Название книги в оригинале: Дьюк Элизабет. Бездна обаяния

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Дьюк Элизабет » Бездна обаяния.



убрать рекламу



Читать онлайн Бездна обаяния. Дьюк Элизабет.

Элизабет Дьюк

Бездна обаяния

 Сделать закладку на этом месте книги

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Кейт уставилась в зеркало.

Оттуда на нее смотрела незнакомая женщина в свадебном платье от мадам Иветт.

Кейт охватила паника. Неужели это она через три недели выйдет замуж? Она не узнавала себя, как будто в зеркале отражался кто-то другой, лишь слегка напоминающий настоящую Кейт Уоррен-Смит.

Пройдет всего три недели, и она станет замужней женщиной, примерной женой, навсегда связавшей свою жизнь с одним человеком.

Кейт свято верила — замуж можно выйти только один раз. Это одновременно и пугало, и завораживало ее. Через три недели она совершит самый серьезный поступок в своей жизни.

Не то чтобы ее мучили какие-то сомнения… Брендан человек положительный во всех отношениях. Он любит ее, а она — его. И что еще более важно — Кейт доверяет ему.

Возможно, ее жених и не самый романтичный поклонник, но по крайней мере он заслуживает уважения. Недостаток страстности с лихвой компенсировал его покладистый характер. Милый, обаятельный, не Индиана Джонс, конечно, и не парень с обложки журнала с внешностью греческого бога, но все же довольно привлекателен.

Кейт тряхнула головой. На мгновение перед глазами возник образ загорелого атлета с иссиня-черными волосами и пронзительными синими глазами.

Нет, не хватало еще думать об этом дикаре — Джонатане Сэвэдже. Это бессмысленно. Минуло уже пять лет с того дня на пляже, а этот человек все еще преследует ее во сне и наяву.

Сон. То, что произошло тогда, поначалу казалось сном, а потом превратилось в страшный кошмар. В любом случае Кейт больше не слышала о Джонатане. Или не желала слышать.

Только вот избавиться от навязчивого образа Джека она так и не смогла. Хотя в этом тоже не было смысла. Потому что Джек Сэвэдж оказался существом вымышленным, а Джонатан — настоящим. Джек был героем, рыцарем в сияющих доспехах, правда, оказавшимся миражом, который исчез при малейшем дуновении ветра.

Некоторое время Кейт еще надеялась на что-то, в отчаянии искала человека, который бы спас ее от самой себя, пока не поняла, что никто, ни один человек в мире, не даст ей того, что дал Джек. Она наконец осознала, что охотилась за призраком, который оказался злым фантомом, исковеркавшим ей жизнь. И когда мечты разбились вдребезги, осталась лишь жестокая реальность, в которой Джека уже не существовало.

Кейт больше не верила ни в любовь, ни в страсть. Теперь она ценила в других надежность, а себе пожелала уверенности в завтрашнем дне… Любовь же и страсть стали для нее чем-то ирреальным и абсолютно ненужным. За короткое время Кейт превратилась из нежной, чувствительной девочки в черствую и безжалостную женщину.

Она вскинула подбородок и гордо посмотрела на себя в зеркало. Джонатан Сэвэдж остался далеко в прошлом. Она вспоминает о нем только потому, что волнуется из-за предстоящей свадьбы. Такое происходит со всеми невестами. Это глупости, на которые не стоит обращать внимания.

Все в порядке!

— Ты будешь самой красивой невестой на свете, Кейт, — проговорил знакомый голос.

Кейт повернулась, изображая невозмутимую улыбку. Мелани, ее лучшая подруга, пришла на последнюю примерку, специально чтобы поддержать Кейт.

— А из тебя получится превосходная подружка невесты, Мел, — искренне ответила Кейт. — То алое платье, которое мы выбрали для тебя, очень гармонирует с твоими волосами…

— Вечная подружка невесты на чужих свадьбах, — печально отозвалась девушка. — Это будет третий раз… Только, Кейт, не думай, будто мне неприятно, что именно меня ты выбрала на эту роль. Я в восторге, просто…

— Придет и твое время, Мел. Удивительно, что ты все еще не замужем. Ты прелестна, у тебя замечательный характер. Повезет тому парню, за которого ты согласишься выйти замуж. Из тебя получится отличная жена и потрясающая мать. К тому же тебе прекрасно удается справляться с маленькими детьми, ведь ты же любишь свою работу в яслях?

— По-моему, мужчины находят меня скучной, — вздохнула Мелани.

Она действительно была настоящая домоседка, все свободное время проводила за книжками и шитьем. Работала в яслях и ненавидела шумные вечеринки и ночные гулянья. И все же ее нельзя было назвать скучной. Как только у Кейт выдавалась свободная минутка, она тотчас неслась к Мелани, и они шли в кино или в кафе. С Мелани всегда было легко и весело.

— Ладно, довольно обо мне. Что с тобой, Кейт? — Мелани еле заметно нахмурилась. — Твоя голова, как мне показалось, была занята какими-то не очень приятными мыслями. Ты ведь не передумала выходить замуж? Ты… любишь Брендана, не так ли? Он само совершенство!

Кейт отвернулась, пытаясь скрыть внезапную бледность, залившую ее лицо. Мелани ничего не знала о том маленьком приключении, произошедшем пять лет назад. Про Джонатана Сэвэджа вообще никто не знал, кроме Дайаны, но она сейчас работала в Нью-Йорке. К тому же она, зная о чувствах Кейт, никогда не вспоминала о том злополучном дне, проведенном на пляже в Квинсленде.

— Разумеется, я люблю Брендана, — равнодушно ответила Кейт. — Его легко любить. Он милый, чуткий, надежный…

В отличие от сумасбродного и бессердечного Джонатана, Брендан спокойный и отзывчивый. Конечно, он довольно заурядный парень — среднего роста, не красавец, тихий, работает бухгалтером, — но зато на него можно положиться.

Джеку же, вернее Джонатану Сэвэджу, нельзя было доверять. Он все переворачивал с ног на голову.

«Бедная Шарлотта!» — подумала Кейт, и слезы навернулись ей на глаза при воспоминании о сестре.

— А вот и я! — объявила мадам Иветт, подходя к девушкам. — Вот твоя фата. Платье будет готово в конце недели, дорогая, — обратилась она к Кейт. — Давай я помогу тебе с молнией.

Переодевшись, Кейт взглянула на часы и охнула.

— Мел, мне пора бежать! В три надо быть на работе.

— Ладно, а я пройдусь по магазинам. Куплю маме подарок на день рождения.

Кейт кивнула в ответ, поблагодарила подругу за поддержку, а затем пулей вылетела из салона и бегом бросилась к стоянке автомобилей, бормоча проклятия, которым научил ее Джек.

Джек, опять этот Джек!

На лобовом стекле автомобиля белел клочок бумаги. Кейт скорчила гримасу, ругнувшись про себя. Конечно, она просрочила квитанцию. Нужно было плюнуть на эту примерку и сходить доплатить за стоянку. Или на худой конец попросить об этом Мелани.

Вздохнув, Кейт уселась за руль. Уж лучше она заплатит штраф, чем опоздает на дежурство.


* * *

Когда она наконец приехала на работу, все места на стоянке были заняты. Минут пять Кейт безрезультатно колесила по гаражу, пока не заметила свободное место. Она уж было обрадовалась, но тут ей в глаза бросилась табличка: «Только для главного врача». Кейт чертыхнулась. Здесь может стоять машина ее начальника.

Довольно резко она дала задний ход, не взглянув в зеркало заднего вида.

Через мгновение машина дернулась, раздался скрежет металла и звон разбитого стекла. Кейт подпрыгнула на сиденье.

— О нет! — простонала она. — Только не это! Черт возьми!

Сзади проезжала машина, которую Кейт не заметила. Она сама виновата в произошедшей аварии. Теперь на нее наверняка подадут в суд.

Кейт выскочила из машины в надежде, что пострадавший окажется ее знакомым и они смогут все уладить без вмешательства адвокатов. Возможно, машина этого человека не так уж пострадала. Водитель роскошного «BMW» тоже вышел из машины и теперь, стоя к Кейт спиной, придирчиво рассматривал крыло своего автомобиля.

У Кейт от чувства безнадежности поникли плечи. Она не видела этого человека прежде. Он не был похож ни на одного из врачей, которых знала Кейт, ни на кого-либо еще. Высокий рост, могучий, как у гладиатора, торс.

«Да уж, — невесело усмехнулась про себя Кейт, — гладиатор в костюме от Армани!»

— О чем вы, черт возьми, думали?! — прорычал мужчина, не поворачиваясь к ней. — Посмотрите, что вы наделали! Это же совсем новая машина!

Кейт испуганно поглядела на зияющую царапину, оставленную бампером ее автомобиля на глянцевой поверхности «BMW».

— Простите… — пролепетала она.

И что он так разъярился? Как будто она нарочно в него въехала! Нет, каков нахал! Пусть скажет «спасибо», что она не на джипе.

— Я просто хотела занять свободное место и…

Незнакомец внезапно повернулся, и они столкнулись нос к носу.

Кейт отшатнулась. Внутри у нее что-то ухнуло вниз, голова закружилась, все поплыло.

Нет, не может быть. Это же Джек!

Точнее… Она побелела как полотно и тихо сквозь зубы пробормотала:

— Джонатан Сэвэдж…

Или его двойник. Потому что человек, который стоял перед ней, сильно отличался от загорелого парня, спасшего ее когда-то, вытащив из воды.

ГЛАВА ВТОРАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Кейт, посмотри, какое солнце! Пойди прогуляйся по пляжу, — велела Дайана. — А я присоединюсь к тебе после того, как провожу полицейских. Они все равно не разрешают ничего трогать, и мы вдвоем только мешаем им.

— Я точно тебе не нужна?

— Да конечно нет! Я и так зря притащила тебя в Квинсленд. Думала, что кейсу Шарлотты ничего не грозит, пока он заперт в комоде у меня в особняке.

Кейт и ее лучшая подруга Дайана только что приехали в Квинсленд и обнаружили, что дом Дайаны, удачливой предпринимательницы, ограблен. Исчезло все, что представляло хоть какую-то ценность, в том числе телевизор, микроволновая печь и даже радиоприемник.

Портфель Шарлотты тоже исчез. Тот самый портфель, который сестра Кейт два года назад, незадолго до самоубийства, отдала на хранение Дайане. Именно поэтому Дайана и привезла сюда Кейт — хотела отдать ей вещи сестры.

В портфеле лежали бумаги личного характера. Шарлотта боялась оставлять их дома или на работе, где документы могли обнаружить отец или любопытные сослуживцы.

— Ты не можешь подержать это у себя? — попросила Шарлотта Дайану. — На случай, если меня переедет автобус… — пошутила она и более серьезно добавила: — Тогда отдашь портфель Кейт, только выжди некоторое время — год, а лучше два. Пусть все уляжется…

И вот теперь кейс пропал, а значит, исчез и ключ к разгадке трагического самоубийства Шарлотты.

Впрочем, Кейт точно знала, что в гибели сестры следует винить лишь одного человека — коварного соблазнителя Джонатана Сэвэджа. Именно он, жестокий и вероломный обманщик, бросил Шарлотту, тем самым разбив ей сердце.

Кейт поежилась при воспоминании о записке сестры, написанной перед тем, как та заснула навсегда.

Неровным, сбивчивым почерком на листке бумаги было нацарапано: «Я не могу жить с этой болью. Прости меня, Джонни…»

Она страдала, потому что он ее бросил… Шарлотта, неприступная, несколько высокомерная, амбициозная Шарлотта, никогда прежде не принимавшая мужчин всерьез, вдруг без памяти влюбилась в Джонатана Сэвэджа. Они оба работали в больнице, много времени проводили вместе. А потом он неожиданно уехал в Америку, даже не удосужившись с ней попрощаться.

Его отъезд потряс Шарлотту. Она была в таком отчаянии, что провалила собеседование в Центральной больнице, куда ее приглашали на должность главврача, а ведь она столько трудилась, чтобы получить это место!

Наверное, столь досадная неудача и стала последней каплей. Три недели спустя Шарлотта выпила две упаковки снотворного, но даже в самые последние мгновения жизни она не переставала думать о Джонатане.

«Прости меня…» — написала она в предсмертной записке, словно освобождая его от вины.

Только Кейт все равно продолжала обвинять Сэвэджа. Он, бессердечное чудовище, должен был заплатить за то, что сделал.

Ей и в голову не приходило, что этот человек тоже мог страдать, терзаться, ненавидеть себя за то, что не сумел помочь Шарлотте…

— Иди же, Кейт! — поторопила Дайана. — Только не купайся или хотя бы не заплывай далеко, — предупредила она. — Здесь сильное течение и всегда высокие волны, к тому же пляж не патрулируется. Впрочем, это не останавливает серфингистов и любителей сильных ощущений.

Кейт переоделась в купальник, накинула сверху рубашку и, захватив с собой полотенце и небольшую сумку, направилась на пляж.

В ее голове царил хаос. Неужели тайна смерти Шарлотты так и не будет раскрыта?

Теплый сентябрьский ветерок развевал ее пушистые золотистые волосы. Она уселась на нагретый солнцем песок и огляделась. Было пустынно, лишь вдали виднелся одинокий мужчина, бегущий вдоль линии прибоя.

Кейт невольно залюбовалась ладной фигурой спортсмена. Загорелый, отлично сложенный, будто созданный гениальным античным скульптором, знавшим толк в мужской красоте. На секунду Кейт зажмурилась, ослепленная внезапно нахлынувшим желанием.

Каждое его движение было легким и продуманным. Он словно летел на крыльях, не касаясь земли. Пробегая мимо, он приветливо помахал ей рукой. Кейт, вздрогнув, хотела ответить, но тут же передумала. В конце концов, она его совсем не знает. Вдруг ее ответный сигнал привлечет его?

Он быстро удалялся. Глядя на его широкие плечи, Кейт облизнула пересохшие губы. Она не могла оторвать глаз от этого человека и все смотрела и смотрела, пока он не превратился в маленькую черную точку.

Кейт сбросила рубашку и, растянувшись на песке, закрыла глаза, но через несколько минут снова села и достала из пляжной сумки блокнот и карандаш.

По памяти она набросала на бумаге очертания совершенной фигуры, а потом волевой подбородок и резкие скулы. На рисунке ветер тоже развевал его густые темные волосы.

Кейт подняла глаза и вздохнула. Становилось жарко. Конечно, она прекрасно помнила предупреждение Дайаны, как опасно купаться в столь безлюдном месте, но прохладная, кристально чистая вода так и манила ее.

Океан был спокоен, лишь изредка накатывала волна, вынося на берег крабов. «Я же отлично плаваю и не стану заплывать далеко, — пообещала себе Кейт. — В конце концов, что со мной может случиться?»

В школе Кейт многие годы была чемпионкой по плаванию. Так чего же ей бояться? Она смело шагнула в воду, набрала полные легкие воздуха и нырнула.

Это было божественно. Ласковые волны сами несли ее тело вперед. Кейт расслабилась, отдавшись нежным объятиям океана, и спохватилась только тогда, когда, обернувшись, увидела, что заплыла слишком далеко. Она попробовала повернуть назад, но не сумела — словно какая-то сила не пускала ее. Кейт запаниковала. Соленая морская вода попала ей в глаза, и сквозь пелену она уже не могла различить берег.

Над головой синело безоблачное небо. Кейт охватил страх. Она уже не чувствовала ни рук, ни ног.

«Нет, — пронеслось у нее в голове, — я так просто не сдамся!» Ей вдруг отчетливо представились лица родителей. Они не переживут, если потеряют еще одну дочь. Она должна бороться!

Кейт собралась с силами и принялась отчаянно сопротивляться течению. Тщетно. Она только совсем выбилась из сил и к тому же замерзла.

Кто-то коснулся ее ноги. Кейт вскрикнула и дернулась. Чьи-то сильные руки обхватили ее, и низкий мужской голос сказал:

— Перестаньте брыкаться! Я помогу вам!

Через секунду ее ангел-хранитель уже плыл к берегу, прижимая ее к своей могучей груди, словно бесценное сокровище. Кейт немного успокоилась. Несмотря на испуг, в объятиях этого человека она почувствовала себя защищенной.

Он же лишь тихо произнес:

— Вы держитесь молодцом. Теперь расслабьтесь, обхватите мою шею и держитесь за меня. Вы устали, поэтому не стоит пытаться плыть самой.

Когда наконец им удалось миновать опасное течение, незнакомец легко подхватил ее на руки и понес к берегу. Кейт прикрыла глаза. Как хорошо, что он ее увидел! Как хорошо, что он оказался неподалеку.

Незнакомец положил ее на песок и сам лег рядом. Несколько секунд они просто тяжело дышали, приходя в себя. Кейт вдруг поняла, что он еще обнимает ее.

— Что ж, — проговорил мужчина, — моя прекрасная русалочка, мы победили морскую стихию.

Кейт повернула голову, на нее смотрели синие глаза, каких она никогда не видела.

— Вы сп-спасли мне жизнь, — прошептала она, дрожа всем телом не то от страха и усталости, не то от чего-то еще. — Сп-спасибо…

Мужчина мог бы упрекнуть ее в неосторожности, сказать, что она поступила глупо и опрометчиво, решив здесь поплавать, но он промолчал. Возможно, предполагал, что она разразится истерическими рыданиями, если он обвинит ее в происшедшем, а возможно, просто не хотел ничего выяснять.

— Вы в порядке? — только и спросил он, убирая мокрые пряди золотистых волос с ее лица.

— Да, благодарю вас, — пробормотала Кейт, едва переводя дыхание. — Если бы не вы…

Она смотрела на его красивое, мужественное лицо и чувствовала, что теряет над собой контроль.

— Боюсь, у вас будет синяк под глазом, — извиняющимся тоном сказал он и коснулся рукой ее левой щеки. — Простите, это вышло случайно. Видимо, я задел вас, когда вы пытались бороться со мной.

— Я думала, это акула… — призналась Кейт, мучительно краснея. — Вокруг не было ни души, я и не надеялась, что кто-то придет мне на помощь. Как вы меня увидели?

— Решил еще немного пробежаться по пляжу. — Его глаза как-то странно сверкнули.

А вдруг он вернулся специально для того, чтобы познакомиться с ней? Кейт постаралась тут же выбросить эту мысль из головы.

— Я увидел, как вы вошли в воду, когда был еще на холме, — объяснил он. — И решил на всякий случай последовать за вами. Наверное, вы не знали, что здесь сильное течение, и оно играет злые шутки, если заплыть слишком далеко.

— Да, я не… — Кейт запнулась, — знала…

Ее снова начало трясти. Только сейчас она по-настоящему осознала, какой опасности подвергла себя. Что, если бы этот незнакомец не наблюдал бы за ней и не пришел бы на помощь?

— Разумеется, не знали, — насмешливо произнес он. — Я дам вам полотенце. Вы замерзли.

— Не нужно…

Она попыталась подняться, но не смогла. Мышцы стали словно ватными.

— Я отнесу вас, — сказал он и, прежде чем она успела возразить, снова подхватил ее на руки. — Где вы остановились? Я не успокоюсь, пока не удостоверюсь, что о вас есть кому позаботиться.

Глаза Кейт расширились от ужаса.

— Нет! — воскликнула девушка. Если Дайана узнает, что она плавала, несмотря на предупреждение, и более того, едва не утонула, ей не поздоровится. — Просто помогите мне дойти туда, где я оставила свои вещи. Дальше я справлюсь сама.

— Я не оставлю вас одну, — твердо заявил он. — Что вам еще взбредет в голову? И этого вполне достаточно.

Кейт хотела было спросить, что означает последняя реплика, но передумала. Неужели он считает, что после случившегося она снова подойдет к воде? И потом, не такая уж она беспомощная. Вполне справится сама.

Впрочем, откровенно говоря, Кейт вовсе не хотелось, чтобы мужчина уходил. Во-первых, он спас ее и она хотела его отблагодарить, а во-вторых, ее отчаянно влекло к нему…

Незнакомец понес ее по пляжу и положил на полотенце, расстеленное на песке там, где она загорала. Затем молча взял ее рубашку и накинул ей на плечи.

Кейт вдруг остро почувствовала его близость. От него веяло уверенностью, силой, тайной… Она отвела взгляд.

— Вы хорошо себя чувствуете?.. — Синие глаза испытующе смотрели на нее.

Она кивнула и бессознательно облизала пересохшие губы.

— А вы в порядке? — спросила она.

Он выглядел несгибаемым, но Кейт по собственному опыту знала, что внешний вид ничего не значит. Ее сестра была сильной женщиной, никто и предположить не мог, что однажды появится человек, из-за которого она покончит с собой.

Кейт поежилась. Кажется, он был удивлен ее вопросом.

— Всю свою жизнь я охотился на морских русалок, — улыбаясь, ответил он, — и вот теперь поймал одну.

Кейт покраснела. Он опять прикоснулся рукой к ее щеке, и Кейт показалось, что он хочет ее поцеловать.

— И все-таки я вас ударил, — заметил он. — Глаз слезится. Надо что-то сделать.

Кейт потрогала глаз.

— Черт возьми! — пробормотала она.

Она не могла вернуться в дом Дайаны, там наверняка еще шныряют полицейские. Увидев подбитый глаз, они начнут расспрашивать и выяснять. Неловкая ситуация. И ей придется объяснить, что она проигнорировала табличку: «Купание здесь опасно» и заплыла слишком далеко.

— Нужно приложить лед, — прервал ее мысли незнакомец. — Давайте я провожу вас домой.

— Нет, спасибо, — тихо ответила она. — Я… не могу сейчас вернуться.

Он улыбнулся дразнящей улыбкой.

— Неужели боитесь, что родители накажут вас за купание в неположенном месте?

— Я здесь без родителей! — запальчиво возразила Кейт.

За кого он ее принимает? За безмозглого подростка, который решил доказать самому себе, что способен ослушаться маму и папу? Да, ей только девятнадцать, но она уже два года живет одна.

— Я остановилась у подруги, — стараясь говорить как можно более спокойно, объяснила она. — Дело в то, что ее дом ограбили и она вызвала полицию, а я пошла погулять. Послушайте, я знаю, что сделала глупость, зайдя в воду, но это больше не повторится. Я клянусь.

— Ладно. — Он кивнул. — Так значит, вы не хотите возвращаться домой прямо сейчас?

Она тряхнула головой и потрогала распухший глаз.

— Я подожду…

— Надо обязательно приложить лед. Я бы мог сделать вам компресс из холодного чая, если вы согласитесь пойти ко мне. Это недалеко, сразу за холмом.

— Нет, нет… — смутилась Кейт. — Я не могу… мне пора. Надену темные очки, и никто ничего не заметит.

Она порылась в сумке, выудила оттуда очки, водрузила их на нос и вскрикнула от боли.

— Мы идем ко мне, — решительно заявил незнакомец. — Если не хотите заходить в дом, не надо. Посидите на крыльце. Я вынесу лед и сделаю компресс. Поможет непременно, вот увидите! Я сам сколько раз спасался только этим.

— Вы спортсмен? — почему-то спросила Кейт и окинула его оценивающим взглядом.

Его губы дрогнули в снисходительной улыбке.

— Скорее любитель. Держу себя в форме. Правда, когда-то, еще в университете играл в регби, а сейчас время от времени перекидываюсь мячиками на корте, если не очень занят.

— Если не очень заняты? — эхом повторила она. — У вас сейчас отпуск?

«Откуда же ты приехал? — думала она. — Только бы не из Мельбурна или Брисбена. Пожалуйста, скажи, что ты живешь в Сиднее».

Он немного помолчал, прежде чем ответить.

— Не совсем, — наконец проговорил он. — На прошлой неделе в Брисбене женился мой брат. И после свадьбы я решил пару дней отдохнуть в его пляжном домике. Впрочем, уже очень скоро мне придется возвращаться в Америку.

Америка! Сердце Кейт бешено забилось. Она разочарованно вздохнула. Неужели этот парень исчезнет так же стремительно, как появился?

— Вы живете в Америке? — осторожно спросила она.

У него определенно австралийский акцент. Что же он делает в Америке?

— На сегодняшний день — да. Я работаю в одном из американских университетов. Надеюсь, что скоро вернусь в Австралию, в Сидней, где жил до отъезда.

— Правда? Вы жили в Сиднее? — Кейт попыталась изобразить равнодушную любезность и сразу же выпалила: — Я тоже там живу!

И тут же вспыхнула и потупила глаза. Она ведет себя, как дура. Ему, наверное, лет двадцать восемь, он наверняка привык, что женщины тают в его объятиях… Вполне естественно, что он смеется над ней — ему, должно быть, нравятся женщины опытные, утонченные…

Разве такой мужчина заинтересуется застенчивой и неуверенной в себе Кейт Уоррен-Смит?

Не то чтобы она выглядела моложе своих девятнадцати. Отнюдь. Ей часто говорили, что она выглядит на двадцать два. У нее был низкий бархатистый голос, который часто вводил людей в заблуждение. Возможно, он не догадался, сколько ей лет…

— И где вы работаете? — более спокойным тоном поинтересовалась она.

Незнакомец будто снова заколебался, говорить ей или нет. Похоже, ее любопытство раздражало его.

— Я врач.

Кейт вздрогнула.

— Я тоже учусь на врача! — воскликнула она, напрочь забыв, что должна производить впечатление невозмутимой утонченной леди. Она была так рада, что у них есть что-то общее, что ей тут же расхотелось притворяться кем-то. — Мне нравится эта профессия, — призналась она.

— В самом деле?

Его глаза лукаво заблестели. Он подшучивает над ней? Кейт нахмурилась.

Он сказал, что работает в университете. Значит, это один из тех подающих надежды молодых хирургов, которых пригласили в Америку на стажировку.

Он принадлежит к элите врачей, а она всего лишь студентка второго курса!

Кейт вздохнула. Она знала кое-кого из Общества хирургов, «Общества молодых дарований», как их называли за глаза. Это были заносчивые, самоуверенные, интересующиеся только собственной карьерой мужчины, которые заботились скорее о личных успехах, нежели о своих пациентах.

Да и зачем так далеко ходить? Достаточно взглянуть на отца Кейт.

Вот человек, у которого полностью отсутствует чувство юмора, надменный, неприступный… Временами Кейт казалось, что у него нет сердца. Хотя она, может быть, несправедлива к нему.

Два года назад, когда умерла Шарлотта, он впервые выказал свои истинные чувства.

Кейт поняла тогда, что в душе отец страдает так же, как и все остальные, что он не холодный каменный истукан, не способный испытывать нормальные человеческие чувства.

Но больше всех страдала мать Кейт. Маленькая, добрая женщина, она была верной спутницей своего гениального мужа, его тенью. Гибель дочери пошатнула их брак. Но хотя с тех пор они стали жить раздельно, Эдит Уоррен-Смит так и не перестала любить мужа и мчалась к нему каждый раз, когда он просил ее о помощи.

И Кейт в глубине души продолжала надеяться, что они помирятся и съедутся вновь.

— В какой области вы специализируетесь? — наконец спросила она.

Наверняка ортопедическая хирургия. Очень престижная специальность.

Внезапно она напряглась. Неясное подозрение, предчувствие чего-то страшного охватило ее.

Этот врач жил в Сиднее до того, как уехать в Америку?.. Конечно, сотни врачей из Австралии уезжают в Штаты, но все же…

— Я нейрохирург.

Кейт моргнула. Нейрохирург? Это смутило ее еще больше. Самая сложная и востребованная специальность. Должно быть, он знаменитость. И уж никак не обыкновенный врач «скорой», каким была ее мать, каким собиралась стать она сама.

— Надеюсь, эта новость не отпугнет вас? — широко улыбнулся он, заметив ее смятение.

Ресницы Кейт предательски дрогнули.

— Разумеется, нет… — И почему этот красивый, атлетически сложенный парень, можно сказать мужчина ее мечты, оказался специалистом почти в такой же сложной области медицины, как и ее отец? — Послушайте, — попыталась отделаться от него Кейт, — я и так отняла у вас уйму времени. Со мной все будет в порядке, правда. Я просто посижу немного здесь и подожду свою подругу. А вы идите. И спасибо вам за…

— Ты идешь со мной, — неожиданно резко заявил он. — Пойдем. — Он властно взял ее за руку и поднял с песка. — Можешь идти сама или тебя отнести…

— Я справлюсь, — буркнула она.

Что бы сказали родители, узнав, что их младшая дочь направляется в дом к прекрасному незнакомцу, который, по всей видимости, является одним из известных нейрохирургов Австралии?

А вдруг он лжет? Некоторые мужчины придумывают красивые сказочки, чтобы завлечь девушек… Кейт тряхнула головой. Нет, этот парень совсем не такой. Он герой.

Она бросила полотенце в сумку и повернулась к нему.

Незнакомец вертел в руках ее блокнот.

— Что это? — заинтересовался он, увидев рисунок.

— Отдай! — Кейт буквально выхватила блокнот у него из рук. — Это всего лишь… наброски.

— Наброски? Ты художница?

Она нервно рассмеялась.

— Я не художница… Я просто немного рисую… Иногда… — поспешно объяснила она и спрятала блокнот в сумку. — Какой путь самый близкий?

Ей не терпелось приложить лед к разбитому глазу, а также увидеть, где живет этот красавец. Ее определенно влекло к нему — нейрохирургу или обманщику-сердцееду…

— Давай обойдем холм, — повелительным тоном сказал он. — Вряд ли ты осилишь сейчас подъем по склону: ты еще слишком слаба.

Обняв ее за плечи, мужчина повел Кейт к своему дому.

— Можно узнать твое имя? — тихо осведомился он.

Она закусила губу.

Если сказать, как ее зовут, он непременно поинтересуется, не является ли ее отцом Честер Уоррен-Смит, знаменитый кардиохирург. Имя отца знакомо любому австралийцу.

Наверняка спаситель Кейт слышал и о трагической гибели старшей дочери известного врача — Шарлотты. Девушке вовсе не хотелось отвечать на вопросы, касающиеся ее сестры.

Она вздохнула. Что ж, она ограничится одним именем. Только бы он не подумал, будто она, словно школьница, боится разговаривать с незнакомыми мужчинами и не хочет сообщать данные, по которым можно было бы найти ее адрес.

— Меня зовут Кейт, — ответила девушка, мысленно добавив: «Точнее Кэтрин. Или Кэти, но так меня называла только Шарлотта».

— Кейт… — эхом повторил он. — Это имя тебе подходит. Звучит гораздо лучше, чем Миранда.

— Миранда? — удивилась Кейт.

— Всех русалочек зовут Мирандами, — объяснил он и расхохотался.

Кейт тоже засм


убрать рекламу




убрать рекламу



еялась.

— А тебя как зовут? — в свою очередь спросила она.

— Называй меня Джеком, — неожиданно сухо отозвался он.

Кейт вздрогнула и замолчала.

Через несколько минут они подошли к большому дому, стоявшему в зарослях кустарника.

— Мы пришли, Кейт, — объявил Джек. — Присядь на веранде, а я схожу за льдом.

И его не стало.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Мужчина появился так же внезапно, как и исчез. Теперь на нем была белоснежная футболка, еще сильнее оттенявшая бронзовый загар. В руках он держал завернутый в салфетку лед.

— Приляг, — велел он. — Не бойся, я не причиню тебе боли. Я просто приложу лед.

Кейт молча откинулась на скамейку и зажмурилась. Ей почудилось, что она физически ощущает нависшую над ней фигуру доктора Джека.

Казалось, он пристально разглядывает ее, прежде чем прикоснуться к ней. Наконец он положил ледяной компресс ей на глаз.

Кейт невольно вздрогнула.

— Тсс… — прошептал он.

Кейт немного расслабилась. Удивительное чувство — когда кто-то о тебе заботится. Этот парень был так заботлив и предупредителен с ней не потому, что она дочка известного хирурга, а потому, что она просто Кейт, девушка, повстречавшаяся ему на пляже, русалка, которой он спас жизнь.

Кейт физически ощущала исходившую от него кипучую энергию. С этим человеком она готова пойти на край света. Вот бы оказаться с ним на необитаемом острове!

Кейт мечтательно вздохнула.

— Я ведь не задерживаю тебя, Джек? — спросила она, не открывая глаз. — Вдруг сейчас вернутся твои друзья или кто-нибудь из твоей семьи и застанут меня?

— Об этом не беспокойся, — отозвался он таким тоном, что стало очевидно: он понял истинный смысл ее вопроса, — я здесь один. В Квинсленде у меня никого нет. Брат — мой единственный родственник в Австралии.

«Один…»

Кейт поежилась, словно в предвкушении чего-то необычного.

— Не дергайся, — сказал Джек, — иначе будет больно.

— Извини, — Кейт вздохнула. — Скажи мне, ты не собираешься остановиться в Сиднее на обратном пути? Возможно, ты захочешь встретиться с друзьями…

Она вдруг подумала, может быть, Джек проведет с ней несколько дней, прежде чем вернуться в Америку. При этой мысли у нее мороз пробежал по коже.

— Ты замерзла? — забеспокоился он. — Или я сделал тебе больно?

Кейт приоткрыла здоровый глаз и внимательно посмотрела на него. Ловко же он избежал ответа на прямо поставленный вопрос. Наверняка у него и в мыслях не было лететь в Сидней.

— Все в порядке… — пробормотала Кейт. На его лице застыла маска безразличия, а в бездонных синих глазах светилось какое-то странное выражение. Кейт сказала бы, что это тоска, а может быть, и чувство вины. Она снова невольно вздрогнула.

— Замерзла все-таки, — неожиданно ласково произнес он и принялся растирать ей ноги. — Странно… — проговорил он, — ноги теплые, кожа гладкая, словно шелк, а ты дрожишь…

Ее дыхание участилось, лицо залила краска стыда.

— Это от компресса, он холодный! — выпалила она.

— Да? Тогда, может быть, хватит его прикладывать, а то еще простудишься…

— Нет… Подержи еще чуть-чуть. По-моему, он помогает…

Кейт опять зажмурилась. Этот парень так нравится ей!

Помолчав, она невинно поинтересовалась:

— Как скоро ты планируешь вернуться в Австралию, Джек?

Пронзительные глаза скользнули по ее лицу.

— Возможно, раньше, чем предполагал, — тихо признался он и, понизив голос, проникновенно спросил: — Кейт, почему ты решила стать врачом? Ты всегда этого хотела?

— Нет… не всегда. — Кейт на секунду задумалась. — Когда-то я мечтала стать художником, — горько усмехнулась она.

— Художником? — Он посмотрел на ее пляжную сумку. — И что ты рисуешь? Пейзажи? Натюрморты? Или пишешь в современной манере?

— Я портретистка. — Кейт покраснела и отвела глаза, надеясь, что ему не придет в голову попросить показать блокнот с набросками.

— Значит, тебя интересуют лица и фигуры?

— Это просто детская мечта, — холодно отрезала Кейт. — Я много рисовала, когда была подростком, — добавила она более спокойно. — Мне нравилось рисовать. Но в выпускном классе я вдруг решила поступать в медицинский. Теперь рисование — мое хобби. — Она пожала плечами.

Перед глазами внезапно встал образ сестры… Шарлотта так хотела пойти по стопам отца! Ее нелепая смерть перечеркнула все надежды, которые возлагали на нее родители и учителя. Исчезла радость, осталась лишь горечь утраты. Родители так и не сумели понять, почему их любимая дочь наложила на себя руки.

Кейт никогда бы не удалось превзойти сестру, она была всего лишь бледным подобием Шарлотты. Она не стремилась стать знаменитым кардиохирургом, последовательницей отца, и училась на обыкновенного терапевта, как и ее мать. Отец все еще втайне надеялся, что младшая дочь одумается и сменит специализацию, но Кейт была непреклонна.

Кардиохирург имеет дело лишь с одним человеческим органом, а врач приемного отделения ежедневно сталкивается с множеством проблем. Он врачует не только тело, но и душу, он сопереживает, воспринимает каждую неудачу как личную трагедию…

— Значит, ты выбрала медицину неожиданно для себя, — протянул Джек и пристально поглядел на нее. — Держу пари, ты прилежная студентка, Кейт. Медицина — тоже искусство, в своем роде. Что толкнуло тебя выбрать именно эту профессию? Родители настояли? В твоей семье есть врачи?

Кейт резко села и оттолкнула его руку с компрессом.

— Никто не принуждал меня! — запальчиво воскликнула она. — Я сама хотела стать врачом!

Девушка отвернулась, опасаясь встретиться с ним взглядом. Она боялась, что не выдержит и расскажет ему, как умерла Шарлотта, коварно обманутая своим любовником, и как ее отец в ярости разорвал письмо, присланное Джонатаном Сэвэджем из Америки, даже не читая его.

Нет, она не могла признаться в этом Джеку. Она вообще ни с кем не говорила на эту тему, отчасти из-за того, что опасалась разрыдаться, как только начнет рассказывать о сестре. А уж при Джеке и вовсе совестно плакать. Нехорошо вот так вываливать свои проблемы на малознакомого человека, хотя он и спас ей жизнь.

Все знакомые мужчины Кейт были удивительно эгоистичны, они просто не желали знать о чужом горе. Наверняка и Джек не будет в восторге, если она начнет раскрывать ему душу.

— Но ты продолжаешь рисовать? — поинтересовался Джек.

Кейт подняла на него благодарные глаза — он не стал настаивать, чтобы она отвечала на его вопрос, и переменил тему.

Девушка улыбнулась, но ее улыбка тут же погасла, когда она увидела, что он не сводит глаз с ее блокнота.

— Можно я взгляну? — Он потянулся за блокнотом.

— Нет! — воскликнула Кейт. — Пожалуйста, Джек…

Он рассмеялся. Было очевидно, что он просто дразнит ее.

— Обещаю, что не стану смеяться или критиковать. Это было бы весьма неразумно с моей стороны, ведь сам я не в состоянии нарисовать даже прямую линию…

Он открыл блокнот. Кейт побледнела и зажмурилась. На ее лице отразилось смятение. Джек же широко улыбался.

— Так, значит, ты обратила на меня внимание… — проговорил он. — У тебя удивительное чувство симметрии… — Джек разглядывал рисунок, его глаза светились неподдельным восхищением, но Кейт чувствовала себя задетой. Она готова была сквозь землю провалиться. — Ты не упустила ни одной детали, — заметил он. — Замечательно! У тебя настоящий талант.

— Ты обещал, что не станешь критиковать, — прошептала Кейт.

— Разве я критикую? По-моему, я хвалю. — Он посмотрел на ее растерянное лицо. — У тебя настоящий талант, Кейт. Я плохо разбираюсь в живописи, но могу оценить красоту. Возможно, это признак ограниченности, но я люблю задержаться у понравившейся картины, наслаждаясь увиденным. Ты великолепно рисуешь, Кейт, великолепно!

— Ты же сам сказал, что ничего не понимаешь в искусстве, — тихо возразила она. — Как ты можешь знать, что у меня талант?

— Я не говорил, что не разбираюсь в искусстве, я сказал, что не в состоянии нарисовать даже прямую линию…

— Пожалуйста, пожалуйста, Джек, отдай блокнот… — взмолилась Кейт и вцепилась в его руку. — Я просто хотела кого-то нарисовать, а на пляже больше не было ни души… — Ей наконец удалось выхватить блокнот. — Мне пора, — сказала она. — Полиция, наверное, уже уехала, а моя подруга ищет меня.

Джек тоже поднялся.

— Пожалуй, я тебя провожу. Может, мне повезет, и ты представишь меня своей подруге.

Он хочет познакомиться с Дайаной? Кейт в недоумении закусила нижнюю губу. В душе шевельнулось нехорошее чувство ревности. Зачем ему Дайана? Она обязательно ему понравится — утонченная, опытная, независимая… Никакого сравнения с ней самой, молоденькой девчонкой.

— Я пошла… — промямлила Кейт. — Меня ждет Ди. Спасибо, Джек. Глаз почти не болит. Синяк не очень заметен?

— Не волнуйся, почти ничего не видно, — ласково уверил он. — Но тебе стоило бы сочинить историю для подруги. Как ты будешь объяснять, где ты повредила глаз? Неужели расскажешь, как незнакомый мужчина выловил тебя из морской пучины? — насмешливо поинтересовался он.

Кейт растерянно улыбнулась.

— Так и скажу. По крайней мере она будет думать, что я плавала не одна. Это не совсем правда, но… — Кейт замялась. — В любом случае спасибо тебе, Джек. — Она протянула ему руку. — Ты спас мне жизнь.

— Это честь для меня, — учтиво заметил он и, неожиданно притянув ее к себе, поцеловал. — Не каждый день обыкновенному парню предоставляется шанс спасти жизнь златовласой русалке, — проговорил он, прервав наконец поцелуй.

На мгновение Кейт лишилась дара речи и уставилась на губы, только что жадно целовавшие ее. Казалось, Джек тоже был немного обескуражен собственным порывом.

— Я думал, у тебя серые глаза, — вдруг сказал он, лениво улыбаясь. — А они зеленые, как море в шторм. — Так вот что его так озадачило! Цвет ее глаз! — Может быть, это о тебе сказал поэт: «У нее глаза морского цвета, у нее неверная душа», — добавил он. — Ты прекрасна.

Губы Кейт предательски дрожали, голова кружилась, колени подгибались, сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— А знаешь, Джек, что, спасая кому-то жизнь, ты несешь ответственность за этого человека? — будто во сне произнесла она, сознавая, что несет невероятную чепуху. — Ты обязан заботиться о нем всю оставшуюся жизнь…

Что она говорит?! Неужели хочет его оттолкнуть? Кейт дернулась, пытаясь вырваться из его крепких рук, но Джек только сильнее прижал ее к себе.

— Что ж, стало быть, нужно закрепить это обязательство поцелуем. Теперь мы связаны навечно, — хрипло произнес он.

— Джек, я не то…

Он не дал ей договорить. Его губы обрушились на нее так же стремительно, как и в первый раз, и Кейт поняла, что не в силах противостоять его чарам.

Она попала в ловушку его обаяния, его мужественности. Его руки скользили по ее телу, лаская и возбуждая.

— Ты ведь не одна из тех сирен, которые соблазняют моряков, а потом убивают их? — прошептал он.

— О, Джек! — засмеялась Кейт. — Я никогда не сделаю ничего, что причинит тебе боль. Ты спас мне жизнь! Возможно, наша встреча была предначертана судьбой.

— Возможно. Ты хоть понимаешь, что перевернула мою жизнь?

Кейт лишь радостно улыбнулась в ответ. Их губы снова слились в страстном поцелуе.

Никогда прежде она не испытывала ничего подобного. До Джека у нее было лишь несколько неуклюжих поцелуев с одним парнем на заднем сиденье автомобиля. И эти поцелуи не доставили Кейт никакого удовольствия.

Теперь же она была парализована желанием. Каждое его прикосновение пробуждало в ней новые ощущения. Она и не думала отстраняться от него. Его руки ласкали ее тело, губы жадно впивались в ее рот… Чего еще можно желать? — Боже мой, — внезапно простонал Джек. — Что я делаю? Что ты со мной делаешь?

Волшебство исчезло, чары развеялись. Кровь прилила к щекам Кейт. Он не хотел ее! На его лице явно отразилось отвращение. А она… она оказалась слишком доступной!..

Неужели это Кейт Уоррен-Смит, застенчивая и скромная девушка? Неужели это она только что позволила незнакомцу целовать себя, прикасаться к себе?! Немыслимо! И еще она заявила, что они связаны навечно… Она же едва его знает!

— Извини! Ты, наверное, подумал… — всхлипнув, Кейт попыталась высвободиться из его объятий, но он не отпустил ее.

— Тебе не за что извиняться, — твердо сказал он, глядя ей прямо в глаза. — Тебе следует быть благодарной за то, что я не воспользовался твоей неопытностью. Бог свидетель, как мне этого хотелось!

Кейт моргнула. Неужели он не сделал этого только потому, что уважал ее? Потому что она действительно ему нравилась…

— Увижу ли я тебя завтра? — робко спросила она.

А вдруг Дайана захочет уехать завтра утром? Что тогда? Или она запретит Кейт общаться с Джеком, потому что они не знакомы с ним…

Глухая боль в сердце заставила Кейт содрогнуться. А вдруг Дайана понравится Джеку? Она задрожала при одной этой мысли.

Нет, Джек не способен на такое. Он спас ей жизнь, он хороший! Он сказал, что встреча с ней перевернула его жизнь… Он хотел ее, но подавил желание, потому что уважал ее.

— С холма спускается женщина, — сказал Джек. — Это твоя подруга?

Кейт повернулась. К дому Джека направлялась Дайана.

Кейт растерялась. Она любила Дайану, очень любила, иногда ей казалось, что она любит ее даже больше родной сестры, но сейчас девушка не хотела представлять подруге нового знакомца.

— Пока, Джек! — бросила она и бегом ринулась навстречу Дайане. — Ди! Эй, я здесь!

— Где ты была? — возмутилась та. — Я думала, тебя похитили!

Кейт покраснела.

— Прости, Ди… Я… просто познакомилась кое с кем на пляже.

Она поправила прядь волос, закрывавшую распухший глаз. Чем дольше ей удастся скрыть синяк, тем лучше. Она еще не успела придумать достаточно убедительную историю, которая бы объяснила, каким образом Кейт получила травму.

— А я-то думала, ты гуляешь по пляжу в одиночестве… — протянула Дайана. — Кого ты встретила — мужчину или женщину?

— Мужчину. — Кейт покраснела еще больше. — Настоящего джентльмена.

«Невероятно сексуального», — добавила про себя девушка. Мужчину, которому она доверила свою жизнь.

— Такой загорелый, темноволосый, похожий на олимпийского чемпиона по атлетике? — Глаза Дайаны лукаво блеснули.

Кейт обернулась и увидела приближающегося к ним Джека.

— Да, это Джек, — пробормотала она. — Я… мы решили искупаться, он случайно задел меня локтем… Потом он настоял на том, чтобы пойти к нему домой и приложить лед… — выпалила Кейт на одном дыхании. — А полиция уже уехала?

— Уехала, — усмехнулась Дайана. — Они сказали, что, по всей видимости, дом ограбили несколько недель назад. Тогда в округе было несколько ограблений. Воры наверняка уже успели избавиться от украденного. — Дайана помрачнела. — Извини за кейс Шарлотты, Кейт. Хотя я не думаю, что он представлял какую-то ценность для грабителей…

— Да уж… — Кейт пожала плечами.

Какой секрет был у сестры, что даже после смерти она словно не позволяет узнать правду? Чьи-то письма? Дневник с интимными подробностями? Компрометирующие фотографии? Возможно, там находилось что-то такое, что могло бы пролить свет на гибель Шарлотты? Залечить раны или, наоборот, нанести новые…

— Представишь меня своему другу, Кейт? — спросила Дайана с улыбкой и вдруг побледнела. — Нет, — произнесла она, — этого не может быть! Я не верю…

— Не веришь? — удивилась Кейт.

Джек был в двух шагах от них. Неужели они знакомы? Сердце Кейт сжалось в предчувствии беды. Ей хотелось думать о Джеке, как о прекрасном принце, спасшем ее. А вдруг когда-то он точно так же соблазнял Дайану? И прежде чем поцеловать, шептал и ей: «Ты перевернула всю мою жизнь…»

Разумеется, такой мужчина не может быть одинок. Как она не сообразила! Кейт казалось, она сейчас задохнется.

— Ты знаешь, кто это? — Дайана угрожающе нахмурилась. — Он не сказал тебе, кто он?

— Нет, — пролепетала Кейт, — его зовут Джек, он нейрохирург…

Неужели он знаменитость? Или просто солгал, потому что на самом деле он рок-звезда или известный спортсмен… Почему Дайана так всполошилась? Наверное, считает его коварным соблазнителем…

Но ведь Джек вел себя просто отважно, а если и поцеловал ее, то проявил при этом душевную чуткость. Он настоящий джентльмен…

Спазм перехватил горло Кейт. Кто он? Кто этот человек, целовавший ее на веранде своего дома?

— Привет, вы, должно быть, Дайана? — прогремел знакомый голос. Джек ослепительно улыбнулся. — Надеюсь, вы не очень беспокоились из-за отсутствия вашей юной подруги?

Юной подруги? «Я не школьница!» — едва не закричала Кейт, но слова так и замерли на ее устах. На лице Джека отразилось недоумение. Он вдруг нахмурился и посерьезнел.

— Мы, кажется, встречались?.. — проговорил он.

— Да, — подтвердила женщина, — я Дайана Мортон. Мы познакомились в одном из сиднейских ресторанов пару лет назад, где вы обедали с моей подругой… С Шарлоттой Уоррен-Смит, — безжалостно добавила Дайана, — сестрой Кейт.

Джек обедал с Шарлоттой?! Кейт побелела как полотно и закусила нижнюю губу.

«Только не паниковать!» — велела она себе. Откуда Джек мог знать сестру? Неужели он?.. Нет, не может быть! У Шарлотты было много знакомых врачей, скорее всего, он один из них…

Пронзительные синие глаза Джека впились в нее. Он уже не улыбался. Напротив, на его лице отражались изумление и… боль.

— Ты сестра Шарлотты? Не могу поверить! — наконец вымолвил он и еще больше нахмурился. — Вы совсем не похожи. К тому же ты представилась как Кейт, а Шарлотта всегда называла тебя Кэти. О Господи! Кэтрин, Кэти, Кейт… — понял он. — Это правда? — Он недоверчиво смотрел на нее, как будто не хотел верить. — Сестра Шарлотты училась в школе, когда… Сколько тебе лет?

— Девятнадцать, — вмешалась Дайана. — Кейт училась в школе, когда вы с Шарлоттой были… близки. Шарлотта всегда называла ее Кэти, она единственная так ее называла. Все остальные предпочитали Кэтрин или Кейт.

Кейт стиснула кулаки. Почему Джек так нервничает? Почему выглядит так обескуражено? Нет, невозможно, чтобы он…

— Кто ты? — прошептала она.

— Джонатан Сэвэдж, — сказала Дайана.

Кейт отпрянула, зажмурив глаза. Джонатан Сэвэдж!

У нее закружилась голова. Все это казалось кошмарным сном.

Как мог отважный нежный Джек оказаться бессердечным, лживым Джонатаном Сэвэджем, коварно бросившим Шарлотту и вынудившим ее пойти на самоубийство?

Нет, Кейт не могла в это поверить.

— Ты ошибаешься, — возразила она, всхлипывая. — Джек нейрохирург. Джонатан Сэвэдж собирался стать кардиохирургом. И его звали Джонни, а не Джек.

— Нет, Кейт, — бесцветным голосом произнес мужчина. — Я Джонатан Сэвэдж. — Его губы искривила полная горечи усмешка. — Шарлотта называла меня Джонни, хотя знала, что мне не нравится это имя. Для всех остальных я был Джонатаном или Джеком.

Да, это очень похоже на Шарлотту! Она всегда стремилась выделиться, произвести впечатление, поддразнить…

Кейт показалось, земля уходит у нее из-под ног, мир рушится. Рыцарь в сияющих доспехах оказался иллюзией. Очаровательный Джек, этот романтический герой, у нее на глазах превратился в подонка Джонатана Сэвэджа, человека, которого она ненавидела больше всего на свете.

Стиснув зубы, она встретилась взглядом с его холодными глазами, которые еще десять минут назад излучали тепло и нежность. Теперь же это глаза незнакомого, чужого человека, врага.

— Я действительно планировал стать кардиохирургом, — сказал он, и в его голосе прозвучали металлические нотки, от которых у Кейт внутри все сжалось. — Но когда я прилетел в Штаты, решил заняться нейрохирургией. Мне показалось, это интереснее. К тому же в Австралии не так много нейрохирургов. Будет одним больше… когда я вернусь.

«Когда я вернусь…»

Кейт невольно хмыкнула. Сейчас, когда он узнал, кто она такая, у него вряд ли будет желание вернуться поскорее.

— Разумеется, ты выбрал нейрохирургию, — процедила она. — Будучи кардиохирургом, ты обязательно бы столкнулся с моим отцом. Возможно, тебе бы даже пришлось работать вместе с ним. Разве ты мог позволить себе так рисковать? Ты прекрасно знаешь, как отец ненавидит тебя. Как мы все тебя презираем!

Лицо Джека, казалось, окаменело. Он стал похож на статую греческого бога. Он был даже не бледным, а серым.

— Неужели? — с издевкой произнес он.

— Не пытайся изобразить удивление! — разозлилась Кейт. — Ты разбил сердце моей сестры! Ты довел ее до… — Она запнулась на мгновение. — Ты убил ее!

— О чем ты, черт возьми, говоришь? — Глаза Джека гневно сверкнули. — Твоя сестра покончила жизнь самоубийством. Я был потрясен, когда узнал об этом. Но не смей обвинять меня в ее смерти! Я был за тысячи миль, когда случилось несчастье.

Кейт перевела дыхание и продолжила:

— Она покончила с собой, потому что ты, мерзкое животное, бросил ее! Она не смогла этого пережить и наглоталась таблеток! Она любила тебя и не могла без тебя жить!

— Не смеши меня! Ты несешь вздор!

Кейт, ошарашенная его бездушием, уже не могла остановиться.

— Шарлотта рассказала отцу, что ты ее бросил, призналась, как ей плохо. Она оставила записку… Моя сестра думала о тебе, когда умирала… «Я не могу жить с этой болью, Джонни…» — написала она, прежде чем умереть.

Кейт вовремя запнулась и не закончила фразу, написанную сестрой: «Прости меня, Джонни». Этот негодяй не должен знать, что Шарлотта беспокоилась о его чувствах. Он не заслуживает ее прощения, и уже тем более сестре не за что было извиняться.

В глазах Джека появилось странное выражение. Он словно хотел что-то сказать, но промолчал. А Кейт не могла отвести глаз от его красивого лица.

Как могла она так ошибиться в нем? Нет, Джека, который спас ей жизнь, просто не существует. Есть лишь бессердечный Джонатан, спрятавшийся за маской равнодушия.

— Что ж, — наконец сказал он, — похоже, этот пляж слишком мал для нас двоих. Прощай, Кейт.

Он развернулся и быстро зашагал прочь. Кейт с тоской смотрела ему вслед. Сможет ли она когда-нибудь довериться мужчине после того, что сделал с ней Джек, Джонатан?

— Молодчина, — похвалила Дайана. — Здорово ты отделала этого наглеца!

Кейт кивнула. Дайана права: он наглый, бессердечный. Совсем как ее отец. Но отец по крайней мере искренне переживал смерть Шарлотты. Джонатан Сэвэдж не испытывал никаких чувств.

Она попытается выкинуть из головы эту встречу и не вспоминать его. Она больше никогда не хочет его видеть.

Она ненавидит его.

И так будет всегда.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Откуда здесь Джек? В больнице, в которой работает она?

Все плыло у нее перед глазами. Джонатан Сэвэдж!

Невозмутимый, самоуверенный Джонатан Сэвэдж.

И все же перед ней стоял Джек, которого она знала и помнила. Что ж, приходится признаться, что она так и не смогла забыть его. Эти потрясающие синие глаза, широкие плечи, красиво очерченный рот, полуоткрытые губы…

Кейт взяла себя в руки. По выражению его лица было видно, что он тоже ее узнал. Его глаза сузились, он сжал зубы и непроизвольно выпрямился.

— Кейт, — тихо и просто произнес он, как будто они добрые знакомые и встречаются каждый день.

Только в его голосе не было прежней теплоты, он теперь ничего не выражал. И еще он не пытался скрыть охватившего его смятения.

— Что ты делаешь в больнице Святого Марка? — поинтересовался Джек.

— Я здесь работаю, — отчеканила Кейт, тщетно пытаясь заставить голос не дрожать.

Ей всегда было интересно, как она себя поведет, если вдруг встретит Джека. Кейт казалось, она просто посмотрит на него, развернется и уйдет, но вместо этого она стояла, не в силах оторвать от него глаз.

Это был не просто шок. Кейт была потрясена, испугана, обескуражена, подавлена…

— Я ординатор второго года, — наконец вымолвила она. «Я уже не девятнадцатилетняя студентка, чьей наивностью ты собирался воспользоваться. Я врач. И выросла», — пронеслось у нее в голове. — Я работаю в приемном отделении. — Кейт отвела глаза, избегая встречаться с ним взглядом.

— Значит, теперь ты доктор Уоррен-Смит… Поздравляю. — В его голосе прозвучали циничные нотки. — Но почему ты выбрала именно больницу Святого Марка? — Он придал лицу удивленное выражение. — Было бы более логично, если бы ты пошла в Центральную под начало своего отца.

Кейт громко рассмеялась.

— Меня не прельщают лавры знаменитого хирурга, — отрезала она и вздернула подбородок.

Конечно, отец все еще надеялся, что она поменяет специализацию, но эта надежда угасала с каждым днем. К тому же она собиралась замуж.

Кейт подняла голову и посмотрела на Джека. Интересно, удивится ли он, узнав, что она выходит замуж? Будет ли хотя бы немного сожалеть? Вряд ли. Да, когда-то он, вероятно, действительно испытал к ней минутное влечение… Но все это исчезло, как только он узнал, кто она такая.

Впрочем, она тоже возненавидела его. Уж у нее-то гораздо более веские причины, чтобы испытывать к нему столь сильные чувства.

Она собралась было продемонстрировать обручальное кольцо на своем безымянном пальце, но вспомнила, что на днях отдала его ювелиру. Оно оказалось слегка великовато, и Кейт боялась его потерять.

— А как насчет вас, доктор Сэвэдж? — с издевкой проговорила она. — Вы теперь известный нейрохирург? Ты ведь не работаешь здесь, Джек, не так ли? — Она подозрительно взглянула на него.

Если ей повезет, он ответит, что приехал навестить знакомого.

Нет, не сходится. Если бы он просто навещал кого-то, то не стал бы парковать машину в гараже. Кейт занервничала.

— Ответ положительный, — мрачно заявил он. — Меня назначили ассистентом Магнуса Бэррата. Уверен, ты знаешь, что он лучший нейрохирург Австралии. Теперь у меня свой офис и приемная в больнице Святого Марка.

У Кейт закружилась голова. Неужели они оба работают в одной больнице? Она не сможет этого вынести. Она презирает этого человека, ненавидит его, он — косвенная причина смерти ее сестры.

На что он рассчитывал — на ее великодушное прощение? Или просто забыл, как обошелся с Шарлоттой? Наверняка Джонатану Сэвэджу наплевать на чувства других.

Как ординатору ей придется проходить практику в нейрохирургии. И, судя по всему, ее куратором назначат именно Джонатана.

Кейт поежилась. Она отчетливо представила, как он превратится в тирана, начнет придираться к ней по любому поводу, только потому, что она дочь Уоррена-Смита. И потому, что женщина.

Джонатан Сэвэдж покажет ей небо в алмазах, отомстит за то, что она обвинила его в смерти Шарлотты.

— Кстати, никто больше не зовет меня Джонатаном Сэвэджем. — Его низкий приятный голос отвлек Кейт от мрачных мыслей. — Уже очень давно все называют меня Джек Сэвэдж, доктор Джек Сэвэдж.

Кейт недоверчиво моргнула. Это было, мягко говоря, нетипично для амбициозного, удачливого хирурга — предпочесть простое имя Джек изысканному Джонатан.

Кейт прищурилась. Или он поменял имя, потому что его преследовала репутация Джонатана Сэвэджа? Наверняка он боялся ее отца и его коллег, принадлежавших к медицинской элите. Довольно многие из них обвиняли Сэвэджа в самоубийстве Шарлотты Уоррен-Смит, дочери известного хирурга, которой прочили блестящее будущее.

И с какой стати Джек вдруг вернулся в Сидней? Неужели он предполагает, что эта страшная история забыта и за его спиной не начнут шушукаться?

Или он вернулся нарочно? Чтобы доказать людям, как глубоко ему плевать на то, что о нем думают?

А может быть, он приехал сюда просто потому, что Сидней его родной город, по которому он скучал, живя за границей?

— У меня дежурство в три часа, — пробормотала она, взглянув на часы, — давай поговорим позже. Мне нужно срочно поставить машину и…

— Вы вряд ли бы успели вовремя, даже если бы не врезались в меня, доктор, — насмешливо сказал Джек. Кейт вспыхнула. Он, по-видимому, обвинял ее в безответственности. — Или, поскольку ты Уоррен-Смит, тебе дозволено все? — неожиданно добавил он.

Этого Кейт стерпеть не могла.

— Да какое ты имеешь право оскорблять меня и моего отца после того, что сделал?! Ведь фактически это ты погубил мою сестру! — набросилась на него она.

Ни один мускул не дрогнул на его лице. Лишь в прозрачных синих глазах промелькнуло нечто, похожее на ярость.

— Я надеялся, — ровным голосом сказал он, — что по прошествии стольких лет ты немного утихомиришь свой пыл. Тебе не кажется, что твоя беспричинная злоба утомительна? Я не виновен в смерти твоей сестры. Шарлотта была самостоятельной женщиной, ее поступками нельзя было манипулировать. Она сама принимала решения и поступала согласно своим собственным желаниям. Не думаю, чтобы она когда-либо позволила мне или другому мужчине повлиять на ее жизнь. — Он помолчал несколько секунд, а потом продолжил еще более бесцветным тоном: — И я сильно сомневаюсь, что она намеренно лишила себя жизни… Что она действительно хотела умереть… Слишком рано…

Кейт потеряла дар речи. Как он может быть так жесток?

— Тебе, кажется, пора, — напомнил он и как-то странно ухмыльнулся. — Подожди, пока я отъеду, а потом уж бросайся на поиски новой жертвы своего вздорного характера. — На его губах играла сардоническая усмешка. — Я знаю, как вас найти, доктор Уоррен-Смит, — бросил он через плечо. — В конце концов, вы испортили мою новую машину!

— В больнице меня называют доктор Смит, — горд


убрать рекламу




убрать рекламу



о проговорила Кейт, прежде чем сесть в машину. — Уоррен-Смит звучит слишком громоздко. — К тому же это имя было у всех на устах, а Кейт вовсе не хотела, чтобы ее одолевали расспросами об отце. — К счастью, я единственный доктор Смит в этой больнице, — добавила она, наслаждаясь изумлением Джека. — Меня будет нетрудно найти.

Она не могла дождаться того дня, когда станет миссис Армстронг.

Брендан! Кейт совершенно забыла о его существовании! Появление Джека Сэвэджа выбило ее из колеи.

Она посмотрела на человека, причинившего ей столько горя, и на мгновение их взгляды встретились, а потом он сел в свой «BMW» и отъехал.


Весь остаток дня Кейт нервничала. Она ждала, что Джек Сэвэдж вот-вот явится к ней и потребует оплатить ремонт машины. Она вздрагивала каждый раз, когда в вестибюле появлялась какая-нибудь внушительная мужская фигура. Но Джека не было. Скорее всего, он уже ушел домой.

И все же Кейт подсознательно продолжала надеяться, что Джек придет. Нет, вовсе не потому, что она хотела его видеть! Она просто считала, что им как можно скорее следует выяснить отношения и расставить все точки над «i». Он отрицал свою вину в смерти Шарлотты, делая вид, что никаким образом не повлиял на ход событий.

Кейт обязана заставить его осознать случившееся. В конце концов, он несет ответственность! Пусть сожалеет, переживает, мучается угрызениями совести — что угодно, лишь бы признал наконец свою вину. Только тогда Кейт, может быть, сумеет его простить.

Она вздохнула. К несчастью, в этом месяце у нее ночные дежурства, вечера заняты, поэтому они с Бренданом очень давно не виделись. Она возвращалась домой около полуночи, а Брендан к тому времени уже мирно почивал в своей постели в доме родителей. Он часто говорил ей, что должен высыпаться, иначе на следующий день будет плохо соображать, что может отрицательно сказаться на его работе, которой он так дорожил.

Кейт никогда прежде не скучала по Брендану, и только сейчас она вдруг поняла, как сильно ей его не хватает. Она даже ни разу не позвонила ему за весь день. Правда, у нее совсем не было времени. Вообще-то Брендан обычно сам звонил ей в обед, но сегодня Кейт встречалась с Мелани и ходила на примерку к мадам Иветт.

Как это несправедливо. Неужели он не понимает, как она нуждается в нем? Неужели не чувствует?

Эта мысль вызвала у Кейт улыбку. Конечно, не чувствует. Брендан слишком рационален и приземлен, чтобы испытывать нечто подобное. Вряд ли он ощущает исходящие от нее флюиды, вряд ли он вообще задумывается о подобной чепухе.

Мимо палаты, где Кейт осматривала пациента, мелькнула фигура в белом. Девушка в испуге обернулась, но… это был не Джек Сэвэдж. Да и что ему делать в приемной? Никто из пациентов, слава Богу, не нуждался в нейрохирурге.

Кейт посмотрела на свои руки — они предательски дрожали. Нервы были на пределе.

Она повела плечами, силясь сбросить с себя непосильный груз отвратительного страха. Ей надо обязательно встряхнуться, пока она не заработала невроз.

Около восьми у Кейт выдались свободные двадцать минут, и она пошла перекусить. Затаив дыхание, она вошла в больничную столовую. Ну и где же этот бессердечный тип?

Джека она не увидела, зато услышала о нем. Несколько ординаторов довольно громко обсуждали нового доктора.

— Он неподражаем, — говорила Джорджия, врач-педиатр, услужливо отодвинувшись, чтобы Кейт могла сесть. — Просто великолепен! И до сих пор не женат! Невероятно!

— А когда он смотрит на тебя этими глазами!.. — Окулист Элла мечтательно закатила глаза. — Хочется умереть. Я лично готова сделать все, о чем он попросит.

— Видела нашего нового нейрохирурга, Кейт? — поинтересовалась Джорджия. — Его зовут Джек Сэвэдж и он… Такой душка!.. — Она томно вздохнула. — И похож на…

— На греческого бога, — подсказала Кейт. — Хотя мне так не показалось, когда я сегодня днем врезалась в его машину.

— Кейт, неужели? Как тебя угораздило?

— Я дала задний ход, не заметив его автомобиля. Полностью моя вина, — Кейт пожала плечами. — Я опаздывала на дежурство и не посмотрела назад.

— Значит, ты уже познакомилась с этим красавцем? — удивилась Джорджия.

— Видела бы ты, что я сделала с его машиной!.. — Кейт скорчила гримасу.

— Ты хочешь сказать, что этот денежный мешок Джек Сэвэдж теперь предъявит тебе разгромный счет за нанесенный ущерб? — усмехнулся один из сидящих за столом ординаторов-мужчин.

— У нас не было времени обсуждать детали. — Кейт задумчиво поковыряла вилкой в тарелке. — Я полагаю, завтра он непременно разыщет меня, чтобы потребовать компенсации, — равнодушно добавила она. — По-моему, он своего не упустит…

Она хотела выставить его корыстным мерзавцем, хотела развеять миф о лихом сердцееде, каким Джек Сэвэдж казался на первый взгляд.

— Значит, он не произвел на тебя впечатления, — заключила Джорджия. — Хотя ты кажешься чересчур спокойной для человека, которому наплевать…

— Мне наплевать! — вспыхнула Кейт. — Просто это было… Это было так унизительно…

— И поэтому ты так покраснела… — заметила Джорджия.

— Конечно, она покраснела, — вмешалась Элла. — Кейт собирается замуж. Через две недели она станет замужней женщиной.

— Ни одна женщина, свободная или замужняя, не может остаться равнодушной к этому парню! — глубокомысленно изрекла Джорджия. — Прости меня, Кейт, но давай возьмем к примеру твоего Брендана. Я не спорю, он отличный парень, из него выйдет примерный муж, но с ним скучно! Он не способен на безумные поступки, он никогда не нарушит закон, он даже улицу переходит на зеленый свет и всегда в положенном месте! Джек Сэвэдж же не идет ни в какое сравнение с Бренданом. И дело тут не в атлетической фигуре или в прекрасных глазах. Дело в харизме, которая есть у Джека, но отсутствует у Брендана. Прости, но это правда.

— Джорджия! — воскликнула Элла. — О чем ты говоришь?! Главное — характер, отношение к тебе, а не чувство юмора и бездна обаяния. Не слушай ее, Кейт. Брендан тоже очень красивый. Он очень милый…

— Доктор Сэвэдж тоже милый, — не удержалась Джорджия. — В любом случае, я была бы не против познакомиться с ним поближе… — заявила она и плотоядно облизнула свои пухлые алые губы.

Кейт едва удержалась, чтобы не поведать коллегам правду о «неподражаемом парне — новом нейрохирурге». Но, в отличие от отца, она никогда не обвиняла Джека в смерти Шарлотты публично. Она до сих пор избегала разговоров на эту тему, а у ее друзей хватало такта, чтобы ни о чем ее не спрашивать.

Поскольку ей придется работать в одной больнице с Джеком Сэвэджем, будет лучше, если никто не узнает о вражде и взаимной ненависти, существовавшей между ними. В конце концов, она всегда может объяснить свою неприязнь к нему досадным инцидентом в гараже.

После полуночи Кейт наконец поехала домой. Она снимала жилье пополам с Мелани. Джек так и не появился. Кейт вздохнула с облегчением, хотя прекрасно понимала, что, если он не свяжется с ней завтра, ей придется искать его самой.


— Кейт, что ты здесь делаешь? — удивилась Джорджия, встретив Кейт в столовой на следующий день. — Что, уже перешла на дневную смену?

— Нет, перейду со следующей недели, — улыбнулась Кейт. — Мне надо заполнить карты… — объяснила она и огляделась, надеясь увидеть Джека Сэвэджа.

Его нигде не было видно. Скорее всего, он обедал у себя в кабинете или ходил в ресторан вместе с хирургами.

Он не позвонил ей и даже не оставил записки у администратора в приемном, что еще больше разозлило Кейт. Если следовать логике, Джек должен был уже связаться с ней, чтобы уладить вопрос со страховкой. Кейт же в свою очередь тоже не терпелось поговорить с ним, только на другую тему.

После обеда она отправилась на поиски: поднялась в хирургическое отделение, заявив, что ей нужна срочная консультация нейрохирурга, и тогда ей сказали, что доктор Сэвэдж на операции. Было уже за полдень, а начал он оперировать ранним утром.

Выслушав столь ценную информацию, Кейт потопталась на месте и решила написать записку. По крайней мере его не в чем упрекнуть. Она быстро нацарапала на листке бумаги, что ей нужно поговорить с ним в любое удобное для него время, и подписалась: доктор Кейт Смит.

После этого она со спокойной душой вернулась в приемное отделение.

В течение всего дня она ждала его появления, замирая от страха, что он явится к ней и заведет разговор прямо в присутствии ее коллег, что скомпрометирует ее. И когда он не пришел, Кейт не знала, радоваться ей или огорчаться.

Было уже около часа ночи, когда закончилась ее смена. И тогда дежурный администратор передал ей записку. Дрожащими пальцами Кейт развернула листок бумаги и прочла: «В полночь, в моем кабинете». Ее сердце отчаянно забилось. Неужели он ждет ее? Нет, не может быть, ведь она опоздала на час.

Кейт решительно направилась в хирургию. Дверь в кабинет Джека была плотно прикрыта. Наверняка он уже ушел, впрочем, она не имеет права винить его за это. Должно быть, он устал и захотел как следует выспаться.

Ни на что не надеясь, Кейт тихонько постучала.

— Войдите, — прозвучал уверенный голос.

У Кейт едва сердце из груди не выпрыгнуло. Она собралась с духом и распахнула дверь.

Он сидел за столом и что-то быстро писал в медицинской карте. Он все еще работал!

— Прости, — пробормотала она, — мне передали твою записку, только когда я уже сменилась. Был трудный вечер и…

— Не нужно извиняться, доктор… Смит. Я, как вы знаете, тоже врач, и мне известно, что творится в приемном отделении по вечерам. — Он указал на одно из кресел возле стола. — Присаживайся.

— Спасибо, — ответила Кейт, садясь. Джек оторвал взгляд от работы и теперь пристально смотрел на нее. При тусклом свете настольной лампы его глаза сияли как-то по-особенному. Кейт с любопытством разглядывала его. Он мало изменился. Можно сказать, стал еще привлекательнее. Его глаза, нос, губы… Эти губы, когда-то целовавшие ее…

— Я записала для тебя номер моей страховой компании, — хрипло произнесла она, протягивая ему заранее приготовленный листок бумаги. — Они все уладят. — Ее рука предательски дрожала. — Я также записала свой адрес и телефон, если возникнут проблемы…

Джек не шелохнулся.

— Ты за этим пришла? Так переживаешь из-за моей машины? — насмешливо спросил он, и на его губах мелькнула скептическая улыбка. — Забудь об этом. Все уже улажено. Мне починили машину сегодня утром.

— Н-но… — Кейт побледнела. — Разве твоя страховая компания не?..

— Я не обращался в страховую компанию, — объяснил он. — И не желаю, чтобы ты обращалась. Дело того не стоит. Повреждения были незначительные, никаких проблем с ремонтом не возникло.

— Так ты что… заплатил сам? Сколько это тебе стоило? — Кейт пребывала в крайнем смятении.

Наверняка он заплатил не меньше пятисот долларов, а может, и больше. Ей будет чрезвычайно сложно вернуть такие деньги. Ординаторам платили мало, а Кейт снимала жилье, и у нее совсем не оставалось денег на личные расходы. Просить же о помощи отца она не желала.

— По-моему, это тебя не касается, не так ли? — немного раздраженно ответил он. — Тебе не следует об этом беспокоиться.

— Но ведь я должна оплатить…

— Разве я просил тебя что-то оплатить?

— Но я могу оплатить, я должна, это была моя вина! — выпалила Кейт.

Джек вскинул брови. На его лице теперь явно была видна издевка.

— Как мило! — усмехнулся он. — Я очень признателен тебе за то, что ты хочешь поделиться со мной своим несметным богатством, но я бы посоветовал тебе приберечь его для другого случая. Возможно, водитель следующей автомашины, которую ты протаранишь, не будет так снисходителен.

— Снисходителен?! — возмутилась Кейт. — Плевать я хотела на твое снисхождение!

Она вскочила, ее щеки пылали, губы дрожали.

— Вы хотели еще что-то сказать мне, доктор Смит? — спокойно отреагировал на эту вспышку Джек. — Валяй, говори. — Он многозначительно посмотрел на часы. — Только не очень долго, мне вообще-то пора домой.

— Да, мне есть что сказать! — запальчиво воскликнула Кейт. — Я хочу поговорить о смерти моей сестры. Я не понимаю, с какой стати ты ведешь себя так, словно не виноват. Это не было случайностью. Она покончила с жизнью из-за тебя — ты ее бросил!

Джек сжал губы.

— Как скажешь, — лениво отозвался он. — Только не забудь, что у каждого человека есть свое собственное мнение.

— Я не понимаю… — Кейт задыхалась. — Не понимаю, как ты можешь отрицать свою причастность к смерти Шарлотты? Потому что это избавляет тебя от переживаний? Потому что на самом деле чувство вины гложет тебя как никого другого?

— Вовсе нет. — На его лице снова появилось выражение крайнего безразличия. — Я веду себя так, потому что все, сказанное тобой, вздор! Не забывай — я хорошо знал Шарлотту. Она была жестокой, безжалостной карьеристкой, озабоченной лишь своей драгоценной персоной. А ты возвела ее на пьедестал, изобразила ее хрупкой и эмоциональной дамочкой, сделала из нее жертву, каковой она не являлась. И уж тем более она, с ее-то характером, никогда не стала бы жертвой любви!

Кейт испуганно уставилась на него. Где-то там, глубоко в душе, она знала об этом, знала, что Джек прав, но боялась признаться в этом даже самой себе.

Шарлотта никогда ни в чем не раскаивалась, она ставила перед собой цель и для достижения ее готова была пойти на что угодно.

— Ты забыл про записку, — возразила она. — Она написала, что больше не может жить с этой болью. Она обращалась к тебе, помнишь? Джонни, она называла тебя Джонни. Ты бросил ее, а она не смогла это пережить. Она… даже написала: «Прости меня, Джонни», потому что не хотела, чтобы ты винил себя за ее смерть. Она заботилась о тебе!

На лице Джека возникло какое-то странное выражение, которое исчезло так быстро, что Кейт не успела понять, что это было.

— Возможно, она просто хотела донести до меня то, что она тоже способна испытывать какие-то чувства. — Он пожал плечами. Кейт вдруг подумала, что он бережет ее и сознательно что-то скрывает. — А возможно, — добавил он, — ей захотелось, чтобы ее жалели…

В его голосе опять звучали металлические нотки.

Кого он пытается убедить? Кейт или самого себя?

Что за бесчувственность! Просто монстр какой-то!

— Я уверен, что ее нелепая смерть была случайностью, очередной причудой сумасбродки, — продолжал он. — Трагической ошибкой, способом привлечения всеобщего внимания, хорошо продуманной операцией, которая совершенно неожиданно имела столь печальный конец. — Он наклонился к Кейт. — У Шарлотты было все, что только можно пожелать. Судьба была к ней благосклонна. Шарлотта мечтала стать лучшей, и ничто не могло ее остановить, когда она стремилась к цели.

Кейт покачала головой.

Но почему он бросил ее сестру? Потому что она ставила работу выше него, потому что думала только о себе? А вдруг Шарлотта поняла, как любит его, только когда он ушел из ее жизни?

Сердце Кейт словно сжали железные тиски.

— Ее смерть не была случайностью, — упрямо повторила она. — Хотя я понимаю, почему тебе хочется так думать — чтобы облегчить свою совесть. — Она перевела дыхание. — В том, что Шарлотта сделала это сознательно, не может быть сомнений. Она была врачом и знала, какую дозу надо принять, чтобы наверняка… — Кейт запнулась. — Она приняла целых две упаковки…

— Тогда мне жаль, — почти ласково проговорил Джек, но в его глазах не было жалости.

Ничего не изменилось.

Кейт вздохнула и поднялась. Только что она потеряла еще одного человека, которого любила, — отважного и нежного Джека, когда-то заставившего ее поверить, что он — ее судьба.

— Сожалею, что задержала вас. Доброй ночи, доктор Сэвэдж, — отчеканила она.

Ей с трудом удалось подавить подступившие рыдания. То, что Джек сказал о Шарлотте, ошарашило Кейт. Уж слишком это было похоже на правду. Возможно, он прав только отчасти, возможно, он просто не знал, как сильно любила его Шарлотта…

Джек тоже встал и принялся собирать бумаги.

— Ты позвонила в охрану? — поинтересовался он, когда Кейт направилась к двери.

— Нет, — удивилась она. — Зачем? Я сама справлюсь.

Пару недель назад на стоянке кто-то напал на медсестру, и теперь охрана должна была сопровождать каждую женщину, покидающую больницу ночью.

— Ты чересчур легкомысленна. — Джек неодобрительно покачал головой. — Я провожу тебя до машины.

— Не нужно…

— Я все равно туда иду.

— Ладно, спасибо.

Кейт повела плечами. Подумаешь — он всего лишь проводит ее до машины! Тем более он сам идет в гараж.

Она уверенным шагом последовала за ним. Глядя на них, создавалось впечатление, будто два малознакомых человека направляются к своим машинам, чтобы как можно скорее разъехаться по домам и лечь в теплые постели.

При мысли об этом Кейт покраснела. Брендан сейчас, конечно, уже вовсю храпит.

Вот если бы оказаться на необитаемом острове с этим мускулистым синеглазым красавцем, который шагал впереди нее!.. Нет, она не должна даже думать о таких вещах! Она помолвлена и скоро выйдет замуж.

К тому же реальность мало соответствовала фантазиям. Кейт бросила на Джека осторожный взгляд и опустила ресницы. Возможно, он и выглядит принцем в белых одеждах, но ей лучше чем кому бы то ни было известно, что этот мужчина являет собой на самом деле.

Она больше не подвластна ему и не позволит погубить и ее жизнь.

— Ты живешь далеко от больницы? — спросил он.

— В пятнадцати минутах, — ответила Кейт, удивляясь этому вопросу.

— Семейное гнездышко, не так ли? — насмешливо произнес он.

— Нет, не так, — резко ответила Кейт. Неужели он до сих пор думает, что она ни шагу не может сделать самостоятельно? — Я живу с другом.

Казалось, на какую-то долю секунды на лице Джека появилось некое подобие интереса.

— С мужчиной или женщиной? — с деланным равнодушием осведомился он.

— Не твое дело! — огрызнулась Кейт.

И почему она никак не может избавиться от столь угнетающей зависимости от этого человека? Она ускорила шаг.

— А ты где живешь? — неизвестно зачем спросила она.

— У меня квартира в Роуз Бэй. И я живу один, — добавил он, тоже ускоряя шаг. — По крайней мере, пока.

— Что ж, я уверена, что это ненадолго, — язвительно заметила Кейт.

Она была противна самой себе. Так ведут себя только злобные стервы, не способные контролировать собственные чувства.

— Ага, — с довольной миной заключил Джек, — значит, ты не забыла, с какой страстью одна русалочка позволяла незнакомцу целовать себя на пустынном пляже… — Кейт резко повернулась к нему. Ее щеки пылали. Они стояли возле ее машины. Дрожащими, непослушными пальцами она пыталась вытащить из сумки ключи. — Ты нарисовала этого незнакомца в блокноте, а потом… позволила ему целовать себя… и, возможно…

— Прекрати! — завопила Кейт. — Прекрати немедленно! И никогда, никогда не смей напоминать мне о том злополучном дне! Я была такой дурой, я думала, что могу тебе доверять… — Ее голос предательски сорвался. — Доброй ночи, доктор Сэвэдж. — Ей наконец удалось открыть машину. — Спасибо, что проводили меня. В следующий раз я воспользуюсь вашим советом и обращусь за помощью к охране.

Машина сорвалась с места. Джек не шелохнулся. Он просто стоял, глядя ей вслед, и нагло ухмылялся.

И это еще больше взбесило Кейт.

Она вела себя глупо, по-идиотски! Потеряла перед этим человеком самообладание, не сумела справиться с охватившими ее чувствами…

Она должна, просто обязана взять себя в руки и отомстить за смерть сестры!

ГЛАВА ПЯТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Кейт проснулась очень рано, вся разбитая и усталая. Она попыталась было снова заснуть, но решила сначала позвонить Брендану, в надежде застать его дома.

— Дорогая! — немного удивился он. — В такой час! Почему ты не спишь? — Голос звучал, будто Брендан чем-то недоволен, но Кейт знала, что он всегда разговаривал таким тоном, когда его поджимало время. Жених педант и еще ни разу в жизни никуда не опоздал. — Что-то стряслось? — забеспокоился он. — Ты что, уже встала?

— Ничего не стряслось. Просто я два дня не слышала твой голос, — вздохнула Кейт. — Я хотела спросить — может, ты выкроишь время и пообедаешь со мной?

— Прости, милая, но никак не смогу. У меня деловая встреча, от которой мне не отвертеться.

— Разумеется. — Кейт снова вздохнула. — Забудь о моем предложении, я перекушу в галерее. Собираюсь сегодня утром сходить на выставку работ Арчибальда.

— Отличная идея, — равнодушно заметил Брендан.

Он совсем не интересовался искусством, хотя и выражал восторг, когда Кейт показывала ему свои наброски, сделанные в художественной школе, куда она ходила раз в неделю. Когда же она давала ему посмотреть эскизы обнаженной натуры, он несколько смущался и старался быстро отложить их в сторону.

У Брендана было свое хобби — он собирал марки, и к этому его пристрастию она относилась с неменьшим пренебрежением, чем он — к ее увлечению живописью. Больше всего Кейт раздражало то, что он непременно таскал ее с собой на все собрания и выставки филателистов.

— Тогда… — протянула Кейт, — увидимся в субботу. Мама хочет, чтобы мы все вместе обсудили детали венчания.

Произнося эти слова, Кейт скорчила гримасу. В кои-то веки у нее выдался свободный уикенд, а она вынуждена проводить его с матерью, обсуждая, куда поставить цветы и где посадить тетушку Агату.

— Э… — неловко кашлянул Брендан. — А вы с мамой не справитесь без меня? Или, возможно, твои родители вообще сделают все сами…

— Тебе что, все равно, где и рядом с кем будут сидеть твои родственники?

— Ну… не совсем… Я просто доверяю тебе, дорогая, — елейным тоном ответил он, — и твоим родителям.

У Кейт создалось ощущение, что Брендан чего-то не договаривает.

— А может, у тебя другие планы на субботу? — предположила она. — Может, ты хочешь, чтобы мы куда-нибудь сходили? — осенила ее внезапная догадка. — Я знаю! — вскричала она. — Ты собираешься устроить мальчишник, а значит, тебе нужно как следует выспаться перед этим.

— Нет! — резко возразил он. — Я противник подобных вечеринок. Мальчишник — всего лишь повод напиться.

Кейт знала, что Брендан не пьет. Он слишком быстро пьянел и терял над собой контроль.

Тогда она предложила пригласить нескольких самых близких друзей и провести вечер в тесной компании, но он все равно отказался.

— Понимаешь, Кейт, — начал он, — надеюсь, ты не станешь возражать, если в выходные я уеду? Меня пригласили в Мельбурн, на ярмарку. Там будет что-то вроде аукциона марок. Мне предложили почетное место председателя, — не без гордости провозгласил он. — Я впервые удостоился подобной чести. Знаю, мне не следует уезжать, свадьба так скоро, но… — Он снова замолчал, ожидая, видимо, ее одобрения.

Кейт, подавив чувство досады, решила не возмущаться и не устраивать сцен.

— Конечно, ты должен поехать. Это такая честь! Ты будешь судьей. Это чудесно, Брендан, — несколько фальшиво поддержала она жениха.

Интересно, и когда он собирался рассказать ей об этом? По дороге в аэропорт? Это несправедливо. Нет, Брендан такой ответственный и надежный, он наверняка только вчера все решил и планировал рассказать ей об этом сегодня утром. Из них двоих именно она постоянно забывает рассказывать ему о том, где и с кем проводит свободное время.

Кейт вспомнила Джека Сэвэджа и покраснела. Может, ей надо рассказать Брендану и родителям, что этот человек снова здесь? И более того — что он работает вместе с ней? Разумеется, Брендан и внимания не обратит на подобную новость, он никогда не был знаком с Шарлоттой, а вот отец…

Нет, она будет молчать. И уж конечно, не станет говорить Брендану о том, что произошло между ней и Джонатаном пять лет назад. А что касается отца, он сам обо всем скоро узнает. Ему доложат, что доктор Джек Сэвэдж, как он теперь себя называет, многообещающий нейрохирург, вернулся на родину.

Что бы там ни было, со смерти Шарлотты минуло уже семь лет. Что проку обвинять Джека в ее смерти? Уже ничего нельзя доказать. К тому же Кейт не уверена, можно ли было вообще это доказать. Видимо, все обстояло вовсе не так, как казалось доктору Уоррену-Смиту.

Эта мысль удивила Кейт. Неужели она начинает понемногу оправдывать Джека?

— Я знал, что ты не будешь против, — тараторил Брендан. Кейт была уверена, что на его лице сейчас сияет лучезарная улыбка. — Возможно, завтра мне удастся выкроить время, и мы сможем вместе пообедать… Завтра пятница… О нет, я не могу. В пять часов у меня самолет на Мельбурн, а это означает, что мне придется уйти с работы пораньше. Никакого обеда. Впрочем, ты можешь прийти ко мне в офис. Я пошлю кого-нибудь за бутербродами, и мы…

— Брендан, я не могу. У меня завтра занятия в школе искусств, — напомнила Кейт, ловко выдавая вздох облегчения за сожаление.

Перспектива пообедать в офисе Брендана совсем не прельщала ее.

— Ах да, я забыл.

Черт, он даже не попытался скрыть радость! Просто не хотел тратить на нее свое драгоценное время.

— Извини, дорогая, мы потом все наверстаем, — пообещал он.

— Непременно, — съязвила Кейт, точно зная, что он никогда не нарушает данных обещаний.

Наверняка он придумает какое-нибудь скучное мероприятие, заставит ее провести время в компании своих приятелей-зануд, а сам будет пребывать в полной уверенности, что она получает неземное удовольствие от этой встречи и наслаждается содержательными беседами о филателии. Нет, лучше бы он забыл о своем обещании.

В конце концов, Брендан не виноват в том, что у него всегда так много работы. А когда он не занят, его приглашают на эти дурацкие собрания филателистов. К тому же Брендан явно недоволен тем, что Кейт тоже очень много работает. И вообще — у них так мало общего…

— Мы наверстаем упущенное на следующей неделе, — как можно более дружелюбно и весело произнесла Кейт. — В понедельник у меня дневная смена.

— Ты просто ангел, Кейти, — проворковал Брендан. — Давай вместе поужинаем в понедельник, и я расскажу тебе, как прошла ярмарка. Мы можем пригласить Мел, она так интересуется марками! — не без восхищения заметил он. — Давай ужинать вместе всю неделю…

— Давай, — равнодушно отозвалась Кейт.

Уж она-то точно знала, что этому не бывать. Они оба слишком заняты. Свадьба на носу, а дел еще невпроворот.

Конечно, мама Кейт была рада взять на себя большую часть забот, однако Кейт ужасно нервничала.

— Вот если бы на этой неделе ты тоже работала в дневную смену… — с укором произнес Брендан. — Хотя… Не важно. Через пару недель я буду владеть тобой безраздельно. А сейчас мне пора. Пока, дорогая! — на одном дыхании выпалил он.

— Пока, дорогой, — машинально ответила Кейт и положила трубку. — Будет владеть мной безраздельно… — пробормотала она. — Через пару недель…

Речь шла о медовом месяце на Гавайях, но Кейт понимала, что на самом деле Брендан подразумевал всю жизнь.

Впервые со дня их помолвки Кейт стало по-настоящему страшно.

Он сказал: «Я буду владеть…» Владеть…

Побледнев, она застонала и зарылась головой в подушку.


Кейт стояла перед автопортретом Селвина Додда, победителя престижного конкурса Арчибальда. Художник изобразил себя во весь рост и нагим. В отличие от других полотен Селвина, портрет был написан в импрессионистской манере — гораздо большее внимание уделялось фону, деталям, нежели самой обнаженной натуре художника.

Нет, это совершенно не похоже на прежние работы Селвина Додда. И что это на него вдруг нашло — изобразить себя обнаженным? Конечно, ему едва за тридцать и он был в прекрасной физической форме, но он никогда не говорил, что собирается писать себя самого, да еще и нагим.

— Значит, тебя все еще привлекают обнаженные мужчины? — прогремел над ее ухом знакомый бархатистый голос.

Джек Сэвэдж!

— Что ты здесь делаешь? — выпалила она. — Уж не думала, что тебя интересует искусство.

Неужели он никак не может забыть тот злосчастный набросок, сделанный пять лет назад?

— Возможно, сам я рисовать не умею, но картины собираю всю свою сознательную жизнь.

Собирает картины? Кейт прищурилась. Она готова была поспорить, что это не из-за любви к искусству. Многие знакомые ее отца являлись страстными коллекционерами, но покупали картины исключительно ради наживы.

Джек Сэвэдж наверняка принадлежит к подобным людям. «Золотой мальчик» ничем не отличается от других.

— Тебя интересуют лауреаты премии Арчибальда, или ты ходишь на все выставки без разбора? — с нескрываемым сарказмом поинтересовалась она.

— Я действительно посещаю все подряд, но эта выставка интересует меня больше остальных.

Опять Джек победил. Естественно!

— Держу пари, теперь ты захочешь купить работу Селвина Додда, ведь он фантастически популярен. Конечно, ты и не подозревал о его существовании еще каких-нибудь пару месяцев назад, но сейчас он выиграл конкурс, и цены на его картины подскочили во много раз. Так что тебе придется раскошелиться, — насмешливо проговорила Кейт.

— У меня уже есть пара его картин, — как бы невзначай произнес Джек, — я приобрел их несколько лет назад, когда Селвин только начинал. Тогда он был просто безвестным художником, но я знал, что пройдет еще немного времени и его талант будет признан.

Пять лет назад он говорил ей, что у нее талант и она многого добьется. Кейт невольно тряхнула головой, отгоняя непрошеные воспоминания.

Что он сейчас сказал? Что владеет несколькими полотнами Селвина? Неужто он и правда разбирается в искусстве?

— Что ж, тебе повезло. Эти полотна теперь стоят целое состояние. — Кейт пожала плечами. — Ты собираешься их продать?

Его губы дрогнули в едва


убрать рекламу




убрать рекламу



заметной ухмылке, как будто он предвидел этот вопрос.

— Я покупал их не для того, чтобы когда-нибудь сделать на них деньги, — спокойно отозвался он. — Я приобрел картины, потому что Селвин мой друг, а друзей надо поддерживать. Его ранние работы очень много значат для меня. Я ни при каких обстоятельствах не собираюсь с ними расставаться. К тому же Селвин писал их для меня.

— Ты знаешь Селвина? — Глаза Кейт удивленно расширились.

Она ни за что бы не поверила, что Селвин Додд, безалаберный, рефлексирующий художник, ведущий богемный образ жизни, дружит с циничным и целеустремленным хирургом. Ведь несколько лет назад, когда Джек был в Сиднее в последний раз, Селвин сидел без гроша…

— Мы вместе учились в школе, — объяснил Джек, его глаза внимательно следили за выражением ее лица. — Ты назвала его Селвином. Вы знакомы?

— Он мой преподаватель, — пробормотала Кейт. — Он учит меня писать не только портреты, но и пейзажи. Он надеется, что когда-нибудь из меня тоже выйдет что-то путное.

Не то чтобы Джек был удивлен, но явно обескуражен.

— Я думал, ты рассталась с мечтой стать художником и решила посвятить себя медицине, — сказал он, увлекая ее в сторону.

За их спинами, возле автопортрета Селвина, собралась уже целая толпа, и Джек, видимо, не хотел никому мешать.

Кейт вздрогнула от его прикосновения.

— У меня просто не было времени на рисование, пока я училась, — дрожащим голосом ответила она. — Но теперь я решила наверстать упущенное и снова начала рисовать. Это мое хобби, убежище от депрессии.

Отцу не нравилось ее увлечение. Его идеалом была Шарлотта, которая умела концентрироваться на поставленной цели и не позволяла себе отвлекаться на что-то другое. Она была одержима желанием сделать карьеру, и даже ее любовь к Джеку была всего лишь неотъемлемой частью того, чего ей предстояло добиться.

Что касается Джека, Кейт была уверена: этот субъект был столь же помешан на собственных успехах на профессиональном поприще, особенно теперь, когда он вплотную приблизился к вершине.

Странно, что сегодня он пришел в галерею. Кейт гораздо меньше бы удивилась, если бы застала его в больничной библиотеке, корпящим над заумными научными трудами.

Джек не сводил с нее проницательного взгляда. У Кейт мурашки побежали по спине. Она опустила глаза и буквально уткнулась в грудь Джека. Казалось, она слышала ровное биение его сердца.

Из горла Кейт вырвался какой-то звук, больше похожий на всхлип, и, чтобы скрыть свою оплошность, она деланно закашлялась.

— С тобой все в порядке, Кейт? — в голосе Джека звучала искренняя тревога.

Та же тревога, что и в тот день, когда она едва не утонула, а он прикладывал лед к ее распухшему глазу.

И откуда в этом человеке столько обаяния? Он очаровывает всех. Даже ее хладнокровная, расчетливая сестра сдалась под напором бездны его обаяния. Шарлотта… Воспоминание о ней словно отрезвило Кейт.

— Со мной все отлично, благодарю, — процедила она. — Просто я слегка простужена.

В конце концов, это правда. У нее был небольшой насморк, а с этой предсвадебной кутерьмой, с тяжелыми ночными дежурствами в больнице у нее совершенно не было времени, чтобы подлечиться.

— Я очень рад, что ты всерьез занялась живописью, Кейт, — сказал Джек. — Не уверен, что это способ избавиться от депрессии, но все же… Я думал, ты еще учишься. Разве ты не собираешься специализироваться в какой-то конкретной области? — Он резко переменил тему разговора.

— С чего ты взял? — огрызнулась Кейт.

Джек слегка приподнял брови.

— Я знаю, что ты не собиралась заниматься кардиохирургией, но я подумал… — Он замолчал, глядя на нее в упор. — Ты что, вообще ни в чем не специализируешься?

Кейт вздернула подбородок.

— Именно так. Я работаю в приемном отделении. У меня нет специализации: я и реаниматор, и педиатр, и терапевт, и окулист. Я оказываю первую помощь, решаю, к кому дальше направлять пациента. Я ставлю диагноз — ангина это или язва желудка. Впрочем, уверена, ты прекрасно знаешь, чем мы занимаемся.

«Я не такая ограниченная и честолюбивая, как ты и мой отец», — хотелось добавить ей.

Она ожидала увидеть высокомерную усмешку на его лице, но Джек выглядел несколько обескуражено.

— Ты что же, — наконец вымолвил он, — не пошла по стопам отца и сестры? — При упоминании Шарлотты он отвел глаза, словно боялся, что в них она сможет разглядеть его истинные чувства.

— Скорее я пошла по стопам матери, — спокойно ответила Кейт. — Она прекрасный терапевт, и я хочу быть, как она.

Конечно, она не собиралась всю жизнь работать в приемном отделении, но Джеку об этом знать не обязательно. Она даже родителям не сказала, что собирается бросить медицину и целиком посвятить себя детям, которыми они с Бренданом планировали в скором времени обзавестись.

На собственном опыте она знала, что с детьми надо проводить очень много времени, потому что они как никто нуждаются в родительской любви и поддержке.

А в свободное время она будет рисовать, и никто не сможет сказать ей, что она зря тратит время. А вдруг она станет известной художницей?

Лишь Брендан знал о ее намерениях и, патриархально настроенный, полностью поддерживал подобную перспективу. Кейт была уверена, что мать тоже будет на ее стороне, а вот отец…

Он будет в ярости, спросит, зачем ей вообще тогда нужен был диплом врача, а потом увидит внуков и растает. К тому же при желании Кейт всегда сможет вернуться к работе.

— Ты хочешь быть, как твоя мать… — протянул Джек.

«Ну наконец-то понял, что я не похожа на отца или Шарлотту, — подумала Кейт. — Теперь наверняка презирает меня за отсутствие хватки».

Джек взглянул на часы.

— Я должен идти. У меня лекция через двадцать минут. — Он испытующе посмотрел на Кейт. — Как только у меня выдастся свободный часок, я заскочу к Селвину и лично поздравлю его с триумфом. Когда у тебя занятия в его школе?

Кейт заподозрила неладное. Он что, собирается заявиться туда прямо во время занятия? Или наоборот — не хочет с ней встретиться…

— В пятницу в час дня, — ответила она и, тряхнув головой, добавила: — Со следующей недели я перехожу на дневную смену и буду заниматься с вечерней группой. Почему ты спрашиваешь?

— Просто так, из любопытства. — Он загадочно усмехнулся и пошел прочь.

Кейт замерла, как загипнотизированная, глядя ему вслед. Ее всю трясло. И почему Джек так действует на нее? Ведь с ним связаны лишь самые тяжелые воспоминания.

Он бесчувственный, холодный карьерист, совсем как ее отец.

Или нет?

Кейт наморщила лоб и вспомнила его реакцию на свое заявление о том, что она собирается оставаться врачом приемного отделения. Он как будто не удивился, скорее посмотрел с презрением. А это его замечание о том, что хобби не убежище от депрессии…

Странно слышать такие речи из уст удачливого нейрохирурга.

Что касается его отношения к Селвину Додду… Ну что ж, это лишь доказывает, что когда-то у него тоже было сердце и он, как и всякий нормальный человек, горой стоял за своих друзей. Друзей, которые явно не могли помочь ему в развитии головокружительной карьеры. И тем не менее…

Кейт нахмурилась и покачала головой.

Нет, Джеку Сэвэджу не удастся ослепить ее, влюбить в себя, а потом разбить сердце, как это произошло с Шарлоттой.

Кейт даже поежилась. Несмотря ни на что, этот мужчина привлекал ее. Он представлял собой опасность. Даже ее расчетливая сестра попала в его сети, стала жертвой его обаяния.

Эта же участь ждет и Кейт, если она вовремя не возьмет себя в руки и не обратится к Брендану с просьбой о защите.

Брендан… Его же не будет все выходные!.. Защитник! Не то чтобы ей нужна была физическая защита, скорее моральная. «Впрочем, — с улыбкой подумала Кейт, — через две недели я стану миссис Армстронг, и тогда мне не нужно будет ни от кого защищаться».

Когда она заберет обручальное кольцо от ювелира, то будет чувствовать себя в большей безопасности.

Кейт решительно зашагала к следующей картине. В голове созрел план: если Джек заикнется о своих чувствах к ней или только намекнет на возможную близость, она немедленно расскажет обо всем Брендану. Хотя, скорее всего, ей не придется этого делать.

Джек явно не испытывает к ней ничего, кроме презрения. Тем более, что когда-то он был увлечен Шарлоттой, дочерью Честера Уоррена-Смита, фантастически красивой женщиной.

Кейт покачала головой. Это ужасно, но ее собственные чувства по отношению к нему вовсе не исчезли, когда она узнала, кто он.

Ей следует избегать любых контактов с этим человеком.

Сегодня они встретились чисто случайно. Кто там сказал, что случайностей не бывает? Доктор Фрейд? Что ж, он ошибался.

Кейт вздернула подбородок. Не она ли когда-то твердила, что верит в судьбу и не верит в случайности?

Ей просто нужно выкинуть Джека Сэвэджа из головы. Она возьмет себя в руки и забудет этого расчетливого карьериста и холодного сердцееда с пронзительными синими глазами. Она выйдет замуж за Брендана, а Джек уйдет в прошлое.

И почему она вообще о нем думает?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Селвин Додд, будучи по натуре неисправимым романтиком, проводил свои занятия не в студии, а в старом, полуразвалившемся домишке неподалеку от моста через бухту. Сам он жил этажом выше, а учеников собирал в так называемом зале приемов.

Возможно, ему казалось, что занятия на свежем воздухе (а воздуха здесь было предостаточно, потому что теплый морской ветер задувал в многочисленные щели) и непринужденная, домашняя обстановка лишь вдохновят начинающих художников, а возможно, он просто не любил студий с зеркалами и паркетными полами.

Когда в пятницу днем Кейт вошла в дом Селвина, тот уже начал занятия и расхаживал по «залу», где каждая половица отчаянно скрипела, изредка потирая подбородок и заправляя непослушные кудри буйной шевелюры под черную бейсболку.

Странно, но художник совсем не был похож на мэтра. Скорее походил на байкера или серфингиста — этакий крутой парень в куртке и рваных джинсах.

— Привет, Кейт! — весело закричал он, едва завидев ее. — Думал, нам придется начинать без тебя! — Он хлопнул в ладоши, и девушка в который раз обратила внимание на его руки — крепкие, сильные руки плотника, а не художника. — Боюсь, что парень, который обычно позирует для нас, в очередной раз влип в какую-то историю, — сказал Селвин, укоризненно качая головой, хотя его глаза блестели так, что Кейт стало ясно: он сам бы с удовольствием тоже во что-нибудь влип. — Так что Майки не сможет сегодня прийти. Позже я внесу за него залог. К счастью, — непринужденно продолжал Селвин, как будто речь шла о пустяке, а не о серьезных неприятностях с полицией, — я нашел выход из положения. Пока наш дорогой Аполлон дает показания, нам придется воспользоваться услугами моего давнего друга, который по странному совпадению позвонил мне сегодня утром и сказал, что хочет зайти. Он с радостью согласился позировать для нас с условием, что его имя останется в тайне.

Селвин лукаво подмигнул Кейт, и она снова поразилась яркости и образности его речи, словно он известный журналист популярного ток-шоу на телевидении.

Должно быть, дело во врожденной талантливости и в природной восприимчивости. Селвин говорил намного правильнее большинства людей, с которыми приходилось сталкиваться Кейт.

Он с легкостью подбирал эпитеты даже в тех случаях, когда казалось, что данный предмет нельзя описать словами. Подобный образ интеллектуала с хорошими манерами никак не вязался с внешним видом Селвина.

У него были длинные, черные как смоль волосы и выразительные карие глаза. Нос с горбинкой, который, по всей видимости, не раз ломали, милый шрам на подбородке, лишь придающий мужественности красивому лицу, всегда трехдневная щетина и бронзовый загар…

Да и одевался Селвин хоть и аккуратно, но все же несколько по-хулигански. Кейт никогда не видела его в костюме и при галстуке. Казалось, он не вылезал из любимых джинсов с пестрыми заплатами на коленях. Он обожал свободные футболки, клетчатые рубашки, в которых ходят фермеры, и кожаные куртки — главное отличие заядлого мотоциклиста.

Еще Селвин недавно проколол ухо, и теперь каждый раз, когда он откидывал назад непослушные волосы, в глаза бросалась крохотная сережка с темным камешком.

Кейт преклонялась перед этим человеком. К тому же она считала его другом, что, впрочем, было взаимно.

И вот сейчас Селвин приветливо улыбался ей, и Кейт казалось, что все ее тревоги позади, потому что этот парень как никто умел избавить ее от дурного настроения.

— Мой друг очень занятой человек, — заметил он. — Так что давайте поскорее приступим. Он с трудом выкроил время, чтобы прийти к нам.

Кейт зашагала к своему мольберту, а Селвин не спеша двинулся по проходу, окидывая присутствующих пристальным взглядом. И только сейчас Кейт обратила внимание на фигуру натурщика, возвышающуюся на самодельном подиуме у стены.

Селвин не любил собирать большие группы, поэтому к нему на занятия приходило человек пять. Это явно сближало начинающих художников. В такой атмосфере они не чувствовали себя школярами, много общались между собой, набирались опыта. И сейчас все они смотрели на натурщика. Его монументальная фигура была прикрыта черным шелковым халатом.

На губах Кейт мелькнула улыбка, когда она заметила, что лицо незнакомца скрывает мотоциклетный шлем. Селвин слегка взмахнул рукой, и черный халат полетел на пол. В то же мгновение натурщик повернулся спиной к аудитории.

Восторженный вздох прокатился по залу. Девушки, покраснев, уткнулись в свои мольберты, и лишь Кейт беззастенчиво разглядывала друга Селвина.

Его фигура была необычайно пропорциональна. Ровный бронзовый загар покрывал все тело. Длинные стройные ноги атлета и руки, накаченные, но не слишком, скорее крепкие, руки пловца. Мужчина стоял спокойно, не шевелясь, как мраморное изваяние. Он был высок ростом и походил больше на античную статую идеальных пропорций, чем на живого человека.

В этой фигуре Кейт показалось что-то странно знакомое. Нет, не может быть!

Истерический смешок вырвался у нее. Неужто серьезный, всеми уважаемый нейрохирург позирует обнаженным? И что еще хуже — он заранее знал: она будет здесь и наверняка решил ее шокировать. Как он посмел?..

Кейт закусила нижнюю губу. Должно быть, Сэвэдж ждет, что она смутится при его виде. Наглец! От души потешается над ней! А может быть, он думал, что она его не узнает?

Странно, но Кейт помнила его тело в мельчайших подробностях после стольких лет. Слишком часто оно грезилось ей по ночам.

Это точно Джек.

— Кейт, детка, хватит ловить ворон, приступай к работе! — окрикнул ее Селвин. — Tempus fugit.

Кейт невольно усмехнулась. Как же Селвин любит блеснуть своими познаниями латинских изречений.

— Mouituri te saltant! — буркнула Кейт.

Ей с детства больше всего запомнился рассказ об отважных гладиаторах, провозглашавших перед боем громогласное: «Идущие на смерть тебя приветствуют!». Селвин удивленно воззрился на нее.

— Что значит «tempus fugit»? — шепотом спросил Кейт один из студентов.

— Время бежит, — тихо ответила она.

С подиума раздался приглушенный смешок. Кейт густо покраснела. Похоже, Джек внимательно прислушивался к тому, что происходило за его спиной.

Губы Кейт искривила ухмылка. Что ж, условия игры принимаются. Она тоже повеселится на его счет. Она заявит, что собирается показать наброски, которые сделает сегодня, своим коллегам в больнице. Вот это будет действительно забавно!

Но улыбка на ее лице тут же погасла. Джеку все равно, что бы она ни сделала. Он не разозлится, не смутится и не придет в отчаяние, а лишь посмеется над ее наивностью, как это уже однажды было. Интересно, есть ли у него вообще чувство юмора…

А пока она воспользуется случаем и нарисует его, потом будет видно, кто смеется последний!


Кейт ходила по палатам, осматривала больных и тихо вздыхала. Сегодняшнее дежурство, как никогда, казалось ей особенно трудным. Она заступила на смену еще в три часа, а Джека Сэвэджа так и не встретила. Ей очень хотелось взглянуть ему в глаза, проследить за его реакцией…

Поразмыслив, она решила не упоминать об его выходке у Селвина. Она ни словом не обмолвится об этом ни со своими коллегами-врачами, ни с самим Джеком.

Что, если она все-таки обозналась? Что, если Селвин позвал позировать совершенно другого человека? Память иногда играет с людьми злые шутки. Кейт, как бы она ни пыталась отрицать, постоянно думала о Джеке, следовательно, ей вполне могло показаться, что это именно он согласился сыграть роль натурщика, оказывая услугу старому другу.

В конце концов, вокруг полно хорошо сложенных мужчин и наверняка у Селвина много друзей, и совсем не обязательно, что это Джек позировал сегодня в студии, ведь он всего лишь сказал, что «в свободный часок заскочит к Селвину».

Но больше всего Кейт беспокоило, что она все время думает о нем. Она словно одержима Джеком Сэвэджем.

Он мерещился ей повсюду — у автомата с кофе, на улице, в проезжающих машинах… Она тщетно пыталась избавиться от мыслей о нем, но не могла.

А через пять минут в приемном отделении начался кромешный ад, и Кейт мгновенно выкинула из головы мрачные мысли. Две уличные банды столкнулись прямо на центральной площади. Двое подростков были серьезно покалечены, остальные поступили с тяжелыми травмами, где были и ножевые ранения, и сломанные конечности.

Когда Кейт принялась осматривать одного из пострадавших, он, видимо, находясь под действием наркотиков, начал кричать, обвиняя другого в том, что тот затеял драку. В ответ парень набросился с кулаками. Кейт попыталась разнять дерущихся, но один из них развернулся и ударил ее чем-то острым по лицу.

Ошеломленная, она отступила. На шум прибежали охранники. Дерущихся разняли и развели по палатам. Медсестра подошла к Кейт и принялась уговаривать ее прилечь.

— Я в порядке, — бормотала девушка. — Мне нужно работать…

— Ложитесь, доктор, — настаивала медсестра. — К вам подойдет доктор Локвуд. У вас рассечена бровь и кровоподтек под глазом. Нужно обработать рану. Грех не помочь такой красавице, как вы.

Кейт застонала. Только не это! Как же она появится на собственной свадьбе с фингалом под глазом? Она послушно пошла в палату, легла на кровать и закрыла глаза, но голова не переставала кружиться. Медсестра права: нужно срочно принять какие-то меры.

Когда через некоторое время она пришла в себя, то увидела пару прекрасных синих глаз, изучающих порез, рассекший ей бровь. «Господи, везде мне мерещатся эти глаза», — подумала она и в следующую секунду, побелев от ужаса, попыталась встать.

— Лежи смирно, — велел знакомый голос, и сильные руки удержали ее. — Я должен тебя осмотреть.

— Доктор Сэвэдж! — выпалила Кейт и опять попыталась встать. Безуспешно. — У меня всего лишь синяк под глазом! Ради Бога, мне не нужен нейрохирург!

— Разумеется, нужен! — Синие глаза смотрели строго.

Кейт напряглась и замерла, пока он обследовал ее пострадавший глаз. Совсем как тогда, на побережье, когда он спас ей жизнь.

— Доктор Локвуд попросил меня заняться тобой, — объяснил Джек, явно подчеркивая двусмысленность своих слов. — А я как раз собирался домой, — притворно вздохнул он. — Но он сказал, что один из бандитов ударил тебя, и я решил выяснить, как ты себя чувствуешь.

Неужто ему не все равно? Кейт вся сжалась. Хотя он наверняка поступил бы так же, будь на ее месте любой другой коллега.

Через полминуты Джек закончил осмотр, приложил ледяной компресс к поврежденному глазу и велел ей не двигаться, пока он не вернется.

— Но у меня же дежурство! — возразила Кейт, недоумевая, что значит фраза «пока не вернусь». Он ведь не собирается задерживаться здесь из-за нее, вместо того, чтобы ехать домой, как намеревался?

Она снова попыталась было сесть на кровати, но Джек не позволил.

— Сегодня очень тяжелый вечер, — взмолилась она. — Много работы. Без меня никак не обойдутся, правда! А я себя отлично чувствую. Обещаю, что, когда приду домой, приложу лед…

— Ты останешься здесь, пока я не вернусь! — отчеканил Джек. — И будешь лежать тихо, как мышка. Я разрешу тебе встать, только если тебе полегчает к полуночи, а до этого еще целый час. И не спорь, слышать ничего не желаю!

Кейт стиснула зубы и откинулась на подушку. Ну что за человек! И с какой стати нейрохирург вдруг решает, когда и что делать в приемном отделении?

Она подумала, что Джек все же мало похож на божество, каким он показался сначала.

Он замечательный врач и порядочный человек. Не стал подавать в суд на ординатора, разбившего его новую машину, помогал другу, когда тот был еще безвестным художником, да и сейчас: согласился позировать для студийцев, не опасаясь стать объектом насмешек.

Нет, она должна думать о Брендане! Кейт попыталась представить его лицо, но не смогла.

— Брендан, ну где же ты! — еле слышно простонала она. — Это ты должен сейчас заботиться обо мне, а не Джек Сэвэдж!

Ответом ей была тишина.


Наверное, она заснула, потому что очнулась оттого, что кто-то нес ее по коридору.

— Что?.. — Кейт открыла глаза и увидела Джека. — Что ты делаешь?

— Несу тебя к своей машине, чтобы отвезти домой и уложить в постель, — бесстрастно отозвался он.

Уложить в постель?!

— Зачем?! — запаниковала она. — Мне уже лучше… И я сама могу сесть за руль… Отпусти меня!

— Ты не то что машину вести, ты даже идти не в состоянии, — насмешливо произнес он. — Кстати, врачи из твоего отделения со мной согласились и даже поручили мне позаботиться о тебе.

— Ты что, обсуждал это с моими коллегами?! — разозлилась Кейт. — Если я не могу сесть за руль, значит, переночую в ординаторской. Отпусти же меня!

— Ни за что. У тебя завтра выходной, я знаю, так что тебе придется отдохнуть дома. Таково предписание врача.

— Это нелепо! — Кейт попыталась вырваться, но он только крепче прижал ее к себе. — Я… в п-порядке… — тихо пробормотала она и уткнулась носом в его плечо.

— Тебя сильно ударили, кольцо на пальце бандита рассекло тебе бровь. Никаких серьезных повреждений, но небольшое сотрясение все же есть. Да к тому же и глаз…

Джек подошел к машине и бережно усадил ее на переднее сиденье.

— Я не могу оставить свою машину на стоянке на всю ночь! — запротестовала девушка.

— С ней ничего не случится. Ты сможешь забрать ее завтра, когда тебе станет лучше. Или в воскресенье. Я уверен, что твоя соседка по квартире подвезет тебя, — сказал он, включая зажигание.

Кейт тяжело вдохнула. Как назло, Мелани уехала к родителям на выходные, и Брендана тоже нет. И почему ей так не везет?

Пусть уж лучше Джек думает, что Мелани дома. Так спокойнее. Возможно, он просто отвезет ее домой и сразу же уедет.

По дороге Кейт немного расслабилась, наблюдая за сильными руками Джека, сжимающими руль. Она даже тихонько всхлипнула, представив себе, как эти руки ласкают ее.

— Уже почти приехали, потерпи, милая, — неожиданно мягко произнес он.

Кейт едва не разрыдалась от столь нежного обращения. Это был тот самый Джек, в которого она без памяти влюбилась тогда на пляже. Но нет, она не должна терять голову! Джек не имеет ничего общего с тем рыцарем, который покорил ее с первого взгляда. На самом деле у него нет сердца.

Когда женщина, любившая его, наложила на себя руки, сей холеный фат ни секунды не горевал. А ведь это была ее сестра! И даже если бы произошло чудо и он оказался бы тем самым прекрасным рыцарем, все равно — через две недели Кейт выходит замуж.

«О, Брендан! Как жаль, что тебя нет рядом!» — вздохнула она.

Что-то странное всколыхнулось в ее душе, и Кейт содрогнулась.

Мужчина, за которого она собирается выйти замуж, добр и заботлив, хотя и слишком сдержан, может быть, даже холоден, но Кейт любила его. Она могла назвать сотни причин, почему ей следовало любить Брендана.

Голос Джека вернул ее к действительности.

— Номер семь… Это твой, кажется? — спросил он, притормозив возле террасы дома, который снимали Кейт и Мелани. — У тебя темно, — сообщил доктор Сэвэдж, глядя на окна.

— Уже поздно, — буркнула Кейт. — Спасибо, что подвезли, коллега, — холодно произнесла она.

До Джек будто бы и не слышал ее. Не торопясь он выбрался из машины, помог вылезти Кейт и повел ее к крыльцу, невзирая на ее протесты.

Когда они вошли в дом и Кейт включила свет, она в последний раз попыталась избавиться от него.

— Что ж, спасибо, но…

— Тут записка, — проинформировал Джек, указывая на листок бумаги, прикрепленный к зеркалу. — Посмотрим, — бесцеремонно начал читать он: «Желаю хорошо провести выходные. Вернусь в понедельник утром. Люблю, Мел». — Он повернулся к Кейт и внимательно посмотрел ей в глаза. — Мел живет вместе с тобой?

Кейт глубоко вздохнула, пытаясь унять охватившую ее ярость.

— Мел моя соседка, а не то, что ты подумал. Она уехала домой, у ее мамы день рождения.

— А я ничего и не подумал, — спокойно отозвался, он, приводя ее еще в большую ярость, и тут же добавил: — Так, значит, кроме нас, здесь никого нет?

— Я уже взрослая, — съязвила Кейт. — Мне не нужны няньки.

— Где твоя спальня? — все так же бесстрастно осведомился он, как будто речь шла о пачке молока.

— Что?! — вспыхнула Кейт.

— Я не маньяк, Кейт, — снисходительно проговорил Джек, — а твой врач. Я хочу, чтобы ты пошла наверх, переоделась и легла в постель, пока я приготовлю тебе чашку чаю. Ты ведь пьешь чай? Или, может, предпочитаешь горячее молоко?

— Чай, — огрызнулась Кейт. — И я сама в состоянии его приготовить. К тому же я не хочу спать.

— Не спорь, дорогая. Я не уйду, пока не буду уверен, что ты легла спать. Тем более кто-то должен сделать тебе холодный компресс, иначе глаз долго не пройдет. Кухня там, правильно? — Он махнул рукой в сторону гостиной.

Кейт вздохнула.

— По коридору направо. Я прилягу на диван. — Она включила свет в гостиной и уселась на диван. — Так и быть, выпью твой чай и пойду спать, если ты настаиваешь. У меня всего лишь синяк.

— У тебя легкое сотрясение, Кейт, — спокойно ответил он. — Ты невероятно строптивая женщина, тебе говорили об этом?

Она тихо хмыкнула. Когда Джек вернется с чаем и компрессом, она расскажет ему о Брендане.

И почему она так терпелива с Джеком? Этот человек хладнокровно довел ее сестру до самоубийства. Она, Кейт, поклялась ненавидеть его до конца своих дней. Только у нее почему-то не получается ненавидеть его. И более того, он вовсе не казался ей безжалостным негодяем, каким изображал его отец.

Несмотря на свое положение, Джек даже не похож на честолюбивого человека. Он так и остался тем таинственным героем, которого Кейт когда-то встретила на пляже, ее спасителем, и она должна быть ему благодарна.

«Подумай о Шарлотте», — подсказал ей внутренний голос. Ведь Джек не проявил никакого сострадания к ее сестре, а это непростительно.

Кейт слышала, как он гремит посудой на кухне.

— Тебе помочь? — крикнула она.

— Я справлюсь сам, не вставай! — приказал он.

Кейт закрыла глаза. И все же Джек такой нежный, такой мужественный… Разве мог этот человек довести кого-то до самоубийства?

— А вот и я, — раздался его голос.

Он поставил поднос с чайником и чашками на столик, протянул ей небольшую салфетку, смоченную водой.

— Приложи к глазу, — велел он. — Сахар?

Кейт покачала головой.

— Я не пью чай с сахаром, — машинально объяснила она. — Но все равно, спасибо. Наверное, я выгляжу ужасно…

Джек удивленно вскинул брови.

— Ты что, не видела? — Он улыбнулся. — Большинство женщин уже давно бы потребовали зеркало. Твой глаз действительно выглядит ужасно, но не волнуйся, ты все равно очень красива.

Кейт едва не поперхнулась. Джек присел рядом с ней и невинно поинтересовался:

— Как прошло твое занятие у Селвина?

Вопрос застиг ее врасплох. Она глянула на него и в ту же секунду поняла, что ее подозрения полностью оправдались.

— Это был ты! — выпалила Кейт, не выдержав.

— А ты узнала? — деланно изумился он. — Прошло столько времени… Так, так…

Кейт мучительно покраснела и отвела глаза. Все обстояло еще хуже, чем она предполагала.

— Значит, ты признаешь, что позировал обнаженным? Известный, всеми уважаемый нейрохирург в свободное время занимается эксгибиционизмом… Думаю, комиссия по врачебной этике заинтересуется этой информацией…

Ласковая улыбка в момент превратилась в сардоническую.

— Я ничего не признаю. Если хочешь распускать обо мне слухи, пожалуйста… Можешь даже показать свой набросок своим коллегам. Только никто тебе не поверит. «Известный, всеми уважаемый нейрохирург в свободное время занимается эксгибиционизмом»… Это же отличный заголовок для любой бульварной газетенки! — Он рассмеялся. — Все подумают, что ты влюбилась в меня, Кейт.

Неужели? Кейт представила себе реакцию Эллы и Джорджии и других ординаторов… Джек прав: именно так они и подумают.

— Можешь не беспокоиться на этот счет, — уверила она. — Я не собираюсь распускать грязных сплетен. Я буду нема, как рыба. Но, конечно, если ты меня к этому не вынудишь, распуская в свою очередь сплетни обо мне…

— Сплетни о вас, доктор Смит? С чего вы взяли, что я стану делать это?

Действительно, с чего она взяла? Он слишком серьезен, чтобы заниматься чем-то подобным.

— Позволь полюбопытствовать, Кейт, — вдруг начал он, — ты узнала меня как художник или как женщина?

Кейт едва не опрокинула на себя чашку с чаем.

— Исключительно как худ-дожник, — ответила она, заикаясь.

— Ты ув


убрать рекламу




убрать рекламу



ерена, Кейт? — Его взгляд скользнул по ее лицу. — Но я смутил тебя, не так ли? Знаешь ли, — добавил он, — я несколько по-другому представлял себе Кейт Уоррен-Смит. Но ты ведь предпочитаешь, чтобы тебя называли доктор Смит? В этом ты вся. Не желая быть тенью сестры или отца, ты следуешь своей собственной путеводной звезде. Ты удивительный человек, Кейт.

Она вся сжалась, не понимая, с чего вдруг он осыпает ее комплиментами.

— Тебе небезразличны люди. Я видел, как ты работаешь, как общаешься с коллегами… Ты замечательный врач. Должно быть, ты похожа на свою мать. Она ведь тоже работает в приемном отделении?

Кейт кивнула.

— Я бы очень хотела походить на нее. Она потрясающая, всегда всех прощает…

«Только отец никогда этого не ценил», — добавила она про себя.

Тень огорчения легла на ее лицо. Теперь родители снова соединились, однако между ней и Джеком все еще стоит загадочная смерть Шарлотты. Даже если бы не было Брендана, им нельзя быть вместе.

— Как бы мне хотелось, чтобы все было по-другому, — тихо сказал Джек.

Кейт вздрогнула. Он теперь совсем близко, такой обаятельный, нежный, сильный…

— Что ты такое говоришь? — прошептала она.

— Неужели твоя сестра будет вечно стоять между нами, Кейт?

У нее пересохло во рту, и, прежде чем она осознала, что происходит, его пылающие губы коснулись ее обнаженной шеи.

— О, Джек, — простонала она.

— Подожди, Кейт, я должен кое-что сказать… Было время, до того как ты узнала, кто я, до того как я поцеловал тебя… В тот момент я… — Он запнулся на мгновение. — Кейт, мы ведь оба понимаем, что с нами происходит. Это волшебное чувство. Может, ты… снова станешь прекрасной беззаботной русалкой, которую я поймал в морской пучине… Может, мы все начнем сначала? — И не дожидаясь ответа, он поцеловал ее. У Кейт закружилась голова, тело обмякло. Ощущение какого-то всепоглощающего счастья охватило ее. Когда поцелуй закончился, Джек сказал: — Ты ведь тоже это чувствуешь, Кейт… У нас еще есть надежда… Если мы отпустим прошлое…

Надежда? Кейт дернулась в его объятиях.

— О, Джек, — зарыдала она. Ее руки лихорадочно обхватили его голову, метнулись к плечам, губы страстно целовали его глаза, рот. — Я не должна была позволять тебе целовать меня… Я не могу… Мы не можем… Джек, через две недели я выхожу замуж!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Он побледнел, в его глазах промелькнуло странное выражение. На мгновение ему показалось, что он ослышался. Какая чудовищная нелепость — так не бывает! Он замер, уставившись невидящими глазами на Кейт.

— Ты не носишь кольца, — наконец сказал Джек. — Ты ведь не стала бы так обманывать меня, только чтобы оттолкнуть? — внезапно оживился он.

Кейт качнула головой, по ее лицу струились слезы.

— Это правда, Джек, — тихо ответила она. — Я отдала кольцо ювелиру, чтобы уменьшить. Я должна была забрать его сегодня, но забыла.

Произнеся это, Кейт сама ужаснулась собственным словам. Звучит совершенно абсурдно — она забыла забрать собственное обручальное кольцо.

Джек тоже обратил на это внимание.

— А про жениха ты не забыла? — спросил он, саркастически усмехаясь.

— Прости, Джек, — шептала Кейт, — я… хочу, чтобы мы стали друзьями…

Его лицо превратилось в маску.

— Так кто же счастливчик? — с издевкой поинтересовался он. — Какой-нибудь суперспециалист в области кардиохирургии вроде твоего отца? Или, возможно, твой коллега по приемному…

— Он не связан с медициной. Я бы никогда не вышла за врача, — сказала Кейт.

Джек побледнел еще сильнее. Что это — удивление? Недоверие? Ревность?

— Уверен, что родители одобряют твой выбор, — цинично проговорил он.

Кейт тихо всхлипнула. Если бы ее родители могли забыть, что из-за него погибла Шарлотта, если бы она сама могла об этом забыть…

— Значит, ты выходишь замуж… — снова усмехнулся он. — Забавно, что ты не упомянула об этом раньше. Дождалась, пока я выставил себя полнейшим идиотом, чтобы унизить меня.

— Это не так, Джек… — возразила Кейт. — На работе почти никто не знает, что я выхожу замуж. Я не хочу смешивать личную жизнь с работой. Я…

— Сейчас ты не на работе, — отрезал он. — Так что просвети меня. Если он не врач, тогда кто же? Удачливый финансист? Известный политик? Или, может быть, нефтяной магнат?

— Он бухгалтер, — еле слышно проговорила Кейт. — Он очень славный…

— Ах! — кивнул Джек. — Теперь мне понятно. В отличие от меня он никогда не обидит бедную девушку. Я негодяй и мерзавец, он герой, порядочный человек! Наверное, он ваш семейный бухгалтер?

— Он никоим образом не связан с моей семьей. У него свой бизнес, маленький офис в пригороде.

— Тогда как же ты с ним познакомилась, милая?

— В больнице. Я проходила практику в ортопедии. Он попал в автомобильную аварию и сломал ногу, провалялся в больнице несколько недель…

— Неужто связь с пациентом? А как же пресловутая врачебная этика?

— Я не… Я имею в виду… Мы подружились, только и всего. У нас общая страсть и…

— Общая страсть? Интересно, и что же это такое?

— Я хотела сказать, общие интересы, — поправилась Кейт.

— В чем же? В искусстве? Рисуете друг друга голыми?

Кейт нахмурилась.

— Брендан не разбирается в искусстве.

И она никогда не видела его обнаженным.

— Тогда вы, наверное, заядлые пловцы…

— Брендан ненавидит пляжи… Он не может загорать, потому что у него очень чувствительная кожа. Джек…

— Не надо, не порть мне веселье. Значит, вы любите быструю езду и спортивные автомобили…

— Брендан… очень спокойный водитель. Он… Ты смеешься надо мной, Джек, ты причиняешь мне боль…

— Смеюсь? Что ты, моя дорогая! Я лишь пытаюсь тебя развеселить. Разве Брайан, или как там его, этого не делает?

— Его зовут Брендан.

Кейт опустила голову. В одно мгновение герой ее снов Джек превратился в жестокого, насмешливого Джонатана Сэвэджа.

— Так как, — не отставал Джек, — разве твой Брендан не веселит тебя? Держу пари, он чертовски забавный парень!

Кейт закусила нижнюю губу. В голосе Джека звучала насмешка. Что ж, здесь он не ошибся. Конечно, Брендан и Кейт иногда хохотали вместе, но он никогда специально не смешил ее. У Брендана вообще отсутствовало чувство юмора, он был слишком серьезным, чтобы потешаться над какими-то глупостями.

Нет, ей не следует сравнивать его и Джека. Это не приведет ни к чему хорошему. Их просто нельзя сравнивать, ни физически, ни… Особенно физически. Они не похожи, как Давид и Голиаф. Невысокий, плотный Брендан во всем превосходит Джека. По всему видно, что он отличный парень — добрый, надежный, нетребовательный…

А Джек… Джек — мерзавец.

— Может, хватит паясничать? — холодно осведомилась Кейт, глядя на него из-под ресниц. — Ты все равно не догадаешься, что общего у нас с Бренданом. Мы оба любим Барбару Стрейзанд.

В ответ Джек оглушительно расхохотался.

— Стрейзанд? «Смешную девчонку»? Что ж, ты права, я бы ни за что не угадал. Должно быть, когда ты щупала ему пульс, вы напевали: «Ты не даришь мне цветов» или «Вечно молодые». Как же там…



Любовь не может быть обузой,
ею дышишь жадно на заре.
Мне ты, один лишь ты мне нужен,
а я нужна, нужна тебе.
Любовь — цветок под зимним снегом,
и ждет он солнечные дни,
чтоб насладиться тем же светом,
что даришь по утрам мне ты… 

— без запинки пропел Джек.


Кейт застыла от негодования. Да что он себе позволяет?

— Мы никогда не пели вместе, — неохотно призналась она. — Нам просто нравятся слова, нравится музыка, только и всего. И мы отлично проводим время вместе.

— Рад за вас, — неожиданно серьезно произнес Джек, огонек веселья вдруг погас в его глазах. — Значит, у вас обоюдная страсть к творчеству Барбары Стрейзанд и друг к другу тоже, я надеюсь? Кстати, а где твой жених? Он разве не ночует у тебя, пока твоя соседка в отъезде?

— Нет, не ночует, — отрезала Кейт.

Даже если бы она предложила Брендану остаться, он наверняка счел бы это дерзостью. Брендан был моралистом. Он и поцеловать-то ее не смел, пока не надел кольцо на палец. И уж, разумеется, никакого секса до свадьбы. Брендан очень боялся, что не сможет контролировать себя и все зайдет слишком далеко, поэтому почти не прикасался к ней.

— Мне казалось, ты собирался домой, — напомнила Кейт. — Я в порядке, Джек, и я очень хочу спать.

Он тихо хмыкнул.

— С удовольствием препровожу тебя в кровать, — сказал он.

Кейт отодвинулась от него и резко встала, хотя тут же пожалела об этом. Голова закружилась, она потеряла равновесие, и Джек едва успел ее подхватить.

— Все хорошо, — пробормотала она. — Я просто быстро встала…

— Ничего тут хорошего нет, — констатировал Джек и повелительно добавил: — Я отнесу тебя в спальню, не спорь.

В нем снова заговорил врач, хладнокровный профессионал. Он понес ее в спальню, сохраняя при этом абсолютно непроницаемое лицо. Кейт смирилась с неизбежным и не сопротивлялась. Прежде чем опустить ее на кровать, он вдруг сказал изменившимся голосом:

— Тебя ведь все еще влечет ко мне, Кейт. Невзирая на твою сестру. Невзирая на твоего отца. Невзирая на твою скорую свадьбу…

У нее перехватило дыхание.

— Ты рехнулся! — воскликнула она. — Отпусти меня! — Она принялась яростно сопротивляться. — Отпусти, иначе я закричу… И вызову полицию…

— Не бойся меня, Кейт, — почти прошептал он. — Бойся себя.

Кейт замолчала и выжидающе посмотрела на него. Что он имеет в виду?

— Ты сообщила отцу о моем приезде? А жениху сказала? Ты рассказала Брендану о том, что мы вместе работаем, и о том, как мы познакомились пять лет назад?

— В моей семье не принято упоминать имя Джонатана Сэвэджа, — зло ответила Кейт. — К тому же отца нет в городе. Он уехал на семинар в Гонконг и не вернется до конца недели.

— Я так и думал, что ты никому ничего не скажешь, — безапелляционно заявил Джек. — Но я не верю, что ты не рассказала обо мне жениху только потому, что в вашей семье запрещено упоминать мое имя. — Он замолчал на мгновение, а потом продолжил: — Я больше не Джонатан Сэвэдж, Кейт. По крайней мере не тот Джонатан Сэвэдж, которого вы себе представляли. — Он горько усмехнулся. — Я доктор Джек, ассистент нейрохирурга в больнице Святого Марка. В больнице, в которой ты тоже работаешь, так что привыкни к этой мысли, Кейт.

— Почему ты не можешь держаться от меня подальше! — взмолилась она.

— Это тебя беспокоит? — ласково поинтересовался он. — Почему ты боишься меня? Почему дергаешься каждый раз, когда я прикасаюсь к тебе? Почему отвечаешь, когда я целую тебя? — Кейт открыла было рот, чтобы возразить, но Джек опередил ее: — Хорошо, возможно, сейчас твой рассудок затуманен, ты не отдаешь себе отчета в своих действиях. Возможно, ты скучаешь по своему жениху и тебе показалось, что я — это он. Ладно. Сладких тебе снов, Кейт! — Он опустил ее на кровать. — Я уже ухожу.

И Джек вышел из комнаты, через полминуты хлопнула входная дверь. Кейт уткнулась лицом в подушку.

Сладкие сны? После всего этого?

Всю ночь она ворочалась, пылая не то от температуры, не то от одолевавших ее мыслей, и только под утро забылась тяжелым беспокойным сном.


Проснувшись в субботу утром, Кейт первым делом подошла к зеркалу. Глаз больше не болел, да и отек почти спал. Она не чувствовала никакого недомогания — все как рукой сняло.

И только странная ноющая боль сковала ей сердце.

Она всего лишь скучает по Брендану. И Мелани нет рядом… А Брендан мог бы и позвонить, хотя бы чтобы просто сказать, как он любит ее. Но Кейт знала, что Брендан ни за что не позвонит. Он думает, что она работала допоздна и, значит, проспит до обеда, а к тому времени он уже будет любоваться своими драгоценными марками на выставке-ярмарке.

Кейт позавтракала йогуртом, тостами, свежими фруктами и кофе, приняла ванну, надела джинсы и топ и принялась за рисование. Уделив пару часов работе, она начала собираться на обед к родителям, решив по дороге заехать к ювелиру. Она как раз убирала портрет Мелани, который хотела подарить ей, когда позвонили в дверь.

Кейт застыла с кистью в руке… Нет, неужели Джек?! Она же ясно дала понять, что не хочет больше его видеть… Скорее всего, это почтальон или мама. Она решительно направилась к двери и распахнула ее.

На пороге стоял Джек Сэвэдж и приветливо улыбался.

— Д-доктор Сэвэдж, — запнулась Кейт, разглядывая его загорелое лицо.

Джек был одет по-спортивному и, видимо, только что совершил небольшую пробежку.

— Я возвращался с теннисного корта и решил тебя навестить.

— Ты… выиграл? — не зная, что сказать, спросила Кейт.

— Выиграл три сета и проиграл два. Попался сильный противник.

— Поздравляю, — буркнула Кейт.

— Как ты себя чувствуешь? Вчера ты была слегка не в себе, но это понятно: у тебя ведь сотрясение мозга, — снисходительно заметил он.

— Да… Мне действительно было дурно вчера. Но сейчас все отлично. Я работала. — Она взмахнула кистью.

— А твой жених разве не пришел оказывать тебе моральную поддержку?

Кейт покраснела и перевела разговор на другую тему.

— Я сегодня проспала, — затараторила она. — Так что мне пора ехать к маме, потому что нужно продумать, как рассадить гостей на свадьбе…

— Как твой глаз? Не болит? — перебил Джек.

В эту секунду зазвонил телефон.

— Тебе пора… — начала Кейт.

— Пойди и возьми трубку, — приказал Джек. — Я подожду.

Кейт закусила губу и повиновалась. Джек вошел в дом и захлопнул за собой дверь.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

— Я слушаю, — ответила Кейт.

— Кейт? — раздался голос Брендана.

— Дорогой! — воскликнула она. — Как я рада тебя слышать! Как дела? Как выставка?

— У нас перерыв. Все просто восхитительно. А ты как? У тебя какой-то странный голос…

— Нет-нет, все в порядке. Правда, вчера один пациент подбил мне глаз, но сейчас уже все хорошо. Даже синяка почти не заметно.

— Надеюсь, до свадьбы заживет?

Похоже, Брендана больше волновало, как она выглядит, а не как себя чувствует. И никакой взволнованности в голосе с его стороны, как будто все в порядке вещей.

— Уверена, что заживет, — тихо ответила она. — Немного тонального крема — и никто ничего не заметит.

— Что ж, очень на это рассчитываю. Мне пора, дорогая. Я звоню, чтобы предупредить, что не вернусь домой в воскресенье вечером, как планировал. Я прилечу только в понедельник утром. Меня пригласили на торжественный ужин по поводу закрытия выставки, я не могу отказаться. Ты не против?

— Конечно, — упавшим голосом произнесла Кейт. — Можешь остаться еще на ночь, если хочешь. Я люблю тебя, — выдохнула она.

— Я тебя тоже, — несколько равнодушно отозвался Брендан. — Мне пора бежать. Пока!

И прежде чем Кейт успела еще что-то сказать, он повесил трубку.

Джек стоял рядом и слышал каждое ее слово.

— Твой жених, полагаю? — спросил он. — Значит, его нет в городе и сегодня ты его не увидишь… — елейным голосом проговорил он.

— Брендан уехал на филателистическую ярмарку в Мельбурн, — объяснила Кейт. — Он позвонил, чтобы узнать, как у меня дела.

— Филателистическую ярмарку? — Джек снова потешался над ней. — Звучит устрашающе. Ты ведь не разделяешь страсть своего жениха к маркам, не так ли?

Кейт скорчила гримасу.

— У него могут быть и свои интересы, — твердо сказала она. — Множество людей находят филателию захватывающим занятием.

Даже ее лучшая подруга Мелани собирала марки!

— Согласен. Значит, твой жених увлекается филателией и сходит с ума по Барбаре Стрейзанд, — заключил Джек. — Видимо, он очень страстный человек. Я прав?

— Ты зачем пришел? — довольно грубо спросила Кейт. — У меня много дел.

— У меня тоже, так что давай пройдем в комнату. Там нам будет гораздо удобнее.

И Джек решительно направился в гостиную.

— Как хочешь, — пожала плечами Кейт и последовала за ним.

Джек подошел к мольберту и стал бесцеремонно рассматривать портрет Мелани.

— Кто это? — деланно изумился он. — Неужели твой жених?

— Очень смешно, — огрызнулась Кейт. — Это Мелани, моя соседка и близкая подруга. Я только что закончила портрет, но, пожалуйста, воздержись от комментариев. Твое мнение меня не интересует.

— Тогда позволь мне осмотреть твой глаз.

В следующую секунду Джек властно прижал ее к себе и заглянул в глаза. Кейт потеряла счет времени. «Подумай о Шарлотте, подумай о Брендане…» — пронеслось у нее в голове, но она уже не могла ни о чем думать.

— Довольно! — воскликнула она и оттолкнула его. — У меня ничего не болит!

— Неужели тебе так противно, когда я дотрагиваюсь до тебя, Кейт? — усмехнулся Джек. — Или наоборот, тебе так сильно нравится, что ты боишься потерять над собой контроль… — Кейт в ярости отпрянула от него. В его глазах полыхнул насмешливый огонек. Похоже, он наслаждался ее реакцией. У него был вид победителя, и в то же время что-то в его взгляде заставило Кейт усомниться в его искренности. — Но мне не следовало этого говорить. Ты ведь почти что замужняя женщина, влюбленная к тому же в своего жениха… Можно я еще раз посмотрю на портрет твоей подруги?

— Да, пожалуйста, только быстро, — буркнула Кейт. — Я спешу.

— Ах да, свадебные хлопоты! Как я мог забыть…

Кейт показалось, что Джек бесконечно долго разглядывает ее работу. Неужели ему не понравилось?

— Очень привлекательная девушка, — наконец сказал он.

— Ты не в ее вкусе! — выпалила Кейт и тут же пожалела о сказанном. — Мелани прелестна, — согласилась она, — но она не заслуживает, чтобы ты разбил ей сердце, как всем остальным…

— Кому остальным?

Кейт, побледнев, хотела напомнить ему о Шарлотте, но в это время снова зазвонил телефон.

— Похоже, твой Брен действительно страстный парень. Два звонка за десять минут…

Кейт схватила трубку, от всей души надеясь, что Джек прав, но…

— Привет, Кейт, рад, что застал тебя.

— Здравствуй, папа. Как конференция?

— Все в порядке. Кейт, мама не очень хорошо себя чувствует, поэтому я вернулся на день раньше…

— Что с ней? — всполошилась Кейт.

Мать никогда не болела, так что сообщение отца немало встревожило ее.

— У нее сильная головная боль. Я уложил ее в постель, и сейчас она спит, — с неподдельной нежностью в голосе сказал отец. — Я прилетел поздно вечером, как только Эдит позвонила мне. Она не спала две ночи, все мучилась, но никому ничего не сказала. Я думаю, не стоит сегодня тебе приезжать, Кейт. Давай отложим обед до возвращения Брендана.

Отцу нравился Брендан, хотя он и не высказал особого восторга, когда Кейт объявила о своей помолвке. Впрочем, было бы еще хуже, если бы отец узнал о Джеке.

— Не волнуйся, папа, приготовления и обед можно отложить. Но, может, я все-таки приеду…

— Нет, Кейт, ты ничем не поможешь. Маме сейчас необходимы тишина и покой. Да и я буду дома весь день. И обязательно позвоню тебе, если ее состояние изменится.

— Если что, сразу звони мне на мобильный, — попросила Кейт. — У меня дела в больнице, а потом я собираюсь заехать к ювелиру, так что… — Кейт запнулась. — Позвони мне, если маме станет хуже, ладно, пап?

— Хорошо, — тихо сказал отец, и связь прервалась.

Кейт стояла с трубкой в руке, напряженно вслушиваясь в короткие гудки. Что-то было не так. Она поняла это по голосу отца. Он всегда был сдержанным человеком, но Кейт прекрасно знала, как сильно он любит жену. Он взволнован, значит, дела плохи.

— Что-то случилось с твоей матерью?

Кейт вздрогнула. Она совсем забыла о Джеке.

— У нее сильная головная боль, вот и все, — вздохнула она и про себя добавила: «По крайней мере я на это надеюсь».

— Печально слышать, Кейт, — тихо сказал Джек. — Я так понимаю, что теперь ты не поедешь к родителям. Бедняжка. Твоя подруга уехала, жених сидит на какой-то дурацкой выставке… Тебе совершенно некуда податься. Не думаю, что тебе следует оставаться одной.

— Мне нравится быть одной, — возразила Кейт. — У меня есть время, чтобы подумать, насладиться тишиной… К тому же…

— Ты обедала? — Джек не стал слушать ее разглагольствований.

— Ты что, не слушаешь меня? — возмутилась Кейт. — Я хочу побыть одна. И я не голодна, недавно позавтракала.

— Замечательно, значит, тебе предстоит поздний обед.

— У меня дела… — уныло протянула Кейт, чувствуя, что ей не удастся от него отделаться.

— Это я уже слышал. У меня тоже дела. Так что я подвезу тебя к больнице, чтобы ты забрала свою машину. А мне нужно проконсультировать двух пациентов. — Заметив, что она смотрит на его спортивный наряд, он добавил: — Я переоденусь в больнице. А пока я занимаюсь делами, ты можешь съездить к ювелиру и вообще делать все, что тебе заблагорассудится. Я зайду за тобой в шесть, и мы вместе поужинаем, — не терпящим возражений тоном заявил он.

Кейт колебалась.

— Послушай, я не стану тебя задерживать допоздна. И обещаю не приставать. В конце концов, почему ты не можешь поужинать с коллегой, когда все тебя бросили и тебе некуда податься?

— А с чего это вдруг ты тратишь время на чужую невесту? — съязвила Кейт.

— Я не считаю, что проводить досуг с другом это трата времени, — холодно отчеканил Джек. — Ты сама сказала, что хочешь, чтобы мы остались друзьями. Вот я и предоставляю тебе такой шанс. Мы просто друзья.

Кейт потеряла дар речи. Что это с ним? У него с головой все в порядке? Кажется таким серьезным и искренним… Во всем этом несомненно есть какой-то подвох, может, она чего-то не понимает… И все же ей следует согласиться, иначе он заподозрит…

А что он, собственно, может заподозрить? Что она его любит? Какая нелепость…

— Я не могу идти в ресторан с синяком под глазом… — проговорила она. — Вдруг я встречу кого-то из знакомых? Они подумают, что это Брендан меня ударил…

— Ты врач, — хохотнул Джек. — Наша профессия не обходится без травм. К тому же синяка почти не видно. А теперь быстро переоденься, возьми свою сумочку и пошли. Не люблю опаздывать.


Пока они ехали в больницу, Кейт искала благовидный предлог, чтобы отказаться от ужина, и наконец придумала. Сама идея провести вечер с Джеком внушала ей ужас.

— Спасибо, что подвез, Джек, — поблагодарила она, когда они въехали на стоянку больницы. — Но в ресторан я не пойду. Хочу съездить домой и приготовить родителям ужин. Мама не в состоянии это сделать, а отец не ведает даже, где находится кухня. Он себе и кофе сварить не сможет.

— Мне казалось, у твоего отца есть экономка или…

Кейт насторожилась. Неужели Шарлотта так много рассказывала ему о семье?

— Он держал прислугу, только когда они с мамой жили отдельно друг от друга. Теперь она приходит очень редко… — солгала Кейт.

— Кейт, воспользуйся мобильным и немедленно позвони отцу. Предупреди, что собираешься приехать. Если он согласится, замечательно, если нет — твоя судьба провести вечер со мной.

— Ладно, — неохотно согласилась она и набрала знакомый номер.

— Да? — ответил отец после первого же гудка. Наверное, сидел у телефона, чтобы звонок не разбудил мать.

— Папа, это я. Как мама?

— О, Кейт, я как раз собирался тебе звонить. Ей стало хуже. Намного хуже. Я везу ее в больницу.

— В больницу? — Кейт побледнела. — В Центральную? Папа, я сейчас же поеду туда…

— Нет, я везу ее к вам. Я только что говорил с Магнусом Бэрратом. Он приедет специально, чтобы осмотреть маму и сделать кое-какие анализы. — Анализы? Кейт похолодела. Магнус Бэррат… Ведь Джек его ассистент. А отец еще ничего не знает. — В больнице Святого Марка лучшие нейрохирурги. К тому же я знаком с Магнусом лично. Это просто мера предосторожности, Кейт, не волнуйся. Я всего лишь хочу, чтобы ее осмотрел лучший врач. Возможно, это обыкновенная анемия, вызванная переутомлением. Ты сейчас на работе?

— Я приехала забрать машину. Я подожду вас, папа.

— Только не паникуй, Кейт. Поезжай по своим делам, а я позвоню тебе, как только что-нибудь прояснится. Твоя мать будет в надежных руках.

В трубке раздались короткие гудки. Кейт стояла, не в силах даже пальцем шевельнуть. Если отец решил отвезти маму в больницу, да еще и вызвал доктора Бэррата, значит, все действительно серьезно.

— Твоей матери хуже? — обеспокоенно спросил Джек. Кейт тупо кивнула. — Отец везет ее сюда? — нахмурился Джек, как будто его тоже беспокоило состояние матери Кейт.

А может, он волновался из-за ее отца, которого скорее всего боялся. Кто знает, как отреагирует Честер Уоррен-Смит, если столкнется с человеком, по вине которого погибла его любимая дочь?

— Да, — с трудом проговорила она. — Головная боль усилилась, и папа хочет, чтобы маму осмотрел доктор Магнус Бэррат. Он специально приедет, чтобы провести обследование.

Дрожь пробежала по всему телу Кейт. Теперь она была почти уверена в том, что ее мать серьезно больна.

— В таком случае твоя мама в хороших руках, — заверил ее Джек. — Будем надеяться, что все обойдется.

Кивнув, Кейт стиснула кулаки, пытаясь унять дрожь в руках. А через секунду Джек обнял ее, и она ощутила небывалое спокойствие, как будто в его объятиях была защищена от любых невзгод.

— Спасибо, что подвез, Джек. Ты был так добр ко мне…

Не говоря больше ни слова, она пошла прочь.

— Для чего же тогда друзья? — бросил ей вслед Джек. — Ты собираешься ждать родителей в больнице?

— Нет, папа не хочет, чтобы мама меня видела, так что я вернусь примерно через час.

«Хочет папа того или нет», — добавила она про себя.

Хватит отодвигать ее на задний план. Она тоже врач и разбирается в медицине не хуже своего отца с одной лишь разницей, что он преуспевающий кардиохирург, а она скромный ординатор приемного отделения.

Сейчас она съездит к ювелиру, заберет обручальное кольцо, а потом заскочит в обувной магазин, чтобы купить туфли к свадебному платью. Если что, отец позвонит ей на мобильный.

— Джек, — окликнула она, — если встретишь моего отца… Я ничего не говорила ему о тебе, о том, что ты здесь работаешь. Он может быть шокирован…

— Я думаю, сейчас неподходящее время устраивать скандалы. — Джек пожал плечами. — Мы оба профессионалы, Кейт, а профессионалы не позволяют эмоциям взять верх над разумом. Этому нас учили в колледже, помнишь?

Кейт не ответила и пошла дальше.

— Бессердечный, черствый сухарь! — бормотала она себе под нос. — Такой же, как отец, — думаешь только о своем профессионализме и больше ни о чем…

— Если я скрываю свои чувства, это вовсе не значит, что у меня их нет, — раздался рядом голос Джека.

Кейт вздрогнула. Она и не заметила, что он идет около нее. А что, если он говорит правду? Вдруг он тоже переживал, когда умерла Шарлотта, просто не показывал этого?

— Иногда мы проявляем свои истинные чувства слишком поздно, — прошептала она.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Через час Кейт уже снова была в больнице. Зайдя в лифт, она нажала на кнопку седьмого этажа, где располагалась нейрохирургия. На пятом этаже в лифт вошел Джек.

— Джек! — воскликнула Кейт. — Ты все еще здесь! Ты видел доктора Бэррата? — набросилась на него она. — Тебе что-нибудь известно?

— О твоей матери? Кажется, она пока на обследовании. Спроси доктора Бэррата, ему известно гораздо больше.

Голос Джека звучал как-то странно. Он наверняка что-то знал, но не хотел говорить. Впрочем, возможно, это вопрос врачебной этики — ведь мать Кейт была пациенткой Магнуса.

— Ты видел отца? — спросила Кейт.

Губы Джека искривила горькая усмешка.

— Да, мы встретились. Как видишь, твой отец не разорвал меня на части, хотя, очевидно, ему очень хотелось. Скажи, а ты бы хоть чуточку расстроилась, если бы это случилось?

Кейт сделала вид, что не слышала вопроса.

— Что он говорил? Вспомнил Шарлотту? Или… Он спросил, виделся ли ты со мной? Что ты сказал ему?

Джек пожал плечами.

— Он удивился, увидев меня здесь, потому что предполагал, что я собираюсь стать кардиохирургом.

— Ты объяснил ему, почему выбрал нейрохирургию? — осторожно поинтересовалась Кейт.

— Я сказал, что кардиохирургов и так достаточно много…

У Кейт перехватило дыхание. Заявить такое Честеру Уоррену-Смиту равносильно самоубийству. Это же словно помахать красной тряпкой перед быком. И почему Джек не сказал, что нейрохирургия просто показалась ему более интересной?

Она-то надеялась, что он извинится перед отцом, покается в содеянном.

— Отец, должно быть, был в восторге, когда услышал такое, — саркастически засмеялась Кейт. — Как же он отреагировал?

— Никак. Вмешался Магнус, — ответил Джек, выходя из лифта. — Он заявил, что хочет сделать меня своим преемником. А потом мы переменили тему разговора.

Кейт напряглась. Джек повернулся к ней и, прежде чем войти в свой кабинет, произнес:

— Держись, милая.

Его слова эхом прозвучали в голове Кейт. Она поняла, что ей следует готовиться к худшему.


Новости были дурными. Ужасными. У матери обнаружили опухоль мозга, которая очень быстро увеличивалась. Требовалась срочная операция. Магнус Бэррат сказал, что только так можно попробовать с


убрать рекламу




убрать рекламу



пасти жизнь ее матери.

Можно попробовать спасти… Кейт знала, что означают эти слова, потому что сама не раз их произносила. Это значит, что шансов почти нет.

Следующие несколько часов промелькнули словно в полусне. Кейт сидела рядом с отцом и смотрела на него. Он казался спокойным. И если бы не мертвенная бледность, которую не скрывал даже загар, невозможно было догадаться, что его что-то беспокоит.

Но Кейт слишком хорошо знала отца. Она видела, как лихорадочно блестят его глаза, как едва заметно дрожат руки, как срывается голос…

Отец был в ужасе. Доктор Бэррат не стал их обнадеживать. Он сказал, что, даже если опухоль окажется доброкачественной, мать Кейт может не перенести операции. Он сказал, что они должны быть готовы ко всему. Если миссис Уоррен-Смит выживет, она может остаться парализованной на всю жизнь, может никогда не прийти в себя. Если выживет…

Кейт даже думать боялась, что мать может умереть. «Она сильная, — убеждала себя девушка. — Она справится».

Когда ее увозили в операционную, женщина сжала руку мужа и проговорила, превозмогая боль:

— Не переживай, милый, Магнус обо мне позаботится. Просто помни: я люблю тебя. Всегда любила и буду любить. А ты, Кейт, — обратилась она к дочери, — не забывай, что тебя я тоже люблю. Нам с папой так повезло, что у нас есть ты…

— Нет, это нам с папой повезло, что у нас есть ты, — попыталась улыбнуться Кейт.

Когда она наклонилась, чтобы поцеловать мать, та прошептала:

— Позаботься об отце, Кейт. Обещай мне, что позаботишься о нем.

— Обещаю, — ответила девушка, глотая слезы.

— Что бы ни случилось, — продолжала мать, — не отменяй свадьбу, дорогая. Но только если ты действительно любишь Брендана. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

Что за странные слова — «если ты действительно любишь Брендана»? Но у Кейт не было времени, чтобы спросить, что имела в виду мать.

— Я люблю тебя, мамочка, — сказала она. — Ты поправишься.

Потом ее увезли в операционную, а Кейт сидела в коридоре, и в голове у нее была одна-единственная мысль: «Я не могу ее потерять. Я этого не вынесу. Я не могу потерять и ее».

Кейт посмотрела на отца и подумала, что они никогда еще не были так близки. После смерти Шарлотты отец замкнулся в себе, он никогда не говорил о том, что чувствует, о своей боли, он лишь изливал всю свою ненависть на Джонатана Сэвэджа.

Кейт взяла отца за руку и тихонько сжала ее.

— Мама в надежных руках, — сказал он, отвечая на рукопожатие. — Магнус — лучший нейрохирург в стране.

Кейт кивнула. Она знала, что вызвали также лучшего анестезиолога, что каждая медсестра, присутствующая в операционной, имела отличные характеристики, что доктору Бэррату ассистировал сегодня молодой и необычайно талантливый Джек Сэвэдж…

Отцу Кейт претила мысль, что от ненавистного ему Сэвэджа в какой-то степени зависит жизнь его жены, но он ничего не мог с этим поделать.

«Господи, помоги Джеку, — молилась про себя Кейт. — Если он допустит хотя бы малейшую оплошность, папа сотрет его в порошок».

Прошел час, за ним другой, потом третий. В начале четвертого часа из динамиков внезапно зазвучал знакомый призыв:

— Код «Синий», пятая операционная! Код «Синий»! Код «Синий»! Пятая операционная…

Кейт вздрогнула и похолодела. Ее мать оперируют именно в пятом блоке. А «Синий» означает остановку сердца…

— Господи, Эдит умирает! — воскликнул Честер, вскакивая. — Я должен пойти к ней!

— Папа, тебя не пустят! Туда нельзя! — Кейт указала на бегущих к операционной врачей и медсестер. — Они знают, что делают.

— Там моя жена, черт возьми! Я кардиохирург, я могу ей помочь! Я должен туда пойти!

— Тогда я с тобой! — Кейт бросилась вдогонку за отцом.

Когда они вбежали в пятый блок, их остановила медсестра.

— Туда нельзя, — строго сказала она.

— Вы знаете, кто я? — взревел Честер. — Там моя жена! У нее остановка сердца!

— Вы ошибаетесь, сэр, — перебила его медсестра. — Остановка сердца у доктора Бэррата. Он внезапно упал, схватившись за грудь. Его перенесли в соседнюю операционную, и там у него случилась остановка сердца. В данный момент его пытаются спасти…

— Что с моей женой? — побагровел Честер. — Кто ее оперирует? Вы понимаете, какая это серьезная операция? Может, стоит ее отложить…

— Доктор Уоррен-Смит, вы, вероятно, не в себе. Операция уже идет, ее невозможно отложить. Вашу жену оперирует доктор Сэвэдж.

— Что?! Я не позволю!..

— Доктор Сэвэдж один из лучших нейрохирургов. Ваша жена в надежных руках. А теперь выйдите отсюда. Вам нельзя здесь находиться. Кейт, — обратилась к девушке медсестра, — отведите доктора Уоррен-Смита в кафе… Ему нужно выпить чаю и успокоиться.

— Я не хочу чаю! — рявкнул Честер. — Черт бы побрал Магнуса! Жизнь моей жены в руках этого невежды!

— Джек… Доктор Сэвэдж никакой не невежда, — неожиданно для себя вмешалась Кейт. — Он блестящий нейрохирург. Все так говорят. Он работал в Америке и получил отличные характеристики.

— И он гораздо моложе и выносливее доктора Бэррата, — добавила медсестра. — У него золотые руки, не беспокойтесь, сэр.

— Папа, он прекрасный хирург. Он душой болеет за своих пациентов. Спроси кого угодно. Я знаю, он только недавно вернулся в Австралию, но все в больнице знают, что он лучше доктора Бэррата…

Кейт не лукавила. Она была весьма наслышана о невероятных достижениях Джека и его успехах, о которых писали все медицинские журналы континента. И она от всей души надеялась, что Джек не подведет.

Кейт знала, что даже если ее мать переживет операцию, она может остаться инвалидом, а винить в этом тоже будут Джека.

Из операционной выскочил медбрат, сжимающий в руках герметичную колбочку. Он бегом бросился к лифту. Кейт поежилась. Она понимала, что медбрат спешит к патологоанатомам, которые должны вынести свой вердикт по поводу опухоли.

Что если она окажется злокачественной? Что, если Джеку не удастся ее удалить? Что, если?..

Кейт закрыла глаза и попыталась отогнать дурные мысли.

Минуло еще три часа. Потом пришел какой-то человек из отделения кардиохирургии и сказал, что с Магнусом Бэрратом все будет в порядке. Кейт попыталась уговорить отца сходить проведать Магнуса, сообщить ему, что сердечный приступ, приключившийся с ним во время операции, не нарушил ее хода. Она сказала, что будет гораздо лучше, если Магнус услышит об этом из уст самого Честера.

— Папа, это займет всего пару минут, — говорила Кейт. — Они ведь не разрешат тебе остаться в реанимации больше, чем на минуту.

— Но операция может закончиться в любую секунду… — возражал Честер.

— Ты сейчас же вернешься. Магнус, наверное, волнуется, а ему нельзя нервничать. Я обещаю, что позову тебя, как только будут новости…

В конце концов, Честер согласился и неохотно отправился в реанимацию. Как только отец ушел, Кейт сразу же позволила себе немного расслабиться и поплакать. Сколько же еще придется ждать?


— Вот ты где, милая…

Спазм сжал горло Кейт. Около нее стоял Джек Сэвэдж, бледный, с покрасневшими глазами, облаченный в голубой халат. Кейт вгляделась в его лицо и… Он улыбался!

— С твоей мамой все будет в порядке, — сказал он. — Операция прошла успешно. Она уже очнулась от наркоза, все показатели в норме. Она видит, слышит, чувствует и двигается.

— О, Джек! Джек! Ты гений! — воскликнула Кейт и бросилась ему на шею. — Спасибо, спасибо, спасибо! Я знала, что ты справишься! О, Джек, это так замечательно!

И, прежде чем она успела подумать, что делает, Кейт принялась целовать его лицо. Она осыпала поцелуями его глаза, лоб, подбородок, щеки, губы… Не ожидавший этого Джек тоже обнял ее, его губы ответили на поцелуй.

Кейт забыла обо всем. Сейчас для нее существовал только Джек и ощущение всепоглощающего счастья.

Когда она наконец открыла глаза, то увидела отца.

Озадаченный подобным поведением дочери, он переводил взгляд с нее на Джека и обратно. Сообразив, что Кейт не сдержалась от счастья, он понял, что операция прошла успешно. Непроизвольно губы Честера расплылись в улыбке, и лицо его просветлело.

— Папа, мама в порядке! — закричала Кейт, бросаясь в объятия отца. Она рассказала ему все, о чем только что говорил Джек.

Честер повернулся к Джеку.

— Это правда? — только и спросил он.

— Правда, доктор Уоррен-Смит. Все будет хорошо. Опухоль доброкачественная, и я без проблем ее удалил. Ваша жена полностью поправится, надо только время.

— Спасибо, — после секундного колебания проговорил Честер и протянул Джеку руку. — Могу я ее увидеть? — И он пожал руку человеку, которого так долго ненавидел.

— Конечно, — кивнул Джек. — Ее как раз сейчас переведут в интенсивную терапию. Она спит. Она заснула сразу, как только пришла в себя, так что вы не сможете с ней поговорить, но не волнуйтесь, это совершенно нормальная реакция. Ваша жена спит крепким, здоровым сном, который продлится примерно до утра. После того, как вы увидите ее, я советую вам обоим отправиться домой и как следует отдохнуть. А, вот и миссис Уоррен-Смит…

Кейт побледнела, когда ее взгляд упал на бескровное лицо матери, перевязанную голову. Честер наклонился к жене, поцеловал ее в щеку и последовал за каталкой по коридору.

— Ты поедешь домой или к отцу, Кейт? — спросил Джек, наклонившись к ней. Девушка тупо посмотрела на него. — Я удивлен, что твой жених не приехал, чтобы поддержать тебя, — сардонически усмехнулся Джек. — Он разве не вернулся со своей конференции?

Кейт вздрогнула. Брендан! Она совершенно о нем забыла!

— Он председатель оргкомитета выставки, это очень важно для него, — объяснила она. — К тому же он все равно не смог бы приехать вовремя. Все произошло так быстро… Я не успела ему позвонить, Джек. Моему отцу так нужна была поддержка, что…

— А кто поддержит тебя, Кейт? — понизив голос, спросил Джек. — Если бы ты была со мной, я бы никогда не бросил тебя в беде. Я бы никогда не оставил тебя. Ты была бы самым главным в моей жизни. Я бы делил с тобой твои невзгоды и радости. Я бы любил тебя…

Кейт похолодела. В голосе Джека больше не было издевки. Он говорил так печально, так искренне, что невозможно было сомневаться — все его слова от чистого сердца. Не проронив ни звука, Кейт быстро пошла за отцом.

— Я отвезу тебя домой, папа, — сказала она, догнав его, и взяла за руку.

Оглянувшись, она поискала глазами, но Джек уже ушел. Однако это нисколько не успокоило ее.

Наоборот, Кейт вдруг поняла то, что так долго пыталась отрицать.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда на следующее утро Кейт вместе с отцом приехала в больницу, Джек был уже там. Он ожидал их у входа в отделение интенсивной терапии.

Кейт быстро взглянула на него, пытаясь найти на его лице следы растерянности или смущения, ведь вчера она проигнорировала его признание, но Джек, по обыкновению, был сдержан, невозмутим.

Кейт показалось, что он выглядит слегка уставшим, под глазами синяки, как будто он совсем не спал ночью. Что же могло его так встревожить, чтобы он потерял сон? Может, он волновался за ее мать? Или… он переживал из-за нее, Кейт?

Увидев ее и Честера, Джек приветливо улыбнулся.

— Ваша жена поправляется, доктор, — проинформировал он отца Кейт. — Она недавно позавтракала. Я счастлив, что она так быстро идет на поправку.

— Это замечательно! — обрадовался Честер.

— Сестра Марш проводит вас к ней, — сказал Джек.

— Ты иди, пап, — шепнула Кейт. — Побудь с ней наедине пару минут.

Честер ушел, а Кейт осталась стоять подле Джека.

— Ты хоть немного поспала, Кейт?

Она подняла глаза и посмотрела на него. Как он мог заметить? Даже ее собственный отец не увидел, что она глаз не сомкнула. Впрочем, он редко обращал внимание на такие мелочи, как синяки под глазами. А Джек заметил. Он вообще замечал все, что касалось ее.

Кейт смотрела на него, с ужасом понимая, что не может перестать о нем думать.

Нет, через две недели она выходит замуж! Она не должна об этом забывать.

— О Боже! — тихо простонала Кейт.

— Что стряслось, милая? — встревожился Джек и взял ее за руку. — Ты ведь не беспокоишься больше за маму, она в порядке…

— Я вспомнила про свадьбу! — выпалила Кейт.

— Да? — неожиданно резко произнес Джек. — Ты все еще хочешь выйти замуж? Твоя мать не сможет при этом присутствовать. Она проведет в больнице еще две недели, а потом ей нужен будет специальный уход и…

— Я не знаю, что мне делать! — Кейт в отчаянии поглядела на Джека. — Мама не хочет, чтобы я отменяла свадьбу. Если я ее отменю… или перенесу, она расстроится, решит, что свадьбу отложили из-за нее. Я не хочу, чтобы она огорчалась!

И тут Кейт вспомнила слова, сказанные матерью за несколько мгновений до того, как ее увезли на операцию. «Не отменяй свадьбу… Но только если ты действительно любишь Брендана…» Неужели у мамы тоже были сомнения на этот счет?

Тоже?!

«Нет, я ни секунды не сомневаюсь, что хочу замуж за Брендана!» — твердила про себя Кейт. Если бы Брендан был с ней, если бы он поддержал ее…

— Твоя мама очень мужественная женщина, Кейт, — мягко сказал Джек. — Она потрясающий человек. — Он говорил так, как будто знал миссис Уоррен-Смит раньше. Неужели Шарлотта рассказывала ему? Или Джек просто сделал выводы, основанные на коротком знакомстве? — Я не очень хорошо знаю ее, — продолжал Джек, — однако можно догадаться, как сильно она не хочет, чтобы ты меняла свои планы из-за нее. И я уверен, что в глубине души она бы очень хотела присутствовать на свадьбе дочери, особенно сейчас, когда она будто заново родилась.

А ведь он прав. Она отложит свадьбу на несколько месяцев, подождет, пока мама окончательно не поправится.

— Я поговорю с Бренданом. Он вернется завтра, а пока я не хочу принимать никаких решений.

Джек покорно наклонил голову, согласный с любым ее высказыванием. И Кейт вдруг осенила дикая мысль: как отнесутся ее родители к тому, если она свяжет свою судьбу с Джеком?

— Мне пора к маме, — пробормотала она и поспешно вошла в палату.

Она подождет, пока Брендан вернется со своей выставки, и попросит отложить свадьбу. Он наверняка не будет против. Брендан такой добрый — он все поймет.


Остаток дня Кейт провела у постели матери. Ее отец отменил все свои консультации и взял недельный отпуск, чтобы побыть с женой. Мама Кейт весь день спала, но, проснувшись, была очень рада увидеть мужа и дочь.

Джек заглядывал несколько раз, что удивило Кейт, поскольку это никак не входило в его обязанности. Возможно, таким образом он пытался искупить свою вину перед Шарлоттой?..

Нет, она должна перестать думать о нем! Она должна забыть, что было пять лет назад, должна забыть, что произошло между ним и Шарлоттой. Ей просто следует быть благодарной Джеку за то, что он спас жизнь ее матери.

Ей нужно думать о Брендане, об их совместной жизни, вот только эта мысль сейчас почему-то внушала Кейт ужас.


Она позвонила Брендану из больницы в понедельник утром. Он как раз приехал на работу прямо из аэропорта. Кейт резко прервала его восторги по поводу выставки и рассказала о своей матери.

Брендан был потрясен.

— Она уже поправляется, — поспешила успокоить его Кейт. — Но пока к ней пускают только членов семьи. Она почти все время спит, так что мы с папой сидим с ней по очереди. Мы просто хотим, чтобы она знала, что рядом близкие, любящие ее люди.

— Да, разумеется, — посочувствовал Брендан. — Что же нам делать со свадьбой? — спросил он.

Кейт нахмурилась. Он не спросил: «Почему ты мне сразу не позвонила?», не сказал: «Мне следовало быть с тобой». Он даже не поинтересовался, может ли он навестить будущую тещу! Ведь он фактически член семьи!

Джек так бы не поступил… Ну вот, опять она все сводит к тому, какой Джек замечательный.

— Думаю, нам придется отложить свадьбу, Брендан, — твердо сказала Кейт. — Но давай поговорим об этом при встрече.

— Ладно, — довольно равнодушно отозвался тот.

«Наверное, расстроился из-за того, что придется отложить поездку на Гавайи», — усмехнулась про себя Кейт.

— Пообедаем вместе? — предложил Брендан.

— Не могу, я обещала побыть с мамой. Лучше приезжай ко мне домой после ужина, где-нибудь в половине десятого.

— Мне казалось, мы собирались ужинать сегодня все вместе — ты, я и Мелани.

И почему Брендан такой твердолобый? Неужели до него не доходит, что она устает, что ей сейчас не до дружеских ужинов?

— Ты и Мел можете вместе поужинать, дорогой, — с издевкой произнесла Кейт. — Я отдам ей свое кольцо, и ты сможешь рассказать ей о том, как чудесно ты провел выходные. Ты ведь знаешь, что она тоже помешана на марках. — Брендан молчал, и Кейт уже спокойнее добавила: — Встретимся дома, и все трое обсудим, что делать со свадьбой. Нужно будет отменить церемонию в церкви, послать уведомления приглашенным и отказаться от ресторана.

Кейт надеялась, что Брендан предложит взять часть забот на себя, но она ошибалась.

— Ладно, встретимся вечером, Кейт. Мы с Мел постараемся не опоздать и приедем к тебе сразу после ужина. И передай маме привет от меня.

Кейт смягчилась. В конце концов, его заботило здоровье ее матери, просто он был огорчен, что приходится отложить свадьбу.


— Как я понимаю, ты хочешь перенести свадьбу, — сказал Брендан, когда они собрались втроем, чтобы обсудить создавшуюся ситуацию. — Меня больше всего беспокоит то, что придется отменить поездку на Гавайи. Все уже оплачено, билеты куплены, да и я уже предупредил своих клиентов, что меня не будет две недели…

— А почему бы тебе не провести отпуск здесь? Я, например, так и сделала, — сказала Кейт. Ее разозлило, что Брендан думал о каких-то мелочах. Разве сложно поменять билеты, отказаться от отеля и перенести отпуск? — Через две недели, как раз к тому времени, когда должна была состояться наша свадьба, маму выпишут. Я буду за ней ухаживать. Папа тоже в основном будет дома. Он теперь оперирует только в самых крайних случаях…

Кейт подумала, что Брендан сможет проводить больше времени с ними, получше узнает ее родителей, да и они поближе с ним познакомятся. Можно будет устраивать пикники у бассейна или в саду…

Она выразительно посмотрела на Брендана, но по тому, как он отвел глаза, Кейт поняла, что он чего-то не договаривает.

— Дело не только в билетах, — наконец признался он. — А в том, что через две недели на Гавайях откроется международная филателистическая выставка, которую я планировал посетить…

— Так вот почему ты выбрал Гавайи! — в сердцах воскликнула Кейт.

Не потому, что он хотел провести их медовый месяц в одном из самых романтичных и красивых уголков мира, не потому, что хотел сделать ее счастливой, а потому, что мечтал потешить свою филателистическую страсть и побывать на очередной дурацкой выставке!

— Не только поэтому, — промямлил Брендан. — Я был уверен, что тебе понравятся Гавайи. Ты так любишь солнце. Ты бы даже не заметила моего отсутствия…

Вот здесь он прав. Кейт хотелось отдохнуть, поваляться на пляже, а Брендан ненавидел солнце, так что тот факт, что его не было бы рядом, только бы сыграл ей на руку.

Идеальный медовый месяц: новобрачная нежится на пляже, а ее суженый бродит по каким-то выставкам и разглядывает свои любимые марки!

— Мог бы и предупредить меня, — процедила Кейт и более мягко добавила: — Поезжай сам, я не против. А для медового месяца мы выберем какое-нибудь другое место. В конце концов, можно поехать во Францию…

— Ты серьезно? — оживился Брендан. — Тогда я непременно съезжу. Возможно, даже прихвачу с собой еще одного коллекционера, раз у меня все равно есть лишний билет. — Он посмотрел на Мелани. — Мелли, ты всегда хотела посетить эту выставку. К тому же ты собиралась взять небольшой отпуск сразу после нашей с Кейт свадьбы…

— Да, но… — Мелани мучительно покраснела. — Я не могу поехать.

На ее лице ясно читалось: «Что скажут люди?»

Кейт презрительно поморщилась. В этом была вся Мелани — больше всего на свете ее беспокоило общественное мнение. Что ж, это только сближало ее с Бренданом. И почему это Кейт раньше не замечала, как похожи эти двое?

— Почему нет? — неожиданно для себя вмешалась она. — Тебе не помешает немного расслабиться, Мел. Я сама частенько слышала, как ты говорила, что однажды обязательно съездишь на эту выставку. Это твой шанс. Все уже оплачено. Брендану осталось только поменять люкс для новобрачных на два номера поменьше.

— Да нет, я не могу…

— Глупости! — отрезала Кейт. — Это наш с Бренданом подарок тебе…

— Но ты уже подарила мне портрет… — напомнила Мелани.

— Тоже мне подарок! — рассмеялась Кейт. — Я правда считаю, что ты должна поехать с Бренданом. Вы оба так хорошо ладите… — «Что это я делаю? — подумала она. — Неужто занимаюсь сводничеством? А из меня получилась бы неплохая сваха». Кейт вдруг поняла, что в глубине души надеялась, что эта поездка сблизит Брендана и Мелани, и тогда свадьба вообще не состоится. — Давайте составим список гостей, которым нужно выслать открытки с извинениями, что свадьба переносится, — быстро сказала Кейт, отгоняя прочь непрошеные мысли. — И еще придется позвонить в церковь, в ресторан, в цветочный магазин…

— Не волнуйся, Кейт, — бодро заявил Брендан. — Мы с Мел этим займемся.

Кейт удивленно уставилась на него. Что это, Брендан проявляет инициативу? И почему он так сияет? Потому что его поездка на Гавайи все-таки состоится или потому что с ним едет Мелани?

— Неужели? — недоверчиво протянула Кейт.

— Разумеется, мы обо всем позаботимся, — уверила ее Мелани. — Для чего же еще нужны подружки невесты?

«Для того, чтобы уводить чужих женихов», — улыбнулась про себя Кейт.

Ей вдруг вспомнилось, что Мелани слишком уж часто спрашивала, любит ли Кейт Брендана. Вероятно, это просто дружеское любопытство, но… Мел неравнодушна к Брендану! — внезапно осенило Кейт. И, возможно, съездив с ней на Гавайи, он поймет, что тоже неравнодушен к ней… И тогда…

Тут Кейт поймала на себе испытующий взгляд Брендана.

— Пора спать, — потянувшись, заявила она. — Я так устала… Плохо спала в эти дни. Вы не против, если я вас покину?

— Конечно, иди ложись, — как-то уж слишком поспешно согласился Брендан. — А мы с Мел пока обсудим дела…

Что с ним? И это мужчина, который всегда ложится спать не позже половины одиннадцатого? Он собирается допоздна сидеть с ее лучшей подругой, чтобы обсудить дела?

— Спокойной ночи, дорогая, — проворковал он и наклонился, чтобы поцеловать ее.

Кейт с готовностью подставила губы, надеясь на продолжительный поцелуй, но Брендан лишь слегка коснулся ее щеки. Конечно, как она могла забыть, что он намеревался подождать с нежностями до свадьбы! Только теперь свадьба откладывается, а значит, ему придется ждать еще очень долго. Неужели он не разочарован?

Кейт попыталась разобраться в своих чувствах, но так и не смогла. Ей словно было все равно.

«Я просто устала, — сказала она себе. — Просто устала…»

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Какое все-таки облегчение, что свадьба переносится!

Кейт больше не нужно было ни о чем беспокоиться, и она целиком посвятила себя заботам о матери. К тому же рядом все время был отец.

За последние две недели она провела с ним больше времени, чем за несколько предыдущих лет.

Между ними установились совершенно иные отношения. Они стали ближе и роднее друг другу, и однажды вечером Кейт даже осмелилась заговорить с ним о Джеке. Ее мать все время спала, и у отца не было возможности повысить голос.

— Папа, — начала Кейт. — Теперь, когда Джек… Доктор Сэвэдж проявил себя с лучшей стороны… Когда оказалось, что на самом деле он такой заботливый, такой хороший, что он вовсе не безжалостный негодяй, каким мы его себе представляли, как ты думаешь, не могли бы?..

— Забудь об этом, — отрезал отец. — Я никогда не прощу ему того, как он поступил с моей дочерью. Возможно, он отличный нейрохирург, и я благодарен ему за то, что он спас жизнь твоей матери, но не более.

Кейт собрала все свое мужество и продолжила:

— Папа, я не думаю, что Джек осознает, как сильно он оскорбил чувства Шарлотты, когда, бросив ее… уехал из Австралии… Он и понятия не имел, что она так отреагирует на его отъезд, потому что не знал, как сильно она его любит. — Честер попытался возразить, но Кейт быстро продолжила: — Разве можно обвинять человека в том, что ему представилась возможность поучиться у лучших нейрохирургов в Штатах? Папа, это случилось семь лет назад. Шарлотта была очень честолюбива. Когда ей отказали в должности главврача, она очень переживала. Мне кажется, это расстроило ее гораздо сильнее, чем отъезд Джека… Джонатана Сэвэджа…

Отец не возразил, значит, Кейт заронила крупицу сомнения в его сознание и одержала маленькую победу.

— Люди меняются, — вдруг произнес слабый голос. — Джек Сэвэдж сейчас совсем другой человек, Честер. Он добр, заботлив и в высшей степени порядочен. И к тому же блестящий врач…

Глаза Кейт расширились. Оказывается, мать не спала, а внимательно прислушивалась к их разговору.

— Я оставлю тебя наедине с Кейт, дорогая, — сказал Честер и вышел.

Кейт задумчиво проводила его взглядом.

— Как дела у Брендана, милая? — спросила Эдит.

Кейт хмыкнула в ответ. Брендан и Мелани наведывались пару раз, и как Кейт ни старалась, она не могла не заметить разницы между поведением Брендана и Джека.

Брендан сильно нервничал, не подходил близко к кровати Эдит и морщился, когда его взгляд падал на бритую голову женщины и едва затянувшийся громадный шрам. Он говорил тихо и по слогам, как будто мать Кейт превратилась в слабоумную после операции и не понимала его, и всегда спешил уйти.

Джек же держался спокойно и уверенно, постоянно улыбался, шутил, и Эдит будто расцветала в его присутствии.

— Тебе нравится Джек, не так ли, дорогая? И у меня такое чувство, что ты тоже ему нравишься. Он старается навещать меня, когда ты здесь. А как он смотрит на тебя…

— Мама! Это нелепо! Он знает, что я помолвлена и…

— Очень скоро до него дойдут слухи, что ты отложила свадьбу, и он невольно задастся вопросом, не отменила ли ты ее совсем.

Кейт уставилась на мать.

— Но мы просто… Я просто хочу, чтобы ты присутствовала на бракосочетании, мама. Это единственная причина, по которой…

— Разве, милая? — мягко перебила Эдит. — Ты должна быть уверена в своих чувствах к Брендану, а мне кажется, что ты вообще к нему ничего не чувствуешь.

Кейт открыла было рот, собираясь возразить, но слова застыли у нее на устах, когда она столкнулась с пронзительным взглядом матери.

— С чего т-ты взяла? — запинаясь, спросила Кейт.

— Я сразу это поняла, дорогая. Вы с Бренданом скорее друзья, нежели возлюбленные. Между вами нет искры, нет волшебства…

— Мама, это оттого, что сейчас я беспокоюсь о тебе и не могу думать ни о чем другом.

— Да, дорогая, я знаю, но я видела, как блестят твои глаза, когда появляется Джек Сэвэдж.

— Между мной и Джеком ничего нет! — выпалила Кейт.

— Возможно, ты чересчур строга к нему, дорогая, особенно в том, что касается Шарлотты. Твоя сестра не была помолвлена с ним, они не жили вместе. Это была просто короткая интрижка.

В душе Кейт зародилась слабая надежда и тут же угасла. Отец никогда не простит Джека, да и Джек вряд ли согласится породниться с семьей Шарлотты.

— Между мной и Джеком ничего нет, мама, — продолжала протестовать Кейт. — Если у нас с Бренданом не ладится, это не значит… — На этих словах она замолчала и вдруг разрыдалась.

— Дорогая, если ты не любишь Брендана, скажи ему об этом. Так будет честнее. Не тяни, иначе ты причинишь ему еще большую боль.

— Мама… — начала Кейт, но в этот момент в дверь постучали, и вошла медсестра с подносом, а за ней отец.

Воспользовавшись случаем, Кейт незаметно выскользнула из палаты. Ей нужно подумать.


Около десяти вечера Кейт наконец спустилась в гараж. Там было тихо и пустынно, и только возле ее машины возвышалась знакомая фигура.

— Привет, Джек, — поздоровалась Кейт. — Что ты здесь делаешь?

— Жду тебя.

— Меня? Зачем? — удивленно поинтересовалась Кейт.

— Я слышал, ты отменила свадьбу.

— Отложила, — дрожащим голосом поправила Кейт.

Это была полуправда. После разговора с матерью Кейт позвонила Брендану и попросила его о встрече. Они условились вместе позавтракать на следующий день. Кейт сказала, что им нужно поговорить, и Брендан согласился.

Мать Кейт была права: ее дочь просто боялась взглянуть правде в глаза. И боялась причинить боль Брендану. Но теперь Кейт вдруг ясно осознала, что не хочет за него замуж, потому что не любит его.

А если все обстоит именно так, тогда зачем устраивать весь этот фарс со свадьбой? Их брак с Бренданом не продлился бы долго. То, что Кейт принимала за любовь, оказалось всего лишь дружеской привязанностью. Возможно, она продолжала бы еще некоторое время думать, что это любовь, если бы не встретила Джека.

Но даже теперь, после семи лет мучений, тень Шарлотты витала где-то совсем рядом, омрачая все хорошее, что могло бы быть между Кейт и Джеком. Да и отец никогда бы не смирился с таким союзом…

Все эти годы Кейт довольствовалась призраком любви, она жила воспоминаниями, несмотря на протесты разума, ее мозг постоянно рисовал картины того, что могло бы быть, если бы Джек не был Джонатаном Сэвэ


убрать рекламу




убрать рекламу



джем.

Кейт от всей души хотелось верить, что не все еще потеряно, но она не могла причинить боль отцу. Он уже потерял одну дочь. Кейт ни за что не осмелится воспротивиться его воле.

Но и расставаться с Джеком ей не хотелось. Конечно, он сам не захочет на ней жениться. Но в конце концов, они могли бы жить вместе или просто встречаться. Этого было бы достаточно…

— Твоя мама думает, что свадьба вообще не состоится, — вкрадчиво проговорил Джек.

— Ты разговаривал с моей матерью на эту тему? — изумилась Кейт.

— Нам с твоей мамой очень нравится беседовать, — улыбнулся Джек.

— А отец? Он разговаривает с тобой, Джек?

— Твой папа обычно выходит из палаты, как только я появляюсь. Но не переводи разговор на другую тему. Твоя мама сказала, что свадьбы не будет. Впрочем, я разделяю ее сомнения по поводу твоего жениха. Я видел его и считаю, что он совершенно тебе не подходит.

Кейт онемела от неожиданности.

— Ты видел его всего лишь раз, да и то мельком! Какое ты имеешь право судить о нем?!

— Просто я знаю, кто твой тип… — тихо сказал Джек. Мурашки побежали по спине Кейт. Она молча смотрела на него, не зная, радоваться или печалиться. — Ты сама это знаешь… — добавил он, притягивая ее к себе.

— Джек, пожалуйста… — беспомощно выдохнула Кейт. — Маме не следовало говорить тебе о Брендане.

— Твоя мама знает, что лучше для тебя, Кейт. И я знаю.

Он коснулся рукой ее подбородка, и Кейт едва не лишилась чувств.

— Ты говоришь как мой друг или как мой врач? — хриплым голосом спросила она.

— Ты знаешь, между нами что-то есть, Кейт, и это не просто дружба или…

— Прекрати, Джек! Пожалуйста! — запаниковала она. — Отпусти меня! Я не выхожу за Брендана не из-за тебя, я просто поняла, что… не люблю его…

В эту секунду губы Джека слились с ее губами в долгом страстном поцелуе, и Кейт потеряла ощущение времени. Она не знала, сколько минут прошло, прежде чем он слегка отстранился от нее и прошептал:

— А теперь ты можешь сказать, что я ничего не значу для тебя.

— Джек, — взмолилась Кейт, — я не могу… Пожалуйста, отпусти меня! Мы не должны! Я все еще помолвлена с Бренданом!

— Это ненадолго, — уверенно заявил Джек. — Будь честна сама с собой, Кейт. Будь честна с ним и, черт возьми, со мной тоже! Какие бы препятствия ни возникали между нами, я больше не отпущу тебя, Кейт. Я не могу снова тебя потерять.

Снова? Что он имеет в виду? Что однажды уже потерял ее из-за Шарлотты?

— Я встречаюсь с Бренданом завтра утром, — проговорила она. — А потом мне нужно будет некоторое время побыть одной.

Она выжидающе посмотрела на Джека. В его глазах было столько нежности, столько понимания, как будто он… Ее охватила такая волна счастья, что Кейт готова была кинуться ему на шею.

— Спокойной ночи, Джек! — выпалила она.

— Спокойной ночи, милая, — отозвался он.

Непослушными пальцами Кейт отперла машину и через несколько секунд уже ехала к выходу, оставив Джека далеко позади.

Неужели он любит ее? Неужели мечта сбылась?

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

 Сделать закладку на этом месте книги

Настал теплый весенний день. Тот самый, когда должно было состояться бракосочетание Кейт.

В этот день ее мать выписалась из больницы, а бывший жених Брендан улетел на Гавайи в компании ее лучшей подруги.

Кейт не могла не признать, что Брендан с достоинством воспринял известие о расторжении их помолвки. Он так легко с ней согласился, что Кейт была немало удивлена. У нее создалось впечатление, что Брендан питает к ней те же чувства, что и она к нему. Они больше не испытывали друг к другу никакого влечения.

Более того, когда Кейт сообщила Мелани, что Брендан теперь свободный от обязательств человек, девушка так разнервничалась, что стало очевидно: она влюблена в него. И как Кейт раньше этого не замечала?

Теперь оставалось надеяться, что и Брендан очень скоро тоже влюбится в Мелани. Они всегда отлично ладили, у них масса общих интересов…

Кейт считала, что ничто не может помешать им быть вместе.

Сама Кейт проводила отпуск в доме родителей, помогала отцу ухаживать за выздоравливающей матерью, делала кое-что по хозяйству. С каждым днем она все сильнее скучала по Джеку, поэтому, когда ее отпуск подошел к концу и пришло время выходить на работу, Кейт была сама не своя.

Как-то она решила немного развеяться и вышла погулять, а когда вернулась, застала отца в чрезвычайно взволнованном состоянии.

— Папа, что стряслось? Что-то с мамой? — всполошилась она.

— С мамой все в порядке, — успокоил ее Честер. — Она наверху с тетей Сарой. Дело в этом…

И он указал на потертый портфель, лежащий на его письменном столе. Глаза Кейт расширились, и она смертельно побледнела. Нет, не может быть!

— Это портфель твоей сестры. Я подарил его ей в день окончания колледжа, — объяснил Честер. — Полиция нашла его в одном доме в Квинсленде, когда делала там обыск. Вероятно, он был украден у Шарлотты…

— Она отдала портфель Дайане, — проговорила Кейт. — Та оставила его в своем загородном доме в Квинсленде, а туда влезли грабители… Это произошло несколько лет назад, и я уже не надеялась найти вещи Шарлотты… Как полиции удалось отыскать тебя, папа?

— На портфеле выгравировано: Доктор Уоррен-Смит. Видимо, моя фамилия достаточно известна и в Квинсленде. Они переслали портфель в Сидней, и местная полиция передала его мне. — Он покачал головой. — Не могу поверить, что она это сделала, моя деточка… Моя Чарли… Как она могла совершить такое? Я никогда не думал, что она способна на низость… Весь мир был у ее ног…

— Ты… говоришь о самоубийстве? — осторожно спросила Кейт. — Ты нашел ее дневник?

— Да, — ответил отец. — Но я говорю не о самоубийстве. Я ошибался насчет Джонатана Сэвэджа. Я ошибался… Все эти годы он защищал Шарлотту… Он защищал меня… память моей дочери… Он уберег всех нас от такого позора… такого унижения…

Честер был так подавлен, что говорил быстро и сбивчиво.

— Папа! — воскликнула Кейт. — Что ты такое говоришь? Какой позор?

— Ты помнишь научную работу, которую твоя сестра опубликовала, когда работала над диссертацией о послеоперационной гипотермии? Это была работа Джонатана Сэвэджа, его исследование… Чарли ассистировала ему во время этих исследований, а потом взяла и присвоила результаты, опубликовав работу под своим именем… Она даже не предупредила его!

— О, папа… — пробормотала Кейт, не веря своим ушам. — Ты уверен?

— Все написано в ее дневнике, а это… — Он взмахнул бумагами. — Это само исследование, написанное рукой Джека…

— Но зачем… Зачем она это сделала? — прошептала Кейт. — Она была такой умной, такой талантливой…

— Мне кажется, моя Чарли была вовсе не такой умной и талантливой, как я себе воображал, — горько усмехнулся Честер. — Честолюбивой — да. На редкость честолюбивой. Это я подтолкнул ее, я заставил стремиться к вершине, я вынудил ее добиваться того, на что она не была способна. Я слишком многого от нее хотел, а она, видимо, боялась меня разочаровать. — Кейт попыталась было возразить ему, но слова замерли у нее на губах. Она молча смотрела на отца, в страхе ожидая, что он скажет еще. — Шарлотта думала, — продолжал он, — что это исследование поможет ей получить должность главврача, к которой она так стремилась, но она провалила собеседование. Я списал это на нервы, но на самом деле моя старшая дочь, видимо, была просто плохим специалистом.

— Не вини себя, папа. Чарли была очень умной. Из нее получился бы неплохой хирург. Ей только не хватало терпения… То, что она совершила, это просто ошибка. Все ошибаются…

«Джек, — думала Кейт, — он обо всем знал и за все эти годы даже словом не обмолвился, хотя мы обвиняли его в смерти Шарлотты…» Все внезапно прояснилось. И холодность Джека по отношению к Шарлотте, и его обличительные выпады в ее адрес, и его отъезд в Америку…

А Чарли, бедняжка Чарли, не вынесла груза вины за содеянное. Она так боялась разочаровать отца, что совершила необдуманный поступок, за что и поплатилась. Она потеряла мужчину, которого любила.

«Я не могу жить с этой болью, — писала она в предсмертной записке, — Джонни, прости меня…»

Только сейчас эти слова обрели смысл.

Кейт вспомнила, как сказала Джеку о том, что было написано в записке, а он промолчал, хотя ему наверняка было тяжело это слышать.

— Папа, — тихо начала Кейт, — Шарлотта велела Дайане отдать этот портфель мне, если с ней что-то случится. Она сказала, что я буду знать, как поступить.

— Ты бы скрыла это от меня? — спросил Честер. — Неужели бы ты утаила, если бы узнала обо всем еще несколько лет назад?

— О, папа! — разрыдалась Кейт. — Я бы не смогла причинить тебе такую боль! Думаю, Чарли оставила это мне, чтобы я нашла Джека и рассказала ему о том, что она сожалела о содеянном. Мне кажется, она хотела, чтобы у него были доказательства и он мог бы доказать свои авторские права… Но, папа, он не сделает этого! Он не сделал это семь лет назад, не станет и сейчас!

— Шарлотта умоляла его не говорить, — пробормотал отец. — Так написано в ее дневнике. Она сказала ему, что он и так добьется, чего захочет, а ей нужна помощь. Она просила скрыть это, если он хоть чуточку любит ее…

— И он промолчал… — отозвалась Кейт. — Должно быть, он сильно ее любил. Любил и ненавидел одновременно.

— Любил?.. — удивился Честер. — Нет. Это не любовь. Иначе он бы простил ее, стал бы ее покрывать. Он сказал, что жалеет ее и не хочет иметь с ней ничего общего. Тогда-то он и уехал в Америку. А я, глупец, обвинял его в том, что он ее бросил!

— Папа, Джек простил Шарлотту, и он не обижается на нашу семью. Он столько сделал для мамы и… Он был очень добр ко мне.

— Я должен пойти к нему, — заявил Честер. — Прямо сейчас. Я должен извиниться перед ним за все, что говорил и сделал.

— Папа, подожди! Можно я с тобой? Или хочешь — я сама поговорю с ним? Ты так расстроен… Он поймет.

— Нет. Я должен сам обо всем рассказать. И я поговорю не только с ним, но и со всеми своими коллегами.

— Папа, Джек не хотел бы…

— Скажи матери, что я ушел. Придумай что-нибудь. Я ей все объясню позже. А пока отдохни, Кейт.

Через несколько секунд хлопнула входная дверь. Отец ушел. Простит ли его Джек? Простит ли Джек ее?


Кейт, задумавшись, сидела возле бассейна и смотрела на воду.

— Смотри не утони! — произнес совсем близко знакомый насмешливый голос.

Кейт вздрогнула и обернулась.

— О, Джек! — воскликнула она. — Ты здесь!

— Честер пригласил меня. Я как раз освободился и решил не терять зря времени, — сказал он, обнимая ее за плечи.

— О, Джек, мне так жаль… — начала было Кейт.

— Тсс… — прервал он. — Все уже позади. Призраки исчезли, Кейт. Теперь есть только будущее, наше будущее…

— А папа… Папа в порядке? Ему так тяжело, Джек… Шарлотта была его гордостью…

— Теперь он гордится тобой, Кейт. Я сказал, что вся эта история давно в прошлом и я ни на кого не держу зла.

— О, Джек, как ты великодушен! Я не заслуживаю такого друга…

— Друга? — нахмурился он. — Я хочу быть больше, чем просто другом, Кейт. И получил на то благословение твоего отца. «Позаботься о ней, Джек», — сказал он. Я пообещал, что так и сделаю. Разве я могу нарушить свое обещание?

Значит, Честер знал о ее чувствах к Джеку?

— Я все еще не могу поверить, что…

— А ты поверь, — просто сказал Джек, целуя ее, — я люблю тебя, милая…

— О, Джек, я тоже люблю тебя!

— Теперь никакая сила не сможет нас разлучить! — поклялся он. — Мы поженимся, у нас будут дети… Ты ведь выйдешь за меня, Кейт?

— О да! Джек, я так счастлива! Ты подарил мне целый мир!

— Это только начало, милая… — сказал он и прижал ее к себе, чтобы никогда не отпускать.

Кейт закрыла глаза и подумала, что теперь сбылись все ее мечты.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Дьюк Элизабет » Бездна обаяния.