A- A A+ Белый фон Книжный фон Черный фон

На главную » Тодд Анна » После.

Читать онлайн После. Тодд Анна.

Анна Тодд

После

 Сделать закладку на этом месте книги

Моим первым читателям, с безграничной любовью и благодарностью. Вы – целый мир для меня.


Anna Todd

AFTER

Copyright © 2014 by Anna Todd

Originally published by Gallery Books, a division of Simon & Schuster Inc.

© Беляков М., перевод на русский язык, 2014

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Исток», 2015

Пролог

 Сделать закладку на этом месте книги

В наше время у тебя сначала спрашивают, где ты учился, а уже потом интересуются твоей фамилией. Сегодня о человеке судят по уровню образования, и оно определяет его будущее.

С первого дня в старших классах меня натаскивали на поступление в колледж. И не какой-нибудь – моя мать вбила себе в голову, что я должна учиться только в Центральном вашингтонском университете[1], в котором училась она сама, но так и не окончила.

Я понятия не имела, что колледж станет для меня чем-то большим, чем просто местом учебы, а выбор факультативных курсов в первом семестре всего через несколько месяцев будет казаться совершенно заурядным делом. Я была наивна (впрочем, в чем-то наивна я и сейчас) и не могла знать наверняка, что ждет меня впереди.

Знакомство с соседкой по общежитию было ярким и сумбурным, а уж когда я увидела ее странных друзей… Они так отличались от всех, кого я знала, пугали своим внешним видом, смущали полным безразличием к порядку. Но я быстро погрузилась в это безумие и стала его частью…

Именно тогда он  проник в мое сердце.

С первой же нашей встречи Хардин изменил мою жизнь – отныне в ней не осталось места подготовительным занятиям и лекциям для младших курсов. Фильмы, что я так любила смотреть подростком, стремительно воплотились в жизнь, а их нелепые сюжеты стали моей реальностью. Поступала бы я иначе, если бы знала заранее, чем все закончится? Не уверена. Иногда я рада, что все произошло именно так, особенно в момент страсти, когда мой разум затуманивается, и я способна видеть только его. Но временами я думаю о боли, которую он мне причинил, о глубокой ране от потери самой себя, о хаосе тех мгновений, когда я почувствовала, что мой мир перевернулся, – и ответ уже не так очевиден.

Я убеждена лишь в одном: после того как Хардин растоптал мою жизнь и мое сердце, они уже никогда не будут прежними.

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Будильник мог зазвенеть в любую минуту. Я не спала полночи, то считая линии между стыками панелей на потолке, то повторяя расписание на семестр. Некоторые считают овец, я строю планы. Мой мозг не может заставить себя перестать планировать, и сегодняшний день, самый важный день за все мои девятнадцать лет, не стал исключением.

– Тесса!

Это мама зовет меня снизу. Проклиная себя, скатываюсь со своей маленькой, но все еще удобной кровати. Я нахожу время, чтобы заправить края простыни в подголовник, потому что сегодня – последнее утро, когда я делаю это обычное домашнее дело.

Завтра эта спальня перестанет быть моим домом.

– Тесса! – снова зовет меня мама.

– Встаю! – кричу я в ответ.

Шум открывающихся и захлопывающихся шкафов этажом ниже свидетельствует, что мама нервничает не меньше моего. Живот у меня скручивает тугим узлом, и, принимая душ, я молюсь, чтобы нервозность ослабла к середине дня. Вся моя жизнь была непрерывной подготовкой к этому дню, моему первому дню в колледже.

Последние несколько лет я провела в тревожном ожидании. Пока ровесники в выходные гуляли, напивались и делали все то, что полагается подросткам, чтобы создать себе проблемы, я занималась. Я была девочкой, просиживающей вечера в гостиной с учебниками, в компании мамы, занятой сплетнями и бесконечным просмотром каталогов QVC, где она выискивала новые способы улучшения внешности.

В день, когда пришло письмо, сообщавшее о моем поступлении в Центральный вашингтонский университет, я была уже взвинчена до крайности – к тому же мать непрерывно накручивала меня своими предчувствиями. Не отрицаю, я гордилась тем, что мой изнурительный труд в конце концов полностью оправдался. Я поступила именно в тот единственный колледж, в который подавала документы, и, поскольку доход нашей семьи был низким, мне выделили стипендию, достаточную, чтобы свести к минимуму затраты на обучение. Раз я заикнулась о поступлении в другой колледж, но увидев, как изменилось мамино лицо и как она почти час металась по комнате, уверила ее, что это просто вариант и я не рассматриваю его серьезно.

Я вступаю под струи горячего душа, и мои одеревеневшие мышцы частично отпускает. Стоя под горячими потоками, я пытаюсь успокоиться, но только добиваюсь обратного эффекта. Я так рассеянна, что после помывки головы и тела мне почти не остается горячей воды, чтобы побрить ноги.

Мама снова зовет меня в момент, когда я заворачиваюсь в полотенце. Зная, что паника – ее оптимальное состояние, я предоставляю ей свободу действий, задержавшись еще чуть-чуть, чтобы высушить волосы. Знаю, она тоже волнуется, что я опоздаю в колледж, но я представляла этот день не один месяц, по часам. По моему плану, право на нервный срыв сегодня имеет только один человек в нашей семье, и мне надо приложить все усилия, чтобы это была не я.

Трясущимися руками пытаюсь застегнуть «молнию» на платье. Я не уверена, что оно подойдет, но мама настояла, чтоб я надела именно его. В конце концов одерживаю победу над молнией и вытаскиваю из шкафа свой любимый свитер. Одеваясь, я почти успокаиваюсь – пока не замечаю на рукаве маленькую дырку. Швыряю свитер обратно на кровать и натягиваю туфли, понимая, что с каждой минутой промедления чаша маминого терпения переполняется.

Мой бойфренд Ной скоро должен прийти, чтобы нас сопровождать. Он на год младше меня, но ему скоро уже восемнадцать. Он замечательный, к тому же и круглый отличник, как и я, и, к моей радости, через год собирается поступать в CWU. Я бы очень хотела, чтобы он поступил сейчас, учитывая, что я не знаю в колледже ни единого человека, но я благодарна и тому, что Ной обещал при первой возможности меня навещать. И еще мне просто необходима нормальная соседка по общежитию: это единственное, на что я надеялась и что было вне моего контроля.

– Теееессааа!!!

– Мам, я уже иду. Пожалуйста,  хватит меня звать! – кричу я, спускаясь.

Ной сидит за столом напротив мамы, уставившись на наручные часы. Синяя футболка очень идет к его голубым глазам, а светлые волосы зачесаны и слегка уложены гелем.

– Привет, студентка!

Он улыбается своей идеальной сияющей улыбкой и крепко меня обнимает. Я задерживаю дыхание, чувствую сильный запах его одеколона. Да, иногда он с парфюмом немного перебарщивает.

– Привет. – Я отвечаю ему такой же улыбкой и, чтобы скрыть волнение, начинаю собирать в хвост свои пепельно-русые волосы.

– Дорогая, мы подождем еще пару минут, пока ты причешешься, – спокойно говорит мама.

Я подхожу к зеркалу и киваю: она права. Я должна выглядеть сегодня безупречно, и, конечно, мама не преминула напомнить об этом. Я должна уложить волосы на ее вкус, хотя бы в качестве прощального подарка.

– Я отнесу твои сумки в машину, – предлагает Ной, протягивая руку, чтобы поймать брошенные мамой ключи.

Быстро чмокнув меня в щеку, он выходит из комнаты с сумками в руках, а мама следом.

Второй раунд укладки заканчивается с большим успехом, чем первый, и напоследок я провожу по своему серому платью машинкой для снятия катышков.

Пока я иду к машине, в моем животе порхают бабочки, давая мне короткую передышку, чтобы затем за два часа поездки я смогла снова попаниковать.

Я понятия не имею, каким будет колледж, единственное, что меня сейчас волнует, смогу ли я там найти друзей? 

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Хотелось бы сказать, что знакомые виды города действовали на меня успокаивающе или что по мере приближения к университету меня охватывало предчувствие приключений. Но на самом деле я была полностью поглощена планами и мечтами. Не уверена даже, что понимала, о чем говорил Ной, знаю только, что он старался меня развеселить и поддержать.

– Вот мы и на месте! – кричит мама, когда мы въезжаем в каменные ворота кампуса.

В жизни университет такой же внушительный, как в брошюрах и на сайте, я немедленно влюбляюсь в эти изящные каменные здания. На университетской площади – сотни людей, родители, обнимающие и целующие на прощание детей, группки первокурсников, с ног до головы покрытых символикой CWU… Масштабы пугают, но я надеюсь, что через несколько недель я полностью освоюсь.

Мама настаивает, чтобы они с Ноем присутствовали при приветствии первокурсников. Она умудряется улыбаться три часа подряд, Ной внимательно слушает, впрочем, как и я.

– Перед отъездом я хочу увидеть твою комнату. Нужно убедиться, что там все в порядке, – говорит мама после церемонии, осматривая старые постройки критическим взором.

Она обладает способностью во всем замечать худшее. Ной улыбается во весь рот, и мама снова оживляется.

– Просто поверить не могу, что ты в колледже! Моя единственная дочь – студентка, будет жить самостоятельно. Просто поверить не могу! – причитает она, вытирая глаза, но осторожно, чтобы не испортить макияж.

Ной плетется за нами по коридору общежития и волочет мои сумки.

– Комната B22… а мы в холле С, – говорю я. К счастью, я замечаю большую букву «В», нарисованную на стене. – Сюда, – командую я, когда мама уже начинает поворачивать в обратную сторону.

Хорошо, что я взяла с собой только немного одежды, одеяло и несколько любимых книг, Ною не так много приходится нести, а мне не хочется разбирать вещи.

– В22, – облегченно вздыхает мама.

Для такой долгой ходьбы она надела чересчур высокие каблуки. В конце длинного коридора вставляю ключ в замок, и когда старая деревянная дверь со скрипом отворяется, мама громко вздыхает.

Комната маленькая, с двумя крошечными кроватями и двумя письменными столами. Через мгновение понимаю, что именно так изумило мать: одна стена сплошь увешана постерами команд, о которых я никогда не слышала, на лицах музыкантов – пирсинг, а тела покрыты татуировками. А затем замечаю девушку, лежащую поперек одной из кроватей, ее ярко-красные волосы, подведенные черным глаза и руки, покрытые цветными татуировками.

– Привет, – с улыбкой говорит она, и, удивительно, эта улыбка мне нравится. – Я Стеф.

Она приподнимается на локтях, ажурная майка туго обтягивает бюст, и я незаметно пинаю Ноя ногой, чтобы не пялился на ее грудь.

– П-привет. Я Тесса, – выдыхаю я, и все мои планы и заготовки вылетают из головы.

– Привет, Тесса, рада тебя видеть. Добро пожаловать в CWU, где комнаты маленькие, а тусовки огромные.

Улыбка девушки с красными волосами становится еще шире. При виде наших испуганных физиономий Стеф откидывает голову и заливается смехом. Мама чуть не роняет челюсть на ковер, Ной смущенно переминается с ноги на ногу. Стеф подходит ко мне близко-близко и обнимает меня своими тонкими руками. На мгновение я замираю, пораженная таким интимным жестом, но отвечаю тем же. Раздается стук в дверь, и в тот же момент Ной роняет мои сумки на пол. Я ничего не понимаю, но надеюсь, что все это типа розыгрыш.

– Войдите, – кричит моя новая соседка.

Открывается дверь, и еще до того, как она успевает разжать объятия, в комнате появляются два парня.

Мальчики в женском общежитии в первый день? Возможно, я плохо выбрала университет. Или, может, стоит попытаться поменять комнату? По маминой гримасе я заключаю, что она думает примерно о том же. Похоже, мама готова выскочить из комнаты в любую минуту.

– Привет, ты соседка Стеф? – спрашивает один из парней.

Его светлые волосы с крашеными каштановым прядями поставлены торчком. На руках – татуировки, в ухе – крупная никелевая серьга.

– Эмм… да. Меня зовут Тесса, – выдавливаю я.

– Я Нэт. Да не смотри так испуганно! – Он улыбается, хлопая меня по плечу. – Тебе здесь понравится.

У Нэта открытое и дружелюбное выражение лица, несмотря на суровый вид.

– Я готова, – говорит Стеф, схватив тяжелую черную сумку возле кровати.

Я перевожу глаза на высокого темноволосого парня, прислонившегося к стене. Густые волнистые волосы зачесаны назад, а в брови и губе торчат колечки. Скольжу взглядом по черной футболке и рукам, покрытым татуировками; не видно ни кусочка нетронутой кожи. В отличие от Стеф и Нэта он весь разрисован черным, серым и белым. Высокий и худой. Я осознаю, что таращусь на парня самым неделикатным образом, но не могу отвести взгляд.

Жду, что он представится, как и его друг, но он молчит, нетерпеливо закатив глаза и вытащив мобильник из плотных черных джинсов. Этот парень определенно не так приветлив, как Нэт и Стеф. Тем не менее, он привлекательнее; в нем есть что-то, что мешает оторвать взгляд от его лица. Я смутно чувствую, что Ной смотрит на меня, и, наконец, отворачиваюсь, сделав вид, что шокирована происходящим.

Ведь так и есть, правда?

– Увидимся, Тесса, – говорит Нэт, и все трое выходят из комнаты.

Я тяжело вздыхаю. Назвать последние несколько минут необычными было бы недопустимым преуменьшением.

– Ты получишь другую комнату! – кричит мама, как только хлопает дверь.

– Нет, я не могу, – отвечаю я. – Здесь нормально, мам.

Я изо всех сил стараюсь успокоиться. Не знаю, получится ли, но в любом случае последнее, чего бы я хотела, это чтобы моя деспотичная мать устроила сцену в первый день  моего пребывания в колледже.

– Уверена, она не такая, как кажется на первый взгляд, – пытаюсь я убедить маму и в то же время поверить в это сама.

– Чепуха, мы переезжаем сейчас же. – Безупречная внешность странно сочетается с гневом на лице матери; длинные светлые волосы уложены волнами, и каждый локон совершенен. – Ты не будешь жить в комнате с человеком, который общается с такими… такими панками!

Я смотрю в ее стальные глаза, затем на Ноя.

– Мама, пожалуйста, давай поглядим, как все будет складываться. Пожалуйста, – прошу я.

Я не хочу даже представлять себе, что начнется, если мы попытаемся в последний момент поменять комнату. И как унизительно это будет выглядеть.

Мама снова оглядывает комнату, останавливается взглядом на плакатах, покрывающих стену Стеф, выразительно на них фыркает.

– Хорошо, – неожиданно цедит она сквозь зубы. – Но перед тем, как мы уедем, нам с тобой надо поговорить.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Часом позже, после лекции об опасности вечеринок и студентов мужского пола – при этом использовались выражения, которых мы с Ноем от мамы совершенно не ожидали, – она, наконец, начинает собираться домой. В своем обычном стиле, коротко обняв и чмокнув меня, она покидает комнату, сообщив Ною, что будет ждать его в машине.

– Я все время буду скучать по тебе, – тихо говорит Ной и заключает меня в свои объятия.

Я чувствую запах одеколона, который дарила ему на Рождество два года подряд, и вздыхаю. Навязчивый аромат уже частично выветрился, и я понимаю, что тоже буду скучать по нему и по тому ощущению комфорта и близости, которое связано с Ноем, несмотря на то, сколько раз я жаловалась на него раньше.

– Я тоже буду скучать, но мы же можем разговаривать каждый день, – говорю я, обвивая его руками и прижимаясь лицом к шее. – Я хочу, чтобы ты поступил сюда через год.

Ной всего на несколько сантиметров выше, мне это нравится. Мама часто дразнила меня, утверждая, что человек, соврав, вырастает на дюйм. Мой отец был высоким, так что об этом я с ней спорить не буду.

Губы Ноя приближаются к моим… и в этот момент я слышу звук автомобильного гудка.

Ной смеется и отпускает меня.

– Твоя мама не меняется! – Он целует меня в щеку и выбегает в дверь, крикнув на ходу: – Позвоню вечером!

Оставшись одна, я думаю о его поспешном уходе, а потом начинаю распаковывать сумки. Вскоре половина одежды аккуратно сложена в одну из тумбочек, остальное повешено в шкаф. От количества кожи и изображений животных на одежде, заполняющей соседний шкаф, я поеживаюсь. Все же любопытство сильнее: я провожу пальцами по платью из какого-то металла, потом по другому платью, такому тонкому, что непонятно, есть ли оно вообще.

Чувствуя себя как выжатый лимон, валюсь поперек кровати. Подкрадывается незнакомое мне чувство одиночества; жалко, что соседки нет, как бы некомфортно мне ни было в присутствии ее друзей. Подозреваю, ее часто не будет дома, или, еще хуже, она может проводить в своей компании большую часть времени. Почему мне не попалась соседка, которой нравится читать и учиться? С одной стороны, это даже неплохо, потому что вся наша маленькая комнатка будет в моем распоряжении, но все-таки меня это почему-то не радует. Колледж оказался совсем не тем, чего я ожидала.

Напоминаю себе, что я здесь всего несколько часов. Завтра будет лучше. Должно быть лучше.

Я достаю учебники и ежедневник, решив убить время заполнением расписания занятий и предполагаемых заседаний литературного клуба, куда я планирую вступить; с ним я еще не до конца решила, но я читала отзывы студентов о нем и хочу попробовать. Я хочу найти единомышленников, с которыми можно было бы поговорить. Я не надеюсь, что заведу много друзей, пока достаточно, если мне будет с кем вместе пообедать. Я решаю завтра выехать из кампуса, чтобы купить в комнату кое-какие вещи. Не хочу захламлять свою половину так же, как Стеф, но неплохо бы добавить пару предметов, чтобы чувствовать себя в этом чужом месте как дома. То, что у меня еще нет машины, несколько осложняет дело. Чем раньше я ее заведу, тем лучше. У меня достаточно денег – подарок на выпускной и зарплата продавца в книжном магазине, где я работала летом, – но я пока не уверена, надо ли заморачиваться покупкой прямо сейчас. То, что я живу в кампусе, дает мне полный доступ к общественному транспорту, и я уже изучила автобусные маршруты. С мыслями о расписании, рыжих девушках и неприветливых татуированных парнях я засыпаю, сжимая ежедневник в руках.

На следующее утро Стеф в постели не оказалось. Я бы хотела познакомиться поближе, но это может оказаться трудновато, если ее никогда не будет рядом. Может, один из двух парней – ее бойфренд? Для ее же блага, искренне надеюсь, что это блондин.

Схватив сумочку с туалетными принадлежностями, я направилась в душ. Уже можно сказать, что одно из наименее приятных впечатлений от студенческой жизни – душевая; хорошо бы в каждой комнате была отдельная ванная. Ну, по крайней мере, спасибо и за то, что душевые раздельные.

Или… Я считала, они должны быть раздельными, – ведь все, наверное, так думают? Открываю дверь, абсолютно уверенная, что увижу два напечатанных значка, мужской и женский… Блин. Не могу поверить, что такое возможно. Не могла поверить, пока не оказалась в CWU.

Нахожу свободную кабинку, быстро шмыгаю мимо полуголых мальчиков и девочек, тщательно закрываю шторку, раздеваюсь и на ощупь вешаю одежду на стойку, вытянув руку из-за занавески. Вода нагревается слишком медленно, и все это время я панически боюсь, что кто-нибудь отдернет тонкую занавеску, отделяющую мое голое тело от людей снаружи. Но никого, кажется, не смущают полуголые представители другого пола; студенческая жизнь оказалась очень странной, и это только второй день.

Крошечная душевая кабинка находится вплотную к стойке, на которую я повесила одежду, и внутри еле хватает места вытянуть руки. Я думаю о Ное и о доме. Задумавшись, я поворачиваюсь и задеваю локтем вешалку, одежда валится на мокрый пол. Душ хлещет  на нее, и вещи мгновенно намокают.

– Да вы издеваетесь!

Я издаю беззвучный стон, резко выключаю воду и заворачиваюсь в полотенце. Затем подхватываю тяжелую груду мокрой одежды и несусь по коридору, отчаянно надеясь, что меня никто не видит. Добравшись до комнаты, поворачиваю ключ в замке, и когда, наконец, дверь за мной захлопывается, мгновенно расслабляюсь.

До момента, как, повернувшись, не замечаю мрачного брюнета в татухах, развалившегося на кровати Стеф.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

– А… где Стеф?

Я пытаюсь говорить твердо, но голос больше напоминает писк. Руками я кутаюсь в мягкое полотенце, а взглядом то и дело скольжу вниз, чтобы убедиться, что мое тело полностью прикрыто.

Парень смотрит на меня; уголки его рта немного приподнимаются, но он не говорит ни слова.

– Ты слышишь? Я спросила тебя, где Стеф, – повторяю я, стараясь на этот раз говорить вежливей.

Выражение его лица меняется. Наконец, он бормочет «Я не знаю» и отворачивается к маленькому экрану на тумбочке Стеф.

Что он тут делает? У него что, нет своей комнаты?  Я сдерживаюсь, стараясь оставить грубости при себе.

– О’кей… Не мог бы ты… выйти куда-нибудь, чтоб я могла одеться?

Кажется, он даже не заметил, что я в полотенце. Или заметил, но это не произвело на него впечатления.

– Не обольщайся, смотреть на тебя не собираюсь, – усмехается он и отворачивается, закрыв лицо руками.

У него сильный английский акцент, раньше я этого не заметила. Наверное, потому, что раньше он со мной не разговаривал.

Не сообразив, как отреагировать, я фыркаю и подхожу к своей тумбочке. Что именно он имел в виду под «не собираюсь смотреть»? Может быть, он счел меня непривлекательной. Я поспешно надеваю белье, белую рубашку и шорты цвета хаки.

– Ну, ты все? – спрашивает он, и этим переполняет чашу моего терпения.

– А ты не мог бы повежливей? Я, кажется, тебе ничего не сделала. Так в чем дело? 

Я кричу, может быть, несколько громче, чем хотела, но, судя по удивлению на лице моего обидчика, слова произвели впечатление.

Мгновение он молча на меня смотрит. И когда я уже ожидаю услышать извинения, разражается смехом. Его смех звучный и глубокий, его можно было бы назвать приятным, если бы он не был таким обидным. Когда он хохочет, на щеках появляются ямочки. Я чувствую себя полной идиоткой. Я вообще стараюсь избегать конфликтов, а этот парень, кажется, последний, с кем я стала бы ссориться.

Открывается дверь, входит Стеф.

– Извини, я поздно. У меня адское похмелье, – с трудом произносит она, и ее взгляд скачет между мной и парнем с татуировками. – Извини, Тесса, я забыла сказать, что Хардин зайдет. – И извиняюще пожимает плечами.

Мне хочется думать, что мы со Стеф сможем притереться друг к другу, в каком-то смысле даже стать подругами, но при ее образе жизни и компании мне просто трудно в это поверить.

– Твой бойфренд не очень-то вежлив, – выпаливаю я прежде, чем могу остановиться.

Стеф смотрит на парня на своей кровати, и оба  начинают хохотать. Да что с вами со всеми, почему вы смеетесь надо мной ? Это начинает по-настоящему раздражать.

– Хардин Скотт не мой бойфренд ! – задыхаясь, произносит она. Успокоившись, она хмуро поворачивается к Хардину : – Что ты ей сказал? – А потом, снова повернувшись ко мне: – Хардин… просто не умеет по-другому разговаривать.

Отлично, значит, она говорит, что Хардин – просто грубиян. Парень из Англии пожимает плечами и пультом переключает канал.

– Сегодня вечером вечеринка. Ты должна пойти с нами, Тесса, – говорит Стеф.

Теперь моя очередь улыбнуться.

– Вечеринки – это не мое. К тому же мне нужно приобрести кое-какие вещи в комнату, на стол и стену.

Я смотрю на Хардина, который ведет себя так, будто никого из нас в комнате больше нет.

– Пойдем… всего лишь вечеринка! Ты теперь в колледже, так что одна вечеринка не повредит, – уговаривает Стеф. – Погоди, а как ты собираешься в магазин? Я думала, у тебя нет машины?

– Я собиралась поехать на автобусе. К тому же я не могу пойти на вечеринку, я же никого там не знаю, – говорю я, и Хардин вновь хохочет – еще одно подтверждение, что он собирается уделять мне не больше внимания, чем требуется для того, чтоб надо мной посмеяться. – Я собираюсь почитать и поболтать по скайпу с Ноем.

– Ты же не собираешься ехать на автобусе в субботу! Он будет битком. Хардин подбросит тебя по пути… правда, Хардин? И на вечеринке ты знаешь меня . Так что приходи… хорошо? – Стеф драматически сжимает руки.

Я знаю ее всего один день, могу ли я ей доверять? В голове всплывают предупреждения мамы об опасности вечеринок. За то недолгое время, что я знаю соседку, она показалась довольно приятной. Но вечеринка?

– Не знаю… Нет, я не хочу, чтобы Хардин подвозил меня в магазин.

Хардин удивленно разворачивается на кровати Стеф.

– Как же так! А я так мечтал об этом, – сухо отвечает он тоном, полным сарказма, и мне хочется швырнуть книжку в его кудрявую голову. – Ладно, Стеф, видишь, она не собирается приходить, – усмехаясь, говорит он с сильным акцентом.

Любопытство, которого во мне достаточно, подмывает спросить, откуда он. А чувство противоречия заставляет перечить.

– На самом деле, да, я приду, – говорю я с такой милой улыбкой, какую только смогла изобразить. – Наверное, там будет весело.

Хардин недоверчиво покачивает головой, а Стеф взвизгивает и крепко меня обнимает.

– Да! Еще как весело! – кричит она.

И в глубине души я очень надеюсь, что она окажется права.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

На мое счастье, Хардин наконец-то уходит, и я могу расспросить Стеф о вечеринке. Мне нужно узнать подробности, чтобы не волноваться, а присутствие посторонних этому нисколько не способствует.

– Где будет эта вечеринка? Пешком дойдем? – спрашиваю я и, стараясь казаться спокойной, ровняю свои книжки на полке.

– Вообще-то, это вечеринка в самом большом из здешних студенческих братств. – Стеф с открытым ртом накладывает на ресницы очередной слой туши. – Это не в кампусе, но мы не пойдем пешком, Нэт нас подвезет.

Я рада, что не Хардин, хотя знаю, что он там тоже будет. Так или иначе, его компания кажется мне невыносимой. Почему он такой грубый? Пусть скажет спасибо, что я не осуждаю его  за уродский пирсинг и тату. Ладно, может, я его и осуждаю, но по крайней мере не говорю ему об этом в глаза. Я хотя бы терпимо отношусь к чужим взглядам. В нашем доме татуировки и пирсинг совершенно неприемлемы. Мои волосы всегда причесаны, брови выщипаны, а одежда чистая и глаженая. Это воспринимается как должное.

– Ты меня слышишь? – прерывает мои размышления Стеф.

– Прости… что? – Неосознанно я в мыслях возвращаюсь к этому грубияну.

– Я говорю, давай готовиться: помоги выбрать мне, в чем идти.

Платья у моей соседки такие странные, что мне кажется, будто сейчас кто-нибудь выскочит и скажет, что нас снимает скрытая камера. От каждого меня просто передергивает, а Стеф смеется, видимо, считает мое отвращение забавным. Платье – точнее, лохмотья, – которое она, в конце концов, выбирает, представляет собой черную сетку, через которую прекрасно виден ее красный бюстгальтер. Единственная закрытая деталь наряда – это плотные черные трусы. Платье не доходит даже до середины бедра. Стеф подтягивает его, открывая ноги еще выше, затем наклоняется, демонстрируя глубокое декольте. Каблуки ее туфель – сантиметров десять, огненно-рыжие волосы стянуты в тугую косу, падающую на плечи, глаза подведены черным и синим еще гуще, чем раньше.

– Больно делать татуировки? – спрашиваю я, доставая свое любимое темно-бордовое платье.

– Первый раз да, но не так больно, как ты думаешь. Это как пчела, которая кусает тебя снова и снова, – говорит она, пожимая плечами.

– Ужасно, – говорю я, и Стеф смеется.

Мне приходит в голову, что она наверняка считает меня странной так же, как я ее. То, что мы мало знакомы, как ни удивительно – нам на руку.

Она таращится на мое платье.

– Ты что, действительно собираешься это надеть?

Я провожу рукой по ткани. Это мое лучшее, любимое платье, хотя нарядов у меня не так уж и много.

– А что с ним не так? – спрашиваю я, пытаясь скрыть обиду.

Воротничок доходит до шеи, рукава закрывают руки на три четверти, оставляя открытыми только локти. Темно-бордовая ткань мягкая, но прочная, из такой шьют деловые костюмы.

– Ничего… просто оно такое… длинное, – говорит она.

– Да оно едва колени прикрывает.

Я не понимаю, догадалась ли Стеф, что я обиделась, но почему-то не хочу, чтобы она это знала.

– Оно хорошее. Просто мне оно кажется слишком строгим. Может, ты хочешь взять что-нибудь из моего? – искренне предлагает она.

От этого предложения меня бросает в дрожь.

– Спасибо, Стеф. Думаю, обойдусь, – отвечаю я и начинаю завиваться.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Завивка и укладка готовы; я закалываю пряди у лица с обеих сторон, чтобы не падали.

– Хочешь взять что-нибудь из моей косметики? – спрашивает Стеф, и я снова смотрюсь в зеркало.

Глаза всегда кажутся мне слишком большими, и я предпочитаю минимально подчеркивать их макияжем, разве что крашу ресницы.

– Ну, может, немного глаза подвести, – неуверенно говорю я.

Стеф с улыбкой протягивает мне три карандаша: фиолетовый, черный и коричневый. Я верчу их в руках, выбирая между черным и коричневым.

– Фиолетовый к твоим глазам отлично подойдет, – говорит Стеф, я улыбаюсь, но отрицательно качаю головой. – У тебя уникальные глаза – продать не хочешь? – шутит она.

У нее самой прекрасные зеленые глаза; зачем ей мои? Беру черный карандаш и подвожу глаза тонюсенькой линией, получая от Стеф поощрительную улыбку.

Звонит ее телефон, соседка хватает сумочку.

– Нэт пришел.

Я тоже беру сумочку, поправляю платье и натягиваю свои плоские белые кеды, на которые Стеф взирает весьма однозначно, но не комментирует.

Нэт ждет у входа, из открытого окна его машины ревет хард-рок. Оглядываюсь и вижу, что на нас все смотрят. Опустив голову, я внезапно натыкаюсь взглядом на Хардина, сидящего на переднем сиденье. Должно быть, он наклонился, и я не заметила его сразу. Черт .

– Дамы, прошу, – говорит Нэт.

Хардин смотрит, как я забираюсь в машину вслед за Стеф и оказываюсь на сиденье прямо позади него.

– Тереза, ты ведь в курсе, что мы собрались на вечеринку, а не в церковь? – говорит Хардин, и я вижу в боковом зеркале, как он ухмыляется.

– Пожалуйста, не называй меня Тереза. Мне нравится Тесса, – отвечаю я.

Странно, он даже знает мое полное имя? Оно напоминает мне об отце, поэтому я предпочитаю его не слышать.

– Конечно, Тереза.

Я откидываюсь на сиденье и закатываю глаза; нечего отвечать на подколки, время тратить.

Пока мы едем, я смотрю в окно, пытаясь не замечать грохочущей музыки. Наконец, Нэт паркуется на обочине оживленной улицы, вдоль ряда больших и почти одинаковых светлых домов. Черными буквами выведено название студенческого братства, но я не могу разобрать ни слова, фасад полностью скрыт вьющимся виноградом. От дома беспорядочно растянуты ленты туалетной бумаги, шум и гам: типичная картина.

– Дом такой большой; сколько там может быть людей? – ахаю я.

На газоне перед домом полно народу с красными кружками в руках, некоторые танцуют. Я отстаю от своей компании.

– Людей куча, пошли, – отвечает Хардин, выходя из машины.

С заднего сиденья я вижу, как несколько человек здороваются с Нэтом за руку, не обращая внимания на Хардина. К моему удивлению, никто больше не татуирован так, как он, Нэт или Стеф. Может быть, сегодня я все-таки найду себе друзей.

– Идешь? – Стеф улыбается и выскакивает из машины.

Я киваю, скорее сама себе, и вылезаю, еще раз поправляя платье.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Хардин уже зашел в дом; прекрасно, надеюсь, я не увижу его до конца вечера. Судя по количеству народа, так оно и будет. Я иду вслед за Нэтом и Стеф по битком забитой гостиной, получаю красную кружку. Пытаюсь вежливо отказаться «нет, спасибо» – но уже поздно, я понятия не имею, кто мне ее передал. Ставлю чашку на стол и двигаюсь за Стеф. Мы доходим до компании, оккупировавшей диван. Судя по тому, как встречают моих спутников, это друзья Стеф. К сожалению, все они в татуировках. Хардин тоже сидит на диване, я стараюсь не смотреть на него. Стеф представляет меня.

– Это Тесса, моя соседка. Она только вчера приехала, я решила показать ей, как у нас веселятся в выходные.

Все дружески кивают мне и улыбаются (кроме Хардина, конечно). Очень красивый смуглый мальчик протягивает мне руку. Рука холодная, потому что ею он держал стакан, зато улыбка у мальчика теплая. Во рту что-то блестит, кажется, колечко в языке, но я не уверена, он слишком быстро замолкает.

– Я Зед. Ты на чем? – спрашивает он.

Я замечаю, как он изучает мое длинное платье, слегка улыбается, но ничего не говорит.

– На английском, – говорю я, радостно улыбаясь.

Хардин фыркает, но я не обращаю внимания.

– Круто. Я в малине, – смеется Зед.

В малине? Что это значит? 

– Хочешь выпить? – спрашивает он прежде, чем я успеваю спросить про малину.

– Нет, я не пью, – говорю я, и он пытается скрыть улыбку.

– В духе Стеф тащить на тусовку всяких девочек-монашек, – бормочет себе под нос девушка с розовыми волосами.

Делаю вид, что не слышу, потому что сегодня хочу избежать любых конфликтов. Монашек? Во мне нет ничего пуританского! Да, я много работала и училась, чтобы здесь оказаться, а когда отец от нас ушел, мама работала изо всех сил, чтобы обеспечить мое будущее.

– Пойду, подышу свежим воздухом.

Я хочу уйти. Любой ценой нужно предотвратить ссору. Не стоит заводить врагов, пока у меня еще нет друзей.

– Хочешь, я пойду с тобой? – окликает меня Стеф.

Я качаю головой и иду к двери. Я знаю, не надо было приходить. Я сейчас должна сидеть в пижаме на своей кровати, свернувшись калачиком, с романом в руках. Я могла бы поболтать по скайпу с Ноем, по которому жутко соскучилась. Даже просто спать лучше, чем торчать на этой ужасной вечеринке в компании пьяных незнакомцев. Решаю написать Ною. Я иду на периферию лужайки, где меньше всего людей.

«Я скучаю по тебе. В колледже пока что совсем не весело». Отправляю эсэмэс и сажусь на каменный бортик, ожидая его ответа. Группа пьяных девчонок проходит мимо, путаясь в собственных ногах и хихикая.

Ной быстро отвечает. «Почему? Я тоже скучаю по тебе, Тесса. Я так хочу сейчас быть с тобой». И я улыбаюсь его словам.

– Блин, прости! – произносит мужской голос, и в тот же момент я чувствую, как холодная жидкость заливает мне платье. Парень спотыкается и прислоняется к низкому бортику. – Мне плохо реально, – бормочет он, сползая на землю.

Веселье – хуже не придумаешь. Сначала какая-то девица называет меня монашкой, а теперь еще платье залито непонятным пойлом и воняет. Застонав, я хватаю телефон и иду в дом, чтобы найти ванную. Проталкиваюсь через переполненный коридор, пытаясь открыть все двери подряд, но они заперты. Я стараюсь не думать, что за ними происходит.

Я иду наверх и продолжаю поиски. Наконец, незапертая дверь. Увы, это не ванная. Это спальня; о ужас: там лежит Хардин, а девушка с розовыми волосами ритмично двигается у него на коленях.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Девушка оборачивается и смотрит на меня, я пытаюсь уйти, но ноги не слушаются.

– Чего тебе? – спрашивает она.

Хардин садится, удерживая партнершу на себе. Его лицо непроницаемо – ни неловкости, ни смущения. Видимо, для него это обычное дело. Может, он посещает такие вечеринки в студенческих братствах только для того, чтобы заниматься сексом со случайными девчонками.

– Ой, извините, я… Я искала ванную, кто-то опрокинул на меня стакан, – быстро объясняю я.

Очень глупо. Девушка впивается губами в шею Хардина, и я отвожу глаза. Эти двое хорошо друг другу подходят. Оба в татуировках, оба грубые.

– Ну ладно, пойду, поищу ванную.

Девица закатывает глаза, и я, опустив голову, выхожу из комнаты. Захлопываю дверь и прислоняюсь к ней спиной. Пока что в колледже совсем не весело. Совершенно не понимаю, как сборища, вроде этого, можно считать веселыми. Вместо того чтобы искать ванную, решаю найти кухню и замыть платье там. Последнее, что мне хочется делать, это открывать двери и находить там пьяных возбужденных студентов друг на друге.

Кухню найти не трудно, но там не повернуться – в основном из-за бутылок в ведрах со льдом на полу и плоских коробок с пиццей на столах. Пробираюсь к раковине, чтобы смочить бумажное полотенце. Когда я вытираю им пятно, мелкие белые катышки от дешевой бумажной салфетки размазываются по мокрому, и становится только хуже. Отчаявшись, я со стоном сажусь на стол.

– Веселишься? – спрашивает Нэт, подходя ко мне.

Я рада знакомому лицу. Он мило улыбается и отпивает из своего стакана.

– Не совсем… А долго обычно длятся такие вечеринки?

– Всю ночь… и половину следующего дня, – смеется он.

Я в шоке. Когда же Стеф собирается возвращаться? Надеюсь, скоро.

– Погоди, – волнуюсь я, заметив его опухшие глаза. – Кто нас повезет обратно в общежитие?

– Не знаю… Если хочешь, можешь взять мою машину, – говорит он.

– Спасибо, конечно, но не могу. Если я во что-нибудь врежусь или меня остановят с пьяными подростками в машине, будет много проблем.

Представляю себе выражение лица мамы, вытаскивающей меня из тюрьмы.

– Да нет, это же совсем недалеко! Просто возьми мою машину. Ты даже не пила. Или придется остаться здесь, ну, или я могу спросить, если кто-нибудь…

– Ладно, все нормально. Я что-нибудь придумаю.

Успеваю ответить – и тут все заглушает музыка, и становится не слышно ничего, кроме басов и отдельных слов.

Все яснее понимаю, что, приехав сюда, я сделала большую ошибку.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Наконец, после долгих поисков и воплей «Стеф!», когда оглушительная музыка сменяется тихой песней, Нэт, смеясь, кивает мне и машет рукой на соседнюю комнату. Он такой милый – зачем только он водится с Хардином?

Поворачиваюсь, куда было сказано, вижу Стеф и слышу собственный изумленный возглас. Стеф и две другие девушки танцуют на столе. Какой-то пьяный парень поднимается, подходит и хватает Стеф за бедра. Жду, что она отбросит его руки, но она только улыбается и отталкивается от него тазом. Отлично. 

– Они просто танцуют, Тесса, – говорит Нэт и фыркает от смеха, увидев мое лицо.

Но они не просто танцуют;  они ошупывают друг друга и трутся телами.

– Да… Знаю.

Я пожимаю плечами так, будто не вижу в этом ничего необычного. Я никогда не танцевала, даже с Ноем, хотя мы вместе два года. Ной! Лезу в сумочку за телефоном проверить сообщения.

«Тесс, ты тут?»

«Тесс? Ты в порядке?»

«Тесса? Мне позвонить твоей маме? Я волнуюсь».

Я набираю номер Ноя со скоростью, на которую только способны мои пальцы, и молюсь, чтобы он не успел позвонить маме. Он не берет трубку, но я отправляю ему сообщение, что все в порядке и звонить маме не стоит. Если она узнает, что в колледже со мной что-то случилось в первые же выходные, она будет в шоке.

– Ээээй… Тесса! – Стеф, шатаясь, кладет голову мне на плечо. – Еще веселишься, соседка? – Она пьяно хихикает. – Думаю, что… Мне надо… Комната тратится, Тесс… То есть крутится, – бормочет она, смеясь, и ее ведет вперед.

– Она сейчас отключится, – говорю я.

Нэт кивает, берет Стеф на руки и закидывает себе на плечо.

– За мной, – командует он и поднимается наверх.

Открывает дверь где-то посреди коридора: он нашел ванную быстрее, чем я. Опускает Стеф на пол, и ее тут же начинает рвать. Я смотрю в сторону, удерживая ее рыжие волосы подальше от лица.

Наконец (я еле могу выдержать такую долгую рвоту), она успокаивается, и Нэт протягивает мне полотенце.

– Давай отведем ее в комнату напротив и положим на кровать. Ей надо проспаться, – говорит он. Я киваю и тут же понимаю, что не могу оставить Стеф одну, без сознания. – Ты там тоже можешь остаться, – говорит он, будто бы прочитав мои мысли.

Вдвоем поднимаем ее с пола и ведем по коридору в темную спальню. Аккуратно укладываем стонущую Стеф на кровать, и Нэт тут же исчезает, сказав, что проведает нас попозже. Я сажусь рядом со Стеф, чтобы убедиться, что ее голова повернута набок.

Трезвая, рядом с пьяной девицей посреди шумной вечеринки. Да уж, опускаюсь на более низкий уровень. Я включаю лампу, чтобы осмотреть комнату, и утыкаюсь взглядом в книжные полки, полностью занимающие одну из стен. С интересом читаю заголовки. Хозяин библиотеки внушает уважение: здесь много классики, самые разные произведения, в том числе и несколько моих любимых. Нахожу «Грозовой перевал», беру с полки. Книжка изрядно потрепана, видимо, читали ее не раз.

Так глубоко ухожу в повествование Эмилии Бронте, что не замечаю ни света от открытой двери, ни появления еще одного человека.

– Какого черта ты делаешь в моей комнате? – раздается позади меня сердитый голос.

Я уже знаю, чей это акцент.

Хардин.

– Я спрашиваю, что, черт возьми, ты делаешь в моей комнате? – повторяет он так же резко, как в первый раз.

Обернувшись, я вижу его длинные ноги. Хардин выхватывает у меня из рук книгу и швыряет обратно на полку.

Голова кругом. Я уж думала, что хуже быть не может, – и вот я еще и в комнате Хардина.

Он грубо окликает меня и машет ладонью перед глазами.

– Нэт велел привести сюда Стеф, – лепечу я едва слышно. Хардин подходит на шаг и с шумом втягивает воздух. Я указываю на постель, и он переводит взгляд. – Она слишком много выпила, и Нэт сказал…

– Я уже понял.

Он явно расстроенно проводит рукой по грязным волосам. Почему ему так не нравится, что мы в его комнате? Стоп!

– Ты член этого братства? – спрашиваю я.

В моем голосе звучит нескрываемое изумление. Хардин очень далек от моего представления о студентах, входящих в такие сообщества.

– Да, и что? – отвечает он, подходя еще на шаг. Расстояние между нами – не больше двух футов, и когда я пытаюсь немного отодвинуться, то упираюсь спиной в книжный шкаф. – Для тебя это сюрприз, Тереза?

– Хватит называть меня Терезой.

Он загоняет меня в угол. 

– Тебя же так зовут, правда? – Он усмехается, немного оживляясь.

Я вздыхаю и отворачиваюсь, упираясь лицом в книжные полки. Не знаю, куда мне идти, но хочу куда-нибудь деться от Хардина, иначе я его стукну. Или расплачусь. У меня был тяжелый день, так что я скорее расплачусь, чем дам пощечину. Скорее всего, так и будет.

Я поворачиваюсь и прохожу мимо него.

– Она не может тут оставаться, – говорит он.

Обернувшись, я замечаю у него в губе колечко. Почему он решил проколоть губу и бровь? Это, наверно, очень больно… и к тому же подчеркивает его полные губы.

– Почему? Я думала, вы друзья?

– Так и есть. Но никто не остается в моей комнате.

Его руки сложены на груди, и в первый раз с момента знакомства я разбираю, что изображено на тату. Это цветок, в центре предплечья. Хардин – и цветок? Издалека похоже на розу в черно-серых тонах, к тому же ее дополнительно оживляют полутени.

Чувствуя злость и раздражение, я усмехаюсь.

– Да… понимаю. Значит, к тебе могут заходить только девчонки, которые с тобой спят?

Он хмыкает.

– Та комната была не моя. Но если ты пытаешься сказать, что хочешь со мной переспать, то, извини, ты не в моем вкусе.

Не знаю почему, но его слова меня сильно задевают. Хардин далек от моего типа мужчин, но я никогда не сказала бы ему это вслух.

– Ты… ты…

От возмущения не могу подобрать слова. Музыка за стеной гремит все назойливей. Я смущена, разозлена и не знаю, что ответить. Продолжать пререкания бессмысленно.

– Хорошо. Тогда отведи ее в другую комнату, а я возвращаюсь в общежитие.

Когда я хлопаю дверью, то сквозь шум слышу насмешливый голос Хардина:

– Спокойной ночи, Тереза.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

На лестнице не могу сдержать слез. Я уже ненавижу колледж, хотя занятия еще не начались. Почему мне не попалась соседка, похожая на меня? Я должна сейчас отсыпаться перед понедельником. Я не создана для таких вечеринок, и мне не стоит общаться с такими людьми. Мне нравится Стеф, но я не хочу присутствовать при таких сценах и общаться с людьми типа Хардина. Для меня он загадка; с одной стороны, я не понимаю, как он может быть таким придурком? Но потом думаю о книжных полках – зачем ему все это? Что такой грубый, циничный, татуированный болван, как Хардин, может понимать в этих прекрасных произведениях? По-моему, единственное, что он способен прочесть, это этикетка на пивной бутылке.

Утирая слезы, я понимаю, что не знаю, где нахожусь и в какой стороне общежитие. Чем больше я думаю о том, что случилось, тем больше раздражаюсь и злюсь.

Я должна была это предусмотреть; именно потому, что я всегда все просчитываю, такие вещи не происходят. Дом до сих пор битком, по-прежнему музыка гремит. Нэта нигде не видно, Зеда тоже. Может, стоит просто найти пустую спальню и лечь на полу? Тут по меньшей мере пятнадцать комнат, может, повезет, и я найду пустую? Я не могу успокоиться, как ни стараюсь, но не хочу, чтобы внизу меня видели в таком состоянии. Я захожу в ванную, где была со Стеф, и сажусь на корточки.

Набираю Ноя, и на этот раз он берет трубку.

– Тесс? Уже поздно, у тебя все нормально? – произносит он заспанным голосом.

– Привет. Нет! Я пошла на дурацкую вечеринку с соседкой и застряла в каком-то доме, тут негде спать, и я не знаю, как вернуться в общежитие, – рыдаю я в трубку.

Понимаю, что моя ситуация – отнюдь не вопрос жизни и смерти, но я слишком подавлена, чтобы самостоятельно с ней разобраться.

– На вечеринку? С этой рыжей? – удивленно спрашивает Ной.

– Да, со Стеф. Но она отключилась.

– Ух ты, а почему ты с ней пошла? Она же такая… в общем, ты вроде с такими не водишься, – говорит он.

Его менторский тон меня раздражает. Я хотела, чтобы он поддержал меня, заверил, что завтра все будет хорошо, сказал что-нибудь позитивное, а не такое холодное и осуждающее.

– Это не все, Ной, – говорю я, но в этот момент дверная ручка дергается, и я встаю с корточек. – Минуточку! – кричу я человеку снаружи и вытираю глаза куском туалетной бумаги, отчего макияж размазывается еще больше: именно поэтому я редко пользуюсь карандашом для глаз.

– Я тебе перезвоню; кто-то ломится в ванную, – говорю я Ною и отключаюсь прежде, чем он успевает возразить.

Снаружи снова начинают стучать, и я в спешке открываю, все еще вытирая, глаза.

– Я же сказала, мин…

И затыкаюсь, увидев знакомые зеленые глаза.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Я вдруг понимаю, что до этого момента не знала, какого цвета его глаза. Видимо, потому что сейчас Хардин впервые смотрит прямо на меня. Удивительные, глубокие, потрясающие глаза. Хардин отводит взгляд, и я, оттолкнув его, бросаюсь мимо. Он хватает меня за руку и тянет назад.

– Не трогай меня! – кричу я, вырываясь.

– Ты плакала? – спрашивает он, и тон его не кажется равнодушным.

Не будь это Хардин, я бы подумала, что он действительно за меня беспокоится.

– Оставь меня в покое!

Он преграждает мне дорогу, не дает пройти. Не могу больше выносить эти его шутки, на сегодня довольно.

– Хардин, пожалуйста! Прошу, если в тебе есть хоть что-то человеческое, оставь меня в покое. Оставь все, что хочешь мне сказать, на завтра. Пожалуйста!

Мне уже все равно, слышит ли он в моих словах отчаяние и слабость. Мне просто хочется, чтобы он меня не доставал.

В его глазах мелькает замешательство. С минуту он молча на меня смотрит.

– Дальше по коридору есть пустая комната, в которой вы можете переночевать. Я перенес туда Стеф, – наконец говорит он.

Жду продолжения, но он молчит. Просто глядит на меня.

– О’кей, – спокойно говорю я, и Хардин меня пропускает.

– Третья дверь слева, – бросает он и исчезает в своей комнате.

Что за черт? Хардин – и без своих обычных повадок? Уверена, завтра он при моем появлении обязательно что-нибудь съязвит. У него наверняка есть специальный ежедневник для колкостей, как у меня – для домашних заданий, и я точно там записана.

Третья комната по коридору намного меньше, чем та, где живет Хардин, и в ней две кровати. Больше похоже на обычную общагу. Он что тут, главный? Скорее уж с ним никто не связывается, и он выбил себе самую большую комнату. Стеф лежит на кровати возле окна, я снимаю кеды и перед тем, как запереть дверь и лечь самой, укрываю подругу одеялом.

В голове мелькают события сегодняшнего суматошного дня, и через мои сны проносятся черно-серые розы и суровые зеленые глаза.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Я просыпаюсь и некоторое время соображаю, что случилось и почему я оказалась в этой незнакомой спальне. Стеф еще спит, храпит, широко открыв рот. Я решаю ее не будить, пока не узнаю, как нам вернуться в общежитие. Быстро натянув обувь и захватив сумку, выхожу в коридор. Постучаться к Хардину или лучше найти Нэта? Может, Нэт тоже состоит в братстве? Никогда бы не подумала, что Хардин – член какой-то организации, так что, не исключено, насчет Нэта я тоже ошибаюсь.

Переступая через тела, спускаюсь вниз.

– Нэт? – с надеждой зову я.

В одной только гостиной спят человек двадцать пять, не меньше. Пол усеян мусором и красными кружками так, что некуда ступить, и я понимаю, как на самом деле чисто наверху. Захожу в кухню и еле удерживаю себя, чтобы не начать наводить порядок. На это наверняка ушел бы весь день. Представляю себе Хардина, убирающего весь этот бардак, и усмехаюсь.

– Что смешного?

Я оборачиваюсь и вижу Хардина с мешком в руке. Он сметает рукой со стола мусор вместе с кружками.

– Ничего, – вру я. – Нэт тоже тут живет, так ведь?

Он ничего не отвечает и продолжает убирать со стола.

– Да? – нетерпеливо спрашиваю я снова. – Чем быстрее ты мне ответишь, тем быстрее я отсюда уеду.

– Ну-ну, я тебя слышал. Нет, он тут не живет. Он что, похож на студента из братства? – ухмыляется Хардин.

– Вы оба не похожи, – парирую я, и он хмурится.

Обходит меня и открывает шкаф рядом со мной, достает бумажные полотенца.

– Где-нибудь рядом ходит автобус? – спрашиваю я, не надеясь на ответ.

– Да, через квартал отсюда.

Я тащусь за ним по кухне.

– Можешь сказать, где это?

– Конечно. Это через квартал. – Он улыбается углом рта – дразнит.

Закатываю глаза и выхожу из кухни. Ночная вспышка вежливости была, по всей видимости, разовой акцией, и сегодня Хардин обрушится на меня в полную силу. После того, что было, мне даже стоять рядом с ним не хочется.

Иду будить Стеф. Она просыпается на удивление легко и даже с улыбкой. Я рада, что она тоже хочет уехать из этого проклятого студенческого братства.

– Хардин сказал, тут недалеко автобусная остановка, – говорю я ей, пока мы спускаемся.

– Мы не найдем этот дурацкий автобус. Кто-нибудь из этих дебилов отвезет нас домой. Ты, наверное, обратилась к нему в неподходящий момент, – говорит она и кладет руку мне на плечо.

Мы обнаруживаем Хардина на кухне: он выгребает из духовки банки из-под пива. Стеф берет инициативу на себя.

– Хардин, можешь сейчас нас отвезти? У меня голова раскалывается.

– Конечно, минутку, – отвечает он, как будто этого и ждал.

По пути домой Стеф подпевает грохочущему через динамики хэви-металу, а Хардин, несмотря на мои вежливые просьбы, открывает в машине все окна. Всю дорогу он молчит, бездумно барабаня по рулю длинными пальцами. Я не обращаю на него внимания.

– Я зайду попозже, Стеф, – говорит он, когда мы вылезаем из машины.

Она кивает и машет рукой.

– Пока, Тереза, – с усмешкой говорит мне Хардин.

Я отворачиваюсь и иду вслед за Стеф.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Остаток выходных проходит быстро, я не вижусь с Хардином. В воскресенье ухожу за покупками до его появления и возвращаюсь поздно, когда он, скорее всего, уже ушел.

Убираю купленную одежду в тумбочку, но пока я складываю ее, в голове звучит неприятный голос: «Ты в курсе, что мы собираемся на вечеринку, а не в церковь?»

Полагаю, то же самое он сказал бы и о моих обновках, поэтому решаю не ходить больше на вечеринки со Стеф и вообще не появляться там, где может оказаться Хардин. Он мне не друг, а пререкаться с ним слишком утомительно.

В понедельник утром я как нельзя лучше готова к первому учебному дню. Специально просыпаюсь рано, чтобы не спеша принять душ, не нервничая из-за болтающихся вокруг парней. Белая блузка на пуговицах и темная юбка в складку тщательно выглажены. Я одеваюсь, укладываю волосы и вешаю сумку на плечо. Я уже готова – на пятнадцать минут раньше, чтобы точно не опоздать, – и тут звенит будильник Стеф. Она нажимает кнопку «отложить», и я не знаю, надо ли мне ее поднять. У нее занятия могут начинаться позже, или она не собирается идти. Идея пропустить первый день кажется мне дикой, но Стеф – второкурсница, так что, наверное, знает, что делает.

Еще раз окинув взглядом отражение в зеркале, отправляюсь на свое первое занятие. Хорошо, что я изучила карту кампуса и знаю, что до нужного учебного корпуса всего двадцать минут ходьбы. Захожу в свою первую аудиторию, а там – один человек.

Поскольку он, по всей видимости, тоже решил прийти заранее, подсаживаюсь к нему. Он может стать моим первым другом.

– Где все? – спрашиваю я, и он улыбается. Его улыбка сразу меня успокаивает.

– Наверно, вокруг кампуса бегают, чтобы раньше времени не прийти, – шутит он, и я сразу же проникаюсь к нему симпатией. Это тот, кто мне нужен.

– Я Тесса Янг, – говорю я и приветливо улыбаюсь.

– Лэндон Гибсон, – отвечает он мне с такой же замечательной улыбкой, как и в первый раз.

В оставшееся до начала занятия время мы болтаем. Я узнаю, что он в группе английского, как и я, и у него есть девушка по имени Дакота. Лэндон не подкалывает меня и не удивляется, когда я говорю, что Ной младше меня на год. Кажется, он тот, с кем я хотела бы общаться. Когда аудитория начинает заполняться, мы с Лэндоном знакомимся с преподавателем.

В течение дня я начинаю жалеть, что взяла пять курсов по выбору вместо четырех. Тороплюсь на лекцию по британской литературе – слава богу, это последняя лекция на сегодня – и едва успеваю вовремя. С радостью вижу в первом ряду Лэндона, и место рядом с ним не занято.

– Привет, опять ты, – улыбается он мне, когда я сажусь.

Профессор начинает лекцию: излагает учебный план на семестр и кратко рассказывает, как он стал профессором и как этому рад. Мне нравится, что, в отличие от школы, в колледже не заставляют студентов вставать перед классом и представляться или делать другие ненужные глупости.

В середине рассказа о списке обязательной литературы скрипит дверь, и я едва не вскрикиваю при виде Хардина.

– Просто прекрасно, – с сарказмом бормочу я.

– Ты знаешь Хардина? – спрашивает Лэндон.

Хардин, видимо, известен всему кампусу, раз его знает даже такой замечательный парень, как Лэндон.

– Типа того. Моя соседка с ним дружит. Но мне он не нравится, – шепчу я.

Как раз в этот момент взгляд Хардина упирается в меня, и я начинаю волноваться, что он меня слышал. Что он теперь будет делать? А вообще, даже если и так – не похоже, что ему есть дело до того, как я к нему отношусь.

Мне любопытно, что Лэндон слышал о нем, и я не могу удержаться от вопроса.

– А ты его знаешь?

– Да… он… – Лэндон обрывает фразу и оглядывается.

Смотрю туда же и вижу Хардина, развалившегося за соседней партой. Лэндон замолкает и внимательно слушает профессора вместе с остальным классом.

– На сегодня все. Увидимся в среду, – говорит профессор Хилл, отпуская нас.

На улице я сообщаю Лэндону:

– Кажется, этот предмет станет моим любимым. – И он кивает.

Но меняется в лице, когда мы видим, что рядом с нами идет Хардин.

– Тебе чего? – спрашиваю я его, стараясь быть такой же грубой, как и он.

Но прием не действует, или у меня не те интонации; Хардина вопрос, кажется, только развеселил.

– Ничего. Так. Я рад, что у нас общие лекции, – насмешливо говорит он и проводит рукой по волосам, отбрасывая их со лба.

Замечаю на его запястье символ бесконечности, но он отпускает руку прежде, чем я успеваю еще что-нибудь разглядеть.

– Пока, Тесса, – словно извиняясь, говорит Лэндон.

– Ты умудрилась найти себе в друзья главного неудачника, – говорит Хардин, глядя ему вслед.

– Не говори так, он славный парень. Не то, что ты.

Сама удивляюсь своей грубости. Хардин на меня плохо влияет.

Он поворачивается ко мне.

– А ты с каждым разом все злее, Тереза.

– Если ты еще раз назовешь меня Терезой… – предупреждаю я, и он смеется.

Стараюсь представить его без пирсинга и тату. Даже с ними он симпатичный, но ужасный характер все портит.

Мы сворачиваем к моему корпусу общежития, но через двадцать шагов он кричит мне:

– Хватит на меня таращиться! – поворачивает за угол и исчезает до того, как я успеваю придумать ответ.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

После нескольких изнурительных, но увлекательных дней наступает пятница, конец первой учебной недели. Я довольна тем, как она прошла; можно посмотреть в выходные какое-нибудь кино, когда Стеф будет на вечеринке. У меня есть учебные планы на семестр, что очень упрощает жизнь, потому что я могу многое сделать заранее. Беру сумку и выхожу пораньше: выпью кофе, заряжусь энергией на выходные.

– Ты Тесса? – окликает меня женский голос из очереди.

Оборачиваюсь и вижу девушку с розовыми волосами. Молли, кажется.

– Да. Это я, – бурчу, отвернувшись к кассе, чтобы избежать дальнейшего разговора.

– Пойдешь сегодня вечером на вечеринку? – спрашивает она.

Должно быть, издевается. Только я открываю рот, чтобы отказаться, как она говорит:

– Приходи, будет здорово.

Молли перебирает пальцами по большой вытатуированной фее у себя на плече.

Я на минуту задумываюсь и все же качаю головой:

– Извини, у меня на сегодня другие планы.

– Жаль. А Зед хотел тебя видеть. – Я не могу удержаться от улыбки, и она тоже улыбается. – Что? Он только вчера о тебе говорил.

– Не думаю, что… Даже если и так, у меня есть парень, – отвечаю я, но ее улыбка только делается шире.

– Жаль, а то можно было бы объединиться, – двусмысленно говорит она, и я внутренне благодарю бога, что на кассе называют мой заказ.

В спешке хватаю чашку, и горячий кофе проливается мне на руку. Чертыхаюсь, надеясь, что выходные не продолжатся так же, как начались. Молли машет мне, отвечаю ей вежливой улыбкой и выхожу из кафе. Ее слова не выходят у меня из головы. Объединиться с кем? С ней и Хардином? Они действительно знакомы? Зед, конечно, красавчик, но у меня есть Ной, и я не буду заставлять его страдать. Да, на этой неделе мы мало общались, но это потому, что оба были заняты. Решаю, что надо позвонить ему вечером и узнать, как он там без меня.

После конфуза с чашкой и встречи с мисс Розовые Кудри день вроде бы выправляется.

Мы с Лэндоном договаривались встретиться в кафе перед занятиями, и когда я подхожу, он с улыбкой ждет меня, прислонившись к стене.

– Я уйду с лекции через полчаса. Забыл сказать, сегодня лечу домой на выходные, – говорит он.

Я рада, что Лэндону удастся встретиться с Дакотой, но то, что придется сидеть на британской литературе в одиночестве, мне совсем не нравится. Особенно, если на лекцию заявится Хардин. В среду его не было, насколько я помню.

– Так скоро? Семестр только начался.

– У нее – день рождения, я пообещал там быть еще несколько месяцев назад, – отвечает мой друг, пожимая плечами.

В аудитории Хардин, как обычно, садится позади меня, но не говорит ни слова, даже после того, как Лэндон уходит. В его присутствии лекция меня не так радует.

– В понедельник начинаем обсуждение романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение», – объявляет профессор Хилл в заключение.

Чуть не визжу от радости. Это один из моих любимых романов, я перечитывала его раз десять.

После занятий Хардин подходит ко мне, и по его взгляду я догадываюсь, что он собирается мне сказать очередную гадость.

– Тебе, видимо, очень нравится мистер Дарси.

– Он нравится каждой женщине, читавшей «Гордость и предубеждение», – заявляю я, отвернувшись.

Мы доходим до перекрестка, и я смотрю по сторонам.

– Ну, это точно, – усмехается Хардин, по-прежнему идущий вместе со мной.

– Ты просто не понимаешь, в чем его привлекательность.

Вспоминаю библиотеку в комнате Хардина. Не может быть, чтобы это были его книги. Или может?

– Грубый и нетерпимый мужик становится романтическим героем? Смешно. Если бы у Элизабет было хоть немного мозгов, она сразу послала бы его подальше.

По-моему, это очень смешно, но я заставляю себя промолчать. Мне нравится наша небольшая стычка о литературе. Впрочем, это ненадолго, максимум минуты на три – пока он не брякнет что-нибудь неприятное. Поднимаю глаза и вижу ямочки на щеках Хардина. Он улыбается, и я не могу не признать, что он красив. Даже с пирсингом.

– Значит, ты согласна, что Элизабет – дура? – Он приподнимает бровь.

– Нет, она является одним из самых ярких и самых сложных из когда-либо описанных персонажей. – Я защищаю героиню романа, повторяя фразу из любимого фильма.

Он смеется, и я смеюсь вместе с ним. Но через несколько секунд он резко обрывает смех, и в его глазах что-то мелькает.

– Пока, Тереза, – говорит он, поворачивается на каблуках и уносится обратно.

Что с ним? Прежде, чем я успеваю об этом подумать, звонит телефон. Это Ной; почему-то я чувствую себя виноватой.

– Привет, Тесс, собирался тебе ответить, но решил лучше позвонить.

Голос слышен с перебоями и как-то глухо.

– Чем занимаешься? Ты занят?

– Нет, просто поехал встретиться с друзьями в гриль-бар.

– Классно, не буду мешать. Хорошо, что прошла учебная неделя. Жду выходных!

– Снова собираешься на вечеринку? Твоя мама все еще сердится.

Так. Он что, разболтал маме? Мне нравится, что они так хорошо общаются, но иногда Ной похож на младшего брата-ябеду. Самой неприятно, но это правда.

Но я сдерживаюсь.

– Нет, в эти выходные останусь дома. Я скучаю по тебе.

– Я тоже скучаю по тебе, Тесс. Позвони мне вечером, хорошо?

Я обещаю, и мы обмениваемся «Я тебя люблю» перед тем, как окончательно распрощаться.

Когда я прихожу в общагу, Стеф собирается на вечеринку, о которой говорила Молли, в братстве Хардина. Ищу в Интернете кино на вечер.

– Жаль, что ты не хочешь пойти. Клянусь, на ночь мы там больше не останемся. Просто ненадолго заглянем. Киснуть в этой конуре и смотреть в одиночестве кино – это ужасно! – ноет Стеф.

Она продолжает меня уговаривать все время, пока расчесывается и три раза меняет платье. В результате останавливается на зеленом, оставляющем очень мало пространства для воображения. Надо признать, зеленый очень идет к ее рыжей шевелюре. Завидую ее смелости. Я тоже, в общем-то, уверена в себе, но знаю, что грудь и бедра у меня крупнее, чем у большинства сверстниц. Обычно я ношу одежду, скрывающую бюст, Стеф же, наоборот, старается привлечь к груди как можно больше внимания.

– Это точно, – отшучиваюсь я.

Но в этот момент экран моего ноутбука гаснет, я жму на кнопку питания, жду… но ничего не меняется. Экран по-прежнему остается темным.

– Видишь! Это знак. Ты должна ехать на вечеринку. Мой ноутбук у Нэта, так что выхода нет, – ухмыляется Стеф, лохматя волосы.

Смотрю на нее и понимаю, что и вправду не хочу торчать одна в комнате без дела и без кино.

– Ладно, – говорю я, и она прыгает по комнате, хлопая в ладоши. – Но мы уедем до полуночи.

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Я снимаю пижаму и натягиваю новые джинсы. Они плотнее, чем мои обычные штаны, но у меня уже накопилась гора одежды в стирку, и выбор невелик. Сверху надеваю обычную блузку-безрукавку с кружевами на плечах.

– Вау, мне реально нравится твой прикид! – говорит Стеф.

Я улыбаюсь, и соседка снова предлагает мне карандаш.

– Нет, не стоит. – Я вспоминаю, как на прошлой вечеринке макияж размазался от слез. Почему я согласилась опять туда поехать?

– Ладно. Вместо Нэта нас захватит Молли; она пишет, что будет с минуты на минуту.

– Мне кажется, она меня недолюбливает, – говорю я, стоя перед зеркалом.

Стеф оборачивается на меня.

– Что? Нет. Просто она немного стервозная и говорит, что думает. И, кроме того, она тебя боится.

– Боится? Меня? С какой стати? – смеюсь я.

– Наверно, просто потому, что ты другая.

Я знаю, что не похожа на них, но и для меня они – «другие».

– Не парься, она сегодня будет занята.

– Хардином? – спрашиваю я, прежде чем успеваю подумать.

Я смотрю в зеркало, но краем глаза замечаю, как бровь Стеф приподнимается.

– Нет, скорее Зедом. Она меняет парней каждую неделю.

Это не самое лучшее, что можно сказать про подругу, но Стеф только улыбается и поправляет лямку.

– Так она не встречается с Хардином? – В памяти всплывает постельная сцена недельной давности.

– Нет. Хардин ни с кем не встречается. Он трахается со многими девчонками, но не встречается ни с одной. Вообще.

– Вот как! – Это все, что я могу ответить.

Сегодняшняя вечеринка оказалась точной копией предыдущей. Дом и лужайка забиты пьяными. Почему я не могла остаться дома и валяться на кровати, разглядывая потолок?

Молли исчезает сразу же. В итоге я оказываюсь на диване и сижу там примерно час, пока не замечаю Хардина.

– Ты выглядишь… иначе, – говорит он после короткой паузы. Его глаза обшаривают мое тело и останавливаются на лице. Он даже не пытается скрыть, как именно оценивает меня. Я молчу до тех пор, пока не ловлю его взгляд. – Твоя одежда тебе сегодня действительно идет.

Я закатываю глаза и одергиваю блузку. Внезапно думаю: зря я не оделась как обычно.

– Не ожидал тебя здесь увидеть.

– Вообще-то, я сама не ожидала, – говорю я и отхожу в сторону.

Он не идет за мной, хотя я почему-то этого хочу.

Через несколько часов Стеф снова пьяна. Как и все остальные.

– Давайте сыграем в «Правду или действие», – орет Зед.

Вокруг дивана собирается небольшая компания. Молли приносит бутылку с чем-то прозрачным, они с Нэтом делают по глотку. Хардин обхватывает своей ручищей кружку и тоже отпивает. Пришла еще одна девица-панк; итого, Хардин, Зед, Нэт, сосед Нэта Тристан, Молли, Стеф и новая девчонка.

Я думаю, что такие пьяные игры ничем хорошим не заканчиваются, но в этот момент Молли говорит:

– Ты тоже играешь, Тесса.

– Не хочу, – говорю я, глядя в пол.

– Конечно, ведь для этого надо целых пять минут не быть ханжой, – комментирует Хардин, и все, кроме Стеф, смеются.

Его слова меня злят. Я не ханжа. Я, конечно, не такая отвязная, как они, но и не монашка. Испепеляю Хардина взглядом и сажусь в круг между Нэтом и новой девчонкой. Хардин смеется и что-то шепчет Нэту.

За первые несколько конов Зед успевает выпить бутылку пива, Молли, смеясь, показывает всем голую грудь, а Стеф признается, что у нее проколоты соски.

– Правда или действие, Тереза? – спрашивает Хардин, и я пугаюсь.

– Правда, – пищу я в ответ.

Он смеясь бормочет «ну конечно», но я не обращаю внимания, а Нэт потирает руки.

– Ладно. Ты… девственница? – спрашивает Зед.

Я задыхаюсь. Никто так не нервничает, отвечая на пошлые вопросы, как я. Все вокруг смеются, а мои щеки просто полыхают.

– Ну? – подгоняет Хардин.

Мне хочется убежать куда-нибудь и спрятаться, но я просто киваю. Конечно, девственница; мы с Ноем никогда не заходили дальше тесных объятий и поглаживаний, в одежде разумеется.

Однако никого мой ответ особенно не удивляет, скорее занимает.

– Значит, ты с Ноем два года, и у вас ни разу не было секса? – удивляется Стеф, и мне становится неуютно.

Молча киваю.

– Хардин ходит, – быстро говорю я, чтобы поскорее отвлечь от себя внимание.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

– Действие, – отвечает Хардин быстрее, чем я задаю вопрос.

Он смотрит на меня с вызовом; по глазам понятно, что он не боится и не смутится сделать то, что попросят.

Я в нерешительности: что бы приказать? Такой готовности я не ожидала. Что бы заставить его сделать? Я уверена, что он сделает все, чтобы не ударить в грязь лицом.

– Хм… Сделай…

– Что? – торопит он.

Хочу, чтобы сказал что-нибудь хорошее о каждом участнике, но потом отказываюсь от этой мысли. Но было бы интересно.

– Сними футболку и сиди так всю игру! – кричит Молли, и я вздыхаю с облегчением; конечно, не потому, что он разденется, а потому, что не надо мучиться и придумывать задание.

– Как-то по-детски, – бормочет он и стягивает футболку.

Помимо воли рассматриваю его тело и татуировки на загорелой коже. Под птицами на груди по животу набито разлапистое дерево с длинными голыми ветвями. На плечах гораздо больше тату, чем я думала; маленькие и, кажется, не связанные между собой изображения и символы разбросаны от плеч до бедер. Стеф пинает меня в бок, и я отвожу взгляд. Надеюсь, никто не заметил, как я пялилась.

Игра продолжается. Молли целует Тристана и Зеда. Стеф рассказывает о своем первом сексе. Нэт целует незнакомую мне девчонку.

Как я оказалась в компании этих озабоченных лузеров?

– Тесса, правда или действие? – кричит Тристан.

– Да что спрашивать, и так ясно, что она правду выберет, – перебивает Хардин.

– Действие, – говорю я, неожиданно для всех и для самой себя.

– Хм… Тесса, ты должна… выпить рюмку водки, – улыбается Тристан.

– Я не пью.

– Это твое действие.

– Слушай. Если ты не хочешь… – начинает Нэт, но я вижу, как Хардин и Молли перемигиваются.

– Одну рюмку, – говорю я.

Мне кажется, Хардин должен еще больше надо мной смеяться, но оказывается, он как-то очень странно на меня смотрит. Кто-то вручает мне полную бутылку водки. Подношу горлышко к ноздрям и вдыхаю отвратительный запах; нос обжигает изнутри. Я морщусь, стараясь не обращать внимания на смешки. Пытаясь не думать о том, кто прикасался к горлышку губами до меня, я запрокидываю голову и глотаю. Водка обжигает внутренности, но мне удается ее проглотить. Вкус мерзкий. Все аплодируют, кто-то смеется, но не Хардин. Не знай я его лучше, подумала бы, что он псих или сильно расстроился. Так странно он смотрит.

Скоро у меня горят щеки, и я осмеливаюсь сделать еще глоток. Признаться, на этот раз пить проще. Становится хорошо. Все кажется намного легче и лучше, чем раньше. И люди вокруг веселее.

– Давай действие, – говорит Зед со смехом и отпивает большой глоток перед тем, как передать мне бутылку в пятый раз.

Не могу вспомнить, какие были ответы в игре последние несколько раундов. На этот раз я делаю два глотка, но тут бутылку вырывают у меня из рук.

– Думаю, тебе достаточно, – говорит Хардин, передавая бутылку Нэту.

Кто, черт побери, такой Хардин Скотт, чтобы решать, когда мне достаточно? Все пьют, значит, и я могу. Вырываю у Нэта бутылку и пью, убедившись, что Хардин видит, как я усмехаюсь.

– Не верю, что ты никогда раньше не пила, Тесса. Весело, правда? – спрашивает Зед, и я хихикаю.

В памяти всплывают мамины предостережения, но я прогоняю эти мысли. Это только сегодня ночью.

– Хардин, правда или действие? – спрашивает Молли.

Конечно, он выбирает действие.

– Поцелуй Тессу, – приказывает она, криво усмехаясь.

Глаза Хардина расширяются, и хотя я сильно пьяна, мне хочется убежать.

– Нет, у меня есть парень, – говорю я, и все в сотый раз надо мной смеются.

Почему я должна торчать в компании, где только и делают, что надо мной смеются?

– Ну и что? Это просто игра, – говорит Молли, подталкивая меня.

– Нет, я не буду ни с кем целоваться, – отрезаю я и встаю.

Хардин пьет из кружки, не глядя на меня. Наверное, обиделся. Но меня это не волнует. У нас это обычная форма общения. Я ему не нравлюсь, а он слишком груб.

Когда я пытаюсь пошевелить ногами, меня накрывает. Спотыкаюсь, но мне удается взять себя в руки и отойти в сторону. Наконец, нахожу дверь на улицу; снаружи мне в лицо бьет прохладный ветер. Я закрываю глаза и дышу свежим воздухом, потом сажусь возле знакомого забора. Не успев осознать, что делаю, набираю номер Ноя.

– Алло? – говорит он.

Знакомый голос и водка в крови заставляют еще сильнее почувствовать, как мне его не хватает.

– Привет… милый, – говорю я, подтягивая колени к груди.

Минуту он молчит.

– Тесса, ты пьяна? – В голосе слышится осуждение. Не надо было звонить.

– Нет… конечно, нет, – вру я и прерываю разговор.

Затем выключаю телефон. Не хочу, чтобы он перезванивал. Он портит удовольствие от выпивки еще больше, чем Хардин.

Я снова иду в дом, не обращая внимания на свист и грубости подвыпивших парней. Я беру на кухне какую-то бутылку и пью, пью слишком много. На вкус еще хуже водки, сильно жжет. Ищу что-нибудь, чтобы прополоскать горло, и наконец достаю из шкафа бокал и наливаю в него воду из-под крана. Это помогает, но ненадолго. Сквозь толпу вижу, что мои «друзья» все еще играют в свою дурацкую игру. Друзья ли они мне? Не думаю. Они терпят меня только потому, что им нравится потешаться над моей наивностью. Как смела Молли заставлять Хардина меня целовать, когда знает, что у меня есть парень? Я, в отличие от нее, не сплю со всеми подряд. Я и целовалась-то только с двумя парнями за всю жизнь – с Ноем и с Джонни, веснушчатым мальчиком из третьего класса, который потом ударил меня ногой. Выполнил бы Хардин это действие? Наверняка. Его губы такие розовые и пухлые, что, когда я представляю, как он наклоняется, чтобы меня поцеловать, колотится сердце.

Какого черта? Почему я представляю себе, как целуюсь с ним? Никогда больше не буду пить.

Через несколько минут комната начинает двоиться, я чувствую, что меня мутит. Ноги сами несут меня в ванную, сажусь перед унитазом, ожидая, что меня стошнит. Но ничего не происходит. Я со стоном поднимаюсь. Я хочу вернуться в общежитие, но Стеф, я знаю, очнется только через несколько часов. Не надо было приходить. И вот опять.

Не успеваю остановиться – и открываю дверь единственной комнаты в этом громадном доме, которая мне уже известна. Спальня Хардина открыта. Он говорил, что всегда запирает дверь, но сейчас, видимо, исключение из правила. Комната выглядит точно так же, как в прошлый раз, только под моими ногами чуть качается пол. «Грозового перевала» нет на полке, книжка лежит рядом с «Гордостью и предубеждением» на тумбочке. Вспоминаю замечания Хардина по поводу этого романа. Он явно читал его раньше и понял, что для людей нашего с ним возраста – редкость, а для парней – особенно. Может, ему задавали читать роман год назад. Тогда почему сейчас книжка не на полке? Я беру ее и сажусь на кровать, открыв книгу на середине. Я читаю страницу за страницей, и комната перестает качаться.

Я так погружаюсь в мир Екатерины и Хитклифа, что не слышу, как дверь открывается.

– Какое слово во фразе «никто сюда не заходит» ты не поняла? – рявкает Хардин.

Его злое лицо меня смешит и пугает одновременно.

– И-извини, я…

– Убирайся! – гремит он, а я гляжу на него.

В моей крови еще достаточно алкоголя, чтобы ответить.

– Ты когда-нибудь перестанешь быть идиотом? – кричу я громче, чем собиралась.

– Ты снова зашла в мою комнату, после того как я тебе сказал не заходить. Так что проваливай! – орет он, подходя ближе.

Хардин стоит напротив меня, смотрит презрительно и злобно, словно я его злейший враг. И внутри меня что-то щелкает.

Теряю самообладание и задаю ему вопрос, который давно собираюсь, хоть и не признавалась себе в этом.

– Чем я тебе не нравлюсь? – спрашиваю я, глядя на него снизу вверх.

Это прямой вопрос, но, честно говоря, не уверена, что мое ущемленное самолюбие сможет воспринять ответ.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Хардин смотрит на меня в упор. Агрессивно, но он явно в замешательстве.

– Почему ты спрашиваешь?

– Не знаю… Потому что ты мне приятен, просто так, а ты просто так, ни с чего, со мной груб. Я думала, мы когда-нибудь сможем стать друзьями.

Это так глупо, что я смущенно тру переносицу пальцами в ожидании ответа.

– Мы? Друзьями? – Хардин со смехом разводит руками. – Разве не очевидно, что мы не можем быть друзьями?

– Мне – нет.

– Ну, во-первых, ты слишком напрягаешься. Вероятно, ты выросла в типичном коттедже, похожем на любой другой в квартале. Твои родители, наверное, покупали тебе все, что ты хочешь, и ты ни в чем не нуждалась. Ну, хотя бы эти твои дурацкие юбки в складку. Правда, кто так одевается в восемнадцать?

У меня глаза лезут на лоб.

– Ты ничего не знаешь обо мне, ты просто напыщенный дурак! Моя жизнь не такая, как ты описал. Мой отец-алкоголик бросил нас, когда мне было десять, и мать работала как лошадь, чтобы я смогла поступить в колледж. Я сама пошла работать в шестнадцать, чтобы помочь матери с налогами. И, кстати, мне нравится моя одежда. Извини, что я не выгляжу, как шлюха, как все девчонки вокруг тебя! – кричу я, чувствуя, как на глазах выступают слезы.

Отворачиваюсь, чтобы он не успел заметить слез, и вижу, как он сжимает кулаки. Как будто сердится на свои слова.

– Знаешь что, я не хочу, чтобы мы были друзьями, Хардин, – говорю я и иду к выходу.

Водка, сделавшая меня храброй, заставила меня почувствовать и то, как тяжела вся эта сцена.

– Куда ты? – спрашивает он. Внезапно. И печально.

– На автобусную остановку, вернусь к себе и никогда, никогда не появлюсь тут снова. Хватит с меня попыток с вами подружиться.

– Поздновато ездить в автобусе одной.

Я поворачиваюсь к нему.

– Ты правда хочешь сделать вид, будто волнуешься, что со мной может что-то случиться?

Я смеюсь. Я не могу контролировать свой голос.

– Я не делаю вид, я волнуюсь. Просто предупреждаю тебя. Это не лучшая мысль.

– У меня нет выбора, Хардин. Тут все пьяны – и я в том числе.

Больше не могу сдерживать слезы. Ужасно унизительно, что Хардин и все остальные видят меня в слезах. Второй раз.

– Ты всегда плачешь на вечеринках?

– Видимо, когда ты на них присутствуешь. А поскольку на других я не была…

Снова иду к двери и открываю ее.

– Тереза, – говорит он настолько мягко, что я почти не слышу.

Его лицо расплывается. Комната снова начинает плясать, и я хватаюсь за полку рядом с дверью.

– Все в порядке? – спрашивает он.

Я киваю, хотя меня начинает тошнить.

– Может, присядешь на пару минут? А потом дойдешь до остановки.

– Я думала, никому нельзя находиться в твоей комнате, – говорю я и сажусь на пол.

Я икаю, и он немедленно предупреждает:

– Если собираешься блевать в моей комнате…

– Наверное, мне просто нужно попить воды – говорю я, пытаясь подняться.

– Возьми, – говорит он и кладет мне руку на плечо, не давая встать.

Передо мной – красная кружка.

Я морщусь и отталкиваю ее.

– Я сказала воды, а не пива.

– Это вода. Я не пью.

Из меня вырывается что-то между вздохом и смехом. Не может быть, чтобы Хардин не пил!

– Смешно. Ты же не собираешься сидеть тут и со мной нянчиться?

Мне просто хочется остаться в одиночестве. Опьянение отступает, и мне стыдно за то, что наорала на Хардина.

– Ты делаешь меня хуже, – не совсем осознанно бормочу я.

– Это плохо, – говорит он серьезно. – Да, я собираюсь сидеть тут и нянчиться. Ты пьяна впервые в жизни, а кроме того, у тебя есть привычка брать мои вещи в мое отсутствие.

Он садится на кровать, подогнув ноги. Я встаю и беру кружку с водой. Делаю большой глоток, чувствую привкус мяты на ободке и не могу не гадать, каковы губы Хардина на вкус. Но когда вода в желудке смешивается с алкоголем, мне становится не до этого.

«Господи, никогда больше не буду пить!» – обещаю себе, сидя на полу.

Через несколько минут Хардин снова начинает:

– Можно, я задам тебе вопрос?

По выражению его лица понимаю, что лучше сказать «нет», но комната продолжает качаться. Думаю, что, может, смогу быстрее протрезветь во время общения, поэтому отвечаю:

– Конечно.

– Что ты собираешься делать после колледжа?

Я удивленно гляжу на Хардина. Это последнее, что я ожидала сейчас от него услышать. Думала, он наверняка задаст вопрос вроде «Почему ты девственница?» или «Почему ты не пьешь?».

– Ну, я хотела бы стать писателем или издателем.

Видимо, не стоит с ним откровенничать; скорее всего, он снова решил надо мной поиздеваться. Но он не отвечает, и я, набравшись духу, спрашиваю о том же. В ответ Хардин смотрит на меня и молчит.

– Это твои книги? – спрашиваю я, не надеясь на ответ.

– Да, – бормочет он.

– Какая твоя любимая?

– У меня нет любимых

Я вздыхаю и тереблю маленькую затяжку на джинсах.

– Господин Роджерс в курсе, что ты сегодня снова на вечеринке?

– Господин Роджерс? – Я недоуменно оглядываюсь.

– Твой парень. Самый большой кретин, которого я видел.

– Не говори так о нем! Он… он… замечательный, – я заикаюсь.

Хардин смеется, и я вскакиваю. Он же вообще не знает Ноя!

– Тебе остается только мечтать быть таким хорошим, как он, – резко говорю я.

– Хорошим? Это первое, что тебе приходит в голову, когда ты говоришь о своем парне? «Хороший» в данном случае хорошо заменяется словом «скучный».

– Ты его не знаешь.

– Я знаю только, что он скучный. Это видно по его туфлям и кардигану.

Хардин запрокидывает в смехе голову, и я не могу не замечать ямочки на его щеках.

– Он не носит туфли, – говорю я, стараясь не засмеяться следом.

Я хватаю кружку и пью еще.

– Ну, вы же встречались два года и не трахались. Да он просто святоша.

Я фыркаю водой в кружку.

– Что ты сказал? – Без всей этой чуши, что он наговорил, я прекрасно могла бы обойтись.

– Что слышала, Тереза.

– Ты придурок, Хардин! – кричу я и швыряю в него полупустую кружку.

Реакция предполагавшаяся: полный шок. Пока Хардин вытирает лицо, я, шатаясь, встаю на ноги, опираясь на книжные полки. Пара книг падает на пол, но я, не обращая внимания, выбегаю из комнаты, спускаюсь вниз и проталкиваюсь через толпу на кухню. От злости меня даже перестает тошнить; я хочу лишь поскорее забыть злую ухмылку Хардина. Вижу черную шевелюру Зеда в соседней комнате и иду туда. Зед сидит там вместе с каким-то симпатичным парнем.

– Привет, Тесса, это мой друг Логан, – знакомит он нас.

Логан улыбается и протягивает бутылку:

– Хочешь выпить? – Знакомое тепло разливается по телу, и я на мгновение забываю о Хардине.

– Вы не видели Стеф? – спрашиваю я, но Зед только качает головой.

– Наверное, она уехала с Тристаном.

Уехала? Какого черта? Я должна быть серьезнее, но алкоголь искажает все суждения, и я ловлю себя на мысли, что Стеф и Тристан очень подходят друг другу. Пара глотков – и я чувствую себя прекрасно.

Видимо, поэтому люди пьют. Я смутно вспоминаю, что только что клялась никогда больше не пить, но это неважно.

Через пятнадцать минут я сижу рядом с Зедом и Логаном, и мне так смешно, что у меня уже болит живот. С ними гораздо лучше, чем с Хардином.

– Знаете, Хардин – такой придурок, – говорю я им, и оба смеются.

– Да, с ним иногда бывает, – отвечает Зед, обнимая меня.

Я хочу убрать руку, но не хочу его смущать, потому что знаю, что для него это ничего не значит. Вскоре народу становится все меньше, я чувствую, что сильно устала. Тут до меня доходит, что совершенно не знаю, как вернуться в общежитие.

– Тут есть автобусы, которые ходят всю ночь?

Зед пожимает плечами, затем передо мной появляется копна волнистых волос Хардина.

– Значит, ты с Зедом? – В его голосе сквозит что-то, что я не сразу могу уловить.

Я встаю и протискиваюсь мимо него, но он хватает меня за руку. Он совершенно несносен.

– Отстань от меня, Хардин. – Ища взглядом кружку, чтобы снова швырнуть в него, я объясняю: – Я просто пытаюсь выяснить, как попасть на автобус.

– Успокойся. Три часа ночи, автобусы не ходят. Твоя новообретенная алкогольная судьба заставляет тебя снова тут застрять. – При этих издевательских словах в его глазах появляется столько злорадства, что мне хочется его стукнуть. – Если не захочешь вернуться домой с Зедом…

Когда Хардин отпускает меня, я возвращаюсь к дивану, где сидят Зед и Логан, потому что знаю, что его это разозлит. Постояв мгновение, Хардин сердито поворачивается и уходит. Я надеюсь, что комната, в которой я ночевала в прошлый раз, пустует, и прошу Зеда помочь мне ее найти.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы находим комнату. К сожалению, на одной из кроватей храпит какой-то пьяный.

– По крайней мере, вторая кровать свободна! – смеется Зед. – Могу отвести тебя к себе, если хочешь. У меня есть диван, ты можешь спать на нем.

На минуту ко мне возвращается четкость мысли, и я понимаю, что Зед, как и Хардин, встречается со многими девчонками. Если я соглашусь пойти к нему, это будет выглядеть, будто я соглашаюсь целоваться с ним… так. И я прекрасно понимаю, что Зеду очень легко добиться от девушки больше, чем просто поцелуев.

– Нет уж, лучше останусь здесь, на случай если Стеф вернется, – говорю я.

Он несколько мрачнеет, но понимающе кивает мне.

Зед желает мне спокойной ночи и обнимает на прощание. Когда дверь за ним закрывается, раздумываю, не запереться ли на замок. Кто знает, кому придет в голову зайти. Гляжу на храпящего коматозника и успокаиваюсь: этот в ближайшее время не очнется. Усталость куда-то уходит, мысли снова возвращаются к Хардину и его словам о том, что Ной не спал со мной. Хардину это странно, у него каждые выходные новая девушка, но Ной – хороший парень. Нам не нужен секс; мы хорошо проводим время вместе, занимаясь другими вещами, например… ну… ходим в кино или просто гуляем.

С такими мыслями ложусь на кровать и начинаю считать стыки потолочных панелей в надежде на сон.

Иногда пьяный на соседней кровати начинает ворочаться, но в конце концов мои глаза закрываются, и я засыпаю.

– Я тебя тут раньше не видел, – гудит громкий голос прямо мне в ухо.

Я вскакиваю и ударяюсь подбородком о его лицо, от неожиданности прикусывая язык. Его рука лежит на кровати, в сантиметре от моего бедра. Он часто дышит, от него пахнет рвотой и перегаром.

– Как тебя зовут, красотка? – выдыхает парень мне в лицо, и я задерживаю дыхание.

Я пытаюсь оттолкнуть его своей ручонкой, но он только смеется.

– Я не собираюсь делать тебе больно – мы просто повеселимся, – говорит он, облизывая губы, и по его подбородку стекает струйка слюны.

Сводит желудок – и все, до чего я додумываюсь, это больно ткнуть его коленом. Жестко и прямо туда. Когда он хватается за промежность и отваливается, у меня появляется шанс на спасение. Трясущимися руками отпираю замок и выбегаю в коридор. Несколько человек провожают меня странными взглядами.

– Стой, вернись сюда! – слышу я сзади отвратительный голос.

Он – всего в нескольких футах от меня, но, к счастью, так пьян, что врезается в стену. Ноги сами несут меня по коридору в единственное знакомое место в этом проклятом здании.

– Хардин! Хардин, пожалуйста, открой! – кричу я, одной рукой барабаня в дверь, а другой дергая замок. – Хардин! – снова кричу я, и дверь распахивается.

Я не знаю, что заставило меня кинуться именно к нему в комнату, но точно знаю, что предпочту ежедневные насмешки Хардина отвратительному пьянчуге, который собирается меня изнасиловать.

– Тесс? – растерянно спрашивает Хардин.

Он трет глаза руками. На нем только черные боксерские трусы, а волосы торчат во все стороны. Странно, я больше удивлена тем, как хорошо он выглядит, чем тем, что он впервые назвал меня «Тесс» вместо «Терезы».

– Хардин, пожалуйста, впусти меня. Этот парень… – говорю я, оглядываясь.

Хардин огибает меня и оглядывает коридор. Его взгляд натыкается на моего преследователя, тот сразу пугается, еще раз смотрит на меня, поворачивается и уходит.

– Ты его знаешь? – Мой голос звучит слабо и прерывисто.

– Да, входи, – отвечает Хардин, пропуская меня в комнату.

Он возвращается в кровать. Я смотрю, как под расписанной тату кожей ходят мышцы. На спине нет татуировок, хотя грудь, руки и живот полностью покрыты рисунками. Он снова трет глаза.

– С тобой все в порядке? – Голос звучит уже жестче.

– Да, да. Прости, что разбудила. Я просто не знаю, что было бы…

– Не волнуйся. – Хардин запускает пальцы в свои жесткие волосы и зевает. – Он трогал тебя? – спрашивает он без всякого сарказма.

– Нет, хотя пытался. Я была такая дура, что заперлась с пьяным незнакомцем в одной комнате, сама виновата. – От мысли, что этот гад ко мне прикасался, опять начинаю плакать.

– Ты не виновата в том, что он так себя вел. Ты не привыкла к таким… ситуациям.

Он говорит нежно, совсем не так, как обычно. Я иду к его кровати, безмолвно спрашивая его разрешения. Он показывает на кровать, и я сажусь, кладя руки на колени.

– Я не собираюсь привыкать к таким ситуациям. Это действительно последний раз, когда я пришла сюда и вообще на вечеринку. Не знаю, зачем я вообще пришла. А этот парень… он такой…

– Не надо плакать, Тесс, – шепчет Хардин.

Самое смешное, я не чувствую, что плачу. Хардин подносит руку к моему лицу, и я вздрагиваю от того, что он стирает слезу с моей щеки пальцем. Мои губы наслаждаются прикосновением. Кто этот парень и где грубый, насмешливый Хардин? Я встречаю его зеленые глаза, и его зрачки расширяются.

– Я не замечал, что у тебя серые глаза, – говорит он так тихо, что я склоняюсь ближе, чтобы услышать.

Его рука – все еще на моем лице, и сердце колотится как бешеное. Он закусывает нижнюю губу так, что колечко оказывается между зубами. Наши взгляды встречаются, и я наклоняюсь, еще не осознавая, что происходит. Но когда он убирает пальцы с лица, я понимаю, что мои страсть и совесть вступают в борьбу.

Совесть проигрывает, и я резко и жадно впиваюсь губами в его губы.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Я понятия не имею, что собираюсь делать, но остановиться не могу. Когда мои губы касаются его, Хардин порывисто выдыхает. На вкус губы именно такие, какими я их представляла. Чувствую слабый привкус мяты. Он целует меня, это происходит наяву. Его теплый язык касается моего неба, и я чувствую холодный металл кольца. Я вся горю, такого еще никогда не было. Он проводит руками по моим пламенеющим щекам, затем скользит к бедрам. Откидывается немного назад и снова меня целует.

– Тесс, – выдыхает он, затем снова прижимается губами ко мне, и его язык снова проникает в мой рот.

Разум перестает мне повиноваться, меня пронизывает страсть. Хардин, не переставая целоваться, подтягивает мои бедра к себе. Не знаю, куда девать руки, кладу их ему на грудь, а затем скольжу вниз к его животу. У Хардина горячая кожа, и грудь поднимается и опускается с каждым вдохом и выдохом. Он отрывается от моего рта, но прежде чем я успеваю что-то сказать, уже ласкает мою шею. Я чувствую каждое движение его языка. Чувствую его дыхание. Он запускает руку в мои волосы и придерживает голову, пока целует шею. Его зубы касаются моей ключицы, и я не могу сдержать стона, когда он начинает покрывать мое тело поцелуями. Наверное, если бы я не была такая пьяная, от алкоголя и от Хардина, то была бы скованнее. Никто так не целовал меня, даже Ной.

Ной!

– Хардин… остановись, – говорю я чужим, низким и хриплым, голосом.

Во рту пересохло.

Хардин не останавливается.

– Хардин! – повторяю я, на этот раз ясно и четко, и он отпускает мои волосы. Его глаза еще темнее, еще нежнее, а губы розовые и припухшие от поцелуев. – Нам нельзя этого делать.

Я не могу целовать его, даже если очень хочу этого.

Нежность в его глазах гаснет, он отпускает меня и отталкивает на другую половину кровати. Что происходит?

– Извини, извини, – повторяю я.

Это единственное, что приходит мне в голову. Чувствую, что мое сердце сейчас разорвется.

– Извинить за что? – спрашивает он.

Он подходит к тумбочке, вытаскивает черную футболку и надевает. Мой взгляд опускается на его боксерские трусы, на этот раз гораздо сильнее натянутые спереди.

Я смущенно отворачиваюсь.

– За то, что целовала тебя, – говорю я, хотя за это мне совсем не хочется извиняться. – Не знаю, зачем я это сделала.

– Это просто поцелуй; люди все время целуются.

Сказанное меня задевает. Не потому, что он не чувствовал того же, что и я. А что я чувствовала? Я знаю, что на самом деле ему не нравлюсь. Просто я пьяна, а он привлекателен. Была тяжелая ночь, и я поцеловала его под действием алкоголя. В глубине души стараюсь убедить себя, что не хочу повторения. Он симпатичный, вот и все.

– Мы же не собираемся делать из этого событие? – говорю я.

Мне будет неприятно, если он кому-то расскажет. Потому что это не я. Я не напиваюсь на вечеринках и не изменяю своему парню.

– Уверяю тебя, я не собираюсь об этом никому говорить. И хватит об этом. – В его голосе опять слышится пренебрежение.

– Значит, все остается по-прежнему?

– А я и не собирался меняться. Не думаю, что из-за того, что ты меня поцеловала, отчасти против моего желания, между нами возникли какие-то новые отношения.

Вот как. Против его желания? Я еще чувствую его руку на своем затылке, то, как он притянул меня к себе, и слышу, как он шепчет «Тесс» перед тем, как меня поцеловать.

Я встаю с его кровати.

– Ты можешь остановить меня.

– Вряд ли, – с усмешкой произносит он, и мне снова хочется плакать.

С ним я становлюсь слишком чувствительной. Это слишком унизительно, слишком больно слышать, что я заставила его целоваться. Прячу лицо в ладонях и иду к двери.

– Ты можешь остаться здесь, тебе больше некуда идти, – тихо произносит он, но я отрицательно качаю головой.

Не хочу оставаться с ним в одной комнате. Это часть его маленькой игры. Он предлагает мне остаться, я соглашаюсь, думая, что он приличный человек, а взамен получаю какую-нибудь гадость.

– Нет, спасибо.

Дохожу до лестницы, слышу, как он окликает меня снова, но не останавливаюсь. На улице меня овевает прохладный ветерок, когда я сажусь у знакомой каменной ограды и достаю телефон. Почти четыре, через час я должна была бы проснуться и начать заниматься. Вместо этого я сижу на каменном бортике, в темноте и одиночестве.

И в таких растрепанных чувствах достаю телефон и просматриваю эсэмэски от Ноя и мамы. Конечно, он все ей рассказал. Это очень на него похоже…

Но я не могу даже обижаться. Я собиралась изменить Ною. Так какое я имею право?

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Через квартал от братства улицы темны и пустынны. Другие дома не такие большие, как тот, в котором живет Хардин. Через полтора часа путешествия с GPS-навигатором наконец-то нахожу общежитие. Я абсолютно трезвая, считаю, что ложиться уже не стоит, поэтому захожу в «Севен-элевен» за стаканом кофе.

Кофе бодрит, и я думаю о том, что не знаю о Хардине очень многого. Например, если он панк, как оказался в братстве среди детишек богатых родителей и почему у него такой вспыльчивый характер? Впрочем, зачем я задаюсь этими вопросами и трачу время на такие размышления? После сегодняшнего вечера я решаю оставить всякие попытки с ним подружиться. Поверить не могу, что целовалась с ним. Это самая большая моя ошибка, не считая того, что я вообще потеряла голову. Я не так наивна, чтобы поверить, что он никому не расскажет, но надеюсь, что Хардин постесняется рассказывать, как целовался с девственницей, и все-таки будет помалкивать. Сама я собираюсь отрицать все до самой смерти, кто бы ни спросил.

Нужно придумать какое-то оправдание для мамы и Ноя. Я не про поцелуи, об этом они вообще не должны знать, а о том, что я ходила на вечеринку. Второй раз. Но кроме того, нужно поговорить с Ноем, чтобы он не сообщал все маме; я теперь взрослый, самостоятельный человек, и маме необязательно знать, чем я занимаюсь.

Когда я дохожу до общежития, ноги гудят, и, поворачивая ручку своей двери, вздыхаю с облегчением.

И тут у меня чуть сердце не останавливается: на моей постели сидит Хардин.

– Что за шутки? – вскрикиваю я, пытаясь сохранить самообладание.

– Где ты была? – спокойно спрашивает он. – Я два часа ездил, пытался тебя найти.

Что?

– Что? Зачем?

Если это правда, почему он просто не предложил отвезти меня домой? И как я не сообразила попросить его, узнав, что он не пьет?

– Не думаю, что гулять ночью в одиночестве – это хорошо.

И поскольку я не могу больше выносить его выходки и потому, что Стеф неизвестно где, а я в комнате наедине с ним – с человеком, который действительно представляет для меня опасность, меня разбирает смех. Это странный, дикий и прерывистый смех. Я смеюсь не потому, что мне смешно, а потому, что я не могу ничего поделать.

Хардин хмурит брови, мрачно глядя на меня, отчего я хохочу еще сильнее.

– Уходи, просто уйди, Хардин!

Он смотрит на меня и проводит рукой по волосам. За то недолгое время, что я знаю этого странного человека – Хардина Скотта, – я успела выучить, что этот его жест означает волнение или неловкость. Сейчас, по всей видимости – и то и другое.

– Тереза, я…

Но его слова прерывает ужасный стук в дверь и крики: «Тереза! Тереза, милая, открой сейчас же!»

Мама. Это она. В шесть часов утра, когда в моей комнате находится парень.

Я действую автоматически, так, как привыкла, когда сталкиваюсь с мамой в гневе.

– Господи, Хардин, прячься в шкаф! – шепчу я, дернув его с кровати с силой, удивившей нас обоих.

Он смотрит на меня сверху вниз с усмешкой.

– Я не полезу в шкаф. Ты совершеннолетняя.

Я знаю, что он прав, но он не знает мою мать. Я издаю отчаянный стон, а мама снова колотит в дверь. Спокойствие, с которым Хардин скрещивает на груди руки, ясно дает мне понять, что я не заставлю его спрятаться, поэтому, взглянув в зеркало, растираю мешки под глазами, хватаю зубную пасту, размазываю немного на языке, чтобы скрыть запах водки, перебивающий даже запах кофе. Может, она не учует спиртное в этой смеси запахов.

Я уже готова приветливо улыбнуться, но открыв дверь, обнаруживаю, что мама не одна. Рядом с ней Ной – конечно же, тут как тут. Мама в ярости. А Ной кажется… обеспокоен? Уязвлен?

– Привет. Что вы тут делаете? – спрашиваю я.

Но мать, оттолкнув меня, идет прямо к Хардину. Ной бесшумно проскальзывает в комнату следом, делегируя ей инициативу.

– Так вот почему ты не отвечала на звонки? Потому что у тебя тут этот… этот… – Она машет рукой в сторону Хардина. – Этот разрисованный лузер – в шесть утра в твоей комнате!

Моя кровь закипает. Обычно я и так робкая и еще больше пугаюсь, когда она сердится. Мама никогда меня не била, но никогда не стеснялась указывать на мои недостатки:

«Что ты нацепила, Тесса?»

«Тебе надо еще причесаться, Тесса».

«Я думаю, твои оценки могли бы быть лучше, Тесса».

Я устала от постоянного давления с ее стороны.

Ной тем временем просто стоит, глядя на Хардина, и мне хочется выгнать их обоих – точнее, всех троих. Маму – за то, что обращается со мной как с ребенком. Ноя – за то, что наябедничал на меня. Хардина – просто за то, что он Хардин.

– Значит, вот чем вы занимаетесь в колледже, юная леди? Не спишь по ночам и водишь в комнату парней? Бедный Ной за тебя волнуется, мы едем в такую даль и видим, как ты увиваешься за первым попавшимся парнем! – кричит она, и мы с Ноем вздыхаем одновременно.

– На самом деле я только что пришел. И она ничего плохого не делала, – говорит Хардин, и я замираю.

Он понятия не имеет, во что встревает. С другой стороны, он непоколебим, как скала, а она неостановима, как ветер. Это будет неплохая схватка. Подсознание подсказывает, что неплохо было бы сейчас взять пакет попкорна и, заняв место в первом ряду, полюбоваться этим шоу.

Мать меняется в лице.

– Что-что? Я, кажется, не с тобой разговариваю. Я даже не знаю, кто ты и что ты делаешь в комнате моей дочери.

Хардин молча принимает этот удар, просто стоит и на нее смотрит.

– Мама, – шиплю я сквозь зубы.

Не знаю, почему я защищаю Хардина. Может быть, потому, что то, что мать говорит сейчас о нем, слишком похоже на то, что я сама думала после первой встречи. Ной смотрит на меня, потом на Хардина, потом снова на меня. Что бы он сказал, если б знал, что мы целовались? Ощущение поцелуя еще слишком свежо, я вспыхиваю при одной мысли о нем.

– Тесса, ты не в себе. Я чувствую, от тебя пахнет спиртным. Полагаю, это его влияние и влияние твоей замечательной соседки. – Палец указывает на Хардина.

– Мне восемнадцать, мама. Раньше я никогда не пила и сейчас ничего плохого не делаю. Я поступаю так же, как и все студенты колледжа. Мой телефон разрядился. Извини, что вам пришлось приехать, но со мной все в порядке.

Тут на меня накатывает усталость, и я сажусь на край кресла.

Мама видит, что я совсем разбита, и меняет тон; она же не чудовище, в конце концов. Спрашивает Хардина:

– Молодой человек, не могли бы вы оставить нас ненадолго?

Он смотрит на меня, как бы спрашивая согласия. Я киваю, и он, кивнув в ответ, выходит из комнаты. Ной сразу же закрывает за ним дверь; он все время не отрывал от Хардина глаз. Это так странно: мы с Хардином против мамы и моего парня. Так или иначе, я знаю: он дождется за дверью, пока они не уедут.

Следующие двадцать минут мама, сидя на кровати, читает нотацию. Она так волнуется за меня, что я потеряю возможность получить высшее образование, и она не хочет, чтобы я снова пила. Она напоминает, что ей не нравится моя дружба со Стеф, Хардином и такими, как они. Заставляет дать обещание, что я не буду с ними общаться, и я обещаю. С Хардином, по крайней мере, точно не буду общаться после этого вечера. К тому же я не собираюсь ходить со Стеф на вечеринки, так что мама не узнает, дружу я с ней или нет.

Наконец она встает и хлопает в ладоши.

– Раз уж мы здесь, пойдем позавтракаем и, возможно, походим по магазинам.

Я киваю, и стоящий на посту у двери Ной улыбается. Это неплохо, и я покоряюсь. Мысли еще немного путаются от спиртного и усталости, но домашняя обстановка, кофе и мамина лекция действуют на меня отрезвляюще.

Иду к двери, но останавливаюсь от маминого многозначительного кашля.

– Тебе надо переодеться и немного привести себя в порядок, – снисходительно улыбается она.

Достаю чистую одежду из тумбочки, поправляю макияж. Ной открывает нам дверь, и мы все трое видим Хардина: он сидит на полу, прислонившись к двери напротив. Когда он смотрит на меня, Ной крепко хватает меня за руку, будто стараясь защитить от этого взгляда.

Но мне почему-то не хочется, чтобы он меня держал. Что со мной?

– Мы собираемся съездить в город, – говорю я Хардину.

Он качает головой, будто отвечая самому себе на какой-то невысказанный вопрос. Первый раз я вижу его расстроенным, даже несколько страдающим. Он над тобой издевался, напоминаю я себе. Это правда, но я все равно чувствую себя виноватой, когда Ной тянет меня прочь, а мама так победно улыбается Хардину, что он отворачивается.

– Не нравится мне этот парень, – говорит Ной, и я киваю.

– Мне тоже, – шепчу я.

Но я знаю, что это неправда.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Завтрак с Ноем и мамой – мучительно долгий. Мама постоянно поминает мою «безумную ночь» и каждые пять минут спрашивает, не плохо ли мне. Конечно, ночь была ужасная, но не стоит говорить о ней постоянно. Сколько можно? Я знаю, мама обо мне заботится, но сейчас она еще назойливее, чем раньше. Впрочем, возможно, неделя, проведенная в колледже, дала мне возможность взглянуть на все со стороны.

– Куда мы пойдем? – спрашивает Ной, пережевывая блинчик.

Рассеянно пожимаю плечами. Хочу пойти куда-нибудь, но только с ним вдвоем. Я бы с удовольствием провела с ним время. Нужно объяснить, что не стоит рассказывать маме обо всем, что происходит в моей жизни, особенно о таких отрицательных моментах, как прошлая ночь. И если мы пойдем вдвоем, поговорить об этом будет проще.

– Можем пойти в торговый центр неподалеку. Я там еще не была, – отвечаю, быстро проглатывая последние куски тоста.

– Ты еще не думала о подработке?

– Пока не знаю. Может, в книжном магазине. Хочу найти стажировку, что-нибудь связанное с издательством или написанием статей, – сообщаю я и получаю в ответ гордую улыбку мамы.

– Было бы здорово, если бы ты подрабатывала где-нибудь, пока не окончишь колледж и не устроишься на полный день, – говорит она, улыбаясь.

Я говорю, скрывая сарказм:

– О да, было бы превосходно.

Но Ной улавливает интонацию и заговорщически берет меня за руку под столом.

Я облизываю вилку, холодный металл напоминает мне о колечке в губе Хардина. На минуту я замираю. Ной чувствует это и вопросительно на меня смотрит.

Мне нужно перестать думать о Хардине. Я улыбаюсь Ною и тянусь к нему, чтобы поцеловать.

После завтрака мама отвозит меня в «Бентон-Молл», огромный торговый центр. Народу в нем полно.

– Я собиралась зайти в «Нордстром», так что позвоню вам, когда освобожусь, – говорит мама, и я с облегчением вздыхаю.

Ной снова берет меня за руку, и мы идем мимо магазинов.

Он рассказывает мне о пятничном футбольном матче, в котором он забил решающий гол. Я внимательно его слушаю и соглашаюсь, что это здорово.

– Ты сегодня хорошо выглядишь, – говорю я ему, и Ной улыбается.

Его улыбка совершенна. На нем темно-бордовый свитер, брюки цвета хаки и туфли. Да, он действительно носит именно такие туфли, о которых говорил Хардин, но они ему идут и хорошо смотрятся.

– Ты тоже, Тесса, – отвечает он, и меня передергивает.

Может, я и жестока, но Ной слишком наигранно, слишком слащаво делает мне комплимент. Хардин сказал бы это искренне. Черт, Хардин! Отчаянно желая отвлечься от мистера Грубость, тяну Ноя к себе за воротник свитера. Но когда я хочу его поцеловать, он, смеясь, отстраняется.

– Что ты делаешь? Тесса. Все смотрят.

Он кивает на компанию взрослых, примеряющих солнечные очки.

Я игриво пожимаю плечами.

– Не смотрят. А даже если и так?

Я и вправду не смотрю по сторонам. Обычно я тоже обращаю внимание на других, но сейчас мне очень нужно, чтобы он меня поцеловал.

– Поцелуй меня, пожалуйста, – практически умоляю я.

Должно быть, Ной замечает в моих глазах отчаяние, потому что наклоняется ко мне и целует. Он делает это не спеша и нежно, его язык не касается моего, но это приятно. Я чувствую знакомое тепло, ожидаю, что этот поцелуй воспламенит меня, но ничего подобного не происходит.

Я не могу сравнивать Ноя с Хардином. Ной – мой парень, и я его люблю, а Хардин – просто случайный эпизод, он спит с кучей девчонок.

– Что с тобой? – шутливо спрашивает Ной, когда я пытаюсь отстраниться.

Я фыркаю.

– Ничего, просто я скучала по тебе, – отвечаю я.

Да, и еще я изменила тебе прошлой ночью, добавляет внутренний голос. Игнорируя его, я продолжаю:

– Ной, не мог бы ты прекратить докладывать маме, чем я занимаюсь? Ты ставишь меня в неловкое положение. Мне нравится, что вы с ней так близки, но когда вы обо мне сплетничаете, я чувствую себя маленькой девочкой.

– Тесса, прости. Я просто беспокоился о тебе. Обещаю, это не повторится. Честно.

Ной кладет руку мне на плечо, целует в лоб, и я ему верю.

Остаток дня проходит лучше, чем утро, в основном потому, что я еду с мамой в парикмахерскую и стригусь. Раньше волосы у меня были до лопаток, а стрижка придает объема и выглядит лучше. Всю обратную дорогу Ной осыпает меня комплиментами, и я чувствую себя отлично.

Прощаюсь с ним и мамой возле двери, в очередной раз пообещав держаться от парней с татуировками на расстоянии не меньше ста километров. В комнате, к моему разочарованию, никого нет. Хотя я не уверена, что хотела бы видеть Стеф или кого-либо еще.

Даже не сняв туфли, валюсь на кровать. Я слишком устала, мне нужно немного поспать. Сплю всю ночь напролет и еще полдня. Когда я просыпаюсь, Стеф лежит на соседней кровати. Ухожу по делам, а когда возвращаюсь, ее уже нет. В понедельник утром Стеф все еще нет, и я чувствую сильное желание наверстать то, чем она занималась в выходные.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Прежде чем отправиться на первую лекцию, как обычно, захожу за кофе. В кафе меня с неизменной улыбкой ждет Лэндон.

Только мы успели поздороваться, нас прервала девушка, которая хотела узнать, как куда-то пройти, – и мы упустили шанс поболтать вплоть до конца учебного дня. До окончания лекции, которой я одновременно и желала, и боялась.

– Как выходные? – спрашивает Лэндон, а я в ответ лишь страдальчески мычу.

– Ужасно, просто ужасно. Ходила на вечеринку со Стеф, – отвечаю я, и он корчит рожу и смеется. – Уверена, у тебя все прошло гораздо лучше. Как Дакота?

Услышав «Дакота», Лэндон улыбается до ушей, а я понимаю, что не сказала, что виделась в субботу с Ноем. Лэндон рассказывает, что Дакота поступила в нью-йоркскую балетную труппу. Он за нее страшно рад. Я же представляю, как загораются глаза Ноя, когда он рассказывает обо мне.

Мы идем на лекцию, и Лэндон рассказывает, как его родители разволновались, что он приехал, но я так занята поиском нужной аудитории, что почти не слушаю. Заходим туда: место Хардина пустует.

– А не будет сложностей из-за того, что Дакота теперь очень далеко? – успеваю спросить я перед тем, как мы занимаем места.

– Ну, мы и сейчас далеко друг от друга, но все нормально. Я правда желаю ей успеха, и, если для этого нужно быть в Нью-Йорке, я хочу, чтоб она была там.

Входит профессор. И мы замолкаем. Где Хардин? Он же не станет прогуливать занятия, только чтобы не встречаться со мной, правда?

Мы погружаемся в «Гордость и предубеждение» – замечательную книгу, которую, я считаю, должен прочесть каждый, и я сама не замечаю, как проходит занятие.

– Ты подстриглась, Тереза.

Оборачиваюсь и вижу Хардина. Они с Лэндоном обмениваются быстрыми взглядами, а я думаю, что ответить. Он же не станет говорить о той ночи при Лэндоне? Но по ямочкам на его щеках, глубоким, как никогда, понимаю: да, да, он будет говорить об этом.

– Привет, Хардин.

– Как выходные? – насмешливо спрашивает он.

Я тяну Лэндона за руку.

– Хорошо. Пока! – нервно кричу я, и Хардин смеется.

Когда мы выходим на улицу, Лэндон спрашивает:

– Что это было? – Наверное, что я веду себя неестественно.

– Ничего, просто Хардин мне не нравится.

– Ну, вы хотя бы не так часто видитесь.

Это что-то странное. Почему он со мной об этом говорит? Он что-то знает?

– Ну да. Слава богу. – Это все, что я могу ответить.

Некоторое время Лэндон молчит.

– Я не собирался об этом говорить, потому что не хочу с ним связываться, но, – он нервно улыбается, – папа Хардина встречается с моей мамой.

Что?

– Что?

– Папа Хардина…

– Да, да, я поняла, значит, его отец живет тут? Но Хардин… Я-то думала, он из Англии? Если тут живет его отец, почему он не живет с ним?

Засыпаю Лэндона вопросами, не могу остановиться. Он кажется смущенным, но не таким нервным, чем минуту назад.

– Он из Лондона. Его отец и моя мама живут недалеко от кампуса, но Хардин с отцом не в очень хороших отношениях. Поэтому, пожалуйста, не давай ему понять, что ты в курсе. Мы и так недолюбливаем друг друга.

Я киваю.

– Конечно, без проблем.

У меня есть тысяча вопросов, но я молчу. Мой друг возвращается к рассказу о Дакоте, и глаза его вспыхивают при каждом упоминании о ней.

Когда я возвращаюсь в комнату, Стеф еще не пришла, ее занятия кончаются на два часа позже, чем у меня. Достаю было учебники и тетради, но потом решаю позвонить Ною. Он не берет трубку, и я начинаю серьезно жалеть, что он не учится со мной на одном курсе. Многое было бы удобнее и проще. Мы могли бы готовиться к занятиям или смотреть вместе кино.

В то же время понимаю: я думаю так потому, что меня гложет вина за то, что я целовалась с Хардином. Ной очень хороший, он не заслуживает того, чтобы его обманывали. Мне очень повезло, что он есть в моей жизни. Он всегда со мной и знает меня лучше всех.

Мы знаем друг друга почти всю жизнь. Когда его родители переехали на нашу улицу, я была в восторге: наконец-то появился мой ровесник, с ним можно гулять. Радость только усилилась, когда я познакомилась с Ноем и поняла, что мы родственные души. Мы вместе читали, смотрели фильмы и сажали растения в маминой теплице. Теплица всегда была моим убежищем; когда папа напивался, я пряталась в ней, и никто, кроме Ноя, не знал, где я. Ночь, когда папа ушел от нас, была ужасной, позже мама отказывалась ее вспоминать. Разговор о ней разрушил бы ту эмоциональную крепость, которую мама возвела вокруг себя. Однако мне иногда хотелось это вспомнить. Несмотря на то что я ненавидела отца за вечные пьянки и за то, что он бил маму, я чувствовала в нем сильную внутреннюю потребность. В тот вечер, спрятавшись в теплице, я слышала крики и ругань, затем звон разбитого стекла на кухне, а затем, когда все стихло, – шаги. В ужасе я подумала, что ищет меня отец, но это был Ной. Никогда больше я не испытывала такого облегчения, как тогда, когда его увидела. С тех пор мы были неразлучны. За долгие годы это стало чем-то большим, чем дружба, мы никогда не встречались с кем-то еще.

Я пишу Ною, что люблю его, и решаю подремать перед учебой. Я сверяюсь с ежедневником и решаю, что могу себе позволить двадцать минут сна.

Не проходит и десяти минут, как меня будит стук в дверь. Должно быть, это Стеф забыла ключи, думаю я и открываю.

Конечно, это не она. Это Хардин.

– Стеф еще не вернулась, – говорю я и возвращаюсь на кровать, оставляя дверь открытой.

Удивительно, он даже потрудился постучать, хотя Стеф дала ему запасной ключ, на случай если потеряет свой. Надо поговорить с ней об этом.

– Я могу подождать, – говорит он и плюхается на кровать Стеф.

– Как хочешь, – бормочу я, не обращая внимания на его усмешку, натягиваю на себя одеяло и закрываю глаза.

Точнее, стараюсь не обращать внимания. Не могу же я заснуть, когда Хардин в комнате! Однако лучше притворяться спящей, чем вести неприятный разговор, который нам предстоит. Я пытаюсь не обращать внимания на легкое постукивание костяшками по кровати Стеф до тех пор, как срабатывает мой будильник.

– Собираешься куда-то? – спрашивает он, и я закатываю глаза, хотя он меня и не видит.

– Нет, просто решила двадцать минут поспать, – отвечаю я и сажусь.

– Ты поставила будильник, чтобы проснуться через двадцать минут? – иронически уточняет он.

– Да, именно. А тебе какое дело?

Я аккуратно раскладываю учебники согласно расписанию предметов и подписываю все тетради.

– У тебя навязчивое состояние, что ли?

– Нет, Хардин. Не все сумасшедшие, кому нравится порядок. В пунктуальности нет ничего плохого, – отрезаю я.

Конечно, он смеется. Я отворачиваюсь от него, но краем глаза замечаю, как он приподнимается с кровати.

Пожалуйста, не подходи ко мне! Пожалуйста, не подходи!

Он нависает надо мной и смотрит на то, чем я занимаюсь. Потом хватает тетрадь по литературе, рассматривая ее с преувеличенным вниманием со всех сторон, как музейный экспонат. Я пытаюсь отнять конспекты, но он – вот назойливый придурок! – поднимает их над своей головой, и я стою и тщетно тянусь за ними. Затем бросает бумажки вверх, и они в беспорядке рассыпаются по полу.

– Немедленно собери! – требую я.

Он, ухмыляясь и приговаривая «конечно-конечно», хватает лекции по социологии и делает с ними то же самое. Я вскакиваю, чтобы собрать их прежде, чем он на них наступит, но это его только забавляет.

– Хардин, хватит! – кричу я, но он расправляется со следующей тетрадкой.

В ярости я отталкиваю его от своей кровати.

– Хочешь сказать, кто не любит порядок, тот ни к чему не способен? – спрашивает он со смехом.

Почему обязательно надо мной смеяться?!

– Нет! – кричу я и толкаю его снова. Он делает шаг ко мне и, схватив за запястье, отталкивает к стене.

Его лицо – всего в нескольких сантиметрах от меня, и я чувствую, как тяжело он дышит. Хочу крикнуть, чтобы он от меня отстал, чтобы ушел, хочу заставить его собрать мои записи. Я хочу дать пощечину, заставить его убраться. Но не могу. Я замираю у стены, загипнотизированная огнем, горящим в его зеленых глазах.

– Хардин, пожалуйста!

Единственные слова, которые я могу сказать. Они слишком мягкие. Я не уверена, прошу ли его уйти или поцеловать меня. Никак не могу унять дыхание, чувствую его возбуждение, его грудь движется мощными толчками. Секунды растягиваются в часы. Наконец, он убирает одну руку, но вторая рука такая большая, что удерживает оба мои запястья. Мгновение мне кажется, что он меня ударит. Но его рука движется к моей щеке, и он нежно заправляет мои волосы за ухо. Чувствую его пульс, когда он приближает губы к моим, и в моей груди полыхает пожар.

Это ощущение, по которому я так тосковала. Я хотела бы чувствовать этот пожар вечно.

Заставляю себя не думать ни о том, почему я вновь его целую, ни о тех гадостях, что он потом наговорит. Я сосредоточиваюсь лишь на том, как он прижимается ко мне, как отпускает мои руки, прижав меня к стене, и на знакомом мятном привкусе его губ. Обвиваю руками его широкие плечи, и наши языки соединяются. Он соединяет руки на моей талии и поднимает меня; поразительно, что мое тело знает, как реагировать на его движения. Я запускаю пальцы в его волосы и нежно потягиваю их, когда он несет меня обратно к кровати.

Голос разума внезапно напоминает, что это плохая идея, но я не обращаю на него внимания. На этот раз я не могу остановиться. Я тяну Хардина за волосы сильнее, и у него вырывается нежный стон. Отвечаю таким же стоном – и эти звуки прекраснее всех на свете. Это самые страстные звуки, которые я слышала, и я знаю, что сделаю все, чтобы услышать их снова. Он садится на мою кровать так, что я оказываюсь у него на коленях. Покачиваюсь вперед и назад вдоль его бедер, и хватка становится крепче.

– Черт! – выдыхает он, и я впервые чувствую, как у мужчины возникает на меня эрекция.

Как далеко я позволю ему зайти? Я задаю себе этот вопрос и не могу ответить. Он нащупывает полы моей блузки и стягивает ее с меня через голову. Не могу поверить, что позволяю ему это делать, но не могу остановиться. Хардин прерывает наш страстный поцелуй, чтобы стянуть с меня одежду. Его взгляд встречается с моим, затем скользит вниз, к груди. Он закусывает губу:

– Ты такая сексуальная, Тесс.

Мне никогда не нравились подобные комплименты, но Хардин говорит это особенно, очень чувственно. Я никогда не покупала шикарное нижнее белье, потому что никто, буквально никто его не видит, но сейчас мне хотелось бы иметь что-то покруче моего обычного черного бюстгальтера. Он, наверное, видел любые бюстгальтеры, напоминает назойливый внутренний голос. Чтобы отогнать подобные мысли, начинаю быстрее двигаться у него на коленях, он тянет меня за талию к себе, и мы касаемся друг друга телами…

Кто-то дергает дверную ручку. Я вскакиваю с колен Хардина как ужаленная и хватаюсь за блузку; транс, в котором я пребывала, моментально рассеивается.

Стеф перешагивает через порог и застывает с открытым от изумления ртом при виде меня и Хардина.

Я красная как рак, но я знаю, что это не только от смущения, но и от того, что Хардин заставил меня почувствовать.

– Я что-то пропустила, черт побери? – выдыхает Стеф, оглядывая нас, улыбаясь во весь рот.

В ее глазах – нескрываемый восторг.

– Ничего особенного, – отвечает Хардин, поднимаясь.

Он идет к двери и исчезает, не оглядываясь, оставив меня задыхающейся от смущения под смешки Стеф.

– Что за фигня?! – спрашивает она, закрывая лицо в притворном ужасе. Но Стеф распирает от любопытства, и она не может молчать. – Ты и Хардин… Ты и Хардин собирались поразвлечься?

Я отворачиваюсь к столу, сделав вид, что просматриваю конспекты.

– Нет! Разумеется, нет! Мы не собирались трахаться, – отвечаю я.

Ведь это так? Нет, мы просто пару раз поцеловались, вот и все. Да, он снял с меня блузку, пока я терлась об него, сидя у него на коленях, но мы не собирались трахаться в обычном смысле слова.

– У меня же есть парень, помнишь?

Он придвигается ко мне.

– Так… но это не значит, что ты не можешь трахнуться с Хардином – просто не верится! Мне казалось, вы друг друга ненавидите. Ну, Хардин всех ненавидит. Но я думала, тебя он ненавидит даже больше, чем обычных людей. – Она смеется. – Тогда хоть как так получилось?

Я сажусь на ее кровать и лохмачу волосы.

– Не знаю. В общем, в субботу, когда ты уехала с вечеринки, я оказалась в его комнате, потому что один гад пытался меня изнасиловать, а потом я поцеловала Хардина. Мы обещали, что не будем больше об этом говорить, но сегодня он пришел и начал обнимать меня, но не больше. – Я показываю на кровать, но Стеф только еще шире ухмыляется. – Он стал разбрасывать мои вещи, я его толкнула, а потом… в общем, мы оказались на кровати.

В пересказе звучит ужасно. Я действительно потеряла голову, как говорит моя мама. Закрываю лицо руками. Как я могла снова так поступить по отношению к Ною?

– Вау, классно! – говорит Стеф, и я опять закатываю глаза.

– Нет, это ужасно и неправильно. Я люблю Ноя, а Хардин – болван. Я не хочу быть его очередной победой.

– Ты могла бы многому научиться у Хардина… в смысле секса.

Вылупляю глаза. Она что, серьезно? Неужели она сама делала что-то подобное… и может быть… с Хардином?

– Нет, я ничему не собираюсь учиться у Хардина. Или у кого-то еще, кроме Ноя, – отвечаю я.

Не могу себе представить себя и Ноя, занимающихся чем-то подобным. В памяти всплывают слова Хардина: «Ты такая сексуальная, Тесс». Ной никогда не говорил мне такого, да и никто раньше не называл меня сексуальной. Мои щеки вспыхивают, когда я это вспоминаю.

– А ты? – спрашиваю я, немного помявшись.

– С Хардином? Нет. – Чувствую, что у меня на душе становится легче от ее ответа. Она продолжает: – У меня не было секса с ним, была пара попыток, когда только мы познакомились, но все каких-то неловких. Ничего не вышло; примерно неделю мы были чуть больше, чем друзьями.

Она говорит так, что я понимаю: это не слишком важный эпизод в ее жизни, но все равно не могу подавить поднимающуюся ревность.

– А… чуть больше? – уточняю я.

Во рту у меня пересыхает, и я внезапно раздражаюсь на Стеф.

– Да ничего особенного. Так, несколько раз жесткий петтинг, тискали друг друга там и сям. Ничего серьезного, – отвечает она, и мое сердце ноет.

Я не удивлена, конечно, но лучше бы было не спрашивать.

– И много у Хардина таких чуть больше, чем друзей?

Я не хочу слышать ответ, но не могу не спрашивать.

Стеф фыркает и садится напротив меня.

– Да, хватает. То есть не то чтобы сотни, но он довольно… шустрый парень.

Я понимаю, что она видит реакцию на ее рассказ и пытается подсластить пилюлю. Мысленно я в сотый раз принимаю решение держаться от Хардина подальше. Не хочу быть чьей-то чуть-больше-чем-подругой. Никогда.

– Он не обманывает и не использует девчонок; по большей части они сами на него вешаются. Но он им сразу дает понять, что не будет с ними встречаться, – говорит она.

Я помню, она уже это говорила. Но ведь сейчас говорил мне, когда мы…

– Почему он ни с кем не встречается?

Почему я не могу не задавать эти вопросы?

– По правде сказать, не знаю… Слушай, – говорит она с беспокойством, – думаю, с Хардином неплохо развлечься, но мне кажется, для тебя это может кончиться печально. Если ты не уверена, что сможешь контролировать свои чувства, я бы держалась от него подальше. Я видела много девушек, которых он бросил, и это не очень приятно.

– Поверь, у меня нет к нему никаких чувств. Не знаю, о чем я думала, – смеюсь я, надеясь, что это звучит искренне.

Стеф кивает.

– Ну ладно. А много было проблем с мамой и Ноем?

Я рассказываю о нотации, умолчав о части, в которой мне не рекомендовали с ней дружить. Остаток вечера мы проводим, болтая о занятиях, Тристане – обо всем подряд, кроме Хардина.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий день перед занятиями встречаюсь с Лэндоном в кафе: надо уточнить задание по социологии. Я битый час собирала конспекты после выходки Хардина. Я хочу рассказать Лэндону, но боюсь, что он неправильно меня поймет, особенно теперь, когда я знаю о родителях Хардина. Лэндон наверняка много знает, и я постоянно удерживаю себя от вопросов. Вообще, меня не волнует, что там делает Хардин.

День пролетает быстро, наступает время лекции по литературе. Как обычно, Хардин садится сзади, но сегодня он, кажется, вообще не намерен смотреть в мою сторону.

– Сегодня мы заканчиваем обсуждать «Гордость и предубеждение», – говорит профессор. – Надеюсь, все с удовольствием его прочитали, и поскольку вы знаете финал романа, он и станет темой сегодняшней дискуссии. Ее тема: использование Джейн Остин элементов, позволяющих предопределить сюжет. Позвольте спросить: ожидали ли вы во время чтения, что они с Дарси в итоге будут вместе?

Несколько человек что-то невнятно бормочут, кто-то шуршит страницами книги, видимо, пытаясь с ходу найти там ответ, и только мы с Лэндоном, как всегда, поднимаем руки.

– Мисс Янг, – профессор указывает на меня.

– Когда я читала этот роман в первый раз, я сильно сомневалась, что в конце концов они будут вместе. Даже теперь, когда я прочитала его уже раз десять, я все еще в этом не уверена. Мистер Дарси слишком жесток и говорит такие неприятные вещи о Элизабет и ее семье, что я не уверена, сможет ли она его простить, не говоря уж о том, чтобы полюбить.

Лэндон кивает мне, и я улыбаюсь.

– Это приманка, – раздается в тишине голос. Голос Хардина.

– Господин Скотт? Хотите что-то добавить? – спрашивает профессор, весьма удивленный участием Хардина.

– Конечно. Я сказал, что это приманка. Женщины хотят того, чего у них нет. Именно грубое отношение мистера Дарси привлекло Элизабет, значит, было очевидно, что в конце они будут вместе, – произносит Хардин, после чего с видом полнейшего безразличия рассматривает ногти.

– Неправда, что женщины хотят того, чего не имеют. Мистер Дарси был так жесток с ней, потому что был слишком горд, чтобы признать, что любит ее. После того как он прекратил себя так вести, она увидела, что он действительно ее любил, – говорю я гораздо громче, чем хотела бы. Намного громче.

Осматриваюсь. Оказывается, что все смотрят на меня и Хардина.

Хардин фыркает.

– Не знаю, с какими парнями ты обычно сталкивалась, но я считаю, что если бы он ее любил, он не был бы с ней так груб. Единственная причина, по которой он даже попросил ее руки, это потому что она слишком крепко в него вцепилась, – говорит он с акцентом, и мое сердце падает. В конце концов, я узнала, что он думает на самом деле.

– Она в него не вцепилась! Она думала, что он добр, а он манипулировал ею и пользовался ее слабостью! – кричу я.

В аудитории наступает полная, абсолютная тишина. Лицо Хардина перекошено гримасой злости, и я думаю, мое тоже.

– Он манипулировал ею? Прочти еще раз, она… Я имею в виду, ей наскучила ее унылая жизнь, ей нужны были сильные ощущения – и, конечно, она в него вцепилась! – кричит он, схватившись руками за край стола.

– Тогда, если б он не был таким кобелем, он мог бы все это прекратить после первой же встречи и больше не появляться в ее доме!

Тут я осознаю, что мы находимся в центре внимания. В аудитории – хихиканье и шепот.

– Замечательно, какая оживленная дискуссия. Думаю, на сегодня мы оставим эту тему… – начинает профессор, но я, схватив сумку, выбегаю из аудитории.

В коридоре слышу сердитый голос Хардина позади себя:

– На этот раз ты не убежишь, Тереза!

Вылетаю на улицу и пересекаю лужайку, приближаясь к перекрестку. Он догоняет меня и хватает за руку, но я вырываюсь.

– Почему ты всегда так хватаешь меня? Попробуй меня еще раз так схватить, и я тебя ударю! – кричу я.

Я удивляюсь, как резко вышло, но с меня достаточно всей этой фигни.

Он снова хватает меня, но я не могу выполнить свою угрозу.

– Чего ты хочешь, Хардин? Показать мне, какая я жалкая? Поиздеваться надо мной, свести меня с ума? Я устала от этих игр – и я больше не буду в них играть. У меня есть парень, который меня любит, а ты ужасный человек. Тебе действительно надо сходить к врачу и лечиться от этих перепадов настроения! Я за тобой не успеваю. Сейчас ты – хороший, через секунду – отвратительный. Я не хочу иметь с тобой ничего общего, так что найди себе другую девушку, чтобы с ней играть, а я сдаюсь!

– Я вправду делаю тебя хуже? – спрашивает он.

Я отворачиваюсь, пытаясь сосредоточиться на оживленном тротуаре, где мы стоим. Взгляды случайных прохожих задерживаются на нас с Хардином чересчур долго. Когда я вновь смотрю на Хардина, он трет пальцами дырку в своей поношенной черной футболке.

Жду, что он будет смеяться или ухмыляться, но нет. Если бы я не знала его лучше, то подумала бы, что он… страдает. Но я хорошо его знаю.

– Я не пытаюсь играть с тобой, – говорит он, проводя рукой по волосам.

– Тогда как это назвать? Почему твои перемены настроения становятся моими проблемами?

Вокруг нас уже собирается небольшая толпа, и мне хочется поскорее исчезнуть. Но надо знать, что он ответит.

Почему я не могу не общаться с ним? Я знаю, для меня он ядовит, опасен. Я никогда ни с кем не была так груба. Я знаю, он этого заслуживает, но я не хочу быть жестока к кому бы то ни было.

Хардин снова хватает меня за руку и тянет по дорожке между зданиями подальше от людей.

– Тесс, я… Я не знаю, что делаю. Ты поцеловала меня первой, помнишь? – напоминает он.

– Да… Я была пьяна, помнишь? А вчера ты поцеловал меня первым.

– Да… Ты меня не останавливала. – Он делает паузу. – Должно быть, это очень тяжело.

Что? Что именно тяжело?

– Вести себя, будто ты не хочешь меня, хотя мы оба знаем, что это не так, – говорит он, подходя ближе.

– Что? Я тебя не хочу. У меня есть парень.

Быстрый ответ выглядит так нелепо, что Хардин улыбается.

– Парень, с которым тебе скучно. Признайся, Тесс. Не мне, самой себе. Тебе с ним скучно. – Он понижает голос и произносит медленно, очень чувственно: – Он когда-нибудь заставлял тебя чувствовать то же, что и я?

– Ч-что? Конечно, – вру я.

– Нет… Я уверен, что он никогда не касался тебя… по-настоящему.

Его слова зажигают внутри меня знакомый огонь.

– Это не твое дело, – говорю я, отступая, и он подходит ко мне еще на три шага.

– Ты не представляешь, что я способен заставить тебя почувствовать, – говорит он, и я задыхаюсь.

Как он может переходить от крика и насмешек к таким словам? И почему они так мне нравятся? У меня нет ответа. Этот тон и неприличные комплименты делают меня слабой, я теряюсь. Как мышка в когтях кота.

– Правда, ты не можешь это признать. Но я вижу, – говорит он высокомерно.

В ответ я могу только отрицательно покачать головой. Он улыбается еще шире, и я инстинктивно отступаю к стене. Хардин делает следующий шаг, и у меня вырывается умоляющий стон. Не надо!

– Твой пульс участился? И губы сухие. Ты думаешь обо мне и чувствуешь… там, внизу. Разве не так, Тереза?

Все, что он говорит, правда, и чем дольше он говорит мне это, тем сильнее я его хочу. Так странно, хочу и ненавижу одновременно. Хардин меня физически привлекает, и это странно, учитывая, как сильно он отличается от Ноя. Никто не привлекал меня так, кроме Ноя.

Я знаю, что, если я сейчас чего-нибудь не скажу, он победит. Не хочу, чтобы он победил.

– Ты ошибаешься, – бормочу я.

Он улыбается. Одна эта улыбка пронизывает меня, как ток.

– Я никогда не ошибаюсь, – сообщает он, – не в этом.

Отступаю в сторону прежде, чем он может прижать меня к стене.

– И ты продолжаешь утверждать, что я вцепилась в тебя, когда сам сейчас загоняешь меня в угол? – спрашиваю я, и моя злость на этого невыносимого парня в татухах пересиливает желание.

– Потому что ты сделала первый шаг. Не пойми меня неверно, но я был удивлен.

– Я была пьяна, и это была ужасная ночь, ты знаешь. Я стеснялась, а ты был добр ко мне. Ну, твоя версия недурна.

Я стремглав проскакиваю мимо него и сажусь на обочине. Так я оказываюсь вне зоны досягаемости. Разговор слишком утомителен.

– И я жесток к тебе, – говорит он, нависая надо мной, и утверждение больше похоже на вопрос.

– Да, жесток. Ты превосходишь самого себя в грубости. И не только ко мне, ко всем. Но со мной ты, кажется, особенно стараешься.

Надо же, мы все еще так спокойно беседуем. Знаю, это минутная передышка, скоро он снова на меня накинется.

– Это просто не так. Я отношусь к тебе так же, как и ко всему остальному миру.

Я молчу. Я знала, что нормально поговорить не получится.

– Не знаю, зачем я трачу на тебя время, – кричу я и возвращаюсь к дороге.

– Прости. Иди сюда.

Мысленно вою, но ноги реагируют быстрее, чем мозг успевает отдать команду, и я останавливаюсь в нескольких шагах от него.

Он сидит на бордюре, там, где только что была я.

– Садись, – командует он.

Повинуюсь.

– Ты сидишь ужасно далеко, – говорит он, и я закатываю глаза. – Ты мне не доверяешь?

– Нет, конечно. С какой стати?

Хардин несколько мрачнеет, словно сказанное его задевает, но вскоре возвращается к обычной невозмутимости. Неужели ему не все равно, доверяю ли я ему?

– Мы можем договориться держаться друг от друга подальше или остаться друзьями. Я не собираюсь и дальше с тобой воевать.

Я вздыхаю, и он придвигается немного ближе.

Он делает глубокий вдох и затем произносит:

– Но я не хочу держаться от тебя подальше.

Что? Сердце, похоже, сейчас выпрыгнет из груди.

– Я хочу сказать… Я не думаю, что мы сможем не общаться, раз твоя соседка – один из моих лучших друзей, ну и все такое. Так что думаю, мы должны быть друзьями.

Чувствую разочарование; но разве это не то, чего я хочу? Я же не могу целоваться с Хардином, обманывая Ноя.

– Ну ладно, значит, друзья? – спрашиваю я, стремясь не обращать внимания на неприятный осадок в душе.

– Друзья, – подтверждает он и протягивает руку.

– Но никаких чуть больше, – напоминаю я, пожимая его руку и чувствуя, как кровь приливает к щекам.

Посмеиваясь, он играет с кольцом в брови.

– Что ты имеешь в виду?

– А то ты не знаешь. Стеф мне уже рассказала.

– О чем, обо мне и ней?

– О вас, и о тебе, и о других девушках.

Я вымученно смеюсь, но получается похоже на кашель, и я кашляю еще, чтобы он не заметил моего смущения.

Он поднимает бровь, но я не обращаю внимания.

– Ну, мы со Стеф… это было весело. – Он улыбается воспоминаниям, а я проглатываю комок в горле.

– И да, у меня есть девушки, которых я трахаю. А почему тебя это волнует, подруга?

Он говорит об этом так беззаботно, что я просто в шоке. Признание, что он спит с другими девушками, не должно меня волновать, но я ревную. Хардин мне не принадлежит; мой парень – Ной. Мой парень – Ной. Мой парень – Ной, – мысленно повторяю я.

– Не волнует. Просто я не хочу, чтобы ты считал меня одной из них.

– Ого… ты ревнуешь, Тереза? – усмехается он.

Я толкаю его. В жизни в этом не признаюсь.

– Вовсе нет. Мне их жаль.

Он игриво поднимает брови.

– О, не жалей их. Поверь, они со мной счастливы.

– Ладно, ладно. Не пора ли нам сменить тему? – Я вздыхаю и запрокидываю голову, чтобы посмотреть на небо и забыть образ Хардина и его гарема. – Так ты попробуешь быть со мной повежливей?

– Конечно. Если ты перестанешь все время быть такой нервной стервой.

Глядя на облака, мечтательно тяну:

– Я не стерва, просто ты отвратительный.

Смотрю на Хардина, и меня разбирает смех. К счастью, он смеется вместе со мной. Это хорошая замена скандалу. Еще не решен главный вопрос: какие чувства я могу или не могу к нему испытывать, но если я пресеку его попытки целовать меня и сосредоточусь на Ное, то выйду из этого ужасного замкнутого круга прежде, чем станет еще хуже.

– Посмотри на нас, двух друзей. – Акцент у Хардина очень приятный, когда он не грубит.

Черт, акцент делает его голос еще мягче. Слова льются с его языка, сквозь розовые губы… Я не должна об этом думать. Отрываю взгляд от его лица и встаю, отряхивая юбку.

– Эта юбка и правда ужасная, Тесс. Если хочешь остаться мне другом, не надевай ее больше.

На мгновение мне становится обидно, но когда я смотрю на него, он улыбается. Наверно, он так шутит, грубо, но не злобно, как обычно.

На моем телефоне срабатывает будильник.

– Мне нужно вернуться на занятия.

– Ты устанавливаешь будильник на каждую лекцию?

– Я много на что ставлю напоминалки; я всегда так делаю. – Надеюсь, он не собирается над этим смеяться.

– Хорошо, установи напоминалку на завтра после занятий, чтобы как-нибудь повеселиться.

Кто это и где настоящий Хардин?

– Не думаю, что могу веселиться так же, как ты. – Не представляю даже, что Хардин подразумевает под словом «повеселиться».

– Ну, мы просто принесем в жертву пару котов, сожжем несколько домов…

Я, не удержавшись, прыскаю, и он улыбается в ответ.

– На самом деле, поскольку мы теперь друзья, придумаем, чем заняться.

Мне нужно немного времени, чтобы понять, могу ли я общаться с Хардином. Но он уже поворачивается, чтобы уйти.

– Ну ладно. Рад, что мы вместе. До завтра.

И он уходит.

Я ничего не говорю, просто сижу, опустив руки, на обочине. После последних двадцати минут голова кругом. Сначала Хардин предложил мне заняться сексом, утверждая, что я даже не представляю, как мне будет хорошо; через несколько минут обещал, что попытается быть со мной помягче; потом мы смеялись и шутили, и было все нормально.

Остается еще много связанных с ним вопросов, но думаю, что могу стать его подругой, как Стеф. Ладно, не как Стеф, как Нэт или еще какой-нибудь друг, с которым он постоянно общается. Так действительно лучше. Никаких поцелуев или других сексуальных ласк. Мы просто друзья.

Но когда я последняя захожу в аудиторию, где никто из студентов понятия не имеет о Хардине и его делах, у меня остается смутное подозрение, что я попала в очередную западню.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

В общежитии пытаюсь заниматься, но не могу сосредоточиться. Через два часа бессмысленного смотрения в конспекты решаю принять душ, чтобы освежиться. В душевой полно народу, я чувствую себя очень некомфортно, но мне ни разу никто не помешал, так что я начинаю привыкать. Горячая вода отлично расслабляет напряженные мышцы. Я должна чувствовать облегчение и радость от того, что мы с Хардином пришли к перемирию, но гнев и раздражение почему-то сменяются растерянностью и тревогой. Я согласилась завтра «повеселиться» с Хардином и теперь боюсь. Надеюсь, все пройдет хорошо; не думаю, что мы станем лучшими друзьями, но, по крайней мере, сможем каждый раз не орать друг на друга вместо разговора.

Под душем так приятно, что я надолго зависаю в кабинке, а вернувшись, обнаруживаю, что Стеф заходила и ушла. Она оставила записку, что Тристан пригласил ее поужинать где-то в городе. Мне нравится Тристан; похоже, он действительно хороший парень, несмотря на жуткий грим. Если Стеф и Тристан продолжат встречаться, то когда Ной в следующий раз меня навестит, можем сходить куда-нибудь вместе. Хотя кого я обманываю? Ной не захочет гулять в такой компании, и надо признать, три недели назад я бы сама не захотела с ними общаться.

Я звоню Ною перед сном, мы не общались целый день. Он приветливо спрашивает меня, как прошел день. Отвечаю, что хорошо, хочу сообщить, что мы с Хардином завтра собираемся погулять, но передумываю. Ной рассказывает, что его команда разбила Сиэтл в пух и прах, хотя эти ребята – действительно хорошие футболисты. И я рада, потому что Ной и правда счастлив, когда его команда побеждает.

Следующий день пролетает очень быстро. Когда мы с Лэндоном заходим в кабинет, Хардин уже сидит на месте.

– Ну что, готова к сегодняшнему свиданию? – спрашивает он.

Таращу глаза. Лэндон тоже. Не знаю, что меня больше злит: то, как Хардин это сказал, или то, как Лэндон на меня смотрит. Попытка стать друзьями не очень-то задалась с самого начала.

– Это не свидание, – возражаю я и, повернувшись к Лэндону, небрежно поясняю, не обращая внимания на Хардина: – Мы решили сходить куда-нибудь как друзья.

– Это то же самое, – вставляет Хардин.

До конца лекции стараюсь с ним не разговаривать, что не очень сложно, поскольку он не делает таких попыток. На перемене Лэндон, укладывая рюкзак, наклоняется ко мне и тихо говорит, глядя на Хардина:

– Будь осторожна.

– Да мы просто пытаемся привыкнуть друг к другу, поскольку моя соседка – его близкая подруга, – отвечаю я, надеясь, что Хардин меня не слышит.

– Я знаю, ты действительно можешь быть замечательной подругой. Только я не уверен, что Хардин этого заслуживает, – нарочно громко говорит Лэндон.

– Вам больше нечем заняться, кроме как перемывать мне кости? Проваливай, чувак!

Позади меня – Хардин.

Лэндон хмурится и снова смотрит на меня.

– Просто запомни, что я сказал. – Он уходит, и я переживаю, что расстроила друга.

– Послушай, ты не должен быть с ним так груб – вы ведь почти братья.

Глаза Хардина расширяются.

– Что ты сейчас сказала? – рычит он.

– Ну, твой папа и его мама?..

Неужели Лэндон соврал? Или я не должна была говорить об этом? Лэндон упоминал, что Хардин не поддерживает отношений с отцом, но я понятия не имела, что настолько.

– Это тебя не касается. – Хардин сердито смотрит на дверь, за которой исчез Лэндон. – Не понимаю, зачем этот кретин даже тебе рассказал. Кажется, надо вправить ему мозги.

– Хардин, оставь его в покое. Он не хотел мне рассказывать, я сама из него все вытянула. – Мысль, что Хардин может побить Лэндона, меня беспокоит. Надо срочно сменить тему. – Итак, чем сегодня займемся?

– Ничем. Это была плохая идея.

Он встает, поворачивается на каблуках и уходит. Минуту я стою на месте, ожидая, что он передумает и вернется. Какого черта? Вот уж точно, у него семь пятниц на неделе.

В общаге застаю Зеда, Тристана и Стеф. Они втроем на соседкиной кровати. Тристан смотрит на Стеф, а Зед щелкает пальцами по выключателю стального фонарика. Обычно меня раздражают незваные гости, но мне нравятся и Зед и Тристан, и к тому же нужно отвлечься от неприятных мыслей.

– Привет, Тесса, как учеба? – спрашивает Стеф, одаривая меня широкой улыбкой.

Я не могу не заметить, как загораются глаза Тристана, когда он смотрит на подругу.

– Все нормально. А у тебя?

Я кладу книги на тумбочку, а Стеф рассказывает, как их профессор пролил на себя горячий кофе, не донеся до рта кружку.

– Хорошо выглядишь сегодня, Тесса, – говорит Зед, и я благодарю и залезаю к ним на кровать.

Кровать мала для нас всех, но мы все же помещаемся. Некоторое время болтаем о чудаках-профессорах. Неожиданно открывается дверь, и все поворачиваются посмотреть, кто пришел.

Это Хардин. Блин.

– Господи, чувак, мог бы хоть раз постучать! – ругает его Стеф, а Хардин пожимает плечами. – Вдруг я голая или еще что?

Она смеется, видимо, не сердясь на его бесцеремонность.

– Чего я там не видел, – шутит он.

Тристан мрачнеет, а остальные посмеиваются. Я не могу оценить их юмор: мысль о том, что Хардин и Стеф были вместе, меня бесит.

– Ой да ладно! – говорит она, смеясь, и берет Тристана за руку.

Он снова улыбается и немного придвигается к ней.

– Ну, ребята, что надумали? – спрашивает Хардин, сидя напротив нас на моей кровати.

Мне хочется его выгнать, но я молчу. На секунду мне показалось, что он пришел извиниться, но сейчас я понимаю, что он просто пришел потусоваться с друзьями, и я не в их числе.

Зед улыбается.

– Вообще-то, мы собирались в кино. Тесса, пошли с нами?

Прежде чем я успеваю ответить, Хардин опережает меня.

– По правде говоря, у нас с Тессой были планы, – говорит он со странной интонацией.

Господи, как он непредсказуем!

– Что? – одновременно восклицают Зед и Стеф.

– Да, я как раз пришел ее забрать. – Хардин встает и засовывает руки в карманы, поворачиваясь к двери. – Ты как там, готова?

Разум кричит «нет!», но я киваю и соскальзываю с кровати Стеф.

– Ну, пока! – кричит Хардин, практически выталкивая меня за дверь.

На улице он ведет меня к машине и, к моему удивлению, даже открывает мне дверцу. Но я стою, скрестив руки на груди, и смотрю на него.

– Не думаю, что буду каждый раз открывать тебе дверь…

Я качаю головой.

– Что это было? Я прекрасно знаю, что ты пришел не за мной, – ты сам буквально сегодня сказал, что не собираешься со мной гулять, – кричу я.

Мы снова орем друг на друга. Он меня просто бесит.

– Да, говорил. А теперь садись в машину.

– Нет! Если ты не признаешься, что пришел не для того, чтобы меня увидеть, я вернусь обратно и пойду в кино с Зедом, – говорю я, и он стискивает зубы.

Я так и знала. Хардин просто не хочет, чтобы я пошла в кино с Зедом, – и это единственная причина, по которой он меня вытащил.

– Признай это, Хардин, или я уйду.

– Ладно, хорошо. Признаю. А теперь залезай в эту чертову машину. Больше повторять не буду, – говорит он, садясь за руль.

Подавляя внутреннее сопротивление, тоже сажусь.

Хардин все еще злой, когда выезжает с парковки. Врубает музыку на полную громкость. Я тянусь и выключаю ее.

– Не трогай радио! – орет он.

– Если всегда будешь таким придурком, я не буду с тобой гулять, – заявляю я.

Я совершенно уверена, что я сдержу слово. Если он не прекратит – мне все равно, где мы будем, доберусь домой автостопом или как-нибудь еще.

– Не буду. Только оставь в покое музыку.

Вспоминаю, как Хардин швырял мои конспекты, и мне хочется вырвать магнитолу и выкинуть в окошко. Если бы я знала, как вытащить ее из приборной панели, я бы так и сделала.

– Разве тебе не все равно, пойду ли я с Зедом в кино? Стеф с Тристаном тоже собирались.

– Просто мне кажется, у Зеда не самые лучшие намерения на твой счет, – тихо говорит он, глядя на дорогу.

Я смеюсь, а он хмурится.

– Да ну, а у тебя? По крайней мере, Зед мне нравится.

Не могу удержаться от смеха. То, что Хардин пытается меня защитить, довольно смешно. Зед – просто друг, не более того. Как и Хардин.

Хардин качает головой, но молчит. Он снова включает музыку, и вой гитар и басов буквально режет мне уши.

– Можешь сделать потише?

К моему удивлению, он убавляет громкость, оставляя музыку как фон.

– Это ужасная музыка.

Он смеется и крутит руль.

– Нет. Хотя мне интересно знать, что, по твоему мнению, хорошая музыка.

С такой улыбкой он кажется спокойным, особенно сейчас, когда ветер из опущенного окна развевает ему волосы. Хардин поднимает руку и откидывает хайер. Мне нравится это движение, но я гоню из головы подобные мысли.

– Ну, мне нравятся BonIver[2], и Fray[3], – наконец отвечаю я.

– Ну да, конечно, – усмехается он.

Мне обидно за любимые группы.

– А что с ними не так? Они очень талантливые, у них прекрасная музыка.

– Ага, очень талантливые. У них талант нагонять на людей сон.

Я поворачиваюсь и шутливо бью его в плечо, он морщится и смеется.

– Мне нравится, – улыбаясь, говорю я.

Если мы сможем поддерживать такое настроение, как сейчас, то мы действительно неплохо проведем время. Смотрю в окно и понимаю, что действительно не представляю, где мы находимся.

– Куда мы едем?

– В одно из моих любимых мест.

– А именно?

– Тебе действительно все нужно знать заранее?

– Да, мне нравится…

– Все контролировать?

Я молчу. Я знаю, что он прав; я действительно хочу все держать под контролем.

– Не скажу, пока не приедем… то есть еще пять минут.

Откидываюсь на кожаное сиденье и оглядываюсь назад. Грязная стопка учебников и листы бумаги – с одной стороны, и плотная черная толстовка – с другой.

– Увидела что-то интересное? – неожиданно спрашивает Хардин, и я смущаюсь.

– Что это за машина? – спрашиваю я.

Надо заставить себя не думать о том, что я не знаю, куда мы едем, и не привлекать его внимания любопытством.

– «Форд Капри», классика, – отвечает Хардин, явно хвастаясь.

Он принимается рассказывать о машине. Хотя я совершенно ничего не понимаю, о чем он говорит, мне нравится следить за его губами, как они двигаются и как он растягивает слова.

Несколько раз Хардин мельком смотрит на меня, потом резко бросает:

– Я не люблю, когда на меня пялятся. – Но через некоторое время вновь улыбается.

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Мы начинаем спускаться по гравийной дороге, и Хардин выключает музыку, так что слышен только хруст гравия под колесами. Внезапно я понимаю, что мы посреди пустоши, черт знает где. Поднимается тревога; мы одни, совсем одни. Ни машин, ни зданий, ничего вокруг.

– Не беспокойся, я тебя сюда привез не для того, чтобы убивать, – шутит он, и я хмыкаю.

Видимо, он не понимает, что я больше боюсь того, что я могу сделать с ним наедине, чем того, что он сделает со мной. Еще через километр мы останавливаемся. Смотрю в окно и не вижу ничего, кроме травы и деревьев. Вокруг желтые полевые цветы, дует теплый ветер. Конечно, это очень хорошее, спокойное место. Но почему он привез меня именно сюда?

– Что мы здесь будем делать? – спрашиваю я, вылезая из машины.

– Для начала немного пройдемся.

Я вздыхаю. Значит, он решил меня проверить?

Заметив мое кислое выражение, он добавляет:

– Это не очень далеко.

И идет по траве, примятой, будто по ней уже ходили несколько раз.

Большую часть времени мы молчим, если не считать пары колкостей Хардина насчет моей медлительности. Я не отвечаю и осматриваю окрестности. Понимаю, что Хардину очень нравится это, казалось бы, случайное место. Так тихо. Спокойно. Я могла бы остаться тут навсегда, будь у меня книги. Он сходит с тропки и идет через лес. Во мне снова пробуждается врожденная подозрительность, но я следую за ним. Через некоторое время мы выходим из леса к речке. Не знаю, где мы, но река, похоже, довольно глубокая.

Хардин молча стягивает через голову свою черную футболку. Вновь скольжу взглядом по разрисованному телу. Сейчас голые ветви набитого на его коже засохшего дерева выглядят красивее, чем при ярком освещении. Он наклоняется, чтобы расшнуровать грязные черные ботинки, и ловит мой взгляд.

– Погоди, зачем ты раздеваешься? – спрашиваю я, глядя на реку. О нет! – Ты что, собираешься плавать? Здесь? – Я указываю на реку.

– Да, и ты тоже. Я тут всегда плаваю.

Он расстегивает штаны, и я заставляю себя не смотреть на проступающие мышцы спины, когда он наклоняется.

– Я не буду тут плавать.

Я не против искупаться, но не в незнакомом месте, в непонятной речке.

– Почему это? – Он кивает на речку. – Здесь чисто. Дно видно.

– Так… Там, может, рыбы или еще черт знает что. – Понимаю, что это глупо, но мне наплевать. – Кроме того, ты не сказал мне, что мы едем купаться, так что мне не в чем. – С этим не поспоришь.

– Ты хочешь сказать, ты из тех девчонок, что не носят нижнего белья? – Хардин ухмыляется, и я смотрю на него, на эти ямочки. – Нет, значит, иди в трусах и лифчике.

Он что, надеялся, что я приду сюда, разденусь и буду с ним плавать? Внутри у меня становится тепло от мысли, что я окажусь в воде, почти раздетая, рядом с Хардином. Что он со мной делает? У меня никогда раньше не возникало таких мыслей.

– Ты иди, а я не буду плавать в белье. – Я сажусь на траву. – Просто посмотрю.

Хардин хмурится. Он в одних облегающих черных боксерах. Я второй раз вижу его без одежды, и сейчас, под открытым небом, Хардин выглядит еще лучше.

– Ты зануда. И многое теряешь, – категорически заявляет он.

И прыгает в воду.

Я смотрю на траву, срываю несколько стебельков и играю ими. Слышу крик Хардина: «Вода теплая, Тесс!» Со своего места я вижу капли, стекающие по черным волосам. Он улыбается и вытирает рукой лицо.

На мгновение я жалею, что не такая смелая, как Стеф, например. Будь я Стеф, я бы разделась и прыгнула в теплую воду. Я бы плескалась, забиралась на крутой берег и прыгала вниз и висла бы на Хардине. Я была бы веселой и беззаботной.

Но я не Стеф. Я Тесса.

– Что-то у нас пока какая-то скучная дружба получается, – кричит мне Хардин и подплывает ближе. Я закатываю глаза, и он смеется.

– Хоть туфли сними и ноги помочи. Вода замечательная, но скоро будет слишком холодно для купания.

Помочить ноги – это неплохо. Снимаю туфли и, закатав джинсы достаточно высоко, захожу в воду. Хардин прав, вода теплая и прозрачная. Шевелю пальцами и не могу удержаться от улыбки.

– Приятно ведь? – спрашивает он, и я киваю. – Ну так давай, купайся.

Я качаю головой, и он брызгает на меня водой. Я выскакиваю из воды и хмурюсь.

– Если зайдешь в воду, я отвечу на любой твой вопрос. На любой, но только один, – предупреждает Хардин.

Меня охватывает любопытство, и я задумчиво наклоняю голову. В нем столько тайн – и вот шанс узнать одну из них.

– Предложение истекает через минуту, – объявляет он и ныряет.

Я вижу длинное тело, плывущее в прозрачной воде. Мне смешно, что Хардин со мной торгуется. Он знает, как использовать мое любопытство против меня.

– Тесса, – говорит он, как только его голова оказывается на поверхности, – перестань раздумывать и просто ныряй.

– Мне не в чем. Если я прыгну в одежде, мне придется идти к машине и ехать обратно в мокром, – жалобно говорю я.

Я почти хочу оказаться в воде. Или нет, точно хочу.

– Надень мою футболку, – предлагает он. Я в изумлении жду, когда он скажет, что пошутил, но не тут-то было. – Давай, надевай. Она достаточно длинная, так что можешь даже оставить свое белье на берегу.

Хардин улыбается. Я следую его совету и перестаю волноваться.

– Хорошо, только отвернись и не смотри на меня, пока я переодеваюсь – я этого не люблю!

Изо всех сил стараюсь говорить строго, но он только смеется. Он отворачивается и плывет к противоположному берегу, а я с максимальной скоростью переодеваюсь. Хардин прав, футболка доходит мне до середины бедра. Меня просто восхищает ее запах: слабый аромат одеколона, смешанный с запахом, который я могу описать, как «Хардин».

– Давай скорей, черт побери, или я поворачиваюсь, – кричит он, и мне жаль, что поблизости нет палки, чтобы запустить ему в голову.

Я снимаю джинсы, сложив их и свою рубашку аккуратно, рядом с туфлями на траве. Хардин оборачивается, и я натягиваю полы черной футболки, пытаясь максимально прикрыть тело. Он шарит по мне расширенным взглядом. Стискивает губное кольцо между зубами, и я замечаю, как его щеки вспыхивают. Должно быть, он замерз, потому что я знаю, что это не может быть реакция на меня.

– Ну, ты идешь? – спрашивает он хрипло, не так, как обычно. Я киваю и медленно подхожу к берегу. – Просто прыгай!

– Прыгаю, прыгаю! – кричу я нервно, и он смеется.

– Разбегись немного!

– Хорошо.

Я отступаю и разбегаюсь. Это глупо, но моя вечная склонность к просчитыванию не позволяет мне довершить начатое. Когда я делаю последний шаг к воде, смотрю вниз и останавливаюсь на краю.

– Ну, давай! Так хорошо стартовала!

Он запрокидывает голову от смеха; он очарователен.

Хардин очарователен?

– Я не могу!

Не знаю, что именно мне мешает; река достаточно глубока для прыжка и в то же время не настолько, чтобы было опасно. В том месте, где стоит Хардин, вода доходит ему до груди, значит, мне будет как раз до подбородка.

– Ты боишься? – Голос спокоен и серьезен.

– Нет… Я не знаю. Немного, – признаюсь я, и он идет ко мне.

– Сядь на край, я тебе помогу.

Я сажусь, тщательно прикрыв ноги, чтобы он не видел мои трусики. Он замечает это и с усмешкой меня подхватывает. Его руки сжимают мои бедра, и я снова вспыхиваю внутренним огнем. Почему тело так реагирует на его прикосновения? Я пытаюсь стать его другом, так что придется научиться не обращать внимания на этот огонь. Хардин кладет руки мне на талию и спрашивает:

– Готова?

Как только я киваю, он поднимает меня и тянет в воду, теплую и удивительно освежающую. Хардин очень быстро отпускает меня, и я стою в воде напротив него. Мы ближе к берегу, и вода мне – почти по грудь.

– Не будем же мы просто так стоять, – насмешливо говорит он.

Я не отвечаю, но захожу глубже. Футболка пузырится вокруг меня, но я хлопаю по ней и тяну вниз. После этого футболка оседает и так и остается.

– Да сними ее просто, – усмехается Хардин, и я брызгаю в него водой.

– Ах, ты плескаться? – смеется он, и я киваю, брызгая на него снова.

Он опускает голову и, нырнув, приближается ко мне. Его длинные руки обхватывают мою талию и тянут вниз. Я зажимаю рукой нос; я так и не научилась без этого нырять. Когда мы выныриваем, Хардин откашливается, и я не могу удержаться от смеха. Мне с ним весело, по-настоящему весело, никакое кино не сравнится.

– Не знаю, что лучше: то, что тебе со мной действительно хорошо, или то, как ты зажимаешь нос под водой, – говорит он сквозь смех.

Чувствуя внезапный прилив храбрости, ныряю и плыву к нему под водой. Футболка снова парусит, и я стараюсь подтолкнуть Хардина. Конечно, для меня он слишком силен и не сдвигается с места, только смеется, показывая красивые белые зубы. И почему он не может всегда быть таким?

– Кажется, ты должен мне ответ на вопрос, – напоминаю я.

Он смотрит мимо меня на берег.

– Конечно. Но только один.

Не знаю, что именно спросить, у меня так много вопросов. Но прежде, чем придумываю, слышу собственный голос, принявший решение за меня:

– Кого ты любишь больше всех на свете?

Ну зачем я это спрашиваю? Я хотела бы знать более конкретные вещи. Например, почему он такой придурок? Зачем он приехал в Америку?

Он смотрит на меня подозрительно, как будто в замешательстве.

– Себя, – отвечает он наконец и на несколько секунд исчезает под водой.

Когда он выныривает, я качаю головой.

– Это не может быть правда, – с вызовом говорю я.

Я знаю, он очень заносчив, но должен же он любить кого-то… Кого?

– А как же родители? – спрашиваю я и тут же жалею об этом.

Его лицо дергается, взгляд теряет мягкость.

– Не говори о моих родителях больше, ясно? – отчеканивает он, и я хочу укусить себя за то, что испортила то хорошее, что только что установилось.

– Извини, мне просто интересно. Ты сказал, что ответишь на вопрос, – спокойно напоминаю я. Его лицо немного смягчается, и он подходит ко мне, пуская рябь по воде. – Извини, Хардин, я больше не буду их упоминать, – обещаю я.

Мне действительно не хочется с ним воевать; если я сильно его разозлю, он, скорее всего, оставит меня здесь.

Хардин застает меня врасплох: внезапно хватает за талию и поднимает в воздух. Я дрыгаю руками и ногами, кричу, чтобы он отпустил меня, но это его только веселит, и он, смеясь, бросает меня в воду. Когда выныриваю, его глаза сверкают ликованием.

– Ты за это ответишь! – кричу я.

Он демонстративно зевает в ответ, и, когда я снова подплываю к нему, он снова меня хватает. Но на этот раз я бессознательно обхватываю ногами его талию. С его губ срывается неожиданный возглас.

– Прости, – бормочу я, расцепляя ноги.

Но он хватает их и снова соединяет у себя за спиной.

Между нами снова проскакивает искра, но на этот раз – гораздо сильнее, чем раньше. Почему это всегда случается с ним? Я ограждаю себя от таких мыслей и обнимаю его за шею, чтобы не упасть.

– Что ты делаешь со мной, Тесс? – произносит он тихо и прикасается большим пальцем к моим губам.

– Я не знаю, – честно отвечаю я, касаясь губами его пальца.

– Твои губы… и то, что ты можешь ими делать, – говорит он медленно, соблазняюще. Я чувствую, как внизу живота вспыхивает огонь, заставляющий меня обвиснуть на его руках. – Ты хочешь, чтобы я остановился? – Он глядит мне в глаза, его зрачки так расширены, что вокруг них остается только узенький темно-зеленый ободок.

Прежде чем успеваю сообразить, качаю головой и прижимаюсь к нему под водой.

– Ты же понимаешь, что мы не можем быть друзьями?

Его губы касаются моего подбородка, и я вся дрожу. Он продолжает осыпать меня поцелуями, цепочкой по скуле, и я киваю. Я знаю, что он прав. Понятия не имею, что с нами, но знаю, что мы с Хардином не можем оставаться просто друзьями. Его губы касаются моей шеи где-то прямо под ухом, и я не могу удержаться от стона, заставляющего Хардина снова целовать меня туда, на этот раз посасывая мою кожу.

– О, Хардин! – шепчу я, сжимая его ногами.

Завожу руки ему на спину и впиваюсь ногтями в его кожу. Я чувствую, что могу взорваться от одних только этих поцелуев.

– Я хочу, чтобы ты стонала мое имя снова и снова. Пожалуйста, сделай это, – говорит он голосом, полным страсти.

И я знаю, что у меня нет ни единого шанса отказать.

– Скажи это, Тесса. – Он прихватывает мочку моего уха зубами, и я киваю снова, сильнее. – Мне нужно, чтобы ты сказала это вслух, детка, чтобы я знал, что ты действительно хочешь меня.

Его рука опускается вниз и залезает под футболку, в которую я одета.

– Я хочу… – выдыхаю я, и он улыбается, уткнувшись мне в шею, и продолжает свою нежную атаку.

Не говоря больше ни слова, он обхватывает мои бедра и, выходя из воды, поднимает все выше. На берегу опускает. Мои стоны, конечно, только подстегивают его самолюбие, но сейчас меня это не волнует. Я знаю только, что хочу его. Он берет меня за руки и тянет за собой на берег.

Не зная, что делать, я стою на траве, в отяжелевшей мокрой футболке Хардина на плечах, и думаю, что он слишком далеко от меня.

Он наклоняется ко мне, глядя прямо в глаза.

– Ты хочешь, чтобы это случилось здесь? Или у меня в комнате?

Нервно пожимаю плечами. Я не хочу идти в его комнату, потому что это далеко и за то время, что мы доберемся туда, я смогу осознать то, что собираюсь сделать.

– Здесь, – говорю я, оглядываясь.

Вокруг ни души, и я молюсь, чтобы никто сюда не забрел.

– Торопишься? – улыбается он.

Я пытаюсь закатить глаза, но это выходит очень нетерпеливо. Когда Хардин не касается меня, пламя внутри медленно гаснет.

– Иди сюда, – нежно говорит он, понижая голос.

Спокойно иду по мягкой траве – и вот я уже в нескольких сантиметрах от Хардина. Его руки сразу тянутся к футболке, он ее снимает. То, как он смотрит, сводит с ума; я уже себя не контролирую. Сердце бьется все чаще; он скользит по мне взглядом сначала вверх, потом вниз и наконец берет меня за руку.

Расстилает на траве рубашку, как покрывало.

– Ложись, – говорит он и тянет меня вниз.

Я ложусь спиной на мокрую ткань, и он полулежит на боку, опираясь на локоть. Еще никто не видел меня обнаженной, а Хардин видел много девушек, и некоторые были куда красивее меня. Поднимаю руки, чтобы прикрыться, но Хардин садится, берет мои запястья и откидывает их в стороны.

– Никогда не закрывайся от меня, – говорит он, глядя мне в глаза.

– Я просто… – начинаю я.

Хардин обрывает:

– Не закрывайся, тебе нечего стыдиться, Тесс.

На самом ли деле он так считает?

– Я же вижу, – продолжает он, будто прочитав мои мысли.

– У тебя было столько девушек… – ляпаю я, и он морщится.

– Не таких, как ты.

Я могу понять его ответ по-разному, но пропускаю сказанное мимо ушей.

– У тебя есть презерватив? – спрашиваю я, пытаясь вспомнить то немногое, что я знаю о сексе.

– Презерватив? – усмехается он. – Я не собираюсь заниматься с тобой сексом.

Чувствую, что у меня начинается паника. Это все – шутка, чтобы меня унизить?

– А.

Это единственное, что я могу произнести, пытаясь подняться. Но он хватает меня за плечи и мягко толкает обратно. Я уверена, что вся красная, и не хочу встречаться с ним взглядом.

– Куда это ты собралась? – начинает Хардин, но потом до него доходит. – Ой… Нет, Тесс, я не это имел в виду. Я хотел сказать, что ты еще не готова… полностью, поэтому я не собираюсь заниматься с тобой сексом… – Мгновение он смотрит на меня. – Сегодня, – добавляет он, наконец, и я чувствую, что боль в груди несколько утихает. – Есть многое другое, что я хочу с тобой сначала сделать.

Он нависает надо мной, поддерживая себя на руках. С его мокрых волос течет вода, и я дергаюсь.

– Поверить не могу, что никто тебя раньше не трахал, – шепчет он и снова ложится на бок рядом со мной.

Хардин дотрагивается рукой до моей шеи и ведет по ней, касаясь меня только кончиками пальцев, вниз между грудей и дальше по животу, останавливаясь чуть выше трусиков. Неужели мы действительно делаем это, я и Хардин? Что он собирается делать? Будет ли мне больно? Тысяча мыслей проносится в моей голове и исчезает, когда его рука оказывается в моих трусах. Я слышу его свистящее дыхание, когда он приближается своими губами к моим.

Его пальцы еле шевелятся, и это мне удивительно.

– Тебе хорошо? – спрашивает он, касаясь губами моих губ.

Он только немного проводит там – как получается, что мне так приятно? Я киваю. И он медленно скользит пальцами ниже.

– Это приятнее, чем когда ты сама это делаешь?

Что?

– Приятнее? – снова спрашивает он.

– Ч-что? – выдавливаю я, почти не контролируя мысли и тело.

– Когда ты касаешься себя? Ты чувствуешь то же самое?

Я не знаю, что ответить, и просто смотрю на него; в его глазах что-то мелькает.

– Погоди… Неужели ты никогда этого не делала? – Его голос полон удивления и еще… желания? Он целует меня, двигая пальцами вверх-вниз. – Ты так реагируешь на меня, такая мокрая, – говорит он, и я могу только стонать в ответ.

Почему эти непристойности так возбуждают, когда их произносит Хардин? Я чувствую нежное покалывание – и неожиданно Хардин пропускает разряд через все мое тело.

– Что? Что это… было? – наполовину спрашиваю, наполовину кричу я.

Он молча улыбается, но я чувствую, как он делает это снова, и моя спина выгибается над травой. Его губы скользят по моей шее к груди. Язык ныряет под чашечку бюстгальтера, рука сжимает грудь. Я чувствую, как растет напряжение внизу моего живота, какое прекрасное ощущение. Закрываю глаза и кусаю губы; спина снова выгибается, а ноги подрагивают.

– Отлично, Тесса, иди сюда, – говорит Хардин и делает что-то, что заставляет меня совершенно потерять контроль. – Посмотри на меня, детка.

Я открываю глаза. При виде его губ, ласкающих мою грудь, меня уносит на самый пик наслаждения, и несколько секунд перед глазами стоит белая пелена.

– Хардин! – повторяю я снова и снова.

Его щеки горят, я понимаю, что ему это нравится.

Он медленно кладет руку мне на живот, пока я пытаюсь перевести дыхание. Мое тело никогда еще не было настолько напряженным до и настолько расслабленным после того, что произошло.

– У тебя есть минута, чтобы восстановиться, – смеется он, откидываясь назад.

Я хмурюсь. Мне хочется, чтобы он оставался рядом, но я не в силах сказать ни слова. После нескольких минут, лучших в моей жизни, я снова сажусь и смотрю на Хардина. На нем уже джинсы и ботинки.

– Мы уже уходим? – говорю я со смущением в голосе.

Я думала, он захочет, чтобы я тоже ласкала его; даже если я и не знаю, как это делать, он мог бы мне объяснить.

– Да, ты хотела остаться тут еще?

– Я просто подумала… Я не знаю. Я думала, ты хочешь…

Я не знаю, как сказать об этом. К счастью, он догадывается.

– А, нет. Мне пока и так хорошо, – говорит он, слегка улыбаясь.

Неужели после всего этого он снова станет несносным и грубым? Надеюсь, что нет. Я никогда и ни с кем не была так близка, как с ним сейчас. И я не выдержу, если он снова станет таким, каким был раньше. Он сказал «пока», значит, он потом захочет чего-то большего? Я уже начинаю ждать этого момента. А пока натягиваю мокрые трусы и бюстгальтер, стараясь не обращать внимания на сырость. Хардин берет свою футболку и протягивает мне. На мое недоумение объясняет: «вместо полотенца», указывая глазами на мои бедра.

Ой. Расстегиваю брюки, и пока он отворачивается, вытираю футболкой между ног. Я замечаю, как он проводит языком по нижней губе, глядя на меня. Хардин достает из кармана джинсов мобильный и несколько раз скользит по экрану пальцем. Вытеревшись, отдаю ему футболку. Когда я надеваю туфли, ощущение близости уже проходит, и мне хочется оказаться от Хардина как можно дальше. Я жду, что он заговорит со мной, пока мы идем к машине, но он молчит. В моей голове уже выстраивается наихудший сценарий дальнейших событий. Он открывает для меня дверцу машины, я киваю.

– Все в порядке? – спрашивает он, ведя машину обратно по гравийной дороге.

– Не знаю. Почему ты сейчас такой странный? – спрашиваю я, хотя боюсь ответа и избегаю смотреть на него.

– Я не странный, ты странная.

– Нет, ты ни слова не сказал, с того момента, как… ну, ты понял.

– С того момента, как я довел тебя до первого в твоей жизни оргазма?

Мое лицо вспыхивает. Почему я все еще не привыкла к его пошлым словечкам?

– Хм… ну да. Ты не сказал ни слова. Мы оделись и поехали обратно. – Честность в данном случае, кажется, – лучшая политика, поэтому добавляю: – Это заставляет меня чувствовать себя использованной.

– Что? Я тебя не использую. Если ты используешь кого-то, ты от него что-то получаешь, – говорит он так небрежно, что я чувствую, как к глазам подступают слезы.

Пытаюсь сдержаться, но не могу.

– Ты плачешь? Что я такого сказал? – Он придвигается и кладет мне руку на колено. Как ни странно, это меня успокаивает. – Прости, я не то имел в виду. Я не привык много говорить после, к тому же я не собирался просто довезти тебя до комнаты и разойтись. Я думаю, мы пообедаем. Уверен, ты голодная.

Он осторожно сжимает мне ногу. Я улыбаюсь в ответ, мне легче. Вытираю внезапные слезы, и с ними исчезает и беспокойство.

Я не знаю, что в Хардине делает меня такой эмоциональной. Мысль, что он использует меня, расстраивает больше, чем я ожидала. Я совсем запуталась в чувствах. Я его ненавижу, а через минуту готова расцеловать. Он заставляет меня чувствовать то, о чем я даже не подозревала, и не только в смысле секса.

Он заставляет смеяться и плакать, стонать и кричать, но прежде всего он заставляет чувствовать себя живой.

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Рука Хардина так и лежит на моем бедре, и мне хочется, чтобы он никогда ее не снимал. Я использую возможность получше рассмотреть тату. Мне вновь бросается в глаза символ бесконечности выше запястья, и я не могу не задуматься, что он для него значит. В знаке, набитом на коже, чувствуется какой-то глубокий личный смысл. Я смотрю на другое его запястье, ожидая увидеть похожий символ, но его нет. Знак бесконечности довольно распространен, особенно среди женщин, но две петли на руке Хардина представляют собой сердца, отчего мне становится еще любопытней.

– Что ты хочешь съесть? – спрашивает он.

Удивительно обыденный вопрос, для Хардина не типичный. Скручиваю спутанные почти высохшие волосы в пучок и на мгновение задумываюсь, чего хочу.

– Ээээ… Я бы хотела знать, из чего приготовлено блюдо, и в нем не должно быть кетчупа.

Он смеется.

– Тебе не нравится кетчуп? Разве не все американцы его обожают? – дразнит он.

– Не знаю, терпеть не могу.

Мы оба смеемся, и Хардин предлагает:

– Тогда обойдемся закусочной.

Я киваю, и он тянется сделать музыку погромче, но останавливается и снова кладет руку мне на колено.

– Так что же ты планируешь делать после колледжа? – спрашивает он; он уже задавал этот вопрос тогда, в своей комнате.

– Собираюсь переехать в Сиэтл, надеюсь работать в издательстве или стать писательницей. Я знаю, это глупо, – говорю я, смутившись от собственных амбиций. – Ты уже спрашивал, помнишь?

– Нет, это не глупо. Я знаю кое-кого в Vance Publishing Hause; это тяжеловато, но может пригодиться тебе как стажировка. Я могу с ними поговорить.

– Что? Ты можешь сделать это для меня?

От удивления я еле пищу; это совсем не то, чего я ожидала от Хардина, даже такого доброго.

– Да, это не очень сложно.

Кажется, он несколько смутился. Я уверена, что он не привык делать добро.

– Ничего себе! Спасибо. Правда, спасибо! Мне как раз в ближайшее время потребуется стажировка или подработка, а это же буквально моя мечта! – Я хлопаю в ладоши.

Он посмеивается.

– Не за что.

Подъезжаем к маленькой стоянке у старого кирпичного здания.

– Готовят тут восхитительно, – говорит Хардин, выходя из машины.

Огибает автомобиль, открывает багажник и достает оттуда… другую такую же черную футболку. У него их, наверное, миллион. Я так залюбовалась видом его голого тела, что забыла, что он, в конце концов, оденется.

Заходим и усаживаемся в пустом зале. Пожилая официантка приносит нам меню, но Хардин машет рукой, с ходу заказывая гамбургер и жаркое, знаком веля мне заказать то же самое. Я доверяю ему и повторяю заказ, конечно, за исключением кетчупа.

Пока мы ждем, я рассказываю о жизни в Ричленде, городе, о котором он, житель Англии, ничего не слышал. Но Хардин немного потерял; это маленький городишко, все занимаются одним и тем же, и никто никуда не уезжает. Никто, кроме меня: я никогда туда не вернусь. Сам он не очень-то распространяется о прошлом, но я терпелива и умею ждать. Ему, кажется, интересно слушать о моем детстве; он хмурится, когда я говорю, что отец пил. Я упоминала об этом раньше, во время какой-то ссоры, но сейчас рассказываю подробнее. Как раз, когда мы замолкаем, появляется официантка с едой на подносе, выглядящей просто восхитительно.

– Вкусно? – спрашивает Хардин, когда я откусываю первый кусок.

Я киваю и вытираю рот. Жаркое замечательное, а я голодна, как никогда в жизни, и мы оба очищаем наши тарелки.

Обратно едем совершенно расслабленные. Пальцы Хардина поглаживают мою ногу, и при виде эмблемы университета я расстраиваюсь, что мы так быстро добрались до кампуса.

– Ты не жалеешь, что провел со мной время? – спрашиваю я, чувствуя себя намного ближе к нему, чем несколько часов назад.

Он действительно может быть приятным парнем, когда старается.

– Нет, все было хорошо. – Он, похоже, удивлен. – Слушай, я бы проводил тебя до комнаты, но Стеф начнет засыпать вопросами… – Он улыбается и наклоняется ко мне.

– Хорошо. До завтра, – отвечаю я.

Не знаю, должна ли я попытаться поцеловать его на прощание, поэтому рада, когда он берет прядку волос и убирает ее мне за ухо. Прижимаюсь лицом к его ладони, а он наклоняется ниже, прижимаясь губами к моим губам. Это обычный нежный поцелуй, но я чувствую, как мое тело теплеет, и мне нужно больше. Хардин берет меня за руку и жестом показывает, чтобы я перелезла через сиденье. Я быстро прыгаю со своего места ему на колени и ударяюсь спиной о руль. Чувствую, как он немного откидывает сиденье, освобождая нам место, поднимаю его футболку и скольжу под ней руками. Его живот твердый и горячий. Вожу руками по его татуировкам. Его язык находит мой, объятия становятся теснее, настолько, что мне почти больно, но я согласна терпеть эту боль, только бы быть рядом с ним. Он стонет, когда я провожу рукой еще ниже, и мне нравится, что я тоже могу заставить его стонать. Я снова растворяюсь в ощущениях – и тут нас прерывает резкий сигнал телефона.

– Снова будильник? – усмехается Хардин, пока я лезу в сумочку.

Улыбаясь, я уже открываю рот, чтобы ответить что-нибудь остроумное, но в этот момент я вижу на экране номер Ноя и останавливаюсь. Смотрю на Хардина и понимаю, что он догадался, от кого звонок. Выражение его лица меняется. Боясь его расстроить, я спешно нажимаю «сброс» и швыряю телефон на сиденье. Сейчая я думаю не о Ное. Его образ в сознании вытолкнут на задний план и накрепко заперт.

Я наклоняюсь, чтобы продолжить целовать Хардина, но он останавливает меня.

– Наверное, я лучше пойду.

Резкий тон меня беспокоит. Откидываясь назад, смотрю на него: его взгляд холоден. Пламя внутри меня мгновенно сменяется льдом.

– Хардин, я сбросила вызов. Я собираюсь поговорить с ним обо всем этом, просто не знаю, как и когда, но это будет в ближайшее время, обещаю.

В глубине сознания мысль, что я должна порвать с Ноем, зародилась еще в момент, когда я впервые поцеловала Хардина. Я не могу с ним встречаться, поскольку уже предала его. Это предательство будет висеть надо мной, как грозовое облако, мы оба этого не захотим. И то, что я сейчас чувствую к Хардину, – еще одна причина, по которой я не могу быть с Ноем. Я его люблю, но если бы мои чувства к нему были такими, каких он на самом деле заслуживает, я не была бы с Хардином. Мне не хочется обижать Ноя, но выбора нет.

– Поговорить с ним о чем? – Хардин выпрямляется.

– Обо всем, – показываю я вокруг. – О нас.

– О нас? Ты хочешь сказать, вы собираетесь расстаться с ним… Из-за меня, что ли?

У меня кружится голова. Я знаю, что должна сейчас слезть с его колен, но застываю на месте.

– Ты не… не хочешь, чтобы я?.. – сиплю я.

– Нет, почему же? Я имею в виду, если хочешь, бросай его, но не надо делать это от моего имени.

– Просто… Я думала… – Я отчаянно подыскиваю слова.

– Я же говорил, что ни с кем не встречаюсь, Тереза, – говорит Хардин.

Я замираю, как олень в свете фар; единственное, что заставляет меня подняться с его коленей, это то, что я не хочу, чтобы он видел, как я снова плачу.

– Ты отвратителен, – говорю я с горечью, забирая вещи и телефон с сиденья. Хардин собирается что-то сказать, но замолкает. – С этой минуты держись от меня подальше! – кричу я, и он закрывает глаза.

Я иду в комнату быстро, как только могу. Изо всех сил сдерживаю слезы, захожу и закрываю за собой дверь, опускаюсь у двери на пол и рыдаю. Хорошо, что Стеф ушла. Как я могла быть такой дурой? Я же знала, кто он такой, когда соглашалась поехать с ним, но я ухватилась за эту возможность. Только из-за того, что он был сегодня очень любезен, я вбила себе в голову, что он станет моим парнем? Хохочу сквозь слезы над тем, какая я наивная дурочка. Я не могу даже злиться на Хардина. Он сказал мне, что не будет мне принадлежать, но сегодня он был такой хороший! Такой ласковый и веселый, что я вообразила, что мы действительно строим какие-то отношения.

Но все это оказалось только способом забраться ко мне в штаны. И я попалась.

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

Слезы высыхают, я принимаю душ, и к моменту, как Стеф возвращается из кино, я уже спокойна.

– Ну, как там ваша… встреча с Хардином? – спрашивает она, доставая из тумбочки пижаму.

– Замечательно, он очень хорошо себя вел, – говорю я, заставляя себя смеяться.

Мне хочется рассказать, чем мы занимались, но мне слишком неудобно. Я знаю, она не будет меня осуждать, но, несмотря на желание с кем-нибудь поделиться, все же не хочу об этом рассказывать.

Стеф смотрит на меня с нескрываемым беспокойством, и я отворачиваюсь.

– Только будь осторожна, ладно? Ты слишком хороша для такого, как Хардин.

Я хочу обнять ее и поплакаться в плечо, но вместо этого меняю тему:

– Как кино?

Она рассказывает, как Тристан угощал ее попкорном и что он начинает ей действительно нравиться. Я хочу остановить Стеф, но понимаю, что просто завидую, потому что Тристан ее любит, а Хардин меня нет. Но напоминаю себе, что есть человек, который меня любит, и что мне самой нужно относиться к нему лучше и держаться от Хардина подальше, и на этот раз серьезно.

На следующее утро я совсем измотана. У меня нет сил, и я чувствую, что в любой момент могу расплакаться. Глаза у меня красные и опухшие со вчерашнего вечера, поэтому беру косметичку Стеф, достаю коричневый карандаш и рисую тонкую линию на веках и под глазами. Так гораздо лучше. Наношу на лицо немного пудры, чтобы не казаться такой бледной. Несколько мазков туши – и я совсем другой человек. Довольная своим видом, надеваю узкие джинсы и майку. Но я чувствую себя раздетой, поэтому прихватываю из шкафа еще и белую кофту. Это самые большие усилия, которые я прикладывала к своей внешности в обычный учебный день, начиная со школьного выпускного.

Лэндон написал эсэмэс, что мы встретимся на лекции, поэтому в кофейне я беру кофе и ему. До начала занятия еще далеко, и я иду медленнее, чем обычно.

– Эй, ты Тесса? – слышу я мужской голос.

Навстречу идет симпатичный парень.

– Да, ты ведь Логан? – говорю я, и он кивает.

– Ты идешь в эти выходные на вечеринку? – спрашивает он.

Видимо, он член братства; разумеется, он опрятен и прекрасно выглядит.

– Ну нет, в эти выходные не пойду, – смеюсь я, и он тоже.

– Жаль, с тобой было интересно. Но если передумаешь, ты знаешь, где это. Мне пора, до встречи.

Он приподнимает воображаемую шляпу и уходит.

Лэндон уже сидит в аудитории; он несколько раз благодарит меня за кофе.

– Отлично выглядишь сегодня, – говорит он, когда я сажусь.

– Я накрасилась, – шучу я, и Лэндон улыбается.

Он не спрашивает о вечере с Хардином, и я ему благодарна. Не уверена, что расскажу ему об этом.

День начинается хорошо, и я забываю о Хардине до литературы.

Хардин сидит на обычном месте. Он одет в белую футболку, такую тонкую, что через нее просвечивают все тату. Меня поражает, насколько привлекательными я нахожу его татуировки и пирсинг, хотя я никогда раньше о них не думала. Быстро оглядываюсь, усаживаюсь на место и вытаскиваю конспекты. Я не пересяду из-за какого-то грубияна. Тем не менее, надеюсь, Лэндон скоро придет, и я не буду чувствовать себя так одиноко рядом с Хардином.

– Тесс? – шепчет Хардин, когда класс начинает заполняться.

Не отвечай ему. Игнорируй его, повторяю я себе.

– Тесс? – говорит он громче.

– Я не хочу с тобой разговаривать, Хардин, – сквозь зубы шепчу я, стараясь не смотреть в его сторону.

Я не попадусь больше в эту ловушку.

– Да ладно тебе, – говорит он, и я чувствую, что для него это все шуточки.

Я сурова, ну и пусть:

– Хардин, я сказала, оставь меня в покое.

– Хорошо, если хочешь, – говорит он так же жестко, и я вздыхаю.

Я рада, когда появляется Лэндон. Видя нас с Хардином, он ласково спрашивает:

– Все в порядке?

– Да, все нормально, – вру я, и лекция начинается.

Мы с Хардином не общаемся всю неделю. Каждый новый день дается мне все легче, я уже не думаю о нем так много. Стеф постоянно пропадает с Тристаном, так что комната почти все время в моем распоряжении, что и хорошо и плохо. Хорошо, потому что я успеваю много выучить, а плохо, потому что я остаюсь наедине с мыслями о Хардине. Всю неделю я крашусь немного больше, но одеваюсь во все те же свои закрытые консервативные наряды. В пятницу утром чувствую, что уже освободилась от истории с Хардином. Но тут все вокруг принимаются обсуждать предстоящую вечеринку в доме братства. Честное слово, там вечеринка каждую пятницу и субботу! Так почему им надо столько говорить об этом, да еще и мне промывать мозги?!

После того как человек десять спросили меня, пойду ли я туда, я делаю единственное, что точно удержит меня в стороне. Звоню Ною.

– Привет, Тесса! – щебечет он в трубку.

С нашего последнего разговора прошло несколько дней, и я уже забыла его голос.

– Как думаешь, ты мог бы приехать ко мне в гости?

– Конечно. Может, я приеду в следующие выходные?

У меня вырывается стон.

– Нет, я имею в виду сегодня. Не мог бы ты приехать прямо сейчас?

Я знаю, он любит все планировать заранее, как и я, но мне очень нужно, чтобы он пришел.

– Тесса, у меня после школы еще занятия. Я сейчас в школе, сейчас как раз обед, – объясняет он.

– Пожалуйста, Ной, я очень соскучилась. Разве ты не можешь сейчас уйти и приехать сюда на выходные? Пожалуйста? – Я упрашиваю его, но мне все равно.

– Хм… да, конечно, Тесса. Я сейчас приеду. Все в порядке?

Меня переполняет радость: я и вправду удивлена, что такой пунктуальный Ной согласился на это, я так рада, что он есть у меня.

– Да, я просто очень соскучилась. Не виделись уже две недели, – напоминаю я ему.

Он смеется.

– Я тоже по тебе скучаю. Сейчас возьму справку и через несколько минут выеду, буду у тебя около трех. Я люблю тебя, Тесса.

– Я тоже тебя люблю, – говорю я и вешаю трубку.

Ну, вот и все. Теперь появился шанс, что я, скорее всего, перестану ходить на вечеринки. С чувством неожиданного облегчения отпрвляюсь на литературу в нашем прекрасном старом кирпичном корпусе. Но радость была недолгой: в аудитории Хардин завис над столом Лэндона.

Что за черт?

Я вижу, как Хардин бьет по парте и рычит:

– Никогда больше не говори так, ничтожество!

Лэндон пытается встать, но драться с Хардином – безумие. Он сильный, но слишком добрый, и я не представляю себе, чтобы он с кем-то дрался.

Я хватаю Хардина за руку и тяну его от Лэндона. Он заносит другую руку, и я вздрагиваю, но как только он понимает, что это я, чертыхаясь, опускает руку.

– Оставь его в покое, Хардин! – кричу я и поворачиваюсь к Лэндону.

Он выглядит таким же возбужденным, как Хардин, но все же садится.

– Не лезь не в свое дело, Тереза, – ехидно говорит Хардин, уходя на свое место.

Его действительно лучше было бы отсадить куда-то назад.

Сидя между ними, шепотом спрашиваю Лэндона:

– Все в порядке? Что это было?

Лэндон смотрит на Хардина и вздыхает.

– Да он просто козел. Это слово его полностью характеризует, – громко говорит он и демонстративно ухмыляется.

Я хихикаю и выпрямляюсь. Хардин тяжело сопит рядом, и у меня появляется идея. Детская идея, но мне все равно.

– А у меня хорошие новости! – говорю я Лэндону сладким голосом.

– Правда? Что именно?

– Ко мне приедет Ной, и мы все выходные будем вместе!

Я улыбаюсь и хлопаю в ладоши. Я знаю, что переигрываю, но чувствую взгляд Хардина и знаю, что он меня слышал.

– В самом деле? Отлично! – искренне отвечает Лэндон.

Лекция начинается и заканчивается, но Хардин не говорит мне ни слова. Теперь так всегда и будет; ну и замечательно. Желаю Лэндону хороших выходных и возвращаюсь к себе, чтобы поправить макияж и перекусить перед приездом Ноя. Посмеиваюсь над собой, пока крашусь. Когда это я превратилась в девушку, которая «поправляет макияж» перед приходом своего бойфренда? Я знаю, что я стала такой с того дня, как встретилась с Хардином, после полученного опыта, который меня изменил, и после того, как Хардин заставил меня страдать, что изменило меня еще больше. И макияж – это только малая часть перемен, которые во мне произошли.

Я ем и слегка прибираюсь, складываю и убираю одежду Стеф; думаю, она не будет возражать. Ной пишет эсэмэску, что он внизу, я спрыгиваю с кровати и бегу на улицу. Он выглядит просто великолепно: темно-синие джинсы, кремовый кардиган и белая рубашка. Он действительно часто носит эти кардиганы, но мне они нравятся. Его приветливая улыбка согревает, он обнимает меня и говорит, что рад, что приехал.

Мы идем в комнату, он смотрит на меня и спрашивает:

– Ты накрасилась?

– Да, немного. Решила поэкспериментировать.

Ной улыбается.

– Отлично выглядишь, – говорит он, целуя меня в лоб.

В конце концов, мы выбираем на вечер романтическую комедию Netflix. Стеф пишет, что останется у Тристана, так что я выключаю свет, и мы садимся, обнявшись, на моей кровати. Ной кладет мне руку на плечо, а я прижимаюсь головой к его груди.

Это я, настоящая, а не та безумная девчонка в панковской футболке, купающаяся с парнем в реке.

Мы запускаем фильм, который я раньше не видела, но не проходит и пяти минут, как дверь со скрипом открывается. Сначала я думаю, что Стеф что-то забыла. Ну конечно, это Хардин. Его взгляд сразу упирается туда, где мы сидим в свете экрана ноутбука. До меня доходит: он пришел, чтобы все рассказать Ною. Меня охватывает паника, и я резким прыжком отскакиваю от бойфренда.

– Что ты тут делаешь? – кричу я. – Ты не можешь тут просто так торчать!

Хардин улыбается.

– Я пришел к Стеф, – отвечает он, садясь. – Привет, Ной, рад тебя снова видеть.

Он ухмыляется, и Ной неприветливо на него смотрит. Ему, наверное, интересно, откуда у Хардина ключ от моей комнаты и почему он не постучал.

– Она с Тристаном и, скорее всего, уже у вас в братстве, – медленно говорю я, мысленно умоляя его уйти.

Если сейчас он все расскажет Ною, я понятия не имею, что со мной будет.

– Да? – По его ухмылке я вижу, что он приехал сюда просто меня помучить. И вероятно, останется тут, пока я сама не уведу Ноя. – А вы не поедете на вечеринку?

– Нет… не поедем. Мы собираемся посмотреть кино, – говорю я.

Ной тянется и берет меня за руку. Даже в темноте я вижу, как Хардин следит за его движением.

– Очень жаль. Я лучше пойду. – Он поворачивается к двери, и я чувствую, как с души спадает камень. Но тут он поворачивается снова. – Кстати, Ной, – начинает он, и душа опять уходит в пятки. – Клевый кардиган.

Я облегченно выдыхаю.

– Спасибо. Это Gap, – говорит Ной.

Он не понимает, что Хардин над ним смеется.

– Да, я знаю. Желаю хорошо повеселиться, – говорит Хардин и покидает комнату.

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

– Кажется, он не такой уж плохой, – говорит Ной, когда дверь закрывается.

Я нервно смеюсь.

– Что?

Ной вопросительно вскидывает бровь, и я отвечаю:

– Ничего, просто я удивлена, что ты так считаешь.

Снова кладу голову ему на грудь. Напряжение, заполнявшее комнату минуту назад, исчезло.

– Я не говорю, что хотел бы с ним общаться, но он был довольно приветлив.

– В Хардине нет ничего приветливого, – бурчу я, и Ной, усмехаясь, меня обнимает.

Если бы он знал все, что произошло между мной и Хардином, как мы целовались, как я стонала его имя, когда он… Господи, Тесса, прекрати!

Я поднимаю голову, целуя Ноя в челюсть, и он улыбается в ответ. Я хочу, чтобы Ной заставил меня почувствовать то же, что и Хардин. Сажусь к нему лицом, беру его лицо руками и прижимаюсь губами к его рту. Его губы раскрываются, и он меня целует. Губы мягкие, как и сам поцелуй. Этого недостаточно. Мне нужен огонь, страсть. Я обнимаю руками его шею и сажусь к нему на колени.

– Ух ты, Тесса, что ты делаешь? – спрашивает Ной, нежно пытаясь снять меня со своих колен.

– Что? Ничего, я просто… хочу ласки… – говорю я, глядя вниз. Обычно я не стесняюсь, но об этом мы говорим не часто.

– О’кей, – произносит он, и я снова целую его.

Я чувствую тепло, но не огонь. Я двигаю бедрами, надеясь разжечь его. Ной опускает руки на мою талию, но он сопротивляется моим движениям, останавливая меня. Я знаю, мы с ним договорились подождать до брака, но мы ведь просто целуемся. Я хватаю его руки и тяну их дальше, продолжая двигаться. Но как я ни стараюсь целовать его более страстно, губы его остаются мягкими и робкими. Я чувствую, что он завелся, но знаю, что он не будет активен.

Понимаю: мной движут не лучшие побуждения, но мне все равно, мне просто нужно знать, что Ной может сделать со мной то же, что Хардин. Ведь на самом деле мне нужен не Хардин, а эти ощущения… Правда же?

Я перестаю целовать его и соскальзываю с колен.

– Это было хорошо, Тесса, – улыбается Ной, и я отвечаю ему тем же.

Это было «хорошо». Он такой осторожный, слишком осторожный, но я его люблю. Я запускаю фильм, но через несколько минут чувствую, как меня клонит в сон.

– Мне пора, – говорит Хардин. Его зеленые глаза смотрят на меня сверху вниз.

– Куда? – Я не хочу, чтобы он уходил.

– Я собираюсь остановиться в отеле неподалеку; вернусь утром, – говорит он, и когда я смотрю на него внимательней, лицо Хардина исчезает, и на его месте оказывается Ной.

Я вскакиваю и протираю глаза. Ной, это Ной. А вовсе не Хардин.

– Ты совсем засыпаешь, а я не могу тут ночевать, – говорит он мягко, поглаживая меня по щеке.

Я хочу, чтобы он остался, но боюсь, что буду разговаривать во сне. Ною в голову не приходит, что можно остаться в моей комнате. Они с Хардином – полные противоположности. Во всем.

– Я тебя люблю, – говорит он.

Я киваю, снова опускаюсь на подушку и проваливаюсь в сон.

На следующий день я просыпаюсь от звонка Ноя. Он сообщает, что выходит. Я выкатываюсь из кровати и спешу в душ. Интересно, что мы будем сегодня делать? Здесь не особо интересно, если не выезжать в город; может, стоит написать Лэндону и спросить, чем тут можно заняться, кроме вечеринки в братстве? Он – единственный мой друг, кто может это знать.

Решаю надеть серую юбку в складку и простую синюю рубашку, голос Хардина в моей голове, высмеивающий мой простенький наряд, игнорирую.

Ной ждет меня в коридоре возле моей двери, когда я возвращаюсь из душа с полотенцем на голове.

– Прекрасно выглядишь, – говорит он с улыбкой, кладя руку мне на плечо.

– Мне нужно еще сделать укладку и накраситься, – сообщаю я, схватив косметичку Стеф, которую она, к моей радости, не взяла с собой. Теперь, когда я знаю, что мне нравится из косметики, надо завести себе свою.

Ной терпеливо сидит на моей кровати, пока я сушу голову и завиваюсь. Я отрываюсь от макияжа и целую его в щеку.

– Чем хочешь сегодня заняться?

Я докрашиваю глаза и снова берусь за гребень.

– Колледж хорошо на тебя влияет, Тесса. Ты никогда не выглядела лучше, – говорит Ной. – Не знаю, можно сходить в парк и куда-нибудь еще, а потом поужинать.

Смотрю на часы. Уже час дня? Я пишу Стеф, что меня не будет большую часть дня, она отвечает, что не появится до завтра. Все выходные она теперь проводит в братстве.

Ной открывает свою «Тойоту». Его родители считают, что это самый безопасный автомобиль, последняя модель. Безупречный салон, никаких потрепанных книг и грязной одежды. Мы едем искать парк, который где-то неподалеку. Это тихий уголок, с наполовину пожелтевшей травой и несколькими деревьями. Когда мы останавливаемся, Ной спрашивает:

– Слушай, когда ты собираешься подыскать себе машину?

– Думаю, на этой неделе. И на этой неделе я собираюсь устроиться на работу.

Я молчу о стажировке в VancePublishing, о которой упоминал Хардин. Не знаю, могу ли я еще на нее рассчитывать, а если могу, то как сказать об этом Ною.

– Это хорошая новость. Дай мне знать, если тебе понадобится какая-то помощь.

Мы обходим парк, потом садимся за столик. Ной болтает, я киваю в ответ. Я по большей части не слежу за разговором, но Ной, кажется, этого не замечает. Потом мы снова гуляем и в итоге оказываемся возле небольшой речки. Я иронически фыркаю, и Ной смотрит на меня с недоумением.

– Не хочешь поплавать? – спрашиваю я, сама не зная зачем.

– Здесь? Ни в коем случае, – говорит он, смеясь.

Я отодвигаюсь от Ноя, мысленно ругая себя. Мне нужно перестать сравнивать его с Хардином.

– Да шучу я, – вру я и веду его дальше по тропке.

Около семи мы решаем заказать пиццу, а потом отправиться ко мне и посмотреть классику: Мэг Райан влюбляется в Тома Хэнкса на радио-шоу. Я уже умираю от голода, и когда привозят пиццу, съедаю почти половину.

На середине картины звонит мой телефон. Ной тянется и берет трубку раньше меня.

– Кто такой Лэндон? – спрашивает он.

В голосе нет подозрения, одно любопытство. Ной меня никогда не ревновал, в этом не было необходимости.

Пока не было, напоминает подсознание.

– Приятель из колледжа, – отвечаю я.

Зачем Лэндону звонить так поздно? Он никогда не звонил мне, разве что конспекты сравнить.

– Тесса? – громко говорит Лэндон.

– Привет, все в порядке?

– Эээ, ну, на самом деле нет. Я знаю, у тебя Ной, но… – Он колеблется.

– Что случилось, Лэндон? – Сердце колотится. – Что с тобой?

– Дело не во мне. А в Хардине.

Я замираю.

– Х-хардине? – заикаюсь я.

– Да, если я дам тебе адрес, ты сможешь приехать? Пожалуйста!

Слышу какой-то шум на заднем плане. Спрыгиваю с кровати и обуваюсь прежде, чем успеваю что-то сообразить. Ной тоже поднимается и с сочувствием на меня смотрит.

– Лэндон, Хардин тебя побил? – Мой мозг не может представить себе, что еще может произойти.

– Нет-нет, – говорит он.

– Напиши мне адрес, – успеваю я сказать и снова слышу только шум.

Я обращаюсь к Ною.

– Ной, мне нужна твоя машина.

Он поворачивается ко мне.

– Что-то случилось?

– Не знаю… что-то с Хардином. Дай мне ключи, – требую я.

Он достает из кармана ключи, но потом говорит настойчиво:

– Я с тобой.

Я вырываю ключи у него из рук и качаю головой.

– Нет, ты… Я должна поехать одна.

Мои слова его ранят. Я вижу, он переживает. И я знаю, что оставлять Ноя в общежитии неправильно, но единственное, о чем я могу сейчас думать, это о том, что мне надо добраться до Хардина.

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

Лэндон присылает сообщение «2875, Корнелл-роуд». Я копирую его и вставляю в навигатор: ехать туда пятнадцать минут. Что там может происходить, что Лэндон решил меня вызвать? Всю дорогу теряюсь в догадках. Ной за это время звонил дважды, и оба раза я не взяла трубку; я должна следить за навигатором, кроме того, мне просто стыдно смотреть ему в глаза после того, как я оставила его там одного.

Улица сплошь застроена огромными особняками. Нужный мне дом по меньшей мере в три раза больше маминого. Это старомодная кирпичная постройка с двором на склоне холма. Даже при свете фонарей очень красивый. Наверное, это дом отца Хардина – вот почему Лэндон тоже здесь. Я делаю глубокий вдох и поднимаюсь по крыльцу. Стучу в большую тяжелую дверь из красного дерева, и через несколько мгновений она открывается.

– Тесса, спасибо, что приехала. Извини, я знаю, что ты не одна. Разве Ной не с тобой? – косится на машину Лэндон и жестом приглашает меня войти.

– Нет, он остался в общежитии. Что происходит? Где Хардин?

– На заднем дворе. Он просто свихнулся, – вздыхает он.

– И я здесь для того, чтобы?.. – спрашиваю я как могу вежливо. Если Хардин свихнулся, то чем я могу помочь?

– Не знаю. Конечно, ты его ненавидишь, но ты должна с ним поговорить. Он совсем пьяный, буянит. Пришел, открыл отцовский виски и выпил полбутылки! Потом начал бить вещи: всю мамину посуду, стеклянный шкаф, все, до чего смог дотянуться.

– Что? Почему?

Хардин же говорил, что не пьет, неужели он солгал?

– Просто его папа сказал ему, что женится на моей маме.

– Вот как? – Я все еще не понимаю. – Так Хардин не хочет, чтобы он женился?

Лэндон ведет меня через большую кухню, и я вижу, какой погром учинил Хардин. На полу валяются осколки посуды, большой деревянный шкаф опрокинут, его стеклянные дверки разбиты.

– Нет, это долгая история. Папа ему позвонил, и они с мамой уехали из города, чтобы отпраздновать это событие. Наверное, поэтому Хардин пришел сюда, чтобы остановить отца. Раньше он здесь никогда не появлялся, – объясняет Лэндон, открывая заднюю дверь.

За маленьким столиком на террасе вижу силуэт. Хардин.

– Не знаю, чего ты от меня ждешь, но я постараюсь.

Лэндон кивает. Потом наклоняется и кладет мне руку на плечо.

– Он звал тебя, – спокойно произносит он, и мое сердце замирает.

Я иду к Хардину, и он смотрит на меня. Глаза налиты кровью, на голове – серая шапочка. Во взгляде вспыхивает безумие и снова гаснет, мне хочется сделать шаг назад. В полумраке он выглядит страшно.

– Как ты здесь… – говорит Хардин, поднимаясь.

– Лэндон… он… – отвечаю я, и тут же жалею об этом.

– Какого черта ты ей позвонил? – кричит он Лэндону, который прячется в доме.

– Оставь его в покое, Хардин, он о тебе беспокоился! – кричу я.

Он снова опускается на стул, указывая мне на место рядом. Сажусь напротив него, вижу, как он хватает почти пустую бутылку с чем-то темным и подносит ее ко рту. Я смотрю, как двигается его кадык, когда он глотает. Оторвавшись, он с такой силой грохает бутылкой о стеклянный столик, что я подпрыгиваю в страхе, что они сейчас разобьются.

– М-м-м, оба вы одинаковые. Такие предсказуемые. Бедный Хардин и так расстроен, а вы набрасываетесь на него из-за какого-то чертова фарфора! – говорит он, растягивая слова, с какой-то болезненной ухмылкой.

– Я думала, ты не пьешь, – говорю я, сложив руки на груди.

– Не пью. По крайней мере, до сих пор не пил. Не надо обо мне беспокоиться, ты не лучше меня.

Он тычет в меня пальцем, а потом снова прикладывается к бутылке.

Это ужасно, но все равно я чувствую, что близость к нему, даже пьяному, делает меня живее. Это чувство полноты жизни может дать мне только Хардин!

– Я никогда и не говорила, что лучше тебя. Просто хочу знать, из-за чего ты напился.

– Какая разница? Где твой парень?

Его глаза вдруг загораются, и в глубине их я вижу столько чувства, что отвожу взгляд. Знать бы, что это за чувство; ненависть, наверное.

– Остался в моей комнате. Я хочу помочь тебе, Хардин.

Я наклоняюсь над столом, чтобы коснуться его, но Хардин отшатывается.

– Помочь мне? – хихикает он. Мне хочется спросить, почему он звал меня, если продолжает меня ненавидеть, но не могу снова подставлять Лэндона. – Если хочешь помочь мне, просто уйди.

– Почему ты просто не можешь рассказать мне, что случилось? – говорю я, рассматривая свои ногти.

Он вздыхает, стягивает шапочку, проводит рукой по волосам и снова ее надевает.

– Мой отец только сейчас решился мне рассказать, что женится на Карен, свадьба через месяц. Он давно должен был мне сказать, и не по телефону. Уверен, что наш тихоня Лэндон давно был в курсе.

Ничего себе. Я не ожидала, что он расскажет, и теперь не знаю, что ответить.

– Я думаю, у него были свои причины тебе не говорить.

– Ты его не знаешь, ему просто на меня плевать. Знаешь, сколько раз я разговаривал с ним в прошлом году? От силы десять! Все, что его волнует, это его большой дом, будущая жена и новый паинька-сынок. – Хардин ругается себе под нос и снова прикладывается к бутылке. Я не отвечаю, и он продолжает: – Тебе надо видеть ту помойку, в которой в Англии живет моя мама. Она говорит, что ей там нравится, но я-то вижу. Квартирка меньше, чем здешняя спальня! Моя мама фактически заставила меня сюда поступить, чтобы быть ближе к отцу, и мы видим, что получилось!

Из той немногой информации, что он сообщил мне, решаю, что теперь понимаю Хардина лучше, чем раньше. Мне снова жаль его; ну почему он такой?

– Сколько тебе было лет, когда он ушел? – спрашиваю я наконец.

Он недоверчиво смотрит на меня, но все же отвечает:

– Десять. Но еще до этого он редко появлялся дома. Каждый вечер проводил в барах. Это теперь он мистер Совершенство, и у него есть вот это вот все.

Хардин взмахом показывает на дом.

Отец Хардина, как и мой, бросил их, когда ему было десять, и оба они пили. У нас больше общего, чем я думала. Сейчас, пьяный и отчаявшийся, Хардин выглядит совсем юным и хрупким, совершенно не таким, каким я знала его прежде.

– Мне жаль, что он бросил вас, но…

– Мне не нужна твоя жалость, – обрывает он.

– Это не жалость. Я просто пытаюсь…

– Что пытаешься?

– Помочь тебе. Быть с тобой, – мягко объясняю я.

И он улыбается. Эта пленительная улыбка дает мне надежду, что я могу помочь ему преодолеть это, хотя я точно знаю, что будет потом.

– Это очень жалко. Разве ты не видишь, что я не хочу, чтобы ты тут находилась? Не хочу, чтобы ты была тут со мной. То, что я разок погулял с тобой, не значит, что я хочу иметь с тобой дело и дальше. И, тем не менее, ты пришла, оставив своего замечательного бойфренда, который действительно достоин быть с тобой рядом, приехала сюда, чтобы «помочь» мне. Да, Тереза, действительно жалко, – язвит он.

Голос полон яда. Я знала, что так и будет, но смотрю на него, не обращая внимания на боль в груди.

– Ты так не думаешь.

Вспоминаю, как всего неделю назад он смеялся и бросал меня в воду. Не могу понять, то ли он великий актер, то ли великий лжец.

– Думаю. Возвращайся домой, – говорит он и снова берется за бутылку.

Перегнувшись через стол, я вырываю ее и бросаю во двор.

– Что ты творишь? – орет он, но я, не обращая внимания, захожу в заднюю дверь.

Я слышу, как он вскакивает и меня догоняет.

– Куда ты идешь? – Его лицо – всего в нескольких сантиметрах от моего.

– Хочу помочь Лэндону убрать весь тот погром, что ты устроил, а потом пойду домой, – говорю я намеренно невозмутимо.

– Зачем ему помогать? – с отвращением спрашивает он.

– Потому что, в отличие от тебя, он заслуживает помощи, – отвечаю я.

Лицо Хардина вытягивается. Мне следует сказать ему гораздо больше. Надо бы наорать на него за все гадости, что он мне наговорил, но я понимаю, что это именно то, чего он ждет. Это то, чего он добивается: разрушать все вокруг себя и получать удовольствие от происходящего хаоса.

Хардин спокойно пропускает меня.

Захожу внутрь и вижу Лэндона, поднимающего опрокинутый шкаф.

– Здесь есть веник? – спрашиваю я.

Лэндон смотрит на меня с благодарностью.

– Вон там, – он показывает на веник. – Спасибо тебе за все.

Я киваю и начинаю выметать осколки. Их очень много. С ужасом воображаю, что, когда мама Лэндона вернется, она не увидит свою посуду. Надеюсь, она не придавала ей какого-то особого значения.

– Ой! – вскрикиваю я, когда маленький осколок впивается мне палец.

Капельки крови падают на пол, и я бегу к раковине.

– Что с тобой? – взволнованно спрашивает Лэндон.

– Да, просто маленький осколок, не знаю, откуда столько крови.

Действительно, мне совсем не так больно, как может показаться. Подставляю палец под холодную воду и закрываю глаза. И через несколько минут слышу, как открывается задняя дверь. Снова открываю глаза и поворачиваюсь: в дверях стоит Хардин.

– Тесса, пожалуйста, мы можем поговорить?

Я знаю, что нужно ответить «нет», но его чуть заметно покрасневшие глаза заставляет меня кивнуть. Он смотрит на мою руку, на кровь на полу, затем быстро подходит ближе.

– Все нормально? Что случилось?

– Ничего, порезалась немного.

Он берет меня за руку и вытаскивает ее из-под струи. Прикосновение действует на меня как разряд. Глядя на мой палец, он хмурится, затем отпускает меня и идет к Лэндону. Он только что оскорблял меня и вдруг заботится о моем здоровье? Он хочет меня с ума свести! Буквально хочет, чтобы меня заперли в комнате с мягкими стенами.

– Где бинт? – командует он Лэндону, тот показывает на ванную.

Через минуту Хардин возвращается и снова берет меня за руку. Сначала наносит на порез какой-то антибактериальный гель, затем мягко забинтовывает палец. Я молчу, сконфуженная взглядом Лэндона и заботой Хардина.

– Можно с тобой поговорить? – снова спрашивает он.

Я опять думаю, что должна сказать «нет». Но с каких пор я делаю то, что должна, когда речь идет о Хардине?

Я киваю, он берет меня за запястье и ведет во двор.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

Вернувшись к столику на веранде, Хардин отпускает меня и подвигает стул. Кожа горит от его прикосновения, тру пальцами запястье, а он берет другой стул и ставит его прямо напротив меня. Когда он садится, то оказывается так близко, что наши колени почти соприкасаются.

– Так о чем ты хотел поговорить? – спрашиваю я самым суровым тоном, на который способна.

Хардин делает глубокий вдох, опять стягивает шапочку и кладет на стол. Он смотрит мне в глаза, а я слежу за его пальцами, приглаживающими волосы.

– Прости меня, – говорит он с усилием, заставляя меня отвести взгляд, сосредоточившись на стволе дерева во дворе. Он наклоняется ближе. – Ты меня слышишь?

– Да, слышу.

Я смотрю на него. Он еще больший псих, чем я думала, если считает, что может просто попросить прощения – и я забуду тот кошмар, который терплю от него почти ежедневно.

– С тобой чертовски трудно разговаривать, – говорит он, садясь.

Бутылка, которую я выбросила во двор, снова в его руках, он отпивает из нее глоток. Когда он остановится?

– Со мной трудно? Да ладно, Хардин! А чего ты еще ожидал? Ты жесток со мной, слишком жесток, – говорю я, закусывая губу.

Я не буду снова перед ним реветь. Ной ни разу не доводил меня до слез, за все годы знакомства мы несколько раз ссорились, но я ни разу так не расстраивалась, чтобы плакать.

Он понижает голос, его почти не слышно.

– Я не хотел.

– Нет, ты хотел, и ты это знаешь. Ты делаешь это намеренно. Меня еще никто так не унижал за всю мою жизнь.

Я еще сильнее кусаю губы. В горле стоит комок. Но если я заплачу, он победил. Именно этого он и добивается.

– Тогда почему ты со мной сейчас? Почему бы тебе просто не перестать обращать на меня внимание?

– Если бы я… Я не знаю. Поверь, что с завтрашнего дня я так и сделаю. Я собираюсь бросить курс литературы, продолжу его в следующем семестре.

Я вовсе не собиралась так делать, но, кажется, это именно то, что требуется.

– Нет, пожалуйста, не надо.

– Разве тебе не все равно? Тебе же не нравится, что рядом с тобой такое жалкое существо, как я?

Я закипаю. Если б знать слова, которые доставят ему те же страдания, что он постоянно доставляет мне, я бы их произнесла.

– Я хотел сказать… я тоже жалок.

Я смотрю на него в упор.

– Ну, с этим спорить не буду.

Он снова делает глоток, но когда я тянусь к бутылке, отклоняет руку назад.

– Только тебе можно напиваться? – спрашиваю я, и он криво улыбается.

На колечке в его брови вспыхивают отблески солнца; Хардин протягивает мне бутылку.

– Я думал, ты снова бросила.

Я не должна этого делать, но подношу бутылку к губам. Ликер теплый, на вкус как лакричная настойка. Я кашляю, и Хардин посмеивается.

– Ты часто выпиваешь? Раньше ты говорил, что никогда, – говорю я.

Мне нужно снова рассердиться на него за то, что он наговорил.

– Прошлый раз – примерно полгода назад. – Он опускает взгляд, словно ему стыдно.

– Ну, тебе вообще не надо пить. Ты становишься еще хуже, чем обычно.

Он с серьезным видом смотрит на землю.

– Ты считаешь меня плохим человеком?

Да что с ним, как же он пьян, если считает себя хорошим?

– Да.

– Я не плохой. Хотя, может быть. Я хочу, чтобы ты… – начинает он, затем выпрямляется и откидывается на спинку стула.

– Ты хочешь, чтобы я что?

Мне нужно знать, что он хочет сказать. Я отдаю ему бутылку, но он ставит ее на стол. Я не хочу пить; мне и так плохо от того, что я нахожусь рядом с Хардином.

– Ничего, – отвечает он полулежа.

Почему я еще здесь? Меня ждет Ной, а я трачу время на Хардина.

– Мне пора. – Я встаю и направляюсь к двери.

– Не уходи, – говорит он тихо.

От такой мольбы ноги останавливаются сами собой. Я оборачиваюсь; Хардин стоит меньше чем в полуметре от меня.

– Почему? Остались еще оскорбления, которые ты не успел мне сказать лично? – кричу я и отворачиваюсь.

Он хватает мою руку и рывком поворачивает обратно.

– Не отворачивайся от меня! – кричит он еще громче.

– Мне давно уже надо было от тебя отвернуться! – отвечаю я, толкая его в грудь. – Я не знаю, почему я еще здесь! Я приехала в такую даль, потому что мне позвонил Лэндон! Я оставила своего парня, который, как ты сам сказал, единственный достойный быть со мной, и приехала сюда из-за тебя! Знаешь что? Ты прав, Хардин, я жалкая. Потому что прибежала сюда, потому что пытаюсь…

Он затыкает мне рот поцелуем. Я упираюсь Хардину в грудь, но он не двигается. Все во мне желает ответить на этот поцелуй, но я себя останавливаю. Чувствую его язык, которым он пытается проникнуть между моими губами, и руки, которыми он стиснул меня еще крепче, несмотря на все попытки его оттолкнуть. Бесполезно, он сильнее меня.

– Поцелуй меня, Тесса, – говорит он мне прямо в губы.

Я качаю головой, и он рычит от отчаяния.

– Пожалуйста, поцелуй меня. Ты мне нужна.

И на меня действует. Этот грубый, пьяный, ужасный человек просто сказал, что нуждается во мне – и это звучит так сладко! Хардин – как наркотик; каждый раз, когда я получаю маленький кусок, мне нужно все больше и больше. Он поглощает все мои мысли, заполняет мечты.

Его губы снова сливаются с моими, но я уже не сопротивляюсь. Не могу. Я знаю, что это ничего не решит, меня засасывает все глубже, но это сейчас неважно. Важны только эти его слова: ты мне нужна.

Может быть, я так же отчаянно нужна Хардину, как он мне? Сомневаюсь, но сейчас мне хочется верить, что это так. Он кладет ладонь мне на щеку и проводит языком по моей нижней губе. Я вздрагиваю, и он улыбается, при этом кольцо в губе щекочет угол моего рта. Я слышу шорох и отскакиваю в сторону. Хардин прерывает поцелуй, но объятия его все так же крепки, наши тела тесно прижаты друг к другу. Я оглядываюсь на заднюю дверь и молюсь, чтобы Лэндон не увидел, как я себя веду. Но, слава богу, его нет.

– Хардин, мне и вправду пора. Мы не можем это продолжать, это плохо для нас обоих, – говорю я, глядя в землю.

– Можем, – говорит он, задирает мне подбородок вверх, заставляя смотреть прямо ему в глаза.

– Нет, не можем. Ты меня ненавидишь, и я не хочу больше быть грушей для битья. Ты морочишь мне голову. То ты говоришь, что не можешь без меня, то сразу после самого интимного момента в моей жизни унижаешь. – Он пытается меня прервать, но я закрываю ему губы пальцами и продолжаю: – Минуту назад ты целовал меня и говорил, что я тебе нужна. Я перестаю быть собой, когда мы вместе, и слышать потом все эти ужасные вещи, что ты говоришь, просто невыносимо.

– Какая ты, когда ты со мной? – Зеленые глаза шарят по моему лицу в ожидании ответа.

– Я становлюсь кем-то, кем я не хочу быть, кем-то, кто обманывет своего бойфренда и постоянно плачет, – поясняю я.

– Знаешь, кем ты становишься со мной? – Он гладит большим пальцем мои щеки, и я стараюсь сосредоточиться.

– Кем?

– Самой собой. Думаю, ты становишься настоящей собой; ты просто слишком занята тем, что о тебе думают другие, чтобы осознать это.

Не знаю, так ли это, но он говорит так уверенно, что на секунду я сама верю в сказанное.

– И я знаю, что ты чувствовала после того, что я сказал тебе, когда ласкал тебя. – Он ловит мой нахмуренный взгляд и продолжает: – Мне правда жаль. Я знаю, это было неправильно. Когда я вышел из машины, мне было очень хреново.

– Сомневаюсь, – бросаю я, вспомнив, как плакала всю ночь.

– Это правда, клянусь. Я знаю, ты думаешь, я ужасный человек… но ты делаешь меня… – на миг он замолкает. – А, неважно.

Почему он всегда недоговаривает?

– Закончи фразу, Хардин, или я уйду прямо сейчас, – говорю я.

И я действительно собираюсь уйти.

В глазах его что-то вспыхивает, он смотрит на меня и произносит медленно, будто взвешивая каждое слово:

– Ты… Ты заставляешь меня хотеть быть хорошим… Я хочу быть лучше для тебя, Тесс.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

Я пытаюсь сделать шаг назад, но его объятия слишком крепки. Должно быть, я ослышалась. Но чувства сильнее меня, и, отвернувшись, я смотрю в темноту двора, пытаясь разобраться в его словах. Хардин хочет быть лучше для меня? В каком смысле? Это же не означает, что… или означает?

Я смотрю на него, в моих глазах стоят слезы.

– Что?

Он смотрит на меня так… Искренне? С надеждой? Как?

– Ты меня слышала.

– Нет. Мне кажется, я тебя неправильно поняла.

– Нет, ты поняла правильно. Ты заставляешь меня чувствовать… такое необычное чувство. Я не знаю, что с ним делать, Тесса, поэтому делаю то, что умею. – Он замолкает и отпивает из бутылки. – Веду себя как козел.

У меня снова кружится голова.

– Ничего не получится, Хардин, мы слишком разные. Во-первых, ты ни с кем не встречаешься, помнишь?

– Не такие уж мы и разные, нам нравится одно и то же; мы оба любим книги, например, – говорит он, шмыгая носом.

Даже сейчас не могу свыкнуться с мыслью, что Хардин пытается убедить меня, что нам будет хорошо вместе.

– Так ты не встречаешься? – напоминаю я.

– Да, но мы могли бы… дружить?

Опять! Мы вернулись к исходной точке.

– Кажется, ты сказал, что мы не можем быть друзьями? И я не стану с тобой дружить – я знаю, чего ты хочешь. У тебя это означает иметь все преимущества бойфренда, фактически им не являясь.

Он покачивается и опирается на стол, ослабляя объятия.

– Разве это плохо? Зачем эти ярлыки?

Я с облегчением вдыхаю полной грудью.

– Затем, Хардин, что хотя ты мог этого не заметить, у меня есть чувство собственного достоинства. Я не стану твоей игрушкой, особенно когда знаю, как ты умеешь вытирать о людей ноги. – Я поднимаю руки вверх. – А кроме того, я уже занята.

Ямочки на лице Хардина проступают отчетливей, усмешка становится злой.

– И все же, посмотри, где ты сейчас.

Инстинктивно бросаю ему:

– Я люблю его, а он любит меня.

Хардин меняется в лице, отпускает меня и спотыкается о стул.

– Не говори об этом, – невнятно произносит он быстрее, чем обычно.

Я почти забыла, как он пьян.

– Ты говоришь мне все это, потому что пьян; завтра ты снова будешь меня ненавидеть.

– Я тебя не ненавижу. – Он отходит к газону.

Как бы я хотела, чтобы он не имел надо мной этой власти. Я хотела бы сейчас просто уйти. Вместо этого остаюсь и слушаю.

– Если ты мне скажешь, что хочешь, чтобы я оставил тебя и никогда больше не говорил с тобой, я так и сделаю. Клянусь, никогда к тебе больше не подойду. Просто скажи.

Я открываю рот, чтобы сказать, чтобы он не приближался ко мне, сказать, что я никогда больше не хочу его видеть.

Он поворачивается и подходит ко мне ближе.

– Скажи мне, Тесса, скажи, что ты больше не хочешь меня видеть. – Он касается меня. Он проводит ладонью по моей руке, и по коже бегут мурашки. – Скажи, что не хочешь, чтобы я к тебе прикасался, – шепчет он, кладя руку мне на шею.

Он проводит указательным пальцем по моей ключице и снова вверх-вниз – по горлу. Чувствую, как учащается мое дыхание, когда его губы оказываются в сантиметре от моих.

– Что ты больше не хочешь, чтобы я тебя целовал, – говорит он, и я чувствую его теплое дыхание с запахом виски. – Скажи, Тереза, – бормочет он, и я плачу.

– Хардин! – шепчу я.

– Ты не можешь сопротивляться мне, Тесса, как и я не могу сопротивляться тебе.

Его лицо уже очень близко, мы почти соприкасаемся губами.

– Останься со мной сегодня? – просит он, и мне очень хочется этого.

Краем глаза замечаю движение у двери и вырываюсь из рук Хардина. Оглянувшись, я вижу Лэндона; он делает смущенную гримасу и, отвернувшись, исчезает в дверях.

Я мгновенно возвращаюсь к реальности.

– Мне нужно идти, – говорю я.

Хардин бормочет проклятия себе под нос:

– Пожалуйста, пожалуйста, останься! Просто останься со мной сегодня, даже если утром ты скажешь мне, что не хочешь меня больше видеть, – только, пожалуйста, останься сейчас. Это последнее, о чем я прошу тебя, Тереза.

Я киваю раньше, чем осознаю это.

– А что я скажу Ною? Он ждет меня, я взяла его машину.

Сама не верю, что всерьез решилась на это.

– Скажи ему, что решила остаться, потому что… Я не знаю. Не говори ничего. Что такого он сможет сделать?

Я вздрагиваю. Он расскажет маме. Наверняка. Злюсь на Ноя: я не должна беспокоиться, что мой друг наябедничает на меня маме, если я делаю что-то не так.

– Он все равно сейчас спит, – говорит Хардин.

– Нет, он же не может вернуться к себе в отель.

– Отель? Погоди, он что, ночует не у тебя?

– Нет, он в отеле.

– Ты ночуешь у него?

– Нет, на ночь он идет туда, – смущенно говорю я, – а я остаюсь у себя в комнате.

– А он не гей? – спрашивает Хардин, и в его глазах вспыхивают насмешливые огоньки.

Мои глаза расширяются.

– Конечно, нет!

– Извини, просто что-то тут не так. Будь ты со мной, я бы не уходил от тебя на ночь. Я бы трахал тебя при любом удобном случае.

Я замираю от неожиданности. Его сквернословие действует на меня очень странно. Я отворачиваюсь.

– Пойдем в дом, – говорит он. – Перед глазами все плывет. Думаю, спьяну я болтаю много лишнего.

– Ты останешься здесь? – Я считала, что он вернется в братство.

– Да, и ты тоже. Пойдем. – Он берет меня за руку и ведет в дом.

Мне хочется найти Лэндона и объяснить, что он видел не то, что подумал. Не знаю как, но мне надо дать ему это понять. Когда мы проходим через кухню, замечаю, что беспорядок почти ликвидирован.

– Завтра ты должен доубрать все, что осталось, – говорю я Хардину, и он кивает.

– Уберу, – обещает он.

Еще одно обещание, надеюсь, он его сдержит. Моя ладонь – в его, он тянет меня вверх по парадной лестнице. Молюсь, чтобы мы не столкнулись с Лэндоном в коридоре, и вздыхаю с облегчением, когда мы его минуем.

Хардин открывает дверь в совершенно темную комнату и осторожно заводит меня туда.

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

Мои глаза привыкают к темноте. Единственный свет, проникающий в комнату – узкий луч из окна.

– Хардин? – шепчу я.

Я слышу, как он чертыхается, споткнувшись обо что-то, и пытаюсь не рассмеяться.

– Я тут, – отвечает он, включив настольную лампу.

Я оглядываю просторную комнату, напоминающую номер в отеле. Кровать с балдахином и темным постельным бельем, придвинутая к дальней стене, выглядит по-королевски, на ней как минимум двадцать подушек; огромный стол вишневого дерева, на нем – компьютер с экраном, больше, чем телевизор в общежитии. Перед эркером встроена кушетка, другие окна плотно закрыты шторами, не пропускающими лунный свет.

– Это моя… комната, – говорит Хардин, потирая шею.

Кажется, он чувствует себя здесь неуютно.

– Твоя? – спрашиваю я.

Конечно, его. Ведь это дом его отца, и здесь живет Лэндон. Лэндон упоминал, что Хардин никогда тут не появляется, и поэтому комната выглядит как музей – нетронутая и безликая.

– Да. Правда, я тут ни разу не ночевал… до сегодняшнего дня.

Он садится на табуретку возле кровати и расшнуровывает ботинки. Затем стягивает носки и прячет их в ботинки. У меня перехватывает дыхание: этой ночью я останусь здесь с Хардином!

– Вот как? Почему? – допытываюсь я, пользуясь его пьяной откровенностью.

– Потому, что не хотел. Я ненавижу это место, – спокойно говорит он, расстегивая черные джинсы.

– Что ты делаешь?

– Раздеваюсь, – отвечает он невозмутимо.

– Я имею в виду зачем?

Хотя часть меня задыхается от желания снова почувствовать его руки, надеюсь, он не думает, что я собираюсь заниматься с ним сексом.

– Ну… не хочу спать в узких джинсах и ботинках, – с усмешкой говорит он.

Откидывает волосы со лба, и они встают торчком. Любое его движение заставляет меня трепетать.

– А-а…

Он стягивает рубашку через голову, и я не могу отвести от него взгляд. Его татуированный торс безупречен. Он кидает мне футболку, но я не ловлю ее, давая упасть на пол. Я выжидающе приподнимаю бровь, и он улыбается.

– Ты можешь спать в ней. Полагаю, ты не захочешь спать в нижнем белье. Хотя я буду не против.

Он подмигивает мне, и я смеюсь.

Почему я смеюсь в ответ? Я не могу спать в его футболке, я буду чувствовать себя слишком голой.

– Я буду спать одетой, – отвечаю я.

Он смотрит на меня. Он не сделал еще ни одного обидного замечания о моей длинной юбке и строгой синей блузке, и я надеюсь, что не сделает.

– Хорошо. Если хочешь, чтобы тебе было неудобно, пожалуйста.

Хардин в одних трусах подходит к кровати и скидывает маленькие подушки на пол.

Я открываю комод. Как я и предполагала, тот пустой.

– Не бросай подушки на пол. Их нужно складывать сюда, – говорю я, но он только смеется и швыряет на пол еще одну подушечку.

Я со вздохом поднимаю подушки и засовываю их в комод. Он снова смеется и, отбросив одеяло, падает на кровать. Закинув руки за голову, он улыбается мне. Слова, набитые на руке, вытягиваются. Длинное, стройное тело выглядит очень изящно.

– Ты же не собираешься ныть из-за того, что придется спать со мной в одной кровати? – спрашивает Хардин, и я закатываю глаза.

Я вовсе не собиралась ныть; знаю, это плохо, но больше всего на свете я хочу оказаться с ним в одной постели.

– Нет, кровать достаточно широка для нас двоих, – говорю я с улыбкой.

Не знаю, в чем причина – то ли в улыбке Хардина, то ли в том, что на нем одни трусы, – но настроение мое улучшилось.

– Вот теперь это Тесса, которую я люблю, – дразнит он, и мое сердце замирает.

Я знаю, он меня не любит и никогда не полюбит, но эти слова так прекрасны!

Забираюсь на самый край кровати, как можно дальше от Хардина. Еще немного, и я упаду. Он хихикает, и я переворачиваюсь к нему лицом.

– Что смешного?

– Ничего.

Он лежит, закусив губу, пытаясь не ржать. Мне нравится, когда он в игривом расположении духа, его смех заразителен.

– Нет, скажи!

Я дуюсь и закусываю губу. Он смотрит прямо на мой рот, и, прежде чем закусить колечко между зубами, облизывает губы.

– Ты никогда раньше не спала с парнем? – Хардин перекатывается на другой бок, приближаясь ко мне.

– Нет, – просто отвечаю я, и его улыбка становится шире.

Мы всего в полуметре друг от друга, и я, не осознавая, что делаю, протягиваю руку и тычу в ямочку на его щеке. Он удивленно на меня смотрит. Хочу убрать руку, но Хардин хватает ее и снова кладет на щеку, медленно двигая вверх-вниз по своему лицу.

– Не знаю, почему до сих пор никто еще тебя не трахнул; все, что ты делаешь, отлично к этому располагает, – говорит он, и я вскакиваю.

– Я никогда особо не сопротивлялась, – признаюсь я.

Ребята в старших классах считали меня привлекательной и, в общем, вертелись вокруг меня, но ни один ни разу не попытался всерьез заняться со мной сексом. Все знали, что я с Ноем; мы были влюблены и каждый год выбирали друг друга на День святого Валентина.

– Это либо ложь, либо ты училась в школе для слепых. Одних твоих губ достаточно, чтобы мне стало жарко.

Я с ума схожу от этих слов, и он смеется. Подносит мою руку к своим влажным губам. Я чувствую пальцами его горячее дыхание и удивляюсь, когда он осторожно кусает подушечку моего указательного пальца так, что у меня мягко сосет под ложечкой. Он ведет моей рукой по своей шее, и мои пальцы скользят вдоль татуированных стеблей плюща. Он пристально смотрит на меня, но не останавливается.

– Тебе нравится то, что я говорю тебе, верно? – Его лицо – в тени, но от этого еще сексуальней. Мое дыхание замирает, и он снова улыбается. – Я вижу у тебя на щеках румянец, слышу, как меняется твое дыхание. Ответь мне, Тесса, воспользуйся своими полными губками, – говорит он, и я хихикаю: не знаю, как реагировать. Я никогда не признаюсь, что его слова делают со мной.

Он отпускает мою руку, но берет за запястье, подвигаясь вплотную. Мне жарко, слишком жарко. Мне нужно остыть, иначе я вспотею.

– Ты можешь включить вентилятор? – спрашиваю я, и он морщит лоб. – Пожалуйста.

Он вздыхает, но поднимается с кровати.

– Если тебе жарко, почему бы тебе не снять что-нибудь из одежды; все равно юбка выглядит ужасно.

Я ожидала, что Хардин начнет высмеивать мои вещи, поэтому только улыбаюсь, зная его истинные мотивы.

– Тебе надо одеваться так, чтобы подчеркивать тело, Тесса. Одежда, которую ты носишь, скрывает твою фигуру. Если бы я не видел тебя в белье, то никогда не узнал, насколько у тебя сексуальное тело. Эта юбка выглядит буквально как мешок из-под картошки.

Я смеюсь; Хардин хоть и оскорбляет меня, умудряется одновременно делать мне комплименты.

– А что ты предлагаешь мне надеть? Рыболовную сеть или трубу нацепить?

– Интересно было бы посмотреть, но нет. Ты можешь выбирать одежду сама, но подходящего размера. Эта блузка скрывает грудь, а твои сиськи ни в коем случае нельзя скрывать.

– Не мог бы ты не употреблять таких слов? – говорю я ему холодно, но он только улыбается.

Вернувшись в кровать, он прижимается ко мне своим практически голым телом. Мне по-прежнему жарко, но комплименты Хардина странным образом заставили ему довериться. Я вылезаю из кровати.

– Ты куда? – произносит он невнятно, и в его голосе слышится тревога.

– Разденусь, – отвечаю я, поднимая с пола его футболку. – А теперь отвернись и не оглядывайся.

Я кладу руки на бедра.

– Нет.

– Что значит «нет»?

Как он может говорить мне «нет»?

– Я не буду отворачиваться. Хочу тебя видеть.

– Ну отлично, – улыбаюсь я, поворачиваюсь и гашу свет.

Хардин стонет, а я, улыбаясь себе, расстегиваю юбку. Она уже лежит у моих ног, и тут внезапно вспыхивает другая лампа.

– Хардин!

Я торопливо натягиваю юбку обратно. Хардин поднимается на локтях и без стеснения шарит взглядом по мне. Он видел меня и менее одетой, и я знаю, что он все равно не послушается, и поэтому только вздыхаю и стягиваю рубашку. Не могу не признать, что эта игра мне приятна. В глубине души я хочу, чтобы он смотрел на меня, хочу, чтобы он хотел меня. На мне – простой белый лифчик и белые трусики, ничего особенного, но выражение лица Хардина заставляет меня чувствовать себя сексуальной. Я надеваю его футболку, и она вкусно пахнет Хардином.

– Иди сюда, – шепчет он.

Я снова игнорирую внутренний голос, советующий мне бежать со всех ног, и иду к кровати.

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

Пылающий взор Хардина направлен мимо меня. Ставлю колено на кровать и переношу на него вес, а Хардин поднимается, опираясь на спинку кровати, и берет меня за руку. Моя маленькая рука лежит в его, он обхватывает ее пальцами и тянет меня к себе. Мои ноги обвивают его бедра, и я оказываюсь у него на коленях. Мы уже были в такой позе, но на мне не было так мало одежды. Я держу себя над ним, сдвинув бедра так, что мы не соприкасаемся, но Хардин не хочет этого. Он кладет мне руки на бедра и мягко подталкивает вниз. Футболка приподнимается, обнажая бедра, и я рада, что сегодня утром побрила ноги. Когда наши тела соприкасаются, внизу моего живота что-то разливается. Я знаю, что ощущение счастья не будет долгим, и чувствую себя Золушкой, ожидающей удара часов.

– Так намного лучше, – говорит он, криво улыбаясь.

Я знаю, что он пьян и именно поэтому такой милый – ну то есть относительно милый, – но сейчас меня это устраивает. Если мы действительно последний раз вместе, то пусть он поймет, как я его хочу. Говорю себе: я проведу эту ночь с Хардином, потому что, когда придет день, я скажу ему, чтобы он больше не приближался ко мне, и он согласится. Так будет лучше, я знаю, он сам так захочет, когда протрезвеет. А сейчас я так же пьяна Хардином, как он – спиртным, которое выпил. Это я тоже себе повторяю.

Хардин продолжает смотреть мне в глаза, и я волнуюсь. Что делать дальше? Я понятия не имею, чего он ждет, и я не собираюсь ставить себя в глупое положение, пытаясь начать что-нибудь самостоятельно.

Кажется, он заметил мое замешательство.

– Что случилось? – спрашивает он, поднося руку к моему лицу.

Пальцы скользят по моей скуле, и я невольно провожаю взглядом это удивительно нежное прикосновение.

– Ничего. Просто я не знаю, что делать, – признаюсь я, глядя вниз.

– Делай все, что хочешь, Тесс. Не думай ни о чем.

Я немного откидываюсь и кладу руку на его обнаженную грудь. Смотрю на него, ожидая одобрения, и он кивает. Я кладу обе руки ему на грудь, и он закрывает глаза. Пальцами обвожу птиц на груди и спускаюсь к сухому дереву на животе. Ресницы его дрожат, когда я провожу по строчкам у него на ребрах. Лицо спокойно, но грудь поднимается и опускается все чаще. Не в силах сдерживаться, опускаю руку вниз и засовываю указательный палец под резинку его трусов. Глаза распахиваются, он кажется очень нервным. Неужели он способен нервничать?

– Я могу… хм… прикоснуться к тебе? – спрашиваю я в надежде, что он поймет все сам и мне не придется произносить это.

Я будто вижу себя со стороны. Кто эта девушка, что прижалась к мальчику-панку и просит разрешения поласкать его… внизу? Я вспоминаю слова Хардина, что с ним я становлюсь самой собой. Наверное, он прав. Мне нравится то, что я сейчас чувствую. Мне нравится ток, пронзающий меня, когда мы вместе.

Он кивает.

– Да, пожалуйста.

Я опускаю руку вниз, поверх его трусов, медленно добираюсь до холмика на ткани. Он с шумом втягивает воздух, когда я кладу туда руку. Я не знаю, что делать, поэтому просто двигаю пальцами вверх и вниз. Я слишком нервничаю, чтобы смотреть ему в глаза, поэтому смотрю на его увеличивающийся в трусах член.

– Хочешь, покажу, что нужно делать? – тихо спрашивает он дрогнувшим голосом. Обычная его дерзость исчезла.

Я киваю, и он кладет свою руку на мою, снова прижимая к себе. Раскрывает мою ладонь, заставляя обхватить себя по всей длине. Воздух со свистом выходит из губ, и я тайком смотрю на него из-под опущенных ресниц. Он убирает свою руку, давая мне полный контроль.

– Черт, Тесса, прекрати это, – рычит он.

Смущенная, хочу убрать руку, но он быстро бормочет:

– Нет-нет, не это. Продолжай, но не смотри на меня так.

– Как?

– Невинно – от такого взгляда мне хочется сделать с тобой что-нибудь неприличное.

Я хочу броситься на кровать и позволить делать со мной все, что он хочет. Я хочу быть его – стать на минуту свободной от того, что заставляет меня бояться. Слегка улыбаюсь и снова двигаю рукой. Мне хочется сорвать с него трусы, но я боюсь. С губ его срывается стон, и я обхватываю его крепче; я хочу снова услышать этот стон. Не знаю, должна ли я двигать рукой быстрее, поэтому продолжаю медленно и держу его плотно, и кажется, ему нравится. Я наклоняюсь и прижимаюсь губами к липкой коже его шеи, и он снова стонет.

– Черт, Тесс, ты так приятно обхватываешь меня. – Я немного сжимаю его член, и он вздрагивает. – Полегче, малышка, – говорит он так нежно, что кажется, что это не может быть тот же Хардин, который обманывал меня.

– Прости, – говорю я, снова целуя его в шею.

Мой язык пробегает по коже за его ухом, и он вздрагивает всем телом. Его руки находят мою грудь, и он складывает ладони чашками под ней.

– Можно. Я. Сниму. Твой… бюстгальтер?

Голос настолько хриплый и дикий, что я поражена эффектом, который могу на него оказывать. Я киваю, и его глаза загораются от волнения. Дрожащими руками он тянется под футболку. Лишь только пальцы нащупывают пряжку, он расстегивает лифчик с ловкостью, заставляющей меня задуматься о том, сколько раз он проделывал это раньше. Прогоняю эту мысль. Руки Хардина скользят вниз и отпускают меня. Он отбрасывает лифчик в сторону и возвращается под футболку на мою грудь. Когда он наклоняется, чтобы меня поцеловать, пальцами слегка сжимает мне соски. Я громко выдыхаю и снова опускаю руку вниз, хватая его.

– О, Тесса, я скоро кончу, – говорит он, и я чувствую, что в трусах мокро, хотя он только касается моей груди.

Чувствую, что могу кончить только от его стонов и нежных поглаживаний. Ноги его напрягаются, а поцелуи становятся дольше. Он опускает руки к бедрам, и я чувствую, как что-то мокрое пропитывает его трусы и оказывается на моей ладони. Я никогда раньше не доводила никого до оргазма. В груди разливается тепло, заполняя меня странным чувством, что я еще на шаг приблизилась к тому, чтобы стать женщиной. Глядя вниз, на мокрое пятно на трусах Хардина, я чувствую, что мне нравится им управлять. Мне нравится, что я могу доставить ему такое же удовольствие, что и он мне.

Голова Хардина откидывается, он глубоко дышит, а я сижу у него на коленях, не зная, что делать. Через некоторое время его глаза открываются, и он поднимает голову, глядя на меня. На лице его появляется расслабленная улыбка, и он наклоняется вперед, чтобы поцеловать меня в лоб.

– Я никогда так не кончал, – говорит он, и я краснею.

– Все так плохо? – спрашиваю я, пытаясь встать на ноги, но он останавливает меня.

– Что? Нет, все хорошо. Просто обычно бывает нечто большее.

Чувствую укол ревности. Не хочу думать о девушках, что доставляли Хардину удовольствие. Почувствовав причину моего молчания, он проводит пальцем по моей шее и кладет ладонь мне на щеку. Я утешаюсь мыслью, что хотя они сделали с Хардином больше, чем я, среди них не было таких, как я. Не знаю, почему я так думаю; мы с Хардином еще не вместе. Мы не собираемся встречаться или что-то типа того, но сейчас я просто хочу жить настоящим вместе с ним. От этой мысли мне смешно. Ведь я совсем не из тех людей, что живут настоящим.

– О чем ты думаешь? – спрашивает он, но я качаю головой.

Не хочу рассказывать о ревности. Это глупо, и я не хочу об этом говорить.

– Ну же, давай, Тесса, расскажи, – говорит он, но я снова молчу.

В совсем не свойственной ему манере Хардин хватает меня за бедра и начинает щекотать. Я хохочу, спрыгиваю с него и падаю на мягкую кровать. Он щекочет меня до тех пор, пока я уже не могу смеяться. Его смех заполняет комнату – и это самый красивый звук, который я когда-либо слышала. Я никогда такого не слышала. Несмотря на все недостатки, массу недостатков, я считаю, что мне повезло увидеть Хардина в такой момент.

– Хорошо, хорошо! Я расскажу! – визжу я, и он останавливается.

– Правильное решение, – говорит он. Но взглянув вниз, добавляет: – Погоди немного. Мне надо поменять трусы.

Я краснею.

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

Хардин подходит к комоду, открыв верхний ящик, достает пару сине-белых клетчатых боксеров и с отвращением их разглядывает.

– Что? – спрашиваю я, кладя голову на локти и глядя на него.

– Отвратительные трусы, – говорит он.

Я смеюсь, но все же я рада, что мои сомнения, есть ли в шкафу какая-либо одежда, успешно развеяны. Должно быть, мать Лэндона или отец Хардина купили для него одежду. Печально, что они заранее покупали одежду и заполняли шкаф, надеясь, что когда-нибудь Хардину пригодятся эти вещи.

– Не такие уж и плохие, – говорю я, и он морщится.

Вряд ли они лучше его обычных черных трусов, но я не могу представить себе что-то, что ему совсем не пойдет.

– Ладно, нищие не выбирают. Я на минуту, – отвечает он, выходя из комнаты в одних только мокрых трусах.

О боже, что если Лэндон увидит его в таком виде? Мне будет очень стыдно. Надо бы с утра первым делом найти Лэндона и все объяснить. Но что я собираюсь сказать? Что это не то, что он подумал. Что мы просто болтали, а потом я решила остаться на ночь, как-то оказалась в одних трусах и футболке, а потом удовлетворила его руками, как могла? Ужас.

Я ложусь головой на подушку, уставившись в потолок. Хочется встать и проверить входящие на телефоне, но потом решаю этого не делать. Меньше всего мне сейчас хочется читать сообщения от Ноя. Он наверняка в панике, но, честно говоря, пока он ничего не сообщает маме, мне все равно. А если быть совсем честной с собой, с тех пор, как первый раз поцеловала Хардина, я не чувствую к Ною ничего.

Я знаю, что люблю Ноя; я всегда его любила. Но я спрашиваю себя, люблю ли я его как друга или того, с кем я могу провести всю жизнь, и что, если я люблю его только потому, что он такой надежный. Он всегда был таким, формально мы очень друг другу подходим; но я не могу игнорировать свои чувства к Хардину. Раньше я ничего подобного не чувствовала. И не только когда мы в объятиях друг друга; в моем животе порхают бабочки от одного его взгляда, я отчаянно желаю видеть его даже тогда, когда просто дымлюсь от злости, а главное, он вторгается в мои мысли, даже когда я изо всех сил стараюсь убедить себя, что его не люблю.

Хардин прочно засел в моем сердце, сколько бы я ни пыталась это отрицать. Я в постели с ним, а не с Ноем. В этот момент дверь открывается, и я выбрасываю все это из головы. Передо мной – Хардин, смеющийся, в чистых трусах. Они ему немного велики, и гораздо длиннее, чем старые, но он выглядит в них великолепно.

– Мне нравится, – улыбаюсь я.

Он смотрит на меня, перед тем как погасить свет и включить телевизор. Затем ложится рядом.

– Итак, что ты собиралась мне сказать? – спрашивает он.

Меня передергивает. Я надеялась, что он не будет поднимать эту тему.

– Чего ты стесняешься, ты же только что довела меня до оргазма, – шутит он и придвигается ближе.

Я прячу лицо в подушку, и он смеется.

Я поворачиваюсь к нему, и Хардин заправляет мне волосы за ухо, мягко целуя в губы. Он впервые целует меня так нежно, и такой поцелуй приятнее, чем когда мы целовались с языком. Хардин кладет голову на подушку и переключает канал. Мне хочется, чтобы он обнимал меня, пока я не засну, но, кажется, Хардин – из тех парней, кто не очень любит нежности.

«Я хочу быть лучше для тебя, Тесс». Эти слова звучат в моей голове, и я спрашиваю себя, правду ли он говорил или просто был сильно пьян.

– Ты еще пьян? – спрашиваю я и кладу голову ему на грудь.

Хардин напрягается, но он не отталкивает меня.

– Нет, кажется, наш маленький скандал во дворе меня протрезвил.

Одной рукой он держит пульт, а другая висит в воздухе, точно он не знает, куда ее пристроить.

– Ну, хоть что-то хорошее из этого вышло.

Он поворачивает голову и смотрит на меня.

– Да, я тоже так считаю, – говорит он и, наконец, кладет руку мне на спину.

Он обнимает меня удивительно приятно. Неважно, что он наговорит мне завтра, этот момент он уже не сможет отнять. И мою новую любимую позу, когда моя голова лежит у него на груди, а его рука – на моей спине.

– Думаю, мне больше нравится пьяный Хардин, – зеваю я.

– Правда? – говорит он, снова глядя на меня.

– Может быть, – дразню я, закрывая глаза.

– Ты ужасно любишь темнить, скажи прямо.

Я могла бы просто ему сказать. Я знаю, что он не ожидает это услышать.

– Ну, я думаю о всех тех девчонках, с которыми ты… ты, понимаешь, с которыми ты был. – Я стараюсь спрятать лицо у него на груди, но он поворачивает меня к себе.

– Почему ты об этом думаешь?

– Не знаю. Потому что я такая неопытная, а у тебя было столько девушек. Включая Стеф, – отвечаю я.

Мысль о том, что они были вместе, мне отвратительна.

– Ты ревнуешь, Тесс? – В голосе слышится смех.

– Нет, конечно, – вру я.

– Значит, ты не возражаешь, если я расскажу пару деталей?

– Нет! Пожалуйста, не надо! – прошу я, и он смеется и обнимает меня еще крепче.

К моему облегчению, он больше не упоминает об этом. Я не в силах слушать подробности. Я чувствую, как тяжелеют веки, и пытаюсь сосредоточиться на телевизоре. Так удобно лежать здесь, в его руках.

– Ты же не собираешься спать? Еще рано. – Еле слышу его сквозь дрему.

– Правда?

Мне кажется, сейчас, по крайней мере, два часа ночи. Я приехала около девяти.

– Да, только полночь.

– Это не рано, – снова зеваю я.

– Для меня рано. Плюс хочу вернуть должок.

Что?

Ох.

Кожу начинает покалывать.

– Ты же хочешь этого, правда? – мурлычет он.

Конечно, хочу. Я смотрю на него, пытаясь скрыть нетерпеливую улыбку. Он замечает ее и быстрым плавным движением переворачивает нас, оказываясь сверху. Он держится на одной руке, а другой скользит вниз. Я закидываю ногу на его бок, и он проводит рукой от лодыжки к верхней части бедра.

– Какая мягкая, – говорит он, проводя еще раз.

Он слегка прижимается ко мне бедром, и по коже несколько мгновений бегут мурашки. Хардин наклоняется и целует меня в колено, отчего нога дергается. Он смеется, обхватывая ее рукой.

Что он собирается делать? Ожидание сводит меня с ума.

– Я хочу попробовать тебя на вкус, Тесса, – говорит он, встретившись со мной глазами и оценивая мою реакцию.

Во рту у меня мгновенно пересыхает. Зачем он спрашивает разрешения поцеловать меня, если знает, что может делать это в любое время? Я поворачиваю лицо к нему в ожидании.

– Нет. Внизу, – объясняет он, кладя мне руку между ног.

Наверное, моя неопытность его поражает, но он, по крайней мере, пытается не смеяться. Смотрю, как он водит пальцами по моим трусикам, отчего начинаю дышать чаще.

– Ты уже влажная, – хрипло замечает Хардин.

Его горячее дыхание обжигает мне ухо. Он ласкает языком мочку моего уха.

– Поговори со мной, Тесса. Скажи мне, как ты этого хочешь, – просит он.

Я извиваюсь, когда он сильнее надавливает на чувствительную область. Я не слышу собственного голоса, потому что мое тело горит от его прикосновений. Через несколько секунд он убирает руку, и с моих губ срывается стон.

– Не хочу, чтобы ты останавливался, – жалобно говорю я.

– Замолчи, – резко говорит он, и я замолкаю.

Мне не нравится такой Хардин. Я хочу веселого, игривого Хардина.

– Не мог бы ты объяснить… – спрашиваю я, пытаясь сесть.

Он поднимается и садится на мои бедра, поддерживая вес тела на коленях. Он проводит пальцами по моим бедрам, и я инстинктивно свожу ноги.

– Скажи, – приказывает Хардин.

Я понимаю: он прекрасно знает, чего я хочу, но он хочет заставить меня сказать это вслух. Я киваю и машу пальцем взад-вперед, показывая ему.

– Не кивай, а просто скажи, чего ты хочешь, детка, – говорит он, слезая с меня.

Мысленно я взвешиваю все «за» и «против». Разве не унизительно сказать Хардину, что я хочу чтобы он… поцеловал меня там, разве не получается, что я принуждаю его к этому? Если он сможет доставить мне такое же удовольствие, как то, что смог доставить мне пальцами тогда, то я уверена, оно того стоит. Я наклоняюсь и обхватываю рукой его плечо, чтобы он не смог отодвинуться от меня дальше. Мой мозг бурлит и мечется, но я знаю, он не может остановить моего желания.

– Я хочу, чтобы ты… – я наклоняюсь ближе.

– Хочешь, чтобы я что, Тереза? – Он, наверное, издевается, он точно знает, что мне нужно.

– Ты знаешь… поцелуй меня, – говорю я, и его улыбка становится шире. Он наклоняется ко мне и целует в губы.

Я закатываю глаза, и он целует меня снова.

– Это то, что ты хотела? – говорит он с ухмылкой, и я хватаю его за руку.

Он хочет, чтобы я его умоляла.

– Поцелуй меня… там. – Я краснею и закрываю лицо руками. Хардин, смеясь, отводит их, и я обиженно смотрю на него. – Ты вгоняешь меня в краску, – смущенно бормочу я.

– Я не собирался этого делать. Просто хотел услышать от тебя, чего ты хочешь.

– Ладно, забудь, – говорю я, громко вздыхая.

Я смущена, и хотя гормоны в крови зашкаливают и эмоции хлещут через край, нужный момент прошел, и я раздражаюсь на его самодовольство и постоянное желание меня понукать. Я поворачиваюсь на бок, спиной к Хардину, и закрываюсь одеялом.

– Эй, извини, – говорит он, но я не отвечаю.

Я знаю, ту часть меня, что мне самой больше всего не нравится, Хардин использовал для того, чтобы превратить меня в типичного озабоченного подростка.

– Спокойной ночи, Хардин, – холодно говорю я и слышу, как он вздыхает.

Хардин бормочет себе под нос что-то вроде «ну ладно», но я не переспрашиваю. Закрываю глаза, заставляя себя думать о чем угодно, кроме языка Хардина и его рук, скользящих по моему телу, и незаметно засыпаю.

Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Мне жарко, очень жарко. Я стараюсь сбросить с себя одеяло, но оно не поддается. Открываю глаза и мгновенно отчетливо вспоминаю всю предыдущую ночь: Хардин орет на меня во дворе, его дыхание, пахнущее виски, битая посуда на кухне, Хардин меня целует, Хардин стонет, когда я касаюсь его, мокрые трусы. Я пытаюсь подняться, но он слишком тяжелый, его голова лежит на моей груди, а руки обвивают меня за талию. Странно, что мы так заснули; скорее всего, он обнял меня уже во сне. Честно говоря, мне не хочется покидать постель и оставлять Хардина, но я должна это сделать. Мне надо вернуться в общежитие. Там Ной. Ной. Ной.

Я осторожно нажимаю на плечо и перекатываю Хардина. Он переворачивается на живот, стонет, но не просыпается.

Вскакиваю и спешно собираю вещи с пола. Я боюсь, что он проснется раньше, чем я успею уйти. Не то чтобы он станет возражать; но, по крайней мере, мне будет не так больно, если я уйду сама. Неважно, что вчера мы смеялись вместе, при свете дня все осталось по-прежнему. Хардин вспомнит, как нам было хорошо прошлой ночью, и поэтому ему нужно будет стать еще более невыносимым, чтобы наверстать упущенное. Так обязательно будет, и в этот момент я не хочу оказаться рядом с ним. Затем мне приходит в голову мысль, что, может быть, прошлая ночь изменит Хардина и он захочет быть со мной и дальше. Но я в это не верю.

Аккуратно складываю на комоде его футболку и натягиваю юбку. Моя рубашка помята, она всю ночь валялась на полу, но это меня сейчас не волнует. Я засовываю ноги в ботинки и, схватившись за ручку двери, решаюсь еще раз оглянуться.

Смотрю на спящего Хардина. Его жесткие волосы лежат на подушке, а рука свешивается за край кровати. Он кажется таким милым, таким красивым, даже несмотря на пирсинг на лице.

Отворачиваюсь и открываю дверь.

– Тесс?

Сердце падает. Я медленно поворачиваюсь обратно, ожидая натолкнуться на суровый взгляд. Но зеленые глаза закрыты; лицо неспокойно, но Хардин все еще спит. Не могу понять, рада ли я, что он спит, или огорчаюсь, что он назвал мое имя. Ведь это он сделал или я уже слышу голоса?

Выскакиваю из комнаты и осторожно закрываю за собой дверь. Понятия не имею, как выбраться из дома. Я прохожу по коридору и, к моему облегчению, довольно быстро нахожу лестницу. Спустившись вниз, я чуть не сталкиваюсь с Лэндоном. Слышу собственный пульс и стараюсь подобрать слова. Он смотрит мне прямо в лицо и молчит, видимо, ожидая объяснений.

– Лэндон… я… – Совершенно не знаю, что сказать.

– Ты как? – спрашивает он с беспокойством.

– Все в порядке. Я знаю, что ты думаешь.

– Ничего я не думаю. Я благодарен за то, что ты приехала. Я знаю, ты не любишь Хардина, и для меня много значит то, что ты согласилась приехать помочь мне с ним справиться.

Ох. Он такой хороший, слишком хороший! Я почти хочу, чтобы Лэндон сказал, как разочарован тем, что я осталась с Хардином на ночь, что оставила своего парня одного на всю ночь и сбежала на его машине, чтобы помочь Хардину, в чем сейчас и должна раскаиваться.

– Так вы с Хардином снова друзья? – спрашивает он, и я пожимаю плечами.

– Я понятия не имею, кто мы теперь. Понятия не имею, что я делаю. Просто он… он…

Слезы рвутся изнутри, и Лэндон обнимает меня, пытаясь утешить.

– Все нормально. Я знаю, каким он может быть ужасным, – говорит Лэндон мягко.

Стоп! Видимо, он решил, что я плачу от того, что Хардин сделал со мной что-то отвратительное. Он даже не предполагает, что я могу плакать из любви к нему.

Мне нужно выбраться отсюда, пока я не испортила мнение Лэндона о себе и пока не проснулся Хардин.

– Мне нужно идти. Ной ждет, – говорю я.

Лэндон, сочувственно улыбаясь, прощается. Сажусь в машину Ноя, несусь обратно и рыдаю почти всю дорогу. Как я объясню все Ною? Я знаю, что не должна, не могу лгать ему. Я просто не могу вообразить, какую боль сейчас причиню ему.

Я слишком ужасна для такого, как Ной. Почему я не могу просто держаться подальше от Хардина?

Прежде чем зайти в общежитие, успокаиваюсь, насколько возможно. Иду очень медленно, потому что не знаю, как буду смотреть Ною в лицо.

Открываю дверь комнаты. Ной лежит на моей кровати, уставившись в потолок. При виде меня он вскакивает.

– Господи, Тесса! Где ты была всю ночь? Я звонил тебе тысячу раз! – кричит он.

Ной впервые в жизни повысил на меня голос. Мы препирались и раньше, но сейчас все серьезно.

– Мне очень, очень жаль, Ной. Я поехала в дом Лэндона, потому что Хардин напился и ломал мебель, а потом мы потеряли время, пока все убирали, и было очень поздно, а телефон разрядился, – вру я.

Поверить не могу: я лгу ему прямо в лицо – Ной всегда был со мной рядом, и вот я вру. Знаю, я должна все рассказать, но мне страшно подумать, какую боль я ему причиню.

– Почему ты не взяла чей-нибудь телефон? – настойчиво допытывается Ной, но потом останавливается. – Поверить не могу: Хардин ломал мебель? С тобой все в порядке? Зачем ты там осталась, если он так взбесился?

Чувствую, что он заваливает меня вопросами и путает меня.

– Он не взбесился, просто был пьян. Он бы меня не тронул, – говорю я и тут же замолкаю, отчаянно жалея о последней фразе.

– В каком смысле тебя не тронул? Ты его даже не знаешь, Тесса.

Он встает и делает шаг ко мне.

– Я просто хочу сказать, он не причинил бы мне боли физически. Я знаю его достаточно хорошо, чтобы так говорить. Я просто пыталась помочь Лэндону, который там тоже был, – снова говорю я.

Но Хардин причинит мне боль душевную – он уже делал так, и я уверена, сделает снова. А я опять его защищаю.

– Я думал, ты прекратишь общаться с такими людьми. Разве ты не обещала это мне и маме? Тесса, они плохо на тебя влияют. Ты начала пить и исчезаешь на всю ночь. И ты оставила меня здесь. Не понимаю, зачем ты вообще заставила меня приехать, если собиралась уехать?

Ной садится на кровати, обхватив голову руками.

– Они не плохие люди, ты их не знаешь. Как ты можешь их осуждать? – спрашиваю я.

Я должна умолять его простить меня за то, как я плохо с ним обошлась, но не могу остановиться: меня раздражает, как он говорит о моих друзьях.

В основном о Хардине, напоминает внутренний голос, и мне хочется его заткнуть.

– Я не осуждаю, но ты не должна больше общаться с этими готами.

– Что? Они не готы, Ной, они просто такие, какие есть, – говорю я.

Я удивлена вызовом, с которым это сказано, так же как и Ной.

– Мне не нравится, что ты с ними водишься, – они меняют тебя. Ты уже не та Тесса, в которую я влюбился.

Он говорит совсем не оскорбительно. Просто грустно.

– Ладно, Ной… – начинаю я.

Но тут дверь распахивается. В комнату врывается Хардин.

Я смотрю на Хардина, потом на Ноя, потом снова на Хардина. Ничем хорошим эта встреча не закончится.

Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

– Что ты тут делаешь? – спрашиваю я Хардина, хотя вовсе не хочу слышать ответ, особенно при Ное.

– А ты как думаешь? Ты убежала, пока я спал. Какого черта? – орет он с порога.

У меня перехватывает дыхание, и в голове эхом отдается его голос. Лицо Ноя наливается гневом, и я понимаю, что у него начинает складываться картина происходящего. Разрываюсь между желанием объяснить Ною, что происходит, и стремлением объяснить Хардину, почему я ушла.

– Ты можешь ответить? – кричит Хардин, стоя прямо передо мной.

К моему удивлению, между нами возникает Ной.

– Не ори на нее, – предупреждает он.

Я застываю, а Хардин переводит разъяренный взгляд на Ноя. Почему он так рассвирепел от того, что я ушла? Вчера он посмеялся над моей неопытностью и сегодня утром наверняка вышвырнул бы меня. Надо что-то сказать, пока ситуация не стала критической.

– Хардин, пожалуйста, давай не будем обсуждать это сейчас, – прошу я.

Если он сейчас уйдет, я смогу объясниться с Ноем.

– Обсуждать что, Тереза? – спрашивает Хардин, огибая Ноя.

Очень надеюсь, что Ной будет держать себя в руках. Думаю, Хардин не колеблясь отшвырнул бы его. Ной в хорошей форме, спасибо футболу, особенно если сравнить с тощим Хардином, но я не сомневаюсь, что Хардин может начать драку и, скорее всего, победит.

Как случилось, что меня беспокоит драка между ними?

– Хардин, пожалуйста, просто уйди, мы поговорим об этом позже, – говорю я, пытаясь разрядить обстановку.

Но Ной качает головой.

– О чем поговорите? Что происходит, Тесса?

О боже.

– Скажи ему. Сделай шаг и расскажи ему все, – произносит Хардин.

С ума сойти: он заставляет меня это делать. Да, он жесток, но это совсем другой уровень.

– Расскажешь что, Тесса? – спрашивает Ной.

Агрессия на его лице сменяется нежностью, когда он поворачивается от Хардина ко мне.

– Ничего, ты уже знаешь, я вчера вечером осталась у него и Лэндона, – вру я.

Стараюсь поймать взгляд Хардина в надежде остановить, но он отводит глаза.

– Расскажи ему правду, Тесса, или это сделаю я, – рычит Хардин.

Я понимаю, что это конец, что больше ничего не скрыть, и плачу. Однако нужно, чтобы Ной услышал правду от меня, а не от этого ухмыляющегося придурка, так не вовремя к нам ворвавшегося. Я солгала – но не для себя, а для него. Он не заслужил такого; мне стыдно за то, как я обошлась с ним, и вынуждена признаваться в присутствии Хардина.

– Ной… я и Хардин были… – начинаю я.

– О господи! – Голос Ноя дрожит, а в глазах появляются слезы.

Как я могла? Чем, черт возьми, я думала?

Ной так добр, а Хардин так жесток, что заставляет меня разбить ему сердце прилюдно.

Ной закрывает лицо руками и мотает головой.

– Как ты могла, Тесса? После всего, что между нами было? Когда это началось?

Из его голубых глаз текут слезы. Представить себе не могла, что это так ужасно – видеть, как он плачет. Я смотрю на Хардина, и ненависть к нему накрывает меня так, что вместо ответа я толкаю его изо всех сил. Он этого не ожидает и отшатывается назад, но не падает.

– Ной, прости. Не знаю, о чем я думала.

Подхожу к нему, пытаюсь обнять, но он не позволяет мне коснуться себя. И он, наверное, прав. Ведь, если честно, я обманывала Ноя уже давно. Не знаю, что, черт возьми, я вообразила. Неужели я верила в невозможное – в то, что Хардин станет нормальным и мы расстанемся с Ноем, чтобы я могла встречаться с ним? Какой же дурой я была? Или в то, что можно будет не общаться с Хардином и Ной никогда не узнает о том, что между нами произошло?

Проблема в том, что я не могу не общаться с Хардином. Я лечу на его пламя, и он не колеблясь спалит меня. Все это наивно и глупо, но с тех пор, как встретила Хардина, я не сделала ни единого верного шага.

– Я тоже не знаю, о чем ты думала, – говорит Ной, и в глазах его боль и сожаление. – Не знаю даже больше, чем ты.

И он выходит. Из комнаты. И из моей жизни.

– Ной, пожалуйста! Подожди!

Я бегу за ним, но Хардин хватает меня и заволакивает обратно в комнату.

– Не прикасайся ко мне! Как ты мог? Это низко, Хардин, даже для тебя! – ору я и вырываюсь.

Я снова толкаю его, и, кажется, больно. До сегодняшнего дня я никого не била, но я ненавижу его.

– Если ты побежишь за ним, я покончу с этим, – говорит он, и я испепеляю его взглядом.

– Покончишь? С чем? Трахать мне мозги? Я тебя ненавижу! – Но, не желая больше доставлять ему удовольствие своим отчаянием, я останавливаюсь и стараюсь говорить спокойно: – Ты не можешь покончить с тем, что никогда не начиналось.

Он опускает руки и открывает рот, но так ничего и не произносит.

– Ной! – кричу я, выбегая из комнаты.

Я пробегаю коридор и площадку перед корпусом, догоняю его на парковке. Он ускоряет шаг.

– Ной, пожалуйста, послушай. Прости меня. Я была пьяна. Знаю, это не оправдание, но…

Я тру глаза, и он смягчается.

– Я больше не могу тебя слышать, – говорит Ной.

У него красные глаза. Пытаюсь взять его за руку, но он отстраняется.

– Ной, пожалуйста, прости меня! Пожалуйста, прости! Пожалуйста!

Я не могу потерять его. Просто не могу.

Сев в машину, он запускает руку в свои прекрасные волнистые волосы и поворачивается ко мне:

– Мне нужно время, Тесса. Сейчас я не знаю, что тебе сказать.

Я вздыхаю, не зная, что ответить. Ему просто нужно время, чтобы с этим примириться, и мы сможем жить как раньше. Ему просто нужно время, повторяю я.

– Я люблю тебя, Тесса, – говорит Ной, неожиданно наклоняется, целует меня в лоб, а потом садится в машину и уезжает.

Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

Возвращаюсь в комнату. Хардин, который сейчас мне просто отвратителен, сидит на моей кровати. Мелькает мысль схватить лампу и запустить ему в голову, но у меня уже нет сил с ним бороться.

– Я не собираюсь извиняться, – говорит он, когда я прохожу к кровати Стеф. Не хочу сидеть с ним на одной постели.

– Я знаю, – я откидываюсь к стене.

Я не позволю ему больше поймать меня и не жду извинений. Слишком хорошо его знаю. Впрочем, последние события показывают, что я его вообще не знала. Прошлой ночью мне казалось, что он просто мальчик, которого бросил отец, и от этого он ожесточился и теперь не подпускает к себе никого. Сегодня я поняла, что он ужасный, испорченный человек. В нем нет ничего человеческого. Каждый раз, когда я ему верила, оказывалось, что он мной манипулирует, заставляя поверить себе.

– Он должен был узнать, – говорит Хардин.

Я закусываю губу, чтобы остановить набегающие слезы. Я молчу до тех пор, пока не слышу, как он встает и подходит ко мне.

– Уйди, Хардин, – говорю я.

Но он стоит и смотрит на меня. Когда он присаживается на кровать, я вскакиваю.

– Он должен был узнать, – повторяет он.

Во мне с новой силой закипает гнев. Он просто хочет вывести меня из себя, это ясно.

– Зачем, Хардин? Зачем ему было знать? Думаешь, теперь ему лучше от этой боли? Тебе в этом никакой пользы не было – мог бы спокойно прожить этот день, ничего ему не рассказывая. Ты не имел права делать это. По отношению ко мне и к нему. – Снова льются слезы, но я не могу остановить их.

– На его месте я хотел бы знать, – говорит Хардин холодно и спокойно.

– Ты не он, и никогда им не будешь. Я была дурой, когда думала, что ты будешь хоть немного похож на него. И с каких это пор тебя так волнует справедливость?

– Не смей сравнивать меня с ним, – резко бросает он.

Терпеть не могу, когда он выбирает из моих слов только один вопрос и, отвечая на него, искажает их смысл, чтобы меня выставить в худшем виде.

Он подходит ко мне еще ближе, но я отодвигаюсь на дальний край кровати.

– Я вас не сравниваю. Ты до сих пор ничего не понял? Ты жестокий и отвратительный придурок, которому плевать на всех, кроме самого себя. А он, он любит меня. Он даже готов простить мне мои ошибки. – Гляжу Хардину прямо в глаза и добавляю: – Ужасные ошибки.

Хардин отшатывается так, будто я его ударила.

– Простить?

– Да, простить меня. И я знаю, так и будет. Потому что он любит меня, так что твой жалкий план, как заставить его уйти от меня, пока ты сидишь тут сложа руки, не сработал. А теперь убирайся из моей комнаты.

– Это не был… – начинает Хардин, но я обрываю его. И так слишком много времени убито впустую.

– Убирайся! Я знаю, ты, наверное, уже просчитываешь новый ход, да, Хардин? Ничего не выйдет. А теперь вали на хрен из моей комнаты!

Я сама удивлена резкостью своих слов, но я не вижу в них ничего плохого, когда грубость направлена против Хардина.

– Все не так, Тесс. Я думал, что после прошлой ночи… Не знаю, мне казалось, ты и я…

Кажется, он не может подобрать слов. Часть меня, значительная часть, умирает от желания узнать, что он хочет сказать, но именно так я и попала в его сети первый раз. Он использует мое любопытство против меня, это все игра. Я яростно вытираю глаза, радуясь, что вчера не накрасилась.

– Думаешь, я и правда на это куплюсь? Поверю, что ты что-то испытываешь ко мне?

Мне нужно его остановить. Чтобы он ушел прежде, чем успеет еще глубже запустить когти в мое сердце.

– Конечно, я понимаю, Тесса. Ты заставляешь меня чувствовать так…

– Нет! Я не хочу больше слушать, Хардин. Я знаю, что ты врешь, это твой коронный номер. Заставить меня поверить, что ты чувствуешь ко мне то же, что и я к тебе, чтобы потом щелкнуть выключателем. Я теперь знаю, как это работает, и больше не попадусь.

– Чувствую то же самое, что и ты? Значит… у тебя есть чувства ко мне?

В его глазах вспыхивает что-то, похожее на надежду. Он куда более талантливый актер, чем я думала.

Он прекрасно знает, что я чувствую к нему, должен знать. Почему же еще я вовлекаюсь в этот кошмарный водоворот? Я осознаю со страхом, не испытываемым ранее, что, как только я дала понять Хардину, что я к нему неравнодушна, он получил оружие, чтобы легко разбить мое сердце. Оружие, даже опаснее, чем у него есть сейчас.

Чувствую, что крепость моя рушится, пока Хардин смотрит на меня; не могу этого допустить.

– Уходи, Хардин. Я не буду просить еще раз. Если ты не уйдешь, я позову охранника.

– Тесс, пожалуйста, ответь мне, – умоляет он.

– Не называй меня Тесс, так меня зовут дома, друзья и люди, которым я действительно нужна. А теперь уходи! – кричу я.

Мне просто необходимо, чтобы он ушел.

Я ненавижу, когда он зовет меня Терезой, но «Тесс» от него звучит еще хуже. Когда он шевелит губами, произнося мое имя, оно звучит так интимно, так красиво. Черт возьми, Тесса. Остановись.

– Пожалуйста, мне нужно знать, если ты…

– Какие длинные выходные, ребята, я устала как собака! – сообщает Стеф, врываясь в комнату с видом полного изнеможения.

Но, заметив мои мокрые щеки, останавливается и, прищурившись, смотрит на Хардина.

– Что происходит? Что ты натворил?! – кричит она на него. – Где Ной? – спрашивает она меня.

– Он ушел, и Хардин тоже собирается, – говорю я.

– Тесса… – начинает Хардин.

– Стеф, пожалуйста, уведи его, – прошу я, и она кивает.

Рот Хардина открывается в изумлении: он никак не ожидал, что я использую Стеф против него. Думал, что снова меня поймал.

– Пойдем, вундеркинд, – говорит она, хватает его за руку и тащит за собой в коридор.

Я смотрю в сторону, пока не щелкает замок, но тут же слышу их голоса из коридора.

– Что за дела, Хардин! Я же сказала: не приставай к ней, она моя соседка и не такая, как девчонки, с которыми ты путаешься. Она хорошая, наивная, и, честно говоря, она не для тебя.

Я приятно удивлена, что она так думает обо мне. Но боль в груди все еще не проходит. Мое сердце буквально истекает кровью. Я вспоминаю, как страдала после того дня, как мы с Хардином купались в реке, и понимаю, что это было ничто по сравнению с тем, что я чувствую сейчас. Мне не хочется признаваться себе, но вчерашняя ночь с Хардином еще больше усилила мою любовь к нему. Вспоминаю его смех, когда он меня щекотал, его татуированную руку, обнимающую меня, как его полуприкрытые веки трепетали, когда я касалась пальцами его голой кожи… Воспоминания так привязали меня к нему. Все интимные моменты, которые так много мне дали и навредили еще больше. И в конце концов – то, как я оскорбила Ноя, да так, что мне остается только молиться, чтобы он меня простил.

– Это не так. – Когда он зол, акцент усиливается, и слова звучат отрывисто.

– Брось, Хардин, я тебя знаю. Найди себе кого-нибудь для секса, вокруг полно девчонок. А она не из тех, с кем ты можешь этим заниматься, у нее есть парень, и ей сложно будет все это вынести.

Мне не очень-то нравится слышать, что я слишком чувствительная, слабая или что-то подобное, но, думаю, Стеф права. С тех пор как я встретила Хардина, я только и делаю, что плачу, а теперь Хардин пытается разрушить мои отношения с Ноем. Я не смогу стать для него чуть-больше-чем-подругой, я для этого слишком эмоциональна, и у меня есть чувство собственного достоинства.

– Отлично. Я буду держаться от нее подальше. Но не приводи ее больше на вечеринки в братство.

После этого я слышу его удаляющиеся шаги. Он идет по коридору, и откуда-то издалека слышится крик:

– Я не хочу ее больше видеть! А если увижу, ей же хуже!

Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

Стеф возвращается в комнату и сразу обвивает меня своими тонкими руками. Странно, но объятия действуют на меня утешающе.

– Спасибо, что увела его, – говорю я, рыдая, и она обнимает меня крепче.

Слезы текут ручьями, я не могу остановиться.

– Хардин мне друг, но есть ты, и я не хочу, чтобы он расстраивал тебя. Прости, это я виновата. Надо было отдать ключ Нэту и не позволять Хардину вертеться вокруг тебя. Иногда он бывает просто козлом.

– Ты вообще ни в чем не виновата. Прости, я не хочу мешать вашей дружбе.

– Ох, Тесса! – говорит она.

Я гляжу ей в глаза и вижу в них настоящее сострадание. Я ценю ее присутствие и помощь гораздо больше, чем она об этом думает. Я так одинока: Ною нужно время, чтобы принять решение, порвать со мной или нет, Хардин – просто придурок, мама только ужаснулась бы, вздумай я рассказать о своих переживаниях, Лэндон разочаровался бы во мне, если бы узнал правду. Буквально ни с кем, кроме этой рыжей девушки в тату, я не могу поделиться чувствами. Как неожиданно она стала моей подругой. И я этому рада.

– Хочешь поговорить?

Я очень хочу выплеснуть все, что накопилось. Я рассказываю ей все – с момента, когда я поцеловала Хардина, и до того дня, как мы купались в реке. Про то, как я довела его до оргазма и как он бормотал мое имя во сне, и про то, как он убил все мои чувства, заставив рассказать все Ною. В процессе рассказа сочувствие на ее лице сменяется шоком, а затем печалью. К концу рассказа моя майка уже вся мокрая от слез. Стеф берет меня за руку.

– Ничего себе. Я и не знала, что между вами так много всего произошло. Ты могла бы рассказать после первого раза. Я поняла, что между вами что-то было, когда мы собирались в кино и пришел Хардин. Только я поговорила с ним по телефону, как он появился. Я тогда подозревала, что он приехал, чтобы увидеть тебя. Слушай, Хардин иногда неплохой. Я имею в виду, что в глубине души он просто не знает, как обращаться с такими девчонками, как ты – нет, с большинством девчонок. Будь я на твоем месте, я бы переключилась на Ноя, потому что Хардин просто не способен быть ничьим бойфрендом, – утешает она, сжимая мне руку.

Я понимаю, что она все говорит правильно, она, конечно, права, но почему же мне так больно?

В понедельник утром Лэндон поджидает меня, прислонившись к кирпичной стене кафе. Машу ему и сразу замечаю сине-фиолетовый фингал под его левым глазом, а подойдя ближе, вижу еще один синяк, на скуле.

– Что у тебя с глазом? – восклицаю я, подходя.

Тут меня как громом поражает:

– Лэндон! Это Хардин натворил? – Мой голос дрожит.

– Да, – признается он.

– За что? Что случилось? – Мне хочется убить Хардина.

– Когда ты ушла, он выбежал из дома, а потом вернулся, примерно через час. Он был очень зол. Начал искать, что бы сломать, но я его остановил. Я думаю, мы оба хорошо выпустили пар. Я тоже ему навесил немало, – несколько самодовольно докладывает Лэндон.

У меня нет слов. Удивительно, как радостно Лэндон рассказывает о стычке с Хардином.

– Ты уверен, что все в порядке? Я могу чем-то помочь?

Чувствую себя виноватой. Хардин взбесился из-за меня, но зачем нападать на Лэндона?

– Нет, все в порядке, правда, – улыбается он.

Пока мы идем в аудиторию, он рассказывает, как их разнял отец Хардина, к счастью, вернувшийся домой прежде, чем они поубивали друг друга, и как плакала мать, узнав, что Хардин разбил все ее сервизы. Хотя посуда и не имела особой ценности, ей все равно было обидно.

– Но у меня есть другие, гораздо более приятные новости. В ближайшие выходные приедет Дакота. Она собирается посетить костер, – радостно сообщает Лэндон.

– Костер?

– Да, ты не читала объявления в кампусе? Это ежегодное мероприятие в начале учебного года. Все пойдут. Я обычно редко участвую в таких мероприятиях, но там действительно интересно. Можно устроить двойное свидание.

Я киваю и улыбаюсь. Можно пригласить Ноя и показать ему, что у меня есть и хорошие друзья, такие как Лэндон. Я знаю, Хардин и Лэндон… то есть Ной и Лэндон, отлично поладят, а я очень хочу познакомиться с Дакотой.

Теперь, когда Лэндон рассказал про костер, я замечаю объявления почти на каждой стене. Видимо, я всю неделю была слишком занята, чтобы их заметить.

Незаметно для себя в аудитории ищу глазами Хардина, хотя подсознание этому противится. Когда я его не вижу, вспоминаю суровое «Если я ее увижу, ей же хуже».

Что может быть хуже, чем сцена в присутствии Ноя? Представляю себе всякие картины мести, пока Лэндон не выводит меня из ступора.

– Вряд ли он придет. Я слышал, он разговаривал с Зедом о переводе в другую группу. Черт, видела бы ты его фингал под глазом, – улыбается Лэндон.

Перевожу взгляд на доску. Мне не хочется признаваться самой себе, что я искала глазами Хардина, но это так. У Хардина фингал? Надеюсь, с ним все в порядке; то есть нет, надеюсь, что ему очень больно.

– А, хорошо, – бормочу я, глядя в пол.

Лэндон больше не упоминает о Хардине до конца занятия.

Так пролетает остаток недели: я не говорю о Хардине, и никто не напоминает мне о нем. Тристан всю неделю торчит в нашей комнате, но я не против. Он мне очень нравится, он веселит Стеф и иногда – даже меня, хотя это и худшая неделя в моей жизни. Одеваюсь я просто, заботясь только о чистоте и удобстве, собираю волосы в пучок. Недолгий период использования макияжа закончился, я вернулась к нормальной жизни.

Сон, аудитория, занятия, еда, сон, аудитория, занятия, еда…

В пятницу Стеф прилагает все усилия, чтобы расшевелить старую деву.

– Эй, Тесса, пятница же! Пойдем с нами, вернешься домой перед тем, как мы уйдем к Хар… то есть на вечеринку, – упрашивает она, но я отрицательно качаю головой.

Мне ничего не хочется. Надо позаниматься и позвонить маме, я сбрасывала ее звонки всю неделю. Кроме того, нужно позвонить Ною и выяснить, что он решил. Я не беспокоила его всю неделю, только послала приглашение на студенческий костер. Я очень хочу, чтобы он пришел в следующую пятницу.

– Думаю, я буду… подыскивать себе завтра машину, так что сегодня хочу отдохнуть, – почти вру я.

Я действительно собираюсь поискать машину, но мне точно не хотелось бы торчать в комнате наедине со своими мыслями о Ное и о том, что Хардин действительно решил держаться от меня подальше, чему я очень рада.

Не могу просто взять и выкинуть его из своих мыслей. Мне нужно время, повторяю я себе снова и снова.

Но то, как он вел себя во время нашей последней встречи, прочно отпечаталось в моей памяти.

Вновь фантазирую, что нам с Хардином весело и хорошо вместе, что мы помирились. Представляю, где мы могли бы встретиться на настоящем свидании; он зовет меня в кино или в кафе. Как он обнимает меня и гордится тем, что я с ним; как он накидывает мне на плечи куртку, если мне холодно, и целует на прощание, обещая, что придет завтра.

– Тесса? – произносит Стеф, и мои грезы развеиваются, как табачный дым.

Они нереальны, а парень из моих фантазий никогда не станет Хардином.

– Ой нет, ты носишь эти шаровары уже неделю, – дразнит меня Тристан, и я смеюсь.

Это мои любимые штаны, я в них сплю, или ношу, когда болею, или переживаю размолвку, или все вместе. Я до сих пор переживаю, что мы с Хардином порвали наши отношения, которые, впрочем, и не начинались.

– Хорошо. Только вы должны вернуть меня сразу после ужина: я собираюсь завтра рано встать, – предупреждаю я.

Стеф хлопает в ладоши, прыгая по комнате.

– Ура! Скажи, что тебе дать? – спрашивает она с невинной улыбкой, крася ресницы.

– Что? – восклицаю я, понимая, что это не к добру.

– Можно наложить тебе немного косметики? Пожаааалуйста! – театрально умоляет она.

– Ни в коем случае.

Представляю себе розовые волосы, килограмм туши, а из одежды – один лифчик.

– Да ничего страшного не будет, я просто хочу, чтобы ты выглядела… не как просидевшая в четырех стенах в пижаме всю неделю, – улыбается она, и Тристан фыркает.

Я сдаюсь, и Стеф снова хлопает в ладоши.

Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

Стеф выщипывает мне брови (оказалось, это гораздо больнее, чем я думала), потом отворачивает от зеркала и не дает смотреть, пока не накрасит. Она меня пудрит, а я пытаюсь справиться с желудочным спазмом. В очередной раз напоминаю, чтобы она не накладывала много макияжа, и Стеф в очередной раз обещает, что не будет. Расчесывает меня и брызгает на волосы и еще на полкомнаты лак.

– Макияж и прическа готовы! Теперь ты переоденешься и тогда можешь на себя посмотреть. У меня есть кое-что, что тебе подойдет.

Очевидно, она очень довольна собой. Я же надеюсь, что не очень похожа на клоуна. Подхожу вместе с ней к шкафу, пытаюсь глянуть в маленькое зеркальце, но Стеф тянет меня назад.

– Стой здесь, – говорит она, протягивая мне с вешалки черное платье. – Эй ты, выйди! – кричит она Тристану.

Тристан смеется, но милостиво покидает комнату.

Платье без бретелек и, кажется, ужасно короткое.

– Я не могу это надеть!

– Ладно… как насчет этого?

Стеф протягивает мне еще одно черное платье. У нее их минимум десять. Платье длиннее предыдущего, с двумя широкими бретельками. Меня смущает вырез: он сделан в форме сердца, а бюст у меня не больше, чем у подруги.

Я зависаю у шкафа, и Стеф вздыхает.

– Примерь, пожалуйста.

Я соглашаюсь, снимаю пижаму и аккуратно складываю ее стопкой. Стеф театрально закатывает глаза, а я с улыбкой надеваю платье. Влезаю в него и сразу чувствую, что в нем довольно удобно, хотя я еще даже не застегнулась.

У нас со Стеф почти один и тот же размер, только она выше, а я фигуристей. Поблескивает шелковистая ткань. Нижний край опускается мне до середины бедра. Платье не такое короткое, как я думала, но все же короче, чем все, что я когда-либо носила. С так высоко открытыми ногами я чувствую себя голой. Пытаюсь одернуть подол.

– Хочешь колготки? – спрашивает Стеф.

– Да, я чувствую себя такой… голой, – смеюсь я.

Она роется в ящике и достает две пары колготок.

– Это обычные черные колготки, только кружевные.

Кружевные колготки – это уже перебор, учитывая, что на мне уже килограмм косметики. Я хватаю пару и натягиваю, а Стеф подыскивает мне обувь.

– Я не ношу каблуки, – напоминаю я.

Я не умею их носить, переваливаюсь, как пингвин.

– Ну, у меня есть низкий каблук или шпильки. Тесса, извини, но твои кеды с этой одеждой просто не смотрятся.

Я шутливо хмурюсь. Я ношу кеды каждый день. Она вынимает из шкафа черные туфли со стразами – и надо признать, мне они сразу нравятся. Никогда бы раньше их не надела, но теперь хочу.

– Хочешь эти?

Я киваю.

– Но я могу в них упасть, – говорю я.

Стеф хмурится.

– Да, но они застегиваются на лодыжке, это защищает от падения.

– Что, на самом деле не упаду?

Она смеется.

– Нет, но будет попроще. Примерь.

Я сажусь на кровать, разминаю ноги и жестом прошу помочь мне обуться.

Стеф помогает мне встать, и я делаю несколько шагов. Ремешки действительно помогают держать равновесие.

– Я больше не могу ждать. Погляди на себя, – говорит Стеф, открывая дверцу шкафа.

Кто это, черт возьми? Отражение похоже на меня, только намного лучше. Я боялась, что макияжа будет чересчур много, но все в порядке. Серые глаза подчеркнуты каштановыми тенями, а розовый румянец на щеках делает скулы заметнее. Волосы блестят и завиты крупными волнами, а не маленькими кудряшками. Как я ожидала увидеть.

– Впечатляет, – улыбаюсь я и подхожу поближе, касаясь щеки, чтобы убедиться, что отражение реально.

– Видишь, ты не изменилась. Просто стала более сексуальной, ухоженной девушкой, – хихикает Стеф и зовет Тристана.

Он открывает дверь и с притворным удивлением оглядывает комнату:

– А где Тесса? – затем поднимает подушку и ищет под ней.

– Как тебе? – спрашиваю я, снова одергивая платье.

– Ты выглядишь великолепно, на самом деле классно.

Тристан улыбается и обнимает Стеф. Она прижимается к нему, и я отвожу взгляд.

– Да, вот еще что.

Стеф лезет в тумбочку, вытаскивает блеск и мажет себе губы. Я закрываю глаза, и она наносит блеск и мне.

– Готовы? – спрашивает Тристан, и она кивает.

Выходя, я хватаю сумочку и бросаю в нее на всякий случай кеды.

Пока мы едем, я сижу, откинувшись на сиденье, отпустив мысли на волю. Когда мы подходим к ресторану, пугаюсь количества припаркованных мотоциклов. Я думала, мы пойдем куда-то вроде «T. G. I. Friday’s» или «Applebee’s», но никак не в байкерский гриль-бар. Когда мы заходим, мне кажется, что все на меня смотрят, хотя, скорее всего, это не так.

Стеф хватает меня за руку и тянет к столику.

– Придет, Нэт. Ты ведь не против? – спрашивает она, когда мы садимся.

– Нет, конечно, – отвечаю я.

Если это не Хардин, все не страшно. Кроме того, компания бы не помешала, а то я чувствую себя третьей лишней.

Официантка, еще более татуированная, чем Стеф и Тристан, принимает наш заказ. Стеф и Тристан берут пиво. Официантка выразительно приподнимает бровь, когда я заказываю кока-колу, но я не хочу пить спиртное. Вернусь в общежитие и буду заниматься. Через несколько минут нам приносят заказ, я отпиваю глоток и тут слышу свист, означающий, что Нэт с Зедом приближаются к нашему столику. Когда они подходят вплотную, в поле моего зрения попадают розовые волосы Молли, а потом… Хардин.

Я фыркаю кока-колой обратно в стакан. При виде Хардина Стеф широко раскрывает глаза и смотрит на меня.

– Клянусь, я не знала, что он придет. Если хочешь, мы можем сейчас уйти, – шепчет она, пока Зед присаживается рядом со мной.

Заставляю себя не смотреть на Хардина.

– Ух ты, Тесса, ты выглядишь суперсекси! – восклицает Зед, и я краснею. – Нет, правда! Я тебя такой еще не видел.

Благодарно улыбаюсь. Нэт, Молли и Хардин садятся позади нас. Хочу попросить Стеф поменяться местами, чтобы сидеть спиной к Хардину, но не могу себя заставить. Я не хочу встречаться с ним глазами. И это я могу.

– Ты выглядишь обалденно, Тесса, – говорит Нэт, и я, не привыкшая к такому вниманию, смущенно улыбаюсь.

Хардин никак не комментирует мой внешний вид, но я этого и не жду. Хорошо уже, что он не стал издеваться.

Хардин и Молли сидят прямо напротив меня. Я вижу его лицо между Стеф и Тристаном.

Если я только взгляну, это ничем мне не повредит… Прежде, чем я успеваю себя остановить, уже украдкой бросаю взгляд и тут же об этом жалею. Рука Хардина лежит на плече Молли.

Меня душат слезы ревности – наказание за один-единственный взгляд. Конечно, они снова начали встречаться. Или продолжают. Вполне вероятно, они и не прерывали отношений. Я вспоминаю, как ловко Молли вела двойную игру с ним на вечеринке, и глотаю растущий комок в горле. Хардин волен поступать, как ему заблагорассудится.

– Она здорово выглядит, правда? – спрашивает Стеф, и все кивают.

Я чувствую на себе взгляд Хардина, но не могу поднять на него глаз. Он – в белой футболке, под которой просвечивают все его татуировки, и волосы художественно взъерошены, но меня это не волнует. Мне все равно, хорошо ли он выглядит или жутко ли нарядилась Молли.

Хотя ее дурацкие розовые волосы и ужасная одежда страшно раздражают. Шлюха. Удивляюсь таким мыслям и собственной злости, но все равно, она мне никогда не нравилась. Кажется, я никого еще не называла шлюхой, даже мысленно.

Конечно, Молли тут же делает мне комплимент.

– Ты реально здорово выглядишь, подруга, лучше, чем когда-либо! – говорит она, наклоняясь к груди Хардина.

Я смотрю ей в глаза и выдавливаю из себя поддельную улыбку.

– Не возражаешь, если я глотну? – спрашивает Зед, хватая мой стакан, прежде чем я успеваю ответить.

Обычно я против, когда кто-то пьет из моего стакана, но мне неудобно отказать. Зед залпом проглатывает половину, и я толкаю его локтем.

– Прости, детка, я закажу тебе другой, – говорит он ласково.

Он действительно очень симпатичный; ему надо быть моделью, а не студентом колледжа. Если бы не татуировки, Зед, вероятно, и был бы моделью.

За соседним столиком слышится шум; Хардин с горящими глазами громко откашливается. Хочу отвернуться, но не могу. Я вижу, как Хардин следит за рукой Зеда, лежащей на спинке нашего сиденья прямо позади меня.

Глаза Хардина сужаются, и я решаю немного поразвлечься. Вспомнив, как он категорически возражал против того, чтобы я тусовалась с Зедом, я чуть прислоняюсь к соседу. Глаза Хардина вспыхивают, но он тут же берет себя в руки. Я понимаю, что все это смешно и по-детски, но мне все равно. Если уж мне приходится быть рядом с ним, то пусть ему будет так же неприятно, как и мне.

Официантка возвращается и принимает заказы. Выбираю гамбургер и картошку без кетчупа, остальные заказывают жареные крылышки. Хардину приносят колу, всем остальным – еще пива. Я все еще жду свою колу, но мне не хочется показаться невежливой и делать официантке замечание.

– Здесь самые лучшие крылышки, – говорит мне Зед, и я улыбаюсь.

– Ты собираешься в следующие выходные на костер?

– Не знаю, это не совсем мое. – Он отхлебывает пиво и опускает руку со спинки кресла на мое плечо. – А ты?

Я не вижу, но чувствую, что Хардина это раздражает. Мне и правда неловко, раньше я никогда ни с кем не флиртовала, кажется, я ужасно это делаю.

– Да, с Лэндоном.

Все хохочут.

– С Лэндоном Гибсоном? – спрашивает Зед смеясь.

– Да, он мой друг, – отвечаю я невозмутимо.

Мне не нравится, что они смеются.

– Он пойдет на костер! Этот лузер! – смеется Молли, и я сердито на нее зыркаю.

– Нет, он не такой. Он классный, – защищаюсь я.

Понимаю, что мое понятие «классный» не совпадает с их, но мое ближе к истине.

– «Лэндон Гибсон» и «классный» в одном предложении несовместимы, – говорит Молли и проводит ладонью по волосам Хардина.

Я ее ненавижу.

– Ну, извините, что он не такой крутой, чтобы болтаться с вами, но он… – почти кричу я, выпрямляясь и сбрасывая руку Зеда.

– Ого, Тесса, расслабься! Мы же просто шутим, – говорит Нэт.

Молли смотрит на меня и усмехается. Кажется, она не очень-то принимает меня всерьез.

– Ладно, просто я не люблю, когда обзывают моих друзей, особенно за глаза.

Нужно успокоиться… меня просто переполняют эмоции: Хардин рядом, и он лапает Молли у меня на глазах.

– Ладно-ладно, извини. Кроме того, надо отдать Лэндону должное, он подбил Хардину глаз, – говорит Зед, снова обнимая меня.

Хардин посмеивается над каждой репликой, даже над моими.

– Да уж, хорошо, что профессор их разнял, а то Хардина бы отделали и похлеще, – добавляет Нэт, примиряюще мне улыбаясь. – Но, к сожалению, ему удалось ускользнуть.

Профессор? Их разнял не профессор, а отец Хардина. Либо Лэндон соврал, либо… Стоп, а знают ли эти парни, что Хардин и Лэндон могут стать сводными братьями? Я смотрю на Хардина; теперь он, кажется, взволнован. Он им врет. Надо бы сказать ему об этом прямо сейчас, при всех. Но я не могу. Мне он не нравится. Но мне труднее обидеть человека, чем ему.

Если не считать Ноя, напоминает внутренний голос, но я стараюсь не слушать его.

– Ну, кажется, на костре будет весело, – говорю я.

Зед смотрит на меня с интересом.

– Может быть, я и соберусь.

– Я пойду, – неожиданно говорит Хардин из-за соседнего столика.

Все оборачиваются на него, а Молли смеется.

– Да, ты уж пойдешь, – говорит она и закатывает глаза.

– Нет, на самом деле там не так уж и плохо, – мягко настаивает Хардин, заставляя Молли снова недоверчиво покачать головой.

Хардин пойдет, потому что Зед согласился? Может, флиртовать у меня получается лучше, чем я думала.

Официантка приносит заказ и протягивает мне гамбургер. Выглядит он замечательно, не считая нескольких капель кетчупа сбоку. Я морщу нос, пытаясь стереть соус салфеткой. Ужасно не хочется отказываться, у меня и так сегодня нелегкий день. Меньше всего я хочу опять привлекать к себе внимание. За столиками идет обсуждение сегодняшней вечеринки, все поглощены крылышками, а я беру картошку. Официантка спрашивает, не нужно ли нам что-нибудь еще.

– Нет, спасибо, – говорит Тристан, и она собирается уйти.

– Погодите. Она заказывала гамбургер без кетчупа, – громко произносит Хардин, и я роняю картошку на тарелку.

Официантка с беспокойством смотрит на меня.

– Извините. Хотите, чтобы я его забрала?

Я так смущена, что могу только отрицательно покачать головой.

– Да. Она хочет, – отвечает Хардин за меня.

Какого черта он встревает? И откуда он узнал, что там был кетчуп? Он просто пытается поставить меня в неловкое положение.

– Хорошо, дорогуша, давай свою тарелку. – Официантка улыбается и протягивает руку. – Я принесу тебе другой.

Я отдаю тарелку и благодарю ее, глядя в пол.

– Что это было? – спрашивает Молли Хардина.

Она говорит очень тихо, но я слышу.

– Ничего, она не любит кетчуп, – объясняет Хардин, и Молли фыркает, отпивая из своей кружки.

– И что? – продолжает она, и Хардин смотрит на нее в упор.

– И ничего. Проехали.

По крайней мере, я не единственная, кому он грубит.

Приносят новый гамбургер, без кетчупа, съедаю его почти целиком, хотя у меня нет аппетита. Зед платит за меня, что одновременно и приятно, и неловко. Хардин снова раздражается, когда Зед обнимает меня на выходе из кафе.

– Логан говорит, вечеринка уже в разгаре, – говорит Нэт, читая эсэмэску.

– Поехали со мной, – предлагает Зед и хмурится, когда я отрицательно качаю головой.

– Нет, я не иду на вечеринку. Тристан подбросит меня обратно.

– Я могу ее подвезти в общагу, все равно туда еду, – говорит Хардин.

Я почти уже иду к нему, но, к счастью, Стеф перехватывает меня..

– Нет, мы с Тристаном ее подбросим. И Зед может поехать с нами, – с улыбкой говорит она Хардину.

Если бы взглядом можно было убить, Стеф рухнула бы на пол в ту же минуту.

Хардин поворачивается к Тристану.

– Ты же не хочешь ехать пьяным в кампус; полиция будет свирепствовать, раздавая штрафы, сейчас же пятница.

Стеф смотрит на меня, ожидая, что я скажу, но я не знаю, что возразить. Я не хочу ехать с Хардином вдвоем, но не хочу и заставлять ехать Тристана, когда он выпил.

Я пожимаю плечами и прижимаюсь к Зеду, ожидая, пока они разберутся.

– Прекрасно, давай подбросим ее и поедем веселиться, – говорит Молли Хардину, но он качает головой.

– Нет, ты поедешь с Тристаном и Стеф, – решительно говорит он, и Молли съеживается.

– Господи, давайте просто рассядемся по машинам и вперед! – стонет Нэт, доставая ключи.

– Да, поехали, Тесса, – заявляет Хардин.

Смотрю на Зеда, потом на Стеф.

– Тесса, – рявкает Хардин, открывая дверь машины.

Понимаю, что, если я не пойду, он потащит меня силком. Но почему он хочет быть со мной, если он сказал Стеф, что нам лучше не видеться. Он забирается внутрь и заводит двигатель.

– Все будет нормально, только напиши мне эсэмэску сразу, как доберешься, – говорит Стеф.

Кивнув, иду к машине. Любопытство сильнее меня, и мне интересно знать его намерения. Я просто должна узнать.

Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

Как я всю неделю ни старалась избегать встречи с Хардином, я все же еду с ним в одной машине. Он не смотрит на меня, пока я залезаю и пристегиваюсь, а потом пытаюсь натянуть платье пониже. Мгновение мы сидим в тишине, затем Хардин выезжает с парковки. Единственное, за что я ему благодарна, что он не позволил Молли ехать с нами, – я скорее пошла бы домой пешком, чем наблюдала бы за тем, как она вокруг него вьется.

– Что, новый имидж? – наконец спрашивает Хардин, когда мы выезжаем на трассу.

– Ну да, Стеф решила попробовать поэкспериментировать со мной.

Упорно смотрю на проносящиеся мимо дома. В салоне негромко играет обычная агрессивная музыка.

– Немного перебор, ты не считаешь? – спрашивает он, и я стискиваю кулаки.

Значит, он собирается издеваться надо мной всю дорогу.

– Ты не обязан везти меня домой. – Я отворачиваюсь к окну, стараясь отодвинуться как можно дальше.

– Ежик, спрячь иголки; я просто хочу сказать, что твой макияж немного броский.

– Вообще-то, меня не волнует, что ты думаешь, но, учитывая твое отвращение к моему обычному виду, я удивлена, что тебе не нравится, когда я так выгляжу, – отрывисто отвечаю я и закрываю глаза.

Я выжата как лимон от общения с ним, а он еще сосет из меня последние соки.

Хардин тихонько смеется и выключает радио.

– Я никогда не говорил, что мне не нравится твой внешний вид. Твоя одежда, да, но я предпочитаю видеть тебя в жутких длинных юбках, чем в этом.

Он пытается объяснить, но ответ совершенно бессмысленный. Помнится, ему нравится, как одевается Молли, хотя ее наряд еще хуже, так почему мне нельзя?

– Ты меня слышишь, Тесса? – спрашивает он и, когда я не отвечаю, касается рукой моего бедра.

От прикосновения я дергаюсь и открываю глаза.

– Слышу. Просто мне нечего тебе сказать. Если тебе не нравится, как я одета, не смотри на меня.

Единственное преимущество общения с Хардином – то, что я могу говорить все, что приходит на ум, не опасаясь задеть его чувства, которых, по-видимому, у него нет.

– В том-то и проблема, понимаешь? Я не могу не смотреть на тебя, – произносит он, и мне хочется открыть дверь и броситься на дорогу.

– Ой, пожалуйста, не надо! – смеюсь я.

Я знаю, сейчас он наговорит мне хороших, нежных слов, чтобы было еще больнее, когда, забыв о них, он станет осыпать меня оскорблениями.

– Что? Это правда. Мне нравится твоя одежда, но косметики чересчур много. Обычные девушки наносят ее тоннами, чтобы выглядеть так же хорошо, как ты без макияжа.

Что? Он, кажется, забыл, что меньше недели назад обещал разрушить мою жизнь и что мы презираем друг друга.

– Ты ведь не ждешь, что я буду благодарить за комплименты? – усмехаюсь я.

Хардин несколько смущается; то он говорит мне, что не может не смотреть на меня, то сидит злой и мрачный.

– Почему ты не сказала им правду обо мне и Лэндоне? – спрашивает он, меняя тему.

– Потому что ты, очевидно, не хотел, чтобы они об этом знали.

– И тем не менее, зачем тебе хранить чужие тайны?

– Именно затем, что они чужие.

Он смотрит на меня припухшими глазами и слегка улыбается.

– Я не стал бы тебя обвинять, если бы ты рассказала, особенно учитывая то, что я сделал с Ноем.

– Да, но я – не ты.

– Нет-нет, ты совсем не я.

Он говорит все тише и затем замолкает на весь остаток пути. Мне тоже нечего ему сказать.

Наконец, мы въезжаем в кампус, и Хардин паркуется в самом дальнем от моей комнаты углу. Когда я тянусь к ручке двери, его рука снова касается моего бедра.

– Ты не хочешь поблагодарить меня? – улыбается он, но я качаю головой.

– Спасибо за поездку, – с сарказмом говорю я. – Поспеши назад к Молли, она заждалась, – вполголоса добавляю я, вылезая.

Надеюсь, он меня не расслышал, не знаю даже, зачем я это сказала.

– Да… я так и сделаю. Она довольно веселая, когда пьяная, – говорит Хардин с ухмылкой.

Пытаясь скрыть, что его слова были для меня, как удар под дых, наклоняюсь и смотрю на него через боковое стекло.

– Да, не сомневаюсь. Ной скоро придет, кстати, – вру я, глядя в его узкие глаза.

– Ной? – Хардин внимательно изучает ногти, наверное, пытаясь скрыть волнение.

– Да, пока.

С улыбкой поворачиваюсь и ухожу.

Слышу, как он выходит из машины, закрывая дверь.

– Погоди! – говорит он, и я оборачиваюсь. – Мне показалось, хм, ты что-то уронила.

Он краснеет, явно врет. Интересно знать, что он хотел сказать, но надо идти.

– Пока, Хардин.

Слова значат больше, чем я хотела. Я не оглядываюсь назад узнать, идет ли он за мной, потому что я и так знаю, что нет.

Первым делом разуваюсь на входе и дальше иду босиком. В комнате переодеваюсь в пижаму и звоню Ною. Он отвечает со второго раза.

– Привет.

Говорю неожиданно громко. Это же Ной, почему я так нервничаю?

– Привет, Тесса, как прошел твой день? – спрашивает он тихо.

Он отвечает так, будто ничего не произошло. Вздыхаю с облегчением.

– Хорошо, правда, я весь день просидела дома. А ты чем занимаешься?

Я намеренно не рассказываю про ужин со Стеф и всеми остальными, включая Хардина. Это не вписывается в концепцию покаяния.

– Я только что вышел с тренировки. Думаю, сегодня буду заниматься, завтра надо еще помочь новым соседям срубить дерево.

Он всегда всем помогает. Он для меня слишком хорош.

– Я тоже сегодня только занималась.

– Я хотел бы, чтоб мы учились вместе, – говорит он, и я улыбаюсь, обирая катышки с носков.

– Правда?

– Конечно, Тесса. Я все еще люблю тебя и очень скучаю. Но я должен знать, что подобное никогда не повторится. Я попробую забыть об этом, но ты не должна больше с ним общаться, – говорит он, избегая называть его по имени.

– Конечно, я клянусь, я люблю тебя!

Внутренне я понимаю, что мое отчаянное желание, чтобы Ной простил меня, вызвано только тем, что я не хочу оставаться в полном одиночестве и продолжаю тайно мечтать о Хардине, но отгоняю эти мысли.

После взаимных «я тебя люблю» Ной соглашается сопровождать меня на студенческий костер в выходные, и мы разъединяемся. Ищу сайты ближайших автосалонов; к счастью, есть много подержанных автомобилей для студентов. Переписав адреса, я роюсь в сумочке Стеф, нахожу салфетки и стираю всю косметику. Мне не нравится этот процесс, неприятный и обязательный, уже одно это заставляет меня не использовать макияж, как бы красиво это ни выглядело.

Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

Я достаю тетрадки и книжки, погружаюсь в учебу. Делаю задания на следующую неделю. Мне нравится, когда все сделано на неделю вперед, не получится, что я отстану. Но в мыслях возвращаюсь к Хардину и его капризному характеру и часто отвлекаюсь от эссе, которое должна написать. Я говорила с Ноем всего два часа назад, а кажется, что прошло все четыре.

Решаю посмотреть перед сном кино и ставлю «Клятву», хотя смотрела ее уже несколько раз. Через десять минут слышу из коридора чью-то ругань. Прибавив громкость на ноутбуке, стараюсь не обращать внимания на шум; сейчас пятница, и в общежитии много пьяных студентов. Через несколько минут опять слышу мужской голос, ругательства, но теперь к мужскому голосу присоединяется женский. Мужской громче, и я узнаю акцент. Хардин.

Спрыгнув с кровати, я распахиваю дверь. Хардин сидит на полу, возле моей двери. Сердитая девушка с выбеленными волосами стоит над ним, уперев руки в бока.

– Хардин? – говорю я, и он поворачивается.

Широкая улыбка расползается по его лицу.

– Тереза… – тянет он, поднимаясь.

– Скажи своему парню, чтобы убрался от моей двери, он весь пол водкой залил! – кричит девушка.

Я смотрю на Хардина.

– Он не мой… – начинаю я, но Хардин хватает меня за руку и тянет внутрь.

– Извини за лужу, – говорит он, скосив глаза на блондинку.

Блондинка фыркает и уносится в свою комнату, хлопнув дверью.

– Что ты тут делаешь, Хардин? – спрашиваю я.

Он пытается проскользнуть в комнату мимо меня, но я перегораживаю вход.

– Почему мне нельзя войти, Тесса? Твоему дедушке будет приятно, – смеется он, и я закатываю глаза.

Это он намекает на Ноя.

– Его здесь нет.

– Почему? Ладно, позволь войти, – говорит он невнятно.

– Нет. Ты пьян?

Смотрю на него внимательно. Красные глаза и пьяная ухмылка подтверждают мое предположение. Он закусывает кольцо в губе и засовывает руки в карманы.

– Кажется, ты не пьешь, но при мне уже второй раз напиваешься.

– Всего второй раз. Холодно, – говорит он, протискиваясь мимо меня, и плюхается на кровать. – Так почему же Ной не пришел?

– Не знаю, – вру я.

Он несколько раз кивает, серьезно глядя на меня.

– Конечно. В Gap, наверное, распродажа кардиганов, поэтому он отменил свидание.

Он смеется так заразительно, что я не могу не улыбнуться.

– А где же Молли? На распродаже в «Стрёмномаркете»?

Хардин на мгновение замолкает, а потом хохочет еще громче.

– Это была ужасная попытка подколоть меня, Тереза, – говорит он, и я пинаю ногой по ноге, свисающей с кровати.

– В любом случае тебе здесь оставаться нельзя, мы с Ноем снова вместе.

Улыбка гаснет, и Хардин вытирает руки о колени.

– Хорошая пижама, – говорит он, и я смотрю себе под ноги.

С чего это он такой вежливый? Мы ничего не решили. И, насколько я помню, хотели держаться подальше друг от друга.

– Хардин, ты должен уйти.

– Дай угадаю: одно из условий вашего примирения – ты перестаешь со мной общаться? – Теперь он говорит совершенно серьезно.

– Да в последнее время мы с тобой и так не были друзьями и даже особо не общались. Почему ты бросил литературу и зачем подрался с Лэндоном?

– Почему ты всегда задаешь столько вопросов? – стонет он. – Я не хочу об этом говорить! Что ты и твоя клевая пижама делали, пока я не пришел, и почему не горит свет?

Пьяный Хардин гораздо веселее; интересно, почему он начал пить.

– Я смотрела кино, – отвечаю я; может быть, если я буду спокойней, он ответит на мои вопросы.

– Какое?

– «Клятву», – говорю я и слежу за его реакцией.

Я жду, что он засмеется – так и есть.

– Тебе нравятся такие сопливые фильмы? Он нежизненный.

– Он основан на реальных событиях.

– И все равно он дурацкий.

– Ты его смотрел?

Он качает головой.

– Мне не надо смотреть, чтобы понять, глупый фильм или нет. Я могу прямо сейчас сказать, чем все закончится: она снова все вспомнит, и они будут жить счастливо, – говорит он неестественно театральным тоном.

– Нет, на самом деле не так, – смеюсь я.

Большую часть времени Хардин сводит меня с ума, но сейчас – тот редкий момент, когда я забываю, каким неприятным он иногда бывает. Забыв, что должна его ненавидеть, швыряю в него подушкой Стеф. Он дает попасть в цель, хотя легко мог бы закрыться, и пищит, что серьезно ранен, – и мы снова смеемся.

– Можно я останусь и посмотрю кино вместе с тобой? – то ли просит, то ли требует он.

– Думаю, это плохая идея, – говорю я, но он пожимает плечами.

– Хорошие идеи часто кажутся плохими. Кроме того, ты же не хочешь, чтобы я ехал обратно пьяным? – улыбается он, и я сдаюсь, хотя знаю, что не должна так поступать.

– Хорошо, но ты будешь сидеть на полу или на постели Стеф.

Он дуется, но я настаиваю. Кто знает, чем закончится просмотр, если мы будем сидеть на одной кровати? Представляю себе последствия и ругаю себя за то, что не держу обещание не общаться с Хардином. Так или иначе, я умудрилась оказаться рядом с ним.

Хардин сползает на пол, и я пользуюсь моментом, чтобы оценить, как здорово он смотрится в белой футболке. Черные рисунки замечательно контрастируют с белой тканью, и мне нравится, как из-под ворота выглядывает вьющийся узор, тянущийся по груди.

Я пускаю фильм, и он сразу спрашивает:

– У тебя есть попкорн?

– Нет, надо было приходить со своим, – язвительно отвечаю я и поворачиваю экран, чтобы ему было лучше видно.

– Я мог бы принести что-нибудь вкусное, – говорит он, и я добродушно треплю его по волосам.

– Смотри кино и молчи, иначе не поздоровится.

Хардин делает вид, что запирает рот на замок и отдает мне ключ, я хихикаю и выбрасываю воображаемый ключ за спину. Хардин кладет голову на край кровати. Мне так спокойно, как не было всю неделю.

Хардин смотрит больше на меня, чем кино, но я не обращаю внимания. Замечаю, что он улыбается, когда я смеюсь в забавных местах, и как он хмурится, когда я рыдаю над тем, что Пейдж потеряла память, и то, как он вздыхает с облегчением, когда Пейдж и Лео – снова вместе.

– Ну, как тебе? – спрашиваю я, прокручивая список в поисках нового фильма.

– Чушь собачья.

Он улыбается, и я непроизвольно глажу его по голове. Я выпрямляюсь, и он отворачивается к стене.

Осторожно, Тесса!

– Можно, я выберу следующий фильм? – говорит он, хватая ноутбук.

– А кто сказал, что ты можешь остаться на следующий сеанс? – спрашиваю я, и он морщится.

– Я не могу ехать. Я все еще пьян, – лукаво усмехается он.

Я знаю, что он врет. Он почти протрезвел. Но он прав. Он должен остаться. Не знаю, что будет между нами завтра, так почему бы сейчас не провести с ним время мирно? Я и вправду жалкая, как он говорил. Но сейчас мне все равно.

Хочу спросить, зачем он вернулся и не пошел на вечеринку в братство, но решаю подождать до конца фильма, потому что понимаю, что настроение его испортится, если я спрошу об этом сейчас. Хардин выбирает «Бэтмена», которого я не смотрела, и клянется, что это лучшее кино всех времен. Я смеюсь над его энтузиазмом, и он пытается пересказать мне предыдущие фильмы трилогии, но я не понимаю его объяснений. Мы с Ноем всегда смотрим кино, но не видели ни одного из «Бэтменов». Ной смотрит молча, а Хардин все время отпускает саркастические замечания, добавляя просмотру веселья.

– У меня задница онемела от жесткого пола, – жалуется Хардин в начале фильма.

– У Стеф очень мягкая кровать, – советую я, и он хмурится.

– Я оттуда ничего не увижу. Подвинься, Тесса, я буду держать себя в руках.

– Ладно, – вздыхаю я.

И Хардин моментально забирается на кровать, плюхается на живот и задирает ноги в воздух. Кладет голову на руки, раскинув острые локти, и остается в этой милой позе. Фильм оказывается гораздо лучше, чем я ожидала, и, кажется, я смотрю его гораздо внимательнее Хардина, потому что во время титров обнаруживаю, что он крепко спит.

Во сне он выглядит таким спокойным, таким безмятежным. Мне нравится наблюдать, как вздрагивают его веки, как поднимается и опускается его грудь, как воздух проходит через его полные губы. Хочу прикоснуться к его лицу, но останавливаюсь. Я должна разбудить его и выставить за дверь, но вместо этого накрываю одеялом, запираю дверь и ложусь на кровать Стеф. Любуюсь им в тусклом свете экрана. Во сне Хардин кажется моложе и счастливее. Я тоже погружаюсь в сон с мыслью, что с Хардином провожу уже вторую ночь, хотя с Ноем не засыпала ни разу. Внутренний голос услужливо напоминает, что с Хардином я делала еще много такого, чего не делала с Ноем.

Глава 42

 Сделать закладку на этом месте книги

Слабое жужжание нарастает и становится непрерывным. Почему оно не прекращается? Я поворачиваюсь, не желая просыпаться, но что-то все равно жужжит. Я не понимаю, где я. Потом осознаю, что я – на кровати Стеф, уже почти забыв, что в комнате спит Хардин.

Почему мы, в конце концов, всегда оказываемся вместе? И что важнее, что это за звук? В тусклом свете фонарей за окном вижу светящийся экран телефона в кармане Хардина. Оттуда же доносится сигнал, вырвавший меня из сна. Я не решаюсь достать из кармана Хардина мобильник, лишь смотрю на выпуклый контур. Телефон перестает звонить, когда я подхожу к своей кровати и, пользуясь возможностью, украдкой наблюдаю за мирно спящим Хардином. На его лбу нет ни морщинки, хотя обычно он всегда нахмурен, а розовые губы не сжаты. Я вздыхаю и уже поворачиваю обратно, как жужжание начинается снова. Я хочу достать телефон так, чтобы Хардин не проснулся. Запускаю руку в его карман и пытаюсь нашарить мобильник. Не будь джинсы такими узкими, я бы его вытянула… но мне не удается.

– Что ты делаешь? – спрашивает Хардин.

Я отскакиваю от кровати на несколько шагов.

– Звонил твой телефон, и я проснулась, – шепчу я, хотя мы в комнате одни.

Я молча наблюдаю, как он лезет огромной рукой в карман, пытаясь вытащить телефон.

– Да? – Он трет подбородок, потом изо всех сил бьет себя по лбу, когда кто-то отвечает ему в телефоне. – Нет, я не вернусь сегодня вечером. Я у подруги.

Мы друзья? Конечно нет, просто это удобный предлог не возвращаться на вечеринку. По-прежнему стою, неуклюже переминаясь с ноги на ногу.

– Нет, в мою комнату нельзя. Ты знаешь. Я сейчас буду спать, больше меня не буди. И моя дверь заперта, так что не трать время.

Хардин заканчивает разговор, и я инстинктивно отодвигаюсь. Чувствуется, что настроение у него испортилось, и мне не хочется снова оказаться под огнем. Залезаю на кровать и натягиваю на себя одеяло Стеф.

– Извини, что разбудил, – тихо говорит он. – Это Молли.

– А, – вздыхаю я и ложусь на бок, спиной к стене.

Хардин улыбается, будто догадываясь, что я думаю о Молли. Не могу унять волнение, вызванное тем, что он здесь, а не с Молли, – хотя его поступки не имеют для меня никакого значения.

– Тебе она не нравится, правда? – Он поворачивается на бок и лежит головой на моей подушке.

Я качаю головой.

– Не очень, только, пожалуйста, не говори ей. Я не хочу никаких драм, – прошу я.

Я знаю, что на него нельзя положиться, но надеюсь, он забудет этот разговор.

– Не скажу. Мне нет до нее дела, – бормочет он.

– Да, тебе и правда на нее наплевать, – саркастически говорю я.

– Нет. Я имею в виду, она веселая, и все такое, но иногда очень раздражает, – признается Хардин, отчего мое волнение только растет.

– Ну так, может, тебе перестать с ней спать? – спрашиваю я, повернувшись так, чтобы он не видел моего лица.

– А почему бы мне с ней не спать?

– Я имею в виду, что раз она так тебя раздражает, зачем это делать?

Не хочу слышать ответ, но ничего не могу с собой поделать.

– Чтобы занять себя чем-нибудь, наверное.

Закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Разговор с Хардином о Молли задевает меня гораздо сильнее, чем следует.

Переживания прерывает его нежный голос:

– Иди сюда, ложись.

– Нет.

– Давай, просто полежи со мной. Мне лучше спится, когда ты рядом, – говорит он так, будто признается.

Я сажусь и смотрю на него.

– Что?

Не могу скрыть удивления. Правда это или нет, но внутри меня все плавится.

– Я лучше сплю, когда ты со мной. – Он опускает глаза. – В прошлые выходные я спал лучше, чем сейчас.

– Это, наверно, из-за виски, а не из-за меня.

Я пытаюсь заставить его говорить. Я не знаю, что еще могу сделать или сказать.

– Нет, из-за тебя.

– Спокойной ночи, Хардин.

Я отворачиваюсь. Если он будет продолжать говорить, а я буду продолжать слушать, то снова попаду в его силки.

– Почему ты мне не веришь? – шепотом спрашивает он.

– Потому что ты всегда так делаешь: сначала подманиваешь меня ласковыми словами, а потом отворачиваешься. И в итоге я плачу.

– Я заставляю тебя плакать?

Неужели он об этом не знал? Он видел, как я плачу, чаще, чем кто-либо.

– Да, часто, – говорю я, крепко сжимая одеяло Стеф.

Я слышу, как скрипит кровать, и закрываю глаза – от страха и от чего-то еще. Хардин садится на край кровати и стискивает мою руку, и я говорю себе, что уже слишком поздно, точнее, рано, для четырех утра.

– Я не хотел, чтобы ты плакала.

Я открываю глаза и смотрю на него.

– Нет. Нет, именно что хотел. Это то, чего ты каждый раз добиваешься, когда говоришь обо мне всякие гадости, когда заставил меня рассказать все о нас Ною. И когда унизил меня тогда, в постели, когда я не могла сказать, чего именно я хочу от тебя. Сейчас ты утверждаешь, что лучше спишь, когда я рядом, но если я лягу с тобой, то, проснувшись, ты скажешь, что я страшная или что со мной невыносимо. После того как мы купались, я подумала… неважно. Я столько раз говорила тебе об этом!..

Разволновавшись, делаю несколько глубоких вдохов.

– На этот раз я слушаю.

Его непроницаемый взгляд заставляет меня продолжить.

– Я не знаю, почему тебе нравятся эти «кошки-мышки». Ты сказал Стеф, что мне не поздоровится, если мы снова повстречаемся, и вдруг подвозишь меня до дому. Ты просто повсюду.

– Я не это имел в виду. Не то, что я хочу навредить тебе, просто я… не знаю. Просто вырывается иногда, – говорит он, проводя рукой по волосам.

– Почему ты бросил литературу? – спрашиваю я наконец.

– Потому что ты хотела, чтобы я держался подальше, и я держался.

– Так почему ты сейчас здесь?

Чувствую легкое напряжение между нами. Каким-то образом мы оказались рядом друг с другом, между нашими телами – всего несколько сантиметров.

– Не знаю, – фыркает он.

Руки его то сцепляются, то снова спокойно лежат на коленях.

Я хочу сказать что-нибудь, но если заговорю, то скажу только, что я не хочу, чтобы он был далеко, что я думаю о нем каждую секунду каждый день.

Наконец, он нарушает молчание.

– Могу я кое-что спросить, только хочу, чтобы ты ответила абсолютно честно?

Я киваю.

– Ты… скучала по мне эту неделю?

Это последнее, что я ожидаю услышать. Несколько раз моргаю, пытаясь собраться с мыслями. Надо ответить правду, но страшно.

– Ну?

– Да, – бормочу я, пряча лицо в ладонях только для того, чтобы он отвел их, и от его прикосновений кожа на запястьях полыхает.

– Что да? – Напряженный голос выдает нетерпеливое ожидание ответа.

– Я скучала по тебе, – залпом выдыхаю я, ожидая самого худшего.

С губ Хардина срываются неожиданный вздох облегчения и улыбка. Хочу попросить его отпустить меня – но он заговаривает, и я упускаю возможность.

– В самом деле? – спрашивает он, будто не доверяя.

В ответ я киваю, и он застенчиво улыбается. Хардин способен стесняться? Скорее всего, он доволен ответом, потому что это показывает, как легко обвести меня вокруг пальца.

– Теперь мне можно поспать? – жалобно спрашиваю я.

Он не захочет ответить мне искренней исповедью на исповедь, к тому же действительно очень поздно.

– Только если ты будешь спать со мной. В одной постели, конечно, – улыбается он.

Я вздыхаю и бормочу:

– О, Хардин, мы можем просто поспать?

Поворачиваюсь, стараясь не касаться его. Но вдруг рывок за ноги заставляет меня изумленно вскрикнуть: Хардин поднимает меня с кровати и кладет на плечо. Он не обращает внимания на то, что я пинаю его ногами и умоляю опустить, доходит до кровати и, поставив на нее колено, осторожно кладет меня у стены. Я молча смотрю на него, опасаясь, что, если я буду сильно сопротивляться, он уйдет, чего я не хочу.

Он наклоняется и, подняв подушку, которую я бросила в него, с усмешкой кладет ее между нами, как барьер.

– Теперь можешь спать, все надежно и безопасно.

Я улыбаюсь в ответ. Ничего не могу с собой поделать.

– Спокойной ночи, – игриво шепчу я.

– Спокойной ночи, Тесса, – смеется он, и я отворачиваюсь.

Неожиданно понимаю, что сна нет ни в одном глазу, и я просто смотрю на стену и надеюсь, что поле между нами рассеется и я смогу заснуть.

Или почти надеюсь.

Через несколько минут я чувствую, что подушка пропала, а потом Хардин обнимает меня за талию и прижимает к своей груди. Я не двигаюсь и не отвечаю на его движения. Посто наслаждаюсь.

– Я тоже скучал по тебе, – шепчет он мне в затылок.

Я улыбаюсь, зная, что он меня не видит. Я чувствую, как его губы слегка прижимаются к моему затылку, и в животе разливается тепло. С этим ощущением, вконец запутавшись, я погружаюсь в сон.

Глава 43

 Сделать закладку на этом месте книги

Будильник звонит слишком рано. Поворачиваюсь на другой бок и хочу шлепнуть по нему, чтобы прекратить этот ужасный, душераздирающий трезвон. Рука скользит по чему-то мягкому. С трудом разлеплив глаза, вижу Хардина, который глядит на меня сверху вниз. Тянусь к подушке, чтобы скрыть смущение, но Хардин ее отдергивает.

– И тебе доброе утро, – говорит он с улыбкой, потирая руку.

Пытаюсь собраться с мыслями. Сколько времени он наблюдал за мной?

– Ты такая милая, когда спишь, – говорит Хардин, и я быстро сажусь на кровати с недовольным и невыспавшимся видом, как обычно по утрам.

Он протягивает мне телефон.

– Что это за сигнал?

Выключаю будильник и вылезаю из кровати.

– Я собиралась искать себе машину, так что ты можешь уйти, когда захочешь, – объясняю я, и он хмурится.

– Ты явно не жаворонок.

Собираю волосы в хвост, чтобы не было похоже на воронье гнездо.

– Я… я просто не хочу тебя задерживать.

Мне немного неловко за свою резкость, но я вообще-то рассчитывала, что он сам будет мне грубить.

– Ты не задерживаешь. Я могу пойти с тобой?

Я оглядываю комнату, не уверенная, что расслышала.

Наконец поворачиваюсь и подозрительно смотрю на него.

– Чтобы посмотреть машину? Зачем тебе это?

– А почему бы и нет? Ты такая подозрительная, будто я собираюсь тебя убить.

Хардин смеется и встает, взъерошивая волосы.

– Ну, я просто немного удивлена твоим утренним весельем… И ты хочешь пойти со мной… и не обижаешь меня, – признаюсь я.

Собираю одежду и ванные принадлежности. Прежде чем куда-то идти, надо принять душ. Не обращая внимания на мое признание, Хардин настаивает:

– Будет весело, обещаю. Просто позволь показать тебе, что мы можем… что я могу быть приятным человеком. Только один день.

Он обаятельно улыбается. Но Ной, безусловно, порвет со мной и больше никогда не станет общаться, если узнает, что Хардин ночевал со мной в одной постели, обнимая меня. Я не знаю, что заставляет меня бояться потерять Ноя; то ли меня пугает реакция мамы на наш разрыв, то ли я просто сильно к нему привязана. Он всегда был со мной, и я чувствую, что должна продолжать отношения. Но главная причина, кажется, в том, что Хардин не может дать мне тех отношений, которые мне нужны.

Я окончательно запутываюсь в размышлениях, и мне уже кажется, что правильнее всего признать, что слушать, как Хардин спокойно дышит мне в ухо во сне, стоит того, чтобы никогда больше не говорить с Ноем.

– Тесса, очнись! – кричит мне Хардин, и я вздрагиваю.

Я застыла на месте, разговаривая сама с собой, и даже забыла, что Хардин – в комнате.

– Что случилось? – спрашивает он, подходя ко мне.

О, ничего особенного, просто я наконец-то призналась себе, что люблю тебя и хочу быть с тобой, хотя знаю, что никто, и особенно я, тебя не волнует.

– Просто пытаюсь понять, что надеть, – вру я.

Его взгляд опускается на одежду в моих руках, и Хардин спрашивает:

– Так я могу пойти с тобой? Тебе так будет удобнее, не придется ждать автобуса.

Так, это может быть забавно. И вправду удобнее.

– Да, хорошо, – говорю я. – Сейчас соберусь.

Я иду к двери, а он тянется за мной.

– Ты куда?

– Я с тобой.

– Хм, я собираюсь принять душ.

Машу сумкой перед его носом, и он выхватывает ее у меня.

– Какое совпадение – я тоже!

Чертовы студенческие душевые! Хардин идет мимо меня и не оглядываясь, открывает дверь. Я догоняю его и хватаю за рубашку.

– Можешь ко мне присоединиться, – шутит он, и я закатываю глаза.

– День только начался, а ты меня уже раздражаешь, – парирую я.

Группа девчонок заходят перед нами в душевую и, не стесняясь, разглядывают Хардина.

– Дамы, привет! – здоровается Хардин, и они хихикают как школьницы.

Ну, в общем-то, они и есть школьницы, но уже взрослые, и должны вести себя соответствующе.

Глава 44

 Сделать закладку на этом месте книги

Выбираюсь из кабинки в душевой, не вижу и не слышу Хардина, отчего, разумеется, предполагаю, что он ушел с теми девчонками. Он даже не взял с собой в душ никакой одежды, так что придется надевать грязную. Хардин может носить затасканную одежду и все равно выглядеть лучше, чем любой другой парень. Кроме Ноя, напоминаю я себе.

Вытираюсь и натягиваю одежду, после чего возвращаюсь в комнату. Хардин сидит на моей кровати. Какое облегчение! «Получите, школьницы!» – кричит что-то во мне. Он без футболки, и его темные волосы кажутся от воды еще темнее. Я стискиваю губы, чтобы мой язык не свесился на плечо.

– Ты долго, – говорит он, откидываясь назад.

Когда он закидывает руки за голову, чтобы прислониться к стене, под кожей перекатываются мышцы.

– Ты должен быть сегодня добрым, помнишь? – говорю я, подходя к шкафу Стеф, чтобы посмотреться в зеркало.

Беру ее косметичку и усаживаюсь перед зеркалом.

– Я добрый.

Я молча крашусь. После трех попыток провести прямую линию на верхнем веке швыряю подводку в зеркало, и Хардин смеется.

– Тебе это все равно не нужно, – говорит он.

– Мне так нравится, – отвечаю я, и он закатывает глаза.

– Хорошо, будем сидеть до тех пор, пока ты не накрасишься, – говорит он. – Это слишком даже для доброго Хардина. – Спохватившись, он добавляет: – Прости, прости.

Но я все равно уже вытираю глаза, отказавшись от этой нудной затеи. Слишком сложно, особенно когда на меня смотрит Хардин.

– Я готова, – говорю я, и он вскакивает. – Ты собираешься надевать футболку?

– Да, у меня есть одна, в багажнике.

Я права, их у него там миллион. Я не хочу думать зачем.

Хардин достает из багажника простую черную футболку и одевается прямо на стоянке.

– Прекращай пялиться и садись в машину, – говорит он.

Я вздрагиваю и оправдываюсь:

– Мне нравится, когда ты в белой футболке, – говорю я неожиданно для себя, когда мы садимся.

Склонив голову набок, он самодовольно усмехается.

– Правда? – Он поднимает бровь. – Ну а мне нравятся эти джинсы. Они отлично обтягивают задницу, – выдает он, и я теряюсь: такой сальный комплимент – в стиле Хардина.

Я в шутку шлепаю его, он смеется. Мысленно я хвалю себя за то, что надела эти джинсы. Я хочу, чтобы Хардин смотрел на меня, но никогда не признаюсь, что мне нравятся его странные комплименты.

– Куда? – спрашивает он.

Я достаю телефон, зачитываю список адресов в радиусе десяти километров, где продаются подержанные автомобили, а затем пересказываю обзоры каждого магазина.

– Ты слишком много запланировала. Мы не поедем во все эти салоны.

– Да, но я решила, что лучше всего Prius, я хочу посмотреть его в Bobs Super Cars, – говорю я, морщась от банального названия.

– Prius? – переспрашивает Хардин с отвращением.

– А что? У него хороший расход топлива, он безопасный и…

– Скучный. Я знал, что ты его захочешь. На тебе просто написано «Деловая леди выбирает Prius», – пищит он женским голосом и хохочет.

– Можешь дразнить меня сколько хочешь, но я очень здорово сэкономлю на бензине в течение года, – напоминаю я, смеясь.

Тут он наклоняется и касается моей щеки. Я гляжу на него, потрясенная этой маленькой, но очаровательной лаской; Хардин кажется таким же удивленным, как и я.

– Ты иногда бываешь очень милой, – говорит он.

Я снова смотрю вперед.

– Вот как, спасибо.

– Я хотел сказать, ты иногда делаешь очень милые вещи, – смущенно бормочет он.

Знаю, он не привык говорить такое.

– Хорошо… – отвечаю я, отворачиваясь к боковому окну.

Каждая секунда, проведенная с Хардином, усиливает мое чувство к нему. Я знаю, что это опасно, потому что, казалось бы, ничего не значащие мелочи накапливаются, и я перестаю себя контролировать. Я становлюсь листом, подхваченным бурей.

Хардин сворачивает к магазину. Владелец магазина Боб оказывается низеньким, оплывшим человечком, от которого пахнет табаком и потом, а когда он улыбается, во рту блестит золотой зуб.

Пока я разговариваю с Бобом, Хардин стоит рядом и строит рожи, пока тот не видит. Толстячка, кажется, пугает вид Хардина; ничего удивительного. Одного взгляда на машину мне достаточно, чтобы решить, что я ее не возьму. Предчувствую, что она развалится, как только я выеду с парковки, а у Боба строгое правило: товар возврату не подлежит.

Объезжаем еще несколько салонов, но все автомобили одинаково дрянные. После общения с бесчисленным количеством лысых мужчин я решаю прекратить поиски. Надо будет ехать за нормальным автомобилем, просто не сегодня.

Собираемся перекусить, и, пока мы едим в машине, Хардин внезапно рассказывает, как Зеда арестовали на прошлый День благодарения за то, что он облевал весь пол. Сегодняшний день оказался лучше, чем я ожидала; возможно, мы сможем общаться весь семестр и не убить друг друга. На обратном пути проезжаем мимо маленького кафе-мороженого, и я прошу Хардина остановиться. Он стонет, как будто совсем не желая этого, но я вижу улыбку, мелькнувшую на его кислой физиономии. Хардин просит меня поискать места, а сам идет за мороженым и вдобавок приносит конфеты и печенье. Выглядит мороженое ужасно, но он убеждает меня, что лакомство стоит потраченных денег. Вкус действительно замечательный, в отличие от вида. Я не могу справиться даже с половиной, но Хардин подчищает и свою тарелку, и то, что остается в моей.

Мужской голос рядом с нами удивляется:

– Хардин?

Голова Хардина дергается, глаза мгновенно сужаются. Кажется, я уже слышала этот акцент? Незнакомец рядом с нами держит поднос, уставленный тарелочками из-под мороженого.

– Хм… привет, – говорит Хардин.

Понятно: это его отец. Он высокий, худой, как Хардин, с таким же взглядом, только глаза темно-карие, а не зеленые. В остальном они полные противоположности. Отец одет в серые брюки и свитер. Каштановые волосы с сединой зачесаны набок, держится он профессионально холодно. Но потом он улыбается той же приветливой улыбкой, что и Хардин, когда изо всех сил не старается казаться придурком.

– Здравствуйте, я Тесса, – вежливо говорю я, протягивая руку.

Хардин глядит на меня, но я не обращаю внимания. Кажется, он не собирался нас знакомить.

– Привет, Тесса, я Кен, отец Хардина, – говорит он, пожимая мне руку. – Хардин, ты не говорил, что у тебя есть подруга. Сегодня вечером вы должны прийти к нам на ужин. Карен хорошо готовит.

Я хочу усмирить гнев Хардина, сказав, что я не его девушка, но он опережает меня:

– Сегодня мы не можем. У меня вечеринка, я собирался туда, и она тоже не хочет, – отвечает он.

У меня вырывается вздох при виде того, как он общается с отцом. Кен мрачнеет, мне его очень жаль.

– На самом деле я бы с удовольствием, я дружу еще с Лэндоном, мы учимся вместе, – замечаю я, и Кен снова улыбается.

– Правда? Это здорово. Лэндон – хороший мальчик. Я буду рад, если вы сегодня придете, – говорит он мне, и я улыбаюсь.

Чувствую, как горят глаза Хардина. Я спрашиваю:

– Во сколько мы должны быть?

– Мы? – уточняет его отец, и я киваю. – Хорошо… давайте в семь. Нужно предупредить Карен, а то она мне плешь проест, – шутит он.

Хардин сердито смотрит за витрину.

– Прекрасно! До вечера!

Кен прощается с Хардином, который грубо игнорирует его, несмотря на мои пинки под столом. Через несколько мгновений после того, как его отец покидает магазин, Хардин резко вскакивает, опрокидывая стул. Он швыряет его ногой и бросается к двери, оставляя меня в центре всеобщего внимания. Не зная, что делать, оставляю мороженое на столе, дрожащим голосом извиняюсь, неуклюже поднимаю стул и выбегаю следом.

Глава 45

 Сделать закладку на этом месте книги

Я зову Хардина, но он не реагирует. На полпути к машине он резко оборачивается, и я почти врезаюсь в него.

– В чем дело, Тесса? Что это было, мать твою? – орет он. На нас оглядываются, но он продолжает: – Что за игру ты затеяла?

Он подходит ко мне. Он зол, просто в ярости.

– Никакой игры, Хардин. Разве ты не видел, как он хотел, чтобы ты приехал? Он пытался ладить с тобой, а ты был настолько груб!..

Не знаю, почему я кричу, но не собираюсь молчать, когда на меня орут.

– Ладить? Ты что, издеваешься? Может, он и поладил бы со мной, если бы вернулся в семью! – На его шее вздуваются вены.

– Хватит на меня орать! Может быть, он пытается наверстать упущенное! Все делают ошибки, Хардин, а отец, любому видно, заботится о тебе. В его доме даже есть твоя комната с запасом одежды на всякий случай…

– Ты не черта не знаешь о нем, Тесса! – кричит он, тряся головой от гнева. – Он живет в этом гребаном особняке со своей новой семьей, пока моя мать, надрываясь, работает по пятьдесят часов в неделю, чтобы оплатить счета! Так что не пытайся меня учить – это не твое дело!

Он залезает в машину и с шумом захлопывает дверцу. Я тоже сажусь, испугавшись, что он в припадке ярости может бросить меня здесь. Что-то чересчур для нашего «дня без скандалов».

Пока мы выезжаем на главную дорогу, Хардин мрачнее тучи, но, к счастью, ничего не говорит. Я буду только рада, если он успокоится, пока мы едем. Но что-то мне подсказывает, что Хардин должен понять, что на меня нельзя повышать голос; это одно из тех качеств, которыми я обязана матери.

– Хорошо, – говорю я, притворяясь спокойной. – Я не буду лезть в твои дела, но я приняла приглашение и пойду сегодня на ужин, хочешь ты этого или нет.

Он бросается на меня как бешеный зверь.

– Нет, ты не пойдешь!

Продолжая сохранять маску спокойствия, заявляю:

– Ты не имеешь права решать за меня, Хардин. Кроме того, может, ты не заметил, меня пригласили. Возможно, ко мне присоединиться захочет Зед.

– Что ты сказала?!

Из-под колес во все стороны летят грязь и брызги: Хардин, резко крутанув руль, выезжает на обочину.

Знаю, что перегнула палку, но я так же рассержена, как и он.

– Да что с тобой, черт возьми? Несешься, как псих!

– А с тобой что? Сначала говоришь за меня папе, что я приду на ужин, а теперь у тебя хватает смелости пригласить туда Зеда?

– Ой, прости, твои крутые друзья не знают же, что Лэндон – твой сводный брат. Ты же боишься этого? – говорю я и смеюсь над его растерянностью.

– Во-первых, он мне не сводный брат. Во-вторых, ты знаешь, что я против Зеда не поэтому, – объясняет он уже спокойнее, но все еще сердито.

Среди всего этого бардака у меня снова появляется надежда, что Хардин меня ревнует. Я знаю, в его чувствах больше азарта, чем настоящего желания быть со мной, но все равно от услышанного приятно тянет под ложечкой.

– Ну, если ты не пойдешь со мной, я приглашу его.

Конечно, я никогда так не сделаю, но Хардин об этом не знает. Несколько секунд он смотрит в окно, затем напряженно вздыхает.

– Тесса, я действительно не хочу идти. Не хочу сидеть в этом счастливом семействе. У меня есть причины их избегать.

Я стараюсь говорить ласково:

– Я не хочу заставлять, если это тебе повредит, но мне бы очень хотелось, чтобы ты был со мной. Я пойду в любом случае.

Сначала мы едим мороженое, потом орем друг на друга, теперь снова спокойны. У меня голова не на месте – ну, сердце точно.

– Правда? – недоверчиво спрашивает он.

– Да, если тебе так неприятно там быть, я не буду настаивать, – отвечаю я.

Понимаю, что мне не удастся заставить Хардина делать то, чего он не хочет; он просто не создан для того, чтобы действовать совместно с кем-то.

– Разве тебя волнует, будет ли мне неприятно?

Его взгляд встречается с моим. Я пытаюсь отвернуться, но опять подпадаю под его чары.

– Конечно, волнует, почему нет?

– А почему да, вот в чем вопрос.

Он взглядом умоляет об ответе, но я не могу. Потому что он использует мои слова против меня, а затем, скорее всего, никогда уже не будет со мной общаться. Я стану одной из брошенных девчонок, которые его любят, вроде тех, о ком рассказывала Стеф.

– Мне важно, что ты чувствуешь, – говорю я, надеясь, что ответ его удовлетворит.

Наш напряженный диалог прерывает телефонный звонок. Я достаю из сумки трубку и вижу, что это Ной. Недолго думая, сбрасываю вызов.

– Кто это? – с любопытством спрашивает Хардин.

– Ной.

– Ты не хочешь ответить? – Он удивленно смотрит на меня.

– Нет, мы же разговариваем.

И мне важнее говорить с тобой, добавляет внутренний голос.

– А… – только и отвечает Хардин, но его улыбка говорит о многом.

– Так ты пойдешь со мной? Я так давно не пробовала домашней еды, что просто не могу упустить такую возможность, – улыбаюсь я.

Атмосфера между нами хоть и стала спокойнее, напряженность все еще остается.

– Нет. У меня все равно были планы, – бормочет он, и мне не хочется выяснять, связаны ли эти планы с Молли.

– Ладно. Ты будешь психовать, если я туда пойду?

Мне не свойственно приходить в чужой дом, но Лэндон – тоже мой друг и я приглашена.

– Да, с тобой я всегда псих, Тесса, – говорит он, и во взгляде его мелькает ирония.

– Я тоже – с тобой, – говорю я, и мы смеемся.

– Может, поедем дальше? Если появится полиция, нас оштрафуют.

Он кивает, и мы выезжаем на дорогу. Конфликт утих быстрее, чем я ожидала. Кажется, Хардин больше привык к конфликтной обстановке, но я бы предпочла не воевать.

Я обещала себе, что не буду спрашивать, но так хочется знать…

– Так какие у тебя… хм… планы на сегодня?

– А почему ты спрашиваешь? – Он смотрит на меня, но я смотрю в сторону.

– Просто интересно: ты сказал, что у тебя все равно планы, и мне любопытно.

– У нас снова вечеринка. В общем, то же, что каждую пятницу и субботу, за исключением двух предыдущих недель.

Я вожу пальцем по стеклу.

– Не надоело? Одно и то же каждые выходные с одними и теми же пьяными рожами? – Надеюсь, он не обиделся.

– Да, я тоже так считаю. Но мы же в колледже, а я член братства; что же еще делать?

– Не знаю… Только утомительно же каждый раз наводить там порядок, когда ты даже не пьешь.

– Все так, но я не нашел лучшего способа занять время, поэтому… – Он замолкает.

Оставшаяся часть пути проходит в молчании. Не в неловком, просто в молчании.

В одиночестве и полной прострации иду в общежитие с парковки. Все снова перевернуто с ног на голову. Я провела ночь и большую часть дня с Хардином, и в целом все прошло мирно. Было даже весело, действительно весело. Почему я не могу так общаться с тем, кто меня действительно любит? Например, с Ноем. Мне нужно перезвонить ему, но я не хочу, чтобы не разрушать нынешнее состояние.

Вернувшись в комнату, я удивляюсь, застав Стеф; как правило, она исчезает на все выходные.

– Где вы были, юная леди? – дразнит она, запихивая горсть попкорна в рот.

Я смеюсь и, разувшись, плюхаюсь на кровать.

– Подыскивала машину.

– Нашла? – спрашивает она, и я рассказываю о развалюхах, на которые насмотрелась, не упоминая о Хардине.

Через несколько минут раздается стук в дверь, Стеф открывает.

– Хардин, что тебе надо? – рычит она в дверь.

Я нервно оглядываюсь: он подходит к моей кровати, держа руки в карманах, и присаживается на корточки.

– Я что-то забыла в машине? – спрашиваю я.

Стеф озадаченно крякает. Надо потом объяснить ей, хотя я не уверена, стоит ли рассказывать про конец поездки.

– Ээээ… нет. Ну, я подумал, может, отвезти тебя вечером к отцу. Не нужно будет искать машину, – выпаливает он, не замечая разинутого от изумления рта Стеф. – А если нет, то ладно. Просто решил предложить.

Я сажусь, и он грызет кольцо в губе. Мне нравится, когда он так делает. Его предложение так неожиданно, что я чуть не забываю ответить.

– Да, здорово. Спасибо.

Он улыбается в ответ приветливо и, кажется, с облегчением. Вынув руку из кармана, он проводит по волосам, откидывая волосы назад.

– Хорошо. Я приеду в шесть тридцать, чтобы ты успела вовремя.

– Спасибо, Хардин.

– Пока, Тесса, – спокойно говорит он и выходит, прикрыв за собой дверь.

– Что, черт возьми, это было? – восклицает Стеф.

– Не знаю, правда, – отвечаю я.

Когда мне кажется, что непредсказуемей ничего быть не может, Хардин совершает что-то вроде этого.

– Не фига себе! То есть Хардин… то, как он пришел, как он нервничал! О господи! И он предложил подвезти тебя к отцу… Погоди-ка, зачем вы собираетесь к его отцу? А ты подумала, что забыла что-то в машине? Как я много пропустила! Мне нужны детали!

Стеф почти кричит, вцепившись в спинку моей кровати.

Я рассказываю. Как он вчера тут появился, как мы смотрели кино и он заснул, как мы сегодня выбирали машину и что я не упомянула об этом раньше, потому что если я настаивала, чтобы она помогла мне держаться от него подальше, то странно признаваться, что я была все это время с ним. Я не распространяюсь только насчет его отца, за исключением того, что я иду туда на ужин. Впрочем, Стеф все равно больше интересует последняя ночь.

– Поверить не могу, что он оставался тут, – это надо же! Хардин не часто остается где-то ночевать. И никому не позволяет оставаться у себя. Я слышала, у него кошмары или что-то вроде того. А если серьезно, что ты с ним сделала? Жаль, что я не засняла, как он на тебя смотрел! – смеется она. – Я до сих пор думаю, что это не лучшая идея, но ты неплохо с ним справляешься, лучше, чем другие. Но будь осторожна, – предупреждает Стеф снова.

Что я с ним сделала? Разумеется, ничего. Он просто не хочет быть хорошим, и только для меня почему-то делает исключение. Возможно, это способ победить меня в какой-то игре, доказать свою правоту, и он искусно притворяется? Не знаю, но мне неприятно об этом думать.

Спрашиваю о Тристане, и Стеф переключается на него. Я стараюсь внимательно слушать ее рассказы о вчерашней вечеринке, как Молли разгуливала без футболки (есть фотки), а Логан победил Нэта в матче по пьяному армрестлингу (при этом Стеф клянется, что это очень смешно наблюдать вживую). Все время думаю о Хардине, то и дело смотрю на часы, чтобы знать, сколько у меня есть времени для подготовки к сегодняшнему вечеру. Сейчас четыре – значит, надо начать собираться в пять.

Стеф болтает до половины шестого; я прошу ее сделать мне прическу и макияж, за что она с восторгом и берется. Не знаю, зачем я прилагаю такие усилия, чтобы хорошо выглядеть на обычном семейном ужине, может, оно того и не стоит.

Стеф слегка красит меня – еле заметно, но выглядит это здорово, вполне естественно. Потом делает укладку, как вчера. Решаю надеть свое любимое бордовое платье, несмотря на попытки Стеф предложить что-нибудь из своего. Бордовое платье красивое и консервативное, идеально для семейного ужина.

– Хотя бы надень кружевные колготки или разреши мне отрезать рукава, – вздыхает Стеф.

– Хорошо, давай колготки. Платье не так уж плохо, к тому же облегающее, – защищаюсь я.

– Знаю, просто это скучно. – Она морщит нос.

Впрочем, когда я надеваю колготки и соглашаюсь на высокие каблуки, Стеф смягчается. Я до сих пор таскаю в сумке кеды, на всякий случай.

В шесть тридцать я осознаю, что меня больше волнует поездка с Хардином, чем собственно ужин. Я ерзаю и успеваю несколько раз обойти комнату, прежде чем Хардин наконец стучит в дверь. Стеф странно улыбается мне, а я открываю дверь.

– Ничего себе, Тесса, ты, хм, приятно смотреть, – бормочет он, и я улыбаюсь.

Когда это он начал мычать в каждом предложении?

Стеф провожает нас до дверей, подмигивает и восклицает, как гордый творец-родитель:

– Хорошо вам повеселиться!

Хардин показывает средний палец, но перед тем, как он захлопывает дверь, Стеф успевает ответить ему тем же.

Глава 46

 Сделать закладку на этом месте книги

К дому отца Хардина доезжаем довольно успешно. Из динамиков фоном звучит тихая музыка, и я замечаю, что Хардин сжимает руль чересчур сильно. Он очень напряжен, но я знаю, что, если бы он захотел, он бы заговорил со мной.

Выхожу из машины и поднимаюсь по лестнице. Еще светит солнце, и, на плюще, вьющемся вдоль стен, белеют цветы. Неожиданно хлопает дверь машины, и по тротуару стучат ботинки Хардина. Обернувшись, вижу его в нескольких шагах от себя.

– Ты что?

– Пойду с тобой, разумеется.

Он вздыхает и, сделав большой шаг, присоединяется ко мне.

– Правда? Я думала, ты не пойдешь.

– Да. А теперь давай войдем и проведем худший вечер в нашей жизни.

Его лицо перекашивает самая зловещая усмешка из всех, что я видела. Беру его под руку и звоню.

– Я не звоню, когда прихожу, – говорит он и дергает дверь.

Надеюсь, что это прилично, потому что это дом его отца, но все же мне неловко.

Заходим внутрь через холл и встречаем его отца. На его лице отчетливо видно удивление, но он ласково улыбается и подходит обнять сына. Однако Хардин уклоняется от объятий и проходит мимо. На красивом лице мистера Скотта мелькает смущение, но я оглядываюсь по сторонам, чтобы он не понял, что я видела его неловкий жест.

– Большое спасибо, что пригласили нас, мистер Скотт.

– Спасибо, что пришли, Тесса. Лэндон рассказывал кое-что о тебе. Он, кажется, очень тебя любит. Пожалуйста, зови меня Кен.

Он улыбается, и мы проходим в гостиную.

Когда я вхожу, Лэндон сидит на диване с учебником литературы на коленях. При виде меня он сияет, закрывает книгу, и я присаживаюсь рядом. Не знаю, куда делся Хардин, но рано или поздно он появится.

– Значит, вы с Хардином дали вашей дружбе еще один шанс? – спрашивает Лэндон, слегка нахмурившись.

Я хочу объяснить, что происходит между нами, но, честно говоря, сама ничего не понимаю.

– Все сложно. – Я пытаюсь улыбнуться, но чувствую, что не получается.

– Ты ведь все еще с Ноем, так ведь? Потому что Кен решил, что вы с Хардином встречаетесь, – смеется он. Я надеюсь, что мой смех звучит не слишком фальшиво. – У меня не хватило духу его разубедить, но Хардин, думаю, это сделает.

Я неловко переминаюсь, не зная, что ответить.

– Да, я все еще с Ноем, просто…

– Ты, должно быть, Тесса! – звенит женский голос.

Мать Лэндона подходит ко мне, и я встаю, чтобы пожать ей руку. У нее светлые глаза и прекрасная улыбка. На ней платье оттенка бирюзы, похожее на мое бордовое, и фартук с вышитыми бананами и клубничинами.

– Очень приятно познакомиться, спасибо за приглашение. У вас очень красивый дом, – тараторю я.

Она улыбается и пожимает мне руку.

– Я очень рада тебя видеть, дорогая, – сияя, говорит она. – Ладно, я закончу дела на кухне, увидимся в столовой через несколько минут.

– Чем ты сейчас занимаешься? – спрашиваю я Лэндона.

Он вытаскивает папку.

– Задание на следующую неделю. Это эссе о Толстом меня доконает.

Я смеюсь и киваю: на это эссе я убила несколько часов.

– Да, это просто смерть. Я сама закончила его несколько дней назад.

– Если вы, двое ботанов, начнете сверять конспекты, чувствую, ужинать мы соберемся через год, – бурчит Хардин.

Я сердито смотрю на него, но Лэндон только смеется и, оставив книгу, идет в столовую. Кажется, драка, в конце концов, пошла им на пользу.

Следую за ними в гостиную. Длинный стол на много персон красиво сервирован и уставлен многочисленными блюдами. Карен действительно в приготовления вложила всю душу. Хардину лучше вести себя прилично, или я его убью.

– Тесса, вы с Хардином садитесь с этой стороны, – командует Карен и указывает на левую сторону стола.

Лэндон садится напротив Хардина, Кен и Карен занимают места сбоку от Лэндона.

Благодарю и сажусь рядом с Хардином. Он тих и, кажется, смущен. Я смотрю, как Карен передает тарелку Кену, и он коротко целует ее в щеку. Это такой нежный поцелуй, что я отворачиваюсь.

Я кладу себе жареной говядины с картофелем и кабачками, а поверх – рулет. Хардин усмехается, видя такую гору еды.

– Что? Я голодная, – шепчу я.

– Все нормально. Голодные девушки – лучшие.

Он опять смеется и наваливает себе гору еще больше, чем у меня.

– Как тебе в университете, Тесса? – спрашивает Кен.

Я проворно пережевываю кусок, чтобы ответить.

– Просто замечательно. Правда, это только мой первый семестр, спросите лучше через несколько месяцев, – шучу я, и все, кроме Хардина, смеются.

– Ну, здорово. А ты не ходишь в какие-нибудь клубы на территории кампуса? – спрашивает Карен, вытирая рот салфеткой.

– Пока нет, но я планирую в следующем семестре ходить в Литературный клуб.

– В самом деле? Хардин раньше туда ходил, – добавляет Кен.

Смотрю на Хардина. Он щурится, и на его лице написано крайнее раздражение.

– А вам нравится жить рядом с университетом? – спрашиваю я, желая отвлечь от Хардина внимание.

Лицо его смягчается, и я предполагаю, что это способ поблагодарить меня.

– Нравится. Когда Кен первый раз стал ректором, мы жили гораздо дальше, а потом нашли этот дом и буквально в него влюбились.

Вилка падает из руки прямо на тарелку.

– Ректором? CWU? – задыхаясь, спрашиваю я.

– Да, разве Хардин не говорил? – удивляется Кен, глядя на сына.

– Нет… я не…

Карен и Лэндон вслед за Кеном смотрят на Хардина, и тот нервно ерзает.

Он смотрит на отца через стол взглядом, полным лютой ненависти. Он вскакивает на ноги с криком:

– Нет! Нет, я ей не говорил! Я не знаю, какого черта ей знать об этом! Я не хочу пользоваться ни твоим именем, ни твоим положением! – И пулей уносится из-за стола.

Карен сидит так, словно сейчас расплачется, Кен покраснел.

– Простите, я не знаю, что на него… – начинаю я.

– Нет. Не извиняйся за его плохое поведение, – говорит Кен.

Я слышу, как хлопает задняя дверь.

– Извините.

Встаю и иду искать Хардина.

Глава 47

 Сделать закладку на этом месте книги

Выбегаю в заднюю дверь и вижу Хардина, который ходит взад-вперед по террасе. Не уверена, что могу чем-то помочь, но в такой ситуации предпочитаю находиться с ним, а не оставаться среди его родственников. Я чувствую ответственность за происходящее, потому что это мы приехали по моему желанию, Хардин не хотел. Если бы он вдруг начал общаться с моей мамой, мне тоже было бы это странно.

«Ха, как будто она позволила бы этому случиться», – усмехается внутренний голос.

Как будто прочитав мои мысли, Хардин бросает на меня сердитый взгляд. Я подхожу ближе, он отворачивается.

– Хардин…

– Нет, Тесса, не надо, – резко говорит он. – Я знаю, что ты хочешь сказать, что надо вернуться и извиниться перед ними. Но этого никогда не произойдет, так что не трать слова! Почему бы тебе не вернуться самой, не поужинать и не оставить меня в покое, черт возьми.

Я делаю шаг к нему и говорю только:

– Я не хочу туда возвращаться.

– Почему? Ты отлично вписываешься в их компанию чопорных зануд.

Ах так! Почему я снова здесь? Ну конечно: чтобы Хардин на мне отыгрался.

– Знаешь что? Отлично! Я ухожу. Не понимаю, почему я до сих пор рядом с тобой! – кричу я, надеясь, что меня не слышат внутри.

– Думаю, потому что ты не понимаешь намеков…

Когда последнее слово срывается с его губ, чувствую растущий в горле комок.

– Намек понят.

Я смотрю на каменный пол, пытаясь проглотить горькую пилюлю, но мне не удается. Вновь смотрю на Хардина и встречаюсь с ним взглядом.

– И все? Это и весь твой ответ? – смеется он, проводя рукой по волосам.

– Ты не заслуживаешь того, чтобы я тратила на тебя время. Ты не заслуживаешь, чтобы я говорила с тобой – я или те прекрасные люди. Они пригласили тебя на ужин, а ты его испортил! Вот чем ты занимаешься: ты все разрушаешь! И меня тоже.

По лицу текут слезы. Хардин подходит ко мне. Я отступаю, спотыкаясь обо что-то. Хардин пытается поддержать меня, но я хватаюсь за кресло. Я не хочу от него помощи.

Когда я смотрю на него снова, лицо его печально, и он тихо говорит:

– Ты права.

– Я знаю, – сообщаю я и отворачиваюсь.

Быстрее, чем я успеваю сообразить, его пальцы хватают мое запястье, и он прижимает меня к груди. Я прижимаюсь изо всех сил, хочу полностью с ним слиться. Я слышу, как часто бьется мое сердце. Интересно, слышит ли его Хардин, или может, он чувствует мой пульс? В глазах его – ярость, и я вижу в них свое отражение.

Внезапно он впивается в мои губы с такой силой, что мне почти больно. Он полон таким отчаянием и жаждой, что я теряюсь. Растворяюсь в Хардине. Растворяюсь в соленом от слез поцелуе, в его ладонях, запущенных в мои волосы. Его руки соскальзывают мне на талию, и он подсаживает меня на перила. Мои ноги обвиваются вокруг него, и он движется между ними, не переставая меня целовать. Мы задыхаемся, вцепившись друг в друга. Я осторожно закусываю его нижнюю губу, и он стонет, прижимаясь ближе.

Скрипит задняя дверь, и чары спадают. Обернувшись, в ужасе встречаюсь глазами с Лэндоном. Тот краснеет, изумленно глядя на меня. Я отталкиваю Хардина, спрыгиваю с перил, одергиваю платье.

– Лэндон… я… – начинаю я.

Он поднимает руку, заставляя меня замолчать, и подходит к нам. Хардин дышит так громко, что мне кажется, что я слышу эхо, отражающееся от стены дома. Щеки его пылают, глаза дикие.

– Ничего не понимаю. Я думал, вы друг друга терпеть не можете, а вы тут… у тебя же бойфренд, Тесса, я не думал, что ты можешь так поступить.

Слова Лэндона жесткие, но тон остается мягким.

– Нет… я не знаю, как это вышло. – Я встаю между ним и Хардином. Хардин молчит, и я этому рада. – Ной уже знает. Я собиралась рассказать тебе, просто не хотела, чтобы ты понял меня неправильно, – объясняю я, как бы извиняясь.

– Не знаю, что и думать, – говорит Лэндон и отправляется обратно.

Тут, словно в кино, раздается раскат грома.

– Похоже, будет гроза, – говорит Хардин, глядя на небо.

Хоть он и раскраснелся, голос его спокоен.

– Гроза? Лэндон только что застал нас… целующимися, – ужасаюсь я, чувствуя, как между нами снова возникает электричество.

– Все будет хорошо.

Гляжу на него, ожидая увидеть самодовольство, но ничего подобного. Он кладет руку мне на спину и нежно поглаживает.

– Хочешь пойти в дом или отвезти тебя обратно?

Поразительно, как резко меняется его настроение – от ярости к страсти, а затем к невозмутимости.

– Я хотела бы вернуться и доужинать. А ты?

– Полагаю, мы можем вернуться, было довольно вкусно, – улыбается он, и я смеюсь. – Ты чудесно смеешься, – говорит он, глядя мне в глаза.

– У тебя улучшилось настроение, – говорю я, и он снова улыбается, потирая шею.

– Сам не знаю почему.

Значит, он так же запутался, как и я? Вот если бы мои чувства к нему не были так сильны, думаю, мы понимали бы друг друга намного лучше. Когда он говорит со мной так, я его понимаю. Мне просто хочется, чтобы он чувствовал ко мне то же, что я к нему. Однако Стеф предупреждала меня, что с ним этого не произойдет.

Снова раздается раскат грома, и Хардин берет меня за руку.

– Пойдем внутрь, будет дождь.

Я киваю, и мы заходим в дом. Он не выпускает моей руки, когда мы заходим в столовую. Лэндон сразу замечает это, но ничего не говорит. И хотя я не хочу, чтобы Лэндон это видел, мне нравится, как Хардин держит мою руку. Мне слишком приятно, чтобы отпустить его. Когда мы усаживаемся обратно, Лэндон сосредоточенно изучает скатерть. Отпустив меня, Хардин поднимает глаза на отца и Карен.

– Прошу прощения за то, что накричал на вас, – бормочет он.

Изумление на лицах всех присутствующих настолько явно, что Хардин опускает глаза.

– Надеюсь, я не испортил ужин, на который потрачено столько усилий.

Я не могу сдержаться и под столом кладу руку на ладонь Хардина, слегка пожимая ее.

– Все нормально, Хардин, мы понимаем. Давайте не будем нарушать традицию и поедим.

Карен улыбается, и Хардин смотрит на нее. Он слегка улыбается, и я знаю, каких усилий это ему стоит. Кен ничего не говорит, но одобрительно кивает.

Я медленно убираю руку, но Хардин вцепляется в мои пальцы и косится на меня. Надеюсь, никто не замечает безумия, бушующего внутри меня. Наверное, первый раз в жизни прикосновение рук вызывает во мне ощущение, которого не было ни разу, когда я встречалась с Ноем.

Ужин продолжается, хотя теперь я несколько подавлена тем, что Кен оказался ректором. Это потрясающе. Он рассказывает, как переехал из Англии, как ему нравится Америка и штат Вашингтон в частности. Мы с Хардином по-прежнему держимся за руки, и хотя есть одной рукой очень неудобно, мы не обращаем на это внимания.

– Погода здесь не самая лучшая, зато очень красиво, – говорит Кен, и я согласно киваю.

– Чем ты планируешь заняться после колледжа? – спрашивает меня Карен, когда все доедают.

– Я собираюсь поехать в Сиэтл и надеюсь найти работу в издательстве, пока буду работать над своей первой книгой, – уверенно говорю я.

– В издательстве? У тебя уже есть варианты? – спрашивает Кен.

– Не совсем. Я буду использовать любую возможность, которая подвернется, чтобы устроиться.

– Замечательно. Кстати, у меня есть хорошие связи в Vance. Слышала о таком? – говорит он, и я смотрю на Хардина: он упоминал, что знал там кого-то раньше.

– Да, я много о нем слышала, – улыбаюсь я.

– Я могу сделать тебе приглашение, если ты захочешь там стажироваться. Это прекрасная возможность. Ты такая красивая молодая девушка, я хочу тебе помочь.

Я высвобождаюсь из пальцев Хардина и складываю руки под подбородком.

– Правда? Это было бы замечательно! Я очень вам благодарна!

Кен говорит, что позвонит своему знакомому в понедельник, и я еще раз благодарю. Он уверяет, что это пустяки и что он любит помогать. Я возвращаю руку, но Хардин убирает свою, а когда Карен начинает убирать со стола, извиняется и уходит наверх.

Глава 48

 Сделать закладку на этом месте книги

Карен одобрительно и, кажется, немного удивленно улыбается, когда я предлагаю помочь вымыть посуду. Я загружаю посудомоечную машину, а она моет большие блюда. Я понимаю, что все новенькое, и вспоминаю, какой ущерб нанес Хардин в тот вечер. Он может быть очень жестоким.

– Не против, если я спрошу, как давно вы знакомы с Хардином?

Она смущается, спрашивая об этом, но я ободряюще улыбаюсь ей.

Понимая, что лучше увильнуть от ответа, я говорю:

– Ну, мы знакомы около месяца; он дружит с моей соседкой Стеф.

– Мы встречали несколько раз друзей Хардина. Ты… ты отличаешься от тех, кого я видела.

– Да, мы очень разные.

Сверкает молния, и в окно начинает барабанить дождь.

– Ничего себе, там настоящий ливень, – говорит она, закрывая маленькое окошко перед раковиной.

– Хардин не так плох, как кажется, – говорит мне Карен, хотя кажется, что она больше убеждает в этом себя. – Он просто страдает. Я бы хотела думать, что так будет не всегда. Честно говоря, я удивилась, что сегодня он пришел, наверное, это ты на него повлияла.

Она протягивает руки и заключает в объятия, застав меня врасплох. Не зная, что ответить, я обнимаю Карен. Она делает шаг назад, оставляя руки на моих плечах.

– Правда, спасибо, – говорит она, вытирая глаза краем фартука, прежде чем вернуться к посуде.

Она так добра ко мне, что у меня не поворачивается язык сказать, что я не имею на Хардина никакого влияния. Он пришел только потому, что хотел меня побесить. Я загружаю посудомойку и смотрю, как капли стекают по оконному стеклу. Поразительно, что рядом с Хардином, ненавидящим всех, кроме себя и, может быть, своей матери, есть все эти люди, которые так заботятся о нем, совершенно не требуя ничего в ответ. Ему везет, что у него есть они, мы. Знаю, я одна из таких людей. Мне хочется сделать что-нибудь для Хардина, хотя я и отрицаю это, это правда. У меня нет никого, кроме мамы и Ноя, но и они вместе взятые не заботятся обо мне так, как будущая мачеха заботится о Хардине.

– Пойду, посмотрю, что делает Кен. Чувствуй себя как дома, дорогая, – говорит Карен.

Я киваю и решаю найти Хардина или Лэндона, кто первым попадется.

Не найдя Лэндона внизу, поднимаюсь к комнате Хардина. Если его здесь нет, пойду и буду сидеть внизу одна. Поворачиваю ручку, но дверь заперта.

– Хардин?

Я стараюсь говорить тихо, чтобы никто не слышал. Стучусь, но внутри тишина. Когда я уже поворачиваю к лестнице, дверь щелкает и открывается.

– Можно войти? – спрашиваю я, и Хардин приоткрывает дверь.

В комнате сквозняк, и я чувствую прохладный запах дождя.

Хардин подходит к эркеру и садится на кушетку под окном, задрав колени. Он молча глядит в окно. Я сажусь напротив и жду, пока непрерывная дробь дождя не превращается в успокаивающий ритм.

– Что случилось? – наконец спрашиваю я.

Он непонимающе смотрит на меня, и я объясняю:

– Я имею в виду внизу. Ты держал меня за руку, а потом… почему ты убрал руку?

Я сама смущена отчаянием, с которым звучит мой голос. Слишком жалостливо, но все уже сказано.

– Это из-за стажировки, ты не хочешь, чтобы я пользовалась ею по каким-то причинам? Потому что ты предложил мне помочь раньше?

– Именно, Тесса, – говорит он, глядя в окно. – Я хочу помочь тебе самостоятельно, без его участия.

– Почему? Это же не соревнование, и ты первый предложил мне, я тебе благодарна.

Я хочу, чтобы он перестал напрягаться по этому поводу, хотя и не понимаю, почему для него это важно.

Он раздраженно фыркает и обнимает колени. Повисает тишина, мы оба смотрим в окно. На улице ветер качает деревья, и молнии сверкают все чаще.

– Хочешь, чтобы я ушла? Я могу позвонить Стеф и попросить Тристана меня забрать, – шепчу я.

Мне совсем не хочется уходить, но молчание сводит меня с ума.

– Уйти? С чего ты взяла, что я хочу, чтобы ты ушла, раз ты говоришь, что я хочу помочь тебе? – Он повышает голос.

– Я… я не знаю. Ты молчишь, и погода все хуже… – заикаюсь я.

– С ума сойти, ты совершенно невыносима, Тереза.

– Что?

– Я пытаюсь объяснить тебе, что я… что я хочу тебе помочь, я держу твою руку, но это не помогает… Ты ничего не понимаешь. Я не знаю, что еще делать.

Он опускает лицо на руки. Он не может внятно объяснить, чего он хочет.

– Не понимаю чего? Чего именно не понимаю, Хардин?

– Того, что я хочу тебя. Больше, чем кого-либо в жизни.

Хардин снова смотрит на меня.

В животе у меня все переворачивается снова и снова, голова начинает кружиться. Воздух между нами в очередной раз куда-то девается. Запрещенный прием попадает точно в цель. Потому что я тоже его хочу. Больше всего на свете.

– Я знаю, ты этого не хочешь… Ты не чувствуешь того же, но я… – начинает он, но на этот раз я прерываю его.

Беру его руки и тяну к себе. Он возвышается надо мной, растерянно глядя на меня. Вцепившись пальцами в воротник его рубашки, я тяну его вниз. Наши глаза – на одном уровне. Он опирается коленом на кушетку возле моей ноги, глубоко вздыхая и переводя взгляд на мои губы и обратно. Он облизывает губы, а я наклоняюсь ближе.

– Поцелуй меня, – прошу я.

Он наклоняется, обнимает меня и кладет спиной на кушетку. Я раздвигаю ноги, уже второй раз за сегодня, и его тело оказывается между ними. Его лицо – всего в сантиметре от моего, и тогда я поднимаю голову, чтобы его поцеловать. Я не могу больше ждать. Когда наши губы соприкасаются, он, отстранившись, целует меня в шею, и снова в губы. Он целует осторожно, и мои губы вздрагивают от удовольствия, он еще раз проводит губами, а затем языком, полностью закрывая мне рот и вновь открывая его. Одной рукой он упирается мне в бедро, сжав подол платья, другой нежно проводит по моей щеке. Я обнимаю его, плотно прижимая к себе. Каждой своей клеточкой я хочу впиться в его губы, сорвать с него футболку, но мягкость и нежность, с которой он меня целует, еще приятнее, чем обычный наш внутренний пожар.

Сцепившись губами, шарю руками по его спине. Его узкие бедра касаются моих, и я еле слышно постанываю. Он глотает мой стон, он перетекает из губ в губы.

– О, Тесса, что ты со мной делаешь… что ты заставляешь меня чувствовать! – шепчет он.

Догадываясь, опускаю руку к краю его футболки. Он отпускает мою щеку, скользя пальцами к груди, вниз по животу, отчего по телу бегут мурашки. Его рука оказывается между нашими телами, я раздвигаю ноги и задыхаюсь, когда он начинает нежно тереть мои колготки. Он надавливает чуть сильнее, и я со стоном выгибаюсь назад.

Неважно, злюсь я или расстроена, одно его движение – и я в его власти. Но его спокойствие и самоконтроль, кажется, дают сбой. Хардин пытается держать себя в руках, но ему явно не хватает сил. Он прижимается лицом к моей щеке, а я стягиваю его футболку через голову. Мне не хватает сил, но он выпрямляется, закинув руку за голову, и раздевается. Отбросив футболку в сторону, он сразу же опускает голову, ища губами мои губы. Я хватаю его руку и кладу ее обратно между ног; у Хардина вырывается короткий смешок, и он смотрит на меня.

– Что ты собираешься делать, Тесса? – хрипит он.

– Что хочешь, – говорю я.

Я сделаю все, что он хочет, и мне неважно, что будет потом, что будет завтра. Он сказал, что хочет меня, и я отдаюсь ему. Я чувствую то же, что и тогда, когда поцеловала его в первый раз.

– Не говори так, мало ли, что я могу с тобой сделать, – говорит он, нажимая пальцем на мои трусики. Мое сознание взрывается от желания.

– Делай, что хочешь! – кричу я, и он крутит большим пальцем по моим колготкам.

– Ты такая мокрая, я даже сквозь колготки чувствую. – Он облизывает губы, у меня снова вырывается стон. – Снимем их, хорошо? – спрашивает он и действует, не дожидаясь ответа.

Его руки скользят мне под платье и стягивают колготки вместе с трусами. Я чувствую холод и инстинктивно сжимаю ноги.

– Черт, – бормочет он, обшаривая мое тело и останавливая взгляд где-то между ног.

Больше не сдерживаясь, он проводит там пальцами, после чего подносит их ко рту и облизывает, прикрыв глаза. Я слежу за ним, и по всему телу разливается тепло.

– Помнишь, я говорил, что хочу попробовать тебя на вкус? – спрашивает он, и я киваю. – Я хочу сейчас. Хорошо? – Он приближается ко мне.

Я несколько смущена предложением, но если это так же хорошо, как ласки рукой, то мне тоже этого хочется. Он облизывает губы, глядя на меня. В прошлый раз, когда он хотел это сделать, мы поругались, потому что он был слишком жесток. Надеюсь, сейчас все будет хорошо.

– Чего ты хочешь? – спрашивает он, и я мычу.

– Хардин, пожалуйста, не заставляй меня это говорить, – прошу я.

Он проводит по моим бедрам широкими, плавными движениями.

– Не буду, – обещает он, и я успокаиваюсь, кивнув ему, и он вздыхает. – Мы должны перейти на кровать, там больше места, – предлагает он, взяв меня за руку.

Встаю, одергивая платье, и он хмыкает. Затем подходит к эркеру и тянет за шнур, удерживающий тяжелые плотные шторы; в комнате сразу становится темнее.

– Сними это, – тихо требует он.

Я скидываю платье, оставшись в одном лифчике. Лифчик белый, с небольшим бантиком между чашками. Глаза Хардина вспыхивают, и он прикасается своими длинными пальцами к бантику.

– Мило, – улыбается он, и я вздрагиваю.

Надо будет купить новое нижнее белье, если теперь Хардин будет видеть его часто. Я стараюсь прикрыть наготу от его взгляда. Мне с Хардином комфортно, я стесняюсь его меньше, чем кого-либо, но мне до сих пор неловко стоять перед ним в одном лифчике. Я оглядываюсь на дверь, и он проверяет, заперта ли она.

– Ты не будешь надо мной смеяться? – сердито говорю я, и он качает головой.

– Никогда, – с улыбкой отвечает он, подводя меня к кровати. – Ложись на край кровати, чтобы ноги свешивались за край, а я мог стоять на коленях возле нее, – объясняет он.

Ложусь на большую кровать, и он гладит меня по бедрам. Мои ноги болтаются за краем, не доходя до пола.

– Никогда не думал, насколько это высокая кровать, – смеется он. – Лучше ляг повыше.

Я стремглав перебираюсь на середину, и Хардин двигается за мной. Он обхватывает руками мои бедра и ставит мне ноги так, чтобы удобней было лежать. Предчувствие сводит меня с ума. Жаль, что у меня так мало опыта, я не знаю, чего ожидать.

Волосы Хардина щекочут мне бедра, когда он опускает голову.

– Я собираюсь доставить тебе огромное удовольствие, – бормочет он.

В ушах грохочет, и я на время забываю, что мы находимся в доме, где есть посторонние.

– Раздвинь ноги, детка, – шепчет он, и я подчиняюсь.

Рот его растягивается в безумной улыбке, и он целует меня в живот прямо под пупком. Он проводит языком вокруг моего влагалища, и я закрываю глаза. Когда он начинает пощипывать губами нежную кожу моих бедер, я взвизгиваю от удивления. Это болезненно, но в то же время настолько чувственно, что я не возражаю.

– Хардин, пожалуйста! – выдыхаю я.

Мне нужна передышка от этой медленной, дразнящей пытки.

В этот момент его язык без предупреждения надавливает в самый центр меня, и я чуть не плачу от удовольствия. Он теребит языком у меня между ног, заставляя меня цепляться руками за простыню. Под его умелым языком я извиваюсь, и он крепче прижимает меня руками к постели. Чувствую, как он действует пальцами одновременно с языком, – и внутри тут же разгорается пламя. Я чувствую прохладный металл его колечка, создающий дополнительные ощущения.

Не спрашивая разрешения, Хардин медленно скользит пальцем внутрь меня. Я держу глаза закрытыми, ожидая, когда неприятное ощущение исчезнет.

– Все в порядке?

Он слегка приподнимает голову, и его пухлые губы блестят от влаги. Я киваю. Не в силах подобрать слова, и он медленно вынимает палец и снова погружает его в меня. В сочетании с языком это дает невероятные ощущения. Я продолжаю стонать и перебирать руками его мягкие волосы, запуская и вынимая пальцы из его шевелюры. Его палец остается во мне, медленно поворачиваясь. Мой стон разносится по всему дому, эхом отражаясь от стен, но я об этом не думаю.

– Хардин! – полукричу-полушепчу я, когда его язык находит самое чувствительное место, и он начинает его посасывать.

Никогда не думала, что могу испытывать подобное. Мое тело содрогается от наслаждения, и я украдкой смотрю вниз на Хардина: между моими ногами он выглядит невероятно сексуально; когда он двигает пальцем вперед и назад, под кожей перекатываются крепкие мышцы.

– Мне продолжать? – спрашивает он.

Я совершенно не владею языком и только отчаянно киваю. Он улыбается и снова погружает в меня язык, двигая им вокруг той точки, которая буквально ведет меня к блаженству.

– О, Хардин! – выдыхаю я, и он стонет, посылая вибрации прямо через меня.

Ноги мои немеют, и я без конца повторяю его имя, приближаясь к финалу. Я смотрю и не вижу, безумно вращая глазами. Хардин держит меня и двигается все быстрее. Я убираю одну руку с его головы и закрываю себе рот, кусая тыльную сторону ладони, чтобы не закричать. Через несколько секунд моя голова падает на подушку, а грудь тяжело вздымается и опускается. Все тело покалывает от эйфории.

Незаметно Хардин поднимается на кровать и ложится рядом. Он приподнимается на локте и ласкает пальцем мою щеку. Он дает мне время, чтобы вернуться к реальности, прежде чем начать говорить.

– Ну, как это было? – спрашивает он, и в его голосе столько неуверенности, что я поворачиваюсь к нему.

– Ммммм, – киваю я, и он смеется.

Это было невероятно, просто потрясающе. Теперь я понимаю, почему все это делают.

– Ты в отключке, ау? – дразнит он.

Подушечкой пальца он слегка оттягивает мне нижнюю губу. Я облизываю губы, и мой язык касается пальцев Хардина.

– Спасибо, – застенчиво улыбаюсь я.

Не знаю, почему я стесняюсь после того, что между нами было. Хардин видел меня в самом незащищенном состоянии, в котором никто другой не видел, и это волнует и пугает меня одновременно.

– Я должен был предупредить тебя, прежде чем использовать пальцы. Я старался делать это нежно, – говорит он извиняющимся тоном.

Я качаю головой.

– Все нормально, мне было хорошо, – краснею я.

Он улыбается и заправляет мне волосы за ухо. По спине пробегают мурашки, и Хардин это замечает.

– Тебе холодно? – спрашивает он, и я киваю.

Он развертывает плед и накрывает мое обнаженное тело. Смелость заставляет меня прижаться к нему. Хардин внимательно смотрит, как я, свернувшись калачиком, кладу голову на его твердый живот. Кожа его холоднее, чем я ожидала, поскольку в комнате сквозняк. Взяв плед за край, прикрываю его грудь, прячась под ним с головой. Он поднимает плед, и я прячу лицо, хихикая над нашей игрой в прятки.

Так хочется просто лежать с ним часами, чувствуя ухом его сердцебиение.

– Когда нам нужно спуститься вниз? – спрашиваю я.

Он пожимает плечами.

– Наверное, надо поскорей спуститься, а то подумают еще, что мы здесь трахаемся, – шутит он, и мы смеемся.

Я все больше и больше привыкаю к его грубым шуточкам, хотя меня по-прежнему шокирует непринужденность, с которой он их произносит. И больше всего меня удивляет то, как при этом покалывает мою кожу.

Со стоном поднимаюсь с кровати. Я чувствую взгляд Хардина, когда наклоняюсь за одеждой. Я бросаю ему футболку, он надевает ее через голову, а затем приглаживает волосы. Под его внимательным взглядом надеваю трусы. Колготки лежат рядом, и я спотыкаюсь, пытаясь в них влезть.

– Прекрати смотреть, меня это нервирует, – говорю я, и он улыбается, затем засовывает руки в карманы и с отсутствующим видом смотрит в потолок.

Я хихикаю и, наконец, натягиваю колготки.

– Можешь застегнуть мне платье, когда я оденусь? – спрашиваю я.

Его глаза обшаривают меня, а зрачки расширены донельзя. Глянув вниз, понимаю почему. Грудь в лифчике стоит торчком, а кружевные колготки натянуты до бедер; неожиданно чувствую себя кинозвездой.

– Да-да. Да. Помогу, – говорит он, сглатывая слюну.

Очень приятно, когда кто-то настолько красивый, ладно, настолько сексуальный, как Хардин, так на тебя реагирует. Я знаю, что меня считают симпатичной, но я совсем не из тех девчонок, с которыми он обычно имеет дело. У меня нет татуировок и пирсинга, и одеваюсь я консервативно.

Надеваю платье и поворачиваюсь спиной, чтобы он застегнул его. Подбираю волосы повыше. Прежде чем застегнуть платье, он проводит пальцем вдоль моего позвоночника, поверх лифчика. Я вздрагиваю и откидываюсь назад. Намеренно прижимаюсь к нему спиной, слушая его свистящее дыхание. Его руки опускаются к моим бедрам и нежно сжимают их. Я чувствую его эрекцию, и это ощущение электризует меня в сотый раз за день.

– Хардин? – раздается голос Карен из коридора, одновременно с деликатным постукиванием, и я радуюсь, что мы оба одеты.

Хардин закатывает глаза и подносит губы к моему уху.

– Потом, – обещает он и идет к двери.

Перед тем как открыть дверь, он включает свет.

– Извините за вторжение, но я сделала десерт и подумала, может быть, вы хотите? – ласково предлагает Карен.

Хардин не отвечает, и она переводит взгляд на меня, ожидая ответа.

– Да, было бы здорово, – отвечаю я с улыбкой, и она сияет.

– Отлично! Увидимся внизу, – говорит она, спускаясь.

– Я уже свой десерт получил, – говорит Хардин хитро, а я хватаю его за руку.

Глава 49

 Сделать закладку на этом месте книги

Карен наготовила много сладостей. Я ем мало, по большей части обсуждаю увлечение выпечкой. Лэндон не присоединяется к нам, но это, кажется, никого не удивляет. Я оглядываюсь на диван, где он сидит с книгой на коленях, и напоминаю себе, что нужно поговорить с ним не откладывая. Я не хочу терять нашу дружбу.

– Я люблю печь, но у меня получается не очень хорошо, – рассказываю я.

Карен смеется.

– Я могу тебя научить, – говорит она.

В ее карих глазах светится такая надежда, что я киваю.

– Это было бы здорово.

У меня не хватает духу отказать. Понятно, что она прилагает все усилия, чтобы со мной познакомиться поближе. Она считает меня девушкой Хардина, и я не хочу ее разубеждать. Хардин тоже ничего не говорит по этому поводу, что дает мне некоторую призрачную надежду. Мне хочется, чтобы так было всю жизнь: заниматься любовью с Хардином и беседовать с его отцом и будущей мачехой. Последний час Хардин очень спокоен, нежно поглаживает пальцами мою ладонь, заставляя меня внутренне трепетать. За окном все так же воет ветер и не стихает ливень.

После того как мы расправляемся с десертом, Хардин встает из-за стола. Я настороженно смотрю на него. Он, наклонившись, шепчет мне в ухо:

– Я сейчас, просто в туалет, – и исчезает в коридоре.

– Мы оба не знаем, как тебя благодарить. Замечательно, что Хардин здесь, даже если он пришел только на ужин, – говорит Карен, и Кен берет ее за руку.

– Это точно. Мне, как отцу, так радостно видеть своего единственного любимого сына. Я всегда боялся, что он не сможет… он был… трудным ребенком, – бормочет Кен, глядя на меня. Он замечает, как я мнусь, и продолжает: – Извини, я не хотел тебя смущать, просто нам приятно видеть, что он влюблен и счастлив.

Счастлив? Влюблен? У меня перехватывает дыхание, я закашливаюсь, пью воду и снова смотрю на них. Кен думает, Хардин влюблен в меня? Смеяться над ним в такую минуту жестоко, но он явно не знает своего сына.

Прежде чем я успеваю ответить, возвращается Хардин – и я благодарю бога, что у меня не было возможности опровергнуть приятные, но неверные предположения. Хардин не садится, а встает позади меня, положив руки на спинку стула.

– Нам пора. Я должен отвезти Тессу обратно в общежитие, – сообщает он.

– Ой, не говори глупостей. Вы сегодня должны остаться у нас. На улице такая буря, а у нас достаточно места. Правда, Кен?

Отец Хардина кивает.

– Конечно, оставайтесь.

Хардин смотрит на меня. Я хочу остаться. Хочу продлить время рядом с Хардином, потому что с ним я будто бы в другом, далеком мире, особенно если он так приветлив.

– Я не против, – отвечаю я.

Но мне не хочется напрягать Хардина, оставаясь здесь дольше, чем ему хочется. Его взгляд непроницаем, но он, кажется, не сердится.

– Отлично! Решено. Я покажу Тессе комнату… если вы с Хардином не будете спать в его. – В голосе Карен – никакого осуждения, одна доброта.

– Нет, я буду спать в своей. Хорошо?

Хардин выразительно смотрит на меня.

Значит, он хотел, чтобы я спала в его комнате? Мне нравится, но мне неловко, если его родители узнают, что мы в подобных отношениях. Подсознание деликатно напоминает, что между нами и нет никаких «отношений». У меня есть парень, и это не Хардин. Я, как обычно, игнорирую голос разума и следую за Карен по лестнице. Я удивляюсь, почему она сразу отправляет нас спать, но мне неудобно спросить ее об этом. Она показывает мне дверь напротив комнаты Хардина. Комната не так велика, зато очень красиво обставлена. Кровать меньше, стоит под белым балдахином у противоположной от входа стены, на обоях изображены корабли и якоря. Вновь благодарю, и она обнимает меня перед уходом.

Я осматриваю комнату и подхожу к окну. Двор намного больше, чем я думала; до этого я видела только веранду и деревья с левой стороны. Справа находится небольшая постройка, похожая на теплицу, но я не могу ее разглядеть сквозь плотную завесу дождя.

Я смотрю на дождь, а мысли бродят где-то далеко. Сегодня был лучший день из всех, что я провела с Хардином, несмотря на вспышки ярости. Он держал меня за руку, чего никогда не делал, обнимал меня, когда мы шли, и успокаивал, как мог, когда я волновалась из-за Лэндона. Мы существенно продвинулись в нашей… дружбе, если ее можно так назвать.

Единственное, что меня сбивает с толку: если я знаю, что мы не можем и никогда не будем встречаться, то, может быть, все, что мы сейчас делаем, не так уж и плохо? Я не хочу быть для него чуть-больше-чем-подругой, но я не могу не быть с ним. Я уже много раз пробовала, и ни разу не получалось.

Легкий стук в дверь возвращает меня к реальности. Ожидаю увидеть Карен или Хардина, но, открыв, вижу Лэндона. Он держит руки в карманах и неловко улыбается.

– Привет, – говорит он, и я улыбаюсь в ответ.

– Привет, хочешь войти? – спрашиваю я, и он кивает.

Я сажусь на кровать, а он достает из-под столика в углу стул и присаживается рядом.

– Я… – произносим мы одновременно и смеемся.

– Ты первая, – говорит он.

– Хорошо, мне жаль, что ты увидел нас с Хардином там. Я вышла туда совсем не с этой целью. Просто хотела убедиться, что с ним все в порядке; ужин с отцом действительно сильно его раздражал, и как-то неожиданно мы стали… целоваться. Я знаю, как это ужасно и как плохо обманывать Ноя, но я запуталась. И я пыталась не общаться с Хардином. Действительно пыталась.

– Я тебя не осуждаю, Тесса. Просто я удивился, увидев вас на веранде. Когда я шел, я думал, что вы орете друг на друга. – Он смеется. – Я понял, что между вами что-то произошло, когда вы устроили баталию посреди лекции по литературе, и потом, когда ты оставалась здесь в прошлые выходные, когда он вернулся и стал со мной драться. Значит, вот в чем дело. Правда, я думал, ты расскажешь мне, но я понимаю, почему ты молчала.

Чувствую, как гора падает с плеч.

– Ты не сердишься на меня? И не стал по-другому ко мне относиться? – спрашиваю я, и он качает головой.

– Конечно, нет. Хотя я беспокоюсь о вас. Я не хочу, чтобы он доставлял тебе боль, а мне кажется, так и будет. Мне неприятно говорить это, но как твой друг я считаю, что так и будет.

Я хочу возразить, даже сержусь, но в глубине души понимаю, что он прав. Однако почему-то надеюсь, что он ошибается.

– А что ты собираешься делать с Ноем?

– Понятия не имею. Я боюсь, что, если я порву с ним, я пожалею, но то, что я делаю, несправедливо по отношению к нему. Мне нужно время, чтобы определиться.

Он кивает.

– Лэндон, я так рада, что ты на меня не сердишься. Я была такой дурой. Даже не знаю, что сказать. Прости меня.

– Ничего, я понимаю.

Мы оба встаем, и он обнимает меня. Обнимает тепло и дружески – и как раз в этот момент дверь открывается.

– Хм… я помешал? – раздается голос Хардина.

– Нет, заходи, – говорю я, и он морщится.

Надеюсь, он в хорошем настроении.

– Я принес тебе, в чем спать.

Он кладет на кровать небольшую стопку одежды и поворачивается, чтобы уйти.

– Спасибо, но ты можешь остаться. – Я не хочу, чтобы он уходил.

Он смотрит на Лэндона, сухо произносит:

– Нет, спасибо, – и покидает комнату.

– Какой он капризный! – тяну я и шлепаюсь на кровать.

Лэндон хихикает и тоже садится.

– Капризный не то слово!

Мы оба хохочем, а затем Лэндон рассказывает о Дакоте и как он не может дождаться, чтобы она приехала в следующие выходные. Я почти забыла о костре. Туда придет Ной.

Возможно, стоит попросить, чтобы он не приходил. Что, если все эти чувства и перемены между мной и Хардином – только в моем воображении? Я чувствую, что сегодня, когда он сказал, что хочет меня сильнее, чем кого бы то ни было, между нами что-то изменилось. Но он не сказал, что чувствует что-то ко мне – только что хочет меня. Около часа мы болтаем с Лэндоном обо всем – от Толстого до видов Сиэтла, – потом он желает мне спокойной ночи и уходит к себе, оставляя меня наедине с шумом дождя и мыслями.

Глава 50

 Сделать закладку на этом месте книги

Беру одежду, которую принес Хардин: его фирменная черная футболка, красно-серые штаны в клетку, какие-то огромные черные носки. Забавно, если Хардин подумал, что я их на самом деле надену, но потом я понимаю, что вещи, скорее всего, из шкафа с неношеной одеждой. Подношу футболку к лицу и чувствую его запах. Он ее недавно носил. Невозможно прекрасный мятный запах опьяняет, он давно стал самым любимым ароматом в мире. Переодеваюсь, штаны оказываются хоть и велики мне, но очень удобные.

Ложусь и натягиваю одеяло до груди, упираюсь взглядом в потолок и вновь переживаю весь день. С мыслями о зеленых глазах и черных футболках я медленно проваливаюсь в сон.

– НЕТ! – Меня вырывает из сна голос Хардина. Я действительно что-то слышала или показалось? – Пожалуйста! – снова кричит он.

Вскакиваю с постели и выбегаю в коридор. Руки находят холодный металл дверной ручки, и, к счастью, она открывается.

Снова слышу:

– НЕТ! Пожалуйста…

Я не знаю, что с ним; если ему больно, я понятия не имею, что делать. Хардин без футболки, завернутый в толстое одеяло, мечется по кровати. У него жар, сильный жар.

– Хардин! – говорю я спокойно, пытаясь его разбудить. Его голова свешивается набок, он стонет, но не просыпается. – Хардин, проснись! – кричу я, стискивая его сильнее, и трясу, сидя на нем сверху. Потом хватаю его руками за плечи и снова сильно встряхиваю.

Он открывает глаза; секунду их наполняет ужас, который вскоре сменяется растерянностью, а затем облегчением. С его лба катятся капли пота.

– Тесс, – хрипит он.

То, как он произносит мое имя, сначала разбивает мне сердце, а затем исцеляет его. Несколько секунд он выпутывается из одеяла, затем заводит руки мне за спину и прижимает к себе. Грудь его мокра от пота, но я не двигаюсь. Я слышу, как бьется его сердце, быстро качая кровь возле моей щеки. Бедный Хардин! Я обнимаю его. Он гладит меня по волосам, в темноте повторяя мое имя снова и снова, будто заклинание.

– Хардин, с тобой все в порядке? – одними губами произношу я.

– Нет, – признается он.

Его грудь поднимается и опускается медленней, но дыхание еще неспокойно. Не хочу допытываться, что за кошмар ему сейчас снился. Не спрашиваю, хочет ли он, чтобы я осталась, я и так это знаю. Когда я приподнимаюсь, чтобы погасить лампу, он вздрагивает.

– Я собираюсь выключить свет или ты не хочешь? – спрашиваю я.

Он расслабляется, отпуская меня.

– Выключи, пожалуйста, – просит он.

Комната погружается в темноту, и я кладу голову ему на грудь. Думаю, что уснуть в такой позе, лежа друг на друге, будет сложно, но ему удобно лежать так, и мне тоже. Его сердце стучит так успокаивающе, гораздо приятнее, чем дождь за окном. Я отдала бы все, чтобы лежать вот так каждую ночь, чтобы он обнимал меня и тихо дышал мне на ухо.

Просыпаюсь от того, что Хардин ворочается подо мной. Поднимаю голову с его груди и встречаюсь взглядом с зелеными глазами. При свете дня я не сразу вспоминаю, как я здесь оказалась. Не могу понять выражение его лица, и это меня беспокоит. Пытаюсь подняться, но шея и ноги затекли.

– Доброе утро. – Он мягко улыбается, успокаивая мои волнения.

– Доброе утро.

– Ты что?

– Шея затекла, – говорю я.

Хардин поворачивает меня спиной к себе. Внезапно он кладет руки мне на шею, и я вздрагиваю. Но быстро успокаиваюсь, когда он начинает нежный массаж. Я закрываю глаза; изредка вздрагиваю, когда он нажимает на больное место, но боль быстро исчезает, пока он трет.

– Спасибо, – говорит он первым.

Я поворачиваюсь к нему.

– За что?

Может, он намекает, что я должна поблагодарить его за массаж?

– За то, что мы пришли сюда. И за то, что остались.

Щеки краснеют, и он опускает взгляд; Хардин не перестают меня удивлять.

– Ты не должен благодарить. Хочешь поговорить об этом? – Я надеюсь, что он скажет «да». Хочется узнать, о чем он думает.

– Нет, – говорит он, и я киваю. Мне хочется расспросить его, но я знаю, что будет, если к нему приставать.

– Я хочу поговорить о том, как сексуально ты смотришься в моей футболке, – шепчет он мне на ухо.

Он наклоняет мою голову к своей, и его губы касаются моей кожи. Я закрываю глаза, когда его пухлые губы прихватывают мочку моего уха и осторожно дергают. Я чувствую его эрекцию, и это вызывает во мне невероятную слабость. Он в том настроении, когда я могу расслабиться и получать удовольствие.

– Хардин, – ласково произношу я, и он усмехается, целуя меня в шею.

Его руки двигаются по моему телу, большой палец оказывается за поясом моих огромных штанов. Сердце начинает биться чаще, я отрывисто дышу: его рука скользит в мои штаны спереди. Это всегда действует на меня одинаково: я сосредоточиваюсь на ощущениях. Другой рукой он обхватывает грудь и шумно выдыхает, теребя сосок пальцем.

– Не могу насытиться тобой, Тесс, – страстно хрипит он.

Его рука опускается в мои трусики, и он подтягивает меня к себе так близко, насколько возможно. Его член упирается в меня. Я беру его руку и вынимаю из своих трусиков. Когда я поворачиваюсь к нему лицом, он, хмурясь, отворачивается.

– Я… я хочу кое-что сделать, – медленно неловко шепчу я.

На хмуром лице появляется улыбка, он берет меня за подбородок, заставляя смотреть в глаза.

– Что именно ты хочешь? – спрашивает он.

Точно не знаю; знаю только, что хочу, чтобы ему было так же хорошо, как и мне. Я хочу видеть, как он теряет контроль над собой, как это было со мной, в этой комнате.

– Я не знаю… Чего ты хочешь? – В моем голосе слышна растерянность.

Хардин берет мои руки и скользит ими по выпуклости на своих штанах.

– Я очень хочу, чтобы твои пухлые губки попробовали меня.

Я задыхаюсь от его слов, чувствуя нарастающее давление в паху.

– Ты хочешь этого? – спрашивает он, поглаживая моей рукой свой член.

Он пристально смотрит на меня, оценивая мою реакцию. Я киваю и сглатываю слюну, и он улыбаясь садится и подтягивает меня к себе. Меня наполняют волнение и желание одновременно.

Громкий сигнал вызова эхом разносится по комнате. Хардин со стоном хватает со стола телефон. Смотрит на экран и вздыхает.

– Я сейчас вернусь, – говорит он и выходит из комнаты.

Когда он возвращается через несколько минут, настроение его снова меняется.

– Карен на кухне. Завтрак почти готов.

Он открывает шкаф и, не глядя на меня, быстро натягивает футболку.

– Хорошо.

Я встаю и выхожу к себе, собираясь надеть бюстгальтер прежде, чем спуститься вниз, к его родственникам.

– Увидимся внизу, – говорит он таким тоном, что я сразу чувствую растущий комок в горле.

Хардин замкнутый – мой самый нелюбимый тип Хардина, он нравится мне даже меньше, чем Хардин сердитый. Кто ему звонил и почему он так ощетинился? Почему он не может оставаться в хорошем настроении?

Я снова киваю и выхожу в коридор, где так вкусно пахнет беконом, что в желудке сразу начинает урчать. Я надеваю лифчик и туго завязываю шнурок на клетчатых штанах. Подумываю снова надеть платье, но решаю, что с утра в нем будет неудобно.

Глядя в большое зеркало на стене, причесываюсь пальцами и протираю глаза. Когда я выхожу из комнаты, дверь напротив открывается. Не глядя на Хардина, внимательно изучаю обои и прохожу по коридору. Я слышу сзади его шаги, и когда я оказываюсь у лестницы, его рука нежно берет меня за локоть.

– Что случилось? – спрашивает он, с беспокойством глядя на меня.

– Ничего, – резко отвечаю я.

Я сегодня слишком эмоциональна и к тому же еще не позавтракала.

– Нет, скажи, – требует он, наклоняясь так, чтобы смотреть на меня в упор.

– Кто тебе звонил?

– Никто.

Он врет.

– Это Молли?

Я не хочу этого знать. Он не отвечает, но по выражению лица я понимаю, что права. Он вышел из комнаты, когда я собиралась… сделать это для него… чтобы ответить на звонок Молли? Я должна сердиться еще больше, чем сейчас.

– Нет, Тесса… – начинает он.

Я выдергиваю руку из его пальцев, и он стискивает зубы.

– Привет, ребята!

В коридоре появляется Лэндон, и я улыбаюсь. Он лохматый, и на нем такие же клетчатые штаны, как на мне. Он очаровательно невыспавшийся. Прохожу мимо Хардина навстречу ему. Я не хочу, чтобы Хардин видел, как мне больно от того, что он болтал с Молли, когда мы были вместе.

– Как спалось? – спрашивает Лэндон, пока я спускаюсь за ним по лестнице, оставив растерянного Хардина наедине с самим собой.

Как я и предполагала, Карен приготовила замечательный завтрак. Через несколько минут Хардин садится за стол, но к этому времени я уже кладу себе яйца, бекон, тост, а также вафли и несколько виноградин.

– Спасибо, что приготовили нам такой замечательный завтрак, – благодарю я Карен от себя и частично от Хардина; я знаю, он не будет лишний раз беспокоиться.

– Спасибо, дорогая, как спалось? Надеюсь, гроза вам не сильно мешала? – улыбается она.

Хардин заметно напрягается, очевидно, испугавшись, что я расскажу про его кошмар. Он должен понимать, что я никогда бы не упомянула об этом, так что его недоверие только раздражает меня еще сильнее.

– Я прекрасно выспалась. Не соскучилась по своей общажной койке, вот уж точно!

Я смеюсь, и все тоже смеются, кроме Хардина, конечно. Он пьет апельсиновый сок, не сводя глаз со стены. Кен и Лэндон начинают обсуждать какой-то футбольный матч, и дальше до конца завтрака следует несерьезная болтовня.

После завтрака снова помогаю Карен помыть посуду. Хардин торчит в дверях, не предлагая помощи, просто на меня таращится.

– Ничего, если я спрошу, это теплица во дворе? – спрашиваю я Карен.

– Да. В этом году я там мало работала, но вообще я очень люблю садоводство. Видела бы ты, что было прошлым летом! Тебе тоже это нравится?

– Да, у моей мамы – теплица на заднем дворе, я провела там большую часть своего детства.

– Правда? Ну, если вы будете приходить чаще, мы сможем что-нибудь там сделать, – говорит она.

Она такая добрая и любящая. Всегда хотела, чтобы мама была такой.

Хардин неожиданно исчезает и, появившись вновь, выразительно покашливает. Мы поворачиваемся и смотрим на него.

– Нам уже пора, – говорит он, и я хмурюсь.

У него в руках – моя одежда и сумка с кедами. Довольно странно, что он не хочет дать мне время на переодевание, и несколько неудобно идти в его вещах, но я следую за ним. Обнимаю Кена и Карен на прощание, пока Хардин нетерпеливо топчется у выхода. Обещаю им скоро зайти и надеюсь, что так и будет. Я знаю, что не смогу тут бывать, но это такое приятное событие в моей обычной жизни, без уроков, будильников, занятий. Не хочу, чтобы оно закончилось.

Глава 51

 Сделать закладку на этом месте книги

В машине воцаряется неловкое молчание. Я держу вещи на коленях и гляжу в окно, ожидая, когда Хардин нарушит затянувшуюся паузу. Но он ничего не говорит, и я достаю из сумки телефон. Он не включается, видимо, разрядился за ночь. Все равно жму, и экран загорается. С облегчением вижу, что новых сообщений и вызовов нет. Тишину нарушают только тихий шум дождя и шорох «дворников».

– Ты еще злишься? – спрашивает наконец Хардин, когда мы въезжаем на территорию кампуса.

– Нет, – вру я.

Я не то чтобы злюсь, мне все еще больно.

– А мне кажется, злишься. Не веди себя как ребенок.

– Я и не веду. Ни капли не расстроюсь, если ты решишь меня бросить и пойти переспать с Молли, – говорю я в сердцах.

Не выношу мысли о нем и Молли. Когда я об этом думаю, у меня тянет в животе. Что он в ней нашел? Розовые волосы? Татуировки?

– Я не собираюсь этого делать. И вообще, это не твое дело, – издевается он.

– Конечно, ты так поскакал отвечать по телефону, когда я собиралась… сам знаешь что, – бормочу я.

Мне лучше молчать. Я не хочу ссориться с Хардином, особенно когда я не знаю, когда мы увидимся снова. Я действительно не хочу, чтобы он бросал литературу. Он просто всякий раз выжимает из меня все соки.

– Это не так, Тереза, – говорит он.

Значит, он снова называет меня Терезой?

– Вот как, Хардин? А мне кажется, именно так. Но мне на это плевать. Я знала, что этим закончится, – наконец признаюсь я и ему, и себе самой.

Я не хотела покидать дом его отца именно потому, что мы неизбежно возвращаемся к обычным отношениям. Как всегда.

– Что закончится?

– Это… мы. Твое хорошее отношение ко мне. – Я боюсь поднять глаза: именно так он всегда пытается меня обидеть.

– И что с того? Ты собираешься не общаться со мной еще неделю? Мы оба знаем, что в выходные ты снова окажешься в моей постели.

Я не верю своим ушам.

– Ч-что?! – кричу я.

Я в шоке от его слов. Никто так со мной не говорил, никто и никогда не относился ко мне так неуважительно. Из глаз брызгают слезы, и именно в этот момент мы подъезжаем к парковке. Не слушая его, я хватаю вещи и пулей бегу к себе. Проклинаю себя за то, что бегу по газону, а не по тротуару, но мне хочется оказаться от Хардина как можно дальше. Когда он сказал, что хочет меня, разумеется, он имел в виду секс. Я знала, но сейчас это особенно больно осознавать.

– Тесса! – я слышу его голос.

Одна из туфель Стеф падает на землю, но я не останавливаюсь. Куплю ей новые.

– Черт побери, Тесса! Остановись! – кричит он снова.

Я не ожидала, что он рванет за мной. Я стараюсь бежать быстрее. Наконец, оказываюсь у здания общежития и забегаю в коридор. Вбегаю в комнату и там уже не сдерживаю рыданий. Захлопываю дверь. Мое лицо мокро от слез и дождя. Я поворачиваюсь, чтобы взять полотенце и вытереться, и застываю: на кровати сидит Ной. О господи, только не сейчас! Хардин может начать ломиться в любую секунду!

Ной встает и бросается ко мне.

– Тесса, что случилось? Где ты была?

Он пытается коснуться ладонью моей щеки, но я уклоняюсь от прикосновения. В глазах Ноя мелькает боль.

– Я… прости меня, Ной, – плачу я.

В этот миг Хардин распахивает дверь с такой силой, что трещат петли.

При виде Хардина глаза Ноя мгновенно расширяются и тут же сощуриваются; он пятится от меня с таким лицом, что внутренне я вся содрогаюсь. Хардин бросает туфлю на высоком каблуке, оброненную мною, и проходит в комнату, не обращая на Ноя внимание.

– Я не то имел в виду, – говорит он.

Ной смотрит на меня, и в его голосе звучит нескрываемая ненависть.

– Значит, вот, где ты была? Ты провела ночь с ним? На тебе его одежда? Я пытался дозвониться до тебя всю ночь и все утро, я оставил тебе тысячу сообщений, а ты была с ним?

– Что? Я… – начинаю я и поворачиваюсь к Хардину. – Ты копался в моем телефоне? Ты все удалил! – кричу я.

Разум подсказывает мне обращаться к Ною, но сердцем я замечаю только Хардина.

– Да… удалил, – признается он.

– Какого черта ты это сделал? Ты отвечаешь на звонки Молли и при этом удаляешь сообщения от моего парня?!

Хардин морщится, когда я называю Ноя своим парнем.

– Как ты смеешь так шутить надо мной, Хардин! – рыдаю я.

Ной берет меня за руку, поворачивая лицом к себе, и Хардин бьет его в плечо.

– Не трогай ее! – рычит он.

Это нереально. Я смотрю на происходящее со стороны, как на разворачивающуюся на экране мыльную оперу.

– Не учи меня, что мне делать со своей девушкой, придурок, – сердито огрызается Ной, толкая Хардина.

Хардин кидается вперед, но я хватаю его за футболку и оттягиваю назад. Может, мне стоит дать им подраться. Хардин заслуживает хорошей затрещины.

– Прекратите! Хардин, уходи! – Я утираю слезы.

Хардин снова смотрит на Ноя и встает передо мной. Протягиваю руку и кладу ладонь ему на спину, надеясь, что это его успокоит.

– Нет, на этот раз я не уйду, Тесса. Я и так часто это делал. – Он выдыхает и проводит рукой по волосам.

– Тесса, вели ему выйти! – командует Ной, но я не обращаю внимания, потому что хочу знать, что скажет Хардин.

– Я не хотел говорить того, что сказал тебе в машине, не знаю, зачем я ответил на звонок Молли. Просто по привычке, кажется. Дай мне еще один шанс, пожалуйста! Я знаю, у меня и так их было много, но мне нужен еще один. Пожалуйста, Тесс!

Хардин тяжело вздыхает. В голосе его слышится страдание.

– С какой стати, Хардин? Я постоянно давала тебе шанс быть моим другом, снова и снова. Я не думаю, что хочу пробовать еще раз.

Понимаю, что на нас смотрит Ной, но меня это больше не волнует. Знаю, это неправильно, я ошибаюсь, но я ничего так не желала в своей жизни.

– Мне нужна не дружба… Мне нужно больше, – звучит как гром среди ясного неба.

– Ты не хочешь.

«Хардин ни с кем не встречается», – напоминает мне подсознание.

– Нет, хочу. Хочу.

– Ты говорил, что ни с кем не встречаешься и что я не твой тип, – напоминаю я ему.

Я еще не до конца осознаю, что этот разговор происходит на глазах у Ноя.

– Да, ты не такая, как я, а я не такой, как ты, но поэтому мы и подходим друг другу. Мы разные, но мы похожи. Однажды ты сказала мне, что я делаю тебя хуже. А ты делаешь меня лучше. Я знаю, ты тоже чувствуешь это, Тесса. Да, я ни с кем не встречался, до тебя. Ты заставляешь меня хотеть быть чьим-то, хотеть быть лучше. Я хочу, чтобы ты считала меня достойным себя, чтобы ты хотела меня так же, как и я тебя. Я хочу спорить с тобой, даже орать, пока один из нас не признает, что мы не правы. Я хочу заставлять тебя смеяться и слушать твои рассуждения о классике. Просто… ты мне нужна. Я знаю, что бываю жесток иногда… хорошо, всегда, но это только потому, что я не знаю, каким еще можно быть. – Он переходит на шепот, глаза дико горят. – Я был таким слишком долго. И я не хочу больше быть таким. С тех пор, как встретил тебя.

Я потрясена. Он высказал все, что я хотела, но я никогда не думала, что он действительно на это осмелится. Это не тот Хардин, которого я знаю, но то, как торопливо он говорил, как тяжело и неровно он дышит, подтверждает, что он говорит искренне. Не знаю, как я смогла устоять на ногах после такого признания.

– Какого черта? Тесса? – в отчаянии спрашивает Ной.

– Тебе нужно уйти, – шепчу я, продолжая глядеть Хардину в глаза.

Ной делает шаг вперед и победно восклицает:

– Спасибо! Я уж думал, это никогда не кончится.

Хардин выглядит совершенно разбитым, абсолютно раздавленным.

– Ной, я сказала, тебе нужно уйти, – повторяю я.

Оба резко выдыхают. По лицу Хардина пробегает волна – и я протягиваю к нему руки, вкладываю свои маленькие пальцы в его дрожащие ладони.

– Что? – кричит Ной. – Ты шутишь, Тесса! Мы так давно знаем друг друга, а этот парень просто тебя использует. И он бросит тебя, как только тобой наиграется, а я люблю тебя! Не совершай ошибку, Тесса, – умоляет он.

Я понимаю, какую боль причиняю, но не могу остаться с ним. Я хочу быть с Хардином. Я хочу быть с ним больше всего на свете. И Хардин хочет быть со мной. И только со мной. Сердце снова сжимается, и я смотрю на Ноя: он открыл рот, чтобы еще что-то сказать.

– Я бы сейчас не стал больше ничего говорить, – предупреждает Хардин.

– Мне очень жаль, что так получилось, но я не шучу, – говорю я.

Ной не говорит ни слова. Он молча берет рюкзак и выходит из комнаты.

– Тесса… я… ты действительно чувствуешь то же, что и я? – спрашивает Хардин, и я киваю.

Как он мог не видеть этого раньше?

– Не кивай, пожалуйста, скажи это, – с отчаянием произносит он.

– Да, Хардин, я тоже чувствую это.

Я не умею красиво и умно говорить, но кажется, ему достаточно этих простых слов.

Улыбка, озарившая лицо Хардина, отчасти облегчает боль, что я чувствую, разбив сердце Ноя.

– Что нам теперь делать? – спрашивает он. – Я в этом деле новичок, – усмехается он.

– Поцелуй меня, – говорю я, и он прижимает меня к груди, сжимая ткань на моей спине.

Губы у него прохладные, а проникший в мой рот язык горяч. Несмотря на бурю, только что пронесшуюся по моей комнате, я спокойна. Кажется, моя мечта сбылась. Я знаю, что это затишье перед бурей, но сейчас Хардин – мой якорь. Я молюсь лишь о том, чтобы он не утянул меня на дно.

Глава 52

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Хардин, наконец, прерывает наш поцелуй и садится на кровать, я усаживаюсь следом. Несколько минут мы молчим, и я уже беспокоюсь, что веду себя как-то не так, как нужно… Но не понимаю, что делать.

– Так, чем ты сегодня собиралась заняться? – спрашивает он.

– Ничем, только позаниматься, – говорю я.

– Прикольно. – Он прищелкивает языком. Кажется, он тоже нервничает, и я рада, что не я одна.

– Иди сюда, – зовет Хардин, протягивая ко мне руки.

В момент, когда я залезаю к нему на колени, дверь открывается, и Хардин раздраженно воет. Стеф, Тристан и Нэт заваливаются в комнату и таращатся на меня. Я спрыгиваю с коленей Хардина и пересаживаюсь на другой край кровати.

– Кажется, вы, ребята, собирались по-дружески перепихнуться? – деловито спрашивает Нэт.

– Нет! – пищу я.

Я не знаю, что ответить, жду, что скажет Хардин. Он молчит, и Тристан с Нэтом начинают рассказывать о вчерашней вечеринке.

– Кажется, я немного упустил, – говорит Хардин, и Нэт пожимает плечами.

– Да, Молли устроила стриптиз-шоу. Она разделась догола, надо было это видеть, – отвечает Нэт.

Меня передергивает, и я смотрю на Стеф, которая, в свою очередь, смотрит на Тристана, видимо, надеясь, что он не станет обсуждать голую Молли. Хардин улыбается.

– Да чего я там не видел?

У меня перехватывает дыхание, и я пытаюсь скрыть это кашлем. Не надо было ему так говорить.

Хардин мрачнеет, видимо, поняв, что только что сделал.

Может, это ужасное заблуждение, может, ему уже неловко за то, что он ляпнул, и теперь, когда все они находятся в комнате, эта неловкость только возрастает. Почему бы ему не рассказать, что мы встречаемся? Мы же встречаемся? Я сама уже ничего не понимаю. После его признания я так считала, но это еще не было сказано вслух. Может быть, мы друг друга не поняли. Неопределенность сводит меня с ума; когда я была с Ноем, не приходилось постоянно волноваться, что он ко мне чувствует. Мне не приходилось сталкиваться с его бывшими, потому что я была его единственной девушкой в жизни, которую он целовал, и, честно говоря, мне это нравилось. Я хотела бы, чтобы Хардин не был ни с одной другой девушкой, или, по крайней мере, не с таким количеством.

– Мы собираемся в боулинг. Я только переоденусь. Не хотите присоединиться? – спрашивает Стеф.

Я отрицательно качаю головой.

– Мне нужно нагнать кое-что по учебе. В эти выходные я почти не занималась, – говорю я, отворачиваясь; резко нахлынули воспоминания о выходных.

– Поехали, будет весело, – говорит Хардин, но я качаю головой.

Мне действительно нужно остаться. Втайне я надеюсь, что он останется со мной.

Стеф прячется за шкаф и затем выходит переодетая.

– Готовы, ребята? Уверена, что не хочешь поехать? – спрашивает она.

Я киваю.

– Да, уверена.

Все встают, Хардин с улыбкой машет мне и выходит. Я разочарована его уходом. Но, может, он запланировал пойти с друзьями еще до наших совместных выходных и сегодняшней драмы? На что я рассчитывала? Что он кинется целовать меня и скажет, что останется со мной? Даже смешно. Не знаю, что именно изменилось между нами, что мы так активно пытаемся избежать друг друга. Я слишком привыкла к отношениям с Ноем и совершенно не понимаю, что меня ждет, а я терпеть не могу не контролировать ситуацию.

Через час занятий начинаю засыпать и беру телефон, чтобы написать Хардину эсэмэску. Стоп, у меня даже нет его номера. Я никогда об этом раньше не задумывалась; мы не звонили друг другу и не переписывались. В этом не было необходимости, мы же друг друга терпеть не могли. Все гораздо сложнее, чем мне казалось.

Звоню маме, чтобы поболтать и в основном чтобы узнать, поделился ли с ней Ной тем, что произошло. Он уже должен оказаться дома – и, я уверена, не теряя время, расскажет ей все. Мама отвечает обычным «привет» – и я понимаю, что она еще ничего не знает. Я рассказываю о неудачной попытке купить автомобиль и о возможной стажировке в Vance. Конечно, она напоминает, что я уже месяц в колледже и до сих пор не нашла себе автомобиль. Я закатываю глаза, позволяя ей поделиться тем, что она делала на прошлой неделе. Во время ее монолога загорается экран телефона. Переключаюсь на громкую связь и читаю эсэмэску.

«Ты должна была пойти с нами, со мной», – читаю я.

Сердце сжимается: это Хардин.

Делая вид, что слушаю маму, я бормочу в ответ «ммм… ааа…» и пишу эсэмэску в ответ.

«Ты должен был остаться».

Я отправляю сообщение и смотрю на экран, ожидая ответа.

«Я еду, чтобы забрать тебя», – отвечает он, когда мне начинает казаться, что уже прошла вечность.

Что?

«Я не хочу играть в боулинг, и ты уже там. Оставайся».

«Я уже выехал. Собирайся».

Мальчик, ты командуешь, даже когда пишешь мне эсэмэски.

Мама все еще болтает, но я не слежу за ней; я перестала слушать, как только мне написал Хардин.

– Мам, перезвоню попозже, – прерываю я ее.

– Почему? – спрашивает она удивленно и несколько высокомерно.

– Я… эээ… я пролила кофе на конспект. Я сейчас.

Я отключаюсь и спешно бегу в туалет в футболке Хардина, захватив новые джинсы и простую фиолетовую майку. Причесывась, голова выглядит еще достаточно прилично, мыть необязательно. Смотрю на часы и захожу в умывалку, чтобы почистить зубы. И к моему возвращению Хардин уже ждет меня на кровати.

– Где ты была? – спрашивает он.

– Чистила зубы, – говорю я, убирая сумочку с туалетными принадлежностями.

– Готова? – Он встает и подходит ко мне.

Я ожидаю, что он обнимет меня, но он этого не делает. Он просто идет к двери. Я киваю, хватая сумку и телефон.

Мы садимся в машину, он выключает радио, и мы выезжаем. Мне действительно не хочется в боулинг. Я терпеть не могу это развлечение, но мне хочется провести время с Хардином. Мне не нравится, какой зависимой я становлюсь.

– Сколько ты планируешь, мы там пробудем? – спрашиваю я через несколько минут.

– Не знаю… А что? – Он мельком смотрит на меня.

– Так. Мне правда не очень нравится боулинг.

– Там не так уж плохо. Там все наши, – уверяет он.

Надеюсь, он не включает в компанию Молли.

– Надеюсь, – бормочу я, глядя в окно.

– Ты не хочешь идти? – тихо спрашивает он.

– Не очень, поэтому я и отказалась сначала, – заставляю себя улыбнуться.

– Может, поедем куда-нибудь еще?

– Куда? – Я раздражена, не знаю почему.

– Ко мне домой, – предлагает он, и я, улыбаясь, киваю. Его улыбка становится шире, и на щеках появляются мои любимые ямочки. – Ко мне. – Он тянет руку и кладет мне на бедро.

Становится тепло, и я накрываю его ладонь своей. Через четверть часа мы подъезжаем к дому братства. Я не была здесь с момента ссоры с Хардином, когда я пешком возвращалась в общежитие. Пока он ведет меня вверх по лестнице, встречные парни несколько раз глядят на нас; наверное, они специально следят за тем, кого приводит Хардин к себе. От этой мысли внутри все сжимается. Мне нужно перестать думать об этом, чтобы не сойти с ума, но я ничего не могу с этим поделать.

– Пришли, – говорит Хардин, открывая дверь.

Захожу за ним, и он включает свет, стягивая с ног ботинки. Затем подходит к кровати и ложится.

Когда я подхожу ближе, любопытство берет верх.

– Молли была там? В боулинге? – спрашиваю я, глядя в окно.

– Была, конечно, – небрежно бросает он. – А что?

Я сажусь на мягкую постель, и Хардин подтягивает меня за щиколотки. Я смеюсь и подвигаюсь ближе, прислоняюсь спиной к кровати, вытянув ноги.

– Просто интересно… – говорю я, и он усмехается.

– Молли всегда будет рядом; она – часть нашей тусовки.

Я знаю, что с моей стороны глупо завидовать, но она меня беспокоит. Молли делает вид, что хорошо относится ко мне, но я знаю, что она меня не любит, а любит Хардина. Даже теперь, когда мы с Хардином… в отношениях, я не хочу видеть ее рядом с ним.

– Ты боишься, что я буду трахаться с ней, так?

В ответ я стискиваю ладони. Мне нравится, как он говорит непристойности, но не тогда, когда речь идет о Молли.

– Нет, я… наверное. Я знаю, ты был с ней раньше, и не хочу, чтобы это повторилось, – говорю я.

Я уверена, что он будет иронизировать над моей ревностью, и отворачиваюсь.

Его рука тянется к моему колену и нежно сжимает.

– Я не собираюсь быть с ней… теперь. Не думай о ней, хорошо? – нежно говорит Хардин, и я почти ему верю.

– Почему ты не говоришь никому о нас?

Кажется, мне лучше молчать, но это меня действительно волнует.

– Не знаю… Я не уверен, что ты этого хочешь. А кроме того, то, чем мы занимаемся, – это наше дело. А не их, – объясняет он.

Его ответ гораздо лучше, чем то объяснение, которое крутится в моей голове.

– Наверное, ты прав. Я подумала, может, ты стесняешься или что-то типа того? – говорю я, и он смеется.

– С чего это мне тебя стесняться? Посмотри на себя.

Его глаза темнеют, и он скользит рукой по моему животу. Пальцы стискивают мою майку, и он чертит круги по коже. По спине бегут мурашки, и Хардин улыбается.

– Мне нравится, как твое тело реагирует на меня, – выдыхает он.

Я знаю, что произойдет дальше, и не могу ждать.

Глава 53

 Сделать закладку на этом месте книги

Он пробирается пальцами мне под майку, мое дыхание учащается. На его красивом лице расползается улыбка.

– Одно движение – и ты уже задыхаешься, – хрипло шепчет он.

Хардин наклоняется, прижимая мои ноги к своим бедрам, чтобы дотянуться губами до моей груди. Он проводит по ней языком, заставляя меня дрожать. Мои пальцы ныряют в его волосы, стискивая их, когда он касается моей кожи губами. Хардин скользит рукой между моих ног, но я перехватываю его запястье.

– В чем дело? – спрашивает он.

– Ни в чем… Просто я подумала, что сейчас хотела бы сделать это для тебя.

Я смотрю в сторону, но он берет меня пальцами за подбородок и заставляет смотреть в глаза. Он пытается скрыть улыбку, но я ее замечаю.

– И что же именно ты хотела бы для меня сделать?

– Ну… я могу сделать, ну, ты понимаешь, то, о чем ты тогда говорил.

Не знаю, почему я так стесняюсь произнести это слово, в то время как Хардин говорит все, что думает; но в моем словаре нет места слову «минет».

– Ты хочешь пососать мой член? – спрашивает он с явным удивлением.

Я просто в шоке. Но, тем не менее, беру себя в руки.

– Ну… да. В смысле, ты этого хочешь?

Надеюсь, со временем я научусь говорить такие вещи. Мне бы хотелось со временем чувствовать себя с ним так раскованно, чтобы иметь возможность набраться храбрости и сказать вслух, что именно я хочу ему сделать.

– Конечно, хочу. Я мечтал о том, чтобы твои губы обхватили меня еще в тот момент, когда впервые тебя увидел. – То, что он говорит, мне странно приятно, но потом он спрашивает: – А ты уверена, что хочешь? Ты хоть когда-нибудь… видела член?

Я уверена, что он знает ответ; может, он просто хочет, чтобы я это сказала?

– Конечно, видела. Не вживую, а нарисованный, и еще я однажды застала соседку за просмотром одного неприличного фильма, – говорю я, и Хардин прыскает от смеха. – Хватит надо мной смеяться, – предупреждаю я.

– Я не смеюсь, детка, прости. Просто я еще никогда не видел никого столь же неопытного. Это здорово, хотя твоя невинность меня иногда обескураживает. Но вообще, это просто потрясающе, что я единственный, кто заставил тебя кончить, даже считая тебя.

На этот раз он не смеется, и я успокаиваюсь.

– Хорошо. Тогда давай начнем.

Он улыбается и поглаживает меня по щеке.

– Так вот просто, мне это нравится, – говорит он, вставая.

– Ты куда? – спрашиваю я.

– Никуда, просто снимаю штаны, – улыбается он.

– Я хочу сделать это сама, – говорю я обиженно, и он, хихикая, натягивает штаны обратно.

– Приступай, детка, – говорит он, кладя руки на бедра.

Улыбаясь, я тянусь к нему и спускаю его штаны. Надо ли мне сразу стягивать и трусы? Хардин делает шаг назад и перед тем, как сесть на кровать, снимает ботинки. Я становлюсь перед ним на колени, и он делает глубокий вдох.

– Подойди ближе, детка.

Я быстро наклоняюсь и кладу руки ему на бедра.

– Все хорошо? – спрашивает он.

Я киваю, и он подтягивает меня за локти.

– Давай пока просто поцелуемся, ладно? – предлагает он, поднимая меня.

Надо признать, я вздыхаю с облегчением. Я хочу это сделать, но мне нужно время, чтобы собраться, и поцелуй меня успокаивает. Он меня целует, сначала медленно, и через несколько секунд возникает знакомое электричество. Я сцепляю руки и раскачиваюсь на его коленях. Ткань его трусов оттопыривается все больше, и я осторожно тяну его за волосы. Жаль, что на мне не юбка, я могла бы задрать ее и чувствовать его возбуждение… Я потрясена собственными мыслями. Опускаю руку, кладя ладонь на его трусы.

– Черт, Тесса. Если будешь продолжать в том же духе, я опять кончу в трусы, – стонет он.

Я останавливаюсь и слезаю с его колен. Порываюсь снова встать на колени.

– Сними свои джинсы, – инструктирует он.

Расстегиваю джинсы и стягиваю их. Осмелев, снимаю майку, и та летит в сторону. Опускаюсь на колени, Хардин закусывает губу. Я хватаюсь пальцами за пояс его трусов и тяну их вниз, а он поднимается с кровати, чтобы помочь мне их снять.

Мои глаза расширяются, и я слышу собственный вздох: вижу достоинство Хардина. Ничего себе, какой большой! Намного больше, чем я думала.

Как мне удастся засунуть его в рот?

Несколько секунд я смотрю, потом протягиваю руку и касаюсь его указательным пальцем. Хардин хихикает от того, что его член отскакивает и слегка покачивается.

– Как… то есть что мне нужно сначала делать? – заикаюсь я.

Я напугана размерами, но все же хочу это сделать.

– Смотри. Вот так… Возьмись пальцами, как в прошлый раз.

Мои пальцы обхватывают его член, и я осторожно ими шевелю. Кожа гораздо мягче, чем я думала. Я знаю, что таращусь на него и рассматриваю как научный объект, но все это для меня так ново, что я чувствую себя исследователем.

Я легонько сжимаю его и медленно двигаю рукой вверх и вниз.

– Так? – спрашиваю я, и Хардин кивает, тяжело дыша.

– Теперь… просто обхвати его ртом. Не весь, конечно, ты не сможешь… просто захвати, сколько получится.

Делаю глубокий вдох и наклоняюсь. Открыв рот, я обхватываю его губами наполовину. Хардин кряхтит, и его руки опускаются мне на плечи. Слегка сжимаю губы, чувствуя что-то соленое. Он уже кончает? Вкус пропадает, и я двигаю головой вверх-вниз. Инстинкт, о котором я и не подозревала, подсказывает мне двигать языком вдоль его плоти.

– Твою мать. Да, вот так, – стонет Хардин, и я продолжаю.

Он держит меня крепче, бедра покачиваются вверх, навстречу моему рту. Я заставляю себя обхватить глубже, погружаю член в себя почти полностью и смотрю на Хардина. Он лежит с закрытыми глазами, словно в экстазе. Под татуированной кожей ходят мышцы, ребра медленно поднимаются и опускаются. Я сосредотачиваюсь на минете, двигаясь немного быстрее.

– Возьмись… другой рукой, – задыхаясь, командует он.

Я подчиняюсь. Двигая рукой у основания его члена, я облизываю губами головку. Я прижимаю его к щеке, и он опять стонет.

– Черт… охренеть, Тесса. Я… я так близко, – говорит он, напрягаясь. – Если ты не хочешь в рот, то… ты… можешь остановиться.

Я смотрю на него, продолжая держать член во рту. Мне нравится, как он теряет из-за меня контроль.

– О, черт… продолжай смотреть… на меня.

Он смотрит на меня и напрягается. Я хлопаю ресницами и, кажется, этим усиливаю эффект. Хардин страстно безостановочно повторяет мое имя; я чувствую небольшой рывок – и теплая соленая жидкость выстреливает мне в горло короткими всплесками. Я сглатываю и отодвигаюсь. Это не так уж противно, как я думала, но определенно невкусно. Его руки перемещаются от моих плеч к щекам.

Он кажется совершенно ошеломленным и запыхавшимся.

– Ну как… это было?

Я поднимаюсь с колен и сажусь рядом на кровать. Он обнимает меня, кладя голову мне на плечо.

– Думаю, это было хорошо, – говорю я, и он смеется.

– Хорошо?

– Кажется, это было забавно. Увидеть тебя таким. И это не так уж плохо, как я думала, – признаюсь я.

Я слишком смущена, чтобы признаться, что мне понравилось.

– А как тебе? – с беспокойством спрашиваю я.

– Я был приятно удивлен: ты делаешь это лучше, чем кто бы то ни было.

Я краснею.

– Разумеется, – смеюсь я, оценив его попытку помочь мне не комплексовать от своей неопытности.

– Нет, в самом деле. То, что ты такая… невинная и делаешь это мне. И, черт, когда ты на меня посмотрела…

– Ладно-ладно! – перебиваю я его, маша руками.

Я не хочу смаковать каждую деталь моего первого минета. Он посмеивается и мягко толкает меня обратно на постель.

– А теперь позволь мне дать тебе почувствовать то же, что почувствовал я, – рычит он мне в ухо и посасывает мою шею. Его пальцы оказываются в моих трусиках и стягивают их вниз. – Что ты предпочитаешь, пальцы или язык?

– И то, и другое, – отвечаю я, и он улыбается.

– Как скажешь.

Он опускает голову. Я протяжно вздыхаю и снова хватаю его за волосы. Вцепляюсь довольно сильно, но, кажется, ему это нравится. Я выгибаюсь на кровати и через несколько минут оказываюсь в таком экстазе, что зову его по имени, пока все не кончается.

Когда дыхание выравнивается, сажусь и касаюсь пальцами темных рисунков на его груди. Он следит за мной взглядом, но не останавливает. Молча ложится на спину и дает мне насладиться расслабленностью.

– Никто еще не гладил меня так, – говорит он.

Я вспоминаю все вопросы, которые хотела ему задать. Но вместо того, чтобы расспрашивать, улыбаюсь и целую его в грудь.

– Останешься со мной сегодня вечером? – спрашивает он, и я качаю головой.

– Я не могу; завтра понедельник, надо на учебу.

Я бы хотела остаться с ним, но не в воскресенье.

Он мягко смотрит на меня.

– Пожалуйста.

– Мне нечего завтра надеть.

– Надень, что есть; пожалуйста, останься со мной. Только на одну ночь. Я обещаю, ты будешь на занятиях вовремя.

– Не знаю…

– Даже на пятнадцать минут раньше, у тебя будет время зайти в кафе и встретиться с Лэндоном, – говорит он, и у меня открывается рот от изумления.

– Откуда ты об этом знаешь?

– Я следил за тобой… не всегда, конечно. Но я замечаю больше, чем ты думаешь, – говорит он, и мое сердце бьется чаще.

Я прижимаюсь к нему, крепко и порывисто.

– Я останусь, – говорю я, взяв его за руку. – Но при одном условии.

– Каком?

– Вернись на литературу, – прошу я, и он приподнимает бровь.

– Договорились.

Я улыбаюсь такому простому ответу, и он прижимает меня к груди.

Глава 54

 Сделать закладку на этом месте книги

Лежа несколько минут на груди Хардина, я обдумываю свое согласие.

– А что с утренним душем? – напоминаю я.

– Можешь сходить в тот, что дальше по коридору.

Губы Хардина двигаются вдоль моей челюсти, вверх и вниз. От нежных прикосновений у меня кружится голова; он точно знает, что делает.

– В братстве? Мало ли кто туда войдет.

– Во-первых, дверь запирается, а во-вторых, я буду тебя сопровождать, – произносит он между поцелуями.

Мне не нравится его тон, но решаю не обращать внимания.

– Отлично. Но я хочу принять душ сейчас, пока еще не очень поздно.

Он кивает, встает, натягивая джинсы. Я делаю то же самое, не надевая трусики.

– Без трусов? – ухмыляется он.

Пропускаю реплику мимо ушей и спрашиваю:

– У тебя есть шампунь? У меня даже расчески с собой нет. – Беспокоюсь из-за отсутствия всех самых необходимых вещей. – А ватные палочки? Зубная нить? – перечисляю я.

– Расслабься, тут есть и палочки, и нить. Есть, наверное, даже запасная зубная щетка, и точно есть расческа или даже две. Найдутся и трусы любых размеров, если хочешь.

– Трусы? – переспрашиваю я, прежде чем понимаю, что он имеет в виду оставленные другими девушками. – Проехали, – добавляю я быстро, и он смеется.

Надеюсь, Хардин не собирает странную коллекцию трусиков всех девчонок, с которыми переспал.

Он ведет меня в душ. Я чувствую себя вполне раскованно; я же бывала здесь уже несколько раз.

Хардин пускает воду и стягивает с себя футболку.

– Что ты делаешь?

– Собираюсь принять душ.

– А я думала, пойду первая.

– Примем душ вместе, – небрежно говорит он.

– Э нет! Я не буду, – смеюсь я.

Я не могу принять душ вместе с ним.

– Почему? Я уже видел тебя, а ты меня. В чем дело-то? – морщится он.

– Не знаю… просто не хочу.

Да, он уже видел меня голой, но душ – это очень интимный процесс. Гораздо более интимный даже, чем то, чем мы только что занимались.

– Ладно. Иди первая, – говорит он чуть резче.

Я нежно улыбаюсь, игнорируя его кислый тон, и раздеваюсь (он сразу начинает шарить по мне глазами), потом отворачиваюсь к занавеске. Рукой проверяю температуру воды и становлюсь под струи.

Пока я мою голову, Хардин молчит. Слишком уж тихо.

– Хардин? – зову я.

Может, он уже покинул ванную?

– Да?

– Мне показалось, ты ушел.

Он чуть отдергивает занавеску, просовывая свою кудрявую голову.

– Нет, я еще здесь.

– Что-то не так? – спрашиваю я, сочувственно глядя на него.

Он качает головой, но ничего не говорит. Может, надулся, как маленький, потому что я не захотела мыться вместе? Я уже почти готова сказать, чтобы он присоединился, но мне хочется дать ему понять, что не все можно получить таким способом. Голова исчезает за занавеской, и я слышу, как он садится на унитаз.

Шампунь и гель для душа сильно отдают мускусом. Я вздыхаю о своем ванильном шампуне, но на один раз пойдет и это. Наверное, лучше было бы, если б Хардин остался у меня, но там Стеф, и пришлось бы многое объяснять, а кроме того, Хардин вряд ли был бы таким ласковым, будь она рядом. Меня это беспокоит, но я прогоняю тревогу.

– Не мог бы ты передать полотенце? – прошу я, выключая воду. – Или два, если есть. – Одним я хочу вытереть голову, другим – тело.

Его рука просовывает через занавеску два сухих полотенца. Благодарю, он бормочет что-то в ответ, но я не могу разобрать что. Пока я вытираюсь, он снимает джинсы и снова включает воду. Он отодвигает занавеску, и я не могу не смотреть на его голое тело. Чем больше я смотрю на него, тем красивее кажутся мне его татуировки. Я продолжаю смотреть, как он заходит в душ. Вода льется на его темные волосы, и он задергивает штору. Надо было помыться вместе, не потому, что он обиделся, а потому, что я действительно этого хочу.

– Я пойду в твою комнату, – говорю я, полагая, что ему все равно.

Он отдергивает занавеску так резко, что кольца чиркают по стержню.

– Нет, не надо.

– Ладно, а в чем дело? – сразу же спрашиваю я.

– Ни в чем, просто ты не вернешься одна. Тут тридцать парней, так что не стоит блуждать по коридору.

– Нет, тут что-то еще; ты надулся, когда я сказала, что не хочу мыться вместе.

– Нет… не надулся.

– Тогда скажи, в чем дело, или я пойду туда прямо в этом полотенце, – угрожаю я, зная, что никогда не решусь на это.

Его глаза сужаются, и он тянется к моей руке, чтобы остановить меня, капая на пол.

– Я просто не люблю, когда мне говорят «нет».

Он говорит глухо, но все же мягче, чем несколько минут назад.

Вероятно, что, когда дело касается девушек, Хардин редко слышит «нет». Разум подсказывает, что стоит ему объяснить, что ему придется к этому привыкнуть, но я еще ни разу до этого момента не отказывала ему. Стоит ему коснуться меня, я делаю все, что он захочет.

– Ну, я не такая, как другие, Хардин, – парирую я, движимая ревностью.

На его губах играет легкая улыбка, а по лицу стекает вода.

– Знаю, Тесс. Я знаю.

Он снова закрывается, и пока я натягиваю на себя одежду, он выключает воду.

– Ты можешь спать в моей одежде, – говорит он, и я киваю, не в силах оторваться от его великолепного тела.

Он вытирает белым полотенцем волосы, оставляя их торчать в беспорядке, затем оборачивает полотенце вокруг талии. Оно висит на бедрах очень низко, и Хардин выглядит ужасно сексуально. Температура в ванной поднялась градусов на двадцать. Наклонившись, он открывает шкаф, достает расческу и вкладывает мне в руку.

– Пойдем, – говорит он, и я мотаю головой, прогоняя дурные мысли.

Мы идем по коридору, и, завернув за угол, я почти натыкаюсь на высокого блондина… Я гляжу на него, и у меня – мороз по коже.

– Давненько тебя не видел, – мурлычет он, и я чувствую, как меня начинает тошнить.

– Хардин! – пищу я, и он оборачивается; ему нужно мгновение, чтобы вспомнить, что это именно тот парень, который пытался меня изнасиловать.

– Отойди от нее, Нил! – рявкает он.

Нил бледнеет. Видимо, он не заметил Хардина, когда вывернул из-за угла. И зря.

– Я попутал, Скотт, – говорит он, уходя.

– Спасибо, – шепчу я Хардину.

Он обнимает меня и отпирает дверь.

– Надо было навалять ему хорошенько, да? – спрашивает он, когда я сажусь на кровать.

– Нет! Не надо! – прошу я.

Не знаю, всерьез ли он, но я не хочу это выяснять. Хардин хватает с тумбочки пульт и включает телевизор, затем открывает ящик и бросает мне футболку и боксеры.

Я сбрасываю джинсы и натягиваю боксеры, несколько раз закатав их сверху.

– Можно я надену футболку, которую ты сегодня носил?

Только сказав, понимаю, как странно это звучит.

– Что? – усмехается он.

– Я… ладно… неважно. Сама не знаю, что говорю, – вру я.

Я хочу надеть его грязную футболку, потому что она вкусно пахнет? Очень странно. Он усмехается и, подняв футболку с пола, подходит ко мне.

– Вот, детка, – говорит он, протягивая ее мне.

Я рада, что он не смеется надо мной, но все равно чувствую себя немного глупо.

– Спасибо, – пищу я.

Снимаю свою футболку и лифчик, и накидываю его грязную. Нюхаю: пахнет так же вкусно, как я его и запомнила.

Хардин смягчается.

– Ты красивая, – говорит он, глядя в сторону.

Кажется, эти слова вырвались у него случайно, и сердце мое колотится еще громче. Я улыбаюсь и делаю шаг к нему.

– И ты.

– Да ладно, – смеется он, и его щеки вспыхивают. – Во сколько ты должна вставать? – спрашивает он, переключая каналы.

– В пять, но я поставлю будильник.

– В пять? Пять утра? У тебя первая пара в девять, правильно? Зачем так рано вставать?

– Не знаю, просто чтобы собраться, наверное. – Я тщательно вожу расческой по волосам.

– Ну, давай в семь; мое тело до семи просто не функционирует, – говорит он, и я охаю. Мы с ним такие разные.

– Шесть тридцать? – стараюсь я найти компромисс.

– Хорошо, шесть тридцать, – соглашается он.

Остаток вечера мы проводим, переключая каналы, пока Хардин не засыпает, положив голову мне на колени. Я тихонько высвобождаюсь и ложусь рядом, стараясь не разбудить.

– Тесс? – стонет он, шаря руками во сне, как будто ища меня.

– Я тут, – шепчу я из-за спины.

Он поворачивается на другой бок и обнимает меня, мгновенно проваливаясь в сон. Хардин говорил, что лучше спит, когда я рядом; кажется, я тоже.

На следующее утро в шесть тридцать срабатывает будильник, и я ношусь по комнате, пытаясь найти одежду и разбудить Хардина. Он просыпается с трудом. Чувствую себя растрепанной и растерянной, но в семь пятнадцать мы оказываемся в моей комнате, и я успеваю почистить зубы и переодеться. Стеф все еще спит, и я останавливаю Хардина, который хочет вылить ей на голову стакан воды. Кроме того, я радуюсь, что Хардин не отпускает своих обычных грубых замечаний, когда я надеваю одну из своих длинных юбок и простую голубую рубашку.

– Смотри, сейчас только восемь; еще двадцать минут в запасе, прежде чем мы зайдем в кафе, – хвастает Хардин.

– Мы?

– Да, я думал зайти с тобой. Если нет, тоже неплохо, – говорит он, глядя в сторону.

– Да, конечно, будет замечательно.

Просто я не могу привыкнуть к изменениям в отношениях между мной и Хардином. Так здорово не пытаться избегать его или беспокоиться, что случайно на него натолкнешься. Что подумает Лэндон? И что мы ему скажем?

– Что нам делать эти двадцать минут? – улыбаюсь я.

– У меня есть несколько идей, – ухмыляется он, прижимая меня к себе.

– Здесь Стеф, – напоминаю я, пока он ласкает языком мое ухо.

– Знаю, мы только целуемся, – смеется он, прижимаясь губами к моим губам.

Мы уходим, оставив спящую Стеф, и Хардин предлагает понести мою сумку: это приятная неожиданность.

– А где твои учебники? – спрашиваю я.

– Я их не ношу. Одалживаю на каждом занятии у кого-нибудь. Это освобождает меня от необходимости их таскать, – говорит он, поправляя мою сумку.

Я закатываю глаза и смеюсь над ним.

Когда мы подъезжаем к кафе, Лэндон стоит, прислонившись к стене. Похоже, он удивлен, увидев нас вместе. Я показываю знаками «объясню позже», и он улыбается.

– Ну, я пойду, у меня сейчас занятия по сну, – говорит Хардин, и я киваю.

Что мне нужно делать, может, обнять его? Но прежде, чем я решаюсь, он опускает мою сумку, обхватывает меня рукой за талию и, прижав к груди, целует меня. Я не ожидаю этого, но тоже целую его, и он выпускает меня.

– Пока, – говорит он с усмешкой и смотрит на Лэндона.

Более неловкое положение трудно представить. Лэндон застыл с открытым от изумления ртом, и я сама смущена смелым поступком Хардина.

– Гм… извини.

На самом деле меня не особенно волнует прилюдное выражение чувств. С Ноем я никогда не делала ничего подобного, кроме того случая, когда я пыталась поцеловать его в торговом центре, чтобы заставить себя не думать о Хардине.

– Мне надо многое тебе рассказать, – говорю я Лэндону, поднимая сумку.

Глава 55

 Сделать закладку на этом месте книги

Пока я рассказываю о своем расставании с Ноем, Лэндон молчит. Я спрашиваю, как назвать мои отношения с Хардином, потому что я считаю, что мы встречаемся, но точно мы не обсуждали эту техническую сторону дела.

– Я уже предупреждал тебя, так что снова повторять не буду. Но, пожалуйста, будь осторожна. Хотя, признаю, он, похоже, увлечен тобой, насколько это возможно для такого, как он, – говорит Лэндон, когда мы занимаем свои места.

Он делает все возможное, чтобы выразить понимание и поддержку, несмотря на свою нелюбовь к Хардину, и я это ценю.

Когда я прихожу на третью пару, профессор социологии знаками подзывает меня к кафедре.

– Мне только что позвонили: тебе нужно зайти в ректорат.

Что? Зачем? В голове проносится тысяча страхов, но я вспоминаю, что наш ректор – отец Хардина. Я несколько расслабляюсь, но тут мои нервы снова натягиваются. Зачем я ему понадобилась? Понимаю, колледж – это не школа, но у меня такое чувство, что меня вызывают в кабинет директора, с той лишь разницей, что он оказывается отцом моего… парня?

Беру сумку и иду через кампус к административному зданию. Эта долгая прогулка занимает у меня полчаса. Подхожу к секретарше на ресепшен и называю свою фамилию, и она быстро поднимает трубку. Ничего не слышу, кроме «Доктор Скотт».

– Он готов вас принять, – говорит она с дежурной улыбкой, указывая на деревянные двери в конце зала.

Я подхожу, но прежде, чем успеваю постучать, дверь со скрипом отворяется, и Кен с улыбкой выходит мне навстречу.

– Тесса, спасибо, что пришла, – говорит он, вводя меня внутрь и жестом приглашая сесть.

Сам он садится в большое вращающееся кресло за огромным столом из вишневого дерева. Мне так страшно, как никогда в жизни.

– Извини, что сорвал тебя с занятий. Не знаю, как с тобой еще связаться, а до Хардина, сама знаешь, дозвониться трудно.

– Все нормально. Что-нибудь случилось? – встревоженно спрашиваю я.

– Нет, не совсем. Я хочу кое-что с тобой обсудить. Начнем с твоей практики. – Он наклоняется и кладет руки на стол. – Рад сообщить, что я разговаривал со своим другом в Vance. Он хочет встретиться с тобой, и чем скорее, тем лучше. Если завтра ты свободна, будет просто замечательно.

– Конечно! – восклицаю я, вскакивая от волнения. Почувствовав неловкость, я торопливо сажусь, сложив руки. – Огромное, огромное спасибо! Вы не представляете, как я благодарна! – говорю я.

Это для меня так важно, что я не верю, что он действительно помог мне.

– Действительно, это очень приятно, Тесса. – Он удивленно приподнимает брови. – Значит, я скажу ему, что ты приедешь завтра?

– Мне не хочется пропускать занятия, но это того стоит, и я готова в любом случае. Да, конечно. Еще раз спасибо. Обалдеть, – говорю я, и он смеется.

– И теперь переходим ко второму делу. Если ты откажешься, ничего страшного. Это скорее личная просьба или, я считаю, помощь. Отказ на стажировке никак не отразится, – говорит он, и я снова на взводе. – Не знаю, сказал ли Хардин, что я и Карен собираемся пожениться в ближайшие выходные.

– Я знала, что намечена свадьба. Примите мои поздравления, – отвечаю я.

Я вспоминаю, что узнала об этом совсем недавно. В мыслях возвращаюсь к тому вечеру, когда Хардин разнес отцовский дом и выпил бутылку виски.

Кен любезно улыбается.

– Большое спасибо. Меня интересует, есть ли возможность… не могла бы ты… убедить Хардина прийти, – он отводит глаза и смотрит в стену. – Я знаю, что перехожу границы, но мне бы не хотелось, чтобы он отсутствовал. Честно говоря, кажется, ты единственный человек, кто сможет убедить его прийти. Я несколько раз приглашал его, но он категорически отказывается. – Кен печально вздыхает.

Не знаю, что ему ответить. Я хотела бы затащить Хардина на свадьбу его отца, но сомневаюсь, что он меня послушает. Почему все уверены, что он это сделает? Вспоминаю, как Кен сказал, что Хардин влюблен в меня, но эта мысль настолько же нелепа, насколько не соответствует действительности.

– Конечно, я поговорю с ним. Я буду рада, если он пойдет, – честно говорю я.

– В самом деле? Огромное спасибо, Тесса. Надеюсь, я не давил на тебя, чтобы ты согласилась, и я с нетерпением жду вас обоих.

На свадьбу с Хардином? Звучит заманчиво, но его трудно будет убедить.

– Карен ты очень понравилась, за эти выходные она просто в тебя влюбилась. Заходи к нам в любое время.

– Мне тоже у вас очень понравилось. Может быть, мы сможем договориться с ней об уроках выпечки, которые она предлагала, – смеюсь я, и он усмехается вместе со мной.

Он очень похож на Хардина, когда улыбается, и мне от этого становится очень приятно. Отец Хардина так старается наладить отношения со своим озлобленным, огрызающимся сыном, что у меня сердце болит за него. Если я могу помочь Кену, я сделаю все, что в моих силах.

– Она очень бы этого хотела! Заходи в любое время, – повторяет он.

Я поднимаюсь.

– Еще раз спасибо за помощь со стажировкой, это для меня очень важно.

– Я посмотрел твои переводы и эссе, это впечатляет. Хардин многому мог бы у тебя научиться, – говорит он, и его взгляд светится надеждой.

Прощаюсь, чувствую, как горят щеки. Когда я возвращаюсь к факультету литературы, остается всего пять минут до начала пары. Хардин сидит на своем обычном месте, и я не могу сдержать улыбки.

– Ты выполнила свою часть сделки; я тоже, – говорит он, улыбаясь в ответ.

Я здороваюсь с Лэндоном и занимаю место между ними.

– Ты что так поздно? – шепчет Хардин, уже когда профессор начинает урок.

– Расскажу потом. – Я знаю, что, если заговорить об этом сейчас, он убежит прямо посреди лекции.

– Скажи сейчас.

– Я же сказала, потом. Это не срочно, – обещаю я.

Он вздыхает, но соглашается.

Когда занятия заканчиваются, Хардин и Лэндон встают, и я не знаю, с кем поговорить первым. Обычно после уроков я болтаю с Лэндоном, пока мы вместе идем домой, но теперь со мной Хардин, и я не знаю, как поступить.

– Ты еще не передумала идти на костер в пятницу со мной и Дакотой? Думаю, сначала надо зайти ко мне на ужин, мама обрадуется, – говорит Лэндон раньше, чем Хардин успевает что-то сказать.

– Да, конечно, я иду. Ужин – это хорошо; напомни ближе к делу, я обязательно зайду.

С нетерпением жду встречи с Дакотой. Она делает Лэндона счастливым, и я ее люблю уже только за это одно.

– Я напишу тебе, – говорит он и уходит.

– Я напишу тебе, – передразнивает Хардин, и я закатываю глаза.

– Не смейся над ним, – предупреждаю я.

– О да, я забыл, какова ты в гневе. Помню, чуть не накинулась на Молли, когда она над ним прикалывалась, – смеется Хардин, и я толкаю его в плечо.

– Я серьезно, Хардин, оставь его в покое, – говорю я, добавив после паузы: – Пожалуйста.

– Он живет с моим папой. Я имею право смеяться над ним, – улыбается он, и я смеюсь.

Когда мы выходим, я решаю, что более удобного случая поговорить не выпадет.

– Кстати о твоем отце. – Я гляжу на Хардина и замечаю, что он уже напрягся. Он смотрит на меня с подозрением, ожидая, что я скажу дальше. – Я с ним сегодня виделась. В его кабинете. Он договорился о моей стажировке в Vance. Пойду туда завтра. Здорово, правда?

– Что он? – издевается Хардин.

– Он договорился о моей стажировке. Это отличная возможность, Хардин, – растолковываю я.

– Хорошо, – вздыхает он.

– И еще кое-что.

– Ну конечно…

– Он пригласил меня на свадьбу в следующие выходные… ну, нас. Он пригласил нас на свадьбу, – с трудом произношу я, испепеляемая его взглядом.

– Нет, я не пойду. И точка. – Он поворачивается, чтобы уйти.

– Подожди, просто выслушай меня. Пожалуйста?

Я тянусь к его запястью, но он резко отдергивает руку.

– Нет. Тебе действительно лучше не лезть в это, Тесса. Я не шучу. Занимайся, блин, своими делами, – резко бросает он.

– Хардин… – снова говорю я, но он не обращает внимания.

Он уходит на стоянку. Мои ноги – словно увязли в цементе. Я смотрю, как его белый автомобиль выруливает с парковки, и не могу сдвинуться с места. Он бурно реагирует на мои слова, но я не хочу подпитывать его эмоции. Ему нужно немного времени, чтобы остыть, перед тем как поговорить с ним снова. Я знала, что он не захочет идти, но надеялась, что удастся хотя бы поговорить об этом.

Кого я обманываю? У нас началось что-то «большее», чем было два дня назад. Я не знаю, почему я по-прежнему жду, что все резко изменится. Кое-что, конечно, изменилось: Хардин в целом стал приятнее, он целует меня в общественных местах, что действительно необычно. Тем не менее, Хардин остается Хардином; он упрям и тяжел в общении. Вздохнув, перебрасываю сумку через плечо и возвращаюсь в общежитие.

Когда я захожу, Стеф сидит на полу, скрестив ноги, и смотрит телевизор.

– Где ты была прошлой ночью? Это не похоже на вас, барышня, вот так пропадать на всю ночь… – дразнит она, и я игриво завожу глаза.

– Я… уезжала, – отвечаю я.

Не знаю, стоит ли говорить, что я оставалась у Хардина.

– У Хардина, – заканчивает она за меня, и я отвожу взгляд. – Я знаю; он попросил твой номер, выходя из боулинга, и не вернулся.

Стеф улыбается во весь рот, она явно за меня рада.

– Не рассказывай никому. Я не знаю точно, что между нами происходит.

Стеф обещает молчать, и оставшуюся часть дня мы болтаем о ней и Тристане, пока он сам не появляется, чтобы забрать ее поужинать. Тристан целует ее, когда она открывает дверь, держит за руку, пока она собирается, и все время улыбается. Почему Хардин не может быть со мной таким?

От Хардина ни слуху ни духу уже несколько часов, но я не хочу писать ему первая. Это глупо, но меня это не волнует. Когда Стеф и Тристан уходят, собираю вещи, чтобы пойти в душ. В этот момент начинает вибрировать телефон. Мое сердце чуть не выпрыгивает из груди: это Хардин.

«Останешься у меня сегодня ночью», – читаю я.

Он не писал мне несколько часов и хочет, чтобы я осталась с ним? Снова?

«Зачем? Чтобы выставить меня дурой?» – отвечаю я.

Я хочу видеть Хардина, но мне досадно его поведение.

«Я уже в пути, собирайся».

Закатываю глаза от его приказного тона, но все-таки радуюсь, потому что увижу его.

Я бегу по коридору в душ, чтобы не занимать ванную в доме братства. После помывки мне едва хватает времени, чтобы собрать одежду на завтра. Мне не нравится, что придется ехать на автобусе, когда до Vance – всего полчаса езды, так что снова решаю пройтись по базам подержанных машин. Я складываю одежду в сумку, когда Хардин открывает дверь – конечно, без стука.

– Готова? – спрашивает он, хватая мою сумку с тумбочки.

Перекидываю сумку через плечо и следую за ним. Мы идем до машины в полном молчании, и я молюсь, чтобы остальная часть ночи не прошла в том же духе.

Глава 56

 Сделать закладку на этом месте книги

Я смотрю в боковое окно, не желая заговаривать первая. Через пару кварталов Хардин включает радио и выкручивает громкость на максимум. Я пытаюсь не обращать внимания, но не могу. Я ненавижу его музыкальные вкусы, у меня мгновенно начинает болеть голова. Без спросу уменьшаю звук, и Хардин на меня смотрит.

– Что? – огрызаюсь я.

– Ого, кто-то у нас в плохом настроении, – говорит он.

– Нет, просто я не хочу слушать. А если кто и есть тут в плохом настроении, то это ты. Ты мне нагрубил, а потом написал и просишь остаться с тобой, я этого не понимаю.

– Я разозлился, потому что ты зазывала меня на свадьбу. Сейчас, когда уже решено, что мы не идем туда, мне нет необходимости злиться, – отвечает он спокойно и уверенно.

– Это еще не решено, мы это даже не обсуждали.

– Обсуждали. Я сказал, что туда не пойду, так что расслабься, Тереза.

– Ну, ты, возможно, не собираешься, а я пойду. На этой неделе я собираюсь зайти к твоему отца, потому что Карен хочет научить меня печь, – говорю я.

Он смотрит на меня, стиснув зубы.

– Ты не пойдешь туда. И что, вы с Карен теперь – лучшие друзья? Ты едва ее знаешь.

– Ну и что? Я и тебя мало знаю.

Его лицо меняется, и я чувствую себя подавленно, но это действительно так.

– Почему с тобой так сложно? – говорит он сквозь зубы.

– Потому что ты указываешь мне, что делать, Хардин. Не надо так поступать. Если я хочу пойти на свадьбу, то пойду, и я действительно хотела бы, чтобы ты пошел со мной. Это может быть весело – может, ты даже хорошо проведешь время. Это много значит для твоего отца и Карен, хотя тебя это и не волнует.

Он ничего не отвечает, только глубоко вздыхает. Я снова поворачиваюсь к окну. Остаток пути проходит в тишине; мы оба слишком злы, чтобы разговаривать. Когда мы подъезжаем к братству, Хардин берет мою сумку и вешает ее на плечо.

– Кстати, почему ты в братстве? – спрашиваю я.

Меня мучает этот вопрос с тех пор, как я первый раз оказалась в его комнате.

Он опять глубоко вздыхает. Мы поднимаемся по лестнице.

– Потому что когда я согласился сюда приехать, общежития были переполнены, и поскольку я не хотел жить с отцом, это был один из нескольких оставшихся вариантов.

– Но почему ты остановился именно на этом братстве?

– Потому что я не хочу жить с отцом, Тесса. А кроме того, посмотри на дом; он классный, и у меня самая большая комната.

Хардин слегка усмехается, и я радуюсь, что его гнев проходит.

– Я имею в виду, почему ты не живешь за пределами кампуса? – спрашиваю я, но он лишь пожимает плечами.

Может, для этого нужно подрабатывать, а он не хочет. Я молча иду к нему в комнату и жду, пока он откроет. Почему он так упорно желает, чтобы никто туда не заходил?

– Почему ты не разрешаешь никому оставаться в твоей комнате? – спрашиваю я, и он закатывает глаза.

Он ставит мою сумку на пол.

– Почему ты всегда задаешь столько вопросов? – стонет он, усаживаясь на стул.

– Не знаю. А почему ты не хочешь ответить на них? – спрашиваю я, и он не отвечает. – Можно я повешу одежду? В сумке она помнется.

Он секунду думает, потом кивает и вынимает из шкафа вешалку. Я беру юбку и блузку и вешаю, не обращая внимания на кислое выражение, с которым он разглядывает мой наряд.

– Завтра мне надо встать раньше, чем обычно. Я должна быть на автовокзале в восемь сорок пять; остановка – через три улицы отсюда и в двух кварталах от редакции.

– Что? Ты идешь туда завтра? Почему ты мне не сказала?

– Я говорила. Просто ты был слишком занят, дулся на меня и не обратил внимания, – парирую я.

– Я тебя отвезу; тебе не надо будет идти туда и час трястись в автобусе.

Сначала я хочу отказаться, чтобы позлить Хардина, но потом решаю согласиться. Машина Хардина – намного более удобный способ попасть куда надо, чем переполненный автобус.

– Я собираюсь купить машину в ближайшее время; теперь без нее не обойтись. Если я получу там стажировку, мне придется ездить туда три раза в неделю.

– Я бы мог тебя подвозить, – говорит он, и голос его понижается почти до шепота.

– Я хочу завести собственную машину. Меньше всего мне нужно, чтобы ты, рассердившись, не стал бы меня подвозить.

– Этого никогда не будет, – говорит он серьезно.

– Это возможно. Тогда я попаду в тупик, пытаясь разыскать нужный автобус. Нет уж, спасибо, – отвечаю я полушутя-полусерьезно.

Я искренне считаю, что могла бы положиться на него, но не хочу рисковать. Просто он слишком капризный.

Хардин включает телевизор и встает, чтобы переодеться. Я слежу за ним. Как бы я ни была раздражена, я не могу пропустить возможность посмотреть, как он переодевается. Он стягивает через голову футболку, и я смотрю, как перекатываются мышцы под его кожей, когда он расстегивает и снимает джинсы. Я думаю, что он собирается остаться в трусах, но Хардин вынимает из шкафа хлопчатобумажные штаны и надевает. Он остается без рубашки, к моей радости.

– Вот, – бормочет он и протягивает мне футболку, которую только что снял.

Я не могу сдержать улыбки и беру ее. Наверно, это то, что нас роднит; ему нравится, что я сплю в его футболках, так же как мне нравится запах его одежды. Хардин переключает внимание на телевизор, и я следую его примеру: надеваю его футболку и легкие штаны. Штаны напоминают синтетические легинсы, только удобнее. После того, как я складываю лифчик и одежду, Хардин снова смотрит на меня. Он откашливается и без стеснения меня оглядывает.

– Это… хм… действительно сексуально.

Я краснею.

– Спасибо.

– Намного лучше, чем в твоих бесформенных штанах, – дразнит он меня, и я смеюсь, усаживаясь на пол.

Как ни странно, в его комнате мне очень уютно. Не уверена, это из-за книг или из-за Хардина.

– Ты это серьезно сказала в машине, что едва меня знаешь? – тихо спрашивает он.

Вопрос застает меня врасплох.

– Вроде того. Ты не такой простой, чтобы быстро тебя узнать.

– А мне кажется, что я тебя знаю, – говорит он, когда наши взгляды встречаются.

– Да, потому что я позволяю себя узнать. Я рассказываю тебе о себе.

– Я тоже рассказываю о себе. Может быть, кажется, что это не так, но ты знаешь меня лучше, чем кто-либо другой.

Он смотрит вниз, затем снова мне в глаза. Он смотрит печально и открыто, так не похоже на его обычную агрессивность. Я не знаю, что ответить на его признание; я чувствую, что мы знаем друг друга на каком-то глубоком, личном уровне, гораздо более глубоком, чем просто отрывочные фрагменты информации, но этого недостаточно. Мне нужно знать больше.

– Ты тоже знаешь меня лучше, чем кто-либо, – говорю я.

Он знает меня, реальную Тессу. Не Тессу, которой я притворяюсь перед мамой и даже перед Ноем. Я рассказывала Хардину, как ушел мой отец, что мне не нравится в маме, про мои страхи – то, чего я никому не рассказывала. Хардин, видимо, доволен полученной информацией; улыбаясь, он соскакивает со стула и придвигается ко мне. Он берет мои руки в свои и тянет к себе.

– Что бы ты хотела знать, Тесса? – спрашивает он.

Я таю. Наконец-то он готов рассказать о себе. Я теперь гораздо ближе к тому, чтобы выяснить, почему этот тяжелый, злой человек иногда может быть таким прекрасным.

Мы с Хардином лежим на кровати, глядя в потолок, и я задаю ему сотню вопросов. Он рассказывает о городе, где он вырос, Хэмпстеде, и как хорошо там жилось. О первом шраме на колене, который он получил, когда учился кататься на велосипеде без дополнительных колес, и как его мать испугалась крови. В тот день – весь тот долгий день, – когда мама учила его кататься на велосипеде, отец провел в баре. Он рассказывает о начальной школе, как он большую часть времени читал. Он никогда не был особенно общительным, а когда стал старше, его отец пил все больше, и родители ругались все чаще. Рассказывает, как его выгнали из школы за драку и как мать умоляла позволить ему вернуться. Он начал набивать тату в шестнадцать; его друг делал их в подвале своего дома. Первая татуировка была звезда, после первой ему хотелось еще и еще. Он говорит, что нет особого объяснения, почему он не забивал спину; просто еще не собрался. Он ненавидит птиц, несмотря на то что на его ключицах есть две татуировки с птицами, и любит классические автомобили. Лучшим днем в его жизни был тот, когда он научился водить машину, а худшим – когда родители развелись. Отец бросил пить, когда сыну исполнилось четырнадцать, и теперь пытается наверстать эти ужасные годы, но для Хардина это время уже безвозвратно прошло.

От всей этой информации у меня кружится голова. Я чувствую, что, наконец, его понимаю. Есть еще многое, что я хотела бы знать о Хардине, но он засыпает, рассказав мне об игрушечном домике из картонных коробок, который они с другом и мамой сделали, когда ему было восемь лет. Я смотрю, как он спит, и теперь он кажется намного моложе. Я знаю о его детстве, оно было бы счастливым, если бы отцовское пьянство его не испортило и не вырастило сегодняшнего озлобленного Хардина. Наклонившись, целую его в щеку и ложусь рядом.

Не хочу его будить и осторожно тяну одеяло к себе. В ту ночь в моих снах мелькают мальчики, падающие с велосипеда.

– СТОЙ!

Я мгновенно вскакиваю от страдальческого голоса Хардина. Смотрю на место, где он лежал, затем наклоняюсь к краю кровати и вижу, как он бьется на полу. Вскочив, я подхожу к нему и осторожно трясу за плечи, пытаясь разбудить. Я помню, как трудно это было сделать в прошлый раз, и наклоняюсь, обхватив вырывающееся тело. С его красивых губ срывается стон, и глаза неожиданно распахиваются.

– Тесс, – задыхаясь, произносит Хардин и обнимает меня.

Он тяжело дышит, весь мокрый от пота. Я хочу расспросить о кошмарах, но боюсь быть назойливой: он и так рассказал мне больше, чем я ожидала.

– Я здесь, здесь, – говорю я, успокаивая его.

Протягиваю руку, помогая ему встать и вернуться на кровать. Глаза его встречаются с моими, и ужас постепенно из них исчезает.

– Я думал, ты ушла, – шепчет он.

Мы ложимся, он прижимает меня к себе как можно теснее. Я провожу рукой по его влажным непослушным волосам, и он закрывает глаза.

Я молчу. Просто продолжаю массировать ему кожу головы, стараясь успокоить.

– Никогда не оставляй меня, Тесс, – шепчет он, снова проваливаясь в сон.

От этого сердце чуть не разрывается; я понимаю, что пока он хочет, чтобы я была рядом, я буду с ним.

Глава 57

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро я просыпаюсь раньше Хардина и стараюсь повернуться и высвободить ноги, не разбудив его. Вспоминаю, как он повторял мое имя, словно спасение, и как он раскрывал свои тайны. От этого опять внутри все сжимается. Этой ночью он был так беззащитен и так открыт, что я еще больше хочу заботиться о нем. Глубина чувства меня пугает; я понимаю, что могу назвать его, но еще не решаюсь. Я беру плойку и косметичку Стеф, естественно позаимствованную с ее разрешения, и спускаюсь в ванную. В коридоре пусто, в дверь никто не ломится, пока я собираюсь. Но когда я возвращаюсь в комнату, мне везет меньше. Навстречу мне по коридору идут три парня, и один из них – Логан.

– Привет, Тесса! – ласково говорит он, демонстрируя свою безупречную улыбку.

– Привет, как дела? – Мне неловко от того, что они на меня уставились.

– Ну, по-своему неплохо. Ты сюда переехала, что ли? – смеясь, спрашивает он.

– Нет, конечно. Просто… хм… заехала.

Не знаю, как им объяснить. Высокий парень наклоняется и шепчет что-то на ухо Логану. Я не могу разобрать, что он говорит, но отвожу взгляд.

– Ну, пока, ребята, – говорю я.

– Да, увидимся на вечеринке, – говорит Логан и уходит по коридору.

На какой вечеринке? Почему Хардин ничего мне не сказал? Может, он не планирует туда идти? А может, не хочет, чтобы ты там была, добавляет мой внутренний голос. Какая может быть вечеринка во вторник?

Когда я подхожу к двери, Хардин открывает ее прежде, чем я успеваю дотянуться до ручки.

– Где ты была? – спрашивает он, открывая ее настолько, чтобы я могла войти внутрь.

– Причесывалась. Не хотела будить, – объясняю я.

– Я же сказал, чтобы ты не болталась одна по коридору, Тесса, – сердится он.

– А я сказала: не командуй мной, Хардин, – ядовито отвечаю я, и он смягчается.

– Один-один, – смеется он, подходя ближе.

Он кладет одну руку мне на талию, а вторую на живот под футболкой. Его пальцы грубы, но скользят по моей коже мягко, двигаясь все выше и выше по моему животу.

– И все-таки тебе следует надевать лифчик, когда ты на территории братства, Тереза. – Он касается губами моего уха, одновременно нащупывая пальцами грудь. Трет сосок большим пальцем, и тот твердеет. Хардин со свистом дышит, я замираю, но сердце колотится. – Никогда не знаешь, каких извращенцев встретишь в коридорах, – шепчет он мне на ухо.

Его пальцы покручивают мои соски и слегка сжимают. Голова падает на грудь, и я не в состоянии контролировать себя, сдавленно кричу, когда его пальцы продолжают свою нежную атаку.

– Уверен, могу заставить тебя кончить, просто делая так, – говорит он, надавливая чуть сильнее.

Я не представляла себе, что это может быть так… хорошо. Я киваю, и Хардин смеется мне на ухо.

– Ты хочешь, чтобы я сделал это? Довести тебя до оргазма? – спрашивает он, и я опять киваю.

Зачем он спрашивает? Мое тяжелое дыхание и дрожащие колени говорят сами за себя.

– Хорошая девочка, а теперь давай перейдем к… – начинает он.

И тут на моем телефоне срабатывает будильник. Я смотрю на него.

– О боже! Через десять минут нам выходить, а я даже не одета! Я даже не одета!

Я отшатываюсь от него, но Хардин качает головой и прижимает к себе, стягивая мои джинсы и трусы вниз. Тянет руку к телефону и выключает.

– Мне нужно всего две минуты, а за восемь ты успеешь одеться. – Он поднимает меня на руки и кладет на кровать. Хардин нависает надо мной сверху, затем встает на колени и подтягивает меня за щиколотки к краю кровати. – Раздвинь ноги, детка, – ласково шепчет он.

Я повинуюсь. Я понимаю, что этого не было в моем расписании, но это лучший способ начать новый день. Длинные пальцы скользят вдоль моих бедер, и он поддерживает меня снизу одной рукой. Его голова ныряет вниз, и он лижет языком вверх-вниз мой клитор, вытянув губы и причмокивая. Потом снова по этому месту, о господи! Мои бедра сползают с кровати, но он подхватывает меня снизу и продолжает. Он вставляет в меня палец другой руки, двигая им очень быстро. Я не могу понять, что приятнее, язык или палец, но комбинация умопомрачительна. Через секунду внизу моего живота разгорается пожар, и палец начинает сновать быстрее.

– Я попробую два пальца ладно? – говорит он, и я утвердительно мычу.

Ощущение странное и немного неприятное, как тогда, когда он первый раз засунул в меня палец, но он вновь ласкает меня губами, и я забываю о слабой боли. Он снова отрывается от меня, и я всхлипываю.

– Черт, ты такая узкая, детка. – Одних этих слов достаточно, чтобы отправить меня на седьмое небо. – Все хорошо? – спрашивает он.

Я хватаю его за волосы и прижимаю лицом к себе. Он усмехается и снова припадает ко мне губами. Я кричу его имя и тяну за волосы, испытывая сильнейший оргазм в своей жизни. Их было не так уж много, но этот точно самый сильный и самый быстрый.

Хардин целует меня между ног, затем встает и идет к шкафу. Я поднимаю голову, пытаясь отдышаться. Он возвращается ко мне и вытирает меня футболкой, что меня совсем не смущает, потому что я готова к этому.

– Сейчас вернусь. Почищу зубы.

Он улыбается и выходит из комнаты. Я вскакиваю, одеваюсь и привожу себя в порядок. У нас еще три минуты до выхода. Хардин возвращается, быстро одевается, и мы выходим.

– Ты знаешь, как туда ехать? – спрашиваю я, когда он выруливает на дорогу.

– Да, Кристиан Вэнс – лучший университетский друг отца, – отвечает он. – Я был там пару раз.

– Ничего себе!

Я знала, что у Кена там связи, но я не знала, что его друг – генеральный директор.

– Не волнуйся, он хороший парень. Немного зануда, но хороший. Ты ему отлично подойдешь, – улыбается он. – В любом случае, ты замечательно выглядишь.

– Спасибо; кажется, ты сегодня в настроении? – иронично спрашиваю я.

– Да, сунуть голову между ног поутру – хорошая примета, – смеется он, беря меня за руку.

– Хардин! – восклицаю я, но он только хохочет.

Мы едем быстро и скоро уже огибаем шестиэтажное здание с зеркальными стеклами и большой буквой V на фасаде.

– Я волнуюсь, – признаюсь я, проверяя макияж.

– Не стоит, все получится. Ты умница, и он сразу это заметит, – уверяет меня Хардин.

Боже, как я люблю, когда он такой милый!

– Спасибо, – говорю я и, наклонившись, целую его.

Это очень простой и очень приятный поцелуй.

– Я подожду тебя в машине, – говорит он, целуя меня в ответ.

Внутри здания так же шикарно, как и снаружи. На ресепшн мне дают разовый пропуск и отправляют на шестой этаж. Там я подхожу к стойке и называю молодому человеку свое имя. Нацепив белоснежную улыбку, он ведет меня к большому офису и обращается к человеку средних лет с остатками волос на голове:

– Господин Вэнс, пришла Тереза Янг.

Вэнс идет ко мне, протягивает руку, сверкая зелеными глазами с другого конца комнаты. Его улыбка меня успокаивает, он предлагает мне присесть.

– Очень приятно познакомиться, Тереза. Спасибо, что пришли.

– Тесса, зовите меня Тесса. Спасибо, что уделили мне время, – улыбаясь, говорю я.

– Так, Тесса, ты первокурсница факультета английского языка?

– Да, сэр, – отвечаю я, кивая.

– Кен Скотт дал вам отличную рекомендацию, сказал, что я просто пропаду, если не дам тебе стажировку.

– Кен очень любезен, – говорю я, потирая подбородок пальцами.

Он просит меня рассказать, что я читала в последнее время, кто мои любимые и нелюбимые писатели и почему. По ходу моего рассказа он кивает и поддакивает. Когда же я замолкаю, улыбается.

– Ну, Тесса, когда ты можешь начать? Кен говорит, что с твоими курсами тебе будет достаточно легко так скорректировать график, чтобы бывать здесь два дня в неделю и три дня посещать занятия, – говорит он.

Я изумленно открываю рот.

– В самом деле? – только и могу сказать я.

Это превосходит все мои ожидания. Я предполагала, что, если все получится, мне придется ходить за занятия вечером, а сюда приезжать днем.

– Да, и к тому же часы, проведенные здесь, будут зачтены как учеба.

– Спасибо большое! Это просто удивительная возможность, еще раз спасибо. – Не могу поверить, что мне так повезло.

– Твой оклад мы обсудим в понедельник, когда ты приступишь.

– Оклад? – Я думала, что стажировка не будет оплачиваться.

– Да, конечно, тебе будут платить за работу, – улыбается он.

Я лишь киваю; боюсь, если открою рот, то в тысячный раз начну благодарить.

Почти бегу к машине, и Хардин вылезает мне навстречу.

– Ну что? – нетерпеливо спрашивает он.

Я визжу:

– Меня взяли! Будут платить, два дня в неделю буду здесь, три в колледже, и я получаю еще учебные часы в кредит. Это так здорово! Твой папа – просто замечательный, спасибо ему, ну и тебе, конечно. Я так волновалась, и я… ну ладно, думаю, все получилось.

Я смеюсь, и он обнимает меня и кружит в воздухе.

– Я рад за тебя, – говорит он, и я запускаю пальцы ему в волосы.

– Спасибо, – говорю я, и он меня опускает. – Правда, спасибо, что подвез и дождался меня.

Он уверяет, что это пустяки, а когда мы садимся в машину, спрашивает:

– Что ты собираешься сегодня делать?

– Идти в колледж, разумеется; мы все еще успеваем на литературу.

– Правда? Уверен, что мы могли бы найти что-нибудь более приятное.

– Нет, на этой неделе я и так пропустила много занятий. Не хочу пропускать еще больше. Я собираюсь на литературу, и ты тоже пойдешь, – улыбаюсь я.

Он закатывает глаза, но согласно кивает. Мы приезжаем вовремя, и я рассказываю Лэндону о стажировке. Он поздравляет меня и крепко обнимает. Хардин позади нас громко кашляет, и я пинаю Лэндона ногой.

После занятия Хардин выходит вместе со мной и Лэндоном, и мы обсуждаем предстоящий костер. Я соглашаюсь встретиться с Лэндоном у него дома за ужином, а потом пойти на костер в семь. Хардин не участвует в обсуждении, и мне интересно, будет ли он меня сопровождать. Он сказал, что, может, заскочит, но уверена, что он решил сказать это только потому, что хотел досадить Зеду. Лэндон прощается возле парковки и насвистывая уходит.

– Скотт! – произносит кто-то.

Мы оборачиваемся и видим Нэта и Молли, которые идут к нам.

Боже, Молли! На ней майка и красная кожаная юбка. Сейчас только вторник, а она уже исчерпала лимит безвкусия на неделю. Ей нужно было сохранить его до выходных.

– Привет, – говорит Хардин, отступая от меня на шаг.

– Привет, Тесса, – говорит Молли.

Я смущенно здороваюсь, а Хардин и Нэт обмениваются рукопожатием.

– Готов? – спрашивает Нэт.

Понимаю, что он договорился встретиться с ними здесь. Не знаю, с чего я взяла, что мы снова будем болтаться с ним, нам необязательно все дни проводить вместе, но он мог бы меня предупредить.

– Да, готов, – говорит Хардин, глядя на меня. – Пока, Тесса, – небрежно бросает он.

Молли оглядывается на меня, ухмыляясь накрашенным ртом, и садится на переднее сиденье рядом с Хардином. Нэт забирается назад.

А я остаюсь на тротуаре, пытаясь понять, что, черт побери, происходит.

Глава 58

 Сделать закладку на этом месте книги

Возвращаюсь в комнату и думаю: глупо было считать, что Хардин внезапно изменился и стал не таким, как раньше. Надо было это предвидеть. Мне следовало понять, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Хардин целовал меня на глазах у Лэндона, он был мил и хотел быть мне больше, чем другом. Рассказывал о своем детстве. Я должна была предвидеть, что как только он встретится с друзьями, сразу превратится обратно в того Хардина, которого я так ненавидела две недели назад.

– Привет, подруга! Пойдешь на вечеринку? – спрашивает Стеф, когда я захожу в комнату.

Тристан сидит на ее кровати и глядит с обожанием. Как бы я хотела, чтобы Хардин так на меня смотрел!

– Нет, собираюсь позаниматься, – отвечаю я.

Отлично, все в курсе и приглашены на вечеринку, а меня Хардин даже не удосужился просветить. Видимо, так он сможет без помех пообщаться с Молли.

– Да пойдем! Там будет здорово! Хардин там будет, – улыбается Стеф.

Разворачиваюсь к ней.

– Да нет, все нормально. Я собиралась позвонить маме, а еще подготовить домашнее задание на следующую неделю.

– Боооотан! – дразнит Стеф, хватая сумку. – Как хочешь. Я – на всю ночь, так что если что-то потребуется, дай мне знать, – говорит она, обнимая меня на прощание.

Звоню маме и рассказываю о стажировке, отчего она, разумеется, приходит в восторг. Я не упоминаю о Хардине, но рассказываю о Кене, представив маме его как отчима Лэндона (так и есть). Мама спрашивает о Ное, но я увиливаю от ответа. Я удивлена и благодарна Ною за то, что он ничего не рассказал. Он мне ничего не должен, и все-таки спасибо ему за молчание. Потом мамин рассказ о новой коллеге, которая, как она считает, встречается с их начальником, – и наконец, заявив, что мне пора заниматься, отключаю телефон. Думаю только о Хардине. Как же просто мне было жить до встречи с ним, а теперь все стало сложно и напряженно, и я либо безмерно счастлива, либо от мыслей о том, что он с Молли, у меня болит сердце. Я сойду с ума, сидя в комнате, и уже в шесть вечера я отказываюсь от попытки что-то выучить. Может, пойти прогуляться?

Мне нужно больше друзей. Я хватаю телефон и звоню Лэндону.

– Привет, Тесса! – говорит он ласково, меня это сразу успокаивает.

– Привет, Лэндон, ты занят?

– Нет, просто смотрю футбол. А что?

– Нет, ничего, просто хотела спросить, могу ли я приехать и поболтать… или, может, твоя мама не против, если я поучусь у нее выпечке, – тихо посмеиваюсь я.

– Да, конечно. Она будет рада, я скажу ей, что ты приедешь.

– Хорошо, следующий автобус – через полчаса, я приеду, как только соберусь.

– Автобус? Ах да, ты же еще не нашла машину. Я за тобой заеду.

– Не надо, все нормально. Я не против, просто не хочу тебя гонять.

– Тесса, тут меньше десяти километров. Я скоро, – говорит он, и я соглашаюсь.

Я хватаю сумку и в последний раз проверяю телефон. Конечно, Хардин не пишет и не звонит. Ненавижу вести себя так, будто от него завишу, хотя на самом деле это совершенно не так. Полная решимости доказать свою независимость, отключаю телефон. Если его оставить включенным, я с ума сойду, проверяя его каждые пять минут. Подумав, я решаю оставить телефон дома и кладу в тумбочку, а затем выхожу на улицу навстречу Лэндону. Через минуту он подъезжает и коротко сигналит. Я вздрагиваю от неожиданности – и когда я залезаю в машину, мы смеемся.

– Мама там с ума сходит на кухне, так что готовься к очень подробному уроку, – сообщает он.

– Правда? Я люблю подробности!

– Знаю, поэтому в путь, – говорит он, включая радио.

Я слышу знакомые звуки – это одна из моих любимых песен.

– Я сделаю погромче? – спрашиваю я, и Лэндон кивает.

– Тебе нравится Fray? – удивленно спрашивает он.

– Да! Это моя любимая группа. А тебе они нравятся?

– Да! Разве есть кто-то, кому они не нравятся? – смеется он.

Я почти решаю назвать Хардина, но передумываю.

Мы заходим в дом, Кен встречает нас с приветливой улыбкой. Надеюсь, он не ожидал увидеть со мной Хардина. Впрочем, не замечаю на его лице разочарования и улыбаюсь в ответ.

– Карен на кухне; входи, если хватит смелости, – лукаво говорит он.

Он не шутит. Перед Карен – гора кастрюль, плошек и других предметов, назначение которых мне неизвестно.

– Тесса! Я почти готова! – Сияя, она обводит рукой все эти странные приспособления.

– Может, мне чем-нибудь помочь?

– Нет, не сейчас. Я почти закончила… Все, я готова.

– Надеюсь, я не очень поздно сообщила, что приду, – говорю я.

– О нет, дорогая, тебе здесь всегда рады, – уверяет Карен, и я вижу, что она говорит это искренне.

Она выдает мне фартук, и я подвязываю волосы. Лэндон сидит на стуле и болтает с нами, а Карен демонстрирует ингредиенты для приготовления кекса с нуля. Я выливаю и высыпаю все в миксер и включаю перемешивание на низкой скорости.

– Я уже чувствую себя профессиональным пекарем, – смеюсь я.

Лэндон, перегнувшись через стол, вытирает мне щеку.

– Извини, у тебя мука на лице. – Он краснеет, и я улыбаюсь.

Я заливаю тесто в форму для пирога и ставлю ее в духовку. Пока кекс печется, мы болтаем о колледже и доме, пока Лэндону не надоедают «женские сплетни» и он не уходит смотреть запись футбольного матча.

Мы увлекаемся разговорами; наше творение успевает испечься и остыть, и когда Карен говорит, что наступило время охладить кекс, я понимаю, что довольна результатом. Карен показывает, как использовать кондитерский мешок, рисует букву Л на одном из кексов, и я ставлю его перед стулом Лэндона. Карен искусно выводит цветы и зеленые травинки на своем кексе, а я делаю, что могу, на своем.

– Думаю, продолжим в следующий раз, – улыбается она, ставя посуду в мойку.

– Хорошо, – отвечаю я, надкусывая один кекс.

Карен, пробуя свой кусок, спрашивает меня:

– А что же Хардин сегодня не пришел?

Я медленно жую кекс, пытаясь понять подтекст.

– Он дома, – отвечаю просто.

Она слегка хмурится, но больше не спрашивает.

Лэндон заходит на кухню, а Карен уходит, захватив несколько кексов для Кена.

– Это кекс для меня? – спрашивает Лэндон, держа кусок с кремовой волнистой Л наверху.

– Да, я упражнялась в кремописании.

– Главное, чтобы было вкусно, – говорит он с набитым ртом.

Я хихикаю, и он вытирает рот.

Пока я ем, Лэндон рассказывает о матче. Футбол меня не интересует, но Лэндон так любезен, что я согласна послушать. Возвращаюсь мысленно к Хардину и смотрю в окно.

– Все в порядке? – вырывает меня Лэндон из моих размышлений.

– Да, извини. Я отвлеклась… немного, – виновато улыбаюсь я.

– Ничего. Что-то с Хардином?

– Да… Как ты догадался?

– Где он?

– В братстве. Там какая-то вечеринка, – начинаю я и после решаю ему довериться: – И он не сообщил мне об этом. Мы встретили его друзей, и он просто сказал: «Пока, Тесса». Я чувствовала себя дурой. Даже сейчас, рассказывая, понимаю, как глупо это звучит, но я схожу с ума. Эта Молли, он постоянно встречается с ней, и сейчас она с ним, и он не говорил ей о нас… о том, что мы с ним. – Я тяжело вздыхаю.

– Вы оба решили, что вы вместе?

– Да… но я так думала, не знаю, как сейчас.

– Почему бы тебе с ним не поговорить? Или почему бы не пойти на вечеринку.

Я смотрю на него.

– Я не могу просто взять и пойти на вечеринку.

– Почему? Ты и раньше ходила на вечеринки самостоятельно, вы с Хардином знакомы, и там твоя соседка. На твоем месте я бы пошел.

– Правда? Стеф звала меня… Я не знаю.

Хочу пойти посмотреть, с Молли ли Хардин, но если просто туда приду, буду чувствовать себя дурочкой.

– Я думаю, ты должна пойти.

– Ты пойдешь со мной? – спрашиваю я.

– О нет, нет. Извини, Тесса. Мы, конечно друзья, но нет, хе-хе.

Я знала, что он откажется, но спросить было нужно.

– Думаю, что пойду. По крайней мере, поговорю с ним.

– Хорошо. Только сначала вытри муку с лица.

Лэндон смеется, и я протираю щеку. Я продолжаю болтать с ним, чтобы он не подумал, что я использую его для поездки на вечеринку, хотя и знаю, что он так не подумает.

– Удачи! Позвони мне, если понадоблюсь.

Лэндон прощается со мной, и я вылезаю из машины у дома братства.

Я иронизирую над собой: стоило оставить в общаге телефон, чтобы не волноваться из-за Хардина, – и вот я опять в его доме.

Во дворе собралась компания полуголых девиц. Критически осматриваю свой наряд – джинсы и кардиган. Не накрашенная, волосы собраны в пучок. О чем я думала?

Гоню тревогу и захожу внутрь. Ни одного знакомого лица, кроме Логана, который не отрывается от девчонки в одних трусах и лифчике. Прохожу через кухню, и кто-то протягивает красную кружку с каким-то алкоголем. Подношу ее к губам. Если придется ссориться с Хардином, надо напиться. Я пробиваюсь через переполненную гостиную к дивану, где обычно зависает его компания. Розовая шевелюра Молли сразу попадает в поле моего зрения…

Я чувствую резкую боль в груди: Молли сидит не на диване, а на коленях Хардина. Его рука лежит на ее бедре, и она, смеясь, откидывается назад к его груди, как будто это самое обычное дело.

Как себя вести в такой ситуации? Мне нужно уйти. Это сразу ясно, когда мы встречаемся взглядами. Мне нужно просто уйти. Мне здесь не место, я не хочу снова плакать на глазах у всех. Я устала плакать о нем и пытаться сделать из него того, кем он не является. Каждый раз, когда я думаю, что хуже быть не может, он делает что-то, что заставляет меня понять, что я ничего не знала о реальной боли, которую вызывает неразделенное чувство.

Смотрю, как Молли кладет руку на плечо Хардина; он ее сдвигает, но только для того, чтобы положить свою руку ей на бедро и игриво сжать его, отчего она начинает хихикать. Стараюсь заставить себя двигаться, уйти, убежать, уползти, сделать хоть что-то, чтобы уйти, но мои глаза прикованы к парню, которого я люблю и который смотрит на другую.

Кто-то говорит:

– Тесса.

Голова Хардина дергается вверх, и наши глаза встречаются. Он ошарашенно смотрит на меня, и Молли тоже глядит в мою сторону, плотнее прижимаясь к Хардину. Губы вздрагивают, будто он собирается что-то сказать, но он молчит.

Рядом со мной возникает Зед, и я, наконец, заставляю себя оторваться от Хардина. Я стараюсь улыбаться, но все силы уже ушли на то, чтобы не разрыдаться.

– Хочешь выпить? – спрашивает Зед.

Смотрю на руки. Вроде бы держала кружку…

Она валяется у моих ног, пиво разлилось по ковру. Отступаю в сторону; в обычной ситуации я бы извинилась и постаралась все убрать, но сейчас притворяюсь, будто кружка не моя. Здесь столько народу, что никто ничего не узнает.

У меня два выхода: выбежать в слезах и тем самым дать Хардину понять, как я по нему страдаю, или действовать так, будто меня совершенно не волнует ни он, ни то, что Молли сидит у него на коленях.

Решаю выбрать второе.

– Да, пожалуйста. Я бы очень хотела выпить, – говорю я чужим голосом.

Глава 59

 Сделать закладку на этом месте книги

Отправляюсь за Зедом на кухню, морально готовясь пройти через испытание вечеринкой. Мне хочется кинуться к Хардину, наорать на него, сказать, чтобы он больше ко мне не подходил, дать пощечину и вырвать из глупой башки Молли розовые пакли. Но на это он, конечно, только ухмыльнется, поэтому решаюсь лишь выпить залпом вишневый коктейль с водкой, который Зед приготовил для меня, и прошу у него еще. Хардин и так стал моим кошмаром, так что я отказываюсь быть прежней. Зед делает еще один коктейль, но когда через пару минут я снова протягиваю ему пустую кружку, он смеется и поднимает руки вверх.

– Эй, не убивайся. Ты уже два выпила!

– Просто очень вкусный коктейль, – смеюсь я, облизывая губы.

– Ну, давай со следующим не торопиться, хорошо?

Когда я соглашаюсь, он смешивает еще один и говорит:

– Думаю, можно сыграть еще один раунд в «Правда или действие».

Что парни находят в этой дурацкой игре? Я всегда думала, что люди перестают играть в такие игры примерно в средних классах школы. Вместе с болью в груди возвращаются мысли о Хардине и Молли: наверное, они на сегодняшний вечер что-нибудь уже запланировали.

– Что я пропустила во время последнего раунда? – спрашиваю я, улыбаясь Зеду как можно кокетливее.

Скорее всего, это выглядит странно, но он улыбается в ответ; кажется, сработало.

– Просто пьяные целующиеся люди, ничего особенного, – пожимает Зед плечами.

Меня слегка подташнивает, но я беру себя в руки. Я очень ненатурально смеюсь и продолжаю пить. Мы возвращаемся к остальным. Зед садится на пол напротив Хардина и Молли, а я сажусь рядом с ним, ближе, чем обычно. Внутренне я надеюсь, что Хардин сгонит Молли с колен, но он этого не делает. Тогда я склоняюсь поближе к Зеду. Хардин слегка щурится, но я не обращаю внимания. Молли по-прежнему сидит у него на коленях, как последняя шлюха. Стеф приветливо улыбается мне, поглядывая на Хардина. Водка начинает действовать. Тут доходит очередь до Нэта.

– Правда или действие? – спрашивает Стеф.

– Правда, – отвечает он, подумав.

– Ну и ушлепок. – Ее красочный язык не перестает меня поражать. – Правда ли, что в прошлые выходные ты нассал в шкаф Тристана? – спрашивает она, и все смеются, кроме меня. Я понятия не имею, о чем они говорят.

– Нет! Я же говорил, что это не я, – стонет Нэт, и все ржут еще больше.

Зед подмигивает мне.

Раньше я не замечала: надо же, он реально крутой. Очень крутой.

– Тесса, ты играешь? – спрашивает Стеф.

Я киваю. Смотрю на Хардина, а он смотрит на меня. Я улыбаюсь ему и затем гляжу в сторону. Его хмурый взгляд заставляет меня нервничать. Видимо, ему так же тяжело, как и мне.

– Хорошо, правда или действие? – спрашивает Молли.

– Действие, – смело говорю я.

Никто не знает, что взбредет ей в голову заставить меня делать.

– Поцелуй Зеда. – Раздаются вздохи и смешки.

– Все знают, что она не целуется на людях, загадай что-нибудь другое, – цедит сквозь зубы Хардин.

– Да нет, все нормально: она хочет играть, что ж, поиграем.

– Я не думаю… – начинает он.

– Заткнись, Хардин, – обрывает его Стеф и ободряюще мне улыбается.

Не могу поверить, что согласилась целоваться с Зедом, даже если он один из самых привлекательных парней, виденных мной. Я целовала только Ноя и Хардина, Джонни из начальной школы – не в счет, к тому же на вкус он был как клей.

– Ты уверена? – спрашивает Зед.

Он пытается показать волнение, но не вижу в его идеальных чертах нервозности.

– Да, уверена.

Отпиваю из кружки, заставляя себя не смотреть на Хардина, чтобы не передумать. Все смотрят на нас, и Зед облизывает губы, наклоняется и целует меня. Его губы холодны от коктейля, и на его языке я чувствую сладость вишневого сока. Его губы мягкие, еще мягче моих, язык движется очень умело вместе с моим. Чувствую, как в животе разливается тепло – не такое жаркое, как с Хардином, но мне приятно, когда Зед, обнимает меня за талию и мы соприкасаемся коленями.

– Ладно… блин. Она сказала поцеловаться, а не трахаться на глазах у всех, – бурчит Хардин, но Молли советует ему заткнуться.

Я искоса смотрю на Хардина: похоже, он взбешен, но сдерживается. Отрываюсь от Зеда, чувствую, как горят щеки, когда все на нас смотрят. Стеф показывает мне большой палец, но я опускаю взгляд. Зед оказался очень приятным, я смущена, но в восторге от реакции Хардина.

– Тесса, твоя очередь спрашивать Тристана, – говорит Зед.

Тристан выбирает действие; за отсутствием креативного мышления я заставляю его выпить рюмку.

– Зед, правда или действие? – спрашивает Тристан, выпив.

Я допиваю остатки из своей кружки, и с каждым глотком мои чувства притупляются.

– Действие, – отвечает Зед.

Стеф что-то шепчет на ухо Тристану, и тот усмехается.

– Поднимитесь с Тессой на второй этаж на десять минут, – командует Тристан.

У меня перехватывает дыхание. Это уже чересчур.

– Отлично, – говорит Молли, усмехаясь мне.

Зед смотрит на меня, как будто спрашивая согласия. Не говоря ни слова, встаю, беру Зеда за руку. Он удивлен, как и остальные, но тоже встает.

– Это не правда и не действие, это… хм… ну, это совершенно по-идиотски, – говорит Хардин.

– Почему это? Они оба одни, и всем весело, так в чем же дело? – спрашивает Молли.

– Я… да мне без разницы. Просто думаю, что это тупо, – отвечает Хардин.

У меня снова жжет в груди. Он, очевидно, не планировал никому говорить, что мы с ним… были… обо всем, что между нами было. Все это время он просто меня использовал, я для него была одной из многих. Да, я дура, полная дура, если думала, что было иначе.

– Это тебя не касается, Хардин, – резко говорю я и тяну Зеда за руку.

– Просто огонь! Вот черт! – слышу я несколько голосов, и среди них проклятия Хардина.

Мы с Зедом уходим. Находим наверху чью-то спальню, Зед открывает дверь и включает свет.

Теперь, когда я далеко от Хардина, наедине с Зедом я волнуюсь гораздо сильнее. Неважно, насколько я зла на Хардина, я не хочу спать с Зедом. Ну то есть не то что не хочу, просто я знаю, что не должна. Я не тот тип девушки.

– Так что ты хочешь делать? – хрипло говорю я.

Посмеиваясь, он подводит меня к кровати. Господи.

– Давай просто поговорим, хорошо? – говорит он, и я киваю, глядя в пол. – Не то чтобы я не хочу чем-нибудь с тобой заняться, но ты пьяна, и я не хочу использовать твое состояние.

Я ахаю.

– Удивлена? – спрашивает он.

– Немного, – со смехом признаюсь я.

– Почему? Я не такой придурок, как Хардин, – говорит он, и я отворачиваюсь. – Я знаю, между вами что-то было.

– Ну… мы просто… Ладно, мы были друзьями, не больше.

Мне не хочется признаваться, что я оказалась настолько глупа, что поддалась на обман Хардина.

– Так ты еще встречаешься с тем парнем из школы?

Расслабившись от того, что можно больше не говорить о Хардине, я отвечаю:

– Нет, мы расстались.

– Жалко. С тобой он был счастливчиком, – сладко улыбаясь, говорит Зед.

Он очарователен. Ловлю себя на том, что засматриваюсь в его карие глаза; его ресницы гуще, чем у меня.

– Спасибо.

– Может, встретимся как-нибудь? Устроим пробное свидание? Не здесь, не в спальне в братстве, – говорит он, нервно усмехаясь.

– Хм… – Не знаю, что ответить.

– Как насчет завтра, когда ты протрезвеешь?

Он гораздо лучше, чем я думала. Обычно такие привлекательные парни оказываются придурками… как Хардин.

– Договорились.

Он снова берет меня за руку.

– Ну ладно! Давай вернемся вниз.

Когда мы спускаемся, Хардин и Молли все еще сидят на диване. Теперь Хардин что-то пьет, а Молли, прижавшись, стоит рядом. Хардин видит, как я держу Зеда за руку; я быстро выпускаю его руку, но потом сразу же беру ее снова. Хардин скрипит зубами, и я отвожу взгляд на толпу.

– Как оно было? – ухмыляется Молли.

– Весело, – отвечаю я, Зед молчит.

Спасибо ему, что ничего не добавляет.

– Ход Молли, – объявляет Нэт, когда мы садимся на пол.

– Правда или действие? – спрашивает Хардин игриво.

– Действие, конечно.

Хардин говорит ей, глядя на меня в упор:

– Тогда поцелуй меня.

Мое сердце останавливается в прямом смысле слова. Оно перестает биться; он еще больший козел, чем я думала. В ушах шумит, сердце колотится, Молли бросает на меня гордый взгляд и обнимает Хардина. Гнев, который я чувствовала к Хардину, исчезает, сменившись всепоглощающей болью, – и я чувствую, как выступают горячие слезы. Не могу больше этого видеть, просто не могу!

Вскакиваю и пробиваюсь через пьяную толпу. Слышу, как меня зовут Зед и Стеф, даже с закрытыми глазами вижу только одно: Молли и Хардина. Расталкивая людей и не оглядываясь, наконец, добираюсь до дверей – и свежий воздух возвращает меня к реальности.

Как он может быть таким жестоким? Сбегаю с крыльца на тротуар. Я хочу уйти. Я хочу никогда его не встречать, хочу другую соседку. И еще я хочу никогда не учиться в CWU.

– Тесса! – слышу я и разворачиваюсь.

Хардин бежит за мной.

Глава 60

 Сделать закладку на этом месте книги

Я никогда не была особенно спортивной, но сейчас, на всплеске адреналина, ускоряюсь. Я добираюсь до конца улицы, уже слегко утомившись. Куда, черт возьми, я собираюсь идти? Не помню, как шла в общежитие последний раз, а телефон я тупо оставила в комнате. Чтобы покончить с зависимостью от Хардина. Который гонится сейчас за мной с криком «Тесса, постой!».

И я останавливаюсь. Просто стою на месте. Зачем я от него бегу? Он должен объяснить, зачем он продолжает со мной эти игры.

– Что тебе сказал Зед?

Что? Когда я поворачиваюсь, он всего в паре метров от меня. На его лице читается изумление: он явно не ожидал, что я остановлюсь.

– Что, Хардин?! Чего тебе от меня надо? – кричу я.

Сердце бьется от бега и от его вероломства.

– Я… – Кажется, он растерян и не может подобрать слова. – Зед тебе что-то сказал?

– А почему ты так решил?

Делаю шаг к Хардину, и гнев понемногу меня покидает.

– Извини, ладно? – говорит он тихо.

Он смотрит мне в глаза и протягивает руку, чтобы взять мою, но я отдергиваю ладонь. Он игнорирует мой вопрос, но я слишком зла, чтобы об этом думать.

– Ты извиняешься? Извиняешься?! – повторяю я, срываясь на хохот.

– Да.

– Иди к черту, Хардин.

Я поворачиваюсь и хочу уйти, но он снова хватает меня за руку. Вскипает злость, я вырываю руку и сильно бью его по щеке. Мне самой удивительна моя агрессивность, я почти готова извиниться за пощечину – но он принес мне гораздо больше боли, чем шлепок по щеке. Хардин подносит руку к лицу, медленно потирая красное пятно. В глазах его гнев смешан с растерянностью.

– В чем, собственно, проблема? Ты сама целовалась с Зедом! – кричит он.

Водитель проезжающей машины на нас смотрит, но я не обращаю внимания. В эту минуту меня не беспокоит, что мы прилюдно выясняем отношения.

– Ты не можешь меня обвинять! Ты меня обманул, играл, как с дурой, Хардин! Когда я думала, что могу тебе доверять, ты меня унизил! Если ты хочешь быть с Молли, просто вели мне оставить тебя в покое. Но нет: вместо этого ты пичкаешь меня байдой про то, что хочешь быть ближе, и умоляешь остаться с тобой на ночь, чтобы иметь возможность использовать меня! Какой в этом смысл, что ты от всего этого выиграл – ах да, кроме минета? – кричу я.

Слова странно легко вылетают из моего рта.

– Что? Ты серьезно так думаешь? Ты думаешь, я тебя использую? – орет он.

– Нет, я так не думаю, Хардин, я это знаю. Знаешь что? С меня хватит, теперь уж точно. Я поменяю комнату. После того, что было, я не хочу тебя больше видеть! – говорю я, уверенная, что так и поступлю: хватит с меня людей, портящих жизнь.

– Ты слишком эмоционально реагируешь, – резко отвечает он, и я еле сдерживаюсь, чтобы опять его не ударить.

– Я слишком эмоционально реагирую? Ты не рассказал о нас своим друзьям. Ты не упомянул об этой вечеринке, оставив меня стоять на тротуаре, как дуру, пока ты развлекался с Молли и со всеми остальными! Я прихожу и застаю Молли у тебя на коленях, а потом вы целуетесь прямо у меня на глазах, Хардин. Могу сказать, что моя реакция вполне оправданна.

Голос слабеет до шепота, силы мои совершенно иссякли. Утираю со щек слезы и гляжу в ночное небо.

– Ты целовалась с Зедом у меня на глазах! Я не сказал тебе о вечеринке, потому что о ней не знал! И ты бы все равно не захотела идти, потому что слишком озабочена учебой или своими дурацкими сопливыми фильмами, – рявкает он.

Я смотрю на него сквозь слезы, и в глазах все плывет.

– Если так, зачем ты тратишь на меня время? Зачем ты побежал за мной, Хардин? – Он молчит, и я отвечаю сама: – Я так и думала. Ты просто хотел выйти за мной, извиниться, я бы все простила и осталась твоей тайной, немного скучной подружкой. Ты ошибся; ты принял мою доброту за слабость – а это очень большая ошибка.

– Подружкой? Ты думала, ты моя девушка? – орет он.

Боль в груди вырастает в тысячу раз, и я еле стою на ногах.

– Я… я… – начинаю я. И не знаю, что сказать.

– Ты так думала, верно? – говорит он, смеясь.

– Ты знаешь… Да, я так думала, – признаюсь я. Я уже достаточно унижена, мне нечего терять. – Ты скормил мне эту чушь, что желаешь большего, и я тебе поверила. Похоже, все то, что ты мне рассказывал, все, что, как ты утверждал, ты никому раньше не говорил, – тоже брехня. Уверена, все это без исключения – вранье. – Я пожимаю плечами в полном отчаянии. – Хотя знаешь что? Я на тебя не обижаюсь; я злюсь на себя, что во все это поверила. Я знала, каким ты был раньше, в начале года. Я знала, что ты сделаешь мне больно. Как ты там говорил: ты меня уничтожишь? Нет, погубишь, ты говорил, что меня погубишь. Ну, поздравляю, Хардин, ты победил, – хрипло говорю я.

В его глазах мелькает боль… или скорее что-то, что кажется болью. Наверное, это смех.

Больше не думая о победе и поражении и не дожидаясь финала представления, отворачиваюсь и иду обратно к дому, чтобы найти у кого-нибудь телефон. Позвоню Лэндону и попрошу подбросить меня к общежитию.

– Куда ты? – спрашивает Хардин.

Он даже не хочет что-нибудь сказать в свое оправдание. Этим он только подтверждает уже известное мне бессердечие. Иду быстрее, не обращая на него внимания. Он идет следом, пару раз меня окликает, но я не позволяю себе опять подпасть под чары его голоса.

У крыльца, конечно, первым делом замечаю розовые волосы Молли.

– Ой, смотри-ка, она тебя ждет. Вы идеально подходите друг другу, – бросаю я Хардину через плечо.

– Это неправда, и ты это знаешь, – бурчит он.

– Видимо, я ничего не знаю, – огрызаюсь я, перескакивая через ступеньки.

В дверях появляется Зед, бегу к нему.

– Можно, я позвоню с твоего телефона? – прошу я, и он кивает.

– Все в порядке? Я хотел за тобой пойти, но ты убежала.

Хардин маячит передо мной и Зедом, пока я звоню Лэндону и прошу меня забрать. Зед и Хардин быстро переглядываются между собой, когда я называю имя Лэндона. Затем Зед снова смотрит на меня сверху вниз и с беспокойством спрашивает:

– Он приедет?

– Да, будет через несколько минут. Спасибо, что разрешил позвонить, – говорю я, не обращая внимания на Хардина.

– Нет проблем. Хочешь, подожду с тобой?

– Я подожду с ней, – угрожающе сообщает Хардин.

– Я была бы очень рада, если б ты мог подождать вместе со мной, Зед, – говорю я и спускаюсь вместе с ним по ступенькам.

Хардин, как полный придурок, тащится за нами и стоит рядом, неловко переминаясь. К нам выходят Стеф, Тристан и Молли.

– Ты как? – спрашивает Стеф.

– Все в порядке. Но я ухожу. Мне вообще не надо было приезжать.

Стеф обнимает меня, Молли бормочет себе под нос: «Это точно».

Поворачиваюсь на звук ее голоса. Я ненавижу ссоры, но Молли я ненавижу еще больше.

– Ты права! Я не должна быть здесь! Я не такая крутая, чтобы, нажравшись, вешаться на первого попавшегося парня.

– Что-что? – говорит она.

– Что слышала.

– В чем дело-то? Взбесилась, что я поцеловала Хардина? Представь себе, дорогуша, я всегда его целую, – хвастается она.

Чувствую, как кровь отливает от лица. Смотрю на Хардина, но он молчит. Так все это время он встречался с Молли? Меня это даже не очень удивляет. Я не собираюсь возвращаться в эту игру. Пытаюсь придумать, что бы ответить, что-то веское, но не могу. Уверена, как только я уеду, в голове появится тысяча подходящих ответов, но сейчас в голову ничего не приходит.

– Пойдем в дом, – предлагает Тристан, схватив Молли и Стеф.

Я благодарно ему улыбаюсь. Они поворачивают.

– Ты тоже, Хардин. Уйди от меня, – говорю я, глядя на улицу.

– Я не целовался с ней в последнее время. За исключением сегодняшнего вечера. Я клянусь, – говорит он.

Почему он говорит это при них?

Молли оборачивается.

– Мне совершенно наплевать, с кем ты там целовался. Сейчас же отвали от меня, – повторяю я.

Камень с души – вижу машину Лэндона.

– Еще раз спасибо, – говорю я Зеду.

– Нет проблем, не забудь, о чем мы с тобой говорили, – говорит он.

Надеюсь, он напоминает о намеченном свидании.

– Тесса! – окликает Хардин, когда я иду к машине. Я не обращаю внимания, он говорит громче: – Тесса!

– Я уже сказала тебе все, что хотела, Хардин. Мне надоело слушать твое вранье, так что оставь, блин, меня в покое! – кричу я, повернувшись к нему.

Я знаю, на нас все смотрят, но с меня хватит.

– Я… Тесса, я…

– Ты что? Что, Хардин? – кричу я еще громче.

– Я… я тебя люблю!

И воздух в моих легких ЗАКАНЧИВАЕТСЯ.

Молли выглядит так, словно ей тоже не хватает воздуха.

А Стеф смотрит на Хардина, как на привидение.

Несколько минут мы стоим в таких позах, будто кто-то мимоходом заморозил нас и ушел, так и оставив. Когда я, наконец, прихожу в себя, меня хватает на то, чтобы спокойно произнести:

– Ты болен, Хардин, ты действительно чертовски болен.

Хотя я знаю, что это – часть его игры, слова снова во мне что-то пробуждают. Берусь за ручку дверцы, но Хардин захлопывает ее.

– Это правда. Я знаю, что ты мне не поверишь, но это правда. Я тебя люблю.

В его глазах стоят слезы. Губы сжимаются в тонкую ниточку, и он закрывает лицо руками. Он делает шаг назад, потом вперед – и когда опускает руки, в его зеленых глазах я вижу искренность и тревогу.

Хардин – гораздо лучший актер, чем я думала. Непостижимо, все это он проделывает у всех на глазах.

Я отталкиваю его и прыгаю в машину, блокируя дверцу раньше, чем он восстанавливает равновесие. Когда Лэндон разворачивается, Хардин хлопает руками по стеклу, и я закрываю лицо, чтобы он не видел, как я плачу.

Глава 61

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда я перестаю рыдать, Лэндон тихо спрашивает:

– Я не ослышался, он сказал, что тебя любит?

– Да… Я не знаю… Это просто спектакль, – отвечаю, сдерживаясь, чтобы снова не заплакать.

– Как ты считаешь… Только не сердись… но ты уверена, что это неправда? Может, он тебя любит?

– Что? Конечно, нет. Я даже не уверена, что нравлюсь ему. Я имею в виду, что когда мы с ним наедине, он настолько другой, что может показаться заботливым. Но я знаю, что он меня не любит. Он не способен любить никого, кроме себя.

– Я на твоей стороне, Тесса, – говорит Лэндон. – Но когда мы уезжали, я заметил его взгляд: у него разбито сердце. И ты сама не была бы так убита горем, если бы не была влюблена.

Это неправда! Мое сердце рвалось на куски, когда он целовал Молли, но я его не люблю.

– Ты его любишь? – просто спрашивает Лэндон.

Я отвечаю слишком быстро и слишком неестественно:

– Нет, я не люблю его… он… ну… он придурок. Я знаю его меньше двух месяцев, и половину из этого времени, все это время мы с ним воевали. Нельзя полюбить кого-то за два месяца. Особенно, если этот кто-то такой дурак.

– Ты это уже говорила, – сообщает Лэндон.

Мелькает чуть заметная усмешка, впрочем, он пытается сохранить невозмутимость. Мне не нравится эта странная тяжесть в груди, когда мы говорим о любви к Хардину. Меня начинает подташнивать, в тесном салоне душно. Приспускаю стекло и прислоняюсь к окну, чувствуя головой слабый поток воздуха.

– Хочешь вернуться к нам или подбросить тебя до общежития? – спрашивает Лэндон.

Я хочу поехать в общежитие и свернуться клубочком на кровати, но боюсь, что там окажутся Стеф или Хардин. Шанс, что Хардин придет в дом своего отца, настолько мал, что ехать туда представляется мне лучшим решением.

– К вам, только не могли бы мы заскочить в мою комнату, чтобы я взяла кое-что из вещей? Извини, что постоянно прошу тебя возить меня туда-сюда.

– Тесса, тут маленькие расстояния, и ты мой друг, хватит благодарить и извиняться, – сурово произносит Лэндон, но его ласковая улыбка заставляет меня рассмеяться.

Он лучший парень, которого я тут встретила, и мне очень повезло, что мы познакомились.

– Ладно. Разреши уж мне последний раз поблагодарить тебя за то, что ты такой замечательный друг, – говорю я, и он шутливо хмурится.

– Пожалуйста. А теперь пошли в комнату.

Лихорадочно собираю одежду и книги. Я чувствую, что никогда больше не останусь в этой комнате. Это будет первая ночь за эти дни, когда я буду спать без Хардина. Я начала привыкать к нему, как глупо. Беру из ящика телефон и возвращаюсь в машину Лэндона.

Когда мы добираемся до дома, уже больше одиннадцати. Я совершенно без сил; хорошо, что Кен и Карен легли. Лэндон ставит в микроволновку пиццу, и я съедаю один из приготовленных сегодня кексов. Урок выпечки с Карен, кажется, состоялся неделю назад. Это был очень долгий день, так хорошо начавшийся с Хардина и стажировки, – а потом он все испортил, как он всегда делает.

Мы едим пиццу и поднимаемся наверх. Лэндон показывает мне гостевую комнату, где я ночевала прошлый раз. То есть не совсем там, потому что меня разбудил крик Хардина. Когда я познакомилась с ним, время потеряло смысл; все произошло так быстро… Голова кругом, когда я думаю о времени, когда нам было так хорошо, и эти периоды перемежаются многочисленными ссорами. Вновь благодарю Лэндона, и он закатывает глаза и удаляется в свою комнату. Включаю телефон, обаруживая множество эсэмэсок от Хардина, Стеф и мамы. Стираю все, не читая, кроме маминых. Я уже знаю, что в них, но на сегодня с меня достаточно. Отключаю звук входящих и эсэмэс, надеваю пижаму и забираюсь в постель.

Мне надо проснуться через несколько часов. Завтра будет длинный день. Если бы сегодня утром я не пропустила занятия, я бы просто осталась дома, то есть здесь. Или в общежитии. Зачем я убедила Хардина вернуться на литературу? Поворочавшись в постели, смотрю на часы: почти три. Несмотря на то что этот день сначала был лучшим в моей жизни, а потом оказался худшим, я так устала, что даже не могу заснуть. Не успев осознать, что делаю, я оказываюсь перед дверью в спальню Хардина. Вхожу. В комнате никого нет. Открываю ящик и достаю оттуда белую футболку. Я уверена, что он ее никогда не надевал, но мне все равно: снимаю свою футболку и надеваю его. Затем ложусь и утыкаюсь в подушку. Мятный аромат Хардина заполняет ноздри – и я, наконец, засыпаю.

Глава 62

 Сделать закладку на этом месте книги

Проснувшись, не сразу понимаю, что Хардина нет рядом. Солнце мирно светит в окно. Я замечаю в комнате чью-то фигуру и быстро сажусь, стряхнув остатки сна. Когда глаза привыкают к освещению, я убеждаюсь, что не сошла с ума.

– Хардин? – спокойно здороваюсь я, протирая глаза.

– Привет, – отвечает он. Хардин сидит в кресле, поставив локти на колени.

– Что, черт возьми, ты тут делаешь? – восклицаю я.

В груди поднимается знакомая боль.

– Тесса, нам нужно поговорить.

Он склоняется ко мне, замечаю мешки у него под глазами.

– Ты смотрел, как я сплю?

– Нет, конечно, нет. Я зашел пару минут назад.

Интересно, мучают ли его кошмары, когда меня нет рядом? Если бы я не видела их сама, я подумала бы, что это часть спектакля, но я помню, как он метался весь в поту, и видела в его глазах настоящий страх.

Я молчу. Я не хочу с ним ругаться. Просто хочу, чтобы он ушел. С отвращением я понимаю, что на самом деле не хочу, чтобы он уходил, но понимаю, что он должен это сделать.

– Нам надо поговорить, – повторяет он.

Я отрицательно качаю головой. Он проводит обеими руками по волосам и глубоко вздыхает.

– Мне пора на занятия, – говорю я.

– Лэндон уже уехал. Я отключил твой будильник. Сейчас уже одиннадцать.

– Ты что!

– Ты поздно легла, и я подумал, что ты… – начинает он.

– И ты еще смеешь… Уходи!

Вчерашние страдания еще слишком свежи, к тому же во мне кипит обида, что я пропустила утренние занятия. Но не хочу показывать слабость – иначе он за нее ухватится. Он всегда так делает.

– Ты в моей комнате, – говорит он.

Я вылезаю из постели, не думая, что я в одной футболке, его футболке.

– Ты прав. Я пойду, – говорю я, удерживая комок в горле и слезы, грозящие пролиться в любой момент.

– Нет, я хотел сказать… я хотел спросить: почему ты в моей комнате? – мрачно спрашивает он.

– Не знаю… просто… не могла заснуть, – признаюсь я. Нужно прекратить этот разговор. – И на самом деле это не твоя комната. Я провела здесь столько же ночей, что и ты. Сейчас даже больше.

– В своей футболке не спится? – спрашивает он, глядя на белую футболку.

Конечно, он смеется надо мной!

– Давай, подразни меня.

Чуть не плачу. Он глядит на меня в упор, но я отвожу взгляд.

– Я тебя не дразню. – Хардин встает и делает шаг ко мне. Я пячусь назад, вытягивая руки перед собой, и он останавливается. – Просто выслушай меня, ладно?

– Что ты еще можешь сказать, Хардин? Мы всегда так поступаем. Мы же снова и снова ругаемся, и с каждым разом все хуже. Я больше не могу. Не могу.

– Я же попросил прощения за то, что ее целовал.

– Я не об этом. То есть и об этом тоже, но это мелочь. И то, что ты этого не понял, доказывает, что мы понапрасну тратим время. Ты никогда не станешь тем, кто мне нужен, а я не буду такой, какой ты хочешь меня видеть.

Я вытираю глаза, он глядит в окно.

– Но ты такая, какой я хочу тебя видеть, – говорит он.

Хотела бы я ему верить. Хотела бы, чтобы он не был таким бесчувственным.

– Нет, – только и могу ответить я.

Не хочу плакать перед ним, но не могу сдержаться. Я так часто плакала при встрече с ним, что если я снова запутаюсь в его сетях, так и получится.

– Что «нет»?

– Ты не хочешь, чтобы я была такой; ты ничего не делаешь, но ты ранишь меня.

Прохожу мимо него, пересекаю коридор и захожу в гостевую комнату. Там надеваю джинсы и собираю вещи. При этом Хардин следит за каждым моим движением.

– Ты слышала, что я вчера тебе сказал? – наконец спрашивает он. Я надеялась, он не будет поднимать эту тему. – Ответь.

– Да, я слышала, что ты сказал, – подтверждаю я, пытаясь не смотреть в его сторону.

Голос становится враждебным.

– И тебе нечего на это ответить?

– Нет, – вру я.

Он делает шаг ко мне.

– Отойди, – прошу я.

Он в очень опасной близости от меня, и я заранее знаю, когда он наклонится, чтобы поцеловать меня. Я стараюсь обойти его, но его сильные руки удерживают меня на месте. Его губы касаются моих, язык пытается протолкнуться между моими губами, но я отказываюсь. Он немного отклоняется назад.

– Поцелуй меня, Тесс, – требует он.

– Нет, – я толкаю его в грудь.

– Скажи, что ты чувствуешь то же, что и я, и я уйду.

Его лицо – всего в нескольких сантиметрах от моего, и я ощущаю его горячее дыхание.

– Я этого не чувствую. – Мне больно говорить ему это, но так надо.

– Да, да! – отчаянно произносит он. – Я знаю, что чувствуешь.

– Не чувствую, Хардин, и ты тоже. Уж не думаешь ли ты, что я опять на это куплюсь?

Он отпускает меня.

– Ты не веришь, что я люблю тебя?

– Конечно, нет. Ты считаешь меня совсем дурой?

Мгновение он смотрит на меня, потом открывает рот и закрывает снова.

– Ты права.

– Что?

Он пожимает плечами.

– Ты права, я тебя не люблю. Не люблю, просто добавляю в наши отношения немного драматизма.

Хардин легкомысленно смеется. Я знаю, он этого не желает, но от его честности мне не легче. Когда я выхожу из комнаты с вещами в руках, он стоит, прислонившись к стене.

Внизу меня с улыбкой встречает Карен.

– Тесса, милая, я не знала, что ты здесь! – Но улыбка исчезает, когда она замечает мое состояние. – Ты в порядке? Что случилось?

– Нет, все нормально. Ночью я закрылась в своей комнате и…

– Карен, – раздается голос Хардина позади меня.

– Хардин! – Карен снова оживляется. – Вы хотите позавтракать? То есть пообедать, уже полдень.

– Нет, спасибо, я как раз собиралась вернуться в общежитие, – говорю я, спускаясь.

– Я бы поел, – отвечает Хардин.

Она, кажется, удивлена, смотрит на меня, потом обратно на Хардина.

– Замечательно! Я буду на кухне!

После того как она исчезает, я направляюсь к дверям.

– Куда ты?

Он снова хватает меня за запястье. Я изо всех сил вырываюсь, и он отпускает меня.

– В общежитие, как я только что сказала.

– Ты так просто уйдешь?

– Что с тобой? Ты ведешь себя, будто ничего не произошло, будто мы вчера не ссорились, будто ты ничего вчера не делал. У тебя проблемы с головой, Хардин. – Я говорю про психиатрическую больницу, лечение, мягкие стены. – Ты говоришь мне ужасные вещи, а потом предлагаешь подвезти?

Я не могу с ним ехать!

– Ничего такого ужасного я не сказал; только то, что не люблю тебя, когда ты была в этом уверена, а потом, я не предлагал подвезти тебя, я просто спросил, как ты собираешься ехать домой.

От его самодовольства у меня кружится голова. Зачем было приезжать сюда, зачем заботиться обо мне, если он меня не любит? Разве есть что-то большее, что может заставить меня мучиться еще сильнее?

– Что я сделала? – наконец, спрашиваю я.

Давно хотела спросить, но все время боялась ответа.

– Что?

– Что я тебе такого сделала, что ты меня так ненавидишь? – спрашиваю я так, чтобы Карен не слышала. – Ты можешь заполучить практически любую девушку, какую захочешь, а ты продолжаешь тратить свое и мое время, чтобы изобрести новый способ, как причинить мне боль. Какой смысл? Я настолько тебе не нравлюсь?

– Нет. Ты не нравишься мне, Тесса. Просто ты сделала себя легкой мишенью – и я погнался за тобой, ясно? – говорит он хвастливо.

Прежде чем он может что-то добавить, Карен отвлекает Хардина вопросом, хочет ли он бутерброд. Он идет на кухню, а я поворачиваю к двери.

По дороге к автобусной остановке решаю, что если уж я сегодня пропустила столько пар, то могу пропустить и весь день и купить автомобиль. К счастью, автобус подъезжает через минуту, и я сажусь в самом конце салона.

Дремлю на заднем сиденье, думаю о словах Лэндона, что если человек не любит, ему невозможно разбить сердце. Хардин делал это неоднократно, даже тогда, когда я думала, что разбивать мне уже нечего.

Да, я его люблю. Я люблю Хардина.

Глава 63

 Сделать закладку на этом месте книги

Продавец скользок, как угорь, и пахнет старым табаком, но я уже не так придираюсь. Через час переговоров вручаю ему чек на первый внос, а он мне – ключи от вполне приличной «Тойоты Короллы» 2010 года. Белая краска в нескольких местах поцарапана, но мне удается сбить цену достаточно для того, чтобы не обращать на это внимания. Перед тем как выехать со стоянки, звоню маме, рассказываю о приобретении – и, конечно, она сообщает, что я должна была выбрать машину получше, и перечисляет почему. В итоге я делаю вид, что пропал сигнал, и отключаю телефон.

Удивительное чувство, когда у тебя есть собственный автомобиль! Я больше не завишу от общественного транспорта и сама могу ездить на стажировку. Надеюсь, разрыв с Хардином на ней не скажется. Не думаю, что это возможно, но что если он со скуки опять решит заставить меня поплакать и сделает что-то, чтобы мне навредить? Может, стоит поговорить с Кеном и попытаться объяснить, что мы с Хардином больше не… встречаемся? Он думает, что мы встречались, поэтому я смогу придумать что-то типа «ваш сын – самый жестокий человек в мире, он опасен для меня, поэтому я не могу больше быть с ним».

Я включаю радио и делаю его громче, чем обычно, но мне сейчас это нужно. Музыка заглушает мысли, я внимательно слушаю тексты. Не обращаю внимания на то, что каждая песня напоминает мне о Хардине.

Перед возвращением в кампус я решаю купить что-нибудь из одежды. Холодает, нужны еще одни джинсы, а кроме того, я устала от длинных юбок.

В конечном счете, я покупаю несколько платьев, чтобы носить в издательстве, несколько простых футболок, кардиганы и пару джинсов. Они плотнее, чем обычные, но очень хорошо сидят. К моему возвращению Стеф нет дома, это хорошо. Всерьез задумываюсь о смене комнаты. Соседка мне нравится, но мы не можем жить вместе, пока вокруг крутится Хардин. В зависимости от того, сколько я буду получать, я, возможно, смогу снять квартиру за пределами кампуса. Моя мать бы это не одобрила, но это ее не касается.

Складываю новую одежду, затем беру полотенце и туалетные принадлежности и отправляюсь в душ. Когда я возвращаюсь, Зед и Стеф сидят на кровати, уставившись в экран ее компьютера. Великолепно.

Стеф сонно смотрит на меня.

– Привет, Тесса, Хардин вчера вечером тебя нашел? – Я киваю, она спрашивает: – Так ты решила эту проблему?

– Нет. То есть, думаю, да. С ним все улажено, – отвечаю я.

Ее глаза расширяются, она, должно быть, решила, что он снова запустил в меня свои когти.

– Ну, я рад, кстати, – улыбается Зед, и Стеф бьет его по руке. Ее телефон начинает звонить, и она опускает глаза.

– Тристан здесь, нам пора. Хочешь с нами? – спрашивает она.

– Нет, спасибо. Я собираюсь остаться здесь. Но у меня, кстати, появился автомобиль! – говорю я, и она взвизгивает.

– В самом деле? Классно! – Я киваю. – Ты мне его покажешь, когда я вернусь, – говорит она.

Они идут к дверям. Стеф выходит, а Зед задерживается.

– Тесса? – Его голос мягкий, как бархат. Зед мне улыбается. – Ты думаешь о нашем свидании? – спрашивает он, глядя мне прямо в глаза.

– Я… – Я собираюсь отказаться, но почему? Он привлекателен и, кажется, очень мил. Он не воспользовался мной, когда легко мог это сделать. Честно говоря, он гораздо лучше, чем Хардин. – Конечно, – улыбаюсь я.

– «Конечно» в смысле ты согласна пойти со мной на свидание?

– Да, почему бы и нет.

– Сегодня вечером, хорошо?

– Да, сегодня вечером будет нормально.

Я не думаю, что это хорошая мысль, нужно позаниматься и нагнать все, что я пропустила, – но я все еще не сильно отстала, даже пропустив несколько пар.

– Классно, я приеду в семь, о’кей?

– Хорошо.

Он закусывает губу.

– Увидимся сегодня, красотка, – прощается Зед, и я машу ему рукой.

Сейчас четыре, значит, у меня еще три часа. Сушу волосы и завиваю кончики, и, к моему удивлению, прическа выглядит очень хорошо. Я использую светлый макияж, надеваю новый костюм: темные джинсы, белую блузку и длинный каштановый кардиган. Смотрю на себя в зеркало и перестаю волноваться. Хотя, может, что-то поменять? Я примеряю голубую майку и белую закрытую рубашку. Не могу поверить, что собираюсь на свидание с Зедом. Всю мою жизнь у меня был один парень – а теперь я собираюсь встречаться с Зедом после всего этого безобразия с Хардином. Может, парни с татуировками вписываются в мой новый имидж?

Я достаю свою зачитанную «Гордость и предубеждение» и погружаюсь в чтение, чтобы скоротать время. Но мысли блуждают где-то далеко, и я думаю о Ное. Должна ли я ему позвонить? Тянусь к телефону и просматриваю телефонную книжку, пока не нахожу его имя. Я смотрю на экран: во мне борются муки совести и здравый смысл, и, в конце концов, отшвыриваю мобильник обратно на кровать.

Время пролетает как один миг – и слышу стук в дверь. Это наверняка Зед, Хардин не стал бы стучать. Он грубо вломился бы и разбросал повсюду свои вещи.

Открываю дверь и ахаю. Зед одет в узкие черные джинсы, белые кроссовки, футболку и поверх нее – короткую куртку. Он очень привлекателен.

– Ты прекрасно выглядишь, Тесса, – говорит он, протягивая мне цветы.

Цветы? Я удивлена и польщена этим элегантным подарком.

– Спасибо, – говорю я, поднося белую лилию к носу.

– Ты готова? – вежливо спрашивает он.

– Да, куда ты меня повезешь? – отвечаю я, пока мы идем на улицу.

– Думаю, мы можем где-нибудь поужинать и сходить в кино, на какой-нибудь случайный фильм, ничего тяжелого, – говорит он.

Я тянусь к дверце машины, но он меня останавливает.

– Позволь мне, – шутливо говорит он.

– О, спасибо.

Несколько нервничаю, но Зед так приветлив, что я расслабляюсь. Мы садимся в машину, он выключает радио и поддерживает светскую беседу, расспрашивает о семье и о планах после окончания колледжа. Кроме того, он рассказывает, что собирается в CWU на экологию, чем меня удивляет и интригует.

Мы приезжаем к небольшому ресторану и садимся во внутреннем дворике. Официант принимает заказ, и мы болтаем до тех пор, пока не приносят еду. Зед съедает все, что ему принесли, и начинает воровать картошку из моей тарелки.

Я угрожающе поднимаю вилку.

– Если ты дотронешься до жаркого, я вынуждена буду тебя убить, – шучу я.

Он принимает невинный вид и смеется, показывая мне язык. Я тоже смеюсь над этой древней шуткой и чувствую себя просто замечательно.

– У тебя восхитительный смех, – говорит он, и я закатываю глаза.

Затем мы смотрим какую-то несмешную комедию, которая нам обоим не нравится. Но это не страшно, потому что во время фильма мы перебрасываемся шутками, и, в конце концов, он кладет руку на мою. Это не так неловко, как я предполагала, но и не так приятно, как с Хардином. И тут мне приходит в голову, что все это время я не вспоминала о Хардине – и это приятная перемена к лучшему: Хардин не заполняет мои мысли в течение целого дня.

Когда Зед привозит меня в кампус, уже почти одиннадцать. Я рада, что уже среда, – до выходных всего два дня, и я смогу отоспаться. Зед выходит из машины и подходит ко мне.

– Я очень хорошо провел время, спасибо, что согласилась встретиться со мной, – говорит он.

– Я тоже приятно провела время, – улыбаюсь я.

– Я подумал… Помнишь, ты спрашивала, собираюсь ли я пойти на костер? – Я киваю, и он спрашивает: – Ты не возражаешь, если мы пойдем вместе?

– Конечно, это будет замечательно. Я пойду с Лэндоном и его подругой.

Не помню, что говорил Зед, когда все смеялись над Лэндоном в кафе, но хочу убедиться, что он понимает, что это неправильно.

– Хорошо, он вроде неплохой парень, – говорит он, и я улыбаюсь.

– Ну, значит договорились. Встретимся там? – предлагаю я.

Ни в коем случае не могу пригласить его в дом Лэндона.

– Отлично. Еще раз спасибо за сегодняшний вечер.

Зед делает шаг ко мне. Он что, собирается меня поцеловать? Я паникую. Но вместо этого он берет мою руку и подносит к губам. Он целует мне руку, мягкие губы касаются горячей кожи – и это так мило.

– Спокойной ночи, Тесса, – говорит он, садясь в машину.

Вздыхаю с облегчением, радуясь, что он не пытался поцеловать меня по-настоящему. Он симпатичный и хорошо целовался во время игры в «правду или действие», но я чувствую, что еще не готова.

На следующее утро Лэндон ждет меня в кафе. Я рассказываю ему о Зеде. К моей досаде, первое, что он спрашивает, знает ли об этом Хардин.

– Нет, но ему и не надо. Это не его дело, – говорю я чересчур сурово и потом добавляю: – Извини, это просто очень щекотливая тема.

– Понятное дело. Но будь осторожна, – мягко предупреждает он, и я обещаю.

Оставшаяся часть дня пролетает, и Лэндон не упоминает ни о Хардине, ни о Зеде. Наконец приходит время литературы. Затаив дыхание, захожу вместе с Лэндоном в аудиторию: Хардин сидит на своем обычном месте. Я снова ощущаю боль в груди при виде его. Он смотрит на меня, затем снова поворачивается к доске.

– Значит, ты встречалась с Зедом прошлым вечером? – спрашивает он, когда я сажусь.

Я надеялась, что он не начнет со мной разговаривать.

– Это не твое дело, – спокойно отвечаю я.

Он поворачивается на стуле и наклоняется ко мне.

– Слухи в нашей компании расползаются быстро, запомни, Тесса.

Он пытается мне угрожать, что расскажет друзьям, что мы с ним делали? Эта мысль меня только злит.

Я отворачиваюсь и смотрю на профессора. Тот, откашлявшись, произносит:

– Итак, давайте начнем с того места, где мы остановились в прошлый раз при обсуждении «Грозового перевала».

Желудок сжимается. Мы не должны были обсуждать «Грозовой перевал» до следующей недели, – я не хотела это пропускать. Чувствую, как Хардин на меня смотрит. Возможно, он, как и я, вспоминает, как застукал меня в своей комнате за чтением этого романа.

Лектор ходит перед нами, заложив руки за спину.

– Итак, мы знаем, что между Кэтрин и Хитклифом были очень страстные отношения. Их страсть была так сильна, что разрушала жизнь всех других персонажей, встретившихся им на пути. Кто-то утверждает, что они совершенно не подходили друг другу, кто-то считает, что вместо того, чтобы пытаться перебороть свою любовь в самом начале знакомства, им следовало пожениться.

Профессор делает паузу и оглядывает студентов.

– Итак, что вы об этом думаете? – спрашивает он.

Обычно я сразу же поднимаю руку, с гордостью демонстрируя блестящее знание материала, но сейчас с этим романом связаны слишком сильные личные воспоминания. Кто-то с задних рядов говорит:

– Я думаю, они совершенно не подходили друг другу. Они постоянно ссорились, и Кэтрин отказывалась признать свою любовь к Хитклифу. Она вышла замуж за Эдгара, хотя знала, что любит Хитклифа всю жизнь. Если бы они с самого начала были вместе, все не было бы так печально.

Хардин смотрит на меня, и я чувствую, как мои щеки полыхают.

– Я думаю, она была эгоистичная напыщенная сука, – произносит он. По классу пробегает шорох, и профессор сердито смотрит на Хардина, но он продолжает: – Извините, но она думала, что слишком хороша для Хитклифа, и может, так и было, но она знала, что Эдгар не сравнится с Хитклифом, и все равно вышла за него замуж. Кэтрин и Хитклиф были слишком похожи, и именно поэтому им было сложно быть вместе, но если бы она не была такой упрямой, они могли бы вместе прожить долгую счастливую жизнь.

Глупо, но я сравниваю Хардина и себя с персонажами романа. Разница лишь в том, что Хитклиф безумно любил Кэтрин, только он сидел сложа руки, пока она не вышла замуж за другого, после чего и сам женился на другой. Хардин не любил меня так, так что он не имеет права сравнивать себя с Хитклифом.

Кажется, все смотрят на меня и ждут моего ответа. Они, видимо, надеются, что я приведу контраргументы, но я молчу. Я знаю, что Хардин пытается снова поймать меня на свою удочку.

Глава 64

 Сделать закладку на этом месте книги

После занятий прощаюсь с Лэндоном и подхожу к профессору, чтобы объяснить причину пропусков. Он поздравляет меня со стажировкой и объясняет, что немного перестроил учебный план. Я разговариваю с ним до тех пор, пока Хардин не выходит из аудитории. Затем возвращаюсь к себе в общагу и раскладываю на кровати тетради и учебники. Пытаюсь заниматься, но все время опасаюсь, что войдет Стеф, Хардин или кто-то еще из их друзей, кто постоянно болтается в нашей комнате. Поэтому собираю учебники и иду к машине. Может, найду себе место для учебы в каком-нибудь кафе.

Покатавшись, обнаруживаю на оживленном перекрестке небольшую библиотеку. На парковке – всего несколько машин, так что заезжаю без проблем. Сразу иду в дальний конец читального зала и сажусь возле окна, выложив все свои книжки. Теперь я готова приступить. Это будет моим новым убежищем – идеальным местом для учебы.

– Мисс, мы закрываемся через пять минут, – сообщает мне пожилой библиотекарь.

Закрываемся? Смотрю в окно: оказывается, уже стемнело. А я даже не увидела закат. Я была так поглощена чтением, что не заметила, как пролетело время. Безусловно, стоит приходить сюда чаще.

– О, хорошо, спасибо, – отвечаю я и собираюсь.

Проверив телефон, обнаруживаю новое сообщение от Зеда.

«Просто хотел пожелать тебе спокойной ночи. Не могу дождаться пятницы». Он действительно очень хороший. Пишу в ответ: «Это очень мило, спасибо. Тоже с нетерпением жду встречи».

Возвращаюсь в комнату, Стеф еще нет, так что я залезаю в пижаму и беру с полки «Грозовой перевал». Вскоре засыпаю – с мыслями о Хитклифе и торфяниках.

Первое, что я вижу утром пятницы, – сообщение Лэндона, что его не будет весь день, потому что Дакота приезжает на день раньше, чем он предполагал. Меня посещает желание пропустить литературу, но я гоню его прочь. Я не могу позволить Хардину портить все, что я люблю.

На сборы и прическу (зачесываю волосы назад и укладываю) сегодня трачу больше времени, чем обычно. На улице, кажется, тепло, надеваю флиску с длинными рукавами и джинсы.

Захожу за кофе, и в очереди передо мной оказывается Логан. Он оборачивается прежде, чем я успеваю ускользнуть.

– Привет, Тесса, – говорит он.

– Привет, Логан, как дела? – вежливо интересуюсь я.

– Нормально, ты пойдешь сегодня?

– На костер?

– Нет, на вечеринку. Костер будет скучный, как всегда.

– Ничего, я все равно пойду туда, – усмехаюсь я, и Логан тоже хихикает.

– Ну, если будет скучно, всегда можешь зайти к нам, – приглашает он и берет свой кофе.

Благодарю его, и когда он уходит, радуюсь: компания Хардина, кажется, не интересуется костром, а это значит, мне удастся избежать встречи с ними.

Наступает время литературы. Прохожу к своему месту, не глядя на Хардина. Продолжается обсуждение «Грозового перевала», но Хардин молчит. Как только лектор нас отпускает, хватаю свои вещи и почти бегом тороплюсь к двери.

– Тесса, – слышу я голос Хардина позади меня, но только ускоряю шаг.

Без Лэндона я чувствую себя более уязвимой.

На улице ощущаю легкое прикосновение к руке. Я знаю, что это он, по тому, как покалывает кожу.

– Что? – кричу я.

Он отступает и протягивает мне блокнот.

– Ты уронила.

В душе борются смущение и разочарование. Когда же меня перестанет терзать эта боль! Вместо того чтобы пройти, она только сильнее день ото дня. Я не должна признаваться себе, что люблю его, – если я буду продолжать отвергать правду, возможно, боль исчезнет сама.

– Ой, спасибо, – бормочу я, хватая блокнот.

Он скользит по мне взглядом, и мы смотрим друг на друга – до тех пор, пока я не осознаю, что мы стоим на тротуаре, посреди толпы студентов. Хардин встряхивает волосами и закидывает их назад. Потом разворачивается и уходит. Я забираюсь в машину и еду прямо к Лэндону. Я не собиралась приезжать раньше пяти, а сейчас только три, но я не могу сидеть в одиночестве. У меня действительно что-то случилось с психикой после того, как в моей жизни появился Хардин.

Карен с широкой улыбкой открывает дверь и приглашает меня внутрь.

– Я пока одна дома. Дакота и Лэндон пошли в магазин кое-что мне купить.

– Ничего, простите, что я пришла так рано.

– А, не извиняйся. Можешь помочь мне с готовкой!

Карен протягивает мне разделочную доску и несколько луковиц и картофелин. Она болтает о погоде и предстоящей зиме.

– Тесса, ты все еще хочешь помогать мне в теплице? Там климат-контроль, так что зима нам не страшна.

– Да, конечно. Я очень бы хотела.

– Замечательно, значит, завтра? В следующие выходные я буду немного занята, – шутит она.

Свадьба! Я почти забыла. Пытаюсь улыбнуться в ответ.

– Да, хорошо.

Жаль, что мне не удалось позвать Хардина, но это оказалось невозможно, тем более это невозможно сейчас.

Карен ставит курицу в духовку и собирается накрывать на стол.

– Хардин придет сегодня на ужин? – спрашивает она, когда мы раскладываем приборы.

Она явно пытается казаться беспечной, но я вижу, что она нервничает.

– Нет, он не придет, – отвечаю я, уставившись в пол.

Она останавливается и смотрит на меня.

– У вас все в порядке? Не думай только, что я спрашиваю из любопытства.

– Ничего, все в порядке, – говорю я. – Не думаю, что у нас все хорошо.

– Ой, дорогая, так обидно это слышать! Я думала, между вами действительно что-то было. Но я знаю, как это трудно – быть с кем-то, кто боится показать свои чувства.

Эта тема действует на меня очень странно. Я даже с матерью не могу обсуждать такие вещаи, но Карен так открыта, что я способна говорить с ней об этом.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, я не знаю Хардина так хорошо, как хотела бы, но знаю, что он очень закрыт эмоционально. Кен ночами не спит, беспокоясь о нем. Он всегда был трудным ребенком. – Ее глаза блестят. – Он даже маме не может сказать, что ее любит.

– Что?

– Он просто не станет об этом говорить. Не знаю почему. Кен не может вспомнить, чтобы Хардин хоть раз сказал кому-то, что он его любит. Это действительно печально, не только для Кена, но и для Хардина тоже, – она вытирает глаза.

Тому, кто отказывается говорить кому-либо, даже собственным родителям, что он их любит, ничего не стоит выплеснуть на меня ненависть.

– Он… его очень сложно понять. – Это все, что я могу сказать.

– Да-да, это точно. Но, Тесса, я надеюсь, ты все равно придешь ко мне на свадьбу, даже если у вас с ним не сложится.

– Конечно, – отвечаю я.

Почувствовав перемену настроения, Карен переключается на теплицу. Мы ждем, когда еда будет готова, а затем раскладываем все на столе.

Неожиданно Карен прерывается на полуслове и расплывается в улыбке. Я поворачиваюсь и вижу, как в кухню входят Лэндон и красивая девушка с вьющимися волосами. Я знала, что она будет прекрасна, но Дакота даже красивее, чем я предполагала.

– Привет, ты, наверное, Тесса, – говорит она, опережая Лэндона, уже открывшего рот, чтобы представить нас друг другу.

Она тут же подходит и обнимает меня, я обнимаю ее в ответ.

– Дакота, я о тебе так много слышала, хорошо, что мы наконец-то познакомились! – говорю я, и она улыбается.

Лэндон провожает ее взглядом и обнимает Карен, после чего садится на табурет.

– Мы прошли мимо Кена. Он как раз заезжал в гараж, будет с минуты на минуту, – сообщает Лэндон матери.

– Замечательно, мы с Тессой уже накрыли на стол.

Лэндон идет к Дакоте, обнимает за талию и ведет к столу. Я занимаю место напротив них и оглядываюсь на пустующий стул рядом с собой, поставленный Карен «для симметрии». Мне становится немного грустно. В другой жизни Хардин сидел бы рядом и держал меня за руку, как Лэндон Дакоту, и я могла бы опереться на него, не опасаясь быть отвергнутой. Уже жалею, что не пригласила Зеда; конечно, вышло бы очень неловко, но обедать в обществе двух счастливых пар еще хуже.

От размышлений меня спасает Кен. Прежде чем сесть, он подходит к Карен и целует ее в щеку.

– Ужин выглядит замечательно, дорогая, – говорит он и игриво кладет салфетку на колени. – Дакота, ты с каждым разом все красивее. – Он улыбается ей и поворачивается ко мне: – Тесса, поздравляю тебя со стажировкой. Кристиан позвонил мне и все рассказал. Ты произвела на него положительное впечатление.

– Еще раз спасибо вам, это просто замечательная возможность, – улыбаюсь я.

Все умолкают, увлеченные курицей, оказавшейся очень вкусной.

– Извините, я опоздал, – слышу я из-за спины.

Вилка падает у меня из руки прямо на тарелку.

– Хардин! Я не знала, что ты придешь! – ласково говорит Карен и смотрит на меня.

Я отворачиваюсь. Сердце стучит быстрее.

– Да, мы же обсуждали это на прошлой неделе, Тесса? – улыбается он своей жесткой улыбкой и занимает место рядом со мной.

Что с ним? Почему он просто не может оставить меня в покое? Я знаю, отчасти я сама виновата, что поддаюсь ему, но ему явно нравится играть в эти кошки-мышки. Все смотрят на меня, я киваю и поднимаю вилку. Дакота явно смущена, а Лэндон обеспокоен.

– Ты, наверное, Далила? – спрашивает ее Хардин.

– Дакота, – мягко поправляет она.

– Да, Дакота, без разницы, – бормочет он, и я бью его под столом по ноге.

Лэндон впивается в него взглядом, но Хардин, кажется, не замечает. Кен и Карен разговаривают между собой, Дакота и Лэндон – тоже. Я сосредоточенно ем, обдумывая пути отступления.

– Как тебе вечер? – небрежно спрашивает Хардин.

Он знает, что я не хочу устраивать сцену, и пытается вывести меня из себя.

– Хорошо, – спокойно отвечаю я.

– Хочешь узнать, как у меня дела? – ухмыляется он.

– Нет, – бормочу я и беру еще кусок.

– Тесса, это твой автомобиль снаружи? – спрашивает Кен.

Киваю.

– Да, я наконец-то купила себе машину! – говорю я несколько напряженно, надеясь, что все остальные присоединятся к разговору, чтобы не общаться исключительно с Хардином.

Хардин поднимает бровь.

– Когда?

– На днях, – отвечаю я. – В тот же день, когда ты говорил со мной об игре, помнишь?

– Да ну, где ты его взяла?

– В магазине подержанных автомобилей, – отвечаю я.

Вижу, что Дакота и Карен стараются скрыть улыбки. Почувствовав возможность отвлечь внимание от себя, спрашиваю:

– Дакота, Лэндон рассказывал, ты думаешь о балетной школе в Нью-Йорке?

Она рассказывает нам о своих планах переехать в Нью-Йорк. Лэндон искренне радуется за нее, несмотря на расстояние, которое будет их разделять. Когда Дакота замолкает, Лэндон смотрит на телефон и говорит:

– Что ж, нам пора выдвигаться. Костер ждать не будет.

– Что? – восклицает Карен. – Ладно, но возьмите с собой хотя бы часть десерта!

Лэндон кивает и помогает уложить еду в контейнеры.

– Ты собираешься поехать со мной? – спрашивает Хардин.

Я оглядываюсь, не совсем понимая, к кому он обращается.

– Я тебе говорю, – поясняет он.

– Что? Нет, ты же не собирался ехать.

– Собирался. И поскольку ты не можешь меня остановить, тебе остается поехать со мной. – Хардин улыбается и пытается положить руку мне на бедро.

– Что с тобой, одурел? – говорю я, понизив голос.

– Мы можем поговорить на улице? – спрашивает он, указывая взглядом на отца.

– Нет, – тихо отвечаю я. Каждый раз, когда мы с Хардином «разговариваем», я в конечном итоге рыдаю.

Но Хардин вскакивает и, схватив меня за руку, заставляет подняться.

– Мы будем на улице, – объявляет он и тянет через гостиную к выходу.

Когда мы оказываемся на улице, я выдергиваю руку и предупреждаю:

– Не прикасайся ко мне!

Он пожимает плечами.

– Извини, но ты не собиралась со мной идти.

– Потому что я не хочу.

– Я извиняюсь. За все, ладно?

Он дергает кольцо в губе, и я смотрю на его рот. Его глаза шарят по моему лицу.

– Ты извиняешься? Ты не извиняешься, Хардин, ты просто хочешь мне навредить. Остановись! Я измучена и исчерпана этим постоянным противостоянием с тобой. Разве нет кого-нибудь, с кем ты можешь играть? Блин, да я готова помочь тебе найти какую-нибудь бедную невинную девочку, чтобы ты ее мучил, а меня оставил в покое.

– Я этого не хочу. Знаю, что я тебя издергал, но не понимаю, зачем я это делаю. Но если ты дашь мне один шанс, только один, я перестану. Я пытался держаться от тебя подальше, но я не могу. Ты мне нужна… – Он смотрит в пол и трет носком одного ботинка о другой.

Его тон заставляет меня сдерживать слезы; я уже достаточно тешила его эго.

– Стоп! Остановись. Ты не устал от этого? Если бы я была тебе нужна, ты бы не относился ко мне так. Ты сам мне об этом сказал, помнишь? И после этого ты уже не можешь появиться и делать вид, что ничего не случилось.

– Я не хотел. Ты же знаешь, я не хотел.

– Значит, ты признаешь, что сказал это только для того, чтобы сделать мне больно? – Я смотрю на него в упор.

– Да… – Он продолжает глядеть в пол.

Я запуталась; то он говорит, что хочет от меня большего, то целуется с Молли, то говорит, что любит и просит простить. Теперь он снова извиняется?

– А почему я должна прощать тебя только потому, что ты признался, что хотел сделать мне больно?

– Еще один шанс! Пожалуйста, Тесс! Я расскажу тебе все! – умоляет он.

Он смотрит на меня сверху вниз, и я почти верю страданию в его глазах.

– Я не могу, мне надо идти.

– Почему я не могу пойти с тобой? – спрашивает он.

– Потому что… потому что я встречаюсь с Зедом.

Я смотрю, как меняется его лицо, и теперь оно напоминает мое. Я еле сдерживаюсь, чтобы не пожалеть его. Но Хардин сам во всем виноват. Даже если он что-то и чувствует, уже слишком поздно.

– С Зедом? Так вы что, встречаетесь? – с отвращением спрашивает он.

– Нет, мы об этом даже не говорили. Мы просто… Я не знаю, просто вместе проводим время.

– Не говорили об этом? А если бы он спросил тебя, что бы ты ответила?

– Я не знаю… – И, честно говоря, действительно не знаю. – Он хороший, и добрый, и хорошо ко мне относится.

Почему я объясняю ему про этого парня?

– Тесса, ты даже не знаешь его, ты не знаешь…

Входная дверь распахивается, и Лэндон нетерпеливо спрашивает:

– Готовы?

Он бросает на Хардина короткий взгляд; тот кажется таким беззащитным и даже… убитым горем.

Завожу машину и еду за Лэндоном, выворачивающим на дорогу. Я не могу не смотреть на Хардина, который еще стоит на крыльце и по-прежнему глядит мне вслед.

Глава 65

 Сделать закладку на этом месте книги

Заехав на стоянку вслед за Лэндоном, я сообщаю Зеду, что приехала. Он сразу отвечает и предлагает встретиться в дальнем левом углу поля. ПодходятЛэндон с Дакотой, говорю им, где он.

– Хорошо, – говорит Лэндон, но, кажется, он все-таки не в восторге.

– Кто такой Зед? – спрашивает Дакота.

– Он мой… друг. – Он просто мой друг.

– Хардин – твой парень, так ведь? – уточняет она.

Я смотрю на нее. Кажется, она спрашивает без всякого подтекста, просто запуталась. Добро пожаловать в наш дурдом.

– Нет, детка! – смеется Лэндон. – Ни один из них.

Я тоже смеюсь.

– Это не так ужасно, как кажется.

Как раз, когда мы приходим, начинает играть университетская команда, и на поле набивается много народу. С радостью замечаю Зеда, прислонившегося к ограждению. Указываю цель, и мы направляемся к ней.

– Ого! – восклицает Дакота, когда мы подходим поближе.

Не знаю, что ее так удивило, пирсинг и татуировки или его внешность. Может быть, и то, и другое.

– Привет, красотка! – Зед обнимает меня с сияющим видом.

Я улыбаюсь и обнимаю его в ответ.

– Привет, я Зед. Очень приятно вас обоих видеть, – кивает он Лэндону и Дакоте.

Знаю, что он уже видел Лэндона; значит, просто пытается быть вежливым.

– Давно ты здесь? – спрашиваю я.

– Всего десять минут. Народу гораздо больше, чем я думал.

Лэндон ведет нас в наименее людное место возле огромной поленницы для костра, и мы садимся на траву. Дакота садится между ног Лэндона и откидывается ему на грудь. Солнце садится, и усиливается ветер. Надо было надеть что-нибудь с длинными рукавами.

– Ты бывал тут раньше? – спрашиваю я Зеда, но он качает головой.

– Нет, это не совсем привычная для меня тусовка, – сообщает он со смехом и прибавляет: – Но я рад, что я тут.

Я улыбаюсь его комплименту. В этот момент кто-то подходит к центральному микрофону и приветствует всех от имени колледжа. Через пару минут суеты, наконец, начинается обратный отсчет. Три, два, один… Костер зажигается и мгновенно поглощает гору дров. Это очень здорово, сидеть возле самого огня, и я наконец-то согреваюсь.

– Ты надолго здесь? – спрашивает Зед Дакоту.

Она хмурится.

– Только на выходные. Но я хочу вернуться на следующие выходные на свадьбу.

– Какую свадьбу? – спрашивает Зед.

Перевожу взгляд на Лэндона. Он отвечает:

– Моей матери.

– А… – Он делает паузу, глядя вниз, словно задумавшись о чем-то.

– Что? – спрашиваю я его.

– Ничего. Просто пытаюсь вспомнить, кто-то говорил о свадьбе в следующие выходные… Ах да, кажется, Хардин. Он спрашивал нас, что надевают на свадьбу.

Мое сердце останавливается. Надеюсь, по моему лицу это не заметно. Значит, Хардин до сих пор не сказал никому из своих друзей, что его отец – ректор и что он женится на матери Лэндона.

– Это совпадение, да? – спрашивает Зед.

– Нет, они… – начинает Дакота, но я перебиваю:

– Конечно, совпадение, в таком большом городе наверняка бывает несколько свадеб за выходные.

Зед согласно кивает, а Лэндон шепчет что-то на ухо Дакоте.

Хардин действительно собирается на свадьбу?

Зед посмеивается.

– Все равно, не представляю себе Хардина на свадьбе.

– Почему же? – Говорю немного злее, чем хочется.

– Не знаю… Потому что это Хардин. Единственный способ затащить его на свадьбу – это пообещать ему секс с подружкой невесты. Со всеми подружками.

– Я думала, вы с Хардином друзья, – говорю я.

– Так и есть. Я ничего плохого о нем не говорю, просто он такой и есть. Он занимается сексом с разными девчонками каждые выходные. Иногда с несколькими.

У меня гудит в ушах, кожа горит. Я вскакиваю, сама того не замечая.

– Ты куда? Что случилось? – спрашивает Зед.

– Ничего, я просто… Немного душно. Хочу подышать свежим воздухом, – бормочу я. Понимаю, что это глупо, но мне все равно. – Я скоро вернусь, на минутку.

Быстро иду прочь, чтобы никто из них за мной не увязался.

Что со мной? Зед милый, и мне очень нравится, что он не брезгует моими друзьями, но, когда он напоминает о Хардине, я не могу не думать о нем. Быстро прохожу мимо трибун, делаю несколько глубоких вдохов и возвращаюсь к ребятам.

– Извините, просто костер слишком жаркий, – вру я, садясь обратно.

Зед держит в руке телефон. Потом, перевернув экран, убирает его в карман. Примерно час болтаем с Лэндоном и Дакотой.

– Кажется, я устала, я сегодня после самолета, – наконец говорит Дакота, и Лэндон кивает.

– Да, я тоже устал. Мы пойдем. – Он встает и помогает Дакоте подняться.

– Ты хочешь уйти? – спрашивает меня Зед.

– Нет, все нормально. А ты?

Он кивает.

– Я тоже.

Мы прощаемся с Лэндоном и Дакотой и следим, как они исчезают в толпе.

– А по какому поводу костер? – спрашиваю я Зеда, уверенная, что он знает об этом.

– Наверное, празднуют окончание футбольного сезона. Или середину, или…

Я нетерпеливо оглядываюсь вокруг и замечаю, что многие одеты в одинаковые майки.

– Теперь поняла, – смеюсь я.

– О! – произносит он, прищуриваясь. – Кажется, это Хардин?

Я поворачиваю голову туда, куда смотрит Зед. Хардин идет к нам вместе с маленькой брюнеткой в юбке. Мгновенно подсаживаюсь ближе к Зеду. Именно поэтому я не поверила Хардину на крыльце – он уже нашел девочку, которую назло мне привел сюда.

– Привет, Зед, – говорит девушка высоким голосом.

– Привет, Эмма. – Зед кладет руку мне на плечо.

Хардин впивается в него взглядом, но садится напротив нас. Я понимаю, что это глупо, но мне уже не нравится эта девушка, несмотря на то что я ее не знаю.

– Как вам костер? – спрашивает Хардин.

– Теплый. И почти уже догорел, – отвечает Зед.

Между ними явно чувствуется напряжение. Я чувствую. Не знаю зачем, но Хардин ясно дает понять друзьям, что ему на меня не наплевать.

– У них тут есть еда? – раздраженно спрашивает девушка.

– Да, тут есть торговая палатка, – отвечаю я.

– Хардин, пойдем со мной, я куплю чего-нибудь поесть, – требует она.

Хардин закатывает глаза, но встает на ноги.

– Захвати мне пончик, ладно? – кричит Зед, скалясь, и Хардин стискивает челюсти.

Да что с ними?

Как только они уходят, я обращаюсь к Зеду:

– Слушай, может, уйдем? Я правда не хочу общаться с Хардином, мы вроде как ненавидим друг друга, если ты забыл.

Стараюсь говорить игриво, но у меня не получается.

– Да, конечно, конечно, – соглашается он.

Мы встаем, и Зед берет меня за руку. Мы идем, держась за руки, и я ловлю себя на том, что выискиваю глазами Хардина, надеясь, что он нас не видит.

– Хочешь пойти на вечеринку? – спрашивает Зед, когда мы подходим к стоянке.

– Нет, не хочу. – Это последнее место, где я хотела бы оказаться.

– Хорошо, хорошо, мы можем погулять в другой… – начинает он.

– Нет, я хочу еще погулять. Только не здесь и не в братстве, – быстро говорю я.

Он удивленно смотрит на меня.

– Ладно, ладно. Мы можем пойти ко мне домой? Если ты хочешь. Если нет, можно еще куда-нибудь поехать. На самом деле я даже не знаю, куда можно пойти в этом городе.

Он смеется, я тоже.

– К тебе. Это отличная идея.

Пока мы едем, я представляю лицо Хардина, который возвращается и не находит нас. Он привел с собой девушку, поэтому у него нет причин расстраиваться, но это не облегчает боль в сердце.

Квартира Зеда – рядом с кампусом, небольшая, но чистенькая. Зед предлагает мне выпить, но я отказываюсь, так как я планирую ночью вернуться к себе.

Плюхаюсь на диван, и он протягивает мне пульт и возвращается на кухню, чтобы сделать коктейль.

– Можешь сама выбирать. Я не знаю, что ты любишь…

– Ты живешь один? – спрашиваю я, и он кивает.

Потом он садится рядом со мной и обнимает за талию. Чувствую себя немного неловко, но пытаюсь скрыть волнение. Вибрирует телефон, и Зед встает, чтобы вытащить трубку из кармана и ответить. Показывает, что скоро вернется, и уходит на кухню.

– Мы уехали, – слышу я. – Так… – Злобно: – Очень жаль.

Из обрывков разговора понимаю только «мы уехали».

Ему звонил Хардин? Я встаю и выхожу на кухню, когда Зед кладет трубку.

– Кто это был? – спрашиваю я.

– А, так, – отмахивается он, ведя меня к дивану. – Я рад, что мы познакомились. Ты не похожа на здешних девушек, – ласково говорит он.

– Я тоже. Ты знаешь Эмму? – спрашиваю я, не удержавшись.

– Да, ее девушка – двоюродная сестра Нэта.

– Девушка?

– Да, они какое-то время встречались. Эмма довольно клевая.

Значит, Хардин не был там с ней, по крайней мере, не в этом смысле. Может, он пришел, чтобы еще раз попытаться поговорить со мной, а вовсе не для того, чтобы причинить мне боль.

Я смотрю, как Зед наклоняется, чтобы меня поцеловать. Губы холодны от коктейля и пахнут спиртом. Его руки осторожно скользят с моих рук на талию. Перед внутренним взором проносится убитое лицо Хардина. То, как он просил дать еще один шанс, а я не верила; то, как он смотрел на меня, когда я уезжала, его вспышка в аудитории насчет Кэтрин и Хитклифа; то, как он всегда появляется, когда я этого не хочу, и то, что он никогда не говорил своей матери, что любит ее, но при всех сказал, что любит меня, и то, как потом разубеждал меня. То, как он бил посуду, когда был зол; то, что сегодня вечером пришел в дом своего отца, хотя терпеть его не может; и то, что он спрашивал друзей, что ему надеть на свадьбу. Это все совершенно логично, но в то же время не имеет никакого смысла.

Хардин меня любит. Какой-то своей, странной и дикой любовью.

Мысль эта пронзает меня, как игла.

– Что? – спрашивает Зед, глядя на меня.

– Что? – повторяю я.

– Ты только что сказала «Хардин».

– Я не говорила, – оправдываюсь я.

– Да-да, ты сказала. – Он встает и отходит от дивана.

– Я пойду. Прости меня.

Хватаю сумку и несусь к двери, прежде чем он успевает что-то сказать.

Глава 66

 Сделать закладку на этом месте книги

На мгновение я останавливаюсь и пытаюсь понять, что же я делаю. Я оставила Зеда, чтобы найти Хардина, но надо подумать, что будет потом. Хардин либо опять скажет мне что-то ужасное, наорет и заставит уйти, либо станет уверять, что испытывает ко мне какие-то чувства; и все эти игры, в которые он играет, – только потому, что он не может выразить чувства как нормальные люди. Если пойдет по первому сценарию, что, скорее всего, хуже, чем сейчас, не будет. Но если по второму – готова ли я простить ему все то, что он наговорил и сделал? Если мы оба признаемся в том, что мы чувствуем друг к другу, может быть, все изменится? Изменится ли он? Способен ли он вести себя так, как я хочу, и способна ли я выносить его перепады настроения?

Самое плохое, что сама я не могу ответить ни на один из этих вопросов. Ненавижу, что мои мысли заполнены только им и из-за него я стала такой неуверенной в себе. Терпеть не могу терзаться догадками, что он сделает или скажет.

Еду к этому чертову дому братства, где была уже столько раз. Ненавижу этот дом! Сейчас я много что ненавижу, а злость на Хардина достигает почти точки кипения. Припарковавшись у обочины, взбегаю по крыльцу в переполненное здание. Направляюсь прямо к дивану, на котором обычно сидит Хардин. Его там нет; и среди здоровенных парней не нахожу знакомых.

Взбежав вверх по лестнице, колочу кулаками по двери, в очередной раз оказавшейся запертой.

– Хардин! Это я, открой дверь! – отчаянно кричу я, барабаня в дверь, но никто не отвечает.

Куда он запропастился? Не хочу ему звонить, хотя так проще; я зла и чувствую, что должна быть зла, чтобы суметь сказать то, что хочу сказать и потом об этом не пожалеть.

Звоню Лэндону, чтобы узнать, нет ли Хардина в отцовском доме, но он там не появлялся. Единственное другое место, где я могу поискать, – это костер, но я сомневаюсь, что он все еще там. Тем не менее, других вариантов нет.

Я возвращаюсь обратно к стадиону, припарковываясь, в очередной раз повторяю про себя те ругательства, что я приготовила для Хардина, чтобы быть уверенной, что их не забуду, если он на самом деле здесь. Подхожу к полю и понимаю, что почти все уже уехали, костер почти догорел. Я хожу, щурясь в полутьме, разглядываю парочки, надеясь разглядеть Хардина и Эмму, но безуспешно.

Окончательно решаю вернуться – и тут замечаю Хардина, опирающегося на забор. Он один. Не видит меня, садится на траву, вытирая рот. Когда он убирает руку, я вижу, что она в крови.

Что случилось?

Внезапно Хардин вскидывает голову, словно почувствовав мое присутствие. Действительно, на губах – кровь, а на щеке – синяк.

– Что за черт? – охаю я, опускаясь рядом с ним на колени. – Что с тобой случилось?

Он смотрит на меня так, что весь мой гнев растворяется, как сахар на языке.

– Какое тебе дело? Почему ты не на свидании? – рычит он.

Я облизываю палец и провожу по его разбитой губе. Он отшатывается, и я закусываю губу.

– Скажи, что случилось?

Он вздыхает, проводя рукой по волосам. Костяшки его пальцев разбиты и в крови. Ужасная ссадина на указательном пальце.

– Ты подрался?

– С чего ты взяла? – Он поднимается на ноги.

– С кем? Как ты, в порядке?

– Да, в порядке, а теперь оставь меня в покое.

– Я приехала сюда, чтобы тебя найти. – Я поднимаюсь, стряхивая с колен сухую траву.

– Хорошо, ты меня нашла, так что можешь идти.

– Не будь идиотом. Тебе надо домой, привести себя в порядок. Может быть, придется наложить швы.

Хардин, не реагируя, проходит мимо меня. Я приехала, чтобы наорать на него за то, что он придурок, и рассказать, что я чувствую, но он опять все усложняет; я знала, что так будет.

– Куда ты? – спрашиваю я, семеня за ним, как потерявшийся щенок.

– Домой. Я позвоню Эмме и попрошу, чтобы она вернулась и забрала меня.

– Она оставила тебя здесь? – Эмма не нравится мне все больше.

– Нет. Ну, по правде сказать, это я ее попросил.

– Давай я подвезу тебя.

Я хватаю его за куртку. Движением плеча Хардин сбрасывает мою руку, и мне хочется его ударить. Злость возвращается, еще сильнее, чем раньше. Мы поменялись местами. Обычно я убегаю от него.

– Прекрати уходить! – кричу я, и он оборачивается, сверкая глазами. – Я сказала, дай мне довезти тебя до дома!

Он хочет улыбнуться, но вместо этого хмурится и вздыхает.

– Ладно. Где твоя машина?

Салон немедленно заполняет запах Хардина, но теперь к нему примешивается металлический оттенок; это мой самый любимый запах на свете. Я включаю печку и потираю руки, чтобы согреться.

– Зачем ты приехала? – спрашивает он, когда я выезжаю на дорогу.

– Чтобы найти тебя. – Пытаюсь вспомнить все, что собиралась сказать, но в голове пусто, и я могу думать только о том, как мне хочется поцеловать его разбитые губы.

– Зачем? – тихо спрашивает он.

– Чтобы поговорить. Нам с тобой о многом нужно поговорить.

Мне хочется плакать и смеяться одновременно, сама не знаю почему.

– Кажется, ты сказала, нам не о чем разговаривать, – говорит он, приоткрывая окно, и я внезапно чувствую раздражение.

– Ты любишь меня?

Выпаливаю быстро и глухо. Я это не собиралась говорить.

Он поворачивает голову.

– Что? – изумленно спрашивает он.

– Ты любишь меня? – повторяю я, опасаясь, что сердце сейчас выскочит из груди.

Он смотрит вперед.

– Ты серьезно спрашиваешь меня об этом во время движения?

– Неважно, где и когда я спрашиваю, просто ответь, – почти умоляю я.

– Я… не знаю… нет, не знаю. – Он мечется взглядом из стороны в сторону, словно хочет выйти. – Ты не можешь просто спрашивать, любит ли тебя кто-то, когда он едет с тобой в одной машине, – произносит он громко.

Ох!

– Хорошо. – Это все, что я могу ответить.

– Почему ты хочешь это знать?

– Неважно.

Я смущена, смущена настолько, что все мои планы поговорить о наших проблемах разрушились и сгорели прямо на глазах, вместе со всей выдержкой.

– Почему ты спросила меня об этом сейчас? – настаивает он.

– Не указывай мне! – кричу я.

Останавливаюсь возле дома братства, и он смотрит на переполненную лужайку.

– Отвези меня к отцу.

– Что? Я тебе не такси.

– Просто оставь меня там, утром я заберу свою машину.

Если его машина была там, почему он сам на ней не поехал? Не хочу заканчивать наш разговор на этой ноте, поэтому еду к дому его отца.

– Я думала, ты тот дом терпеть не можешь.

– Так и есть. Но я не хочу сейчас попасть в толпу, – тихо отвечает Хардин. Потом продолжает громче: – Может, все-таки скажешь, зачем ты меня спрашивала? Это как-то связано с Зедом? Он тебе что-то сказал?

Кажется, он нервничает. Почему он все время спрашивает, не сказал ли мне что-нибудь Зед?

– Нет, Зед тут ни при чем. Просто я хотела знать.

Это действительно не связано с Зедом; это относится к тому, что я люблю его и на секунду поверила, что он тоже любит меня. Чем дольше я рядом с ним, тем более смехотворной мне кажется эта возможность.

– Куда вы ходили с Зедом, когда исчезли с костра? – спрашивает он по дороге.

– К нему домой.

Тело Хардина напрягается, окровавленные кулаки сжимаются, еще больше разрывая кожу на костяшках.

– Ты спала с ним? – спрашивает он, и я вздрагиваю.

– Что? Какого черта ты так решил? Тебе стоило б знать меня лучше! Кем ты себя возомнил, что можешь задавать такой личный вопрос? Ты дал мне понять, что я тебя не интересую, так? – кричу я.

– Значит, нет? – спрашивает он снова, и его глаза – как два лезвия.

– Боже, Хардин! Нет! Он поцеловал меня, но я не сплю с тем, кого почти не знаю!

Он наклоняется и останавливает машину, выдернув ключи из зажигания.

– Ты его тоже целовала? – Его глаза полуприкрыты, но кажется, будто он смотрит на меня в упор.

– Да… то есть не знаю, думаю, да. – Я не помню ничего, кроме лица Хардина перед глазами.

– Как это понимать? Вы пили? – Он повышает голос.

– Нет, я просто…

– Что просто?! – кричит он, нависая надо мной.

Я чувствую напряжение между нами и мгновение сижу, пытаясь взять себя в руки.

– Просто я думала о тебе, – признаюсь я.

Каменные черты его сглаживаются, и он смотрит мне в глаза.

– Пойдем, – говорит он, открывая дверь.

Глава 67

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда мы входим, Карен и Кен сидят на диване в гостиной. Они смотрят на нас.

– Хардин! Что случилось? – спрашивает Кен, встревоженно вскакивая и подходя к нам, но Хардин отворачивается.

– Все в порядке, – ворчит он.

– Что произошло? – Кен поворачивается ко мне.

– Он подрался, но не сказал мне, с кем и из-за чего.

– Я же сказал: я, блин, в полном порядке, – злобно огрызается Хардин.

– Не говори так с отцом! – кричу я, и его глаза расширяются.

Вместо того чтобы орать на меня в ответ, он берет меня за руку и тянет из комнаты. Кен и Карен обсуждают ужасный вид Хардина; он тащит меня по лестнице, и я слышу, как его отец вслух спрашивает, почему Хардин начал приезжать сюда так часто, чего раньше с ним не случалось.

Когда мы оказываемся в его комнате, он круто разворачивается и прижимает меня к стене.

– Никогда так больше не делай, – шипит он сквозь зубы.

– Как? Отпусти меня немедленно! – требую я.

Он закатывает глаза, но отпускает меня и отходит к кровати. Я остаюсь возле двери.

– Не учи меня, как разговаривать с отцом. Сначала со своим отношения наладь, прежде чем вмешиваться в мои дела.

И после этого Хардин сразу остывает.

– Извини. Я не хотел этого говорить… просто вырвалось. – Он делает движение, чтобы обнять меня, но я отступаю в дверной проем.

– Это всегда «просто вырывается», да? – Я не могу сдержать слез. Упоминание о моем отце слишком жестоко, даже для Хардина.

– Тесс, я… – начинает он, но останавливается, когда я поднимаю руку.

Что я тут делаю? Почему продолжаю надеяться, что он прекратит эту бесконечную череду оскорблений, чтобы просто поговорить со мной? Потому что я идиотка, вот почему.

– Прекрасно. Ты именно такой, какой есть; ты находишь в людях слабости и используешь их. Ты используешь людей в своих интересах. Долго ты собирался сказать про моего отца? Наверно, искал возможность мне это сказать с тех пор, как меня повстречал!

– Черт! Нет! Я сказал это, не думая! И ты не такая невинная – ты меня нарочно провоцируешь! – орет он еще громче.

– Провоцирую тебя? Я тебя провоцирую? Ну-ка, просвети, когда я так делала?!

Я знаю, что нас слышит весь дом. Плевать.

– Ты всегда давишь на меня! Ты постоянно со мной борешься. Ты ходишь на свидание с Зедом, то есть трахаться с ним! Ты думаешь, мне это понравилось? Ты думаешь, я хочу, чтобы так вертела мной? Я ненавижу, когда ты липнешь ко мне. Меня бесит, что я не могу перестать думать о тебе. Я ненавижу тебя… ненавижу! Ты чересчур много о себе воображаешь…

Он замолкает и смотрит на меня. Я заставляю себя смотреть на него, не обращая внимания на весь этот фарс.

– Вот о чем я хочу сказать! – Он бегает взад-вперед, то и дело проводя рукой по волосам. – Ты… ты сводишь меня с ума, буквально трахаешь мозг! И у тебя еще хватает совести спрашивать, люблю ли я тебя? Почему ты меня спрашиваешь? Потому, что однажды я тебе случайно об этом сказал? Я же уже говорил, что это не так, так зачем ты все время спрашиваешь? Ты же хотела уйти, разве нет? Так зачем ты продолжаешь приезжать ко мне?

Мне хочется бежать, бежать отсюда и никогда не возвращаться. Мне нужно уйти. Пытаюсь остановить его, я так зла, что кричу единственное, что его остановит, что сможет на него повлиять.

– Нет, я продолжаю приезжать, потому что люблю тебя!

И тут же замолкаю, жалея, что слова нельзя взять обратно. Он и так заставил меня страдать; мне не хочется терять еще несколько лет из-за того, что он мне наплетет в ответ. Меня вполне устраивает то, что он меня не любит. Ловлю себя на мысли, что всегда об этом знала.

– Что ты сказала? – Он удивленно смотрит на меня, часто моргая, будто пытаясь подобрать слова.

– Давай, расскажи мне, как ты меня ненавидишь. И еще расскажи, какая я дура, что люблю кого-то, кто меня не ценит. – Перехожу на истерические рыдания. Тру глаза и вновь гляжу на него. Понимаю, что снова проиграла и нужно ретироваться, чтобы зализывать раны. – Я ухожу.

Я собираюсь выйти, но он делает большой шаг и оказывается рядом со мной. Кладет мне руку на плечо, но я смотрю в сторону.

– Черт возьми, не уходи, – говорит он взволнованно. Чем он взволнован, остается для меня загадкой. – Ты меня любишь? – шепчет он, поворачивая меня за подбородок к себе.

Гляжу на него в упор и киваю, ожидая, что он рассмеется мне в лицо.

– За что? – Я чувствую его горячее дыхание. Он выглядит каким-то… испуганным?

– Что?

– За что ты меня любишь… как ты можешь любить меня? – сипло спрашивает он.

И я понимаю, что ответ повлияет на мою судьбу больше, чем все, что было прежде.

– Как ты мог не видеть, что я люблю тебя? – спрашиваю я.

Он не верит, что я могу любить его? У меня нет доказательств, я просто чувствую. Он сводит меня с ума, заставляет быть злее, но я люблю его больше всех на свете.

– Ты говорила, что не любишь. И ты ушла с Зедом. Ты всегда бросала меня, ты ушла, когда я просил еще один шанс. Я говорил, что люблю тебя, но ты не верила. Ты знаешь, как мне было тяжело?

Я не сразу замечаю слезы на его глазах, потому что слишком отвлекаюсь на его грубую руку, держащую меня за подбородок.

– Мне нужно подумать над тем, что ты говоришь. Ты тоже причинил мне много боли, Хардин.

Он кивает.

– Я знаю. Прости. Позволь мне быть с тобой? Знаю, я тебя недостоин. Я не имею права просить об этом… но пожалуйста, всего один шанс. Я не обещаю не злиться на тебя или не спорить, но обещаю, что буду твой, целиком и полностью. Пожалуйста, разреши мне попробовать стать таким, каким ты хочешь.

Голос звучит так умоляюще, что лед внутри меня тает.

– Мне хочется надеяться, что у нас получится, но я просто не знаю, мы уже столько испортили…

Глаза предают меня, по щекам текут слезы. Хардин подносит руку к моей щеке и перехватывает одну слезинку, а по его лицу тоже текут ручьи.

– Помнишь, ты спрашивала, кого я люблю больше всего на свете? – спрашивает он.

Я киваю, хотя это кажется мне таким далеким, что я и не думала, что он помнит об этом разговоре.

– Тебя. Больше всех я люблю тебя.

Боль и гнев растворяются в моей груди без следа.

Прежде чем я позволю себе довериться ему и попаду в его лапы, спрашиваю:

– Это же не часть твоей безумной игры со мной, правда?

– Нет, Тесса. С играми покончено. Я просто хочу тебя. Я хочу быть с тобой по-настоящему. Только тебе придется меня этому научить.

Он нервно усмехается, и я смеюсь вместе с ним.

– Я забыл твой смех. Давно его не слышал. Я хочу, чтобы со мной ты смеялась, а не плакала. Да, я много натворил…

Я прерываю его, прижимаясь губами к его губам, чувствую вкус крови. Я так давно его не целовала, что колени дрожат от проходящего через меня тока. Я так сильно люблю этого свихнувшегося, озлобленного идиота, что боюсь, что он меня погубит. Он поднимает меня, и я обвиваю его ногами, запускаю пальцы в его волосы. Он стонет от страсти, и я сжимаю его еще сильнее. Я провожу языком по его нижней губе, и он морщится.

– С кем ты так подрался? – спрашиваю я, и он смеется.

– Ты спрашиваешь об этом сейчас?

– Да, я хочу знать.

– Ты всегда задаешь слишком много вопросов. Может, я отвечу позже? – дуется он.

– Нет, скажи.

– Только если ты останешься. – Он обнимает меня крепче. – Пожалуйста? – умоляет он.

– Ладно.

Я целую его и забываю о своем вопросе.

Глава 68

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда мы, наконец, отрываемся друг от друга, я сажусь в углу, а Хардин умащивается на спинке кровати.

– Ладно, теперь расскажешь, с кем ты дрался? С Зедом? – спрашиваю я с тревогой.

– Нет. С какими-то незнакомыми парнями.

Я радуюсь, что это не Зед, но потом настораживаюсь.

– Погоди. Сколько их было?

– Трое… или четверо. Не знаю, – смеется он.

– Это не смешно. Зачем же ты дрался?

– Не знаю… – Он пожимает плечами. – Я разозлился, что вы с Зедом ушли, и решил, что это неплохая идея.

– Нет, это была плохая идея, посмотри теперь, на кого ты похож. – Я хмурюсь, и он озадаченно наклоняет голову набок. – Что?

– Ничего… иди сюда.

Он протягивает ко мне руки. Я пододвигаюсь и прислоняюсь к нему спиной.

– Прости меня за то, как я вел… ну, как я с тобой поступал, – шепчет он мне на ухо.

По телу пробегает дрожь от его дыхания.

– Все нормально. То есть ненормально. Но я дам тебе еще один шанс.

Надеюсь, он не заставит меня жалеть об этом. Не уверена, что стерплю еще одну его вспышку.

– Спасибо, я знаю, что не заслуживаю. Но я достаточно эгоистичен, чтобы этим воспользоваться.

Он зарывается носом мне в волосы, обнимает – и эти объятия новые и знакомые одновременно. Я молчу, и он поворачивает меня за плечи, чтобы заглянуть мне в глаза.

– Что случилось?

– Ничего. Просто я боюсь, что ты снова передумаешь.

Мне очень хочется броситься в омут очертя голову, но боюсь, что снова утону в нем.

– Не передумаю. Никогда не передумывал. Просто я боролся с собственным чувством. Понимаю, ты уже мне не доверяешь, но я хочу заслужить твое доверие. Я больше не причиню тебе страданий, – обещает он, наклоняясь ко мне.

– Не надо, пожалуйста! – жалобно прошу я.

– Я люблю тебя, Тесса, – говорит он.

Сердце просто выпрыгивает из груди. Это так прекрасно, что хочется слушать эти слова вечно.

– Я люблю тебя, Хардин.

Впервые мы можем сказать это друг другу открыто, не боясь пожалеть об этом. Даже если он опять меня предаст, я навсегда запомню, как это звучало и что эти слова заставили меня чувствовать.

– Скажи еще раз, – шепчет он, поворачиваясь ко мне лицом.

В его глазах я вижу такую открытость, на которую, я думала, он не способен. Я сажусь к нему на колени, беру лицо ладонями, вожу пальцами по щетине. По выражению лица понимаю, что он нуждается во мне, что ему необходимо слышать это снова и снова. И я повторю это столько раз, сколько нужно, чтобы он понял, что это правда.

– Я люблю тебя.

Я касаюсь губами его губ. Поцелуй с Хардином каждый раз разный: он как наркотик, которого никогда не бывает достаточно. Он мычит от удовольствия, мягко касаясь языком моего языка. Его руки сжимаются за моей спиной, и наши тела соприкасаются. Мозг не спеша, тщательно записывает каждую секунду нашего нежного поцелуя, спокойствия, установившегося между нами. Но тело требует, чтобы я, сжав пальцами его волосы, стягивала с него футболку.

Его губы движутся вниз, по моей скуле и перемещаются на шею.

Это произошло. Я теряю контроль над собой. Это опять произошло: сначала гнев и истерика, потом любовь. С моих губ срывается непроизвольный стон – и он вторит ему, целуя меня в шею, обхватив за талию и все больше наклоняясь надо мной.

– Я… так… скучал по тебе, – шепчет он, не отрываясь от моей шеи.

Я закрываю глаза, это слишком приятно. Хардин расстегивает куртку, глядя на меня голодными глазами. Не спрашивая разрешения, сдергивает с меня майку и со свистом вдыхает воздух, когда я выгибаюсь, чтобы он мог расстегнуть лифчик.

– Я уже забыл, как твое тело… подходит к моим рукам, – рычит он, хватая меня за грудь.

Когда он прижимается ко мне, я чувствую его возбуждение нижней частью живота. Наше дыхание становится все быстрее и сбивчивей, я никогда не чувствовала такого сильного желания. Каждый наш разрыв нисколько не уменьшает страсти, и я этому рада. Его рука скользит вниз по моему обнаженному животу и расстегивает кнопку на моих джинсах. Когда его рука оказывается в моих трусиках, он охает.

– Ты всегда такая мокрая!

Его слова только раззадоривают меня – и я приподнимаю бедра в ожидании прикосновения.

– Чего ты хочешь, Тесса? – Он тяжело дышит мне в подбородок.

– Тебя, – не думая, отвечаю я.

И это правда: я хочу Хардина, сразу и настолько глубоко, насколько это возможно. Его палец скользит в меня, и моя голова откидывается на подушку.

– Обожаю на тебя смотреть! Так приятно наблюдать, что я могу заставить тебя испытывать.

Мои руки сжимают его футболку, на нем слишком много одежды, но я уже не могу связно попросить его раздеться. Как нам удалось перейти от «Я тебя ненавижу» к «Я тебя люблю»? Неважно; единственное, что сейчас имеет значение, это то, что он всегда заставляет меня чувствовать. Его тело скользит вдоль моего, и он убирает руку из моих штанов. Я повизгиваю от потери контакта, и он улыбается. Он срывает с меня джинсы и трусы, и я указываю на его одежду.

– Раздевайся, – требую я.

– Есть, мэм.

Он с усмешкой стягивает футболку и обнажает свое расписанное тело. Мне хочется провести языком вдоль каждой линии тату. Мне нравится символ бесконечности над его запястьем, несколько неуместно расположенный в нарисованном пламени.

– Почему ты сделал эту? – спрашиваю я, указав пальцем на рисунок.

– Что? – рассеянно спрашивает он, его глаза и руки сосредоточены на моей груди.

– Татуировка. Она чем-то отличается от других. Она… мягче, скорее женская?

Его пальцы ощупывают мою грудь, и он наклоняется, прижавшись к моему бедру членом.

– Женская, да?

Он улыбается, вздергивая бровь.

Татуировки меня больше не интересуют, хочется только впиться в него губами. Прежде чем кто-либо из нас успевает сказать хоть слово, я хватаю его за волосы и страстно целую. По опыту я знаю, что точка на шее повыше ключицы – его эрогенная зона. Я целую туда, чувствуя, как его тело дергается и напрягается, когда я снова приподнимаю бедра. Так приятно чувствовать над собой его голое тело! Его кожа начинает поблескивать от пота. Небольшое движение – и мы перейдем на новый уровень. Уровень, к которому я до того не была готова перейти. Хардин, постанывая, медленно трется о меня, его мыщцы двигаются, и я больше не могу сопротивляться.

– Хардин…

– Да, детка?

Он останавливается. Я упираюсь пятками в его бедра, заставляя двигаться снова. Глаза его полузакрыты.

– Черт, – стонет он.

– Я хочу…

– Что? – жарко выдыхает он.

– Я хочу… ты знаешь… – говорю я, внезапно чувствуя неловкость, несмотря на нашу интимную позу.

– А, – говорит он, останавливаясь и снова глядя мне в глаза. Кажется, в нем происходит какая-то внутренняя борьба. – Я… не уверен, что это хорошая идея.

Что?

– Почему? – Я отталкиваю его. Начинается.

– Нет-нет, детка. Я просто имею в виду… не сегодня.

Он обхватывает меня руками и ложится рядом со мной. Не могу смотреть на него, я слишком обижена.

– Слушай, посмотри на меня, – наклоняется он ко мне. – Я хочу трахнуть тебя. Больше всего на свете, поверь мне. Я хотел этого с того момента, как тебя увидел, но… я думаю, после всего, что сегодня было и… просто я хочу, чтобы ты была готова. Я хочу сказать, полностью готова, потому что, когда мы это сделаем, ничего нельзя будет вернуть.

Мне несколько легче, и я смотрю на него. Он прав, понятно, что нужно подумать, но мне трудно поверить, что завтра я решу по-другому. Мне нужно об этом подумать, когда я не нахожусь под очарованием его тела. Это пьянит сильнее, чем алкоголь.

– Не расстраивайся, пожалуйста, просто если ты решишь, что это то, что тебе нужно, я с удовольствием трахну тебя. Несколько раз подряд, когда и где захочешь. Я хочу…

– Ладно, ладно!

Закрываю ему рот рукой. Он смеется и пожимает плечами, словно говоря «Только скажи». Когда я убираю руку, он игриво кусает мою ладонь и тянет меня к себе.

– Думаю, мне надо одеться, чтобы не искушать тебя, – смеется он, и я краснею.

Не могу понять, что меня больше удивило: то, что я предложила ему заняться сексом, или то, что ему хватило уважения ко мне, чтобы переубедить.

– Но сперва я хочу доставить тебе удовольствие, – бормочет он, переворачивая меня на спину одним движением.

Его лицо утыкается мне между ног, и через несколько минут мои ноги дрожат, и я закрываю рот рукой, чтобы не закричать на весь дом.

Глава 69

 Сделать закладку на этом месте книги

Я просыпаюсь от храпа Хардина: он прижался губами к моему уху. Я прижимаюсь спиной к его груди, его ноги обвиты вокруг моих. Сначала воспоминания о прошлой ночи вызывают у меня улыбку, но потом эйфория сменяется паникой.

Повторит ли он сказанное при свете дня? Или только поиздевается над моей доверчивостью? Я медленно поворачиваюсь к Хардину лицом, чтобы посмотреть на его красивые черты. Во сне его постоянная хмурость пропадает. Я протягиваю руку, провожу пальцем по его брови, а затем – вниз по синяку. Его губы уже выглядят лучше, так же как и костяшки пальцев (вчера вечером он все-таки дал мне их промыть).

Он открывает глаза, когда я провожу пальцем по его губе.

– Что ты делаешь? – спрашивает он.

Не могу понять, с какой интонацией он это произносит.

– Извини… я просто…

Не знаю, что ответить. В каком настроении он просыпается, даже если мы заснули обнимаясь, неизвестно.

– Не останавливайся, – шепчет он, закрывая глаза.

Камень в груди становится наполовину легче, и я, осторожно, чтобы не задеть кровоподтеки, вожу пальцем по его губам.

– Чем собираешься заняться сегодня? – спрашивает он, открывая глаза.

– Я планировала поработать с Карен в теплице, – отвечаю я, и он садится.

– В самом деле?

Сейчас он взбесится. Он терпеть не может Карен, хотя она самый милый человек, которого я в жизни встречала.

– Да, – бормочу я.

– Ну, думаю, мне не придется беспокоиться, что ты не понравишься моей семье. Они тебя полюбят больше, чем меня. – Хардин хихикает, проводя подушечкой пальца по моей щеке, отчего по спине у меня бегут мурашки. – Проблема в том, что если я часто буду здесь зависать, мой отец на самом деле подумает, что я его люблю.

Он говорит спокойно, но взгляд его мрачен.

– Может, вы с отцом сходите куда-нибудь вместе, пока мы с Карен будем заняты?

– Нет, ни в коем случае! – рычит он. – Я вернусь домой, в свой настоящий дом, и подожду тебя там.

– Я хотела бы, чтобы ты остался здесь, хотя я могу задержаться надолго. Ее парники в плохом состоянии.

Кажется, он удивлен. И мне приятно, что он не хочет долго оставаться без меня.

– Я… я не знаю, Тесса. Мой отец, наверное, не захочет со мной никуда идти, – бормочет он.

– Конечно, захочет. Когда вы в последний раз были вместе наедине?

Он пожимает плечами.

– Не знаю… давно. Не уверен, что это хорошая идея. – Он проводит рукой по волосам.

– Если ты почувствуешь себя с ним неловко, всегда можешь присоединиться ко мне и Карен, – заверяю я.

Странно, что он даже решил обдумать возможность провести время с отцом.

– Ладно… Но я делаю это только потому, что не хочу оставлять тебя надолго одну. – Он останавливается. Я знаю, что он не привык выражать свои чувства. И даю ему время, чтобы собраться. – Тем более последний вариант еще хуже, чем болтаться с папашкой.

Я улыбаюсь, несмотря на его грубые слова об отце. Тот Кен, которого Хардин помнит с детства, и человек внизу – совершенно разные, и я уверена, что он это поймет. Я встаю и понимаю, что у меня нет с собой ни сменной одежды, ни зубной щетки, ничего.

– Мне нужно вернуться в комнату, захватить кое-что, – говорю я, и он напрягается.

– Зачем?

– У меня нет никакой одежды и мне нужно почистить зубы. – Я вижу его легкую улыбку, но взгляд по-прежнему серьезен. – Все хорошо? – спрашиваю я, боясь ответа.

– Нет… ты надолго?

– Я надеялась, ты пойдешь со мной.

После этих слов он явно расслабляется. Что это с ним?

– А…

– Может, скажешь, почему ты последнее время такой странный? – спрашиваю я, упершись руками в бедра.

– Так… Просто мне кажется, что ты пытаешься уйти, бросить меня.

Он говорит еле слышно, хочется подойти ближе и наклониться. Но вместо этого я жестом показываю, чтобы он подошел. И Хардин, кивнув, встает и подходит ко мне.

– Я никуда не пойду. Только найди мне какую-нибудь одежду.

– Хорошо… Мне просто нужно немного привыкнуть. Я привык, что ты уходишь и не возвращаешься.

– Ну а я привыкла, что ты отталкиваешь меня. Значит, нам просто нужно немного скорректировать наши ожидания, – улыбаюсь я, склоняясь ему на грудь.

Я чувствую себя странно, утешая его. Я боялась, что он сегодня утром передумает, а он, оказывается, боится того же.

– Да, конечно. Я люблю тебя. – И это действует на меня так же сильно, как и первый раз.

– Я тоже тебя люблю, – говорю я, и Хардин хмурится.

– Не говори «тоже».

– Что? Почему? – Наверное, он сейчас откажется от своих слов, но внутренне я еще надеюсь, что он не будет этого делать.

– Не знаю… у меня такое чувство, что ты просто со мной соглашаешься.

Хардин смотрит в сторону. Я вспоминаю свое вчерашнее обещание, что я сделаю все, чтобы помочь ему победить неуверенность в себе.

– Я люблю тебя, – говорю я.

Его взгляд смягчается, и он меня целует.

– Спасибо.

Я в восторге от того, как классно он выглядит в простой белой футболке и черных джинсах. Он не носит ничего, кроме обычных белых или черных футболок, но всегда выглядит замечательно. Ему не нужно следовать моде; простой стиль очень ему идет. Я надеваю свое вчерашнее, он берет мою сумку, и мы спускаемся вниз.

В гостиной – Кен и Карен.

– Я приготовила вам завтрак, – весело говорит Карен.

Я чувствую себя немного неловко от того, что Кен и Карен в курсе, что этой ночью я была с Хардином. Я знаю, что они адекватные люди и мы оба взрослые, но щеки мои все-таки краснеют.

– Спасибо.

Я улыбаюсь, а Карен смотрит на меня с любопытством; знаю, в теплице она обязательно меня что-нибудь спросит. Я иду на кухню, и Хардин следует за мной. Мы наполняем тарелки и садимся за стол.

– Лэндон с Дакотой дома? – спрашиваю я Карен.

Дакота, наверное, совсем запутается, увидев меня с Хардином после того, как видела с Зедом прошлым вечером, но я прогоняю эти мысли.

– Нет, они поехали в Сиэтл, смотреть достопримечательности. Ты все еще хочешь поработать со мной в теплице?

– Да, конечно, только мне надо вернуться к себе и переодеться.

– Замечательно! Я попрошу Кена принести нам в теплицу мешки с почвой, пока ты не вернешься.

– Если вы подождете с этим до нашего возвращения, Хардин может ему помочь, – наполовину спрашиваю, наполовину предлагаю я, глядя на Хардина.

– О, ты будешь сегодня весь день здесь?

Она просто расцветает. Как он не замечал, как любят его эти люди?

– Э-э… да. Я собирался немного побыть тут сегодня… я думаю. Если т-ты не против, – заикается он.

– Конечно! Кен! Ты слышал, Хардин собирается остаться сегодня здесь!

Радость Карен заставляет меня улыбнуться, а Хардина – закатить глаза.

– Будь повежливей, – шепчу я ему на ухо, и он нацепляет самую неестественную улыбку, которую я только видела.

Я хихикаю и тихонько пинаю его ногой.

Глава 70

 Сделать закладку на этом месте книги

Скидываю вчерашнее и быстренько принимаю душ, хотя и собираюсь возиться в земле с Карен. Хардин терпеливо ждет: чтобы занять руки, он перебирает в ящике мое нижнее белье. Когда я уже готова, он сообщает мне, что упаковал достаточно одежды, чтобы я могла провести с ним еще одну ночь. Не могу сдержать улыбки: я проводила бы с ним каждую ночь, если бы могла.

Когда мы едем обратно, я спрашиваю:

– Ты хочешь забрать свою машину или поедешь с отцом?

– Нет, со мной все в порядке. Почему это ты всех пропускаешь?

– Чего-чего? Я отличный водитель, – защищаюсь я.

Он фыркает, но молчит.

– Так что тебя заставило купить машину?

– Ну, у меня же стажировка, и я не хочу ездить на автобусе или зависеть от людей, которые меня подвозят.

Он смотрит в окно.

– А… Ты ездила одна?

– Да, а что?

– Просто интересно, – врет он.

– Одна, у меня был плохой день, – говорю я, и он вздрагивает.

– Сколько раз ты встречалась с Зедом?

К чему он завел об этом речь?

– Два раза: мы ходили ужинать, в кино и на костер. Тебе не о чем беспокоиться.

– Он только целовал тебя?

Тьфу.

– Да, один раз. Ну, еще тот раз, когда… ты видел. Теперь давай закончим с этим, хорошо? Я же не спрашиваю тебя о Молли, верно? – резко отвечаю я.

– Хорошо. Не будем ссориться. Мы с тобой уже долго вместе, не будем все портить, – говорит он и трогает меня рукой.

– Ладно, – говорю я, все еще немного раздраженная: образ Молли на его коленях все еще свеж в памяти.

– Да ладно, Тесс. Не дуйся. – Он смеется и тычет меня в бок.

Я невольно усмехаюсь.

– Не отвлекай меня! Я за рулем!

– Это, пожалуй, единственная причина, когда тебе позволительно не разрешать прикасаться к себе.

– Да, уж будь любезен.

Мы оба смеемся. Как это здорово! Он кладет руку мне на бедро и гладит пальцами.

– Вот так?

От его хриплого голоса у меня покалывает кожу. Мой организм реагирует на Хардина моментально: пульс учащается до барабанного боя. Я глотаю слюну и киваю, отчего он вздыхает и убирает руку.

– Я знаю, ты так не думаешь… но если б ты не была за рулем, я бы уже ласкал тебя пальцами.

Вспыхнув, разворачиваюсь.

– Хардин!

– Прости, детка, – улыбается он, с притворно невинным видом поднимая руки, и смотрит в окно.

Мне нравится, когда он называет меня деткой; никто раньше меня так не называл. Мы с Ноем всегда считали, что придумывать друг для друга клички– это для школьников, но когда Хардин называет меня каким-нибудь ласковым словечком, кровь поет в жилах.

Возвращаемся к отцу Хардина. Они с Карен уже ждут нас во дворе. Кен сам на себя не похож – в джинсах и футболке с эмблемой CWU. Я никогда не видела его неформально одетым, так он действительно очень похож на Хардина. Они приветствуют нас улыбками, Хардин пытается ответить тем же, но получается не очень, и он покачивается на каблуках, засунув руки в карманы.

– Готов? – спрашивает Кен Хардина.

Он выглядит так же неуклюже, как и Хардин, только еще больше нервничает под недоверчивым взглядом сына.

Хардин оглядывается на меня, и я ободряюще киваю; удивительно, я стала для него кем-то, у кого он черпает уверенность. Кажется, дело пошло. Мне так радостно, сама удивляюсь.

– Мы будем в теплице, принеси нам мешки с землей, – говорит Карен, целуя Кена в щеку.

Хардин смотрит на них, и на секунду мне кажется, что он тоже сейчас поцелует меня, но он этого не делает. Я иду за Карен в теплицу. Заходим, и я ахаю. Теплица огромная, гораздо больше, чем кажется снаружи, и Карен не шутила, когда сказала, что работы много. Здесь почти пусто.

Карен упирает руки в бока с ликующим видом.

– Работы непочатый край, но, думаю, мы справимся.

– Я тоже так думаю.

Хардин и Кен заходят, неся по два мешка каждый. Оба молчат и, бросив мешки там, где показывает Карен, плетутся обратно. Скоро набирается двадцать мешков почвы, сотни семян и десятки саженцев цветов и овощей. Неплохо для начала.

Когда я замечаю, что солнце уходит, осознаю, что не видела Хардина уже несколько часов. Надеюсь, они с Кеном еще живы.

– Думаю, на сегодня достаточно, – говорит Карен, вытирая лицо.

Мы обе перепачканы грязью.

– Думаю, пора проверить Хардина, – говорю я, и она смеется.

– Для нас, особенно для Кена, очень много значит, что Хардин стал приходить чаще. И мы знаем, что именно тебе мы должны быть за это благодарны. Надеюсь, вы преодолели ваши разногласия?

– Вроде того… думаю, да, – усмехаюсь я. – Мы еще очень разные.

Если бы она знала!

Она понимающе улыбается.

– Ну, быть разными иногда необходимо. Хорошо, когда есть о чем поспорить.

– Но он, безусловно, трудный.

Мы обе смеемся, и она обнимает меня.

– Ты милая девушка. Ты сделала для нас гораздо больше, чем ты думаешь.

Я чувствую, что у меня щиплет глаза, и киваю.

– Надеюсь, вы не возражаете, если я сегодня останусь. Хардин попросил меня, – говорю я, старательно избегая смотреть ей в глаза.

– Конечно, нет. Вы оба взрослые, и я верю, что ты предохраняешься.

О боже! Чувствую, что мои щеки краснее, чем луковицы, которые мы только что посадили.

– Мы… э… мы не… – заикаюсь я.

Зачем я говорю об этом с будущей мачехой Хардина? Я замолкаю.

– О… – так же неловко говорит она. – Пойдем внутрь.

Я иду за ней в дом. У двери снимаем грязную обувь. В гостиной Хардин сидит на краю дивана, а Кен – в кресле. Глаза Хардина немедленно встречаются с моими, и между нами пробегает искра.

– Пока ты приводишь себя в порядок, приготовлю, – говорит Карен.

Хардин встает и подходит ко мне. Он, кажется, рад, что ему больше не придется сидеть в комнате наедине с отцом.

– Мы скоро вернемся, – говорю я, поднимаясь вслед за ним по лестнице.

– Ну, как вы? – спрашиваю я, когда мы оказываемся в комнате.

Вместо ответа он обнимает меня и приближает губы к моим. Мы прислоняемся к двери, и он прижимается ко мне.

– Я скучал по тебе.

Во мне все тает.

– Правда?

– Да. Я провел несколько часов с отцом в неловком молчании, изредко обмениваясь еще более неловкими репликами ни о чем. Мне нужно развеяться.

Он проводит языком по моей нижней губе и утыкается носом мне в шею. Это что-то новенькое. Приятное, заводит и что-то новое.

Его руки спускаются по моему животу, останавливаясь на пуговице джинсов.

– Хардин, мне нужно принять душ. Я вся в грязи, – смеюсь я.

Он ведет языком вдоль моей шеи.

– Я люблю тебя любой, и чистой и грязной. – Он улыбается с теми же знакомыми ямочками.

Я аккуратно обхожу его, хватаю сумку и устремляюсь в ванную. Я задыхаюсь и путаюсь в одежде и вспоминаю о незакрытой двери, только почти раздевшись. Оборачиваюсь – и вижу ботинки Хардина.

– Можно присоединиться? – улыбается он и заходит в ванную прежде, чем я успеваю ответить.

Глава 71

 Сделать закладку на этом месте книги

Он стягивает футболку и включает душ.

– Мы не можем вместе мыться! Мы – в доме твоего отца, и в любой момент могут вернуться Дакота с Лэндоном!

Мысль о том, что я увижу Хардина, абсолютно голого под душем, заставляет меня сладко замереть, но все-таки это слишком.

– Тогда я приму душ, пока ты тут стесняешься.

Штаны и трусы падают на пол, и он заходит мимо меня в ванну. Кожа на его спине двигается, очерчивая м