Название книги в оригинале: Кениг Евгения. Четыре Стихии

A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Кениг Евгения » Четыре Стихии.





Читать онлайн Четыре Стихии. Кениг Евгения.


Евгения Кениг, Анна Побегалова

Четыре Стихии

 Сделать закладку на этом месте книги

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

Энди на секунду задумался и посмотрел вокруг. Мрачный лес, мелькающие тени ночных существ, на небе полная луна и вот-вот будет затмение, которое так ждут ведьмы, чтобы привести в этот мир пятую стихию.

Тишина леса была нарушена шорохами со всех сторон, от чего по телу пробежали мурашки. Энди догадывался об источнике шума, но предпочитал об этом не думать. Он знал, если они нападут, их уже ничего не спасет. Действительно, почему они не нападают?

Он отрешенно смотрел вдаль и его взгляд был слишком грустным и уставшим. Не хотелось ни о чем думать, но воспоминания нахлынули на него огромной волной и, Энди тяжело вздохнул. Стало больно, безумно больно от того, что его сбывшаяся мечта стала настолько опасной для него самого. Хотя все же в глубине души он был счастлив, что все сложилось именно так. Это внесло в его жизнь новое дыхание. И не смотря ни на что, было весело. Весь мир, который он знал раньше, кардинально изменился в его глазах. Все же, как можно было допустить, чтобы при этом погибли невинные люди? Но, не смотря на все эти переживания, Энди ни разу не обвинил себя в их смерти. Да, он допустил, но они сами виноваты. После всего того, что он узнал и во что уверовал, Энди стал еще более жестким и решительным.

Ему все еще не верилось до конца, что это происходит на самом деле. Более того, чем Энди дольше думал об этом, тем больше ему казалось, что это все - дурной сон. К тому же, сидящий рядом Акворинум размером больше взрослого человека, не добавлял реалистичности.

Энди еще пару раз упрекнул себя за то, что влюбился в злейшего врага и наспех прикинул, как он сможет ее убить, и сможет ли он сделать хоть что-нибудь, что может навредить ей. Какая же все-таки странная штука эта любовь, она такая сильная, что ты даже готов умереть за любимую, будь она настоящим исчадием ада. Кстати, об исчадиях ада…. Какой смысл идти туда? Что они могут теперь? Как победить такую силу? Но закравшуюся мысль о побеге с поля боя он сразу же отогнал, ведь если ведьмы победят, а так оно и будет, все равно все погибнут. Не лучше ли принять смерть в бою…. По крайней мере, хоть попытаться что-то сделать. Да, Энди был готов к смерти, отчасти он желал ее, ощущая невиданную усталость в душе. Он глубоко вздохнул и снова посмотрел на профессора.



Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

На небе ярко светило солнце и не было ни одной тучки. Даже ветер не баловал своим присутствием, в такую жару. Симпатичный брюнет, в черных джинсах и такого же цвета футболке, на ногах были обуты классические черные туфли, ему было около двадцати пяти лет, атлетического телосложения, среднего роста с серыми глазами и звали его Энди, стоял и любовался своим будущим приобретением. Улыбка с его лица никак не сходила, глаза сияли, и ему казалось, что это самый счастливый день в его жизни. К нему вот-вот должен был подъехать агент по недвижимости. Энди еще раз мысленно поблагодарил своего бывшего профессора из института за такой безграничный подарок, как предложение о покупке этого замка. Он свято верил, что именно благодаря своему излишнему любопытству и множеству вопросов, которыми он засыпал профессора Фейникова, тот и обратил на него внимание. Задумавшись, Энди не заметил, как агент уже приехал и встал с ним рядом:

- Добрый день, - поприветствовал он его, совершенно не желая напугать своего клиента, испуганно рассматривая замок. Энди вздрогнул, буркнул что-то невнятное в знак приветствия и, уже переведя взгляд на агента, четко и ясно сказал:

- Я покупаю этот замок, - Энди не терпелось завершить официальную часть и ощутить вкус воплотившейся мечты.


-Но я обязан показать вам его изнутри …, - неуверенно начал агент, обратив свой взор на Энди, ему совсем не хотелось входить внутрь, и он испуганно продолжал коситься на замок.

- Вы меня слышали? – голос Энди стал недовольным. Никаких промедлений быть не могло, это не входило в его планы. Он ожидал подвоха с любой стороны. Каждая минута до заключения договора купли-продажи резала как ножом. Ему постоянно чудилось, что в любой момент ему могут отказать в продаже замка. Как же отвратительно чувство волнения. Ненавязчивое головокружение, накатывающая тошнота и брожение в области живота. Он тщательно скрыл эти чувства от агента, разве слегка свел брови и резко взглянул на агента, дав понять, что он торопится.

- А Вы не боитесь, что в один прекрасный день он рухнет? Ведь он очень старый, ему не один век…, - Агенту по недвижимости не терпелось продать этот замок, ведь он получит с него немалую сумму, однако от этого замка у него по всему телу разбегалась дрожь, и он не мог совладать со своими эмоциями. Замок давно пустовал. Он принадлежал государству, и государство не упустит такого шанса, чтобы содрать денег, тем более за такую рухлядь. «Для чего такому молодому парню понадобился этот замок? Неужели, с жиру бесится, и деньги не куда девать?» - подумал про себя этот агент и вздохнул.

- Раз еще не рухнул, то и не рухнет. Вам какое дело? Ваша задача продать, а вы пытаетесь меня отговорить. В чем дело? – Энди повысил голос.

- Я должен предупредить Вас обо всех нюансах…, - агент попытался проглотить ком, застрявший в его горле, и облизнул пересохшие губы. Снова взглянув на замок, ему вдруг показалось, что из окна за ними кто-то наблюдает. Что это? Галлюцинации? Может от того, что так неимоверно жарко?

- Ну, так начинайте! – Энди проследил за взглядом агента, но ничего не увидел.

- Понимаете.… В замке есть склеп…, - агент бледнел на глазах, и его речь начинала быть менее уверенной. Он старался не смотреть в сторону замка.

- И что? – раздраженно кинул Энди.

- В этом замке, согласно легенде, всегда жили только ведьмы…

- Я знаю. Об этом написано много книг. А еще в них написано, что все они по недоразумению были причислены к таковым, потому что на самом деле настоящих ведьм никогда не существовало. И о склепе тоже написано, и о том, что в нем похоронена последняя якобы ведьма жившая там. После чего он пустует уже десятый век.

- Значит, Вы уверены в своем решении, приобрести этот замок? До Вас на него не было вообще никакого спроса. Все думают, что здесь живет призрак этой ведьмы. Это, конечно, только слухи, но ученные разного рода обходят его стороной, хотя это находка для них, ведь ему столько лет. Последняя экскурсия по замку напугала даже государство. Здесь пропали люди.

- И как давно это было? Удивительно, вы верите во все эти сказки? В книгах уже множество раз говорилось, что ничего такого нет. Все-таки нашему государству не убедить в этом людей, - Энди усмехнулся и жадно взглянул на замок.

- Последний раз здесь была экскурсия.… Лет двести назад…. Никто не вернулся.… Вообще никто. С тех пор этот замок закрыли и больше туда никого не пускали. Но, как Вы знаете, власть меняется, сейчас деньги решают все, и поэтому теперь он продается…

- Да, я уверен в своем решении, купить этот замок. Оформляйте уже сделку. Не волнуйтесь ни о чем, я не передумаю. Завтра приеду к Вам в офис с деньгами и за документами, - Энди старался как можно скорее закончить этот, ни к чему не ведущий, разговор. Он знал все, что можно, об этом замке на тот момент, поэтому слова агента его нисколько не удивили.

- Мы все равно даже не войдем в замок? – удивился агент, мысленно умоляя, чтобы ему ответили отказом.

- Пусть это будет для меня сюрпризом, - радостно произнес Энди, сел в машину и уехал.

Совсем недавно Энди получил наследство от своего дедушки по линии отца. Они редко виделись, так как дед жил в другом городе, но Энди оставался любимым и единственным внуком. Грег, так звали деда, был предпринимателем, занимался производством электротехники нового поколения. Он всегда питал не здоровую любовь к физике, которая впоследствии помогла ему с бизнесом и он разбогател. В завещании говорилось, что все накопления деда должны быть переведены на счет Энди, а фабрика по производству электротехники сыну Грега, Тоду, который был по совместительству отцом Энди. Таким образом, Энди стал миллиардером, а его родители Тод и Рейчел уехали в другой город, жить в доме деда и управлять его бизнесом.

Агент, отважился еще раз бросить взгляд на возвышающийся замок. Он был выполнен в готическом стиле, из темного камня. Его стрельчатые, остроконечные своды, которых было бесчисленное множество, устремлялись ввысь, его огромные окна, казалось, смотрят на тебя. Возникало ощущение, что его стены хранили в себе немало страшных тайн, от них исходила просто магнетическая энергия, которая одновременно притягивала и отталкивала своим таинством. Казалось, что ночью замок оживает.… Резко возникло дикое желание войти внутрь замка, так сильно манила неизведанность. Но, интуиция подсказывала, что нужно бежать от этого места как можно дальше. Агент вздрогнул «Как можно хотеть здесь жить?».

Начинало смеркаться. Ему вновь показалось, что в окне кто-то был. Дрожь пробежала по его телу, на лбу выступила испарина. Он точно кого-то видел! Но проверять не было никакого желания, от страха начало тошнить. Он поспешно сел в машину и надавил на газ.


Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Переезд в замок занял два дня. К концу второго дня, Энди в восемь часов вечера закрыл дверь за последней бригадой уборщиков. Повернулся. Глубоко вздохнул, подперев собой дверь. Такое прекрасное чувство переполняло его душу. Это было неописуемо. Теперь этот замок ЕГО и никто не сможет его отобрать. От этого чувства хотелось кричать. Это было ощущение бабочек, летающих в животе, как при виде возлюбленной, а как дурманило голову ощущение власти над этим замком, подумать только! Он благоговейно окинул взглядом свои владения. Каменные массивные стены, сводчатые потолки уходили куда-то далеко ввысь, скрывая свое окончание в полнейшем мраке. Прямо перед взором открывался вид на массивную лестницу, ведущую на второй этаж. Она находилась напротив входных дверей. Сам холл, в котором стоял Энди, был овальной формы и от него вели в разные стороны два коридора.

Только теперь Энди решил обойти замок, и насладиться им в полной мере. Его повело вправо. Туда, где находилась кухня и столовая. Свернув, спустя пару шагов, остановился и резко оглянулся. Он мог бы поклясться, что в замке еще кто-то есть. Возникло нагнетающее ощущение от того, что за тобой кто-то наблюдает, оно просто душило. Ему стало несколько беспокойно, но он все же продолжил путь, так никого и не увидев. Энди шел по небольшому коридору, который был увешан картинами, оставшимися в этом замке от прежних владельцев и насчитывавшими не один век своего существования. Он осмотрел каждую картину, сразу же оценивая их стоимость и значимость, а так же, не понимал, почему раритеты этого замка не были разграблены.

Наконец Энди зашел в просторную столовую. Щелкнув выключателем на стене, загорелась люстра. Свет ослепил его, придав блеклый оттенок замку, что не понравилось Энди. В центре стоял длинный резной стол из красного дерева на сорок две персоны с соответствующим количеством резных стульев из той же породы. Канделябры, расставленные вдоль стола, предали помещению первозданную красоту. Стены по-своему украшали замок, а полумрак насыщал его средневековым настроением. На нем не было посуды. Да и откуда ей взяться? Все перемыто и убрано на свои места. Столовая была большой, лучше сказать огромной, прямоугольной правильной формы. Он как завороженный осматривал все вокруг, с глуповатой улыбкой на лице. На стенах висели ковры, чередующиеся с картинами. В углах стояли скульптуры не понятных существ различных размеров, выполненных в различных стилях. Неспешно прогуливаясь по столовой, Энди нежно проводил кончиками пальцев по мебели, испытывая при этом переполняющее чувство возбуждения.

Он все больше удивлялся этому замку, кто здесь провел электричество? Провода были скрыты от глаз, причем не было ни единого плинтуса или надкола камня. Было, похоже, что лампочки загораются по волшебству. Он и не собирался выяснять это, а уж тем более менять проводку, поэтому решил не искать их, ему было не принципиально.

Четыре окна были огромны, навскидку два на семь метров. Два на стене, что напротив входа в столовую и два справа от него. Шторы из плотной красной ткани завешивали окна, не пропуская и лучика солнечного света даже в самый солнечный день. Всего две двери было в столовой. Энди уже стоял в одном дверном проеме ведущим в холл, а второй был в центре на левой стене, куда он собственно и отправился. Вслед за столовой шла кухня. Она была просторная, слишком просторная. Он не стал заморачиваться и прикидывать ее площадь, хотя заметил, что раза в два она была больше столовой. Шесть окон украшали ее, такие же, как в столовой. Даже ткань штор, завешивающих их, была из той же материи. Огромное множество шкафчиков, тумб, столов, две плиты, купленные заранее и холодильник, привезенный Энди, мостились на этой кухне. Кухонная утварь украшала ее стены. Очевидно, что в этом замке ранее держали слуг и не в малом количестве. Проснувшийся интерес Энди повел его поочередно открывать шкафы и тумбы. Издающая противный скрип старая несмазанная мебель заставляла его изредка морщиться. Не замечая сам за собой, он начал произносить вслух предметы, попавшиеся ему на глаза:

- Посуда, посуда, кастрюли, сковородки, хрусталь… Ключи…

Наверное, он пытался найти хоть какие-то следы ведьм, живших здесь, но, по всей видимости, служба по уборке сработала на «отлично». Почему же он все-таки не пошел сюда вчера? Энди как-то взгрустнулось, что он не подумал об этом раньше. Ведь можно было сделать столько открытий! Даже, если и что-то оставалось, типа трав и снадобий, то уборщики все выкинули…. Помимо двери из столовой, на кухне была еще одна небольшая дверь, которая находилась напротив выхода. Энди подергал за ручку. Она была заперта. «Ключи, которые только что попадались мне на глаза…» - он мысленно сообразил, где их видел и тут же полез за ними. Открыл ящик, который находился в тумбе, стоявшей возле этой двери, немного помедлив, разглядывая огромную связку ключей и не решаясь ее взять. Огромное множество самых разнообразных ключей, начиная от самых простых и заканчивая резными, с изящными, выкованными ручками. Большинство ключей были ржавыми. Однако его пугала не возможность замараться. Энди боялся того, что может скрываться ТАМ. После нескольких секунд колебаний, он все-таки решился открыть дверь, предположив, что если ключ здесь есть, следовательно, там уже побывала бригада по уборке, а значит, ничего за дверьми страшного нет. По очереди вставляя один ключ за другим, связка подходила к концу, руки давно окрасились в рыжеватый цвет и неприятно попахивали металлом, и вот, случилось чудо, замок поддался. Ключ повернулся. Энди ликовал. Осторожно толкнул дверь, переступил порог и нащупал слева выключатель. Щелчок и внизу показался свет. Осмотрев деревянную лестницу, ведущую вниз, начал потихоньку спускаться. Лестница жутко скрипела, воздух был слишком удушливым, отчего Энди часто кашлял. Впереди была неизведанность, кровь застывала в жилах, но он продолжал идти вперед, убирая с дороги висящую перед лицом паутину. Она липла к рукам, а он брезгливо пытался ее стрясти. Наконец, он наступил на землянистый пол, оторвал взгляд от него и, осмотревшись, выдохнул.

Помещение было маленькое, без окон, пыльное. В воздухе пахло сыростью. Вокруг были стеллажи для хранения бутылок с вином, плотно обвитые паутиной. В дальнем углу сидел огромный черный паук, при виде которого Энди содрогнулся. Паукообразное и не собиралось никуда уползать. Энди начал исследовать стеллажи с противоположной стороны от этого ужасного паука в поисках чудного винца на ужин. Он вытаскивал бутылки по очереди, и даже, наткнулся на пару запечатанных и полных бутылок вина, дойдя всего до середины стеллажа. Это было фантастически. Чувство, как будто нашел старинный клад. Энди стоял и вертел полную бутылку в руках, обтирая ее от пыли, и пытался разобрать какого она года. Очевидно, бригада по уборке все же схалтурила и не заглянула сюда. Однозначно решив для себя попробовать сегодня это творение уж очень далекого года, пускай даже ему станет потом плохо. Энди выключил свет, оставил дверь открытую, вернулся на кухню, бутылку поставил на стол, и отправился дальше осматривать замок.

Вернувшись на исходную позицию в холл, он отправился влево. За огромными дубовыми дверьми открылся вид на гостиную, под стать дверям по размерам. Когда он говорил «что?» и «куда?» ставить при переезде, он не замечал какие здесь холлы, а сейчас, когда он один - восторгается размерами этого замка. В одиночестве это более воспринимаемо. Он окинул взором зал: огромный, массивный камин, выложенный тем же камнем, что и стены, старинная резная мебель, софа и два кресла, стоящих подле камина, шкафы с книгами, статуи, картины. Над камином висело полотно из черного шелка, из-за которого выглядывал резной деревянный угол, но в силу своей усталости он не стал смотреть что под шелком. Восемь окон украшали этот холл, оформленные таким же образом, что и в столовой. Энди был в восторге.

Сейчас, когда все на своих местах, когда его мечта сбылась, он переехал жить в замок со страшной тайной и темным прошлым, его окрыляло счастье. Резко развернувшись, он вышел в главный холл и быстрым шагом поднялся на второй этаж, нежно касаясь перил рукой. От лестницы расходились два коридора. Длиннющие, плохо освещенные коридоры давали ощущение, что им нет конца. Вдоль коридоров висели картины на стенах, и было по три двери с каждой стороны. Коридоры были абсолютно аналогичными во всем, даже в изображениях на картинах. Энди чуть ли не бежал, распахивал каждую дверь и включал свет. Большие комнаты, такие как кухня или даже больше встречали его на своем пути. Окна были везде одинаковые, такие как на первом этаже. Энди окидывал их взглядом, они были все как на подбор, в каждой из них отдельная ванная комната, большие кровати, такие, что на них могли уместиться человек пять, старая резная мебель из красного дерева,… Так он осматривал каждую комнату, распахивая двери.

Дойдя до конца левого коридора, увидев, что он сворачивает вправо, понял, что коридор не окончен. Издалека, казалось, что там стена. «Обман зрения или идеальная постройка…» В этом коридоре свет не горел, и не было окон. Он щелкнул выключателем, и коридор постепенно заполнил бледный желтоватый свет. Он был длинным, очевидно, проходил вдоль комнаты, которая находилась справа, в конце. Ему не было страшно, он все еще находился под впечатлением и поэтому двинулся в путь. В конце коридора его ждала одна единственная дверь. Повернул ручку, зашел, и включил свет. Его взор тут же упал на портрет. Портрет девушки, немыслимой красоты. Она была стройна, стояла в красном платье длинной до пола, с глубоким декольте, по ее ноге струился разрез по подолу, доходящий до самого бедра. На поясе был кожаный, как показалось Энди, ремень, за ним заткнут кинжал с огромным рубином на рукоятке, волос идеально ровный, густой, ниспадающий на плечи. Она стояла боком, но лицо было повернуто в анфас, и вызывающий дерзкий взгляд, насмешливый и одновременно наглый в упор смотрел на Энди. На голове величественно возвышалась остроконечная корона с множеством драгоценных камней. Она ярко выделялась на черном фоне шелкового полотна. Энди впился взором в ее зеленые глаза. И в это самое мгновение он осознал, что чувства овладели им. Сердце бешено заколотилось. Он смотрел в эти глаза, и чувствовал, что они проникали в самую глубь его души, и этот взгляд пробудил в нем внутреннее перевозбуждение. Казалось, что мир перестал для него существовать, и просто ничтожен по сравнению с ней. По телу пробежались мурашки, голова закружилась, но тут он вспомнил про шелк над камином. Это вернуло его в реальность, Энди окинул взглядом комнату. Выполненные в белых тонах стены, с красными вставками, с большой кроватью, с балдахином под портретом и большим пушистым ковром под ней. Она сманивала своей уютностью, невзирая на свои размеры, которая была больше остальных, заставленная самой разнообразной и немыслимой мебелью. Энди не стал рыться во всех этих ящичках, оставив это на потом, он ринулся в зал, прямо к камину.

Сорвав одним движением ткань со стены, увидел, как две капли воды, похожий портрет, с тем, который видел в комнате. Энди был одновременно потрясен от точности сходства, и ее красоте. Пытаясь понять, для чего рисовались два одинаковых портрета, Энди задумался. Внезапно взгляд стал несколько отрешенным и в голове пронеслись странные мысли о смерти, о крови. Он не слышал, но, мог поклясться, что ощущал чей-то зов. Возможно, это всего лишь переутомление и его организм пытается сказать ему, что пора бы отдохнуть. Заставив себя вернуться из мыслей и оторваться от портрета, он решил попить вина, принесенного из погреба.

Несколькими минутами позже Энди сидел в кресле перед камином и смаковал вино, которое оставил на кухне, любуясь портретом. Ему больше не хотелось продолжать осматривать замок, хотелось побыть с девушкой с портрета наедине, пусть она даже всего лишь изображена на холсте. Служба по уборке зданий здесь неплохо потрудилась, вокруг была чистота и порядок, не было ни пылинки. Только вот стены было не отмыть, это же камень. «Его непременно нужно будет чем-нибудь отделать» - подумал Энди.

Вообще, в это время уже не модно было иметь замки или обычные дома. В мире был технологический прогресс, и все стремились жить по новому, используя все удобства, созданные для человека на данный момент. Будь это процесс приготовления пищи или досуг. Но были все еще люди, которые жили по старинке, в старых районах, и использовали не так уж много современной техники. Вот и Энди было больше по душе то, что было модно в двадцатых веках. Так же, при переезде в этот замок, сыграло большую роль его увлечение мистикой, и тайнами. Люди, которые увлекались мистикой и магией, старались скрывать это, поскольку колдовство и все, что с ним связано было запрещено законом. Но он убедил представителей замка в том, что у него чисто старомодные взгляды и ничего более. Поэтому от этого замка государство отказалось с легкостью.

- И где же этот склеп, интересно? – он произнес вслух, задумчиво всматриваясь в огонь камина, языки которого весело плясали, отражаясь в его глазах, перевел взгляд снова на портрет и замер. На мгновение ему показалось, что во взгляде девушки, изображенной на холсте, проскользнул огонек. Посчитав, что он слишком долго смотрел на огонь, поставил бокал с вином на столик, поднялся в свою комнату. Он избрал ту самую, с таким же портретом девушки, как и над камином, в самом конце левого крыла. Переодевшись в пижаму приятного кофейного цвета, полюбовался темнотой из окна, потому что кроме нее, там ничего больше не было видно, и решил лечь спать.

- Завтра нужно начать поиски…, - пробурчал он себе под нос, подходя к кровати, и лег в постель. Натянув одеяло до подбородка, моментально провалился в сладкий сон.

Темнота, отгоняемая светом от огня начала сгущаться и наступать. Когда она подступила к камину, стал угасать огонь, и уже через несколько мгновений потух вовсе, не оставив даже тлеющих углей. После чего, замок погрузился в кромешную тьму. По залу пронесся легкий ветерок, послышался чей-то задорный смех, а в глазах изображенной девушки на холсте снова проскочил огонек, отчетливо видимый в полном мраке.


***


Утром Энди проснулся от лучей солнца, которые нежно скользили по его лицу. Он сладко потянулся, зевнул, отправился в душ, шаркая ногами в тапках. Прохладная вода лилась по его спине, прогоняя остатки сна прочь.

Вернувшись в комнату, он надел черные джинсы, в которых был вчера, черную шелковую рубашку, не застегивая две верхние пуговицы, и обул кожаные туфли классического стиля. Энди вдруг вспомнил, что так ничего толкового и сытного из еды он не заказал, поэтому решил выпить кофе без сахара. Он начал обходить первый этаж замка после такого легкого завтрака, руководствуясь тем, что склеп должен быть под землей. Он решил тщательно изучить стены и пол. Осматривая каждый выступ, каждую щель, но так ничего и не обнаружил, и в итоге вернулся на исходную точку, он еще раз задумчиво посмотрел на камин, взял в руки телефон, набрал номер знакомого профессора.

С профессором Фейниковым они познакомились на лекциях «легенды средневековых замков», которые он преподавал, тогда Энди был уже на последнем курсе, на факультете исторической архитектуры. Профессор, случайно узнав о желании Энди жить в одном из этих замках, а так же располагает средствами на возможность приобретения, подкинул ему мысль купить замок на окраине города, и контакты тех, кто может продать его. Энди пришел тогда в восторг, особенно узнав историю замка, которую позже рассказал ему профессор, и был готов отдать половину наследства от дедушки за такое место жительство.

- Здравствуйте, - начал он уверенным голосом, специально не используя видео-звонок, - Это профессор Фейников?

- Да, - послышалось с того конца провода.

- Это Энди, мы познакомились на Вашей лекции про замки…

- Да, да, да… Я припоминаю Вас…. – тон у профессора был, как будто тот занят чем-то важным и разговаривает по телефону между делом, - Вы купили замок, верно?

- Да, купил…. Собственно, по этому поводу я и звоню…

- О, отлично, что Вы мне сами позвонили! Как у Вас дела? Как Ваше приобретение? – голос профессора стал радостным, но пока еще немного отстраненным.

- Все замечательно, наслаждаюсь своими владениями. Я собственно по делу, - Энди перевел разговор ближе к делу.

- Вы что-то хотели? – заинтересованным голосом спросил профессор.

- Да. Я хотел бы узнать, где могут располагаться потайные ходы в замках, - уверенно ответил Энди.

- Вы решили найти склеп? – с иронией спросил профессор, по крайней мере, стараясь придать своему голосу такой оттенок.

-Да, я думаю над этим.

-Что ж, обычно они могут находиться за большими картинами, за зеркалами…. Но, если замок очень старый, например как ваш, то они могут быть еще и за камином. Но хочу заметить, что их можно открыть либо с помощью тайного рычага, либо с помощью ключа, - профессор Фейников говорил, будто рассказывал лекцию.

- И где же взять такой ключ?

- Я не знаю. Обычно об этом ведомо только владельцам замка.

- Спасибо, профессор. До свидания, - Энди положил трубку. Он знал, что резко обрывать разговор некультурно, но лишние вопросы сейчас были ни к чему.

Пройдя пару раз вдоль камина, сел в рядом стоящее кресло.

- Значит за камином…, - произнес задумчиво Энди, находясь в абсолютной уверенности, что вход именно там, и обратил внимание на два подсвечника, стоящих на нем. Он резко встал, как будто кто-то подтолкнул его к этому и решил исследовать камин. Под одним из подсвечников оказался странный вдавленный узор. Очевидно, здесь не хватало ключа. Но где он может быть? «Какой странный рисунок. Я уже видел его где-то, только не помню где….» - пронеслось у него в голове, и тут он вспомнил, что видел у профессора Фейникова странный медальон на шее, по форме чем-то напоминающий этот узор. Еще давно, он упрашивал профессора рассказать о нем, но тот лишь отмахивался и говорил, что это просто безделушка. Возможно, это и есть ключ, а если нет, то, может быть, профессор знает, как по-другому открыть тайный ход или как сделать ключ самому. Энди поехал к нему.

Поскольку адрес профессора не был ему известен, он направился прямо в институт. Остановился перед дверью в кабинет профессора, обдумывая как ему начать разговор. В коридоре была небольшая суета, и было немного шумно. Студенты проходили мимо него, разговаривая кто о чем. Кто-то говорил о предстоящем экзамене, кто-то о долгах, которые нужно срочно сдать, а кто-то о том, что сегодня вечером планируется грандиозная вечеринка. Он улыбнулся, вспомнив свои годы учебы и слегка постучавшись, открыл дверь и вошел, не дожидаясь ответа. Профессор нисколько не удивился появлению Энди, он явно его ждал.

- Добрый день, профессор!

- Добрый. Я знал, что Вы приедете ко мне сегодня.

Он что-то искал в бумагах на преподавательском столе, а затем повернулся к Энди. Профессор Фейников выглядел как мужчина лет 70, в черном плаще, достающем до пола, под ним была идеально выглаженная белоснежная рубашка и синие джинсы. Седые волосы аккуратно зачесаны в хвост, и доставали ему почти до пояса. Лицо покрыто морщинами, но какая – то притягательность в нем была. Несмотря на свой возраст, стоял он прямо и совсем не горбился. В голосе немного проскакивали старческие нотки, а так он звучал молодо и четко.

- С чего бы это? – удивился Энди и вошел в аудиторию.

- Из-за того, что Вы интересовались ключом. Очевидно, в замке Вы его не нашли?

- Нет, не нашел…, - заискивающим тоном ответил Энди.

- Только ключ я Ва


убрать рекламу







м не дам…, - передразнил его профессор.

- Почему? – Энди подозрительно посмотрел на профессора, стараясь придать своему голосу безразличие, немного наклонив голову и приподняв левую бровь.

- Вы не представляете, как легко ее вернуть к жизни…. А если это произойдет, она начнет мстить, - голос профессора становился серьезнее.

- Вы о ведьме? – между делом спросил Энди, - Не собираюсь я ее оживлять. Мертвые ведьмы меня не впечатляют. К тому же, она может предъявить права на мой замок, а я уже перевел деньги за него агентству. К тому же, мне просто любопытно…. И почему она будет мстить? За что? И вообще, с чего вы взяли, что ее можно оживить? Это всего лишь легенда.

- У ведьм чаще всего не бывает повода. Они это делают ради удовольствия. И, хочу вам сказать, что не все легенды выдумки.

- В таком случае, разве они не должны подчиняться тому, кто их оживил?

- Подчиняться? Где Вы видели, чтобы ведьмы кому-нибудь подчинялись? Такого не было и не будет. Откуда у вас вообще такая осведомленность? Вы же родились в мире, где магия под запретом.

- Профессор, мне нужен ключ. Я могу неплохо заплатить, - Энди решил не продолжать разговор, посчитав профессора сумасшедшим, и перешел сразу к делу, достав из кармана брюк чековую книжку и ручку.

- Почему Вы думаете, что деньги все решают? – на лице профессора отобразилась печаль.

- Я так не думаю, но мне нужен этот ключ! – Энди настаивал.

- Вы ее полюбили?

- Полюбил? – этот вопрос застал его врасплох, он даже подумал, что как-то он не в тему разговора, - Я ее даже не видел. Вы бредите? – нервно ответил Энди и спрятал книжку в карман, оставив ручку, перекладывая ее из одной руки в другую.

- Вы видели картину? Она висит в одной из комнат, вернее в ее комнате, а так же над камином, - продолжил профессор.

- Это она? – Энди, который до этого старательно пытался не смотреть профессору в глаза, посмотрел на этот раз в упор, - Она прекрасна…. Но откуда вы знаете про картины? В этот замок же никого не пускали раньше….

- Только не меня. Я был там…. Так, по поводу ее портрета, - профессор поспешно сменил тему, - Смотрели, наверное, минут десять не отрываясь?

- Когда первый раз увидел…. А что? – Энди недоумевал, к чему клонит профессор.

- Ничего. Просто я не дам Вам ключ, - твердо решил Фейников, - Картина имеет свойства не земного происхождения. Ты даже не догадываешься, что уже в ее власти…. Не должны они были его продавать…, - профессор отвернулся от Энди и улыбнулся, но голос сделал еще мучительней, - Чертов замок! Ладно, я дам Вам ключ, иначе Вы меня убьете и все равно заберете его у меня. А мертвый я с ней бороться не смогу…, - профессор снял с шеи ключ, который был спрятан за пазуху, и отдал его Энди.

- Спасибо, профессор, - Энди ушел, решив, что большего бреда в жизни он не слышал. Еще его испугала резкая смена решения профессора, поэтому он поспешно ушел, пока тот не передумал вновь.


Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

По дороге он заехал в свой любимый ресторан «Монпасье» и от души отобедал. Зайдя в замок, с порога ринулся к камину. Он уверенно вложил ключ в нишу, как будто кто-то руководил его действиями, камин скрипнул и отошел от стены. Энди с немалым усилием отодвинул его так, чтобы можно было войти в проход. Электричество туда явно никто не проводил. Энди пошарил по стене рукой, но никаких проводов и выключателей не нашел. Он взял свечу с камина, поджег ее. Осветилось начало лестницы. Впереди было множество паутины и длинный темный коридор по лестнице вниз. Энди шагнул вперед, и его лицо обдало холодным порывом ветра, как будто, коридор, наконец, выдохнул, после долгого заточения. Энди поежился. «Это всего лишь сказки о ведьме, заточенной в склепе этого замка…, так что нечего бояться, это всего лишь подземный ход…. Возможно, никакой ведьмы вовсе и нет, может быть там внизу тоже вино», - мысленно успокаивал себя Энди и пошел дальше. Раздвигая паутину руками, он продолжал спускаться. Через несколько минут осторожного движения вниз, он ступил с последней ступеньки на землю. Энди поражало то, что он ни разу на своем пути еще не встретил ни одной крысы. Впереди был снова темный длинный коридор, ведущий в неизвестность. Вскоре он закончился и Энди оказался в полной темноте, которая окружила его. Он пошел вдоль стены, которая оказалась совсем без углов, и поджег от своей свечи все свечи находящиеся на стенах, на уровне его лица, которые ему попались. Энди оглянулся, это был просторный зал, который слабо освещался свечами, он оказался абсолютно круглым. В центре стоял огромный камень, два на три метра, вырастающей прямо из земли, высотой где-то около метра. Его запыленный и темный вид привел Энди в ступор. На камне лежало человеческое тело. Дыхание перехватило, он нервно сглотнул, еще раз осмотрелся вокруг и осторожно подошел к нему. Сердце билось так, будто сейчас выпрыгнет, мурашки бежали по спине, но любопытство не давало возможности уйти. В зале было очень холодно. Тело девушки с момента смерти было не сильно искажено временем, она была в таком же красном платье как на картине, волос почти весь осыпался, но, не смотря на это, казалось, что она просто спит. «Ничего удивительного, ведь она же ведьма…» - не веря самому себе, подумал Энди и, увидел в ее руках кинжал, похожий на тот, что был изображен на картине. Он аккуратно его вытащил. На лезвии были выгравированы непонятные письмена, рукоятка была вся в узорах, и на конце был огромный рубин, проходящий ручку насквозь. Энди осмотрел камень, но ножны нигде не нашел. Он заткнул его за пояс, еще раз обошел зал, но ничего больше не обнаружив, решил подняться и изучить кинжал. Затушил все свечи и ушел из склепа. Пока он выбирался из подземелья, ему всю дорогу казалось, что за ним наблюдают. Его воображение не на шутку разыгралось. Оглядываться не было никакого желания, и он то и дело переходил с быстрого шага на легкий бег. Это неприятное чувство, не покидало его и после того как он наконец-то оттуда выбрался. Затем он вынул ключ из замка в камине, положил его в карман рубашки, камин задвинулся.

Энди разжег поленья в камине, сел в кресло, достал из-за пояса кинжал и начал его внимательно изучать.


***


Тем временем Эльвира, ведьма, лежавшая в подземелье, глубоко вздохнула и открыла глаза. Из них полыхнул огонь. Она моргнула, свечи в зале все разом вспыхнули большим пламенем, а в ее глазах его не стало, но зрачки остались ярко красного цвета. Кожа ее мгновенно восстановилась и приобрела бледноватый оттенок. Она села на камне. Волосы снова стали густыми, шелковистыми и холодными черными локонами упали ей на плечи. Она наклонила голову по сторонам, раздался хруст позвоночника.

- Наконец-то! Как же затекло все тело, двести лет в одной позе, это слишком! – ее голос раздался эхом по залу, а затем она издала все тот же задорный смешок, - Я думала, он никогда не соблазнится, сколько можно было строить ему глазки с картины, прежде чем этот мальчишка взялся за дело!

Она взмахнула рукой в сторону левой стены. Стена разошлась, и в образовавшемся проеме оказался маленький огонек. Затем она изящно спустила ноги с камня, на котором лежала, и встала на пол. На ней было атласное платье красно-кровавого цвета, с глубоким декольте, идеально струившееся по ее фигуре до самого пола, сейчас оно приобрело вид нового. Она подошла к огоньку, на ее губах блуждала легкая ухмылка:

- Ничего, скоро ты загоришь в полную силу.… Это произойдет, как только я верну себе кинжал.

Эльвира взмахнула рукой, и стена снова задвинулась. Достала из-за пояса маленький мешочек с волшебным порошком иллюзии и кинула щепотку в сторону гроба. Мгновенно появилась иллюзия, что она все еще там. «Он такой смелый, что ненароком может вернуться. Нельзя раньше времени быть обнаруженной. Сначала нужно вернуть кинжал» - улыбнулась Эльвира своим мыслям и, прочитав заклинание, перенеслась к входу замка. Поскольку, она очнулась в неизвестном ей году, и не знала, что сейчас носят, она решила осыпать себя волшебным порошком и создать иллюзию, чтобы вместо ее платья, на ней были надеты джинсы и рубашка, одежда, которая была актуальна в ее времени, и, вспомнив о своих портретах, изменила внешность.

Облокотившись на стену замка, Эльвира нажала на звонок. В ногах ощущалась слабость, было неприятное чувство невесомости. Перемещение забрало почти все ее только что восстановившиеся более или менее силы и энергию. Дверь открыл Энди, предварительно спрятав кинжал за пояс джинс и закрыв рукоятку рубашкой:

- Я Вас слушаю, - деловито сказал он, но не в силах спрятать свою обаятельную улыбку правильно очерченных губ. Ему показалось странным, что кто-то пришел, ведь как сказал агент по недвижимости, этот замок все обходят стороной.

- Здравствуйте, - начала Эльвира, нагло рассматривая симпатичного брюнета, с ехидным взглядом и улыбкой, одними только уголками губ, не пропустив своим взглядом две верхние расстегнутые пуговки на рубашке, оценив его сексуальность, она продолжила, - Меня зовут Элл. Я пишу статью о старых замках. Хочу сделать замок Дарквитч в центре внимания своей статьи. Я понимаю, что моя просьба может показаться Вам немного возмутительной, но все же…. Не могли бы Вы поделиться своим жилищем дня на два? Я так долго сюда добиралась, так устала….

- Здравствуйте…. Я Энди. Если честно, Вы меня шокировали.… В смысле поделиться? - Энди она показалась довольно симпатичной молодой особой, но одетой слегка старомодно…. Вроде бы, ничего особенного, но что-то было в фасоне этой одежды не то. Она чем-то напоминала одежду из учебников истории XX века…. Он еще раз взглянул на ее лицо, после того, как нагло осмотрел фигуру и одежду на ней. Фигура стройная. Ее глаза были изумрудно-зеленые, в них читалась самая откровенная наглость, которой было бесполезно сопротивляться, мягкие черты лица и слегка курносый носик. Темный волос, аккуратно зачесанный в хвост на затылке, и его кончик изящно лежал у нее на плече.

- Поделиться, в смысле пустить меня пожить на два дня. Понимаете, чтобы написать интересную статью, нужно почувствовать замок, переночевать там пару ночей…

- Странное дело, почему вы не сделали этого раньше? – Энди все же был удивлен этим визитом. Явно ощущая угрозу, исходившую от нее, но одновременно с этим было странное чувство спокойствия.

- Вам должно быть известно, что сюда никого не допускали. А потом выставили на продажу, и без агента я не могла здесь оказаться, тем более на несколько ночей, - Элл обворожительно улыбнулась.

- Я понял. Ну что ж, заходите. Замок большой. Вы не помешаете.… Я так понимаю Вам нужно два дня рассказывать о замке? – Энди подумал, что это очень сексуальная особа, и, решив, «почему бы и нет», с радостью согласился. К тому же после похода в склеп, он отчаянно нуждался в компании. Присутствие покойника в доме никак не радовало его. Он стал подумывать о том, чтобы вывезти труп из дома и захоронить его где-нибудь подальше. Естественно все нужно будет сделать тайно, если об этом узнает государство, скорее всего ему несдобровать.

Эльвира зашла, и он закрыл за ней дверь:

- Ну, целыми днями не нужно. С Вашего позволения, я бы хотела для начала сама походить по замку…, - Эльвира задумчиво окинула взглядом холл.

- Да, да… Конечно…. Смотрите, - уверенно ответил Энди.

Они прошли к дивану, который стоял возле камина, и сели. Энди предложил вина, Элл не отказалась. Ему пришлось оставить девушку ненадолго одну и сходить за бокалом для нее. Энди хотелось произвести хорошее впечатление на журналистку, поэтому он выбрал самый красивый бокал из той коллекции посуды, которая досталась ему вместе с домом, прихватил бутылку вина из погребка, который он нашел вчера, и вернулся к гостье.

- Какой чудесный бокал, - Эльвира рассматривала большой бокал, пока Энди наливал ей в него вино, обвитый золотой цепочкой, на длинной тоненькой ножке с красивой овальной подставкой, в нем она узнала ее любимый бокал, отметив про себя, радость того, что он цел и оценила вкус Энди.

- Да, он достался мне с этим чудесным замком в комплекте, - Энди украдкой взглянул на нее и слегка улыбнулся.

- Да, действительно, замок прекрасен…. Скажите, - начала Эльвира, - Говорят в замках много потайных помещений. Это так?

- Да, наверное. Не знаю как в других, но именно в этом замке я пока их не нашел.

- А еще! Именно в Вашем замке есть склеп…, - было начала Элл, но улыбка с лица Энди пропала, он напрягся, и она, понимая, что ляпнула не то, галантно сделала глоток вина из своего большого бокала. Кончиком языка коснулась верхней губы. Он изящно скользнул по ней, вытерев капельку вина, и исчез за губами.

Но все же, при упоминании об этом склепе, Энди бросило в жар и он не смог удержаться от резкого ответа:

- Девушка, я не знаю ни о каких склепах! Я знаю только то, что этому замку уже много веков, - Энди через силу лучезарно улыбнулся.

- А вы хотя бы в курсе, что здесь за все время существования этого замка жили одни лишь ведьмы, а последняя, как говорят, захоронена здесь? – Эльвира начинала давить на него, ей было безумно интересно, что он думает по этому поводу. Когда дело касалось ее, она была безумно любопытна. И могла идти «по головам», чтобы удовлетворить свое любопытство.

- Где-то я читал об этом.… Нет, вру, мне об этом говорил агент, который продавал мне этот замок. Я в это не верю. И не поверю, пока сам не увижу, - казалось, Энди пытался поверить в только что сочиненную им сказку. Но он нервничал, крутя бокал с вином в руках. Вино плавно покачивалось внутри бокала, ударяясь то об одну стенку, то о другую. Это не ускользнуло от глаз Эльвиры, и она прекрасно знала, что он лжет.

Повисло молчание. Была абсолютная тишина, разбавляемая только потрескиванием поленьев в камине. Элл смотрела по сторонам и обратила внимание на картину над камином. Ей вспомнился художник, рисовавший этот портрет. О, он был прекрасен, галантен, отлично сложен и безумно весел. Они много времени проводили в барах и много бродили по ночному городу. С ним никогда не было скучно, он знал, как поднять ей настроение и кучу интересных историй. Ей тогда было всего около двадцати. Этот мимолетный роман продлился недолго, Эльвира убила его после написания картины, этого требовало заклинание, при создании магического портрета.

Энди вспомнил о трупе в его подвале и вздрогнул, когда она вновь заговорила.

- А кто это? Ваша жена? – с некой иронией спросила Эльвира.

- Где? А, это…, - Энди снова осмотрел жадным взглядом картину, - Нет, я не знаю кто она.

- Не знаете? – в голосе Элл прозвучали нотки удивления и разочарования.

- Вы удивлены? – Энди заглянул ей в глаза.

- Ну как же, - она отпила из бокала вина, - Вы здесь живете,… Я подумала, что должны знать…, - ее искренне забавляло то, что он врет, при этом ни разу не моргнув и глазом.

- Я думаю, это предыдущая хозяйка…

- Правда? А поподробнее про нее можно? – Эльвира с интересом взглянула на него.

- Но я ничего не знаю, честно, - как-то спокойно ответил Энди.

- Да? Жаль…. А как она вам? – Элл понимала, что пора бы угомониться, но ей было интересно поговорить с ним о себе, и она даже не пыталась остановить себя.

- Она…. Она прекрасна, - Энди вздохнул, а Элл улыбнулась. Да, она получила что хотела. Он тоже от нее без ума. Это приятное чувство разлилось по ее телу.

- А Вы не допускали мысль, что это девушка на портрете и есть ведьма, похороненная в склепе этого замка? – спросила она.

- Я уже говорил, что не знаю ни о каких склепах, - Энди снова вернулся в реальность, резко взглянув на Эльвиру. На этот раз тон его был холоден, он смотрел на огонь.

- Ладно, тогда я поблуждаю по замку, если еще можно, - Эльвира мысленно улыбнулась. Парень оказался крепким орешком. «Ну что ж, поиграли и хватит». Она встала.

- Можно. Я буду наверху. Думаю, Вы найдете меня, выбирайте любую из спален, которую найдете на втором этаже, кроме моей, конечно. Она в левом крыле замка в самом конце. Располагайтесь, - ответил он, так больше и не взглянув на нее.

- Хорошо, - ответила Эльвира, с ревностью отметив, что он занял ее спальню, и пошла на второй этаж, завернув в самую первую комнату. Она прошла к окну. На улице давно наступила ночь. Эльвира любовалась звездным небом. Оно всегда навеивало на нее грустные мысли. Она думала, что очнется и больше ничего никогда не ощутит, ни радости, ни боли, но все ее чувства все еще были с ней. «Какой приятный молодой человек…. Не буду его пока убивать. Он сегодня подарил мне кучу приятный воспоминаний и эмоций» - подумалось ей. Луны не было видно, вдалеке плыли тучи, ветер качал деревья. Эльвира представила, как он растреплет ей волосы и приятно дует в лицо, лаская ее кожу, даря ощущение свободы. Услышав, как Энди прошел мимо ее комнаты, она вышла в коридор.


***


Энди поднялся в свою комнату, достал из-за пояса кинжал, взял телефон, повертел его в руках, подумывая, не поздно ли для звонков, но все же набрал номер профессора.

- Профессор, я нашел в склепе кинжал…. Он что-нибудь может значить? – на этот раз Энди поставил телефон на специальную подставку на столике и сделал видео-вызов, а сам уселся на кровати.

- Что ты сказал? В склепе? Кинжал? А где он находился? – осторожно спросил профессор, сердце немножко съежилось. Он не ожидал такой оперативности. Фейников покрылся испариной и вцепился в телефонную трубку обеими руками, жадно следя за тем, как Энди крутит в руках кинжал.

- У нее в руках. А что? – ответил он, не поднимая взгляд от кинжала.


***


- Вы видите надписи на лезвии? – у профессора был небольшой телефон, поэтому он не мог рассмотреть кинжал в руках Энди досконально. В его голосе чувствовалось нетерпение.

- Да, но здесь на каком-то непонятном языке…. Что они обозначают? – Энди взглянул на профессора в экран.

- Это древнейший язык, который уже десятки веков не используется и не изучается, по причине его возможностей. Иногда люди говорят, что слова материальны, и нужно с осторожностью красноречиво выражаться, дабы не насолить себе или кому-либо еще. Так вот, именно к этому языку это выражение относится.… Ну да забудем, сейчас не об этом. Насчет перевода, написанного на кинжале.… Там сказано, что будет она мертва, пока кинжал покоится в ее руках. Поэтому он должен был оставаться там! Изъятие его оттуда, не принесет ничего хорошего, ведь она непременно вернется к жизни! И если она завладеет кинжалом, он принесет ей невиданную силу, поселив в ней мощь зла всего мира.

- Звучит угрожающе, но она даже не пошевельнулась. К тому же она так прискорбно выглядит, что как только увидит себя в зеркало, непременно захочет снова умереть, - Энди усмехнулся.

- Энди, похоже, ты не понимаешь что натворил. Ничего необычного после этого не происходило? – профессор был удивлен…, он удивился с самого начала, когда Энди начал рассказывать про кинжал, который находится у него, считая то, что он уже должен быть мертв.

- Да нет…. Хотя…. Журналистка одна.… Изучает замки, ей статью нужно написать. На пару ночей просилась остаться, а что? – Энди отложил кинжал в сторону и откинулся на подушки, уставившись в потолок.

- Где она сейчас и как ее зовут? – резко спросил профессор, его взбесило такое нетактичное поведение Энди.

- Ходит где-то по замку, а зовут… Элл, кажется…

- А полное имя? – уточнил профессор грозным тоном, его раздражало то, что из Энди клещами нужно вытаскивать каждое слово.

- Она не сказала,- сказал Энди, как отрезал. Какое ему вообще дело до этой журналистки.

- Решено. Я еду к Вам.

- Кем решено? – не удержался Энди, приподнявшись на локте, и зло посмотрел в экран телефона.

- Энди…, - было начал профессор, но Энди перебил его.

- Давайте, Вы приедете хотя бы завтра, вдруг ничего страшного не случится? – сказал он, пытаясь отговорить профессора приезжать прямо сейчас, когда он надеялся хоть как-то отдохнуть. Считая к тому же то, что Фейников, скорее, больше накручивает себе ситуацию, а на самом деле все обстоит по-другому и от одного дня ничего страшного не сможет случиться. Ведь ведьма притворяющаяся журналисткой это абсурдно.

- Поймите… - попытался переубедить профессор, объяснить всю сложность положения, но Энди не стал его дослушивать, а попросту снова некультурно перебил.

- Понимаю, профессор. Но все-таки, по вашим рассказам я делаю вывод, что был бы уже мертв, будь ваша ведьма жива…, - протянул Энди последнее слово, откровенно зевая. Он пытался как можно лаконичней донести до Фейникова его нежелание дожидаться в такой поздний час появление профессора. К тому же его новая кровать так и манила свалиться на нее и уснуть сладким сном.

- Дело Ваше, но завтра к обеду я буду у Вас. Главное, спрячьте кинжал подальше, - сказал профессор как можно спокойнее, хотя в душе хотелось накричать на этого смазливого мальчишку. Но испугавшись того, что после Энди вообще не захочет с ним иметь ничего общего, посчитал, что этот ответ будет мудрее всего. К тому же он действительно был сбит с толку тем, что Энди жив. Неужели могло такое случиться, что она не вернулась? Однако, если все же Эльвира жива, остается только надеяться, что она не прикончит его раньше, чем Фейников приедет в замок.

- Хорошо, - Энди выключил телефон.

Еще раз взглянул на кинжал, убрал его под подушку и, переодевшись в пижаму, лег под одеяло. Его снова преследовало ощущение, что он не один. Это чувство его не покидало с момента прибытия в замок. Однако если кто-то или что-то и было, оно не доставляло Энди беспокойства, за исключением, возможно вмешательства в его мысли. Но пока Энди не мог в этом убедиться, он так же не мог ничего предпринять. К тому же обратиться с этим было не к кому, магия же в этом мире под запретом. Оставалось ждать, когда существо себя проявит.

Тем временем Эльвира пыталась почувствовать кинжал. Стоя в коридоре, закрыв глаза и сосредоточившись на своем амулете. Ожидая пока его энергия дойдет до нее и тогда она сможет воспользоваться ей, как проводником. Результат не заставил себя долго ждать, и она направилась в комнату, где был Энди. При приближении к кинжалу ближе, чем на двадцать метров, связь с энергией резко оборвалась. Эльвира поняла это, как только открыла дверь в комнату. Это ее очень обеспокоило, поскольку кинжал заговорен, а значит, такой поворот был неспроста. Подойдя к кровати Энди, она заглянула в его лицо. Он показался ей милым и безумно красивым. «Все мужчины милые, пока спят» - подумала она и высыпала на спящего Энди волшебный порошок, создав иллюзию абсолютного спокойствия и тишины вокруг него, начала обыскивать комнату. После минут десяти усиленных поисков, и невозможности обыскать кровать, потому как Энди нельзя тревожить, чтобы не сбить действие волшебного порошка, решила, что будет лучше, если он сам отдаст ей кинжал, у него уже нет выбора. К тому же этот заговор, кто знает, какая теперь связь между ним и кинжалом. А рисковать своей жизнью ей никак не хотелось. Она еще раз кинула взгляд на его вещи, в которых он был сегодня. Они аккуратно висели на стуле, стоящем рядом с кроватью. Она решила обшарить карманы, все же надеясь на удачу, и наткнулась на ключ от склепа. Эта находка ее сильно порадовала.

Но так и не найдя кинжал, Эльвира вернулась в комнату и легла на кровать. Сон ей был не нужен. Но отдых был необходим, ведь ее силы до конца еще не вернулись. К тому же она уже использовала тяжелое заклинание на перемещение, которое отняло практически все восстановившиеся магические силы.

Проваливаясь в приятную дремоту, она с удивлением осознала, что сон это приятно даже после воскрешения, а так же что она вообще может спать.

За окном промелькнуло большое существо, заслонив собой свет луны, на мгновение, погрузив комнату во мрак.


Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Профессор Фейников был на пороге замка уже рано утром. Переминаясь с ноги на ногу и постоянно давя на звонок, он с нетерпением ждал, пока Энди его впустит. Энди же, открыл дверь совершенно сонный, все еще в пижаме, и не горел желанием никого видеть в такую рань:

- Вы же сказали, что приедете к обеду…. К тому же, не стоило так трезвонить, я не глухой, - наигранно произнес Энди, поправляя длинный серый халат, который накинул по дороге, прихватив из комода, и преградил собой путь.

Профессор отодвинул Энди в сторону и переступил порог. Энди закрыл за ним дверь, понимая, что даже если он прямо начнет выгонять профессора, тот все равно не уйдет. Длинный плащ черного цвета хорошо сидел на старике. Из-под плаща выглядывала сиреневая рубашка. А снизу торчали черные узконосые туфли, начищенные до блеска. Он посмотрел по сторонам, повернулся к Энди и серьезным тоном сказал:

- Энди, Вы, видать, плохо понимаете, что может произойти. Где она?

- Кто? – спросил Энди, вскинув бровями, его раздражала эта ситуация, он просто мечтал избавиться от профессора.

- Элл, эта…

- Откуда я знаю.… Спит, наверное, еще, в какой-нибудь из комнат, - Энди отмахнулся от профессора и побрел на кухню.

- А кинжал? – продолжал задавать вопросы профессор, шагая следом, - Где он?

- У меня в комнате. Профессор, что за паника? Наступило утро, а я все еще живой. Если эта ваша ведьма так опасна и сильна, то, какого черта, я все еще жив? – Энди недовольно взглянул на профессора.

- Я и сам задаюсь этим вопросом. Но все же нам нужно попасть к кинжалу, поэтому пошли быстрее в твою комнату! – сказал профессор, но Энди не обратил на него внимания.

Он продолжил ступать на кухню, понимая, что снова придется пить одно лишь кофе. Профессор замер в нерешительности, куда ему стоит идти, но пока решил проследовать за Энди, ведь он даже не знает, какую из комнат он называет своей.

Вскипятив чайник, Энди насыпал растворимый кофе в большую кружку, сделал первый глоток, поморщился и со стаканом в руках двинулся в направлении своей комнаты. Профессор все это время дико нервничал и наблюдал за спокойствием парня. «Он не осознает суть происходящего» - решил Фейников и выдохнул, когда Энди пошел в сторону комнаты.


***


- Где? – спросил профессор, оглядев комнату, выискивая кинжал.

- Вот, - Энди достал кинжал из-под подушки и отдал его профессору, а сам взял из стола планшет и залез на сайт хорошего ресторана. Он заказал продукты, чтобы забить холодильник чем-нибудь съедобным. Выключил планшет и положил обратно. Профессор все это время рассматривал кинжал и недоумевал, если Эльвира жива, то почему она еще не напала и не забрала его?

- Да, это он… - впившись взглядом в кинжал, сказал Фейников. Оторвавшись от него, он посмотрел на непонимающего Энди, и подметил:

- Она явно жива.… Пошли в склеп. Где, кстати, от него ключ? – профессор привык действовать быстро. Энди же, сейчас, даже не пытался сделать вид, что он спешит что-то сделать по чьей-либо указке, он принципиально был нерасторопным. Это безумно злило Фейникова.

Энди полез в карман рубашки и…, не обнаружив там ключа, начал обшаривать карманы брюк. Профессор, наблюдая за этой картиной, снова спросил, заранее зная ответ на него:

- Энди, где ключ от склепа? – его тон был безумно издевающийся.

- Он…. Он был у меня…. Может выпал? – Энди начал осматривать пол вокруг кровати. На этот раз профессор заметил в нем хотя бы удивление и, удовлетворенно ухмыльнулся.

- Не нервничай. Пошли в склеп. Вот увидишь, твоя Элл там и, я уверен, уже ждет нас, - профессор двинулся в сторону склепа, Энди пошел следом.

- Я думаю это журналистка, она могла взять его. Ведь зачем ведьме ключ? Разве она не может без него туда попасть? Это еще раз говорит о том, что ведьма все еще мертва!

- Нет, склеп заколдован, только через этот вход и, только с ключом можно туда попасть. А вот выйти из него она может как угодно, - уточнил профессор.

- Профессор, я думаю, Вы должны до конца мне рассказать обо всем. Не будет же она действовать одна…, - Энди говорил каждое слово с явным сарказмом, он не верил профессору.

- Нет, не будет, - начал профессор, - ты же знаешь, что в мире существует четыре стихии?

- Ну?

- Так вот. Каждая стихия подчиняется определенной ведьме, именно поэтому у нас, то дожди проливные, то лес без причины горит, то ураганы, то землетрясения без видимых на то причин… Эльвира повелевает огнем…

- Эльвира?

- Так ее зовут. Но есть еще три ведьмы стихий. Они умерли, верней были убиты, раньше этой где-то на век, одной доброй ведьмой Оливией. Берта - ведьма земли, Лия - воды и Офелия - воздуха, эти самые три ведьмы, так и не успели дождаться ее появления, чтобы объединиться и уничтожить добро на земле. После себя они оставили этот кинжал, чтобы Эльвира вернула их к жизни. Но, как только, стоило ей завладеть кинжалом, как власть вскружила ей голову. Кинжал пробудил в ней способности, позволяющие управлять огнем как стихией. Но люди раньше поняли, что она ведьма, чем Эльвира добралась до трех других ведьм стихий. Они отправили ее вслед за Бертой, Лией и Офелией, вернее сказать убили. Все та же добрая ведьма наложила на этот кинжал заклинание, чтобы Эльвира не вернулась к жизни, ведь ведьмы, по сути, неуязвимы. Убив их человеческим способом, они возвращаются к жизни исчадиями ада. Для такого восстановления им нужно совсем немного времени. Поэтому были приняты такие меры. К тому же сами силы стихий без их предводительниц, стали относительно спокойными, а из-за того, что ведьмы не были уничт


убрать рекламу







ожены совсем, они не могли перейти к новым хозяевам. Теперь ты понимаешь, почему нужно уберечь кинжал?

- Послушайте, профессор, это похоже на сказку. Бред какой-то! Почему они хотят привести в мир зло? Я думал вода, огонь, воздух и земля, это все от Бога…, - Энди все еще не верил, но ему стало интересно.

- От Бога? …. Я придерживаюсь теории большого взрыва, так что это все от природы. А Бог и Дьявол, это всего лишь две враждующие, блуждающие силы. Это уже их так люди назвали. Они не могут так просто воевать, им нужно оружие, живое оружие. И этим самым оружием стали люди. А все ведьмы, маги, колдуны и прочая нечисть, что-то вроде полководцев.… Но каждый человек сам выбирает, на какой стороне быть.… И чем дольше мы живем, тем больше набирает силы темная сторона. Ты можешь в этом убедиться, прочитав библию, хотя… в вашем времени она не актуальна. Вначале, там речь идет о двух людях, которые живут в раю, рай в том понятии, представляет собой все светлое. Но появляется темная сторона и, все начинает рушиться. Весы постепенно начинают перевешивать в пользу темной стороны. И так продолжается на протяжении всей истории в целом…. Никто не пишет и не говорит о тех временах, когда этих двух сил не было на Земле. Возможно, потому что эта история утеряна, а, возможно, потому что люди смирились с ними, и не представляют другой жизни. Есть некоторые люди, которые не признают их, таких людей называют материалистами. Они не верят ни в Бога, ни в Дьявола. Возможно, когда их станет большинство, тогда мы и узнаем все тайны жизни и смерти, какие они есть на самом деле. С перевешиванием одной силы, другая теряет свою мощь. Поэтому добрые ведьмы живут долго, а те, которые находятся на стороне тьмы, помимо этого, еще и возвращаются к жизни, посланные сюда их темным предводителем. Я это все к тому, что власть над стихиями захватила темная сторона. Но я не помню других времен…. Возможно, давным-давно было все иначе…. Сейчас темная сторона пытается захватить пятую стихию - духа, которого называют Пэвтеквато, от древне-греческого «» - пять и «» - стихия. Сам Пэвтеквато нейтрален, но, если его вызовут темные, он будет на их стороне.

- А если светлые?

- Энди, ты внимательно меня слушал? Завоевания стихий длилось многими и многими веками… Дело в том, что светлая сторона появилась первой на земле, и все захватила. Следом за светлой, всегда приходит темная. Они хоть и враждуют, но не могут друг без друга существовать. Далее я тебе уже рассказал. Поэтому, вариант со светлым вызовом духа, отпадает на все сто, а то и двести процентов.

- А что будет, когда кто-то из них победит?

- Не знаю.… Возможно, они покинут землю. Для нас это будет началом новой эры, для них началом новой войны.… А возможно, и конец света для нас…

- Конец света?

- Да, Энди, тот самый конец всему живому, который нам так долго обещают.

- Но почему? Если мы как-то раньше жили без них… может… нам без них будет лучше?

- На нашей земле существует природный баланс, который они своим вмешательством магических сил, нарушают.

- То есть, Вы хотите сказать, что до появления светлой и темной стороны в нашем мире не было магии?

- Да, абсолютно. Теперь ты понимаешь, что происходит? Нельзя допускать сюда Пэвтеквато. Война темной и светлой сторон еще не должна закончиться. В мире технологический прогресс, возможно, скоро мы переселимся с этой планеты, и тогда все будет закончено. И, может быть, мы будем в безопасности.

- Заклинания…. Никогда не понимал, как они действуют….

- Ничего такого. Это просто заклятия, читающиеся обязательно задом наперед.

- Хотите сказать, что я тоже могу придумать какой-нибудь стишок и, прочитав его задом наперед, сотворить магию? – Энди усмехнулся.

- Правильную расстановку слов в них знают только ведьмы, да и без магической силы это бесполезно. Существует поверье, что эти силы понимают слова только задом наперед и слышат их только от своих приспешников.

- А где гарантия, что эти две силы не пойдут за нами?

- Дело в том, что не все магические существа захотят покинуть Землю. Люди слишком любят власть, а магия это власть. Да, и все эти существа не принадлежат себе, они порождение этой силы, без нее они не смогут существовать. Им придется пройти до конца эту войну.

- Профессор, а откуда Вы столько знаете?

- Я же говорю, библиотека ведьм творит чудеса, - профессор улыбнулся.

- Хорошо, но как Эльвиру снова вернуть в это состояние комы, так сказать…?

- Нужно найти ту добрую ведьму, если она еще жива. Либо никак. Но можно попробовать уничтожить ее с помощью этого кинжала, обратив его силу против нее, или хотя бы остановить. Однако это всего лишь теория. Я не знаю, на что она способна после воскрешения.

- Сколько же живут ведьмы?

- Много, веками. После естественной человеческой смерти, темные все равно возвращаются. Я уже тебе говорил об этом, - профессор остановился перед камином.

- Может просто уйти, раз мы все равно можем умереть? – Энди недоверчиво посмотрел на камин и снова на профессора. Он не боялся увидеть живую ведьму, он все равно не верил. К нему даже закралась мысль о том, что профессор помешан. А вот спускаться снова в этот ужасный подвал, ему совсем не хотелось.

- Нет, Энди, ты все это начал, тебе и стоять до конца. Я тебя предупреждал. А теперь пойдем в склеп. Она, наверное, нас заждалась, - профессор протянул ему кинжал. Энди спрятал его за пояс.

- Заждалась? – удивился Энди.

- Поверь, она уже в курсе всего, что знаю я и ты, - профессор указал ему на щель между камином и стеной.


***


Энди удивленно уставился на приоткрытый камин, но не подал виду:

- Если это журналистка все же сперла у меня ключ, то я ее убью!

Профессор усмехнулся и подтолкнул его к проходу. Энди вошел первый, профессор Фейников со стола взял свечу и зажег ее.

Они медленно спускались по лестнице. Было настолько темно, что казалось впереди живая темнота и ее даже можно потрогать. Они не произнесли ни слова. Боясь, что не услышат чего-нибудь важного. Энди поймал себя на мысли, что подземелье как-то изменилось. Что-то было не так, но он не мог понять что. Ощущения были не из приятных. Вскоре стал виден свет.

- Как ты думаешь, - начал тихо профессор, - откуда обычная журналистка знает, где склеп? А то, что там именно она, я тебе обещаю.

Энди пожал плечами. Слова застряли комом в горле, ему не хотелось даже пытаться говорить.

Они вошли в зал. Свечи по периметру горели, ведьма покоилась на камне, никого не было видно.

- Ха! Я же говорил! Профессор, подумайте о посещении специалиста, - съязвил Энди, хотя все же пытался придумать оправдания горящим свечам, ведь уходя, он их затушил.

Профессор действительно растерялся. Он начал осторожно подходить к камню. Но что-то привлекло его внимание. Кто-то прятался за ним, определенно! Профессор отступил назад:

- Кто здесь?

Элл осторожно выглянула из укрытия:

- Прошу, не трогайте меня! Я просто хотела посмотреть, - девушка выглядела безобидно и напугано.

Энди двинулся к ней и подал ей руку, помогая встать с пола:

- Ничего страшного, вы довольно смелая, что пошли сюда в одиночку, - сказал он с некоторым облегчением, что оправдание горящим свечам нашлось.

Профессор придирчиво рассматривал девушку. Не найдя в ней и намека на магию, он взглянул на ведьму, лежавшую на камне. В душе промелькнула нотка отчаянья. Почему же она не вернулась? Неужели все кончено и просто время вышло? Он с силой ударил кулаком по камню, и иллюзия исчезла, она просто осыпалась, оставив золотой блеск пыльцы.

Эльвира уже была в своем облике и платье, стоя за спиной Энди. Она медленно подошла к гробу, а Энди увидев ее, отскочил в сторону.

- Спасибо, Энди…

- За что? – Энди испугался своего голоса. У него свело живот и перехватило дыхание.

- За жизнь, - она окинула взглядом камень, - Как долго я тебя ждала, - она провела по камню рукой, оставляя полосы на золотой пыльце, - А теперь, отдай мне мой кинжал.

- Нет, Эльвира, кинжал ты не получишь, - сказал профессор, который только что оторвал взгляд от камня и не скрывая улыбки смотрел на Эльвиру. Он говорил уверенно и громко. Энди с удивлением посмотрел на него. Казалось, профессор увидел старого приятеля, а не могущественную ведьму, которая сейчас их может убить.

- А… Фейников… Ты постарел.… Даже не узнала тебя, - Эльвира одарила его своей шикарной улыбкой.

- Вы знакомы? – удивился Энди. Он вообще плохо воспринимал происходящее, все слишком быстро разворачивалось. К тому же ему было трудно поверить в то, что все сказанное профессором, правда.

- Да, я разбила ему сердце, - произнесла Эльвира, будто бы читала любовный роман, продолжая улыбаться.

- Ты считаешь это смешным? – спросил у нее Фейников.

- Нет.… Я считаю это глупым и, смешным. То, что ты меня бросил, когда узнал, что я ведьма. Неужели это хуже, чем измена или предательство? – ее тон сменился на тон обиженной девочки, от нее повеяло злостью.

- Тогда было да, - просто и тихо ответил профессор.

- Фейников, ты же меня до сих пор любишь! Иначе бы, не нашел этого мальчишку, который помешан на мистике, не подсунул бы ему этот замок, не дал бы ему так просто оживить меня.… Но, только не понятно зачем? Почему ты сам этого не сделал раньше? Но это и не важно. Ты же знаешь, что я так просто не прощаю глубокие раны и обиды и уж точно не вернусь к тебе. Ты же знаешь, что я теперь сделаю то, для чего появилась на свет, и ты меня не остановишь, - теперь Эльвира говорила спокойно, хищно сверкая своими кроваво-красными глазами.

- Люблю я тебя или нет, это не твое дело. А оживил я тебя.… Может для того, чтобы навсегда уничтожить?

- Ты не так глуп, ты бы сделал это давно, когда я была мертва и находилась под заклинанием. А теперь…, - Эльвира взмахом руки отшвырнула Фейникова к стене, он ударился головой, без сознания рухнув на пол как тряпичная кукла.

- Энди, отдай мне кинжал. Ты же понял, что я все равно верну его себе, - она начала угрожающе приближаться к нему.

- А почему раньше не вернула? – Энди сам не понял, как смог заговорить с ней, для него это все было чуждо и аномально, что покойники оживают, а так же странно, что девушка с картины стоит перед ним, но, тем не менее, он сказал это нагло и самоуверенно, сделал шаг на встречу. К тому же они только что ссорились как любовники, вместо того, чтобы ей просто убить их обоих. А значит, не такая уж она и злая. Может они договорятся?

- Не знаю, - соврала Эльвира и удивилась его нахальности, она даже остановилась, - просто захотелось, чтобы ты сам отдал его мне и почувствовал, как ты предал этот мир, - не моргнув и взглядом соврала она.

- А что будет, если я его не отдам? – Энди продолжал давить на нее каждым словом, не понимая, откуда в нем столько смелости.

- Значит, его придется все-таки забрать, - Эльвиру возмутило поведение Энди, она достала из своего мешочка щепотку волшебного порошка, сыпнула на ладонь и сдула в его сторону. Энди нахмурился и посмотрел на песчинки порошка, оседающие на него, как пыль. Они красиво переливались в тусклом свете свечей. Энди чихнул и замер, порошок подействовал. Она осторожно вытащила у него из-за пояса кинжал, но ничего не произошло. Теперь она была спокойна, а огонек в нише стены моментально вспыхнул огромным пламенем, и хотя его не было видно, Эльвира его почувствовала:

- Ну вот, и все…

Она покинула склеп. Их жизни ее больше не волновали.


Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Фейников очнулся. В теле была ноющая боль, голова жутко болела. Удар о стену был сильный. Он с трудом поднялся на ноги и толкнул Энди, который тут же упал, не удержав равновесие, перестав быть под заклятием Эльвиры.

- Ну, - начал Энди, поднимаясь с пола, - что будем делать? Как отсюда выбраться? – его тело плохо поддавалось ему, но он заставил руки потереть его ноги, чтобы те вернулись в нормальное положение. Пока что по всему телу бежали мелкие мурашки, которые очень раздражали Энди.

- Не знаю, пока ничего в голову не приходит.

- Слушайте, профессор, что это только что было? Почему она нас не убила? И кто Вы такой? Сколько же Вам лет?

- Откуда мне знать, почему она нас не убила? Может, мы ей нужны. Для жертвоприношения, например. А лет мне много, очень много.… Но я человек.

- Не слишком успокаивает. Но как вам удалось столько лет прожить?

- Ее кровь, она замедлила мое старение. Я принимаю ее как лекарство раз в день, по несколько капель. Я знал, что моя миссия защитить этот мир, когда она проснется.

- И как же Вы собираетесь это делать? Профессор! Вы врете мне. Если бы замок не был продан, с вашей же подачи, она бы до сих пор лежала тут и гнила. И все бы спокойно жили, в особенности я! Зачем Вы ее оживили? Да еще и таким способом? Почему не сделали этого раньше?

- Я не мог к ней прикасаться. Во мне же течет ее кровь. Есть вероятность, что заклинание кинжала перешло бы на меня, ведь оно сделано на крови. Тогда бы она очнулась, а я уже никогда, потому что я - человек, - профессор опустил голову, - Я… люблю ее…

- Любите? Вы серьезно? Да? И надеялись на взаимность? Это в высшей степени эгоистично! – Энди приподнял брови в знак удивления, но его тон говорил о том, что он издевается над профессором.

- Энди, - Фейников посмотрел ему в глаза, - я хочу лишить ее магических сил.

- А разве это возможно? – Энди не мог понять глупости профессора.

- Я не зря столько веков изучал магию. Возможно все. И это тоже. Для этого я ее и оживил, точнее с помощью тебя она ожила. По-другому было нельзя, иначе бы она не очнулась.

- Вы из-за своего эгоизма рискнули жизнями миллионов! Вы втянули меня во все это! Лишить ее магических сил это одно, но как от них уберечься? Как с ней справиться теперь? М-да… Профессор…. Я очень, и очень зол! И когда все это закончится, и если я выживу, Вы будете спасаться от меня. Но чувствую, если мы отсюда не выберемся, все было напрасно, - Энди скептически осмотрел стены подземелья.


***


В своей любимой комнате, где висел над кроватью ее портрет, Эльвира внимательно изучала гардероб Энди, с любопытством рассматривая его вещи, просто выкидывая их из ящиков комода и шкафа в центр комнаты. Ее выражение лица постоянно сменялось, то удивлением, то смехом. Она с радостью заметила, что вся ее одежда по-прежнему висит в шкафу. Правда она нашла его только на чердаке, на который пришлось взбираться по винтовой железной лестнице, находящейся за потайной дверью-шкафом в конце ее комнаты. На этом же чердаке, заваленном коробками и старым хламом, стоял алтарь с книгой ведьм. Старой книгой ведьм ее предков. Эльвира перебирала свои наряды, предаваясь воспоминаниям, иногда на ее лице проскальзывала улыбка. Затем она подошла к запылившейся книге, которая лежала на алтаре, стоявшем в центре, оставшейся там только благодаря тому, что обладала свойством скрываться от глаз чужаков. Эльвира сдула с нее пыль, провела рукой по кожаной обложке, и стала перелистывать страницу за страницей, изредка углубляясь в чтение. Иногда она слышала гул в стенах замка и краем глаза замечала проскальзывающую по ним тень. Тогда она слегка улыбалась и приговаривала «скоро, очень скоро….» и вновь возвращалась к чтению. На алтаре, возле книги она оставила ключ от камина.

Дождавшись ночи, она накинула легкий плащ с капюшоном, который был как накидка, застегивающийся только на горле, и отправилась на кладбище за первой ведьмой, которую звали Лия. Дорога начиналась за ее замком и уходила глубоко в лес. Эльвира шла быстро, под ногами стелился туман и хрустели сухие опавшие ветки. Сейчас ей руководило только чувство долга, и она хотела быстрее добраться до места. Вскоре Эльвира подошла к старому кладбищу. Осмотрела большие перекошенные врата и потянула их на себя. Раздался гулкий скрип, и они отворились. Только Эльвира переступила порог кладбища, как ее окружили оскалившиеся вампиры. Они расступились, и из середины вышла главная, ее звали Ванда. Появление Эльвиры, по всей видимости, не удивило ее. Было ощущение, что ее ждали. Эльвира безразлично смотрела на нее, а Ванда тем временем начала:

- Ты не заблудилась? – иронично произнесла она.

- Разве ты не рада меня видеть? Хотя какое мне дело до этого…, - Эльвира отметила хрупкую фигуру Ванды и изящные, но строгие черты лица. Морщин практически не было, лицо было гладкое, легкого персикового цвета. У Ванды были большие голубые выразительные глаза и четкие черты губ. В сочетании с слегка курносым носиком, создавалось впечатление наивной барышни XX столетия. Однако цвет ее волос был глубокого черного цвета, из-за чего ее лицо приобретало некоторую строгость.

- Будто ты изменилась.… Хотя долгий отдых придал тебе немного очарования. Ты чего пришла? Явно не как дела спросить, - ответила Ванда, пропустив ее сарказм мимо ушей.

- Да, ты права. Но, может, дашь хоть глоток свежего воздуха, прям, оцепили, аж вздохнуть тяжко. Я же одна, а вас много…, - подколола Эльвира, выделив последнее предложение, сказанное ей, с неким тоном упрека.

Ванда кивнула и вампиры разошлись.

- Ну, - начала она, растягивая последнюю букву.

Эльвира отошла немного и села на памятник, резко взмахнула головой, так что ее волосы хаотично разлетелись в стороны, завораживающе опустившись на плечи, положила ногу на ногу, ее красное платье, которое было на ней, элегантно струилось по ее фигуристому телу, разрез с боку оголил ее колени. Она была соблазнительна как никогда:

- Ванда, ты зачем столько вопросов задаешь? Могла бы, и встретить, подготовиться, речь отрепетировать. А то, я смотрю, вы мне не удивлены…. Откуда ты узнала о моем пробуждении?

- У меня свои источники, они тебя не касаются. Да и чем могло кончиться то, что замок продали, а этот твой Фейников, уничтожил с десяток моих хороших вампиров, которые отлично охраняли замок, для тебя, конечно….

- Для меня? Это было бы так мило, если бы было правдой. Лучше уж скажи как есть на самом деле, они были там, чтобы я никогда не пробудилась! Ванда, не тяни время. Знаешь же, зачем я здесь.

- Так если ты все-таки об этом, то ты знаешь мой ответ.

- А если мы заключим сделку? – Эльвира игриво наклонила голову на бок.

- Это сделка с тобой, а не с Лией. Она меня после пробуждения уничтожит и даже не спросит, кто тут с кем договаривался.

- Сама виновата, подставила ее в то время. Сдала с потрохами людям, лишь бы тебя не раскусили. Побоялась охоты на вампиров.… Но сейчас не об этом. Ты же знаешь, что я могу отклонить ее силу.

- Короче, Эльвира, ты зря теряешь время, - Ванда резко развернулась, и хотела было уже уйти, но Эльвира продолжила.

- Я никогда зря время не теряю, оно слишком ценное. Ванда, я знаю, ты далеко не глупая и знаешь, что я и одна с тобой справлюсь, без всякой там Лии. А еще лучше сдам тебя на суд людской и, тогда начнется.… Но, поскольку, к вампирам я не равнодушна, то пытаюсь договориться как-то по-хорошему. Где могила Лии?!! – Эльвире надоела милая беседа, и последнюю фразу она выкрикнула голосом полным ненависти и спрыгнула с памятника, приземлившись прямо возле Ванды. Ноги на ширине плеч, шпильки на несколько сантиметров впились в землю, разрез на платье оголил ее ногу до самого бедра, волос снова скользнул по плечам, в глазах плясали язычки пламени. Двое вампиров из темноты немедля бросились на нее, но, не достигнув и пары метров заветной цели, в мгновения ока воспламенились. Они не успели даже вскрикнуть, как прах их тел осел на землю. Эльвира мысленно улыбнулась себе. Ей нравилось убивать силой разума, в этом было что-то завораживающее.

- А где мои гарантии? – Ванда медленно повернулась, оказавшись в пару сантиметрах от Эльвиры, и отпрянула из-за такой близости. Она хотела было сказать что-то по поводу того, что только что произошло, но заметив выражение лица Эльвиры, продолжила беседу так же мило, сделав вид, что ничего не случилось. В конце концов, они выступили без приказа, а значит, ничьей вины в этом не было.

- Мое слово твоя гарантия! Других нет! Но, в противном случае, ты умрешь, - Эльвира всем видом дала понять, что разговор окончен.

Воцарилось молчание. Гробовая тишина была зловещей. Даже вампиры были в оцепенении, никто и не мог предположить, что Эльвира может восстать из долгого пребывания во сне. Им это совершенно не нравилось. И, каждый про себя знал, что никто из них не может причинить ей значительного вреда. А вот она может одним взмахом руки испепелить их всех. Одна лишь Ванда была непоколебима, она была готова к их встрече. Внутри нее бушевала ярость. Она совершенно не переносила даже на дух тех, кто был хоть на йоту могущественней ее. Однако Ванда с большим успехом подавляла свою высокомерность, и разговаривала с Эльвирой вполне почтенно.

Она мысленно металась, не зная, какое же решение ей принять. С одной стороны ей хотелось принять предложение Эльвиры, которое гарантировало ей неприкосновенность. Но как никто другой, она понимала, что в их мире слова – это пустой звук. С другой стороны, отказать ведьме, и быть казненным после стольких веков на людском суде – это тоже не вариант. Тогда ради чего много веков назад она предала Лию? Чтобы продлить себе жизнь, и чтобы ее «дети» погибли от рук людей? Но она также понимала, что нужна Эльвире для поисков Лии. От чего ее персона становилась практически бесценной для ведьм, поэтому могла себе позволить потянуть время.

- Мне долго ждать? – надменно спросила Эльвира, которая уже стояла возле того памятника, где сидела пару минут назад и рассматривала ногти на своей правой руке, накрашенные лаком в тон ее платью.

- Эльвира, я знаю, что в живых ты меня не оставишь…

- С чего эти разговоры, по-моему, я дала тебе слово, что не трону тебя. Тебе этого мало? – она отвлеклась от ногтей и подняла на нее взгляд исподлобья.

- Если не ты, тогда Лия лишит меня существования…

- Ты меня утомляешь. Я не буду повторять по десять раз. В конце концов, я пришла к тебе, разговариваю с тобой, вместо того, чтобы пытать. Так, что ты решила? – Эльвира начинала повышать голос. Она медлила. Ей нравилось ощущать страх. Такой неистовый, свежий. Эльвира с интересом смотрела, как Ванда изводит себя. Но ее спокойствие длилось недолго, она постепенно начала выходить из себя. Ее раздражало то, что эти разговоры, по сути, бессмысленны, что все будет так, как она сказала. А в данный момент они просто говорят ни о чем и теряют время, которое для ведьм сейчас бесценно, и каждая секунда на счету.

- Возможно, я зря принимаю твое предложение. Я все же не на стороне людского мира…, - в голосе Ванды был слышен трепет и неуверенность, которая была ей совершенно не свойственна. К тому же ее главный советник был сейчас рядом с ней и говорил, что лучше подчиниться.

- Следуй за мной! – Наконец уверенно провозгласила она и, посмотрев по сторонам, окинула взглядом двух вампиров, которые таились неподалеку в темноте, - Идемте!!! – сказала Ванда. На мгновение ее взгляд скользнул в сторону, моргнула, показалось, что она с чем-то или кем-то согласилась.

Ехидно улыбнувшись, Эльвира последовала за Вандой.

- Надеюсь, ты не будешь со мной играть и приведешь меня к нужному склепу…. Иначе, ты пожалеешь раньше, чем я найду Лию. И пусть это займет у меня больше времени, но я сделаю это с тобой или без тебя. А теперь будь добра, шевелись! - Эльвира произнесла это с ненавистью и злобой в голосе. У нее резко переменилось настроение. Ее раздражало, что Ванда так нерасторопна, если бы сейчас она снова что-нибудь ответила, то Эльвира просто бы не сдержала своих эмоций и могла нанести ей значительный урон.

Они шли в сторону севера. Уже перевалило за полночь, была кромешная темнота, кладбище все не кончалось. В воздухе веяло сырой землей и гнилью. Пройдя еще одну дюжину могил, они наконец-то предстали перед возвышающимся склепом. Не было видно, какого он цвета, он весь зарос мхом и в углах висели плотные паутины, говорящие о том, что все эти века никто не беспокоил склеп Лии. По краям, недалеко от склепа, значительно ниже его уровнем, было два небольших водоема, так же заросших мхом. Их правильные очертания берегов говорили о том, что водоемы искусственны, возможно, созданы с помощью магии.

В воздухе стоял запахи плесени и затхлости, которые усиливались при приближении к захоронению. Тишину нарушало кваканье лягушек. Эльвира удивилась тому, что эти водоемы так близко расположены к склепу, ведь они могли разрушить весь фундамент своими грунтовыми водами…. Но никаких признаков наклонов склепа не было видно, даже мох расползся по нему равномерно.

- Крим, Легрид, - обратилась Ванда к сопровождающим вампирам, с приказным тоном в голосе, - отодвиньте камень!

Ванда нервничала, но старалась не показывать вида. Хотя, прекрасно знала, что Эльвире, ведьме стихии огня, вспыльчивой и непредсказуемой, плевать на то, что сейчас чувствует Ванда.

Двое высоких вампиров беспрекословно двинулись к входу в склеп. Оба были брюнетами, с резкими чертами лица. Крим был коротко подстрижен, а волосы Легрида, доходящие ему до плеч, были аккуратно зачесаны в хвост. Одежда на них была одинаковая, но отличалась от других вампиров, которых Эльвира видела на кладбище. Наверное, это говорило об особенности. Синяя рубашка, черные брюки, подчеркивали их мужественность и статность. Телосложение и жесты парней говорили о том, что при жизни они, скорее всего, были «голубых кровей». Пара секунд и вход был открыт. Из него вывалился клуб застоявшегося воздуха. Но пока никто не заходил внутрь. Эльвира осмотрелась, убедившись в том, что ей ничего не угрожает. Затем заглянула внутрь склепа, но не сделала ни шагу за черту входа. Она знала правила.

- Мне нужно что-то, во что я смогу набрать воды, - она выжидающе посмотрела на Ванду.

- Это ты мне?

- Нет, конечно! Это я сама с собой разговариваю, - она сделала невинное лицо, которое сразу запылало гневом, когда она уловила расслабление вампирши.

Ванда ничего не ответила, она знала, что Эльвира обращается именно к ней. Она посмотрела на Крима. Он, недолго думая осмотрелся и, увидев подходящую статую, метнулся к могиле с возвышающимся камнем в форме мужчины, в руке которого была чаша. Крим выломал ее у него из руки, и вернулся с ней, боязно протянув чашу Эльвире. Она выхватила чашу у него из рук, всем видом возмутившись, что вампир обратился к ней напрямую. Кинув на него недовольный взгляд, она спустилась к левому водоему и набрала воды.

Атмосфера страха царила среди вампиров, которые много веков не знали этого ощущения. Вампиры находились повсюду, вокруг склепа Лии, их было больше сотни, но они не показывали свое присутствие, затаившись в темноте и осторожно наблюдая. Клан пошел следом за их предводительницей, спустя какое-то время. Это не было ее приказом, они просто хотели быть уверенными в своей сохранности, а это могло быть только, если Ванда будет жива.

Медленными, осторожными шажками Ванда двинулась вперед, за ней последовала Эльвира. Двое вампиров остались снаружи. Их никто не пригласил войти и они даже были этому рады. Но все же им пришлось остаться снаружи, возле входа, не имея возможности уйти без разрешения их Миледи.

От входа до центра склепа, где Лия пребывала в глубоком мертвом сне, тянулся длинный темный коридор, ведущий глубоко вниз. Эльвира усилием мысли создала огненный шар, который медленно поплыл вперед, освещая им путь. Ванда шла первой, обходя трещины, широкие щели, колдобины в полу, а также уворачивалась от нависших сетей паутины. Эльвира не отставала, шла за ней точно по следу. И ради своего удовольствия поджигала едва заметным прикосновением нависшие паутины, проходя мимо них, они быстро воспламенялись и так же быстро гасли.

- Ты же обещала, что мне не придется рисковать свой жизнью…, - сказала Ванда, ступая на темные каменный плиты.

- Ты же знаешь условия прохода в склеп. А на счет риска я ничего сказать не могу, поскольку мне уж точно неизвестно как защитили эту ведьму. Однако раз мы выполняем условия прохода в склеп, то ничего страшного произойти не должно, – с сарказмом в голосе сказала Эльвира, и воспламенила следующую сеть паутины, хихикнув.

- Как ты можешь быть не уверенна? Ты же дала слово! Или оно ничего не значит? – спросила Ванда, и испугано вздрогнула от хрустнувшей сухой ветки под ногами, которую она не заметила.

- Слушай внимательно…. Я тебе ничем не обязана, а слово я свое держу, хотя могла уже убить тебя, но не сделала же этого. Не я придумала условие прохода только в сопровождении первого вампира или его наследниц. А у меня нет другого кандидата сейчас, поэтому я не обещала, что ты не будешь рисковать своей жизнью. Я сказала, что не позволю тебе погибнуть от руки Лии и сохраню тайну существования вампиров от людей. Не пойму, почему ты так боишься людей? Ведь они не смогут ничего тебе сделать…. Ты же, вроде как, перворожденная.

- Значит, я смогу покинуть склеп, как только мы достигнем цели? - ответила Ванда, проигнорировав последний вопрос Эльвиры.

- Я хочу, чтобы ты, молча, шла к гробу, без лишних вопросов! - зашипела Эльвира, шипение проскочило по всему коридору. Стая крыс выползла из щелей пола и хаотично пробежала по стенам вверх, издавая пискливые возгласы и мерзко царапая своими тонюсенькими коготками каменные плиты.

Ванда не стала злить Эльвиру, ей не нужны дополнительные неприятности, и покорно пошла вперед. Наклон закончился, перед ними стелилась горизонтальная плоскость метра два в длину, после чего был квадратный проем в саму опочивальню Лии. Ванда остановилась, видневшийся гроб отбил желание двигаться дальше. Ее толкнула в спину Эльвира, но не рассчит


убрать рекламу







ала свои силы, которые почти восстановились после недавнего пробуждения. Ванда упала на четвереньки, даже ее короткие волосы, которые были ей по плечи, подстриженные в форме каре, достали до пола.

- Давай, иди! – прикрикнула Эльвира приказным голосом.

Ванда резко повернула голову назад, метнула злой взгляд на Эльвиру, пламенная полоса проскользнула за взглядом. Сверхбыстро поднялась на ноги и пошла вперед.

- Стой! – скомандовала Эльвира.

Ванда послушавшись, встала неподалеку от гроба Лии, но такое обращение ей явно не нравилось. Она сжала кулаки, впившись ногтями в ладони. На пол покапала кровь.

Темный, изуродованный временем гроб стоял в центре. Его каменная поверхность со временем осыпалась, по ней расползлись трещины и, местами образовались неглубокие дыры.

Огненный шар, сопровождающий их весь путь, полетел под самый купол и остался там, тускло освещая все вокруг. Эльвира щелкнула пальцами, и шар приобрел больший размер, став синего цвета, в нем играли красно-оранжевые языки пламени, извергающие светящиеся искры. Подземелье стало освещено еще более ярко. Она отодвинула крышку гроба, и та с грохотом упала на пол, разбившись на куски. Внутри смиренно лежало тело Лии. Она практически усохла за столь длительный срок. На лице были видны глубокие впадины на щеках, жилы разрослись по всему телу. Когда-то красивое темно-синее платье выцвело, но сохранило свое изящество. Руки Лии были скрещены на груди, а левый кулак был зажат. В нем что-то хранилось. Эльвира не могла рассмотреть, она попыталась разжать пальцы, но ничего не вышло.

Тогда Эльвира положила кинжал на грудь Лии, вознесла над ней чашу, и стала произносить заклинание «воскрешения», медленно выливая тонкой струйкой содержимое чаши на кинжал, который впитывал воду как губка, не давая ей попасть за его пределы:


Юавызв я малис мынмет к

Юалеж тунходв нзиж олет в

Йомьт енм юоннад юьтсалв

Йот еьнахыд юрадоп

Теялварпу йеихитс отч

Теавиливоп йодов и


Рубин кинжала ярко осветил склеп красными лучами и через мгновение они вернулись обратно в источник, но при этом камень остался гореть красным цветом. Лия расслабила руки, из кулака что-то выпало и скатилось на пол. Пальцы, неожиданно, сжали кинжал. Глубокий вздох и, глаза ведьмы открылись, рубин погас. Слой пыли поднялся в воздух, затуманив видимость. Ванда, воспользовавшись моментом, отступила еще дальше в темноту.

- Как долго я ждала!!! – голос Лии не звучал молодо и бодро. Он больше был похож на хрип старухи.

Ее тело поднялось на волне из чистейшей воды, появившейся из ничего, которая окутала ее над гробом. Затем медленно опустила ее на землю, исчезла, не оставив на ведьме ни следа от влаги. В парении она грациозно приобрела свой естественный вид, который придал ей чувство молодости и стати. Она вознесла руку параллельно полу. Предмет, выпавший из ее руки во время пробуждения, поднялся потоком воды и упал на ладонь Лии. Это был кулон, преумножающий ее силу и восстанавливающий ее память, который она никогда не снимала, пока была живой. Кулон имел красивый вид капли, устремленной вниз. Посередине красовалось зеркало той же формы, из него смотрело отражение русалки. Сама же русалка повернута к зеркалу, которая сидит на капле. Заметна великолепная проработка мельчайших деталей. А на кончике капли красуется драгоценный камень. Это ярко-синий, в цвет ее глаз, крупный циркон. Само украшение сделано из серебра. Плавными движениями, она надела на шею этот предмет. А длинные прямые черные смольные волосы красиво спали на плечи. Повернув голову к выходу…. Ее взор тут же упал на Ванду, чувство ненависти переполнило ее:

- Так, так, так… Кого я вижу! И какими же это судьбами? Совсем страх потеряла? – грозно произнесла последнюю фразу Лия. Теперь ее голос уже звучал молодо, громко и мелодично.

Ванда молчала, она даже не смела пошевелиться. Только ее глаза грозно, совсем как кошачьи, светились алым цветом из темноты. Эльвира закрыла ее собой:

- Остынь. У меня с ней уговор, - Эльвира переключила на себя внимание Лии. В ее тоне обращения явно чувствовалось недолюбливание собеседника.

- У тебя с ней… Что? – воскликнула Лия, точно таким же тоном и подошла вплотную к Эльвире, которая забрала кинжал из ее рук.

- Уговор. Что ты ее не тронешь, - серьезно ответила Эльвира и в упор посмотрела ей в глаза.

- Деточка, с чего бы это? И кто мне запретит? – с ухмылкой спросила Лия.

- Если тебе нужно конкретного кандидата, то это буду я! Лия, давай не будем выяснять отношения. Мы можем долго перепираться, а время будет идти. Ванда помогла мне, поэтому я обещала, что ты ее не тронешь, - Эльвира знала, что проще что-то объяснить стене, нежели Лие, поскольку последняя в спорах была совершенно не выносима. Но все же попробовать сохранить хоть немного их драгоценного времени, оставшегося до затмения, стоило.

- Послушай, Эльвира! В аду мы не могли пользоваться своими способностями, чтобы наконец-то решить наш с тобой спор о том, кто здесь главный. Я вступилась за тебя, когда ты туда попала. И ты должна иметь уважение ко мне. Иначе бы Берта и Офелия растерзали тебя, - тоном наставника заявила Лия. Поскольку все было не так, это не могло не задеть Эльвиру, приведя к тому, что она не смогла удержаться от продолжения выяснения отношений.

- Да? А я почему-то думала, что если бы не Офелия, ты бы так и не оставила меня в покое, доставая меня своими поучениями и упреками. Да, я признаю, я немного увлеклась тогда на земле, и не успела вас воскресить. Меня убили. Но быть мертвой не самое приятное занятие, чувствовать, как тлеет твое тело, как оно осыпается, наблюдать через картину за своим пустующим замком и как там изредка хозяйничают другие. А шныряющие по нему вампиры! Вампиры в логове ведьм! Ты знаешь, что можно чувствовать в этот момент, когда ты ничего не можешь предпринять? Поэтому я поплатилась сполна. И сейчас я здесь, и исполняю свой долг. А ты прояви хоть какое-нибудь уважение ко мне, поскольку своим воскрешением ты обязана только мне. Поэтому оставь в покое Ванду и давай займемся делом. Потому как я не имею ни малейшего понятия, где искать остальных. А их нужно найти как можно скорее, ты же знаешь, какие последствия нас ждут, в случае промедления, - спокойно сказала Эльвира, но бросила недовольный взгляд на Ванду, которая отчетливо все слышала.

- У тебя хотя бы была возможность заглядывать в этот мир, хоть и через картину. У нас и такого не было. До сих пор не понимаю, почему мы не додумались нарисовать свой портрет волшебными красками в свое время. А, меня ты как узнала где искать? – удивленно спросила Лия.

- Еще когда я была жива, то ходило очень много слухов про вас троих. Кроме того, жители этого городка любили похвастать тем, что одна из вас захоронена на их кладбище, - Эльвира повернулась к Ванде, - Ты еще здесь? Пошла вон отсюда, пока я не передумала!

Ванда мгновенно вылетела из зала склепа, как ошпаренная, и исчезла из вида.

- Дело в том, что нас специально захоронили в разных местах, чтобы никому и в голову не пришло лезть к нам в могилы, - сказала Лия.

- По-моему, это и так никому бы в голову не пришло, - ответила Эльвира.

- Но, ты же здесь стоишь, - съязвила Лия.

- Что будем делать? Как искать остальных? – проигнорировав последнюю фразу Лии, спросила Эльвира.

Лия не проронив ни слова, направилась к выходу из склепа, Эльвира последовала за ней. Огненный шар, освещавший все это время зал склепа, устремился за ними, уменьшившись в размерах, освещая дорогу наверх.

Лия жадно хватала воздух, как будто не могла им насытиться. Когда они вышли из склепа, она посмотрела на полную луну и сказала:

- Будем искать по знакам…

***


- По каким еще знакам? – удивилась Эльвира

- В этом нам может помочь только один человек, который тебя оживил. Это часть древнего заклинания, которое было наложено на кинжал. Оно рассчитано на то, что когда ведьма очнется, она убьет своего пробудителя и тем самым потеряет всякую возможность найти остальных.

- И чем же нам поможет этот мальчишка?

- Мальчишка? – Лия улыбнулась, - С мальчишками проще, они такие наивные, когда видят красоток. Когда он взял в руки кинжал, то стал полноправным обладателям его свойств, - продолжила Лия, возвращаясь к сути разговора.

- Свойств?

- Да, свойств. Не силы, а именно свойств. Вернее свойства, точнее возможности чувствовать местонахождения ведьм стихий, а так же найти к ним дорогу. Когда ты пробудилась, защитная магия усилилась, которую наложила Оливия, для того, чтобы нас никто не смог найти, даже с помощью магии. Естественно это не относится к тем, кто знает, где мы захоронены, и теперь нам остается только заставить обладателя свойств кинжала помочь нам. Без него мы никогда не найдем Берту и Офелию, и уж тем более не сможем обойти защитную магию. Со мной так легко получилось, потому что тебя ко мне провели вампиры – они знали, где я. Об остальных двух не знает никто. Кстати, где этот мальчишка? - Лия осторожно добавила, - Он жив?

- Жив, по чистой случайности. До сих пор не понимаю, почему его сразу не убила. Возможно, моими поступками руководили свыше…? Они с профессором заперты у меня в склепе замка, - Эльвира попыталась понять, почему она действительно его не убила? Более того, разыграла целый спектакль. Но объяснения своим поступкам так и не нашла. Кроме того, что ей нужен был кинжал, и она боялась последствий его убийства.

- Возможно и так. Замечательно, что он жив. А что за профессор? – не поняла Лия.

- Не спрашивай… - отмахнулась Эльвира.

- Хорошо, мне он и не интересен, главное этот мальчишка жив. Идем.

Лия и Эльвира двинулись по направлению к замку.

Ванда стояла недалеко от входных ворот кладбища, за которые ушли ведьмы. Она проводила их взглядом, руки были сложены на груди. Луна спряталась за облаками. Полная темнота окутала землю. Она была одна. И лишь ее Тень стояла позади.

- Ты все сделала, о чем я просила? – спросила Ванда, все так же смотря вдаль, туда, где скрылись ведьмы.

- Ты хорошо постаралась, - продолжила Ванда, - Возможно у нас есть шанс. Ты знаешь свое дело, иди…, доноси все, что узнаешь!

- Я рассчитываю на тебя, Тень! – добавила Ванда.

Луна вылезла из-за туч, ярко осветила образ Ванды, снова одиночество, и вместе с тем Тень отделилась от ее тела и растворилась в темноте, так же незаметно, как и появилась.

А ее хозяйка, молча, ушла вглубь кладбища.


Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

- Слава всему Светлому, что она оставила нас со светом! – пробурчал профессор, продолжая наматывать очередной круг вдоль стен.

Он был безумно счастлив и невыносимо расстроен одновременно. Да, она ожила, но все пошло не так. Теперь необходимо думать, как выпутываться из этой ситуации.

- Да что толку то? – раздраженно заметил Энди, нахмурив брови и кинув недовольный взгляд на мельтешащего профессора, - мы уже целый час пытаемся найти хоть какой-нибудь выход, и все тщетно! Еще пару часов и я окоченею от холода. И да, я бы еще поесть не отказался…. Продукты уже доставили, наверное….

- Главное не сдаваться! Не может быть, чтобы из такого места, как склеп в замке, не было тайного хода…, изучая строения многих замков, могу точно сказать, что он есть, просто очень хорошо спрятан.

Остановившись, он посмотрел в упор на Энди:

- Какие к чертям продукты?

- Чему вы удивляетесь? У них есть мой ключ. Они доставят продукты и сами разложат их в холодильник. Это очень удобно, знаете ли. Если, конечно, не столкнутся с ожившей ведьмой и та их не уничтожит, - ответил Энди на его взгляд и поспешил вернуться к теме о выходе из этой ситуации, - Я, конечно, не знаю тайных ходов как вы, но мне это уже надоело! Как подопытные крысы в поисках сыра…, - отчаявшимся голосом сказал он.

Внутри него бушевала ярость, хотелось еще раз увидеть Эльвиру и что-нибудь с ней сделать за эту выходку. Мысль о том, что она может стать беззащитной перед ним, как он сейчас был перед ней, просто согревала его. Вопрос в том, могло ли быть такое на самом деле.

- Что ты предлагаешь? – спросил Фейников, в отчаянии ударив кулаком о стену, - просто сидеть и ждать, когда мы умрем от холода, голода и жажды или придет Эльвира и уничтожит нас на месте, а мы ничего не сможем сделать?

- Вы как хотите, а лично я этого не желаю. Сейчас я соберусь с мыслями, возможно, что-то и придумаю… - решил Энди.

Только одного решения было мало. Что он мог придумать в такой момент? Он ничего не смыслит в магии и к тому же он второй день в этом замке. У профессора Фейникова и то больше шансов, чтобы разработать действенный план или найти какой-нибудь выход. От этого стало еще грустней, и Энди печально опустил голову.

- Я много лет ждал, когда настанет этот день…, но не этого я ожидал, и не смирюсь с этим никогда! А ты можешь делать что хочешь, - с отчаянием в голосе высказался профессор, - я точно знаю, что рычаг есть, который откроет выход, просто не знаю, где он находится…, - профессор трогал руками каждый выступ, каждую щелочку, все, что могло бы быть рычагом.

Фейников осматривал каждую крупиночку стены, в надежде на лучшее. Но все его попытки не были увенчаны успехом. А Энди пошел в сторону камня, на котором лежала Эльвира, передохнуть и не мучить себя безнадежными поисками выхода из этого жуткого места. Он остановился и начал его рассматривать.

- А как вы познакомились? – спросил Энди, все еще осматривая камень, как будто пытаясь увидеть там Эльвиру. Скорее даже надеясь на это.

- Что? Прости?…, - Фейников был удивлен такому вопросу, но, тем не менее, продолжал изучать стену.

- Извините, профессор, просто мне интересно.… И я подумал, раз уж мы тут заперты…. Можно, и скоротать время, небольшой экскурсией в ваше прошлое…. К тому же, если мы выберемся, оно может и пригодиться нам.

- Чем же оно может нам пригодиться? – засмеялся профессор.

- Ну, она хоть и ведьма, но все же женщина. Возможно, Вы не видите, что это может нам помочь. А я увижу. Расскажите, я прошу Вас.

- Что ж, возможно ты и прав. Я увидел ее в парке, возвращаясь от своего друга Вильгельма, она сидела на лавочке. На улице была ночь, вокруг нее были расставлены горящие свечи. Я был потрясен…, - профессор вздохнул, повернулся и оперся на стену спиной, - я, как безнадежный романтик, был восхищен увиденным….

- Она тогда уже обладала силой стихии? – Энди повернулся к нему.

- Нет, не обладала. В то время магия не была запрещена законом, но люди, действительно ею обладающие, старались поменьше это афишировать, потому что в XX веке простые смертные думали, что магия решит все их проблемы. Но это не так…. Тогда я не знал о том, что она обладает магической силой. Нам было хорошо вместе…, -профессор замолчал, последняя фраза была сказана с дрожью в голосе.

- А как Вы тогда узнали о том, что она ведьма?

- Она с рождения жила в этом замке. Ее родители исчезли загадочным образом, когда ей исполнилось двадцать. Тогда люди тоже думали, что в Дарквитче живут ведьмы, но этому не было подтверждений. Так, пару мистических совпадений…. Как-то она повела меня к себе в замок, показать свои владения. Мы блуждали по замку…. Эльвира, вернее мы, нашли тот самый злополучный кинжал в подвале, который позже стал для нее склепом, а кинжал - амулетом, удерживающим ее в аду. Мы тогда хотели просто почитать книги из их семейных собраний. Она мне рассказала о том, что у них в замке есть в подвале библиотека, там очень много книг, но родители ее туда никогда не пускали. Они говорили, что там просто книги, которые ей еще рано читать. После их исчезновения, она не решалась туда спускаться.… Рассказав мне про это, меня захватило любопытство, и я уговорил ее…. Как же я потом проклинал себя! Кинжал лежал на алтаре в центре зала. Вокруг стояли шкафы с книгами, часть которых сейчас у меня дома. Я как чувствовал, понимаешь Энди? – профессор говорил это как можно спокойнее, но дрожащий голос выдавал его, казалось, что сейчас он заново переживал эти моменты - Кинжал не нужно было трогать! Я говорил ей! Но она упрямая.… В момент все для меня рухнуло. Она была поглощена пламенем, горела им, парящая в воздухе…. Я пытался до нее добраться, но жар огня не подпускал меня. Она так кричала…. И что я тогда только не делал…. Затем стена слева раздвинулась, и огонь с ее тела переместился в образовавшуюся нишу. Эльвира упала без сознания. Я тот час же бросился к ней. Тело было в полном порядке, только шел небольшой дымок от него. Я же не мог полагать, что она какая-нибудь ведьма.… Очнувшись, она оттолкнула меня с невиданной силой, и скрылась в туннеле, ведущем из подвала. Тогда я не понимал что произошло. Уже позже, из книг в этом самом подвале, я узнал о других ведьмах стихий. О том, что стихия сама выбирает себе хозяина, о том, что до этого ведьма стихии должна быть обычной ведьмой… Я бросился к своему другу Вильгельму. Он был охотником на ведьм, не очень сильным, но подающим надежду… Я бежал к нему со всех ног, я был удивлен увиденному, и все ему рассказал. Он предложил вернуться в замок и покопаться в книгах. Мне было страшно, думаю ему не меньше, но библиотека ведьм, могла многое нам рассказать. Я вернулся в замок вместе с ним. Когда мы обо всем узнали, он предложил обратиться к одной девушке, вернее к его девушке, ее звали Оливия. Он сказал, что она очень сильная не по годам, а еще, его очень удивил портрет ведьмы из одной книги, которая убила трех других ведьм стихий. Уж больно ведьма из книги и его девушка были похожи. Мы пришли к Оливии с этой книгой. И она нам все рассказала. Как выяснилось, это был один и тот же человек… вернее, ведьма…, - профессор снова вздохнул и замолчал. Грудь его продолжала тяжело вздыматься, а сам профессор, поджав губы, смотрел куда-то в сторону.

-А что было дальше? – Энди хотел узнать продолжение, но профессор сделал вид, что не слышал его, вновь повернулся к стене и стал шарить по ней руками в поисках потайного хода.

Энди понял, что что-то было в той истории не ладное, он не хотел бередить раны профессора, но ему было жутко интересно. К тому же многое было не понятно. Поэтому, он решил спросить немного по-другому:

- Профессор, может нам тогда найти этого самого Вильгельма, он все-таки ваш друг…? А там и эту самую Оливию найдем…. Если он, конечно, ее не убил. Он же охотник на ведьм….

Но профессор ограничился одной сухой фразой:

- Охотники так долго не живут, он мертв.

Энди знал, что профессор что-то не договаривает, но пытать его, судя по всему, просто бесполезно. Тогда он снова окинул взором камень, прошел пару раз вдоль него взад и вперед, и присел на его левый дальний угол. Раздался звук. От неожиданности Энди отскочил от камня, а профессор повернулся в его сторону, посмотреть, что случилось.

В том месте, где сидел Энди, находился слегка выступающий, едва заметный, узор, как и со всех сторон камня. Именно он произвел неожиданный для всех звук. Этот рычаг медленно опустился вниз, раздался сильный скрежет, разнесшийся эхом по всему склепу.

- Энди! – к нему подбежал профессор и крепко обнял, - скорее бежим наверх к выходу, может нам повезет, и мы выйдем отсюда живыми, - радостно сказал Фейников.

Энди не успел ничего ответить, он немного опешил, вскинул брови и, лишь, поспешил вслед за профессором, который быстрым шагом направился к выходу.


***


Профессор и Энди стояли перед открытой потайной дверью камина.

- Надо ее как-нибудь закрыть, чтобы у нас было хоть немного времени уехать подальше отсюда.

- Возможно ли это без ключа? - спросил Энди, осматриваясь по сторонам.

- Честно говоря, не знаю. Эльвира, по моим подсчетам, уже должна направляться сюда, и уж точно не одна, - сказал профессор, ощупывая камин.

Не найдя ничего выступающего на нем, он попробовал его задвинуть, ему повезло, камин закрылся.

- В каком смысле не одна? – не понял Энди.

- В самом прямом. Скорее всего, выйдя из замка, она поспешила на кладбище и, вернула к жизни еще одну ведьму – Лию…, и я боюсь, что им нужен ты! – профессор повернулся к Энди.

- Я? – еще больше удивился Энди. Этот расклад его никак не радовал. Он предполагал, что если они выберутся из склепа, то разойдутся с профессором в разные стороны. Энди где-нибудь переждет все это недоразумение и потом спокойно вернется в свой любимый замок, когда все закончится. Однако вид профессора говорил о том, что Энди придется в этом участвовать, хочет он того или нет. Хотя бы потому, что ведьмы будут искать его и только его.

- Да, Ты! – профессор раздраженно ткнул указательным пальцем в его грудь, и направился к выходу.

- Но зачем им я? Я же никакого отношения ко всему этому не имею, и только недавно узнал о существовании ведьм, а раньше я вообще в это не верил…, - испугался Энди, едва поспевая за профессором.

- Давай поедем ко мне, там они нас не найдут, по крайней мере не сразу. Ведь давным-давно я наложил заклинание «невидимости», а точнее «защиты» на свой дом…, а там я расскажу тебе все, что мне известно, - подходя к выходу, сказал профессор.

Энди не стал задавать вопросов, он уже знал, что профессор на них сейчас не ответит. На это просто не было времени. Нужно было срочно скрыться в безопасном месте.


***


- Пошли быстрее! Мне уже не терпится сказать Берте привет, - улыбнулась Лия, входя в замок.

- Сейчас, возьму ключ от входа в склеп. Я оставила его на чердаке, - сказала Эльвира, и отправилась в свою комнату. Лия подошла к камину, прибывая в маленьком недоумении, зачем ведьмам ключ.

Эльвира вернулась с ключом спустя несколько минут. Лии в холле не было, и она пошла в зал, где увидела, как та с интересом рассматривала камин и комнату в целом.

- Откуда ты знаешь, куда нужно идти? – спросила Эльвира.

- Я бывала здесь раньше. У твоей бабки в гостях. Она показывала мне вашу библиотеку. Я предположила, что лучшего места для склепа не найти, - ответила Лия и, немного помолчав, добавила, - А зачем нам ключ?

- Как это зачем нам ключ? А в склеп ты как попадешь? Не смеши меня. Вход в него защищен магией и больше туда никак не попадешь, кроме как с этим ключом и через эту дверь, - ответила Эльвира.

Ключ повернулся в замке, давно не смазанная дверь камина со скрипом отошла от стены, образовалась щель.

- Хорошо, хоть выйти из него можно как хочешь. Жаль, что перемещения отнимают слишком много магических сил и энергии, я бы всегда этим пользовалась. Это так удобно! – заявила Эльвира.

Взявшись за край камина, потянула его на себя. Проход стал больше, давая возможность им пройти. Уверенным шагом они спустились в склеп. Но там никого не было.

- Это шутка? – яро крикнула Эльвира, на кончиках пальцев вспыхнул огонь и моментально исчез.

- Отсюда можно выбраться изнутри? - удивилась Лия, изучая взглядом склеп.

Она не могла представить, где здесь можно спрятать потайной выход, стены настолько были идеально сделаны, что ничего не выдавало присутствие возможных рычагов.

- Наверное, да, раз их здесь нет! Ты сама видела, что вход был заперт. Ключ я принесла с чердака, - сказала Эльвира, - и ты прекрасно знаешь, что магии замок в камине не поддается, на него была наложена защита от любого ее проявления, - сказала Эльвира.

Ее черты лица исказились от гнева. По венам проскочили искры пламени, которые засветились из-под кожи. Глаза залились огнем, но Лия взяла ее за руку, раздалось шипение и небольшое облако пара от места соприкосновения поднялось над ними, тут же растворившись, и Эльвира стала прежней. Сила воды охладила ее пыл и гнев.

- Значит, нужно их найти! Мы не сможем найти без этого мальчишки Берту и Офелию. А значит, не сумеем привести в мир Пэвтеквато, - рассердилась Лия.

- Я думаю, что кинжал нам поможет. Между ними теперь связь, а значит, он укажет нам, где сейчас находится Энди. Если же это не поможет, хотя я не сомневаюсь, то мне придется пролить немного своей крови. Фейников на протяжении всего этого времени, как меня убили, пьет мою кровь, чтобы не умереть,- вспомнила Эльвира, - тогда мы выйдем на профессора. А там и Энди покажется.

- С чего ты взяла, что они будут вместе? И…. Ты дала ему свою кровь? – удивилась Лия, уже, будучи совершенно спокойной.

- Поверь, будут. Я знаю Фейникова, как никто другой. Когда-то он был мне дорог, и он был влюблен в меня. Я каждый день капала свою кровь в маленький флакон. Мне хотелось, чтобы Фейников вечно был со мной. Никогда не состарился и не умер. Я наложила заклинание, чтобы этот флакончик приобрел свойство восстанавливать мою кровь и заново быть наполненным. Долгое время, Фейников не знал, что я ведьма. У него было больное сердце…, воспользовавшись этим, я уговорила его пить лекарство, так он и стал пить мою кровь, - Эльвира предалась воспоминаниям. Лицо ее стало излучать тепло и, казалось, что она сейчас где-то далеко в своих мечтах.

- Влюбилась? – лицо Лии исказилось от изумления и возмущения.

- Да, влюбилась, а что здесь такого? – опомнилась Эльвира, и в глазах промелькнул огонек, - Это случилось еще до того как в мои руки попал кинжал. Я, тогда ночью, в парке тренировала свои силы. Расставив десять свечей в ряд, я уселась на скамейку и пробовала зажечь их усилием мысли. У меня всегда выходило это безупречно, но затрачивало немало времени. Ведь главное сконцентрироваться, а для этого нужно выкинуть все лишнее из головы, а я постоянно думала о чем-то постороннем, что не относилось к делу. Так же нужно было быстро приходить в гнев, с этим тоже были проблемы. Приходилось думать о плохом, чтобы хоть как-то настроиться. Гнев тоже немало важен, ведь он внутренний огонь души…. Нужно сначала самой находиться во власти огня, прежде чем что-то поджечь. Постоянные тренировки помогали мне достичь желаемого результата. Уже после того, как кинжал стал моим, я смогла управлять огнем как стихией, до этого я просто могла что-то поджечь. Затем я присела отдохнуть и наблюдала за этими язычками пламени на фитилях свечей, - она сделала короткую паузу, перевела дыхание, - И тут появился он. Тихо присел ко мне на скамейку и сказал: «Красиво». Я испугалась, что он видел, как я управляла огнем, сидела и молчала. Ждала, что же он скажет. А он удивил меня, продолжив: «Я тоже люблю романтику. Вы, наверное, кого-то ждете?». И тогда я поняла, что все нормально, моя тайна осталась тайной и заговорила с ним. Мы проболтали всю ночь. А на утро я поняла, что этот человек мне очень интересен…

- Зачем ты все это рассказала? Это омерзительно, - Лия с укором смотрела на собеседницу.

- Прости, ностальгия замучила, - опомнилась Эльвира.

Искоренив все эмоции, она снова стала статной и не подвластной чувствам, по крайней мере, это отражалось в ее твердом и уверенном голосе.

- Нам нужна карта города, - логически поразмыслив, сказала Лия.

- Зачем? – удивилась Эльвира.

- А как мы будем искать Энди с помощью кинжала?

- А где мы ее возьмем? Мои вещи были перевернуты вверх дном. На чердаке только всякое тряпье и хлам.

- В магазине, - обыденно сказала Лия, и поставила руки в бока.

- В магазине? – удивленно протянула слова Эльвира, мысленно задавшись тем же вопросом, на который не могла ответить.

- Ну, я думаю, магазины же еще существуют? Это же неотъемлемая часть человечества…, - предположила Лия с некоторой опаской того, что сказала глупость. Ведь за время ее отсутствия на земле все могло кардинально измениться.

- Наверное. Тогда вопрос в деньгах. Не можем же мы ее просто украсть?

- Да, думаю лишние проблемы нам ни к чему…, - протянула Лия.

- Возможно, можно одолжить денег у Энди. Единственно, когда я искала кинжал в его вещах, я не видела ничего, что может хоть отдаленно напоминать их. Придется действовать по обстановке. Идем? – как то неуверенно ответила Эльвира, которая тоже мало верила в то, что стоит выходить далеко за пределы замка.

Ведьмы ведьмами, а большой город таит в себе опасность даже для них. К тому же, они ничего толком о нем не знают.

- Идем…. – находясь все в том же недоумении, ответила Лия.

Ведьмы вышли на улицу. Было немного прохладно, высоко в небе висела нарастающая луна, а по земле стелился туман. Скоро должно было уже светать.  Замок окруженный лесом, и дорога, лежащая через него. Они направились прямо по ней. Сколько нужно было идти, никто не знал. Возможно, ту часть города, на которую выходила эта дорога, забросили, и никто не хотел близко жить с этим замком. Но их тревоги не оправдались. Через двадцать минут пути полного молчания они вышли на освещенную дорогу вдоль частных одноэтажных домов и двухэтажных коттеджей, которые были окутаны туманом, и лишь в некоторых горел свет.

- Сколько же сейчас время, - спросила Лия

- Хороший вопрос.

Не останавливаясь, они пошли дальше по этой дороге. Впереди послышался громкий смех, играла музыка. Чем ближе они подходили, тем четче вырисовывались силуэты людей. Они хаотично двигались, едва попадая в такт музыки, пихаясь и громко смеясь, часто поднимая стеклянные бутылки, очевидно наполненные алкоголем, вверх, в знак очередного тоста.

Лия и Эльвира остановились.

- Что там? – спросила Лия.

- Вечеринка, наверное. Что там еще может быть? – с сарказмом в голосе ответила Эльвира. Ей были знакомы такие уличные гуляния, они в ее время пользовались популярностью. Она не могла понять, почему же так развлекаются до сих пор.

- Откуда я знаю. На дворе не XX век. А я не вижу никаких изменений с момента моей смерти…. Никакого прогресса, - возмутилась Лия, которая в сердцах надеялась увидеть что-нибудь новенькое в мире людей, испытать восторг и удивлен


убрать рекламу







ие от инноваций этого века. Однако даже в ее время люди часто проводили так время.

- Может потому, что это старый район? Бывает же, что города разрастаются, но остаются старые районы, где люди привыкли жить по старому, не меняя своих устоев, – предположила Эльвира.

- Может. И что делать? Пойдем дальше? – разочарованно спросила Лия.

- А есть другие варианты? – хихикнула Эльвира, ее просто поразила проницательность Лии.

Этот вопрос даже не стоило задавать, другого варианта отнюдь не предвиделось даже на горизонте их запредельных фантазий и вымыслов, не говоря уже про насущную реальность.

- Есть. Нужно было на метле лететь. Тогда бы нам на пути никто не повстречался! – резко ответила Лия на насмешку Эльвиры.

-Ты испугалась этой компашки? Тем более, на то, чтобы заколдовать метлу нужно немало времени потратить, если ты помнишь. К тому же, я не видела ни одной в замке. Так что терпи дорогая, другого выхода нет, - разъяснила ей Эльвира, давая понять Лии, что она значительно лучше разбирается в этом времени.

- Испугалась компашки? Я не хочу, чтобы весь мир узнал о нашем пробуждении. А магия всегда оставляет за собой следы. Ты думаешь, охотники на ведьм, которые чувствуют эти самые следы, перевелись? Никуда они не делись! Они люди и, они быстро размножаются! Как бы охотников не стало еще больше. И как же нам повезет, если в этой компашке их нет, - засуетилась Лия.

Ее волосы приобрели прозрачный морской цвет, словно волны на побережье пленили всю голову, и резкими волнами падали и разбивались о плечи. Вдобавок ко всему, ей откровенно не понравилось то, что сказала Эльвира. Но она понимала, что разводить скандал, в принципе, на пустом месте сейчас бессмысленно и неоправданно, считая то, как им дорого время.

- Прекрати паниковать, Лия. Никто нас не тронет, - сказала Эльвира, чувствуя, что Лия начала выходить из себя, - К тому же, возможно у них есть карта.

- Она может у них и есть, но ты посмотри на себя, - немного успокоившись, сказала Лия, а ее волосы приобрели естественные форму и цвет.

- Зачем? – не поняла Эльвира.

- Посмотри! – настаивала Лия.

Эльвира окинула себя взглядом.

- Да, платье немного помялось - грустно сказала она.

- Ты издеваешься? – повысила голос Лия. Она никогда не могла понять говорит ли Эльвира в серьез или она так шутит. Такого рода неразбериха часто приводила их к ссорам.

- Я не понимаю, что ты от меня хочешь! – возмутилась Эльвира.

- Пошли, сейчас ты все поймешь.

Когда Лия злилась, она начинала вытворять необдуманные поступки. Воду вообще трудно укротить…. Она взяла Эльвиру за руку и повела вперед, по направлению к этой компании, которая как раз веселилась на дороге. Справа стоял двухэтажный коттедж, в котором горел свет. Музыка доносилась оттуда. Компания хорошо освещалась светом из дома. Они остановились от них в нескольких шагах. Компания перестала смеяться и все пятеро парней, лет двадцати, уставились на них.

- Оу, - произнес один из них в спортивной кофте, очевидно, их главный, и вышел вперед, - Какие крошки! Меня зовут Дэн. Может, познакомимся поближе? А то нам скучно чисто мужской компанией гулять…. Чего-то не хватает…. Или кого-то. А вы я смотрю, с вечеринки идете…. Тогда, может, продолжите вечер с нами?

Лия окинула их строгим взглядом. Они все были как на подбор, одеты в темные джинсы и белые кроссовки. Слева стоял парень в оранжевой футболке, следом парень в синей рубашке с коротким рукавом, в центре парень в спортивной черной кофте на замке, с красными вертикальными полосками, следом парень в светло розоватой рубашке, и парень в белой футболке с длинным рукавом. Один из парней, тот, что в розоватой рубашке, опустил голову и отступил в тень.

Эльвира решила продолжить разговор:

- Да, а как вы угадали? Но мы не здешние и заблудились.… У вас нет случайно карты?

Парни засмеялись, кроме того, что стоял в темноте. Создавалось впечатление, что он погрузился в какие-то свои мысли и ему неинтересно происходящее.

- Карты? – переспросил Дэн, и они снова закатились в звонком смехе.

Эльвира поняла, что сказала глупость. Очевидно, все давно уже перешло в электронный вид и бумагой больше люди не пользуются…

- Подай мне бутылку с пивом, Джеф - попросил Дэн у парня в белой рубашке с длинным рукавом.

Парень подал ему пиво. И Дэн продолжил:

- Я хочу поднять этот напиток за таких глупых и смешных девчонок. И пусть они всегда удовлетворяют наши потребности!

Разгневанные взгляды ведьм устремились на парней. В глазах Эльвиры проскользнул огонек, а волосы Лии будто бы резким порывом ветра раздуло в стороны и снова вернуло в исходный вид.

Все парни, кроме того, что стоял в тени, подняли свои бутылки на уровне лица. Лия закрыла глаза и глубоко вздохнула. Пиво в бутылках превратилось в воронку, которая с немыслимой скоростью вращалось внутри и билось об стеклянные стенки. Лия резко открыла глаза, в них бурлила морская пена, а бутылки в этот момент просто разлетелись на мелкие осколки, парней окатило брызгами пива. У них с губ сползла улыбка.

-Какова…? – гневно произнес Дэн, - Что происходит? Черт!

Он откинул в сторону горлышко от бутылки, оставшееся у него в руке, достал сигарету и, хотел было подкурить от зажигалки. Но, как только он ей чиркал, огонь появлялся, Эльвира, хихикая, моргала, и он потухал. Так было несколько раз. Дэн пришел в бешенство, откинул сигарету и зажигалку, а затем ринулся к Лии. Схватил ее за шею:

- Что-то мне сегодня не везет. Ну, ничего, с тобой я все же поиграю…

Их взгляды пересеклись, в ее глазах продолжала бурлить морская пена, а он продолжал держать ее за шею, с безумием и непониманием смотря ей в глаза. Его хватка постепенно ослабевала, тело изнутри закипело, он весь покраснел. Тот самый парень в розоватой рубашке из темноты рванул к ним. Дэн уже отпустил Лию, его руки безжизненно болтались вдоль тела, и уже она держала его за горло. Парень схватил ее за запястье. Лия резко одернула руку и посмотрела на нее. От его руки остался едва заметный розовый ожог. Дэн упал на землю. Парень в розоватой рубашке с удивлением посмотрел на свою руку, которая была красная, постепенно возвращающая свой натуральный цвет. Лия и Эльвира переглянулись и быстро ушли дальше по дороге, мимо этой компании и скрылись в тени.

- Что вы стоите? – заорал парень в розовой рубашке, которого звали Лари, он ощупывал тело Дена, пытаясь привести того в чувство, но это никак у него не получалось.

- Помогите же мне! У него жар! Давайте занесем его в дом, - Лари выжидающе посмотрел на друзей.

Оставшиеся парни, стоящие в оцепенении и смотрящие в след уходящим мадам кинулись к Дэну, лежачему на земле без сознания.

- Что это было? – спросил тот, что был в оранжевой футболке.

- Не знаю, - ответил Лари.

Они подняли тело Дэна и понесли его в дом.


***

- Черт! Это же надо было так вляпаться! – начала Лия, когда они отошли на приличное расстояние.

Обе ведьмы были уже в нормальном человеческом обличии.

- Это же…, - недоумевала Эльвира.

- Да, этот парень в розоватой рубашке – охотник!

- Держу пари, только он сам не знает об этом.

- Но скоро узнает. Ты видела? Он с самого начала отступил в тень. Значит, он что-то почувствовал! Уже тогда я заподозрила неладное. Но этот ожог…. Он меня пометил! Кошмар!

- Успокойся, Лия. Он еще не скоро сообразит, что к чему. Ему горы литературы придется перерыть. Это колдовство передается по наследству, а сила охотников так не передается. Они всегда рождаются в разных семьях, чтобы ведьмы не смогли уничтожить их род. Но это их минус – они долго обучаются. Их же некому учить. К тому же ты сама виновата! Это же ты причитала, а если охотник….

Уже светало, туман практически рассеялся. Эльвира и Лия остановились. Они только сейчас обратили внимание на то, что предстало их взору. Перед ними открылся фантастический вид. Их ожидания оправдались, внутри горел восторг, а глаза пытались уловить каждую частичку этого мира, разбегаясь по сторонам. Было слишком много новшеств, которых никогда не видели ведьмы в свое время. Все дома были по несколько сотен этажей и полностью стеклянными, которые все еще были окутаны туманом, как минимум до середины. Некоторые из них показывали видео, очевидно рекламу, но без звука. Машины парили над землей на расстоянии сантиметров 30.

Трамваи были сделаны из светлого металла, а их светоотражающая облицовка доставала почти до земли, предавая обтекаемый вид. Они скользили по рельсам абсолютно беззвучно, изредка издавая предупредительные сигналы постовым контроллерам, фиксирующим их движение. Рельсы проходили по извилистым мостам, выстроенным аккуратными линиями. В небе зависали огромные мониторы, больше похожие на очень плоские телевизоры и вещали рекламу. По дорогам пролегали странные полосы, которые электронным способом разделяли дорогу.

Пешеходные переходы были оборудованы специальными проходами, защищающими людей от пролетающих вблизи них машин, выделенные странным ярким цветом, резко бросающимся в глаза. Этот цвет был похож на оранжевый, но такой оттенок ведьмы видели впервые. Самое интересное, что внутри этого строения пролегали две движущиеся дорожки. Люди вставали на них и через пару секунд были на противоположной стороне. Остановки были оборудованы местами для ожидания, но большого скопления народа на них не наблюдалось, время прилета транспорта было автоматизировано так, что он прилетал секунда в секунду.

В многоэтажных зданиях они увидели раздвигающиеся стены, из которых выезжала платформа с машиной, отделялась от дома на не большое расстояние, плавно спускаясь вниз до первого этажа. Только потом машина улетала с нее, активируя датчик подъемного механизма на свой этаж, въезжая в стену здания и задвигая стены, становясь литым строением.

Это была лишь часть нового времени, в котором они вернулись к жизни. Для Лии помимо восторга увиденное стало большим потрясением. А вот Эльвире было проще, хотя она тоже была не меньше потрясена.

- Я дальше не иду, - категорично сказала Лия.

- Я тоже. Вряд ли в таком мире осталось место бумажным носителям, - иронично отметила Эльвира.

- Что будем делать? – расстроилась Лия, а в голосе послышалось отчаяние.

Они, конечно, могли разнести этот мир в пух и прах прямо сейчас, но, на данный момент, у них была другая цель, и им нужно было придерживаться плана и секретности своего существования, чтобы не было помех.

- В каком смысле? Это тебе понадобилась зачем-то карта, - рассержено ответила Эльвира, досрочно зная, что именно так все и будет, но добавила, - У меня есть другой вариант.

- С картой было бы все просто. Берешь ее, вешаешь на стену и кидаешь кинжал. Он бы сто процентов указал нам место расположения Энди, - пыталась оправдать себя Лия.

- А с проекцией так не получится? – наивно поинтересовалась Эльвира.

- С проекцией? – удивилась Лия, это слово ей не было знакомо.

- Ну да, я видела у Энди эти штуки для этого. Они не сильно изменились с моего времени, я надеюсь, конечно. Проектируешь изображение карты города на стену и все…, - с удовольствием объяснила Эльвира.

- Нет, не получится. Бумага несет в себе энергетику, которая позволяет кинжалу воспринимать, то, что на ней написано. Проекция ничего в себе не несет, она не материальна, как я полагаю, - задумчиво потерев свой подбородок, сказала Лия.

- Ясно. Возвращаемся в замок? Попробуем мой вариант?

- Твой вариант? – не поняла Лия.

- Я уже говорила о нем. Объясню всю суть по дороге.


***


Они направились обратно в замок. Улица была пустынна, солнце лучезарно обжигало, постепенно стало припекать. Эльвира еще раз напомнила Лии, что Фейников пил ее кровь. И что его можно выследить «по запаху».

- По запаху? – осторожно переспросила Лия, - Только не говори, что мы пойдем к вампирам, брезгливо кинула она.

- Ты знаешь еще кого-то подходящего? Они пьют кровь, а значит, они ее чувствуют. Придется обратиться к ним и дать себя немного покусать.

- Немного покусать? – вопросительно повысила голос Лия.

Для нее это было в высшей степени глупо. К тому же мысль о том, что снова нужно будет находиться в одном месте с вампирами, и более того, о возможности физического контакта с ними, приводила ее в брезгливый ужас.

- Ну да, налитая кровь в стакан теряет свой запах. Придется пожертвовать собой. Ты-то чего мучаешься? Кусать-то меня будут! – Эльвира не разделяла мнение Лии. Она сама иногда мечтала быть вампиром, но, не теряя своих магических способностей.

- Ты им доверяешь? – не верила своим ушам Лия, ужаснувшись, как Эльвира спокойно говорит о том, что она даст себя укусить вампиру.

Она представила себе эту картину. И непроизвольно поморщилась.

- Нет, но другого выхода у нас нет.… Идем с наступлением темноты - сказала Эльвира, зная о коварстве этих созданий, - тем более, они прекрасно понимают, что если они захотят что-нибудь предпринять, то от них останется лишь пепел.

- Лишь бы они не запросили чего-нибудь взамен, а то знаю я этих тварей…, - брезгливо высказалась Лия, все равно пытаясь отчаянно придумать другой вариант. Но это было действительно единственное возможное решение и ей пришлось с этим смириться.

После этих слов, легкий порыв ветерка пронесся мимо них. Он был неожиданно приятным для обеих ведьм в такую духоту, но странно-подозрительным. Эльвира и Лия решили не придавать этому большого значения, не заметив, как подошли к замку.


Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Профессор и Энди ехали на машине. Это была машина Энди, коллекционной марки Volfswageen Beetle 2.0, выпущенная в 2902 году, и сейчас считающейся довольно редкой и дорогой. Мало кто может позволить себе такую роскошь, особенно светло-фисташкового цвета, спортивного класса, и производства Германии.

Дорога лежала через лес. Шоссе было абсолютно пустым. Проехав несколько поворотов, ведущих в лес, повернули направо, и, проехав немного по извилистой дороге между деревьев, наконец-то выехали к дому профессора, который стоял на поляне в центре леса.

Двухэтажный дом площадью двести восемьдесят квадратных метров, рассчитанный на четверых членов семьи, но профессор жил один. На первом этаже располагалась гостиная, кухня, ванная комната, техническое помещение и библиотека. На втором этаже было четыре спальни, гардеробная и ванная комната. Дом стоял неподалеку от озера. С балкона второго этажа открывался прекрасный вид. Сам дом был выполнен из красного кирпича, на каждом окне железные решетки, выкрашенные в черный цвет, и только балкон был без решеток, профессор посчитал, что они испортят красивый вид на озеро. А также, профессор отстроил подземный этаж в доме, закрытый тайным ходом. На участке неподалеку от дома располагался бассейн и домик, в котором был пустующий гараж. Профессор давно продал машину. Так что, автомобиль Энди припарковался именно там.

- Что-то не припомню, чтобы здесь был дом, - заметил Энди, озираясь по сторонам, - я часто ездил по этой дороге….

Энди увлекался фотографией и, действительно, часто ездил в лес, чтобы найти красивые живописные места. Так же он знал, что если проехать дальше, за дом профессора, то там будет небольшой водопад, с кристально чистой водой. Он часто любил там останавливаться, чтобы просто отдохнуть и погрузиться в свои мысли.

- Да, Энди, все верно! Без амулета, - профессор вытащил из-под одежды камень в форме глаза, и торжественно продемонстрировал его Энди,- его никто не увидит, или же надо находиться вблизи этого амулета не дальше чем на метр.

Они вышли из машины и направились к дому.

- Неплохо устроился, - оценил дом Энди и улыбнулся одними только уголками губ.

- Да! Главное, что с умом, - похвалил себя Фейников, он был горд собой.

- А я вообще думал, что вы живете в многоэтажном доме, в какой-нибудь небольшой квартирке, с полным набором техники, - сказал Энди, еще раз восхитившись домом.

- Я всегда предполагал, что может оказаться так, что из-за меня погибнет много хороших людей, поэтому решил стать отшельником. К тому же я слишком долго живу, а это может создать мне массу проблем, если я буду постоянно на виду у людей. Поэтому, за длительный период, я накопил на этот дом и переехал подальше от городской суеты, - растолковал профессор, - предлагаю пойти на кухню и выпить по кружечке кофе.

- Почему бы и нет, а лучше даже хорошенько поесть, - уже успокоившись, сказал Энди, следуя за профессором, ощущая неприятное чувство голода.

Профессор достал из холодильника самую обычную ветчину, сыр и хлеб.

- Прости, Энди, пока больше ничего предложить не могу. Я не ждал гостей, - извинился профессор за скромность угощения.

- Все нормально, я такой голодный, мне как-то не до осуждений, - Энди улыбнулся, профессор ответил ему тем же. В это маленькое мгновение могло показаться, что ничего сверхъестественного в мире не происходит, а просто два старых приятеля наконец-то встретились, после долгих лет разлуки.

Вскипятив воду, профессор заварил ароматный кофе, а Энди сделал им по паре бутербродов, и они уселись в кресла в гостиной. Энди не покидали мысли, что ведьмы все равно найдут его. Честно говоря, это сильно тревожило его, и он был не против, выпить чего-нибудь, покрепче кофе.

- Профессор, вы обещали мне рассказать, зачем им потребовался я, когда мы приедем к вам домой, - напомнил Энди, дожевывая последний бутерброд.

- Все это время, как ты знаешь, я изучал различные книги по магии и все, что с ней связано, - начал профессор, - и помнишь, я говорил, что Эльвира, завладев кинжалом, так и не оживила трех ведьм, и была убита доброй ведьмой. Он был оставлен ведьмами стихий Эльвире, в нем заключена невиданная сила, которая могла бы вернуть их к жизни, если вдруг они будут мертвы или заколдованы. Сделано это было заранее, ведьмы - существа расчетливые. Так же, в рукоятке кинжала находится рубин – амулет Эльвиры. Добрая ведьма, заколдовавшая амулеты ведьм земли, воды и воздуха, так же и заколдовала кинжал Эльвиры. После чего об этой доброй ведьме никто ничего не слышал. Вероятней всего она отдала этому кинжалу практически все свои жизненные силы, наложив на него заклятие и защитив всех от зла. Самое главное, что кинжал заклинался кровью Эльвиры, и пока он покоился у нее в руках, она была беспомощна. Но как только человек, простой смертный, коснется этого кинжала, она проснется от продолжительного сна. И этот кинжал больше не сможет заставить Эльвиру снова вернуться в то состояние. Достаточно всего лишь раза, чтобы кто-нибудь это сделал, и заклятье тут же перестанет действовать. Думаю, что ты это понял, - остановился профессор, чтобы глотнуть горячего кофе, - Так вот, - продолжил Фейников, - По идее, Эльвира должна была прийти в себя сразу же, как только ты вытащил кинжал, и по своей сути убить тебя. И как только она лишила бы тебя жизни, то никогда бы не смогла найти остальных ведьм, которых захоронили в разных местах, на всякий случай. И правильно сделали, ведь Пэвтеквато можно вызвать только, если все четыре стихии будут участвовать в этом. Этот кинжал, который ты вытащил у Эльвиры, наделил тебя свойством проводника к остальным трем ведьмам. Насмешка судьбы и только, что она тебя не убила. Поэтому им нужен ты!

Фейников закончил свой рассказ, и допил уже остывшее кофе. Энди заворожено смотрел безучастным взглядом в одну точку, куда-то в пол, ему не понравилось то, что рассказал профессор про Эльвиру. Осознание того, что он уже мог быть мертв, убило в нем все настроение. В этот момент в голове всплыло имя «Джессика», но Энди отмахнулся от этих мыслей, пробурчав себе под нос «не до нее сейчас».

- Как можно было так вляпаться? Ну, вот зачем мне понадобилось покупать этот замок и, уж тем более, переться в этот чертов подвал! – взявшись за голову, сказал Энди, наконец-то переварив все в голове, - Знаете, профессор, это Вы во всем виноваты! Я предпочитаю тусовки, клубы, выпивку…. Но никак не борьбу за добро и справедливость. Нельзя ли без меня было обойтись! – Энди говорил это таким тоном, будто бросал вызов собеседнику.

- Я во всем виноват? – возмутился профессор, резко взглянув на Энди, - Насколько я помню, я умолял тебя не лезть к ведьме! – профессор замолчал, усмиряя свой гнев.

- Пока можешь расслабиться, им придется приложить много усилий, чтобы вычислить, где мы находимся, - успокаивал профессор больше, наверное, себя, нежели Энди, - Ну, извини! Сейчас мало людей помешанных на мистике, - раздраженно добавил профессор.

- Что, Вы все же меня использовали?!! – Энди был взбешен. Он резко встал с кресла и подошел к окну.

- Энди, пойми, мне нужно было это…, - тихо проговорил немного охрипшим голосом Фейников.

Повисло тяжелое молчание. Тишину нарушало только тиканье часов, висевших на дальней стене. Этот монотонный звук разносился по всей комнате эхом и с каждым разом, будто нарастая, усиливал напряжение, повисшее между собеседниками.

- И что мы будем делать? Просто сидеть здесь и не выходить из дома, так что ли? – бесстрастным голосом, глядя в окно на сумрачный лес, спросил Энди.

Вспоминая Эльвиру, его сознание вырисовывало ее образ на фоне деревьев леса и он, успокаивался, осознавая, что если бы у них была такая любовь, он бы поступил так же, как профессор.

- Не выходить из дома это сейчас самое главное. Потому как, если мы высунем нос за пределы моего дома, то никаких шансов на спасение у нас не будет, - уточнил профессор, в его голос вернулась уверенность, - а пока нам необходимо придумать, что мы будем делать, когда они все-таки сломают мою защиту, и доберутся до нас.

- Какой план действий? – Энди отвернулся от окна и заинтересованно посмотрел на профессора, нахмурив брови. От последней фразы ему стало не по себе.

- Пока точно не знаю, но думаю нужно пойти в мою библиотеку, поискать хоть какую-нибудь зацепку на выживание.

Библиотека не показалась Энди какой-то особенной. Это было обычное небольшое помещение. Он всегда думал, что для хранения настоящих книг нужен специально обустроенный зал.

Там было всего лишь четыре стеллажа с книжками, с обычными книжками, никак не похожих на магические. Но книги произвели на Энди хорошее впечатление. Он благоговейно рассматривал их, не решаясь потрогать.

Профессор подошел к третьему стеллажу, залез на приставную лестницу, поднявшись до самого верха, потянул на себя какую-то книжку, после чего второй стеллаж стал медленным ходом отодвигаться в сторону первого стеллажа с книгами.

Открылся проход в другую комнату. Первое, что увидел Энди, стол, мостившийся в центре комнаты, заложенный старинными книжками. Помещение было не большое, но вместительное, тускло освещенное настенными фонарями…. На стене было одно окно, завешанное плотными бардовыми шторами. На выступах стен стояли свечи…. Довольно старинный деревянный пол хорошо вписывался в интерьер.

Возле стола стояло антикварное кресло, обтянутое гобеленовой тканью темно бардового цвета, спинка кресла формой напоминала подушку с вышивкой. Само оно было сделано из красного дерева. Смотрелось очень богато. Возле окна же стояли два стула, тоже антиквариат, кабинетные кресла, выполненные из массива дуба, глубокие, с высокой удобной спинкой и подлокотниками. Сиденья были обиты коричневой кожей. В самом конце комнаты стоял античный дубовый шкаф, на полках которого томились аккуратно расставленные книги, по всей видимости, очень старинные.

- Оу! – удивился Энди при виде всего этого.

- Все это я собирал веками, - похвастался профессор, его снова захлестнула гордость. Еще никому он не показывал свои «богатства», поэтому с большим удовольствием пользовался этим случаем.

- И что мы сейчас будем делать? – сразу перешел к делу Энди, рассматривая полки с книгами.

Он еще никогда не видел такое количество книг, тем более редкостных из самой разнообразной наружности, вот так вот близко, чтобы можно было потрогать их все. Все знакомство с книгами на бумажных носителях ограничивалось экспонатами в музее.

- Нужно найти некрономикон, - ответил профессор, роясь в дубовом шкафу, статность профессора куда-то улетучилась, сейчас он напоминал закоренелого книжного червя.

- Как мне известно, ее оригинальной рукописи не сохранилось, и все, что в ней написано – одна лишь ложь, - сумничал Энди, все же боясь, притронутся, хоть к одной из них.

- Это, из какого источника ты узнал? - с усмешкой на губах спросил профессор, продолжая перебирать книги.

- Это всем давно известно, кто изучает мифы, легенды…, - начал Энди, но профессор его перебил.

- Вот именно! То, что ты мне сейчас сказал, это и есть миф…. Говорить людям правду о мифах и всему прочему в мире без магии, это все равно, что лить масло в огонь. Поэтому, в ваших современных книгах, нет ни единого слова правды о магии, - продолжил профессор, - очень давно я приобрел оригинал этой книги, в которой текст написан на арабском языке. Я нашел ее в библиотеке священного города Мекке….

- Но как мы ее прочитаем, мы же не знаем арабский язык? - запаниковал Энди, перебивая профессора.

- Хватит суетиться, я прекрасно знаю арабский, и могу свободно на нем разговаривать, писать и читать…, и не только этот язык известен мне в совершенстве, у меня было много времени, - успокоил его профессор.

Энди закатил глаза от хвастовства профессора. Уж больно он набивал себе цену.

- Ты, правда, человек? – спросил он, приподняв левую бровь, в голосе послышались сомнения.

- Такой же, как и ты, из крови и плоти…, я же уже тебе говорил об этом, - недовольно ответил Фейников, ему казалось, что Энди слушал его не внимательно, скорее, через раз, - Можно считать вроде алхимика. Только помимо всего этого, я изучаю магические заклинания, обряды, церемонии, я научился понимать суть магических действий и их смысл…, но не все у меня получается на практике, поскольку человеческая у меня сущность, - вытаскивая с верхней полки толстенную книгу, сказал профессор. Она была настолько пыльная, что профессор чихнул.

- И что мы будем в ней искать? - все еще не понимал Энди, с интересом заглядывая в книгу, которую профессор положил на край стола и раскрыл.

- Все, что нам поможет защититься, - ответил профессор, - лучше освободи место на столе…, можешь сложить книги на пол, пока они нам не понадобятся.

- Что это за книги? - спросил Энди, перемещая их на пол, щепетильно обращаясь с каждой из них.

- Это книги, в которых написано про ведьм, из них можно узнать, как их можно навсегда уничтожить, но пока это нам не по силам. Сейчас для нас главное уберечься от Эльвиры, - сказал профессор и тяжело вздохнул, казалось, что сам профессор не до конца верит в то, что это возможно, - нам нужно создать защиту, такую чтобы они как можно дольше не могли ее порушить. Возможно тогда, если нам повезет, мы протянем до лунного затмения, а там нам уже ничего не будет страшно.

- Почему? – не понял Энди, в его голосе проскочила нотка надежды.

- Потому что злые ведьмы возвращаются к жизни после смерти, с какой-то конкретной целью, поставленной темной силой. И не выполняя ее в срок, они вынуждены покинуть землю навсегда. А если мне не изменяет память, то любые мощные обряды, обязательно проводятся при полнолунии и желательно, чтобы была какая-то природная аномалия. К примеру, в скором будущем у нас лунное затмение.

Он передвинул книгу на середину стола, и сел в кресло. Энди пододвинул стул от окна к столу и тоже присел. Им предстоял не легкий поиск.


***


- Почему ты думаешь, что у нас получится создать защиту? – с интересом спросил Энди, нарушив долгое молчание.

- Я уверен, что защиту мы сможем создать, только не знаю, насколько сильная она получится у нас. Защищать дом магическим образом люди научились еще с древних времен, когда им были ведомы жители тонких миров. И именно от них, от «нечисти», были изобретены первые охранные магические средства для защиты дома, так сказать «обереги», все это описывается в некрономиконе. Так! Вот, вроде кое-что нашел, с этого и начнем, - радостно произнес профессор.

- Ну, наконец-то хоть что-то, а то третий час идет – это уже слишком, я есть хочу, - заныл Энди, листая какую-то книгу о теории магии шаманов, думая, что неплохо бы и отдохнуть, а лучше поспать. Все-таки, ночь уже почти прошла, а они ни разу не сомкнули глаз. Но не стал говорить об этом вслух, опасаясь реакции профессора, уж больно близко он принимает это все к сердцу, а так же сомневаясь, что вообще сможет уснуть.

- Если тебя не устраивает моя помощь, то знай, я не держу тебя, я итак прожил много времени на этой земле, и мне уже ничего не страшно, пусть даже Зло завладеет миром, - не поднимая глаз от книги, сказал Фейников, словно прочитав его мысли.

В этот момент Энди вдруг показалось, что профессор не ищет ничего толкового, что он просто читает, с серьезным видом.

- Нет, что вы! Я и не думал отказаться от Вашей помощи, - как можно мягче сказал Энди, сбитый профессором с толку, заглядывая в книгу, чтобы убедиться, что его беспокойство напрасно.

- Значит так, для начала нужно спуститься на подземный этаж, и вытащить все амулеты и обереги, какие только есть, ты справишься? Или мне нужно сопровождать тебя? – спросил профессор, подняв на него взгляд.

Покрасневшие, уставшие глаза профессора выдавали его желание хорошенько поспать. Видать профессор давно уже хорошо не высыпался, и такая нагрузка сделала свое дело.

- Хорошо, сам найду, только примерно объясните, куда мне идти и как они выглядят, - сказал Энди, откладывая свою книгу в сторону.

Создалось впечатление, что профессор держится из последни


убрать рекламу







х сил. Поэтому он решил лишний раз его не беспокоить. К тому же по его словам ему уже столько лет, что ненароком Энди может остаться и без наставника, если будет дергать его по пустякам.

Выйдя из библиотеки, он пошел прямо по коридору в сторону выхода. По правой стороне вначале появилась кухня, потом гостиная. Слева была ванная, именно в нее он и пошел. Сделав долгожданные дела, он подошел к проему между унитазом и раковиной. «Вроде здесь стена, за которой уже улица, странно…» - подумал Энди. Встал лицом к стене, пощупал левой рукой за зеркалом, нащупал кнопочку…, нажал на нее, и чуть не умер от неожиданности. Унитаз круговым движением начал отодвигаться в сторону двери, а на его месте образовались ступеньки, ведущие вниз.

Энди заглянул в образовавшийся проход. Внизу было темно и его посетило неприятное чувство дежавю. Снова была лестница, ведущая в темноту, а в конце неизвестность. А вдруг профессор был заодно с ведьмами? Ведь не зря же Эльвира его не убила. Хотя и Энди она не убила. Но это ничего не значило. Энди метался в своих решениях. Что-то внутри него кричало не спускаться вниз. А эти мысли извне, вернувшиеся в его голову, после долгого отсутствия, говорили, что ничего опасного там нет. Наконец-то логично прикинув, Энди начал спускаться.

Как только он ступил на первую ступеньку, внизу загорелся свет, пройдя половину пути, Энди смог разглядеть огромное количество самых разнообразных вещей, разбросанных по всей комнате. В конце лестницы, под потолком висела кукла, причем вверх ногами, подвешенная за одну ногу к потолку, на тоненькой веревке. Приблизившись к ней ближе, он рассмотрел, что у нее вырваны клочьями волосы, цвета соломы, нет обоих глаз, рот безобразно зашит, а место, где у человека находится сердце, вырезано, там зияла пустота. Сама же она была без одежды, а на шее висела удавка, на конце которой было привязано небольших размеров зеркало. Энди брезгливо отодвинул ее в сторону и прошел дальше.

Помещение было завалено всем чем только можно, в воздухе витали различного рода ароматы, то чувствовалась гвоздика, то женьшень, то запах мяты приглушал остальные, а после все запахи смешались в едино, Энди закрыл нос рукой, по-другому здесь не возможно было находиться.

Профессор объяснил ему, что нужно собрать в пакет обереги из камней и костей животных, а также древесные обереги, помимо этого нужно собрать все зеркала, которые он найдет. Отыскал он все это в одной куче, которая лежала ближе к левому дальнему углу. Оглядываясь в поисках того, во что бы это можно было положить, ему снова показалось, что он здесь не один. Он отчетливо успел заметить, что кто-то или что-то мелькнуло сбоку от него. По правде говоря, его это начинало напрягать. Неужели это последствия того, что он контактировал с магией? А вдруг это сама смерть бродит рядом с ним и ждет подходящего часа? От этих мыслей ему стало не по себе, и он попытался найти вполне реальное объяснение.

- Наверное, это крысы…, - пробурчал Энди и увидел большой пакет, лежавший у стены слева. Собрав все в него, он поспешно вернулся в библиотеку.

- Что теперь со всем этим добром делать? – спросил Энди, опустив тяжеленный пакет с амулетами на пол возле стола.

- Теперь нужно сложить в одну кучу все из камней, в другую из костей, в третью из дерева, и в последнюю кучу зеркала, - ответил профессор, взявшись за некрономикон, - чего ждешь? Раскладывай!

- Зачем все это? – не понимал Энди, выполняя новое задание профессора.

- Какой же ты непонятливый, - усмехнулся Фейников, - против нас можно сказать четыре стихии прут. К примеру, зеркала удержат в себе мощь «воздуха», - ответил профессор.

- А остальные как нам помогут, чем они связаны с огнем, землей и водой, по-моему…, ничем.

Энди собственно и не пытался ничего понимать. Его сейчас больше волновало то, что иногда он ощущает рядом с собой чье-то присутствие. И эти мысли, которые звучат в его голове его голосом, но совершенно ему не свойственные. Задавая эти вопросы профессору, он пытался отвлечь его чрезмерную бдительность от своей персоны.

- Нет, ну я, правда, не понимаю, в кого ты такой…. Тут легко и просто составить причинно-следственные связи. Ты же не раз приходил ко мне на курсы…, и чем интересно ты меня слушал, когда я читал лекции? – неприятно удивился профессор.

- Вы не рассказывали об этом. Я Вас всегда внимательно слушал, - жестко отрезал Энди, вернувшись в реальность, отвлекшись от своих мыслей.

- Ах, да, я и забыл, что все мои лекции отредактированы государством и жестко отслеживаются…, - грустно вспомнил профессор, - специально для тебя поясняю, - продолжил он, - что камень не даст огню проникнуть в дом, он будет служить преградой для сил Эльвиры. Дерево же послужит защитой от Лии. Чтобы ты мне больше не задавал глупых вопросов, то объясняю, что дерево впитает в себя силу воды, тем самым создаст защиту от нее. А кости защитят нас от Берты, кости остановят силу земли, через них «земля» не пройдет, но если ведьмы попадут внутрь, то это не поможет, - разъяснил Фейников, - теперь я ищу, как нам их силу преумножить, чтобы мы как можно дольше оставались в безопасности.

- Глупых вопросов? - возмутился Энди, - по-моему, кое-кто о себе невесть что возомнил!

Профессор сделал вид, что не слышал его, продолжая читать. Энди выжидающе посмотрел на Фейникова, но, так и не дождавшись ответа, продолжил:

- Но мне все же интересно, зачем создавать защиту от всех четырех ведьм? Ведь живы всего лишь две. Да и Вы сами сказали, что без меня они не найдут ведьму земли и воздуха.

- Дело в том, Энди, что нельзя создать защиту от какой-либо отдельной стихии. Защита создается сразу от всех четырех. Все стихии взаимосвязаны. Либо так, либо никак.

- Какие сложности, - с сарказмом заметил Энди, переводя взгляд с профессора на кучу хлама, которую он только что закончил сортировать.

Ему казалось это очевидной глупостью, думать что какие-то безделушки, защитят их от тех, кто вернулся с того света. Но он в этом мало что понимал, а значит стоит довериться и поверить в знания профессора.

- Вот! – воскликнул профессор, Энди вздрогнул от неожиданности, - Нашел!

- А я уж думал, кто-то умер! – ухмыльнулся он.

Профессор не одобряюще на него посмотрел, проигнорировав очередной выпад, как он считал, мальца.

Фейников взял каменные обереги, выложил их на пол в кучу, подальше от других. Мелом начертил перевернутую пентаграмму, так, чтобы они оказались в ее центре. Взял пять свечей из стоящего сундука в углу комнаты и расставил их на концах «звезды». Еще раз, посмотрев в книгу, он достал тонкую длинную свечу из нагрудного кармана, которую заранее приготовил, пока Энди ходил за оберегами, подозревая, что она понадобится.

- Теперь остается правильно поджечь свечи, - с этими словами профессор приступил к действиям.

Энди оперся о стену спиной и с усмешкой начал наблюдать за ним.

В некрономиконе написано, что каждый конец звезды пентаграммы обозначает стихию. При этом стихия пентаграммы определяется по концу, к которому приходит первый отрезок, а не по концу, с которого начинается рисование. Первый отрезок означает «воду». Второй отрезок – «огонь», третий – «земля», четвертый – «воздух». И все, что над ними стоит, заключен в пятый отрезок. Это Дух.

Профессор начал поджигать свечи в последовательности Дух-Огонь-Воздух-Вода-Земля-Дух. Эта последовательность означает разрушение сил огня, при приближении их к оберегам. Профессор прочитал заклинание, после чего свечи сами потухли. Он отложил каменные амулеты в сторону.

- Теперь возьми эти каменные обереги, они готовы, и немедленно развешай их по одному на каждую дверь, окно и не забудь положить их в каждую комнату, после возвращайся обратно ко мне, - сказал Фейников, берясь за кости.

Он выложил их в центр пентаграммы. В определенной последовательности, написанной в книги, профессор поджигал свечи, усиливая мощь оберегов, затем снова тушил и снова поджигал, для следующей стихии. А Энди тем временем, не останавливаясь, разносил их по указанным местам. Так продолжалось до обеда. Наконец-то они создали преграду ведьмам, и надеялись, что у них все получилось.

- Пора отдохнуть и набраться сил, - сказал профессор, - на сегодня все. Нужно перекусить, а затем хорошенько выспаться. Ведь завтра нам предстоит трудный день. Нужно попытаться найти хоть что-нибудь, что может помочь уничтожить ведьм раз и навсегда, если нам не удаться переждать все здесь.

- Так Вы же говорили, что знаете, как их уничтожить, - насторожился Энди, при этом находясь в предвкушении предстоящего обеда.

- Я знал, что делать раньше, когда она была одна, а теперь понятия не имею, как их убить, - ответил профессор, направляясь на кухню. Кстати, твоя комната на втором этаже возле моей справа. Постельное белье найдешь в комоде, он там один. Так что разберешься. На сегодня никаких вопросов, я сильно устал, а мне еще надо выпить этой мерзкой крови, от которой у меня ломает все тело и кости.

Энди ничего не ответил, так как сам сильно утомился. Он дошел с профессором до кухни. Фейников достал из холодильника все ту же ветчину, Энди навел им чаю. Отобедав в полной тишине, они разбрелись по комнатам. Расстелив себе постель, Энди сбросил с себя практически всю одежду на пол, не удостоив сложить ее аккуратно, залез под одеяло, поджал под себя ноги и не заметил, как быстро погрузился в сон.


Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

- Во капец, а? – первым делом сказал Лари, открыв глаза.

Утро не предвещало ничего хорошего. Верней это уже было даже и не утро, а практически вечер. Солнце клонилось к горизонту, в городе начинала кипеть ночная жизнь. Голова гудела и казалась безумно тяжелой. Так и хотелось умереть, чем ощущать такую дикую боль…. Хотя не мудрено после вчерашней вечеринки. Как можно было столько выпить…?

В голове ничего не укладывалось. Особенно те две девушки, которые «явно не из этого мира…» - подумал он и сел в постели, обхватив руками голову и начал вспоминать, что произошло вчера.


Ведь в тот момент, когда подошли эти странные дамочки, Лари стало не по себе, голова закружилась, его затошнило, появилось непреодолимое чувство жжения где-то в груди, и калейдоскоп смешанных чувств окончательно выбил его из колеи, из-за чего он и отступил в тень. Скрыв свое эмоциональное потрясение. Он не знал, как реагировать на такие бурлящие внутри чувства. Такое было впервые, этому не было объяснения.

А потом все как во сне, ну уж точно не на яву. «Как ей удалось ослабить хватку Дэна, такого кабана по сравнению с ней…? Которого, кстати, вчера увезли в больницу с внутренним кровотечением и обезвоживанием. И тут я, вылетел пулей из темного уголка, будто изначально готовился к такому повороту событий. И что-то произошло. Я схватил ее за запястье, во мне пробудилась невиданная мощь, я почувствовал, что смогу сделать с ее хрупкой рукой все, что угодно…, а потом почувствовал, как ее рука стала гореть, и она одернула ее. Странно, но мне показалось, что от моего прикосновения у нее остался ожог», - припоминал Лари и снова недоумевающее посмотрел на свою руку.

Голова была забита всяческими мыслями, и не одна из них не давала нормального объяснения вчерашнего происшествия. Постепенно память начала возвращаться к Лари. И стали припоминаться подробности вчерашнего. «Что с этими девушками? Почему они так странно себя вели? Спрашивали карту? Шли пешком со стороны леса?» - мысли не оставляли его в покое.

«Самое интересное, почему никто кроме меня ничего не заметил. Как будто в порядке вещей. В одну и ту же секунду времени лопнули бутылки, можно даже сказать взорвались, остались лишь горлышки в руках. И только моя бутылка осталась целой. Возможно, это произошло от того, что я под «дурной» тост Дэна не поднял ее вверх или, может, просто стоял дальше остальных…? Естественно, после того как Дэна увезла «скорая», я спросил ребят про этот казус, на что мне спокойно ответили «ну у тебя же не лопнула, значит не у всех! Лучше выпей ее, и не задавай таких глупых вопросов». После чего все принялись пить. И уже не было смысла спрашивать их о чем-либо вообще», - продолжал рассуждать Лари, - «Подумав о том, что помимо всего Дэн не смог прикурить сигарету, я решил, что сошел с ума. Но после того как ему поставили диагноз обезвоживания, то решил, что это врачи сошли с ума. Как человек, пьющий изрядно в компании мог впасть в состояние обезвоживания?»

«И тогда я решил не мучить себя вопросами, на которые не мог дать толковых ответов. Чтобы не допускать даже мысли, я решил считать количество выпитого пива, но потом как-то сбился со счета. И вот, последствия на лицо, а если выражаться буквально, то на голову…. Нет, надо отвлечься, хотя бы на время», – продолжая сидеть в постели, все в той же позе, подумал Лари, - «И для начала схожу приму душ, чтобы хотя бы как-то избавиться от этого ужасного запаха», - которым пропахла вся комната.

Лари очень любил мысленно разговаривать сам с собой. Он считал, что это помогает посмотреть на проблему с другой стороны и найти наиболее правильное решение. Еще раз сладко потянувшись, он накинул халат и направился в соседнюю комнату. Он жил в стандартном высотном доме, выложенном из лунного металла. Его квартира располагалась на двести сорок восьмом этаже. Этажей в доме было в два раза больше. Из его окна отчетливо были видны облака, которые при высокой влажности разгонялись воздухо-отталкивающими пушками, встроенными в периметр оконных рам, начиная со сто двадцать пятого этажа. Именно на этом уровне была повышена облачность.

В этом здании практически все квартиры имели автоматический климатконтроль, использовались встроенные в окно затемнители. И только люди, не равнодушные к раритетным вещам, вешали в доме шторы. Практически во всех апартаментах дома все предметы мебели были встроенными в стены. Только зажиточные люди приобретали себе мебель из дерева, которая считалась дефицитом.

Лари жил отдельно от родителей уже несколько лет. Он переехал от них в другой район поближе к университету. Купил эту однокомнатную квартиру на свои сбережения, накопившиеся благодаря стипендии, с добавлением родительских денег. Все дети, без исключения получали стипендию в размере минимальной заработной платы для того или иного города, а Лари был отличником и получал повышенную стипендию, которая выплачивалась путем умножения обычной на три. Дети, которые учились на «четыре» и «пять», получали стипендию, помноженную на два.

Входная дверь исчезала после введения ключа в замок, находящийся в стене возле двери. Напротив нее располагалась дверь в комнату Лари. В комнате было две двери. Одна выходила в коридор к выходу, другая в коридор с ванной и кухней. Его устраивала такая планировка квартиры, в которой не было ничего лишнего.

Лари потянул душ на себя. Вода перестала течь, следом душ поднялся и скрылся в потолке. Секунду спустя Лари окружила пластиковая стена, на которой располагались распылители. Из них в тот же момент подул воздух с частицами ароматного кондиционера. Стенка отъехала в сторону. А с боку вылезла полка с чистым полотенцем. Лари обхватил себя им и вышел из душевой кабины.

Накинув на себя махровый халат темно синего цвета, он пошел на кухню. Чай заварился автоматически, согласно выставленному таймеру. И вот стакан горячего напитка Лари уже держал в руках, наслаждаясь его ароматным запахом цветов. Головная боль стала потихоньку утихать. Мысли снова залазили в голову, не оставляя Лари ни на секунду. Это стало его напрягать. Просто в голове все никак не укладывались вчерашние события.

Допив чай, он снова вернулся к себе в комнату, достал старенький ноутбук, который его намного больше устраивал, чем современные «глазные линзы» висящие перед роговицей глаз и маленькие микросхемы, крепящиеся на нано-липучки к кончикам пальцев.

Немного поразмыслив, Лари ввел в поисковую строку различные слова, которые, по его мнению, чем-то были связаны с происшедшими накануне событиями. Но ничего толкового он не нашел.

Практически отчаявшись в поисках нужных результатов, он случайно вышел на сайт его университета, где была открыта страница с преподавателем Фейниковым.

«Странно», - подумал Лари, - «Причем здесь преподаватель из моего университета? ... Ну что ж, посмотрим…». Он был сильно удивлен, когда увидел, что Фейников рассказывает о различных мистических историях на своих курсах, и одна из историй о месте, которое находилось не далеко от вчерашней вечеринки. Еще немного покопавшись, он узнал, что, оказывается, там стоит старый замок, который никому не принадлежал. Рассказывалось немного о ведьмах и о стихиях, а так же о том, что одна из них захоронена в самом замке. После чего в этих местах ничего не менялось. Никто не хотел жить вблизи этого замка. Внизу было подписано большими красными буквами, что все события вымышлены профессором Фейниковым и не несут в себе никакой реальной информации.

«Так, вот это уже интересно», - прикусил нижнюю губу Лари, не обращая внимания на красные буквы, - «Может он мне что-нибудь объяснит, надо найти хоть какой-нибудь контакт».

Поиск увенчался успехом, он нашел его электронный ящик, на который решил кинуть свои размышления. Так он и сделал. Фейников не заставил себя ждать, ответ пришел моментально. Он попросил описать девушек, которые подошли вчера вечером к их компании, и что они хотели от них. В ответе Лари описал подробно девушек и свои догадки по поводу того, что они не местные, а так же что там произошло.

«Блин, наверное, он сочтет меня сумасшедшим…» - подумал Лари, ожидая ответа профессора.

«Лари, это может показаться странным, но кажется, я могу дать тебе на все это объяснения, но только при личной встрече. Советую не откладывать ее в дальний угол, а приехать прямо сейчас ко мне. Мои координаты ты получишь, позвонив мне на мобильник. Вот номер 7хххххххххххххххх, ты увидишь его, добавив меня к себе в друзья. И пожалуйста, если решишь мне позвонить, то обращайся ко мне просто профессор», - незамедлительно получил электронное письмо Лари.

«Мои мысли сведут меня с ума окончательно, а профессор может мне разъяснить все это, так что решено. Еду!» - подумал Лари.

Быстро собравшись, он поехал к профессору.


***

Профессор проснулся от писка своего ноутбука. Он вяло потянулся к нему, глаза все никак не хотели раскрываться до конца. Его все еще непреодолимо клонило в сон. Кровь Эльвиры восстановила его силы, но тело почему-то мучительно ныло. Профессор открыл «бук» и сон бесследно исчез. Ему писал незнакомый мальчишка, о своей встрече с девушками, встретившимися с ним накануне, по описанию похожих, как раз, на Лию и Эльвиру. К тому же все сходится, примерно к этому времени Эльвира уже должна была оживить ведьму воды. Но больше всего профессора заинтересовало то, что случилось после его контакта с магическим существом. Фейников не мог поверить своей удаче, он быстро встал с кровати, накинул халат, висящий на рядом стоящем стуле, и вбежал в комнату к Энди, распахнув его дверь настежь. Он был бодр и полон сил, его вдохновила сама мысль обнаружения охотника на ведьм, что подобна поиску иголки в стоге сена.

- Энди! Случилось чудо! Нас нашел охотник! – Профессор победно сотрясал кулаками.

Энди не сразу понял, что сказал профессор, он сонно потянулся. Но потом резко соскочил с кровати, и стоя перед профессором в нижнем белье, быстро спросил:

- Охотник? Что за охотник? Что это значит?

Профессор не выдержал и засмеялся. Энди был совершенно растрепанным, все еще сонным, немного покачивающимся, паника в глазах была огромной.

- Успокойся, охотник на ведьм. Это нам прямо помощь сверху! – ответил профессор, протягивая ему халат, который только что взял из комода. Энди надел халат.

- Сверху? Это от кого?

- Это не от кого, это выражение такое, - профессор еще раз усмехнулся и вышел из комнаты.

Энди вышел следом за ним. Профессор завернул в ванную комнату, сам он спустился в ванную на первый этаж. Холодные струи воды прогнали остатки сна. Сначала ему показалось, что это все был страшный сон, но потом воспоминания прошедшей ночи всплыли перед глазами. Он выключил воду, обернулся полотенцем и прошел в гостиную. Там уже сидел профессор, смакуя кофе и указывая на чашечку, приготовленную для Энди. Тот взял горячий напиток, сделал пару глотков, небрежно посмотрел на профессора, поставил чашку и пошел обратно в комнату, чтобы одеться, так и не проронив ни слова.


***

Энди и профессор сидели в ожидании гостя. Рядом стояли пустые чашки из-под кофе, оба, молча, думали о своем. Они знали, что этот Лари, тот, кто сможет им помочь. Ведь, по словам профессора, им не реально повезло встретить живого охотника на ведьм. Они давно канули в лету. После того как ведьмы были изъяты из мира людей, государство запретило распространять любые сведения касающиеся охотников. И с того момента перестали существовать охотники, точнее они были, но только понятия не имели, что они не просто люди. Это не передается наследственно, и может выразиться только в присутствии ведьм, которых давно не было на земле. Время тянулось, и профессор решил его скоротать в книгах. Он пошел в библиотеку, Энди двинулся следом.

- Не верится, что охотник на ведьм сейчас приедет ко мне домой, - копаясь в старых книгах, что-то вычитывая, бормотал профессор себе под нос.

- Наверное, удача на нашей стороне, - высказался с сарказмом Энди, смотря на полки с книгами и думая, что можно полезного ему сейчас почитать.

- Не просто удача, а волшебство…, ты просто не представляешь, как нам повезло, - ликовал профессор, - это один шанс на миллион, что ведьмы наткнулись на охотника, а он вышел на меня. И не простого охотника, а на того, кто может справиться с ведьмами стихии, верней всего с одной, но это детали! А ведь он мог просто проигнорировать все это. Пойми, самое интересное, ему нужно время, чтобы использовать свою силу по максимуму. Этому конечно учатся годами, если сами, без чьей-либо помощи. Но я собирал очень долго различную информацию про них, и поэтому мы поможем ему овладеть своей силой, чтобы раз и навсегда избавиться от этих мерзких ведьм, - сказал профессор, не отвлекаясь от книг ни на мгновение.

Энди почувствовал странное ощущение внутри себя, после того как профессор назвал ведьм мерзкими. Он так не считал, припоминая Эльвиру, она ему понравилась с самого начала. Ее изображение на портрете было божественным. Такой красоты он никогда не встречал. Даже девушка Энди не производила такого впечатления на него. О, Боже! Он совсем забыл про то, что дома ждет его девушка.

- Я забыл позвонить своей девушке, - виновато сказал Энди продолжая шарить взглядом по названиям книг на полках.

Профессор оторвался от книг на столе, в которых пытался найти что-то, что может пригодиться в помощь охотнику, и пристально посмотрел на Энди.

- Почему ты раньше не сказал, что у тебя есть девушка? – раздраженно спросил профессор. Он совершенно не любил сюрпризов, тем более таких, которые могли порушить все планы.

- Видимо на нервах, я обещал ей, что сделка будет длиться всего день, и я должен был быть уже дома, - вспомнил Энди и повернулся к профессору, - она, наверное, переживает…. Надо было ей позвонить, когда я первый раз о ней вспомнил, но что-то как-то не до нее было.

- Послушай, Энди! Если тебе дорога твоя девица, то ни в коем случае она не должна появляться в наших краях, это может обернуться против нас и стоить ей жизни, - серьезно сказал Фейников.

- Почему? Я, наверное, чего-то не понимаю. Здесь же безопасно…, - сказал Энди, - Наоборот, я думаю, ее нужно немедленно привезти сюда!

- Пойми, ведьмы настолько сильны, что они узнают о ее присутствии, и, конечно же, твоя дама сердца будет им на руку. Она будет нашим слабым местом, а им сейчас нужен ты. Они не упустят такой шанс вывести тебя из равновесия. Ведьмы просто обменяют ее жизнь на тебя. Теперь ты понимаешь? Она просто даже не успеет сюда добраться. Лучше не рисковать. Я совершенно не представляю, на что они способны после восстания из ада, и никто до конца не может об этом знать, – объяснил профессор, - Позвони ей, и скажи, что все в порядке, нужно лишь уладить парочку документов, и добавь, что это займет несколько дней, - предложил он, стараясь быть как можно мягче.

- Нет, звонить я тогда не буду…, а если она позвонит, то объясню ей, что не надо волноваться, и что в скором времени я вернусь домой, - решил Энди.

Он был отчасти согласен с профессором, однако ненавидел, когда его поучали. Поэтому закончил разговор.

- Ну как хочешь, дело твое, только запомни, ни при каких условиях она не должна объявиться здесь, это слишком опасно, - напомнил Фейников и в упор посмотрел на Энди.

- Я понял, понял! – громко сказал Энди и утвердительно посмотрел на профессора, всем видом давая понять, что он не глупец и не нужно ему по десять раз объяснять одно и то же.


*** 

Энди поджидал Лари во дворе возле калитки с амулетом на шее, который подарил ему Фейников. В противном случае Лари не сможет найти дом профессора.

Было довольно прохладно, и Энди невольно поежился, в ожидании гостя. Он безучастно смотрел вглубь леса, стараясь унять раздражение, которое то и дело вспыхивало, когда профессор начинал говорить поучительным тоном. Нет, он все понимал, что человек не молодой, что все-таки преподаватель. Но не нужно говорить с ним как с пятилетним ребенком! Энди итак все прекрасно понимает. От своих мыслей он отвлекся, когда вдалеке увидел чей-то силуэт.

К нему на встречу шел невысокий молодой блондин, лет восемнадцати, волос был окрашен, об этом говорили уже виднеющиеся темные корни, одетый в светлые брюки, красную рубашку, на ногах классические белые туфли, на шее цепь из странного оранжевого металла, на голове солнцезащитные очки последнего поколения, со встроенными мини функциями компьютера. Парень выглядел представительно, но не броско. Они пожали друг другу руки, представились и Энди проводил его в библиотеку к профессору.

- Здравствуйте, - раздался голос сзади Фейникова.

В дверях стоял Лари:

- Я хотел бы с вами поговорить, вы написали, что можете мне объяснить одну мою ситуацию…, - начал было Лари, но его перебил профессор, который быстро подошел к нему и приобнял за плечи.

- Здравствуй, Лари! Я ждал тебя, проходи, присаживайся, нам есть о чем поговорить, - сказал профессор, подводя его к стулу, возле себя, так же придерживая за плечи.

Лари присел, а Энди скрестив ноги, и сложив руки на животе, прислонился к стене, оставшись стоять возле входа в комнату.

Профессор разложил перед Лари книги, которые нашел до его прихода, с картинками и подробными описаниями.

- Лари, возможно, тебе покажется это нелепостью, но поверь…, ты охотник на ведьм. И не просто охотник, а тот, кто может победить ведьму стихии. Сейчас давно уже позабыли про таких людей, - сразу начал профессор, - Просто дар этот проявляет себя только после встречи с ведьмой, до этого ты живешь как обычный человек. Мало кто сразу догадывался о своем даре. Ты молодец, что так заинтересовался подробностями. Потому как охотники после пробуждения силы, еще очень долго приходят к полному ее проявлению. Перед тем как человек становится настоящим охотником на ведьм, после того как он почувствовал силу в себе, проходит много лет обучения. И, к сожалению, большинство обучаются сами, из-за чего этот процесс становится длительным. Но тебе повезло, я долго изучал информацию о твоей силе и о том, как заставить ее пробудиться окончательно…

- Но почему именно я, зачем мне пробуждать в себе силу? – перебил его Лари, часто моргая.

Его лицо выражало полное непонимание, он едва понимал, о чем идет речь.

- Эта сила не передается по наследству. Она блуждающая. Всегда в разных родах. Если она и появляется в одном роде, то только спустя несколько сотен лет. Эта сила, практически материальна. Она сама выбирает себе хозяина, и очень хитра. Поэтому ведьмы никак не могут ее истребить, она всегда в разных местах. Ее уничтожить можно только на корню. А где он - не знает никто – ответил профессор.

- Но как это возможно? Ведьмы? Охотники? Это же все не реально, это сказки, вымысел, - не верил Лари, - Вы и сами подписали на сайте, что это все ваши выдумки.

- Это все возможно, друг мой. Просто люди давно перестали в это верить, и стали относится к этому как к чему-то несущественному, невозможному. Вспомни свои ощущения при встрече с теми девушками, они же были настоящими, - с улыбкой ответил Фейников, продолжая восхищенно смотреть на живого охотника, - А как еще можно было обнародовать эту информацию? Ведь магия запрещена, ее проявление, фильмы, книги, все. Ты скажешь, что ведь в институтах, хоть и отводится на это мизерное количество часов, но рассказывают, что такое существовало раньше. Но и там нет практически ни единого слова правды, все отслеживается государством, чтобы у людей и намека не появилось на проверку достоверности данной информации. Я вообще удивляюсь, как мою статью оставили. Наверное, решили, что профессору, который на своих лекциях рассказывает совершенно другое, никто не поверит. И только встретившись с тем, что в ней описано, лицом к лицу, можно было поверить в это, и не поверить в то, что это выдумка.

- Вы говорите, что ведьмы давным-давно были убиты, тогда как они смогли мне повстречаться? - не понимая, продолжал задавать вопросы Лари, в его глазах читалось недоверие. И чувствовалось, что он готов вот-вот уйти и забыть обо всем.

- Да, хороший вопрос, - вздохнул профессор, - видишь ли, это слишком длинная история, - и профессор поведал ему историю о том, как Энди купил замок и оживил Эльвиру.

Энди недовол


убрать рекламу







ьно на него посмотрел, как бы говоря взглядом «спасибо, что сказали, что я во всем виноват и ни разу не упомянули о своих желаниях!». Профессор этого не заметил, он выжидающе смотрел на Лари.

- Ничего себе…, - удивленно произнес Лари, посчитав, что он сходит с ума, - но, профессор. Вы же сказали, что я могу уничтожить ведьм раз и навсегда, как я могу это сделать? – Лари решил, что может это ложь, но все же интересно.

- Лари, пойми меня правильно, в одиночку тебе все равно не справиться с двумя ведьмами, ты сможешь справиться лишь с одной, - ответил профессор.

- Почему? Я же, по вашим словам, охотник на ведьм? - не понял Лари.

- Есть еще один маленький нюанс, о котором я забыл тебе рассказать, - оправдался профессор, - дело в том, что некоторые охотники на ведьм имеют силу, которая способна справиться только с одной стихией, и с множеством обычных ведьм, а у нас целых две ведьмы разных стихий. Как я понимаю, ты схватил за запястье Лию, а она подчиняет себе силу воды. Значит, скорее всего, в тебе сила огня, - задумчиво произнес профессор.

- Что значит некоторые охотники? – спросил Лари.

- Это значит, что существуют простые охотники, а так же охотники, которые обладают стихией, такие как ты, - профессор замолчал, давая возможность парню вникнуть в его слова.

В библиотеке ненадолго повисла тишина.

- Наша основная задача, не допустить того, чтобы Энди попал в их руки, - немного погодя продолжил профессор, - и если, они заполучат его, то тогда в наш мир вернутся еще две ведьмы. Объединившись, они смогут свершить такое Зло, что от нашего мира останутся «рожки да ножки». Они все владеют силами четырех стихий. Эльвира управляет огнем, Лия водой, Берта имеет силу земли, а Офелия подчиняет себе силу воздуха. Все вместе они способны вызвать пятую стихию, это Дух – Пэвтеквато, и раз он будет вызван злыми ведьмами, он будет Злом. Тогда на земле не останется никакого добра. Хотя, может и останется светлая сторона на земле, но никогда не будет свободной. Она будет в полной власти Пэвтеквато, короче говоря, сделают нас своими рабами.

- Теперь мне немного понятней, - медленно произнес Лари, осознавая, что у него самого с головой не в порядке, раз он начинает верить профессору, - могу я взять себе вот эту книгу? - Лари указал на книгу, которую профессор показывал ему вначале их встречи.

- Да, конечно! Я надеюсь, ты сейчас не собираешься от нас уходить, - заволновался профессор, с надеждой беря Лари за запястье правой руки.

- Спасибо, что рассказали мне все, что вам известно, - начал Лари, высвобождая руку из цепких пальцев профессора, - и за то, что не дали мне сойти с ума от своих мыслей, которым я не мог дать разумных ответов. Но, к сожалению, мне пора удалиться. Я уже итак провел с вами слишком много времени, - Лари встал из-за стола, прихватив под мышку книгу об охотниках.

Энди перегородил ему выход, уперев руки в дверные косяки, и бросил на него укоризненный взгляд, приподняв подбородок, немного приспустив брови.

- Лари, постой, - крикнул профессор, - я не могу тебя так просто отпустить. Нам нужна твоя помощь, а тебе мои знания, без них ты не сможешь обрести полную силу. И без тебя мы просто можем погибнуть, разве ты не поможешь нам? – изложил профессор как можно короче, стараясь задержать Лари и убедить остаться.

- Простите профессор, но мне все же нужно идти, - ответил Лари, повернувшись к профессору, - Я пока не до конца верю во все это. И раз уж вы говорите, что я могу справиться один с ведьмой, то я хочу без чьей-либо помощи это сделать.

- Лари, ты сможешь одолеть всего лишь одну ведьму стихии, и то, достигнув как минимум уровня мастера, а их двое, и если ты нас покинешь, то может случиться, что и остальные две ведьмы придут в наш мир, чтобы разрушить его. Умаляю, не оставляй нас! Не уходи! Ты можешь сам погибнуть! – жалобно умолял профессор остаться Лари, шаря руками в ящике своего стола.

Быстро найдя то, что он искал. Профессор протянул странную вещицу Лари:

- Хотя бы прими презент от меня! Это кулон, в память о нашей встрече! Прошу никому его не показывай и никогда не снимай. Можешь не сомневаться, у меня хорошие добрые намерения.

Лари подошел к профессору, надел подарок на шею, и спрятал под одежду, профессор отдал ему кулон, который позволяет увидеть, то, что скрыто от простого взгляда.

- Нет, профессор, не пытайтесь меня остановить. Я все равно уйду. И не волнуйтесь, я не позволю ведьмам добраться до вас. Я справлюсь, - сказал Лари, более уверенным голосом, чем раньше, - Я отыщу их, и уничтожу!

С этими словами он пошел в сторону выхода, Энди учтиво отошел от прохода, и Лари покинул дом профессора.

- Что нам теперь делать? Этот глупый мальчишка возомнил о себе невесть что! – возмутился Энди.

- Теперь нам остается ждать, мы сделали все, что от нас зависело, - с поникшим голосом ответил профессор, прекрасно понимая, что если Лари еще раз попадется ведьмам, то с ним будет покончено.

Через некоторое время, профессор услышал странный звук, доносившийся откуда-то сверху.

- Что это еще такое, - спросил профессор.

- Не знаю, но, по-моему, это мой телефон звонит, я его оставил в спальне, - сказал Энди, и побежал наверх.

- Если это твоя девушка, говори, что угодно, только ни в коем случае не позволяй ей ехать к тебе, - крикнул Фейников вслед Энди.

- Я помню…, - донеслось сверху.


Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Джессика второй час ходила по своей комнате не находя себе места. Комната в ее однокомнатной квартире была не большая, квадратов двадцать. Было одно большое окно, стоял шкаф-купе, большая кровать, телевизор, стереосистема, диван и два кресла с журнальным столиком. Естественно все встроенное, как и в других современных домах. Комната выполнена в светлых постельных тонах зеленого оттенка, дабы успокаивать нервы после трудового дня. Но сейчас ей это не помогало.

Ее парень Энди уже который день не звонил. Как переехал в этот замок, так и пропал там. Джесс наслышана про это место, в том числе и от него самого. Хотя она в эти «всякие» штучки категорически не верила, но все же начала переживать, а местами и изводить себя не на шутку.

Она подошла к зеркалу и осмотрела себя. Среднего роста блондинка, с некоторой худобой и резкими чертами лица. Волос аккуратно лежал на плечах, был кудрявым, т.к. была выполнена химическая завивка, и доходил до лопаток. Белые джинсы и классическая рубашка идеально сидели на фигуре. Джесс зарекалась не звонить ему больше, когда он занят, но он обещал все уладить за день, а он давно кончился, а точнее несколько дней назад. Она взяла телефон и набрала его номер, специально не включая видео-вызов:

- Привет.

- Привет. Не думал, что ты первая позвонишь…, - Энди старался говорить спокойно, ничем не выдавая положение дел.

- А почему я не должна была позвонить? Ты как купил этот замок, так куда-то пропал. Ни привета тебе, ни ответа… Ты чем там занимаешься?

- У меня дела. Сама понимаешь, что такое заключить сделку с риэлторами. Это серьезное дело… Тем более я не квартиру покупаю, а старый замок, на который мне нужно в ближайшее время получить все документы, - это все, что пришло первое на ум Энди.

В трубке воцарилась тишина. Джессика обдумывала сказанное. Энди боялся, что был не убедительным. Он знал, что Джессика может уличить его во лжи. Они уже давно встречались, где-то около года, и знали поведение друг друга.

«Как не вовремя она появилась» - подумал Энди, а Джесс тем временем продолжила:

- Какие еще документы? Ты чего мне голову морочишь??? Ты же говорил, что все оформится в один день! А сколько прошло? Ты что, меня за дуру держишь? Или думаешь, я считать разучилась или вовсе не замечу, что ты не объявился, как обещал! К тому же, ты даже не удосужился позвонить! Все, я еду к тебе. И точка.

- Давай не будем! Я тебе сказал, что должен уладить дела, значит не нужно мне мешать. И вообще, я не знал, что так получится, - Энди пытался как можно правдивей отговорить Джессику приехать в замок, - поначалу мне говорили, что на все уйдет день. Мол, договор подпишем и все. Но на деле оказалось, что замок очень старый и нужно подписать много санкций, в которых я даю согласие на все его недостатки. Помимо этого, мне нужно выплатить штрафы за пожарную безопасность, она у меня современным нормам не соответствует. Короче, тебе здесь делать нечего, лишняя нервотрепка. Я, как только все улажу, сразу отзвонюсь тебе, а сейчас мне некогда, много бумаг нужно прочитать и подписать. Прости. Поэтому и не звонил, замотался…, - выпалил Энди, и сам поверил в сказанное. На лбу выступил пот. Ему была дорога Джесс, и он не хотел подвергать ее опасности.

-Хорошо, я не приеду, - ответила Джессика, но мысленно уже была в замке, - До скорой встречи, - добавила она, после небольшой паузы и положила трубку, не дав Энди возможности ответить.

«Посмотрим что у тебя там за бумаги такие» - подумала она и стала собираться.


***

Дорога от дома до замка заняла немного времени. Со сверхбыстрым такси поколения «next», это реально, хоть она и жила на другом конце города. Джессика вышла из такси, рассчитавшись с водителем одним отпечатком большого пальца еле касаясь о сканирующий экран карманной кассы, направилась к дверям замка.

На улице стемнело, от этого замок выглядел еще страшней. Трижды позвонила, но дверь никто не открыл. Дернула за ручку и очень удивилась, когда дверь поддалась, чуть скрипнув, она открылась. Джесс тихо вошла.

- Энди! – позвала она, но никто не ответил.

- Энди! – повторила Джесс, но в ответ все так же тишина.

Осмотревшись по сторонам, ее посетило чувство отчаянья и страха. Дарквитч был настолько пропитан злобой, что эти чувства были практически материальны. Мебель здесь в основном вся осталась с тех времен. Сейчас этот раритет стоит огромных денег. Почему же он не закрыл дверь? Джесс прошла в гостиную и снова позвала:

- Энди!

Она села на резной диван, и долго всматривалась в не горящий камин, прежде чем заметила, что он отступает от стены, образовывая между ними щель. Осторожно поднявшись с дивана, Джесс подошла вплотную, рассматривая эту щелочку, пытаясь увидеть, что там внутри.

Взявшись за край камина, потянула его на себя. Камин поддался и отодвинулся на немного, этого было достаточно, чтобы она протиснулась за него и изучила загадочный проход. Джессика прихватила с камина свечу, подожгла ее зажигалкой, которую достала из сумочки. Осветив проем и увидев лестницу, она пошла вниз, ей было не по себе, она не знала, куда ведет этот тайный ход и что ее ожидает в конце пути, после чего она немного поежилась и крикнула:

- Энди!

Она практически дошла до конечного зала, откуда исходил мягкий свет, как услышала женские голоса сверху. Они были слишком тихие, и Джессика с трудом могла расслышать слова, прислушиваясь.

- Эльвира, ты почему склеп не закрыла? – говорила Лия, подходя к выходу из зала.

- Забыла, наверное. Нам не до этого было. Да и вообще, там что-то ценное есть? – ответила Эльвира, заходя в зал, - Все книги давно оттуда увезли.

После этого раздался щелчок. Эльвира закрыла склеп.


***

- Ценное, не ценное, но ты всегда забываешь закрывать двери! – Лия была недовольна рассеянностью Эльвиры. Они вместе вышли в холл.

- Вот, - Лия указала на входную дверь, которая была приоткрыта, - Входная тоже открыта! А если кто-нибудь зайдет? А если уже кто-то в замке? Пока мы были наверху, мог, кто угодно сюда зайти!

- Кто? – усмехнулась Эльвира.

Она вернулась в зал, бросила ключ от входа в склеп на рядом стоящий с камином диван и выглянула в окно. Солнце уже практически скрылось за горизонтом.

- Какая разница кто? Мало ли! А может тот охотник? – отвечала Лия, стоя в проходе и наблюдая за Эльвирой и ее перемещениями по комнате. Она ходила туда-сюда по одной траектории, поглядывая в окно.

- Тот охотник? Я совсем забыла про него! – Эльвира скорчила смешное лицо паники и остановилась, посмотрев на Лию насмешливым взглядом, - Что же мы тогда делать то будем? Мы, две совершенно маленькие, слабые ведьмы стихий. Он же нас по стенке размажет! – она жестом руки изобразила размазывание по стенке, ее голос на последнем слове сорвался на крик, и она рассмеялась.

Лия закатила глаза:

- Ты невыносима.

- Зато ты ангел, - сказала Эльвира и снова посмотрела в окно, - Солнце село. Нам пора.

Они вышли на улицу и направились в сторону кладбища. Между ними висело тяжелое молчание. Каждая шла со своими мыслями. Никто не нарушал тишину. Только когда Эльвира открыла ворота, Лия сказала:

- Я за себя не ручаюсь.

- Тогда и я тоже, - ответила Эльвира, и они зашли на кладбище.

- А ты-то что? Ты же любишь вампиров.

- Дело не в этом, - сухо ответила Эльвира.

- А в чем? – допытывалась Лия.

- Если ты уничтожишь нашу единственную надежду, то я не ручаюсь, что мы вообще что-то дальше предпримем. Здесь без вариантов, поэтому держи себя в руках, - предупредила Эльвира.

Лия злобно посмотрела вдаль. К ним из темноты шла Ванда. Был виден ее белоснежный оскал. Расстояние между ними сократилось до пяти метров. Вампирша не хотела подходить ближе, она боялась, скрывая это самым виртуозным способом.

- Кажется, мы обо всем договорились в прошлый раз, - начала она, а двое приближенных к ней вампиров встали за спиной.

Луна на небе, получив полную власть, стала ярче, небрежно откинув тени на землю. Но у вампиров нет теней, это одна из видимых черт, отличающая их от людей. И только у Ванды была Тень из всех вампиров, которая иногда ленилась повторять движения, она живая, незаметная, ее правая рука. Хотя Тень могла быть лишь у прародителя. Но, в случае его смерти, она переходила к перворожденному, коронованному и возведенному на престол наследнику.

Прародителя невозможно убить, даже магия здесь бессильна. Но, дабы защитить иерархию клана, есть один запрет, которого не должен нарушать прародитель. Он не может кусать перворожденного, его кровь – яд для прародителя, только это может убить его. И это должна быть именно дочь. Среди первых вампиров не было женщин. Лишь Ванда – первородная вампиров, дочь прародителя, Лорда Вархеллда. Она миледи, которой беспрекословно подчиняются все вампиры их обители. Прародитель уже давно мертв, он скончался при странных обстоятельствах, после чего его дочь – Ванда заняла престол и унаследовала титул и всю его силу, в том числе и неуязвимость.

Однако на Ванду кровь ее первенца не подействовала бы, просто потому что она не прародитель, а значит, не может иметь детей, как ее отец. Но взамен она приобрела возможность погибнуть от руки ведьмы стихии. Тень перешла к ней от отца. Всем было понятно, что в смерти отца замешана сама Ванда, но разбираться никто не стал. Тем более факт покушения Лорда на лишение своей дочери титула в пользу своей второй дочери, незаконно рожденной от ведьмы, был очевиден, его признали сумасшедшим.

Ванда провела рукой по своим коротким волосам, опустила руку.

Лия отвернулась в сторону, а Эльвира сказала:

- Кажется, ты забыла кто Мы!

Лия повернулась, осмотрела своими ярко-синими глазами Ванду с ног до головы и с отвращением сказала:

- А так же кто ты.

Ванда кинула на нее злобный взгляд. Ехидно ухмыльнувшись и, гордо подняв голову, вальяжно произнесла:

- Чего вам? Зачем пришли?

- Нам нужна твоя помощь, - ответила Эльвира.

- Помощь? – Ванда попыталась сделать на лице искреннее изумление, но у нее это плохо получилось, - чем мы, низшие создания, можем помочь Вам, Ведьмам стихий? Лию ты уже оживила, больше нам нечего вам предложить. Вы забыли, кто Мы? – ерничала Ванда, предвкушая интересное предложение от ведьм стихий.

- Ты ошибаешься. Нам нужно найти одного человека. Он пьет мою кровь.

- Так человека или вампира? – уточнила она, усмехнувшись.

- Он человек. Таким способом, он продляет себе жизнь. Я знаю, вы можете выследить его по запаху.

- На это есть только один способ. Ты знаешь какой? – Ванда наклонила голову на бок, вглядываясь как можно глубже в Эльвиру, словно гипнотизировала, но с интересом ждала ответ.

- Да. Но я не доверюсь никому из твоих подданных. Работать будешь ты, - твердо заверила Эльвира, и представила предстоящие ощущение, ее передернуло, но никто не заметил.

- Что я получу с того? – спросила Ванда в том же тоне, подкусив нижнюю губу, немного оголив свои кристально белоснежные клыки.

- Ничего, - вырвалось с уст Лии, после чего, Эльвира взяла руку Лии, ощутив, что Лия выходит из себя.

- Ничего? - переспросила Ванда, она была возмущена.

- Возможно жизнь, - добавила Лия, а Эльвира крепко-крепко сжала ей руку, пытаясь остановить от дерзких высказываний.

- Я тут слышала, что-то о единственной надежде… - продолжила Ванда, устремив свой высокомерный взгляд на Эльвиру.

Она была уверена в том, что Эльвира не сможет ей противоречить, а Лие придется умерить свой пыл, и смириться с решением Эльвиры, осознав, что это единственный выход найти маленького гадёныша, обладателя свойства кинжала.

Лия была откровенно зла, взбесившись из-за поведения Ванды. Ее волос начал переливаться струями воды, черты лица исказились, от ее красоты не осталось и следа. Она стала похожа на мертвеца. Такая же бледная, с ввалившимися щеками и глазами, в самих же глазницах бушевала ее стихия, закручиваясь и образовывая воронку. Тело становилось прозрачным. Лия смеялась, видя страх в глазах Ванды, которая отступила еще на пару шагов назад, но все остальные вместо этого видели ее оскал, зубы стали очень острыми. В волосах Лии появлялась морская пена, с пальцев начинала капать вода. Еще немного и она обрушила бы свою стихию на Ванду.

- Лия, остынь, - прикрикнула Эльвира, отпуская ее руку, - что ты хочешь? – она перевела свое внимание на Ванду.

- Я должна сразу цену назвать? – спросила Ванда, иронично приподняла бровь и косо посмотрела на Эльвиру.

Эльвира видела, как в ее глазах вспыхнул какой-то странный огонек. Хороший знак, значит, она пойдет на это. Но вот только с какими требованиями или последствиями?

- Нет, - ответила Эльвира, конечно, ей это не нравилось, но злить Ванду ей не хотелось. В конце концов, это действительно единственный шанс найти Энди, а это значит выжить. Она бросила быстрый взгляд на Лию, которая уже была в своем обычном обличии и смотрела куда-то вдаль, старательно игнорируя присутствие Ванды.

- Хорошо. Я согласна. Когда начнем? – Ванда подошла ближе, ее спутники не отставали.

- Как-то ты легко согласилась, - сказала Лия, переводя взгляд на Ванду, а Эльвира снова сжала ей руку.

- А у меня есть выбор? – улыбнулась Ванда, пытаясь придать лицу вид мученицы.

Эльвира и Лия чувствовали неладное, Ванда что-то задумала. В чем-то подвох, не может быть все так гладко. Но останавливаться нельзя. У них итак мало времени. Все необходимо успеть до следующего лунного затмения во время полнолуния. А оно через два дня.

- А чего начинать? – спросила Эльвира, - Тут что? Целый ритуал нужен? Кусай уже, да и все. И без фокусов.

- Каких еще фокусов? – спросила Лия и недоверчиво посмотрела на Эльвиру, - ну-ка давай отойдем, - она взяла ее под руку и отвела в сторону, - Ты, что имела в виду под этим?

- Как что? – Эльвира удивленно посмотрела на нее, - Вот ты мне скажи, что ты вообще знаешь о вампирах?

- Мне на них плевать, - с антипатией ответила Лия.

- Значит ничего… - сделала вывод Эльвира.

- Как ничего? Они это… в зеркале не отражаются, чеснока боятся, от солнечного света погибают, крестов так же боятся, осиновым колом их убить можно…. – в ускоренном темпе начала перебирать Лия все моменты известные ей о вампирах.

- Уууу… Скудненько, да и к тому же половина неправда. В детской книжке читала? – с улыбкой на губах произнесла Эльвира, что очень сильно задело Лию.

- Послушай, я не фанат вампиров, в отличие от тебя, никогда с ними не общалась, и в мое время о них было другое представление. Про какие фокусы ты говорила? – снова задала вопрос Лия, акцентируя на том, что ей сейчас важно, что расскажет Эльвира про вампиров, а не она.

- Короче, краткий курс для тебя «по вампирам», - Эльвира вздохнула и продолжила, - То, что они сжигаются солнечным светом правда. Чеснок, святая вода, кресты и прочие предметы веры, чушь галимая, детские сказки, вампиры плевать хотели на это все. На счет колов…. Деревянный кол, или что там еще может быть, в сердце парализует вампира, пока не будет убран. Убить их можно, вырвав им сердце или оторвав голову. Желательно еще после этого все это сжечь, для верности. И еще, они летают, правда только старейшие, за много лет они настолько становятся не привязаны к земле, что появляются такие способности, обладают гипнозом, - Эльвира улыбнулась, увидев недовольство на лице у Лии, и добавила, - не бойся, нам он не страшен, действует только на простых смертных. В зеркалах отражаются, они хоть и мертвы, но тело-то их материально. Обладают способностью проникать сквозь щели или просачиваться сквозь землю. Обостренные человеческие чувства, такие как осязание, обоняние, слух и т.д. Они способны двигаться с большой скоростью. Превратиться в вампира можно, только если он смешает яд с твоей кровью. Тогда он как инфекция начнет распространяться по твоему телу, и ты обратишься.

- Яд? Какой яд? – Лия удивленно посмотрела на Эльвиру.

- Яд, который они впускают в твою кровь через клыки, при укусе. Естественно, яд выпускается только по желанию вампира.

- Какой кошмар! Прямо, как змеи! – возмутилась Лия, - Значит, она может отравить тебя?

- Я думаю, нет. В конце концов, яд рассчитан на живых людей. А я давно мертва.

- И все же это возможно?

- Теоретически нет, - попыталась успокоить Лию Эльвира, абсолютно в этом уверенная.

- Ну и что там дальше, про обращение? Вот так вот просто умер и сразу очнулся вампиром? – Лие категорически не нравилась эта затея и раньше, а теперь подавно.

Эльвира вздохнула:

- Нет, через неделю. Ровно на седьмой день инфекция полностью тобой завладеет, и ты перевоплотишься. Сначала у человека будет слабость, затем кошмары начнутся во сне, обостряться все чувства, далее будет реакция на солнце, но оно еще не так будет опасно человеку, просто он начнет его избегать, ощущая неудобства. Появится чувство голода, причем оно будет постоянное, даже если и поешь, и последние две стадии – это отрешение от реальности, то есть никакой реакции на происходящее вокруг, и смерть.

- Смерть? – еще больше изумилась Лия.

- Ну да, смерть и рождение нового «Я», так сказать, - Эльвира улыбнулась.

- Ну, так что? – крикнула Ванда, Эльвира повернулась в ее сторону.

- Я готова, - ответила Эльвира, и они с Лией вернулись к Ванде.

Луна скрылась за деревьями. Снова тот же ветерок пронесся мимо ведьм, Тень Ванды исчезла, прошептав что-то на ушко миледи.


Ванда довольно улыбнулась. Они направились к склепу Лии подальше от посторонних взглядов, заблудших существ. Когда они пришли до нужного места с точки зрения Ванды, Эльвира подставила руку.

- Нет, - отставила ее руку в сторону Ванда, - давай шею.

- Зачем? – удивилась Лия

- Чтобы почувствовать запах искомого нужно выпить кровь только из сонной артерии, она больше передаст информацию вампиру, это займет меньше времени на поиски.

Эльвира откинула волос и наклонила голову. Ванда обнажила клыки, они сверкнули в свете луны, и впилась в ее шею. В ее глазах разгорелся огонь. По венам разлилась холодная кровь ведьмы, которая, тем не менее, обжигала, как крепкий алкоголь. Удивительная на вкус, совершенно не похожая ни на кровь людей, ни на кровь вампиров, утоляющая жажду, в десять раз быстрее. Ванда вцепилась руками в плечи своей жертвы. Глаза Эльвиры налились кровью, а на кончиках пальцев промелькнули искры. Через несколько секунд Лия занервничала и крикнула:

- Эй! Хватит уже!

Взмахом руки, создав из воздуха поток воды, окатила Ванду, отшвырнув им ее от Эльвиры. Ванда оказалась на земле, совершенно мокрая и, злобно оскалившись, смотрела на Лию своими большими красными зрачками, налившимися кровью. Кровь, которую не смыло водой, сбегала у нее по губам, клыки угрожающе выглядывали. Эльвира упала без сознания, как только Ванда перестала ее держать. Взмахом руки Лия снова окатила Ванду волной, так же создав ее из воздуха. Краснота глаз у Ванды тут же спала, а улыбка осталась.

- Ты что творишь? – злилась Лия.

Она сделала два шага и оказалась возле Эльвиры. Потрясла Эльвиру за плечи, та томно открыла глаза.

- Ты как? – спросила Лия.

- Нормально.… Только какое-то чувство странное… - проговорила Эльвира, - но думаю, оно пройдет. Ты чувствуешь его? – она обратилась уже к Ванде.

- Да, – коротко ответила Ванда, поднявшись с земли.

Лия в пару шагов оказалась возле Ванды и схватила ее за горло, прижав к дереву. Вампирша даже не сопротивлялась, она просто обмякла под ее хваткой.

- Послушай, ты…. Если после твоего укуса будут хоть какие-то последствия, считай, твои дни сочтены. Ты меня поняла?

Ванда медленно закрыла и открыла глаза в знак согласия, не имея возможности что-либо сказать, так сильно Лия сдавила ее горло.

- Отлично, а теперь, фас, - Лия отпустила Ванду.

Последняя наклонилась, тяжело дыша. Вампирам в принципе воздух не нужен, но его отсутствие уменьшает их возможности и доставляет огромный дискомфорт в теле. Сделав еще пару глубоких вздохов, Ванда с ненавистью посмотрела на Лию и направилась вглубь леса.

- Ты можешь идти? – обратилась Лия к Эльвире.

- Да, конечно..., - ответила она и встала

Не ощущая больше в теле слабости, из-за которой чуть не потеряла сознание, они поспешили за Вандой, которая четко взяла след и не хотела его упустить, давно ускорив шаг. Не прошло и минуты, как Эльвира снова упала, подперев землю ладошками, у нее потемнело в глазах, она ошиблась, слабость все еще была, хоть и незначительная. Возможно, Ванда взяла слишком много крови у нее.


Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Лари включил интеллектуальный автопилот в своей машине, который позволял не только держать скорость, но и полностью следить за движением и предпринимать необходимые действия в разных ситуациях на дороге, и принялся читать книгу, взятую у профессора.

Странно, но самое главное, это то, что сначала нужно поверить в свой дар, чтобы развить его по максимуму. Да, для него сейчас это было достаточно сложной задачей. Как можно поверить в то, о чьем существовании ты даже не подозревал?

«Как вообще, можно заставить себя поверить в то, что я не просто человек, а охотник на ведьм. И почему больше ничего не написано, только про веру, веру в себя и свои силы?» - не понимал Лари, - «И еще здесь написаны имена охотников на ведьм, их истории, как они приобрели силу после встречи с ведьмами, каких ведьм они истребляли…. Но ничего о том, как они это делали. Попробую ввести в поисковик имена охотников, может хоть что-нибудь найду».

Он начал вводить имена охотников по очереди. Но пока ничего не находилось. После нескольких неудачных попыток, он ввел имя «Вильгельм Райхард». И координатор выдал одну единственную ссылку на короткое интервью. Там было очень мало информации о нем. А именно, только то, что Вильгельм Райхард известный историк их города.

«Ага, координатор нашел Вильгельма Райхарда, как написано в книге, это один из последних охотников на ведьм. А на сайте написано, что он историк. Думаю, это просто однофамильцы…. Он просто не может быть жив, столько лет прошло…. Стоит наведаться» - подумал он. Однако это была единственная зацепка. Возможно, раз он историк, он может что-то знать об охотниках. «Так, он проживает в нашем городе, на окраине леса…. Страшно ехать в лес ночью, но я все равно должен, может этот охотник из книги это его родственник? Профессор Фейников говорил - знание сила. Но, мне нужно держать в тайне, кто я, дабы не было проблем с законом», - подумал он.

Этого хватило Лари, и он направился к дому Вильгельма Райхарда. Он уже покинул территорию леса и выехал в город, поэтому ему пришлось изменить курс, повернув назад. Это было далековато от замка Энди. Но тут также безлюдно, как и там. По всей улице, стояли заброшенные пустующие дома, с провалившимися крышами и обвалившимися стенами. Был лишь один деревянный жилой коттедж, в самом конце улицы. Об этом, говорила ухоженность дома и горящий в окнах свет. Во дворе было прибрано, дом отстроен со вкусом, двухэтажный.

Лари припарковался возле забора. Не обнаружив звонка, решил открыть дверь. Послышался громкий лай собаки. Это был чистокровный ротвейлер, который был привязан на цепь к своей будке, не достающую до тропы ведущую к дому. Лари дошел спокойно до жилого строения и постучал в дверь. Ему открыл взрослый мужчина лет сорока. Он был среднего роста, плечистый шатен, в домашних джинсах и футболке.

- Здравствуйте! Простите, что так поздно…. Меня зовут Лари. Извините что без приглашения, но я очень хочу поговорить с Вильгельмом Райхардом. Координатор мне выдал адрес вашего дома, - сказал Лари, немного обескураженный возрастом, открывшего дверь. Он ожидал увидеть как минимум пожилого мужчину.

- У вас устаревшая информация, Вильгельма Райхарда здесь нет, - мрачно ответил мужчина и закрыл дверь.

Недолго думая, Лари еще раз постучал в дверь.

- Я же сказал, Вильгельм Райхард зде


убрать рекламу







сь не проживает, уходите, - ответил грубый голос через закрытую дверь.

Но Лари решил настойчиво стучать в дверь, не обращая внимания на лающего пса. Через несколько минут дверь распахнулась, на пороге возвышался мужчина.

- Что вам нужно? – злостно спросил он.


- Извините за мою настойчивость, но мне жизненно необходимо узнать то, зачем я сюда ехал. Возможно, с вашей помощью я смогу найти ответы? – вежливо спросил Лари.

- Чем же я могу вам помочь? Я не Вильгельм Райхард, - не меняя тона, ответил мужчина.

- Вероятно, вы его знаете или знали, и сможете ответить на пару вопросов, – поинтересовался Лари.

- Вы собираетесь писать статью? – уточнил он.

- Нет, что вы! Это лично для меня, - быстро ответил Лари.

- Хорошо, поскольку журналисты мне не по душе, - ответил мужчина, - что-то подсказывает мне, что вы от меня не отстанете…

- Вы правильно мыслите…, - улыбнулся Лари.

- Раз так, то входите, не люблю разговаривать в дверях, - сухо сказал мужчина.

Они зашли в дом. Мужчина пригласил его пройти на кухню и выпить по чашечке чая. Лари не отказался. В доме было чисто и гармонично. Мебель была довольно старая, но держала свой вид. Было заметно, что хозяин следил за состоянием дома, и поддерживал чистоту и порядок. Правда, Лари удивился отсутствию современной техники. Он вообще не понимал, как без нее можно обходиться.

- Красивая у вас собака, - сказал Лари, немного, растерявшись, когда они уже сидели за столом.

- Да, Барбадос, верный и умный пес, - на что ответил хозяин дома, - Ну..., слушаю вас молодой человек, зачем вы пришли ко мне?

- Простите за бестактность, начну сразу с вопросов. Как близко вы знаете Вильгельма? У меня есть вопросы, связанные с его деятельностью. Насколько мне известно, он историк - начал Лари, - и все-таки я хотел бы поговорить именно с ним, с глазу на глаз. Может, вы знаете, где он и скажите мне?

- Что вам могло понадобиться от историка? – улыбнулся он.

- Конкретно, информация о ведьмах. Возможно, изучая историю нашего города, он мог что-то случайно узнать о них, - пожал плечами Лари.

- Ведьмы? Вы, в самом деле, верите в них? – в голосе прозвучала усмешка.

Лари не знал, говорить ли ему о том, что с ним произошло, но другого выбора нет. В противном случае он никогда ничего не узнает, стоит хотя бы попробовать.

- Я думаю, что встретился с ними….

Дальше мужчина не дал договорить, он хорошо умел читать людей по выражению их лиц и понял, что парень не врет.

- Что ж, Лари, вижу у вас действительно серьезные намерения, - сказал мужчина, который ничуть не удивился сказанному, отпив немного чая. Лари вообще показалось, что он проигнорировал последнюю его фразу, потому что мужчина без расспросов продолжил:

- Я близко знаком с Вильгельмом и знаю кое-что о его деятельности. Что конкретно вас интересует? А про то, где он сейчас... даже думать забудьте! Я все равно вам не скажу.

- Значит, вы все же знакомы, и я смогу с ним встретиться - обрадовался Лари, - Поверьте, я не останусь в долгу, - не успокаивался он, продолжая настаивать на своем, - назовите цену!

- Мне кажется или вы действительно не понимаете мой язык? – рассержено сказал он, - Задавайте вопросы мне, если я знаю на них ответ, я обязательно расскажу все, что мне известно. А про Вильгельма Райхарда и думать забудьте! Это больше не обсуждается. Еще один подобный вопрос…, и я не постесняюсь выставить вас за порог моего дома, и хлопнуть дверью перед вашим носом.

Немного подумав, Лари решил задать вопрос с ходу об охотниках. «Возможно, его застанет это врасплох, и он выдаст мне адрес Вильгельма Райхарда», - подумал Лари.

- Мне известно, что существуют охотники на ведьм…, - начал Лари, но его перебил хозяин дома.

- Мне ничего не известно об этом, - он резко встал из-за стола, сурово посмотрел на Лари, - Молодой человек, я не собираюсь обсуждать это ни с вами, ни с кем-либо еще. Покиньте мой дом! - грубо сказал он, - это не ваше дело!

- У меня много вопросов. Вы не понимаете, как мне нужна ваша помощь! - умоляюще сказал Лари, привстав из-за стола, оказавшись напротив хозяина дома.

Разговор не удавался, на все, что Лари спрашивал, мужчина отвечал как-то, как ему показалось, невпопад.

- И если вам известно, хотя бы что-нибудь об этом….

- Я не понимаю, зачем вам понадобилась моя помощь? Я уже сказал, что ничего не знаю…, - продолжил мужчина, но его перебил Лари.

- Это касается жизни и смерти, - уверенно произнес Лари

- Не понимаю! Чего вы добиваетесь, Лари? Я не намерен вести с Вами разговор, сколько можно раз повторять, чтобы до Вас наконец-то дошло. Я прошу Вас покинуть дом мирным способом, а иначе…, - он держал в руках кружку горячего чая, и ждал пока молодой человек уйдет из его дома.

- А иначе что? – на повышенном тоне спросил Лари, - вы меня выгоните за дверь, применив силу охотника на ведьм? – подшутил Лари, надеясь, что это поможет хоть что-нибудь выяснить и, усмехнулся.

Мужчина от неожиданности опрокинул кружку на пол, а горячий чай оставил ожог на его руке, который на глазах затянулся, кружка чудом уцелела. Лари не поверил своим глазам.

- Как это у вас получилось? Я своими глазами видел, как у вас только что на правой руке был ожог, которого сейчас уже нет, - он еще больше удивился, не ожидая такого поворота событий.

Мужчина смотрел на Лари с подозрением. На его лице отчетливо отражалась внутренняя борьба. Он не желал говорить на эту тему. Но Лари не отскочил от него, более того, в его глазах читался большой интерес. Нутро подсказывало ему, что мальчишка все же говорил правду, он встречался с магией. И, возможно, ему действительно нужна помощь.

- Это длинная история. Вижу, ты осведомлен уже о многом, поэтому мне нет смысла скрывать от тебя, что я и есть Вильгельм Райхард. Последний из охотников на ведьм, - Лари было открыл рот, чтобы спросить, как такое может быть, ведь прошло столько веков, но Вильгельм не дал ему договорить, сев обратно за стол, жестом указав Лари на стул, - Но, об этом позже. Сначала, я хочу узнать, откуда тебе известно о существовании охотников на ведьм? Ведь о них наша современная история, вообще умалчивает.

Лари был в недоумении, но все же решил продолжить разговор, не зацикливая внимания об услышанном.

- Начну с того, что я тоже охотник на ведьм…, - почесав затылок, сказал Лари, и присел на указанный стул.

- Как это возможно? Ты не можешь этого знать! Только если…, - теперь удивился Вильгельм, - но этого не может быть!

- Да, я знаю, что охотник на ведьм обнаруживает свои силы, только в случае столкновения с ведьмой, - перебил его Лари, - и на днях это произошло. В лесу, недалеко от замка Дарквитч, в котором была заточена в склеп ведьма огня, Эльвира….

- Откуда ты все это знаешь? – спросил Вильгельм, у которого на лице теперь четко виднелось нескрываемое удивление и страх.

- Это, наверное, странно слышать, потому как подобной информации нигде нет. Но именно с Эльвирой я и встретился, а точнее с Лией, руку которой обжог после прикосновения к ней, - продолжил рассказывать Лари, - и пожалуйста, не перебивайте меня! Мне и так трудно в это поверить, - попросил он и, перевел дыхание, - целое утро следующего дня меня мучили разные мысли, и вот я наткнулся в координаторе на профессора Фейникова…

- Фейников? … Этот черт еще жив? – не удержался Вильгельм.

- Вы что, знакомы? – еще больше удивился Лари.

- О да, мы давно друг друга знаем, - уныло ответил Вильгельм.

- Откуда?

- Мы учились вместе. У нас давняя вражда. Но давай, об этом позже, вначале ты ответь на мой вопрос.

- Хорошо, тогда я продолжу. Фейников, который рассказал мне, что ведьма из замка была пробуждена человеком, купившим этот замок…. Она оживила Лию…. Теперь они пытаются найти еще двух ведьм, с помощью которых, вроде как, хотят пробудить Зло в нашем мире. А так как вы охотник на ведьм, я прошу вас рассказать все, что вам известно. Поскольку нигде нет конкретной информации, как обучиться этому ремеслу, - сказал Лари, немного сомневаясь, - даже вот в этой книге, которую я взял у профессора, написано, что самое главное это верить. Прошу вас помогите мне!

Вильгельм встал, и начал расхаживать по кухне взад - вперед, что-то обдумывая. Лари ждал, взглядом следя за Вильгельмом и допивая остывший чай.

- Бедная моя Оливия, - наконец сказал Вильгельм.

- Кто это? – спросил Лари, отставляя пустой стакан.

- Это моя любимая, которая даровала мне вечную молодость, сейчас она захоронена в склепе этого леса. У нее закончилась жизненная энергия после того как она сотворила «добро» со мной. Поэтому я так молодо выгляжу, - начал Вильгельм, - Оливия, это та самая добрая ведьма, которая спасла мир, заточив Эльвиру в склеп замка и наложив на нее заклятие.

- Вражда с профессором из-за Оливии, я так понимаю?

- Ты правильно понимаешь, Лари. С Фейниковым мы познакомились на курсах истории, в обычной высшей школе для людей, после того, как я узнал, что охотник на ведьм, то поступил в школу магии…, - начал рассказывать Вильгельм.

- Школа магии? – удивленно спросил Лари.

- А что здесь не понятного? Это сейчас их не существует, а раньше это было обыденностью. Наивно полагать, что для того чтобы научиться магии, достаточно прочесть пару книг на аккульную тему и выучить заклинания. Это абсурд. Магия это такая же наука, как и любая другая. Ей нужно обучатся, и не один день, а на протяжении нескольких лет. И естественно, под началом опытных наставников. Чтобы научиться магии, нужно познать обширный спектр магических дисциплин. И не сразу приступать к практике, а первые два года изучать теорию, и только с третьего курса переходить к практической магии. Без знаний ничего не получится.

- Теперь понятно. А с профессором то, что у вас?

- Мы вместе обучались на историческом факультете, как я уже говорил. Потом он случайно узнал, что я дополнительно посещаю школу магии, точнее проходил вступительные экзамены. Он меня вычислил после того, как несколько дней подряд я не появлялся в университете и не выходил с ним на контакт, такого никогда не было, мы очень близко дружили. И он решил пошпионить за мной, и раскрыл мою тайну. Он был помешан на магии еще до того как узнал, что я охотник. У него хранилось много книг с гаданиями, оберегами, приворотами, конечно не оригиналы. Потом он уговорил меня поговорить с магистром школы магии, чтобы они сделали исключение и позволили сдать вступительные экзамены. Магистры долго не соглашались, но потом все-таки дали ему шанс показать свои способности…. У него не все получалось на практике, поскольку одних знаний не достаточно, должны быть магические способности или же большой практический опыт. Хотя у него однозначно получалось лучше, чем у меня. Я сильно не предавал значению заклинаниям, защите, оберегам, мне больше нравились уроки атак. Себя я посветил именно им, а у Фейникова все наоборот, только помимо всего прочего он был начитанным в отличие от меня…. Обучение мы так и не закончили. После того, как ведьмы стихий были захоронены в своих склепах, начался хаос. Все магические существа взбесились. Не знаю, что это было, но вскоре все школы магии были закрыты, государство приняло ужесточенные меры по закрытию подобных учреждений. Всех, кто хоть как-то относился к магии, казнили. Мало кому удалось скрыться. У нас с ним были дружественные отношения на протяжении многих лет. А перед этим, я был свидетелем развития любовных отношений профессора с Эльвирой.

- Они встречались? – сильно удивился Лари, брови поднялись вверх.

- Да, тогда мы еще не знали, что Эльвира одна из ведьм стихий, по крайней мере, я, - спокойно продолжил Вильгельм, немного вздохнув в конце.

- Но как? Ты же охотник на ведьм, и при встрече с ведьмой…

Лари было не понятно, но очень интересно, и он с упоением слушал историю Вильгельма, пытаясь не перебивать, но иногда все-таки это случалось.

- Дело в том, что мы познакомились при необычных обстоятельствах. Фейников пригласил меня в центральный парк, познакомиться с Эльвирой. И как назло, пока мы ждали, у меня произошла стычка с ведьмой, в этот момент подошла Эльвира, после чего пришлось рассказать ей, что я охотник на ведьм. Так я и не ощутил в Эльвире ведьму, возможно, она нанесла на себя чары, чтобы я ее не раскрыл…

- У Вас не вызвало подозрений то, что она не удивилась существованию магии?

- Фейников помешан на магии, сомневаюсь, что он ничего про нее не говорил. Тем более она все увидела своими глазами, здесь уже никуда не деться. К тому же, тогда было другое время, магия не была чем-то совершенно неприемлемым.

- Ясно, но мне все равно не понятно, почему у вас с профессором произошел конфликт?

- Когда Оливия была жива, она много сил затратила на умерщвление этих ведьм, а потом еще и вдохнула в меня бессмертие. А Фейников попытался помочь своей Эльвире, настоящая любовь это страшная сила, и нанес Оливии незначительный удар. Но, немалая часть энергии ушла на восстановление сил. И если бы не он…, - глаза загорелись от злости, - то Оливия была бы жива…, - Вильгельм остановился, увел взгляд в сторону, он не хотел показывать свою слабость, и резко перевел тему, - Не думал я, что они когда-нибудь очнутся от своего длительного сна. Да и Фейников, я думал, давно умер, а он профессором стал, - улыбнулся Вильгельм, но улыбка была натянута.

- Вильгельм, еще раз простите за бестактность, но может быть, вы про наши способности расскажите, а то время уже позднее, - напомнил Лари и, не удержавшись, зевнул.

- Конечно, я расскажу тебе, - опомнился Вильгельм, - дело в том, что действительно самое основное, это поверить в то, что ты обладаешь великой силой, способной уничтожить ведьму раз и навсегда. И если усомнишься, то тогда никто тебе не поможет, если встретишь ведьму на своем пути. Запомни, они чувствуют, насколько ты силен. Так как твоя сила излучает веру, которую они ощущают.

- И это все? Я ехал в такую даль, чтобы услышать от вас то, что и так прекрасно знаю, - расстроился Лари.

- Да, а что ты хотел от меня услышать? – не понимал Вильгельм, - ты думаешь, что охотники обучались чему-то большему, чем вере в себя. Если это так, то ты сильно ошибаешься, Лари. Именно не веря в себя, многие люди дарованные силой охотников теряли свой дар.

- Но как «вера» поможет мне справиться с ведьмой? – все равно не понимал Лари, ему не хотелось верить в то, что сила заключалась только в вере, в то, что больше ничего особенного нет, ему было этого мало.

- Так, ты говорил, что обжог руку Лии, ведьме стихии воды, а значит, ты можешь обращаться с огнем, - предположил Вильгельм.

- Да. Но причем здесь огонь, она ведь обладает силой воды? – сказал Лари.

- В том то и дело, раз ты навредил ведьме, которая имеет силу воды, значит, ты управляешь огнем. Именно огонь заставляет воду кипеть и испаряться, - объяснил Вильгельм, достал из ближайшего ящика свечку, поставил перед Лари и зажег ее, - Это тебе в помощь. Если у тебя все будет получаться, объясню потом что к чему. Представь, что у тебя в руке сейчас пылает маленький огонь, для этого закрой глаза и поверь в себя.

Лари закрыл глаза. Но ничего не произошло, его рука была такой же, и с ней ничего не происходило.

- У меня ничего не получается, - грустно сказал Лари.

- Вот зачем ты себя так настраиваешь? У меня ничего не получается…, - передразнил Вильгельм, - лучше попробуй еще, если опять не выйдет, то пробуй еще, пока не добьешься желаемого результата.

- Хорошо, - сказал Лари, закрыв глаза, и снова представил, что на руке полыхает маленький огонек, на этот раз более уверенно, чем раньше.

Однако, снова ничего. Лари открыл глаза, молча встал и пошел к выходу.

- Ты куда? - спросил Вильгельм.

- Это все бесполезно. Я переоценил себя, нужно было остаться сегодня дома. Бред все это. Простите за беспокойство, я поеду, - пробурчал он на ходу.

Вильгельм недоумевая проводил Лари взглядом, за которым закрылась дверь и раздался лай собаки. Честно говоря, он не ожидал такой реакции от Лари, ведь еще пару минут назад он был готов идти чуть ли не в бой. Через полминуты, опомнившись, Вильгельм вышел во двор. Лари стоял у забора, небрежно подперев его плечом, спиной к Вильгельму.

- Ты сможешь с этим жить? Знать, что ты не такой как все и самому отказаться от этого. Знать, что мог повлиять на события и ничего не предпринять?

Лари молчал и даже головой не повел.

- Что ж, тогда и я в тебе ошибся. Прощай, Лари. Если ведьмы действительно живы, думаю, мы больше не увидимся, - Вильгельм вернулся в дом и закрыл за собой дверь.

Но через час, в нее снова постучали. Лари все это время просидел в машине, бесцельно смотря перед собой, сложив руки на руле. Он упрекал себя за тот порыв, за то, что возомнил себя борцом, за то, что схватил ведьму за руку, за то, что вообще оказался на той пьянке, за ВСЕ.

Вильгельм прав, зная о своей силе, Лари больше не сможет жить как раньше. Кому не хочется в этой жизни быть особенным? Лари не исключение. В конце концов, эти способности даны ему свыше, а значит, он способен им научиться, он сможет.

Вдруг все мысли из головы исчезли вовсе. Он продолжал смотреть вдаль, в своем теле ощущая уютное тепло. Вокруг было темно, и лишь одинокий фонарь у забора Вильгельма немного освещал все вокруг, выхватывая часть деревьев из леса. Слабый ветерок покачивал их кроны. И вдруг Лари осознал, что никогда в этом лесу не слышал пение птиц, только совы и летучие мыши были там. Это было очень странно. В этот момент внутри Лари будто что-то перевернулось, он поверил во все это и твердо решил обрести свой дар в полном объеме. Вышел из машины и уверенно пошел к дому.

- Чего тебе? – рявкнул Вильгельм, открыв дверь.

- Я передумал, - смело заявил Лари.

- Зря. Ты прав, это все бред. Бессмыслица. Я слишком стар, а ты слишком молод. И нас всего двое, а ведьм скоро будет четверо. Нам никогда их не одолеть.

- Я готов учиться. Начнем прямо сейчас, а там посмотрим. Вы правы, бездействие это худшее, что может быть сейчас, - Лари смотрел через плечо Вильгельма, хоть тот и был на пол головы выше него.

- Хорошо, я попробую помочь тебе начать, - как-то быстро согласился Вильгельм.

Возможно, этому и содействовал твердый взгляд Лари, но главная причина крылась глубоко в его сердце. Они прошли в дом. Вильгельм успел прибраться за этот час, и поэтому усадил его за чистый убранный стол, снова зажег перед ним свечу, приказав:

- Начинай. Покажи мне свою силу. Пусть в твоей руке все же появиться огонь, - он сел напротив.

Лари закрыл глаза, выкинул все лишние мысли из головы, вспомнил встречу с ведьмами, вспомнил то, что он ощутил в тот момент. Голова немного закружилась, тошнота подступила к горлу, и крик Вильгельма заставил его открыть глаза. Вместо маленького огонька в руке Лари, вспыхнули шторы позади него. Он почувствовал странный запах, и оглянулся. Резко встав со стула, замер от неожиданности, не веря своим глазам, что это все он…, что он смог…, правда, не так как хотелось….

- Лари, не стой как вкопанный, - закричал ему Вильгельм, подбежавший с ведром воды, которую вылил на шторы, - сними плед со стула и прижимай им места, где все еще горит огонь.

Лари быстро снял плед, и начал прижимать им шторы. Наконец-то пожар потух.

- Ну, вот видишь! Все у тебя получилось, почти так, как хотелось, - сказал Вильгельм, присевший на стул после недолгой борьбы с огнем.

- Вау! – не удержался от эмоций Лари, - у меня получилось, я думал, что это бред, но я сильно ошибался.

- Но пока, просить подогреть чайник, чтобы попить горяченького чая, я не буду, - серьезно сказал Вильгельм, а Лари засмущался, натянуто улыбнувшись.

Вильгельм посмотрел на шторы, тихонько помотал головой, затушил свечу и сел напротив Лари.

- Теперь, тебе нужно работать над своим даром, и все получится, - сказал серьезно Вильгельм, - надеюсь, ты получил то, зачем сюда ехал.

- Да, но…, - начал Лари, отводя взгляд от его проникающих в самую душу глаз, - вы поможете мне его отточить? Мне нужен мастер, а кроме вас я не знаю никого, кто знает хотя бы что-нибудь об охотниках на ведьм.

- Скажи хотя бы одну вескую причину, чтобы я стал твоим наставником? – ответил Вильгельм, направляясь к выходу, чтобы проводить гостя до дверей.

- Я…. Вы…. Мне нужно научиться мастерству у вас, чтобы спасти мир от этих ведьм, вы же знаете, что когда они соберутся все вместе, то Зло придет в наш мир. А один я могу не успеть все усвоить и понять, - выдал Лари.

- Мне на это абсолютно начихать, я и так уже отжил свое, и не боюсь умереть. Я снова пустил тебя в дом, только для того, чтобы наставить на путь истинный. Когда придет время, я смогу помочь в бою, но возиться с тобой у меня нет желания, - спокойно ответил Вильгельм.

- Но вы говорили, что ваша любимая, Оливия, потратила много сил, на то, чтобы заколдовать амулет Эльвиры, - предпринял еще одну попытку Лари, зная, что надавил на больное.

Вильгельм остановился. Повернулся к Лари, который все еще даже не встал со стула, чувствовалось, что на глазах наворачиваются слезы, но он сдерживает их.

- Ты действительно хочешь обучиться у меня мастерству нашего дела и пойти против ведьм? – тихо спросил Вильгельм.

- Да, хочу, - громко ответил Лари.

- Тогда, нам нужно поспать и набраться сил. Завтра тебя ожидает тяжелый день, в этом я тебя заверяю, - сказал Вильгельм, - пойдем наверх. Сегодня переночуешь у меня. Следуй за мной.


***

Ранним утром, Вильгельм зашел в комнату к Лари. Рука висела за бортом, конечности раскиданы по всей кровати, ноги лежали на подушке, а голова уткнута в матрац.

- Эй! Засоня, - басанул Вильгельм, - Подъем!

Лари поднял голову, глаза все также были закрыты. Он с трудом разомкнул слипшиеся веки, зевнул во весь рот и дальше бухнулся в матрац спать.

- Вижу, по-хорошему ты не понимаешь, - пробурчал Вильгельм и вышел из комнаты.

- Брр, что это? – закричал Лари, упав с кровати, Вильгельм окатил его холодной водой из ведра.

- Это твой будильник, - усмехнулся Вильгельм и кинул ему полотенце, - вытирайся и спускайся на кухню, позавтракаем и за работу. Не забывай, время тикает, а ты еще ничему не научился.

Все было готово, стол накрыт, а аромат крепкого черного кофе витал в воздухе, заманчиво зазывая к столу. Лари был сильно удивлен «холостяцкому» завтраку: яичница с курицей, запеченной в духовке, и крепкий кофе без сахара. Он сел за стол, до конца еще не проснувшись. Глаза слипались, Лари, зевнул несколько раз, видимо утренний подъем не помог. Нашел в себе силы, и принялся есть.

- Я не люблю кофе без сахара, да еще и такой крепкий, - проснулся Лари, поморщившись.

- Я знал, что это сработает, и ты наконец-то проснешься, - улыбнулся Вильгельм, - в верхнем правом шкафчике есть сухие сливки, а на столе сахарница, сам положи, так как тебе надо.

- Слушай, Вильгельм, все хотел у тебя спросить, - начал Лари, доедая свой завтрак, - а ты какой стихии уничтожил ведьму, и какая тебе подчиняется?

- С чего ты взял, что я кого-то уничтожил? Три ведьмы были убиты, задолго до моего рождения, а четвертую я не один убил, мне помогла Оливия. Мой наставник уничтожил ведьму стихии земли, он управлял воздухом, также как и я, - взмахнув рукой, все предметы, что стояли на столе, поднялись вверх порывом ветра, - но ты пока что новичок в нашем деле. Я тебе помогу достичь уровня ученика, чтобы ты смог ощущать связь со своей стихией, - он опустил плавно руку и все предметы медленно опустились на свои места.

- А чем отличается новичок от ученика? По-моему, разницы никакой, только у ученика есть наставник, - спросил Лари.

- Это так, кажется, - начал Вильгельм, убирая со стола, - но на самом деле есть, сейчас ты чувствуешь связь со стихией, но не можешь осознанно управлять огнем. Любишь чувствовать огонь, практически не боишься опасности, вспомни, ты же не испугался прийти на помощь своему другу. А также предчувствуешь появление опасности. А вот когда достигнешь уровня ученика, то поймешь разницу. Ты будешь чувствовать свою стихию, у тебя появится с ней неразрывная связь, сможешь ее контролировать, - закончил он, домывая последнюю тарелку.

- А как твой наставник справился с ведьмой стихии земля? Он рассказывал тебе об этом? – спросил Лари.

- Охотники пред смертью обретают способность передавать в картинках свою жизнь другим охотникам. Вот и мой, когда умирал, частично показал мне свою жизнь, чтобы я смог что-то вынести из нее для себя. Расскажу тебе вкратце, как у него это получилось, - улыбнувшись, Вильгельм сел обратно за стол, - Ведьма, подчиняющая себе силу стихии, черпает свою мощь от источника. Ведьму, которую он уничтожил, брала силы от земли под ногами. С его уровнем ему было подвластно вызвать ветер, достаточный для того, чтобы сдвинуть с места огромный корабль. Это ему, конечно, было не к чему. Но когда он боролся с ведьмой, то полностью ограничил ее от источника потребления силы. Он создал восходящие потоки ветра, которыми окружил ее, и поднял высоко вверх. Но она продолжала его атаковать. Она была сильнее его. Но вырваться все же из его канала воздушной завесы не могла. Поначалу в воздухе появлялись булыжники, которые целенаправленно летели в него. От того, что он сбивал воздухом эти камни, его ветряной поток значительно ослаб, в тот миг большая часть его энергии была направлена на защиту. Она так же оставалась в вихревом потоке, но уже была в нескольких метрах от земли. Как я уже говорил, чем ближе к источнику, тем сильнее ведьма. И она вырывала огромные уплотнения до состояния камня кусков земли, и целеустремленно закидывала его ими. В тот момент он подумал, что попросту не справится с ней, но не отступал, продолжал держать оборону и не давал ей снизиться ни на миллиметр. Он чувствовал, как в нем закипала кровь, которая сильно приливала к вискам. В глазах изредка темнело…. Она знала о каждом его шаге, и от этого сопротивляться ей было сложнее и сложнее.… Радовало только одно, что она не могла прикоснуться руками к земле и вызвать землетрясение, которое бы разверзло землю под его ногами. А так как уровня магистра у него тогда не было, который мог поднять себя в воздух и перемещаться в любом направлении, то он старался задержать ее в воздухе как можно дольше. Его концентрация стала потихоньку ослабевать, он почувствовал это всем своим телом, но старался контролировать положение. Силы были на исходе, а ведьма медленно приближалась к земле. Ее силы с каждой минутой увеличивались. Вокруг него образовалось кольцо копий, выросших из земли. Он не мог передвигаться, что дало ей большое преимущество. Держался на последнем дыхании, но продолжал держать ведьму в воздухе. И в тот момент он почувствовал странный прилив сил. Раздалось ослепительное сияние, исходящее от него, которое разорвало кольцо копий в щепки. Поток воздуха настолько усилился, что ведьма взмыла высоко вверх. Благодаря его стараниям он получил новый уровень охотника. Он стал мастером второго уровня. Его силы увеличились вдвое. Он как можно больше сконцентрировался на ведьме, чтобы нанести ей громадный урон. Следом, в ведьму, через воздушный поток, устремилась цепь молний. Он заметил, как ее хорошенько тряхнуло в сторону, и понял, что ее силы на исходе. Это его шанс..., шанс раз и навсегда расправиться с ведьмой. Перенеся всю свою энергию на нее, он ощутил пустоту внутри себя, это было полное опустошение, он подумал тогда, что это конец, силы покинули его. Но он ошибся, и увидел, как возле нее появился элементаль воздуха. Он выглядел заполненным облаками, между которыми проскакивали молнии. Он был безжалостен. Я увидел только то, как он раз пять пронзил собой ведьму. А после исчез. Но это не уничтожило ее. Помимо земли, она питала энергию из другого источника. Это был ее амулет, который висел у нее на шее. Он был в виде маленького сосуда, в котором была соль. И тут ему на помощь пришла ведьма, Оливия. Я влюбился в нее с первого взгляда, она была значительно слабее ведьмы стихии, Берты, которую он удерживал над землей в вихревом потоке воздуха. Но у них было преимущество, так как силы Берты очень истощились, она ослабла. И в этот момент Оливия прочла сильное заклинание, заставившее Берту впасть в состояние оцепенения. Она незамедлительно полетела вниз с огромной скоростью, упала на землю, но это все равно не помогло ей. Она лежала без сознания. Оливия сразу ринулась к Берте, переживая, что она начерпает сил от земли и очнется, а это, поверь, могло привести к тяжким последствиям. В тот момент мастер был обессилен, и был не способен продолжить борьбу с ней. Оливия в первую очередь сняла с шеи кулон Берты, и прочла какое-то заклинание, было видно, что ее силы тоже на пределе, поскольку она использовала очень сильные заклинания. После, она вложила кулон в руки Берты, и та, сделав последний глубокий вздох, была мертва. Оливия упала к моему наставнику в руки, потеряв много сил и энергии, из-за чего некоторое время находилась без сознания. Когда она пришла в себя, они отправились в сторону гор, недалеко от места сражения. Там нашли пещеру, внутри которой посередине стоял огромный камень, похожий на длинный стол. Вот там они и оставили Берту, уложив ее на этот камень, скрестив руки с амулетом на ее груди. Оливия предупредила его, что к кулону никто не должен прикасаться, если каким-нибудь образом его не станет в ее руках, она очнется. Но память ее покинет, пока она не наденет на шею свой сосудик с солью. Об этом месте известно теперь только мне, и Оливии, - Вильгельм вздохнул, ему было трудно вспоминать прошлое, - Вот так с помощью Оливии он справился с ведьмой земли.

- Ничего себе вкратце, тут целая история, - заметил Лари, - Я знаю, что они все были умерщвлены давным-давно…. Сколько же Вам тогда лет? Если даже уже с момента смерти Эльвиры прошел не один век.

- Много, Лари, много….

- Но как?

убрать рекламу







>- Оливия дала мне одну волшебную вещь. С ее помощью я и до сих пор жив, а она через меня черпает жизненную энергию, она связала меня с собой, и поэтому, в ней все еще теплится жизнь. Ведь, ты уже должен знать, что добрые ведьмы никогда не возвращаются, поэтому я и живу, не даю ей окончательно покинуть этот мир.

- Вы говорили, что учились вместе с профессором Фейниковым, а значит…, - Лари был в полном недоумении.

- Да, действительно, это значит, что и ему уже много лет. Но его секрета я не знаю.

- Так вот откуда Вы узнали Оливию, увидели ее в воспоминаниях своего наставника. Раз она сразу Вам так понравилась, вы начали ее поиски?

- Я знал, что ведьмы долго живут, поэтому каждый день надеялся, что увижу ее сам. Я был уверен, что она все еще жива. И, мои надежды оправдались, она сама меня нашла, после смерти моего наставника. Он прожил долгую жизнь, больше века, он был сильным охотником, она решила, что я ей пригожусь в момент схватки с Эльвирой. А там я уже и вовсе потерял голову от нее.

- А сейчас, ты на каком уровне? – Лари снова перешел на «ты». В его голове все же не укладывался возраст Вильгельма.

- Ты не поверишь, но теперь я магистр, - сказал Вильгельм поникшим голосом, было ощущение, что у него снова происходит борьба самим с собой, он толи радовался этому, то ли сожалел.

- Как ты достиг этого уровня? – спросил Лари.

- Лари, давай потом поговорим об этом, а сейчас тебе необходимо заниматься, ты согласен со мной? – спросил Вильгельм, на что Лари ответил кивком головы.

*** 

Они вышли во двор дома, Барбадос, вел себя спокойно, он чувствовал присутствие Вильгельма. Вильгельм хорошо подготовился. Возле дверей, на крылечке, он поставил два ведра воды и большой огнетушитель. Он знал, что во время первых занятий может случиться все, что угодно. Тем более, что Лари пока не чувствует связь со своей стихией.

- Садись на землю, - сказал Вильгельм Лари.

Лари сел на землю, а Вильгельм расставил вокруг него двенадцать свечей. Одну из них он зажег.

- Я зажег всего одну свечу, от нее ты будешь черпать свою энергию огня. Вчера у тебя это отчасти получилось, - объяснил Вильгельм, - успокойся, расслабься, внимательно посмотри на пламя, полюбуйся им, попробуй ощутить его мысленно. Теперь закрой глаза, сконцентрируйся на свечах, тебе нужно очистить свою голову от мыслей. Ни о чем не думать. И представить, как огонь проходит через тебя, течет в тебе по твоим жилам, почувствуй его всеми клеточками тела, почувствуй себя огнем. Представь, что ты постепенно начинаешь поджигать свечи.

Лари медленно вдыхал воздух и выдыхал. Он пытался полностью избавиться от мыслей. Не торопясь, концентрировался на свечах, и представлял, как огонь с одной свечи переходит на другую. Постепенно заполняло чувство отчаянья из-за того, что долго ничего не происходит и попробовал проделать вчерашний трюк, он вспомнил встречу с ведьмами, вспомнил ощущения. Снова головокружение, еще более сильное, чем вчера, тошнота, Лари покачнулся, чуть не повалился на землю и открыл глаза. Как и предполагал Вильгельм, случилось обратное, Лари не поджег ни одной свечи, но зато воспламенилась крыша его машины. Лари был в панике. Но Вильгельм, ожидая подобного, схватил огнетушитель и погасил огонь. Вся машина была в пене.

- Лари, тебя сейчас меньше всего должна волновать машина, тем более что с ней ничего не случилось, - успокаивал Вильгельм, - надо просто отмыть ее от пены. Похоже, ты отвлекся от свечей, этого делать нельзя. В твоей голове не должно быть ничего лишнего. Только свечи и желание их поджечь.

- Ты прав, - согласился Лари, - сейчас для меня главное расслабиться, сконцентрироваться и зажечь хотя бы одну свечу.


Он опять сел на землю, в круг свечей, одна из которых потихоньку тлела. И представлял, как поджигает свечу, как через его тело проходит огонь от той свечи и переносится на близь стоящую. Такого точно никто не ожидал, вместо свечей, загорелась рубашка на Лари. Но Вильгельм среагировал моментально, он окатил Лари ледяной водой из ведра.

- Похоже, у тебя это вошло в привычку, - с сарказмом сказал Лари, снимая мокрую, холодную рубашку, все еще находясь в состоянии шока, от того, что только что чуть сам себя не убил. Он даже успел почувствовать жар огня, - Только сейчас я не отвлекался, а делал все, как ты говорил.

- Не торопись, Лари, - сказал Вильгельм, - сейчас я тебе принесу свою рубашку, а то замерзнешь. Без меня не вздумай начинать, а то мало ли…, - с этими словами Вильгельм забежал в дом.

Забрав с собой пустое ведро, и через некоторое время вернулся с рубашкой и дополна наполненным водой ведром. Она смотрелась широкой на Лари, но это было куда лучше, чем быть с голым торсом. После этих попыток, спустя еще пару часов, подожженного забора, сухой травы у дома Вильгельма и еще одной рубашки на нем самом, Лари все же поджог все свечи. Но это было лишь начало.

После успешно выполненного задания, Вильгельм заставил его поиграть с огнем, то есть попытаться делать взмахи руками и мысленно проецировать задуманное в реальность. Как выразился Вильгельм, это самое легкое из всего, чем должен безупречно владеть Лари. Но ему так не казалось. Это было достаточно сложно для него. Сейчас ему нужно было одним взмахом руки погасить все свечи и зажечь их снова последовательно, от одной свечи к другой.

Вильгельм искренне повеселился, наблюдая за этим. Движения Лари были неуклюжими, бесцельными, он махал руками, как попало, никакой грации. Из этого Вильгельм сделал вывод, что Лари ужасный танцор. Насмеявшись вдоволь, он показал ему, как стоило бы делать движения, двигая кистями рук и задействуя пальцы. Радовало только то, что Лари не выделывал неожиданных вещей, как раньше. И потому Вильгельм посчитал нужным оставить Лари наедине с собой.


В течение получаса Лари пытался выполнить это не сложное задание. Не отчаивался как раньше, не злился, а спокойно продолжал попытки снова и снова. Его руки за это время стали изящно выполнять махи. Движение уже было отточенным. Он уже на автомате делал движения руками. Наконец он освободил свой разум от ненужных мыслей. И вот..., Лари зажег одну свечу, вторую…, третью…, одновременно он ощутил наслаждение и усталость. Но не был готов сдаться, ему хотелось пробовать еще и еще.

Пока Вильгельм был в доме, Лари задувал и зажигал свечи. С каждым разом уходило все меньше и меньше времени.

- Ну, как, Лари? – спросил Вильгельм, выйдя из дома, Лари обернулся, - давай показывай, чего ты достиг в мое отсутствие.

Он все так же сидел в кругу свечей, которые сейчас горели. Лари закрыл глаза, поднес руки на уровень подбородка, сжал их и мгновенно выбросил пальцы в стороны, свечи потухли. Вильгельм не ожидал, что за такое короткое время, у него все же получится делать самые наипростейшие вещи, ведь охотники на ведьм раскрывали в себе такое умение далеко не в первый день обучения. Лари опустил руки на колени. И быстрыми движениями рук в сторону каждой свечи, зажег их.

- Сам-то чувствуешь изменения? – спросил Вильгельм, удовлетворенно смотря на горящие свечи.

- Да, я чувствую огонь, он как будто часть меня. Еще вчера я ощущал лишь тепло, теперь мои вены полыхают, но это очень приятное чувство, я наконец-то верю…, - радостно ответил Лари.

- Это хорошо, - заметил Вильгельм, - теперь, чтобы достичь желаемого результата, нам нужно подкрепиться, но предупреждаю тебя, мы сразу начнем со сложных вещей, потому что времени нет, - серьезно сказал Вильгельм, - а теперь пошли в дом, я там уже все накрыл на стол. Так же откопал старый учебник и приготовил тебе специальный напиток.

- Зелье? – удивленно спросил Лари.

- Нет, нет. Я же не колдун, я не умею варить зелье, - улыбнулся Вильгельм, - это напиток был в разделе помощь охотникам, чтобы постичь свою силу быстрее. Напиток готовится с очень редких ингредиентов и для каждой стихии он свой. Тебе повезло, для твоей стихии у меня все было.

Лари расплылся в улыбке, мысль о том, что уже после обеда он сможет продвинуться гораздо дальше, очень льстила ему, и он вперед наставника побежал в дом.

Вильгельм постарался на славу, они плотно покушали и снова отправились во двор. Как считал Вильгельм, дом не место для практических занятий.

- На этот раз, у тебя не будет такого простого источника огня как в прошлый раз от свечи, - Вильгельм начал объяснять задание, - Это обычная кремневая зажигалка, - он показал зажигалку и отдал ее ему в руки. Лари с удивлением покрутил вещицу в руках и недоуменно посмотрел на Вильгельма:

-Ну, из названия я могу предположить что это, но вот как оно работает?

Вильгельм улыбнулся, действительно, для Лари такая вещица была в диковинку.

- Нужно большим пальцем резко прокрутить вот это колесико. Но поверь, с ней намного сложнее справиться на твоем уровне. Тебе придется потратить много сил, чтобы воссоздать огонь, потому как источник сложный, - Вильгельм приостановился, посмотрел куда-то вдаль, и продолжил, - Понимаешь, между нами и ведьмами есть небольшое отличие. В них живет стихия, они ей обладают, и им просто требуется носить с собой амулет, но для большей мощи соприкасаться с самими элементами стихий. А в нас ее нет. Мы должны быть в радиусе своей стихии и только тогда сможем использовать свой дар. Нам требуется источник. Без него мы бессильны. У каждого охотника на ведьм есть свои преимущества и недостатки относительно стихий. Чтобы потом мы к этому не возвращались, объясняю. Охотнику стихии земля необходимо стоять на ней, либо соприкасаться с ней, будь то горсть земли в руке или что-нибудь в этом роде. Для стихии воды немного проще, дождь, лужи, море, и все в том же духе. Мне же, с моей стихией практически повезло. Она, выражаясь твоим языком, альтернативная. Воздух везде, и мне хватает всего лишь вдохнуть, чтобы овладеть ей. Но есть минус, если поместить меня в вакуум, то я не смогу соприкасаться со своей стихией и не смогу не только атаковать, но и защищаться. Более того, я даже не смогу выжить, естественно, потому что я человек. Единственное, что меня спасет это то, что заклинание вакуума очень длительное и сложное, конечно не для ведьмы стихии воздуха. Но я с ней не сталкивался. Для твоей же стихии, нужна хотя бы искорка. Поэтому, мы всегда носим с собой амулеты, дающие нам возможность управлять стихией. Правда, только таким как я, не нужен амулет, меня постоянно окружает источник. А вот тебе я решил подарить зажигалку, даже если в ней закончится газ, ты все равно сможешь ей воспользоваться, она за счет кремния издает искру, которой тебе предостаточно в качестве источника. Ты, конечно, спросишь, а как тогда получилось обжечь руку Лии? Это очень просто. Твое отличие от всех других стихий, возможность атаковать ведьму воды, одним лишь прикосновением без источника. Можно сказать защита всегда при тебе. Только запомни, что сильного вреда, таким образом, не причинить ей. Максимум, что произойдет, место от твоего прикосновения покроется волдырями, и больше ничего. Ну, вроде ничего не забыл, - сказал Вильгельм, почесав затылок, - А теперь приступим к твоей практике. Для этого тебе понадобиться расслабиться, и на этот раз ты должен прийти в состояние ярости, но все же оставаться хладнокровным. Только ощутив такие эмоции, ты сможешь воссоздать огонь от зажигалки. Запомни одно, огонь должен появиться у тебя в руке, и нигде больше, желательно в форме шара.

- Ничего себе задание, - обалдел Лари, но был готов приступить к его выполнению. Выпитый напиток придал ему еще большую самоуверенность.

На этот раз Лари не сидел, он стоял напротив Вильгельма. Глубоко вздохнул, набрал воздуха в легкие и медленно его выдохнул, расправил плечи, размял шею из стороны в сторону, потряс кистями рук и замер. Он был настолько сосредоточен, что это произвело впечатление на Вильгельма. Лари чиркнул зажигалку и попробовал усилием мысли переместить огонь в руку. Но ничего не вышло. Появился лишь маленький огонек на кончике мизинца, который моментально исчез.

- Пробуй еще, не все получается с первого раза, - сказал Вильгельм, - главное поверь в это!

- Да знаю я, сколько можно повторять? – злился Лари, - к тому же я ощущаю действие напитка. Сейчас все будет.

- Ничего ты не понимаешь, - на что ответил Вильгельм, - сразу видно еще юнец! Напиток за тебя все не сделает. Только перевел на тебя редкие ингредиенты…, - пробормотал последнюю фразу Вильгельм.

Лари ничего не ответил, он согласился, что многого еще не знал и не умел. Ему предстоял долгий путь обучения. Пытаясь не воспринимать близко к сердцу сказанное Вильгельмом, Лари продолжил. Избавившись от нахлынувших мыслей, в которых он вспомнил все наставления данные его учителем, снова чиркнул зажигалку и мысленно перенес пламя в руку, но ничего не получилось. Но он не остановился. Тут же продолжил. Но все равно ничего не вышло. Лари не понимал, что он делает не так. Вроде бы все сделал: и расслабился, и поверил, и мысленно все это представил, но безрезультатно. «Как так то? Почему ничего не выходит», - отчаянно подумал он.

- Не-еее, я ожидал более достойных результатов, а ты? - с издевкой в голосе сказал Вильгельм, четко смотря в глаза Лари, - Ты жалок! И ни на что не способен, я трачу на тебя свое время впустую! Не понимаю, как тебя могла выбрать стихия, да еще и огня! Это, ни в какие рамки не лезет! Ты не способен ей овладеть! Я это понял с самого начала, когда ты мне шторы спалил. Но решил дать тебе шанс, хотя знал, что безнадежно! Ты просто жалок, сопляк…. Все, что ты делаешь, элементарные вещи. Какой ты, к черту, охотник..., - закончил Вильгельм, и направился в сторону дома.

В Лари взыграла волна эмоций. Его состояние было на пределе.

- Зачем так грубо? – спросил Лари, не замечая, как непрерывно чиркает зажигалку, левую руку он все так же держал рядом с правой, в которой была зажигалка, - Если вы все это знали с самого начала, можно было не давать мне надежду и поводов обрести силу охотника!

- Да просто так, - с иронией в голосе ответил Вильгельм, стоя возле двери в дом, и добавил с улыбкой, - хоть какое-то развлечение.

- Значит так, да? Просто, от нечего делать решили разбавить будничные дни? - нервно ответил Лари, - поразвлечься решили, да? – продолжал Лари, не замечая, что в руке появился огонек, который с каждой секундой увеличивался в размерах.

- Да, чтобы посмеяться над твоими неудачами. Спасибо тебе, ты меня развеселил! – продолжал Вильгельм, - давно я так не развлекался!

- Вот как? – уже пыхтел Лари, ярость, злость, обида и боль. Слова Вильгельма сильно задели его, - В Вас нет ни капли уважения! Вы просто бессердечный старый маразматик…!

- Ай, - прикрикнул Лари, почувствовав жжение, боль в левой руке и нервно потряс ей, как будто пытался остудить, даже не посмотрев на руку, оставляя ее все в том же положении, он продолжал зло смотрел на Вильгельма. Перестав чиркать зажигалкой.

- Поздравляю, Лари, - спокойно сказал Вильгельм, как будто не слышал сказанное.

- Чему Вы радуетесь? – не понял Лари, - и с чем вы меня решили поздравить? С тем, что я никчемный охотник на ведьм, который даже толком не может совладать со своей стихией? – Лари с отчаяньем отбросил зажигалку в сторону, продолжая Вильгельма сверить взглядом.

- Успокойся, и посмотри внимательно на свою руку, - крикнул Вильгельм, - И будь сдержаннее. Иначе это приведет тебя к печальным последствиям, я же говорил тебе, что нужно быть хладнокровным, - Вильгельм вернулся к Лари, подняв зажигалку, отдал ее ему.

Лари не понял, что сейчас имел в виду Вильгельм. Он взял у него зажигалку и увидел, что в его руке огненный шар, подобно комку лавы, пылал диким пламенем. Лари не верил, что он смог, но быстро погасил в себе эти чувства. Он поднес руку на уровень глаз, и изучал свое «маленькое дитя». Он ощутил неукротимое пламя и ярость огня, подвластное лишь ему. Лари отчетливо почувствовал его границы, и то, как от него исходит жар, но теперь не причиняет ему вреда. На лице проскочила улыбка. Он был доволен собой и тем, что даже когда потряс рукой, огонь никуда не исчез. Иначе Лари сейчас решил бы, что Вильгельм его обманывает.

- Видишь, ты смог, и заметь, - продолжил Вильгельм, - ты сам не заметил, как выполнил задание.

- Да…, но почему? Как это вышло? – спросил Лари, все еще рассматривая огонь в руке, - и почему я испытал боль в руке, я же должен не чувствовать боли от огня?

- Понимаешь, Лари. У каждого из нас есть внутренняя связь со своей стихией. Наши эмоции помогают нам добиться более явного ее проявления. Твоя стихия огонь, которую нужно разжигать для максимально эффективного результата. Что я в принципе и сделал, - улыбнулся Вильгельм, - но если не контролировать эмоции, то стихия пойдет против своего охотника…, думаю, ты это ощутил на себе.

- Ничего себе, вот я глупец, - обругал себя Лари.

- Все хорошо, Лари, ты молодец. Но вчера, я тебе обещал, что сегодня предстоит трудный день, думаю, ты сам это понял, - продолжил Вильгельм, - но не расслабляйся, сейчас тебе придется не просто воссоздать огонь в руке, и научиться владеть им, то есть кидать по выбранной цели. А то какой толк от огненного шара?

- Я готов, - сказал Лари, и запустил огненный шар в левую сторону от себя, но на полпути он исчез, не долетев до цели.

- Значит так, я решил, что твоей целью буду я, - начал Вильгельм, но его перебил Лари.

- Может не надо?

- Надо, Лари, надо, - ответил Вильгельм, - ты мой ученик, и не должен перечить своему наставнику. И не задавай больше вопросов, я так решил, это не обсуждается.

Лари не стал сопротивляться. Он вспомнил свои эмоции. В руке появился огненный шар. Почувствовав жар, он как можно скорее охладил свои чувства, но оставался в состоянии ярости. И ощущение боли прошло.

Вильгельм встал напротив Лари на расстоянии трех метров.

- Теперь, можешь кидать в меня, - сказал Вильгельм.

Переступив с ноги на ногу, Лари резко выбросил руку вперед, огненный шар устремился в Вильгельма, но не долетел. Он растворился в воздухе практически перед носом Вильгельма. Вторая попытка, была удачной. Лари запустил в Вильгельма пылающий шар значительно большего размера, чем в прошлый раз. Вильгельм среагировал моментально. Взмах руки, и сильным напором ветра заряженный огнем шар сменил направление, он полетел в обратную сторону, теперь целью был Лари, который не ожидал такого ответного удара. К тому же с воздушным потоком шар увеличился вдвое. Лари спасла его реакция, он вовремя присел на колени и прижал к ним голову. Огненный шар пронесся над его головой и врезался в дом. Языки пламени расползлись по стене, оставив за собой темные полосы.

- Ну что ж, вижу, реакция у тебя есть, но этого не достаточно, чтобы перейти на следующий уровень, – сказал Вильгельм, не сказав ни слово о своем испачканном доме, - Давай заново!

В этот раз, Лари за несколько секунд преобразовал искру от зажигалки в огненный шар. Он бросил его в Вильгельма, бросок был сильнее, и Вильгельм смог лишь отбросить его в сторону.

- Не ожидал, что ты сможешь зарядить его большей энергией…, - сказал Вильгельм, - давай еще раз!

Лари повторил свои движения, а Вильгельм создал вихревой поток воздуха, и крученный огненный шар летел прямиком в отправителя. Лари закрыл глаза, не успев увернуться от летящего в него пылающего огнем шара. Он решил, что сейчас умрет, и как бывает в такие моменты, вся жизнь пронеслась перед его глазами.

Яркий свет ослепил их. Он исходил от Лари.

- Что произошло? Я жив? – ощупывал себя Лари, и удивленно смотрел на Вильгельма, чувствуя необычные ощущения, наполняющие его ранее невиданной мощью. Сердце дико билось в груди, огонь разливался по всему телу, ему нравилось это.

- Что ж, теперь ты ученик, твой уровень наконец-то повысился, - ответил Вильгельм, - Произошло то, что должно было случиться, ты поглотил огонь, огненный шар, разбился об тебя. Точно так же, как о стену моего дома. Но ты научился правильно использовать силу своей стихии. Твое «Я» слилось воедино с огнем. Ты впитал пламя, наполняясь энергией огня, преобразовав его в свою пользу, ты получил уровень. Поздравляю!

Ему все еще не верилось. Осознание того, что он перешел на новую ступень, бодрила как никогда.

- Уже поздно, думаю, нам стоит перекусить, - устало сказал Вильгельм, вглядываясь вдаль, наблюдая, как солнце движется к закату, - И да, напиток для охотников это обычный компот.

- Как? – Лари потерял дар речи вовсе и вопросительно посмотрел на своего наставника.

- Вот так, ты всего добился сам. Это старый трюк, и ты на него повелся. Прости, я воспользовался твоим незнанием в этой области. Но нужно же было, как то тебя ускорить.

Лари смущенно улыбнулся. Нет, он не сердился на Вильгельма, наоборот, он был безумно собой доволен.


***

Пока Лари принимал душ, Вильгельм готовил им покушать. С кухни манил чудесный запах котлет с подливом. Он заглянул на кухню, прежде чем войти, Вильгельм размешивал картофельное пюре.

- Очень вкусно пахнет, - сказал Лари, садясь за стол.

- Спасибо! Это мое фирменное, - похвалился Вильгельм.

Обедая в полной тишине, они не решались заговорить, и только изредка переглядывались взглядами.

«Не хочется уходить, мне так понравилось тренироваться здесь, слушать его объяснения, советы. Но остаться еще на одну ночь, это неслыханная наглость с моей стороны…», - пронеслось в голове Лари, и он взглянул на Вильгельма.

«Что мне сделать, чтобы он остался…? Вот сейчас пообедаем и все…, он уйдет. Надо что-нибудь придумать… Я столько лет был одиночкой…», - подумал Вильгельм и взглянул на Лари. Взгляды встретились и моментально разбежались.

- Очень вкусно, - нарушил тишину Лари, выскребая с тарелки остатки картофельного пюре.

- Может, ты все-таки решишь задержаться, я давно ни с кем не разговаривал, хочется на немного продлить это удовольствие, - скованно спросил Вильгельм.

- Но я думал, что надоел вам…. У Вас, наверное, и без меня проблем хватает.

- Нет, что ты! Мне так хорошо уже давно не было! Я передавал тебе свои знания, как своему сыну, которого у меня никогда не было. Сейчас у меня такое чувство, что он появился…, и вот ты собираешься уйти…, я так быстро приобрел, так же и теряю…, - уныло пояснил он.

Лари был в ступоре от услышанного. Совершенно обескураженный таким поворотом, он растерял все слова.

- Напротив, я только «за»! Тем более меня никто не ждет, разве что учеба…, но я наверстаю, - сказал Лари.

- Отлично, тогда может, прогуляемся по лесу, я кое-что тебе покажу, - предложил Вильгельм, в душе надеясь на согласие.

- Почему бы и нет…, после такого ужина неплохо бы пройтись.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Попрощавшись с Лари, Энди с профессором приготовили легкий ужин, быстро поели и направились в библиотеку. На протяжении несколько часов они не выходили оттуда, продолжая копаться в книгах. Энди наблюдал за профессором, изредка отвлекаясь, не решаясь его прервать. Но, профессор и вовсе попросил выйти Энди из библиотеки, оставить его одного. Он не привык, что помимо него в доме есть еще кто-то. Поэтому присутствие Энди не давало ему полностью сосредоточиться и сконцентрироваться на своих мыслях.

Энди, выйдя из библиотеки, решил обойти владения Фейникова. С самого начала ему хотелось осмотреть дом, но не было возможности сделать этого раньше, голова была забита другим. Теперь у него появилась свободная минутка, и он спокойно побрел по дому.

«Что-то мне подсказывает, что Джесс опять сделает все по-своему…», - мимолетно подумал Энди, изучая первый этаж. «Надеюсь, что она не додумалась поехать в замок! Или еще чего хуже, решила, что я лгу. Или вообще, подумала о левом…», - продолжал рассуждать, - «Ревность делает ее неуправляемой, ею завладевает немыслимая сила…, и все…», - эта мысль испугала его, он остановился, - «Буду верить в лучшее!», - одернул себя Энди и зашел на кухню чего-нибудь перекусить, как назло в холодильнике ничего не было. Тогда он решил ограничиться вкусным кофе.

«Может позвонить?» – попивая кофе, он опять вспомнил о Джессике, - «Нет! Тогда она точно почувствует неладное! Сказал, что позвоню, когда управлюсь! Значит, сегодня точно ей звонить не буду …. Тем более уже поздно».

Вертя пустую чашку в руках, Энди решил, что все же нужно позвонить и убедиться, что все в порядке.

Он набрал номер Джессики, но она была недоступна. «Зря я это сделал, теперь мне еще хуже, чем было до этого», - подумал Энди, набирая еще раз, абонент все также был вне зоны доступа, - «Либо у нее разрядился телефон, либо она спит, либо…. Она в замке…», - тревожные мысли окутали Энди, он не знал, что теперь ему делать.


Немедленно спустившись в библиотеку, он подошел к профессору, который все также не отрывался от книг.

- Я же попросил тебя по-человечески, не беспокоить, - разозлился профессор, - я и так на нервах!

- А я и не собирался Вас беспокоить. Я всего лишь хотел сказать, что я звонил Джессике…, - начал Энди.

- Зачем? Ты же знаешь, что для девушки это повод для сомнений, - перебил Фейников, недовольно кинув на него взгляд, - она едет в замок?

- Нет, точнее не знаю….

- Как это?

- Она не доступна, ее телефон либо разрядился, либо она уже в замке, там сеть не везде ловит, - ответил Энди, ожидая того, что профессор его успокоит.

- Ладно, ты сильно не переживай, будем надеяться на лучшее. И если она не послушалась тебя, то уже ничего не поделать, - без эмоций сказал профессор.

- В смысле ничего не поделать? нельзя же ее бросить на произвол судьбы! - недоумевал Энди.

- Сейчас рано об этом думать и уж тем более говорить, еще неизвестно, где она. Ты раньше времени переживаешь, не мучай себя, и не мешай мне. Я все-таки занят важным делом, - сказал Фейников и снова уткнулся в книги.

- Что вы ищете в этих книгах, мы же уже создали магическую защиту?

- В том то и дело, что только магическую. Получается, они все равно смогут проникнуть в наш дом, а такого нам не надо, - объяснил профессор.

У Энди снова появилось ощущение страха, внезапно возникшего ниоткуда, а чужой голос в его голове стал настойчиво твердить, что она в замке.

- У вас есть идеи, как нам это исправить? – спросил Энди, пытаясь заглушить эмоции.

- Пока еще не до конца определился, что нам больше поможет, - ответил профессор.

- Что если они неожиданно застанут нас врасплох, может лучше начать действовать уже? – Энди настаивал. Сидеть и ничего не делать было не в его правилах.

Для профессора было странно слышать такие слова от Энди. За все время, проведенное с ним, не было ни одного предложения, одни лишь сомнения. Но чего он не мог отрицать, так это того, что Энди действительно всегда готов действовать.

- Не могу не согласиться с тобой, приступим.

- Что нужно делать?

- Так, магическую защиту мы установили, теперь нужно наложить запрет от физических проникновений в дом, - листая книгу, сказал профессор, - вот, думаю, это нам подойдет. Сейчас с твоей помощью мы создадим преграждающую защиту. Придется сильно потрудиться, ты готов?

С подземного этажа взяли по лопате, вышли во двор. Лопаты с трудом входили в землю, копать ров вокруг дома было не так-то просто. Радовало его ширина в тридцать сантиметров, он был еле заметен. Расправившись, профессор подсоединил к выступающему наружу дома крану шланг, залил водой выкопанный ров. Земля долго впитывала в себя воду, наконец, ров заполнился. Фейников достал из кармана свою тоненькую длинную свечу, поджог ее. Приготовленный лист бумаги, окунул в воду рва, помахал им с севера на запад, и с востока на юг. Поднес к нему зажженную свечу, и одновременно зачитал заклинание, держа его за верхний правый угол, начал поджигать. Энди никогда не думал, что мокрая бумага способна загореться. Но на его глазах вопреки законам природы, лист моментально вспыхнул, в воздухе закружился пепел. Профессор продолжал читать заклинание, от которого весь пепел, летая в воздухе, приобрел форму спирали и медленно стал входить в воду рва крученым движением. Энди с восхищением смотрел на неотразимую красоту волшебства.

- Это не все, нужно сходить к озеру и набрать дюжину маленьких белых булыжников, их мы расставим по периметру забора внутри двора, - сказал профессор, закончив с заклинанием.

- Я поеду один, думаю, справлюсь сам, - предложил Энди.

- Нет, ехать нельзя, ты только угробишь свою машину, так и не достигнув озера, тебе придется идти пешком. И собирай камни, которые возле озера, но только сухие. Мокрые не подойдут. Ты найдешь путь до озера?

- Конечно, куда я денусь, думаю это не трудное задание, главное, чтобы ведьмы меня не застали, пока я отлучусь из нашего укрытия.

- Хорошо, я подскажу тебе короткий путь, - профессор достал из кармана фонарик и протянул ему.

Энди вышел с поляны в сторону озера, было темно, что настораживало и пугало. Но душа его была спокойна. Он не ощущал волнения, просто продолжал идти в сторону озера, осторожно пробираясь в темном лесу.

Вначале пути деревья стояли редко друг от друга, и Энди было легко передвигаться между ними, на всякий случай профессор повесил ему на шею амулет, который не давал распознать его местонахождение. Чуть дальше, деревья стали сгущаться, некоторые из них напоминали огромных страшных неведомых тварей нависавших сверху, то и дело угрожающе приближающихся под силой ветра. Теперь была невыносимая обстановка страха, нагнетающая на Энди самые жуткие мысли, в результате чего, он стал шарахаться от каждого звука.

Ветер усиливался, деревья мрачно раскачивались, издавая неприятные поскрипывания. Наконец он вышел на берег озера, оно было большим, черным и таинственным. От


убрать рекламу







него исходила опасность, кто-то или что-то наблюдало за ним со стороны озера, но Энди выбросил из головы эти мысли, вспомнив об амулете.

Как и просил профессор, Энди собрал сухие камни, они лежали в метре от воды, их сбор не доставил Энди никакого удовольствия, каждый раз, когда он нагибался за камнем, он оглядывался по сторонам, вздрагивал. Поджилки тряслись, глаза были широко раскрыты, отовсюду Энди ожидал опасности, а ветер надувал ужасающую мелодию, дирижируя деревьями. Стиснул зубы, чтобы было проще бороться со страхом и с воображением, которое разыгралось не на шутку. Ему показалось, что что-то темное стоит неподалеку от него, прячется за деревом. Глубоко вздохнул, обернулся в сторону темного силуэта, это была всего лишь ветка, которая извилисто выросла от основания корней. Энди облегченно выдохнул, он продолжил тщательно рассматривать берег в поисках нужных камней, из которых не хватало только одного. Но он никак не мог отыскать сухого камня, все были намочены, обойдя берег в несколько метров, он увидел подходящий. Ему здесь не хотелось задерживаться и, хотелось поскорее вернуться в дом, так, что он побежал во весь опор, не заметив корягу, торчащую из песка. Упал, все лицо и руки испачкались, мокрый песок прилип к телу, а часть камней рассыпались вокруг него. Сглотнув слюну, поднялся, его злило то, что все как назло складывается не так как хочется. Второпях собрал все камни, отряхнулся, осмотрелся по сторонам, почувствовал приближающийся страх, который на секунду оставил его. Энди посчитал, что больше нет необходимости здесь задерживаться. И скорее побежал к дому.

Страх словно наступал ему на пятки, он, не оборачивался, ускорял шаг с каждой минутой. И через несколько минут уже был у ворот дома. Остановившись перед дверью в дом, он почувствовал, как сердце колотится в груди. Эмоции переполняли его. Немного успокоившись, он зашел в дом. В гостиной ждал профессор.

- Быстро ты, - похвалил Фейников, оглядывая перепачканного Энди и подавая ему кружку горячего шоколада, - допьем шоколад и снова за работу, лучше сейчас немного перенапрячься, устать, но быть спокойными, что все зависящее от нас мы сделали.

- Конечно, - сказал Энди, переводя дыхание, - полностью с Вами согласен, поскольку мне кажется, что я кого-то видел, когда был у озера.

- Кого? – взглянул на него профессор.

- Если бы я знал, я бы сказал.

- В этом лесу много существ. Хорошо, что ты не стал искать там истину. Давай продолжим.

- Истину? Вы смеетесь? Чтобы там ни было, это существо было не из нашего мира, а значит, у меня не было никакого шанса с ним бы справиться. Я просто благодарен судьбе, что это «что-то» не последовало за мной, - говорил Энди, раскладывая камни возле забора, а профессор следом поливал их заговоренной водой, не отвечая ему. Они быстро управились с задачей. И со спокойным видом пошли в дом.

Приняв душ, Энди пошел спать. Он долго ворочался, так и не уснув. Снова думая об Эльвире, и размышляя о Джессике. Затем оделся и спустился вниз, в библиотеку. Фейников все еще сидел над книгами. Он долго на него смотрел, профессор обратил на него внимание:

- Холодает…, - сказал он, сидя в своем кресле, запахивая посильней халат.

Энди поежился:

- Есть немного…, - и убрал руки в карманы брюк.

- Какое сегодня число?

- Двадцать третье… Вернее уже двадцать четвертое.

- Вот я старый дурак, совсем забыл…, сегодня же Аномальная ночь.

- А, да…, - протянул Энди и зевнул.

- Сходи, зажги камин, а то скоро совсем похолодает, - попросил профессор.

- Скажите, а так всегда было? – поинтересовался Энди.

- Как? – не понял профессор, про что спросил Энди.

- Ну, что каждый год в ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое июля температура ведет себя аномально?

- А с чем это связано?

- Ты разве не знаешь? – удивился профессор.

- Мне раньше было не интересно, - Энди отвел глаза на полки с книгами.

Стремление к учебе у него никогда не возникало.

- Ну, где-то, сто лет назад, на земле начала происходить такая аномалия по всему миру. У тех, у кого была температура ниже нуля, она резко становилась от плюс пятнадцати до плюс тридцати, у тех, у кого от нуля и выше, от минус пятнадцати до минус тридцати. Это было в зависимости он уровня температуры. Как она рассчитывается, я никогда не интересовался, мне хватало того, что у нас в середине лета температура опускается до минус двадцати, - объяснил Фейников

- До минус двадцати?

- Да, это сейчас не ниже пятнадцати, а тогда минус двадцать. Это связано с маленькой звездой, которая появилась возле орбиты нашей Земли. Она и создает аномалию, когда земля проходит рядом с ней на самом близком расстоянии. Ее из-за этой аномалии и назвали «Тэмпера». Ученые с названиями давно не заморачиваются, - профессор улыбнулся, откинувшись на стуле.

- Но откуда она взялась? – Энди стало интересно, хоть что-то не магическое.

- Я считаю, что из параллельного мира, возможно, был нарушен какой-то баланс. Ученые же пытаются найти этому более разумное объяснение…. Уже сто лет…, - профессор улыбнулся еще шире, - Иди, разожги камин, пока дом совсем не остыл.

Энди спустился в гостиную, разжег камин, решил приготовить кофе и, надеялся, что ему удастся найти ветчины. По дороге на кухню он рассмотрел коллекцию оружия профессора, висевшую на стене перед входом в гостиную, и пошел дальше. Сильно напрягаться не хотелось, ведь у профессора нет этих всех современных штук, которые при нажатии на кнопку через пару минут выдают отличный стакан кофе, поэтому он решил обойтись растворимым.


Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Ванда вела их через лес. На идеально чистом небе ярко горели звезды и месяц. Под ногами стелился туман. Чем дальше они шли, тем больше он заволакивал. Эльвира повесила в воздухе огненный шар, который плыл перед ними, освещая им дорогу. Ванда вела их все дальше вглубь леса. Если вначале где-то слышались звуки ухающих сов, то теперь стояла гробовая тишина, которая давила на уши. Под ногами ломались сухие ветви, и этот звук раздавался громким эхом. Никто не произнес ни слова, пока они не вышли на шоссе.

- Куда ты нас ведешь? – спросила Лия, отодвигая ветку в сторону.

- К дому вашего профессора, - ответила Ванда и пошла прямиком по шоссе.

- А он разве не в городе живет? – удивленно спросила Эльвира.

- А с чего ты это взяла? – ответила Ванда и улыбнулась.

- Почему мы идем пешком? Ты хоть бы сказала, что это так далеко, мы, может, на метлах бы полетели…, - голос Лии был наполнен яростью.

- Если бы нашли их, - буркнула недовольно Эльвира.

- Я могу чувствовать их запах только на земле. Они же по ней передвигаются, а не по небу летают, - Ванда начинала злиться.

- А я думала, что сейчас все ездят, или верней, на машинах парят над землей, - сказала Эльвира.

- Да, но только этот запах стелется по земле, - Ванда вдруг остановилась, - я не понимаю, вам что-то не нравится?

- Да нет, - ответила Эльвира, - все нормально.

- Вот и хорошо, - Ванда резко развернулась и направилась дальше по дороге.

Эльвира и Лия молча продолжили путь за ней. Больше никаких вопросов никто из них не задавал, пока они не предстали перед поляной в лесу.

- Мы пришли, - сказала Ванда.

- Куда? – с вызовом и смехом в голосе спросила Лия.

- К дому вашего профессора, - холодно ответила Ванда, - Я могу идти?

- Ты что? Нас обдурить решила? – Лия начинала злиться.

Она снова схватила Ванду за горло, но на этот раз Ванда отшвырнула ее от себя.

- Прекрати так делать! – зарычала она.

- Ах ты, мерзавка, - ответила Лия, поток воды, появившийся из неоткуда, подхватил ее и с помощью него она удержала равновесие.

Затем, этот же поток слишком быстро перенес ее к Ванде, так что та не успела увернуться. Лия оказалась с ней лицом к лицу, волны ниспадали с ее головы вместо волос. Вампирша испуганно смотрела в ее в прямом смысле бездонные глаза, залитые водой.

- Подожди, - сказала Эльвира, которая в это время осматривала поляну взглядом.

Она достала щепотку волшебного порошка иллюзий и кинула его впереди себя. Дом профессора стал постепенно проявляться как из тумана. И вскоре стал совсем четким.

- Учись у Эльвиры, - сказала Ванда, наблюдая, как Лия вернулась в человеческий облик.

Лия кинула на нее взгляд полный унижения и злости:

- Да как ты смеешь?!!

- Свободна, - сказала Эльвира, и Ванда поспешно ушла, мигом исчезнув за деревьями, ничего не ответив.

- Зачем ты отпустила ее? – Лия перевела свой гнев на Эльвиру.

- Успокойся. Нам она больше не нужна, - Эльвира с упреком посмотрела на нее.

Ей не понравилось, что она кинулась на Ванду, поддаваясь порыву эмоций. В конце концов, Ванда итак знает, что они сильнее ее.

- А ты уверенна, что это тот дом, который нам нужен?

- А что нам мешает в случае неправильности убить ее?

Лия замолчала. Она давно об этом мечтала, и сейчас страстно желала, чтобы Ванда ошиблась…. Тем временем, Эльвира подошла к калитке и дернула за ручку.

- Закрыто, - сказала она.

- Читай заклинание, - сказала Лия, уже абсолютно спокойная.

Эльвира отошла назад, окинула взглядом высокий деревянный забор, метра полтора в высоту и произнесла заклинание:


«Отрепаз отч от ясйоркто, оготыркс униат виревод»

Затем снова подергала ручку, но безрезультатно.

-З акрыто, - повторила она, но уже с ноткой удивления.

- Может, ты чего не так делаешь, ну-ка отойди, - сказала Лия и произнесла то же заклинание, выставив руку вперед на дверь. Затем проверила, но дверь все так же была закрыта.

- Ладно! - начала Эльвира, - хотела по-хорошему, но..., - она взмахнула рукой, и пламя окутало забор по всему периметру.

Они с Лией стояли и любовались огнем, в ожидании того, что сейчас забор рассыплется. Эльвира мечтательно смотрела на искры пламени и представляла вид профессора, когда они заявятся к нему, и как она пронзит его сердце огненным потоком. Он не должен был перечить и мешать ей, он должен знать свое место. За это его ждет неминуемая смерть. Она с упоением представила, как жизнь покинет его тело, и он больше никогда не появится на ее пути. Но забор продолжал яро полыхать, а через несколько минут погас, при этом сам забор был в идеальном состоянии, огонь никакого вреда не причинил ему.

- Что за…? – начала Лия, но Эльвира ее перебила.

- Фейников! Ты, чертов старик! Я все равно до тебя доберусь! – Эльвира кричала, смотря на дом профессора, в ее глазах заплясали языки пламени.

- Что это было? – спросила Лия.

Эльвира моргнула, и пламя в ее глазах потухло. Она повернулась к Лии:

- Он использовал древние амулеты. Мы ничего не сможем сделать. Он защитил дом.

- Откуда он их взял? И откуда знает, как ими пользоваться?

- У него было много времени…

- Что будем делать?

- Я думаю, одно он не учел.… Придется идти к нему в астральной проекции.

- Гениально! – крикнула Лия с поддельным восторгом, - А если он учел и это? Что тогда? Дождемся своего часа и вернемся в ад?

- Если бы мы были живыми, мы бы застряли в ней, но это не про нас. На нас такая ловушка не подействует. Единственно, тогда мы не попадем к нему вообще никак. А на счет ада, ты не одна, кто не хочет туда вернуться навсегда.

- А если попадем? Что мы будем делать? Какой от этого толк?

- Лия, я знаю Фейникова, у него есть слабые места.…, - Эльвира не стала вдаваться в подробности, просто продолжила, - Чтобы нам пробраться в дом, нам нужно, чтобы там была наша стихия. Мы переместимся прямо к ней, она наш проводник. Я чувствую, в доме огонь…. Ты должна почувствовать воду, я думаю это проще. Но возможно наши силы будут ограничены…

- Почему?

- Из-за амулетов, они направлены на защиту дома, и возможно окажут на нас действие и внутри него.

Лия закрыла глаза и сосредоточилась:

- Я слышу журчание воды…

Они взялись за руки и погрузились в астрал.


***

Эльвира перенеслась прямиком в гостиную, где горел камин. Лия оказалась на кухне, где Энди открыл кран с водой, чтобы набрать ее в чайник. Лия улыбнулась, она была в восторге от такой удачи. Очевидно, профессор не учел этого, потому что попасть в дом астрально не составило никакого труда.

Она сложила руки у себя на груди и, наклонив голову, наблюдала за Энди, который мурлыкал себе под нос какую-то мелодию, наливая воду. Поставив чайник на подставку, включил его. Потянулся выключить кран, но струя воды стала извиваться как змея, и Энди, испугавшись, шагнул назад и наткнулся прямо на Лию.

- Только не это, - медленно произнес он и осторожно повернулся.

- Так вот ты какой…, - Лия замолчала и опустила руки, - Да, а кто ты такой?

- Профессор! – Энди с криком кинулся к Фейникову. Вода из крана полилась струей через край раковины, догоняя Энди. Пробегая мимо гостиной, он краем глаза заметил силуэт. Резко повернул голову, в этот момент вода достигла его ног, он поскользнулся и упал. Эльвира стояла лицом к камину и наслаждалась огнем. Она повернулась к нему:

- Он прекрасен, не правда ли? Энди? – ее голос звучал мелодично, словно прекрасная песня, он манил и завораживал.

Энди на мгновение забыл кто он и где. Он просто любовался ей, а она медленно шла к нему.

- Что случилось, Энди? Что у тебя там за шум? – послышался голос профессора где-то уже совсем близко. Очевидно, он поспешил на его крик. Энди пришел в себя и быстро поднялся с мокрого пола, залитого водой, которая продолжала струиться в дом.

- Стой, где стоишь, - сказал он Эльвире и отступил назад.

- Энди, не бойся меня. Я тебя не обижу. Если бы я хотела, то давно убила тебя.… Еще тогда, когда я пришла к тебе…

В этот момент Лия вышла из дверей, ведущих на кухню, а профессор из расположенных напротив. Энди оказался окружен ими.

Профессор Фейников быстро оценил ситуацию и, сорвав со стены револьвер, кинулся к Энди. Он представил к его горлу дуло:

- Встали, где стоите, - сказал он.

- Профессор, Вы что? - Энди был в панике, он совсем не знал профессора и сейчас сильно испугался его.

- Заткнись, - сказал профессор и продолжил, обращаясь к ведьмам, - Хоть одно неверное движение и вы распрощаетесь с ним.

- Ты не сделаешь этого, - сказала Эльвира, приказным тоном.

Языки пламени из камина начали вырываться за его пределы, камин заполыхал огнем, ему было тесно, он жаждал вырваться наружу и заполонить все вокруг. Это был верный знак того, что она в бешенстве.

- Да? А что мне помешает? Его смерть существенно уменьшит ваши шансы воссоединиться, и увеличит мои лишить тебя силы, пока вы не вместе.

- Фейников! – Эльвира закричала, - Ты не посмеешь! Ты ничего не вернешь! Я тогда, любя тебя, не отказалась от своих чар, а сейчас ты мне не нужен, мне не нужна любовь.

- В тебе говорит темная сторона, но я все исправлю…

Энди в этот момент показалось, что профессор просто помешан. Фейников подтолкнул его к кухне:

- И не вздумайте что-то предпринять, - профессор провел Энди на кухню, Лия послушно отступила в сторону. Профессор закрыл кран с водой, и Лия растворилась в тумане. Казалось, что часть напряжения в профессоре спала. Но, он продолжал вести Энди под дулом в гостиную. Эльвира стояла на прежнем месте. А профессор с Энди двигались к камину. Когда до него осталось несколько метров, жар от огня не подпускал их.

- Нажми на кнопку рядом с камином, - сказал профессор Энди, отпустив его, одной рукой подтолкнул в спину, а другой продолжал держать его на прицеле.

Энди пытался подступиться, но огонь не давал. Он закрывался руками, но так и не смог приблизиться.

- Ты хочешь, чтобы ваша единственная надежда сгорела? – спросил Фейников у Эльвиры.

Она метнула на него взгляд полный ненависти и исчезла в тумане. Огонь быстро спал до прежнего состояния, и Энди нажал на кнопку. Раздался щелчок, и в камине поднялось стекло. В оказавшейся ловушке, огонь стал постепенно гаснуть. Профессор Фейников повесил на место револьвер и сел в кресло, он был доволен собой. Энди с опаской смотрел на него:

- Что это было, черт возьми?!! – у него началась истерика.

- Успокойся, он не заряжен, - спокойно сказал профессор.

- Не заряжен?!! Нужно было говорить об этом раньше!!!

- У меня вся коллекция не заряжена. Энди сядь, - сказал профессор и посмотрел на него в упор. Энди послушно сел в кресло напротив и устремил озлобленный взгляд на профессора, а тот продолжил, - Они были не настоящие и бессильные, не считая их сил стихий, но и они были зависимыми от источника. Для Лии проводником послужила вода из крана, она сюда льется из-за пределов дома, поэтому она и проникла внутрь. Для Эльвиры - камин. Огонь в камине выбрасывает жар в трубу, которая ведет из дома, и жар поднимается за его пределы. А любое прилагательное к огню, может послужить ее астральному телу проводником.

- А как вы узнали, что они были не настоящие? – Энди по не многу приходил в себя, но в нем все еще бушевали эмоции.

- Я очень на это надеялся, ведь мы создали сильную защиту. А когда перекрыл кран, и Лия растворилась, понял, что это астральная проекция, а так же вспомнил, что забыл про нее. Именно поэтому и пришлось тебя взять в заложники. Ты уж извини, Энди. Но они и не настоящие могли нас убить, если бы мы не перекрыли им их источники. Я действовал по обстоятельствам.

- А почему они не убрали амулеты?

- Они не материальны, поэтому не могут воздействовать физически. Это был еще один факт, который послужил мне в их разоблачении. Они бы не объявились раньше, чем нейтрализовали амулеты, если бы могли это сделать.

- Хорошо Вы с камином придумали…

- Да, стекло спереди для того, чтобы запах горелых дров не лился в комнату, а стекло в трубе, от назойливых птиц.

- Профессор, а когда Вы просили ее отказаться от своих сил? - Энди совсем успокоился и сейчас сидел совершенно расслабленный, развалившись в кресле.

- Когда Элл овладела кинжалом, скрылась из замка. Я долго ее ждал. Но она не появилась. Тогда, я решил найти ее сам. Из книг было ясно, что она должна искать других ведьм, но я знал, что сейчас ей не до этого, она властвует.… Кстати, тогда же, из книги, я и узнал о том, чем она меня поила…

- Поила?

- Я про ее кровь. Она знала, что у меня больное сердце и говорила, что это лекарство. Эльвира подарила мне пузырек и сказала, чтобы я всегда носил его собой и пил его один раз в день по нескольку капель. Говорила, что оно приготовлено по рецепту ее бабушки.… И, что она будет исправно мне его пополнять. Но когда я продолжал его пить после ее исчезновения, жидкость не уменьшалась в пузырьке, мне стало интересно, что это. До этого я думал, что не замечаю, как она его туда доливает, ведь я не ограничивал ее в доступе к моим вещам, но вскоре убедился в обратном. Так я и нашел ее, честно говоря. Потом призвал кровь к крови.… Только тогда она явилась ко мне, такая красивая, могущественная… Долго смотрела на меня, когда я попросил ее отказаться от сил, а потом сказала «Прости…». Я тогда крикнул в сердцах, чтобы она исчезла из моей жизни, думал любовь великая штука…. А она просто взяла и действительно исчезла. Потом я ее видел только однажды, в день ее смерти…. Именно тогда я и понял, что Эльвира никогда меня не любила.

- Значит, Вы видели, как все происходило?

Профессор отвернулся к камину и опустил голову:

- Да, видел. Была ночь. Глубокая и темная ночь, лишь полная луна ярко освещала все вокруг. Я случайно увидел ее! Столько времени прошло, я уже и не надеялся. Ехал мимо по шоссе, ну горит и горит что-то в поле, вот надо было мне остановиться! Смотрю, в эпицентре огня стоит она, я пытался прорваться через огонь, но отбросил попытки, когда увидел еще двоих там кроме нее. Девушка направила на нее руку и произносила заклинание, а сама Эльвира пыталась бороться с воздушным потоком, который направлял на нее парень. Она была на износе, я видел, как силы покидают ее. Это был конец схватки. Если бы я прибыл немного раньше…. Но я не знал! А она упала, упала без сознания…. Сначала я не видел кто это, только ее рассмотрел, потому что она стояла в центре. Огонь вокруг исчез, оставив после себя жженую землю. И я увидел их. Оливия и Вильгельм. Я не поверим своим глазам, но это были они. Оливия подошла к Эльвире, взяла ее кинжал, порезала ей грудь. Я, как зомби, подошел ближе. На груди Эльвиры выступила тонкая полоса крови. Оливия, не обращая на меня никакого внимания, вознесла кинжал к небу, с капельками ее крови, стекающей с него, и произнесла какое-то заклинание, затем кинжал в миг вспыхнул и погас, не оставляя на нем никакого следа от крови, и она вложила его в руки Эльвиры, которые скрестила у нее на животе. Только когда Оливия отошла от нее, я опомнился и как разъяренный лев кинулся на Вильгельма. Я проклинал его, пытался ударить, но он с легкостью сдерживал меня. Тогда я переключился на Оливию. Вытащив из-за пояса отравленный для обычных ведьм, какой была Оливия, кинжал, я взмахнул им и немного поранил ее. Но, видать, ей оказалось достаточно этого. Она пошатнулась, Вильгельм поддержал ее одной рукой, а второй он резким движением откинул меня в сторону так, что я оказался на земле, кинул мне жесткое «прости» и они втроем исчезли. Нашел Эльвиру я уже потом, когда опомнился и отправился в замок, - профессор сделал паузу и закончил рассказ, - Могу сказать одно, я сожалею, что не узнал раньше о том, что она ведьма. Она, наверное, боялась, что я не пойму.… Да, и я хорош…. знал о магии, имел друга охотника на ведьм и молчал.… Но, что было, то было…, - фразу про друга он выделил и резко обрубил последней, давая понять, что тема закрыта.

Энди не стал его дальше пытать, и перевел тему:

- Что же мы теперь делать будем? Без воды мы долго не протянем…

- Пора действовать. Они видели тебя и теперь не отступятся. Нам нужно отыскать Берту.

- Берту?

- Ведьму Земли.

- Но как мы это сделаем?

- Не мы, а ты.

- Но у меня нет кинжала.

- Мы что-нибудь придумаем… Главное, что в тебе его свойства, хоть и действующие только с кинжалом….

Профессор расхаживал взад и вперед. Было не понятно верит ли он самому себе, и что хочет доказать, или правильнее спросить, кому доказать?

Несколько минут спустя, Энди все же решился оторвать профессора от его глубоких дум, и спросил:

- Профессор, так что мы будем делать, я не понимаю, а по вашему виду, тоже можно сказать, что вам не ясно как действовать в сложившейся ситуации.

- Энди, ты такой интересный, - надсмехающимся тоном сказал Фейников, - я не могу с хода придумать, что и как нужно нам сделать, чтобы тебя превратить в навигатор для поисков Берты…, - печально вздохнул профессор, но тут же поднял голову к верху, посмотрев глазами по сторонам, профессор продолжил, - конечно же! Как же раньше я не мог об этом подумать!

Фейникова будто пчела ужалила, он сорвался с места и побежал в библиотеку. Энди нормально на это отреагировал, он привык, что профессор ничего, толком, не рассказав, бежит в библиотеку, и при любом раскладе роется в своих книгах.

Энди вытер пол, после визита ведьм, найдя в ванной швабру и тряпку и, не торопясь, пошел в библиотеку, надеясь услышать нормальное объяснение от профессора, что же он все-таки придумал в своей седой голове.


Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Комок подступил к горлу, во рту все пересохло. Хочется сглотнуть, но нечем. «Хорошо видать гульнули…» - подумал Ден и ощутил безумную головную боль, - «Странно, что Лари меня не остановил…. Он никогда не давал мне быть в состоянии «соплей»…».

Руки потянулись к глазам, тело было бесчувственно, словно его выключили и забыли включить. Резкий голод заставил окончательно проснуться. Хотя глаза и не думали открываться. Еле-еле удалось открыть, правда, не до конца, слипнувшийся левый глаз, и через мгновение второй поддался открытию самостоятельно. Неужели случилось чудо, постепенно появлялась четкость изображения, приоткрывшиеся щелочки начали раздвигаться. «Это радует...» - пронеслось мысленно в голове Дена. Четкое изображение окружающего помещения, в котором очнулся Ден, подвергло его в некое ошеломление. Вокруг белые стены, подобны диванной обивке, ярко белый потолок, белые портьеры, с мелким непонятным узором, нежно бежевая тумбочка возле кровати…. «Что-то мне это не нравится..» - опять подумалось Дену, он попытался пошевелить руками в поисках своего тела. Оно было на месте, а вот одежда отсутствовала. Что-то похожее на простыню, в цвет портьерам, пыталось скрыть его ногату. Скорее всего, это была ночная сорочка, которая была, как ему показалось, коротковата.

Сознание возвращалось к нему, беспокойство нарастало. Он даже забыл, что сильно хотел пить. Дверь в это помещение приоткрылась, вошла девушка, которая быстро прошла мимо него и открыла окно, дав возможность вечерним лучам солнца попасть в комнату.

Сквозь тюль прорезался яркий пучок света, бьющий прямо в глаза. Он защурился. Вошедшая девушка вышла за дверь и снова появилась на пороге с подносом в руках. Комната наполнилась вкусным ароматом овсянки и чая с лимоном. Она поставила поднос на тумбочку и удалилась. Только она скрылась за дверью, как на Дена напал звериный голод, силы вернулись к нему, он быстро смел все, что было в тарелке, и насладился горячим ароматным чаем, жажда и головная боль утихла, но мысли мучили его.

«Где я? Что я вообще здесь делаю?! Какого черта!» - злился Ден, пытаясь найти свой телефон, но облазив всю тумбочку, заглянув под кровать, он понял, что его оставили не только без одежды, но и без связи,

«-Черт побери, что все это значит?!» – Ден выглянул за дверь. Там был длинный белый коридор. Симметрично по всему коридору располагались двери, наверное, такие же комнаты как у Дена, и свет, освещающий коридор ползучей струей, протекал под потолком.

В конце коридора стоял большой стол, и за ним сидела грозного вида женщина, лет пятидесяти. За ней было открыто настежь окно, и шторы шевелились, от небольших порывов ветра. Ее фигура была далека от идеала. Наверное, это был ее комплекс, и поэтому она хамила всем, кто пытался хоть что-то у нее выяснить. Поскольку был ужин, в коридоре практически никого не было. Вдоль стенки потихоньку, шаркая ногами, плелся старик, лет восьмидесяти, еще двое пожилых мужчин говорили о чем-то своем, стоя в самом конце коридора, а женщина за столом зло на них поглядывала. Девушка с каталкой для еды, зашла с очередной порцией еды в соседнюю палату. Ден хотел было подойти к этой женщине за столом, чтобы узнать, что же с ним все-таки случилось. Но едва он вышел за порог, ее мерзкий взгляд из-под густых бровей, метнулся в его сторону, и Ден зашел обратно в палату, так ничего не обнаружив и не увидев кого-нибудь, кто мог бы помочь ему объяснить что происходит.

С поникшей головой и дурными мыслями, он добрел до своей кровати и рухнул на нее всем своим телом. Закинув руки за голову, удобно разместившись на подушке, он прикрыл глаза и не заметил, как погрузился в сон.

Разбудили его стучащие каблуки, по всей видимости, проходящие по коридору, неподалеку от его двери. Ден подскочил с кровати, не смотря на его внешний вид и ткань, местами открывающую его прелести, выскочил в коридор. Лицом к лицу он столкнулся с девушкой, которая с утра бегала по его комнате. Глаза встретились, немного простояв в таком положении, он замешкался, отвел свой взгляд и отступил назад. Девушка зашла следом за ним. Он сел на свою кровать и по пояс прикрылся одеялом, смущенно рассматривал ее, оставив торс открытым, привлекшим внимание вошедшей девушки.

Она была мила на вид, тело равномерно покрывал легкий загар, волос пылал ярко рыжим оттенком, пухленькие губы блестели на солнце, привлекая внимание, а зеленые глаза впились в Дена, не выпуская из своих чар. Невысокий каблук отчетливо стучал по полу с каждым шагом, сокращая расстояния между ними. Сама же фигура была вовсе не во вкусе Дена, она была немного пухла, но выступающие груди, манящие его к себе, закрывали всю не совершенность этой леди. Отведя взгляд от торса Дена, девушка посмотрела на часы.

- Привет. Я смотрю, ты хорошо поел. Это отлично, ведь ты больше суток пролежал без сознания. Как ты себя чувствуешь? – девушка наклонилась к нему, заглядывая в его глаза. Ден молчал, он перевел взгляд с ее выреза халата, на лицо.

- Эй, ты меня слышишь? – она щелкнула пальцами у его носа. Это привело Дена в чувство.

- Да, да. Все отлично…, - замешкавшись, ответил он и отвел смущенный взгляд в сторону.

- Вот и хорошо. Моя смена закончилась, сейчас придет сменщица,- нежным голосом произнесла она, - так что если что, то обращайся к ней, надеюсь, ко мне у тебя нет вопросов. И, да, я рада, что ты очнулся.

- Что со мной случилось? Я в больнице? – опомнился Ден и посмотрел ей в глаза. Ему просто необходимо было знать ответы на эти вопросы, чтобы хоть как- то понимать, что происходит с ним.

- Прости, ты же только сегодня очнулся, - извинилась она, - меня зовут Адетти, ты в больнице, привезли тебя на скорой с диагнозом острой изотонической дегидратации, при этом ты находился без сознания, но мы тщательно ухаживали за тобой, - немного засмущавшись, сказала Адетти.

- Меня, Ден, очень приятно, - продолжил Ден, - Прости, я не силен в медицинских терминах. С чем меня привезли?

- С обезвоживанием, - улыбнулась в ответ Аддети.

- Интересно, получ


убрать рекламу







ается…, - сказал он вслух свои мысли, - а где мои вещи, и телефон?

- У тебя их забрали на время реабилитации, чтобы ты не сбежал отсюда, - объяснила Адетти.

- Какая предосторожность, - ухмыльнулся он в ответ, - ну ладно, а кто-нибудь мне звонил? Меня, наверное, уже обыскались...

- Насчет этого можешь не волноваться, твой телефон по сей день молчит, так что не переживай, завтра придет врач, осмотрит тебя и только с его разрешения тебе его отдадут, так что отдыхай.

- Что за черт! – выругался Ден, - может быть, ты останешься со мной, мне так одиноко, а без связи я вообще сойду с ума, не дождавшись утра…, - его глаза словно завораживали Адетти и молили о том, чтобы так все и было, как он попросил.

- Я подумаю, - ответила она.

Ей с первого взгляда понравился Ден, именно поэтому она так тщательно за ним следила и ухаживала. Но она не могла признаться ему в этом в первый же день знакомства, и уж тем более, сразу согласиться остаться с ним, хотя дома ее никто не ждал. Она была одинока, у нее была съемная квартира, в которой ночи пролетали в полном одиночестве.

- Я прошу тебя, если ты можешь, то побудь со мной рядом, я знаю, что прошу многого, считая то, что я для тебя никто, первый встречный, и что тебе нужно домой. Возможно, тебя ждет парень, да и к тому же твоя смена закончилась, - моля вымолвил Ден, - но я приму любое твое решение, я не хочу ставить тебя в неловкое положение, - добавил он.

Его глаза так и умоляли ее не уходить. Ден боялся снова остаться наедине с собой, он был слишком общительным человеком, а прекрасная особа как нельзя, кстати, могла составить бы ему компанию. К тому же Дену просто необходим был телефон. Его мучило любопытство по поводу того, как у него могло случиться обезвоживание. А последнее, что он помнил, это были синие глаза той незнакомки, которая держала его за горло.

Взгляд Дена пробуждал внутри Адетти некую похоть, которую она пыталась скрыть. Пока это у нее получалось, но что будет, если она останется с ним наедине на целую ночь, этого она знать не могла. Стоя в раздумьях и смотря в глаза Дену, которые подобно щенячьим так и молили о том, чтобы хозяин не выгонял на холодную улицу, а просто взял и приласкал… Он нуждался в ласке и любви, и это было отчетливо видно.

- Хорошо, я приду к тебе после отбоя, так я буду уверена, что меня никто не увидит, только обещай, что ко мне приставать ты не будешь, а то мало ли что у тебя в голове, - хихикнула Адетти и направилась к двери.

- Я и не думал, но буду ждать, - крикнул в след Ден.


Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Не спеша Вильгельм и Лари шли по лесу. Было довольно красиво, лучи заходящего солнца проникали через кроны деревьев. Лес был насыщенным, все краски лета играли в нем. Они зашли в самую глубь, там было заметно тише. Слышен был лишь шорох листвы под ногами. Вильгельм остановился.

- Вот мы и пришли, - заявил он, любуясь местом.

- Куда? – не понял Лари, оглядываясь и пытаясь хоть что-то увидеть, чего здесь быть не должно.

- Здесь находится тот самый склеп, в котором дремлет Оливия.

- Где? – не понимал Лари, он ничего не заметил, что хоть как-то могло напоминать склеп.

Вильгельм шагнул влево от Лари. Раздвинул ветви деревьев, и скрылся за ними. Лари последовал за ним.

Они вышли на поляну, окруженную высокими лиственными деревьями, тесно прилегавшими друг к другу. В центре стоял массивный склеп, оформленный большими плитами цвета слоновой кости. Без каких-либо надписей. Вильгельм частенько приходил сюда. Расчищал местность вокруг склепа, местами ремонтировал осыпавшиеся камни. В отличие от других склепов, он не был покрыт мхом, не увешан паутинами, не было затхлого запаха. Вильгельм заботился о нем.

Стоя возле него, Лари почувствовал грустные нотки, исходящие от Вильгельма. Чувствовалось, что ему была дорога Оливия. Но случившееся не возможно было изменить. Он понимал это. Все отражалось в глазах Вильгельма, его переживания, горе, боль, утрата, местами ненависть и разочарование, тоска по ней. Но он не отчаивался, а верил, надеялся на лучшее. И сейчас это лучшее был Лари. Он привязался к нему за этот короткий срок, и относился к нему как к сыну.

- А ты не пробовал вернуть ее? - Начал Лари, разглядывая склеп, мысленно умоляя Вильгельма не входить внутрь. Он не любил мертвецов, а уж тем более полуживых.

- Нет. Я не справлюсь один, хоть и обладаю силой охотника, - Вильгельм печально смотрел на склеп.

- Но сейчас ты не один, у тебя появился я. И если тебе нужна моя помощь, то поверь, я не откажу тебе в ней. Поскольку благодарен тебе за то, что ты для меня сделал.

- Спасибо, Лари, - улыбнулся Вильгельм.

- А есть способ вернуть ее к жизни? – спросил Лари, заглядывая ему в глаза.

- Есть, но я не смогу этого сделать…, - грустно ответил Вильгельм.

- Почему? Я не понимаю.

- Чтобы вернуть ее к жизни, мне нужен тот, кто сможет сделать магический обряд воскрешения, а у меня такого человека нет, - печально ответил Вильгельм, но в глубине души надеялся, что Лари не отступится, и возможно что-нибудь предложит.

- Вот так задачка, - сказал Лари, почесав подбородок, - но думаю, у меня есть один на примете.

- И кто это, если не секрет? – голос Вильгельма порядком оживился. И пусть даже это был бы сам дьявол, он был бы согласен на все.

- Думаю, ты сам все увидишь, когда мы до него доберемся, а пока не к чему тебе об этом знать, - вежливо улыбнулся Лари.

- Буквально на прошлой неделе ты даже и предположить не мог о существовании магии в реальной жизни, а теперь у тебя есть на примете кто-то, кто сможет совершить магический обряд. Не правда ли, как-то странно все это звучит. Может, ты все же расскажешь мне кто он? – допытывался Вильгельм.

- Думаю, тебе сейчас не обязательно знать, на месте я вас познакомлю, - Лари пытался как можно мягче закончить разговор. Он понимал, что говорил Вильгельму о том, что это его злейший враг, не стоило. По крайней мере, сейчас.

- Ясно, - мрачно ответил Вильгельм, стараясь не думать о том, что Лари предложит Фейникова. Все-таки он в курсе, что они враждуют, не может же он быть настолько глуп. Однако если это единственный шанс вернуть Оливию, то придется смириться.

- Не люблю допытывать, поэтому, как сочтешь нужным мне рассказать про него, тогда и расскажешь. А теперь к делу, – сказал, как отрезал, он.

- То есть? Ты хочешь сказать это не все?

- Да, одного мага нам не хватит, чтобы оживить Оливию, нужно еще раздобыть парочку магических вещей для обряда, - на лице Вильгельма теперь виднелась серьезная озадаченность.

- Каких таких вещей? У тебя их нет? – удивился Лари.

Ведь за столько времени можно было все приготовить, на случай, если появиться возможность оживить Оливию. А если бы у них совсем не было бы времени? Это было очень не предусмотрительно со стороны Вильгельма.

- Нам нужно раздобыть один свиток, тебе не обязательно знать, что в нем, и живую воду, - Вильегльм смотрел вдаль, будто вспоминая по списку, что им теперь необходимо приобрести для обряда.

- И где мы это достанем? Все же под запретом. Ведь власть запретила все подобное…, связанное хоть как-то с магией. И к тому же, я бы знал о таком месте, - самоуверенно заявил Лари.

- Так-то оно так, но есть такие места и люди, которые просто себя не ставят под угрозу, то есть они надежно спрятаны от глаз и ушей властей. Они живут как обычные люди, работают, общаются, отдыхают.

- Ничего себе, - в голове Лари никак не укладывалось, что все это время магия была у него под носом, а он так и ни разу не встретился с ней за всю жизнь. Это было, по меньшей мере, обидно.

- В городе живет старец Илар, он торгует магическими артефактами. Возможно, если нам повезет, мы найдем свиток и мертвую воду у него, - Вильгельм серьезно посмотрел в глаза Лари, будто говорил о великой тайне всех времен и народов. Но по факту, это так и было.

- Не слышал про такого, хотя знаю все закоулочки нашего города. Ну что ж, не будим медлить, давай отправимся к нему, - ответил Лари с серьезным видом, давая понять, что понимает всю важность происходящего.

Вильгельм и Лари пошли в сторону дома, по дороге они общались на разные темы. У обоих было приподнятое настроение, поэтому они даже не заметили, как быстро добрались до дома.


***


Машина Лари, Exct eZi, неслась по городу на высокой скорости, ему не терпелось увидеть собственными глазами лавку магических принадлежностей. Вильгельм же скованно сидел в автомобиле, который плавно парил над землей, ему никогда в жизни не доводилось разъезжать на них, он ограничивался пешим ходом.

В конце концов, они добрались до нужного им места. Это был спальный район города, здесь было немноголюдно и тихо. Район значительно отличался от центральных благоустроенных кварталов с высотными строениями, оборудованных современными технологиями.

В нескольких метрах от места, где припарковался Лари, стояли мусорные баки, из которых неприятно разило тухлятиной. Уже начали сгущаться сумерки. Лари и Вильгельм посмотрели по сторонам. К мусорным бакам подошел пожилой человек, одетый в длинный плащ грязно-болотного цвета, на голове болталась серая панама, а его руки были спрятаны в черные дырявые перчатки, ноги обуты в длинные сапоги, измазанные в грязи. На одном из них разошлась молния, из-за чего левая нога была практически оголена, и лишь стопу скрывала подошва, а голенище сапога болталось по земле. Мужчина открыл мусорный бак, и начал в нем ковыряться, абсолютно не замечая пристального взгляда Лари, который впервые увидел такое зрелище.

Люди, проживающие в центральных районах города, никогда не бывали в этой зоне. У них не было в этом надобности. Потому как тут не было дорогих приличных магазинов, клубов, ресторанов и подобных мест.

В этом месте проживали малообеспеченные, недостаточные люди. И государство посчитало, что этот район не нужно облагораживать и оставило без изменений, зная о том, что здешние проживающие не смогут позволить себе такую роскошь, и тогда зачем вкладывать деньги в него. А для того, чтобы люди, проживающие в центре, не видели такой уровень жизни, власть запретило бизнесменам открывать тут какие-либо торговые и развлекательные центры.

- Пойдем, - сказал Вильгельм, положив ладонь на плечо Лари.

Лари вздрогнул и быстро переключился, вспомнив о том, зачем они здесь.

Это был обычный магазин гончарных изделий. Над входной дверью висел колокольчик, и когда они открыли дверь, он зазвенел, и хрустальные нотки разнеслись по всему магазину.

Пол был деревянным и немного поскрипывал под тяжестью ног. Звук от шагов был такой, как будто под досками была пустота. Само помещение было небольшим. Напротив двери, возле стены красовался прилавок. Стена позади прилавка и сам прилавок был покрыт белыми плитами. Горизонтальные настенные полки позади прилавка были сделаны из красного дерева, красиво расписанные черной краской, создавался эффект старины. На них были выставленные различные глиняные вазы, чаши, статуэтки. Другая стена была увешана глиняными подвесками. Напротив этой стены находилось окно, над которым громоздились старые жалюзи. На всех стенах висели светильники, которые даже сейчас освещали магазин.

Послышались шаги из-за двери, которая располагалась в стене за прилавком. Через мгновение в дверях появился крупный мужчина, видно страдающий от избытка веса, не высокий. Одет был странно. Туника на клёпках и штаны-шаровары, были выполнены в пастельных тонах коричневого цвета. А черные длинные волосы уходили назад, вплетаясь в тоненькую косичку. Его карие маленькие глазки, близко расположенные друг к другу высунулись из-за большого горбатого носа, и устремились на зашедших посетителей.

- Вы определились с выбором? – с акцентом спросил мужчина. Его голос не соответствовал внешнему виду, приятный тонкий, больше похожий на женский. Он рассмешил Лари, Вильгельм же сдержался.

- Вы выбрали? Брать что-нибудь будите? – он повторил вопрос, игнорируя смеющегося Лари, который как мог, так и сдерживал смех.

- Гм…. Нам нужен Илар, - серьезно произнес Вильгельм, подозрительно осматривая продавца.

- По какому поводу вы пришли к нему? - грозно спросил мужчина.

- По важному делу, скажите ему, что старый друг пришел его навестить, и спросить, как поживает его дядька Масилус.

- Сейчас вернусь, - и с этими словами он скрылся за дверью, из которой пришел.

Лари подошел к Вильгельму вплотную, и шепотом спросил у него:

- Кто такой этот дядька? Мы же за другим пришли….

- Это шифр. Масилус на древне-макенском означает магия. Перед тем как магию запретило государство, некоторые люди, связанные с ней общались на этом языке. Он считался магическим. Но знали его только те, кто когда-либо обучался магии, будь то в школе, или же у своих личных наставников.

Лари отошел от Вильгельма, и начал рассматривать подвески.

Несколькими минутами позже послышались шаги все за той же дверью, за прилавком. В двери появился высокий молодой человек, на вид примерно того же возраста, что и Лари. Его длинные белокурые волосы были зачесаны назад, посередине головы был четкий ровный пробор, длинные уши, немного повернутые назад, красивой треугольной формы привлекали к себе внимание. Втянутые щеки, худое лицо, угловато-острый подбородок, и большие голубые глаза, слегка выпученные вперед, сейчас смотрели на Вильгельма и Лари.

Он был необычно одет. Длинный бархатный балахон темно-синего цвета, подвязанный поясом на тонюсенькой талии, а сзади висел большой широкий капюшон. Его длинные костлявые пальцы с острыми ногтями обеих рук сплетались на грудной клетке. Длинные рукава красиво свисали до колен. Все это придавало вид волшебства.

Вильгельм шагнул вперед навстречу этому человеку.

- Дальюс! Мир а да вир Вильгельмус! Дарт мирд а дартван Ларимус. Мира жеит а Иларус! – сказал Вильгельм.

- Дяр, Илусмус, а внар Иларус! – ответил вошедший человек.

Лари ничего не понимал, о чем они говорят и на каком языке, он так и стоял? удивленно смотря на них, как завороженный.

- Простите Илус, ради нашей безопасности я вынужден был начать наш разговор на древне-макенском. Просто я знал, как выглядел Илар и очень удивился, когда увидел тебя, - произнес Вильгельм.

- Ничего, - ответил Илус, так звали вошедшего белокурого юношу, - Мой дед уже как три года отошел от дела, по состоянию здоровья, - объяснил он, - Вы, я так понимаю, пришли выбрать конкретные предметы?

- Да, но думаю здесь не место обсуждать такие вещи, - хмуро ответил Вильгельм, посмотрев по сторонам.

Лари все так же молчал. Он ожидал увидеть нечто другое, ну уж точно не гончарный магазин.

Илус подошел к входной двери мерным шагом, за ним волочился подол балахона, и закрыл на ключ. А перед этим повесил с внутренней стороны табличку с надписью «Закрыто». Следом он подошел к окну и опустил жалюзи. В помещении немного потемнело. Потом Илус пошел к стене за прилавок и снял в определенном порядке с разных полок четыре увесистых глиняных вазы и поставил на прилавок, опустил эти полки вниз вплотную к стене начиная с верхней. Что-то скрипнуло под ногами Лари, Вильгельм быстро притянул его к себе, забыв перед этим предупредить о таком изменении в помещении. Пользуясь моментом, Лари спросил, о чем они говорили на непонятном языке.

- Если дословно, - шепотом произнес Вильгельм, - то «Здравствуйте! Меня зовут Вильгельм! Это мой друг Лари. Нам нужен Илар», на что он мне ответил «Я, Илус, внук Илара», и это не непонятный язык, а просто древне-макенский.

- А что с его ушами? – не унимался Лари. Для него это было крайне странно. В современном мире люди моментально исправляли свои недостатки, достигнув совершеннолетия, стоило это не дорого и уже давно перестало быть чем-то из ряда вон выходящего.

- Он не человек, - ответил Вильгельм.

- Как это не человек? – Лари дикими глазами посмотрел на Вильгельма.

- Вот так вот, - улыбнулся Вильгельм, смотря в его испуганные глаза.

- А кто же он тогда? – еще тише прошептал Лари, боясь, что Илус его услышит.

- Он потомок древних эльфов, - сказал Вильгельм серьезным тоном, давая понять, что шутить с этим не нужно.

- А кто такие эти эльфы?

Но Вильгельм так и не ответил. Им нужно было идти за Илусом.

Лари больше ничего не сказал. Для него все это было в диковинку, и он боялся, что может сказать что-то не то, а то и вовсе лишнее. В центре пола образовался небольшой квадрат, четко выделившийся границами. Он немного ушел вниз и начал горизонтально задвигаться под основной пол. Образовался проход, куда вела деревянная лестница. По очереди они начали спускаться. Вначале Илус, следом Вильгельм и Лари. Спустившись, они погрузились практически в полный мрак, и только свет сверху был виден им. Илус что-то дернул и проем сверху закрылся не оставив ни малейшего света.

Лари напряженно чиркал зажигалку. Но не стал пользоваться своей силой, подумав о том, что неизвестно как отреагирует Илус и что будет потом. Несколько секунд спустя зажегся свет, на ощупь Илус включил настенный фонарь.

Помещение было большим, как склад. Много полок уставленные различными предметами, длинные стеллажи со свитками, книгами, печатями и другими вещами. Здесь же находился прилавок со старым кассовым аппаратом. Все было в темных тонах.

- Отойдите назад! – скомандовал Илус.

Они отошли дальше от лестницы, вглубь помещения. Илус подошел к стене и дернул за рычаг, на пол с сильным грохотом опустилась массивная железная дверь.

- Это ради безопасности. Никогда не знаешь наверняка, что может произойти…, - объяснил Илус и пошел в сторону прилавка.

Пока шел до прилавка, он включал настенные светильники, которые своим видом напоминали свечи. Когда, наконец, были включены все источники света, стало светлее, но все равно было мрачновато.

Вильгельм быстрым шагом направился к Илусу, а Лари решил осмотреться. Его взгляд упал на фигуристые бокалы, издалека они были похожи на только что затушенные факелы. Подойдя ближе, Лари увидел совершенно другую картину, не ту, которая виделась издалека. Это были прозрачные фужеры конусообразной формы, острые углы ровно стояли на полке, не понятно как удерживали равновесие, еле соприкасаясь с полкой. Они были плотно закрыты стеклянными крышками. Внутри было непонятное вещество, которое висело высоко над дном, а внутри был черно-серый дым, испускающий искры, похожие на молнии. Над этой полкой располагались банки с различными травами, некоторые из них казались не засохшими, а даже наоборот как будто только что сорванные с куста. Лари уделил им мало своего внимания, поскольку они не произвели на него сильного впечатления. На нижних полках этого стеллажа красовались стеклянные бутылки с жидкостями. Красная жидкость внутри этих бутылок взрывалась, разлетаясь на маленькие пузырьки, они лопались об стенки бутылок, оставляя на стенках оранжевые разводы, которые за несколько секунд исчезали и появлялись заново. Были также и другие жидкости, черного, белого, зеленого и прозрачного цвета. Черная жидкость циклично плавала в сосуде сверху вниз, и снова ползла наверх, чтобы скатиться вниз. Белая же распадалась на много маленьких пузырьков и снова собиралась в единое целое. С зеленой жидкостью ничего не происходило, она спокойно покоилась в бутылке. А вот прозрачная жидкость имела свойство мерцания.

На полках, под каждым предметом находилась табличка, скорее всего с названием этих самых вещей, но Лари точно не мог понять, потому что все было написано на непонятном для него языке. «Наверно это древне-макенские надписи…», - подумал Лари, и пошел к соседнему стеллажу этой же длинной стены.

На верхних полках, как и на предыдущем стеллаже, томились сосуды с травами. Средние полки хранили непонятные вещи. Присмотревшись внимательнее, Лари понял, что это были чьи-то внутренности и конечности. Он прикрыл рот рукой, глубоко вдохнул и быстро пошел к стеллажам со свитками.

Запыленные свитки, печати, книги, листы с красивыми, но непонятными закорючками Лари разглядывал недолго. Решив, что прошло много времени, и Вильгельм, скорее всего, купил нужные предметы, решил посмотреть на него. Он обернулся, Вильгельм до сих пор стоял у прилавка у противоположной стены от Лари и о чем то бурно беседовал с Илусом. Они разговаривали тихо, почти шепотом, что сильно удивило Лари, и он захотел подойти к ним поближе, очень уж любопытно ему стало, о чем они там шепчутся.

Мимолетный взгляд Илуса упал на Лари, который заставил немедленно обернуться Вильгельму. Увидев, что Лари направляется к ним, Вильгельм снова развернулся, что-то сказал, после чего Илус протянул ему какую-то вещь, которая мгновенно скрылась во внутреннем кармане ветровки Вильгельма. Лари не успел разглядеть, что это было.

- Лари! – удивленно воскликнул Вильгельм, - ты уже осмотрелся? Здесь много интересных вещей…

- Нет, - прервал его Лари, - еще не все успел посмотреть, просто решил узнать, купил ли ты все, что нужно было?

- Пока нет, - ответил Вильгельм, надеясь на то, что Лари ничего не заметил, - мы отвлеклись немного…, Илус рассказывал про Илара…, я его знаю…, не раз заглядывал к нему…, - Вильгельм перевел дыхание, - если хочешь, можешь еще походить, посмотреть, а я сейчас все куплю и пойдем.

- Хорошо, - одарив Вильгельма и Илуса подозрительным взглядом, Лари решил поискать что-нибудь интересное среди этих стеллажей.

Он заметил в углу маленький шкаф, в котором были какие-то мешочки. К нему-то он и направился.

А Илус тем временем отошел от прилавка к стене со свитками. И вернулся обратно, не с пустыми руками, в одной руке он держал свиток, а в другой сосуд, небольших размеров с жидкостью серого цвета. Она отличалась от обычной воды только цветом.

- Лари! – крикнул Вильгельм, - сейчас рассчитаюсь и уходим!

Лари кивнул в ответ, но, не отвлекаясь, смотрел на разноцветные мешочки в шкафу, на ощупь, ему показалось, что внутри них порошок или пудра, но открывать их не стал, неизвестно, что может продаваться в магическом магазине.

- Все! Лари! Пошли! – крикнул Вильгельм, который шел позади Илуса к железной двери.

Илус подошел к стене, и поднял рычаг вверх. Уже не с таким грохотом, как при закрытии, но, все же производя не малый шум, дверь начала задвигаться вверх. Пользуясь моментом, Лари сунул себе в карман два мешочка, даже не подозревая, для чего он это делает, и пригодятся ли они ему когда-нибудь. Однако рука сама к ним потянулась. Он даже был готов поклясться, что им кто-то руководил. Решив, что это сработал инстинкт охотника, и что ему это обязательно пригодиться, он с чистой совестью поспешил к выходу. Ему повезло, что ни Вильгельм, ни Илус ничего не заметили. А по стене скользнул темный силуэт и исчез в полу.

Поднявшись наверх, Илус подошел к стене за прилавок, поднял опущенные полки. Затем в обратном порядке расставил гончарные предметы. Проход в полу медленно закрылся и слился с ним. Открыв жалюзи и входную дверь, Илус пожелал Вильгельму удачи и удалился за дверь, в которую до этого пришел.

Как будто ничего не заметив, Лари открыл машину, следом за ним в соседнее кресло приземлился Вильгельм. По нему было заметно, что он в хорошем расположении духа.

- Ну что ж! Ты говорил, что знаешь мага, - удобнее усаживаясь, сказал Вильгельм.

- Да, - ответил Лари, - едем к нему?

- К нему! – ответил Вильгельм, - ты все еще не хочешь сказать кто он?

- Гм…, ты, к сожалению, его знаешь…, это… профессор…, - тихо ответил Лари, боясь реакции Вильгельма.

- Фейников? Этот черт?! – крикнул Вильгельм, но сдержался, подавив в себе эмоции, - ты предлагаешь ехать к Фейникову и просить у него помощи? – грубым, но спокойным тоном спросил он.

- Да! То есть, нет! То есть, мы поедем к нему, но не будем просить его о помощи, а наоборот предложим свою, - пытался объяснить Лари, но у него это не очень хорошо получилось.

- Как это? – не понял Вильгельм, но уже с интересом в голосе.

- Как я понимаю, твоя Оливия, та самая добрая ведьма, спасшая всех от ведьм стихий, - попробовал заново изложить свое объяснение Лари, прежде чем отправиться к Фейникову, - так вот! Она можно сказать последняя надежда профессора истребить ведьм. Так что, он сам того не зная поможет нам.

- Ты молодец, Лари! – хлопнул Вильгельм по плечу Лари, - я об этом даже не подумал…, ну что? Тогда едем?

- Да! Только прежде чем мы отправимся, пообещайте мне, что, не смотря на вашу вражду, Вы будите контролировать свои эмоции.

- Обещаю, но только с условием, что будешь говорить Ты! Мне будет тяжело предложить ему нашу помощь….

- Нет проблем, - ответил Лари, и ввел координаты дома профессора, нажал автопилот. Они понеслись к Фейникову на высокой скорости.

Вильгельм молчал, настраивая себя на встречу с Фейниковым. А Лари тем временем набрал номер профессора, чтобы предупредить о своем приезде.

- Да! – сухо послышалось из динамика телефона, это был унылый голос Фейникова.

- Это Лари…. Простите, что звоню в такой поздний час, но это важно.

- Лари! Друг мой! – радостно ответил он, заметно изменившись в настроении, - что случилось?

- Профессор, я звоню вам, чтобы сказать, что скоро буду у вас…

- Какое счастье, Лари! Мы ждем тебя! – перебил его профессор, и положил трубку. Он побежал приводить себя в должный вид для визитов гостей.

Так ничего толком и не сказав, а, только предупредив о своем визите, Лари уставился вдаль, это всегда помогало лучше думать. Посчитал, что не стоит перезванивать, возможно, лучше все сообщить лично, при встрече, нежели по телефону.

Лари посмотрел на Вильгельма, его вид не внушал ничего хорошего. Дай ему волю, он бы перевернул все вокруг, воспользовавшись своей силой. Его глаза горели ненавистью, а взгляд был устремлен вдаль. Лари не стал к нему лезть с разговорами. Он опустил сидение назад, принял лежачее положение, пошарил в кармане, убедился, что все на месте, тут же отключился.


Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Джессика бросилась назад к входу. Она шла так быстро, как только позволяла свеча, чтобы та не погасла:

- Энди! – кричала Джесс, но ей никто не отвечал. Она толкнула стену, откуда только что вошла, но она не поддалась.

- Черт! – что теперь делать было совершенно не понятно.

Джессика не хотела поддаваться панике и, поэтому, решила все-таки посмотреть, что там за свет был внизу. Возможно, есть другой выход…. И пошла обратно. Когда Джессика вошла в зал, откуда шло свечение, она невольно вскрикнула, увидев большой камень в центре, который сейчас выглядел довольно мрачно и откидывал некрасивую, странную тень, не похожую на источник, и сделала шаг назад в туннель. Поборов свой страх, она снова вышла в зал. Свет был от свечей, которые здесь развешаны по периметру. Джессика внимательно присмотрелась и поняла, что никого там нет. Она осторожно подошла к нему ближе:

-Что здесь творится? – Джессика осмотрела помещение и прошлась вдоль стен.

Решив, что если и есть второй выход, то ей его точно не найти, она села на пол, облокотившись спиной о стену. Ее не покидало беспокойство. Что могло случиться с Энди, где он? Может быть, он говорил правду, и не стоило сюда ехать? Но чьи это голоса были наверху? Вспомнив о телефоне, она захотела позвонить Энди, но там, где она была, абсолютно не было связи.

Прошло несколько часов. Джессика даже успела уснуть, пытаясь согреться.


***

Ведьмы вернулись в замок. Обе молчали. Невооруженным глазом было видно, что обе в бешенстве. Только когда Эльвира закрыла входную дверь на засов, Лия прервала молчание:

- Я пойду приму ванную. Мне нужно побыть в моей стихии, иначе я разнесу здесь все ко всем чертям! – к концу последней фразы она повысила голос и направилась на второй этаж.

- Я тоже спущусь к своей стихии, - сказала Эльвира ей в след более тихо и спокойно, нежели Лия.

Она надеялась, что ее стихия поможет ей, возможно, подскажет, что теперь делать. Она взяла с дивана ключ от входа в склеп и вставила его в камин. Раздался звук щелчка, камин отошел от стены, образовав сразу щель, в которую могла пройти Эльвира. Взяв с камина канделябр со свечами, подожгла их усилием мысли, и вошла в проем. Неспешно шла по коридору и через несколько мгновений вошла в зал, где сидела Джессика. При виде ее Эльвира была в полном изумлении:

- Ты кто такая?!! – раздалось гулким эхом по склепу.

Джессика сонно открыла глаза и, посмотрев на Эльвиру, стоящую возле выхода в туннель, сказала с неподдельным восторгом:

- Боже! Как хорошо, что Вы меня нашли! – она встала, отряхнулась и направилась к Эльвире быстрым шагом.

- Стой, где стоишь, - властно сказала Эльвира, - Ты кто такая?

Джессика остановилась, поразившаяся тону незнакомки:

- Я могу задать Вам тот же вопрос, но давайте поговорим об этом наверху. Я больше не могу здесь оставаться, я замерзла..., - настойчиво ответила Джессика.

Она не могла понять тона гостьи, ведь она, по сути, здесь хозяйка, а эта мадам ведет себя так, будто все наоборот.

Эльвира с недоверием посмотрела на дрожащую, как осиновый лист, Джессику, у которой даже губы от холода посинели, и, решив, что она не опасна, сказала:

- Хорошо, - затем направилась назад. Джессика пошла за ней.

Эльвира расположилась в кресле у камина, Джессика села в кресло напротив, потирая руки в попытке их согреть. Эльвира выжидающе смо


убрать рекламу







трела на нее, она была настроена категорически. Не привыкши убивать людей без разбору, по поводу их надобности, Эльвира всем своим видом показывала, что ждет объяснений. Однако Джессика не принимала ее поведение, но разговор все же не решалась начать. Спустя минуту молчания, она все же отложила сумочку в сторону и рискнула:

- Вы меня извините…. Возможно, я что-то не понимаю…. Меня зовут Джессика, я приехала к своему парню Энди. Он купил этот замок, и я решила его навестить. Но его здесь не оказалось…, - Джессика старалась говорить как можно мягче.

В конце концов, ее собеседница могла быть кем угодно. Возможно, это просто агент по продажам. Хотя по ее одеянию и не скажешь. Но кто она такая, чтобы судить о чужих вкусах. Правда и поведение ее оставляло желать лучшего. Ведет себя так, как будто, по меньшей мере, владычица этого замка. Представившись, Джесс подумала о том, что сейчас все встанет на свои места, но Эльвира и не собиралась ей ничего пояснять.

- Как ты попала в склеп? – резко и бесцеремонно прервала ее Эльвира, нагло и задумчиво рассматривая Джессику. Она все еще сомневалась в правильности того, что не убила ее на месте.

- Куда, простите? – от того, что ее так бесцеремонно прервали, Джессика немного растерялась.

- В подвал, - уточнила Эльвира унижающим тоном.

- А, туда… Я просто искала Энди и увидела, проход…. Решила там посмотреть, вдруг я зову его, а он меня просто не слышит…, - Джессика решила действовать и все же показать кто в доме хозяин. Она откинулась на кресле и закинула ногу на ногу, принявшись вальяжно ей покачивать.

- Значит, ты девушка Энди? – в голосе Эльвиры послышался интерес. Она вдруг поняла, какая удача им улыбнулась. На ее губах скользнула зловещая ухмылка.

- Да, я же говорю… - начала Джесс, посмотрев на нее злобным взглядом, но Эльвира ее перебила:

- Это замечательно! – воскликнула она, оставаясь неподвижной.

Усмешка, не покидала губ. От этого Джессики стало не по себе. Ей показалось, что против нее замышляют что-то страшное.

- Что случилось? Я слышу посторонний голос, – послышался голос Лии входящей в гостиную.

- Познакомься, это девушка Энди, - сказала Эльвира, - хищно сверкнув глазами в сторону Лии.

- Энди? Того самого? – спросила Лия и, тоже расплылась в улыбке, больше похожей на оскал.

- Да. Того самого.

- Простите, я ничего не понимаю! Где Энди? Кто вы такие? – Джесс начала злиться.

Она резко встала с кресла и с ненавистью взглянула на Эльвиру. Из-за того, что ей ничего не объясняют, она запаниковала.

- Мы ве… - начала Лия, как-то мягко, почти по-дружески, положив ей руку на плечо, и с силой надавив, посадив ее обратно. Джессика послушно опустилась в кресло, ощутив боль в плече от холодного прикосновения Лии, с испугом взглянула на нее.

- Мы? Мы верные друзья Энди, - грубо перебила ее Эльвира и встала, - Меня зовут Элл, это Ли. Мы тоже волнуемся за него, переживаем…. Хотели сделать ему сюрприз, а он не хочет нас видеть. Даже не знаю, может, мы чем-то его обидели? Ты не могла бы ему позвонить и спросить, когда он будет дома? Сказать, что мы его очень ждем. Но, звони только вечером. Думаю сейчас ему некогда, - пока Эльвира говорила, Лия, с непонимающим видом смотрела на нее. Эльвира пыталась придать своему лицу дружелюбное выражение, но у нее это плохо получалось.

- Да, конечно… Мы будем ждать его здесь..., - Джессика запнулась, - все вместе?

- Он может приехать в любой момент. Думаю, так будет лучше, - ответила Эльвира.

- Тогда я не прочь позавтракать, - Джессика улыбнулась, но улыбка оказалась натянутой.

Ее поведение, с помощью которого она пыталась показать кто здесь хозяин, не произвело на них впечатление. И от этого она не знала как вести себя дальше.

Эльвира пожала плечами:

- Кухня прямо по коридору, - по-хозяйски произнесла она и с этими словами вышла, жестом позвав Лию за собой.

- Почему ты не дала сказать, кто мы такие? – спросила по дороге Лия.

- Не хочу тратить на нее силы и нервы. Она же все равно не поверит. И, даже если поверит, то придется ее силой удерживать. Пусть уж будет так. К тому же, ревность заставит ее его дождаться, - ведьмы поднялись на чердак.

- Мы действительно будем ждать до вечера? – спросила Лия, когда они уже были на месте.

Эльвира раскрыла книгу магии:

- У тебя есть другие варианты? Если она сейчас ему позвонит, они решат, что это мы пытаемся его таким образом выманить. Фейников ни за что не даст поверить Энди в то, что это настоящая Джессика. Пусть посидят денек, успокоятся, а потом она ему позвонит и Энди сам к нам придет. Тем более, у нас есть сейчас чем заняться. Нам нужно изучить ритуал.

Лия согласилась с ней. Действительно, сейчас было лучше выждать.


Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Вильгельм и Лари достаточно быстро доехали до дома Фейникова.

- Странно, но я думал, что в районе этой проезжей части нет жилых домов..., - сказал Вильгельм, когда Лари припарковался возле ворот профессора, - хотя чему тут удивляться, это же Фейников...

Лари не стал отвечать на сказанное Вильгельмом. Он решил выбрать позицию молчуна, чтобы еще больше не выводить Вильгельма на агрессивные эмоции.

Вильгельм осмотрелся, дом как дом, но все же, с имеющимися знаниями, он увидел, что Фейников установил серьезную защиту от магических проникновений в его жилище. «Интересно, чего он боится?..» - подумал Вильгельм. Но потом сообразил, что не Фейников прячется за такой преградой, он не нужен ведьмам, от него нет никакого толка. Он прячет кого-то, кто очень важен этим ведьмам.

Дверь была не заперта. Они зашли в дом. Вид Вильгельма настораживал Лари смотреть в оба. Неясность мерцала в глазах его наставника. Вильгельм сам не знал, как поведет себя при встрече с давним «другом». Но отступать назад уже поздно, давно решив это для себя, с того самого момента, когда он решил взять в ученики Лари, чтобы обучить мастерству охотников на ведьм.

- Не отставай! - сказал Лари Вильгельму, и направился вперед по коридору до самого конца, - думаю, профессор в библиотеке.... В прошлый раз он ждал меня именно там.

Оказавшись в библиотеке, они никого не обнаружили. Одни лишь книги, томящиеся на полках огромных стеллажей.

- И где этот черт? - с большим недовольством спросил Вильгельм, - совсем, что ли одичал, даже не соизволил гостей встретить!

Пропустив мимо ушей оскорбление, Лари решил позвонить профессору.

- Профессор, я уже приехал. Я в библиотеке. Жду вас здесь, - окончив разговор, Лари положил телефон в задний карман своих джинсов, обратившись уже к Вильгельму, - я же просил, будьте сдержаннее.

Вильгельм проигнорировал обращение Лари, подошел к стеллажам, и начал изучать имеющуюся литературу в библиотеке профессора. Вильгельм отметил для себя, что Фейников так и не изменился, он все так же собирает различные произведения литературы, но на полках нет ни одной книги о магии, это показалось очень подозрительным. Буквально минуту спустя, послышался странный звук из-за стеллажей, похожий на короткий щелчок. Вильгельм отступил назад, и встал рядом с Лари. В этот момент второй стеллаж начал сдвигаться на первый медленным ходом, с небольшим шумом открылся тайный проход в другую комнату.

В проеме стоял Фейников. Аккуратно зачесанные в хвост длинные седые волосы, руки в больших карманах длинного махрового клетчатого халата, черного и кофейного цвета, домашние тканые тапочки молочно-кофейного цвета, прекрасно гармонировали с бежевой рубашкой, выглядывающей из-под халата. Его статный вид не подходил к возникшему удивлению на его лице. Глаза прищурились, были видны лишь щелочки. Очевидно, профессор давно хорошенько не высыпался. Левая бровь приподнялась, желваки заходили, он сделал глубокий вдох, и медленно выдохнул.

- Ты! - Фейников направил указательный палец на Вильгельма, - Я думал, ты умер, но как вижу, я сильно ошибался, - профессор перевел дыхание - зачем ты пришел? Убирайся вон! Тебя никто не звал!

- Профессор, он пришел со мной, - прервал Лари профессора.

- Лари, извини, но я не желаю его видеть, и уж тем более в моем доме. Я вообще не понимаю, на что он рассчитывал и как посмел заявиться в мой дом, проклятый!

- Фейников, я сам сопротивлялся ехать к тебе..., но, не смотря на прошлые обиды и вражду, я приехал помочь тебе, спасти наш мир.

Лари не ожидал от Вильгельма такой речи. Зная, с каким недружеским настроем, Вильгельм ехал сюда.

- Да ты еще смеешь говорить со мной, предатель....

Профессор весь покраснел, было видно, как злость кипит внутри него и он сдерживается на последнем дыхании. Все-таки нужно было предупредить его заранее, может быть, смирившись с этой мыслью, он бы смог более спокойно встретится с Вильгельмом.

Фейников, не успев договорить, как руки Вильгельма взмахнули вверх, и крученый поток ветра невероятной силы устремился в профессора. Неожиданно для Вильгельма и Лари поток ветра врезался в Фейникова, но тут же всосался в его тело, и с удвоенной силой устремился в обратную сторону. Этого Вильгельм не смог предвидеть. И от такой внезапной неожиданности отразить удар ему не удалось, который с грохотом свалил его с ног, и откинул назад, немного отлетев, он врезался в стену возле двери.

- В моем собственном доме! Да как ты смеешь! – вопил Фейников, грозно потрясая кулаками.

В коридоре послышались быстрые шаги. В дверях библиотеки появился запыхавшийся Энди. Не успев перевести дыхание, он подлетел к профессору.

- Профессор, с вами все в порядке? Что это было? - спросил Энди, недоверчиво поглядывая на незнакомого гостя.

Но профессор не успел ответить ему. Вильгельм с новой силой устремил воздушный ком в профессора, не смотря на крики Лари, призывающего успокоиться и вспомнить свои обещания. Атакующий поток воздуха так же, как и в прошлый раз, рикошетом полетел в Вильгельма, но на этот раз для него не составило труда отразить удар в сторону. Не думая о последствиях, поток отразился в сторону Энди. Он отлетел назад, сильно ударившись головой об стенку, свалился на пол и остался лежать.

Несмотря на то, что Вильгельм нанес травму невинному Энди, он с агрессивной яростью снова нацелился на профессора. Лари быстро принял новую позицию, он встал между ними, вытянул руки в их стороны.

- СТОП! ХВАТИТ! ОСТАНОВИСЬ УЖЕ! - закричал он, испугавшись за Энди, на которого сейчас никто не обращал внимание.

Ярость Вильгельма утихла, до него наконец-то дошло, что он натворил. Профессор подскочил к Энди, который все также лежал без чувств.

- Скорее, помогите мне отнести его в спальню, ему сейчас нужен покой, - твердо сказал Фейников, подавив в себе ненависть, силу которой не испытывал уже много лет.

Лари и Вильгельм незамедлительно подошли к Энди, помогли приподнять его и посадить к стене. Его голова повисла вниз, состояние было тяжелое.

- Отойдите, - скомандовал Вильгельм и приподнял руки ладонями вверх. Одновременно с этим Энди аккуратно привстал, а голова все также свисала вниз. Руки Вильгельма описали в воздухе красивую изогнутую линию, и Энди завис в воздухе лицом вверх параллельно полу. Профессор побежал скорее открыть дверь и помочь найти комнату Энди.

- Лари! На первом этаже в ближайшей комнате находится кухня, думаю, твоя помощь будет излишней, а вот если ты сделаешь нам всем крепкого горячего кофе, то это будет замечательно. Только кран не включай, в чайнике есть вода, - сказал профессор, Лари хотел что-то сказать, но профессор, предвидя это, добавил, - не волнуйся, мы будем держать себя в руках, правда Вильгельм?

- Да, Лари, я не прочь выпить ароматного кофе со сливками, и если тебя не затруднит, положи мне пару ложек сахара, а за нас не беспокойся.

С этими словами Вильгельм и Фейников удалились наверх, неся по воздуху тело Энди, а Лари, так ничего не сказав, отправился делать всем кофе.

Спустя некоторое время они сидели за столом на кухне, в тишине и пили кофе. Лари смотрел на профессора и Вильгельма, которые вели себя как маленькие дети, смотрели куда угодно, лишь бы не друг на друга. Наконец Лари решил, что больше нет времени играть в детский сад, а надо уже поговорить по делу, ради которого они с Вильгельмом приехали сюда. Он не мог понять, что происходило в их душах сейчас, наверное, это было в силу его возраста и отсутствия такого опыта. Но все же, как Лари считал, дело превыше всяких старых обид.

- Профессор, как состояние Энди, он пришел в себя? - начал издалека он.

- Пока никаких изменений, думаю, он придет в себя не раньше, чем завтра утром, - ответил профессор и мельком с укором взглянул на Вильгельма, тот в свою очередь опустил глаза, чувствуя свою вину.

- Что ж, это тоже не плохо, но думаю, сейчас стоит поговорить о более важном вопросе, - продолжил Лари, - профессор, думаю Вам нужно выслушать нас..., точнее меня.

- Хорошо, раз ты так настаиваешь, - с гордым видом ответил профессор, теребя свой амулет на шее, который защищал его от любой атаки, направленной на него в его доме, за счет которого сила Вильгельма не причинила ему никакого вреда. Жаль, что за пределами дома он был бессилен.

- Начну с того, что вы упоминали добрую ведьму, заколдовавшую амулеты ведьм стихий, чтобы они не вернулись в наш мир. И то, что вам неизвестно, что с ней стало, и уж тем более, где она сейчас, - сказал Лари, - Именно поэтому мы и пришли к тебе, помочь.

Фейников сидел напряженно, сосредоточенно вслушиваясь в каждое слово, сказанное Лари.

- Хочу сказать тебе, ты меня заинтриговал, - сказал профессор, после минуты молчания, в этот момент он, наконец, понял, почему Вильгельм здесь. Ведь та сама добрая ведьма была его девушкой. Фейников снова вспомнил ту ночь, когда Эльвира благодаря усилиям Вильгельма и его девушки ушла из этого мира. Он отогнал эти мысли в сторону и продолжил, - ты знаешь, где она?

- В каком-то смысле да..., - как-то неуверенно ответил Лари.

- Тогда прямо сейчас отправляемся в путь, - перебил профессор, и встал из-за стола, но движение «стоп», сделанное рукой Лари заставило сесть его обратно, и дослушать все до конца.

- Есть маленькая проблема.… После того, как она умертвила ведьм стихий, она потеряла много энергии и сил. И не смогла их восстановить, - продолжил Лари, профессор внимательно вслушивался в каждое его слово, в то время как Вильгельм отвлеченно смотрел в окно, в его глазах читалась печаль, он вновь переживал ее потерю, - жизненная энергия покинула ее, после того как она отправила на покой последнюю ведьму стихии. И теперь томится в склепе, я думаю, нам стоит взглянуть, на то, что мы приобрели в лавке магических инструментов.

Вильгельм достал купленные предметы, профессор схватил их и начал жадно разглядывать. В отличие от Вильгельма он не знал, что существую еще магические магазины. И видеть что-то, что было там куплено в это время, было для него очень необычайно.

- Думаю, можно будет восстановить ее к жизни, но для этого мне потребуется держать ее за руку, - сказал профессор, глядя в глаза Вильгельма. Он не мог понять, зачем нужна мертвая вода. Почему не живая? Но глаза Вильгельма предательски молчали. Было видно, что он не будет ничего объяснять, - нужно обдумать, как выбраться из дома, и при этом не выпустить Энди из него, и, конечно же, все хорошенько продумать.


***


Прошло два часа с того момента, как Вильгельм и Лари приехали в дом к Фейникову. Профессор и его гости до сих пор сидели на кухне и обсуждали план действий по оживлению Оливии. При этом попивали ароматный кофе с шоколадными конфетами. Со стороны могло показаться, что встретились друзья, которые много лет не виделись. Изредка промелькивали шутки, и подколки друг друга.

Энди протер рукой глаза, его разбудил телефон. Было два пропущенных вызова от «любимой». И сейчас звонила она. Потерев рукой болевшую голову, он приложил трубку телефона к уху, лежа на постели.

- Алло, - тихо ответил он. В его сторону посыпались оскорбления, - Джесс, я же тебе говорил, что я не в замке, я оформляю бумаги. А сейчас я в гостинице, сильно устал после встречи с юристом и, вообще-то, уже сплю. Я решил не ехать в замок. Да, да, наверное, я был в душе, раз не слышал, что ты звонила мне раньше, - ответил Энди, до конца не понимая, откуда Джессика узнала про его отсутствие в замке, и поэтому спросил, - а ты с чего взяла, что меня нет в замке?

Голова дико раскалывалась, и он молился, чтобы она сказала, что всего лишь предположила.

- Вообще-то я и еще две твои подруги приехали в замок, посмотреть твои апартаменты и увидеться с тобой, уж сильно по тебе соскучились! Прости, что звоню так поздно, но все-таки хотела дозвониться именно сегодня. Мы прождали тебя весь день! - «взъерошенным» голосом ответила Джессика.

- Какие еще две подруги? - не понял Энди и в этот момент забыл о боли.

- Энди, ты меня удивляешь все больше и больше! Элл и Ли! А одна из них ведет себя так, будто это ее замок! Ты знаешь, я очень не довольна, - ответила она.

Энди от такой новости подскочил с кровати, и заходил взад и вперед, наконец-то поняв, что Джессика в замке и уже в руках ведьм, сама не подозревая об этом.

«До чего же умные эти ведьмы, а ведь могли просто околдовать ее и шантажировать этим меня... Нет, им просто нравится игры...» - подумал Энди, и от этого ему стало не по себе. Но сейчас лучше играть по их правилам.

- Джесс, вы сильно там без меня скучаете? Как прошел этот день?

- Да все нормально, но хотелось бы, чтобы и ты приехал к нам. Мне просто не терпится тебя увидеть, - Джесс все больше давила. По ее голосу Энди понял, что с ней пока все в порядке, а значит, нужно поторопиться, ведьм не следует злить.

- Хорошо, надеюсь, за мое отсутствие ничего не случится, - осторожно ответил Энди, - я уже собираюсь и выезжаю...

- Мы ждем, целую тебя, - ответила Джессика, - и давай быстрей, уж очень хочется услышать от тебя об этих твоих подругах и, что они здесь делают.

- Все, целую. Скоро буду, - ответил Энди и выключил телефон.

«Надо посоветоваться с профессором...» - подумал он.

Быстро переодевшись в черные джинсы и шелковую темно-бордовую рубашку, обул свои черные классические туфли, и побежал в комнату Фейникова. Спальня была пуста, а кровать даже не расправлялась. Вспомнив о приезде Лари, он побежал вниз проверить библиотеку. Спускаясь по лестнице, он услышал голоса исходящие из кухни. Не теряя времени, он направился на звук голосов. Увидев профессора, он глубоко вздохнул, и рассказал про телефонный звонок, от которого проснулся, и теперь не знает, что ему делать.

- Энди, успокойся, я не думаю, что тебе нужно беспокоиться, до утра они точно ничего ей не сделают, - отвел профессор, Энди отпустило. От слов Фейникова ему стало значительно легче.

- Завтра отправляемся в замок, - решил Энди, - а лучше сразу, с утра.

- Нет. Энди, ты меня не правильно понял, - продолжил профессор, - тебе вообще не стоит высовываться из моего дома, и уж точно ехать прямиком в когти ведьм.

- Как же Джесс? - возбужденным голосом спросил Энди.

- Пойми, Энди, ты важнее ее, она сама виновата, что ослушалась тебя, так что это ее проблема, - в голосе профессора звучало полное безразличие.

- Послушайте, профессор, я не Ваш раб, и не собираюсь сидеть здесь взаперти и ждать приказов. В самом деле, я устал от вечных Ваших напутствий. Отныне я сам буду принимать решения, и меня совершенно не волнует Ваше мнение, - ответил Энди, не понимая, как профессор может быть таким бесчувственным, - Поэтому, убирайтесь прочь с моей дороги, если не можете предложить ничего путного в качестве альтернативы!

- Послушай, мне без разницы, что будет с ней. Это не наши заморочки, тебе надо подумать о своей безопасности, и не поддаваться уловкам ведьм, если ты придешь к ним, то весь мир окажется в опасности, - сказал профессор, рассчитывая на рассудок Энди, но им управляли эмоции.

- Я понял Вас, - как можно спокойнее ответил Энди, хотя сейчас ему больше всего хотелось размазать профессора по стенке, но он, совладав со своим гневом, решил действовать так, чтобы не было препятствий со стороны профессора,- я пойду к себе в комнату, что-то голова разболелась.

- Конечно, иди, - ничего не заметив, ответил профессор, решив, что Энди понял то, что он хотел до него донести.

Энди медленно встал, окинув сидящих за столом взглядом. Все удивленно смотрели на него, столько вызова было в его словах, но никто ничего так больше и не сказал. Уже когда Энди был в дверях, профессор спросил у него:

- Ты любишь Джессику?

Энди остановился. Этот вопрос он уже несколько дней задавал себе, но не отвечал на него. Кто об этом узнает? А сейчас его об этом спросили…. Минута молчания затянулась, в его голове метались мысли. И неожиданно для него, он не чувствовал любви к Джессике, это была всего лишь привязанность, не более. А перед глазами стоял облик Эльвиры, она затмила его чувства к Джессике. Он не понимал, почему не пресекает эти чувства и эмоции в себе, они были опасны. С самого начала он знал, что Эльвира никогда не ответит ему взаимностью. Но все же сердце невозможно усмирить как рассудок.

- Не знаю, думаю, что да, - еле выдавил из себя Энди, все так же смотря на выход. Но он чувствовал себя виноватым перед Джессикой, поэтому так рвался спасти ее.

Профессор задумался, но ничего больше не сказал. На кухне повисло тяжелое молчание. А Энди пошел наверх, но не зашел в свою комнату, а пошел дальше, минуя еще три спальни, он вышел на балкон. Шикарный вид открылся ему, но любоваться красотой природы, не было ни времени, ни желания. Он начал осматривать балкон, внутри него ничего не было, одна лишь пыльная скамейка, и цветы, заполонившие все свободное пространство. Энди отметил про себя, что не наблюдал за профессором наклонностей в цветочном деле. Но все же все растения были аккуратно рассажены по горшкам и заметно ухожены. Он выглянул за перила, вроде было не высоко, но Энди не отважился спрыгнуть с него. «Покалеченный, я ничем тогда не помогу, нужно действовать с умом», - пронеслось в его голове. Посмотрев с другой стороны, он обнаружил лестницу, ведущую вниз. «А вот и выход…» - подумал Энди и начал спускаться вниз, осматриваясь по сторонам, он осторожно вышел за пределы территории, стараясь не делать лишнего шума.

Машиной своей он не воспользовался, решив, что будет много шума вытащить ее из гаража, а ему сейчас на руку тишина. Он подумал и о машине Лари, хорошо разбираясь в технике, он легко мог взломать защитный код и отправиться на ней, но подозревая, что на это уйдет немало времени, отогнал эту мысль от себя. Он побежал вдоль проезжей трассы, и скрылся во мраке ночи, совершенно не думая о том, что его ждет.


Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Лия и Эльвира сидели на диване и, улыбаясь, смотрели на Джессику. Они абсолютно не слышали, что она говорит, но делали вид. Джессика расположилась в кресле и рассказывала о них с Энди.

-Вы знаете, он восхитительный! Нет, правда! Мы когда с ним познакомились, я сразу поняла, что это Он…. Он водил меня по клубам, ресторанам, дарил дорогие подарки…, - Джес говорила об этом с некоторым высокомерием, будто хотела им что-то доказать. Но со временем ее темп речи начал падать, потому что она явно видела в их глазах безразличие.

Тут Эльвира внезапно резко поднялась с дивана:

- Заткнись, - властно сказала она, метнув на нее недовольный взгляд.

- Что? – Джесс была шокирована, она не ожидала.

- Что? – спросила спокойно Лия, - усаживаясь удобнее на диване.

Ее порядком утомила болтовня Джессики и она с радостью ухватилась за возможность избавиться от этого назойливого жужжания.

- Я чувствую его, он вышел из укрытия, - ответила Эльвира, заговорщицким тоном.

- Кто? – повысила голос Джессика.

Ее возмутил такой тон по отношению к ее персоне. Она уже была на грани выставить их за дверь, но ее что-то сдерживало. И это что-то был страх, она почему-то начинала бояться их.

- Да заткнись ты, - Лия кинула на нее злобный взгляд.

- Я сейчас, - Эльвира направилась в склеп, вход в который так и не закрывался. Она шла уверенными шагами и через некоторое время была на месте.

- Сипутсар, - твердо сказала Эльвира.

Стена разошлась перед ней. В образовавшейся нише продолжал пылать огонь.

- Энди! - крикнула она в огонь, затем протянула руку, пламя поглотило ее.


***


Энди бежал со всех ног, он боялся, что его хватятся раньше, чем он мог предположить. Ветки под ногами хрустели, он уже довольно выдохся. На улице было прохладно, тихо и темно. Но на тишину Энди не обращал никакого внимания, как и на темноту.

Никакого плана у него не было, мысли никак не хотели следовать порядку, он думал то о Джесс, то об Эльвире, то о профессоре. Энди остановился, пытаясь восстановить дыхание, ритм его сердца был слишком учащен. Нужно было придумать, что говорить ведьмам. И будут ли они его слушать вообще? Что у него есть против них? Он бессильно облокотился о дерево. Ему больше ничего не оставалось, как надеяться на то, что профессор что-нибудь придумает от безвыходности и спасет его с Джес.

Энди продолжил путь, но уже пешим ходом, пытаясь хотя бы прикинуть, возможно, ли как-нибудь будет вытащить Джессику, не попавшись к ведьмам в руки.

Внезапно перед ним из земли выросло пламя с его рост, которое ослепило его, оттуда высунулась рука, схватила его за ворот, и в следующий миг Энди оказался в огне, решив, что это конец. Вокруг все пылало буквально пару мгновений, но ему показалось, что вечность. Жара он не ощущал, но мозг не верил ощущениям тела, и бил тревогу, посылая импульсы инстинкту самосохранения, отчего Энди, как мог, сопротивлялся и пытался вырваться от того, что его удерживало там.

Эльвира выдернула Энди из огня и швырнула к своему камню. Тем временем Энди пытался потушить на себе огонь, которого не было. Он похлопывал руками по рукам и ногам и катался по полу. Эльвира наблюдала за ним, пока ей это, наконец, не надоело.

- Достаточно, - громко сказала она, чтобы обратить на себя внимание.

И только тогда Энди понял, что никого огня и нет, и что он уже не в лесу. Он поднялся с пола, отряхнулся и уставился на Эльвиру своим наглым взглядом.

- Что? – спросила она, слегка удивившись, его взгляду.

- Да вот смотрю на тебя и думаю, что ты за тварь то такая???

Энди понял, что это было лишним, только когда Эльвира подошла к нему в плотную и дала ему пощечину. Сильный удар, от которого он не смог устоять на ногах и повалился на пол.

- Какого…? – нагло произнес он, облокачиваясь на руки и не решаясь подняться.

- Скажи спасибо, что я тебе шею не свернула.

Эльвира поймала себя на том, что ей приятно общество Энди. Она отогнала от себя эти мысли и продолжила:

- Вставай и иди за мной.

- Значит, вот она, благодарность! – ответил Энди в спину удаляющейся от него Эльвире. Она медленно повернулась, будто не веря своим ушам.

- Благодарность? – она отчеканила каждую букву.

- Да. Я пришел, а значит теперь, благодаря мне вы оживите остальных ведьм, а значит останетесь живы. Ты и сама знаешь, что без меня у вас ничего бы не вышло. Или я что-то не так понимаю?

Энди был зол, и не чувствовал страха. К тому же ему нужно было теперь тянуть время. Кто знает, когда профессор подоспеет на помощь. В следующий миг, Энди все же стало страшно, а вдруг профессор теперь ничего делать не будет. Может быть, выхода больше нет, и он сам виноват, что поступил так необдуманно.

Нет, он не корил себя за то, что пошел спасать Джессику, его больше бесило то, что он позволил это сделать себе без какого-либо плана. Как же это было глупо!

- Да…? – протянула Эльвира, подбирая правильные слова, - И что же нам нужно сделать? Пасть тебе в ноги?

Энди был удивлен, что она ведет с ним беседу, тем более его красноречивых слов. Злить ее он не собирался, поэтому просто пожал плечами и тихо сказал:

- Достаточно было бы просто сказать «Спасибо».

Эльвира не удостоила его ответом, просто продолжив путь. На этот раз Энди решил промолчать, они в полной тишине поднялись наверх. Увидев Джессику, которая при виде него встала, он кинулся ее обнимать. Эльвира закрыла камин и вытащила ключ, положив его там же рядом с замком.

- Энди, откуда ты? Я же там была…, – спросила она, смотря на него глазами, светящимися от радости.

- Джесс, я потом тебе все расскажу…, - он отступил от нее и посмотрел на Эльвиру, - Я здесь. Она может идти?

- Энди, - начала Эльвира, - Заткнись, и продолжай это делать, пока я не спрошу.

- Ты, правда, думаешь, что мы доверимся тебе и отпустим ее? – спросила Лия, усмехнувшись.

Энди молчал, продолжая сверлить взглядом Эльвиру. Нет, она все-таки была прекрасна, Энди не мог сдерживать свои мысли по поводу того, что бы было, не будь она ведьмой, мертвой ведьмой….

- Чего молчишь? – спросила Эльвира.

- Ты же сказала молчать, пока ты не спросишь, - нагло заявил он, вызывающее взглянув на нее.

Эльвира подошла вплотную, взяла его обеими руками за грудки. Их взгляды встретились. Они смотрели друг другу в глаза с явно выраженным гневом и уверенностью. Спустя пару секунд Эльвира опустила взгляд, но затем снова подняла:

- Значит так, либо ты с нами сотрудничаешь добровольно, либо будешь делать это насильно.

- Что будет, если я совершу самоубийство? Ваши планы рухнут? – невзнача


убрать рекламу







й спросил он.

- Энди, - Эльвира продолжала его держать, - Я сделаю так, что ты не сможешь этого сделать.

Внезапно ее хватка ослабла и Энди, почувствовав это, одернул ее руки. Эльвира не удержала равновесие и упала. Энди непроизвольно прильнул к ней. Лия, было, сделала шаг, но замерла, с интересом смотря на происходящее. Эльвира смотрела на Энди, который пытался сообразить, как такое получилось, Джесс зло смотрела на Энди, Лия смотрела на Эльвиру и Энди. Наконец Энди поднялся и отошел от Эльвиры, тогда Лия подошла к ней и помогла ей подняться.

- Что произошло? – шепнула Лия Эльвире.

- Я не знаю, я вдруг ослабла, просто, как будто, очень устала…, - так же шепотом ответила она Лие.

- Это может быть из-за него? – Лия подозрительно взглянула на Энди.

- Не знаю…. От Фейникова можно все, что угодно ожидать….

Эльвира действительно не знала причины тому, что только что произошло с ней. Это не нравилось ей.

Энди же понял, что он не имеет к этому никакого отношения и обнял Джесс за талию, прижав к себе.

- В общем, так, - начала Эльвира, разгневанно сверля его взглядом, - Энди, сейчас мы с тобой займемся поисками Берты, а Джесс тем временем побудет в замке.

- Я не останусь здесь, - ответила Джесс, вызывающе посмотрев на Эльвиру, - Энди! Поставь своих подруг на место! Почему они ведут себя так, будто у себя дома? – бунтовала она.

- Кто тебя будет спрашивать? – спросила Лия, усмехнувшись.

Джесс удивленно на нее посмотрела. По ее виду было видно, что она совершенно не понимает, что происходит, но, тем не менее, она не желала играть роль жертвы.

- Не смотри на меня так, одно заклятие и ты никуда отсюда не денешься. Седз идис, - сказала Лия и прикоснувшись к ее плечу, движением посадила ее в кресло.

- Седз идис? – Эльвира уставилась на Лию.

- А что? – удивилась Лия, - мы же ненадолго…

Джесс попыталась встать, у нее ничего не получилось. Она сидела в кресле как прикованная:

- Что вы со мной сделали?!! – закричала Джессика, покрасневшая от злости, посчитав это унижением.

- Ты лучше заткнись, - начала Лия, - пока я не наложила заклятие молчания.

Джессика испуганно на нее посмотрела, ничего не сказав.

Энди и Эльвира наблюдающие за этой сценой, снова зло уставились друг на друга.

- Что требуется от меня? – спросил Энди, давая понять, что он готов действовать.

Эльвира взяла кинжал, воткнутый ей за пояс, и протянула ему:

- Возьми.

Энди послушно взял кинжал. Комнату озарил свет от рубина в кинжале. Ведьмы улыбнулись, это был хороший знак, все шло так, как они и планировали.

- Что теперь? – продолжил он, ощущая покалывание во всем теле, кинжал добавлял ему уверенности.

- Теперь, - начала Лия, - ты должен сосредоточиться и почувствовать Берту.

- Это кто? – спросил Энди.

- Ведьма земли, - ответила Эльвира. Она набрала в ближайшем горшке с цветком горсть земли и всыпала Энди в руку.

Энди закрыл глаза. Он пытался сосредоточиться, но при таких обстоятельствах это не получалось сделать, плюс постоянно думая об Эльвире. Она сейчас стоит здесь, совсем близко, Энди слышал ее дыхание. Эта мысль приятно разливалась в его сознании, он боролся с желанием притянуть ее и нагло поцеловать, но тогда это будет, возможно, последнее, что он сделает. Да, лучше пусть профессор сначала лишит ее своих сил, и тогда посмотрим, кто есть кто, когда они будут наравне.

Да, где же профессор? Неужели его отсутствие до сих пор не заметили? Если так будет продолжаться, то и ведьма земли вернется в этот мир! Интересно, а какая она, эта Берта…?

Внезапно земля в его руках заискрилась и затрещала, разрываясь изнутри. Энди открыл глаза и испуганно бросил ее на пол. Земля рассыпалась по полу, продолжая светиться, прожигая пол. Кусочки пола стали опадать в бездну. Так ссыпался весь пол, образовался круг, куда мог поместиться только один человек. Энди аккуратно заглянул в только что появившуюся яму. Темнота. Бархатная кромешная тьма, которую казалось можно потрогать.

- Прыгай, - сказала Лия, с интересом посматривая в бездну.

- Кто? Я? – Энди был шокирован. Он мог предполагать любую смерть, но погибнуть от неизвестности, к тому же просто разбиться, он не был готов.

Джессика вжалась в кресло, боясь вздохнуть. Наглость и смелость покинули ее, теперь она молилась, чтобы выйти отсюда живой. С каждой секундой становилось все страшнее, поскольку перед ее взором творились необъяснимые вещи, о которых раньше она и подумать не могла. Если она выживет, как она будет жить с этим? Да, если выживет…. Кто бы это ни были, эти создания, они так же легко могут убить, как заставили ее сидеть здесь. Почему она не может встать? Что ее удерживает? Это все больше походило на дурной сон, и вскоре Джессика так и решила для себя, приняв это как неизбежное.

- Что это, Лия? – спросила Эльвира, недоверчиво глядя то на бездну, то на Лию.

Она думала, что они просто будут переноситься от ведьмы к ведьме, а перед ней совершенно непонятная яма. Возможно, это ловушка! Кто знает, на что была способна Оливия.

- Не знаю, - безразлично ответила та.

Было видно, что ее это не беспокоило. Это еще больше раздражало Эльвиру.

- Как это ты не знаешь??? – вспылила она.

- Ну, так не я же должна была всех оживлять этим кинжалом! Откуда мне знать, как он работает??? – не менее спокойно ответила Лия.

Эльвира перевела взгляд на Энди и снова на бездну. Ее терзали сомнения. Она не могла так рисковать им. Время шло, неумолимо покидая их. Эльвира образовала в своих руках маленький шар огня и кинула его вниз. Вскоре тьма поглотила его.

- Энди нельзя отпускать первым, - настойчиво сказала Эльвира, - вдруг это ловушка? - повисло тяжелое молчание.

- Хорошо, - прервала затянувшуюся тишину Лия, - Давайте скинем Джессику.

- НЕТ! – выкрикнул Энди.

Эльвира, которая в этот момент посмотрела на Джессику, оценивая предложение Лии, перевела взгляд на Энди:

- Что ты предлагаешь?

Энди посмотрел в бездну. С его мнением считаются, значит, он действительно их последний шанс. «Что ж, нужно прыгать. И если я умру, то хотя бы спасу этот чертов мир» - пронеслось в его голове. Затем он взглянул на Эльвиру, снова в бездну и, молча, прыгнул в нее.

- ЧЕРТ!

Эльвира в один шаг оказалась на месте, на котором только что стоял Энди. Она посмотрела вниз, его уже не было видно. Эльвира кинула взгляд на Лию и тоже прыгнула в манящую неизвестность. Лия последовала ее примеру. Вход тут же закрылся. Джессика смотрела на то место, где только что была огромная дыра, и не могла вымолвить ни слова. На ее лице застыл ужас, а в глазах слезы.


Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Лари понимал чувства Энди, и волновался за него. Не так давно он расстался со своей девушкой и думал, что если бы он был на месте Энди, то поступил бы так же. По его мнению, профессор должен был значительно мягче вести беседу с Энди про его девушку. К тому же эти ведьмы хуже бандитов, нельзя же так жертвовать людьми!

- Пойду, посмотрю как там Энди, - сказал Лари и удалился.

Прошло около получаса с того момента, как Энди отправился спать. Вильгельм и профессор уже не разговаривали. Профессор дремал в кресле, а Вильгельм смотрел в окно на проплывающие мимо облака, кто знал, о чем были тогда его мысли, но в глазах явно виднелась надежда. Поэтому ему никто не ответил.

Несколько минут спустя, Лари бежал сломя голову с лестницы с криками «его там нет». Из кухни навстречу ему выбежали Вильгельм и профессор. Вильгельм перехватил Лари на ходу. Крепко удерживая его в своих объятиях, Вильгельм спросил:

- Что случилось?

- Его нет. Он сбежал, - немного успокоившись, ответил Лари.

- Кто? – переспросил профессор, не веря своим ушам.

- Энди, - сказал Лари, - его нет в комнате. Он сбежал!

- Эта безответственность приведет его к смерти! – возмутился профессор.

Как ужаленный пчелой профессор бежал вверх по лестнице, скорее в комнату Энди, чтобы увидеть все своими глазами и убедиться в правдивости слов Лари. Вильгельм и Лари чуть медленнее следовали за ним.

- Змея! – выругался профессор, - да как он посмел, этот мальчишка ослушаться меня?!

- А я предполагал, что так будет, - сказал Лари, но видя на себе взгляд профессора, полный гнева, пожалел об этом.

- А почему ты раньше не мог мне сказать о своих догадках, ты понимаешь, как мы сейчас рискуем? – профессор подошел к Лари и нервно тряс его за плечи, - вы, молодежь, настолько подвластны своим эмоциям! От этого столько проблем!

Лари пытался вырваться из цепких рук профессора, но у него это не получалось. Такое поведение Фейникова привело его в ярость, но при этом он оставался смиренным, не поддался своим эмоциям. При той же неменяющейся обстановке, его начало злить сильнее, и его руки воспламенились синим огнем. Профессор почувствовал жжение в ладонях, быстро убрал руки и посмотрел на свои ладони, они немного покраснели. Лари тяжело дышал, стараясь усмирить свой пыл. Когда он успокоился, огонь погас. А профессор удивленно смотрел на него, он такого не ожидал от неопытного охотника, который не так давно узнал о своей силе. Вильгельм гордо поднял подбородок, ожидая похвалы, но профессор проигнорировал.

- Так, ждите меня здесь, я сейчас переоденусь, и мы немедленно выдвинемся на поиски Энди, да поможет нам свет, чтоб этот мальчишка еще не успел добраться до замка, - тихо сказал профессор тяжелым тоном.

Вильгельм стоял возле окна и задумчиво смотрел на луну, что скрывалась за вуалью облаков, нескромно выглядывая сиянием из-под них.

- Что ж, думаю, стоит отправляться в путь за этим негодником, - сказал профессор с порога и провел по волосам рукой.

- Я думаю нужно идти по его следу, а значит надо найти, откуда он сбежал из дома. Так будет проще, - сказал Вильгельм, отвернувшись от окна. Он был удивлен при виде профессора, черный плащ, узконосые туфли делали его значительно моложе, чем когда он был в домашнем одеянии.

- Надо проверить балкон, возможно, что я забыл убрать приставную лестницу, когда ремонтировал его, - предположил профессор, - иначе, если бы он пошел через главный ход, мы бы обязательно его заметили.

- Высоко, - заметил Лари, когда они уже были на балконе.

- Точно, какой же я старый маразматик, оставил такую лазейку, - сказал профессор и шлепнул себя в лоб, - Нужно было его вообще после таких заявлений запереть в комнате!

- Фейников, какие есть предложения? - спросил Вильгельм, назвав его по фамилии, говоря этим самым, что они все еще враги, и наклонил голову вниз, что-то рассматривая под балконом, а потом повернулся к профессору и презренно глянул на него.

Есть одна идея, - почесал затылок профессор.


***


Вильгельм, Лари и профессор стояли внизу возле лестницы, приставленной к балкону. В руках профессора была простыня, на которой спал Энди, и он шептал слова в эту простынь, все крепче и крепче сжимая ее в руках, закрыв при этом глаза. Вильгельм внимательно смотрел на профессора, тот приоткрыл глаза, это был условный жест, дающий понять Вильгельму, приступить к делу. Профессор отпустил простыню, но она не поддалась земной гравитации, а воспарила над землей, описывая круговые движения. Следом Лари выпустил руки вперед, и с пальцев сорвался поток огня, устремился в простыню и окутал ее своей сферой. Минуту спустя яростное пламя, обуздавшее простынь, вмиг взорвалось. Появился темный дым, клубы которого хаотично вырисовывали фигуру Энди. Тонкими линиями дым начал расползаться в сторону забора.

- След взят, - отметил профессор.

И они поспешили за ним, чтобы не упустить из вида. Дым быстро ускользал вдаль трассы. Быстрым шагом, практически бегом они следовали за ним. По всей видимости, Энди свернул с трассы в лес, чтобы сократить путь к замку. Под ногами трещали сухие ветки, устрашающе завывал ветер, деревья напевали зловещие песни, скрипя под натиском ветра. Самый молодой из присутствующих, Лари запнулся об высунувшийся корень дерева, упал. Его правое плечо расцарапала колючая ветка, на которую свалился Лари. Небольшая боль пронзила его. Но он не придал этому значения, на это не было времени. Тем более от своей неловкости он сильно отстал от Вильгельма и Фейникова, которые, чтобы не потерять след, не замедляли свой шаг. Сердце стучало кувалдой в умелых руках кузнеца незнающего отдыха. Но Лари пытался усмирить его. Наконец он догнал их.

Находясь далеко от дома, устав гнаться за Энди, остановились. Линии дыма остановились посреди леса. Профессор понял, что происходит и прошептал:

- Ижакоп ман есв ясеешвичулс!

Перед ними дым разросся в огромную стену с рост человека, а из этого пространства вытащилось нечто, напоминавшее руку, которое что-то схватило и утянуло внутрь себя. Все исчезло. Лари с изумлением смотрел на то самое место, где только что растворился в небытие дым.

- Что будем делать? - спросил Лари.

- Думаю, это был проход, в который затащили Энди, - сказал профессор, - не трудно догадаться, что его перехватили ведьмы, и он явно уже у них в руках.

- Нужно как можно скорее попасть в замок, - сказал Вильгельм, - возможно уже поздно, и они на пути к следующей ведьме, а это нам явно не на руку. Энди итак у них....

- Я попробую восстановить портал, может, мы успеем, - сказал профессор и закрыл глаза, руки его начали выводить странные узоры, напоминающие буквы, он прошептал:

- Дохорп натссов!

Профессор невольно склонился на левое колено. Силы покинули его, было трудно магические знания принимать для каких-то действий не направленных на защиту. Он мысленно поблагодарил Эльвиру за то, что из-за ее крови его заклинания работают. Ему было тяжело подняться, но того требовали обстоятельства. После произнесенного заклинания открылся проход и профессор знал, что ненадолго, всего лишь несколько минут, и он закроется, а внутреннее чувство подсказывало, что на второй раз его не хватит. Он поднялся, не показав вида всей сложности процесса восстановления сил. Он боялся встречи с ведьмами, его тяготил его возраст, из-за которого возможности быстрого пополнения сил давно покинули его. Он собрался с духом и встал. Вильгельм и Лари уже прыгнули в открытый проход, который сейчас начал мерцать, означая, что скоро исчезнет. Профессор закрыл глаза и шагнул вперед.

Проход в виде все того же дыма, крутившегося с бешеной скоростью по кругу, ростом с человека. Попав туда их начало вращать с такой же скоростью. Лари невольно зажмурился, ему показалось, что вот-вот остатки пищи скоро покинут его желудок. Профессор постарался расслабиться, чтобы не ощущать вращения, его примеру последовал Вильгельм.

Вскоре они оказались в склепе замка, потоком дыма их вышвырнуло из портала. У всех кружилась голова, а в животе крутило так, что вот-вот вывернет наизнанку. Лари оказавшись на земле, тут же отполз в сторону и распрощался с остатками пищи.

Портал, через который они попали в замок, с большей амплитудой замерцал и исчез.

- Как отсюда выбраться? - спросил Вильгельм, встав с пола, отряхиваясь, - я чувствую, что вход, через который можно выбраться, закрыт, в этом я уверен на все сто процентов. Меня никогда не обманывало мое чувство.

Профессор подошел к камню-гробу и нажал на край, но ничего не вышло. Он обошел гроб и с другой стороны сделал то же самое, но снова ничего не вышло.

- Профессор, что вы делаете, - спросил Лари, держась за живот и бледнея на глазах.

Он уже поднялся с пола, но все еще облокачивался о стену.

- Я и Энди ранее побывали здесь, мы тоже искали выход, и нашли, - пояснил профессор, задумчиво осматривая камень.

Он нажал на следующий край, раздался щелчок, эхом разнесшийся по залу. Фейников снял со стены горящую свечу, поспешил к лестнице, остальные двинулись следом, стараясь не отставать. После ужасающей пробежки по лесу эта темная лестница и неприятный запах плесени никого не испугал.

Показался просвет, исходящий из проема в стене на самом верху лестницы. Выйдя из подземелья, они оказались в зале с камином. Лари ужаснулся его масштабам и роскоши. Он никогда в жизни не видел столько старинных вещей. Его взгляд блуждал по стенам и потолку, было ощущение, будто он попал в сказку. Для него все это выглядело, как не настоящее. Такое величие помещений он видел только в учебниках.

- Энди!- громко сказал профессор, в надежде, что он все еще здесь. Эхом раздалось по замку сказанное им, но никто не отозвался.

- Опоздали, - буркнул Вильгельм.

- Что будем делать? - спросил Лари, находящий все еще под впечатлением и немного напуганный возгласом профессора. Разве можно в музее так кричать? Да, он воспринимал этот замок как музей, на более его маленькое воображение не было способно.

- Надо осмотреться, возможно, Энди оставил нам подсказку, где его искать, - сухо ответил профессор, мало в это веря.

Взгляд Вильгельма упал в сторону, он сильно изменился в лице. В кресле сидела девушка, с длинными блондинистыми локонами, спиралью струящимися с плеч, а по щекам беззвучно текли слезы. Ее глаза смотрели прямо на них. В них одновременно отражались страх, удивление и надежда. Вильгельм похлопал Лари по плечу, который стоял рядом с ним. Он развернулся и посмотрел в сторону, куда указывал Вильгельм.

- Кто вы? - спросил Лари, обращаясь к девушке.

Это первое, что пришло ему в голову. Профессор в ту же минуту развернулся. Увидел девушку, которая до сих пор сидела неподвижно в кресле и возмущенно смотрела на них. Лари снова повторил свой вопрос.

- Меня зовут Джессика, - тихо ответила она, не зная как себя вести.

- Вы та самая девушка Энди? - раздраженно спросил профессор.

- Да, - более уверенно ответила Джесс, решив, что если ей не приказывают, значит можно продолжить диалог, - вы знаете Энди? - спросила она, с надеждой в голосе.

- Да, мы пришли за ним, - ответил профессор, - где он? И почему Вы здесь сидите?

Она громко зарыдала, снова осознав, что это не сон, и невнятно произносила какие-то несвязанные фразы.

- Джессика, прошу вас, успокойтесь и постарайтесь ответить на мой вопрос, - профессор подошел к ней и опустился рядом на колени.

- Они забрали его, - ответила она и снова заплакала.

Лари тоже подошел и сел на ручку кресла с другой стороны от профессора. Осторожно взглянул ей в глаза. Положил свою руку ей на плечо и как можно нежнее сказал:

- Не бойтесь, мы не сделаем ничего плохого, мы хотим помочь. И если Вы нам расскажите все, что произошло, то мы быстрее отыщем Вашего Энди.

Заплаканные большие серые глаза неловко посмотрели на Лари. Лари словно потонул в них. Они были настолько красивые, что ему трудно было от них оторваться.

- Кажется, они отправились искать какую-то Берту, - сказала Джессика, хлюпая носом.

- Тебе бы, Лари, быть психологом, а не охотником, - улыбнулся Вильгельм, - Как я и думал, мы опоздали. Ну что, Фейников? Нужно идти к Оливии, надо опередить их на шаг, - продолжил Вильгельм совершенно серьезно.

- Нет, лучше сейчас отправиться за ними к Берте, я не думаю, что они успели ее так быстро найти, - как они ушли, ты видела? - обратился профессор к Джессике.

- Они хотели скинуть меня в пропасть, - сказала Джесс, шмыгнув носом.

- Почему ты не двигаешься? - наконец-то спросил Лари.

Он смотрел на нее и не мог понять, почему она сидит как прикованная и даже не встала, когда они сюда вошли.

- Они что-то сказали, и я замерла в этой позе, у меня все затекло, но я ничего не могу с этим поделать, - снова заплакав, ответила Джесс, - они обещали вернуться, мне страшно.

- Ивижо, - сказал профессор, надеясь на то, что они не поставили сильное заклинание, не ожидая, что кто-нибудь сможет обратить его.

Джессика встряхнула руками, наклонилась, все так же сидя в кресле, и потерла ноги снизу вверх. Откинула голову, ее волосы веером упали на плечи. Она медленно потянулась, наслаждаясь каждым движением. Встала с кресла и подошла к камину, уперев в него руками, опустила голову так, что ее лицо закрыли волосы и тихонько всхлипнула. Потом повернулась к профессору, заправила мешающуюся прядь волос за ухо и спросила:

- Вы спасете Энди?

В ее глазах было столько надежды и страха, что профессор невольно пожалел ее, но присутствие здесь и понимание того, что это она во всем виновата, выводило его из себя.

- Все было бы проще, если бы ты, дорогая Джессика, не приехала в замок, а сидела бы дома. Да попивала кофе, наслаждаясь чтением какого-нибудь женского романа, но нет! Тебе же надо было..., - профессор начал отчитывать Джессику, но его перебил Вильгельм.

- Фейников, не забывайся, у нас нет времени на выяснение отношений, либо... - начал Вильгельм, а на лице появилась хитрая ухмылка, - давай отправимся к Оливии, иначе мы точно опоздаем.

- Дырявая башка, - сказал профессор, и обратился к Джессике, - объясни толком, как они ушли, и со всеми подробностями.


***


После недолгого монолога Джессики, в котором она рассказала, что случилось в замке, профессор очертил круг той же землей, которая помогла открыть портал ведьмам. В том самом месте, где показала Джессика. Профессор сел на колени в центре круга. Сел он не потому, что обязывал ритуал, а потому, что он боялся, что упадет после очередного заклинания, требующего много энергии.

- Синзревзар. Ситарбо. Йоркто от отч солырказ, - сказал профессор с нарастающей громкостью. Последнее слово в заклинании он прокричал так, что по всему замку разнеслись множество повторений эхо.

Наступила полнейшая тишина, все выжидали. Через пару мгновений маленькие песчинки земли затряслись, казалось все заходило ходуном под ногами, как это бывает при сильном землетрясении. Джессика невольно прижалась к Лари, обхватив своими руками его руку. Лари тоже было не по себе, но он не показал вида. Джессика очаровала его, и остальное было инстинктивно, он хотел понравиться.

Профессор сидел, опустив голову на грудь, и не мог подняться. Он оперся на вытянутые руки и попробовал привстать, но все тщетно. Заклинание, чего и опасался Фейников, отняло у него много сил. Капля крови капнула на пол из его носа. Но никто не заметил, профессор не двинулся с места, он глубоко набрал в легкие воздух. Тело разрывалось от боли, голова начинала кружиться. Ему стало страшно, а вдруг все-таки он отжил свое и может умереть прямо сейчас? Что тогда будет с этим ничтожным миром? Профессору почему-то вспомнилась его жизнь. Одинокая, скучная, серая, пустая, однообразная, начиная со смерти Эльвиры. Он ничего не сделал в этой жизни путного, а значит, ему пока нельзя умирать, он должен спасти это чертово человечество! Тогда и умереть можно будет спокойно. Да, в нем играли чисто человеческие чувства, он считал себя виноватым в происходящем и поэтому не мог спокойно сложить руки.

Края круга, выложенного землей, осыпались, образовав круговую дыру шириной с ладонь. От этого круга поползли трещины. С каждой секундой они росли на глазах. И все быстрее сползались в центр. От краев к центру постепенно начала осыпаться поверхность пола.

Осталась только часть, на которой сидел профессор. Неожиданно появился пол, и все с негодованием посмотрели на него. Но следом он полностью обвалился, и профессор упал вместе с ним, не в силах издать даже звука.

Вильгельм, Лари и Джессика остолбенели от увиденного, не понимая, что произошло. На несколько секунд замок погрузился в отвратительное молчание. Но после того как пол, где был открыт профессором портал, начал то появляться, то исчезать, молчание сменилось на множество оторванных фраз. Каждый перебивал друг друга, никто никого толком не слушал, началась паника. Джессика первой замолчала, и стала наблюдать за словесной битвой между Вильгельмом и Лари. Вильгельма перенасыщала злоба от того, что Лари безостановочно верещал, и его дикий страх перед пропастью, а точнее неизвестностью добавил последнюю каплю в смиренную чашу Вильгельма. Он не выдержал:

- Хватит!- закричал Вильгельм, сжав кулаки.

Его руки сплели в воздухе невидимую паутину. Вокруг Лари образовался поток ветра, который вихрем закрутил его к потолку. Вильгельм опустил руки и вихрь исчез. Лари с большой высоты шлепнулся об пол. Волна боли прокатилась по его телу, кожа покрылась мурашками. Он затих. Уперся руками в пол, поджал под себя ноги, ступнями плотно прижался к нему и соскочил на ноги, словно боли и не было вовсе. Но зато это помогло ему выйти из состояния паники. Он метнул на Вильгельма испепеляющий взгляд, на который тот не обратил внимания.

- У нас нет времени, - строго сказал Вильгельм, - надо прыгать, портал может закрыться, один Фейников не справится или, что еще хуже, его могут убить, тогда всё потеряет смысл.

Вильгельм подошел к Джессике, которая с испугом смотрела в пропасть то появляющегося, то исчезающего пола. Она стояла на самом краю. Он толкнул ее в спину. Это было бесцеремонно и подло, но на уговоры не было времени. Потеряв равновесие, ее бросило вперед. Оказавшись в центре круга, где через секунду открылся портал, она с криком провалилась в неизвестность.

- Лари, ты следующий, за меня не волнуйся, я-то точно прыгну, а вот в тебе я сомневаюсь, - сказал Вильгельм, - тебе как? Помочь или сам справишься?

Лари нехотя подошел к мигающему порталу, зажмурился. Посчитав про себя до десяти, он прыгнул в центр круга. Перед его носом портал исчез и появился пол. Лари ударился об него. Его тело лежало пластом, расстелившись внутри круга. Он тихонько застонал от боли, которая напомнила о предыдущей. Но через мгновение с криками уже летел вниз.

Вильгельм подошел к краю того же самого круга, где все чаще стал появляться пол. Немного помедлив, он прыгнул в центр. Стоя на ногах, он ждал, когда снова исчезнет пол, и он полетит вниз. Прошла минута, подходила к концу вторая, но пол так и не пропадал.

- Что за черт?- выругался он, не имея представления, что делать, если такое случится.

Уже прошло много времени, но портал так и не открылся, Вильгельм не успел, а как открыть портал снова, он не знал. К тому же, как в Фейникове, в нем не текла кровь ведьмы.

Небольшое волнение охватило его. Неужели его мечта так и не осуществится? Теперь Фейникова убьют, в этом нет сомнений. Ведьмы не будут с ним церемониться, у них есть Энди. Вильгельм ничем не сможет помочь, а значит, его надежда медленно умирала. Это было невыносимо, ведь счастье было так близко.


Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Энди показалось, что полет длился вечно. Он успел пожалеть, что прыгнул. В конце концов, почему он должен спасать этот мир. Кто придумал этот бред. Его разозлила собственная беспомощность, он больше не хотел в этом участвовать. Да он и никогда не хотел в этом участвовать, но сейчас особенно.

Было ощущение, что все его тело сопротивляется и разум отвергает происходящее. Это похоже на то, когда к твоему носу подносят мерзкую тварь, а тебя выворачивает от отвращения. Чувство полета через пару минут его утомило. Могло ли быть такое, что это действительно древняя ловушка, и он теперь никогда не приземлится?

Вокруг была только темнота и свист ветра в ушах от падения. Прыгнули ли ведьмы за ним? Или стоят там и ждут результата? Но рассуждать на эту тему он не успел, вскоре упав на землю, распластавшись по ней как морская звезда, лицом вверх. Его полет замедлился перед самым приземлением и только благодаря этому, Энди остался жив. Вокруг было темно, пахло сыростью.

- Есть кто? – спросил он в темноту, но ответа не последовало.

От мысли о том, что где-то рядом может быть холодный гниющий труп, его передернуло. Энди боялся пошевелиться, вдруг вокруг больше нет земли, и он снова полетит вниз.

Следом послышались еще два удара о землю. Через мгновение в воздухе появился огненный шар, который освещал все вокруг. Энди увидел перед собой Лию и Эльвиру. Ему показалось чудом, что они не приземлились прямо на него.

Ведьмы стояли на ногах, в отличие от Энди, и Эльвира зло сверлила его взглядом. Энди осторожно приподнялся. Резкой боли в теле не наблюдалось, но удар о землю был хороший, вследствие чего его просто слегка ломало. Он уверенно встал на ноги и отряхнулся. Очевидно, ведьмы этого и ждали. Только тогда все втроем стали осматриваться вокруг.

Огромный потолок над головой, со свисающими с него острыми глыбами камня, большой зал округлой формы, около пятидесяти метров в длину, кое-где возле стен, пол завален упавшими глыбами, сами же стены усыпаны трещинами. Возможно, в скором будущем пещеру завалило бы, как вход в нее.

Энди посмотрел на большую груду камней за своей спиной, наверное, там и был выход…. В центе зала стоял большой камень, на котором, покоилось тело Берты. Эльвира и Лия бросились к ней.

Тело Берты смиренно лежало, нещадно истребленное временем. Казалось, что стоит едва притронуться к нему, как оно обратиться в прах. Шелковое платье черного цвета, аккуратно прикрывало ее тело, оно потеряло свой цвет, и было в пыли. Волос почти весь выпал с головы, это делало ее еще более непривлекательной и устрашающей, омерзительной. Только чудом ее не засыпало глыбами камня с потолка.

- Дай мне кинжал! – сказала Эльвира Энди.

Энди не хотел подходить близко к мертвой ведьме, но все же покорно отдал кинжал, после сделав пару шагов назад. Эльвира поранила свою ладонь, запачкав кинжал кровью, при этом говоря:

Юавызв я малис мынмет к

Юалеж тунходв нзиж олет в

Й


убрать рекламу







омьт енм юоннад юьтсалв

Йот еьнахыд юрадоп

Теялварпу йеихитс отч

Теавиливоп йелмез и


По ходу заклинания, набрала горсть земли с пола, посыпала ею кинжал, ее кровь перемешалась с землей, издавая шипящий звук. Эльвира занесла кинжал над ее телом, продолжая говорить, и воткнула его ей в грудь, после чего рубин на его рукоятке озарил своим светом все вокруг.

Ведьмы и Энди закрылись от него руками. Через пару мгновений яркий свет утих, осталось только небольшое свечение в том месте, где был, воткнут кинжал в Берту. Земля с ее тела исчезла, оно ее впитало. Ведьма резко распахнула свои черные глаза. Она обвела взглядом находившихся рядом с ней Эльвиру и Лию. Затем села на камне, держа в одной руке свой кулон, а другой вынула из себя кинжал. Как только она это сделала, ее тело и платье приобрели жизненный вид. Она протянула кинжал Эльвире. Затем Берта поднялась с камня и осмотрелась вокруг. Ее взор упал на Энди.

- Честное слово, Эльвира, я думала, ты его убьешь…. Я в тебе ошиблась, - голос Берты звучал четко, гордо и разносился по всей пещере. Одновременно с этими словами, она надела свой кулон на шею.

- Кого убью? – вопрос Эльвиры же прозвучал по-детски глупо и более тихо.

- Связующее звено, - коротко ответила Берта, продолжая смотреть на Энди.

Лия наклонилась к Эльвире и шепнула на ухо:

- Это она про Энди.

Эльвира еле заметно кивнула в знак того, что она поняла. Берта же продолжала смотреть на Энди. Он не знал, почему она смотрит на него. Может, он должен что-то сказать? Или сделать? Но взгляд ведьмы пробирал до костей, и его не покидало чувство, что она чего-то ждет.

Неожиданно сзади, послышался шум, вернее звук падающих тел на землю и тихие постанывания. Все четверо устремили свои взоры туда. Там были профессор, Лари и Джессика. Профессор быстро встал и помог подняться их даме.

- Где Вильгельм? - спросил профессор у Лари, который только что поднялся на ноги, не сводя взгляд с ведьм.

- Он должен был прыгнуть следом за мной, - ответил Лари шепотом, как после его слов портал закрылся.

- Он не успел, - твердо сказал профессор, его помощь была бы кстати, считая то, что у него за плечами большой опыт борьбы с ведьмами.

Джессика стояла за спиной Лари, ее трясло от страха. Она бы отдала все на свете, чтобы больше не видеть этих девиц. Ах, как жаль, что Вильгельм не успел! Она бы вытрясла из него всю душу, и никакой страх перед ведьмами не остановил бы ее это сделать. Профессор обратился к ней:

- Джессика, спрячься куда-нибудь, ты же не хочешь, чтобы тебя зацепили?

Джесс немедленно спряталась в укромное место за грудой камней возле ближайшей стены и ждала, пока ей не разрешат оттуда выйти.

Профессор больше волновался не за ее безопасность, а за то, что она могла ему помешать. Для защиты нужна концентрация, а ее визг и всхлипывания, а так же негативная энергетика, наполненная щенячьим страхом, сбивали его с толку.

- Лари, придется драться, нельзя дать им добраться до четвертой ведьмы, - в его голосе чувствовалась усталость, а то, что берта уже жива, совсем выбило его из колеи.

- Я это понял давно, когда сказал вам, о том, что готов сражаться с ведьмами, - ответил он и увел взгляд в сторону Джессики, - а почему, на нас так смотрят и ничего не предпринимают? – спросил Лари, посмотрев снова на ведьм.

- Потому что самой сильной ведьмой сейчас является Берта, ее стихия повсюду. К тому же она сейчас самая старшая и две другие считаются с ее мнением, - ответил профессор.

- Так почему она нас еще не убила?- еще раз переспросил Лари, ощущая себя бесконечно глупо.

- После пробуждения, к ведьмам приходят их силы и память, и эмоции их переполняют так, что они не могут разобрать, что конкретно ощущают, - ответил профессор и, посмотрев на Джессику, тихонько что-то прошептал.

Все это время, ведьмы и Энди молча наблюдали за профессором, Лари и Джессикой. Энди не знал, что ему предпринять. Он хотел защитить Джесс, накричать на профессора, за то, что он ее притащил сюда, заметив взгляд Лари на Джесс, треснуть ему по морде. Но, так или иначе, дабы все остались живы, он не должен делать ничего, пока ему не прикажут.

Эльвира с Лией недоумевая смотрели на Лари и профессора. Эльвира все никак не могла понять, откуда у профессора такая сила, что он так легко последовал за ними. Хотя не так уж и легко, судя по его измученному виду. Берта, сейчас пыталась понять чувства бурлящие в ней. Но, видимо это ощущение ее быстро покинуло, так как спустя несколько мгновений, она зло смотрела на только что посетивших ее гостей.

- Кто это? – спросила Берта, не обращаясь к кому-то конкретно.

Ее голос эхом разнесся по залу пещеры. Булыжники на потолке угрожающе затрещали.

- Никто, - ответила Лия, и занесла, уже было, руку, но Берта жестом остановила ее.

Она вцепилась руками в камень, на котором сидела, ее глаза полностью залило черным цветом. Пол под ногами заходил ходуном.

- Что будем делать? – в панике спросил Лари у профессора.

- У меня не хватит сил противостоять им. Когда я шел сюда, я думал, успеем до того, как они оживят Берту.

Вокруг поднялся шум, с потолка посыпались мелкие камни, трещины в стенах стали расширяться.

- Джесс! – крикнул сквозь гул Энди.

Решив для себя добраться до нее, уже было, кинулся к ней, но тут Эльвира упала. Энди подбежал к ней, он протянул ей свою руку, их взгляды встретились. Лия, держалась за камень, на котором сидела Берта, изо всех сил:

- Берта! – закричала Лия, - Прекрати! Ты нас всех угробишь!

Энди помог подняться Эльвире и в этот момент в том месте, где сидела Джессика, обрушился потолок. Но Лари успел вытолкнуть ее, из-под летящих с потолка груды камней. Его завалило. Огромные булыжники пригвоздили его к полу, выбив из него последний вздох. Джесс прижалась к ближайшей стене, пытаясь отойти подальше от выступающей крови из-под камней.

Она испуганно смотрела на Энди и ее губы говорили «Помоги». Энди затаил дыхание, увидев произошедшее, но затем повернулся к Эльвире, продолжая держать ее под локоть. Он заметил, что Эльвира смотрит на него с какой-то нежностью, будто понимает, что сейчас могло произойти и ясно осознает, что Энди чувствует.

- Если ты не спасешь Джесс, последней ведьмы вам не видать, - сказал он ей, сжимая ее руку, стараясь сделать ей больно.

- Я не смогу спасти ее, возможно Лия…. Лия сможет защитить ее потоком воды, чтобы он смывал летящие на нее камни.

- Она должна выйти с нами отсюда! Я не позволю ей умереть! – Энди отпустил Эльвиру.

Он был в ярости. Профессор своим появлением все испортил. Надо быть глупцом, чтобы решить, что этот старикашка что-нибудь придумает действительно стоящее! Кто просил его приходить? Он столько знает о защите от магии, но, тем не менее, решил, что сможет помешать ведьмам. На что он надеялся? На Лари? На этого одержимого славой юнца? Или на Вильгельма? Того, кто все эти годы был одержим местью «старому другу»? Это решение профессора было абсурдно, как никогда.

Они оглянулись на Лию, она же в этот момент толкнула Берту, землетрясение утихло. Берта резко повернула голову в сторону Лии, та отступила от нее. Затем повернула голову в сторону профессора, она внимательно посмотрела на него своими черными глазами, немного наклонив голову влево, и посмотрела профессору под ноги. Профессор лихорадочно вцепился в кулон на шее и что-то нашептывал губами. Земля под его ногами содрогнулась, он начал медленно уходить вниз. Берта создала в том месте, где он стоял зыбучие пески. Профессор выкрикнул последнее слово:

- Йомод!

Лия взмахом руки успела погрузить профессора в водяную капсулу, но через мгновение его кулон ярко засветился, и профессор резко ушел под землю. Одновременно с профессором Эльвира погрузилась в водяную капсулу, но как только тот исчез под землей, вода схлынула с нее и, она мокрая, в полном недоумении, смотрела в то место, где только что был он. Лия непонимающе уставилась на Эльвиру. Эльвира медленно развернулась к Лии:

- Ты что творишь! – крикнула она и потолок с глыбами камней снова задрожал, издавая эффект грома.

Злость пробирала ее изнутри. Тело покрылось бледно-оранжевым окрасом, больше похожим на медный, а вены стали вылитыми потоками раскаленной лавы. С кожи начала испаряться вода, шипя, и окутывая ее в заметный белый пар.

- Я пыталась остановить профессора, чтобы он не улизнул от нас. Я…. Я не применяла к тебе свою силу, - закончила Лия, потрясенно смотря на Эльвиру.

Эльвира поняла, а тело постепенно остывало. Фейников превратился в двойника Эльвиры по крови. То есть, все, что применимо магически к нему, то же отражается и на Эльвире. Вот откуда у него столько сил на магию. Хорошо, что она дала ему свою кровь, не будучи ведьмой стихии, иначе силы были бы равными. Профессор быстро выдыхается, так как он человек. Эльвира озвучила это все вслух Лии. Берта же, после исчезновения профессора внимательно изучала взглядом Джессику. Энди следил за Бертой. В ее взгляде было нечто такое, как будто Джессика ей знакома, но она никак не могла понять откуда. Когда Эльвира закончила рассказывать о профессоре Лии, она повернулась к Берте.

- Ты слышала меня? – спросила она у нее.

- Да. Профессора нельзя убить магически, - ответила Берта и обратила свой хладнокровный взор на Эльвиру.

Энди, воспользовавшись моментом, пока ведьмы не обращают на него внимания, подошел к Джессике.

- А физически можно? – спросила Лия.

- Не знаю, - ответила Эльвира, вскинув бровями, - Он мой кровный двойник…. Опасно что-либо с ним делать.

- А с этой что? – спросила Берта, махнув головой в сторону Джессики.

Эльвира и Лия посмотрели на нее.

- Может, поиграем с ней? Отдохнем…, - Лия улыбнулась.

Она выставила руку вперед ладонью вверх. В ее руке образовался небольшой водяной шар. Затем она кинула его в Джессику, как снежок. Джессика зажмурилась и закрыла лицо руками, ее всю трясло. Энди хотел было закрыть Джесс собой, но внезапно шар из воды полетел обратно в Лию. Она увернулась и непонимающе уставилась на свою жертву. Энди прижал Джесс к себе, она обхватила его шею руками. По лицу Джессики катились слезы. Эльвира кинула злой взгляд на Энди и Джесс, и сказала Лии:

- Фейников наложил на нее защиту, но это ненадолго. Возможно, в течение некоторого времени, магия не сможет причинить ей вреда.

- Черт, - выругалась Лия.

- Значит, оставим ее здесь. Балласт нам ни к чему, - сказала Берта. Ее цвет глаз остался черным, но теперь это был только зрачок, а не весь глаз в целом.

- Нет, - уверенно сказал Энди и отстранил от себя Джессику.

- Почему мы должны слушать тебя - тон Берты был ровным.

Она изящно сидела на своем бывшем ложе, и с интересом смотрела на Энди.

Эльвира озвучила Лии и Берте, что он ей недавно сказал на счет Джессики. Лия нервно выдохнула. Берта встала с камня:

- Хорошо, пусть будет так. Его жизнь все равно скоро закончится, а вместе с ней и ее. Эльвира, дай ему кинжал, пусть ведет нас к Офелии. Пора закончить то, для чего мы все здесь.

Эльвира посмотрела на Энди, приглашая его взглядом подойти. Энди обратился к Джесс:

- Все будет хорошо, поверь мне, - он поцеловал ее в лоб и подошел к ведьмам.

- Что я должен делать? – спросил он, бесплодно стараясь придать своему голосу безразличие.

- Вдыхай воздух как можно глубже, это поможет тебе сосредоточиться, - сказала Берта и подошла ближе к Энди.

От нее исходило так много негативной энергии, что он невольно весь напрягся, почувствовав приступ паники.

- Сконцентрируйся, пытайся почувствовать окружающий тебя воздух. Это очень сложно, найти Офелию это, пожалуй, самое сложное. Когда ощутишь воздух, окружающий тебя, всем своим телом, кидай кинжал, - закончила Берта.

- Куда кидать? – спросил Энди и посмотрел на Берту.

- Просто от себя, лезвием вперед. Кинжал должен открыть портал, - ответила Берта.

Она объясняла все это так, будто учила ребенка разговаривать. От этого ему стало совсем не по себе. Как можно сосредоточиться в такой обстановке, в шаге от своей смерти?

Энди закрыл глаза. Он пытался сосредоточиться, выкинуть все лишнее из головы, но все равно постоянно о чем-то думал. «Как же я вляпался…. Если бы не моя глупость, сидели бы сейчас с Джесс в замке и попивали вино из подвала. Надеюсь после того, как профессор сбежал, он сделает хоть что-нибудь, чтобы не дать церемонии случиться! Ладно, нужно открыть этот, чертов, портал, и пусть сами разбираются» - подумал Энди, сдвинул брови, выдохнул, вдохнул, как только позволяли легкие, и кинул кинжал от себя лезвием вперед. Кинжал долетел до стены, ударился об нее и упал на землю.

- Еще раз, - властно сказала Берта.

Энди подобрал кинжал, ощутив на себе взгляды, полные давления. Его посетила чудовищная мысль о том, как ведьмы убьют его. Сделают ли они это быстро и хладнокровно или будут мучить, пока он сам не испустит дух.

Энди передернул плечами, стараясь скрыть свои страхи и неуверенность. Он повторил свои действия и кинул кинжал. Но, безрезультатно. Кинжал снова оказался на полу, отлетев к ногам Джесс.

- Еще раз, - снова сказала Берта.

Она великолепно выглядела, изящная фигура, аккуратные черты лица, каждое ее движение было чисто аристократическим. Должно быть, при жизни она была из высших слоев общества. Ее манера говорить только по делу, четко и властно, подтверждало это. Смерть явно ей шла, она дополняла ее красоту загадочностью. Энди предположил, что у ее ног были сотни мужчин, ослепленные, но скорее всего она никого из них не удостоила чести ответить на их чувства. Они были слишком ничтожны по сравнению с ней.

Энди закатил глаза и посмотрел на нее:

- Может, ты что-то путаешь? Как можно ощутить воздух? – нагло заявил он, зная, что Берта не потерпит такого тона, если только его предположения верны.

- Ничего я не путаю, - жестко ответила Берта, поражаясь такой наглости, - Я не намерена повторять, что нужно делать. Ты всего лишь инструмент, который работает неправильно! Поэтому будь добр, отремонтируйся! Пока, твоя Джесс, не попрощалась с жизнью!

Энди зло смотрел на Берту, он был прав:

- Вы ничего не сможете сделать ей, она под защитой.

Пока Энди и Берта метали друг на друга злостные взгляды, Эльвира подошла к Энди, выхватила из его рук кинжал и направилась к Джесс, которая вжалась в стену как могла. Эльвира виделась ей чудовищем, которое могло съесть ее в любой момент.

Джессика боролась с потемнением в глазах, находясь на грани потери сознания. Такого ужаса она в жизни не испытывала. Он пробирал ее до костей, выворачивая все наизнанку.

Эльвира взяла ее за грудки одной рукой и резко дернула на себя. Джесс отошла от стены и оказалась лицом к лицу, в паре сантиметров от Эльвиры, которой доставляет неописуемое удовольствие, видеть страх в ее глазах. Она нежно провела рукой по ее плечу и встала за спиной.

Джессика умоляюще смотрела на Энди, а Энди выжидающе смотрел на Эльвиру, совершенно позабыв о перепалке с Бертой. Лицо Эльвиры исказилось в отвратительной сияющей улыбке, она поднесла к горлу девушки кинжал и легонько надавила на него, Джесс вскрикнула, попыталась вырваться, но Эльвира схватила ее за локоны и дернула на себя, голова Джесс запрокинулась назад и она осталась стоять возле нее. По ее шее тонкой струйкой побежала кровь. Энди сделал шаг вперед, испытывая жесточайшее напряжение во всем теле, ему было трудно сдерживать себя:

- Черт!

От вида крови у Эльвиры помутнело в глазах, она оттолкнула от себя Джесс и та, потеряв равновесие, упала на землю.

- Какова черта! Ты же сама сказала, что она под защитой!

Энди ринулся к Эльвире, и они снова оказались лицом к лицу, на минимально допустимом между ними расстоянии. Он весь пылал от гнева, готовый растерзать ее на мелкие кусочки.

Эльвира вложила в руку Энди кинжал, продолжив серьезным тоном, полностью игнорируя его пыл:

- Она под защитой от магии. Фейников знает, что ни одна из нас не будет марать об нее руки, наш статус при жизни не позволит нам этого. Но если придется, Энди, я сделаю это.

Эльвира выделила его имя и прошла мимо, специально задев плечом, возвращаясь на свое прежнее место. Энди проводил ее взглядом полной ненависти. Он встал в исходную позицию, еще раз взглянул на Джесс, которая присела возле стены и держала рукой порез.

В его душе все переворачивалось, ему было жаль ее, но все же профессор прав, это все случилось из-за нее. Они действительно могли переждать бурю дома, а теперь ему приходится стоять здесь, терпеть унижения и переживать за свою жизнь. Так что же он к ней чувствует? Ответственность? Да пожалуй, ее и то, только из-за оживших ведьм, не более. Это было поистине печально, ведь он раньше был почти уверен, что любит ее. Что будет теперь, если они останутся живы, когда все закончится? Как объяснить вспыльчивой блондинке, что все его чувства были самообманом? Энди больше не хотелось об этом думать. Он мысленно позвал «Офелия….», затем повторил все действия, которые ему описывали, по телу побежали мурашки, Энди смог ощутить каким тяжелым может быть воздух, и кинул кинжал, потрясенный усталостью, окутывающая его тело. На полпути до стены кинжал разлетелся на маленькие кусочки, которые завращались, уходя вглубь образовавшего ими круга, появился портал.

- Что это значит??? – спросила Эльвира, не понимая, что она теперь будет делать без своего амулета, - Где мой кинжал?!! Где мой амулет!!! – Эльвира кричала.

- Успокойся. Кинжал это инструмент, а не твой амулет. Твой амулет, это рубин в его рукоятке, - ответила Берта, - он останется цел. Возможно он уже по ту сторону портала.

- Но он же должен самоуничтожиться, когда мы оживим Офелию, - сказала Лия подозрительным тоном.

- Я знаю, - ответила Берта, заметно снизив тон голоса, - Знаю…

Она уверенным шагом вошла в портал. За ней последовали Лия, Эльвира и Энди, поддерживающий под руку Джессику.


Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

В одной из палат больницы было тихо, что было слышно, как в коридоре тикают настенные старые часы и шаркают ногами одинокие пациенты, проходящие мимо.

За окном опустились сумерки, в палате блекло горела настольная лампа, дверь была приоткрыта. Разговор между двумя пока никак не мог завязаться, было тяжело откровенно поговорить на какую-либо тему. Начали с самого простого и непринужденного, кто откуда, кто родители, где учились и так далее, продолжая старательно не смотреть друг на друга.

- Я никогда не видела своих родителей, может быть в детстве я с ними жила, только не помню этого, - призналась Адетти, как-то по-детски сидя на кровати, поджав одну ногу под себя, а другой слегка покачивая.

Дену стало немного жаль ее, ведь он не знал, что такое не иметь родителей, как раз у него была полная семья, которая жила в достатке, практически ни в чем себе не отказывала. Но, не смотря на это, за все время, которое Ден провел в больнице, находясь в коме, к нему не то, что никто не пришел навестить, ему ни разу не передали никаких посылок. Его взгляд был устремлен в потолок, стало грустно.

- Откуда ты родом? - решил немного отдалиться от печальных мыслей Ден, взглянув на нее.

- Я толком не знаю... - скромно ответила она, склонила голову, казалось, что по ее щеке протекла слеза, но Ден решил не придавать этому значение.

- Как это? Я так понимаю, раз у тебя нет родителей, значит, есть бабушки, дедушки или другие родственники, которые заботились о тебе... Или я не прав…, - сказал Ден и посмотрел на нее своими удивленными карими глазами, словно пытаясь заглянуть глубоко в душу.

- Меня растила приемная мама, но воспитывала с такой любовью, с какой воспитывают родных детей, - объяснила Адетти, - Она выхватила меня из-под колес машины, которая практически наехала на меня. Отвела к себе домой, говорит, что я шла так, словно только что родилась или не из нашего мира. Хотя в тот момент мне уже было приблизительно лет пятнадцать на вид. Самое интересное, что я ничего и никого не помню до этого момента. Я даже не уверена сколько мне лет на самом деле. И имя мне придумала мама. Мы обращались в органы, пытались найти хоть кого-нибудь из родных, но так и не нашли, по всей видимости меня никто никогда не искал. Так я и осталась жить у нее, а потом не заметила, как она мне стала самым родным человеком. Но, вообще, душа моя просится на волю, так хочется горы повидать, свежий воздух вдохнуть легкими, рассматривать часами, лежа на траве, чистое голубое небо, в котором играет ветер, несущий свободу..., и которое очень трудно рассмотреть с улиц города,- задумчиво сказала Адетти, мысленно представив себе эту картину.

Она не заметила, как замечталась, сложила руки за голову и повалилась на кровать. Ден с наслаждением слушал ее, иногда добавлял что-то, но в основном был очарован той, что теперь без умолку болтала. Она переходила с одной темы на другую, перескакивала на третью, потом возвращалась. Спустя немного времени настал черед Дена. Адетти удобно устроилась рядом, положила голову к нему на плечи. Она открыла ему свою душу, совершенно ничего не опасаясь, и это их сблизило. Дэн поведал ей о его жизни, рассказал про то, что он помнит до того как попал в больницу. Про то, как они хорошо погуляли, а потом со стороны замка к ним вышли странные девушки и спрашивали карту. Хотя все уже давным-давно не пользуются бумажными носителями. После этого его и забрали в больницу. Адетти внимательно слушала историю Дена, следя своими большими голубыми глазами за его губами. Изредка проводя рукой по своим кудрявым рыжим волосам.

Потом он рассказал про Лари, которого считал и считает лучшим другом, а то, что он не появился в больнице и не навестил его, означает, что на то есть веские причины. И он очень переживает и хочет позвонить ему, но не может, так как телефон вместе с остальными вещами забрали, и до выписки не отдадут.

После рассказа про Лари, Адетти словно спорхнула с кровати и, ничего не сказав Дену, выскочила из палаты.

Минут через пять она вернулась, закрыла дверь на ключ и довольная собой, вышагивая, подошла к кровати, руки держала за спиной, улыбаясь во все зубы. Ее неистовая улыбка очаровала Дена, она была настолько искренней, жизненной, настоящей. Это ему очень нравилось в ней.

- Угадай что у меня в руках, - играючи сказала она.

- Даже боюсь предположить, - с приподнятым настроением заявил он.

- Ладно, так уж и быть, не буду тебя мучить, - сказала она и протянула руку, в которой был его телефон, - только утром мне надо будет его вернуть, а теперь не обращай внимания на меня и звони скорее Лари, вдруг ему действительно нужна помощь.

От восторженной радости и потрясенности Ден крепко обнял Адетти и поцеловал ее в губы. Просто крепко чмокнул, но и от этого ее лицо засветилось так, словно тысячи кристалликов заиграли на солнце.

Ден включил телефон, на экране появилось уведомление о том, что необходимо зарядить телефон, так как зарядки почти не осталось.

Уже в третий раз оператор сети повторял, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия.

Ликование Дена сменилось задумчивым видом, он не мог поверить, что у Лари выключен телефон, такого никогда не было, он всегда был на связи. К нему в голову закралась самая отвратительная мысль, что что-то случилось страшное, других оправданий он не находил.

Обзвонив общих друзей, он узнал от них, что его никто не видел и не слышал, он просто потерялся с того самого момента, когда Ден попал в больницу. Следом телефон окончательно разрядился и потух. Все это, ой как, не нравилось Дену, а Адетти уже и не рада была, что вернула ему телефон, она переживала, наблюдая как лицо Дена меняется на глазах, приобретая сероватый оттенок.

Ден очаровал своими невидимыми чарами Адетти. Но у нее есть обязанности и правила, которые ни в коем случае нельзя нарушать, иначе ее могут уволить. Но сейчас она хотела плюнуть на все и помочь ему отыскать Лари. Эта мысль закрадывалась к ней неоднократно, за все это время, но тут же проходила. А сейчас не давала покоя окончательно. Но больше всего Аддети боялась не сдержаться. Мускулистое тело Дена, одетое в одну лишь больничную ночную рубаху так и притягивало к себе. И, слава Богу, пока что она могла себя контролировать.

- Мне нужно как можно скорее уйти из больницы. Возможно, времени уже не осталось, мне надо успеть найти Лари, - засуетившись, сказал Ден.

Его сердце сильно билось, ему стало страшно за Лари, и он начал бесцельно ходить по комнате.

- Я тебя никуда не пущу! - сказала Адетти, уверенным тоном. Она точно знала, что он слишком слаб, чтобы покинуть больницу прямо сейчас, - Я не прощу себе, если с тобой что-нибудь случится!

- Да какое тебе есть дело до того, что будет со мной?

Ден не хотел ее обидеть, но в душе неистово нарастала паника, и он был готов сказать что угодно, только лишь найти Лари. Но заметив в глазах Аддети слезы, он перестал ходить и подошел к ней, крепко обняв:

- Прости….

- Пойми, в таком состоянии без чьей либо помощи ты не сможешь найти Лари, - тихо произнесла она.

- Тогда помоги мне. Ты же видишь, больше некому протянуть мне руку помощи.

- Хорошо, - согласилась Аддети.

Ден был ошарашен, он не ожидал, что Аддети способна нарушить правила. Повисло молчание. Она не знала, почему идет на это, но душой ощущала, что должна ему помочь. Кровь стучала в ее висках, внутри бушевал ураган эмоций. Аддети всю жизнь была одержима мыслью, что ее роль в этом мире куда глобальнее, чем всем всегда казалось. И сейчас в этих голубых глазах горел такой огонь восторга, что все правила, которые предстояло нарушить, были полным абсурдом. Она чувствовала, что в ближайшие сутки им раскроются неведомые тайны, ведь продажа того злосчастного замка не могла пройти бесследно.

- Я скоро вернусь, - сказала Аддети, нарушив затянувшуюся паузу, чмокнув Дена в щеку, и выскользнула из его палаты.


***


Ден сидел на кровати, облокотившись на подушку. Его мыслями полностью завладела Аддети. Он был ей очень благодарен, отлично понимая, что побега из больницы без ее участия не выйдет. В палате царила тишина и покой, ее долго не было, и Ден невольно задремал.

Постепенно он все больше и глубже начал погружаться в сон, который не уводил его от реальности, даже наоборот. Мысли все четче стали проявлять себя.

Спустя некоторое время, воображение Дена очень разыгралось. Оно начало с малого, с той самой роковой встречи с прекрасными незнакомками... Постепенно появлялись и исчезали картинки о том, как он попал в больницу, а Лари остался стоять там. Он смотрел в след уезжающей машине скорой помощи... Потом больница... палата... И, Адетти, сидящая рядом... Они перебирали все возможные действия по спасению Лари. Причем, моментами показывались устрашающие кадры с Лари...

Эти незнакомки... Разорвали его на части...

Ден резко открыл глаза. Он снова оказался в своей палате. В которой было неприлично тихо. Рядом сидела Адетти и вытирала с него пот, бежавший ручьями.

Ден привстал, облокотился локтями, сел поудобнее и испуганно взглянул на Адетти.

- Адетти! Это просто ужас какой-то, мне сейчас кошмар снился. Настолько правдоподобный, что я испугался. У меня сердце чуть из груди не выскочило, и всего трясло как после трехсот отжиманий на одной руке, - выпалил из себя Ден и немного успокоился.

- Да уж, - выдавила Адетти, отжимая тряпочку в тазик, стоящий на столике рядом с кроватью, - ты не поверишь, но ты уже раз третий так просыпаешься и снова ничего не помнишь. Кстати, моя смена скоро закончится, придет другая медсестра...

- Что? Я не понял! А как же Лари? - удивился Ден, отодвинув от себя руку Адетти.

- Какой Лари?

- Мы же с тобой договорились найти Лари…, - Адетти удивленно смотрела на Дена, - ты помнишь? Ты принесла мне мой телефон, я пытался дозвониться Лари, своему другу. Батарейка почти разрядилась, а Лари был вне зоны доступа сети и я начал обзванивать друзей, которые были тогда с нами...

- Ден, ты меня, конечно, прости, но мне уже пора уходить, сейчас придет Эрика, будет ее смена, и ты ей все расскажешь, - сказала Адетти, прибираясь на столике. Она встала с кровати и направилась в сторону двери.

- Адетти, постой, - крикнул ей в след Ден, - ты передумала? Если это так, то просто скажи, не нужно из меня делать идиота.

Адетти повернулась к Дену, стоя возле двери.

- Ден, ты что-то путаешь. Такого никогда не было, ты только сегодня очнулся, то есть вышел из комы, до этого мы никогда не разговаривали вообще.

- Но тогда откуда я знаю твое имя? - в надежде спросил он.

- Да, это меня удивило, даже очень, но все же. То, что ты говорил мне сейчас - твоя фантазия, по всей видимости, ты слышал мое имя, когда находился в коме, и это возможно, - сказала Адтти и вышла из палаты, закрыв за собой дверь.

Ден подогнул ноги в коленях, прижался к ним своим телом, опустил на них голову. На душе стало паршиво. Ничего не ясно. Бред, полный бред. Ничего не сходится. Ден словно впал в неизвестность, где все, что он знал — оказалось не правдой. Все, что было — не было.

- Почему? - тихо сказал Ден, немного раскачиваясь в обнимку с коленями, - Как она могла меня оставить?

Мысли разбегались. Не за что было ухватиться. Кошмар, который перешел в реальность, никак не заканчивался, как обычный сон, от которого просыпаешься, и все встает на свои места.

Может быть, все так и есть, как сейчас. Может это не кошмар, а просто отрезвление, пришедшее с опозданием. Все, что надумалось — всего лишь воображение, сыгравше


убрать рекламу







е злую шутку, которую тяжело сопоставить с действительностью. В таком случае, нужно решить вопрос с Лари, может быть он возьмет трубку и скажет мне, что у него все хорошо, а еще лучше, придет меня навестить, узнав о том, что я очнулся от комы и пришел в себя.

За окном уже стемнело, луна уныло заглядывала внутрь. Створки были открыты, и Ден ощутил, как усиливается ветер. Шторы разлетались в стороны от его порывов, нагнетающе скрипели деревья, раскачиваясь все сильнее и сильнее из стороны в сторону, оставляя жуткие тени на стенах палаты. Где-то вдалеке послышался вой. Основной свет мигнул и вовсе потух, остался бледно гореть только светильник на тумбочке. Ден натянул на себя одеяло, скользя взглядом по комнате, и ощущая чье-то присутствие, но совершенно никого не видя.

Скрипнула дверь. Ден откинул голову и повернулся к двери. Дверь медленно открывалась, из нее просачивались лучи света. Наконец она распахнулась, на пороге стояла девушка в форме медсестры. «Наверное, это Эрика», - подумал Ден.

В палату со стройной осанкой зашла симпатичная девушка, но голова ее была опущена, на глаза свисала челка, из-за чего ему было трудно рассмотреть лицо этой прелестной стройняжки.

Она зашла не одна, за собой она катила каталку. «Это, наверное, для меня. Странно, но ведь мне уже лучше….» - подумал Ден.

Как ни странно, каталка оказалась не пустая. На ней кто-то лежал, накрытый белой простыней.

- Что за... Черт?! - выкрикнул Ден, машинально отскочив к краю кровати, и прижался к стенке. В палате стояла только одна кровать, и это была кровать Дена. Он совершенно не мог понять, зачем сюда нужно было заходить с каталкой, тем более не пустой.

Страх и отчаяние закрались к нему в душу. Комнату окутала атмосфера смерти. По телу пробежал мороз. Одна секунда длилась целую вечность, которая была до боли мучительной и непереносимой. Движения, происходящие вокруг Дена, виделись ему в замедленном действии. Словно он попал в фильм ужасов, и сейчас, он играет роль жертвы, которую вот-вот должны убить. Возможно не самым гуманным способом, что еще больше устрашало. Непонятно откуда заиграла мелодия, еле слышно. Она напоминала спокойную, непринужденную музыку, которая с каждой секундой перерастала в нечто удручающее, в ту самую мелодию, которой обычно сопровождаются жестокие и самые страшные моменты в фильмах ужасов.

Ден вжался в стену, больше деваться некуда. Может он сходит с ума? Да, по-другому и быть не могло! Простыня на каталке зашевелилась. Ден почувствовал, как дрожь пробежала по всему телу и задержалась в коленях, поджилки затряслись, паника завладела его разумом. «Нет, это не реально, нет…» - шептал он, стараясь зажмурить глаза и не смотреть на каталку, но инстинкт самосохранения не позволял ему окончательно спрятаться, и вот он уже в упор смотрит на каталку. Из-под простыни вылезли руки. Они потихоньку приспускали простынку, все больше и больше оголяя тело. Вначале показались волосы... Руки резко сорвали простыню, а тело максимально быстро подняло верхнюю часть в перпендикулярное положение к каталке. Перед ним предстал ЛАРИ! В этот момент, жизненные силы будто бы отступили от Дена, он побелел, глаза округлились, в них читался ужас.

Неудивительно, потому что вид Лари не внушал доверия. Его кожа была земельного цвета, под глазами свисали мешки, больше похожие на опухлости темно-синего цвета, нос практически впал в лицо. Перед ним был живой мертвец. Его губы уродливо изогнулись в усмешке. И это не кто-то там, а его лучший друг Лари.

Кошки скребли изнутри, не давая успокоиться Дену, не думать о его вине, о его причастности к этому. «Может, я все-таки сплю, и это сон...», - отчаявшись, подумал Ден, - «Но, если это сон, то почему он никак не заканчивается, и все ощущения настолько правдоподобны, что хочется провалиться под землю...».

Глаза Лари были безжизненными, в них не было ничего, только пустота, пугающая Дена, ему все еще не верилось, что это все на самом деле, но после слов Лари:

- Ден…. Это твоя вина!

Мурашки, не переставая, перекатывались по всему телу, голос Лари был словно из подземелья, приглушенным и всего лишь от одного слова, произнесенного им, сердце ускакало в пятки, пульс усилился.

- Эй! Кто-нибудь! – попытался позвать на помощь Ден, все больше вжимаясь в стену. Голос не слушался его, он охрип, и поэтому прозвучал слишком тихо, для того, чтобы его услышали.

Девушка, которая все это время стояла молча, не шевелясь с опущенной головой, подняла руку и отодвинула челку в сторону, на Дена из-под лба смотрели красивые большие синие глаза. Они словно гипнотизировали Дена, он отвлекся от Лари. Наконец она откинула голову назад, прямые черные локоны упали ей на плечи... Это была она... Та самая незнакомка, из-за которой Ден оказался в больнице....

- Ну, вот мы и встретились, - ехидно произнесла она. На ее губах появилась торжествующая улыбка, скрывающая нечто....

Внутри Дена сердце остановилось, в висках отчетливо чеканил пульс, уши заложило. Он попытался ответить ей, но не смог. Голос не поддавался ему, одно лишь шевеление губами. Он начал задыхаться, страх сдавил горло, воздуха не хватало. Пальцы рук небрежно тряслись, пытаясь нащупать тяжелый предмет, чтобы кинуть его в эту незнакомку, сломавшую всю его жизнь. Но ничего не было под рукой, только одеяло, которое Ден нервно натягивал на себя, уже стоя на кровати. Мысли были только об одном, как бы сбежать отсюда подальше.

- Лари, гроб! – грубо произнесла она.

Труп Лари послушно вскочил с каталки и из-за дверей на еще одной каталке ввез резной деревянный гроб. Он распахнул его, прямо рядом с кроватью. Ден ненавидел гробы, они вселяли в него неистовый страх. Он не мог двигаться, огромными глазами от ужаса смотря на раскрытый гроб, обитый белоснежной тканью.

Незнакомка грациозным шагом шла на встречу к нему. Ее волосы раздувались позади ее спины, а глаза так и смотрели, пристально, ни разу не моргнув при этом....

Инстинкт самосохранения сработал мгновенно, как только она протянула к нему руку. Ден вскочил с кровати и, под адреналином, машинально кинулся к окну.

В этом порыве он оторвал шторы вместе с гардиной, висевшие на окне. Распахнул створки и прыгнул на подоконник, немного пошатнулся, чуть не соскользнув с него. Оглянулся. Незнакомка, мертвый друг и гроб. Что еще нужно, чтобы навсегда потерять желание жить в этот момент.

- Нет! – выкрикнула она, когда Ден чуть не упал.

Ее волос взвились огромными волнами по ее плечам, намочив насквозь платье, и плескаясь об пол. Лицо исказилось, оказавшись черепом, обтянутым кожей, глаза ввалились, и теперь на него взирали пустые глазницы. Стены заходили ходуном, темные сущности вырвались из них наружу, заполонив все пространство собой.

Посмотрев вниз, ему стало страшно. Это был четырнадцатый этаж, а внизу расстилался асфальт с железным забором, на котором были острые наконечники, похожие на пики. У него подогнулись коленки, руки снова задрожали, он повернулся. К нему, все тем же темпом приближалась таинственная незнакомка, от которой так и веяло смертью, а перед ней сущности учтиво расступались, извиваясь, не принимая каких-то конкретных форм и издающих противный гул.

Позади нее остался стоять его лучший друг, который не выглядел живым. Чувство опасности, исходившее от нее, перебороло его страх. Мысли и раздумья улетучились, осталась лишь жизнь... Он прыгнул.


***


- Ден! - кричал ему голос. Скорей всего это была та самая незнакомка, оставшаяся стоять возле окна на четырнадцатом этаже.

Глаза были закрыты, тело жестоко ломало. Он не мог пошевелиться, не мог открыть глаза, ему было тяжело. По всей видимости, он сильно пострадал от падения: множество переломов, черепно-мозговая травма, и головокружение, наверное, еще сотрясение мозга в придачу. Это чудо. Не упасть на железные колья и не разбиться насмерть. Только счастливчик может выжить, пускай даже с такими последствиями. Самое главное, что он жив, лишь бы помощь успели оказать во время.

- Ден! Очнись! Ден! - снова послышался голос, исходящий значительно ближе, чем раньше. Кто-то слегка похлопывал его по щекам.

Ден глубоко вздохнул и на выдохе с трудом открыл глаза. Снова больница, палата, его кровать, наверное, ему спасли жизнь и он снова под наблюдением врачей.

Кривой взгляд, осматривающий стены палаты, помутненный рассудок, вроде никаких существ, мысли пока еще не складывались в единое целое. Снова голос, уже совсем близко:

- Ден!

Он прикрыл глаза, пытаясь настроиться на реальность и выйти из своего одурманенного состояния. «Наверное, после наркоза...» - подумал он. Но открыв глаза, он очень разочаровался. Перед ним открылось небо, которое заволакивали черные облака, сгущающиеся в ночной вуали. Вокруг были деревья, высокие, густонаселенные, которые на мгновенье вскружили ему голову. Помотав ею из стороны в сторону, пытаясь прийти в себя, Ден присел, уперся руками о землю. Вокруг стояла тишина.

Кошмар продолжался...

Обернувшись направо от себя он смог рассмотреть в темноте ночи девушку, — это Та Самая Незнакомка...

От неожиданности он в быстром темпе увел руки за спину, ноги начал попеременно подбирать под себя, отползая назад. Врезался в дерево. Схватился за голову.

-По-че-му? За что? - закричал он, с ужасом смотря на нее, его трезвое сознание покинуло его, он не смог понять, как можно после такого падения шевелиться.

Девушка подошла к нему, нежно обняла, и начала шептать, чтобы он успокоился. Ден не слышал, что она ему говорила, он кричал. Разум отключился, все предстало пред ним в приторных тонах, где ничего не возможно было различить.

Ден замолчал и безразлично повернул голову в ее сторону, сейчас он хотел умереть. Все, что происходило с ним за последние сутки, раздражало его и выводило из себя. Он вдруг осознал свое положение и понял, что от нее не будет спасения, не будет покоя, все, что его спасет это смерть, от этого не убежать.

Туманная дымка, вот, что Ден сейчас видел. «Я ослеп», - ему уже не было так страшно, как раньше. Он смирился.

Постепенно, стало проясняться в глазах. Перед его лицом вдруг появился силуэт девушки, вначале не отчетливо, но потом все же он разглядел в нем Адетти.

Глубоко вздохнув, он отключился. Адетти положила его голову к себе на колени. Бережливо погладила его волосы... По щеке пробежала слеза...


***


Холод продирал до самых костей. Утро выдалось прохладным, все деревья окутало густой туманной дымкой. Лучи солнца пробивались сквозь кроны деревьев, медленно подгоняя туман испариться.

Ден проснулся с тяжелой головой. Рядом сладко спала Адетти, прижавшись к нему как можно ближе. Потихоньку начинало теплеть. Ден лежал и молчал, рассматривая прячущиеся в свете утреннего неба звезды, думая о том, что с ним все же произошло и где он. Сны смешались с явью, он окончательно запутался. Солнечный лучик скользнул по одежде Адетти и, через некоторое время ударил ей в лицо всей своей новорожденной яркостью. Она проснулась. Зубы немного постукивали от холода.

- Как ты? - первым делом спросила Адетти у Дена, протирая глаза, ее голос был исполнен симпатии и заботы.

- Вроде в порядке, - размеренно сказал он, не понимая, как тут оказался.

- Это радует, - усталым голосом сказала Адетти, - а то ты мне такого жару дал, я уже пожалела, что помогла тебе сбежать из больницы и еще сама привязалась к тебе. Но без меня ты бы явно не выжил, - с гордостью произнесла она и улыбнулась своей теплой, лучезарной улыбкой.

Ден почесал затылок. Ему очень хотелось разобраться во всем.

- Что произошло? Как мы здесь оказались? Лари? Он же..., - начал было Ден, но не стал объяснять, что случилось, вдруг это просто была горячка и ему привиделось.

- Долгая история, - коротко объяснила Адетти и усмехнулась, смотря на измученного Дена, который даже сейчас очаровывал ее, не смотря на глубокие синяки, пролегшие по его глазами и бледноватость лица.

- Да, не спорю, место не подходящее для длительных обсуждений, и времени не так много, я так понимаю, мы в лесу недалеко от замка Дарквитч, - вслух поразмыслил Ден, окончательно пытаясь позабыть о том кошмаре, и припоминая их план побега, - И все же, ты не могла бы….

- Вкратце, мы с тобой сбежали из больницы. Наверное, нас уже ищут. На улице была глубокая ночь, и нам повезло поймать машину, проезжавшую мимо. Водитель направлялся в эту сторону и согласился нас подвезти. Пока мы ехали, ты уснул. Он высадил нас у крайнего дома, за которым был только лес, в котором, кстати, мы сейчас находимся. Он помог мне вытащить тебя из машины, а затем уехал, ты был в полудреме и ничего не соображал. Нес какой-то бред. Называл меня Эрикой, часто произносил имя Лари. Вид у тебя был, конечно, не очень. Это мягко сказано. Я немного пронесла тебя, навалив на плечо. Было тяжело, но как видишь, дотащила тебя. Потом решила не мучиться и подождать пока ты придешь в чувства и очнешься от своего сна. С тебя ручьями стекал пот, я оторвала от низа рубашки лоскуток и протирала тебе лоб. На какое-то время ты очнулся. Понял, что это я и, успокоившись, вырубился, на моих коленях. Я некоторое время посидела, убедилась, что ты успокоился, и устроилась рядом, - пожала плечами Аддети.

- Да, не плохой расклад, получается, - протяжно сказал Ден, посмотрев в небо, - ты не поверишь, что произошло. Я прыгал из сна в сон, а точнее из кошмара в кошмар. Мне было страшно, присутствовало ощущение, что это никогда не закончится. Но, я благодарю небо, что это все-таки завершилось, - выдохнул он.

Ден рассказал, что происходило в его снах, и как он пытался спастись. Адетти иногда вздрагивала, от его красочных описаний. А обстановка делала его рассказ еще более устрашающим.

- Вот, - сказал Ден, закончив рассказ, - Представляешь, я помню только то, как задремал в палате и больше ничего, потом только эти кошмары. Я не помню ни как мы вышли из больницы, ни как садились в машину…. Кстати, а мы обговаривали план наших действий?

- Да, мы решили идти по этой единственной тропинке, по которой из леса вышли загадочные незнакомки.

- По всей видимости, эта тропинка выведет нас к замку, - предположил Ден.

- Я почему-то в этом не сомневаюсь, - с иронией сказала Адетти, - особенно после твоего рассказа.

- Сейчас надо определиться, - сказал Ден уверенным тоном, - либо повернуть назад и забыть обо всем, как о страшном сне, либо идти до конца и проведать замок, возможно, в нем мы найдем разгадку, связанную с исчезновением Лари.

- Знаешь, дорогой, я лично не согласна бросать дело на полпути, тем более что уже много преодолено, и просто так остановиться и уйти... Нет, идем до конца,- категорично заявила Адетти, - сейчас самое время идти в этот замок, только рассвело.

- Отлично! - обрадовался Ден, не надеявшийся на такой ответ, - тогда в добрый путь, и да поможет нам небо!

Они встали, отряхнулись от прилипшей к одежде земли. Ден на глазах приходил в себя, его лицо приобретало естественный цвет, Адетти закинула на плечо свою сумку, на которой проспала всю ночь, и они направились вперед по тропинке на встречу к таинственному замку в надежде на лучшее.


Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Профессор упал на пол кухни, а следом на него вылился поток воды. Портал закрылся.

- Ну, вот ты и пригодился, - сказал он, теребя кулон на шее.

Он весь вымок. Кончики волос небрежно завились. Он пошел наверх обтереться полотенцем и надеть сухие вещи. Времени не было, чтобы вытереть мокрый пол. С него текли ручьи. Туфли были наполнены водой, и каждый шаг отдавался хлябанием.

Промокшие вещи были единственным нормальным нарядом профессора, но тратить силы на быстрое высыхание он не стал. Пошарив в своем маленьком гардеробе, он все же нашел более-менее приличный на вид костюм. Серые джинсы старого фасона, немного расклешенные к низу, льняная рубашка бежевого цвета с высоким прямым воротником. И темно желтые сандали, под низ которых он надел серые носки. Волосы зачесал в хвостик, перед этим насухо вытерев их полотенцем, но все же вьющиеся влажные кончики свисали на спине. Он поспешил во двор дома. Поднял руку вверх и громко сказал:

-Акворинум!

На его зов из темноты прилетел ворон огромных размеров. Он сел на железные перила крыльца. Большие черные глазницы птицы внимательно смотрели на Фейникова. Крылья немного подергивались в ожидании приказа.

Много веков назад он подобрал себе маленького птенца, забитого камнями городской детворы. И если бы не профессор, то жизнь ворона на том бы и закончилась, не успев начаться. Он выходил его. Дал ему имя Акворинум. Его одиночество пугало профессора, и он начал ставить на вороне магические опыты. С этими опытами ворон приобрел много необычных способностей. Как охотничья собака, он мог найти профессору нужного человека и передать послание; подчиняться его приказам и выполнять их безоговорочно. При необходимости выставить длинные и острые как бритва когти, способные разорвать медведя в клочья, разговаривать с профессором на древне-макенском языке, сверхскорость и многое другое, но самое главное - профессор заковал в нем вечную жизнь.

Профессор опустил руку до уровня лица, теперь ворон смотрел прямо ему в глаза.

- Кнайкти! Квиклькгеклькм! Кпкриквекди екго кко кмкне кв кдокм! – сказал тихо профессор, не отрываясь от глубоких понимающих черных глаз ворона.

Профессор захватил не мытый стакан с кухонного стола, когда шел на улицу. Из него пил Вильгельм. Ворон опустил клюв в кружку и затем резко поднял его вверх, как будто втягивал воздух, расправил крылья. Каждое крыло ворона было размеров с полтора метра. Сделал большой мах крыльями так, что профессор отвернулся в сторону, чтобы глотнуть воздуха. И отпружинив, взлетел вверх. Профессор успел только проводить взглядом его прыжок в воздух.

Ворон настолько быстро набрал скорость, что его было уже не видать. И снова один.


***


Настроение было ужасное. Ничего из задуманного не получилось, так как хотелось. Вильгельм вдыхал легкими влажный воздух. И даже встречный ветер не радовал как обычно. Шоркая ногами, он в нормальном темпе направлялся в свой дом. Замок давно остался позади. Он подождал их до рассвета, но так никто и не вернулся за ним.

Ему казалось, что все кончено... Упущен момент, возможно единственный, чтобы оживить Оливию, чтобы снова быть с ней. Наверное, профессор уже мертв. И все планы умерли с ним. Он снова вернется к своей прежней жизни отшельника. Все будет по-старому. Снова будет заботиться о доме, склепе, собаке.

Внезапно на Вильгельма нахлынул поток злобы. Как можно было так задурить себе голову? Поверить в то, что Оливия снова будет жива? Понадеяться на Фейникова? Он же всегда делал по-своему, и стоило бы предположить, что и в этот раз все будет именно так! Он всегда разрушал его планы и надежды. Ничего не изменилось, будь он проклят. Может ведьмы стихий сделают свое дело, задуманное ими веками назад, и придут за ним. Разнесут склеп Оливии, уничтожат ее навсегда. И его убьют…. Или нет? Может быть, оставят жить с этой болью в душе. Эти жуткие мысли так и лезли в голову Вильгельма. И как сильно он не старался от них избавиться, отвлечься, ничего не получалось. Он не заметил, как быстро пролетело время.

Его угнетала неизвестность и его оплошность. Из-за их разборок с Лари в замке, не успел попасть в портал и помочь профессору. Предчувствие того, что надо было не поддаваться Фейникову, а настаивать на своем еще больше омрачало Вильгельма. Он знал, что их затея была безуспешной с самого начала. Надо было сразу идти к Оливии, тогда такого бы не случилось.

Вильгельм открыл калитку. Его радостно встречал пес, махая хвостом и изо всех сил лая на весь двор. Вильгельм подошел к нему, присел на колени. Барбадос вилял перед ним, давая понять, как он соскучился по хозяину. Погладил своего пса за ушами, немного успокоился и зашел в дом.

Мысли о еде вызывали у него отвращение, ничего не хотелось. Хотелось все вернуть, но было поздно. Он положил псу поесть, себе налил крепкого кофе с коньяком и сел в кресло, безразлично смотря в никуда.

Вильгельм попивал свой ароматный напиток. Голова настолько разболелась, что слышался шум, как будто кто-то стучит в дверь. Но эту мысль Вильгельм прогнал от себя. Конечно, кто мог стучать в дверь в такой глуши. Но стук все же не прекращался. Вильгельм нехотя поднялся из удобного кресла, в котором пригрелся и почти что уснул, поставил пустую чашку на столик и открыл дверь.

Никого не было. Пес громко лаял, чуя присутствие чужого, проникшего на его территорию. Вильгельм посмотрел вниз, на лестнице сидел огромных размеров ворон и пристально смотрел на него. В ту же секунду он сорвался с места, залетел в дом, чудом не задев края дверного проема своими крыльями. Вильгельм зашел в дом. Он был удивлен появлению ворона.

Такой птицы он никогда не видывал. Что это? Послание? Надежда теплилась в нем, разгораясь с каждой секундой все сильней. Возможно, это от профессора, но он не был до конца уверен в этом полностью. По телу пробежала приятная дрожь, глаза светились от предвкушения и с выжиданием взирали на птицу.

Ворон сидел на спинке стула в кухне, обхватив рейку большими когтями. Вильгельм подошел к нему ближе и заметил в лапе нечто напоминающее подвеску. Подошел вплотную и разглядел амулет профессора.

Теперь он был полностью уверен, что этого ворона послал профессор. Вильгельм ликовал, Фейников был жив! Он никогда не подумал бы, что будет так рад этому.

Ворон издал странный звук похожий на крик, взмахнул крыльями и вылетел в незакрытую входную дверь. Стул упал с грохотом на пол. Вильгельм побежал вслед за вороном. Поняв, что ворон должен привести его к Фейникову, этот шанс ему точно нельзя упустить. Он выбежал на крыльцо своего дома, ворон почти скрылся из вида.

Вильгельм поднял руку вверх. Поднялся ветер. Он сделал движения рукой, словно крутил в воздухе невидимое лассо и резко выбросил руку вперед, словно закинул его. Крепко сжимая кулаки перед собой, Вильгельм ждал. Руки дернулись вперед, его потянуло следом, быстро проскочил три ступеньки лестницы, подпрыгнул. Его тело подхватил встречный поток ветра, Вильгельм раздавался в воздухе в разные стороны, подобно флагу. Вид напоминал суперменов из комиксов, которые летели в небе с вытянутыми вперед руками. Его тащил на себе ворон с большой скоростью. Дом Вильгельма уже давно скрылся за густыми темными деревьями.

Прошло примерно минут десять после того, как Вильгельм отдался в когти ворона, посчитав это самым правильным решением. Они неслись вдаль с огромной скоростью. Ворон с высокой маневренностью проскальзывал между деревьев. К Вильгельму это не относилось. Ветки неоднократно задевали, жгучую боль ощущал на себе. Плащ то и дело цеплялся за крону деревьев.

Наконец густой лес закончился. Показалась открытая местность, они летели вдоль трассы, ведущей к дому профессора. В голове крутились мысли лишь о том, что совсем скоро он будет с Оливией, осталось подождать. На этот раз он не даст Фейникову совершить глупость, все будет так, как решит Вильгельм.

Он надеялся, что его ведьма вернется к жизни, да, именно вернется к жизни, а не проснется. Добрые ведьмы не могут воскреснуть, ну и Оливия далеко не «белая» и «пушистая», что она очень властная и жестокая особа. Он даже пытался не вспоминать все прожитые им годы о том, что творилось после того, как Оливия заколдовала ведьм.

Она сняла маску доброй ведьмы, чуть не разрушила этот город, сколько людей она измучила и убила…. Да, он всем, всем, кто не знал этого, говорил, что она «уснула» практически сразу после того, как заколдовала амулет Эльвиры. Но правда была другая. Правда крылась в том, что много лет назад ее убили три добрые ведьмы, которые сами чуть не погибли при этом, потеряв много сил. И он ничего не смог сделать ни с этой правдой, ни с собой. Вильгельма любил ее.

Он не знал, почему профессор не был в курсе об Оливии и ее действиях. Возможно, после того, как он потерял Эльвиру, он был в трауре, жил в затворничестве, и не замечал ничего вокруг долгое время. Но, сейчас, Вильгельму это на руку, что Фейников ничего не знает.

Он вернет свою любовь, даже, если его придется заставить это сделать. Вильгельм свободной рукой достал браслет из своего кармана и внимательно на него посмотрел. Браслет от Оливии, который даровал ему долгую жизнь. Она оставила его ему. Она верит в него, она ждет его. Ей нужна его помощь. И он поможет, чего бы это ему не стоило.


***


Ворон беззвучно сидел в темном углу на кухонном шкафу. Он слился с темнотой, и лишь сверкающие черные глазницы выдавали его присутствие.

Вильгельм сидел за столом, напротив него сидел мрачный профессор. Он смотрел на Вильгельма исподлобья. Чувствовалось напряжение в воздухе.

- Что случилось? Где Лари, Джессика?- первым спросил Вильгельм, ощущая свою вину в том, что не смог попасть в этот портал.

- Лари... Погиб, - сухо ответил Профессор, - он попытался защитить ее... Но его дар только что пришел к нему..., и он не сумел спасти себя... Джессика и Энди в руках ведьм, я еле ускользнул от них..., теперь осталось слишком мало времени. Скоро они найдут последнюю, четвертую ведьму, и тогда случится то, что разрушит наш привычный мир.

- Значит, нельзя медлить ни минуты. Нужно срочно отправиться в мои угодья и оживить Оливию, это единственный шанс на спасение, - с напором заявил Вильгельм, всем видом показывая, что это не обсуждается.

Профессор не стал перечить, и это очень удивило Вильгельма. Значит, он действительно в отчаянии.

- Ты прав, но как мы попадем в ее склеп настолько быстро, пешим ходом...? Совсем не вариант, это отнимет много времени и сил.

- Может на вороне, если он выдержит нас двоих, - предложил Вильгельм, испытывая безумный восторг от того, что скоро увидит Оливию живой.

- Точно. Как я сразу не подумал об этом, - профессор шлепнул себя по лбу, - думаю, нас он выдержит, хотя я такое не практиковал.

- Тогда вперед! К Оливии! – Вильгельм с готовностью вскочил со стула.

- Стой, Вильгельм, мой ворон никогда не бывал возле склепа Оливии, - профессор схватил Вильгельма за руку, который уже вышел из-за стола и направился к выходу, - у тебя есть что-нибудь из того места... Камень, травинка, цветок....

- Нет, такого у меня нет, я еще не до конца сумасшедший как ты.

- Тогда нет смысла лететь на вороне, он не сможет нас быстро доставить в то место, - отчаявшись, сказал Фейников и присел обратно за стол, сложил перед собой руки и наклонил голову вниз.

- Но у меня есть ее браслет, я никогда не показывал его никому... Он помогает мне помнить о ней каждую минуту. Я часто опускаю руку в карман, нащупываю его, и мне становится легче... Хотя какая разница, главное, что он у меня есть, - сказал Вильгельм, пожав плечами.

Профессор поднялся со стула, протянул к нему руку. Вильгельм положил в нее браслет. Само изделие больше напоминало небо, он был выполнен из чудесного ярко-голубого камня, по которому струились белые мраморные ниточки, выписывающие странный узор. Профессор посмотрел в сторону ворона. Тот час же ворон подлетел к нему и точным резким движением подхватил своими когтями браслет. Вильгельм немного растерялся, но сдержался от грубых высказываний. Ворон опустился вниз возле входной двери, волшебно паря над полом, посмотрел в сторону профессора, давая понять, что он готов. В его глазах завораживающе мигнул огонек. Профессор побежал к своему питомцу как можно скорее.

- Фейников? В чем дело?

Но ответа не последовало. Профессор с каждой минутой ускорял свой шаг. Уже возле ворона он немного замедлил бег, оттолкнулся от пола и запрыгнул на ворона, правда, чуть не упал с него в сторону, но удержал равновесие. Провел рукой по крылу, наклонился вперед и что-то сказал ему. Вильгельм в оцепенение смотрел на это зрелище, как человек сидит верхом на вороне, и через некоторое мгновение будет лететь на нем.

Фейников достал из кармана длинную цепочку. Перекинул ее вокруг шеи ворона и крепко зажал в руках.

- Вильгельм! - обратился к нему профессор, прижавшись как можно ближе к птице, - не стой как вкопанный! Действуй!

Эти слова пронзили Вильгельма как гром, он очнулся. Поднял руку вверх, ударил ей по воздуху, входная дверь со всего размаху отварилась. В комнату влетел сильный ветер, ворон покрутил головой, приготавливаясь к прыжку, крылья встрепенулись, профессор еще больше вжался в него. Вильгельм закрутил в воздухе руки, словно прицеливаясь, и выбросил их вперед. Ворон взмахнул крыльями, Вильгельм даже не успел настроиться, как они уже летели.

Он снова болтался из стороны в сторону. Несмотря на прибавленную тяжесть в виде профессора, ворон летел также быстро, как и в прошлый раз. Профессор очень боялся встречи с Оливией. Он хорошо помнил ее, еще, когда Эльвира была жива. Он скрылся от нее после смерти Эльвиры.

Больше Оливия ничего для него не значила, вся жалость к ней давно прошла. Он старался не думать обо всем этом, это было неизбежно.


***


Через несколько минут они оказались в самом центре леса. Приземление было не очень приятным для Вильгельма, он упал на дерево, с помощью своей силы плавно спустился вниз. Ворон, высадив своего хозяина на землю, нашел себе удобное местечко, прямо на крыше склепа. Профессор обошел склеп вокруг, осматривая его, и дивясь, насколько прилежный вид он сохранил, невзирая на прошедшие века.

- Хорошо сохранился, - отметил профессор вслух, когда Вильгельм подошел к нему.

- Да, - задумчиво ответил Вильгельм, - я старался поддерживать это место... Что мне еще оставалось делать?

- Ну что? Пришло


убрать рекламу







время. Пошли внутрь, кстати, ты все взял, что нужно для оживления?

Внутри профессора разгоралась война. Он противился себе, что будет оживлять ту, от руки которой Эльвира погибла. Оставалось только тешиться тем, что другого выхода нет. Он стиснул зубы, пытаясь заглушить вновь вспыхнувшую ненависть.

- Можешь в этом не сомневаться! – тембр голоса Вильгельма говорил о том, что вот-вот сбудется его самая заветная мечта, он практически излучал свет всем своим видом.

Вильгельм снял больших размеров замок с деревянной двери и толкнул ее. Дверь поддалась и открылась со скрипом. Они шагнули на пыльный пол. В помещение было установлено три статуи древнегреческих Богинь: Афродиты, Геры и Афины. Профессор не понял их значения. Скорее всего, Вильгельм поместил их сюда просто так, для интерьера. Повсюду были расставлены клумбы с цветами, самых разнообразных сортов. Сквозь окна, на котором был красочный узор, пробивалось мало света, так как окна были очень пыльные. Профессор посмотрел на потолок, с которого свисали растения, которых он раньше никогда не видел. Они были вьющимися с красивыми большими зелеными, соцветиями, и с темно-зелеными листочками.

- Что это? – спросил он у Вильгельма.

- Это Андрект. Ядовитое растение. Если попытаться понюхать цветок, можно скончаться на месте.

- Зачем оно здесь?

- В качестве предупреждения непрошеным гостям.

Профессор проследил за растением взглядом, его стебли низко свисали с потолка и расползались по стенам, впиваясь в них своими длинными шипами, придавая им красивый и опасный вид.

В конце склепа был люк, за которым скрывалась лестница, ведущая в подземелье. Вильгельм прошел к нему по тропинке между клумб, профессор последовал за ним. Он достал из-за пазухи ключ необычной формы. У него было длинное и острое основание, четыре извивающихся разветвления, расположенные в разные стороны от основания, абсолютно не симметричные друг другу. Вильгельм вставил его в отверстие в центе люка. Замок щелкнул, крепко захватив ключ, и Вильгельм поднял крышку люка.

Осторожно спускаясь по осыпающимся каменным ступенькам, вдыхали спертый и сырой воздух в полной темноте. На ощупь, спустившись где-то до середины лестницы, Вильгельм нащупал выключатель, щелкнул им, где-то заработал генератор, и вокруг все озарило ярким светом. Дальше они уже спустились уверенным шагом. Профессор с интересом рассматривал стеклянный гроб, очевидно сделанный на заказ у эльфа. Об этом говорили выведенные на нем узоры, которые ставят только они. Гроб стоял возле дальней стены. Над ним висела белоснежная тюль, закрывая полностью. Больше в подземелье ничего не было, только голые стены.

Вильгельм подошел к гробу и отодвинул тюль, давая возможность профессору заглянуть в него. Он осторожно подошел и заглянул в лицо Оливии. Она не выглядела спящей, как говорил Вильгельм. Да, она потеряла много энергии, профессор помнил это. Но она…. Она выглядела мертвой.

Фейников отошел назад. Его настораживал вид Оливии, он был не естественным, от нее исходил отрицательный поток силы.

- Вильгельм, - начал Фейников, стараясь не смотреть на гниющий труп, в котором может теплиться жизнь, - Она…. Она мертва.

- Я знаю, - ответил Вильгельм спокойным тоном, но с горящими глазами.

Сейчас, любой, кто бы посмотрел на него, решил, что он безумен. Лицо пылало пунцовой краской, губы влажные, растянутые в чудовищной улыбке. Профессор был напуган, он понимал, что здесь что-то не так, но мозг отказывался принимать то, что последний шанс может оказать просто фальшью:

- Что значит - ты знаешь! Добрых ведьм нельзя вернуть к жизни.

- Я знаю, - тон Вильгельма угрожающе повышался.

- Что ты заладил, знаю, знаю?! – профессора накрывала паника.

- Фейников, - начал Вильгельм уже грубо, метнув на него устрашающий взгляд, - начинай ритуал.

Фейников смотрел на него дикими глазами загнанной в угол добычи. На этот взгляд Вильгельм ответил еще жестче:

- Да, она не добрая ведьма. И только потерянная ею энергия не дает ей воскреснуть самой. Но мы с ней преследуем одну цель, не так ли?

- Нет! – выкрикнул в отчаянье профессор, - Она убьет их всех!

- Разве ты не хочешь спасти этот, чертов мир? – Вильгельм подошел к нему ближе, схватил его за грудки, - Разве нет? – повысил он голос.

- Да, но….

- Я хочу вернуть свою любовь! – Вильгельм оттолкнул его, а профессор еле удержал равновесие.

Фейников понял, что сейчас он уже ничего не сможет поделать. Надо было уже тогда задуматься, когда Вильгельм принес мертвую воду вместо живой. Именно мертвая вода помогает вернуться темных ведьм из небытия. Но профессор не мог понять, почему он ничего не знал об Оливии? Неужели он настолько был убит горем, от потери Эльвиры, что не замечал ничего вокруг? Ведь она должна была проявить себя, когда ей уже ничего не угрожало. Остается молиться, чтобы Вильгельм не убил его, после того, как он пробудит Оливию. Ведь он потратит на это почти все свои силы и не сможет защищаться.

Фейников направился к гробу под пристальным вниманием Вильгельма. Тот достал из-за пазухи свиток, мертвую воду и отдал это все профессору. Поливая ведьму мертвой водой, которая вернет ей ее силу, читал заклинание, которое посылает через эту воду импульсы. Перекачивая жизненную силу профессора в ведьму. Фейников еще раз взглянул на ее тело, которое было все в трещинах, с иссохшей кожей, облегающей кости. Ее некогда нежно розовое платье было серым от пыли и материал уже кое-где начал разлагаться, а ее рыжие волосы почти потеряли свой цвет.

Как она могла так тщательно скрывать свое истинное лицо? Она так клялась ему в любви, что профессор и в жизни бы не поверил в то, что она может лгать ему в чем-либо. Хотя, наверное, это месть, за то, что он выбрал Эльвиру, а не ее. Внезапно профессору показалось, что ее ресницы встрепенулись. Неужели, она чувствует присутствующих? Но, она не может подавать признаки жизни, она же мертва. В профессоре загорелись последние нотки надежды, и он приступил к ритуалу. Профессор читал на древнем языке заклинание со свитка, одновременно направляя струю воды в ее полуоткрытый рот.

В подземелье, откуда ни возьмись, появился ветер, издавая душераздирающий свист. Он сбивал профессора с ног, раздувая тюль над его головой, резкими порывами. Послышался треск, Фейников зажмурился, выдержат ли стены такой поток ветра? Внутри бушевал ужас от происходящего, профессора покидали последние силы. Он устал, устал бояться и думать, что-то решать и что-то делать. Фейников ощутил, как прожитые года всем грузом навалились на его плечи. Он пал возле гроба на колени и положил свиток ей на грудь.

Вильгельм стоял в стороне, ветер не причинял ему неудобств, он торжественно улыбался, в ожидании. Внезапно тюль сорвало с крючков, и она начала описывать над гробом странные узоры, похожие на магические символы.

Профессор щурил глаза от ветра, который уже поднял с пола достаточно пыли, образовав песчаную бурю, пытаясь рассмотреть знаки. Нос приходилось закрывать рукавом, чтобы хоть как-то дышать, перед глазами стояла стена из пыли, Фейников, отполз от гроба на пару метров. Вильгельма не было видно, но он не сомневался, что тот сейчас не испытывает неудобств.

Через пару мгновений буря утихла. Ветер резко перестал дуть, пыль тяжелым весом упала на землю, как будто кто-то насильно заставил ее это сделать, а тюль, повиснув над гробом плотным шаром, вдруг взорвалась, издав оглушительный шум и осыпав Оливию переливающимся на свету брильянтовым пеплом. Не прошло и доли секунды, как она медленно и как бы нехотя открыла глаза. Свиток на ее теле начал тлеть, а профессор ощутимо все больше ослабевал. Через пару секунд свиток вспыхнул, а у профессора больше не осталось сил, чтобы даже сидеть, он повалился на землю, до последнего стараясь не потерять сознание.

Оливия резко села, приобретя в мгновение ока свою жизненную первоначальную красоту. Светлая кожа, ярко рыжие волосы, немного пышная, но пропорциональная фигура, все говорило об ее неземной сексуальности. Возможно, она покорила много мужчин за свою жизнь, но ее голос…. Он был жестоким, грубым и убивающим любые вопросы. «Да, у Эльвиры был тоже жестокий голос, но он был мелодичным» - отметил про себя профессор. Вильгельм в два шага оказался подле нее, нажал на какой-то рычаг и края гроба сравнялись с его дном.

- Вильгельм, - произнесла она сухо и встала из гроба, проведя по его щеке рукой.

- Оливия! Я так долго ждал. И вот настал этот день, - радостно сказал Вильгельм и крепко обнял ее, одновременно ловя ее руку на щеке и не отпуская.

На ее лице ничего не отразилось ни радость, ни боль, ничего, никаких эмоций.

Она стояла в объятьях Вильгельма, похожая на куклу, руки были опущены вниз, никаких движений. Она что-то говорила Вильгельму, но профессор ничего не слышал, она говорила слишком тихо.

- Отпусти меня, - громко сказала Оливия, и оттолкнула от себя Вильгельма.

Он упал на пол, руками опер сзади пол. В глазах было удивление и непонимания, что все это значит и почему. Она подошла к нему, опустилась на колени, посмотрела в его глаза. Рукой провела по его щеке, нежно дотронулась до губ.

- Ты хорошо сохранился...- шепотом сказала она.

- Ты тоже моя дорогая, только немного постарела...,- сказал Вильгельм, - но мы выглядим одного возраста, и это даже к лучшему...

Профессор заметил на ее лице множество морщин. Возможно из-за большой потери ее магической энергии, она не может вернуть себе все свои года, а энергии профессора не хватает.

Она прикрыла пальцем руки его губы в знак того, чтобы он прекратил разговоры. Приблизилась к нему вплотную. Профессор не понимал, что все это значит, что происходит, но все же не решился выяснить это, продолжая лежать на полу и борясь с наступающей сонливостью. Ах, этот сон, как прекрасно было бы погрузиться сейчас в него, избавится от этой усталости. Блаженство растекалось по его телу, ему вдруг стало тепло и уютно, он прикрыл глаза, проваливаясь в небытие.

- Где мой браслет?- тихо спросила она, - тот, что я подарила тебе, который даровал тебе эту долгую жизнь, чтобы ты вернул мне жизнь.

- Он в моем кармане, - лицо Вильгельма озаряло счастье.

Рука Оливии плавно соскользнула в карман Вильгельма, нащупала браслет, достала его. Внимательно посмотрела на него. Одела на правую руку, в глазах проскользнула черная дымка, но тут же затихла.

- Оливия, я не забыл о том, о чем ты просила меня перед смертью, я достал его в магической лавке и принес с собой, Вильгельм что-то достал из кармана и отдал это Оливии.

Оливия снова коснулась рукой щеки Вильгельма и нежно спустилась к его губам. Наклонилась к его уху и что-то прошептала. После этих слов Вильгельм судорожно пытался подняться на ноги, но у него не получалось. Ее губы коснулись его губ и соединились в страстном поцелуе.

С каждой секундой от их поцелуя, она начала медленно омолаживаться, незаметно. Казалось, долгожданный страстный поцелуй двух влюбленных давно не видевших друг друга. Но это было вовсе не так. Оливия становилась моложе, а Вильгельм пытался освободиться от этого поцелуя, он ерзал, брыкался, но все тщетно.

Оливия оторвала свои губы от губ Вильгельма. Ее лицо приобрело нежно розовый цвет, на щечках заиграл румянец, губы стали ярко алого цвета, кожа приобрела глянец, все морщины расправились, оставляя ее лицо неестественным, а волосы стали словно шелк. Убрав руки от Вильгельма, неподвижно сидящего, она пошла в сторону профессора. Вильгельм небрежно завалился на пол. Кинув недовольный взгляд на профессора, она вытянула руку вперед, ладонью вверх, на которой уже переливался энергетический шар. Он медленно отделился от руки и поплыл прямо к телу профессора, растворившись полостью в нем.

Профессор открыл глаза, его взор сразу же упал на Вильгельма. Он кинулся к нему, позабыв об Оливии вовсе, с неожиданно вернувшимися силами. Вильгельм лежал на животе, лицом в пол. Фейников присел возле него. Он повернул его на спину. Картина была жуткая. Вильгельм не дышал, Оливия забрала его жизненные силы. Кожа обтянула кости, стала бледно земельного цвета, глаза впали, рот усох, нос впал в череп. Вены жутко выступали, была видна каждая жилочка, появилось много морщин. Сейчас, казалось, что ему не меньше, чем сто, а то и двести лет. Профессор закрыл рукой его глаза, и, внезапно, тело Вильгельма рассыпалось в прах.

Фейников отошел от него, резко повернулся к Оливии.

- Что это значит? - непонимающе спросил он, смотря в глаза Оливии и, она не помнила его. Это очень пугало.

Если она вычеркнула его из своей памяти специально, с помощью магии, и решит его убить, то ему уже ничего не поможет. До этого он хотя бы мог надеяться, что ее чувства к нему, не позволят этого сделать.

Оливия смотрела на профессора, словно надсмехаясь над ним, с неким ехидством, в глазах отражалась злоба, чего он в жизни не видел в ней, но самое странное это то, что Фейников почувствовал в себе нотки притяжения, его притягивала Оливия, и он не мог сопротивляться. Что его так манило к ней сейчас? Чего не хватало ей при жизни, чтобы он вот так вот возжелал ее? Профессор рассматривал ее и никак не понимал что «это».

- Я долго ждала, - неожиданно мягким размеренным голосом сказала Оливия.

Ее голос проник в душу профессора, он был настолько глубоким и смиренным, что профессор почувствовал отрицательную силу внутри нее, несмотря на то, что он все еще надеялся, что она добрая ведьма, и это не сочетаемые понятия. Ее глаза стали похожи на горящие угольки, в них пылал огонь, он знал, что так будет.

И все же от ее слов профессору стало легко, он практически поверил в них, но тут же ощутил страх и отчаяние, они словно волна обрушались на него. Шестое чувство подсказывало ему, что надо бежать и скорее, подальше отсюда. Нет ничего доброго в этой ведьме, и Вильгельм говорил правду. Но он все же не поддался этому чувству, остался. Его надежда еще теплилась внутри. Откуда такая наивность, он сам не понимал. Она шла откуда-то изнутри, затмевая ясный разум. Ему хотелось верить в то, что так и должно быть, что Вильгельм принес себя в жертву не случайно, что он знал об этом. Возможно, она вернула себе силы вот таким образом, и забрала себе его дар, чтобы быть сильнее, чтобы уничтожить ведьм стихий.

Профессор снова подошел к Вильгельму.

- Его нельзя так оставлять, надо, что-то сделать, - сказал он, и посмотрел на Оливию.

Она одарила профессора своим взглядом, он был невероятно холодным, спокойным и бессердечным. Ей было наплевать на Вильгельма, и профессор видел это, но, несмотря на это она подошла к нему. Ее движения были четкие и плавные, казалась, что она шла по воздуху, словно плыла по воде. Приблизившись к нему, Оливия отвела руку в сторону, профессора оттолкнуло к стене.

Она посмотрела на прах Вильгельма, ни одной эмоции не было видно на ее лице, оно было каменным, безразличным. Она поднесла руки к своему лицу и нежно дунула, словно сдула с них песок. Прах Вильгельма подхватил ветер, взявшийся ниоткуда, и разнес его в разные стороны. Осталась лишь одежда от него, а сам он исчез.

Вот, мертв. Что же он чувствует, так давно мечтавший о его смерти? Профессор покопался в себе. Ничего. Неужели переболело все? И вдруг, он ощутил сочувствие, ведь они оба ошиблись в своих любимых. Как же все-таки они схожи! Влюбленные глупцы, готовые на все, ради тех, кто может их убить, и глазом не моргнув. Это больше похоже на помешательство. Фейников отвлекся от своих мыслей, и с недоумением смотрел на Оливию.

Он представлял ее не такой. Она была безмолвна и хладнокровна. От нее веяло смертью. Даже ведьмы стихий теперь казались добрее. Возможно это уже не та Оливия, которая была раньше. Профессор цеплялся за все сказки рассказанные Вильгельмом о ней. Он все еще не хотел верить. «Как-никак добрые ведьмы умирают раз и навсегда, и уже никогда не возвращаются к жизни, а эта не умерла, она просто спала долгим сном, ее силы поддерживал браслет, все это время находящийся у Вильгельма, он подпитывал ее жизненные силы. Только благодаря нему она не рассталась с жизнью навсегда. Это первый подобный случай за всю историю существования мира. Ведь это же, правда?» - сам у себя спрашивал профессор. Ведь не может же она быть со стороны тьмы, но все говорит именно об этом! Поэтому он не знал, что думать, верить ли ей и просить ее о помощи.

Она непредсказуема, не ровен час, как она в любую секунду сможет сделать с профессором то же самое, что и с Вильгельмом. Фейников решил рискнуть, она - его последняя надежда искоренить ведьм стихий из этого мира. Они сейчас представляют большую угрозу всему человечеству, чем Оливия. Его решение о риске не изменила даже ее последняя фраза.

-Смерть, прекрасное чувство. Но воскрешение дарует ощущение неуязвимости, - она хихикнула, и сердце профессора замерло.

Надежда на ее доброту умерла.


Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

- Я чувствую, Вы хотите что-то сказать, но боитесь, - ее игривый тон, вдруг похолодел.

Голос разнесся эхом по склепу, от него у профессора поползли по телу мурашки, он ничего не ответил, как будто онемел:

- Я жду, - немного громче сказала она, после чего профессор все же решил заговорить, дабы не злить ее.

- Оливия, - обратился он к ней, делая шаг на встречу, она внимательно посмотрела на него, - я хочу попросить Вас о помощи..., - профессор не успел договорить, Оливия перебила его.

- С чего ты взял, что я стану помогать? - в ее глазах снова промелькнула черная дымка, а голос стал еще более глубоким, после каждого ее слова у профессора сжималось сердце.

- Пойми…те, ты, то есть Вы, - профессор терялся в своих словах, он не знал, как общаться с ней, - много веков назад убили ведьм стихий, - начал профессор, но его снова перебила Оливия.

- Меня не интересуют ведьмы стихий, - сказала она.

Было ощутимо, что она готова убить и его, так же как Вильгельма, но она чего-то ждала. Возможно, он ее заинтересовал.

- Стойте, Вы не правильно поняли. Я имел в виду, что они собираются оживить Певтэквато..., - начал профессор, но она снова перебила его, а он не посмел ей противостоять и закончить объяснение.

- Певтэквато?! - слова, словно гром раздались из ее роскошных губ, на которых появилась ухмылка.

Что она означала, профессор не понял. Теперь на ее лице играли эмоции, каких не было прежде, ни в каком проявлении. Но было непонятно, что сейчас они отражают, то ли возмущение, то ли удивление или же раздражение

- Причем здесь я? - надменно спросила она, в ее голосе чувствовалось увлечение.

- Оливия, Вы – последняя надежда всего человечества, сейчас магия и все, что с ней связано, под запретом...

- Хватит! - рассердилась она и махнула рукой на профессора, тот упал на пол.

- Я тебя поняла, и не допущу этого! Они не посмеют! - разозлилась Оливия, ее глаза наполнились черным цветом, - что они о себе возомнили? Им одного раза мало было? Ну что ж! Теперь я избавлюсь от них навсегда…, - не унималась она, но профессор все же осмелился перебить ее.

- У меня есть план, как их остановить, - сказал он, повысив тон.

Оливия посмотрела на него внимательно, ее глаза снова приобрели свой естественный цвет. Его слова заинтересовали ее.

- Продолжай!- приказала она.

- Нам надо добраться в замок, они собираются освободить дух зла именно там.

- Откуда тебе это известно? - удивилась Оливия, но ее тон все также ужасал Фейникова.

- Меня интересует вот еще какой вопрос, - начал он и пристально посмотрел на Оливию.

Оливия выжидающе смотрела на профессора, давая понять, что она слушает.

- Вы уверены, что у Вас хватит сил уничтожить ведьм стихий всех сразу? Ведь в прошлый раз Вы разбирались с каждой по отдельности и лишились жизненной энергии..., - сказал профессор.

Его слова разозлили Оливию. В долю секунды ее окружил ветер, подол платья взвился вверх, а волосы растрепались в стороны, глаза снова заполонило черным цветом. Сейчас она больше напоминала исчадье ада, нежели добрую ведьму. Она закрыла глаза, откинула голову назад, подняла руки горизонтально полу, глубоко вздохнула своей прелестной объемной грудью. Ветер стих. Волосы аккуратно заструились по спине, платье опустилось. Она опустила руки, подняла голову и уставилась на профессора. Фейников испытал облегчение. Он не понял, что заставило ее передумать, но что бы было сейчас, если бы этого не случилось? Ему было страшно даже представить.

- Да..., - на этот раз голос ее был спокойным, - в этом ты прав.

За все время общения с Оливией, профессор не видел на ее лице положительных эмоций и уж тем более улыбки. Сейчас же, уголок рта приподнялся, своего рода ухмылка, но потом она медленно переросла в улыбку. Она была чудесна, никакой фальши, откровенная широкая улыбка, напоминающая беспечную улыбку детей. Но при этом, глаза Оливии хитро прищурились, что-то тая в себе.

Профессору не дано было знать, что скрывается за этой маской. И это в данный момент волновало его меньше всего, времени с каждой минутой, с каждой секундой, становилось все меньше и меньше. Он вдруг это ощутил всем своим существом и боялся опоздать. Боясь не успеть. И каким путем он остановит ведьм, теперь его не интересовало вообще.

- Но как тогда быть, другого варианта нет, они будут все вместе и побоятся упустить свой шанс оживить это чудовище..., - запаниковал профессор, судорожно теребя свой седой хвост.

- Есть один способ, - сказала она.

Это заставило профессора выйти из панического состояния, он вслушивался в каждое ее слово, чуть ли не заглядывая к ней в рот. Но, как и прежде каждое произнесенное ею слово приводило к вздрагиванию его тело.

- Опасный даже для меня. Твоя помощь будет не лишней! Вот этот бутылек.

Она показала ему шарообразный бутыль, разделенный на четыре сектора, к каждому отделу было отдельное отверстие. У каждого был свой цвет. Синий, черный, красный и прозрачный.

- Его передал перед смертью мне Вильгельм. Надо посетить все склепы ведьм, чтобы собрать четыре части в него. Это воздух, земля, вода и огонь. Воздух уже здесь, стихия перешла от Вильгельма внутрь этого бутылька.

- Для чего все это? – спросил профессор, мысленно утешая себя тем, что Вильгельм все-таки пожертвовал собой добровольно.

- Необходимо для сражения с ведьмами, только так и никак больше, - утвердительно сказала она, Фейников не стал больше задавать вопросов, этого ему хватило.

- Я могу помочь? - спросил он, все больше убеждаясь в том, что она помнит все, только не его.

- Мне нужен тот, кто обучен магии, - ответила она.

- Я много веков изучал магию, думаю можно попробовать, если Вы, конечно, не против. К тому же мне терять уже нечего, - ответил он и сделал еще шаг вперед, навстречу к ней. Наконец-то он смирился со своим страхом.

- Что ж, тогда нам нужно как можно скорее попасть во все захоронения ведьм, - ответила она, все еще ехидно улыбаясь.

Профессор не знал, что он нужен ей только для поддержания ее сил. Первое время они будут связаны силой, и она решила, позаботиться о нем, чтобы внезапно не потерять половину своей мощи. Она попросила снять профессора его амулет, он недоверчиво на нее посмотрел, но повиновался. Оливия произнесла заклинание, амулет озарился светом. Она протянула его обратно профессору.

- Что ты сделала? – Фейников осторожно принял свой амулет обратно.

- Теперь ты можешь им атаковать. Возможно, это тебе пригодится. Но экономь его силу, ее там немного.

После ее слов в подземелье появился ворон, с криком подлетевший к профессору, он вызвал удивление на лице Оливии. Она рассматривала порхающую рядом с ним птицу, невероятно больших размеров. Черные глазницы ворона уставились на своего хозяина, затем на демоницу, громко каркнул, в глазах промелькнул огонек. Оливия насторожилась, от нее снова исходил холод.

- Тихо, Акворинум, - профессор слегка задел рукой крыло своего ворона, тот каркнул в ответ и утих.

- Откуда взялся ворон? - спросила Оливия, а ворон раздался криками на ее вопрос.

Профессор присел на корточки, что-то прошептал ворону, тот замолк.

- Это мой ворон, - ответил он.

С присутствием Акворинума ему стало значительно спокойней, нежели без него. Чувство страха практически скрылись глубоко внутри, это его немного обрадовало.

- Вначале мы посетим склеп Берты, - сказала она.

- Как мы туда попадем? - не понял профессор.

- Объяснять слишком долго, - ответила Оливия, - в процессе все поймешь.

Фейников ничего не ответил, а лишь стал наблюдать за ней. Подобного он никогда не видел, и не мог понять, откуда у нее такие познания в области магии. Считая то, что он очень много прочел старых книг о магии, и ни в одной из них не описывалось такого. Но считая то, что Оливия была потомственная ведьма, это было не настолько запредельно.

Проникающие во все уголки склепа, громким эхом разносились слова Оливии, она произносила заклинание, этого языка профессор не знал. Она стояла в центре зала склепа, руки ее вознеслись вверх, ветер окутал ее. Платье все также аккуратно сидело на ней, словно никакого ветра и не было, а вот волосы хаотично развивались во все стороны, глаза заполнились серым туманом, который непрерывно вился в них. Песок, который усыпал весь пол склепа, поднялся в воздух и обвился вокруг нее, слился с потоком ветра. Профессор с замиранием в сердце смотрел на это, не понимая, что происходит. А Оливия беспрестанно повторяла заклинание, с каждой минутой все громче и громче. Незаметно для Фейникова песчаный ветер окутал его и вместе с ним ворона. Профессор закрывал руками лицо, пытаясь хоть как-то дышать. В его глазах, которые он держал прикрытыми, чтобы песок не попал в них, помещение склепа стало переменно исчезать и появляться, при этом одновременно показывалось другое место, но частично. Он понял, что Оливия переносит их в склеп Берты.

Профессор повалился на пол, и крепко вцепился в ноги ворона, боясь остаться без него. Обстановка была ужасающей, а крики птицы еще больше угнетали ее. Переменное появление и исчезновение усилились. В глазах профессора потемнело, голова закружилась, ощущалось чувство карусели, которое как он ни хотел, не пропадало. К его горлу стала подступать тошнота. Ощущения были очень неприятными, которые с каждой секундой нарастали.

Он уже не слышал, что кричала Оливия, в данный момент профессор поставил себе задачу не выпускать из рук ворона. Пока ему удавалось это. Из его глаз потекли слезы, ему было тяжело терпеть все эти отвратительные ощущения, песок хлестал его по всему телу. Он уже почти отчаялся, казалось, что это никогда не закончится.

По ощущениям пять минут превратились в бесконечность. Фейников не выдержал и упал в обморок, а ворон сел возле него, окутал крыльями его тело.


***


Профессор очнулся на каменном полу. Ему показалось, что все это было сном, но это было не так. Он увидел знакомое место, там, где недавно была битва с ведьмами. Неподалеку от него лежала груда камней. Он понимал, что под ними лежит мертвое тело Лари, внутри все затрепетало. Здесь он проиграл сражение, которое изменило много вещей в его жизни.

Оливия стояла в центре этого склепа, она что-то искала глазами, и взгляд упал на профессора, он был ехидным.

- Очнулся? - утвердительно спросила она, и снова к профессору вернулось ощущение страха.

Профессор поднялся на ноги, отряхнулся от земли, налипшей к нему. Поправил свои волосы, которые растрепались песчаным ветром, прибрал их в хвост. Осмотрелся, глазами ища ворона. В ту же секунду, словно прочитав его мысли, ворон из темноты высот склепа приземлился на ближайшую груду камней.

На профессора нахлынули радостные эмоции, он крепко обнял птицу. Было видно, что Акворинум тоже обрадовался тому, что Фейников очнулся. И посмотрел на Оливию, каркнул, во что было сил. С потолка склепа посыпались крошки и мелкие камни. Профессор пригрозил ему пальцем, ворон утих.

Оливия подошла к тому месту, где Берта вернулась к жизни.

- Это здесь, - утвердительно сказала она.

- Оливия, в чем заключается моя помощь? - спросил профессор, но ответа не последовало.

Оливия еще сильнее выпрямилась, расправила плечи, подняла подбородок, но не закинула голову назад. На секунду прикрыла глаза, собралась с силами. Ладони поднесла к лицу и сверху вниз опустила их до губ. Склеп заполнила тишина, профессор наблюдал, а ворон уткнулся клювом в него и молчал.

Ее колени подогнулись, она начала опускаться к полу, при этом строго сохраняя ровную осанку. Наклонилась вперед, уперлась руками в пол, присела на одно колено. Ее движения были подобно кошке, такие же четкие, плавные и очаровательные. Мысли профессора время от времени набегали на его «больную» голову. Местами он не понимал к чему все эти обряды, тем более в местах ранее усопших ведьм. А больше всего его тревожил тот факт, что Оливия даже не вспоминает о Вильгельме, не говоря о том, что ее сжирает угрызение совести. Нет, скорее она уже позабыла о нем вовсе. Он был в ее руках игрушкой, точнее должным. Да, что говорить, она даже не помнит его самого. Так казалось профессору, судя по ее поступкам. Еще профессора интересовал вопрос, что стало с силой Вильгельма. Профессор мучился из-за домыслов, одолевавших его. Он разгонял эти мысли, как ветер разгоняет тучи на небе. И профессор ждал это солнце, которое озарит его разум и все разложится по полочкам, но оно так и не появлялось.

Пол заходил ходуном, профессор очнулся от своих размышлений.

- Оливия, что происходит?- спросил он.

Но Оливия, похоже, не слышала его, она вошла в транс. Крепко вжимаясь руками в пол, Оливия произносила очередное зак


убрать рекламу







линание. Ее лицо было очень напряжено, волосы рассыпались в разные стороны. Кончики волос, словно магнитом тянулись к полу. Земля все сильнее тряслась, с потолка осыпались камни, стены заходили из стороны в сторону. Ворон клюнул профессора в плечо, чтобы он пришел в себя. Профессор потер его, оно немного побаливало, но умереть под развалинами склепа, было страшнее этой боли. Ворон взмахнул крыльями и полетел к выходу. Профессор устремился за ним следом. Он знал, что ворон быстро отыщет путь к выходу, в этом не было ни капли сомнений, главное успеть выйти.

Волосы Оливии плотно прилегали к земле, кончики пальцев рук врылись в землю, песчинки обволокли ее пальцы, разошлись трещины. В нескольких местах обвалился потолок, а из стен выскакивали камни. Песок большими потоками стекался в углубления под пальцами.

Все помещение еле держалось. Оливия замолчала, а поверх стен и пола склепа начали прорисовываться магические символы. Они засветились ярко голубо-зеленым цветом, который осветил все помещение. Потухли. Ярко сине-зеленый цвет вырвался наружу сквозь символы, взорвались узоры. Весь песок устремился в потолок, который был уже немного расшатанным. Потолок с треском обрушился на пол. Земля под Оливией стала производить некие вибрации, больше походившие на кипение жидкости, которые с каждой секундой становились интенсивнее, больше, наконец, всплеск земной коры выплеснул Оливию из склепа. Она вознеслась над ним, вырвалась сквозь дыру рухнувшего потолка.

Ее руки растянулись в разные стороны. Платье небрежно колыхалось под дуновением ветра, волосы спутывались. Глаза были закрыты.

Потолок склепа полностью обрушился, следом упали стены. Теперь на этом месте возвышались руины.


***


Профессор чудом уцелел. В проходах из центра склепа было много обваленных камней, потолок и стены разрушались повсюду во время обряда Оливии. Ворон спасая жизнь своего хозяина, разбивал камень за камнем своим острым клювом, расчищая путь к выходу. Профессор молился, все это время он теребил свой амулет. И удивлялся своему ворону, который уже давно мог его покинуть. Проем между камнями был достаточным, чтобы ворон проскочил по нему. Он радовался преданности своего питомца, и возлагал на него большие надежды.

Закашливаясь от пыли, которая образовывалась, когда ворон дробил камни, профессор из последних сил пробирался наружу. Камень за камнем разбитые вороном продвигали их все ближе к выходу, и вот уже чувствовался чистый воздух, спрятавшийся за несколькими камнями разделявшими их. Ворон очень устал, клюв ломило от боли.

Они выбрались из-под заточения камней. Подальше отползли от склепа. Профессор случайно посмотрел наверх. С немалым грохотом Оливия выскользнула из склепа, его глаза увеличились от изумления. Еще несколько минут и от склепа ничего не осталось. Он рухнул. Профессор от неожиданности вскрикнул. Пещеры, где была захоронена Берта, больше не было. Фейников начал искать глазами Оливию, которая пропала из виду. «Лишь бы с ней ничего не случилось», - пронеслось у него в мыслях.

- Акворинум! Ищи Оливию, - приказал профессор.

Ворон устремился в небо. Профессор следил за ним глазами, он любовался своим творением. Птица, сделав пару кругов, вскоре приземлилась. Профессор понял, что он нашел Оливию. И побежал в его сторону.

В самом центре обломков лежала Оливия, она была без сознания. Профессор, несмотря на свой страх, присел к ней и потормошил за плечи. Сейчас она казалась ему той самой беззащитной девушкой, влюбленной в него до безумия, такой, какой он ее помнил. Он ностальгически взглянул на нее. Но когда Оливия открыла глаза, это наваждение исчезло. Она приподняла голову, оттолкнулась руками от земли, поморгала глазами, приходя в себя.

- Оливия, что это было, и почему ты не воспользовалась моей помощью? - спросил профессор, а ворон взгромоздился на соседний камень и вычищал перышки под крылом.

- Позже, - ответила она, и профессора пробрала дрожь, ее голос был проникновенным, а эта немногословность пугала. Ему показалось, что это будет последнее, что он сделает, поэтому она пока не пользуется его помощью.

Профессор ничего не стал спрашивать.


Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

Вышли они в очередную пещеру, или верней что от нее осталось. Вокруг были груды камней, в центре стоял такой же большой камень, как и в предыдущей пещере. Камни его не завалили, он был слишком высокий, побитый булыжниками, падавшими на него, когда рушился потолок. Берта, Лия, Эльвира, Энди и Джесс стояли на небольшом островке, единственном месте, где не было больших глыб камней.

На небе все еще ярко светила луна, которую изредка скрывали грозовые тучи. Где-то за горизонтом солнце уже шло на восход. Небо все больше и больше затягивало, скоро должен был начаться дождь. Все пятеро оглядывались по сторонам. Они находились далеко в горах, на вершине одной из них.

Было холодно. Джесс ежилась к Энди, а он, в свою очередь, обнимал ее. Молчание нарушила Эльвира, которая повесила огненный шар в воздухе, освещая тем самым все вокруг.

- Ну? Где Офелия? - начала она.

- Должна быть здесь, - ответила Берта, скользя взглядом по местности.

- Она под камнями? - спросила Лия.

Берта взглянула на нее, затем снова посмотрела на руины пещеры. Присев на корточки, она положила свои ладони на землю и закрыла глаза. Все вокруг молчали. Через несколько секунд по полу пробежала дрожь, все большие камни разом вспорхнули подобно пушинкам, оголяя пространство под ними. Никого. Берта встала, и камни медленно опустились на места:

- Ничего.

- Тогда где она? Черт возьми! - повысила голос Эльвира, и он эхом разнесся по воздуху вдоль гор.

- Кинжал самоуничтожился. Он должен был привести нас к Офелии, оживить ее, и, только тогда, самоуничтожиться, - начала Берта задумчиво.

Эльвира осматривалась по сторонам, в поисках своего кинжала или, хотя бы, рубина. Что-то поблескивало от света огненного шара в груде камней, возле большого камня. Она направилась туда.

- Что это значит? - спросил Энди, нервничая.

В этот момент Эльвира достигла предмета, от которого шел блеск, и аккуратно подняла его за не очень толстую цепочку, из неизвестного металла и плетения вида «бисмарк». На конце цепочки висела капсула, в которой в невесомости вертикально находилась небольшая игла, сантиметров пяти.

- Что это? - спросила Эльвира, и все обратили на нее внимание.

- Это ее кулон, - ответила Берта.

- В смысле, ее кулон? - в голосе Лии прозвучали нотки недоумения, - Где она сама???

- Заклинание наложено на амулет ведьмы, поэтому, когда он покидает ее руки, то она возвращается к жизни, - начала Берта.

- Вы хотите сказать, что Офелия жива?! – Энди это не понравилось, потому что было неизвестно где она. Неизвестность это самое худшее, что могло сейчас произойти.

Берта метнула на него недовольный взгляд. Ей категорически не нравилось присутствие простых смертных рядом с ней, а когда они еще и начинали подавать признаки жизни, это ее вообще выводило из себя.

- Если она жива, - начала Лия, - то, почему она еще не нашла нас?

- Эльвира, скажи мне, ты же пыталась вытащить амулет из рук Лии, у тебя это не получилось. Как проходил этот процесс? - спросила Берта, которая видела это через волшебный колодец с того света.

- Я просто не смогла это сделать. Он был, как будто приклеен к ее рукам, - ответила Эльвира, пожав плечами.

- Именно поэтому ты и не повторила эту попытку со мной, так?

- Да. К чему ты ведешь?

- К тому, что специально амулет вытащить из рук зачарованной нельзя, если ты, конечно, не простой смертный или ведьма с кинжалом Эльвиры. Могут повлиять любые явления природы. Пещера разрушена, а значит, было, землетрясение. Амулет выпал и Офелия ожила. Но заклинание таково, что если такое случается, то ведьма, вернувшаяся с того света, практически становится человеком.

- В смысле? - спросил Энди, некая надежда появилась в его словах, неужели его гибель можно отсрочить. Ведь даже без кинжала, он бы мог им пригодиться, он же живет в этом времени и в этом мире!

Берта снова на него недовольно взглянула и продолжила:

- Нет, она не становится человеком до конца, она приобретает нормальный цвет кожи, нормально все чувствует, и ничего не помнит.

- Берта, ты не могла бы поподробнее? - сказала Лия, ее, как и многих, бесила кратность Берты.

- Офелия сейчас не помнит кто она и, что было с ней раньше. Когда она очнулась, у нее был шок, она выбралась отсюда... Возможно... Но, если она жива, то первый ее сон в далеки от этого места, сотрет все воспоминания о нем. Если она обратится к врачам, они констатируют факт провала в памяти.

- Но она же должна будет помнить свою жизнь до смерти? Или как? Провал в памяти с самого детства? - спросила Эльвира.

- Нет, заклятие исказит ее прошлое под стать нынешнему времени. Она не будет помнить только, как умерла, о своих магических способностях и об этом месте, - сказала Берта.

- Значит, нас она будет помнить? Например, как подруг? - уточнила Лия.

- Все, что связано с магией она забудет, а мы с ней связаны, - ответила Берта, - И вспомнит все только тогда, когда амулет и она снова будут вместе.

- Ты хочешь сказать, что она сейчас живет как простой человек и может находиться где угодно? - Эльвира начинала нервничать.

- Более того, мы не знаем, когда она очнулась. Выбралась ли отсюда, смогла ли пристроиться в жизни, ведь ей пришлось начинать все с чистого листа. Магия, конечно, кое в чем помогла ей, например, дала дом, но вдруг что-то пошло не так? Если прошло достаточно времени, то она уже умерла, самой обычной смертью, - ответила Берта.

- Завершила свой человеческий цикл? - сказала Лия.

У Эльвиры все поплыло перед глазами, и она упала в обморок. Амулет Офелии выпал из ее руки. Шар из огня тут же погас. Но луна достаточно хорошо освещала все вокруг. Наступила угнетающая тишина. Пару секунд никто даже не пошевелился, не понимая, что произошло. Но следом Лия и Берта кинулись к ней. Энди остался стоять на месте, все же желания приближаться к Берте у него не было. Лия присела рядом и потрясла ее за плечи, Эльвира, приоткрыв глаза, и, посмотрев прямо на Лию, закричала:

- Аааааааа! – Лия, не ожидавшая такого, отпрянула от нее.

- Эльвира! - крикнула Берта, смотря на нее сверху вниз.

Эльвира перевела на нее взгляд и еще больше испугавшись, села и начала отодвигаться от них, не отворачиваясь и хватаясь руками за камни. Мелкие камни посыпались под ее телом, издавая шум, а сама Эльвира на них соскальзывала обратно. Все же немного отдалившись, она сказала:

- Не походите ко мне!

- Эльвира! - Берта сделала шаг по направлению к ней, ее голос был настойчивый и жесткий, но Эльвира еще немного отползла от них, быстро перебирая ногами.

- Вы, мерзкие предатели! Фейников, ты подлец! Как ты мог так поступить со мной??? - говорила она, глядя на Лию, - ты, - она повернулась к Берте, - Оливия! Ты что о себе возомнила???

Воцарилась тишина. Эльвира ждала ответов, а остальные, молча, наблюдали за ее действиями. Никто не пытался объяснить происходящее. В воздухе повисло некоторое замешательство. Эльвира снова отключилась, и напряжение, среди присутствующих спало.

- Что это было? - спросила Берта у Лии.

- Я не знаю, не знаю..., - панически мотала головой Лия и шокировано смотрела на Эльвиру.

Энди все же отошел от Джессики и подошел к Эльвире. Он потрогал лоб, холодный, и поднял ее на руки:

- Жара нет, но у нее галлюцинации, - заключил он, - Если вы не против, я понесу ее. Конечно, если не хотите оставить ее здесь.

Берте это не понравилось, но она промолчала. Неизвестно, что происходит с Эльвирой и как может повлиять на нее применение магии для перемещения.

- Хорошо, - сказала она и посмотрела вдаль за горизонт. Там уже рассеялись тучи и начали пробиваться лучи солнца. Лия повернулась к Джесс. Возле ее ног что-то поблескивало в свете луны. Она подошла к ней, отчего Джесс сделала несколько шагов назад, пока не кончилась ровная площадка. Но Лия наклонилась к тому месту, где только что стояла Джессика и подняла рубин из кинжала.

- Нам пора возвращаться в замок, - сказала Берта.

- Что теперь делать? - спросила Лия, - Не будем же мы проверять всех, у кого были провалы в памяти?

- Мы все одного типа, - начала Берта, - у всех глаза по стихии и волос черного цвета, абсолютно ровный.

- Ты хочешь предложить просить всех, кто на нее хоть чем-то похож, подержать ее амулет? Или что? Да и глаза у нее явно нормальные, иначе на ее серебристые зрачки обратили бы внимание, и это создало бы немало вопросов, - сказала Лия.

- Нет, я не хочу это сказать, но стоит присмотреться к окружающим, вдруг нам повезет. Пора возвращаться в замок, - грубо закончила Берта, и воцарилось молчание. Она подняла амулет Офелии, внимательно посмотрела на него и сжала капсулу в кулак.

- В замок? – спросила Лия.

- Да, - ответила Берта, - Подойдите все и дотроньтесь до меня.

Сама же Берта положила одну руку на плечо Энди, а вторую на Эльвиру. Джессика, которая сквозь страх вообще кое-как подошла к ним, положила руку на плечо Берте, что далось ей не менее тяжело, и Лия, которая положила руку на второе плечо Берты.

- Чтивкрад комаз в сан ватсод ялмез! – воскликнула Берта, и земля под ногами стала окутывать их, она облепляла как множество муравьев, пока не достигла самой макушки каждого. Джессика зажмурилась, когда земля добралась до ее шеи, она набрала воздух, перестала дышать и боялась, что он сейчас вот-вот кончится. Энди тоже набрал воздуха в легкие и ждал, когда это закончится. Буквально несколько секунд они простояли как земляные статуи, но еще мгновение и они резко двинулись вниз. Уже следом оказались возле замка в тех же положениях, каких и были на месте склепа Офелии. Земля быстро осыпалась с них, не оставив и следа. Джессика жадно вдыхала воздух, а Энди, который в момент их резкого движения вниз ожидал любых неприятных ощущений, с облегчением выдохнул, так ничего и не ощутив. Берта двинулась в замок, за ней следом Лия.

- Пойдем? – спросил Энди у Джессики.

- Я больше не хочу в этом участвовать. Можно я домой пойду? Я ничего никому не расскажу! – в ее голосе чувствовались нотки отчаянья и нахлынувшие слезы, которые вот-вот должны вырваться наружу.

Энди был удивлен, он и представить не мог, что его Джессика, обычно слишком самоуверенная и высокомерная, может быть такой заплаканной девчонкой. Берта, которая уже открыла дверь в замок, услышав Джессику, остановилась. Лия тоже. Берта медленно повернулась и посмотрела на измученное лицо Джессики.

- Не смей! – сказал Энди.

В нем закипала злость, но он боялся того, что сейчас может сделать Берта, последняя метнула взгляд на Энди. Он сказал это чисто машинально, чтобы перевести внимания на себя, что ему и удалось. Берта ничего не сказала, она снова отвернулась и вошла в замок. За ней следом Лия. Энди подошел поближе к Джесс:

- Потерпи, я не могу отпустить тебя одну. Я должен быть уверен, что с тобой все в порядке.

- Но я же не нужна им. Что со мной может случиться? Я хочу домой…, - Джесс была измучена, она очень устала, и ей хотелось убежать от всего этого. Принять горячий душ, лечь спать и забыть это все как страшный сон.

- Джесс, я обещаю, скоро мы вернемся домой, и все будет у нас хорошо. А сейчас извини, придется потерпеть. Я не могу переживать еще и за тебя. Пошли в замок, у меня затекли руки, я хочу уже положить ее на диван, - он взглянул на Эльвиру. В душе приятно защекотало, и он направился в замок. Джессика послушно пошла за ним.

***


Энди осторожно положил Эльвиру на диван возле камина, а сам сел в кресло рядом. Берта и Лия даже не зашли в гостиную. Энди не знал где они сейчас и что делают. Джессика села во второе кресло. Через несколько минут Энди задвинул массивные шторы на окнах и разжег камин. Ему очень нравилась такая обстановка. Она расслабляла и давала возможность все хорошо обдумать. Джессика спустя полчаса уснула, не вставая с кресла, а Энди сидел и наблюдал за огнем в камине. Языки пламени весело играли, дрова потрескивали. Тело расслаблялось, долгое напряжение начинало потихоньку отступать. Энди тоже клонило в сон. Внезапно он услышал голос Эльвиры:

- Что произошло?

Он повернулся к ней, с трудом открыв глаза. Эльвира сидела на диване и тоже смотрела на огонь в камине. Наверное, стихия подпитала ее силы. Она уже не выглядела так беззащитно, как тогда, когда потеряла сознание.

- У тебя были галлюцинации, - сказал Энди.

- Этого не может быть, - твердо сказала она, - мы уже мертвы, у нас притупленные чувства и мы не можем заболеть.

- Очевидно ты исключение, - ответил Энди и перевел взгляд с огня на нее. Как же она красива в этом полумраке. Взгляд завораживал, губы манили, она была очаровательна….

- Я не исключение, - сказала Эльвира и тоже посмотрела на него.

Их взгляды вновь встретились. Эльвира боялась тех ощущений, которые появлялись внутри нее, когда их взгляды встречались. Она знала, что она стихия огня, а это единственная стихия, которая горячая, именно поэтому Эльвира может чувствовать положительные чувства и даже любовь. Это ее большой минус. Эльвира боролась с собой. Она не принадлежала себе, поэтому не могла этого допустить.

Но взгляд Энди такой пленительный. Он гипнотизировал ее. Энди же совершенно не сопротивлялся тем ощущениям, которые его одолевали. Эльвира встала и направилась к выходу из зала. Энди снова смотрел на огонь. Уже выйдя из зала, голова закружилась, и она с трудом успела опереться о стену. «Только не это…. Только не снова….» - подумала Эльвира, изо всех сил пытаясь не потерять сознание.

Перед глазами поплыло, в голове был какой-то туман и шум. Она стояла возле входа в зал, откуда только что вышла, и продолжала держаться за стену, всеми силами стараясь не упасть. Через пару мгновений она снова пришла в себя, сознание ей удалось не потерять. Эльвира медленно выдохнула. Что-то поменялось, все выглядело для нее не так, краски стали ярче, и предметы четче. Она сделала пару шагов вперед и попала в зону, где в окно ярко светило солнце.

Резкая боль по всему телу, которая даже не дала сказать ей и слова и Эльвира одним шагом оказалась за пределами света. Боль мгновенно утихла, как и началась. Эльвира не знала, почему она отступила в тень, она сделала это машинально, руководствуясь своими инстинктами. Решив проверить только что полученные ощущения, она медленно протянула руку к свету солнца из окна и, получила еще одну порцию боли, но только уже по руке, одернула ее.

Мысли в голове метались, она не понимала что происходит. Тогда Эльвира решила вернуться в зал. Там были задернуты шторы, и она могла свободно все обдумать. Уже шагнув снова в зал, как опять резкое головокружение и туман в глазах чуть не заставили ее упасть. Эльвира снова держалась за стену, в глазах было темно. Она быстро моргала, пытаясь привести себя в чувство. Темнота из глаз ушла спустя некоторое время, и Эльвира зашла в зал. Энди повернулся к ней, а она бросилась к нему. Он встал с кресла ей навстречу, она кинулась ему на шею и обвила своими руками его шею. Энди стоял и не знал, что делать. Эльвира тихо зашептала прямо ему в ухо:

- Уйдем со мной отсюда? Сбежим от всего! Пускай все катится к черту…. Будем вместе….

Энди не находил ответа. Он был в состоянии шока и совершенно не понимал происходящее. Эльвира отступила от него, посмотрела в его ничего непонимающее выражение лица, и усмехнулась. В этот момент Энди как будто очнулся. Он посмотрел в глаза Эльвиры, в них клубился туман. Он еще никогда такого не видел. Зрачков не было видно, а глазное яблоко полностью было затянуто туманом.

- Что ты молчишь? – с вызовом бросила она.

- Эльвира…, - было начал он, но она не дала ему договорить.

- Фейников! Ты что? Поверил? На кой черт ты мне сдался??? Ты жалеешь мою сестру, за то, что ты любишь меня, а она тебя. Но ее тоже есть, кому любить! Вильгельм не теряет времени! Он ее хорошо утешает.

- О чем ты? – спросил Энди, хмуря брови и прищуривая глаза.

- Как о чем? Я об Оливии, и ее романе с Вильгельмом! – воскликнула Эльвира.

- Не кричи, - Энди покосился на Джессику, которая продолжала мирно спать в кресле. Эльвира тоже перевела на нее взгляд.

- Боишься разбудить ее? Поверь, Оливия не так страшна, как из себя корчит. Она ничто против меня, хоть и старше. Тем более теперь, когда у меня есть сила стихии. Поэтому мне плевать, что она спит! – на лице Эльвиры отражалась ненависть. Казалось, она ненавидит все, даже саму себя.

- Оливия твоя сестра? – Энди откровенно был удивлен.

- Ты какой-то странный, сестра конечно. Правда, сводная. Не зря ее папочка-вампир бросил ее. Не то ведьма, не то вампир, она ни на что не годна!

Энди хаотично пытался сообразить. Мысли путались, он все никак не мог собрать цепочку событий. И не соберет! Слишком много звений не хватает. Профессор много чего ему не договорил. Но почему? Черт! Все, что он так долго складывал у себя в голове в единое целое, все рухнуло одним махом. Все перепуталось, Энди ничего больше не понимал. Он еще раз посмотрел на Эльвиру. Она, улыбаясь, смотрела на него. Взгляд был ехидным, губы слегка приоткрыты. Честное слово, сопротивляться такой красоте не было сил, даже в этом положении дел.

Энди ощущал в себе поднимающуюся ненависть к профессору, ко всему, что он не так давно пытался спасти. Ему вдруг стало наплевать на Джессику. Сейчас…. Сейчас он прильнет к этим приоткрытым губам и все решится, все само собой решится. Ему плевать на этот мир…. Он хочет быть только с ней, с Эльвирой. Он уже медленно шел к ней, понимая, что сейчас она видит в нем профессора, но ему плевать. Возможно, своей страстью он сможет вернуть ее к реальности. Всего пару мгновений и ….

- Энди? – этот вопрос вернул его в жестокую реальность.

Джессика проснулась. Она внимательно следила за ним. А Энди остановился в пару дюймах от губ Эльвиры. Она, казалось, ухмылялась, наблюдая за ним. Он резко сделал шаг назад и повернулся к Джессике. Эльвира закатила глаза, ожидавшая этого поцелуя.

- Джессика? Ты как? – Энди подошел к ней и присел на корточки, стараясь игнорировать Эльвиру.

Ему было трудно остановиться, слишком трудно. К ней непреодолимо тянуло, и сопротивляться этому не было сил.

- Что ты делал? – спросила она, косясь на Эльвиру.

- Я…? – он прикусил нижнюю губу и посмотрел на Эльвиру, она стояла и почти откровенно смеялась.

Внезапно в комнату вошли Берта и Лия. Это спасло его от ответа на заданный вопрос, он был рад их присутствию. Энди резко встал и отошел от кресла, на котором сидела Джессика.

- Что здесь происходит? – сказала Берта, отчеканив каждое слово, смотря на Эльвиру, которая продолжала смеяться, но, услышав голос Берты, повернулась к ней, и улыбка застыла на ее лице.

- Что? Как это может быть? – Эльвира, кажется, была шокирована.

Она чувствовала вибрацию силы, исходившую от Берты, и не могла понять, когда ведьма стихии Земля вернулась к жизни. Ведь Эльвира еще не сделала ничего для этого.

- Она снова бредит, - влез Энди, - она видит во мне своего возлюбленного профессора, а в Джессике Оливию, - Энди сделал непринужденное лицо и прищурил глаза, глядя на вошедших ведьм.

Он выжидал их реакцию, надеясь на то, что все их внимание сейчас будет нацелено на Эльвиру, и он, возможно, сможет улизнуть, найти профессора, и сломать ему пару косточек. Одна проблема – Джесс. Но Энди все больше убеждался в том, что рано или поздно, но ей придется умереть. Навряд ли ведьмы их пощадят. Пауза затягивалась, все напряженно смотрели друг на друга. Джессика встала с кресла.

Раздался звонок в дверь.


Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

Оливия медленным шагом ступала прочь от развалин. Она молчала. Профессор не понимал, он не знал, что у нее на уме. Это пугало его, но он все равно шел следом, а ворон летел рядом, изредка выпуская когти. В воздухе запахло росой. Небо было чистым, поразительно прозрачным, и в тоже время холодным. Давно уже профессор не видел такой красоты. Только вот птицы не пели заливистые песни, сверчки не играли на своих скрипках, ни одного звука не было слышно, только тишина и топот от шагов профессора, Оливия же шла бесшумно, практически не касаясь земли.

Она остановилась, Фейников чуть ли не врезался в нее, но вовремя затормозил. Ворон из-за резкого торможения профессора устремился к небу.

Они столкнулись нос к носу, встретились глазами. Профессор не смог выдержать взгляд Оливии и быстро отвел глаза в сторону. Сделал шаг назад. Она все также смотрела на него, от ее взгляда у профессора прожигало тело. Взгляд был настолько тяжелым, гипнотизирующим. Сейчас он еще больше почувствовал дрожь в коленях, ему вдруг показалось, что она все же помнит его. Она проникала во все уголки его сознания.

- Сейчас нам надо попасть на кладбище, - сказала Оливия, и профессору даже показалось, что она улыбнулась.

- Куда? – не понял профессор.

- Захоронение Лии, ее склеп стоит на кладбище, - ответила она, сейчас ее голос не так пугал профессора, он немного привык к нему.

- Может вначале в склеп Офелии? – спросил он, не понимая ее плана.

- Нет, это лишнее.

- Почему? – все также не понимал профессор.

- Сила воздуха уже во мне, я переняла ее у Вильгельма. Ты не внимателен.

Профессор онемел, от воспоминания этой картины, где она отняла жизнь у Вильгельма, его передернуло. Но при этом его догадки подтвердились.

- Ты опять перенесешь нас, как перенесла в склеп Берты?- спросил профессор, обратившись к ней на «ты», ему не хотелось, чтобы те ощущения повторились.

- Нет.

- Тогда как мы попадем туда, да еще и за короткое время?

Оливия ничего не ответила, она показала взглядом отойти ему от нее подальше.

Ворон почувствовал подвох. С дерева, на котором он восседал все это время и наблюдал за происходящим, слетел вниз. Он каркнул и встал перед ногами профессора. Профессор понял его волнение, и не хотел отягощать обстановку, сел на него. Ворон взмыл к небу. Он медленно облетал кругами над Оливией. Профессор почувствовал себя спокойней, когда немного отдалился от нее.

Глаза Оливии покрылись черной пеленой. Она произнесла заклинание, на этот раз оно было знакомо профессору. Из рук выросли деревянные лианы, воткнулись в землю. Она произнесла заклинание «разрушения» и топнула ногой, возникло маленькое землетрясение. Еще раз произнесла заклинание намного громче и топнула ногой, на этот раз по земле пробежали трещины, быстро разрослись в стороны, сплетались и образовывали узор магического портала. Буквально на секунду все замерло, а через мгновение под ее ногами обрушилась земля. Образовалась круговая дыра с острыми неровными краями. Оливия повисла над ней на лианах, выросших из ее рук. Профессор заметил, как ее лицо напряглось, хотя находился на приличном расстоянии от нее. Ворон был прав, что поднял его с земли, так как он мог провалиться в новоиспеченную дыру, и неизвестно остался ли жив, не зная, что таила в себе пропасть.

Оливия начала произносить слова, это было заклинание, которое на этот раз профессор не знал. Слова вылетали из пышных губ краткими фразами, режущими слух, под которыми сотряслась земля. Они были громкими и пронзительными. В этот момент ворон еле сдерживал равновесие, чтобы не упасть и не уронить профессора, который вжался в него как можно сильней, опасаясь этого же.

Ветер, которого не было долгое время, возник из ниоткуда и закрутился в воронке, которая чуть не задела ворона. Его спасли крылья, которые с большими усилиями отнесли их в сторону. Воронка сильного ветра устремилась в дыру под Оливией. Она не останавливалась и все громче читала заклинание. Углубление в земле начало наполняться водой, подымающейся из недр земли. Воронка ветра вошла в воду. Ветер пропал. Закручивающаяся вода теперь была в дыре.

Глаза Оливии вернулись к прежнему виду. Лианы перенесли ее на устойчивое место на земле вблизи воды. Профессор провел рукой по ворону, давая знать о том, что нужно опускаться и успеть вслед за Оливией. Ворон приземлился, и профессор встал рядом с ней, заворожено смотря в воду, а ворон снова кружил над ними.

- Прыгай! – приказным тоном сказала она профессору и прыгнула в воду.

Она скрылась в ней. Профессора тревожила сама мысль безумного прыжка в неизвестность, которая скрывалась за водой. Он боялся в глубине души за то, что во время нахождения в ней, проход закроется, и он не сможет оттуда выбраться. «Почему? … Нет времени думать… Пора!». С этими мыслями он кинулся в воду, за ним последовал ворон.

Быстрым потоком, круговыми движениями, вода продвигала профессора вглубь. Воздух, которого набрал профессор в легкие перед прыжком, был на исходе. Сейчас он боялся задохнуться раньше, чем его выплеснет вода на землю. Ворон плыл рядом, он сложил крылья к телу и как стрела обогнал профессора, устремился вперед. Возможно, профессора подводил возраст. К тому же уже на протяжении нескольких дней он не пил кровь, которая поддерживала его жизненные силы. В спехе он оставил бутылек с кровью Эльвиры дома, и очень сожалел об этом. К тому же, это влияло на его ворона. Когда он спасал ему жизнь, он воспользовался кровью Эльвиры, чтобы не дать ему умереть. И связь между ним и собой заключил в обряде, от которого ворон стал бессмертны


убрать рекламу







м. Хотя профессор, не знал, что с ним станет, когда он перестанет пить кровь или погибнет в какой-нибудь ситуации.

Мысли сводились к одному, как бы выжить и не застрять в безумном водовороте. Вода выплеснула профессора и ворона на берег, в тот момент, когда воздух в легких практически закончился и начало темнеть в глазах.

Профессор лежал на земле, изнемогая от слабости, откашливаясь, пытаясь избавиться от той воды, что наглотался за время путешествия по водовороту. Придя немного в себя, он кое-как встал на ноги, и чуть не провалился обратно в водную пучину. В шаге от берега в водоеме был крутой обрыв. Профессор подтянул ногу обратно из водоема, она не достала дна, обрыв уходил глубоко вниз.


***


Он пришел в себя через пару минут, когда дыхание выровнялось и головокружение прекратилось. Рядом сидел ворон, очищая свои перья, просушивал их на солнышке, которое уже собиралось прятаться за горизонт. Время летело быстро и подходило к сумеркам, за период, проведенный с Оливией, профессор толком не успел отдохнуть или хотя бы перевести дух, все происходило в ускоренном темпе, к тому же это ее мания перемещения выбивала из него все остававшиеся силы. Но уже полдела сделано, Оливия жива, а с ней и надежда.

В водоеме, из которого вынырнули ворон и его хозяин, было много водорослей и мха, который практически зарос по всей его поверхности. Профессор был увешан грязно сине-болотными водорослями, а в волосах застрял мох. Они были липкими, скользкими, отвратительными на ощупь. Водоросли он быстро снял с себя, а вот со мхом пришлось повозиться. Вдобавок ко всему он промок до нитки, волосы кучерявились от влажности, и это его немного взбесило.

Фейников очистился от налипшего мусора, не снимая одежду, на себе он отжал вещи, не воспользовавшись магией, чтобы быстро обсохнуть. Он и так не знал, сколько еще сможет противостоять в предстоящих схватках, и поэтому, экономил свои силы. Убедившись, что с вороном ничего не произошло за время переплава, он осмотрелся по сторонам. Чуть выше уровнем громоздился склеп, который был увешан мхом и паутинами. Рядом с ним стояла Оливия, она водила руками по камню, который судя по всему, когда-то закрывал этот склеп, а сейчас стоял возле его стены.

Профессор почувствовал в воздухе запах гнили, сырости и затхлости. До него дошло, что они находились на кладбище. Но что-то еще не давало ему покоя, странное ощущение, что кто-то или что-то недалеко наблюдает за ними. Но почему-то не проявляет себя, выжидает момент.

- Надо спешить, - крикнула сверху Оливия.

Профессор поспешил скорее к ней. Немного соскальзывая по склонной местности возле водоема, которая также была заросшая мхом, он добрался до входа в склеп. Оливия, не отвлекаясь на профессора, все также сосредоточенно водила руками по камню. Фейников осмотрел вход, у него проснулось сильное желание проникнуть внутрь склепа, но внутреннее чутье подсказывало не делать этого. Разум боролся с вожделением, слабо поддающимся контролю, он вытянул руку вперед, и решил проникнуть хотя бы пальчиком за эти границы склепа.

- Не смей, - схватила Оливия за руку профессора, - ты не должен этого делать, даже я не могу войти, если бы я могла, я бы уже давно была внутри.

- Но почему? – удивился профессор, - в прошлые разы тебя ничто не останавливало и мы заходили в захоронения ведьм безо всяких вопросов.

- Со склепом Лии будет сложнее, только истинный вампир из рода первородных может провести других существ наделенных магией внутрь этого сооружения, - объяснила она, - я уже почти нашла ключ, но ты меня сбил, а времени у нас осталось не много, так что отойди в сторону.

- Времени мало, - подтвердил профессор, - но почему ты не хочешь воспользоваться моей помощью?

- Хватит! – громко и властно произнесла Оливия, - хватит пустой болтовни! Когда ты мне понадобишься, я тебя позову, можешь в этом не сомневаться.

Профессор отошел от склепа метра на два. Он не мог понять, откуда столько сил у Оливии на такое количество перемещений. «Наверное, это из-за Вильгельма» - решил Фейников. И сел на землю. Было тихо и спокойно, дул холодный ветер, продирающий до костей. Особенно после купания в водной пучине он максимально ощущал мерзлоту и, обхватив колени руками, прижался к ним.

Верный ворон уселся возле него за спиной и обхватил своими большими крыльями, чтобы хоть немного отгородить профессора от холодного ветра. Окружение не внушало позитивных моментов, повсюду громоздились надгробья, памятные плиты, могилы, напрочь заросшие травой, накренившиеся и потрескавшиеся.

Видно, что кладбище было заброшено уже давно, возможно даже не одно столетие, новых захоронений не наблюдалось, а старые видимо никем не посещались. Сплошные мрачные тона окутывали эти окрестности. Люди боялись этих мест. Опасность чувствовалась всеми фибрами тела. Помимо Оливии профессора и ворона был еще кто-то. То, что они одни – обман, все обстоит совсем по-другому, и от того, что день отдает свои позиции вечеру – не радовало вовсе.

Казалось, что из этих заброшенных могил высунутся руки мертвецов, а потом они откопаются и покажутся с наступлением ночи. Теперь профессор дрожал не от холода, а от своих дурацких мыслей, лезущих в голову. Тепло, исходящее от ворона согревало профессора и потихоньку приводило к состоянию сна, чего больше всего боялся он. Уснуть. И не проснуться. Это хуже всего, но человеческая сущность брала свое. Глаза невольно прикрылись, он впал в дрему, видя, как на могилах начинает клубиться туман.


***


Ворон махал крыльями, пытаясь разбудить профессора, но он крепко спал. Видимо организм боялся повторить прошедшие дни, проведенные без отдыха, и пытался как можно больше набраться сил.

Через минуту, профессор резко подскочил, продергивая глаза. Он испугался. В глазах пелена, они еще не отошли от сладкого сна, в котором было лучше, чем на яву. Там не было этого кошмара, он был с Эльвирой, они любили друг друга, радовались, и знали, что так будет всегда. Это был всего лишь сон, который профессор хотел еще раз повторить, и не просыпаться в жестокой реальности, где угроза нависла над всем миром. Но больше всего он не хотел оказаться снова на кладбище.

Он осмотрелся, наконец-то проснувшись, увидел, что Оливия ждала его, показывая это всем своим видом. Она уставилась на него, не отрывая своего пронзительного взгляда, и мысленно звала его. Быстро протерев все еще полусонные глаза, он поспешил к Оливии, разгоняя ногами туман.

- Что от меня требуется? – как можно короче сформулировал свой вопрос Фейников, чтобы сэкономить время, подходя к ней.

- Надо создать защитный круг, - ответила она, после этих слов профессору стало не по себе, что-то угрожало им.

- Не понял.

- Вокруг склепа, чтобы никто не смог проникнуть внутрь кроме меня, но так как я буду совершать обряд, то поддерживать внешнюю защиту будешь ты, от твоих сил, - сказал Оливия, в голосе проступили нотки обреченности.

- От кого или чего эта защита? – не унимался профессор, внутри все трепетало, сердце колотилось быстрыми короткими ударами, а душа, похоже, уходила в пятки, от появившихся догадок, - ты нашла ключ?

- Да, пока ты спал. Все остальное сам увидишь, поверь, - на что ответила она, - приступим.

- Что делать?

- Заклинание «стена» тебе известна?

- Да, - ответил профессор, и вспомнил, как неоднократно в далеком прошлом применял его, оно отнимало много сил.

- Создадим вместе, а подпитывать будешь ты один, - повторила она.

Солнце скрылось за горизонтом. Профессор и Оливия создавали защиту, не легкий процесс, направленный на визуализацию стены, продления ее во все стороны. Оливия выбрала этот большой, толстый, мощный камень, стоящий возле входа в склеп.

Им необходимо было встать впритык перед камнем и достаточно долго всматриваться в него, потом отойти, встать к открытому входу и представить, что они стоят перед громадным камнем, так близко, что не могут видеть, куда он уходит, где начинается, и где заканчивается. Они представляли себе, что видят бесконечную стену из этого камня, уходящую далеко за пределы высшего сознания и вверх, и вниз, и во все стороны, Оливия в этот момент шептала заклинания, касаясь слов только одними губами. Это было самое простое из всего процесса создания защиты, они с этим справились быстро.

Теперь предстоял ответственный момент, от которого зависела сама защита, степень ее уровня. Самое главное, четко представлять в голове образ и задержать его там. Представить перед собой стену, стену в голове, в разуме, не дающую ничему проникнуть, любые трещины, появись они там, затягиваются и срастаются, как при сильной регенерации. Вечная непробиваемая стена и ничего более. Это все они визуализировали у себя в голове, держась за руки. На это ушло много времени. Их мысленная стена появилась в реальности, протянувшись за пределы горизонта, вспыхнула и стала невидимой. Темнота наступала им на пятки, погружая кладбище в непроглядную тьму.

В воздухе запахло намного сильнее гнилью и падалью. Что-то неведомое пряталось в лесу. Ворон с карканьем сел впереди профессора, явно к чему-то готовясь. Профессор с волнением поглядывал на своего питомца и жалел больше всего на свете, что тот не умеет разговаривать. Уж он-то явно что-то видит….

Прежде, чем попасть внутрь склепа, Оливия набрала воды из водоемов в четырехсекторный сосуд. Вначале наполовину наполнила отдел сосуда из правого водоема, а затем наполнила этой водой в тот же сектор до горлышка из левого. Теперь, внутри, она готовилась к обряду, представ перед местом, где Лия вернулась к жизни.

За пределами склепа царила напряженная обстановка. Чувство опасности становилось все больше и больше, темнота становилась все непроглядней. Ворон взмыл в небо и начал наматывать круги, предчувствуя опасность еще ближе, чем раньше.

По-прежнему было устрашающе тихо и безмолвно. Напряжение нарастало. На небольшом расстоянии от склепа показались огоньки, словно сотни глаз смотрели в упор на профессора и ворона. Все это время они наблюдали за ними, но не смели вылезти, это были дети луны.

- Кто здесь? – заикаясь, спросил профессор, пятясь назад. Ворон затаился на крыше склепа.

Из темноты на профессора накинулось нечто большое, что повалило его на землю. Он растерялся, но успел заметить длинные острые клыки, которые моментально оказались возле его шеи. Реакция ворона была поразительной, на высокой скорости сбил упыря, нависавшего над профессором. С громким шипением этот «нечто» скрылся в тени. Профессор поднялся на ноги, провел рукой по ворону в знак благодарности. Его тревожила сложившаяся ситуация. «Началось…», - подумал профессор и громко вздохнул, сердце неугомонно прыгало внутри.

Из темноты, где до сих пор светились огоньки, появились четыре темных силуэта людей. Они вышли вперед, навстречу профессору. Оскалились, показали свои белоснежного цвета клыки, которые даже в таком мраке были хорошо видны. Шипение, исходящее от них, пронеслось гулом по кладбищу. «Сколько вас там?» – пронеслось в мыслях у Фейникова, он напрягся.

Двое из них прыгнули на профессора, остальные не двинулись с места. Один из них не успел долететь до него. Его на лету сбил ворон, он вцепился в его голову когтями и поднял высоко над землей. Тот зашипел от боли, ворон выпустил когти. Они глубоко впились в шею жертвы.

Это были вампиры, вот от чего делала защиту Оливия, ведь после того, как она проникла в склеп, она сняла свое же заклинание, и теперь туда была открыта дорога всем. Вампиры могли помешать ей. Профессор злился на себя за то, что сразу не догадался об этом. В этот момент ворон отпустил вампира, который с большой скоростью начал падать, но он подхватил его на лету, снова вонзил в его шею когти, вампир дергался, пытаясь освободиться. Ворон громко каркнул и резко рванул в сторону, тело вампира не успело последовать за ним.

Теперь в его когтях свисала изувеченная голова, с хрустом оторвавшаяся от шеи, а тело, подчиняясь гравитации, распласталось перед ногами двух вампиров, которые пока выжидали. Поступок ворона их серьезно разозлил. Они понеслись вперед с огромной скоростью, но мимо профессора, врезались в невидимую стену и испепелились в ту же секунду. В этот момент профессор выплясывал странные движения, они слабо напоминали танец. Он пытался увернуться от вампира, а тот не сопротивлялся их игре. Это было подобно кошке играющей с хвостом мышки. Но увидев своего сородича, погибшего от когтей ворона, оскалился и налетел на профессора. Клыки осветились лунным светом, который появился из-за горизонта, острая боль пронзила плечо профессора, хлынула кровь, заполнив воздух своим ароматом.

Озверевший вампир, что наседал над профессором, преобразился: глаза налились кровью, из пальцев выросли длинные когти, лицо обрело морщины, нос впал. Это была жуткая картина, профессор даже забылся, но потом опомнился, когда ворон подхватил и этого вампира, проделав с ним тоже, что и с прошлым.

Тело вампира рухнуло на могильную плиту, которая под его весом развалилась на несколько каменных обломков, в воздух поднялся слой пыли. Профессор понял, что это была низшая ступень вампиров, но все равно сил у него не достаточно для борьбы с ними. Только у низшей ступени сильно искажается лицо при виде и запахе человеческой крови. Обычно их обращают для услужения, жестко контролируют потребление ими человеческой крови. Верней, даже, и вовсе не дают. Ослушание несет за собой неминуемую смерть. Исключения составляют задания, связанные с людьми, а при потреблении крови животных, человеческое тело начинает разрушаться, поэтому они ужасно выглядят.

Уровень вампира определяется его знаниями и умениями. В любой момент можно перемещаться между этими ступенями, только с разрешения перворожденных. Чем выше уровень, тем больше власти над теми, кто ниже.

Пока они давали должный отпор. Но рано радоваться победе. Это только начало. Вампиры окружили склеп, соответственно и профессора. Шипение и лязганье зубами означало предупреждением о нападении. Профессор знал, что эти твари не такие, чтобы действовать по правилам, они подлые, от них можно ждать только подвох.

Профессор оглядывался по сторонам, он волновался. Волнение мешало ему сосредоточиться. Вначале он посмотрел в одну сторону, затем в другую, затем в противоположную. Голова закружилась от быстрых поворотов в разные стороны. Дикий страх завладел им. Он чувствовал, что с таким количеством им не справиться, приготовился сражаться не на жизнь, а на смерть. Глаза высматривали врагов, он тяжело дышал, в висках билась усиленно кровь, всем нутром он чувствовал и слышал бешеный ритм сердца.

Из-за спины профессора вылетели два нападающих вампира, они сшибли его с ног, он кубарем откатился на берег водоема, чудом остановившись на самом краю. Не успев встать, а лишь поднявшись на колени, ему на спину запрыгнул вампир, который от запаха крови, исходившего от него, яростно жаждал растерзать свою добычу в клочья. Фейников со всей силой откинулся назад и повалил упыря на землю. От неожиданности вампир не сгруппировался, и громко трахнулся об землю на границе с водоемом. Его тело распласталось на самом краю берега. Только рука коснулась воды. За считанные секунды рука облезла, словно на нее вылили кислоту. Вода пожирала его. Она была заговоренной, это был источник энергии Лии, пока она была мертва. Вампир начал кататься по берегу, в попытке затушить невидимый огонь, прожигающий его плоть. Адские крики, похожие на рычание, раздавались по всему кладбищу. Ему не в силах было это остановить. От руки ожог переполз на все оставшиеся места тела. Его разъело на глазах, до самых костей. Осталась лишь одежда, а от него ни следа.

Второго вампира ворон подхватил за шею и бросил в водоем. Барахтаясь в воде, его поглотила та же участь. На поверхность всплыла лишь одежда.

Лия возненавидела вампиров, которые предали ее. После своего пробуждения, она попросила Эльвиру немного задержаться. В то время как Эльвира ждала, Лия приблизилась к водоему возле своего склепа, проникла руками в воду. Начиная с рук, кожа стала приобретать прозрачный цвет с оттенком морской волны, она состояла вся из воды. Волосы насыщенного синего цвета волнами раскидывались в разные стороны, глаза превратились в темно синие кристаллы. Водоем закручивался и, вместе с ним Лию подхватила волна и погрузила под воду. Несколько секунд на водоеме играли волны, потом затихли. Водоем стал гладким, глянцевым, будто его поверхность застыла, а через мгновение из глубины с потоком воды поднялась Лия. Ее кожа слилась с цветом водоема нежно голубого оттенка, но цвет стал меняться на темно-болотный, отвратительный оттенок. Лия направилась к берегу по поверхности воды, грациозно скользя по ней, а следом, за каждым ее шагом тянулись водоросли, переплетаясь между собой, образовывая искусный узор, достойный великого творца. Это было похоже на походку морской владычицы, за которой тянулся шлейф из водорослей.

Лия ступила на берег. Вся влага, до единой капли, соскользнула по ее телу вниз и слилась с водоемом. Ведьма прочла заклинание, стоя на берегу, говорившее о том, что любой вампир, коснувшийся хоть одним мизинцем ее водоема, навечно пожалеет об этом. И только после этого они удалились с кладбища, водоем моментально покрылся мхом.

Несколько вампиров продолжали пытаться проникнуть в склеп, но у них не выходило, они испепелялись, как и первые. После второй попытки проникновения, профессор почувствовал сильную усталость, голова затуманилась, но он переборол себя. Скользя на склоне, профессор вскарабкался с уровня водоема к входу в склеп. Жуткое зрелище предстало перед его глазами, вампиры, а точнее их тела и отдельно оторванные головы, валялись возле склепа. Их было с десяток, а то и больше. Это месиво совершил ворон. Сейчас он отрывал голову следующей своей жертве.

Не успел профессор опомниться, как с боку налетел вампир и разодрал еще больше своими острыми когтями рану на плече. Профессор закричал от боли, а вампир повалил его на землю. Вспомнив о водоеме, профессор вцепился руками в плечи кровопийцы, с трудом, не подпуская близко к телу, перевалил его через себя, а потом сам перевалился через него. Добравшись до края, профессор с силой уперся ногами в грудь вампира, и откинул его в водоем.

Свои магические силы он берег до последнего, крайнего случая. Отчасти большинство силы расходовалось на защиту от проникновения в склеп.

Профессор снова встал в оборонительную стойку возле склепа, а птица не останавливаясь, кромсала вампиров одного за другим.

Ворон выкладывался на полную. Ярость и жестокость пылали в нем со страшной силой. Больше всего он старался защитить своего хозяина, который когда-то спас ему жизнь.

Неожиданно для профессора, четверо вампиров исчезли из поля зрения, просочившись сквозь землю, они вылезли по пояс прямо под ногами ворона. Когда ворон отрывал голову одному из вампиров, они схватили птицу и потянули под землю. Ворон не мог высвободиться, руки вампиров были очень цепкими. Он взмахивал крыльями, пытаясь освободиться от смертельной хватки, но как ни старался, ничего не получалось. Вампиры основательно схватили ворона и повалили на землю. Воткнув клюв в землю, он из последних сил пытался вырваться. Но вампиры все равно тянули его за собой, а клюв бороздил сухую землю. Профессор испугался, он не знал, что делать. Но тут он вспомнил, что Лари дал ему два маленьких мешочка с волшебным порошком. В одном находился порошок «незаметности», как понял профессор из названия, а вот, что было во втором, он не знал. Первый он отложил, подумав, что, скорее всего, пригодится в замке. «Если доживем…», - подумалось ему. Убрал веревочку, затягивающую второй мешочек. Он высыпал порошок на руку. Его было ничтожно мало, воспользоваться им можно было только один раз. «Была, не была…», - сказал про себя профессор, и сдул порошок в сторону ворона.

К сожалению, профессор так и не узнал, для чего предназначался этот порошок, он не долетел до птицы, осыпался на землю менее чем в полуметре от него, красиво переливаясь в свете луны. Ворон кричал, а профессор терзал себя. Он знал, что не может воспользоваться силой, хотя бы потому, что защита ослабнет, и все надежды рухнут. Уж слишком много вампиров затаилось во мраке.… И каждый жаждал убить профессора и проникнуть в склеп. «Война требует жертв» - подумал профессор, шмыгнув носом, он утер его рукавом.

Ворон сопротивлялся с той же яростью, с которой кромсал этих упырей. Крылья неугомонно делали взмахи, пытаясь оторваться от настигших вампиров, но этого не происходило. Они лишь притормаживали его, не давая спокойно и быстро скрыться под землю. В моменты взмахов крылья шаркались об землю, они потрепались, изувечились, некоторые перья изломались, торча в разные стороны. Из них маленькими ручейками сочилась кровь. На крыльях нависли комочки грязи вперемешку с землей. Для ворона это было очень неприятное ощущения, ведь это осложняло их работу. Но он все равно сопротивлялся, все, что сделал для него профессор, подпитывало в нем силы в борьбе со смертью. Он знал, нельзя просто отдаться и повиноваться року, нужно бороться из последних сил, даже когда их не станет. Но больше всего его заботила жизнь профессора, даже в такую опасную для него минуту, он боялся за него, и эти мысли мешали. Вампиры сжали его лапы сильнее, и с большим напором начал затягивать под землю.

Профессор не знал, почему у ворона выступила кровь, он видел, как жизненные силы уходят из него, хотя этого не должно быть, ворон был бессмертен, как и он. Он дал ему кровь Эльвиры, которую пил сам, чтобы помочь выжить в тот день, когда подобрал его к себе. «Что происходит? То, что я несколько дней не принимаю кровь никак не связано с вороном! …Или связано…», - профессор осознал, что ворон ослаб по его вине. Только из-за безалаберности профессора, который в спехе забыл кровь Эльвиры - самое главное, что питало его силы. Как так вышло, Фейников не знал, возможно, что каждый день, выпивая капли крови, он подпитывал ворона. Тогда он допустил ошибку, и эта ошибка обернулась против него, потому что как только они покончат с его заступником, настанет его черед.

Профессор струсил, он не смог пересилить себя и помочь ворону. Птица пыталась оттолкнуть вампиров, но хватка кровопийц была железная. Засмотревшись на ворона, бесконечно переживая, он отвлекся, защита в склеп ослабла. Вампир, учуял момент, подлетел к входу и забежал внутрь. Только сейчас профессор увидел, что совершил большую глупость, которая может стоить жизней.

Вампир, что вбежал в склеп, со свистом вылетел к ногам профессора, поднял голову. Уродское лицо с прищуренными озлобленными глазами посмотрело на Фейникова. Отперевшись на все четыре конечности, он отпружинил от земли и вцепился в профессора. Морально Фейников истощился, и с некой неохотой сопротивлялся вампиру, удерживая его за плечи, чтобы не подпустить к шее.

Силы покидали его, и напавший подбирался все ближе к заветной цели. Вампира швырнуло в сторону, он упал в водоем, с диким криком скрывшись в водной пучине. Профессор не понял, что произошло. Как можно скорее поднялся на ноги и увидел Оливию, которая выходила из склепа. Она отошла буквально на пару шагов, когда строение рухнуло, издав жуткий грохот, остались развалины. Магия была снята. От тяжелого приземления обломков склепа с земли поднялось облако пыли. Ворона совсем не стало видно. Пыль скрыла его из виду и запеленала глаза. Профессор закашлялся. Появление Оливии остановило вампиров. Ни один из окружающих не посмел двинуться с места, они пристально смотрели на нее, что-то ощущая своим нутром.

- Почему они не трогают тебя?

- Мой отец прародитель вампиров. Один из самых первых на земле.

Профессор переваривал сказанное Оливией, удивившись:

- Значит у вас разные с Эльвирой отцы?

- Да.

- Почему ты никогда не пользовалась возможностями вампира?

- Чтобы их использовать, нужно пить кровь. Мне она не по вкусу. Достаточно того, что они меня не трогают.

- Но к чему тогда были нужны все эти меры предосторожности? – профессор был возмущен.

Он, даже не обратил внимание на то, что она ответила ему как старому знакомому, сменив свой ледяной тон на более мягкий.

- Мне не должны были помешать. Этот ритуал требовал полного одиночества.

Оливия слегка улыбнулась ему, это не ускользнуло от глаз профессора. На душе стало легче, и профессор позволил своему нервному напряжению спасть.

Оливия положила руку на горло и издала истошный вопль, больше похожий на пронзающий ультразвук, от которого послышались стоны. Вампиры затряслись от крика Оливии, им было невыносимо его слышать, он выедал их изнутри. Профессор был шокирован. Один лишь крик парализовал всех вампиров, и причинил им боль. Почему она не сделала этого раньше? Профессора мучал этот вопрос. И еще, что хуже всего, его верный ворон погиб, защищая его. Но нет возможности узнать это наверняка, да и времени нет на его поиски.

Оливия вознесла правую руку вверх, выставила указательный палец в небо.

- Яинлом, яинлом, яинлом! – произнесла она, с каждым словом все громче.

В небе сбились в кучу тучи возникшие ниоткуда. Сильный ливень окатил их. Они промокли насквозь. Оливия подошла к профессору, крепко схватила его за руку. Он посмотрел на нее, от ее прикосновения по телу пронеслись мурашки, мысли о вороне еще больше сковали его сердце. Ему было ужасно больно, от того, что битвы можно было избежать, если бы Оливия сразу проделала свой трюк с голосом. Одними утешениями профессор обойтись не мог, и поэтому спросил, пока она смотрела вверх и что-то ждала, все крепче сжимая руку профессора, ему стало больно. Рука онемела от каменной хватки Оливии.

- Оливия! Ты делаешь мне больно! – взвыл профессор. Но она проигнорировала его жалобы, продолжая устремлять свой взгляд в небо. Тогда он решился на свой вопрос.

- Скажи, почему ты раньше не остановила вампиров? Зачем заставила меня с ними сражаться? Ведь ты знала, что они нападут?

Оливия отвлеклась и посмотрела на профессора. В ее глазах была пустота и по телу профессора пробежала дрожь. Не может быть, чтобы он ошибался! Она помнит его! Ему совершенно не хотелось верить, что его жизнь подходит к концу.

- Да, я знала, что они нападут, - и вот, она снова растянула свои губы в улыбке, но на этот раз она была отвратительна, - Ты думаешь, я все забыла? Нет. Вся та боль, все то отчаянье, которые терзали мою человеческую душу, это все последовало за мной и после смерти. Я убила Эльвиру, не моргнув и глазом, я ненавижу свою сестру, она забирала у меня в жизни все самое лучшее с первого дня своей никчемной жизни! Именно поэтому я растрою все ее планы, на этот раз все самое лучшее достанется мне!

Профессор большими от ужаса глазами смотрел на Оливию. Внутри все переворачивалось, надежды рушились, как карточный домик. Раньше он считал, что если бы она помнила его, то оставила бы в живых, но теперь все было с точностью наоборот. Губы Оливии еще больше растянулись в усмешке. Это означало конец. Оливия перевела взгляд снова в небо:

- Когда мы переместились сюда, мои силы уже практически восстановились, а наша связь была в стадии завершения. Я рассчитывала, что вампиры тебя убьют, но у тебя был просто шикарный защитник!

- Значит это заклинание со стеной пустой пафос? – голос профессора совсем стих.

- Да, возможность истратить как можно больше твоих сил, чтобы тебя быстрее убили. Ты же не глупый, Фейников, ты должен знать, что пока на склепе моя печать, правила прохода никто не отменял.

- Если ты хотела моей смерти, то сейчас-то я тебе зачем нужен? Оставь меня здесь, долго я не смогу сопротивляться вампирам.

- Ты живчик, Фейников, я решила, что ты сможешь быть мне полезен в замке….

Прогремел гром, еще раз прогремел гром, и ударила молния, в шаге от профессора коснувшись земли. Рука Оливии молниеносно бросилась вперед. Вцепилась в линию молнии, произнесла слово, которое заглушил удар грома. Их подкинуло вверх. Скорость была настолько большой, что профессор почувствовал жжение от трения с воздухом. Под этим воздействием скорости, воздух, сквозь которого они летели вверх, стал огненным, настоящий огонь пылал вокруг них. Оливию это нисколько не тревожило. Профессор ощущал только слабые покалывания, все никак не привыкнув к странным перемещениям Оливии.

Возвышение закончилось, началось стремительное падение. Огонь еще больше охватил их. И незаметно быстро поглотил в себе.

Профессор ударился об пол, растерзанное плечо заломило, боль была неуправляемой. Пару минут он лежал на полу, где-то в помещении. Ноги были подогнуты к животу, а руки окутывали грудь. Фейников сжался, он пытался скрыть боль внутри, стиснув зубы. Она немного отступила, он вспомнил ворона, которому должно было быть больнее, чем ему. Его грызла совесть. Огонь, поглотивший их и перенесший сюда, полностью высушил одежду профессора, а волосы превратились в пышные копна, хаотично заключенные в хвостик.

Придя в себя, Фейников поднялся с пола, и оцепенел. Он стоял возле гроба-камня Эльвиры. Это был склеп замка Дарквитч. Слова застряли глубоко внутри, мысли метались, он весь покрылся холодным липким потом. Ведь можно было предугадать! Оставалась еще одна стихия, куда еще они могли направляться? Оливия осматривала гроб, но не совершала обряда, ей нужно было что-то другое, нежели в остальных склепах, которые они посетили. Профессор никак не мог понять, как они могли сюда попасть. Ведь это заколдованный склеп. Но, не решаясь задать этот вопрос Оливии, он мысленно помолился, чтобы магия склепа не была снята, ведь это могло означать только одно, что Офелия жива. Это место стало роковым для профессора. Но он ушел от этих мыслей, сейчас вновь молясь, но уже о том, чтобы Эльвира не узнала, что они здесь, или что еще хуже не появилась в эту минуту. Он боялся. Встреча двух сестер могла привести к неизвестным, но шокирующим последствиям. Ведь дело касается предательства.


убрать рекламу







d=1278664241>

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

От звонка в дверь, который разнесся гулким эхом по всему замку, Эльвира закрыла уши руками, начала морщиться и жутко кричать. Ей казалось, звук был такой силы, что от него могло вынести все стекла в окнах. Она упала на колени и следом отключилась. Лия метнулась к Эльвире, лежащей без сознания на полу, а Энди закрыл собой Джессику, которая стала выглядывать из-за его плеча. Берта же медленно повернулась и направилась к дверям. Она элегантно взялась за резную ручку и потянула ее на себя. На пороге стоял Ден, с нацеленным на нее пистолетом, а за ним рыжеволосая девушка, которая с интересом смотрела на Берту. Берта ничего не сказала, но по ее взгляду не трудно было прочитать вопрос о том, кто они такие и что здесь делают.

- Где Лари! – начал Ден, даже не поприветствовав Берту.

- Погоди, - начала Адетти и положила свою руку ему на плечо. Ее голос звучал мелодично и спокойно. Она обошла его и встала перед ним так, что Дену пришлось опустить оружие, но он все еще был наготове. Берта внезапно почуяла некую энергию, и внимательно осмотрела девушку. Ее взгляд, источающий ненависть, стал более мягким. Это была маленькая вибрация силы и, возможно, она исходила от этой девушки. Берта была не совсем уверена в том, что она почувствовала, но ведь это был шанс….

- Кто вы такие? Что вам нужно? – спросила Берта спокойно и даже слегка улыбнулась.

- Мы ищем Лари, - начала Адетти, - Друга Дена, - она немного отступила в сторону, чтобы было видно ее спутника.

- Проходите, - сказала Берта, и жестом пригласила их войти.

Адетти и Ден осторожно переступили порог замка. Ден все еще держался за пистолет и с осторожностью делал каждый шаг. Тем не менее, это не мешало ему оценить галантность хозяйки и величие замка. Берта прошла в зал, где были все остальные. Гости проследовали за ней. Адетти откровенно восхищалась выдержкой Берты, ее манерам и грациозным движениям. Они все вошли в зал. Ден остановился неподалеку от дверей. Все взоры устремились на гостей. Эльвира, уже сидевшая на диване, и мелко дрожавшая, тоже с интересом смотрела на них.

- Кто знает этих молодых людей? – начала Берта.

В ответ была тишина. Никто не проронил и звука. Но в глазах Эльвиры и Лии читалось недоумение.

- Я вижу, все же кое-кто из присутствующих знает их, - продолжила Берта.

- Не совсем, - начала Лия.

Ден, сразу узнал этот голос, ринулся вперед. До этого он мог видеть только спины Берты и Адетти, но сейчас он вышел из-за них и наставил на Лию пистолет. Эльвира почуяла странный запах, когда Ден приблизился. Она медленно втягивала его, и он приятно щекотал ее ноздри. Мелкая дрожь прошла, и появилось чувство голода, непреодолимое чувство голода.

- Простите, - Эльвира встала, и теперь Ден увидел ее.

До этого его взгляд был устремлен только на Лию, которая стояла как раз перед тем местом, где сидела Эльвира. Эльвира выбежала из комнаты, обходя солнечный свет из окон, она добралась до кухни. Когда она проходила мимо Дена, он почувствовал лишь ветерок. Эльвира вышла из комнаты со сверхскоростью. Все были в состоянии шока. Даже Берта была удивлена. Но, очевидно, для нее сейчас такое поведение Эльвиры было не главным. Потому как по ее выражению лица, все ясно поняли, что больше никто не покинет эту комнату.

- О чем ты говорила, Лия? – спросила Берта.

- Разве, сейчас не главное посмотреть, что там с Эльвирой? – спросила Лия.

- Лия! Что ты знаешь о присутствующих здесь людей? В частности об этих двоих!

Берта сделала несколько шагов вперед, напоминая командора армии, и повернулась сначала к Адетти и Дену, а потом снова к Лие.

- Вот его мы видели, когда наткнулись на охотника на ведьм, а ее не знаю вовсе! – сказала Лия, немного повысив голос.

- Охотника на ведьм? Что за чушь?!! – взъелся Ден.

- Синктаз.

Берта взмахнула в его сторону рукой, и больше Ден не смог сказать ни слова. Он отчаянно пытался издать хотя бы звук, но у него не получалось. Он даже выронил пистолет и упал на колени, продолжая хватать себя то - за рот, то - за горло.

- Знаешь ли ты, Лия, что-нибудь об этой девчонке? Меня не интересует ее спутник.

Берта подошла еще ближе к Лие. В глазах Адетти появился страх, она не могла вымолвить и слова, с ужасом смотря на Дена, по щекам которого текли слезы.

- Я ничего не знаю о ней! В первый раз вижу! – выпалила Лия, не понимая, что может заинтересовать Берту в этой девчонке. У них итак нет Офелии, теперь еще Эльвира неизвестно где!

- Я чувствую странную энергию…. Возможно, это от нее, возможно, это та, которую мы так долго искали….

Берта сняла со своей шеи амулет Офелии и протянула его Адетти. Энди, который до сих пор наблюдал за происходящей картиной, повернулся к Джессике и обнял ее, наклоняя ее голову так, чтобы она не смогла увидеть происходящего. «Это конец» - подумал он, прекрасно понимая, что если это Офелия, то их жизнь сейчас закончится. Но все же, он снова думал об Эльвире. Что побудило ее так быстро покинуть комнату, как она смогла перемещаться со скоростью света? Все ли с ней в порядке? Он отстранил от себя Джессику, когда услышал шум сзади.

Адетти взяла протянутый ей амулет Офелии, но амулет только обжог ей руку и та откинула его в сторону. Берта шагнула к Адетти, взяла ее за горло и швырнула в стену:

- Белая ведьмочка, да еще и не знающая о своих силах, надо же, как кстати…, - ее губы саркастически искривились.

Адетти отключилась, получив мощный удар головой. Амулет же приземлился к ногам Энди. Он от неожиданности отпрыгнул от него. А Джессика медленно наклонилась и подняла его. Очевидно, пытаясь сделать ведьме одолжение.

- Извините…, - произнесла она, - он упал….

Берта в бешенстве шла по направлению к Джессике. Ее черный волос развивался, будто дул сильный ветер, а платье оставляло черный туманный след в воздухе, осыпающийся пылью на пол. Энди понимал, что больше ничем не сможет помочь Джесс, и решил не вмешиваться, делая еще пару шагов в сторону. Берта протянула руку, чтобы выхватить амулет из рук Джесс, но в следующий миг порыв ветра откинул ее, а амулет ярко засветился. Джессика в ужасе выпустила его из рук, но он повис в воздухе, продолжая ярко светиться. Энди ощутил смешанные чувства, он не мог понять, что происходит, но увидев, что ведьмы замерли все, как одна, он воспользовался моментом и выскользнул из зала в надежде спастись. Вокруг амулета появился небольшой поток воздуха. И затем он сам наделся на шею Джессики. Берта, поднимаясь с пола, только и смогла выдохнуть:

- Офелия….

Джессика стояла потрясенная, но в следующие несколько мгновений, такой же легкий поток воздуха окружил и ее тоже. Волос стал ровным и черным. Глаза стали абсолютно белыми, а зрачки серебристого цвета. Одежда на ней растворилась в воздушном потоке. Тело Офелии стало настолько прозрачным, что были видны легкие очертания ее контура. Затем из водоворота воздуха стали появляться мелкие крупинки, которые оседали на ее тело и, через несколько мгновений стало понятно, что это платье. Память начала возвращаться к ней. Еще немного и поток воздуха иссяк, амулет погас, и перед ними предстала Офелия. Она уже не была прозрачна, и на ней было белое облегающее платье из шелка до пола, с глубоким декольте, на тонких бретельках, с разрезом юбки до бедра с обеих сторон. Берта и Лия все так же продолжали, молча смотреть на нее, когда Офелия произнесла:

- Где я? Что произошло? – ее голос раздался эхом в абсолютной тишине.

- Ты ничего не помнишь из последних несколько дней? – спросила Берта.

- Память так быстро не возвратится полностью. Мы в замке?

- Да, - ответила Лия, едва заметно кивнув головой.

- В том самом? – спросила Офелия.

- Да, - ответила Берта.

Офелия осмотрелась. Она делала это молча, казалось, даже не дыша. Пока не наткнулась взглядом на портрет Эльвиры.

- Где эта самовлюбленная ведьма? – спросила Офелия все тем же властным голосом.

- Где-то в замке…, - ответила Лия.

- Что значит где-то в замке??? – голос Офелии стал еще более напорным и на тон выше.

- Мы сейчас найдем ее, - начала Берта, которая по сравнению с Офелией уже не выглядела так грозно как раньше.

Дело в том, что Офелия была самая старшая из них, и ни для кого не секрет, что чем старше ведьма, тем сильнее, а чем больше у ведьмы силы, тем опасней она выглядела. Берта схватила Лию за руку и потянула на выход. Шаги ее были быстрыми, Лия еле поспевала за ней. Когда они вышли из зала, остановились, Лия выдернула свою руку из руки Берты и спросила:

- Что я такого сказала?

- Мы должны были все вместе быть, к моменту пробуждения Офелии, - ответила Берта.

- Кто же знал, что эта истеричка и есть Офелия! Мы ведь чуть не убили ее…. Но я все равно не понимаю, зачем мы должны куда-то бежать и искать Эльвиру. Ты же можешь определить в замке ли она и где именно. И почему Офелия сама этого не сделала?!!

- Офелия еще слаба, если ты не забыла, при пробуждении силы возвращаются к нам постепенно, она не будет тратить свои на такие мелочи.

Берта встала на колени, опершись ладонями о пол. Медленно закрыла глаза и глубоко вздохнула. Ее ладони немного покалывало, как от легкого удара током. Она чувствовала каждую клеточку пола у себя внутри. Везде было пусто, кроме зала, где была Офелия.

Берта и Лия вернулись в зал. Офелия повернулась к зашедшим ведьмам. Лия медленно прошла в сторону камина за спину Офелии и села в кресло.

- Вы не нашли Эльвиру, ведь так? - Офелия продолжала говорить своим голосом, полным насмешливости.

- Так, - нагло ответила Берта, тоже прошла и села на диван.

- И что ты собираешься делать? – спросила Офелия.

- Я? Может все-таки мы?

- Мы? – удивленно протянула Офелия.

- Мы, Офелия. Ты здесь не главная, не забывай. Ты старше нас всех, - голос Берты стал более напористым, - Но это не дает тебе права командовать нами.

- Кроме того, что я старше вас всех, я еще и сильнее! – отчеканила каждое слово Офелия.

- Да, но каждой по отдельности. Всех троих тебе не пересилить. И эта самовлюбленная, как ты говоришь, имеет больше шансов со своей стихией убить тебя.

На лице Офелии отразилась гримаса ненависти. Они никогда особо все вместе не были дружны, но именно из-за силы Эльвиры, Офелия тогда и вступилась за нее в аду перед Лией и Бертой. Что ж, Берта права. Найти теперь Эльвиру, это их общее дело. Они должны выполнить свое предназначение.

- Хорошо, - начала Офелия, - я найду Эльвиру сама.

- У нас проблемы, - серьезно сказала Берта.

- Какие? – Офелия не ожидала никаких подвохов.

- С Эльвирой что-то происходит, она меняется….

- Меняется? – уверенность покидала ее голос. Времени, согласно внутренним ощущениям оставалось ничтожно мало.

- Она ведет себя странно, очень странно….

- Лия, что ты скажешь? Ты больше всех времени провела с ней…, – Офелия перевела свой взгляд на Лию.

- Если бы Эльвира была в порядке, ее бы не пришлось искать. Здесь замешаны вампиры, - ответила Лия, отводя взгляд в сторону.

- Вампиры? Вы сунулись к вампирам?– Офелия была удивлена, зная отношение Лии к ним.

- У нас не было выбора. Я не уверена, но у Эльвиры признаки перевоплощения, - спокойно ответила Лия, видать уже смирившаяся с этой мыслью.

- ЧТО??? – Офелия почти выкрикнула это слово. Она была в ярости. По залу пронесся ветер, который тут же утих, но все же взъерошил волос Берты и Лии. Офелия же стояла, скрестив руки за спиной, не тронутая им, как будто ветер обошел ее. Берта не решалась ничего сказать. Она выжидающе смотрела на Офелию, Лия смотрела на камин. Офелия грациозно присела в кресло, стоящее у камина и улыбнулась. Берта сдвинула брови, не понимая ее действий.

- И? Что мы будем делать, если это так? – спросила Офелия тоном спокойным, но леденящим до самых костей, - Как давно она начала меняться? И сколько времени у нас есть? – продолжила она все тем же тоном, но улыбка с ее лица пропала.

- Я не знаю, - ответила Лия.

- Ты понимаешь, что если она успеет перевоплотиться до ритуала, который сегодня ночью, а это всего лишь несколько часов, до того, как мы ее найдем, то мы отправимся обратно в ад. Потому, что не выполним свою миссию! Без нее ничего не выйдет! – Офелия все больше злилась.

- Но это несколько часов…. Может быть…, - начала было Берта.

- Может. Но как мы ее найдем, если она действительно меняется? Вампиры очень хорошо умеют скрываться…, - встряла Лия.

- Мы должны, - все тем же тоном говорила Офелия, - Должны успеть ее найти….

- Но, если она перевоплотится, то сила стихии должна будет покинуть ее, так? – продолжала Лия, ища оправдание себе, что все же тогда допустила их контакт с вампирами.

- Да, и переселится в новую ведьму. Но откуда ты знаешь, когда сила найдет себе достойную ведьму? Возможно, это и будет сразу, но не факт. Это может случиться и через день и через год. А у нас время только до сегодняшнего затмения. Нет времени! – злилась Офелия.

- Черт! – Берта повысила голос, - Я не знаю что делать, Офелия, не представляю! Мы бессильны в этом случае. Ведь так? Ты же самая старшая, вот и скажи нам, что делать.

- Надеяться…, - сказала Офелия и повторила шепотом, - Надеяться….

Ведьмы замолчали, каждая была в своих мыслях, Адетти лежала без сознания, Ден все это время смотрел на нее.

Наступил вечер. За окном было темно. Ден умудрился задремать. Адетти все еще не очнулась, а ведьмы разбрелись по замку и занимались каждая своими делами. Берта и Лия придавались воспоминаниям молодости в подвале с вином, а Офелия бродила на втором этаже в одной из комнат, пытаясь почувствовать Эльвиру.

Время неумолимо их покидало, но они все еще надеялись, что Эльвира вернется.


Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Время подходило к полуночи, когда три ведьмы почувствовали вибрацию потусторонней силы в замке. Они все собрались в холле.

- Что это было? – спросила Лия.

- Должно быть это Эльвира, - ответила Офелия.

- Нужно проверить, - сказала Берта.

- Это не похоже на ее энергию, - сказала Лия.

- Но эта энергия тоже не из этого мира, - Офелия задумчиво закрыла глаза, пытаясь почувствовать ее еще сильней.

- Ну что? – нетерпеливо спросила Лия.

- Эльвиры нет в замке, - немного тише проговорила Офелия.

- Что тебя так насторожило?

- В замке чужак….

- Но как? – удивилась Берта.

- Я не знаю как, - Офелия приходила в ярость.

- Тогда нужно найти его и убить, - влезла Лия.

- От него исходит потусторонняя энергия. Где-то под залом, в склепе, - Офелия вошла в зал, ведьмы последовали за ней.

- Склеп? – спросила Лия, окинув взглядом лежавшую на полу Адетти и спящего напротив нее Дена.

- Да, энергия идет оттуда, - сказала Офелия.

- Я пойду, - сказала Лия, - Что мне делать потом? Убить?

- Нет, лишняя энергия не повредит…. Используем чужака для ритуала, - ответила Берта.

- Хорошо…, - сказала Лия и вставив ключ в замок открыла проход и начала спускаться в подземелье.

Берта повернулась к Офелии, та задумчиво смотрела на портрет Эльвиры.

- Она СЛИШКОМ самовлюбленная, - проговорила Офелия голосом полным сарказма.

- Да, это всегда доставляло нам хлопот, но будем надеяться на ее вменяемость, - сказала Берта, окинув взглядом портрет Эльвиры, и они уселись на диван.


***


Лия старалась ступать как можно тише, чтобы не спугнуть чужака. Она шла по темноте беззвучно. Вскоре она добралась до зала. В нем было светло от свечей на стенах. Лия аккуратно заглянула, но никого не увидела. Тогда она смело вошла в зал. Ни единой души. Только легкая вибрация силы, потусторонней чужой силы…. Лия обошла камень, провела по его краям рукой. Затем она вернулась к выходу. Уперлась руками в косяки и закрыла глаза, представляя, как зал наполняется водой. Сама Лия стала из воды, прозрачной, чистой воды и она стала вытекать из нее. Сначала понемногу, маленькими ручейками, струилась из ее ног, а затем резко хлынула волной из всего тела. Через несколько мгновений зал был заполнен ею до краев, но за спиной у Лии было сухо. Она была преградой для воды. Лия внимательно осматривала зал, выжидая. Любое движение чужака она теперь сможет увидеть, а если чужак все еще здесь, он не сможет обойтись без воздуха долго и выдаст себя. Но вода была неподвижна, гладкая, без единого изъяна и намека на присутствие в ней кого-либо. Лия подождала несколько минут и отпустила косяки. Вода хлынула в проход, но не полилась дальше, а просто исчезала в никуда. Когда она вся исчезла, Лия снова стала из плоти. Окинув еще раз склеп, ничего подозрительного не увидев, она пошла к выходу, зная, что ее ждут.

Оливия была вся мокрая и злая. Хоть ее и не заметила Лия, она промокла до нитки. На пол полилась струя воды. Оливия отжала свои волосы. Еще больше ее раздражала то, что она не могла воспользоваться своей силой, если она применит магию, то действие порошка, который ей отдал профессор, закончится, и ее непременно выследят. Они почуют ее. Порошок имел свойство скрывать все, что необходимо от чужих глаз и от чужой магии, не избавлял он только от последствий, поэтому Оливия промокла. Он скрыл ее от глаз Лии, но не оградил от воды. Профессор отдал его ей в знак благодарности. Злость так и плескалась в Оливии. Но делать было нечего, только лишь ждать подходящего случая. Ей необходимо было дождаться, пока ведьмы начнут ритуал. Пока пришлось выжимать воду из своего наряда руками. «Черт бы ее побрал», - кипятилась Оливия, размышляя про себя, - «И как ее угораздило додуматься до такого?! Все же у нее есть мозги, раньше я их не замечала», - подумала она и злостно улыбнулась, - «Ничего, Лия поплатится за свою выходку, даю слово!». С этими мыслями Оливия присела на край камня, вода смиренно капала с ее тела на пол. Еще не время.

Лия вернулась в зал, где были Офелия и Берта. Они устремили свои взгляды на выходящую из прохода Лию. Лия закрыла проход, вынула ключ, положив на столик, стоявший перед камином. Затем она присела на диван.

- Что там? – спросила Берта.

- Никого и ничего, - ответила Лия.

- Лия, - начала Офелия, - расскажи нам с Бертой, когда у вас с Эльвирой в последний раз был контакт с вампирами?

- Меньше недели назад, а что? Вы думаете, Эльвира так быстро обратится? – Лия недоуменно посмотрела на Офелию.

- Я просто прикидываю, сколько у нас есть времени, – сказала Офелия.

- Да что случилось? – повысила голос Лия.

- Эльвира перевоплощается слишком быстро, - ответила Берта.

- Что??? – Лия была в шоке.

- А-то ты не заметила? – Офелия повысила голос, - У нее уже последние стадии начались. Или ты думала, что она просто заболела?

- Я не знаю, я даже и не думала…. Нет, я, конечно, предполагала, но она сама пошла на это. Я думала, что мы должны успеть…. Ну, Ванда! Я убью тебя! – Лия подскочила с дивана и направилась к входной двери.

Берта и Офелия отправились за ней, не успев задать и вопроса. Перед Лией распахнулась дверь, погрузив ее в оцепенение.


Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Эльвира добралась до кухни. Этот запах.… Что это было? Как ни странно, она все еще была в сознании, отдавала себе отчет в каждом своем действии, и не могла понять, откуда у нее эта скорость и реакция на свет? Еще это чувство голода? Что это? Эльвира вспомнила о Ванде. Но этого не может быть! Ванда бы не стала так рисковать…, а если бы и решилась, то на Эльвиру это не должно было повлиять! Она уже мертва! Яд вампира ничего не значит для нее. Или значит?

- Черт! - Вырвалось у Эльвиры.

Она металась из стороны в сторону, в столовой раскидала все стулья. В ней бушевала ярость, которая только с каждой секундой увеличивалась, выжигая ее изнутри. Если такое возможно, она сама лично найдет Ванду и убьет ее. Вонзит ей кол прямо в сердце, который изготовит своими руками! Потом дождется утра и выкинет тело на солнце, как тряпичную куклу и будет плясать вокруг поглощающего ее пламени. Чувство голода продолжало нарастать, и Эльвира пошла в погреб за вином. Бутылка залпом, приятное чувство, которое она уже почти забыла…. Обжигающее чувство алкоголя в ее крови…. Еще одна бутылка…. Оказывается, их тела могут вполне принимать жидкость. Эльвира вышла из погреба, прихватив еще пару бутылок, со скоростью света оказавшись на улице. Солнце уже не влияло на нее, и Эльвира устремилась в лес. Что теперь делать? Она металась по всему лесу, изредка останавливаясь, чтобы глотнуть вина. Чувство свободы еще больше пьянило. Она перестала думать, просто наслаждалась. На улице уже была ночь, когда Эльвира, двигаясь очень тихо и плавно, двинулась в сторону кладбища через лес. Ее движения стали четкими. Она была абсолютно трезва, алкоголь лишь заглушил голод.

В свете луны Эльвира была прекрасна. Снова этот запах…. Откуда он? Она двинулась вперед, повинуясь своим инстинктам, и очень скоро, увидела вдалеке пару силуэтов. Запах шел оттуда. Эльвира напрягла зрение, которое теперь было намного восприимчивей, и в темноте она могла видеть намного лучше и дальше, чем днем. Да, это был Фейников и Энди…. Энди…. Запах исходил от него. Эльвира пряталась за деревьями, используя свою скорость перемещения. Она даже не старалась быть бесшумной, ей нравилось, как они реагировали на каждый шорох и не могли найти его источника. Ей очень нравилось наблюдать. Поэтому она решила не спешить…. Страх, исходящий от них бередил в ней ворох чувств….


***


Как только Энди оказался вне стен замка, проигнорировав, между прочим, чувство желания найти Эльвиру, он начал лихорадочно думать, что ему делать…. Он не верил своим глазам… Джессика…. Неужели, все это произошло, потому что она и есть Офелия…. Она всегда была рядом…. Если бы он только знал! Но внезапно снова вспомнил об Эльвире, которая буквально вихрем вылетела из комнаты. Что с ней происходит? И как она сейчас? Что же ему делать? Найти профессора? Стоит ли? Он лгал ему! Может это как раз ведьмы ему друзья, а не профессор? Энди решил не испытывать судьбу и скрыться подальше от замка, но его отвлек шорох. Энди пошел на звук, стараясь вести себя как можно осторожнее, завернул за угол замка, и увидел, как профессор вылезает из-под земли. Он не поверил своим глазам.

- Профессор??? Но как? – потрясенным голосом спросил Энди, совершенно не ожидая сейчас его встретить.

- Лучше б помог, сначала…, - протянул к нему руку профессор, немного застряв в отверстии из-под замка.

Энди подал ему руку. Профессор был весь в пыли, он встал и начал отряхиваться.

- Здесь подземный выход…. Из склепа.

- Но как вы оказались в нем?

- Оливия…

- Жива? А Вильгельм?

- Его больше нет… - профессор побледнел, от пережитого его мутило.

- Как нет?

- Не спрашивай! – рявкнул он, игнорируя принципы приличия.

- Где Оливия? – не унимался Энди. Его откровенно бесило, что профессор ничего не говорит.

- Она осталась в склепе. Она открыла мне совершенно другой потайной ход, не тот, через который мы в прошлый раз выбрались, и сказала, чтобы я уходил. Я не стал перечить и в знак благодарности отдал ей порошок невидимости. Я не знаю, почему она вдруг отпустила меня, но за пару мгновений до этого она мечтала о моей смерти. Если бы ты только знал, как я рад находиться подальше от нее! – облегченно выдохнул профессор.

- Рад? Но она же единственная наша надежда?!!

- Давай сначала уйдем подальше от замка, и я тебе все расскажу.

- Я не хочу далеко уходить! Там Эльвира!

- Эльвира? – профессор не поверил своим ушам…, - ты хотел сказать Джессика?

- Нет, Джесс больше нет…

- Они убили ее?

- Нет, Джессика и есть Офелия…., - голос Энди был подавлен. Он винил себя за то, что пошел ее спасать, ведь если бы не он, ведьмы убили бы ее, и все закончилось, так и не начавшись.

Лицо профессора изменилось несколько раз, прежде чем он сказал:

- Идем, нам нужно уходить, больше мы ничего не сможем сделать, пора попробовать спасти свои жизни.

- И куда мы теперь? – тихо спросил Энди.

- Для начала уйдем подальше, чтобы ведьмы нас не засекли, а там решим, - профессор посмотрел вдаль и добавил, - И забудь думать об Эльвире. Ты ей не пара, она вряд ли полюбит тебя, как любила меня.

Злость вскипела внутри Энди, просясь наружу, некая ревность проснулась в нем, он хотел сказать профессору, что он знает о том, что Эльвира не была безумно в него влюблена, но промолчал, посчитав это самым верным решением в эту минуту.


***


В спешке, не обращая внимания на время, в полной тишине, они сами не заметили, как забрались в гущу леса, профессор резко остановился. Уже было темно. Он облокотился спиной о дерево, наклонил голову на грудь и тяжело вздохнул. Энди встал возле него на вытянутую руку, оперев ее о тоже дерево, чуть выше профессора. Он пристально взглянул на профессора, который на вид был очень обессилен, и спросил:

- Профессор, сколько…?

- Чего? – поднял голову профессор, и они встретились взглядами.

В его глазах не было ни страха, ни боли, ни отчаяния, ничего… Он словно успокоился по непонятным причинам для Энди. Глаза Энди же наоборот отражали всю его взбудораженность, огромный переполох.

- Сколько нам осталось? – серьезней некуда спросил Энди, приподняв левую бровь, не отводя взгляда от профессора. А профессор, после заданного вопроса, моментально отвел взгляд в сторону, снова опустил голову, но тут же вернул ее в прежнее положение.

- Мало, - выдавил он, и его голос звучал не как прежде, не так бодро, по-молодецки, а голосом старца, который повидал немало на своем веку.

- И это все, что ты можешь сказать? – наглым тоном спросил Энди, презренно обратившись к профессору на «ты». При этом левой рукой провел по затылку, немного наклонив голову в левую сторону.

- Энди, - обратился к нему профессор, пытаясь еще больше акцентировать его внимание, - до тебя еще не дошло, что случилось?

- Я не понимаю, к чему Ты клонишь, - все в том же тоне сказал Энди, - я не понимаю твоего состояния, ты настолько безмятежен и стар!

Только Фейников хотел ответить, открыл рот, но не успел вымолвить ни слова, его перебил Энди, закричав во весь свой басовитый голос:

- Должна же быть надежда?! – он подошел к профессору вплотную, опустил свои тяжелые руки на хрупкие плечи профессора и небрежно потряс его.

От его вопля в небо вырвались несколько десятков птиц, взмахи крыльев были настолько сильными, что раздались эхом по всему лесу, Энди и профессор вздрогнули. Это были совы, которые все это время внимательно слушали их.

- Надежда есть всегда, когда веришь, - ответил профессор, - но иногда нужно стать реалистом, и объективно посмотреть на ситуацию. И я могу тебе сказать, что все кончено.

- Почему? – не выпуская плечи профессора, затряс их снова Энди.

- Потому, что они собрались все вместе, и, наконец, выполнят свое предназначение. Пэвтеквато ступит на нашу землю, и все живое умрет.… Это уже не остановить, я уверен в этом как никогда!

После этих слов, Энди отпустил плечи профессора, откинул голову назад, закрыл лицо ладонями и медленно опустил кисти рук до подбородка так, словно молился. Присел на корты и, подняв голову на профессора, проговорил:

- Не может быть, что нет выхода. Что же мы бежим, ничего не испробовав? - прошептал он, - а как же Оливия? В ее силах, остановить этих проклятых ведьм? – спросил он громче. На секунду ему показалось, что он увидел Эльвиру, но посчитал, что это уже перебор его фантазии. Он снова поднялся и уставился на профессора в ожидании, который не торопился отвечать.

- Мне уже все равно, я хочу спасти твою жизнь, потому что итак виноват перед тобой, - проговорил профессор, отправив свой взгляд вдаль полной луны, которая только что показалась из-за облачной дымки, прятавшей ее до сих пор.

Взгляд был настолько пронзительным, что Энди по инерции посмотрел на луну. Она была сегодня не такой как всегда, сегодня став более чем притягательной. Яркость, исходящая от нее, освещающая не только небо, но и землю, делала тьму полумраком, в котором можно свободно ориентироваться. Но это не было не обычным, самым странным был ее окрас, наполненный насыщенным ядовитым кровавым цветом. Темные пятна на ней вырисовывали ужасающий узор, от которого ни Энди, ни профессор долго не могли отвести взгляда. Он напоминал оскалившийся череп, углубления для глаз, которого проникали во все уголки не только всего неба и всей земли, но и врывались в самые потаенные уголки души, твоего сознания, вытаскивая самые ужасные сны наружу. Сердце невольно спряталось в пятки в этот момент, страх подбирался к каждой жилочке тела, заставляя трепетать перед «живым» образом луны.

Энди сумел отвести глаза от пленительного образа, и снова посмотрел на профессора.

- Проф, - нахальным образом обратился он к Фейникову, - надо что-то решить, как действовать дальше! – заявил он, ощущая в себе неимоверные силы, непонятно откуда взявшиеся, но придавшие огромную бодрость. Можно сказать, она просто переполняла его, к тому же эти чувства напрямую подпитывались воспоминаниями об Эльвире, и о том, что он может никогда больше не увидеть


убрать рекламу







ее, этого он очень боялся.

- Бежать, - негромко ответил Фейников, и в голосе все четче прорисовывались нотки старчества, - и подальше отсюда…. Возможно, нам повезет выжить.

- Почему только один вариант - бежать? Какой в этом смысл? – спросил Энди, придав этому огромную смысловую нагрузку, громко произнеся его настолько выразительно, что даже профессор немного засомневался в своих утверждениях.

- Не умереть… хотя бы сейчас, - ответил профессор, стесняясь своей беспомощности.

- Это крысость, - со всей презренностью в голосе сказал Энди, выразив свое недовольство, - бежать как крысы? Ну, уж нет! Я не согласен.

Последнее предложение Энди сказал громко, и на этот раз, совы не просто взмыли к небу и улетели вдаль, а целенаправленно, хлопая своими большими крыльями, направились на профессора и Энди. Реакция Энди была мгновенной, он резко сдвинулся с места, налетел на профессора и, сшиб его с ног, при этом продолжая на нем лежать. Совы на высокой скорости пролетели достаточно низко к земле, чуть не задев Энди. Они пронеслись быстро, их было около сотни, примерно, в два раза больше чем в первый раз, и направились в сторону замка.

Профессор оттолкнул от себя Энди, насколько позволяли ему силы.

- Что происходит? – ужаснулся Энди, свалившись с профессора на землю.

- Не знаю, - ошарашено ответил профессор, но мне это не нравится, такого я никогда не видел, чтобы сотня сов летела стаей в одном направлении…

- Неладно все это, возможно они предчувствуют появление пятой стихии, Пэвтеквато…, - предположил Энди, смотря вдаль улетавшим совам.

- Возможно, ты прав, - сказал профессор, - но почему именно совы, а не кто-нибудь другой? Вот что интересно!

- Может, потому что ночь, а они ночные птицы, - неуверенно сказал Энди.

- Нет, это точно не причина, - уверенно ответил профессор, - здесь что-то другое. Совы хранители леса. Они предчувствуют изменения на их территории.

- Что может измениться в лесу?

- В этом лесу хозяйничают вампиры. И такое оживление сов, может говорить только о кардинальных переменах….

Энди ничего не ответил, он не мог связать появление сов, это не поддавалось его логике.

- Пошли, у нас мало времени, - сказал профессор, приподнялся с земли и зашагал, за ним невольно отправился Энди. Ему не хотелось отдаляться от замка, точнее от Эльвиры, которая была там.

Деревья все больше сгущались. И яркий свет луны еле пробивался сквозь густые кроны деревьев. Забыв обо всем, Энди хотелось быстрее выйти на более освещенную тропу… да хотя бы просто на тропу. Профессор мыслями был с ним солидарен, поэтому они в такт ускорили шаг.

Ожидая опасности на каждом шагу, они прислушивались к каждому звуку, к каждому шороху, и вздрагивали от каждого шага. Ветер поднялся достаточно сильный, который начал им мешать передвигаться. Приподняв руку на уровень глаз, они постепенно преодолевали незначительные участки пути. Деревья гнулись, скрипели, казалось, что вот-вот и они сломаются и повалятся на них или же преградят им путь.

Обидно было, что профессор не мог воспользоваться ни чем магическим, абсолютно все силы улетучились из его тела. И как назло, послышался странный шум, который не был похож ни на шелест листвы, ни на звук сломавшейся ветки, ни на дуновение ветра. Звук обострил чувства Энди, он напрягся, приготовился к самому страшному. Но при этом они не остановились, а зомбировано двигались вперед.

Чем дальше они отходили от замка, тем сильнее слышался устрашающий шум. За это время они вышли в более просторную местность леса, деревья уже не так густо прилегали друг к другу, а окровавленная луна вынырнула из-за крон и осветила им дорогу. Привыкнув к такой луне, им стало немного спокойнее, но приближающийся шум все же нагнетал обстановку страха.

Отчетливей стало вырисовываться странное звучание непонятно от кого или чего исходящее. Оно напоминало сильные удары в ладоши крепкого мужика, который с неимоверной силой бил в них. Они не останавливались, бились в такт, при этом в ускоренном темпе, словно нескончаемые аплодисменты. Страх. Вот, что сейчас чувствовали профессор и Энди.

- Не хорошо это…, - промычал под нос профессор.

- Думаю, не хуже происходящего в стенах замка, - подколол Энди, и на секунду разрядил обстановку.

Пройдя еще пару деревьев в направление к выходу из леса, они увидели вдалеке странный образ. Он был похож на нечто парящее низко над землей, возможно, это была огромных размеров птица. Скорее всего, она была ранена, потому как извилисто летела между деревьями. Профессор и Энди уставились в ее сторону, они не могли до конца разобрать кто же это такой, что издает такой звук. И в мгновение ока, этот нечто рухнул на землю, подняв пыль в воздух.

Несмотря на свой страх, Энди и профессор ринулись к нему на встречу, к ближайшим кустам. Энди вырвался вперед, профессор плелся сзади, помимо того, что его силы были на исходе, он ударился ногой о камень, теперь его скорость передвижения заметно снизилась.

Раздвигая кусты в стороны, ломая ветки деревьев, Энди приостановился, немного пригнулся, всматриваясь вперед, остались какие-то двадцать или тридцать метров. Профессор, доковылял до Энди, прихрамывая на правую ногу. Напугал его своим тяжелым дыханием, подойдя вплотную, и опустил руку ему на плечо. Энди осторожно обернулся, убедившись, что это ни какое-то чудовище, а всего лишь профессор, он продолжил всматриваться в ту самую даль. Прошло минут десять, Фейников и Энди все также тихо сидели в кустах, боявшись высунуть нос, не говоря уже о том, чтобы подойти к «нечто».

- Что будем делать? Сможем сбежать? - тихо спросил Энди.

- Не знаю, - ответил еще тише профессор.

- Но сидеть здесь – не вариант, - убедительно проговорил Энди шепотом.

- Хорошо, и что же ты предлагаешь? У тебя есть варианты лучше? – с сарказмом спросил профессор.

Они переглянулись и снова посмотрели в сторону нечто. От него отражался странный блик, который приманивал своим таинством.

- Ладно, ты как хочешь, а я пошел, подойду поближе, - сказал Энди и аккуратно встал из кустов.

Профессор остался сидеть в кустах, ему не очень-то хотелось рисковать своей жизнью, он решил подождать, посмотреть, а уж потом решать, как действовать. Энди как раз наоборот, шел вперед, изредка оборачиваясь назад. Он полностью пытался подавить свой внутренний страх, но у него плохо это получалось. Каждый шаг он оценивал в попытку самоубийства, но назад пути нет, Вывод один, терять уже нечего. И только это его успокаивало и помогало двигаться дальше.

Яркий свет от луны отражался в глаза Энди, из-за чего видимость ухудшилась, и от этого не становилось легче. Энди щурился, ногами осторожно нащупывал тропу, пытаясь не издавать ни звука, руками медленно отодвигал налетавшие ветки деревьев, которые в этом месте были оголенными. Ни одного листика на них не висело. Сами же деревья были зигзагообразными, сморщенными, безоб