Название книги в оригинале: Лебовски Редгрейн. Cнежные неприятности (СИ)

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Лебовски Редгрейн » Cнежные неприятности (СИ).



убрать рекламу



Читать онлайн Cнежные неприятности (СИ). Лебовски Редгрейн.

Редгрейн Лебовски

Серия: Полуночный город: темные намерения – 2 




Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая) 


Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.


Автор: Редгрейн Лебовски (Н. Парцей) 

Перевод с украинского: Tia Greygann (А.Чубатая) 

02. Cнежные неприятности


ОПИСАНИЕ:

Орфей никогда не любил Новый год и в этот раз чутье его не подвело. Празднование омрачилось проделками злобных ведьм и ребятам опять пришлось взять оружие в руки и спасать людей. И только для Софи это станет не рядовой разборкой с демонами, а возможностью вспомнить нечто важное… Вспомнить, где находиться ее дом.


Все права защищены. Полное или частичное копирование текста без указания автора и переводчика ЗАПРЕЩЕНО!

Уважайте чужой труд!


02. Cнежные неприятности


Как только Софи открыла глаза, то сразу поняла, что этот день ей уже не нравится. Во-первых, за окном еще не было и намека на рассвет, а во-вторых, кто-то усердно дергал за одеяло, пытаясь его стащить.

– Я не знаю, кто ты и какого черта тебе от меня нужно, но ради твоего же блага, настоятельно рекомендую отцепиться, – сонно пробормотала девушка и вяло махнула рукой, пытаясь отогнать незваного гостя.

– Чудненько, – Орфей предусмотрительно отошел от кровати. – Бенсон, хочу уточнить: ты что, мне угрожаешь?

– Вне всяких сомнений.

– Ну что же, я пытался, – произнес парень без тени разочарования, и уже в следующее мгновение, нахально развалился на второй половине кровати.

– Мне надо знать, что ты здесь делаешь? – Поинтересовалась охотница, натягивая одеяло на голову. После нескольких часов тренировок в Лиге и срочного задания на Дне она была слишком уставшей, чтобы удивляться ночному визиту Орфея и вникать в его причины.

– Да нет, не обязательно.

– Вот и прекрасно. Надеюсь, ты не храпишь

– Как раз ты мне об этом и расскажешь, – потянувшись, отозвался парень.

Спустя несколько минут он уже мирно сопел возле Софи, обнявшись с огромной подушкой. Охотница едва улыбнулась, чувствуя, как мягкий аромат шоколада и карамели, который витал вокруг парня, нежно обволакивал комнату. Уже засыпая, она подумала, что Орфей, пожалуй, единственный человек в мире, кто пахнет как уютное зимнее утро, когда не надо никуда спешить, за окном, разукрашенным морозными узорами, падает пушистый снег, а ты сидишь себе на диванчике с интересной книгой, кучей сладостей и чашечкой горячего какао.

Эта вкусная мысль, словно густая патока, расплывалась по сознанию, все больше увлекая девушку в царство Морфея. Но, увы, каждая бочка меда будет неполной без ложки дегтя и эта самая ложка не замедлила влиться в сладкие сны Софи – дверь комнаты резко открылась, и вспыхнул яркий свет.

– О, ради всего святого! – Захария подошел к кровати и дернул охотника за ногу. – Орфей, я ведь просил разбудить ее! А не…

– Она мне угрожала, – наябедничал парень, покрепче обнимая подушку.

– А как же без этого, – ловец вздохнул и, склонился над девушкой. – Софи, просыпайся. У нас много роботы, ты ведь помнишь?

– Это у тебя много роботы, – уточнила охотница, выглядывая из-под одеяла и измеряя парня недобрым взглядом. – И я даже не буду спрашивать, каким образом ты вломился ко мне домой, но уверяю: ты попал не по адресу.

– Ах, да, – притворно скривился Зак. – Я все время путаю твою квартиру с квартирой Флер. Проклятие! Теперь мы точно не успеем сделать все до утра… Мне срочно надо сделать список всех девушек, с которыми я встречаюсь. Так, Орфей, хватит дрыхнуть! Поднимайся!

Фыркнув и проворчав себе под нос что-то вроде «очень смешно» и «список тебе больше не понадобится», Софи, все же, встала и села на кровати. Часы, висевшие на стене напротив, показывали четыре утра, что отнюдь не способствовало улучшению настроения.

– Неужели все это не может подождать? – Кисло спросила она, тщетно пытаясь отогнать остатки сна яростным растиранием лица. – Зак, до Нового года еще целый день! А управиться тут можно всего за пару часов…

– Даже не пытайся, – Захария протянул руку, чтобы помочь девушке встать.

Охотница обреченно опустила голову и, ступив босыми ногами на пол, зябко поежилась. Вернувшись со Дна, она поленилась включить батареи, и теперь в квартире было довольно-таки прохладно. Покосившись на Орфея, она нахмурилась и принялась безуспешно натягивать футболку, чтобы прикрыть кружевное белье.

– Патрик и Блейк скоро притащат елку, – Захария взглянул на девушку. – Так что пошевеливайтесь, если хотите помочь.

– Вообще-то, не хотим, – любезно возразил Орфей, зарывшись носом в одеяло. – Терпеть не могу Новый год!

– Тебя не спрашивали, Гринч, – ловец даже не удосужился взглянуть в сторону охотника. – Софи, ты ведь сама говорила, что днем у вас с Бетой небольшое дело на Дне, а вечером праздничный прием в Министерстве. Помнишь? Вы все должны там быть…

– Но у нас еще целый день – девушка не сдавалась, все еще надеясь вернуться в кровать. – Мы…

– Нет, – оборвал ее парень на полуслове. – Мне нужно быть уверенным, что все идет по плану, а, зная тебя, не помешает перестраховаться. Доверься мне, хорошо? Софи Бенсон, ты обладаешь невероятной способностью вечно встревать в неприятности, и сейчас я просто хочу это предугадать.

– О, да они в восторге от меня, – улыбнувшись, кивнула охотница. Встав на цыпочки, она потянулась и покрутилась в разные стороны, разминая спину. Ну что же, если эта чертова елка и праздничная мишура столь важны для Зака, то стоит поддержать его, даже если сама она от всего этого не в восторге.

Захария заговорщицки подмигнул.

– Впрочем, как и я.

– Ну, в этом нет ничего странного, – девушка игриво передернула плечиками.

– Минуточку… – Ловец лукаво улыбнулся, не сводя с подруги взгляд. – Ты что, сейчас флиртуешь со мной?

– Понятия не имею, о чем ты говоришь, – возразила Софи, напустив серьезный вид.

– О, ты все прекрасно знаешь!

– Нет…

– Так, – Захария подался веред, почти вплотную приблизившись к девушке. Несколько секунд он выдерживал паузу, а потом добавил. – Если ты собираешься и дальше спорить со мной, то тебе лучше делать это более… одетой.

Охотница открыла рот, собираясь что-то сказать, но так и не успела произнести ни единого слова, поскольку ловец сгреб ее в охапку и, перебросив через плечо, направился к двери.

– Поверить не могу, что я это скажу, – он трагически вздохнул. – Но не надейся, что сейчас я так легко поддамся на твои игры. Итак, ты примешь душ, а я тем временем приготовлю что-то на завтрак и включу батареи.

– Я уже говорила, что ненавижу тебя? – Сдавленно выговорила Софи, уткнувшись носом в спину ловца.

– Сегодня? – Рассмеявшись, уточнил Захария.

Остановившись в коридоре, он осторожно развернулся, чтобы Софи не ударилась головой о косяк и, бросив критический взгляд на Орфея, который, как казалось, крепко спал, заливая подушку слюнями, сказал:

– Кстати, тебя это тоже касается. Орфей, я не дам тебе здесь остаться и спокойно дрыхнуть.

– Отвяжись, – пробормотал охотник, не открывая глаз.

– Проснись и пой! – Ловец с издевкой повысил голос.

– Заткнись и ложись спать, – Орфей притянул к себе одеяло Софи и зарылся под него.

– Но ты должен…

– Бенсон, да сделай с ним что-то, в конце концов! – Взмолился охотник, не давая ловцу договорить. Подушка, еще хранившая тепло Софи, перекочевала на другую половину кровати, и Орфей, водрузив ее себе на голову, демонстративно развернулся спиной.

– Ну, как знаешь… – Захария пожал плечом и, уже идя по коридору, бросил. – Значить, зря я принес столько пончиков.

– Пончики? Ты что-то сказал о... – Орфей молниеносно материализовался в дверях, украдкой зевая в ладонь. Его серебристые волосы растрепались и теперь торчали в разные стороны, словно щупальца испуганного осьминога. Пригладив их, он продолжил. – Чувак, вот с этого и стоило начинать!

Горячий душ сделал свое дело, подарив заряд бодрости и сил. Вытирая волосы, Софи отстраненно разглядывала в зеркале свое отражение, думая о том, что ей явно не хватает праздничного настроения, которое в последние дни охватило, казалось, всех и каждого. Впрочем, это не удивительно, ведь во время обучения в Лиге, она практически никогда не ездила к Томасу и Агате Бенсон, чтобы провести с ними зимнее каникулы. Идея бесцельно торчать несколько недель среди людей, для которых ты значишь не более чем диван в гостиной, абсолютно не воодушевляла. Так что когда все ученики разъезжались по домам, Софи все время торчала в тренировочных залах и работала над собой. Когда о таком специфическом способе провождения новогодних каникул узнали Патрик и Гарри, то в один голос решили ежегодно составлять ей компанию. Протест охотницы совершенно не беспокоил их, равно как и попытки руководства выдворить их домой к родителям. Так что братья в любом случае оставались с ней и умудрялись даже устраивать грандиозные гуляния для подруги и членов Беты, которые специально возвращались в Лигу на несколько дней раньше остальных.

Закутавшись в полотенце, Софи вышла из ванной и прислушалась. Из гостиной доносились периодические ругательства Орфея, который, судя по всему, распутывал гирлянды. Исходя из красноречивости потока его брани, несчастные лампочки превратились в бесконечную цепь замысловатых морских узлов. Патрик, которому еще вчера поручили работу над этим мерцающим клубком счастья, благоразумно засунул их куда подальше, надеясь, что кто-то другой примет на себя бремя распутывания.

Прикрыв глаза, охотница принюхалась и уловила тонкий аромат кофе, который тянулся из кухни. Видимо, Зак уже справился с приготовлением завтрака, и именно это заставило Орфея взяться за гирлянды, чтоб покончить с ними и добраться до пончиков.

Улыбнувшись, девушка прошмыгнула в спальню и наткнулась там на ловца. Парень как раз снял с себя рубашку и готовился облачиться в темно-коричневый свитер, который только что вытащил из шкафа. Мышцы на его руках оказались невероятно напряженными, а знак Извечных на плече выглядел ярче обычно, что не на шутку встревожило Софи. Заметив подругу, Захария улыбнулся. Его разноцветные глаза, которые всегда смотрели на нее с особой нежностью, покраснели от недосыпания, а веки немного напухли. Под глазами залегли глубокие тени, четко выделяясь на фоне бледного лица. В последнее время он почти сутками пропадал в Министерстве, работая над задержанием какого-то психопата.

– Ты устал, – тихо произнесла Софи, подойдя к парню. – Когда ты в последний раз высыпался?

– Все в порядке, – Зак натянул свитер и обнял девушку. – Не волнуйся. Теплый душ, немного кофе и я буду как новенький, – он осторожно провел рукой по ее влажных волосах. – Давненько я ее не видел.

– Ты о чем? – Удивленно переспросила охотница.

Захария кивнул на футболку, которую она держала в руках.

– А-а.. Нашла ее на дне ящика. – Софи закусила губу, разглядывая тонкую ткань. – Понятия не имею, откуда она у меня ...

Ловец склонил голову набок, а левый уголок его губы едва дернулся в кривоватой улыбке.

– Это я ее дал тебе, – произнес он, отпустив девушку и зарывшись в шкаф в поисках чистых брюк. – После того, как на нас напали Патриоты в парке Танцующих Ангелов. Вся твоя одежда была испорчена, так что… Хотя, я думал, ты сожгла ее, как только пришла домой.

Софи молча наблюдала за парнем, пытаясь воскресить в памяти детали той ночи. Она вспомнила, как он тогда постоянно раздражал ее, и закончилось все тем, что она съездила ему по ребрам, пытаясь заткнуть… Но футболку она не помнила. Тогда произошло столько ужасных событий, что такая мелочь просто забылась.

– Ладно, – Зак тем временем переодел штаны. – Я пойду помогу ребятам, а ты следи за Орфеем и не позволяй ему бездельничать. – Наклонившись, он нежно поцеловал девушку, взъерошив подсыхающие волосы. – Хотя… Кого я обманываю? Готов поспорить, что когда мы вернемся, вы будете спать в обнимку прямо на полу гостиной.

– Ничего подобного! – Горячо возразила Софи, но, видимо, это было не слишком убедительно, так как ловец вопросительно изогнул брови.

– Ты уверена?

– Конечно! – Фыркнула она, давая себе слово ни за что не позволить его догадкам подтвердиться.

Зак как-то странно улыбнулся и направился к выходу из комнаты. Уже почти скрывшись в коридоре, он бросил:

– Ну, это мы еще посмотрим.

Быстро натянув джинсы и черную кофточку с изображением оленей и снежинок, Софи поспешила в гостиную.

Орфей, сидящий на диване, сам вполне мог сойти на новогоднюю елку. Он так старательно распутывал гирлянды, что сам запутался в них, а как на нем оказались дождики и бумажная снежинка на макушке, оставалось лишь догадываться.

– Ты что делаешь? – Спросила охотница, наблюдая за злорадным мерцанием крошечных лампочек.

– Я надеялся, ты мне скажешь, – парень беспомощно развел руками. – Не хочешь помочь?

– А может оставить все как есть? Ты выглядишь ну очень впечатляюще.

– Бенсон, я знаю, что нравлюсь тебе, но не настолько, – Орфей поднялся и просеменил к девушке. – Давай, поторапливайся, я кое-что придумал.

Закатив глаза, Софи принялась кружить воле друга, пытаясь высвободить его из этих праздничных уз.

– Кстати, – задумчиво изрек охотник. – Я очень рад, что вы с Заком теперь живете вместе.

– Чего? – Девушка удивленно застыла, сжав в руке несколько лампочек. – Что ты несешь? У него своя квартира, мы вместе не живем!

– Ага, – ответил Орфей, потирая щетину.

Софи прищурилась и отступила от друга.

– Что «Ага»? – Наконец, спросила она.

Охотник не спешил вдаваться в объяснения, лишь развел руками, осматривая комнату. Его взгляд скользнул по мебели, фотографиям в рамочках и книгам, расставленным на полках.

– Фея! – Нетерпеливо притопнула Софи.

– Мы все так думали, – Орфей невинно пожал плечами. – Хорошо. Посмотри вокруг и скажи: что ты видишь?

– Я вижу свою квартиру... Это же очевидно.

– Не совсем… – не согласился охотник. – После того, как здесь похозяйничали Патриоты, пришлось сделать ремонт и заново все обустраивать. А теперь вспомни, кто всем этим занимался? Бенсон, ты, конечно, не обижайся, но раньше твоя квартира больше походила на казарму, в которую ты периодически возвращалась переночевать. А Захария сделал ее домом… Домом, в который хочется возвращаться, в котором тебя ждут. И я очень сомневаюсь, что это все твое, – он указал рукой на коробки с елочными игрушками, аккуратной горкой возвышающиеся возле дивана.

– Но в… – нахмурившись, начала было Софи, но парень не дал ей договорить.

– Как часто Зак ночует у себя дома? – Он скрестил руки на груди. – Дай угадаю: почти никогда? Бенсон, ты с таким усердием заботишься о других людях, оберегая их от ужасных тварей, но позаботиться о себе ты совершенно не в состоянии… Возможно, ты будешь шокирована, но это ни для кого не является секретом. В том числе и для Захарии. Осмотрись вокруг: здесь повсюду его вещи, и для тебя это настолько естественно, что ты даже не обращаешь внимания.

Охотница молчала, прекрасно понимая, что Орфей прав.

Софи с Захарией встречались уже год, и за это время он стал неотъемлемой частью ее жизни. Она виделись практически каждый день, все свободное время проводили вместе и периодически работали над различными заданиями Лиги. После событий, связанных с Сумеречными Вратами у ловца больше не было необходимости работать с охотниками, и Захария должен был вернуться в Министерство. В связи с этим в Альфе опять не хватало члена, и сначала Эстель предложила занять это место Орфею. К ее удивлению, парень отказался, мотивируя это тем, что не может покинуть Бету, так как у них появился новый напарник – Блейк, которого перевели из Гаммы вместо предателя Кука. Конечно, истинные мотивы остаться у парня были совершенно другими, но он не спешил их афишировать.

Патрик и Софи не возражали против Орфея в своей команде, но прекрасно понимали, почему он не хочет уходить из Беты. А вот чтобы к ним перевели охотника их уровня из другого города они не желали, так что как только прошел такой слух, они незамедлительно заявились в директорский кабинет и озвучили Бестибалю и Эстель свою просьбу: разрешить Захарии работать с ними на правах третьего члена Альфы, если будет возникать такая необходимость. Естественно, это противоречило всем правилам, но Эстель согласилась сразу и даже взяла на себя все заботы с министром. Возможно, женщину до сих пор терзало чувство вины перед дочерью, и она боялась испортить те хрупкие отношения, которые только начали складываться между ними.

– Кажется, мне стоит с ним поговорить, – тихо произнесла она, направляясь в сторону кухни.

– Нет-нет-нет! – Затараторил Орфей, срываясь вслед за Софи. – Я думал, ты понимаешь, что на самом деле происходит. И тем более, я сказал это все не для того, чтоб ты разъяренной фурией налетела на Зака! Софи, ты даже представить не можешь, как тебе повезло… Ведь это так замечательно – найти того, кто искал тебя. Так что не смей обижать парня! Иначе тебе придется иметь дело со мной! И я не шучу…

– Да я и не собиралась, – охотница зашла на кухню и, достав из шкафчика две кружки, наполнила их еще горячим кофе. – Я очень ценю твою заботу о Захарии. Но Орфей… – она протянула кружку другу. – Иметь дело с тобой? Ты это серьезно?

– Ну-у… Здесь я, возможно, слегка погорячился, но главную мысль я до тебя таки донес, – хмыкнул охотник, поддевая подругу плечом. – Ладно, а теперь за работу. Где у тебя всякие инструменты?

Софи опустилась на стул и указала рукой куда-то позади себя.

– Глянь в ящике под раковиной.

Поковырявшись какое-то время в различных коробочках и выудив оттуда клейкую ленту, моток веревки и щипцы, парень возвышенно произнес:

– Во-о-от! Это должно помочь! Правда, я еще не знаю как, но должно! – С этими словами он вышел из кухни, намереваясь продолжить укрощение строптивых гирлянд.

Софи неспешно допила свой кофе и только успела обрадоваться тому, что ей, в принципе, ничего не надо делать, как охотник опять нарисовался на пороге кухни с коробкой каких-то металлических штучек.

– А ты тем временем займись-ка подставкой для елки, – сказал он, с грохотом водружая коробку на стол.

– Ох, сколько счастья, – кисло отозвалась девушка, доставая детали конструкции.

Орфей рассмеялся и, взъерошив волосы подруги, вернулся в гостиную.

Десятки крохотных шурупов, гаек и металлических трубочек не внушали оптимизма, равно как и инструкция, написанная на неизвестном Софи языке. Провозившись со злополучной подставкой около получаса, охотница победно откинулась на спинку стула, рассматривая результат своей работы. В общем, все выглядело весьма неплохо, если, конечно, не считать парочки крючков, которые сиротливо оставались лежать на столе.

– Бенсон, ты уже собрала подставку? – Окликнул ее из гостиной Орфей.

– Да, – девушка сладко потянулась. – Правда, тут еще какие-то крючки остались.

– Какие крючки? – В голосе охотника прозвучало недоумение. – Там не было никаких…

– А я откуда знаю? Вот лежат крючки…

До слуха девушки донесся обреченный вздох парня, и она готова была поспорить, что он еще и недовольно покачал головой.

– Так, Бенсон, оставь все как есть, – язвительно произнес Орфей. – Я потом все починю.

Охотница с возмущением фыркнула, подавляя желание пойти и припечатать белобрысого этой же железкой.

– Так ничего же не сломано!

– Было не сломано, – хохоча, уточнил Орфей. – В своем первозданном виде эти штучки не были согнутыми, Бенсон.

Софи тихо выругалась, лихорадочно придумывая тему, которая б могла перевести разговор в более безопасное русло. К ее счастью, дверь распахнулась, и в квартиру ввалились Патрик, Блейк, пушистая елочка и Захария. Где-то в коридоре послышались голоса Ивы и Джейн, но пока что девушки находились вне поля зрения.

– Так, а теперь несем ее в гостиную, – запыхавшись, скомандовал Патрик.

– Слушайте, а вам не кажется, что она слишком большая? – Сдавленно спросил Блейк, выглядывая из-за густых веток.

– Ничего не хочу слышать, – безапелляционно заявил Захария.

– А я предупреждал, что это плохая идея, – сказал Орфей, наблюдая за друзьями с ехидной улыбкой.

Патрик осторожно опустил конец ствола, который держал в руках и, выпрямившись, взглянул на друга.

– Заклятый враг Нового года собственной персоной… Так, ты нам поможешь? – Спросил он. Его тон свидетельствовал о том, что вопрос был скорее риторическим.

– Я… Я не могу, – Орфей расплылся в почти виноватой улыбке, демонстрируя мигающий клубок гирлянд.

Патрик недоверчиво прищурился:

– Ты сделал три ошибки в предложении «Нет, поскольку я ленивая задница».

– Ну, я хоть постарался, – дипломатично согласился охотник и проскользнул мимо Софи на кухню.

– Эй, народ, может, в конце концов, мы сдвинемся с места? – Блейк снова вынырнул из веток. – Мало того, что я уже весь пропах, словно освежитель воздуха в машине, так я еще почти уверен, что сейчас видел бурундука. И если он следит за нами…

– Ради всего святого! – Взмолился Патрик, вернувшись к попыткам затащить елку в комнату.

Софи некоторое время стояла в коридоре, погрузившись в собственные размышления, но потом внезапно спохватилась.

– Им понадобиться подставка, – произнесла она, провожая взглядом елку, медленно плывущую в гостиную.

– Я знаю – тихо ответил Орфей.

Обернувшись, девушка увидела, что охотник уже успел разобрать сей шедевр конструкторской мысли и теперь аккуратно складывал его в правильном порядке. Злополучные крючки куда-то исчезли, видимо, приняли в умелых руках охотника изначальный вид и поместились на положенное им место. Софи улыбнулась. Отказывая Патрику, охотник вовсе не собирался дальше возиться с гирляндами, он просто хотел помочь ей.

– Ну, наконец-то, – довольно произнесла Ива, ввалившись в квартиру и закрывая за собой дверь.

– Привет, – Джейн подошла к Софи, и обняла ее в знак приветствия. – Прости, что мы так рано, но…

– Но Заку трудно отказать, – понимающе кивнула охотница, забирая из рук подруги пакеты с едой.

– Без шансов, – подмигнула Ива, снимая пальто, щедро присыпанное мелким снежком.

Обе девушки выглядели уж слишком бодрыми, и это заставило охотницу заподозрить что-то неладное. И не только ее.

– А зло все не дремлет, – произнес Орфей, как только подруги зашли на кухню.

– Очень смешно, – забавно сморщив нос, кивнула Ива

– Ну, я так понимаю, – парень лучезарно улыбнулся, – вы сегодня спать не ложились?

– А вот это останется для тебя тайной, – охотница откинула с лица длинные огненно-медные пряди и принялась распаковывать еду.

Их милую беседу прервал громкий топот, и на пороге возник запыхавшийся Блейк. Новый напарник Ивы и Орфея был высоким, крепко сбитым парнем с короткими и забавными рыжими кудряшками. Резкие черты лица, огромные голубые глаза и недельная щетина вводили в заблуждение, придавая весьма непроницаемый и грозный вид. Но на самом деле Блейк обладал очень легким и дружелюбным нравом и очень быстро спелся с Орфеем, который был не только его командиром, но и наставником.

– Нам нужно пристроить елку, – сообщил он, едва переведя дыхание.

– Минутку, – Орфею еще нужно было время, чтоб закончить собирать подставку.

– Ребятам это не понравится. Они вдвоем держат дерево…

Охотник покосился на напарника, закручивая последний шуруп.

– Так пусть припрут его к стене.

– Чем? Шкафом? – Блейк рассмеялся. – Не думаю, что эта идея придется Захарии по душе... И особенно бурундуку.

– Фея! – Из гостиной послышался сдавленный голос Патрика. – Я не шучу! Если ты сейчас же…

– Вот почему я ненавижу Новый год! – Прорычал охотник. – Все злющие, невыспавшиеся и постоянно мне угрожают. – Схватив подставку, он похлопал Софи по плечу. – Ты, Бенсон, не считаешься, тебя я люблю.

Наконец, приключения елки закончились, и она заняла свое место посреди комнаты, источая приятный аромат хвои. Она была поистине сказочной, и Софи поймала себя на мысли, что раньше видела подобные елки только в новогодних фильмах. Небо за окном уже посветлело, и морозные узоры на стеклах стали отчетливо видны. Огромные хлопья снега медленно кружились в воздухе, плавно укрывая землю пушистым одеялом. Казалось, чем больше Акрополь утопает в сугробах, тем больше горожане проникаются праздничным настроением.

Софи сидела на диване рядом с Орфеем, который, опустив голову подруге на колени, надеялся вздремнуть. Патрик и Блейк решили попробовать себя на кухне, колдуя над завтраком вместе и Ивой и Джейн. Захария сидел на полу перед елкой, разбирая ящики с украшениями и думая, что повесить на деревцо в первую очередь.

Охотница расслабленно оперлась на спинку дивана, и в который раз принялась изучать профиль ловца. Тонкие аристократические черты придавали ему более юный вид, а пепельно-русые волосы с фирменной укладкой «не помню, когда в последний раз видел расческу, так что обхожусь ладонью» отливали металлическим блеском.

Покрутив в руках серебристый шар, ловец ухмыльнулся и произнес драматическим тоном, достойным театральных подмостков:

– Софи, если не прекратишь на меня так зачарованно пялиться, то я могу посчитать себя слишком красивым для этого бренного мира.

Ответом ему было фырканье Орфея, прозвучавшее скорее как хрюканье маленького поросенка. Повернув голову, Зак вопросительно поднял бровь.

– Я думал, ты спишь.

– И как ты это рассмотрел с высоты птичьего полета? Ведь именно где-то там витает твое самомнение… – Охотник одарил ловца милейшей улыбкой.

Зак просидел около минуты в тишине, переваривая ответ Орфея.

– Ну что же, один-один, – наконец, хмыкнул он и принялся дальше копошиться в коробках.

– Что это было? – Шепотом спросила Софи, наклоняясь к охотнику.

– Ох, Бенсон, это тайна, покрытая мраком и многовековыми проклятиями… Эй-ей-ей! – Прошипел он и вцепился в руку Софи, которая уже выкручивала его ухо.

– Рассказывай.

– Не-а. Первое правило клуба: никому не рассказывай о клубе! Ты смотрела этот фильм со мной, так что знаешь это. И я заберу эту тайну в могилу, – он аккуратно пошевелился, пытаясь высвободиться и в то же время не привлекать внимание Захарии.

– С могилой я очень даже могу тебе подсобить. – Заверила Софи, виртуозно выкручивая покрасневшее ухо. – Ну что, ты еще не передумал?

– Ни за что! Тем более, у вас девчонок, свих секретов навалом, – Орфей изогнулся, пытаясь спастись.

Охотница на миг растерялась, но вовремя опомнилась и не позволила другу обрести желанную свободу.

– Какие еще секреты?

– Проклятие, женщина! – Яростно прошептал он. – Я давно уже вас раскусил!

Софи весьма удивилась, и ей понадобилось несколько секунд, прежде чем выдавить из себя вопрос:

– Ты чего несешь, Фея?!

– Я все знаю! Вы, девушки, когда собираетесь без нас, то устраиваете себе эти ваши вечеринки. Надеваете коротенькие пижамки, выпиваете, пляшете, а потом устраиваете бои подушками...

– Мы такого не де...

– Только попробуй закончить это предложение! – Выдохнул Орфей, предостерегающе подняв указательный палец прямо перед носом Софи.

Девушка нахмурилась и уже собиралась с новой силой приняться за несчастное ухо. Спасло охотника лишь то, что его внезапно позвала Ива и парень, поспешно отвоевав столь важную часть тела, смылся на кухню.

Проводив его тяжелым взглядом, Софи встала с дивана и подошла к Захарии. Стараясь не мешать ему копошиться в коробках, она села позади ловца и крепко обняла его, уткнувшись носом ему в спину. Такой привычный запах, навевающий ассоциации с летним днем и палящим солнцем, медленно окутал ее, даря тепло и уют.

– Ты хочешь что-то мне сказать? – Шепотом спросил Захария.

– Может быть, – согласилась охотница, думая с чего б начать. После того, что сказал Орфей, она отчаянно нуждалась в разговоре с ловцом. – А откуда ты знаешь?

Ловец улыбнулся и сжал в руках ее ладони.

– Ты всегда так делаешь, когда собираешься мне что-то сказать... Так в чем дело, Софи? Тебе не нравиться? – Он кивнул на елку, что возвышалась над ними, словно неприступная гора.

– Нет, что ты… Очень даже наоборот, – девушка прикрыла глаза и, придвинувшись еще ближе, опустила голову на его плечо. – Понимаешь… Когда я училась в Лиге, то за все годы лишь раз провела новогодние каникулы дома. Сложно объяснить, но дом Томаса и Агаты не был моим домом… Мне не хотелось туда возвращаться. Даже в общежитии Лиги мне было комфортней. Поэтому на праздники я всегда оставалась там и проводила все время в тренировочных залах, не позволяя себе раскиснуть. Конечно, все это продолжалось до поры до времени, пока о моих внеурочных тренировках не разнюхали Патрик с Гарри, но все же…

– Я знаю, Патрик рассказывал, – ловец склонил голову набок и прислонился к ее щеке. – Но теперь ведь у тебя есть настоящий дом.

– Да, есть, – Согласилась Софи. – И это ты.


* * *

Автомобиль мягко катился по заснеженным улицам Акрополя в сторону здания Министерства. Огромные пушистые снежинки весело кружили в ярком свете рекламных мониторов, укрывая землю белоснежным одеялом. С каждым часом город все больше погружался в снежную пучину. Деревья вдоль дороги, были украшены мерцающими гирляндами, на дверях разнообразных магазинчиков и кафешек висели праздничные еловые веночки, что вместе создавало непревзойденную сказочную атмосферу.

Прис


убрать рекламу




убрать рекламу



лонившись лбом к холодному стеклу, Софи отстраненно рассматривала проплывающие мимо дома и светофоры. Когда машина притормозила на перекрестке, девушка рассмотрела группу колядников. Ребята устроили спектакль на площади Западного бульвара и развлекали прохожих праздничными песнями и танцами. Вокруг разодетых артистов крутились дети, беззаботно играющие в снежки и лепящие снеговиков. Охотница улыбнулась, понаблюдав за веселой малышней и расслабленными взрослыми, что наслаждались новогодними песнопениями.

Открытие Сумеречных Врат повлекло за собой немалые разрушения в Акрополе, ведь вырвавшиеся наружу демоны без устали крушили все на своем пути. С тех пор прошло чуть больше года, и город медленно, но уверенно возвращался к привычному ритму жизни, стараясь забыть произошедшее, как страшный сон. Разрушенные здания быстро отстроили, улицы очистили от всей скверны, что притащили с собой адские отродья, и теперь больше ничего в облике города не напоминало о тех ужасных событиях. Времени хватило и для того, чтоб акропольцы залечили душевные и физические раны. К работе над восстановлением города власти привлекли всех жителей, и совместный труд на общее благо сплотил горожан и позволил им быстрее прийти в себя. К тому же, они существенно изменили свое отношение к Лиге охотников за головами. Никто, конечно, не спешил заводить с головорезами близкую дружбу (а вот это прозвище, похоже, не искоренить никакими событиями), но и не шарахались от них, словно от прокаженных любителей надрать морду кому попало. Лишь столкнувшись лицом к лицу с истинным злом, люди научились ценить тех, кто ежедневно защищает их от него, порой ценой собственной жизни. Это все было невероятным шагом вперед для Лиги, ведь ее представители веками не могли добиться более уважительного отношения.

Наконец, министерский автомобиль притормозил и медленно припарковался перед огромным старинным зданием. Софи одернула подол платья, поправила воротник пальто и с легким сожалением покинула теплый салон, ступив на аккуратную расчищенную дорожку.

Величественное здание Министерства поражало своими размерами и пафосом. Построенное около ста лет назад, оно совмещало в себе лучшие черты, присущие стилю боз-ар и неоготики. Высокие стены были украшены замысловатыми барельефами, в изящных нишах располагались скульптуры государственных деятелей прошлого, а витражи в огромных арочных окнах изображали различные исторические события. Софи подняла голову вверх и принялась изучать верхушку сей архитектурной достопримечательности, увенчанную огромным куполом, по обе стороны которого тянулись массивные флигели, поддерживаемые аркбутанами с тянущимися к небу шпилями.

Возле центрального входа толпилось невероятное количество людей, приглашенных на праздничный прием, устроенный Теодором Эвансом в честь Нового года. Прежде охотниками путь сюда был заказан, за исключением директоров, присутствие которых было обязательным на подобных мероприятиях, и ни у кого из ребят не было сомнения, что тут не обошлось без вмешательства Захарии, который, пользуясь связями своей семьи, настоял на присутствии членов Альфы и Беты.

Мимо Софи важно проплыла компания из знатных дам среднего возраста в шикарных мехах и джентльменов в строгих серых пальто. Окинув девушку оценивающими взглядами, они поторопились к каменной лестнице, ведущей к открытым настежь входным дверям. Из холла лился яркий свет, легкая музыка и шумный гул, навевающий ассоциации с переполненным пчелиным ульем. Постояв так еще несколько минут, Софи почувствовала, что замерзает, и поспешила внутрь.

– Софи, осто… – послышался позади голос Блейка, но снежок угодил ей в спину раньше, чем он закончил предложение.

Софи медленно развернулась, придавая своему лицу нарочито грозное выражение. Патрик и Орфей резво отшагнули от товарища, который потирал затылок и виновато улыбался.

– Жаль паренька, – демонстративно вздохнув, произнес Орфей. – А он уже начал мне нравится. Эй, Бенсон, мы здесь ни при чем, клянусь печеньками!

Стараясь не рассмеяться, Софи молча рассматривала друзей.

– Я не хотел попасть ей в спину, – Блейк беспомощно развел руками и покосился на Орфея. – Я в твою башку целился! Но ты слишком ловко увернулся. Мое чутье подсказывает, что ты это спланировал.

Патрик громко захохотал:

– Какая чудная новость! Напомните мне, чтоб я никогда не разрешал Блейку метать ножи.

– Значит так, я притворюсь, что ничего не было, – сказала Софи. – И то лишь по той причине, что ты мне нравишься. Пока что. Запомнил?

Блейк, имитируя вздох облегчения, горячо закивал головой.

– Да ты счастливчик, – Орфей похлопал напарника по плечу, и, сделав шаг в сторону Софи, стряхнул остатки снега с ее пальто. – Мисс, не позволите ли мне сопровождать вас? – Ухмыляясь, Орфей застыл, вежливо согнув руку в локте. Строгий черный костюм с бабочкой и светло-коричневое кашемировое пальто весьма любопытно смотрелось на парне, лишь подчеркивая необычный цвет его волос.

– Только после меня, Фея, – вмешался Патрик, вырисовавшись с другой стороны и осторожно положив руку подруге на плечо. Его костюм был точь-в-точь таким же, как и у Орфея, лишь вместо бабочки он отдал предпочтение тонкому черному галстуку. Элегантное темно-синее пальто он накинул на одно плечо, словно мантию. – Пошли, мы и так опаздываем. – Он достал старинные часы, крепящиеся цепочкой к внутреннему карману пальто, и, скользнув взглядом по циферблату, добавил. – Если я не ошибаюсь, Ива уже внутри... Да, Орфей?

Парень в ответ лишь пожал плечами и торопливо шагнул к лестнице:

– А мне-то откуда знать?

– Стоп, ты до сих пор так и не поговорил с ней? – Удивился Патрик.

– Нет, – лаконично отрезал Орфей.

– Как? Ты так и не рассказал ей, что все время, пока она была в коме, ты был рядом? – Вмешался Блейк, топающий позади.

Остановившись возле парадной двери, Орфей развернулся и обвел друзей совершенно несвойственным ему серьезным взглядом. Поколебавшись мгновение, он тихо произнес:

– Нет. Я не рассказал. И никто из вас не расскажет. Вы меня поняли? Я не хочу, чтоб она давала мне шанс только из-за того, что ее будет мучить чувство вины.

– Фея…

– Патрик, не начинай, – охотник провел ладонью по волосам, отбрасывая с глаз непослушные пряди. – Со временем я что-то придумаю… И как-то расскажу. Но не сейчас.

Софи недовольно покачала головой и переступила порог здания.

Здесь было довольно тепло, а витающий в воздухе запах хвои, смешанный с ароматами десятком духов, затруднял дыхание и щекотал нос. Повертевшись в толпе, девушка, наконец, заприметила вход в гардеробную и двинулась туда, осторожно протискиваясь между высокопоставленными гостями. Ребятами поспешили вслед за ней.

– То есть, если я правильно поняла, ты не хочешь, чтобы девушка, которую ты любишь, не знала о твоих чувствах? – Уточнила охотница, как только Орфей показался рядом. Аккуратно расстегивая пуговицы пальто, она не прекращала сверлить друга укоризненным взглядом.

– Именно так, – ответил он, протягивая верхнюю одежду сотруднице гардероба.

Софи мрачно переглянулась с Патриком.

– Так логично, что и не придерешься, – пробормотала она, сбрасывая надоевшее пальто.

Верхняя часть длинного вечернего платья охотницы, вытканная из изумительной золотистой ткани, переливалась в свете многочисленных ламп, слепя глаза. Волосы, каскадом спадавшие на спину, прикрывали вырез, обнажающий спину, придавая толику скромности, а больше всего девушку смущала юбка платья, которая была весьма широкой, и в ней запросто можно было запутаться. Единственным, что радовало Софи в этом наряде, были огромные карманы, прячущиеся между складками ткани.

– Ого, – протянул Блейк, измерив девушку взглядом. – Поразительно…

– И это еще мягко сказано, – подмигивая подруге, сказал Парик. – Так… Джейн и Захария должны быть где-то здесь. Джейн предупредила, что они не смогут нас встретить, так как министру в обязательном порядке надо представить их всем пафосным снобам. Так что надо отыскать Иву.

Выйдя из гардеробной, парень указал на широкую лестницу, выстланную темно-красным ковром, по которой медленно поднимались гости.

– Нам сюда, – Софи схватила друга за руку и потянула в угол холла. Там находились малоприметные лифты, возле которых украдкой позевывали скучающие охранники. Орфей и Блейк старались не отставать, лавируя в потоке людей.

Девушка уже почти добралась до заветной цели, как вдруг почувствовала головокружение. Казалось, будто она на протяжении нескольких минут крутилась на месте, а теперь кто-то резко остановил ее. Воздух вокруг внезапно сгустился и так отяжелел, что стало трудно дышать. Тело не слушалось, в животе защекотало, словно при стремительном спуске с высоты, а кожу неприятно покалывало. Софи споткнулась, и лишь Патрик, заботливо обнявший ее за талию, помог избежать падения. Обернувшись, Софи увидела, что друг выглядит не менее растерянным и даже болезненным. Его лицо побелело, словно мел, а на лбу выступили крошечные капельки пота.

– Ты тоже это чувствуешь? – Шепотом спросил он, оглядевшись.

Софи шумно выдохнула.

– Черт возьми, что это было?

– Понятия не имею, – Патрик задумчиво потер бороду. – Но, как подсказывает опыт – ничего хорошего.

Подоспевшие Орфей и Блейк выглядели абсолютно нормально, и с непониманием уставились на друзей.

– Ну, чего ждем? – Командир Беты указал на один из лифтов, по обе стороны которого стояли два крепких охранника.

– Ах, да, – спохватилась охотница, обменявшись с напарником тревожным взглядом.

Выудив из кармана платья пропуск, который накануне дал ей Захария, она продемонстрировала его крепышам.

– София Бенсон, член команды Альфа из Лиги? – Басом спросил один из них.

– Да.

– А это…? – Он кивнул на ребят позади нее.

– Они со мной.

Охранник достал из кармана гаджет, напоминающий новомодный смартфон и, потыкав в экран, кивнул охотникам в знак того, что они могут пройти.

Войдя в кабину, Софи нажала на кнопку, подписанную как «S1». Дверь плавно закрылась, и лифт мягко двинулся вверх.

– Подозреваю, что для того, чтоб получить такую штучку, – Орфей указал на пропуск в руках девушки, – мне надо начать встречаться с Захарией?

Охотница улыбнулась.

– Не знаю, не знаю. Но ты всегда можешь попробовать обратиться к нему с подобным предложением.


* * *

Большой зал Министерства вместил в себя несколько сотен гостей. В проеме между двумя огромными витражными окнами размещалась сцена, где выступали музыканты, а по центру зала стояла пятиметровая елка, которая была главным украшением вечера. Сверкающие серебристые шарики, прозрачные стеклянные звездочки, и разноцветные гирлянды превращали дерево в настоящую драгоценность, радуя взгляд. Пары кружились в центре зала под приятную джазовую музыку, которая услаждала слух своей мелодичностью.

Орфей, Блейк и Ива куда-то испарились, так что Софи одиноко стояла возле колонны, наблюдая за танцем Патрика и Джейн. Девушка-ловец была облачена в обтягивающее платье изумрудного цвета, расшитое мелкими камушками, сверкающими, словно светлячки, при каждом движении. Ее длинные русые волосы были заплетены в элегантную французскую косу, а сдержанный вечерний макияж лишь подчеркивал ее красоту. Прислонившись к Патрику, она что-то шептала ему на ухо, загадочно улыбаясь, и охотник просто сиял от счастья.

– Прости, – подошедший сзади Зак обнял Софи за талию и поцеловал в плечо. – Прости,

что заставил тебя ждать,

Девушка довольно улыбнулась, и они медленно начали двигаться в такт музыке. Ловец, зарывшись носом в ее волосы, продолжил:

– Не могу поверить, что, наконец, сбежал от министра…

– Не волнуйся, – охотница закрыла глаза. – Если он опять решит добраться до тебя, то очень об этом пожалеет. Обещаю.

Зак рассмеялся и, осторожно развернув девушку лицом к себе, протянул руку:

– Мисс Бенсон, не будете ли вы так любезны подарить мне сегодня танец?

– И сегодня, – она сжала его ладонь тонкими пальчиками. – И завтра, и всегда…

Ловец хотел что-то сказать, но ему помешал Орфей. Взявшийся неизвестно откуда, он тащил за собой долговязого парня с болезненным цветом лица и характерными сальными патлами. Несмотря на то, что вместо обычных потрепанных одежек на нем красовался блестящий костюм, делающий его похожим на звезду диско, все же, его появление здесь было весьма странным. Судя по всему, встреча с охотниками для него так же была неприятной неожиданностью, и он злобно буравил Орфея взглядом. Ива и Блейк, появившиеся следом за напарником, изо всех сил старались не привлекать внимание посторонних.

– Бенни? – Софи уставилась на Орфея, ожидая хоть каких-то объяснений. Бенни Блестящие Пятки относился к той категории людей, которым путь в Министерство был заказан и в обычные дни, не говоря уж про праздничный прием. Как здесь оказался этот проходимец со Дна, якшающийся с различной нечистью и не самыми лучшими представителями человеческого рода, для охотников было загадкой, но в одном они были уверены – его присутствие среди чиновников, богачей и прочих знаменитостей не предвещало ничего хорошего. В этом с ними был солидарен и Захария. Он заметно насторожился и принялся лихорадочно крутиться по сторонам, надеясь увидеть что-то необычное.

– Вот, – Орфей крепко сжал плечо Бенни и встряхнул его. – Наткнулся на него в холле, когда вышли немного проветриться.

– Эй! Я ведь ничего не сделал, – прошипел Бенни, пытаясь отодрать цепкие пальцы охотника от себя. – Слушай, белобрысая, скажи-ка своему дружку, чтоб он отпустил меня… Я заглянул сюда лишь для того, чтобы погреться немного, а эти два бугая налетели на меня, скрутили… Вы, вообще, в курсе, что нарушает мои гражданские права?

– Гражданские права? – Фыркнул Блейк. – Придумай что-то поинтересней, может, тогда…

– Погреться? – Перебила его Софи, измеряя непрошеного гостя тяжелым взглядом. Раз он попался, то стоило б начать говорить правду, пока он вообще в состоянии говорить. Тем более, что-то подсказывало ей, что всем присутствующим может грозить опасность, так что медлить было нельзя.

Бенни изобразил на своем лице страдальческое смирение и кивнул в сторону выхода из зала:

– А ты, белобрысая, что подумала? На дворе мороз, вот и я замерз…

– Могу тебя поджечь. Так ты согреешься очень быстро, – сухо отрезала охотница. – И поверь, я это сделаю, если ты не прекратишь вешать нам лапшу на уши. Что ты здесь забыл?

– Так я уже ответил, чертовы головорезы, – прошипел парень, с испугом глядя на Иву, Блейка и Захарию, которые заслонили его от остальных гостей.

– И этот ответ… неверный! – Орфей дернул Бенни и слегка выкрутил ему руку. Достаточно, чтобы тот сморщился от боли, но недостаточно, чтобы заставить его закричать.

Софи краем глаза заметила, как сквозь толпу к ним спешит Патрик. Джейн осталась посреди зала в компании министра и какой-то длинноногой девушки в обтягивающем черном платье. Увидев Бенни, охотник страдальчески протянул:

– Софи, пожалуйста, скажи, что мне все только мерещится … И что здесь нет этого мошенника…

– Я тоже безумно рад тебя видеть, Патрик, – съязвил Бенни, закатывая глаза.

– Какого черта ты здесь делаешь? – Холодно спросил охотник, скрестив руки на груди.

– У вас что, в Лиге одни олухи работают? – Вызверился Бенни. – Я уже сказал твоим корешам, что зашел погреться… Оставьте меня в покое, и мы разойдемся, словно в море корабли.

– Еще одно слово, и тои зубы разойдутся, словно в море корабли, – предупредил Блейк, демонстративно потирая ладони.

Захария устало потер переносицу и вздохнул:

– Выводим его отсюда. Разберетесь с ним в изоляторе или в комнате для допросов, я распоряжусь, чтоб вас проводили. А мы с Джейн сейчас отыщем Пако и Зевса. Еще надо усилить охрану и поговорить с Мелантой.

Орфею не пришлось повторять дважды, и он схватил Бенни за шкирку, намереваясь бесцеремонно выволочь его из зала. Мошенник подергался немного, но когда понял, что просто так его не отпустят, поднял обе ладони в знак своей капитуляции:

– Ладно… Я все расскажу… Правду, тоесть… – Он отбросил с глаз прядь грязных волос. – Только вы пообещайте, что отпустите меня. Я имею в виду, целым и невредимым. Договорились?

– Валяй, – велел Зак, пытаясь сдерживать тревогу, все больше овладевавшую им.

Бенни взглянул на ловца так, словно впервые его увидел и перевел взгляд на Софи с Патриком.

– Делай то, что он говорит, – холодно отозвалась охотница.

– Как скажешь, белобрысая, – парень расплылся в идиотской улыбке. – В общем, дошел до меня слушок, что сегодня сюда должны заявиться сестры де Мортис… Думаю, о них вы наслышаны.

– Волшебницы де Мортис? – Недоверчиво переспросила Ива.

– Они самые, – хохотнул Бенни. – Они уже давно точат зуб на Лигу и на Министерство, за то что вы все прикрыли их бизнес… Помните, их небольшую лавчонку в центре Акрополя? Согласитесь, ситуация не очень приятная. Так вот, сестренки решили немножечко отыграться и организовать маленькое шоу… Кто бы такое пропустил?

– Ты, – внезапно вмешался Блейк и бесцеремонно поволок Бенни в сторону выхода.

Остальные охотники сначала ничего не поняли, и только проследив за взглядом Захарии, увидели причину столь поспешного удаления Блейка вместе с мошенником. Сквозь толпу к ним протискивался Теодор Эванс вместе с длинноногой незнакомкой. Позади них семенила Джейн с кислым выражением лица.

– Добрый вечер, – скупо бросил министр и сразу же обратился к ловцу. – Зак, помнишь, я говорил, что в вашей команде появиться новый участник, который заменит… Кхмм... Флина. Так вот, я рад представить тебе Ванессу Клиффорд. Она прибыла к нам из Аркадии и является лучшей из лучших. Определенно…

– Сэр, – встревоженным голосом перебил его Захария. – Мне срочно нужно с вами поговорить! Это очень важно и…

– Может подождать, – рассмеялся министр, лениво махнув рукой. Его костюм темно-коричневого цвета едва сходился на толстом животе, и, казалось, пуговицы вот-вот не выдержат и поотрываются. И вообще, он был на редкость отвратительным типом и напоминал Софи циркового борова, которого вывели на сцены ради потехи. Хотя нет, боров наверняка намного приятней.

– Сожалею, но нет, не может, – возразил ловец, стараясь не замечать заинтересованного взгляда своей новой напарницы, которая была, между прочим, весьма хороша собой. Девушка была примерно одного роста и возраста с ним. Черное обтягивающее платье с внушительным декольте подчеркивало стройную фигуру и очень удачно смотрелось на матовой шелковистой коже цвета крепкого кофе с молоком. Копна густых вьющихся волос была уложена в высокую замысловатою прическу, увенчанную старинной серебряной заколкой. Судя по ее надменному взгляду, невнимание парня не обидело ее, а наоборот, распалило недюжинный интерес…

– Раз так, то я слушаю, – великодушно согласился Эванс, буравя парня своими маленькими глазками.

Ловец, оглядевшись, предложил министру отойти в сторонку и поговорить без лишних ушей. Тот без особого энтузиазма согласился и побрел за ловцом к колонне в углу зала, возле которой было довольно безлюдно. Ванесса, не дожидаясь приглашения, засеменила вслед.

– В этом платье ее трудно не заметить, – недовольно произнесла Ива, проводив девушку взглядом.

– Готов поспорить, что меня в этом платье не заметить будет еще труднее, – засмеялся Орфей. – А тебе, Бенсон, советую присматривать за этой Ванессой. По-моему, она очень даже не против присмотреть за Захарией.

– Орфей! – Ива толкнула его локтем.

– Что? Скажи еще, что ты не заметила этот взгляд волчицы, позабывшей об овечьей шкуре.

– Ладно, – Патрик громко хлопнул в ладоши. – Давайте перейдем к делу… Итак, что нам известно о сестрах де Мортис?

Софи благодарно взглянула на друга и ответила:

– Они не имеют ничего общего с ведьмами со Дна и имеют разрешение о Лиги на проживание среди людей. Еще они используют лишь белую магию, что оберегает их от демонизации. Они подконтрольны охотникам из Гаммы, которые регулярно проверяют их деятельность, – девушка сделала паузу, пытаясь выудить из памяти еще что-нибудь полезное. – Они из очень древнего рода, да и сами очень старые. В архивах Лиги есть досье на них, с фотографиями, но сейчас нам от этого никакого толку, мы не успеем их раздобыть. Как мы их опознаем?

Ива задумчиво пожала плечами.

– Но если они используют белую магию, то не могут причинить вреда людям, так ведь? – Спросила она, изучая беззаботно кружащиеся в танце пары.

– Теоретически, – ответил Орфей. – Но могут порядком испортить нервы. Теперь вы понимаете, почему я не переношу Новый год? Вечно случается какое-то дерьмо…

Проигнорировав стенания товарища, Патрик начал давать указания:

– Фея, вы с Ивой найдите Блейка и убедитесь, что Бенни отсюда выдворили. А потом возвращайтесь и отыщите нас. А мы с Софи тем временем побродим по залу и присмотримся к гостям.

Охотники команды Бета кивнули и быстро исчезли в толпе.

– Не нравиться мне все это, – Патрик положил руку на плечо Софи. – Пошли. Возможно, удастся отыскать Эстель и Бестибаля. Они должны быть здесь, хотя я их пока что не видел.

Охотники направились в центр зала, но внезапно все вокруг замерло. Танцующие гости застыли в различных позах, словно статуи, музыка затихла, и казалось, воздух так же застыл. Магия остановки времени не подействовала только на Софи и Патрика, и они ошарашенно оглядывались по сторонам. В конце зала девушка рассмотрела министра и Захарию. При виде неподвижно застывшего ловца у девушки больно сжалось сердце. Вот черт!

– Там! – Воскликнул Патрик, указывая на двух молодых женщин, что выглядывали из-за колонны возле входа. Заметив охотников, ведьмы рассмеялись и, снисходительно помахав им руками, тенями переметнулись в коридор.

Ребята не имели возможности так же ловко передвигаться, поскольку повсюду стояли застывшие люди, и отодвинуть их было не так просто. Тихо выругавшись, Софи подобрала подол платья и принялась протискиваться среди зачарованных гостей.

– Надеюсь, с Бетой все хорошо, – прокряхтел Патрик, пробираясь между двумя женщинами с бокалами шампанского в руках. – Давай сначала отыщем их и потом разберемся с этими сумасшедшими волшебницами.

– Ага, – кисло ответила Софи. – С нашей удачливостью нам только и остается, что надеяться.

* * *

– У нас ничего не выйдет, – скептически произнесла Ива, выслушав изложенный Патриком план. Парень промолчал, усердно ковыряясь в замке.

Охотники стояли в одном из коридоров Министерства, колдуя над дверью, ведущей к пожарной лестнице. Оттуда доносилось чье-то рычание и плеск воды. Им удалось увести сестер де Мортис подальше от зала, загнав их на последний этаж, и теперь единственным препятствием между ними была лишь эта злосчастная дверь, что никак не поддавалась. Единственным плюсом того, что чародейки решили заморозить время было отсутствие паники, так как все люди, кроме охотников застыли каменными статуями и ребятам никто не мешал. Сейчас они могли свободно передвигаться по Министерству, что при иных обстоятельствах было невозможным, и тут не помог бы даже пропуск Софи. Кроме того, Ива и Орфей нашли оружейную охраны, что позволило охотникам вооружиться до зубов. Конечно, их наряды, особенно платье Софи, вызывали при драке определенные неудобства, но выбирать не приходилось.

Убегая, ведьмы умудрились наколдовать невероятных монстров, и это заставило охотников убедиться в том, что сестричкам давно пора на Дно, а то и вообще на тот свет. Больше всего пострадал седьмой этаж здания – туда запустили парочку вендиго в компании стаи хамелеонов, которые крушили все на свое пути.

– Это неудачна идея, – немного поколебавшись, вынес свой вердикт и Блейк.

– Патрик, у нас нет шансов, – подтвердила Софи, выуживая из волос осколок стекла. Когда она уже почти поймала одну из ведьм, та, спасаясь, швырнула охотницу на стеклянный стол.

Наконец, замок щелкнул и Патрик, выпрямившись, спросил:

– Так мы идем или нет?

– Конечно! Чего спрашиваешь! – Орфей протиснулся мимо друга и первым переступил порог.

Несмотря на упорно доносившееся рычание и плески воды, которые друзья слышали ранее, здесь было пусто. Поднявшись по лестнице, ребята оказались в длинном просторном коридоре. По обе стены тянулось множество дверей и вполне возможно, что за какими-то из них скрывались сестры де Мортис.

– Нам необходимо разделить их, – сказал Патрик, прокручивая меч в руке. – Мы с Софи возьмем на себя одну сестричку, а вам троим достанется вторая. И не забывайте о нашем плане!

Внимательно осмотрев напарников и убедившись, что всем все понятно, охотник приказал Бете осматривать помещения по левую сторону коридора, а сам в компании Софи направился к двери справа. Большинство помещений были заперты, и охотники только ходили туда-сюда, дергая за ручки и прислушиваясь. Но стоило девушке отойти от напарника и приложить ухо к черной дубовой двери, как та сама распахнулась, и неведомая сила, словно гравитационный луч, затянула ее внутрь. Софи даже не успела пискнуть, как оказалась в помещении, и дверь захлопнулась прежде, чем Патрик оказался перед ней.

Софи пролетела несколько метров и, врезавшись в диван, перевернулась вместе с ним и довольно сильно ударилась головой. Морщась от боли, она попыталась выбраться, но запуталась в складках платья. Где-то в комнате послышался злорадный смешок.

– Помочь? – Ухмыляясь, спросила одна из сестер де Мортис.

На вид это была весьма приятная женщина лет двадцати пяти. Шикарные темные волосы с редкими белоснежными прядками ниспадали на плечи, придавая ей весьма мистический вид, впрочем, как и положено ведьме. Скрестив руки, она сидела на краешке огромного стола в углу комнаты, и с интересом разглядывала барахтающуюся между подушками охотницу.

Софи, наконец, высвободилась из сетей платья и поднялась, ухватившись за меч. Теперь она видела, что они находились в каком-то аккуратно и со вкусом обставленном кабинете.

– Кто ты? – Спросила колдунья.

– Та, кто сейчас тебя прикончит, – выпалила охотница. Крепко сжав оружие, она сделала шаг вперед, но тут ее снова отбросило силовой волной. На этот раз ее впечатало в стену возле входа. Бессильно опустившись на пол, она услышала, что Патрик не прекращает попыток попасть внутрь, усиленно стараясь выломать массивную дверь.

– Я не о том, – улыбнулась женщина. – Ты не совсем человек и не ведьма… Не демон и не ангел… С тобой есть еще двое, но я не могу понять вашу природу. Эти двое сильнее тебя, но и ты не промах. Стоит мне сосредоточиться, понимание ваших сущностей куда-то ускользает от моего внутреннего зрения. Ты здесь, но эти двое где-то рядом… И мы с сестрой найдем их, как только расправимся с остальными охотниками. Я чувствую вашу энергию, хоть и не понимаю ее происхождения. Уверена, мне не помешает заключенное в тебе могущество… Я хочу его, крошка. Но кто ты?

Софи промолчала. Медленно поднявшись, она прислонилась к двери, содрогавшейся от попыток Патрика вломиться.

– Патрик, прекрати! Я сама с ней справлюсь, – крикнула она, не обращая внимания на хохот волшебницы.

Видимо, напарник послушался, так как оставил дверь в покое. Девушка развернулась, и взглянула на ведьму.

– Я не знаю, кто я.

Это было наполовину правдой, так как Софи знала об Огне в себе лишь то, что рассказали ей Извечные и Стражи. Вспомнить все, как Патрик и Захария, она никак не могла, и это существенно удручало ее. Парни были едины со своими сущностями, в то время, как Софи от Огня отделяла стена забвения.

– Да ну? – Язвительно хмыкнула ведьма.

– Прикинь, – в тон ей ответила охотница. Взглянув на меч, она бросила его на пол и расправила плечи. Ведьма удивленно уставилась на девушку, и та продолжила:

– Он мне не понадобится. Если ты вздумаешь завладеть моей силой, она убьет тебя раньше, чем я замахнусь мечом.

– Ты испортила мне всю забаву, – скривившись, сказала колдунья.

Еще несколько мгновений она восседала на столе, а потом метнулась, словно тень, в мгновения ока оказавшись возле девушки. Толкнув Софи, она свесилась над ней и некоторое время всматривалась в ее лицо, словно надеясь на то, что охотница блефует. К сожалению, ее надежды не оправдались и она разочарованно выдохнула:

– Ты... Ты не лжешь…

Софи лишь пожала плечами.

– Делать мне нечего. В любом случае, ты отсюда не выйдешь. Тебе убью или я сама, или заключенная во мне сила. Тебе конец.

– Это мы еще посмотрим, – прошептала ведьма де Мортис. – Я не…

Договорить ей не удалось. Софи со всей силы ударила ее ногой в живот и оттолкнула от себя. Схватив меч, она сделала выпад, но ведьма опять провернула свой трюк с исчезновением. Растворившись в воздухе, она материализовалась позади девушки и обхватила ее руками. Извиваясь и брыкаясь, Софи все же удалось развернуться к ведьме лицом.

– Глупая девчонка, – прошипела де Мортис. – Ты не достойна такой силы.

Закусив губу, она накрыла лоб охотницы холодной рукой.

Внезапная боль пронзила все тело Софи сотнями мелких иголочек. Волна жара нахлынула так неожиданно, что стало нечем дышать. Хватая ртом воздух, она попыталась оторвать руку ведьмы, но та словно срослась с ее кожей. Софи почувствовала, как все ее тело разогревается, а со лба стекают крупные капли пота. Кровь неслась по венам с бешеной скоростью, закипая и заставляя охотницу корчиться от боли. Софи вновь тонула в волнах испепеляющего шторма, который не поддавался ее контролю.

Лицо ведьмы исказила гримаса ужаса. В ее горле застыл безмолвный крик, но она уже ничего не могла изменить. Софи снова попыталась высвободиться, но тщетно. Ослепляющая вспышка пронзила ее сознание, и девушку с силой выбросило из реальности.

Ее могущество и сила были просто несравненными. От ее энергии и жара ничто не могло спастись. Она была беспощадно прекрасной, разрушите


убрать рекламу




убрать рекламу



льной и завораживающей, словно сама смерть. Языки ее Племени понимались вверх на сотни тысяч километров, расползаясь в окружающей ее Тьме. Во Тьме и в Свете, который казался ей таким далеким и недостижимым.
 

Когда она появилась, эти двое уже были здесь. Но как долго? Может быть, всегда? И кто они? Сотни вопросов оставались без ответов, а все, что она могла сделать – это гореть. Гореть, так ярко, чтобы они, привлеченные ее сиянием, никуда не исчезли и не оставили ее в одиночестве. Пламя танцевало, извиваясь в причудливых ритмах, тянулось вверх, но никак не могло дотянуться хотя бы к одному из них. А может, они боятся ее? Боятся, что она уничтожит их, как и все вокруг себя? Но она всего лишь…  

Софи изогнулась от нового приступа дикой боли и широко распахнула глаза. Она вспомнила. Лишь маленькую крошечку, момент, длящийся всего мгновение, но вспомнила…

Ведьма де Мортис давно превратилась в пепел. Тяжело дыша, Софи осторожно присела, и потрогала свой лоб. Жар никуда не исчезал, и сейчас она больше походила на бомбу замедленного действия. То, что она вспомнила, все больше разжигало ее, и она никак не могла это остановить. Девушка осмотрелась и увидела, что ковер и мебель вокруг нее обуглились, а пол медленно тлел. Убедившись, что одежда на ней осталась цела, она выбежала из комнаты.

Где-то слышался шум драки, брань Ивы, возгласы Орфея, но Софи, не останавливаясь, бежала к пожарной лестнице. Судя по всему, друзья возились со второй сестрой, но она не сомневалась, что они справятся. Уже находясь на лестнице, она почувствовала, что во рту пересохло, а сердце колотиться так, словно хочет выломать ребра и убежать подальше от этого испепеляющего жара. Воздух вокруг нагрелся, и все перед глазами куда-то поплыло, но она не останавливалась и бежала вниз.

Она вспомнила… Вспомнила одно мгновение из самого важного…

Изо всех сил стараясь не споткнуться и не упасть, охотница выбежала в холл и обнаружила, что все опять вернулось к привычному ритму. Охранники ошеломленно уставились на девушку, не понимая, как она умудрилась попасть сюда.

– На последнем этаже мои друзья из Лиги и две колдуньи. Одна из них уже мертва, – притормозив, бросила Софи, и направилась к лестнице.

Добежав до двери, ведущей к праздничному залу, девушка подумала, что сейчас свалиться от усталости и жара, но тут на пороге возник Захария. Увидев ее, он побледнел, словно бумажный лист и бросился навстречу. Ее платье было порвано, на руках виднелись порезы и следы копоти, волосы сбились в невероятный колтун, а сама она выглядела, будто вот-вот взорвется.

– Ради всего святого… – протянул ловец, подхватывая Софи. Исходящая от нее волна жара накатила на него, словно кто-то плеснул ему в лицо ведро кипятка. – Что случилось? Где ты..? Где Патрик?

Зак принялся тормошить Софи. Он понимал, что ей немедленно нужно к Патрику, ведь только Тьма внутри его может погасить этот жар и забрать всю разрушительную силу, которая бушевала в ней, пытаясь выбраться наружу.

– Где Патрик? Ради всех богов… Софи, скажи, где Патрик?

– Замолчи, – произнесла девушка и неожиданно набросилась на него, впившись в губы горячим поцелуем. Обвившись руками вокруг его шеи, она прижималась к ловцу так близко, как только могла.

Парень опешил от неожиданности, но быстро пришел в себя и его руки скользнули по ее обнаженной спине. Софи почувствовала, как по ее телу разливается мягкое присущее Заку приятное тепло, вытесняя бешеный жар.

Софи была столь требовательна, что сколько парень не пытался отстраниться, она не отпускала его. Зак пятился назад, пока не оперся спиной о дверь. Его мышцы напряглись, а сердце колотилось, словно отбойный молот.

– Софи, остановись, – выдохнул ловец. – Ты сгораешь, а не могу помочь тебе, ты ведь знаешь. Тебе нужен Патрик, немедленно!

– Да помолчи ты, – охотница не унималась, целуя его шею. – Я вспомнила… Себя… Тебя… Свет…

– Что? Погоди… Мы ведь в Министерстве, – выдохнул Зак в перерыве между поцелуями. – Я на работе…

– А я – нет, – Софи запустила ладони в его густые волосы и принялась целовать так, словно от этих поцелуев зависела их жизнь. Его губы были такими сладкими и пьянящими, что начинала кружиться голова.

Неожиданно Зак сделал шаг в сторону и, вырвавшись из ее объятий, вгляделся в ее лицо. В его разноцветных глазах застыл немой вопрос и легкое недоверие к тому, что она только что сказала. Это длилось всего лишь секунду, но она казалась бесконечной. Затем он схватил ее за руку и потащил к лифту. Охранники у кабинки дружно уставились в потолок, не решаясь взглянуть на ребят. Захария завел девушку внутрь и нажал нужную кнопку. Дверь закрылась и лифт бесшумно сдвинулся с места.

Поднявшись примерно на два этажа вверх, парень снова нажал что-то на панели и кабинка остановилась. Развернувшись, он произнес:

– Софи, я понятия не имею, что происходит… – он коснулся ее лица и мягко улыбнулся. – Ну и черт с ним…

Проведя рукой по ее шее, Зак поцеловал сначала ее в щеку, а потом скользнул губами вниз по скуле. Казалось, он хочет покрыть поцелуями каждый миллиметр ее лица. Когда их губы вновь встретились, Софи шумно выдохнула и прижала его к себе, стянув пиджак и расстегивая пуговицы его рубашки.

Пламя обжигало ее, кровь превратилась в расплавленный металл, угрожающий испепелить плоть, если она не угомонится. Виски пульсировали, словно кто-то принялся отбивать там барабанную дробь. Охотница чувствовала, как она вот-вот вспыхнет настоящим огнем. Но она не хотела останавливаться. Она не хотела думать. Только сейчас она понимала, как долго хотела этого.

Крохотный обрывок воспоминаний ее истинной сущности перевернул все ее сознание, заставляя дрожать от нетерпения. Она была Огнем – энергией, похожей на бесконечный испепеляющий шторм, что готов уничтожать все на своем пути. И рядом с ней были только бесконечная Тьма и всепоглощающий Свет. Невероятно яркий белый Свет. Он был так близко и в то же время так далеко… Такой недостижимый и такой невероятный. Она так хотела добраться до него, что готова была взорваться, если это позволит хоть маленьким ее частицам прикоснуться к нему. Она чувствовала, что там, где Свет – ее дом. Ведь они так похожи… Почему же тогда они так далеко?

Будучи Огнем, она желала добраться до Света, чтобы вернуться домой. Ведь там ее наверняка ждали…

– Я люблю тебя, – произнесла Софи, облизывая пересохшие губы. Воздуха не хватало, все тело ломало от невероятно высокой температуры и нахлынувших ощущений. – Когда я была Огнем… Я наблюдала за Светом и думала, почему я так далеко от дома…

Захария оторвался от губ девушки и загадочно посмотрел на нее. Его взгляд лучился любовью, нежностью и неприкрытым обожанием. Возможно, он хотел что-то сказать, но не успел, потому что Софи снова прижалась к нему и поцеловала. Сейчас она хотела только сгореть… Сгореть вместе с ним.



убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Лебовски Редгрейн » Cнежные неприятности (СИ).