый смысл немедленно нейтрализовал этот бред, но неприятное чувство оставалось.

Налив себе еще кофе, она вышла в сад. Пасторальный пейзаж, небо, точно синее одеяло с белыми клочками ваты, действовали на нее успокаивающе. Она подумала, что если бы ее выдуманные убийства протягивали невидимые нити в реальный мир, если бы по ее сценариям совершались настоящие преступления, она немедленно бросила бы писать. Или перешла на любовные романы.

Зазвонил телефон. Трубка всегда была у нее под рукой. Имке ответила после второго звонка.

— Почему бы тебе не пригласить меня на чашечку чаю?

Мама! Вот кто ей сейчас необходим! Матушка имела множество недостатков, она умела довести до белого каления, но в трудных ситуациях была надежна, как скала среди бушующего моря.

— Когда ты приедешь?

— А это срочно? — последовал вопрос после недолгого молчания.

Да, черт подери. Да, еще как срочно. У матери имелись обширные запасы здравого смысла, которые не раз ее выручали. Для чего еще нужны матери?

— Чайник уже кипит! — Имке тихо загудела, изображая кипящий чайник. Она, как ребенок, цеплялась за надежду, что стоит ей поговорить с мамой — и все тревоги и неприятности исчезнут.


— Хотите, чтобы я поручился за моих работников? — Арно Калмер громко и невесело рассмеялся. — Да я и сам их почти не знаю. Есть несколько человек, которые возвращаются каждый год, но ведь всего на несколько недель.

— Значит, не ручаетесь?

Калмер подался вперед, его темные глаза лихорадочно блеснули. Берт еще в первую встречу отметил, что он нервный.

— Вот у вас как выходит: да или нет, черное или белое. А другие цвета вам известны? Или вы издеваетесь?

Калмер откинулся на спинку скамьи и скрестил на груди мощные руки, густо поросшие черными волосами. На правом запястье был широкий красный шрам.

— Нисколько! Я всего лишь хочу уточнить кое-что.

— Ну а я тут при чем? — почти выкрикнул Калмер. — Почему, как что случилось, вы сразу едете ко мне?

Берт не отвечал, понимая, что только так можно развязать ему язык.

— Я бездельников не держу, мои работники все заняты делом. А как они проводят свободное время — меня не касается. Они, может, и безобразничают иногда, не без этого. А вы бы заглянули в дома к деревенским — они, что ли, лучше? Что с того, что мои люди не живут на одном месте? Может, они не любят начальство? Это не значит, что все они преступники.

«Почему, — думал Берт, — мне не нравится этот человек? Потому, наверное, что он говорит вещи, с которыми не поспоришь».

— Нет, конечно, — согласился он.

— И зачем тогда вы явились? Вы ведь уже допросили всех. Что вам еще понадобилось?

— Уверен, вы понимаете, что я не могу раскрывать вам своих мотивов, — уклончиво ответил Берт, сам поражаясь своей сдержанности. Иногда он ненавидел маску, которую являл чужим людям. Ему хотелось сорвать это полицейское притворство и просто быть собой. Интересно, что бы тогда от него осталось?

Он записал имена рабочих, которые покинули ферму раньше срока. Второпях, как нехотя признался фермер. Затем Берт допил воду и поднялся. Калмер вышел с ним к машине.

«Как он рад меня выпроводить, — думал Берт. — Когда вообще в последний раз кто-то радовался моему приезду? Ах да, Имке Тальхайм».

Он включил радио и взял курс на Брёль, чтобы поговорить с девочками. И не только потому, что обещал Имке, но и потому, что за ними нужен был глаз да глаз.


Когда он увидел, что темная машина выезжает со двора, его окатила волна облегчения. «Я должен держать себя в руках, — думал Натаниел, — поменьше нервничать». Нервные — слабые. Это он давно понял. Он больше никогда не будет слабым. Натаниел — убийца драконов.

Руки дрожали. Едва заметно, но все же. Он сделал вдох-выдох, вдох-выдох. Это всегда помогает. Вдох. Выдох.

Надо же, молиться был уже готов.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Все узнавали Каро, но только Анита была уверена, что видела ее не с Гилом или с кем-либо еще, а с тем мужчиной. Прочие мямлили нечто неопределенное и под конец говорили, что не помнят.

Ах, если бы у них была фотография с похорон. Возможно, он был среди пришедших проститься, и кто-нибудь узнал бы его. Мне почему-то верилось, что он присутствовал на похоронах. Если не он убил ее, конечно. Я очень на это надеялась. И надеялась, что он придет познакомиться с нами. Ведь он любил Каро, как и мы.


ПРИВЕТ

Черный человек,
Ты живешь во тьме<
убрать рекламу







br /> Не со мной.
Привет, любимый,
Выйди ко мне
На свет.

В чем был его секрет? Где он сейчас прятался? Почему держал Каро в клетке молчания, точно птицу, которой запретили петь?

Во второй половине дня мы обошли почти все точки из нашего списка. Остались пара клубов и баров, но визиты туда мы решили отложить до вечера, а пока съездить домой отдохнуть и покормить кошек.

Понятное дело, Брёлем наши поиски не могли ограничиться, потому что Каро моталась по всей округе. Я впервые была рада тому, что у меня есть мой «рено». Пусть даже без кондиционера. Все-таки поезда и автобусы значительно затрудняли бы наше дело.

Кошки не спали. Еду в миске они прикончили и напрудили лужу у лотка. А теперь лежали рядышком на полу между ванной и душевой кабинкой.

Я убрала за ними, положила им консервов и сухого корма. Кошки внимательно наблюдали за мной, но отскакивали каждый раз, когда я протягивала руку, чтобы их погладить.

— Они психи, что ты хочешь, — сказала Мерли, кладя в духовку две пиццы. — Это неудивительно после того, что им пришлось пережить. Может, оставим их себе?

Мне и самой приходила в голову такая мысль. Пристраивать спасенных животных становилось все труднее.

— Без кошки жизнь не жизнь, — заявила Мерли, наливая молока в блюдце.

Я пошла за ней в ванную. От нее кошки не шарахались, хотя и не ластились тоже.

— Это точно, — согласилась я.

Раздался гудок домофона. Я нажала кнопку, открывая внизу дверь. Я узнала звук его шагов — Берт скакал через две ступеньки. Доверху он добрался запыхавшись.

— Ну и лестница у вас, — сказал он.

Мы пригласили его в кухню и предложили кофе, но он отказался.

— Я просто хотел узнать, как вы поживаете, что поделываете…

— И все? — усомнилась Мерли.

— Спорим, что нет? — устало и раздраженно спросила я. Что-то в комиссаре мне не нравилось. Как-то подозрительно он на нас смотрел.

— Ладно, — сдался он. — Я пришел убедиться, что вы не рыщете по городу в поисках убийцы.

— Нет, — усмехнулась Мерли, — только не это.

— Ну? И каково оно? Какие новости? — полюбопытствовал комиссар.

— Да никаких, — ответила я. То, что мы узнали от Аниты, было настолько несерьезно, что и говорить не стоило.

— Послушайте, поймите, наконец: это опасно. Убийца ведь, возможно, наслышан о ваших угрозах. Если вы не прекратите самодеятельность, я прикажу взять вас под наблюдение под тем предлогом, что вы вмешиваетесь в расследование, проводимое полицией.

А что? С него станет. Теперь придется озираться — нет ли за нами слежки.

— А вас, случайно, не мать моя к нам прислала? — догадалась я.

Его молчание говорило лучше всяких слов. Но не успела я ему об этом поведать, как Мерли объявила, что пицца готова.

— Будете с нами? — спросила она комиссара.

— Нет, спасибо, — отказался он.

Я проводила комиссара до дверей. На площадке он обернулся:

— Прошу вас, будьте осторожны! Не думайте, что убийца так прост. Я оставил вам на столе свою визитку. В случае чего — сразу звоните. Звоните в любое время, понятно?

И он ушел. Его шаги растаяли внизу. Я закрыла дверь и вернулась на кухню. На столе лежала его визитка.

— Выброси ее к черту, — сказала Мерли.

Но я не торопилась исполнять ее просьбу. Положила визитку у телефона. Мало ли что.


Имке уже не помнила, когда их с матерью общение не было обменом колкостями. Такое, пожалуй, было впервые. Она даже растрогалась.

— Ты мне очень помогла, — сказала она, вытирая глаза, — спасибо тебе.

— Ах, перестань, — мать взмахнула рукой в перстнях, — какие благодарности. У тебя у самой дочь.

При этих словах Имке подумала, что из нее плохая утешительница. Она не умела утешать и сочувствовать, она умела решать проблемы. Это был ее девиз. Да Ютта и не нуждалась в таких вещах. Во всяком случае, она никогда за этим не обращалась.

— Пришли девочек пожить у меня на время, — предложила мать.

— Они уже вышли из того возраста, мама, когда их можно было куда-то послать.

— А ты попробуй.

— Хорошо, — пообещала Имке, подумав, что это все напрасные хлопоты.

— Как твоя новая книга? — спросила мать, вдруг ступая на тонкий лед. Их вкусы в литературе, как известно, сильно отличались.

— Неплохо, спасибо.

— О чем ты пишешь на этот раз?

Вопрос прозвучал как будто не без интереса. По крайней мере, Имке так показалось.

— В основе сюжета убийства Каро и Симоны Редлеф.

— Да ты что! — всплеснула руками мать. — Разве не знаешь, что беду можно… накликать?

— Это суеверие, мама. Бред сивой кобылы.

Мать поджала губы.

— Извини, я не хотела тебя обидеть, — спохватилась Имке.

— Ничего. Мне известны твои принципы.

— Мне становится легче, когда я пишу, — помогает унять тревогу. Я освобождаюсь от страхов, когда описываю их на бумаге.

— На экране, ты имеешь в виду.

— То есть на экране.

Они рассмеялись, и это немного разрядило обстановку. В небе пролетел планер. За кухонным окном вилось густое облако мошкары. В воздухе пахло летом.

«Оставь моего ребенка в покое, — думала Имке, — не трогай мою дочь». Не сразу она поняла, что мысленно обращается к убийце. К настоящему убийце, а не к его отражению, которое она создавала в романе.

— Идем в дом, мама, — сказала она, потирая руки. — Холодает.

Холодает? Мать с удивлением взглянула на Имке. Стояла страшная жара. Но она молча встала и пошла за дочерью в дом. В дверях помедлила, обернулась.

Раньше ей нравилось, что тут так дико и тихо, совсем не слышно звуков цивилизации, но теперь все изменилось. Имке не должна жить здесь одна. Почему Тило к ней не переедет? Хотя бы на время, пока не поймают убийцу. Тило ей не нравился. Уж больно пронзительный у него был взгляд — проникал в самые печенки. Однако никого другого не было.

— Почему этот твой Тило здесь не поселится? — громко спросила она.

Имке на кухне гремела посудой.

— Мама, когда ты перестанешь называть его «этот твой Тило»?

Да, и правда? Трудно было не ссориться, поскольку обе они имели отличный слух, улавливающий малейшие оттенки смысла. Завести собаку тоже было бы неплохо. Большую, сильную сторожевую собаку.

— Может, заведешь собаку?

— Собаку? Еще есть предложения?

Мать вздохнула. Сейчас слово за слово, и они поссорятся. А потом будут звонить друг другу — извиняться. И опять все заново.

Зазвонил телефон. Имке даже подпрыгнула, досадуя на свою пугливость. Неужели страх сумел запустить в нее свои когти?


Только в детективах сыщики виртуозно выслеживают преступника, а на самом деле это трудно. Он постоянно терял их из виду. Дороги были полны машин, будто все высыпали на улицу, пока стоит хорошая погода.

У него была подходящая машина — подержанный «фиат», не большой и не маленький, неприметного болотного цвета.

Они подъехали к ночному клубу и вышли на парковке. Он остановился на другой стороне улицы, заглушил двигатель и ждал. Когда девушки скрылись за ярко-зеленой, в неоновых огнях дверью, он вышел и последовал за ними. Этот клуб был не из тех новомодных, где собирается одна молодежь. Интерьеры устарели уже лет на десять. Народу пока было немного, музыка не гремела, и можно было расслышать, что говорят вокруг. Он сел у бара и заказал кока-колу. Он из принципа не пил спиртное, когда был за рулем. Лишние трудности ему были ни к чему.

Ютта и Мерли сидели за столом с другими молодыми людьми, которые передавали по кругу фотографию. Все качали головой и с сожалением пожимали плечами. На мгновение он растерялся. Не его ли это фотография? Каро никогда его не фотографировала и никогда не была в комнате, где он жил. А если бы даже и была — так фотографий у него не было. Вообще. Остались, может быть, только детские у матери. Так что, наверное, они показывали им фотографию Каро, спрашивая, не видел ли кто ее с ним. Нет, ерунда. О нем они точно ничего не знают. Не могут знать.

Когда Ютта и Мерли перешли к следующему столику, он машинально схватил со стойки свой стакан и пересел за стол в глубине зала. Он сидел, наблюдал и ждал.

Теперь он был совершенно спокоен. В этом клубе они с Каро никогда не бывали. В городе они вообще редко проводили время. Обычно они ехали куда-нибудь за город на его машине и там гуляли. Они никогда не встречали знакомых, это точно. Его коллеги слишком уматывались за день в поле, чтобы выбираться из деревни. Да и машин ни у кого не было. Многочисленных знакомых Каро им тоже с успехом удавалось избегать. Может быть, кто-то мельком и заметил их, но такие мимолетные воспоминания не представляли для него опасности.

Настала его очередь. Сейчас они подойдут. На этот случай у него была припасена книга. Он вынул ее из кармана и сделал вид, что читает.

— Извините, можно вас отвлечь на минутку?

Он нахмурился и озадаченно поднял голову. Такое впечатление он и рассчитывал произвести: я тут зачитался, а вы меня потревожили, и я в первый миг и не пойму, в чем дело.

— Мы хотели у вас кое-что спросить, — сказала Ютта, — это не займет много времени.

У нее были красивые глаза. Улыбка придавала ее взгляду мягкость и чувственность.

— Конечно, — кивнул он.

Фотография Каро потрясла его. Застала врасплох. Он полез в карман, вынул платок и высморкался, чтобы выиграть время.

— Нет, извините. Я никогда не видел ее. Рад бы вам помочь, да не могу.

Как она улыбалась! Какая красивая, какая знакомая! Она по-прежнему была частью его.

— Чем помочь? — спросила Мерли, внимательно глядя на него. Такой он себе ее и представлял по рассказам Каро: деловая, прямая, резкая.

— Найти ее, — быстро ответил он. — Вы ведь ищете эту девушку, раз показываете всем ее фотографию?

— Ну… вообще-то не ее, а ее приятеля, — поправила Ютта. — Он высокий, стройный, темноволосый, с темным загаром. Похож на вас.

Он ощутил холодок в затылке.

— Извините… может, я и хотел бы познакомиться с такой девушкой, но, увы… — Он с сожалением воздел руки. — Красивая у вас подруга.

Ютта хотела еще что-то сказать, но Мерли поблагодарила его и потащила ее прочь. И вовремя — ему становилось дурно от усилий казаться естественным. Он дождался, пока они выйдут из клуба, и затем тоже вышел. Когда их «рено» тронулся с парковки, он был готов следовать за ними.


Берт вернулся домой раньше обычного. Он поиграл с детьми в футбол в саду, потом они вместе жарили картошку и сосиски на гриле, ели все это с кетчупом и веселились. Марго в это время занималась собой. Она читала, разговаривала по телефону и подкрашивала волосы. Отчего-то она сторонилась семейных забав. Словно часы одиночества были лучшим временем в ее жизни.

Отчасти Берт ее понимал. Повседневная рутина съедала все силы, и необходимо было отыскать возможности их восстановления. Но раньше лучшим способом для этого было время, проведенное вместе. Чтобы жизнь наладилась, им нужно было просто побыть вдвоем. Теперь все изменилось, и Берт никак не мог к этому привыкнуть. Было больно и обидно.

Они с Марго сидели в патио с бокалами красного вина. Кто-то из соседей устроил пикник — пахло углем и жареным мясом. Соседи справа тоже сидели в саду, тихо беседуя. Из открытой двери у соседей слева доносились звуки работающего телевизора — там смотрели какой-то вестерн.

Берт вспомнил поместье Имке Тальхайм. Если она сейчас сидела во дворе, то единственным звуком, который касался ее слуха, был стрекот кузнечиков. Он виновато покосился на Марго.

Марго читала журнал по садоводству. Дабы почерпнуть идеи, как она говорила. Берт представить себе не мог Имке Тальхайм за подобным занятием. Он не увидел никаких «идей», когда приезжал к ней — настолько там было все нетронуто и естественно.

— Как работа? — спросила Марго, прерывая его мысли.

Берт внутренне сосредоточился. И напомнил себе, что недомолвки являются ранними предвестниками измены.

— Плохо. Мы топчемся на месте.

Марго опустила журнал и посмотрела на него. Терпеливо, без интереса. Так ему показалось. Наверное, у нее было четкое представление о том, какой должна быть жена полицейского. Ему вдруг расхотелось рассказывать о своих делах. Он встал и пошел к себе, чтобы взять дневник Каро. Когда он вернулся, Марго со своим журналом и бокалом вина уже ушла в дом. Не иначе обиделась на его молчание.

Он перелистал страницы дневника, который знал уже почти наизусть. Иногда его посещало чувство неловкости — ведь он читал личные записи, не предназначавшиеся для чужих глаз. Как будто тайком.

Каро писала кратко, сжато, не вдаваясь в подробные описания событий. Каждая запись была весомой и законченной, а слова — точны и тщательно подобраны. Целый час он перечитывал дневник. Затем снова взглянул на список сборщиков клубники. Колонка ничего не значащих имен. Надо поручить кому-нибудь ими заняться, чтобы выяснить, почему они так поспешно сбежали. Впрочем, у них, скорее всего, обострилась аллергия на полицейских, ведь многие сезонные рабочие так или иначе нарушают закон. Например, имеют просроченные документы. Жаль, что во время первых встреч Берт не сумел четко дать им понять, что его подобные нарушения не интересуют.

Затем он перечитал несколько стихотворений Каро, но, конечно, гениальная догадка его не осенила. А ведь где-то среди ее образов скрывался ответ — он был в этом уверен. Он со вздохом запустил руки в волосы и сидел так некоторое время, задумавшись.

Когда он вернулся в дом, бутылка вина была пуста и все огни потушены. Марго, судя по всему, пошла спать. Хорошо,  отчего-то подумал он, собирая свои вещи и чувствуя, как ему плохо, холодно и пусто.


Ничего. Никто, кроме Аниты, не видел Каро с этим мужчиной. Проклятье! Усталые и разочарованные, мы с Мерли всю дорогу до дому и словом не обмолвились.

Кошки бросились к нам, прося еды. Это был добрый знак того, что они нас признали. Теперь можно оставлять дверь ванной открытой, чтобы они могли обследовать пространство квартиры, когда захотят. Мы накормили их, а сами сели на кухне, уныло попивая чай.

— Может быть, комиссар прав, — сказала Мерли, — не стоит нам соваться в это дело.

— Ерунда. Полиции тогда тоже не стоит соваться, они ведь пока ничего не нашли. Сложный случай.

Да, ну а мы что нашли? Стихи Каро, черный платок, засушенный белый цветок. Мы получили от Аниты описание человека, приходившего с Каро в кафе. Негусто. С тем же успехом мы могли бы строить свое расследование, опираясь на летучий аромат духов или лосьона после бритья — только что он был здесь и вдруг исчез.

— Не знаю, — поморщилась Мерли, — со мной что-то странное. Я боюсь.

— Боишься? Чего?

— Понятия не имею. Я чувствую какой-то смутный страх. А ты?

— А я чувствую смертельную усталость. А от этого бывают глюки. Так что идем лучше спать.

— Хорошая идея. — Мерли встала и поставила чашки в раковину. — Утро вечера мудренее.

Это была любимая поговорка моей бабушки. Я и не думала, что Мерли размышляет в том же ключе.

Упав на кровать, я едва успела выключить свет, как тут же уснула. Ночью я проснулась от каких-то шорохов в квартире. Кошки, наверное,  решила я, поворачиваясь на другой бок. Придется привыкать, что теперь в квартире нас четверо.


Кошки напугали его. Он не ожидал. Сначала обмер, решив, что на кухне возится кто-то из девочек, но тут мимо прошмыгнула одна серая тень, за ней вторая. Хорошо еще, что они не завели собаку. Тогда ему точно был бы конец.

Он и сам не знал, что привело его сюда. Каро сделала для него дубликат ключа. Он не просил, но она чуть не силой впихнула ему этот ключ. На всякий случай, мол.

И вот он пришел.

Он стоял на кухне, впитывая атмосферу, как раньше. В слабом свете уличного фонаря, проникавшего через окно, он видел очертания предметов. Что он здесь делает? Сумасшедший.

Он бесшумно прошел по коридору и открыл дверь в комнату Каро. Они оставили все, как было. Он сел на кровать и провел рукой по одеялу. Наверное, он пришел проститься. Наконец-то.

Никогда прежде это не давалось ему так тяжело.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Они снова отослали слесаря! Новый замок им, мол, ни к чему! Это, мол, ошибка. Так слесарь и передал Имке. Он, впрочем, не возражал, поскольку она заплатила ему за выезды. Имке была вне себя. Какая глупость с их стороны! Или они нарочно хотят приманить убийцу? Приглашают его к себе в квартиру?

Нет, это все ее фантазии. Она вышла в сад. Надо чем-нибудь заняться — физический труд не даст ей сойти с ума. Имке посмотрела вокруг. Да, но с чего начинать? Она в нерешительности дошла до изгороди, за которой начиналось пастбище, и повернула обратно в дом.

Когда фрау Бергерхаузен уходила в отпуск, все блестело чистотой, а теперь все потускнело, померкло, как в доме, так и во дворе. Если только ей это не мерещилось, конечно.

Она сложила посуду, оставшуюся после завтрака, в посудомойку, протерла стол, выбросила в корзину старую газету, добавила к белью в стиральной машине грязную скатерть, засыпала порошок, выбрала программу и нажала кнопку «пуск». После чего поймала себя на мысли, что делает все автоматически, не задумываясь.

Когда зазвонил телефон, Имке была в подвале. Задыхаясь, она взбежала по лестнице и схватила трубку. Звонил Берт Мельциг.

— Я ездил к ним, — сообщил он. — Боюсь, что ничего не добился. Я серьезно поговорил с ними, оставил им свою визитку. Немного, в общем.

— Вы сделали все, что смогли. Спасибо вам.

Имке пожаловалась ему, что они выпроводили слесаря. Она не хотела делиться с ним своими страхами, но не сдержалась. Он слушал. Он это умел. У нее даже было ощущение, что он положил ей на голову свою большую ладонь и все будет снова хорошо.


Наконец-то она вышла из дома одна. Натаниел подождал, пока она отойдет достаточно далеко, запер машину и пошел следом. Легко было стать одержимым, бегая за этой девчонкой.

Вчера, в кафе, просто звезды совпали. Сегодня ему хотелось узнать ее поближе. Но он не торопился. Всему свое время.

Ютта шла легкой пружинистой походкой, волосы рассыпались по плечам. Как модель, вот как она двигалась. Интересно, как она пахнет? Какие у нее духи? И есть ли они?

Она, похоже, вышла прошвырнуться по магазинам. Останавливалась у каждой витрины, и это осложняло ему слежку. У него было чувство, что он детектив из какого-то американского фильма, с той разницей, что детектив из него паршивый.

В Старом городе Ютта зашла в книжный магазин. Натаниел остался снаружи, делая вид, что рассматривает в витрине путеводители, в изобилии продававшиеся по причине летних каникул.

Ютта была в трех метрах от него, по другую сторону. Стоило поднять голову, и он ее увидел. Она перебирала книги, а потом взяла одну и стала читать. Он огляделся, чувствуя неловкость. Не мог же он вечно стоять у витрины. Он вошел в магазин. Ютта была в отделе, где продавались книги о животных, в том числе домашних, и держала в руках энциклопедию кошек. Натаниел вспомнил свою встречу с этими кошками прошлой ночью и как они едва не обратили его в бегство.

Ему не вполне нравилось новое увлечение, но в то же время было приятно ощущать, как она постепенно овладевает его мыслями и чувствами. Точно медленный яд. Если он не выберется сейчас из магазина, то будет поздно.

Он остался. Отлично зная, к чему это приведет.


Мерли была у Клаудио. Она бежала к нему по первому его свисту. Этот парень ей не пара. В конце концов он бросит ее и вернется к своей невесте. К невесте. Как нелепо и старомодно. У кого в наше время есть невесты? Впервые мне пришло в голову, что он врет, чтобы держать Мерли на расстоянии. Еще я подумала, что мне надо пройтись по магазинам, чтобы отвлечься. Успокоиться, примерить что-нибудь, выпить кофе, полистать книги. Это обычно помогало, когда я была не в духе. Но не сегодня. Время было уже позднее, до закрытия магазинов оставался час, и люди шныряли туда-сюда в той суетливой манере, которая заражала и меня. Наконец я увидела книжный магазин. Покопавшись на полках, взяла одну книгу и стала читать. Чтение было моей отрадой. Весь мир вокруг исчезал, когда я погружалась в чтение. Если меня отвлекали, я не сразу возвращалась к реальности.

Но сейчас мне что-то мешало — у меня было чувство, что за мной наблюдают, какой-то холодок в затылке. Я подняла голову и встретилась взглядом с человеком в глубине магазина, в отделе естественных наук. Его лицо показалось мне смутно знакомым. Он быстро отвел глаза, будто я поймала его на воровстве.

Книгу, что привлекла мое внимание, я решила купить. Нам не помешала бы энциклопедия кошек. По пути к кассе я прихватила также две закладки — для себя и для Мерли. У Мерли была отвратительная привычка загибать страницы книг, и я не теряла надежды когда-нибудь ее от этого отучить.

— Восемнадцать пятьдесят, пожалуйста, — сказала кассир. — Вам завернуть ваши покупки?

— Нет, спасибо. — Открыла сумку, и тут до меня дошло, что я забыла дома кошелек.

Что может быть ужаснее, чем стоять у кассы перед закрытием, когда позади нетерпеливо переминается очередь, и понимать, что тебе нечем платить?

— Ох, простите, — пролепетала я, чувствуя, как вспыхивают щеки, — не взяла с собой деньги.

Кассирша могла бы воспринять это спокойнее, но она, наверное, устала за целый день и потому не сдержала раздражения. Она зло зыркнула на кассовый аппарат, потом на меня и заявила:

— Но я уже выбила чек!

Я просто сгорала от стыда. Люди за спиной перешептывались.

— Сколько вам нужно? — вдруг раздался рядом приятный голос.

— Восемнадцать пятьдесят, — ответила кассирша.

Я обернулась и во второй раз встретилась глазами с незнакомцем, наблюдавшим за мной из глубины магазина. Нет, в третий. Теперь я вспомнила его: это был тот самый загорелый мужчина из ночного клуба, который сидел за столиком один.

Он вынул деньги и положил их на кассу. Без лишних слов.

Вместо того чтобы броситься ему на шею или еще что-нибудь, я тихо пробормотала «спасибо», сунула книгу и закладки в сумку и вышла из магазина, поджидая его. Вскоре он вышел, неся купленную книгу.

— Как мне вернуть вам деньги? — спросила я.

— Считайте это подарком, — блеснул он белозубой улыбкой.

Голубые глаза ярко сверкали на загорелом лице. Он напоминал молодого Теренса Хилла, только волосы у него были не светлые, а темные. И выглядел он лучше. Натуральнее.

— Почему вы хотите сделать мне такой дорогой подарок?

— А может, вы мне понравились? Или потому, что я не смог помочь вам с подругой вчера. Решайте сами почему.

— О нет, — сказала я, — не могу этого принять.

— Нет, можете. — Он снова улыбнулся. — Хотите кофе?

Я не ответила, но как-то так вышло, что мы вместе пошли по улице к ближайшему кафе.


Наверное, они снова отключили звонок на телефоне. Или их нет дома. Имке стала звонить на мобильные. Оба раза: «Абонент недоступен». Почему они все время их отключают? Имке вздохнула. Сколько раз она просила их подключить автоответчик?

— Зачем, мама?

— Чтобы люди могли оставлять вам сообщения.

— И чтобы мы потом им перезванивали? У нас нет на это денег.

— Можно подумать, за деньгами дело стало!

— Не для тебя, мама. А для нас с Мерли еще как!

Будь проклята эта гордость! Ютта ни цента не возьмет, если только ей не нужно позарез. Видели бы вы ее машину — на ладан дышит ее «рено». Куча ржавого железа. На нем уже и ездить опасно. Но она даже и слышать не хочет о том, чтобы купить новую.

Имке налила себе чаю и пошла в кабинет, собираясь что-нибудь написать вместо того, чтобы суетиться, как испуганная квочка. Напрасно она выбрала такую тему. За каждым предложением вставала Каро. Каждое слово напоминало ей об ужасной смерти несчастного ребенка.

Детектив, которому в ее романе было предназначено раскрыть убийство, становился все более похож на Берта Мельцига, и Имке ничего не могла с этим поделать. Возможно, позже она что-то изменит, но не сейчас, когда вдохновение неудержимо влекло ее за собой. Превыше всего она должна отдалиться от убийцы, избавиться от симпатий к нему, ибо обнаружила, что без труда проникает в его шкуру и следует его мыслям, как своим собственным. Надо срочно переменить свое отношение. Она не хотела оправдывать убийцу, пусть даже на бумаге.

Просидев за компьютером более часа, Имке не написала ни слова. С непривычки она устала от работы по дому. К ее усталости примешивались огорчение после звонка слесаря и непреходящая тревога за Ютту и Мерли. Будь у нее собака, она пробежалась бы с ней по полям. Но поскольку собаки не было, Имке улеглась на диван в кабинете и мгновенно уснула.


Мерли презирала свою непоследовательность. Иногда Клаудио лелеял ее, как принцессу, а иногда помыкал ею, точно посудомойкой. Сегодня был как раз такой день. Другие уже привыкли и не обращали внимания. Клаудио есть Клаудио, с ним не угадаешь. Мерли часто возвращалась домой в слезах и клялась бросить его. Ютта и Каро ее поддерживали.

— Ни один парень не стоит наших слез, — утверждала Каро. Но так было прежде, чем она встретила свою неземную любовь.

— Шевелись, подруга, — прикрикнул на нее Клаудио, — я за простой не плачу.

Мерли сняла с себя жуткий зеленый фартук и сунула ему в руки, удивляясь собственной выдержке. Затем спокойно взглянула в его прекрасные глаза, круглые от изумления, и сказала:

— Ciao, bello.

После чего неторопливой и вызывающей походкой пошла к двери.

— Если ты сейчас уйдешь, можешь больше не возвращаться, — крикнул Клаудио. Он не умел проигрывать.

Мерли ничего не ответила. Она даже не обернулась. Стоя к нему спиной, подняла руку с вытянутым вверх средним пальцем и показала ему.

Дверь за ней закрылась, и она стала свободна. И одинока.

Черт. По щекам ее текли слезы.


У всех сборщиков клубники, покинувших ферму раньше времени, оказалось неопровержимое алиби. Некоторые были не без грехов, однако никто из них не имел отношения к Похитителю цепочек. Отчего же Берт был так уверен, что ключ к разгадке находится среди этих сезонных рабочих?

Чистая интуиция. И никаких улик. Дела тяжелее ему, пожалуй, еще не доводилось расследовать. В случае Симоны Редлеф информации вообще было с гулькин нос, потому что она не отличалась общительностью. Многие ученики потока с трудом ее вспомнили.

Что до Каро, то трудность заключалась в том, что о ней ничего не знала ее семья. Даже брат, которого они наконец отыскали и допросили. Единственными, кто мог помочь, были Ютта и Мерли, но девушки поставили себе цель провести собственное расследование.

Берт встал и распахнул окно. В кабинет ворвались уличный шум и влажная жара, в которой весь день мариновался город. Все это вдруг стало действовать на нервы. Равно как и шум в помещении — хлопающие двери, телефонные звонки, голоса и смех в коридоре. Они допросили всех друзей Каро, ее родных и бывших партнеров — и все напрасно. Поистине им был необходим ее последний любовник.

Берт закрыл окно. Пора ехать домой — дабы продемонстрировать Марго свои благие намерения. Да, у него жена и дети. Есть жизнь и вне стен его кабинета.


Странно было идти рядом с ней по улице. Он то и дело ловил на себе ее испытующие взгляды. Наверное, она все не могла решиться принять у него деньги. Впервые после смерти Каро он чувствовал себя настолько беззаботным, что ему хотелось петь.

Бабушка всегда напевала за работой — церковные песнопения или вроде того, не настоящие песни. И вовсе не от радости, а чтобы скрасить свою скучную и тяжелую жизнь. По крайней мере, так ему казалось в детстве. Но бабушкину жизнь было уже не скрасить, как не изменить ее тяжелых медлительных движений.

Натаниел повел Ютту в большое кафе на рыночной площади. Среди страшной сутолоки в этом кафе никто не обращал внимания на отдельных посетителей. Он понимал, что все равно рискует, но что за игра без риска? Он любил рисковать. Свободой. Жизнью.

Она молчала. Похоже, была не из тех, кто болтает лишь бы болтать. А это редкость. Поглядывая на нее краем глаза, он понимал, что она нравится ему все больше и больше. Даже слишком. Она бросила ему вызов, и он этот вызов принял. Ему легче было бы противостоять ей, если бы он оставался к ней холоден. Но вышло по-другому. Он сунул руки в карманы и напряг все мышцы, чтобы не выдать сотрясающей его дрожи.


Имке снилось, что она бежит по какому-то длинному тоннелю по щиколотку в воде. В конце горел свет. Слыша плеск воды и собственное хриплое дыхание, она знала, что это сон. Ломило в боках, руки и ноги болели. Брюки были в грязи. Она хотела проснуться, но не могла.


В довершение всех несчастий Ютты не было дома. Некому было пожаловаться, поплакаться. Мерли мрачно пошла на кухню и включила кофеварку. Кошки крутились у нее под ногами. Она налила им молока и мелко порезала два кусочка отварной ветчины. Пусть ей самой паршиво, кошки не должны страдать от этого мерзавца Клаудио.

В своей комнате она улеглась на кровать и включила телевизор. Чтобы не думать. Не позволять Клаудио снова проникнуть в ее мысли. И особенно в сердце. Программы, идущие ранним вечером, были как раз то, что нужно, — настолько пусты и бессмысленны, что прогоняли из головы все до последней мысли.


Мне нравилось, что он не пытается заговаривать мне зубы, не болтает глупостей, как это принято в начале знакомства. Он держался очень спокойно и сдержанно, подобно мне. На мой вкус, в кафе было слишком многолюдно — шумно, тесно. Но его, казалось, это устраивает. Его молчание лучше всяких слов внушало мне чувство уверенности и безопасности, как будто я в детстве сидела на кухне с мате


убрать рекламу







рью или ночью ехала в машине с отцом.

Мы оба заказали кофе со сливками. Потом постепенно разговорились.

— На свете мало людей, с которыми можно молчать, — заметила я.

— И еще меньше тех, с которыми можно поговорить, — улыбнулся он.

Его улыбка проникала в самую мою душу. Когда он улыбался, у его глаз рассыпались мелкие морщинки. Мне даже захотелось их потрогать, чего я, конечно, не сделала, а стала снимать обертку с бисквита, подававшегося к кофе.

На вид ему было около тридцати — старик, как ни крути. И что же я делала? Сидела с ним в какой-то забегаловке, любуясь его морщинами. Не хватало только, чтобы оркестр заиграл вальс для тех, кому за…

— Чем увенчались ваши поиски? — спросил он.

— Пока ничем.

Мне не хотелось сейчас говорить о смерти Каро и вообще о грустных вещах. Хотелось просто посидеть с ним молча за столиком и послушать.

— Пойдем, может быть, на улицу? — предложила я, глядя на белые столы под яркими зонтами от солнца на террасе.

— Я целый день провел на солнце, — ответил он. — И остался бы здесь, если вы не возражаете.

Хорошо. Останемся здесь. Может быть, он расскажет мне, почему целый день провел на солнце. Или нет. Это не важно. Тут или там — не имеет значения.

Ему хотелось просто сидеть и смотреть на нее.

В его жизни начался новый эпизод. Он не хотел, так случилось. В принципе он мог бы сейчас встать и уйти…

Он посмотрел на нее и понял, что поздно.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Ютта вернулась в десятом часу. Тогда только Мерли выключила телевизор. Напрасно она истратила столько времени на эти глупые сериалы. В голове и желудке было равно пусто, разве что голова не бурчала от голода. Может быть, они приготовят что-нибудь вместе. Она и не заметила, как проголодалась.

— Привет, — с порога поздоровалась Ютта, улыбаясь, как после трех бокалов вина.

— А ну-ка, рассказывай, — Мерли потащила ее на кухню, — где ты была и с кем.

— А ты почему так рано вернулась?

— Из-за Клаудио, — пробормотала Мерли, надеясь, что Ютта не станет допытываться, иначе она не выдержит и расплачется.

— Я умираю с голоду, — заявила Ютта. — Давай закажем что-нибудь в китайском ресторане.

Ютта всегда умела задать правильный тон.

— Давай. Только ты платишь, а то я совсем на мели.

— Идет, угощаю!

Они сделали заказ, и Ютта принялась рассказывать.


Проснувшись среди ночи в кромешной тьме, Имке не сразу вспомнила, где находится. Надо же, проспала целый вечер! Она села, с трудом потянулась и надела туфли. Чувствуя себя постаревшей на двадцать лет, она поплелась вниз, чтобы перекусить. Во рту был дурной вкус, голова болела, левый глаз слезился. Ей было до того одиноко в пустом доме, что она, взяв на кухне остатки курицы и салат, уселась перед телевизором, вперилась в экран и до отупения смотрела обычную мешанину из секса, насилия и рекламы. Затем она потянулась к телефону.

Ответил сонный голос.

— Тило?

Она услышала, как Тило сквозь зубы застонал.

— Тило, приезжай, пожалуйста, ко мне.

Он громко зевнул. Она готовилась к тому, что он отвертится, но он сказал только:

— Хорошо. Через двадцать минут буду.

Она поставила на кухонный стол бутылку красного вина, которую достала из погреба, сыр и фрукты. Ей больше не хотелось спать. Ей хотелось, чтобы Тило ее выслушал, поговорил с ней, обнял и занялся с ней любовью. Именно в такой последовательности. Она всегда знала, что родилась под счастливой звездой, иначе Тило ей было бы не видать.


Я была счастлива, даже говоря о нем. Мне не нужно было закрывать глаза, чтобы увидеть его лицо — оно стояло передо мной.

— Ничего себе, — удивлялась Мерли, — да ты серьезно влипла, подруга.

— Ты его видела, — продолжала я, — вчера в кафе. — Я описала его, но Мерли так и не вспомнила вчерашнюю встречу.

Ей хотелось знать все: как зовут, сколько лет, где работает, где живет. Для меня же это все не имело значения. Во всяком случае, пока. Об этом мы не говорили.

— Ну хорошо, а о чем вы говорили?

Он рассказывал мне о своем детстве, о том, как его избивал дед. Я даже дотронулась кончиком пальца до бледных шрамов у него на лбу. Правда, он нервно вздрогнул. Я пообещала, что никогда и ни за что не причиню ему боль.

А я рассказала ему о Каро. Не припомню, чтобы я когда-либо так долго говорила о ней. Он слушал со слезами на глазах.

— Ты когда последний раз видела плачущего мужчину? — спросила я у Мерли.

— Никогда не видела, — покачала головой она.

— Но он настоящий мужчина!

— Неужели ты успела в этом убедиться?

— Ах, не говори глупостей! Я имела в виду, что он… ну… он похож…

Выслушав мое бормотание, Мерли поморщилась и сказала с усмешкой:

— Итак, давай подведем итоги: его зовут Нат, ему около тридцати, он настоящий мужчина, но не стыдится плакать, и он обвел тебя вокруг пальца за каких-то три часа. Верно?

— Ты так говоришь, будто это какая-то мыльная опера.

— А что это, по-твоему, такое?

Мерли вдруг заплакала.

Клаудио. Хоть бы она быстрее о нем забыла.

Я сунула ей в руку носовой платок и приготовилась к долгой ночи.


Он не мог уснуть. Луна светила слишком ярко в жаркой ночи. Жара последних нескольких дней скопилась у него на чердаке. Открытые окна не помогали, лишь мошкара набивалась в комнату. Голос Ютты неотступно звучал в ушах. Глубокий и мягкий. Чудесный голос. Она рассказывала ему о Каро, а он с трудом сдерживал слезы. Если бы не Ютта — не ее маленькая родинка на виске, ямочка на подбородке, завиток на лбу, — он бы расплакался. Ее красота помогла ему сдержаться. Да, Ютта была красива. Она была красива особой красотой — благородной, он бы сказал. Красотой того рода, которую трудно не узнать с первого взгляда и трудно забыть.

Он говорил ей правду и неизбежную ложь. Когда-нибудь он сможет во всем ей признаться, и она поймет и не отвергнет его. Он убил ее подругу.

Внезапный приступ дрожи потряс его, и он натянул на себя одеяло. Нат. Надо не забыть, как он ей представился. Вроде бы нетрудно. Простое сокращение. Нельзя допускать ошибок. В ней есть что-то, что делает ее достойной любви всей его жизни.


Когда Тило уехал, Имке позвонила девочкам и напросилась к ним на завтрак. Девочки, только что из постели, ей весьма обрадовались, как и теплым булочкам, что она привезла с собой. По кухне носились две кошки, гоняясь за комками пыли. Имке пожалела, что это не собаки, большие, надежные звери.

Напрасно она надеялась, что девчонки раскроют ей свои секреты, позволят не чувствовать себя такой бесполезной и беспомощной. Но они болтали обо всем на свете, искусно избегая главной темы.

Имке сразу заметила перемены, произошедшие с Юттой, — та светилась от счастья.

— Тот молодой телеоператор? — поинтересовалась Имке, а про себя подумала: моя золотая девочка. 

Аура счастья окружала ее дочь, точно невидимые одежды, придающие неуязвимость. Впрочем, Имке тут же с тоской вспомнила, что и Каро была влюблена, и любовь не уберегла ее.

Нет, это был не тот телеоператор. Ютта сказала, что они познакомились только вчера. Он не мальчик, как ее прежние приятели, а лет на десять старше, взрослый мужчина. Это насторожило Имке — ведь сама Ютта была еще сущий ребенок. Однако она по опыту знала, что переубеждать Ютту бесполезно — она послушает и сделает все в точности наоборот.

— Будь осторожна, — сказала она, — ты не должна никому слепо доверять, особенно сейчас. Обещаешь?

Ютта кивнула. Ей лишь бы отвязаться. Старая как мир история: мамочка, я его люблю.


— Мама, я влюбился.

— Натаниел, мальчик мой, где ты?

Почему она никогда не слушает?

Она расплакалась. Он терпеть не мог, когда она плачет. Он не хотел нести за нее ответственность. Разве я сторож матери своей?  — спрашивал он себя.

В свое время бабушка заставила его зазубрить наизусть чуть ли не всю Библию. Теперь у него на любой случай были готовые цитаты. Конечно, он их переиначивал на свой лад. Наверное, это была запоздалая месть.

— Мама, ты меня слышишь? Я влюбился.

Словно это имело значение — слышит она его или нет. Она ни разу не удосужилась его выслушать, ни единого раза за все детство.

— Ах, Натаниел, ты всегда так говоришь. Где ты, ответь!

Его бесил этот жалобный, заискивающий тон ее голоса. Неужели она в самом деле надеется его разжалобить? Он в сердцах бросил трубку.

У телефонной будки стояла какая-то девушка и курила. Надо завести мобильный телефон. Это удобно и никто не сможет подслушать твои разговоры. Мать всегда выводила его из себя. А порвать с ней окончательно у него не хватало духу.


Проходя по деревне, он с удовольствием рассматривал людей и строения. Здесь он никогда не был, и это внушало ему ощущение безопасности. Подумав о Каро, он не почувствовал боли. Каро отошла куда-то в глубь сознания, стала воспоминанием, которому со временем суждено было побледнеть, если не исчезнуть совсем. Хотя он по-настоящему ее любил.

Нагулявшись до боли в ногах, Натаниел зашел в придорожное кафе и заказал эспрессо. Он устроил себе полдня отдыха и развлечений. Время от времени он нуждался в подобном отдыхе — нельзя ведь постоянно пахать, так и умереть недолго.

Мимо проходили девушки и молодые женщины. Они купались в солнечном свете — солнце сияло у них в глазах, переливалось в волосах. Натаниел наблюдал, не чувствуя ничего особенного. Он любовался ими, как мог бы любоваться картиной. Но не хотел их. Какое счастье!

Он лениво откинулся на спинку стула и надел темные очки. Сквозь темные стекла все выглядело еще лучше, спокойнее. Вся жизнь была впереди. Чудесная жизнь. Он мечтал о такой жизни. Рядом с женщиной, которая заставит его забыть о других.

— Ютта, — шепнул он, смакуя на губах нежный вкус ее имени.


Мерли накормила кошек и стала собираться на встречу своей группы. Ютта снова болталась где-то со своим приятелем. Третий день кряду. Когда она возвращалась, Мерли уже спала. При таком режиме продолжать поиски убийцы Каро не было никакой возможности. Она по-другому представляла себе их каникулы. Она так злилась на Ютту, что даже не интересовалась больше, как проходят их свидания. Пусть себе барахтается в своей любовной луже. То же самое было и с Каро. Странно, неужели она не понимает? Выйдя на площадку, Мерли сердито захлопнула за собой дверь. Ей вдруг захотелось плакать.


«СПОКОЙНО СПИ, ПОЛИЦИЯ!»

Лучшего заголовка для статьи и придумать было нельзя. С самого утра шеф кипел при температуре сто восемьдесят градусов, являя собой иллюстрацию для книжки о холериках. Потный и красный, он ревел, размахивал руками, носился по кабинету и один раз даже выскочил за дверь, причем так хлопнул дверью, что дверное стекло треснуло посередине. Берт, подобно большинству его коллег, взирал на это представление безучастно. Им было не привыкать. Иногда ему даже казалось, будто взрывы у шефа происходят согласно какому-то закону природы, что есть неизбежное зло. Их положено пережить и возвращаться к работе.

Это означало, что ему предстоял еще один визит на ферму Арно Калмера. В прошлые поездки он допрашивал в основном мужчин, теперь настала очередь женщин. Чутье подсказывало ему, что он выбрал верный курс, вот только шеф требовал результатов, а их не было. Фотография Каро, опубликованная в местных газетах, не помогла им получить хоть сколько-нибудь полезную информацию. Наверное, они имели дело с действительно умным и хитрым преступником. Или необычайно везучим.

«Но когда-нибудь, — угрюмо думал Берт, поворачивая во двор клубничного фермера, — ты допустишь ошибку. А я буду тут как тут».


Больше всего он любил возить меня по округе и показывать деревни, которые нравились ему самому. У него был зоркий глаз, примечающий все интересное — дома, людей. Вот только от этих людей он предпочитал держаться подальше. Наши поездки напоминали туристические экскурсии, когда ты осматриваешь все с расстояния, с позиции чужака. Мне не раз приходило в голову описать их, чтобы сократить это расстояние. Он показывал мне мир, точнее, ту часть мира, которая была для него важна, и рассказывал мне о своем прошлом. Его детство проходило передо мной, точно на кинопленке.

Я понимала, что человек вроде него не станет держаться за постоянную работу. Таких не привяжешь к месту. Им нужны свобода, возможность расправить крылья. А я чем могла его удивить? Примерная девочка, идущая дорогой, уготованной мне родителями?

Он собирал клубнику на поле. Может быть, я видела его, когда проезжала мимо по дороге к матери. Он хорошо знал мельницу и иногда ходил туда полюбоваться. Он даже читал книги моей матери. Все это он рассказывал спокойным глубоким голосом. И от каждого его прикосновения у меня захватывало дух.

Я рассказала ему о родителях, о бабушке, о Тило и Мерли. Я даже рассказала ему об Энджи и моем маленьком братце. Пока я рассказывала, одна мысль сверлила мне мозг: разве может такое заурядное существо, как я, кого-то интересовать? Он взял мою руку и поцеловал каждый палец по очереди. Мне стало холодно, затем жарко, и моя вторая рука зарылась в его волосы.

— Шшш, — зашипел он мне на ухо, как отец, успокаивающий ребенка, — давай не будем спешить. У нас целая жизнь впереди.

Целая жизнь. Да. Этого я и хотела.


Мерли никогда не понимала, почему появление мужчины должно охлаждать отношения между подругами, и уж тем более представить себе не могла, что такое случится у них с Юттой и Каро. А теперь Ютта вела себя как влюбленная овца.

Пару раз Мерли пыталась с ней поговорить, но той было как будто невдомек, о чем речь.

— О господи, Мерли, — воскликнула Ютта, — да ты просто завидуешь моему счастью!

— Ты что, с ума сошла? — оторопела Мерли. — С чего это я стану тебе завидовать? — Говоря так, она резко смахнула на пол тарелку с фруктами. Тарелка, к удовлетворению Мерли, разлетелась на тысячу мелких осколков, яблоки рассыпались по полу. — Да ты тупая овца!

Она выбежала из квартиры и принялась бесцельно блуждать по улицам, пока наконец не очутилась у пиццерии. Она в нерешительности остановилась. Тут Клаудио и заметил ее.

Он выскочил на улицу, подбежал к ней, обнял, поцеловал, поклялся в вечной любви и повел в пиццерию. Там он усадил ее, зажег свечи и в знак примирения накормил.

— Малышка моя, — сказал он, — почему ты такая грустная, а? Что стряслось?

Мерли, сама того не ожидая, рассказала ему все — так ей хотелось стряхнуть с себя разочарование и гнев.

— Но она влюбилась, Мерли! — закатил глаза Клаудио. — От нее нельзя ждать разумного поведения.

И правда. Она и сама вела себя на редкость неразумно. Сколько раз обещала себе порвать с этим мерзавцем Клаудио? И всякий раз возвращалась. Вот и сейчас, видя радость в его глазах и вспоминая их последнюю ссору, она чувствовала, что любит его вопреки его несносному характеру или, наоборот, благодаря этому. И обида на Ютту вдруг испарилась.

— Ты сегодня останешься? — спросил Клаудио.

Мерли кивнула. Да, она снова наденет жуткий зеленый фартук и станет работать у Клаудио.


Он зашел слишком далеко. Он назвал ей свое имя. Это был знак того, что он ей доверяет, хотя ей было невдомек. Если она заговорит, может случиться что угодно, ведь комиссар совсем не глуп. Однако просить Ютту помалкивать было еще опаснее, потому что она сразу заподозрила бы связь с Каро. И все-таки когда-нибудь придется все ей рассказать. Не позднее, чем настанет время выбирать себе новое имя. Бонни и Клайд. Останется ли она с ним?

Запершись в комнате, он вынул коробку со своими сувенирами. Осторожно снял крышку. Пряди волос хранились отдельно, перевязанные тонкой золотой ленточкой. Прежде чем сложить в пластиковый пакет, он медленно пропустил их между пальцами. Затем в последний раз взглянул на цепочки. Это было чистое совпадение, что все они носили цепочки на шее. Счастливое совпадение, которое пустило полицию по ложному следу. Он не страдал фетишизмом, он забирал их на память. Они все-таки были ему дороги, и он не мог их уничтожить без следа. Нет, он их спрячет, похоронит. До лучших времен. Где-нибудь на природе, где никто его не увидит, никто его не знает.

Сунув пакет в карман пиджака, он вышел из дому и сел в машину. Он начнет жизнь заново. Похоронит свое прошлое. И будет свободным. Наконец-то. Навсегда.


Берт всегда удивлялся разнице в способности людей воспринимать действительность. Некоторые не видели почти ничего за пределами их маленького личного мирка, других интересовало все, что происходит вокруг. Одни быстро забывали увиденное, другие надолго сохраняли свои впечатления. Были и такие, кто запоминал все в мельчайших подробностях. Они-то и были настоящей находкой для сыщика. Без их помощи полиция не могла бы работать. Берт знал по опыту, что женщины более точны в своих описаниях, чем мужчины, если не позволять им отвлекаться от главной темы, вовремя направлять в нужное русло.

Марго недавно ему заявила, что это типично мужская точка зрения. Они снова поссорились. Берт не понимал, что обидного в том, что женщины более наблюдательны, чем мужчины, и почему это типично мужская точка зрения.

— Ты же ничего не слышишь! — кричала она. — Если только речь не идет об убийстве.

Калмер предоставил Берту свой кабинет — темную мрачную комнату. Красил ее лишь аромат клубники, плывший с полей в открытое окно. Женщины по очереди приходили к нему и отвечали на его вопросы. Все они были в легких рабочих комбинезонах яркой летней расцветки. Некоторые были рады перерыву в работе, другие торопились вернуться обратно, потому что им платили за каждую корзину, а не за время, проведенное в поле.

Берт решил, что допросы лучше проводить на месте, тогда как многие его коллеги предпочитали оказывать на допрашиваемых давление, а это, как известно, проще осуществить в незнакомой обстановке.

— Не стать тебе настоящим копом, — говорила, бывало, Марго, но любя и без осуждения.

Много воды с тех пор утекло, и сегодня ее слова прозвучали бы, наверное, не столь благосклонно.

Он задавал вопросы и выслушивал ответы. Его интересовали в основном женщины, принятые на работу до начала сбора клубники. Симону Редлеф убили в начале июня. Калмер предоставил ему список рабочих, числившихся на ферме в апреле, — среди них было одиннадцать мужчин и десять женщин. Мужчин он уже допросил, и никто из них не видел ничего подозрительного.

Какие у вас отношения с коллегами? Вы дружите? Есть люди, которые вам не нравятся? Нет ли у вас неприязни к кому-либо? Не замечали ли вы каких-нибудь странностей во время пребывания здесь?

В первые приезды он не задавал таких личных вопросов. Теперь жалел об этом. Напрасно он не доверял тогда своему чутью. Хотя, с другой стороны, его чутье не было лишено общепринятых предрассудков в отношении чужаков.

Несколько раз в показаниях женщин всплывали два имени — Малле Клестоф и Натаниел Табан. По их словам, первый был доброжелательный, но докучливый, а второй просто странный. Они не сказать чтобы дружили, но приятельствовали — иногда вместе ходили в кино, в бар, как это заведено у приятелей.

— Но они совершенно разные, — подчеркивали все.

Чутье подсказывало Берту, что он нащупал ниточку. Может быть, след был и ложный, но первый и пока единственный.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Он сделал это. Он похоронил свое мертвое прошлое. Мужчина должен делать то, что должен, как говорил Джон Уэйн или кто-то другой в каком-то американском фильме. Слишком пафосная, на вкус Натаниела, фраза, она верно описывала его чувства в настоящий момент.

Он сделал то, что было необходимо. В одной небольшой рощице. На задворках, как сказала бы бабушка.

Теперь он возвращался в свое общежитие наемных рабочих. Еще издали он заметил Малле, сидевшего на низкой каменной ограде. Малле читал газету рекламных объявлений, которую каждую пятницу приносил курьер — плотный светловолосый подросток. Малле всегда читал ее от корки до корки. На стороне он приторговывал подержанными электродеталями. Натаниел ничего в них не понимал и газету не читал.

— Привет, давно не виделись, — сказал Малле, сплевывая.

— Ездил проветриться, — буркнул Натаниел, — давай по пиву?

Услышав это, Малле поднялся.

— Эй, а этот коп опять приезжал, — сообщил он по дороге в деревенскую пивную. — Теперь ради разнообразия допрашивал женщин. — Он усмехнулся и поскреб под майкой живот.

«Никто ничего не знает, — мысленно уверял себя Натаниел, чтобы подавить поднимающуюся панику. — Даже этот пройдоха Малле ничего не может обо мне рассказать. Успокойся. Конечно, копы задают вопросы. Это их работа».

Хорошо еще, что он вовремя успел избавиться от изобличавших его улик. Иногда у него действительно срабатывало шестое чувство. Теперь осталось припрятать где-нибудь ключ от квартиры Каро. Найти место, откуда легко можно будет его забрать, когда уляжется вся эта шумиха. Ключ ему еще пригодится.

Придя в пивную, Малле сразу принялся заливаться по горло. При этом он без остановки болтал. Натаниел почти не пил, дабы сохранять ясность в мыслях на тот случай, если попадет в поле зрения комиссара. Он должен был уберечь себя. Ради Ютты. Ради их будущих детей. Да, но о Каро он думал также. И она разочаровала его. Все его разочаровывали. Он снова разозлился и со злости пошел играть в пинбол.

Малле наконец заткнулся. Иногда Малле был просто невыносим, как и все люди. За исключением Ютты.


Мы зашли в тупик. Дальше идти было некуда. Мы не знали, где нам искать бойфренда Каро.

— Может быть, спрашивать у людей на улице? — с надеждой предложила Мерли.

— Ты хочешь останавливать незнакомых людей, показывать им фотографию Каро и приставать к ним с вопросами?

— В клубах и кафе мы тоже приставали к незнакомым людям.

— Это все-таки не одно и то же, Мерли. Она бывала в тех местах.

— Ты хочешь сказать, что она не ходила по улицам? Не заходила в магазины? Это ты хочешь сказать? Да?

Нет, это уж слишком. Она, как всегда, знает все лучше всех. Она была преисполнена долга, что твоя Жанна д’Арк. Она обвинила меня в предательстве. Я, мол, предала Каро. Я предала наши планы. И все почему? Потому что я пару раз прогулялась с Натом. Не предавала я Каро. Мне нужно было сделать небольшой перерыв, только и всего.

— Может, разойдемся ненадолго, остынем? — в свою очередь предложила я.

Мерли набрала воздуха, чтобы обрушиться на меня с новой тирадой, но потом, видно, передумала, резко повернулась и выбежала из квартиры. Мне не хотелось обижать ее, но я не могла заставить себя идти и умолять ее вернуться. Я решила принять ванну и почитать. И подумать о Нате.

Я мечтала привести его к нам и познакомить с Мерли, чтобы она перестала на меня злиться. Он бы ей понравился. Она бы меня поняла. Ах, если бы Нат не был таким диким. Но это печальные последствия его тяжелого детства. Его дед и бабка не разрешали ему заводить друзей, приглашать их домой, даже на день рождения. Это отравило ему всю взрослую жизнь.

Я вытянулась в теплой воде. Пена с запахом цветка апельсина приятно щекотала кожу. Я закрыла глаза и представила себе лицо Ната. Ничего, я подожду. Я буду с ним терпелива. И буду любить его, любить, любить…

И вдруг…

Вдруг в памяти зазвучал голос Каро. Она сказала нечто такое, чего мне не хотелось слышать. И я увидела ее лицо. С каким она лежала в морге. Ее лицо напротив лица Ната. Меня прошиб озноб, несмотря на теплую воду.


Мерли не побежала искать утешения в объятиях Клаудио, чем гордилась. Вместо этого она пошла к своим ближайшим друзьям и соратникам Дорит и Бобу. С ними ей всегда было легко. Последние шесть месяцев они жили вместе в квартире из нескольких маленьких комнат, соединенных друг с другом, так что можно было обойти все по кругу и вернуться в первую.

— Чай будешь? — спросил Боб, беря чайник, чтобы налить в него воды.

Мерли кивнула и села на продавленный диван, что стоял у них на кухне.

— Если хочешь поговорить… — начала Дорит, которая доставала из буфета печенье.

— Нет. — Мерли покачала головой, глядя, как они ходят по своей уютной, ярко освещенной кухне. Отчего-то многие люди предпочитают сидеть на кухне. Практически все, кого она знает. Наверное, по этой причине она никак не может расстаться с Клаудио: всю свою жизнь он неизбежно проводит на кухне.

— Ты хочешь, чтобы мы с тобой посидели или предпочитаешь побыть одна? — спросила Дорит, наливая ей чаю.

— Второе, — ответила Мерли. — Если вы не возражаете.

— Ничуть. — Боб послал ей воздушный поцелуй.

Они взяли свои чашки и ушли в комнату. Мерли не чувствовала себя виноватой. Для своих друзей она сделала бы то же самое. Сейчас ей необходимо было подумать, и здесь думалось лучше, чем где-либо еще.


Берт узнал Малле Клестофа, едва тот вошел в кабинет, где жена клубничного фермера снова разрешила ему проводить допросы. Она соблазнительно двигалась, одетая в полупрозрачное летнее платье с глубоким вырезом. Рабочие, наверное, сворачивали шею, глядя на нее.

Берту она не понравилась, и главным образом из-за голоса — плоского, тусклого и скрипучего, как у робота. Удивительно, что такой механический голос помещался в ее шикарном теле. Он раздумывал об этом необъяснимом противоречии, пока не явился Малле.

Малле Клестоф был известный сплетник. Он знал все: кто откуда приехал, кто семейный, кто одинокий, кто с кем спит, кто кому должен и сколько. Будучи хранителем столь важной информации, он, конечно, важничал, и его пришлось уламывать, чтобы он начал рассказывать. Его собственное алиби в отношении Каро и Симоны было подтверждено фермершей и его приятелем Натаниелом Табаном. Оба этих дня Малле помогал ей на ферме, а вечера провел в Брёле в пивной с Натаниелом.

— А этот Натаниел Табан…

— Нэт? А что Нэт? — Малле с вызовом выпятил подбородок.

Берт отметил про себя его уменьшительное имя.

— Расскажите мне о нем.

— А что рассказывать? Мне о нем и сказать-то нечего.

— Ну уж. Вам обо всех есть что сказать.

— Он одинокий волк, как и я. И он мой друг.

«Это ты-то волк? — подумал Берт. — Больше на гиену похож». Он не помнил, стайные ли животные гиены или одиночки. Помнил только, что падальщики.

Через полчаса пустого трепа стало ясно, что Малле действительно мало что знает о своем друге.

— А где он сейчас?

— У него сегодня отгул. Он кататься поехал.

— Кататься? Куда?

— По округе колесит. Он, как появился, уж сотни километров намотал. Я видел у него на спидометре. Тайком подглядел. Нэт страшно не любит, когда суют нос в его дела.

Еще через полчаса Берт его отпустил. Под конец Малле подозрительно замолчал, будто испугался, что сболтнул лишнего. Потемнел лицом, словно жалюзи опустились.

— Ладно. До следующего свидания. — Берт протянул ему руку.

— Опять до свидания? Чего вы хотите?

— Распутать это дело. Мне невыносимо сознавать, что убийца четырех молодых женщин ходит среди нас безнаказанно.

— А я здесь при чем? — Тон Малле ясно показывал, что он ничего не боится, имея неопровержимые алиби.

— Возможно, вы с ним знакомы, — ответил Берт, — и весьма неплохо. Может быть, вы работаете бок о бок с убийцей, как знать?

Малле вытаращил глаза. Открыл рот, затем закрыл. Берт почувствовал, как в голове у Малле завертелись жернова, и понял, что сделал шаг вперед. Наконец-то. Наконец-то дело тронулось.


«Покажи мне свою комнату, — хотелось мне сказать ему, — покажи мне, где ты живешь, чтобы у меня была пища для воображения, когда я не с тобой. Познакомь меня со своей матерью. Ты никогда не рассказываешь о ней, но я уверена, что мы с ней поладим, потому что мы обе тебя любим.

Давай съездим ко мне домой, в нашу квартиру. Я познакомлю тебя с Мерли. А потом поедем на мельницу. Я покажу тебе, какая там красота. Ты увидишь мою мать, Эдгара и Молли. И Тило, конечно, если он будет там. Тило — это самое лучшее, что произошло в жизни моей матери.

А если ты не испугаешься, мы поедем в гости к бабушке. Ее стоит бояться, потому что ее глаз-алмаз способен проникать под любую личину и видеть сущность человека. Может быть, она поставит на тебе печать своего одобрения. А если нет, то я буду любить тебя даже еще больше, обещаю».

Но я, конечно, ничего не сказала. Я думала об этом, сидя с ним рядом и глядя, как он переключает передачи, крутит руль, смотрит в зеркало заднего вида — делает то, что никто и никогда до него не делал. Он был совершенен в каждом своем движении. И каждое его движение усиливало мою зависимость.

Он любил тишину. И я молчала. Хотя мое сердце готово было разорваться от любовного томления, и мне очень-очень хотелось объяснить ему это вслух.

Но почему же я молчала?

Он посмотрел на меня тяжелым взглядом, будто сейчас остановит машину, поцелует меня и запустит руку мне под блузку, но он всего лишь прибавил громкости радио. Мы держали путь в маленькую деревню, которая ему очень нравилась. Большинство домов там охранялись как памятники старины. Он мечтал купить такой домик и восстановить его, чтобы в нем можно было жить.


Казалось, я так много о нем знаю и все-таки так мало. Он жаловался на неудачный опыт с другими женщинами и просил дать ему время, чтобы привыкнуть ко мне, чтобы вернуть себе доверие к женщинам. Вот как я влипла. Не лучше Каро. И Мерли.


Я касаюсь тебя.
убрать рекламу







> Боясь,
Что ты рассыплешься
На части
В моих руках.

Каро словно предвидела этот момент. Мой страх коснуться его и вдруг обнаружить, что он существует лишь у меня в воображении.

— О чем ты думаешь? — спросил он.

— О Каро. И обо мне. — Я не хотела его обманывать.

Он ничего не сказал. Он взял мою руку и сильно сжал ее, а затем прибавил скорости.


Имке много работала, почти не отвлекаясь. Лишь иногда она заставляла себя сделать перерыв для уборки, стирки и глажения, чтобы фрау Бергерхаузен, вернувшись после отпуска, не потеряла веру в человека.

Имке толком не понимала, отчего она так торопится, ведь в запасе у нее полно времени. Сколько себя помнила, она никогда не спешила закончить книгу, потому что это означало расставание с героями, с подвластным ей организованным микрокосмосом и возвращение в реальность.

— Я не приспособлена к жизни, — пожаловалась она Эдгару, который смотрел на нее, будто сопереживая, а на самом деле он, конечно, ждал, когда его покормят. То ли дело Молли. Та охотилась и ела добытых мышей. — Молли — настоящая кошка, — сказала Имке, — а ты — тигр недоделанный.

Она набрала номер Ютты и Мерли. Но никто не ответил. Она позвонила Ютте на мобильный. «Телефон абонента выключен или… бла-бла-бла». Что же, у девочек каникулы. Понятно, что они не хотят сидеть дома в такую погоду. И все же нелишне было бы знать, где они и что делают. Убийцу в ее романе скоро должны были арестовать, но убийца Каро по-прежнему разгуливал на свободе.

Она позвонила в полицию. Берта Мельцига не было на месте. Что ему передать? — дружелюбно спросил женский голос. Ничего, она перезвонит.

Чтобы поговорить хоть с кем-то, Имке позвонила матери, которая только что вернулась от парикмахера и добрых пять минут жаловалась на неудачную завивку.

— Ну так что, — наконец спросила она, — ты уговорила девочек пожить у меня?

— Разговаривать с Юттой сейчас — это дохлый номер, мама. Она по уши влюблена.

— Влюблена? В кого?

В этом была вся она. Сразу к делу, нечего бродить вокруг да около. Имке ценила эту черту в своей матери, хотя она бывала весьма неудобна.

— Я ничего о нем не знаю, только что ему под тридцать и что он несказанно чудесен.

— Пригласи его на кофе. И меня не забудь пригласить. Да побыстрее, слышишь? — настойчиво потребовала мать. Они все беспокоились о девочках, только скрывали это за масками, которые надевали каждый день, — масками, помогавшими выносить эту жизнь. Жизнь и смерть. Подумав так, Имке не выдержала и разрыдалась в трубку.


Нэту он не стал об этом рассказывать. Зачем? Сезон скоро закончится, они разъедутся, кто куда, и больше никогда не встретятся. Не стоит понапрасну злить его напоследок.

Нэт заметно нервничал. Он явно что-то задумал. Он как будто к чему-то готовился. Рядом с ним хорошо ощущалось напряжение. Эти убийства были тут ни при чем. Его приятель не мог быть убийцей. Сколько рядов клубники они бок о бок проползли в поле в любую погоду, сколько пива выпили. Они потели, трудились, ели в столовой, смеялись — все вместе. Они были словно две стороны одной монеты. И вдруг появляется какой-то комиссар и хочет встать между ними.

Хотя, может быть, лучше рассказать? Ведь комиссар нарочно приезжал еще раз, чтобы поговорить с ним. Люди знали. Если промолчать, то всем будет ясно, что Малле делает из мухи слона, что он придает комиссару значение, которого тот не заслуживает. Вот не было печали. Откуда эти сомнения? Он ведь не из тех, кто боится Нэта. Нэт, конечно, порой ведет себя странно. Он умеет так посмотреть, что чувствуешь себя виноватым, хотя ничем перед ним не провинился. Или вдруг заговорит таким холодным и резким голосом, что подмывает смыться куда-нибудь подальше.

Но это редко. А так он не боится Нэта. Они хорошие друзья.

Малле решил провести вечер в городе. Он хотел побыть среди людей — незнакомых людей, которые не станут докучать ему вопросами. Против обыкновения болтать ему сегодня не хотелось. Спокойно посидеть и выпить пива. В этот вечер ему не улыбалось попасться на глаза Нэту.


Ютта сидела рядом с ним, в молчании глядя на дорогу. Она чувствовала его нежелание говорить. Если любишь, то всегда чувствуешь, чего хочет твой мужчина.

Нервы у него были натянуты до предела. Неподходящий момент для новой любви. Но любовь разве спрашивает?

Он психовал, не зная в точности, что сказать Ютте. И можно ли говорить? Не рано ли? Время, им нужно время. А времени не было. Скоро ему уезжать. А Ютта? Ютта ходит в школу. Как он переживет разлуку? Будет приезжать по выходным? У сезонных рабочих нет выходных, как у всех.

Впервые в жизни ему захотелось осесть на одном месте. Он посмотрел на Ютту, и их взгляды встретились. Она с улыбкой коснулась его руки, державшей руль.

Я люблю ее,  — подумал он. — Боже, как я ее люблю. 

Она поможет ему забыть все плохое. Стать лучше. И прежде всего она останется с ним. На всю жизнь.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Ютта вернулась. Мерли взглянула на будильник у кровати: час ночи. Ничего страшного. Она все равно еще не успела заснуть. В щель под дверью проникал свет из коридора. Ей хотелось встать, пойти к Ютте и устроить полуночный пир, как они делали, когда были втроем. Или хотя бы выпить чаю.

Ютта, наверное, не голодна. Принц возил ее в какой-нибудь шикарный ресторан за городом. Бесило, что Ютта ничего не рассказывает, хотя она никогда не была особенно скрытной. «А я-то дура, — думала Мерли, — вечно душа нараспашку». Душа нараспашку. Она попробовала представить себе это. Фигуры речи выглядят нелепо, если воспринимать их в буквальном смысле.

Весь вечер она читала стихи Каро, рассматривала фотоальбомы и записывала мысли, которые у нее при этом возникали. Ей казалось, что засохший цветок и листья имеют отношение к таинственному бойфренду. Наверное, его подарок. Иначе зачем Каро хранила бы их? Причем цветок был маленький, обыкновенный. Скорее всего, он нес особый смысл, а не то бойфренд подарил бы ей розу.

Платок тоже представлял загадку. Можно было предположить, что это мужской платок — уж больно прост и незатейлив он был. Каро никогда его не носила, иначе она запомнила бы. Мерли взглянула на этикетку, пришитую к изнанке: не шелк и даже не вискоза, обычный хлопок. Значит, это не шейный платок. Мерли почему-то подумала о пиратах, повязывавших платками голову. Кто сейчас так носит? Молодые люди, следующие некоей моде. Повара, которые обязаны на работе закрывать волосы. Кто еще? Платок надевают, чтобы защитить волосы от пыли, от сырости. Или от солнца.

Мерли утверждалась в мысли, что приятель Каро покрывал платком голову, чтобы защитить волосы. Поднеся платок к настольной лампе, она исследовала его сантиметр за сантиметром. Конечно, ничего особенного она не обнаружила. Так, несколько засохших пятнышек. Если бы не обида, она поделилась бы своими соображениями с Юттой. Но теперь… Ютта хочет сохранять дистанцию? Нет проблем. Пусть сохраняет.

Когда Ютта осторожно приоткрыла дверь, просунула в комнату голову и тихо позвала ее, Мерли притворилась спящей.


Я зажгла свечу на кухне и выключила верхний свет. Поставила стул у окна и стала смотреть на улицу. Я любила ночной город — серые тени домов и редкие желтые прямоугольники окон. С тех пор как узнала Ната, я полюбила город еще больше. Я заново открою его для себя вместе с Натом. Я покажу ему свои любимые места. Позже, когда он будет к этому готов.

Как рада я была бы показать ему замок! Парк с аккуратными клумбами и маленьким лабиринтом позади пруда с лилиями. Извилистые улицы Старого города. И конечно, Рождественский рынок. Кого попало я на Рождественский рынок с собой не возьму. Для меня это особое место, и я не хочу делить его с теми, кто мне не дорог.


Мы никогда
Не увидим
Святые огни
Вдвоем.

Почему я вспомнила сейчас эти строки?

Каро, опять твои загадки. Что за «святые огни»? Кто такие «мы»? Почему твои стихи все такие печальные?

К Рождеству Нат уедет. Он будет где-то еще.

В ту ночь мне снилась Каро. Мы ходили с ней по Рождественскому рынку. Прошли мимо Санта-Клауса, раздающего подарки детям. Когда мы поравнялись с ним, я увидела, что это Нат в ватной бороде. Я тронула его за руку. «Нат, — сказала я, — познакомься: это моя подруга Каро». Я обернулась, но Каро уже не было. Лишь ее пальто лежало на земле — маленькое и пустое, точно кукольное.


И этого человека Берт сразу вспомнил: Натаниел Табан. Высокий угрюмый тип с пронзительным взглядом, обдумывающий каждое слово, прежде чем произнести его. Этот был не такое трепло, как Малле Клестоф. И не такой дурак. Его спокойный глубокий голос был обманчив. За ним чувствовалось адское напряжение каждого нерва.

Впрочем, это ничего не значило. Многие люди начинали нервничать, когда им нужно было давать показания в полиции, особенно по делу об убийстве. Это все-таки допрос, а не дружеская беседа.

Нет, он никогда прежде не слышал имени Каролы Штайгер. Имя Каро тоже ни о чем ему не говорило. Берту показалось, что фотографию Каро он разглядывал секундой дольше, чем требовалось, а фотографии Симоны и двух других быстро выпустил, будто боясь обжечься. Или испачкать руки.

— Вы мне уже задавали эти вопросы, — сказал он.

И фотографии Берт уже ему показывал. Тогда ничего особенного в его поведении он не приметил.

— Теперь у нас появилась новая информация, — объяснил Берт.

Натаниел Табан откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Что это значит? Спокойствие? Расслабленность? Или обструкцию? Он настолько сроднился с привычкой отмечать малейшее изменение тона, мельчайшие жесты, что даже дома не мог от нее избавиться. Это стало его проклятием.

— Что ты смотришь на меня как коп! — часто шипела Марго.

А он при всем желании не мог ничего изменить.

С молчунами было особенно трудно. Они обладали несокрушимой самоуверенностью, позволявшей им в молчании наблюдать, как жизнь идет своим чередом. Натаниел Табан был из таких. Он молча смотрел на Берта и ждал.

Раньше Берт занервничал бы, стал бы сам слишком много говорить, ослабляя давление на допрашиваемого. А потом он понял, что надо делать. Хочет молчать? Пусть себе молчит. Он тоже помолчит.

Иногда, чтобы расшевелить человека, требовалось внезапно и резко прервать молчание. Так он поступил и в этот раз, начав читать стихотворение Каро:


Мой принц
И нищий
Шарлатан,
Мудрец.
Я не коснусь тебя,
Ты не останешься,
Ты ненавидишь
Стены.

Натаниел Табан побледнел под своим темным загаром. Берт отметил это, но виду не подал.

— Стихотворение Каро, — сказал он, — написанное незадолго до смерти. Интересно, кто такой этот принц, нищий, шарлатан и далее по тексту?

Натаниел Табан спокойно встретил его взгляд.

— Я не разбираюсь в поэзии. — Бледность на его лице постепенно проходила.

— Жаль. А то мы могли бы вместе попробовать разгадать эти образы. А среди ваших знакомых есть поэты?

Натаниел Табан покачал головой.

У Берта ничего против него не было, кроме смутного подозрения и факта его непопулярности среди рабочих. А между тем убийце нужны мотивы, каковых Берт не видел. А может, этот Натаниел Табан сумасшедший? Он попробовал представить их вдвоем с Каро. Ничего не выходило. Жаль, что он не знал ее при жизни.

— Это вы убили девочек? — вдруг спросил он. Это был удар под дых, выстрел от бедра, который он совершил вопреки всему своему опыту и здравому смыслу.

Берт ждал от него возмущения, растерянности, иронии, наконец. Ждал, что Табан поднимет брови, усмехнется и воскликнет: «Что? Я? Какие глупости!»

Но Натаниел Табан повел себя совершенно непредсказуемо.

Он посмотрел на Берта невидящим взглядом с выражением пронзительной скорби на лице и одно долгое мгновение был целиком поглощен этой скорбью.

Берт с интересом наблюдал.

Потом Табан вдруг встряхнулся и отчетливо, делая паузы после каждого слова, проговорил:

— Я не убивал их, комиссар.

У него вышло так: Я. Не. Убивал. Их.

Но, глядя в его холодные глаза, Берт не мог отделаться от ощущения, что Табан лжет.


— Ну как там было? — поинтересовался Малле. Он знал, конечно, что комиссар приезжал снова. Все об этом знали.

— Как ты думаешь? — Натаниел саркастически усмехнулся. — Все вынюхивал, вертел носом, будто почуял след.

— Точно! — заискивающе проблеял Малле и рассмеялся. — Похоже на него.

Натаниел впервые ощутил, что Малле его боится. Иначе он хлопнул бы приятеля по плечу и заржал в полный голос. В последние пару дней он сторонился его.

Натаниел знал, что Малле тоже допрашивали, но тот, вопреки обыкновению, молчал об этом, как в рот воды набрал. Всему этому могло быть только одно объяснение — Малле его подозревает и отчаянно пытается избежать опасной темы.

«Трус паршивый», — подумал Натаниел, беря свой ящик. Он отвернулся от Малле и снова склонился над кустами клубники. Платок он забыл возле умывальника, и потные волосы падали ему на лицо. Неприятное ощущение. Приглушив окружающие звуки, он задумался. У комиссара на него ничего нет. На севере он вообще был под другой фамилией, с фальшивыми документами. Если только они проведут анализ слюны… Тогда он пропал. Жизнь в бегах. С Юттой. Готова ли она к этому? Ничего, его любовь защитит его. Он улыбнулся. Пока он любит ее, с ним ничего не случится.


Он работал сборщиком клубники! С этой мыслью Мерли бросилась домой. Если бы не мерзавец Клаудио, отправивший ее на поле купить клубники, ей бы ни за что не догадаться, что сухой цветок и листья, найденные ими в вещах Каро, были сорваны с клубничного куста.

И вдруг картинка прояснилась. Мерли часто видела сборщиков клубники, когда ездила на мельницу с Юттой. Многие покрывали волосы платками от солнца. Красная и сладкая улыбка — так вот оно что! Он ел клубнику!

Они не уберегли ее, потому что она играла в его игру. Он запретил ей говорить о нем, задавать вопросы.


Кто ты?
Все незаданные вопросы,
Все неспетые песни,
Девять непрожитых жизней…
А у тебя на устах
Жуткая красная и сладкая
Улыбка.

Теперь все стало ясно. Мерли бежала по улице и плакала. Люди шарахались от нее.


Берт перезвонил Имке Тальхайм.

— Какие новости? — спросила она.

— Мы, кажется, напали на след, — ответил он. — Но вы понимаете, что я не могу предоставить вам никакой информации.

Привычные слова.

— Я надеялась, что вы могли бы сделать исключение… для меня.

Для меня. Его сердце вдруг забилось быстрее.

— Это было бы вопреки правилам.

— Да… верно. — Она замолчала, потом прибавила: — Простите. Я просто с ума схожу от беспокойства. У меня такое чувство…

Берт не пренебрегал смутными ощущениями, особенно страхом, который зачастую означал реальную угрозу.

— …что Ютта в опасности.

— Почему?

— Она влюбилась.

— Но это же хорошо.

— Каро тоже была влюблена, — напомнила ему Имке. — Понимаете, здесь весьма странная и необычная ситуация. Если Ютта влюбляется, ее так и распирает от счастья. Но не сейчас. Она замкнулась и не хочет ничего рассказывать. Я только и знаю, что он ее значительно старше — ему под тридцать.

Аналогии с Каро так и напрашивались. «Ерунда, — сказал себе Берт, — такого не бывает».

— Попробуйте все же поговорить с вашей дочерью по душам, — предложил он, — узнайте его имя, другие подробности.

— Я попробую, — обещала Имке. Он был прав. Иначе ей не избавиться от этой грызущей тревоги. — Хотя ее почти не бывает дома.

Окончив разговор, Берт задумался. У него было ощущение, что он держит в руках клубок спутанных ниток, не зная, за которую потянуть, чтобы клубок распутался.


Он сидел в машине, поджидая Ютту. Они снова собирались в Бланкенау — маленький старинный городок с красивыми домами. В таких местах он черпал силы. Он жил с чувством, что принадлежит другой эпохе. Может быть, правы те, кто верит в переселение душ. А Ютта? Жила ли она в прошлом? Любила ли она его? Он узнает. Он обязательно спросит. Еще он спросит, любила ли она кого-нибудь так сильно, как его. И поедет ли она с ним, когда работа тут закончится.

Он нетерпеливо огляделся. Ютты все не было. Он уехал до вечера. Малле сказал, что едет к врачу.


На кухонном столе лежала записка.

«Дорогая Мерли!

Извини, если я тебя обидела. Не злись на меня, пожалуйста. Дело не в том, что я не хочу с тобой разговаривать. Просто мы с Натом еще так мало друг о друге знаем. Но у меня чувство, что я знала его всю жизнь. Я знаю о нем самое главное. Какая разница — врач он, бухгалтер или сборщик клубники? Я люблю его, и это все, что имеет значение. Давай встретимся завтра и все обсудим? И не будем больше ссориться по пустякам. До завтра. Целую, Ютта. 

P. S.: Мы едем в один старинный городок тут неподалеку. Вообрази себе: я и не думаю скучать среди этого старья. Женщины от любви поистине глупеют! Знаю!» 

В глаза бросились слова: врач, бухгалтер, сборщик клубники. Есть ли шанс, что Ютта и Каро полюбили сборщиков клубники? Почти нулевой. Если только это не один и тот же сборщик клубники, который намеренно втерся в доверие к Ютте. В следующее мгновение Мерли схватила визитку комиссара и стала судорожно набирать его номер. Его рабочий телефон не отвечал, а мобильный был выключен. Как он посмел быть вне связи, когда Мерли нуждалась в нем больше всего?

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Я немного задержалась и боялась, что Нат будет недоволен. Он очень ценил пунктуальность, я уже успела это заметить. Когда же я увидела неподдельный гнев на его лице, испугалась, подумав, что если он злится из-за такого пустяка, то что будет, если вдруг появится более серьезный повод?

— Одна из кошек сделала лужу в коридоре, пришлось вытирать, — сказала я.

Сердитое выражение на его лице изменилось. Он неуверенно заулыбался:

— Ладно.

Он привлек меня к себе, насколько позволял руль, и чмокнул в щеку. Что ж, по крайней мере, теперь это был прежний Нат.

В дороге он был задумчив и хмур. Он всегда хмурился, когда думал, и морщил лоб. Я не возражала. Главное, что я была с ним. Ничего другого мне не хотелось.

Мимо проносились рощи, луга, поля, пашни и пастбища. Мне нравилось жить в маленьком городе в окружении настоящей природы, которая еще сохранилась в нашей местности.

— Ты мог бы жить в большом городе? — спросила я.

— С тобой я мог бы жить где угодно, — отвечал Нат, не сводя глаз с дороги. — Пока мы вместе, все остальное не важно.

— Только семьи и друзья, — сказала я, — мама, бабушка и Мерли. Без них я себя чувствую неполноценным человеком, будто мне ампутировали часть тела.

Он ничего на это не ответил, лишь крепче сжал руль.

Я запрокинула голову и закрыла глаза. У меня в сумке лежал презерватив, который я таскала там с первого свидания. Но сегодня-то я его достану?


Нэт поехал к врачу? Не смешите меня, ни за что не поверю. Он сачкует. Малле потащил к трейлеру свой ящик. По шее струился пот. Каторга, а не работа, но за нее платят. Хоть и небольшие деньги, но жить можно.

Малле не представлял себе жизни взаперти. Доходило до того, что в закрытых помещениях он начинал задыхаться. Он нуждался в свободе, в солнце, ветре и дожде. Большинство сезонных рабочих принадлежали к той же породе людей, что и он. И сачковать у них было не принято, поскольку ни оплачиваемых отгулов, ни больничных им не полагалось. Они все были крепкие здоровые ребята, устойчивые к вирусам.

Может быть, Нэт нашел другую работу, о которой пока помалкивает. Это, прямо скажем, не по-товарищески. Сейчас, когда переживают нашествие копов, они должны не скрытничать, иначе в случае чего не смогут поддержать друг друга.

Никто не понимал, почему они, так сказать, подружились. Малле и сам не понимал — ведь у них не было ничего общего, кроме любви к пиву по вечерам. Но даже за пивом Нэт не распускал язык. Малле никогда не видел его пьяным. Нэт всегда был сдержан и скуп на слова. Поэтому Малле, в сущности, и не знал о нем ничего, тогда как Нэт знал о нем все.


Наконец-то кто-то позвонил! Имке схватила трубку:

— Мерли! Куда вы обе запропастились? Почему не звонили?

Мерли заплакала.

— Что такое, Мерли? — Имке похолодела. Пожалуйста, пусть с Юттой все будет в порядке…

Всхлипывая, Мерли поделилась с Имке своими подозрениями о том, что Ютта встречается с приятелем Каро. И вкратце рассказала, как она догадалась.

— А ты уверена… — Имке не договорила, потому что во рту у нее вдруг пересохло. Она с трудом сглотнула. — Где Ютта?

— Она с ним, — едва слышно шепнула Мерли.

— Жди меня, — велела ей Имке, — я буду через десять минут.


Да, она подождет. Она подождет, пока приедет мать Ютты и позвонит комиссар. Она оставила сообщение на его автоответчике. Как бы ни трудно ей было доверять копам, она представить себе не могла, что когда-нибудь ей придется обращаться к ним за помощью. Но теперь у нее не было выбора.

Ее нервозность передалась и кошкам. Они стали шарахаться от нее, даже шипели, когда она приближалась. Оно и понятно: после того, что им пришлось вынести, они наконец хотели пожить спокойно, и общество психов им не улыбалось.

Мерли выложила засушенный цветок, черный платок, письмо Ютты и стихи Каро на кухонный стол, чтобы смотреть на них и думать.

— Ну и что? — спросила она вслух. — Может быть, он и вправду сборщик клубники. Это не значит, что он обязательно убийца.

Но она знала, что он убийца. Будь он просто приятелем Каро, непременно связался бы с ними. Он не мог не знать, ведь все газеты трубили о ее смерти. И пусть он даже не читал — он стал бы ее искать, когда она пропала, пришел бы к ним.

— Ну ты и сволочь, — сказала Мерли, обращаясь к нему, — она же тебя любила.


Берт снова поехал на ферму побеседовать с Натаниелом Табаном. Но фермерша сказала, что Натаниел Табан отпросился, чтобы съездить к врачу. Насторожившись, Берт спросил, выглядел ли он нездоровым. Нет, невозмутимо ответила фермерша, выглядел как обычно — ломом не перешибешь. Тогда Берт попросил пригласить к нему Малле Клестофа. Фермерша послала кого-то за Малле.

Черт побери! Этот Клестоф, конечно, все разболтал. Неужели Табан успел удариться в бега?


Ужас, который охватил Имке в первый миг, тут же прошел, сменившись пустотой. Она вела машину, по обыкновению, хладнокровно, будто ничего не случилось, замечая все дорожные знаки, светофоры, пешеходов и велосипедистов. «Это, должно быть, шок», — подумала Имке. Как тогда, после аварии, когда она не разъехалась с «ауди». Удар справа, жуткий скрежет, и правое крыло ее машины смялось, точно фантик из фольги. В тот момент, будучи в шоке, она тоже не почувствовала ничего особенного. Реакция наступила позже.

На подъезде к Брёлю она думала о том, что ей делать, если подозрения Мерли окажутся верны. Ничего. Она ничего не могла сделать, лишь сообщить обо всем Берту Мельцигу, надеяться и молиться.

Не найдя свободного места для парковки, она бросила машину на двойной желтой линии и побежала наверх. Заплаканная Мерли стояла в дверях квартиры, ожидая ее. Имке обняла ее и повела на кухню.

— Вот — видите? — Мерли указала на стол. — Цветок клубники. И платок на голову от солнца. Они ведь целыми днями в поле на жаре.

Имке все время ездила мимо полей, часто ходила на ферму за клубникой. Она видела этих сборщиков каждый день, в платках и кепках. Так близко… Они все время были у нее под носом. Да, доказательства, собранные Мерли, подтверждали, что приятель Каро был сборщиком клубники. Но был ли он убийцей?

— Неужели он не объявился бы после ее смерти, будь это не так? — спросила Мерли, словно прочитав ее мысли.

Да, она была права. Как все логично и просто.

— Вот, прочтите это. — Мерли вынула из стопки один листок и протянула его Имке.


Привет.
Черный человек,
Ты живешь во тьме
Не со мной.
Привет, любимый,
Выйди ко мне
На свет.

— Когда он не собирал клубнику, он прятался, как крыса, — презрительно сморщилась Мерли. — Каро запрещалось что-либо о нем знать. А о том немногом, что она знала, не должна была никому рассказывать. Дурдом, одним словом.

«Может быть, и Ютта дала ему слово помалкивать?» — подумала Имке. Ей вспомнилось еще одно стихотворение:


Ты обещал
Свою жизнь
И все же
Ничего не отдал,
А мою — забрал.

Тило сразу отказался расшифровывать вместе с ней стихи Каро. Он сказал, что, во-первых, это литературные тексты и ошибочно полагать, будто они напрямую связаны с действительностью. Во-вторых, он не знал Каро и не мог делать о ней каких-либо заключений. И в-третьих, он не станет вмешиваться в полицейское расследование.

Но разве стихи Каро не достаточно полно раскрывали ее личность? Неужели не ясно, что она была до такой степени огорчена поведением своего возлюбленного, что снова начала резать вены?

— А вот еще. — Мерли подсунула ей новый листок.


ТЫ

Кто ты?
Все незаданные вопросы,
Все неспетые песни,
Девять непрожитых жизней…
А у тебя на устах
Жуткая красная и сладкая
Улыбка.

— Видите — клубничная улыбка. Красная и сладкая. И жуткая. Может быть, Каро даже боялась его.

Имке потерла лоб — у нее разболелась голова. Способен ли серийный убийца влюбиться? Возможны ли романтические отношения между маньяком и его будущей жертвой? Что каждый раз происходило, что заставляло его убивать? Ах, как хорошо было бы, если бы эти вопросы возникали у нее только в связи с ее новой книгой!

Внезапно страх снова одолел ее. Значит, шоковая реакция закончилась. Несмотря на то что желудок забурлил от тревоги, она была рада, что к ней вернулась способность чувствовать.

— Ты не знаешь, куда они поехали? — с трудом выговорила Имке, которая все-таки не могла себе представить Ютту вместе с этим мужчиной.

— Не знаю. В какой-то старинный городок. — Мерли показала ей записку.

Увидев почерк дочери, Имке не выдержала и разрыдалась. Теперь Мерли пришлось ее успокаивать.

— Мы найдем их, — говорила Мерли, нежно обняв ее за плечи, — мы что-нибудь придумаем.


Место было и вправду красивое. Я не могла его не оценить, хотя не вполне разделяла энтузиазм Ната. Горбатые старые домики вокруг мощенной булыжником площади. В Средние века на этой площади, должно быть, сжигали ведьм.

— Средневековье было временем жестокости, не стоит об этом забывать, глядя на эти милые домики, — сказала я.

— Все времена жестоки, — возразил Нат. — Сейчас просто методы изменились, стали более изощренными, вот и все.

Он был создан из противоречий. Он мог быть счастлив как ребенок, любуясь чем-нибудь, и вдруг заявить такое. Наверное, потому, что он старше. Ему многое пришлось повидать в жизни, не то что мне.

Мы сидели в уличном кафе, пили эспрессо и наблюдали за прохожими. У Ната было доброе и довольное лицо. Я привстала и поцеловала его в щеку, мысленно обещая себе быть с ним терпеливой и сделать все для его счастья.


Телефон зазвонил, когда Имке и Мерли стояли, склонившись над картой. В их местах было так много старых деревень и городов. Как же узнать, в который из них этот тип потащил Ютту?

— Я сейчас приеду, — сказал Берт, выслушав Мерли.

И полчаса спустя он сидел с ними за столом, и Мерли рассказывала ему, как она пришла к своим заключениям:

— Его зовут Нат, ему под тридцать и…

— Как-как его зовут?

— Нат.

— Среди сборщиков клубники есть один по имени Натаниел Табан. Его все зовут Нэт.

Имке и Мерли одновременно вздрогнули и уставились на комиссара круглыми глазами.

— Я только что был на ферме, но не застал его. Говорят, он поехал к врачу.

— Мерли, пожалуйста, вспомни, не упоминала ли Ютта название этого города? — с мольбой сказала Имке. — Подумай.

Мерли обхватила руками голову. Зажмурила веки. Но вспомнить ничего не могла. Потому что Ютта не называла этого города. Ютта стала тихой и скрытной. Как Каро.


Он немного успокоился, глядя на красоту, что была вокруг. И все же, хотя пока ничего не случилось, у него было ощущение, что рука комиссара уже легла ему на плечо. Ютта и не догадывалась о том, что происходит у него внутри. Когда их взгляды встретились, она улыбнулась. Ее волосы и лицо сияли под солнцем.

Дикий зверь, загнанный в угол, — вот кто он был. Он давно понял, что не властен над своими чувствами, что, наоборот, они управляют им. Мозг был бессилен против них.

Дабы подбодрить себя, он мысленно повторил, что у полиции против него ничего нет. Время для маневра еще оставалось.

— Давай прогуляемся? — предложила Ютта.

Юная, беззаботная. На лице не было ни одной морщины, ни единого следа прошлых разочарований. Он махнул официантке, прося счет.


По дороге в полицию Берт позвонил Арно Калмеру и спросил, какой марки машина у Натаниела Табана.

— «Фиат-пунто», темного цвета, — ответил фермер.

— А номер не подскажете?

— Минуточку.

Берт услышал шаги, лязг, шаги, шелест бумаги.

— Нет, и


убрать рекламу







звините, не подскажу. Может, у рабочих спросить?

— Спасибо, не надо.

Номер узнать было нетрудно. А что потом? Какие обвинения он может предъявить Натаниелу Табану? Засохший цветок? Черный платок? Стихи погибшей девушки? Дневник? Там не встречалось имени Натаниел, Нат или Нэт. У него не было доказательств вины Натаниела Табана. Никаких фактов, подтверждающих, что он сейчас с Юттой. Ничего, кроме подозрений. И опять же — чутья.

Натаниел Табан числился постоянным жителем одной из деревень на юге Германии. Полицейские побывали у его квартирной хозяйки. Она сказала, что господин Табан часто в отъезде, но когда он дома, ведет себя тихо и никогда не создает проблем. По всему выходило, примерный жилец. Беспроблемный. Все бы такими были. Опять ничего. Однако Берт начал расследование, имея на руках еще меньше улик, чем было у него сейчас. Он немедленно объявит Табана в розыск. Но опасность для Ютты становится слишком велика.

Он дал себе слово, что больше никогда не станет отключать телефон, чтобы спокойно пообедать. Представив себе, как Мерли безуспешно пытается ему дозвониться, он покрылся холодной испариной. Прямо в машине он набрал номер и отдал приказ начать розыск Натаниела Табана.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

— Идем, — сказал он, — поехали домой.

Он соберет вещи и уедет. С ней. Нет, стоит ли так торопиться? Может быть, есть другие пути?

— Домой? — удивилась Ютта. — Но мы только приехали.

— Ютта! Пожалуйста! — Мысли в голове путались. Как тут принять верное решение?

— Что ж, если ты хочешь… — Ютта огляделась, будто прощаясь со всем тем, что собиралась увидеть.

Пусть она промолчала, но трудно было не догадаться, что ей жаль уезжать. С одной стороны, ему нравилась ее сдержанность. С другой стороны, это его бесило. Он хотел знать наверняка, о чем она думает, что чувствует. В ее сознании имелось слишком много мест, где она могла спрятаться, где она была одна и он не мог достать ее.

Когда они шли к машине, он взял ее за руку — дабы она снова не ускользнула от него, погрузившись в собственные мысли.

Она никогда не должна покидать его.


Они остались ждать в квартире. Имке села у окна, глядя вниз на улицу. Мерли решила испечь торт. Когда вернется Ютта, они накроют стол. Ютта любит сюрпризы.

Кошки гонялись друг за другом по квартире, игриво фыркая и урча. Мерли была рада слышать эти звуки кошачьей возни: с тех пор, как уехал комиссар, Имке не проронила ни звука, а в тишине, как известно, рождаются чудовища.

Триста семьдесят пять граммов муки, щепотка соды, яйца. Мед вместо сахара. Загустевший мед плохо перемешивался. Она добавила молотый миндаль, вишни. Ручной труд успокаивает нервы. Но мысли не отключает. Она вспоминала Каро. Ее смех. И ее мертвое лицо. Их последнюю ссору с Юттой. Записку Ютты она положила в карман, чтобы держать ее всегда при себе и перечитывать. Потом в ее мысли прокрался этот человек. Темная, зловещая тень. Мерли поспешно прогнала ее.


Надо попробовать с ней поговорить. Сейчас же. Немедленно. В конце концов, выбора у него нет. Жить дальше, как он жил до сих пор, он больше не может.

С чего же начать? Как подступиться? Ютта не готова услышать правду. Пока не готова. Как ее подготовить? Предложить ей поехать в путешествие? Ничего не сказав матери и подруге? Нет, не выйдет. Она не Каро. Каро понравилась бы такая игра. Что же делать? Время работает против него.


С Натом вдруг что-то произошло. Руки у него дрожали, он гнал как сумасшедший. Мне хотелось спросить его, что случилось, но я не смела. Он мгновенно переменился — стал мрачным, холодным, чужим. Я молча сидела и смотрела на дорогу. Включить радио я тоже не осмеливалась. Время от времени он бросал на меня суровые взгляды. Куда подевалась нежность в его глазах?

Никогда прежде я не ведала такой ужасной нерешительности и неуверенности в себе. Мне до боли хотелось его, но боялась, что он меня оттолкнет. Это чувство было мне знакомо. Когда отец хотел меня наказать, он становился суровым и замкнутым, показывая мне, что больше меня не любит. Обычно я даже не догадывалась, в чем моя вина и отчего он злится.

Я выпрямилась. Сделала глубокий вздох. Затем повернулась к нему и спросила:

— Нат, в чем дело?


Поиски начались. Все завертелось. Двое полицейских в гражданской машине караулили Натаниела Табана у пансионата, где он снимал комнату, чтобы арестовать его, если он вернется. Другую машину послали к дому Ютты и Мерли. Берт отправил коллегам на север факс с описанием внешности Натаниела Табана и указанием номера его машины. Через пару минут раздался звонок. Ему сообщили, что никто из сезонных рабочих из их списков не имеет машины с таким номером. Результаты по внешности обещали сообщить позже.

Берт не был разочарован. Этого следовало ожидать. Может быть, Табан и не бывал никогда близ Йевера и Ауриха или жил там под другим именем, водил другую машину.

Берт налил себе кофе. Теперь ему оставалось только ждать и надеяться, что он принял верное решение.


Ожидание сводило ее с ума. Мерли справлялась куда лучше. Сначала она испекла вишневый торт. Затем убралась на кухне. Полила цветы. Накормила кошек. Вынесла мусор. А между делом она готовила кофе.

— Вы не голодны? — спросила она.

Имке покачала головой:

— Извини, Мерли, я сейчас неподходящая компания.

— Это все неизвестность. Это хуже всего. Она-то и мучает. — Мерли села, потерла несуществующее пятнышко на скатерти и снова встала.

— Как ты думаешь… она в порядке? — спросила Имке, чувствуя, как слезы подступают к горлу.

— Я в этом уверена. — Мерли обняла ее за плечи. — Ютта сильная. И мы, может быть, ошибаемся. Гуляет она сейчас где-то с ним за городом, а когда приедет, засмеет нас за наши страхи.

Имке почувствовала себя неловко. Она была взрослая, она была старше и опытнее Мерли. Это ей положено было поддерживать Мерли, а не наоборот. Она нерешительно погладила Мерли по спине. Они обнялись и долго сидели молча.


— Нам обязательно так срочно возвращаться? — спросила я.

Нат посмотрел на часы. Затем на меня. Тем же странным взглядом.

— Хочу еще погулять. — Я погладила его по руке и увидела, как поднимаются короткие темные волоски у него на коже.

— Я сверну на следующем съезде, — наконец ответил он.

Мое сердце тяжело забилось.


Спустя час после первого звонка раздался второй. По описанию подходил один из сезонных рабочих, занятый в то время близ Йевера также на ферме, где выращивали клубнику и землянику. Его звали Курт Вальц. У него была машина, но никто не помнил, какой марки, не говоря уже о номере. Помнили, что он держался особняком, снимал маленькую квартиру отдельно от других рабочих, живших на ферме. Он мало с кем общался. Изредка ходил куда-нибудь с коллегами выпить пива. Работал на совесть. В связи с теми убийствами подозрений полиции не вызывал. Когда произошло убийство, он как раз был в пивной с приятелем, который и подтвердил его алиби. Ну да, как Малле Клестоф. Один к одному. «Возможно, — думал Берт, — я недооценил Малле». Он снова позвонил фермеру и велел передать Малле, что его срочно вызывают в полицию. Больше никакой полемики. Пусть говорит правду. Он подошел к окну и взглянул вниз на залитую солнцем улицу. Снова прохожие. Женщины. Мужчины. Дети. Влюбленные держались за руки. И где-то там далеко были Ютта и Натаниел Табан. Девушка и маньяк.


Торт был готов, кухня сияла чистотой, кошки накормлены, цветы политы, мусор вынесен. Что еще сделать? Телефон звонил, но всякий раз это был кто-то из ее знакомых активистов, защитников прав животных. Все случилось неожиданно. Во время облавы полиция замела сразу двоих. Как долго они продержатся?

Мерли быстро заканчивала разговор, чтобы не занимать линию. Вдруг позвонят из полиции? Вдруг позвонит Ютта? Господи, пожалуйста, пусть она позвонит. Пусть позвонит. Пусть бы она что-нибудь забыла и позвонила!

— А если она будет звонить мне домой? — встрепенулась Имке. — Об этом я и не подумала. — Она защелкала клавишами, набирая номер. — Тило? Слушай, мне нужна твоя помощь.

Мерли вышла из кухни, чтобы не смущать Имке своим присутствием во время разговора. Усевшись за стол у себя в комнате, она спрятала лицо в ладонях и стала усиленно думать о Ютте, надеясь, что та откликнется. Телепатия — это научно доказанный факт, не так ли? «Ютта, — мысленно звала она, — Ютта, ты меня слышишь?»


Рощица была как на картинке — в меру дикая и в меру ухоженная. Под ногами пружинили сосновые иглы и мох. Сквозь навес из сплетенных ветвей у нас над головой пробивалось солнце.

— Ах, какая красота! — Я выпустила руку Ната и побежала вперед по извилистой тропе. Я раскинула руки и громко закричала от восторга. Мой крик заблудился среди деревьев и стих.

— Красота, — согласился Нат. Подошел ко мне сзади, поцеловал меня в затылок. — Только не кричи. В лесу хочется тишины.

Я обернулась и удивленно взглянула ему в глаза:

— Да ну? Когда любишь, хочется кричать о любви на весь мир, не важно, где ты. У влюбленных есть право шуметь.

Он сжал мою голову руками и поцеловал меня так, как никогда не целовал — крепко, страстно, почти отчаянно. Но потом вдруг отшатнулся, потер лицо, стирая с него все эмоции, и сказал:

— Ты, кажется, хотела прогуляться?

Мне не понравился его голос. Это был не его голос, не Ната, а чужого человека.


Тило отменил все консультации и помчался на мельницу, чтобы караулить там телефон. Он не мог припомнить, чтобы Имке была так когда-либо испугана. Она не говорила, а сипела от страха.

Ключ у него был, хотя он им никогда не пользовался, потому что без нее он не приезжал. И все же ключ имел особое значение.

Имке посвятила ему книгу, ввела его в круг своих друзей, он даже стал членом ее семьи, но ключ к дому был самым лучшим из ее подарков. Даря ему ключ, она давала ему пропуск в ее личное пространство, и он никогда не стал бы злоупотреблять этой привилегией.


Как всегда, входя в ее дом, он ощутил его покой и представил себе, каково было бы жить здесь с Имке. Может быть, время настало. Тило покачал головой: размечтался на старости лет.

Он устроился со своими книгами и бумагами, которые привез с собой, за столом в оранжерее, намереваясь поработать, если удастся сосредоточиться. Он все-таки очень беспокоился о Ютте. Раньше он и не догадывался, как она ему дорога.


Правда ли, что она вдруг изменилась, замкнулась или ему кажется? Будто они только что познакомились и он пока не знает, как ему себя с ней вести.

Он обнял ее и снова поцеловал. Она закрыла глаза, отвечая на его поцелуй. Нет, все хорошо. Она такая, как обычно. Его воображение сыграло с ним злую шутку.

— Если бы я был шпионом, — сказал он, обнимая ее плечи одной рукой, когда они медленно побрели рядом по тропинке, — и мне нужно было бы срочно уехать из страны, что бы ты сделала? Ты поехала бы со мной?

— Бонд, — театрально воскликнула она, — Джеймс Бонд. С правом на убийство. — Она усмехнулась. — А что? Я всегда мечтала уехать куда-нибудь к южным морям. Или в Тимбукту. Поехали.

Он сжал ее плечо.

— Так ты согласилась бы?

— О да, мой господин. Но только чтобы мы жили в уютном маленьком домике на берегу моря. Я ходила бы купаться каждое утро перед завтраком, на обратном пути покупала бы горячие булочки, будила бы тебя поцелуем, а школу бы бросила. А ты рисовал бы картины и писал книги под псевдонимом. Из шпионов ты ушел бы, потому что это слишком опасно, я тряслась бы за тебя.

— А еще у нас были бы дети, — подхватил он-то, что говорила Ютта, было очень близко к его собственным мечтам о будущем. — Два мальчика и две девочки.

— А мальчики были бы похожи на тебя — с таким же носом и глазами.

— А у девочек были бы твои губы, волосы и твоя улыбка.

— И собака у нас будет — маленький песик, болонка. И чтобы две кошки на диване и цветы на подоконниках.

— И ты стала бы навек моей женой.

— И вечно, вечно, вечно любила бы тебя.

Она вырвалась и побежала вперед по тропинке. Смеющаяся. Счастливая.

Для нее это была игра. Его вопросы она не восприняла всерьез.


Малле сидел на стуле, упрямо насупившись, точно провинившийся ребенок, и мял в руках потрепанную бейсболку.

— Мы пили пиво, говорю вам. Слово вам даю.

«Чего оно стоит, твое слово?» — подумал Берт.

— Свидетели?

— Нас многие видели, но кто конкретно — сказать не могу. В пивной было полно народу, но большинство пьяных, так что я не знаю, кто мог бы поручиться.

— Табан был с вами все время?

Малле кивнул.

— Целый вечер?

Малле снова кивнул.

— Мы вернулись домой ночью, после полуночи.

— Пьяные?

— Да, наклюкались оба, Нэт и я.

— Как вы добрались до дома?

— Он был с машиной.

— Кто из вас вел машину?

— Он, конечно. Он никого не пустит за руль.

— Но вы оба были пьяны.

Малле в волнении нацепил кепку.

— Знаете, ему все нипочем. Вести машину он может, сколько бы ни выпил.

— Что ж, спасибо. На сегодня все.

— На сегодня? — поморщился Малле. — Вы опять…

— Если появятся вопросы, я вас вызову, — ответил Берт не дослушав.

Малле встал и нерешительно двинулся к двери.

— Минуточку, господин Клестоф.

Малле остановился и с кислой миной обернулся, ожидая новых неприятностей.

— Вы действительно не знаете, где сейчас ваш друг?

— Нет. Он мне никогда не говорит, куда едет. Если бы я знал, сразу сказал бы вам. — С этими словами Малле открыл дверь и выскочил в коридор, оставляя позади запах из смеси пота, мыла и одеколона после бритья.

Берт распахнул окно, чтобы глотнуть свежего воздуха.

Значит, Малле Клестоф был пьян. Буквально как свинья. Точнее, до беспамятства. Выходит, у Натаниела Табана нет никакого алиби. Скорее всего, он внушил Малле, что они целый вечер были вместе.


Он почувствовал прилив душевных сил. Кажется, мечты его готовы были исполниться. Но в полной мере насладиться своей радостью он мог лишь после того, как Ютта все узнает и даст ему окончательное согласие.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне не нравилась эта игра. Он слишком серьезно воспринимал ее. Настолько серьезно, что игра уже и не походила на игру. Я рассмеялась, чтобы разрядить неловкость. Когда была с Натом, я все равно не могла долго ощущать неловкость.

А он все не унимался. Мы все-таки еще многого не знали друг о друге. Например, ему еще предстояло узнать, что я люблю спокойствие и гармонию и терпеть не могу ссор. Что я порой плачу по пустякам. Что часто бываю не уверена в себе. И у него, разумеется, есть странности. Вот как сейчас.

— Ютта, это для меня очень важно, — сказал он, останавливаясь. Свет и тень сменялись на его лице. — Ты…

Я поцеловала его и обняла под футболкой. «Не надо слов, — молча попросила я, — просто чувствуй меня».

Было очень тихо, только пели птицы. И даже их голоса звучали приглушенно. Идеальное место, идеальное время. Мы так долго ждали…

— Позволь мне показать тебе, как много ты значишь для меня, — прошептала я.

Он на мгновение замер, а затем крепче меня обнял.


Имке очень хорошо помнила, как Ютта была маленькой. Это было словно вчера. И даже запах детского крема, шампуня и присыпки щекотал ей ноздри. Вечерами Имке сидела у кроватки дочери и слушала, как та дышит, чуть не плача от умиления. Чисто животные инстинкты. Он чувствовала, что нужно ее ребенку, и старалась удовлетворить эти нужды. Если что, за Ютту она дралась бы как львица. А теперь что? Теперь львица стала старой и беззубой? Почему она сидит и ждет вместо того, чтобы помочь? Но как? Ребенок вырос и жил своим умом. Имке частенько не знала, что у дочери на уме.

Ей захотелось срочно позвонить мужу, хотя и бывшему. Он был единственным человеком, который мог понять и разделить ее страхи.

Она позвонила ему на работу. Услышав его голос, она чуть не разрыдалась. Рассказав ему вкратце, что произошло, попросила:

— Будь у телефона. Вдруг Ютта позвонит.

— О боже, — пробормотал опешивший бывший муж.

После их разговора Имке забегала по кухне, спрашивая себя, попали бы они сейчас в такую переделку, если бы им удалось сохранить семью. Ей пришлось зажать уши руками, чтобы не слышать голосов, звучащих в голове.


Он не хотел, не хотел, чтобы так получилось. Он совсем не хотел этого. Слишком скоро. Он не был готов. Она была не лучше, чем другие. Такая же, как все… Слезы брызнули из глаз и побежали по лицу. Он не вытирал их. Скорбь сменилась гневом. Яростным, бешеным, лютым гневом. Ее пальцы вцепились ему в волосы. Она шептала ему нежные слова, которых он не слышал. Он любил ее. Как она могла нанести ему такой подлый удар? Убить все его мечты? Растоптать его чувства, его тело, его мысли? Издалека донесся крик. Крик, полный муки и ярости.

— Ютта, — шепнул он, — почему?


Кошки в обнимку спали на диване в кухне. Имке стояла, прислонившись к оконной раме, и смотрела на улицу. Она так долго не двигалась, что Мерли почти забыла о ее присутствии.

Вещи, что лежали на столе, она убрала. Она не нуждалась в постоянном напоминании. Она и без того никогда о них не забудет. На столе она расставила тарелки и чашки, достала торт. Свечи были готовы. Не хватало только Ютты.

— Хорошо, что сейчас не зима, — вдруг проговорила Имке, — зимой ждать труднее.

— Наверное, — осторожно согласилась Мерли, которой не хотелось спорить, хотя она и сомневалась, что время года играет здесь какую-то роль.

— Я всегда боялась за Ютту, — призналась Имке, — боялась, что ее уведет от меня какой-нибудь незнакомец. — Она горько рассмеялась. — И вот теперь, когда она стала взрослой, мой кошмар осуществился.

— Но она-то его знает, — возразила Мерли.

— Едва ли! Никто о нем ничего не знает.

— Полиция найдет его, я уверена. С ней ничего не случится.

Мерли тоже подошла к окну и встала рядом с Имке. За окном было лето, полуголые прохожие, не подозревающие, что на самом деле они ходят по стеклу, готовому в любой момент разбиться вдрызг.


Когда он закричал, птицы с вершин деревьев взмыли в воздух. Его крик взрывом отозвался в тишине и у меня в голове. Но это был вопль не оргазма, а отчаяния. И злости. Я не пошевелилась.

— Почему? Почему? Почему?

Я по-прежнему лежала неподвижно, чтобы он еще больше не разозлился. Я не понимала, о чем он. Что случилось? Страх стал распространяться с головы по всему моему телу, пока все мои члены не налились вялой тяжестью.

Нат рыдал, уткнувшись лицом мне в шею. Его слезы катились по моей коже, будто мои собственные. Плача, он ругал меня страшными словами.

Я не понимала. Я не заглядывала ему в лицо. Мысли спутались у меня в голове. Он встряхнул меня, притянул к себе, затем оттолкнул и снова обнял. Я осмелилась взглянуть ему в лицо, о чем немедленно пожалела. Я поняла, что он убьет меня. Не знаю почему, но он хотел меня убить.


— Что это было? — спросил жену Хайнц Кальбах.

Рита Кальбах опустила газету.

— Кто-то кричал. — Они жили в безлюдном месте и замечали любой шум. — Опять молодежь. — На прошлых выходных в лесу колобродила компания молодых людей.

— Должно быть.

Хайнц Кальбах снова уткнулся в спортивный раздел газеты. Выйдя на пенсию, они могли читать сколько душе угодно. После газеты его ждал недавно начатый триллер. А потом, перед ужином, они пойдут на прогулку. Их старый пес — черно-белый кокер-спаниель — становился ленив, им под стать. И неповоротлив. Хайнц Кальбах взглянул на него, лежащего на своей подстилке. Он явно не слышал крика. Или не хотел слышать. Восемьдесят четыре собачьих года. В столь почтенном возрасте сторожевые собаки давно на пенсии.


— Почему вы не носите газовые баллончики? — спросила Имке. — Или что-нибудь другое? И почему вы обе вечно отключаете мобильные?

— Мы никогда не думали, что с нами может что-то случиться, — сказала Мерли.

— А после того, что случилось с Каро? — Имке не могла выговорить слово «смерть», боясь, что накаркает. — Вам все по-прежнему нипочем?

— Да, — кивнула Мерли, — но мы были слишком злы и расстроены, и это нас вроде как защищало. Мы чувствовали себя в безопасности.

Если Имке не закричала на нее, то лишь потому, что у Мерли был слишком сникший и виноватый вид.

— Извини, не обращай внимания, — сказала Имке, — это у меня от страха. Есть люди, которых страх заставляет умолкнуть, а я же, наоборот, начинаю разглагольствовать.

Она снова позвонила на мобильный Ютте. «Если вы хотите оставить сообщение…» Имке в тысячный раз проговорила:

— Ютта, детка, немедленно позвони! Это срочно! Я вместе с Мерли. Мы тебя ждем.

Она не хотела говорить прямым текстом, чтобы маньяк не занервничал, если услышит. Не испугался. Не напал. Много ли надо, чтобы вывести психопата из себя?

Мерли пристально смотрела в окно, будто опознала среди прохожих Ютту и пыталась заманить ее домой.


Я пошарила вокруг себя, надеясь найти большой камень или палку, но под руку мне попался только мой мобильный телефон — выпал, наверное, из сумки.

Нат лежал тихо, что пугало меня сильнее, чем его ярость. Недолго думая я размахнулась и врезала ему по голове мобильником. Он застонал и схватился руками за голову. Я оттолкнула его, вскочила и бросилась бежать.

Хорошо, что я не успела снять юбку — все произошло слишком быстро. Это была пышная короткая юбка из легкой ткани. Блузка впереди была разорвана — ему не хватило терпения расстегнуть пуговицы.

Ветки хлестали меня по ногам, камни и корни ранили босые ступни. Затем я выскочила на тропинку. Я не помнила, в какой стороне проходит дорога, и у меня не было времени вспоминать, я просто ринулась влево. Бесполезный мобильник, который от удара развалился надвое, я швырнула в кусты.

Мое тяжелое дыхание заглушало все остальные звуки леса. Стоит ли звать на помощь? Нет, не стоит. Кто меня здесь услышит? Я лишь потрачу силы на крик, еще больше собью дыхание, что было мне совсем некстати.

Нельзя было оставаться на тропе. Лучше было свернуть в лес, где Нат не смог бы меня увидеть. Отбежав от тропы метров на двадцать, я оглянулась. Никого. Может быть, от удара он потерял сознание. Хорошо бы. Я убавила шаг, потому что лес стал гуще, моя юбка цеплялась за кусты. И мне не улыбалось угодить прямо к нему в объятия, чем я рисковала, двигаясь бестолково и напролом.

— Каро, — шептала я, — Каро, помоги мне!

Теперь-то я знала, кто убил ее и что она чувствовала перед смертью.


Пес поднял голову. Затем он с трудом встал, засеменил к двери и сел там.

— На место, старина, — ласково велел Хайнц Кальбах. — Это молодняк в лесу забавляется.

Но пес не послушался. Он наклонил голову набок и тявкнул.

— Выйди все-таки и посмотри, что там, — предложила Рита. — Странно он себя ведет.

Подумав, что пес у них без меры избалован, Хайнц Кальбах взял его на поводок и вышел.


Где она? Болела голова. Руки были в крови. Она чуть череп ему не пробила! Что ж, что бы теперь ни произошло, пусть пеняет на себя.

Он вернулся на тропу и огляделся. Они зашли довольно далеко, до дороги ей добираться не менее получаса. Он успеет перехватить ее. Немного поодаль что-то чернело в траве. Ее телефон — точнее, то, что от него осталось. Хорошо, теперь она не сможет никому позвонить.

Будучи уверенным, что Ютта никуда не денется, он даже не торопился, двигаясь медленной трусцой. Спортивный, сильный, злой.

И зоркий. Он сразу приметил крохотный обрывок черной ткани на ветке у тропы. Он снял его и потер в пальцах. Это от ее юбки. Недолго ей осталось.


Пес и вправду вел себя необычно: он тянул поводок, выл и рычал. Может быть, чуял дикую кошку поблизости или другое животное. Несмотря на то что схватки с лесными кошками заканчивались не в его пользу, он каждый раз снова готов был атаковать их.

— Давай, Руди, — сказал хозяин, — делай свои дела и пошли домой.

Руди поднял ногу. Хайнц Кальбах ждал его, глядя на свой дом. Спрятанный среди берез, поросший диким виноградом, дом напоминал сказочную избушку. Когда-то он принадлежал местному лесничему, после смерти которого был выставлен на продажу, и они его купили. Им нравилось это место на опушке леса и вдалеке от деревни. Хайнц Кальбах любил лес. В лесу он чувствовал себя в безопасности. Опасны могли быть только люди.

— Ты готов, Руди?

Пес не обращал на него внимания. Он утробно зарычал, потом стал с лаем гарцевать и рваться с поводка.


Мои босые ступни горели огнем, ноги болели, в боку ломило. Я пыталась дышать размеренно, чтобы экономить силы. Не останавливаться. Шорох листьев, треск сучков под ногами. Только не останавливаться. Я оглушительно сопела. А вдруг и он слышит? Где он вообще? Он может быть где угодно. Не оборачиваться. А вдруг он уже за спиной? Я оцепенела от ужаса. Ноги запутались в траве, я споткнулась.

— Каро, — в отчаянии взмолилась я, — Каро, помоги мне!

Я думала о ней, пока в голове не осталось ничего, кроме ее имени. Тогда я побежала.


Что случилось с собакой? Никогда он себя так не вел. Сколько бы Хайнц Кальбах ни дергал поводок, Руди не реагировал. Вот тебе и курс послушания.

Хайнц не хотел идти туда, куда тянул Руди. Если там дикая кошка, то она сбежит, едва они появятся.

— Руди! К ноге!

Он часто жалел, что они дали ему такое глупое имя, вместе с которым и команды звучали несерьезно.

Пес зарычал. Зарычал на хозяина! И продолжал рваться.


Гнев его остыл, став холодным и черным. Он шел за ней по лесу. Несмотря на боль и потрясение, он был способен рассуждать логически. Сначала он ее поймает. Затем накажет.


Рита Кальбах тоже вышла из дому. Как и муж, она уставилась в лес, но ничего особенного там не увидела.

— Отпусти его, Хайнц, — сказала она своим спокойным, рассудительным тоном, — пусть себе бежит.

Хайнц Кальбах не спорил. Он и сам собирался так сделать. Он наклонился и отстегнул поводок.

Рита тронула мужа за руку.

— Ну а мы подождем, ладно?

Он кивнул. Что еще им оставалось?


Вдруг я услышала что-то — как будто собака где-то залаяла. Я напрягла слух, надеясь сквозь свое сопение расслышать, где это. Да, собачий лай. И все ближе! Я побежала на этот лай. Если там собака, значит, и люди близко. Слезы хлынули из глаз, побежали по щекам, закапали с подбородка.

Этот кокер-спаниель был самой прекрасной из всех собак, когда-либо виденных мной. Он с лаем бросился ко мне, затем отскочил на несколько шагов и обернулся. «Он хочет, чтобы я бежала за ним», — догадалась я. Наверное, это Каро послала его ко мне указать путь.


Из леса выскочила собака, а за ней девушка. Она была босая, в разорванной блузке и юбке, с грязным заплаканным лицом.

— В дом, — задыхаясь и всхлипывая, пробормотала она и оглянулась через плечо.

Хайнц Кальбах с женой сразу все поняли. Они взяли ее под руки и повели в дом. Они почти несли ее, потому что ноги уже ее не держали.

Хайнц Кальбах запер входную дверь на засов, затем обошел дом, закрывая все окна, и лишь потом позвонил в полицию. Тем временем его жена усадила девушку на диван и закутала в шаль. Теперь она сидела возле нее, обтирая ей лицо влажной мочалкой.

— Посмотри на ее ноги, — сказала она, — живое мясо.

Девушка так горько и безутешно рыдала, что Рите даже не пришло в голову ее утешать.

Пес у двери зарычал. Девушка резко выпрямилась, прижала шаль к груди и в ужасе уставилась на дверь.


Она была там. Он это чувствовал.

Настороженно залаяла собака. Он тихо обошел вокруг дома, надеясь, что где-то есть открытое окно. Нет, все окна задраены. Крепость, а не дом. Что ему делать? Разбить стеклянную дверь, что ведет из патио в гостиную? Неизвестно, какая там собака, на слух не определить. Он огляделся, ища подходящее орудие.

Во дворе за оградой были гараж и маленький пруд с бордюром, сложенным из декоративного камня. Каждый камешек был величиной с небольшую дыню. Отлично.

Он снова обошел вокруг дома, вернулся во двор, размахнулся и швырнул камень в стекло. Затем он увидел собаку.

Натаниел усмехнулся. Старая шавка. Неопасная, но досадная помеха. Он занес руку.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

«ПОХИТИТЕЛЬ ЦЕПОЧЕК АРЕСТОВАН 

Вчера вечером завершилась полицейская операция по задержанию Похитителя цепочек, подозреваемого в совершении нескольких преступлений, который несколько недель терроризировал местное население. 

Натаниел Т., сезонный рабочий, признался в убийстве Каролы Штайгер из Брёля и Симоны Редлеф из Хохенкирхена, а также в убийствах Мариеллы Наубер из Йевера и Николь Бергманн из Ауриха, совершенных им ранее. 

По словам комиссара полиции Берта Мельцига, нельзя исключить, что против него будут выдвинуты новые обвинения. Мотивы предполагаемого преступника пока невыяснены. Информация, предшествующая аресту, поступила от подруги и соседки по квартире убитой Каролы Штайгер. Полицейские признательны ей за своевременный сигнал, позволивший предотвратить новое преступление». 


Берт отложил


убрать рекламу







газету и налил себе кофе. Затем сел за стол с дымящейся чашкой в руке, откинулся на спинку стула, а ноги задрал на стол. Он был очень измучен, но одновременно и доволен.

Когда он позвонил Имке, чтобы сообщить об аресте преступника, ему ответил мужской голос — уверенный, приветливый, твердый. Потом он позвонил ей на мобильный. Она была в квартире с Мерли. Узнав новости, она одновременно плакала и смеялась от облегчения. Итак, история закончилась, не успев начаться. И этого следовало ожидать.

Шеф расточал похвалы Берту и его команде. Вскоре его отношение должно было перемениться, поскольку Берт проболтался на пресс-конференции, что в поисках преступника им помогали посторонние лица. И этого тоже следовало ожидать.

Допив кофе, он позвонил домой.

— Привет, дорогая, — сказал он, — просто звоню узнать, как ты.


Ютта все еще спала. Мерли ходила по квартире на цыпочках. Самое большее, что она могла сейчас сделать для Ютты, — так это сторожить ее покой. У них еще будет время поговорить.

Бедняжка страшно измучилась. Она и говорить толком не могла, только плакала. Имке налила ей чаю, Мерли отрезала торта, но Ютта не хотела ни есть, ни пить. Тогда они промыли ее израненные ноги, переодели в пижаму и уложили в постель.

Мерли тихо открыла дверь в комнату Каро и вошла. Там она села за стол и огляделась. Все было как прежде, будто Каро вышла лишь на минутку.

— Его поймали, — вслух сказала Мерли, — больше он никому не причинит зла.

Когда-нибудь они, вероятно, сдадут ее комнату, но пока думать об этом было рано. Пусть Каро всегда будет жить в их сердцах, пока память о ней нуждалась в отдельной комнате для проживания.

У двери Ютты Мерли остановилась и прислушалась. Тихо. Ни звука. Ютта, похоже, крепко спит. Ей нужно отдохнуть. Времени у них полно.

Имке с трудом заставила себя уехать домой, а не то она всю ночь просидела бы у постели Ютты, сторожа ее сон. Признаться, ей не хотелось уезжать отсюда.

Но дома ее ждал Тило. Они наконец-то решили жить вместе. Он даже приготовил для нее ужин. Готовил он ужасно, но Имке не подала виду, когда среди ночи ела его липкие макароны с пересоленной мясной подливой.

— Знаешь, я тебя все-таки люблю, — немного погодя сказала она.

Но Тило не слышал. Он спал. Она погладила его по волосам, и тогда он заворочался, заворчал, протянул руку и обнял ее за талию. Имке лежала неподвижно и слушала его ровное дыхание.


Хайнц Кальбах тоже спал. Его жена сидела у окна, наблюдая за темными тенями в комнате. Пес лежал на своей подстилке, вылизывая лапы. Они оба не могли уснуть после пережитого. У Руди был порез выше глаза, у ее мужа — ссадины на подбородке, шее и руках.

Зато девочка была спасена.

Рита Кальбах улыбнулась в темноте. Она никогда не забудет, какое лицо было у мужа, когда он узнал, чья это дочь. Имке Тальхайм была его любимым писателем, и он прочитал все ее книги. Может быть, они станут героями ее следующего романа? Хотя вряд ли. Она не будет наживаться на истории, которая едва не обернулась для ее дочери трагедией.

Рита тихо встала и вышла из спальни, а пес за ней.

— Косточку, Руди?

Руди радостно завилял хвостом. Она пошла с ним на кухню. Руди сегодня точно заслужил дополнительное лакомство.


Натаниел лежал на спине со связанными руками.

Они вдруг выскочили отовсюду и бросились на него. Они кричали. Он отпустил старика и обернулся. Никто не смеет кричать на него, никто!

Собака снова вцепилась ему в ногу. Паршивая шавка. Он отшвырнул ее пинком через всю комнату.

Ютта сидела на диване, комкая у груди одеяло или что-то еще, и смотрела на него огромными, полными ужаса глазами.

Полицейские навалились, нацепили ему наручники и поволокли прочь, крепко держа под руки.

— Ютта, — успел крикнуть он, пока они тащили его через двор к машине, — не бойся меня!

Глупая собака бежала следом и грызла его за ноги, пока один из полицейских не подобрал ее и не отнес в дом.

— Ютта, Ютта, Ютта! — звал он.

Лес проглотил его крик, точно огромный темный зверь.


Проснувшись, я затосковала. Мне ничего не хотелось, не хотелось вставать и одеваться. Все болело — внутри и снаружи. В ушах стоял его крик, зовущий меня по имени.

Мерли, наверное, ждала под дверью, когда я проснусь, потому что она сразу вошла, уселась ко мне на кровать и спросила, сияя улыбкой:

— Есть хочешь?

Я замотала головой.

— Даже не хочешь попробовать моего супервишневого торта? Со взбитыми сливками?

Я заплакала.

— А ну-ка, подвинься.

Она легла рядом и обняла меня. Она ни о чем не спрашивала, и я была благодарна ей за это.

Я думала о Нате. Где он сейчас? Как он себя чувствует?

Он убил Каро. Он хотел убить меня. Почему же я не могу ненавидеть его?

Я его боялась, смертельно боялась. Но теперь, когда угроза миновала, я по-прежнему любила его.

— Все пройдет, — пробормотала Мерли, — вот увидишь, все пройдет.

Она имела в виду другое, но, по сути, была права. Все пройдет. Может быть. Когда-нибудь.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Госпел  — жанр сольной евангелической песни северных афроамериканцев, получивший распространение в США в первой трети двадцатого столетия. (Примеч. ред.) 


убрать рекламу













На главную » Фет Моника » Сборщик клубники.