Название книги в оригинале: Розов Александр Александрович. Innominatum. Неназываемое

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Розов Александр Александрович » Innominatum. Неназываемое.



убрать рекламу



Читать онлайн Innominatum. Неназываемое. Розов Александр Александрович.

Александр Розов

Innominatum. Неназываемое

 Сделать закладку на этом месте книги

«Одной из самых драматических черт человеческой природы является ужасная связь между глупостью и саморефлексией. Именно глупость заставляет обычного человека отвергать все, что не согласуется с его рефлексивными ожиданиями»

Кастанеда

Эпизод-1. Проштрафившийся телохранитель

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-восточная Австралия. Архипелаг Тиви.

Остров Мелв.

Фокси Рорх отшивала любого, кто предлагал сходу поставить ей выпивку. Ведь с точки зрения психологии, человек, сходу ставящий девушке выпивку, хочет ее как-то обязать, пусть и мелочью. Возможно, это просто попытка флирта, но не исключено, что человек готовится манипулировать вами… Профессия одиночного телохранителя накладывает определенные штрихи на психику человека. На внешность — тоже. У мужчин это не так заметно, поскольку мужчинам (по крайней мере, теоретически), полагается быть хоть немного атлетами — с широкими плечами, узкими бедрами, и равномерно-гармоничной мускулистостью. Но те же штрихи на молодой девушке, выглядят, скажем так, не очень традиционно. Если у нее при этом еще и квадратный тип лица с твердым подбородком и крупными прямыми чертами, то дело совсем плохо. Но, Фокси обладала женственным овалом лица, с маленьким носиком — кнопкой, и мягкими очертаниями губ. К этому прилагались зеленовато-карие глаза и огненно-рыжие волосы. Что до фигуры, то весьма некрупные выпуклости бюста выглядели несколько неубедительно на фоне развитой мускулатуры торса. По сумме параметров Фокси была похожа на деревенскую девушку, которая в ранней юности всерьез занялась толканием ядра, не дотянула до олимпийского уровня, и вернулась на ферму, однако сохранила привычку носить в повседневной жизни свободный спортивный костюм вместо платья и кроссовки вместо туфель. Когда она в подобной экипировке появлялась в каком-нибудь баре или кафе, ее порой принимали за девушку с комплексами из-за внешности, готовую прыгнуть в койку к любому субъекту мужского пола — лишь бы предложили. И, следовал вульгарный заход с предложением выпивки. Фокси действительно немного переживала на тему внешности, но вовсе не до такой степени, и незадачливый любитель «снимать дурочек на выпивку» оглянуться не успевал, как шел на хрен, получив бесплатный совет трахнуть самого себя в жопу…

В общем, Фокси отшивала любого, кто предлагал поставить ей выпивку, но здесь был совершенно особый случай, не вписывающийся в краткий курс психологии…

Все началось в баре на первом этаже маленького отеля «Plaza», что на северном берегу острова Мелв, около 8 утра. Массивный, хотя и не толстый, мужчина несколько выше среднего роста, лет примерно сорока, одетый в потертые джинсы и мешковатую ярко-пятнистую рубашку, застегнутую лишь на две средние пуговицы, вразвалочку подошел к стойке, и шлепнулся на табурет рядом с Фокси. Затем, он пригладил широкой ладонью коротко подстриженные, но вздыбившиеся, видимо, после морского купания волосы, почесал коричневую шерсть на пузе, посмотрел на себя в зеркало, надул пару раз щеки, и поморгал льдисто-голубыми глазами. Выполнив все эти действия, он окликнул бармена:

— Эй, Билл, твою мерзкую душонку еще не утащили в девятый ад ракшаса Раваны? Тогда плесни мне той дряни, которая в твоей лавочке в шутку называется «виски».

— Ты еретик, Харрис, — отозвался бармен, грохнув на стойку стакан, — еще не выпил, а уже сквернословишь и поминаешь языческих демонов, да хранит нас от них святой Патрик.

Харрис повернулся к Фокси и спросил:

— Леди, вы слышали, как этот негодный служитель Диониса разговаривает с клиентами?

— Леди, вы слышали, как этот тип богохульствует и бранит мое виски? — отреагировал бармен, пододвигая стакан Харрису, — пей, нечестивец, и попробуй только скажи, что тебе не понравилось! Как жаль, леди, что вы пьете только кофе и колу, а то мы вместе могли бы уличить его в гнусной клевете… О, святой Дунстан! Будьте свидетелем, леди, он глотает виски, как лошадь!

— Не драматизируй, Билл, — ответил Харрис, вытирая губы салфеткой, — я просто его выпил. По-человечески, прошу отметить. Леди, вы когда-нибудь видели лошадь, пьющую из стакана?

— Не видела, — призналась она, едва удерживаясь от смеха.

— Вот! И никто не видел, кроме Билла! Парень, у тебя галлюцинации! Ты надышался паров своей отравы, и тебе мерещатся лошади, пьющие из стаканов! Налей-ка мне кофе… И себе за мой счет, пока твои многострадальные мозги не рассыпались окончательно и ты не угодил в наркологическую клинику. Леди, разрешите вам тоже предложить кофе? Ведь вы честно участвовали в посрамлении этого бесстыжего торговца химической эйфорией.

— С удовольствием, — смеясь, ответила она, — вы оба совершенно сумасшедшие!

Билл и Харрис дружно заржали.

А через три дня Фокси Рорх уже казалось, что она знает этих двоих: рыжего бармена и эксцентричного киношника чуть ли не с детства.

Каждое утро она была вынуждена торчать в этом баре на первом этаже, поскольку клиент — вице-президент международного антикварного фонда — был старым маразматиком с неизлечимым пристрастием к русской водке, колумбийскому кокаину и девочкам легкого поведения. К счастью, с 11 вечера до 7.30 утра он всегда спал. В остальное время он, как правило, сидел или лежал в номере, но в любой момент мог вдруг захотеть поехать в городок, или на пляж, или на какую-то встречу. Фокси не представляла, зачем этому жирному болвану телохранитель, но пунктуально выполняла свои обязанности. В конце концов, это был ее первый серьезный заказ: фонд платил за безопасность своего вице-президента очень приличные деньги.

Билл Доннел работал всегда в утреннюю смену, поэтому они встречались за стойкой бара практически по долгу службы. Впрочем, его напарник, бразилец Сократ Лопес, тоже был парень хоть куда. Они с Биллом были здорово похожи, только вместо святых Патрика и Дунстана, Сократ поминал пресвятую деву и блаженного Августина.

А Харри Харрис просто был жаворонком. День он начинал с 50 грамм виски, чашки кофе, сигары и словесной пикировки с барменом. Фокси с удовольствием в этом участвовала.

Пролетела неделя, а потом случилась катастрофа.

Билл догадался о ней сразу, поскольку Фокси, спустившись в бар не в 7.30 утра, а в 9.30, молча кивнула в ответ на его приветствие и взяла бренди вместо обычной чашки кофе.

— Что стряслось? — спросил он.

— Этот идиот умер. А я в полной заднице.

— Твой клиент? Его все-таки убили?

— Нет. Просто слишком много кокаина. Остановка сердца. А я вылетела с работы.

— Но ты же не виновата, что этот жирный придурок нюхал снежок!

— Поди, объясни это боссу агентства. Передоз наркоты, понимаешь ли, не считается причиной естественной смерти. Так что с меня еще и вычли штраф за срыв контракта. На моем счету теперь вот такой минус. Короче, я сейчас сижу и пропиваю последние монеты.

— И что теперь будешь делать?

Фокси пожала плечами.

— Слушай, погоди минуту, — Билл выскочил в служебное помещение и вернулся как раз тогда, когда она разделалась со своим бренди.

— Давай я все-таки налью тебе кофе, — предложил он.

— Налей. На кофе у меня денег хватит.

А через четверть часа в бар влетел Харрис и, ткнув пальцем в сторону Билла, коротко спросил:

— Где?

— Вот, — ответил бармен, кивая на Фокси.

— Ага! — сказал Харрис.

— Эй, вы о чем? — поинтересовалась она.

— Говорю прямо, по-солдатски. Тебе работа нужна?

— Работа? Кому-то понадобился проштрафившийся телохранитель?

— Нет. Мне понадобилась секретарша — менеджер со специальными знаниями.

— А я-то тут причем? — холодно спросила она, — разве в окрестностях бляди исчезли?

— Фокси, остынь, — сказал Харрис, — говоря «секретарша — менеджер», я имею в виду не персону женского пола, которая спит с боссом. Я имею в виду аккуратного, толкового человек, все равно какого пола, понимающий толк во всяких таких штуках…

Он взял нож для колки льда и изобразил в воздухе пару фехтовальных выпадов.

— Зачем? — поинтересовалась Фокси.

— Вот зачем! — он вытащил из кармана четыре визитки и бросил на стойку.

«Explosive-Extreme Inc (ExEx), Харри Харрис, директор».

«Iron-Star Pictures — Харри Харрис, генеральный консультант по спецэффектам».

«Международный профсоюз каскадеров. Харри Харрис, сопредседатель правления».

«Всемирный клуб технологов игрового кино. Харри Харрис, вице-президент».

— Ты же говорил, что ты просто киношник, — заметила она.

— Ну, да. Так оно и есть. Я просто киношник. Занимаюсь постановкой трюков. Но так получилось, что у меня в этом деле кое-какой авторитет.

— Значит, так, Харрис, — Фокси вздохнула, — Ты хороший парень, и все такое. Но я не нуждаюсь в подачках. Не привыкла, понимаешь?

Он повернулся к Биллу.

— Нет, ты слышал? «Подачка»! Надо же! Да я самый жуткий работодатель на свете. В древности от меня сбегали на греческие галеры и в египетские каменоломни! В Колизее перспективой работы в моей фирме пугали римских гладиаторов — и эти суровые парни плакали, как дети!

— У него учился граф Дракула, — шепнул Доннел, перегнувшись через стойку, — но потом раскаялся и стал гуманно сдирать со своих жертв кожу заживо.

— Нет, серьезно, Харрис, чем ты мне предлагаешь заниматься?

— Деловой перепиской, заметками на киносъемках, решением неформальных проблем и конфликтов, разбором жалоб и критикой предложений, ну и разумеется, каскадерской работой. У нас играют все. Главное, я хочу, наконец, сделать работу каскадеров чем-то нормальным, без киношной суеты и постоянного бардака, свойственного бомонду.

— И сколько ты за это готов платить? — спросила Фокси.

Харрис написал на салфетке число и пододвинул к ней, пояснив:

— Это в неделю.

— Ладно, — сказала она, — где расписаться?

Эпизод-2. Эксклюзивное средневековье

 Сделать закладку на этом месте книги

Гавайи. Городок Ваимеа.

В свои 75 лет, Берген Фарриган (известный под ласковым прозвищем «Большой Бонго»), основатель и бессменный президент кинокомпании «Iron Star», был в очень неплохой физической форме. Конечно, репортеры, писавшие, что «Большой Бонго выглядит на полтинник», льстили любимому продюсеру кино-иллюзий, но не слишком сильно. По словам Фарригана, секрет его хорошей формы состоял всего из двух частей: Первая — находиться, в основном, в обществе людей, у которых хорошее настроение, и которые говорят о спорте и сексе чаще, чем об адвокатах и врачах. Вторая — два раза в неделю на целые сутки посылать все дела в задницу. Вообще все, без исключения.

Известный киносценарист Колин Рамсвуд, прилетевший из Сиэтла специально, чтобы поговорить с Фарриганом по серьезному делу, попал ровно на середину таких суток, и Джоан Лайти, секретарша Большого Бонго, проинформировала его об этом сразу по прибытии, встретив в аэропорту.

— Это судьба, мистер Рамсвуд, — молодая гавайская американка картинно подняла брови, выпучила глаза и развела руками, — Или даже карма. Представьте: вдруг, кто-то свыше решил дать вам несколько часов на то, чтобы подумать о чем-то важном.

— Я уже две недели думаю об этом важном, — проворчал Колин.

— Ну, — Джоан пожала плечами, — а вдруг вам не хватало вот этих нескольких часов?

— Может быть, — согласился сценарист, поскольку спорить явно не имело смысла, — а вы могли бы подсказать мне, где тут лучше всего посидеть и спокойно подумать?

— Так-так-так… — секретарша Большого Бонго наморщила лоб, — Вот что! Я отвезу вас в отличный паб рядом с любительским ипподромом. Зеленые холмы. Красивые лошадки. Отличное домашнее пиво. Демократичная обстановка. Но не шумно. Идет?

— Идет, — снова согласился Колин, и менее, чем через полчаса был высажен в довольно симпатичном месте, напоминающем большое ранчо.

Здесь горожане приобщались к любительскому конному спорту. Кто-то приезжал сюда всей семьей, чтобы учиться ездить на лошади (а если страшновато, то на пони). Кто-то приезжал просто посмотреть на лошадок, и погулять по живописным холмам. Кого-то, видимо, привлекал паб с маленькой пивоварней в старом валлийском стиле. Колин, по ситуации, оказался именно в третьей категории, и постарался соответствовать. Бармен, распознав свежего человека, мгновенно выдал набор рекомендаций: какое пиво в какой последовательности пробовать, и чем закусывать, так что думать над выбором не было необходимости, и появлялась возможность сосредоточиться на главной теме…

…Зеленые холмы гавайского острова, как бы, уплыли на второй план, став фоном, а на первый план воображение Колина Рамсвуда вытащило другой остров: Долак в глухой индонезийской провинции Ириан-Папуа. Дикие джунгли и топкие болота, как будто из доисторических времен. В околонаучных журналах про остров Долак сообщалось, что, возможно, там сохранились динозавры. Что-то вроде Парка Юрского Периода…Таким Рамсвуд впервые увидел Долак в самом начале проекта «Авалон». Это было чертовски давно, в те времена, когда молодой сценарист отчаянно нуждался в деньгах для своей только что созданной кинокомпании и, в неком пароксизме креатива, породил идею киносъемочной площадки, как самостоятельного товарного продукта.

Вообще-то, идея витала в воздухе. Множество сценариев уже было написано о героях, попавших в пространство фильма, или в виртуальную кино-реальность! На форумах в Интернет уже в прошлом веке начали обсуждать медиа-приставки к компьютеру для создания «эффекта присутствия» в интерактивном стереофильме. Но это еще мечты, фантастика, а потребитель готов платить уже сегодня! Так почему бы не создать для потребителя кино-реальность непосредственно в ландшафте? Конечно, возможности физического мира скромны по сравнению с полноценным миром «фабрики грез» (как называют Голливуд — в широком, переносном смысле). Но, ведь потребитель пока не требует огнедышащих драконов и инопланетных красавиц. Ему (потребителю) нужно только погрузиться в массовку определенного исторического периода… точнее, кино-исторического. Дайте потребителю войти в королевство Камелот, почувствовать себя рыцарем Круглого стола короля Артура, и насладиться героическим статусом. Именно этого хочет богатый потребитель от кино-реальности. Так считал Рамсвуд, приступая к работе над проектом «Авалон», и нельзя сказать, что он ошибся. Проект пошел просто отлично! Только вот некоторые детали пришлось скорректировать в процессе.

Запросы богатых потребителей оказались еще проще, чем предполагал сценарист. Им совершенно не нужен был Круглый стол и рыцарские турниры, а нужны были деревни, населенные крепостными крестьянами, которые кланялись бы рыцарям, и безропотно выполняли их капризы, включая, например, строительство башни замка вручную. Это пожелание было несложно реализовать — индустрия безропотных гастарбайтеров уже достаточно развилась, чтобы найти тех, кто готов выполнять любую тяжелую работу, пускай даже совершенно идиотскую, и необеспеченную нормальной техникой.

…Башня. Этот образ всплыл из памяти, как мифический чудовищный спрут из глубин океана. Башня тоже выглядела мифической и чудовищной, но она была реальна. Сотни полуголых людей, понукаемых надсмотрщиком, вырубали кирками каменные блоки в каменоломне, и перетаскивали блоки на катках из бревен к строящимся стенам… Это выглядело невероятно и дико, разум отказывался верить тому, что видели глаза. Или, точнее, разум требовал, чтобы происходящее было игрой, как в историческом фильме «Великая пирамида». Вот, сейчас будет перерыв, рабы и надсмотрщики смешаются в общую компанию, а служба обеспечения подкатит на съемочную площадку столики, полевую кухню, и термосы с чаем и кофе (в некоторые из которых, вопреки запрету менеджера, налит виски)… Но, перерыв не начинался. Происходящее не было игрой. Разворачивалась сцена из реальной жизни Авалона — города нового средневековья.

Колин Рамсвуд тряхнул головой, отгоняя эту картину, сделал несколько глотков пива, попытался успокоиться, не забегать вперед и последовательно разбирать события.

После нескольких поездок на Авалон (так назвали гигантский участок болота в центре Долака, арендованный у правительства Индонезии под аграрное развитие бросовой территории), Рамсвуд сформулировал техническое задание на ландшафтный дизайн и требования к персоналу «массовки» (к будущим жителям Авалона), а сама реализация проекта была передана профессионалам узкого профиля. Молодой сценарист получил круглую сумму, занялся своей кинокомпанией и на долгие годы забыл про Авалон. Но недавно, старый проект напомнил о своем существовании письмом по e-mail.

«Уважаемый м-р. Рамсвуд! Вас приветствует Совет Авалона. Мы очень высоко ценим проделанную вами работу, и предлагаем вам внести в устройство нашего государства некоторые дополнения, принятые Советом Лордов. Мы приняли решение, что в нашей столице необходим Колизей, что влечет определенные перепланировки. Кроме того, увеличение числа наших подданных, позволяет улучшить дороги в предместьях, а это требует профессионального проекта. Мы приглашаем вас посетить Авалон, и будем довольны, если вы сможете сделать это в ближайшие дни. Сообщите нам дату, и вас доставит зафрактованный самолет. Подпись: Лорд Поул Грейвер, канцлер Авалона».

И Колин согласился приехать, искренне полагая, что на острове Долак продолжается глуповатая, но, в общем, безобидная игра в средневековых феодалов и вилланов. Он в какой-то момент даже порадовался неугасающей популярности своего изобретения. А подпись «Лорд Поул Грейвер, канцлер Авалона» его рассмешила. В реальности, Поул Грейвер был совладельцем компании, специализирующейся на выпуске кондомов…

Когда Колин Рамсвуд прибыл на аэродром Авалона, и увидел лорда Грейвера, ему стало совсем не смешно. Лорд Грейвер — производитель кондомов ехал в открытом джипе с геральдическим гербом на борту, а вилланы, работавшие на полях, замирали, сгибаясь в раболепном поклоне… Дикое сочетание аэродрома и кланяющихся средневековых вилланов. Анахронизм, который, казалось, мог возникнуть только в мозгу, одурманенном марихуаной, но, тем не менее, существовал в материальной реальности Авалона на острове Долак. Опытный взгляд Рамсвуда мгновенно выделил детали картины, свидетельствующие о том, что люди на полях не играют роль в массовке, а действительно являются вилланами, обязанными сгибаться в поясе и опускать глаза при проезде лорда. А охранники во втором джипе внимательно следят за выполнением ритуала, и готовы немедленно наказать виллана, который проявит непочтительность. Новое средневековье…

Рамсвуд снова тряхнул головой, чтобы прогнать наплывающие картины Авалона. Эпизод с вилланами на полях около аэродрома был только первым. Дальше… Сценарист не хотел вспоминать. На Авалоне было ужасно, но, улетев домой в Сиэтл, сценарист (в принципе) мог потом уговорить себя, что это просто очень реалистичная постановка. Он несколько раз в жизни прибегал к такому приему — и срабатывало. Наверное, если бы Авалон был замкнут в себе и изолирован от окружающего мира, как какие-нибудь дикие племена в джунглях Амазонки или болотах Конго, то Рамсвуд так бы и поступил. Но, Авалон, как оказалось, представлял собой элитный городок, связанный со многими городами через аэропорты индонезийского Джайапура на Новой Гвинее и австралийского Дарвина. Все двадцать (кажется, их было столько) «лордов Авалона», без всяких проблем летали в цивилизованный мир на переговоры, банкеты и саммиты, касающиеся их бизнеса, или связанных с участием их компаний и фондов в политике… Вот это, последнее, пугало Рамсвуда гораздо больше, чем все ужасы, увиденные в Авалоне на Долаке.

Конечно, «калибр» лордов Авалона был слишком мал, чтобы иметь серьезный вес в Конгрессе и Белом Доме. Но, Поул Грейвер входил в некий общественный совет при мэрии Лос-Анджелеса, а другой лорд, Эйб Шепард (член совета директоров довольно крупной сети магазинов модной одежды) значился в списке региональных спонсоров Демократической партии. Факты говорили о том, что «авалонские игры» не мешают «лордам» успешно расти в бизнесе и в политике. Рамсвуд задумался: что будет, если «лорды» пригласят кого-то из более высоких политических кругов «развлечься в новом средневековье»? Почему бы и нет? Многие конгрессмены считают «авалонские» порядки идеалом старого доброго прошлого…


Бармен принес маленькую «тестовую» кружку еще одного сорта местного пива, и как водится, спросил о впечатлениях по предыдущей порции. Рамсвуд высказался крайне одобрительно, и получил приглашение «приезжать сюда чаще»… Возможно, это была хорошая идея. Здесь, на любительском ипподроме, хорошо думалось. Сейчас мысли сценариста переместились на практический вопрос: как строить разговор с Большим Бонго? Берген Фарриган, президент «Iron Star», представлял собой странную фигуру, сотканную из противоречий и парадоксов. Он был независим потому, что зависел от множества внешних сил, он был скрытен, поскольку (как могло показаться) все делал открыто, и он был непредсказуем, поскольку (как, опять же могло показаться), почти всегда выбирал самые примитивные решения из спектра возможных…

За этими раздумьями Колин Рамсвуд провел день и вечер, а потом, настала ночь, и с помощью двух таблеток какого-то новейшего транквилизатора, сценаристу удалось поспать. Правда, утром голова была тяжелая, как с похмелья. «Вот тебе и новейшие таблетки, — подумал Рамсвуд, — лучше было просто хлопнуть стакан виски». С такими мыслями, он привел себя в порядок, выпил в баре две чашки кофе и отправился в яхт-харбор, поскольку (как сообщила Джоан Лайти) встреча назначена на яхте мистера Фарригана. Яхта выходит в море в 8:00, и к этому моменту надо быть на борту…


Большой Бонго был похож на облысевшего и сильно загоревшего Винни-Пуха и, как упомянутый сказочный плюшевый медвежонок, очень любил мед. Раньше Фарриган употреблял мед в виде 40-градусной медовой перцовки, но врачи в какой-то момент запретили ему крепкие напитки, и он перешел на имбирно-медовый безалкогольный горячий коктейль, по рецепту кришнаитов. Сидя в шезлонге, на палубе, в тени паруса, Фарриган молча слушал рассказ гостя, шумно прихлебывая этот коктейль, и вытирая вспотевший лоб полотенцем. Могло показаться, что он слушает только из вежливости, однако, как только Рамсвуд завершил рассказ, первый же вопрос показал, что Большой Бонго слушал более внимательно, чем это можно было вообразить.

— Скажи-ка Колин, а откуда этот пилот, который тебя вез на Авалон и обратно?

— Пилот? — удивленно переспросил сценарист.

— Да, пилот. Ты сказал: «у пилота было такое лицо, будто его тошнит от этого».

— Э… Я не знаю, откуда пилот. Просто, у меня была марка и номер самолета, и номер любительской полосы на восточном малом аэродроме в Джайапуре.

— Какой ты нелюбознательный, Колин, — тут Большой Бонго вздохнул, — в мире столько интересного, а ты не смотришь. Хорошо хоть ты заметил, что пилота тошнило. Это так важно, что ты даже представить себе не можешь. Как писал великий Жан-Поль Сартр: «Дело плохо! Дело просто дрянь: гадина — тошнота, все-таки настигла меня!». Знаешь, Колин, этот роман Сартра так и назван «Тошнота», он написан в 1938-м, и считается гениальным! Гениальным, ты чувствуешь? В этом что-то есть, верно?

— Декадентский словесный понос, — проворчал Рамсвуд, не любивший Сартра.

Фарриган взмахнул кружкой с коктейлем. Чуть не расплескав его.

— Верно, Колин! Адски верно! Все гениальное в литературе, в живописи, в кино — это декадентский словесный понос! И здоровых людей от этого тошнит! Вот что важно! Почему тошнило пилота? Ну, догадайся!

— Тут и догадываться нечего. Я же говорил тебе, Берген: пилот увидел эти поля, где вилланы, или рабы. Я думаю, он и с воздуха что-то тоже видел. Например…

— Нет! — перебил Большой Бонго, — Нет, ты размениваешься на частности! А тут важно другое! Пилот — здоровый человек! Он не из той дерьмовой тусовки! Он внешний!

— Внешний? — переспросил Рамсвуд.

— Да! И странно. У лордов такая экзотика на этом острове. По логике, им надо держать своих карманных пилотов, чтобы посторонние не видели рабов. Но, лорды нанимают внешнего пилота, которого тошнит! Ты записал марку и бортовой номер самолета?

— Да, конечно, все у меня в блокноте.

— Вот, это хорошо, — Большой Бонго кивнул, — сейчас мы пригласим сюда очень умного мальчика Тони, и он растолкует, что может значить такая оплошность с тошнотой.

— Послушай, Берген, — возразил Рамсвуд, — мне не хотелось бы расширять круг…

— Тони Тамере, — снова перебил Большой Бонго, — это не только умный мальчик, но и надежный. Если ты веришь мне, то верь и ему. Я верю ему, как себе, и даже больше. Представь: я верю ему почти так же, как крошке Джо, а ты знаешь, как я ей верю.

— Ладно, Берген, — со вздохом, согласился сценарист, — Я тебе верю. Зови этого парня.

— Ты принял правильное решение, Колин! — Большой Бонго удовлетворенно кивнул и, откашлявшись, крикнул, — Джо, звякни Регги, пусть он подъедет, тут срочное дело.

— ОК, босс, — лаконично отозвалась Джоан Лайти, которая бездельничала на верхнем мостике яхты, деля внимание между журналом «X-life» и телевизором. Уделив каплю внимания телефону, она сделала вызов, промурлыкала в трубку: «Алло, Регги-бой, тут скучно без тебя!». Потом, отбросив телефон, Лайти продолжила бездельничать.

Большой Бонго еще раз кивнул, взял модерновый электрочайник в виде полноценного глобуса, налил себе еще кружку горячего медово-имбирного коктейля, и спросил.

— Колин, может, ты хочешь какой-нибудь болтушки с ромом и со льдом?

— Даже не знаю… — пробурчал сценарист, — я чертовски нервничаю из-за всего этого.

— Нервничаешь? Тогда, открой вот тот холодильник и налей себе виски.

— Наверное, я так и сделаю, — Рамсвуд извлек из небольшого холодильника, стоявшего прямо на палубе, бутылку виски, стакан и ведерко с колотым льдом…

— …Нервничаешь, — повторил Фарриган, — а из-за чего, собственно?

— Понимаешь, Берген… — Колин сделал глоточек виски, — мне пришла в голову мысль: чертовы придурки, которые заказали мне сценарий Авалона, вполне могут оказаться у власти у нас в Америке. Они очень легко находят общий язык с конгрессменами. Это настораживает. Я опасаюсь, что конгрессмены, это люди того же типа, что и лорды.

— Ты только сейчас это понял?! — искренне удивился Большой Бонго.

— В общем, да, — признался сценарист, — я считал, что политика это такой вид бизнеса. Лоббирование, раздача налоговых льгот и бюджетных денег, распределение каких-то правительственных подрядов и финансовой помощи. Примерно так.

— Нет, Колин. Это такая же наивность, как верить, что детей приносит аист. Воровство бюджетных денег это лишь вторичная цель занятий политикой. А первичная цель, это власть! Приведу тебе наглядный пример: вот, на верхнем мостике крошка Джо листает модный журнал и выбирает новую тряпочку. Но главная цель состоит не в том, чтобы нацепить на себя красивую модную тряпочку, а в том, чтобы нравиться парням.

Джоан Лайти, разумеется, услышав разговор, отреагировала:

— Алло, босс, ты имеешь что-то против основного инстинкта?!

— Нет, крошка! Секс, как основной инстинкт, это прекрасно! Но есть и другие сильные инстинкты. Таков инстинкт власти. В природе этот инстинкт довольно близок к сексу. Любой краснозадый павиан-самец стремится стать вожаком ради прекрасных задниц девушек-павианов. Ведь, если другие самцы поклонятся ему, и признают его отцом павианьей нации, то на девушек это произведет неизгладимое впечатление. Если мы копнем любого политика-человека, то увидим того же краснозадого павиана, только испорченного цивилизацией. Он забыл, что альфа-самцом становятся ради секса, и в результате ищет удовлетворения просто подчиняя себе других особей. Он пытается достигнуть оргазма, все усиливая и усиливая свою власть. Он доводит свою власть до физического предела, втаптывая подчиненных в грязь, но оргазма все нет. Он, болван, думает, что надо еще постараться, еще поглумиться над ближними, и вот тогда…

— Ты шутишь или говоришь серьезно? — спросил Рамсвуд.

— Я не шучу. Я утрирую, чтобы прояснить смысл. Жажда политической власти, это не жадность здорового бизнесмена, а психоз сексуального маньяка-импотента. Поэтому, здоровые люди вроде пилота, который тебя вез, при виде лордов или конгрессменов испытывают инстинктивную тошноту. Природа так предостерегает их от контактов с больными маниакальными особями. Ведь мания, как и бешенство, иногда заразна…

— Насчет импотенции ты ошибаешься, Берген, — возразил сценарист, — эти лорды, как я рассказал тебе, устроили в Авалоне право первой ночи, а это значит…

— Это ничего не значит, — перебил его Большой Бонго, — Оргазм, это мистерия, высшее состояние мыслящей материи, а у маниакальных лордов-павианов получается только эрекция и эякуляция. Право первой ночи для них не средство переспать с очередной красоткой, а способ унизить ближних. Психически они импотенты. Эмоциональные уроды. Вот им и понадобился Авалон… Надеюсь, теперь ты понял, что такое власть и политика. А сейчас — видишь пижона, который едет сюда на аквабайке? Это Регги.

убрать рекламу




убрать рекламу



>

Тони Тамере, он же Регги-бой, был чистокровным гавайцем, но походил на ямайского растамана. Правда, косичек «dreads» на его голове было лишь три, и не заплетенных, а примитивных. Такие короткие хвостики, два — по сторонам лба и еще один на затылке, перехваченные простыми, но яркими резинками. За правое ухо Регги-боя был засунут толстый косяк-самокрутка «splif», а физиономию украшали радужно переливающиеся солнцезащитные очки. Из-за этих «примочек» его лицо совершенно не запоминалось. Фигура тоже не запоминалась. Обыкновенный темнокожий парень лет 30, чуть выше среднего роста, одетый в пятнистую рубашку-безрукавку и шорты-бермуды.

— Эй, ми Джо, у тебя классная бандана! — таковы были его первые слова.

— Что, правда? — спросила Джоан, и дотронулась пальцем до своей головной повязки с реалистичным изображением глаза на лбу. Глаз при этом мигнул.

— Ну! — с жаром подтвердил Тони, — реальный hi-tech! Я такое видел только в рекламе!

— Регги! — строго вмешался Большой Бинго, — Я тебя пригласил по рабочей проблеме.

— Я весь внимание, сэр!

— …Во-первых, знакомься: это Колин Рамсвуд, босс кинокомпании «Rams-Wood».

— Очень приятно, Колин! Меня зовут Тони или Регги, кому как нравится.

— Я рад знакомству, Тони… Э… Берген, мне рассказать всю историю с начала?

Большой Бонго отрицательно покачал головой.

— Рассказывать дважды, это не стильно. Лучше зайдем с другой стороны. Регги, что ты знаешь про остров Долак?

— Миллион гектаров болота слева внизу от Новой Гвинеи, — мгновенно ответил тот.

— Так, — Большой Бонго кивнул, — а население и экономика?

— Население десять тысяч. Об экономике данных нет. Видимо, натуральное хозяйство.

— Данных, нет, Регги, а экономика есть. Весь центр Долака арендован фирмой, которая формально занимается развитием территории, а фактически — нелегальными фокусами, которые видны каждому, кто туда попал. А вот тебе ребус: почему хозяева фирмы не создают свой авиатранспортный отряд, а пользуются услугами авиаотряда из столицы Индонезийской Новой Гвинеи — Джайапура, рискуя, что пилоты разболтают лишнее?

— Это понятно, — сказал Тони Тамере, — малообитаемый остров, слабый трафик. Если создать свой авиаотряд — будут подозрения: что-то там скрывают. А если этот трафик обслуживают внешние пилоты, то подозрений нет, люди, как бы, ничего не скрывают. Проблема болтовни пилотов устраняется легко: коррупция в полицейском управлении Джайапура. Там можно гасить слухи, а чтобы слухов было меньше, использовать для перевозок сравнительно дисциплинированный авиаотряд резерва той же полиции.

— Мне, — заметил Рамсвуд, — тоже показалось, что полиция в Джайапуре купленная.

— В общем, так, Регги, — заключил Большой Бонго, — твоя задача аккуратно выяснить по своим каналам, чем дышит фирма «Авалон», которая арендовала центр Долака.

— Понял, босс, приступаю, — Тони Тамере вытащил из-за уха косяк-самокрутку «splif», оказавшийся при ближайшем рассмотрении коммуникатором типа «Pen hi-phone».

Эпизод-3. Подвиг тролландского лейтенанта

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-западная Австралия. Остров Мелв.

Харри Харрис обитал и работал на ранчо, купленном с торгов после банкротства некой агротехнической компании. Территория ранчо была переделана под офис и полигон, а семья аборигенов из племени Уагга, работавшая еще при старом владельце, содержала в относительном порядке офис, маленькую цветочную ферму, и оставшуюся часть ранчо с несколькими пони, отлично вписавшимися в каскадерскую тематику. И, конечно семья Уагга участвовала в съемках — поскольку в команде Харриса в кино играли все. Кроме аборигенов, в команде Харриса (маленькой каскадерской фирме «ExEx») было четверо сотрудников. Олбен Лепски — пилот-инструктор и военспец. Марк Поллак — мастер по спецэффектам, компьютерщик, механик и видео-оператор. Инге Освар и Тедди Бруно — каскадеры. Теперь к ним добавилась спец-менеджер Фокси Рорх…

Первые две недели Фокси занималась корреспонденцией, телефонными переговорами, и сбором информации в соответствии с письменными и устными инструкциями Харриса.

Инструкции были всегда крайне лаконичны:

* Берем тайм-аут 3 дня. Напомнишь.

* Требуем скидку 20 %.

* Это в помойку.

* Капризничаем, но соглашаемся.

* Найди, кто хозяин этого засранца.

* Ответь: дешевле не будет.

* Половину. За больше пусть судится.

* Ответь «нет» в стиле «может быть».

* Сколько стоит нарисовать это в 3D?

* Заболтай и разузнай подробнее.

Фокси сняла малобюджетную секцию в таунхаусе, ближайшем к поместью. И правильно сделала. Дело в том, что понятия «время суток» для Харриса просто не существовало. В одно и то же время суток он делал только две вещи: утреннюю физкультуру и прием 50 граммов виски с двойным кофе. Это называлось «режим дня» и «основа здорового образа жизни». Все остальное могло происходить когда угодно, однако, к выделению времени на отдых сотрудников Харри Харрис относился с исключительной серьезностью, считая это основой бизнеса: «Карл Маркс сказал, что отдых является частью экономического цикла, служащей для восстановления товара — рабочая сила»… Выходные, о которых известно заранее хотя бы за три дня, были в команде Харриса скорее исключением, чем правилом, однако он никогда не допускал, чтобы кто-либо из сотрудников работал более 40 часов в неделю. Иногда он говорил: «Фокси, с этой минуты ты бездельничаешь, катись на пляж, или в дансинг, или в бар или куда хочешь. Твоя задача — отдохнуть к послезавтрашнему утру». Или наоборот: «Фокси, я пошел отдыхать, ты молотишь за меня. До завтрашнего полудня, меня ничего не касается. Даже если будет конец света — это не мои проблемы».

Секрет, а точнее ноу-хау Харриса заключался в том, что его сотрудники на самом деле работали постоянно, даже когда спали. Ни одна интересная идея не пропускалась и не оставалась без денежной оплаты и поощрения. Говорить можно было все, даже полную глупость. Обсуждались самые невероятные предложения. Это было своеобразное кредо Харриса: «Самой идиотской идеей в истории человечества было бросать уже добытую пищу в землю. Так появилось земледелие, за счет которого мы все питаемся последние сто веков». Отправляя Фокси на выходной, он мог сказать: «Ты ведь будешь глазеть на парней, так вот: прикинь, как должен быть экипирован придурок, который по ночам гоняется на байке за автомобилями и крушит их бензопилой». И ведь действительно, в процессе фланирования по пляжу и окрестностям, мысль работала в этом направлении.

А однажды, отдохнув на этот раз без «творческого задания», Фокси в самом радужном настроении возвращалась на работу, вошла на территорию полигона и, закрыв за собой служебную калитку, вдруг обнаружила, что находится на прицеле пулемета. Пулемет находился на турели, а турель — на корпусе очень неприятного устройства: «ливийской поганки». Такие машинки, сделанные из радиоуправляемого игрушечного вездехода размером с письменный стол, поворотной платформы для телекамеры, и стандартного ручного пулемета с коробчатым магазином, были придуманы кем-то в 2011-м году, на ливийской войне — отсюда и их название. Прежде чем Фокси успела задуматься, кто и с какой целью притащил сюда эту самоходную дрянь, пулемет выплюнул очередь.

Под грохот выстрелов, Фокси ловко нырнула в канаву, прикрытую кустами. Рефлексы сработали. «Ливийская поганка» закрутила башней, выискивая исчезнувшую цель. У маленькой web-камеры, с которой получает изображение оператор такой самоделки, обычно маленький сектор обзора. Это давало Фокси хороший шанс. Думать, чья это идиотская шутка не имело смысла — потом разберемся. А сейчас требовалось быстро прихлопнуть дурацкую игрушку, пока в калитку не зашел кто-то, у кого нет надежных рефлексов телохранителя. И Фокси осторожно поползла по канаве в сторону сарая, в котором наверняка найдется что-нибудь пригодное в качестве оружия.

Пулемет стрелял наугад, короткими очередями, крутя башенкой. Несколько раз пули свистели над головой, и Фокси приходилось погружаться в воду по ноздри (к счастью, канава была проточная, довольно чистая). Ну, вот, сарай. Аккуратно пробравшись в «мертвой зоне» обзора с «ливийская поганки», Фокси протиснулась внутрь, отогнув непрочный лист стеновой фанеры и… Ага! Маленькая удача! Кто-то из тинэйджеров семьи аборигенов Уагга забыл свою рогатку. Рогатка хорошая, качественная. Теперь подберем снаряд… Вот, неплохие гайки, граммов по двадцать. Теперь повоюем.

Фокси очень медленно отогнула другой лист фанеры, и посмотрела сквозь щель. Так. Башня «ливийской поганки» повернута почти на прямой угол от сарая, и оператор не сможет увидеть противника. Теперь выбираем уязвимую точку. Вот эту пластиковую коробку с проводами. Вспомнив тренинг по стрельбе из боевой рогатки, и определив хорошую трассу для выхода на стрелковую позицию, с последующим уходом за очень удачно стоящий маленький бульдозер с железным ковшом, Фокси вылезла из сарая. Выглянув, затем, из-за угла, и убедившись, что цель не изменила дислокацию, Фокси побежала… Остановилась… Оператор, видимо, заметил, или почувствовал что-то, а возможно, на машине стоял еще и микрофон. Башня «ливийской поганки» начала поворачиваться… Времени оставалось на одну попытку. Фокси выстрелила, и сразу прыгнула за ковш экскаватора, распластавшись на грунте.

Черт! Промах! Загрохотал пулемет. Пули застучали по ковшу. Ну, ничего. Отход спланирован. Фокси сползла в продолжение канавы и притупила к обходному маневру. Примерно четверть часа понадобилось, чтобы оказаться в отличной бетонной трубе, расположенной под углом к цели. Фокси высунулась. «Ливийская поганка» стояла в десятке метров, бортом к ней. С такого ракурса лучшей мишенью выглядела ножка с вынесенной на проводке web-камерой. Фокси тщательно прицелилась… Щелк! Есть!

Гайка снесла web-камеру, и кажется, повредила что-то в схеме. Оператор попытался развернуть башню — ее заело. Стал разворачивать всю машину — но тут Фокси четко влепила гайку в пластиковую коробку с электронной начинкой. Потом, подойдя к уже неподвижной «ливийской поганке», она сорвала пулемет с хлипкой турели и бросила рядом. Выдохнула. Осмотрелась. И села на травку рядом с обезвреженным объектом.

…Раздались аплодисменты.

— Отлично, Фокси! — закричал Харрис, появляясь из-за небольшого грузовика, в полста метрах от поля боя, — Этот дубль сразу в ленту, без пересъемок, как есть.

— Точно! — согласился Марк Поллак, вылезая из канализационного люка.

— Я хорошо рулила и стреляла? — поинтересовалась аборигенка-тинэйджер Синти Уагга, тоже появляясь на арене из железной бочки под навесом.

— Все как надо! — Марк хлопнул юную девушку по плечу.

— Я лучший в мире танкист, — заключила Синти.

— Вы долбанные придурки! — вдохнула Фокси, — вот, я сейчас встану и врежу кому-то по морде. Только выберу, тебе Харри, или тебе Марк.

— Главное, не мне! — обрадовалась юная аборигенка, подбежала к Фокси и принялась ее тормошить, — вставай, пойдем пить кофе с мороженым! А по морде стукни Олбена! Он рассказал Марку про мини-самоходки на войне! А Марк подумал, и сконструировал!

— Вот тебе, — буркнула Фокси, отвешивая ей гуманный, но звонкий шлепок по заднице.

— За что!? — воскликнула Синти.

— Профилактика, — пояснила экс — телохранитель, поднимаясь на ноги и осматривая поле, засеянное стреляными малокалиберными гильзами, — а вдруг бы меня зацепило?

— Посмотри на места попаданий, — обиженно ответила аборигенка, — Пули резиновые.

— Да, действительно, — Фокси снова вздохнула, — А что за кино мы сейчас снимали?

— «Газонокосилка», — ответил Харри, — кино основано на реальных событиях в ЮАР на армейском полигоне осенью 2007-го. Автомат ПВО начал стрелять по людям. Итог: 9 убитых, 14 раненых. Но в нашей версии никто не убит, есть только раненые, и это…

— …Благодаря главной героине! — перебила Синти, — рыжая лейтенант Тринити Керкои вовремя грохнула самострел-самоходку! И для этой рыжей девчонки я уже заказала по Интернету в китайском ресторане торт из мороженого с фруктами по-нанкински!

— Мой любимый десерт… — произнесла Фокси, — О, черт! Я вся вымазалась в глине, надо сбегать домой, переодеться.

— Все предусмотрено, — сообщил Марк и торжественно протянул ей пластиковый пакет.

Фокси задумчиво хмыкнула, вытащила новенький комплект тропической униформы и придирчиво рассмотрела. Судя по звездочкам на погонах, форма была лейтенантская. Нашивка на рукаве сообщала род войск (аэромобильные десантные силы), а на груди красовалось алое сердечко с четырьмя золотыми лучиками — явно какой-то орден.

— Но, ребята, надевать чужую военную форму, и еще с чужим орденом, это как-то…

— Все ОК! — Марк похлопал ее по спине, — Это тролландская униформа, и орден тоже тролландский, причем полученный за подвиг, который даже заснят на видео.

— Тролландская униформа? — переспросила Фокси, присматриваясь к эмблемам.

— Да. Это же кино, ты не забыла?

Униформа лейтенанта аэромобильных десантных сил Тролландии оказалась Фокси не только впору, но и очень к лицу. Этот факт чуть позже отметил Ли Чжонг, племянник владельца китайского ресторанчика, выполнявший сегодня функции метрдотеля.

— Я так и думал, мисс Рорх, что вы раньше служили в спецназе, — заметил он, аккуратно размещая на столе компоненты десерта, — униформа на вас, как в парадном альбоме!

— Это тролландская униформа, — заметила Фокси.

— Да, я уже понял, вы служили не в Австралии, а в Скандинавии. Там есть вулкан, из-за которого однажды отменили рейсы во всей Европе и на севере Америки.

— Это вулкан Eyjafjallajokull, он в Исландии, — сообщил Марк Поллак.

— Да, верно, не в Тролландии, а в Исландии, — Ли Чжонг кивнул, — Ну и название у этого вулкана! Язык свернешь… Вот, Bingqilinzai-nanjingshuiguo готов, кушайте на здоровье.

Эпизод-4. Особенности новогвинейской охоты

 Сделать закладку на этом месте книги

Индонезийская Западная Новая Гвинея.

Остров Долак. Авалон.

…Железная клетка, стоявшая в кузове маленького грузовика, открылась, и сидевший в клетке, темнокожий голый молодой мужчина с крупными грубыми чертами лица и жесткими прямыми волосами, похожими на воронье гнездо, теперь мог выбраться на каменистый грунт площадки, окруженной оранжевыми охристыми скалами. Но он не торопился, поскольку видел, что произошло с двоими предыдущими людьми. Их тела, продырявленные и измазанные кровью, лежали сейчас около края площадки. Шестеро всадников, вооруженные копьями, и одетые в блестящие латы и шлемы, закрывающие большую часть лица, негромко переговаривались, и ждали следующую жертву.

В отличие от тех двоих, чьи трупы валялись в пыли, этот темнокожий мужчина был не рабом-авалонцем, а охотником-папуасом, схваченным вчера охранниками Авалона за нарушение границы, о которой даже не догадывался. Итак, его схватили вооруженные белые люди-солдаты, а теперь хотят заколоть копьями. Это единственное, что понятно. Охотник-папуас был, конечно, испуган, но, в отличие от рабов, умел сохранять ясность мысли, волю к жизни, и контроль над телом, невзирая на страх. Он искал возможность спасения, но пока не видел, и потому не спешил выходить из клетки…

С небольшого плато на вершине одного из крутых обрывистых холмов, сложенных из охристого песчаника, за развитием событий наблюдали два персонажа, одетые в серо-желтый с болотно-бежевым узором камуфляж. Эти двое были вооружены короткими десантными автоматами, мощными артиллерийскими биноклями, и видеокамерами, и наблюдали эту запредельную конную корриду с людьми вместо быков, и фальшивыми рыцарями вместо матадора… Когда авалонские охранники, используя свои штурмовые винтовки M-16 с примкнутыми штыками, принудили охотника-папуаса выпрыгнуть из клетку на площадку, один из наблюдателей на холме буркнул:

— Уроды…

— Я думаю, — заметил другой, — настоящие рыцари Круглого стола были такими же.

— Здесь ты не прав, Снорк, — возразил первый, — Рыцари Круглого стола не могли быть такими неуклюжими слабосильными трусливыми уродами.

— Да, Регги, — ответил тот, — те рыцари были просто уроды, без эпитетов.

— Тогда верно, — согласился Регги, — элита в обществе, это всегда уроды.

— А почему, кстати? — спросил Снорк.

— Я что, философ, по-твоему? — удивился этому вопросу Регги.

— Ты, наверное, нет, но твой босс — философ, а вы ведь иногда болтаете о жизни.

— Откуда ты знаешь, что мы с Большим Бонго болтаем о жизни?

— Логика, — пояснил Снорк, — твой босс нормальный дядька, и ему 75 лет. Нормальные дядьки в этом возрасте обычно болтают о жизни с молодыми ребятами из команды.

— Ты не ошибся, — подтвердил Регги, и добавил, — сейчас этого парня убьют.

Охотник-папуас отчаянно боролся за свою жизнь. Примерно полчаса ему удавалось уклоняться от «рыцарей», которые не очень уверенно держались в седлах, и были явно неспособны попасть копьем в мишень, активно движущуюся из стороны в сторону. Но, вырваться с площадки не удавалось из-за оцепления охраны, а усталость и жара делали свое дело. Движения папуаса замедлились, координация его движения ослабла. Вот он оступился раз, другой, потом упал, но успел вскочить раньше, чем копье ближайшего рыцаря достало его. Еще примерно четверть часа безнадежная борьба продолжалась, но после очередного падения, он не успел подняться достаточно быстро и получил первую серьезную рану. А еще через несколько минут, при очередном падении, копье самого удачливого рыцаря пригвоздило «добычу» к грунту. Подоспели остальные, и истыкали умирающего копьями, видимо в отместку за долгое сопротивление…

Регги отложил в сторону видеокамеру, выругался сквозь зубы и произнес.

— Если ТАМ что-то есть, то мы порадуем тень этого парня, когда сделаем наш бизнес.

— Да, — лаконично отозвался Снорк.

— Слушай, — продолжил Регги, — зачем ты привел меня сюда и показал это дерьмо?

— Я сделал это на всякий случай. Вдруг у тебя оставались какие-нибудь иллюзии.

— Иллюзии о чем, Снорк? Об этих лордах-плантаторах?

— Да. И о рабах тоже. Ты заметил, как они умирали?

— Я заметил. Они еле двигались. Это понятно. Они были оглушены страхом, они ведь фермеры, а не бойцы, в отличие от последнего парня… Черт! Жаль, что он погиб.

— Не фермеры, а рабы, — поправил Снорк, — они родились, выросли и умерли, как скот.

— Нет! — Регги качнул головой, — Я не идеалист, но уверен: люди не рождаются скотами. Аргумент про то, как они умирали, не стоит и цента. Многие люди, которых я очень уважаю, растерялись бы в такой ситуации, и позволили бы заколоть себя, как свиней. Понимаешь, этот чертов гениальный Вольфганг Гете, был ни хрена не прав!

— Ты все-таки философ, — слегка насмешливо отреагировал Снорк, — но тут неудачная позиция для философствования. Идем в Абобем. Ты помнишь правила движения?

— Я не первый раз на войне, — проворчал Регги.

— Это ясно, — сказал Снорк, — но ты редко воюешь, и на всякий случай, я спрашиваю.


Абобем представлял собой поселок-призрак, прячущийся в узкой полоске джунглей между южными склонами гор Абоб и мангровыми зарослями соленых болот южного берега Долака. Здесь была опорная точка «Натуралистического фото-клуба», а еще две точки располагались в Кекоро, в семидесяти километрах отсюда, на северо-западном берегу, и в Моа-Моа в ста километрах, на южном берегу. На самых подробных картах официального класса, из этих трех населенных пунктов существовал лишь Моа-Моа, а Кекоро и Абобем были известны лишь туземцам и «натуралистическим фотографам».

Тони Тамере, он же — Регги проходил здесь по разряду «ассоциированных участников натуралистического фото-клуба», а значит, мог пользоваться местом у общего котла и спальным углом в одном из туземных домиков на бамбуковых ножках-сваях. Сейчас актуален был первый параграф: место у общего котла. Когда по-своему симпатичная туземная девушка по имени Хэп плюхнула порции каши из батата с мясом и особыми специями в миски Снорка и Регги, Снорк поблагодарил ее на местном наречии, а затем напомнил компаньону:

— Регги, ты собирался рассказать что-то про философию Гете.

— Верно, — гаваец кивнул, — У Гете в «Фаусте» есть бредовая тема: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идет на бой!». Понимаешь, Снорк, если так рассуждать, то никогда не вылезешь из каменного века. Каждый человек каждый день идет на бой, хозяйственными делами занимается по остаточному принципу, о науке и технике вообще не успевает задуматься. Какое будущее у племени поклонников Гете? Похоже, они будут бегать с каменными топорами, пока их всех не перестреляют.

— Логично, — согласился Снорк, — а к чему ты это?

— К твоему аргументу про покорно умирающих рабов. Не все должны быть бойцами.

— Тоже логично. Можно не быть бойцом, но, нужно быть человеком, а человек всегда откажется быть чьим-то рабом, это и отличает человека от скота.

— Если человек родился рабом, — возразил Регги, — то как можно предъявлять к нему требование, чтобы он отказался? Он ведь не имеет понятия ни о какой свободе.

Снорк принял очень серьезный вид, поднял вверх ладонь и стал вдруг похож не на филиппинского боевика (каковым являлся), а на китайского даоса.

— Оставим тех, кто родился уже в Авалоне, на Долаке. Но, те рабы, которым сейчас примерно 40 лет, родились в деревнях Бенгалии, и выросли лично свободными.

— Слушай, Снорк, где ты видел в Бенгалии свободу? — снова возразил гаваец.

— Но, — ответил тот, — ты же не будешь спорить, что любой бенгальский фермер может уехать из своей деревни, и из страны. Никто его не станет держать силой. Так вот: эти бенгальцы едут в самые дерьмовые места, на самую черную работу, к работодателям, которые не считают их за людей. Они унтерменши, вроде зверьков-леммингов, сначала плодятся в несметном количестве, а потом толпой бегут искать еду по такому пути, на котором не надо думать. Эти побежали в Авалон, попали в рабство, получают корм и плодятся на радость лордам-плантаторам. После заката мы поедем в деревню рабов на рекогносцировку, и ты сам сможешь оценить скорость бридинга по доле беременных и кормящих женщин в этом стаде. Они получили то, к чему стремились.

— По-моему, — сказал Регги, — Ты их за что-то очень не любишь.

— Да, — лаконично подтвердил Снорк.

— Ясно. Тогда я не буду с тобой спорить на эту тему, а просто спрошу: что твоя команда планирует делать с этими бенгальцами в ходе продвижения нашего общего бизнеса?

— Ничего не планирует. Пусть индонезийская полиция депортирует это стадо обратно в Бенгалию. Так будет удобнее и туземцам, и нам, и полиции, которая, сделав это, сможет отрапортовать своему правительству, что закрыла хотя бы один вопрос.

Гаваец прожевал еще ложку бататов с мясом и равнодушно пожал плечами.

— ОК. Будем исходить из этого. А как планируются отношения с племенами туземцев?

— Очень просто. Они хозяева этой земли. Мы их друзья. Есть еще индонезийцы, но это проблема, которую мы будем решать не сегодня и не завтра.

— ОК, — повторил Регги, — мы друзья туземцев. Но мы собираемся втянуть их в войну с лордами-плантаторами, а войны не бывает без материальных и людских потерь.

— Мы не будем втягивать туземцев в войну, — отозвался Снорк, — мы им поможем, когда нападет Авалон. Рыцарские завоевательные походы неизбежны, как учит история. Мы знаем даже, когда и против кого будет поход, и что является формальным поводом.

— И что же?

— Выпас свиней из поселка Наэне на маковых плантациях в поместье Эссом, на западе Авалона. Сейчас лорд-плантатор готовится наказать туземцев Наэне в рыцарском стиле: поселок сжечь, а туземцев частично перебить, а частично обратить в рабство. Конечно, рыцарь не упустит и возможность поохотиться на туземцев, разбегающихся по лесу.

— Ясно, — Регги кивнул, — а ваша команда будет участвовать, я правильно понял?

— Да, — подтвердил Снорк.

— Мы тоже будем участвовать, — добавила Хэп, разливая в кружки ароматный чай.

— Вы, это кто? — спросил Регги, глядя на молодую туземку.

— Мы, дони, люди Долака, — спокойно ответила она, — Конг Ксет, который слышит, как разговаривают звезды, узнал, что пришло время.

— Конг Ксет, это холо, шаман, — пояснил филиппинец.

— Холо-арэ, — педантично поправила туземка, — шаман и вождь.

— Да, Хэп, ты права. У политиков это называется «национальный лидер».

— Мы не политики, — туземка чуть заметно улыбнулась, — мы дони, и у нас свои слова.

— А когда произойдет налет на Наэне? — поинтересовался Регги.

— Чуть меньше, чем через декаду, — сказал Снорк, и тут же спросил, — ты с нами?

— Ну… Если вам нужен еще один парень, умеющий держать пушку, то почему нет?

— Нам нужен, — подтвердила Хэп, — мы тебя приглашаем на охоту.

— ОК, мы договорились. Я присоединяюсь.

— Тогда, давай подберем тебе оружие, — сказал Снорк, повернулся и крикнул, — Кйер, подойди к оружейному блоку! У тебя лучше получается инструктировать по технике!

Кйер оказалась темнокожей девушкой, изящной и миниатюрной. Сначала Регги даже принял ее за девочку-малолетку, а она заметила его удивление.

— Не делай большие глаза, амиго. Просто, я этническая аэта.

— Аэта? Филиппинская… Э…

— …Негритоска, — договорила она, и обаятельно оскалилась, — в Америке слово «негр» неполиткорректно, и «негритос», видимо, тоже. Но, что делать, если политики еще не придумали, как нас называть в соответствии с… Мм…

— …С Всеобщей Декларацией Прав Человека! — торжественно подсказал подошедший молодой мужчина, похожий на скандинава: загорелый, но совершенно беловолосый.

— Это капитан Йовик, — пояснила Кйер, — он почти философ.

— Привет, — сказал капитан-скандинав, протягивая Регги мощную лапу, — Хороший тут интернационал получается. Ты гаваец или ямаец?

— Гаваец, — ответил Регги, пожимая ему руку, — Три мои растаманские косички, это для красоты. В смысле, мне так нравится. И вообще, я балдею от музыки Боба Марли.

— Это понятно по твоему прозвищу, — откликнулся еще один молодой мужчина, на вид, уроженец южной Англии, валлиец с пшеничными волосами, — а я вот люблю Биттлз. Я пришел к религии Кришны через музыку Джона Леннона, представляешь?

— Это лейтенант-инженер Вейдар, — пояснил капитан Йовик.

— Вейдар, ты реально кришнаит? — с сомнением в голосе уточнил Регги.

— Э, приблизительно, — проворчал тот, и сдвинул левую руку так, чтобы была не очень заметна рукоятка пистолет-пулемета, торчащая из кобуры подмышкой.

Кйер сделала строгое лицо и похлопала в ладоши.

— Так, алло! У нас не музыкальная вечеринка, а инструктаж по оружию!

— Регги, — понизив голос, произнес Йовик, — прикинь, Кйер год после колледжа работала механиком в мастерской тракторного ремонта на Лусоне, в глубинке, и…

— Блин! — взорвалась миниатюрная девушка-аэта, — Какого хрена!..

— Я уже молчу… — прошептал капитан.

— Так… — сказала Кйер, — подойдя к длинному столу, на котором уже были разложены образцы оружия, — поскольку в данный момент жизни мы изображаем просто дикарей, защищающих свои традиционные земли, оружие у нас в рейде будет холодное, слегка стилизованное под охотничьи луки и духовые трубки.

— По-моему, — заметил Регги, — это больше похоже на боевую пневматику и арбалеты коммандос. А вот такую конфигурацию я вообще впервые вижу.

— Это, — сказала Кйер, и взяла со стола агрегат, напоминающий гротескно увеличенный ковбойский револьвер с аномально толстым стволом, — арбалет, полуавтомат, двадцать стреловидных снарядов в барабане, взвод пружины электрический, а мощность…

Девушка прервала фразу и, плавно поднимая арбалет, красивым, почти танцевальным движением, развернулась к стандартной мишени на деревянном щите. Послышались несколько глухих щелчков. В мишень вонзились четыре стрелки длиной примерно с ладонь. Регги хмыкнул и, прогулявшись до щита, попробовал выдернуть стрелку. Это удалось со значительным трудом, и гаваец тут же высказал свое мнение:

— Как-то я сомневаюсь, что результат можно принять за действие охотничьего лука.

— Во времена столетней войны, — заметил Вейдар, — были арбалеты и помощнее.

— Да, — гаваец кивнул, — я видел это в кино. Но там арбалет ростом с человека и стрела примерно полкило весом. А здесь… Гм… И стрела тоже не очень-то дикарская.

— Что не так? — возразила Кйер, — В этой стреле ни капли металла!

— Да, но и ни капли дерева. Это какой-то твердый пластик вроде эбонита, верно?

— Ну, знаешь… — проворчала она, — у нас тут не исторический музей. На вид дерево, а присматриваться вряд ли кто будет. Ты-то заранее знал.

— Если ты такой капризный, — ехидно добавил Йовик, — то вот тебе пневматика малой мощности. Мини-стрелочки из бамбука, как для папуасской духовой трубки.

— Хм… — Регги посмотрел на «пневматику малой мощности», очень похожую на копию пулемета «Льюис-1910» с горизонтальным дисковым магазином над стволом, только уменьшенную вдвое и по габаритам и по калибру, — дизайн какой-то не папуасский.

— Машинка, конечно, не папуасская, — согласился капитан, — но в боеприпасах никакой синтетики. Даже яд натуральный: слизь древесной жабы. В диске двести стрелочек.

— Хэп специально держит маленькое стадо древесных жаб, — сообщил Вейдер, — жабы красивые, яркие, как елочные игрушки. Но когда они злятся, то потеют ядом.

— Жабы, надо же… — произнес Регги, — нет, я лучше возьму что-нибу


убрать рекламу




убрать рекламу



дь модерновое.

— Вот, — Кйер, хлопнула ладонью по агрегату, похожему на помповое ружье, — отличная машинка. Перезарядка скользящей передней рукояткой. Взведение электрическое.

— Можно попробовать? — спросил он.

— Валяй, — девушка кивнула, — надо дослать стрелу в боевой канал, и все.

— Хм… — гаваец взял агрегат, привычно (как в помповом ружье) передернул рукоятку, вскинул оружие… Дзинь… Стрела застряла в деревянном щите, пробив его насквозь.

Через 8 дней.

Долак. Деревня Наэне.

(к юго-западу от Авалона).

«Лорды Авалона» называли болотистые джунгли за границей «своей» территории, на «артуровский манер»: Пустошами Пиктов — Южной и Западной соответственно. Итак: велика Западная Пустошь Пиктов, но дорог в ней мало. От поместья Эссом на крайнем западе Авалона до деревни пиктов Наэне ведет всего одна дорога. По ней, на рассвете выдвинулся из Эссома лорд Джозеф Илбридж (владелец Эссома) со взводом охраны и дополнительно — двумя джипами огневой поддержки, итого, сорок бойцов. Более, чем достаточно для карательной операции против деревни, в которой дюжина дворов, и не больше трех десятков мужчин, способных держать оружие… Да и какое это оружие? Охотничий лук, охотничье копье, и топор (иногда с железным лезвием, но чаше — или с костяным, или с каменным). Одно слово: пикты.

В свои 63 года Джозеф Илбридж был в отличной физической форме, не имел вредных привычек, каждое утро перед завтраком совершал конные выезды на малорослом, но крепком яванском пони, а каждый вечер «награждал вниманием» одну или двух юных деревенских девок. Сегодня он искренне радовался возможности провести настоящий рыцарский набег и внести разнообразие в несколько скучноватый спектр развлечений, сложившийся за почти 20 лет существования Авалона. Джозеф надел кирасу и шлем (не стальные, конечно, а дюралевые, но очень правдоподобные), взял копье и меч (легкий, японский) и выдал видеокамеры двум лакеям, которые играли роль оруженосцев. Он подробно растолковал им, как снимать, чтобы в кадр попадало поменьше современной техники и охранников в современной экипировке. В общем, кино обещало получиться замечательное — будет, что показать другим лордам (которые, из осторожности, нашли предлоги, чтобы не принимать участие в остроумной затее с набегом на Наэне).

Позади остались сначала ветряные мельницы и винокурня, затем — плантация сахарного тростника, затем рисовые поля — регулярные аккуратные полосы зелени и воды. Дальше колонна проехала зеленые пушистые поля со всходами кукурузы и фасоли. После этого, уже совсем близко к границе Авалона — поля бенгальского мака. Мак, в отличие от иных культур, являлся долевым владением всех лордов, однако Илбридж получал долю сверх обычной — за то, что присматривал за выращиванием этого общего ценного достояния.

Несмотря на ранний час, вилланы уже вышли на утренние полевые работы. В поместье Илбриджа дисциплина на высоте. Лентяев учат уму-разуму с помощью кнута, прямо на площади, чтоб все вилланы видели, и вразумлялись… Вот и граница Авалона. Тут край последнего поля обрывается у опушки леса, а дорога становится неровной и кривой. В сотне метров впереди — уже поворот, и коричневая глинистая полоса скрывается среди низкорослых деревьев. Джип огневого прикрытия выехал вперед. Лорд чуть скривился (хорошие кадры получились бы: рыцарь первым въезжает в дикий лес, полный пиктов, только этот джип все портит — мера безопасности, на которой настоял мажордом-турок, Аджан Раис-Оглы и южноафриканский лейтенант Четтер из охраны). Так что, въезд на «дикие земли пиктов» получился абсолютно неинтересный. Просто, теперь вокруг был экваториальный лес, насыщенный стрекотанием и щебетом какой-то живности.

Джозеф Илбридж с гордостью подумал, что именно он, около трех лет назад, первым решился отбросить необоснованные страхи и захватить нескольких туземцев, которые болтались на границе Авалона днем, присматривая, что украсть следующей ночью. Из туземцев получались плохие рабы, их надо было держать на привязи, и работали они безобразно. А вот туземные женщины оказались интересными. Не то, что деревенские девки, послушно раздвигающие ноги. Трахнуть пленную туземку, которая не на шутку отбивается, это совсем другое! Двое дюжих охранников еле удерживают такую дикую кошку, пока лорд оказывает ей внимание… Зацепившись за эту тему, лорд решил, что постарается захватить в сегодняшнем набеге побольше туземок, и нескольких подарит другим лордам. Рыцарский жест — щедрый и с подтекстом: оцените мою храбрость.

Рыцарскими романами Джозеф бредил с детства, еще когда учился в закрытой элитной частной школе, где вполне официально (по законам штата) практиковались телесные наказания — для привития дисциплины учащимся. Каждый раз, получив порцию ударов розгами, юный Илбридж вечером с упоением листал романы Вальтера Скотта, и мечтал, представляя себя рыцарем во главе дружины. Он брал приступом замки воспитателей, преподавателей и старших учеников. В своих мечтах, он предавал самым изощренным пыткам сначала семьи обидчиков, а потом их самих, испытывая чувство невероятного восторга. Через многие годы, уже взрослый мистер Илбридж пытался реализовать эти юношеские мечты в закрытых клубах, но там все было слишком игрушечным. Только Авалон дал именно то, о чем Джозеф Илбридж мечтал столько лет!

…До Наэне оставалось еще километра три, когда произошел досадный сбой. Какие-то туземные подростки, болтающиеся в окрестностях деревни, увидели колонну и успели убежать в лес. Охрана выпустила несколько автоматных очередей им вслед. Напрасно. Попасть в фигурку, прыгающую среди стволов деревьев и сплетения лиан, практически невозможно, разве что, очень повезет, а элемент внезапности из-за этой стрельбы был безнадежно потерян. Лучше было вовсе не стрелять, и колонна выиграла бы верных 10 минут, пока подростки бежали бы до деревни. Теперь «пикты», конечно, разбегутся, и придется вылавливать их в лесу. Хотя, какое-то количество все равно разбежалось бы. Поэтому, Илбридж и взял с собой свору собак. За световой день многих можно успеть выследить. А, для начала, надо сжечь деревню. Красиво сжечь. Как в кино.

…Камышовые хижины, похожие то ли на птичьи гнезда, то ли на муравейники, горели неохотно, а кривые изгороди из веток, переплетенных лианами, вообще не горели. Но, несколько канистр дизельного топлива сделала свое дело, и сожжение деревни вышло превосходное. Конечно, жечь деревню с жителями было бы гораздо увлекательнее, но (подумал Илбридж) никакое серьезное дело не получается сразу. Сегодняшний набег можно считать хорошей репетицией. На Западной Пустоши есть еще много деревень, которые можно сжечь с учетом опыта… А сейчас время облавной охоты с гончими!

Собак было взято восемь, так что охранники разбились на шесть четверок, каждая — с собакой. Еще две четверки с двумя собаками образовали отряд под командованием Илбриджа. Туда же попали два лакея с видеокамерами. И две четверки охранников с двумя джипами остались на поле около горящей деревни… Собаки, легко взяв след, побежали в лес с громким лаем. Отряды, ориентируясь на лай, двинулись за ними.

Любой военный специалист назвал бы эти действия чистейшим безумием, но не надо забывать: ни Илбридж, ни даже лейтенант, не предполагали, что могут столкнуться с каким-то сопротивлением. Ну, разве что, несколько выстрелов из охотничьих луков легкими стрелами с наконечниками из бамбука или из острого обрезка жести. Когда выпущенная из «помповой машинки» футовая стрела со скоростью около ста метров в секунду, пробила Илбриджа насквозь (вместе с кирасой), это стало для отряда полной неожиданностью. Восемь охранников во главе с лейтенантом, и двое лакеев, не успели сообразить, что же происходит, когда их настиг залп из арбалетов — полуавтоматов.

Одновременно с этим, отработали стрелки — туземцы с «игрушечными пулеметами Льюиса» — эти ребята играли роль дичи, и их целью были собаки. Попасть одиночным выстрелом в собаку, бегущую среди деревьев, сложно, а нанести ей царапину, стреляя очередью — не проблема. Вскоре лес наполнился отчаянным визгом. Жабий яд — штука быстродействующая, но, все-таки, он убивает не мгновенно… Шесть пока уцелевших четверок охранников, остановились, и начали обсуждать, что случилось с собаками. Расстояния между четверками составляло уже несколько сот метров, и им пришлось воспользоваться рациями. Убедившись, что группа лорда не отвечает, они двинулись искать ее, выбрав примерно правильное направлении. Разумеется, приближаясь к месту гибели отряда Илбриджа, они оказывались в секторе стрельбы арбалетчиков.

Тем временем, стрелки — туземцы, под прикрытием густого дыма от горящей деревни, подкрались на сотню метров к джипам, стоявшим на поле, и синхронно отстрелили по навесной траектории длинные очереди отравленных стрел. И далее, не пытаясь узнать результат, они залегли и отползли назад в джунгли, под аккомпанемент пулеметных очередей (группа в джипах наугад обстреливала ближайшие кусты, на случай если там засели охотники-папуасы). Грохот пулеметов стал сигналом для арбалетчиков, и они прицельно отработали по шести четверкам, как раз двигавшимся в секторе обстрела. Потеряв несколько человек, охранники поспешно отступили к полям Наэне.

В соответствии с заранее принятым планом, это был последний «огневой контакт», и арбалетчики бесшумно втянулись вглубь западных болот, к месту встречи с группой стрелков — туземцев. При явной возможности развить успех и уничтожить экспедицию Илбриджа полностью, партизанский отряд отступал. Таков был приказ штаба.


Место встречи в западном районе Долака.

Партизанский опорный пункт Круру. Залив Новеве.


Этот участок болотистых джунглей, если смотреть сверху (например, с низколетящего самолета) ничем не отличался от любого другого. Сплошное сплетение ветвей и лиан в вечной борьбе за солнечный свет. Но, под кронами деревьев, переходящими в кровли папуасских хижин, здесь разместился поселок Круру, не отмеченный на официальных картах. Сейчас он за несколько часов, стал лагерем беженцев, однако его постоянные жители не расстраивались из-за этого. Регги сделал вывод, что при всей наблюдаемой нищете, еды в Круру было с избытком, а про остальное туземцы — дони не переживали. Соседи — соплеменники оказались без еды и крыши над головой. Надо их накормить и приютить. А как жить дальше, мы подумаем завтра, послезавтра, или через неделю.

Почему надо бежать не только из деревни Наэне, но и из четырех соседних деревень, туземцы пока не понимали, но они доверяли своим друзьям — «фотоохотникам». Те не подняли бы панику попусту — они умные, это известно. Регги тоже не понимал, почему понадобилась эвакуация всех деревень с пятна площадью около ста квадратных км и, в отличие от туземцев — дони, он хотел услышать рациональное объяснение.

— Удивляешься? — поинтересовался у него капитан Йовик, не отрываясь от планшета, разложенного на циновке (в хижинах дони столы не были предусмотрены).

— Удивляюсь, — подтвердил гаваец.

— Попробуй, догадайся, — подначила Кйер. Миниатюрная девушка — аэта была занята ответственным делом: обработкой раненого плеча туземного мальчишки-тинэйджера. Случайная пуля срезала полосу кожи, а тут, в экваториальном климате, раны нельзя оставлять без дезинфекции и перевязки… Мальчишка шипел от боли, но не выглядел несчастным. Кажется, он даже гордился, что приглашен в «партизанский штаб».

— Догадаться… — задумчиво произнес Регги, — ну, попробую мыслить по аналогии. В индокитайских войнах середины прошлого века, партизанские отряды, обычно сразу отступали после успешных рейдов, чтобы не попасть под удар штурмовой авиации, которая забрасывала бочками с напалмом возможные точки базирования партизан.

— Верное направление мысли, — прокомментировал Йовик.

— …Но, — продолжал гаваец, — у Авалона нет авиации подобного типа. А что есть?

— Так вот, угадай, — сказала девушка — аэта.

— Тут и угадывать нечего, Кйер. Остается дальнобойная артиллерия.

— Какая? — спросила она.

— Ну, на фиг! Я же не телепат!

Кйер завершила обработку боевого ранения туземного мальчишки — тинэйджера, очень выразительно показала движения ложки и слегка потрепала его по затылку. Туземец вскочил и побежал, надо полагать, за котелком каши. Кйер повернулась к гавайцу.

— А какую артиллерию ты бы купил на месте лордов Авалона?

— Ну, Кйер, ты и спросила… Я бы, наверное, купил минометы крупного калибра. Очень эффективная, простая и дешевая, штука для стрельбы по площадям, как я слышал.

— Уф… — девушка — аэта задумалась, — Алло, Йовик, это можно считать отгадкой?

— Можно, — сказал капитан, — эти машины иногда называют реактивными минометами.

— Реактивными минометами, — заметил Регги, — называют системы залпового огня.

— Да, — Кйер кивнула, — представь: кто-то продал этим уродам машины «Krizan». Это современная версия советской машины «Grad». Производится в Чехии и Словакии для собственных армий и еще на экспорт в Центральную Африку, и в Индокитай.

— Вот, дерьмо… — Регги вздохнул, — только СЗО тут не хватало для счастья.

Зашуршала циновка у входа, и в «штабную» хижину вошел Вейдар, держа в руках две видеокамеры.

— Что обсуждаем, камрады?

— Чешские установки залпового огня, — ответил Йовик.

— А-а, ну, пока нечего обсуждать. Вот, когда они отстреляются…

— …Тогда мы обсудим квалификацию артиллеристов, — перебил капитан, — а зачем ты притащил сюда эти игрушки?

— Я нашел это у персональных фотографов мистера Илбриджа. Там кинохроника.

— Кинохроника? — переспросил Регги.

— Да. Кинохроника рыцарского похода. Но, я не вникал. Это ведь ты тут спец по кино.

— Интересно… — гаваец почесал себя за ухом, и как раз в этот момент с северо-востока донесся глухой грохот — будто по земле били гигантским молотом в быстром темпе.

— Начали обстрел, уроды, — флегматично констатировал капитан Йовик.

Эпизод-5. Битва за Марс

 Сделать закладку на этом месте книги

Австралия — Чили.

Однажды, Харрис позвонил в 3 часа ночи и спросил: «Фокси, где найти ближайший от Антофагасты прокат легкомоторных самолетов или что-нибудь в этом роде? Не знаешь? Ну, так узнай быстрее. И заодно выясни, как в Чили получают лицензию на природные съемки в пустыне… Мы будем снимать войну долбаных голливудских марсиан. Я хочу знать, кому там давать взятки и все такое… Конкретно интересует пустыня Атакама… И еще Анды… Я знаю, что Анды — это горы, но там тоже надо будет снимать… Заодно, узнай, какая там в это время года температура, облачность, влажность, осадки и скорость ветра. Ну, примерно… Так, я ничего не забыл? Вспомню — перезвоню. Погнали».

Пришлось, чертыхаясь, вставать и усаживаться за компьютер, а затем идти в офис и копаться в банке данных.

Эти съемки в Чили были первым опытом Фокси на полевом выезде. Фильм «Битва за Марс» состоял из трюков и спецэффектов не меньше, чем на четверть. Еще половину занимали эротические сцены, а последняя четверть представляла собой, так сказать «сюжет», призванный как-то увязать вышеуказанные части в подобие единого целого.

Хорошие марсиане защищали от плохих марсиан стратегически важный проход в горах. В чем была его важность в условиях обильно фигурирующей в фильме ракетной и авиатехники, оставалось загадкой. Для чего, при наличии подобной техники, на вооружении у марсиан стояли, также, боевые динозавры-киллеры, тоже было непонятно, Впрочем, как пояснил Харрис: «Зритель не заморачивается такой ерундой, как смысл сюжета».

Харрис занялся освоением территории городка Вилла дель Соль немедленно, как только съемочная группа разместилась в заранее арендованной асьенде в семистах метрах от холма — будущей основной арены съемок.

— Так… Что там у нас в плане?… Завязать контакты с местной полицией… Насколько тесные, Фокси?

— По моим данным примерно на 2000 долларов, — ответила спец-менеджер, — Идеально подходит банковская упаковка сто купюр по 20 долларов, чтобы офицеру не пришлось считать. Плюс 9-пинтовая бутыль виски, но ее мы вручим позже. Я все уже подготовила вместе с заявкой, на которой он должен будет поставить визу на использование инкской крепости.

— Отлично, — согласился Харрис.

— Тогда я пошла, — сказала Фокси.

— Куда?

— Давать взятку.

— Гм… Вообще-то я могу и сам.

— Конечно, Харрис. Но чилийские полисмены более дружелюбно реагируют на теток с наивным личиком, а не на дядек с хитрой мордой.

— Ты не похожа, на тетку с наивным личиком.

— А я сейчас переоденусь и буду похожа.

Через 5 минут Фокси вернулась в легких коротких свободных брюках и тонкой блузке. Харрис окинул ее критическим взглядом и сообщил.

— Знаешь что, у тебя, конечно, красивая грудь. Форма сосков изумительная и даже их цвет очень гармонирует с загаром. С эстетической точки зрения все безупречно… Но, боюсь, что если ты придешь в таком виде к местному полисмену, у него мозги стекут в поясничный отдел. Может, тебе надеть что-нибудь вроде бюстгальтера?

— Не ношу. Могу надеть под блузку верх от бикини.

— Пойдет… Гм… А если он попытается завязать слишком тесные контакты?

— Сомневаюсь. Ну, в крайнем случае, дам по зубам как следует. Потом покраснею, пролепечу чего-нибудь вроде извинений и страстно поцелую в щечку. Это здесь нормально воспринимается.

В реальности все оказалось не совсем так, как в плане. Сеньор Антонио Хосе Карраско, шеф местной полиции, по случаю жары находился не в помещении, а во дворе под навесом. Он полулежал на пляжном шезлонге рядом со складным столиком и пил пиво. Изрядное брюшко совершенно не помешало ему вскочить при виде незнакомой и, прямо скажем, необычной девушки. На лице офицера промелькнуло несколько сменяющих друг друга выражений, свидетельствующих о том, что он пытается быстро отнести ее к тому или иному классу визитерш. Фокси, в свою очередь, перебирала в уме варианты передачи ему т. н. «котлеты» — улица явно не выглядела подходящим для этого местом. Надо отдать должное обоим — они быстро вышли из затруднительного положения. Фокси предложила сеньору Карраско прокатиться до арендованной съемочной группой асьенды, чтобы самолично убедиться в соблюдении всех возможных правил.

Едва здание полицейской управы скрылось из виду, как офицер, вальяжно приобнял девушку за плечи. Она, не отводя глаз от дороги, дружески похлопала его ладонью по пузу и, как бы невзначай, бросила ему на колени пухлую банковскую упаковку.

— Вы что-то уронили, сеньорита? — безмятежно спросил он.

— Нет, это, наверное, что-то ваше, — так же безмятежно ответила она.

— О! — сказал офицер, убрал руку с ее плеча, и стремительным движением запихнул пачку денег в боковой карман форменной рубашки, — я чуть не потерял… Так вы — менеджер?

— Ага, вроде того.

— И что надо подписать?

— Вот, — коротко сказала она, положив на «торпеду» заявку.

Он вытащил из кармана ручку, изобразил затейливый вензель и дату.

— А что вы там будете снимать?

— Трюки к фильму про марсиан.

— Трюки? — переспросил Антонио.

— Ну да. Взрыв космического корабля крупным планом, штурм крепости зверской двадцатиметровой металлической гусеницей, вышибающей лбом медные ворота, и заброска штурмующих бойцов на стены катапультами.

— Катапультами? — удивился офицер, — кто это придумал?

— Один долбаный мудак из Голливуда. Там считают, что это круто. Зритель этого ждет и все такое… В общем, компания «Ричмонд Бразерс» платит за этот трюк хорошие деньги.

— Хорошие деньги? — Антонио задумался на минуту, и заявил, — я могу устроить все за очень разумные комиссионные. Все кроме гусеницы. Ее я не знаю, где брать.

— А где брать космический корабль и катапульту, бросающую людей вы знаете? — спросила Фокси.

— Это не проблема, — небрежно махнув рукой, ответил офицер.

Антонио Карраско оказался настоящим кладом для съемочной группы. Он мог достать почти все, причем практически мгновенно и очень дешево. Невзирая на чудовищные комиссионные (офицер принципиально умножал любую цену на два и брал себе половину), работать с ним было крайне выгодно. Единственное, чего он не смог найти — это двадцатиметровую гусеницу для выбивания ворот. Впрочем, он предупредил об этом заранее. Ворота пришлось выбивать арендованным контейнеровозом, а гусеницу потом вставлять методом блуждающей маски.

С самими крепостными воротами тоже вышла неприятность: продавец, местный фермер, как оказалось, украл их на армейском складе. Он своим трактором оторвал ворота от ангара, покрасил под медь украденной там же краской, и, опять же, на тракторе приволок их к крепости. Через три дня заявились военные со скандалом, но Антонио не растерялся. После длинного обмена красочными грубыми оскорблениями и ужасающими угрозами, вопрос был решен с помощью двадцатилитровой канистры кактусового самогона и возмещения стоимости краски. Что касается самих ворот, то после съемок их вернули владельцам — правда, в сильно покореженном виде, но армии важен был только факт наличия казенного имущества, а не его состояние.

Самой блестящей операцией Антонио была аренда космодрома. В соседней провинции Икике, в маленьком городке Санта-Фелипе, он нашел заброшенный нефтеперегонный заводик, построенный, как он выразился «какими-то сумасшедшими гринго еще при генерале Аугусто». Место было выбрано неудачно и, после нескольких лет убыточной работы, владельцы бросили предприятие вместе с долгами. Территория завода на много лет стала головной болью для муниципальных властей. Демонтаж и вывоз многотонного оборудования требовал средств, много больших, чем цена металлолома, на который оно только и годилось, а растекающиеся из ржавых емкостей химикаты и отходы создавали угрозу местным водоисточникам. Антонио, предложивший устроить здесь марсианский космодром, и сжечь его к чертям собачьим, был принят с распростертыми объятиями. Мэр настаивал лишь на том, чтобы сожжено и разрушено было абсолютно все: только тогда оставшийся лом становилось возможным утилизировать без дополнительных затрат.

Харрис, прилетев в Санта-Фелипе, пришел в восторг от будущего поля марсианской битвы. Покрытые бурой ржавчиной ректификационные колонны, газгольдеры и цистерны разнообразных форм прекрасно гармонировали с красноватым песчаником окрестных гор и вполне отвечали сложившимся в куриных мозгах массового зрителя представлениям о марсианских космических кораблях, фортификационных сооружениях и боевых машинах.

Требовались сущие мелочи вроде бутафорских стабилизаторов и носовых обтекателей к ректификационным колоннам и бутафорских пушечных стволов к газгольдерам. Больше сложностей было с выполнением условия о полном разрушении всего этого хозяйства.

Пока группа местных рабочих под руководством Харриса, доводила нефтеперегонный заводик до уровня передовой марсианской военной техники, Антонио и Фокси метались по окрестностям, закупая списанный мазут у железнодорожников и аммонал у горняков. Дело упрощалось тем, что и железная дорога, и горные разработки здесь были недалеко…

Перед самыми съемками заявились два офицера контрразведки из Сантьяго — оказывается, некий бдительный гражданин сигнализировал, что здесь готовится путч. Убедившись, что путчем здесь и не пахнет, зато пахнет необычным развлечением, они сняли копии сценария, пересчитали мешки с взрывчаткой, купили ящик пива и остались на два дня, поглазеть…. И не пожалели — зрелище вышло, что надо. Олбен Лепски клялся, что подобного ему не доводилось видеть со времен войны в Ливии, куда он в свое время угодил молодым лейтенантом.

Когда коварные враги, наконец, подорвали главный космический корабль (в прошлой жизни — 35-метровую ректификационную колонну) гром был слышен даже в порту Икика, а столб дыма наблюдали с кораблей проходящих примерно в 50 километрах от берега.

После съемки заключительной сцены, «марсианский космодром» горел целые сутки.

Пепелище заводика-космодрома еще не остыло, а Харрис уже распорядился детально заснять руины и людей на их фоне. 6 часов записи днем и 4 ночью. Леденящие душу кадры с оплавленными, скрученными в спираль, и раскаленными докрасна стальными конструкциями, были проданы фрагментами для двух фильмов. Один был о термоядерной войне, развязанной террористами, другой — о падении на Землю гигантского астероида.

Но этого Фокси уже не видела — она укатила с Антонио в Каса дель Мар за катапультой.

Этот уютный городишко, расположенный на океанском побережье примерно на трети пути из Антофагасты в Токопиллу, был ничем не примечателен, кроме экзотического аттракциона «Из пушки на Луну». Фокси познакомилась с этой штукой лишь благодаря редчайшей информированности Антонио. Штука представляла собой дощатый настил, над которым возвышалась рама, сваренная из мощного стального уголка. К раме крепились два толстых эластичных резиновых жгута, пристегнутых другими концами к легкому матерчатому сидению, снабженному широкими страховочными ремнями. Действовала эта машинка просто: искателя острых ощущений пристегивали к сиденью, затем сиденье оттягивали лебедкой назад и вниз, после чего отстегивали трос. Жгуты сокращались и швыряли клиента вперед и вверх под углом около 30 градусов к горизонту. Метров десять он летел, как пушечное ядро, а затем натяжение жгутов возвращало его назад. Так он полминуты болтался по сложной орбите, оглашая пляж жуткими воплями.

Фокси сначала сняла на камеру мобайла полет одного субъекта, и пару раз прокатилась сама, снимая берег с летящего сидения. Хозяин аттракциона был поражен ее выдержкой, подарил на память сувенирное сомбреро и попросил переслать снятые ролики по e-mail.

После этого Фокси и Антонио устроились в небольшом открытом кабачке, взяли по кружке местного портера. Сделав нескольких глотков, девушка поинтересовалась:

— А кто-нибудь уже пробовал в процессе отстегиваться от кресла и вылетать в море?

— Жизнь пробовала, — ответил он, — Несколько раз ремни отстегивались сами.

— И что?

— Ничего, там же море. Ты заметила катер с двумя парнями, который дежурит сбоку?

— Ага, вижу.

— Так вот… — продолжил Антонио, — если клиент вылетает, его сразу вылавливают. От обычного падения в воду с высоты пяти метров со здоровым человеком, как правило, ничего страшного не случается.

— Да, верно, — Фокси кивнула, — Значит, на съемочной площадке, надо будет поставить бассейн с водой. Вопрос еще, какого размера. И надо привезти туда этот агрегат…

Офицер улыбнулся:

— Никаких проблем! Я знаю парней, которые делают такие машинки. И, имей в виду, бассейны они тоже поставляют.

— Бассейны? — спросила она.

— Да. Надувные бассейны. В которые можно падать. Ты же сама догадалась, что такой бассейн нужен. Некоторые богатые экстремалы ставят все это у себя на ранчо. А если ранчо без выхода к морю и без подходящего водоема, то без бассейна опасно.

— Так! Я поняла. А можно ли встретиться с этими гениями машиностроения?

— Конечно, можно.

Антонио вытащил мобайл, поболтал с кем-то пару минут, после чего сказал:

— Завтра, в 10 утра, в «Дофино негро». Это ресторанчик в городе. Там неплохо кормят.

— Окей.

— Можно остановиться в «Формозе», — добавил он, — это уютный семейный отель.

Фокси кивнула. Ехать обратно в Вилла дель Соль, чтобы завтра вставать ни свет ни заря и отправляться снова сюда, не было никакого смысла.

Когда он позвонил в отель и заказал «дабл» на сутки, она подумала, что можно бы из принципа настоять на двух «сингл», платит все равно фирма Харриса. А потом решила: какого черта? Антонио, конечно, не похож на мужчину ее мечты — такого, чтобы… В общем понятно. Но он по-своему симпатичный, так что… Тоже, в общем, понятно.


Когда команда «ExEx» улетала из Чили, офицер Антонио Карраско приехал в аэропорт Антофагасты проводить их. Он остался в воспоминаниях Фокси Рорх, как удивительно легкая, веселая, и при этом трогательная авантюра. Бывают же на свете такие люди…

…А в Австралии команду уже ждала работа над фильмом «Поход Аттилы», очередным псевдо-историческим детищем Бергена Фарригана (известного в прессе под пррозвищем Большой Бонго), основателя и бессменного президента компании «Iron Star».

…Внимание! Камера!

Инге стартовала с места так, как будто намеревалась выиграть олимпийскую медаль.

Тедди сосчитал до трех и рванул за ней, как будто медаль его тоже интересовала. Они были в одинаково хорошей форме, но, за счет значительно большей длины ног, он бы ее когда-нибудь догнал. Правда, к тому времени оба убежали бы километра на полтора.

— Стоп, ребята! — крикнул Харрис, — Вернитесь на исходную позицию!

— Но в описании говорится «бежит изо всех сил», — заметила Инге.

— Изо всех сил главной героини. А не из твоих сил. Чувствуешь разницу? Она испугана, деморализована, все такое… Считай, ты уже пробежала километров десять. Ясно?

Инге кивнула.

Внимание! Камера!

На этот раз девушка побежала сравнительно медленно, так что Тедди догнал ее в десять прыжков, и длинной подсечкой сбил с ног. Инге четко сгруппировалась, и покатилась по земле. Тедди прыгнул сверху… получил сильный удар пяткой в живот… но, падая на спину успел захватить ногу Инге … Последовала стремительная серия сменяющих друг друга приемов. Фокси и Олбен зааплодировали. Харрис снова скомандовал «стоп».

Инге и Тедди остановились и уселись рядышком.

— Ребята, до пинка в брюхо все просто классно, но дальше так не пойдет. Мы снимаем зверское изнасилование, а не соревнования по джиу-джитсу.

— В описании сказано «она отчаянно сражается за свою честь», — заметил Тедди.

— Но не до такой же степени. Ты бы ее реально смог изнасиловать, если бы она так себя вела?

— Нав


убрать рекламу




убрать рекламу



ерное, нет, босс. Я получил буддистское воспитание в этом смысле, так что вообще не уверен, что смог бы кого-нибудь изнасиловать.

— А придется, — ехидно заявила Инге, — после того, как ты вывалял меня в этой глине по уши, ты просто обязан меня изнасиловать.

— Попробую. Но постарайся больше не бить меня коленом по яйцам.

— Извини, — сказала она и потрепала его по загривку, — Я больше не буду… Так что мы должны делать, босс?

— Значит, так, — сказал Харрис, — он хватает тебя за ногу, ты падаешь на спину, он падает сверху, срывает с тебя и с себя одежду… Ну, ты можешь помахать руками и ногами для порядка. Дальше он, делая зверское лицо, начинает тебя как бы душить. Ты пытаешься, как бы, оторвать его руки от горла, а он коленом разводит твои ноги в стороны.

— Предполагается, что я сопротивляюсь? — удивилась Инге, — но это же лажа!

— Конечно, — согласился Харрис, — но зритель уверен, что так оно и бывает. Дальше ты, своими ногами пытаешься, как бы, колотить его по спине. При этом, конечно, орешь, как резанная. Ключевые слова — «как бы». Вы готовы? Выходите на исходную….

Внимание! Камера!

Через полторы минуты, голая Инге лежала под голым Тедди, постукивая пятками по его заднице, вращая глазами, и открывая рот, как выброшенная на берег рыба.

— Стоп. Замерли. Хорошо, но чего-то, все же, не хватает… Чего-то брутального… Как-то по-пуритански все это… Вот что, Инге, ты щекотки боишься?

— Еще как!

— Отлично! Тогда сейчас камера уйдет налево, а Тедди будет правой рукой тебя щекотать.

— Только я за себя не ручаюсь, — предупредила она.

— Ясно. Тедди, береги яйца. Еще один дубль!

Внимание! Камера!

…Чувствительность Инге к щекотке оказалась прямо-таки запредельной. Она извивалась, металась и хохотала, что (при правильном подборе саунд-трека), могло выглядеть для зрителя как конвульсии и предсмертные вопли. Помимо этого, Инге спонтанно боднула «партнера по изнасилованию» лбом в середину лица. Кровь из разбитого носа Тедди живописно украсила лицо, шею и голую грудь девушки…

— Снято! — объявил Марк Поллак, убирая руки от видеокамеры на штативе и отряхивая ладони в знак того, что сцена, по его мнению, удалась.

— Отлично получилось, — сказал Олбен Лепски, — Критики назовут эту сцену предельно натуралистичной и кошмарной… Нет! Скорее, дикарской и леденящей душу.

— Главное, — заметила Фокси, — чтобы власти не прилепили на эту сцену «три икса».

— Фокси, не будь наивной, — Харрис похлопал ее по спине, — у Большого Бонго железное лобби в комиссии по пристойности во Всемирном Совете Церквей.

— Ясно, — она кивнула, — А как быть с крикунами, которые вне этой тусовки? Я читала в энциклопедии, что католическая церковь и южные баптисты США туда не входят.

— Католическая церковь, — ответил он, — уже более четверти века ассоциирована с ВСЦ. Комиссия по пристойности у них общая. Просто, это не очень афишируется.

— А южные баптисты США, — добавила Синти Уагга, привычно и ловко разбирая тележку-треножник видеокамеры, — пусть сначала ответят за негров на плантациях и за Ку-клукс-клан. Мало им врезали в гражданскую войну Севера и Юга…

— Где ты такого наслушалась, юниорка? — поинтересовался Харрис.

— Люди говорят, — невозмутимо ответила аборигенка-тинэйджер.

— Люди… — проворчал он и повернулся к Поллаку, — алло, Марк, ты что, вообразил себя Торквемадой? Ты прекрати эту инквизиторскую агитацию среди молодежи.

— Но, шеф, я только рассказал исторические факты…

— Марк, не греби мой мозг. «Пусть сначала ответят», это не исторический факт, а…

В этот момент Харриса отвлек звонок мобильного телефона. В заключение, показав собеседнику кулак, он вытащил из кармана трубку и отошел в сторонку. Поговорив полчаса, он вернулся и наставил на Марка указательный палец.

— Ты не так давно сделал маленький радиоуправляемый танк — «ливийскую поганку».

— Да! По твоему заданию, между прочим! И при чем тут южные баптисты?!

— Марк прав, босс, — вступилась Инге, аккуратно обрабатывавшая разбитый нос Тэдди медицинской перекисью водорода, — Это был армейский робот, машинка-монстр для фильма «Газонокосилка». Кстати, фильм получил премию антивоенного движения…

— Стоп-стоп! — Харрис поднял руки вверх, — я уже забыл про южных баптистов, ну их в задницу! У нас другие проблемы. Слушайте, мне звонил Большой Бонго. Он подписал контракт со сценаристом Колином Рамсвудом, и они вместе начали нереститься.

— Что-что? — удивленно переспросил Олбен.

— Метать сценарии, как икру, — пояснил босс «ExEx», — В данный момент речь идет о сериале «Воронка времени» по мотивам японского фильма «Провал во времени».

— Харуки Хадокава и Мицумаса Сайто, 1979-й год, — отбарабанил Поллак, — японское название «Sengoku Jieitai», второе название: «G.I. Samurai». В 2005-м к этому фильму сделано продолжение. А в 2006-м — телесериал по мотивам.

— Все верно, — Харрис кивнул, — а раз ты начал, давай, излагай краткое содержание.

— Ну, содержание простое. По пути на маневры, несколько десятков японских солдат с вертолетом, патрульным катером, танком и броневиком, проваливается в XVI век. Там, силой обстоятельств, они втягиваются в битвы за власть над феодальной Японией. Но, японцы 1970-х оказались недостаточно хитрыми и жестокими, так что средневековые японцы их использовали, а потом обманули и перебили на фиг. Такой финал.

Харри Харрис многозначительно поднял палец к небу.

— Вот! Заключение очень точное, Марк! И, чтобы оживить картину, Большой Бонго и Колин Рамсвуд решили, что в прошлое провалятся японские солдаты Второй мировой войны. Боевые машины и вооружение у них, разумеется, слабее, чем в 1970-х, зато по хитрости и жестокости они дадут сто очков вперед средневековым самураям. Гордые рыцари Ямато будут дрожать от ужаса и плакать, как дети.

— Это ты загнул, — заметил Тедди, придирчиво разглядывая свой травмированный нос в карманное зеркальце, одолженное у Синти Уагга, — эти средневековые самураи, судя по книжкам, были отмороженные, как пингвины в Антарктиде.

— Почему ты заговорил об Антарктиде? — живо заинтересовался Харрис.

— Просто к слову, а что?

— Да, так, — босс «ExEx» качнул головой, — Большой Бонго купил ранчо на Земле Адели, около Южного Магнитного полюса, примерно в трех тысячах км к югу от Тасмании.

— В смысле, антарктическую станцию? — осторожно уточнила Фокси.

— Да. Французскую станцию Шарко почти на 70-й широте, брошенную в 1957-м году.

— А я слышал про душ Шарко, — сообщил Олбен и покрутил пальцем у виска, — говорят, хорошее средство от крезы.

— Харри, скажи честно, — потребовала Фокси, — к нам эта станция имеет отношение?

— Возможно, — ответил он, — Но давайте сейчас не гадать про Антарктиду. У нас сейчас другие задачи. Мы начали говорить о «Воронке времени» и японских солдатах Второй мировой войны, попавших в японское средневековье. Марк недавно сделал маленький радиоуправляемый танк, и ты Фокси, с ним близко познакомилась.

— Я была за пультом! — напомнила Синти, — мы классно поиграли в войну, да Фокси?

— Угу, — буркнула спец-менеджер, — а при чем тут японцы?

— При том, что теперь нам нужны японские танки. Марк, тебе понятна задача?

— Ну… — Поллак сосредоточенно почесал чисто выбритый подбородок, — все зависит от конкретики. Какого размера должны быть эти танки, и с какими функциями. В нашей мастерской-лаборатории далеко не все можно сделать.

— Ты знаешь Тони Тамере из команды Большого Бонго? — спросил Харрис.

— Ха! Знаю ли я гавайца Регги? Ну, еще бы! И что?

— Так вот: свяжись с ним. Он в курсе этой танковой темы.

Эпизод-6. О преимуществах алкоголизма

 Сделать закладку на этом месте книги

Юго-западная Новая Гвинея — Северо-западная Австралия

Маленький нарядный и изящный «Learjet-Turbo», перелетев примерно за час через всю Индонезийскую Новую Гвинею — с севера, из Джайапура на юг до острова Долак, мягко прокатился по полосе и застыл около какой-то служебной башенки, стилизованной под средневековую часовню. Рядом с часовней стоял открытый армейский джип. На заднем сидении — двое субъектов в зеленой униформе и с автоматами, и еще один субъект — за рулем. Судя по всему, охрана. На среднем сидении, более широком и комфортабельном, расположился дородный персонаж, похожий на турка, одетый в синий фрак старинного образца. На борту джипа имелась эмблема в виде лазурной гарпии и девиз «Sic ego!».

— Мы прибыли в Авалон, мистер Илбридж, — сказал пилот, — вам помочь с багажом?

— Не надо, у меня ведь только сумка, — ответил Людвиг, повесил увесистую дорожную сумку на плечо и, дождавшись, пока открывающийся бортовой люк превратится в трап, спустился из салона на грунт.

Дородный турок, успевший выйти из машины, уже дожидался гостя.

— С прибытием в Авалон, милорд. Меня зовут Аджан Раис-Оглу, я служил мажордомом вашему дяде, его светлости Джозефу Илбриджу, и буду счастлив служить вам, милорд.

— А что так официально, Аджан? — спросил Людвиг, протягивая руку турку, — Здесь ведь далеко не Вестминстер, а скорее провинциальное поместье.

— Я соблюдаю субординацию и знаю свое место, — вкрадчиво ответил Раис-Оглу.

— Оставьте это, ладно? Если вам нравятся армейская субординация, обращайтесь ко мне просто «сэр», и достаточно. Мы договорились?

— Да, сэр. Как вам будет угодно, сэр. Сейчас вы можете отдохнуть в вашем замке, вот за стеной Авалона, слева восьмиугольная кровля, над ней ваш вымпел с лазурной гарпией. Завтра утром другие лорды ждут вас в Палате Великого Собрания, сэр, такова традиция.

— Так, — Людвиг кивнул, — Значит, завтра утром я съезжу туда из уважения к традиции, а сейчас я бы хотел поехать в поместье. Я прилетел, чтобы побыть на природе, а не чтобы торчать в городе. Последнее я мог бы делать, не пролетая несколько тысяч километров.

— Воля ваша, сэр, но…

— Что — но? Какие-нибудь формальности по прибытии?

— Никаких формальностей, сэр, но возможно, вам лучше сначала поговорить с Лордом Поулом Грейвером, канцлером. Он рассказал бы вам о специфике устройства жизни в Авалоне, чтобы вы не слишком удивлялись. Тут действительно есть специфика, сэр.

— Аджан, говорите прямо. Если мистер Грейвер просил меня зайти к нему по каким-то вопросам, то меня интересует: по каким? А если он не просил, то зачем к нему идти?

— Не обязательно идти именно к лорду Грейверу, сэр. Можно зайти к лорду Тейлору Маккэлху, который очень дружил с вашим дядей, лордом Джозефом Илбриджем…

— Какого черта, Аджан?! — вспылил Людвиг, — почему я должен обивать чьи-то пороги, прежде чем поехать в поместье, которое, как официально сообщил адвокат Джозефа, является моей собственностью по праву наследования, признанному законом?

— Мм… — турок замялся, — Прикажете ехать прямо в Эссом, сэр?

— Куда?

— В Эссом. Так называется унаследованное вами поместье, сэр.

— Да. А если мне необходимо знать какую-то специфику, то расскажите мне об этом по дороге. Судя по плану местности, который мне прислал адвокат, тут километров сорок, значит, около часа пути по здешним дорогам. Этого вам достаточно для объяснений?

— Да, сэр, — с некоторым опасением в голосе подтвердил Аджан Раис-Оглу.


Перед мажордомом стояла непростая задача: показать наследнику плантацию и виллу в поместье Эссом так, чтобы у того не случился шок. Было бы лучше, если бы Людвиг Илбридж согласился на предварительную беседу с Грейвером или Маккелхом или кем-то еще из лордов, но канцлер Грейвер строго запретил говорить, что такая беседа обязательна. А Илбридж-младший оказался упрямым, и… Бремя объяснений легло на Раис-Оглу.

— …Аджан! Почему рабочие на плантации ведут себя так странно? Эти поклоны…

— Традиционная благодарность, сэр. Вы дали им работу, и они вам вежливо кланяются.

— Я им ничего не дал, я тут вообще впервые.

— Но, вы наследник лорда Джозефа, сэр, и они относятся к вам с таким же уважением.

— А почему они работают ручными орудиями? По-моему, надо завезти сюда тракторы, культиваторы, или какие-нибудь агротехнические комбайны.

— Тут две причины, сэр. Во-первых, экологическая технология. Ваш дядя внедрил ее с целью улучшения качества урожаев. Во-вторых, вилланы слабо знакомы с техникой, и поэтому, для них привычнее работать старыми проверенными методами.

— А откуда эти рабочие, или вилланы?

— Из Бенгалии, сэр. Но многие молодые вилланы родились уже здесь.

— И что, они постоянно живут в таких хижинах из соломы?

— Да, сэр, это их традиционные хижины.

— А электричество и водоснабжение?

— Электричество и водопровод есть в центральной усадьбе, сэр, а вилланы используют колодцы. Это традиционно, и ваш дядя не считал нужным что-то менять.

— И сколько вилланов в поместье?

— Триста двадцать семь дворов, сэр. Я подготовил для вас отчет в виде презентации на компьютере. А если вы хотите посмотреть натурально, сэр то я могу проводить вас на любую плантацию, или предложить вам проводника из вилланов, — Раис-Оглу сделал хорошо рассчитанную паузу и добавил. — …Или проводницу. На ваш вкус, сэр.

Людвиг Илбридж перевел взгляд со сплошных однообразных пестро цветущих полей, тянущихся вдоль дороги, на турка-мажордома.

— Говорите прямо, Аджан.

— Если говорить прямо, сэр, то вы, как лорд, можете выбрать себе девушку. Совсем не обязательно надолго. Можно на время. Традиция это одобряет, а девушки будут рады вниманию с вашей стороны.

— Вот как? Вы хотите сказать, что лорд здесь пользуется такой всеобщей любовью?

— Да сэр. По традиции, если лорд взял какую-то девушку, ее семья получает подарки.

— Интересная традиция, — произнес Людвиг, стараясь сохранять спокойный тон, и ему, вроде бы, это удалось. Раис-Оглу ничего не заметил, и продолжал развивать мысль.

— …Если у девушки будет прибавление, семья получит дополнительные подарки…

— Минутку, Аджан, я правильно понимаю, что пожертвования дяди в адрес детского интерната на острове Малак-Буру, связаны с… Как вы сказали? «Прибавлением»?

— Да, сэр. До Малак-Буру недалеко, и там детский интернат при реформатской церкви, основанный еще во времена Голландской Ост-индской компании специально для…

— …Для «прибавлений», так Аджан?

— Да, сэр. Через четверть часа мы будем в усадьбе. Если хотите, я распоряжусь, чтобы накрыли стол, и чтобы сменой блюд занялись симпатичные девушки. Вы выберите ту, которая покажется вам достойной.

— Значит, я могу выбирать только из тех, которые назначены прислуживать за столом?

— Нет-нет, сэр. Вы можете выбрать любую в вашем поместье.

— Тогда, — сказал Людвиг, — пусть машину остановят около вот той группы рабочих. Я посмотрю на организацию их труда, и на девушек.

— Да, сэр. Сейчас…

Аджан Раис-Оглу наклонился вперед, и шепнул несколько слов водителю, показав ему рукой место для парковки. Джип свернул с дороги и остановился на краю поля. Людвиг Илбридж быстро вышел из машины и, обгоняя охрану, направился к вилланам, которые немедленно прекратили все свои дела и теперь стояли неподвижно, наклонив головы и опустив глаза. Ни мажордом, ни охрана, не догадывались о смысле действий молодого лорда, и полагали, что он занимается именно тем, о чем говорил: выбирает девушку. В действительности же Людвиг сейчас исследовал ситуацию, в которой оказался. Выбор девушки являлся лишь удобным поводом, чтобы посмотреть поближе на работников, а точнее — на стиль их поведения. Только крайне наивный человек мог поверить, что все наблюдаемые странности с поклонами и замираниями объясняются некой бенгальской традицией, а ручной труд примитивными орудиями — экологической технологией. Но Людвиг абсолютно не намерен был демонстрировать свою догадливость кому-либо из сопровождающих, поскольку подозревал, что его проверяют, и если он как-то НЕ ТАК отреагирует на некоторые вещи, то… Последствия могут оказаться фатальными. Дядя Джозеф отправился в лучший из миров внезапно, и не факт, что он хотел оставить это странное поместье Людвигу. Просто, юридические обстоятельства сложились таким образом, что права бенефициара по данному объекту через какой-то траст унаследовал ближайший родственник мужского пола. Если бы Людвиг знал, что здесь никакое не экологическое поместье, а плантация с рабами, то ноги бы его не было на Долаке, но… Узнал он об этом только прибыв на место. Не требовалось особой сообразительности, чтобы догадаться: свидетеля, настроенного недружественно и нелояльно, и к тому же владеющего значительным объемом информации, не выпустят живым из Авалона. Это слишком опасно для «лордов», владеющих долями в здешнем плантаторском бизнесе. Следовательно, задача Людвига убедить «лордов», что он «свой». А для этого…

…Людвиг остановился напротив девочки лет 12. Худенькое смуглое существо полутора метров ростом, одетое, как все здешние работники, в длинную серую рубашку из какого-то дешевого полотна, подпоясанную лентой из такого же полотна. Обуви нет (мажордом, если спросить, конечно, ответит, что это такая бенгальская традиция, ходить босиком).

— Как тебя зовут? — спросил Людвиг, сделав свой голос предельно безразличным.

— Меня зовут Пачи, хозяин, — ответила она, продолжая смотреть в землю.

— Подними лицо, — сказал он, и через мгновение встретился взглядом с ее огромными, черными испуганными глазами на круглом полудетском личике. Полные темные губы девочки дрожали.

— Пачи значит «пятая», сэр, — проинформировал подошедший Раис-Оглу, — здесь часто называют детей по номерам. Еки, Дуи, Тин, Чар, Пачи, Чхои, Шати, Ати, Нои, Доши.

— У кого-то из работников есть десять детей?

— Да, сэр. Бывает и больше. Вилланы в самом начале приехали сюда уже с детьми.

— Значит… — сказал Людвиг, поворачиваясь к девочке, — ты пятый ребенок в семье?

— Да, хозяин.

— Ну, что ж… — он задумался.

— Вы ее берете, сэр? — спросил Раис-Оглу.

— Я бы взял, а что для этого надо сделать?

— Ничего, сэр… Пачи, садись в машину, на заднее сидение, между охранниками…

— Да, мажордом, — ответила девочка и, как заводная игрушка, зашагала к джипу.

По реакции мажордома и охранников, Людвиг понял, что этим своим поступком снял значительную долю подозрений, и сходу стал почти «своим»… А реакция работников окончательно убедила его, что они здесь находятся на рабском положении.

Через четверть часа, джип через ворота в железной ограде въехал во двор центральной усадьбы — примитивного, но основательного двухэтажного кирпичного здания. Можно сказать, что это была обычная колониальная голландская усадьба образца XIX века. И, разумеется, хозяйские комнаты имели впечатляющие размеры и строгую, но дорогую отделку. Существовал тут и специальный охотничий кабинет, с отличной коллекцией охотничьих ружей и охотничьей одежды для экваториальных джунглей. Выбрав себе экипировку, переодевшись и проверив работу карабина-полуавтомата «Benelli-Argo», Людвиг напихал в карманы приличное количество патронов с картечью и спросил:

— Аджан, где здесь лучше всего романтично прогуляться с девушкой, а при удачном стечении обстоятельств, подстрелить какую-нибудь дичь?

— Вы хотите пойти один, сэр? — удивился турок.

— Нет, я же сказал: с девушкой. Зачем я ее, по-вашему, выбирал?

— Да-да, я понимаю, сэр, но, наверное, лучше взять с собой охрану…

— Может, мне и в постель брать охрану? — язвительно-ледяным тоном поинтересовался Людвиг, — или, здесь нет ни одного уголка природы, где можно спокойно отдохнуть?

— Конечно, есть, сэр. Я просто беспокоюсь: вдруг девчонка сбежит?

— А вы заметили, Аджан, что я беру с собой ружье?

— Ах да, я не сообразил. Извините, сэр. Я покажу вам на карте. В трех километрах от усадьбы есть очень красивое и удобное место…


Место действительно оказалось замечательное. Маленькое сухое плато, поднятое над заболоченными джунглями, и заросшее кустарником не сплошь, а пятнами, как парк в английском стиле. Было тут прозрачное озеро с каменистым дном и мягкая травка на берегу… Окажись Людвиг в похожем ландшафте, в более цивилизованной стране, и в компании симпатичной взрослой девушки, после знакомства, например, в дансинге… Людвиг мысленно представил себе эту картину, и вздохнул.

— Ты другой, — негромко откликнулась Пачи.

— Хм… — произнес он, с удивлением глядя на этническую бенгальскую юниорку.

— Это видно, — пояснила она.

— Так… — Людвиг побарабанил пальцами по прикладу карабина, — откуда это видно?

— Когда тебе кланяются, — сообщила она, — у тебя лицо, как будто ты ешь лимон.

— Это очень заметно? — спросил он.

— Заметно, если быть внимательным, — сказала Пачи, сделала паузу и, после нескольких секунд нерешительности, добавила, — Ты смотришь на женщин не так.

— Не так, как кто?

— Не так, как хозяин-лорд, которого застрелили.

— Ах, Джозефа застрелили? Ты уверена? А кто это сделал? Мажордом? Охранники?

— Оранг-хутани, — ответила она.

— Девочка! — Людвиг вздохнул. — Что ты мелешь? Орангутанги не стреляют в людей. Кроме того, они водятся только на Борнео, в тысяче миль к западу отсюда.

— Оранг-хутани, — повторила она, — лесные люди, которые называются «дони».

— Черт! — он хлопнул себя ладонью по лбу, — Я забыл, что по-малайски Оранг-хутани значит «лесной человек». А дони, это племя папуасов?

— Лесные люди, — повторила Пачи, — Хозяин-лорд, и охранники пошли в лес, хотели охотиться на оранг-хутани, а те убили их стрелами из охотничьих луков.

Молодой «лорд» хмыкнул и покачал головой.

— Ну и поместье. Охота на людей… А что не так с моими взглядами на женщин?

— Тебе не интересны женщины, — пояснила девочка, — ты притворялся в деревне.

— Так… И это тоже было заметно, если быть внимательным?

— Да.

— Понятно… А если ты такая внимательная, то скажи: за нами сейчас следят?

— Да.

— Охранники?

— Да.

— Черт… Как это мило с их стороны… Где они?

— Они не очень близко, ты только не смотри. Они за пригорком у левого края озера.

— Понятно… Слушай, Пачи, я предлагаю тебе сделку.

— Сделку? — переспросила девочка.

— Сделку, — повторил он, — Ты поможешь мне притворяться, а я помогу тебе, например, переехать в какое-нибудь нормальное место.

— Переехать в нормальное место? Куда?

— Например, в Австралию или в Новую Зеландию.

— Я не знаю, где это.

— Не очень далеко. Можно долететь на самолете. Это хорошие страны.

— Хорошие… — она задумалась, а потом решительно кивнула. — Я тебе помогу.

— Отлично. Сейчас давай думать вместе, как обмануть тех, кто за нами следит.

— Это просто. Надо сделать, как делал тот лорд-хозяин, которого застрелили.

— Гм… — произнес Людвиг.

— …Он, — продолжала девочка, — приказывал женщинам раздеваться и плясать. Потом он иногда вязался с кем-нибудь из женщин, а иногда нет.

— Гм… Ты это сама видела?

— Да. Все видели.

— Черт… — буркнул Людвиг.

— Мне плясать? — спросила она.

— Гм… Да, Пачи. Пляши.

Двое охранников, посланных наблюдать за новым лордом-плантатором, с интересом посмотрели, как голая девочка пытается выполнять движения в стиле низкопробного стриптиза (вариант не для эстетов, а для портовых гастарбайтеров). Потом один из охранников буркнул.

— Тощая, как ящерица. И что этот парень-лорд в ней нашел?

— Он такой же извращенец, как его дядя, — заметил второй охранник.

— Ты это, — строго сказал первый (старший в двойке), — не очень-то.

— Я вообще могу молчать, — обиженно проворчал второй.

— Просто, следи за языком, а то мало ли, вдруг нас кто-то слышит — сказал первый, еще некоторое время молча наблюдал стриптиз, а потом спросил, — как ты думаешь, он ее будет здесь трахать, или просто будет смотреть, как эта мартышка кривляется?

— Думаю, здесь не будет, — ответил второй.

— Жаль, — первый вздохнул, — забавно было бы посмотреть.

Второй охранник угадал. Примерно через час, молодой лорд дал уставшей девочке знак одеться, и идти за ним. Так они и вернулись в усадьбу. А два охранника в обтекаемых выражениях доложили Аджану Раис-Оглу: этот новый лорд такой же извращенец, как старый. Ничего нового и удивительного. Яблоко от яблони недалеко падает.

Следующее утро.

Авалон.

В 9:30 лорда Поула Грейвера, канцлера Авалона разозлили. Произошло это во время омовения, когда Грейвер возлежал в бассейне, в умеренно теплой воде, засыпанной разноцветными свежими лепестками цветов. Четыре совсем юные девушки усердно массировали полное и несколько вялое тело 57-летнего лорда. Пятая девушка так же усердно перебирали струны арфы, сидя около бассейна…

И в этот момент прибежала девушка — курьер, со спутниковым телефоном. Вызов был от мистера Белкрайта, фактического владельца нескольких ритейлорских сетей, через которые сбывалось почти двадцать процентов презервативов «Lighting Quest». Каждый пятый доллар выручки компании Поула Грейвера и его партнеров в Европе и Англии зависел от решений мистера Белкрайта. Белкрайт был недоволен: ему доложили, что потребительские претензии по «Lighting Quest» слишком медленно рассматривается производителем, что бросает тень на все магазины сети. И Белкрайт заявил, что может переориентироваться на более оперативных производителей с Тайваня. Грейверу (отвечавшему в совете директоров «Lighting Quest» за сектор работы с торговыми сетями) пришлось унизительно выкручиваться и давать личные заверения. В итоге, Белкрайт пока что согласился сохранить отношения со старым поставщиком но…

…Но утро лорда — канцлера Авалона было безнадежно испорчено. Он молча вышел из бассейна, и пихнул спутниковый телефон в руки замершей и испуганной девушки — курьера. Продолжая думать об испытанном унижении, Грейвер подождал, пока четыре девушки, выполнявшие функции массажисток и мойщиц, нежно разотрут его тело пушистыми полотенцами, и оденут в тогу из снежно-белого шелка. После этого, он, не чувствуя особого аппетита, направился в зал для завтраков. По заведенному порядку, рапорты, доносы и прочие сообщения, он выслушивал там.

В первую очередь Грейвер решил выслушать сержанта охраны из Эссома, поместья Илбриджа, куда вчера, сразу после прибытия, поехал Людвиг, племянник покойного Джозефа. Этот Людвиг унаследовал долю в Авалоне и поместье Эссом спонтанно, в результате какого-то вздора в завещании Джозефа, и теперь предстояло решать: не создаст ли случайный человек серьезных проблем? Очень не хотелось устраивать ему «несчастный случай». Еще одна случайная смерть через короткое время после гибели Джозефа на охоте, могла вызвать многочисленные подозрения. Лучше бы включить Людвига в общее дело — если, конечно, он к этому пригоден…

— Давай, сержант, говори, я тебя слушаю, — пробурчал лорд — канцлер.

— Э-э, — сержант поскреб пятерней в затылке, — мистер Грейвер, я не умею по-светски переиначивать слова. Разрешите доложить прямо, как есть.

— Хорошо. Докладывай простыми словами.

— Ну, если простыми… — сержант опять почесал в затылке, — …Этот младший Илбридж похож на старшего. Ему тоже нравятся охотничьи ружья и девочки-малолетки. Но есть разница. Младший Илбридж… Я извиняюсь, мистер Грейвер, но…

— Что — но?

— …Но он, по-моему, алкоголик, и у него по пьяни течет чердак.

Сержант для иллюстрации постучал себя кулаком по макушке и продолжил.

… — Младший Илбридж вчера взял себе девчонку, прямо с плантации, потом взял еще ружье и повел эту дуру на озеро, учить уму-разуму. Заставил ее плясать голышом, как делал старший Илбридж, а потом повел обратно в усадьбу. А за обедом выжрал целую бутылку виски, почти не закусывая. Ну, как при запое.

— Дальше? — буркнул лорд — канцлер.

— Ну, дальше он взял ружье, выстрелил два раза в потолок и приказал всей прислуге построиться во дворе. И чтоб подняли новозеландский флаг. Этот Людвиг, он ведь из новозеландского Нортленда. Киви-деревенщина, как говорит наш лейтенант.

— Вашему лейтенанту надо быть повежливее, — буркнул Гревер, — Что дальше?

— Дальше, он заставил прислугу стоять по стойке смирно, и петь новозеландский гимн. Никто не знал слова. Он сказал Аджану Раис-Оглу распечатать с компьютера и раздать всем, кто умеет читать. Ну, как-то начали петь. А Людвиг кричал, что все фальшивят, и стрелял в воздух, для испуга. Потом он пошел в кусты блевать, а потом сел в гостиной смотреть телевизор и заснул. А к ужину проснулся, немного поел, выпил полбутылки шампанского, и пошел трахать девчонку. Девчонка визжала с перепугу, а Людвига так развезло после шампанского, что ничего не получилось. Тогда, он заехал девчонке по морде, подбил глаз, и стал кричать, что все в доме шумят и мешают трахаться. Потом снова пошел блевать. Потом вернулся, и повел девчонку во двор расстреливать.

— Расстреливать? — переспросил Поул Грейвер.

— Да. Он кричал, что она ведьма, потом поставил ее к стенке, стрельнул, попал в окно, сказал, что ружье кривое, и приказал Раис-Оглу принести другое ружье. Тот, конечно, притормозил, и дождался, пока Людвигу надоест эта игра. И точно. Ему надоело, он приказал, чтобы девчонку уложили спать, а перед сном дали ей килограмм шоколада. Потом он пошел, сам взял в баре бутылку ликера, сел смотреть порно по телевизору, уронил бутылку, полез за ней под стол, и заснул. А Аджан Раис-Оглу заранее позвал доктора Голдбана, тот подошел, посмотрел, и сказал: «риска нет, пусть проспится».

— Вы так и оставили Людвига под столом?

— Нет, мы потом приказали прислуге, чтоб его помыли и отнесли в кровать.

Лорд-канцлер медленно кивнул и произнес.

— Хорошо. Я надеюсь,


убрать рекламу




убрать рекламу



он уже проспался. Поезжай в Эссом и привези его.

— ОК, мистер Грейвер. Но он ведь, наверное, захочет опохмелиться, а дальше…

— И что, сержант?

— Ну, он приедет сюда уже в хлам пьяный. Что я, алкоголиков, что ли, не знаю.

— Хорошо, — лорд-канцлер снова кивнул, — мы посмотрим на него пьяного. Поезжай, привези его, и побыстрее, но вежливо. Ты понял?

— Я понял, мистер Грейвер. Уже еду.

Проводив взглядом сержанта, лорд-канцлер поудобнее устроился в кресле, жестом потребовал чашку кофе, и задумался. То ли Людвиг действительно алкоголик, что в принципе не исключено. Его бизнес там, в Нортленде, лесопилка, а во всем мире на лесопилках пьют… Но, мера безобразий как-то слишком велика для первого дня на Авалоне. Значит, возможно, Людвиг притворяется. Если так, то вопрос: зачем? Тут в голову лорда-канцлера пришла мысль, что подозрения на счет Людвига могут быть следствием мнительности, вызванной испорченным настроением. Он снова вспомнил разговор с мистером Белкрайтом, и поморщился. Как это мерзко, когда внешний мир вторгается в жизнь лорда-канцлера Авалона и бестактно напоминает о той далеко не верхней ступеньке на бизнес-лестнице, которую занимает некто Поул Грейвер… Лорд-канцлер взял с серебряного подноса чашечку кофе, сделал глоток, и буркнул.

— Пусть докладывают старшие по плантациям. Я послушаю. Но кратко.

— Я повинуюсь, милорд, — откликнулся мажордом, и низко поклонился.

…Лорд Грейвер начал слушать монотонные доклады про то, как выращивается и как обрабатывается урожай, как плодятся люди, свиньи и лошади, и как идет освоение и ирригация юго-западных участков, и что известно о туземцах. Это было скучно, хотя необходимо. В другие дни, эта скучная процедура даже нравилась Грейверу, ведь она придавала основательность его титулу в Авалоне. Но сегодня, после разговора с этим подонком Белкрайтом, все воспринималось не так… Лорд-канцлер потребовал стакан ананасового сока, и мысленно вернулся к утренним событиям… Негодяйка-курьер со спутниковым телефоном в руке. Тупая рабыня. Испортила утренний прием ванны… Разумеется, Грейвер понимал, что девушка-курьер не виновата в звонке Белкрайта, но желание наказать кого-то за испорченное утро было сильнее логики.

Когда последний из старших по плантациям закончил доклад и откланялся, Грейвер повернулся к мажордому и лениво произнес.

— Я хочу покататься в коляске. Распорядись, чтобы запрягли вместо пони ту дурочку, которая была сегодня утром курьером. Ей больше подойдет роль лошади.

— Запрячь эту девушку вместо пони? — удивленно переспросил мажордом, — но милорд, упряжь сделана для лошади и не подойдет к человеку.

— Придумай что-нибудь, — тоном, не терпящим возражений, ответил Грейвер.

Через полчаса он убедился в изобретательности своего мажордома. Упряжь оказалась отлично подогнана к девушке, а в легкую коляску был положен тонкий хлыст — очень полезная штука, если хочется чтобы «лошадка» бежала резвее. Прокатившись таким образом вокруг акрополя Авалона, по дорожке, идущей параллельно рву вдоль всей городской стены, лорд-канцлер пришел в замечательное настроение. Перед началом традиционной встречи в Палате Великого Собрания, он додумал некоторые детали. В частности, он пришел к выводу, что девушка, игравшая на арфе, во время утреннего омовения, сильно фальшивила, поэтому тоже должна быть превращена в пони… Когда лорды расселись по местам, Грейвер изложил им предложение о сегодняшних играх в Колизее: устроить гонки упряжных колясок на дюжину кругов…

Людвиг Иллбридж приехал, когда лорды, после собрания и обеда уже начали занимать места на трибунах Колизея, и был встречен суетливым толстым лысым мужчиной лет немного меньше 60-ти, одетым в золоченую тогу.

— Лорд Илбридж, я весьма рад знакомству с вами. Я лорд Эйб Шепард, распорядитель Колизея.

— Уф… — произнес Людвиг, икнул, и ответил, — я тоже рад, лорд Эйб. Хотя, если честно, сегодня я слегка не в форме… Акклиматизация, знаете ли.

— Да, конечно, акклиматизация, — Шепард кивнул, — но, вы неплохо держитесь.

— Я почти всегда крепко держусь на ногах, — гордо сообщил Людвиг, вынул из кармана плоскую бутылку с виски, отвинтил пробку, сделал пару глотков, и протянул бутылку Шепарду, — хотите попробовать? Это отличное пойло из дядиного бара.

— Э… Спасибо, но нет. У меня от крепких напитков покалывает печень.

— Сочувствую, — Людвиг слегка пожал плечами и покачнулся, восстановил равновесие, завинтил пробку и сунул бутылку обратно в карман.

Распорядитель Колизея хитро улыбнулся и спросил:

— А вы смогли бы вести автомобиль в таком… Э… Приподнятом состоянии духа?

— Вести тачку? Да запросто! Хотя, мне больше нравится байк! Р-р-р, — Людвиг сделал правой рукой выразительное движение, будто поворачивал ручку акселератора на руле мотоцикла, — …Как дашь по трассе сто сорок км в час, так сразу чувствуешь в мозгах этакое остекленение. Круто! Правда, дорожные копы это не одобряют. Но здесь их нет, верно? Здесь свободный мир! Мой дядя знал, куда вкладывать бабки!

— А мы тут любим ретро, — сообщил Шепард, — гонки на колясках с живой тягой. Вы не пробовали управлять упряжной коляской?

— Нет. А это что, вроде ипподрома?

— Да. Можно сказать, что это наш аристократический ипподром. Сегодня лорд-канцлер Поул Грейвер придумал новую формулу гонок и предлагает вам дружеский турнир на дюжину кругов по Колизею. Как вы к этому относитесь?

— Упряжная коляска… — пробормотал Людвиг, снова вытащил из кармана бутылку, но передумал, и запихнул обратно, — …Попробовать можно, если вам не жалко коляску. Я запросто могу с непривычки перевернуться. У меня такое было на картинге.

— Коляску не жалко, — ответил Шепард, — и это не так опасно, как на гоночном карте, но весьма оригинально. Пойдемте, я покажу вам этот спортивный кар, и вы успеете даже сделать пару-тройку пробных кругов, чтобы привыкнуть к управлению.


Людвиг был вовсе не настолько пьян, как могло показаться. Со вчерашнего вечера он расчетливо дозировал алкоголь так, чтобы со стороны выглядеть неадекватным, но сохранять достаточную ясность мысли… Когда он, пойдя вслед за лордом Шепардом в конюшню Колизея увидел, кто впряжен в коляску, то на миг пожалел об этой ясности мысли. Конечно, Людвиг знал о существовании повозок с людьми — рикшами вместо лошадей (кстати, в благополучной Японии для туристов до сих пор существует это дегенеративное развлечение — кататься на человеке). Но, увидеть обнаженных и босых девушек, запряженных в коляски на манер лошадей… Людвиг был не готов к такому зрелищу и только наличие достаточной дозы алкоголя в крови позволило ему не выдать своих эмоций по поводу увиденного. И при этом, он четко понимал, что ему придется участвовать в этих скачках — если он хочет уехать из Авалона живым…

…Людвигу удалось выполнить эту задачу. Заезд он проиграл, отстав от лорда Грейвера примерно на два с половиной круга. Лорд-канцлер искренне радовался своей победе, и отечески похлопав молодого соперника по плечу, посоветовал.

— В следующий раз, мой юный друг, активнее работайте хлыстом.

— А мне кто-то говорил, — пробормотал Людвиг, — что от частых ударов хлыстом лошадь сбивается с шага.

— В случае лошади, возможно, так и есть, — ответил Грейвер, с видимым удовольствием глядя на исхлестанную спину своей «рикши», — а в случае вилланов, все наоборот. Кто жалеет плетку, тот портит своих вилланов. Имейте это в виду.

— Я понял, — отозвался Людвиг, вытащил из кармана свою бутылку, и протянул лорду-канцлеру, — хотите выпить? Это самый лучший виски из дядиных запасов.

— С удовольствием, — сказал Грейвер, взял бутылку и сделал глоток. — А теперь, давайте пойдем на трибуны. Сейчас подадут обед, а на арене будет еще много интересного…


На арене происходила еще какое-то дерьмо, и Людвиг Илбридж туда не смотрел. Он предпочитал смотреть в тарелку. Пользуясь тем, что остальные были увлечены шоу, Людвиг активно питался. Он был зверски голоден, поскольку, имитируя поведение запойного алкоголика, вчера и сегодня утром практически ничего не ел. А для дела, которое он задумал, требовались силы и, соответственно, калории. Питаясь, он слушал разговоры «лордов». Основной темой обсуждения было предстоящее ежегодное собрание лордов и организация торжеств, с участием всемирно-известных артистов. Людвиг, не переставая орудовать ножом и вилкой, выхватывал из разговора отдельные фразы.

— …Ансамбль «Up-Fall-Up» запросил вдвое против обычной цены гастролей.

— …Твари. Но они стоят этих денег.

— …За приезд на день рождения диктатора Уганды, они запросили столько же.

— …С кем они нас сравнили! Ублюдки!..

— …Эта смазливая сучка Эрмина Гретти тоже запросила вдвое…

— …Эрмина Гретти сыграла в фильме, который получил Оскар, вот и задирает цену.

— …А я добавлю денег, чтобы трахнуть ее во всех позах. Мне просто интересно…

— …Кстати, сколько она за это просит?

— …Не так уж дорого. Конечно, цена на порядок выше, чем у обычной шлюхи, но…

— …А я лучше куплю на ночь Вивиен Робинсон. Как вы думаете, этот ее менеджер…

— …Его зовут Натан Барниус…

— …Да, точно, Барниус. Он ее продаст на ночь или упрется, как баран?

— …Зависит от суммы, но она не совсем совершеннолетняя, возможны проблемы…

— …Ерунда! Какие проблемы? Малолетних артисток трахают все их спонсоры…

— …Джейсон Бойд попросил умеренно, и он приедет со всеми четырьмя девочками.

— …У них просто год не самый удачный, вот и ловят любые крупные заказы.

Кого-то могло бы удивить количество мировых знаменитостей, согласившихся ехать в Авалон, развлекать кучку богатых дегенератов, но Людвиг не питал иллюзий по поводу артистического бомонда, и без особых эмоций воспринял услышанное. Тем временем, солнце клонилось к закату, а шоу в Колизее — к финалу. У Людвига появился повод откланяться — чем он и воспользовался. По дороге в Эссом, он достаточно подробно спланировал свое сольное выступление перед прислугой и…

…Выйдя на середину двора, он заорал во все горло:

— Аджан! Быстро чтоб вся прислуга построилась здесь, на хрен…

— Да, сэр, — уже привычно ответил мажордом и занялся построением.

— …Вы! — рассерженно рычал Людвиг, — чертовы ублюдки! Из-за вас я сегодня так позорно проиграл скачки, что у меня аж зубы скрипят! Я отстал от лорда Грейвера почти на три круга! И виноваты вы! Вы меня вчера не поддерживали! Ублюдки! Все! Я бросаю пить и завтра на рассвете отправляюсь совершать подвиг. Кто там нагло улыбается!?

Сделав это замечание, Людвиг поднял ружье и выстрелил над головами прислуги. Все вздрогнули и присели.

— …Вы никчемные ублюдки! — продолжал он, — Завтра на рассвете я еду охотиться на динозавра. Я прочел в википедии про гребнистого крокодила! Он здесь водится, и он бывает семь метров в длину, и тонну весом! Я его добуду в одиночку! Мне нужно два ружья: нарезной автомат треть дюйма, гладкоствольный полуавтомат 12-го калибра. Аджан! Ты записываешь?

— Да, сэр.

— …Затем, мне нужны два самурайских меча, короткий и длинный. Мне нужен запас горючего, воды и консервов на три дня. Мне нужен катер «Sea-Doo»… Аджан, пусть немедленно приготовят к выходу от причала на заливе… Как его?

— Новеве, сэр.

— Да! На заливе Новеве. И пусть проверят этот катер, все ли там работает.

— Сейчас я распоряжусь, сэр.

— Распорядись. И еще: мне нужен прорезиненный тент и плащ, болотные сапоги, и длинная цепь с ошейником.

— Вы берете собаку, сэр?

— Нет, я беру девчонку… Как ее зовут?

— Пачи, сэр.

— Да! Точно. И я не хочу, чтобы она сбежала.

— Может быть, — заметил мажордом, — вам взять охрану?

— Что?! Какую, на хрен, охрану? Тогда это будет не подвиг, а дерьмо! Охрана должна дежурить у рации. Да! Положи в катер две рации на случай, если одна испортится.


В 5:30 утра мажордом и лейтенант охраны провожали катер, отходящий от пирса по длинному заливу Новеве, врезающемуся в территорию поместья Эссом. От взгляда лейтенанта не ускользнуло горлышко литровой бутылки 70-градусного абсента. Это горлышко предательски торчало из кармана плаща «героического охотника». Когда спортивный катер отошел от пирса достаточно далеко, лейтенант проворчал.

— К полудню лорд налакается, как свинья, и начнет трезвонить по рации.

— Если не утонет по пьяни, — уточнил мажордом.

— Ага, жди, — буркнул лейтенант, — говно не тонет.

…Лейтенант охраны (несмотря на свою проницательность), угадал поведение Людвига Илбриджа лишь частично. Тот действительно не утонул, и начал трезвонить но, не по рации, а по спутниковому телефону, не в полдень, а раньше, и не по пьяни, а будучи совершенно трезвым, и находясь уже не в заливе на острове Долак, а гораздо южнее, в открытом море, на пути к Австралии. Разговор с абонентом продолжался минут пять и завершился, по мнению Людвига, успешно. Он убрал телефон и объявил:

— Ну, вот Пачи, все ОК. Через три часа прилетит тетя Барби.

— Кто такая тетя Барби? — спросила девочка чуть испуганно, озираясь по сторонам. Она впервые была в открытом море, так что бескрайнее водное пространство, окружающее катер со всех сторон, приводило ее в недоумение: как же так, нигде нет земли.

— Тетя Барби очень хорошая, она бухгалтер предприятия, которое добывает в море газ. Большое новозеландское предприятие с филиалами в Папуа и на Фиджи.

— Газ в море? — удивленно переспросила Пачи.

— Да, — подтвердил Людвиг, поглядывая на курсограф, — Газ на дне моря. Примерно как пузыри в болоте, только очень большие. Газ закачивается в цистерны и продается как топливо, а тетя Барби считает доходы и расходы для бизнеса. Это в общих чертах.

— Газ на дне моря… — растерянно повторила девочка, — А что будет дальше?

— Очень просто, — сказал Людвиг, — Тете Барби чуть больше 50 лет, и у нее двое детей, хорошие парни, но они уже взрослые, и живут в разных местах, а она любит детей. Ей бывает одиноко, понимаешь? И она очень хотела найти девочку вроде тебя.

— Чтобы я работала у нее в доме? — предположила Пачи.

— Нет. Просто, для компании… Ну, как тебе объяснить…

Тут Людвиг Илбридж задумался. Как объяснить девочке со средневековой плантации, затерянной в джунглях ново-гвинейского острова, образ жизни Барбары Даркшор (для своих — «тети Барби»)? Тетя Барби была шефом-бухгалтером правления «Maori Oceanic Digging Operations» (MODO) одной из динамичных и агрессивных морских газовых компаний Новой Зеландии, и чувствовала себя в этом бизнесе, как рыба в воде. Но, как часто случается у талантливых топ-менеджеров женского пола, семейная жизнь у тети Барби так и не наладилась. Мужчины появлялись и исчезали, время шло, двое сыновей, родившиеся в результате недолгих романов, уже выросли и разъехались, и тетя Барби полагала, что со временем они подбросят ей внуков. Но это когда еще будет — а у нее существовала нереализованная мечта о дочке. Однажды тетя Барби сделала попытку удочерить некую девочку, но что-то сорвалось в области юриспруденции, а теперь…

— Слушай, — сказал Людвиг, так и не придумав объяснений, — ты сама увидишь, что тетя Барби замечательная, очень добрая, и… В общем, тебе с ней понравится, я уверен.

— А где она живет? — спросила девочка.

— Ну, в общем, тетя Барби живет везде, где захочет.

— Но, — возразила Пачи, — у человека же не могут быть дома везде.

— У тети Барби — могут, — уверенно ответил Людвиг.

Пачи замолчала, уселась поудобнее, и сосредоточенно почесала голое колено. На ее выразительном круглом лице (сейчас немного ассиметричном из-за подбитого глаза), отразилась лихорадочная работа мысли. Она интуитивно безошибочно чувствовала: Людвиг говорит правду. Но представить себе, что у человека есть дома везде, у нее совершенно не получалось. Впрочем (как она рассудила) раз уж мир оказался гораздо больше, чем Авалон, и весь остров Долак, то в нем возможно что угодно, включая и загадочную тетю Барби, которая очень хорошая, и живет везде.

— А ты Людвиг, живешь далеко от тети Барби?

— А это, — ответил он, — зависит от того, где она в данный момент. Вообще-то я живу в Отангареи, а у тети Барби есть ранчо в Паихиа на самом севере Новой Зеландии. На машине я доезжаю до ее ранчо за 40 минут. Но сейчас тетя Барби на острове Киваи, в Папуа, при впадении реки Флай в северо-западный залив Кораллового моря, 600 км к западу отсюда. Поэтому, у нее нет проблем долететь до нас на зе-плане.

— На чем?

— На летающей лодке, — пояснил Людвиг, — Это вроде большого катера с крыльями.

— А-а, — произнесла Пачи, получив вместо объяснения еще одну загадку, — а ты часто приезжаешь к тете Барби?

— Как тебе сказать? — он слегка пожал плечами, потом поправил штурвал, поскольку курсограф GPS показал небольшое отклонение, и добавил, — Я приезжаю к ней в трех случаях: если у нее внезапные проблемы, если у меня внезапные проблемы, или если внезапно захотелось поговорить о жизни. Тетя Барби — очень хороший друг. В нашем сумасшедшем мире хорошие друзья — большая редкость, верно?

— Почему ты говоришь, что мир сумасшедший? — удивилась девочка.

— А разве в не-сумасшедшем мире может быть Авалон? — спросил Людвиг.

— Не знаю… — она снова почесала колено, — А ты еще будешь приезжать в Авалон?

— В Авалон? С чего бы вдруг?

— Не знаю, — повторила девочка, — Просто, у тебя такой вид, будто… Будто там что-то осталось. Что-то, что ты не доделал.

— Гм… Пачи, как у тебя получается читать мысли?

— Так, — она подвигала пальцами, — Само… Ты лучше не езди туда.

— Я и не хочу туда ехать. Но, жизнь такая штука, что иногда сложно все объяснить.

Пачи снова надолго замолчала, как бы прислушиваясь к себе, а потом сообщила:

— Если тебе интересно: их всех скоро убьют.

— Кого — всех? — удивленно переспросил он.

— Лордов. Мажордомов. Охранников. Всех, — пояснила она.

— Кто убьет?

— Я тебе говорила, — напомнила она, — Оранг-хутани, люди из леса.

— Гм… Нападение туземцев? И как скоро, по-твоему, это может произойти?

— До следующей луны, — уверенно сказала девочка.

— Следующая луна, это то, что сразу после новолуния? — уточнил Людвиг.

— Это понятно, — ответила Пачи, то ли про архаичный календарный термин «следующая луна», то ли про предсказанный терминальный момент для Авалона.


Тетя Барби была пунктуальна. Ровно через три часа после разговора по спутниковому телефону, в восточном секторе неба возникла серебристая точка, и быстро выросла до классической 10-метровой двухмоторной летающей лодки «Grumman-Swan». Жужжа пропеллерами, машина прошла как бы по невидимому витку нисходящей спирали и, приводнившись на лодочное брюхо, прокатилась по волнам, шлепая по гребням парой поплавков под крыльями. Дождавшись, пока воздушные винты остановятся, Людвиг подрулил под крыло между кабиной и правым поплавком и пришвартовал «Sea-Doo». Фрагмент остекления кабины, тем временем, отодвинулся вбок, и немного охрипший женский голос пригласил: «перелезайте в наш геологический трейлер».

Салон «Grumman-Swan» действительно напоминал вагончик-трейлер мобильного штаба геологической экспедиции. Койки для отдыха в кормовом секторе и экраны мониторов, размещенные над столиком для обеда в «полевых условиях», рядом с холодильником и микровэйвом. Команда — своеобразная. Пилот — классический оззи, в облике которого читалось происхождение от британских разбойников, сосланных в Южное Полушарие примерно двести лет назад. Двое «геологов» — крепкие парни, один потемнее (вероятно, меланезиец), другой посветлее (скорее всего, маори). И последний участник: женщина европеоидного типа, сероглазая блондинка, миниатюрная и тоненькая, напоминающая сказочного человечка из спичек. Ей-то и принадлежал охрипший голос.

— …Привет, малыш Лю, — продолжила она, — давай, знакомь нас.

— Это Пачи, тетя Барби, — сказал он.

— Привет, Пачи! — бухгалтер протянула девочке руку, — Я Барби, тебе уже сказали.

— Здравствуйте, мэм, — Пачи осторожно пожала ей руку.

— Какое еще «мэм»? Брось это, детка. Здесь не five-o-clock у британской королевы. Ты называешь меня просто «Барби», я тебя называю просто «Пачи». Урегулировали?

— Да… Барби.

— Отлично! Теперь знакомься. Это Флинт из Окленда, профессиональный воздушный хулиган, это Оэре из Роторуа, магистр геологии, а это Свэпс из Милн-Бэй, студент.

— Я его студент, — пояснил парень потемнее, пихнув плечом того, что посветлее.

— Не толкайся, черт побери, — ответил тот, и пихнул его в ответ.

— Эй, Пачи и Людвиг, — окликнул Флинт, — у меня прямой вопрос: вы хотите жрать?

— Встречный прямой вопрос: а что у вас есть пожрать? — отреагировал Людвиг.

— Это по-нашему, — оценил Оэре.

— Есть свеже-соленая акула, аргентинская ветчина и китайская курица, — сказал Свэпс.

— Еще есть кофе с ромом, — добавил Флинт, — А тебе, Пачи, я могу сделать чай с медом.

— Мед настоящий, — Свэпс вытащил из холодильника банку, — натуральный, из деревни. Пчеловодство в Папуа в порядке, и там не продают эрзац, как в Калифорнии.

— А можно, я лягу спать? — спросила Пачи.

— Черт! — тетя Барби хлопнула себя по лбу, — Как я не сообразила! Ты ведь, наверное, чертовски устала. Сейчас мы тебя уложим. Хочешь принять душ? У нас на самолете удобная душевая кабинка. А хочешь, я дам тебе чистую футболку и шорты, это будет удобнее, чем твоя рубашка, как ты думаешь? Ну, пойдем.

Оэре проводил взглядом двух женщин, удаляющихся в хвост салона, и сообщил.

— Барби потеряна для общества на ближайшие четверть часа. А откуда эта девочка?

— С Долака, — ответил Людвиг.

— Кто-то здорово подбил ей глаз, — заметил Свэпс.

— Это… — Людвиг пожал плечами, — Длинная история. Я бы хотел, чтобы Барби тоже послушала.

— Разумно, — поддержал Флинт, — а мы пока можем выпить кофе с ромом.

— Людвиг, а ты знаешь анекдот про пилота и кофе? — спросил Оэре.

— Гм… Который именно?

— Такой, — сказал маори, — когда Флинт работал на локальных авиалиниях…

— Блин! — Флинт хлопнул ладонью по столу, — Какого черта про меня…

— …Про тебя, потому что позитивно. Так вот, Флинт взлетает на самолете с двадцатью пассажирами и, набрав высоту, наливает себе кофе, и говорит: «леди и джентльмены, приветствую вас на борту бла-бла-авиа, наш самолет выполняет рейс… Сука! Блядь! Пиздец!.. Извините, леди и джентльмены, я случайно опрокинул на себя чашку кофе! Видели бы вы сейчас мои брюки спереди». В салоне тишина, а потом один парень ему отвечает: «Это фигня. Видел бы ты сейчас мои брюки сзади!». Вот и пришлось Флинту уходить в геологическую авиацию.

— Про геологов тоже есть анекдот, — мрачно заявил Флинт, — Однажды Оэре…

…Четверть часа легко пролетели за анекдотами, а потом к столу вернулась тетя Барби, деловито плеснула себе кофе, добавила рома, и скомандовала:

— Рассказывай, Людвиг.

— Начну с начала, — ответил он, бросив взгляд в хвост салона, где Пачи, свернувшись на койке под пестрым пледом, уже спала, подложив ладошку под щеку, — у меня был дядя Джозеф. Недавно он отбросил копыта и оставил мне долю в ранчо на Долаке.

— Ранчо на Долаке? — переспросил Свэпс, — странно, как-то.

— Странно… — Людвиг вздохнул, — это слабо сказано.


Вечер того же дня. Северо-Западная Австралия.

Архипелаг Уэссел. Остров Римби.

(300 километров к югу от острова Долак).


Эта почти необитаемая группа островов, выдается в Арафурское море в виде скалистой полосы суши длиной полтораста километров, рассеченной узкими проливами. Мелкие заливчики, которыми изобилуют здешние берега, привлекают фридайверов, и просто любителей дикого туризма. Но, до самого дальнего острова Римби доезжают лишь фанатики. На Римби нет инфраструктуры. Точнее, инфраструктура здесь лишь та, которую создают сами «дикари» в маленьких палаточных городках, напоминающих монгольские стойбища из шатров «гэр».

Если бы не разговор в летающей лодке, и не наводка, данная Свэпсом, Людвиг бы не остановился на Римби, а проехал несколько километров до острова Марчинбар, на котором есть поселок Мартжанба с вполне приличным мини-отелем. Но, как уже было сказано, Людвиг получил наводку, и причалил к берегу Римби в районе палаточного городка съемочной группы фильма «Водоворот времени». Сказав первому встречному кодовое слово «Азенкур», спросил про Тони Тамере. Теперь, после захода солнца (когда завершился стрелковый турнир) он сидел около неярко горящего костра на берегу полукруглого залива, и под тихий мерный плеск волн, излагал этому крепкому смуглого парню историю своих приключений в Авалоне. Тони Тамере (он же — Регги) слушал молча и лишь, иногда кивал в знак полного понимания. Когда Людвиг добрался до встречи с Барбарой Даркшор и ее командой, и замолчал, Регги негромко спросил:

— Что дальше?

— Дальше? Ничего такого. Тетя Барби улетела. За Пачи я спокоен. У девчонки теперь, я уверен, будет интересная жизнь. Если бы ты знал тетю Барби, ты бы тоже был уверен.

— Я лично не знаком с мисс Даркшор, но наслышан, — ответил Регги, — думаю, ты прав. Девчонка в надежных руках. Вернемся к Авалону. Когда тебя там хватятся?

— Нескоро, — Людвиг хмыкнул, — подъезжая сюда, я хлебнул абсента для убедительно — пьяного голоса, связался по телефону с мажордомом и обругал его мудаком. Он же не напомнил мне про подводное ружье и эквипмент для дайвинга, так что я все это забыл. Разумеется, охотиться на большую белую акулу без акваланга и подводного ружья, это нонсенс. И я вынужден искать все необходимое тут, на месте, в сомнительных лавках.

— Но, — напомнил Регги, — ты говорил, что едешь охотиться на гребнистого крокодила.

— Да. Мажордом тоже мне это сказал. Но, я ведь играю подонка-алкоголика. Я заявил мажордому, что точно собирался на острова Уэссел охотиться на акулу, какой, к черту крокодил? Мажордом спросил про девчонку, а я ответил ему, что не помню никакой девчонки, но если она даже была, и выпала по дороге за борт, то черт с ней.

— Неплохое объяснение, Людвиг. И как он отреагировал?

— Он ответил «да, сэр», и спросил, когда меня ждать. Я сказал, что вернусь, как только добуду акулу, и распорядился освободить место для акульей головы на стене холла.

Гаваец покивал головой, помешал палочкой угли в костре и снова спросил:

— Что дальше?

— Я бы хотел забыть Авалон к свиньям собачьим, но, я слишком много знаю, вот в чем проблема. Если тем уродам, которые правят поместьями Авалона, станет ясно, что я не играю в их игру, и просто притворялся, чтобы выскочить, то они не успокоятся, пока я способен говорить. Я не желаю всю жизнь бояться выстрела в спину.

— Или ты, или они все, — задумчиво произнес Регги.

— Выходит, что так, — подтвердил Людвиг, помолчал немного, и добавил, — похоже, так сложилось, что у меня нет другого пути, кроме как в вашу команду. Я не знаю, каковы мотивы у тебя и твоих людей, и мне, в общем, безразлично. Просто, давай решим, как сделать все это… Надежно.

— У тебя разумный подход к проблеме, — согласился Регги, — завтра утром поговорим в штабе, а сегодня отдохни. Ты нормально относишься к ночевке в шатре?

— Да, — Людвиг улыбнулся. — Я ведь простой деревенский парень из Киви-Нортленда.

Эпизод-7. Этюд о технике безопасности

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-Западная Австралия. Остров Мелв.

Харрис стоял на дорожке, уперев кулаки в бока. На нем были мятые шорты и еще более мятая рубашка, расстегнутая до пупа. Окинув Фокси коротким профессиональным взглядом и почесав свое аккуратное брюшко, он осведомился:

— Это что с тобой такое? Ты подралась с Годзиллой?

— Нет. Прокатилась на скэйтборде под парусом. Знаешь, этот продвинутый вид спорта придумали два юниора-янки в 2010-м. А здесь на равнине такой отличный ветер…

— Ты сумасшедшая!

— Да, мне уже сказали… С некоторым опозданием.

— Головой не ударялась?

— Нет. Прикрыла руками. Рефлекс.

— Прикрыла? Это тебе кажется. Потом посмотришь в зеркало. Давай-ка я, все же, отвезу тебя к доктору.

— Слушай, не надо делать из этого проблему… Ну, пара царапин на физиономии.

Харрис обошел вокруг нее и спросил:

— А это что на спине? А на боку что?

— Не знаю. Ударилась слегка.

— Слегка… У тебя на одежде кровавые пятна от лопаток до задницы, как в гангстерском боевике. Короче, если не хочешь к доктору — тогда пошли ко мне и марш в ванную.

— Зачем!?

— Затем! — ответил он, — Шкуру заклеивать. Ничего не отдирай, снимай только то, что не присохло, а во всем остальном лезь под душ.

Под душ ей пришлось лезть в футболке. Присохло.

В ванную Харрис ввалился через пять минут, водрузил на полку полевую аптечку, раскрыл ее и начал копаться, что-то выбирая.

— Мог бы и постучаться, — пробурчала она.

— Тук-тук, — сказал он, — задницей повернись.

— Чего?

— Коктейль, — пояснил он, демонстрируя шприц-тюбик, — тут против столбняка и еще какая-то химия с антибиотиками.

— Ладно, — вздохнула она и повернулась спиной.

Харрис флегматично всадил ей укол, а затем протянул ножницы.

— Футболку срежь… Хотя, нет, лучше я сам. Не сочтешь за сексуальное домогательство?

Фокси фыркнула:

— Какое домогательство? От моего вида сейчас любой маньяк грохнется в обморок.

— Не драматизируй, — строго сказал Харрис, — ты вполне сексуально выглядишь.

Он уверенным движением разрезал ее футболку посреди спины, и, посмотрев на открывшуюся картину, добавил «о, черт!»

— Так плохо? — спросила она.

— Не переживай, жить будешь. В аптечке море перекиси водорода и куча бактерицидного пластыря… Теперь повернись лицом … Ну,


убрать рекламу




убрать рекламу



тут еще ничего. Левое колено здорово болит?

— Терпимо.

— Понятно. Значит повязку. Вот так… Сейчас стой смирно, переходим к физиономии… Все, порядок. В зеркало посмотри…. Хоть сейчас на конкурс бодиарт, верно?

Она посмотрела и честно сказала:

— Жуть. Чудовище Франкенштейна.

— Ерунда, — возразил он, — вот когда у одного парня на съемках произошел контакт третьей степени с медведем гризли, то и правда была жуть. А говорили, что он ручной. Медведь, я имею в виду. Он и был ручной, просто он так играл… Вот тебе мой халат, одевайся и в гостиную на диван. 2 часа постельный режим. Чтобы не бездельничать — там на столике лежит описание к фильму «Дочь пустыни». Пометь, где хорошо, а где полная лажа.

…Лажа была кругом.

— Это какой-то совсем убитый на голову придурок сочинял. Например: тетка на лошади догоняет неуправляемый джип, несущийся вниз по склону, прыгает с седла за руль и тормозит в полуметре от обрыва.

— Обрыв не при чем, — заметил Харрис, — его вмонтируют потом. Скорость тоже сделают отдельно. Остается: прыгнуть за руль медленно движущейся машины, и все дела.

— С лошади, — уточнила Фокси.

— С площадки, — возразил Харрис.

— Тут написано: прыжок — крупный план, два ракурса.

— С макета лошади в неподвижный джип, — предложил он, — пыль дорисуем, будет как бы скорость, а клиент живую лошадь от игрушечной не отличит. Тем более, там секунды.

— Прыгает с седла за руль, — повторила Фокси, — ты представляешь, как можно прыгнуть за руль сверху?

— Да, — согласился он, — яйца могут остаться на баранке.

— Не могут. Прыгает тетка. Но вот ноги — они есть у человека любого пола.

— Значит, откатим сиденье чуть назад, а руль снимем и поставим надувной муляж.

— Надувное сидение и на пол надувной матрац, — добавила она.

— Принято, записывай. Что еще?

Фокси пролистнула пару страниц.

— Вот шедевр маразма: тетка сидит в засаде, закопавшись с головой в песок, и дышит через коктейльную трубочку. Когда приближаются плохие парни, она выпрыгивает из песка с обнаженным ятаганом в руке и рубит гадов в капусту.

— Вполне дебильно, — согласился Харрис, — зрителю это понравится. Тем более, если я не перепутал, она закапывается в песок голая.

— Не совсем. У нее на шее и на талии цепочки бус.

— Еще лучше. А в чем проблема? Закопаем рядом акваланг, пусть дышит. А коктейльную трубочку воткнем в песок, и нормально.

— Это все понятно, но как она будет выпрыгивать, если над ней куча песка?

— Поставим внизу пневматический толкатель, я где-то видел такие штуки.

— Ага, и она вылетит на метр вверх с переломанными ногами, а вслед за ней полетит акваланг.

— К аквалангу привяжем цепь, тогда он не улетит.

— Да, зато в его загубнике останутся теткины зубы. Экстремальная стоматология.

— Дадим ей сигнал по рации, чтобы выплюнула загубник.

— Ладно. Но от переломанных ног это все равно не спасает. Кстати, ятаган окажется воткнут тетке в задницу или еще куда-нибудь.

— Это еще почему?

— По закону подлости. Так всегда бывает.

— Не воткнется, он пластмассовый и тупой.

— Тогда сломается.

— Сделаем из гибкой пластмассы.

— А теткины ноги тоже сделаем из гибкой пластмассы?

— На толкатель положим надувной матрац, и ноги будут целы.

— Два матраца.

— Ладно, пиши два.

…И в этот момент в жилище Харри Харриса вторглась вся остальная команда «ExEx».

— Босс, кто придумал такую херню? — флегматично поинтересовался Олбен.

— Какую именно? — спросил Харрис.

— Такую, — пояснил Тедди, — что меня должны тащить лошадьми по грунту, а я должен ехать на собственной голой жопе!!!

— Ах, это… Сценарист придумал. Можешь посмотреть его фамилию на первом листе.

— Почему я должен быть голый? — спросил Тедди.

— Потому, что сценарист — извращенец, — терпеливо объяснил Харрис, — и зрители тоже. Они возбуждаются от этого.

Тедди был обеспокоен не собственно обнаженностью своего тела, а судьбой своей спины и задницы, которым предстояло проехать по каменистому грунту около ста метров. Группа готовилась к съемке сцены из фильма «Амазонки», где женщины-воительницы разрывали пленного грека лошадьми путем удара промежностью о тотемный столб на полной скорости. Все элементы трюка, вплоть до удара об столб, требовалось снять крупным планом. Сам удар проблем не представлял — столб был надувной, из тонкой резины, и при ударе просто лопался. А вот буксировка по каменистому грунту голого человека, привязанного за ноги к двум коням — это была проблема.

— Может, прилепить ему на спину кусок стеклоткани? — предложил Олбен.

Харрис покачал головой:

— Крупный план. Будет видно.

— А, может, по воде, как в аквапарке? — спросила Инге, — Марк, ты сможешь в кадрах заменить воду на камни?

— Нет, — угрюмо сказал компьютерщик Марк Поллак, — брызги.

— Только в этом проблема? — уточнила Фокси, — а если бы не было брызг?

— Там будет целый веер! — вмешался Олбен.

— Это если вода, — сказала Фокси, — а если что-нибудь другое?

— Масло тоже даст брызги, — уныло пояснил Тедди.

— И не масло, — сказала она, — а какой-то полимер или что-то вроде того. Он полужидкий и скользкий как… Ну, примерно как желе. Его используют где-то в военной авиации.

— Так! Стоп! — заявил Харрис, — ты можешь вспомнить название?

— Низкомолекулярный поли кто-то там. Не помню точно.

— Уже достаточно. Я пошел доставать эту химическую дрянь, а вы дорабатывайте сцену, считая, что поли-ктототам уже у нас в кармане…

…И ведь действительно, босс достал этот полиперфторалкилсилоксан, так что внешняя поверхность задней части организма Тедди ехала за лошадьми в комфортных условиях.

Эпизод-8. Реальность — это не то, что вам кажется

 Сделать закладку на этом месте книги

Большой Гавайи. Окрестности Ваимеа.

Речная долина в предгорьях Кохала

Северный край любительского ипподрома.

Берген Фарриган энергично почесал за ушами флегматичную, низкорослую, но очень коренастую лошадку темно-коричневой масти.

— Это моя любимица. Ее зовут Фриз.

— Фрр, — откликнулась лошадка и пихнула президента «Iron Star» носом в ухо.

— Фриз требует шоколада, — пояснил Берген, — ковбои считают, что я ее избаловал. Они, наверное, правы, но что теперь делать?

— Фрр, — повторила лошадка, переступив передними копытами.

— На тебе, нахальная девчонка, — Берген протянул лошадке плитку черного шоколада.

Фриз сделала ленивое движение губами и плитка исчезла. Большой Бонго похлопал лошадку по мощной шее, и спросил.

— Как ты думаешь, Колин, что это за порода?

— Тут и думать нечего, — ответил Рамсвуд, — это исландский пони.

— Никогда не говорите «пони» про исландских лошадей, — посоветовала Джоан Лайти, сидевшая в седле на такой же коренастой лошадке, но совсем черной, — в Исландии вы рискуете получить за это по голове кружкой. Хуже всего, если кружка оловянная. От ударов таких кружек в древности погибло больше викингов, чем от топоров и мечей. Викинг, погибший с боевой оловянной кружкой в руке, попадал в Валхаллу, на общих основаниях с теми, кто погиб с обычным боевым оружием в руках.

— Спасибо, Джоан, — киносценарист кивнул, — я уловил эту концепцию.

— Джоан, ты выгуляешь Фриз, ладно? — спросил Фарриган.

— Ясно, босс! Я покатаюсь вокруг и послежу, чтобы откуда-нибудь здесь не появились лишние уши…. Хей! Хей-Хей! — девушка пустила свою лошадку в галоп. Фриз тут же сорвалась следом за ними — видимо она привыкла к такому способу выгула.

Большой Бонго проводил глазами эту артистично-динамичную группу, затем уселся в шезлонге, заранее вытащенном из кузова мини-грузовика, и жестом предложил гостю устраиваться во втором шезлонге. Дождавшись, пока тот усядется, Бонго спросил:

— Угадай, почему я предложил встретиться здесь, на полевом выезде для лошадей?

— По-моему, Берген, — сказал Рамсвуд, — тебе просто нравится этот ипподром. Я вряд ли ошибусь, если скажу что ты один из основных спонсоров здешнего конного клуба.

— Не ошибешься, — подтвердил Фарриган, — но причина сегодня не в этом. Посмотри, ты видишь, там, ниже по склону пасутся совсем маленькие лошадки, похожие на осликов? Порода называется «Ява-пони». Они не более, чем метр с четвертью ростом, но очень выносливые, и вполне годятся под седло. На родине, в Индонезии, их используют и в качестве вьючных, и в качестве верховых. А на нашем ипподроме они верховые для начинающих любителей, и для детей. Это очень спокойные и послушные пони, а их маленький рост хорош тем, что если свалишься с седла, то ничего себе не сломаешь.

— Э… Гм… — произнес сценарист, — Я видел таких пони в Авалоне.

— Вот! — Большой Бонго поднял палец к небу, — В этом главная причина выбора места встречи. Ява-пони теперь стали рыцарскими конями лордов Авалона. Знаешь, Колин, я мысленно тебе аплодирую! Авалон — блестящая сценическая идея. Мне не приходило в голову создать такую площадку для киносъемок в жанре героического фэнтези. Это же потрясающе: готовый субстрат с рыцарями и вилланами, принцессами и крестьянками, жестокими нравами средневековья, стилизованными на современный лад, и в точности соответствующими запросу публики. Ведь публика сама это сконфигурировала! Ты же понимаешь, что лорды-уроды Авалона — это плоть от плоти тех бесхвостых мартышек, которые являются потребителями нашей кино-продукции. Понимаешь или нет?

— Да, Берген, но, честно говоря, я не рассматривал это с такого ракурса.

— И напрасно! — воскликнул Фарриган, — Совершенно напрасно! Вот послушай!..

Босс «Iron Star» вытащил из сумки сшитую распечатку и с выражением зачитал:

— «Чем ближе мы подходили к городу, тем оживленнее становилось вокруг. Мы проходили то мимо какой-нибудь ветхой лачуги с соломенной крышей, то мимо небольших полей или садов, очень дурно возделанных. Попадались нам и люди — похожие на рабочий скот здоровяки с длинными жесткими нечесаными волосами, падавшими им прямо на лицо. И мужчины, и женщины были одеты в домотканые рубахи, спускавшиеся ниже колен, на ногах у них была грубая обувь, похожая на сандалии. У многих я видел на шее железный ошейник. Маленькие мальчики и девочки ходили совсем голые; но никто, казалось, этого не замечал. И все эти люди глазели на меня, говорили обо мне, кидались со всех ног в лачуги и вызывали оттуда родных — посмотреть на меня. Вид же моего спутника нисколько их не удивлял; они ему смиренно кланялись, но он не отвечал на их поклоны. В городе среди разбросанных в беспорядке лачуг с соломенными крышами стояло несколько больших каменных домов без окон. Вместо улиц были кривые немощеные дорожки; полчища псов и голых ребятишек шумно играли на солнцепеке. Свиньи рылись повсюду — одна из них, вся облепленная грязью, разлеглась в огромной вонючей луже посреди главной улицы и кормила своих поросят. Внезапно издали донеслись звуки военной музыки. Звуки приближались, становились все громче, и я увидел кавалькаду всадников, которая казалась необычайно пышной благодаря султанам на шлемах, и сверканию лат, и колыханию знамен, и богатству одежд, и конским попонам, и золоченым остриям копий. Кавалькада торжественно двигалась по грязи среди свиней, голых ребятишек, веселых псов, ободранных лачуг, и мы последовали за нею. Мы шли в гору, все выше и выше, миновали одну грязную улочку, потом другую, пока наконец не взобрались на вершину холма, где было очень ветрено и где стоял огромный замок. Протрубил рог; в замке тоже в ответ протрубил рог; начались переговоры; нам отвечали со стен, где под колышущимися знаменами с грубыми изображениями драконов расхаживали воины в шишаках и панцирях, с алебардами на плечах. Затем распахнулись огромные ворота, опустился подъемный мост, и предводитель кавалькады двинулся вперед, под суровые своды…», — Большой Бонго закончил цитирование и проникновенно заключил, — Это Великий Марк Твен, и его гениальный роман «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». Ты обратил внимание на поразительное сходство с Авалоном?

— Я бы не назвал это сходство поразительным, — ответил Рамсвуд, — но оно значительное, поскольку, средневековое поселение было изначально заложено в проект «Авалон».

— Ладно, — Фарриган махнул рукой, — достаточно и просто значительного сходства.

— Достаточно для чего? — с подозрением в голосе, поинтересовался сценарист.

— Для гениальной кино-эпопеи, разумеется! Это будет гораздо мощнее, чем «X-Files»! Знаешь, почему?

— Почему, Берген?

— Да потому, что в «X-Files» сплошная современность и инопланетяне, и нет вонючего средневековья, нежно любимого публикой! Марк Твен гениально предвидел будущий триумф кино в жанре героического фэнтези с рыцарями, принцессами и чудовищами!

Колин Рамсвуд поднял левую руку и покачал ладонью.

— Извини, Берген, но в «Янки при дворе короля Артура» нет чудовищ. Марк Твен там издевается над средневековыми выдумками о людоедах, великанах и драконах.

— Верно подмечено! — воскликнул Большой Бонго, — Если бы чудовища там были, то эта книга оказалась бы не гениальной, а супер-гениальной! И мы с тобой достигнем уровня супер-гениальности, потому, что будем стоять на плечах у Марка Твена, у этого титана игровой литературы! Мы включим в наш фильм чудовище, и не какое попало, а такое, которое сильнее всего ударит по убогим мозгам нашей публики. Оно одновременно и инопланетное, и средневеково-мистическое.

— Берген, я не понимаю, к чему ты клонишь.

— Сейчас ты поймешь, — Большой Бонго снова взял в руки распечатку, — Вот, послушай:

«Посреди липкой грязи и ила они обнаружили поросшую тростником каменную кладку, которая была не чем иным, как материализованным ужасом той планеты — кошмарным городом-трупом Р’лиехом, построенном в незапамятные доисторические времена гигантскими отвратительными созданиями, спустившимися с темных звезд. Там лежали великий Ктулху и его несметные полчища, укрытые в зеленых осклизлых каменных усыпальницах, посылавшие те самые послания, которые в виде ночных кошмаров проникали в сны чутких людей, а верных слуг призывали в поход с миссией освобождения и возрождения своих повелителей»… Сильно, правда? Это новелла «Зов Ктулху» Говарда Лавкрафта. Она опубликована в 1928. А вот, еще фрагмент. Слушай! «Белые люди, как правило, избегали здесь появляться. Ходили легенды таинственном озере, в котором обитает гигантский бесформенный белый полип со светящимися глазами, а скваттеры шепотом рассказали, что в этом лесу дьяволы с крыльями летучих мышей вылетают из земляных нор и в полночь водят жуткие хороводы. Они уверяли, что все это происходило еще до того, как здесь появились индейцы, до того, как появились люди, даже до того, как в этом лесу появились звери и птицы. Это был настоящий кошмар и увидеть его означало умереть».

На последней фразе Большой Бонго понизил голос до свистящего шепота, а, дочитав, сделал длинную паузу, и медленно отложил распечатку.

— Ну, как тебе это нравится, Колин?

— Бред какой-то, — уныло произнес сценарист.

— Просто, в этих фрагментах великого произведения не хватает драйва, — ответил ему Фарриган, — я зачитывал описательную часть, а вот послушай, как выглядит экшн.

Он снова взял в руки распечатку и процитировал:

— «Над поверхностью болота располагался травянистый островок, площадью примерно в акр, лишенный деревьев и довольно сухой. На нем в данный момент прыгала и извивалась толпа настолько уродливых представителей человеческой породы, которых могли представить и изобразить разве что художники самой причудливой и извращенной фантазии. Лишенное одежды, это отродье топталось, выло и корчилось вокруг чудовищного костра кольцеобразной формы. В центре костра, появляясь поминутно в разрывах огненной завесы, возвышался большой гранитный монолит примерно в восемь футов, на вершине которого, несоразмерно миниатюрная, покоилась резная фигурка. С десяти виселиц, расположенных через равные промежутки по кругу, свисали причудливо вывернутые тела несчастных исчезнувших скваттеров. Именно внутри этого круга, подпрыгивая и вопя, двигаясь в нескончаемой вакханалии между кольцом тел и кольцом огня, бесновалась толпа дикарей»… Ну, как тебе это нравится?

— Круто! — согласился Рамсвуд, — Но, если ты думаешь, что лорды позволят снимать в Авалоне кино-эпопею то…

— Мне насрать на их позволения! — перебил Большой Бонго, — они никто! Точнее, они второстепенные персонажи нашего с тобой фильма. Ты понимаешь?

— Не понимаю! — взорвался сценарист, — Ты что, Берген, балуешься мескалином, или марихуаной, или LSD? Я тебе напомню: Авалон принадлежит двум десяткам весьма влиятельных людей. То, что они психи и дегенераты, не отменяет их влияния! У них куплена значительная часть полиции Джайапура, не говоря уже о том, что у них есть контакты на уровне высших офицеров FBI у нас дома, в Америке.

— Ну, и что? — отозвался Фарриган.

— Черт побери, Берген! Отвлекись от кино! Посмотри на реальный мир! Я хочу просто соскочить с этого идиотского средневекового поезда, потому что предчувствую очень серьезные проблемы в реальном мире! И я прошу тебя: помоги мне справиться с этой реальной ситуацией. Потом мы займемся миром кино, королем Артуром и Ктулху!..

Большой Бонго медленно покачал головой.

— Ты совершаешь глубокую философскую ошибку, Колин. Реальный мир, это кванты, электроны, протоны, нейтроны и атомы, в общем — вся та хрень, которой занимаются физики в лабораториях. А то, о чем ты говоришь — политическое влияние, коррупция, индонезийская полиция, американское FBI, и даже те доллары, которыми достигается политическое влияние — это кино. Это вымысел, который существует лишь постольку, поскольку миллионы людей в это верят. Да, Колин. Миллионы людей верят во всякую ерунду: в доллары и демократию, в бога и ангелов, в полицию и спецслужбы, в агента Купера, борца с инопланетянами, и в Санта Клауса с северными оленями. Наш Ктулху, кошмарный пришелец с темных звезд, спящий в древней каменной цитадели, не менее достоверен, чем все эти штучки. А его цитадель на Долаке можно потрогать руками.

— Берген, ты что, совсем спятил?! — с отчаянием в голосе воскликнул Рамсвуд.

— Я настолько в здравом уме, что даже противно, — проворчал Большой Бонго, протянул руку, достал из сумки пачку фотографии, и разложил веером перед собеседником, — вот, полюбуйся, это цитадель Ктулху, на острове Долак, не очень далеко от Авалона. Один знакомый известного тебе Тони Тамере сфотографировал цитадель неделю назад.

Рамсвуд внимательно посмотрел на изображения и недоверчиво покрутил головой.

— Берген, ты меня разыгрываешь!

— Ничуть! Эта цитадель находится на Долаке, и она абсолютно реальна.

— Но, — неуверенно возразил сценарист, — это каменное сооружение не может быть цитаделью Ктулху! Ведь Ктулху — просто выдумка Лавкрафта!

— Если тебя интересует научная точка зрения, — спокойно ответил Фарриган, то я могу изложить тебе ее последовательно.

— Да, Берген, если тебе не трудно. А то я съеду с катушек от твоей философии.

— Тогда слушай, В 1960-х на Долаке работала французская гидрологическая экспедиция, исследовавшая длинные заливы, которые в древнюю эпоху были реками. Чудовищное землетрясение, во времена динозавров отколовшее Долак от юго-запада Новой Гвинеи, разрушило холмистые массивы на самом Долаке, и некоторые реки стали сквозными каналами, рассекающими остров. Так что Долак, это не один остров, а несколько, и их точное число неизвестно, поскольку не все заливы обследованы.

Большой Бонго сделал многозначительную паузу, а потом продолжил.

— Французы прошли на десять миль вглубь Долака по заливу Туламба, и обнаружили в болотистой местности островок с древними руинами. Неизвестные строители — предки папуасов с какой-то целью выровняли три естественные ступени невысокого холма на островке, воздвигли на образовавшихся площадках необработанные каменные блоки — колонны, и поставили сверху необработанные каменные плиты. Получились огромные дырявые каменные ящики, историки называют их дольменами. Похожие дольмены встречаются западнее и северо-западнее Новой Гвинеи, на Зондских островах. Но, у историков нет единого мнения по поводу культа, связанного с дольменами вообще и зондскими дольменами в частности. Возможно, это культ Ктулху.

— Ладно, — Рамсвуд вздохнул, — я готов допустить, что в древности на Долаке был культ Ктулху. Но это не отменяет нынешнюю проблему с лордами Авалона.

— Как знать, как знать, — проворчал Фарриган, вытащил из сумки еще одну пачку фото и протянул собеседнику, — как, по-твоему, что это?

— Это?.. — сценарист посмотрел на фото, — какое-то цветочное поле. Может, тюльпаны?

— Ну, что ты, Колин! Какие же это тюльпаны? Это мак!

— Ладно. Допустим, это мак. И что дальше?

— …Не простой мак, — продолжил босс «Iron Star», — а опиумный. Да, Колин, твои лорды докатились до опиумного бизнеса. Хотя, логично. Если они нелегально импортировали несколько тысяч гастарбайтеров из Бенгалии, то почему бы не импортировать заодно и самую рентабельную аграрную культуру Бенгалии — опиумный мак. Тоже нелегально.

— Ладно, — снова произнес Рамсвуд, — допустим, лорды выращивают опиум, и что? Если полиция коррумпирована так, что не замечает рабов, то она и опиум не заметит.

Берген Фарриган утвердительно покивал головой.

— Да, разумеется, индонезийская полиция ничего не заметит, пока лордов Авалона не прихлопнут…

— А кто их прихлопнет?! — перебил сценарист.

— Важно не это, Колин, а то, что ты станешь положительным героем. По закону кино, авторы решают, кого сделать положительным, а кого — отрицательным. И абсурдное распределение симпатий обычно увеличивает популярность фильма. Взять, например, «Шрека». Страшный клыкастый монстр-гуманоид с зеленой кожей сделан настолько симпатичным, что зрители на его стороне, вопреки традиционным штампам.

— Слушай. Берген, ты опять про кино, а у меня проблема…

— Твоя проблема, — перебил на этот раз Фарриган, — решится, если съемочная группа, в процессе работы над фильмом, разоблачит опиумную, а точнее, героиновую мафию.

— Берген! Я ни черта не понимаю! Где у тебя граница между кино и реальностью?!

— Эта граница там, — спокойно сказал Большой Бонго, — где я ее проведу. Итак, на фоне героиновой мафии, вольности с бенгальскими гастарбайтерами окажутся мелочью, не заслуживающей внимания. Тем, что с гастарбайтерами плохо обращаются, никого не удивишь, а вот раскрытие ново-гвинейского центра наркобизнеса — это сенсация. Ты, разумеется, пройдешь по программе защиты свидетелей, это хороший выход.

— Нет! — возразил сценарист, — лорды сумеют получать в FBI информацию обо мне!

— Лорды, — произнес босс «Iron Star», — будут вычеркнуты в предыдущей серии…

Эпизод-9. Сюрпризы Великого Ктулху

 Сделать закладку на этом месте книги

Мелв, Австралия — Долак, Новая Гвинея.

Маленький самолет-амфибия «Lake buccaneer» скользил над океаном со скоростью 250 километров в час, на высоте три тысячи метров, монотонно жужжа пропеллером. Внизу расстилалось Арафурское море, казавшееся в это раннее время суток серым с легкой синевой. Правее курса карабкалось в небо огромное белое солнце.

Места в хвосте занимали Инге Освар и Тедди Бруно, и ящики с оборудованием.

В середине устроились Харри Харрис и Джимми Декстон, оператор из «Iron-Star». Пилотировал Олбен Лепски. Место рядом с пилотом досталось Фокси.

— Слушайте, — произнесла Инге, — а зачем нам эти древние руины на острове Долак?

— А вы разве не читали сценарий? — удивился Декстон.

— Когда? — пробурчал Олбен, — Мы творили драйв для вашей «Дочери пустыни», для «Амазонок», кинокомпании «Legend Voxview», и для «Миссии Моисея» молодежно-христианской кино-ассоциации «Sunrise-of-Uta».

— Мы, — добавила Фокси, — работали посреди австралийской пустыни, как дьяволы. Эта хренова пустыня будет мне сниться еще месяц вместе с древними евреями, бедуинами, амазонками, пророками, фараонами, верблюдами, и прочей мифической зоологией.

— Верблюдами? — переспросил он, — Я думал, у вас в Австралии нет верблюдов.

— Да, черт возьми! И нам пришлось арендовать четырех лам! К счастью, ламы не очень дорогие, они есть у фермеров, а вот настоящие верблюды есть только в зоопарке. За их аренду просили сумасшедшие деньги. Мы спасли бюджет фильма, придумав замену.

— Ламы, — заметил Джимми Декстон, — не похожи на верблюдов Ближнего Востока.

— Это кино не для умников, способных отличить верблюда от ламы — ответила Фокси.

— Так, что мы будем заигрывать в этих руинах на Долаке? — повторила вопрос Инге.

— «Зов Ктулху», по мотивам Лавкрафта, — сообщил Декстон.

— Но, это же вообще креза! — воскликнула она, — кто это будет смотреть?!

— В смысле, ты читала книжку, и тебе не понравилось? — уточнил он.

— В смысле, — ответила Инге, — это именно креза.

— Да, — невозмутимо согласился Джимми, — Вот потому Большой Бонго и выбрал это для экранизации. В искусстве креза, точнее, шизофрения, это признак гениальности. Найди среди великих литераторов хотя бы одного не шизофреника, и я съем свой галстук.

— Что-то я не заметила на тебе галстук.

— Да, я не ношу галстук, но специально куплю и съем, если ты назовешь такого автора.

Инге вздохнула и махнула рукой.

— Ладно. Не буду спорить. А почему, интересно, не нарисовать эту шизофрению в 3D?

— Потому, что Большой Бонго сделал особую пометку на полях: «минимум рисунков и пластиковых муляжей». И он прав. Зрители сейчас прутся от реальности. Такая мода.

— Реальности? — саркастически переспросил Тедди.

— Да, — подтвердил Декстон, — а что?

— Ты путаешь, — заметил Харрис, — Зрители прутся не от реальности, а от реалистичной иллюзии, за которую нам, кино-деятелям и платят. Попробуй, скажи, что это не так.

— Конечно, не так! — вскричал Джимми, — Ты думаешь, мы искажаем реальность?

— Еще как! — подтвердил босс «ExEx».

— Нет, Харри! Ничего подобного! Мы не искажаем реальность! Мы ее создаем!

— Что-что? — удивленно переспросил Олбен Лепски.

— Мы создаем реальность, — повторил Декстон, — без нас ее бы просто не существовало.

— Джимми, ты куришь марихуану? — обеспокоено предположила Фокси.

— Нет, нет и нет! Я говорю элементарные вещи! Откуда простой средний горожанин в современном цивилизованном обществе узнает о том, как устроен мир? С экрана, вот откуда, провалиться мне, если это не так! А кто делает картинки на экране, а?

— CNN, — лаконично ответил Тедди.

— CNN, это дерьмо собачье! — возмутился Декстон.

— Ладно, Джимми. Если не CNN, то BBC и FNC.

— Тоже дерьмо! — оператор «Iron Star» пренебрежительно махнул рукой.

— Но! — возразил Харрис, — Они делают самые массовые картинки на экране, верно? И, если рассуждать по-твоему, то они создают основную часть реальности. Так?

— К сожалению, это так, — мгновенно успокоившись, согласился Декстон, — И Большой Бонго считает, что это надо менять. Строить оазис более симпатичной реальности.

— Реальности, которую Бонго считает симпатичной, — педантично поправил Харрис.

— Для солипсистов, — ехидно парировал Декстон, — объясняю: оазис такой реальности, которую считают более симпатичной нормальные люди вроде нас.

— Джимми, — вмешалась Фокси, — а ты уверен, что у нас у всех одинаковые вкусы?

— Ну… — он на секунду задумался, — …Скажем так: почти одинаковые.


Деревня Моа-Моа на южном берегу острова Долак встретила гостей яркой насыщенной зеленью кокосовых пальм и прочей тропической флоры, запахом перезрелых фруктов, и небольшой компанией любопытных туземных тинэйджеров, темнокожих и почти голых. Около бамбукового пирса пристани, совмещенной с естественным песчаным пляжем, недалеко от линии прибоя стоял на бамбуковых подпорках брезентовый навес. Под ним наблюдались четыре малых авиационных контейнера (полутораметровые пластиковые кубики) с надписями фломастером: «Iron Star. Equipment for cinema. Be careful».

Харрис посмотрел на контейнеры, а затем повернулся к оператору «Iron Star» — Слушай, Джимми, твои парни совсем мышей не ловят? Оборудование брошено…

— Полная фигня, — буркнул Джимми Декстон, тщетно искавший глазами среди черных тел туземцев хоть одного рабочего из съемочной группы «Iron Star».

— Алло! Друзья! — обратилась Фокси к туземцам, — Вы тут видели парней, янки, которые прилетели вместе с этими контейнерами?

— Янки? — переспросила одна девчонка, и покрутила головой, — Нет, их тут не было.

— Не было янки… Не было… — согласились остальные.

— А это откуда? — Фокси указал на контейнеры.

— Это из «Панды». Он прилетел, и мы разгружали, — сообщил мальчишка чуть старше остальных, и обвел жестом руки всю юниорскую компанию, — мы всегда разгружаем самолеты, это наш бизнес. Я Юмбо, бригадир, помогаю, если надо. Вам что-то надо?

— Нам, — вмешался Джимми Декстон, — надо найти человека по имени Конг Ксет.

— О! — одна девчонка выразительно выпучила глаза, — вам нужен сам холо Конг, так?

— Конг Ксет, — повторил Джонни и протянул старшему мальчишке несколько монет.

— Найдем, — лаконично пообещал Юмбо, пряча деньги в мешочек на поясном ремешке (составлявшем, к слову сказать, всю его одежду).

Харри Харрис погладил свой затылок и поинтересовался:

— А что за самолет «Панда»?

— Это канадский гидроплан DHC-6 «Twin Ott


убрать рекламу




убрать рекламу



er», — сказал Декстон, — старая модель, ее скопировали китайцы, и продают под маркой «Twin Panda». Мы ее часто используем. Дешевая и надежная 15-метровая птичка на шесть пассажиров и четыре контейнера.

— Ясно, — сказал Харрис и повернулся к «бригадиру», — А пассажиры в «Панде» были?

— Были, двадцать, — Юмбо поднял обе ладони и дважды растопырил все пальцы.

— Значит, было двадцать пассажиров, не янки, да? — Харрис дождался кивка туземца и продолжил, — А кто были эти пассажиры, и где они сейчас?

— Пассажиры обычные парни, они ушли в лес. Они не сказали, где будут, и я не знаю.

— Понятно… А почему ты уверен, что они не янки?

— Янки бы не ушли в наш лес, — без малейших колебаний ответил Юмбо.

— Минутку, — вмешалась Фокси, — они ушли, бросив контейнеры?

Мальчишка-бригадир отрицательно покрутил головой.

— Нет, они разобрали три контейнера, и взяли с собой, а четыре контейнера оставили.

— А где пилоты и где самолет? — спросил Олбен Лепски.

— Был один пилот. Он покушал, дал нам денег, сел в «Панду» и улетел. Если надо, мы разберем ваши четыре контейнера и принесем все в гараж при вашем бунгало.

— А сколько это будет стоить? — поинтересовалась Фокси.

— Сейчас! — сказал Юмбо, достал из мешочка на поясе фломастер, нарисовал на ладони цифры, и показал ей, — это в американских долларах.

— Идет, — ответила она и слегка хлопнула бригадира ладонью по ладони с надписью.

Вся компания туземных юниоров удовлетворенно зашумела, и обступила контейнеры, прикидывая, как их лучше перетаскивать. Олбен Лепски вытер пот со лба и произнес:

— Уф… Слушайте, коллеги, надо пожрать. А сначала выпить ледяного чего-нибудь.

— Точно! — откликнулась Инге.

— Врачи не рекомендуют пить очень холодные напитки на такой жаре, — заметил Джимми.

— Врачи, — буркнул Харрис, — если хочешь знать, они вообще не рекомендуют находиться в таком климате без скафандра. Послушать медицину, так людям просто нельзя жить на этой планете. Жара. Холод. Смог. Грипп. Радиация. В овощах нитраты, в мясе анабол, в воде нефть, выпивка яд, курение убивает, от кофе гипертония, от сахара диабет.

— От работы — инфаркт, от безделья — ожирение, — добавила Фокси.

— Точно, — согласился Харрис, — Кругом жопа.

— Ага, вон, какое-то кафе, — перебила Инге.

Тедди бросил взгляд на ансамбль из ярко-алых зонтиков и проинформировал:

— Вижу гамбургеры и колу. Гамбургеры ведут к гастриту, а кола — к циррозу…

— Насрать, — решительно сказал Олбен.

— Когда я слышу слово «диета», я хватаюсь за пистолет, — поддержала Инге.

— В оригинале: когда я слышу слово «культура», — уточнил Харрис, — что, впрочем, тоже правильно.

— Пошли, — заключил Джимми Декстон и, поправив на плече дорожную сумку, двинулся вперед.

Вся небольшая кампания устроилась за круглым пластмассовым столиком под одним из зонтиков, озадачила скучавшего туземного парня-бармена крупным заказом, и занялась обсуждением сложившейся ситуации.

— Сколько должно было прилететь людей и сколько контейнеров? — спросила Фокси.

— Шесть и четыре, как обычно, — ответил оператор «Iron Star», — А туземцы говорят про двадцать человек и семь контейнеров. Мне кажется, тут что-то не так.

— Тут все не так, — уточнила она, — и рабочие, уходящие в лес, и фальшивые контейнеры.

— Точно, Фокси, — поддержал Олбен, — Тут все не так! Я знаю модель «Twin Otter», туда влезает двадцать пассажиров, или шесть таких контейнеров. Семь контейнеров туда не влезут, даже если не брать пассажиров. А если взять двадцать пассажиров, то не будет места для контейнеров. Значит, или нам морочат голову, или мы что-то не поняли.

Бармен притащил на столик заказ и поинтересовался:

— У вас что-то случилось? Что-то украли из вещей? Вы хотите разобраться с этим?

— Нет, друг, — Инге обаятельно улыбнулась, — спасибо, у нас все ОК.

— Если проблемы, то сразу говорите мне, — сказал бармен, — меня зовут Киркир.

— Спасибо, Киркир, если что, мы обратимся, — сказал Тедди и, подождав, пока бармен отойдет за стойку, уточнил, — Фокси, ты думаешь, нам подбросили другие контейнеры?

— Я в этом просто уверена.

— А в чем выгода этого субъекта? — спросил Декстон, — Что он мог выиграть, подбросив четыре контейнера, похожие на наши? И где рабочие с нашими контейнерами?

— Что-то мы узнаем, — сказала Фокси, — когда туземная бригада распакует контейнеры.

— А я думаю, — возразил Харрис, — что в контейнерах не найдется ничего особенного.

— Почему? — поинтересовалась Инге.

— Просто интуиция, — ответил босс «ExEx».

Тем временем, к столику подошел довольно молодой мужчина, туземец, среднего роста, подвижный, худощавый, одетый в свободный болотно-зеленый китайский спортивный костюм. Туземец — как туземец. Лицо самое обыкновенное, фермерское, и только глаза пронзительно-черные, как вулканическое стекло.

— Hi! — воскликнул он, широко улыбаясь, — кто из вас Джимми Декстон из Америки?

— Я, — ответил оператор «Iron Star».

— Hi! — повторил туземец, — Мы с тобой говорили по телефону про руины.

— А! Ты Конг Ксет, колдун, верно?

— Я Конг Ксет, но не колдун, а «холо». «Холо», это на вашем языке «шаман».

После быстрого эмоционального знакомства по местному обычаю, с рукопожатиями и похлопываниями по плечам, шаман — «холо» весело крикнул парню за стойкой:

— Киркир, наши гости, конечно, еще не пробовали твоего фирменного рома!

— Ага, — согласился бармен, и через четверть минуты на столе уже красовалась склянка, наполненная янтарной жидкостью и три маленькие мензурки.

— Лабораторная посуда биологов, — так же весело пояснил шаман — холо, ловко разливая напиток по мензуркам, — простая и колоритная. У нас здесь все просто и колоритно.

— Да, — Декстон кивнул, — А ты не в курсе, где рабочие нашей съемочной группы?

— Я в курсе. Они в Джайапуре, их вместе с грузом задержала полиция Индонезии.

— Брр… — Декстон повертел головой, — полиция? Но ведь все согласовано с властями!

— Я не знаю, Джимми. Это надо спрашивать у чиновников, — Конг протянул американцу листок бумаги, — Вот, тут нужные телефоны чиновников в Джайапуре.

— Это то, что надо! — обрадовался Декстон, — Сейчас я устрою скандал этим бюрократам! Может, они хотят конфликт с Вашингтоном? Большой Бонго легко может это сделать!

— Стоп! — вмешался Харрис, — А кто тогда прилетел сюда с контейнерами?

— Какие-то люди, — невозмутимо ответил шаман.

Следующие три часа Джимми дюжину раз звонил в Джайапур, и чем больше он получал ответов от разных чиновников, тем более странная вырисовывалась картина. Хорошей новостью было то, что все работники съемочной группы «Iron Star» живы и невредимы. Вчера всю группу задержали «для получения объяснений», и допрашивали всю ночь в полицейском участке. Утром всех отпустили, вернув вещи (включая сотовые телефоны). Сейчас группа устроилась в апартаментах отеля «Samar». Декстон позвонил старшине рабочих, и убедился, что те в порядке, а заодно узнал несколько важных дополнений.

Первое. Полицию интересовало содержимое контейнеров. Контейнеры были вскрыты, киносъемочная аппаратура досмотрена, оружие, взрывчатка и наркотики не найдены, и сейчас все четыре контейнера возвращены рабочим. Тот самолет «Twin Otter», который должен был доставить рабочих и контейнеры на Долак в Моа-Моа, не вылетел, а пилот получил компенсацию за простой. Что прилетело в Моа-Моа — рабочим неизвестно.

Второе. Полиция официально запретила рабочим перемещаться по территории страны.

Третье. Полиция (неофициально) рекомендовала рабочим возвращаться домой в США.

Четвертое. Старшина рабочих уже успел созвониться с Большим Бонго, и тот, после некоторого ворчания, разрешил рабочим улететь ближайшим рейсом в Гонолулу.

Тем временем, Олбен и Фокси занялись беседой об авиации с шаманом и барменом. У шамана ничего узнать не удалось — он не наблюдал прилет гидроплана. А вот бармен находился в тот момент «на боевом посту» и хорошо помнил, как выглядела «Панда», доставившая двадцать пассажиров и семь контейнеров. На этой фазе Фокси проявила находчивость: включив ноутбук, она отыскала на сайте канадской фирмы «Havilland» (официального держателя прав на модель DHC-6 «Twin Otter») впечатляющий каталог гидропланов, и предложила бармену для опознания. Тот без сомнений пропустил все модификации «Twin Otter», и уверенно указал на летающую лодку CL-215 «Pelican» — совсем другую машину, в полтора раза больше по габаритам и втрое более тяжелую.

— Вот, прилетала примерно такая «Панда»!

— Ага, — произнесла Фокси, уже поняв, что термином «Панда» тут обозначают вообще любой гидроплан, — А цвет, маркировка, рисунки…?

— Сине-зеленый цвет в крапинку, — ответил бармен и уточнил, — без всяких рисунков.

— Военно-морской камуфляж, — констатировал Олбен, — вот такая игра…

— У военных свои игры, — заметил шаман.

— Точно! — бармен кивнул, — А как насчет еще одного коктейля с ромом?

— Позитивно, — буркнул Харрис, — и пусть рома будет чуть больше, чем обычно…

…А Джимми Декстон уже дозвонился Большому Бонго, но — не успев даже задать свои вопросы, получил один общий ответ: «Все идет отлично, Джимми! Наш фильм станет культовым раньше, чем выйдет на экран! Я отчетливо вижу будущие заголовки газет: „Мега-триллер „Зов Ктулху“, снятый среди тайных игр индонезийских спецслужб“! Я предчувствую успех! Wow! Работай с огоньком! Твори! Максимум свободы! Если ты увидишь, что подвернулся яркий видеоряд — ОК! Мы это включим в фильм. Изменить сценарий — не проблема, все равно там смысла — ноль, все на голом драйве. Рабочие не проблема, найми туземцев, они, как я слышал, толковые ребята. Удачи, Джимми!».

Историю о тех двадцати загадочных фигурах, которые прилетели на CL-215 «Pelican», оставили четыре контейнера «дубликата» с аппаратурой, и скрылись в лесу, Большой Бонго слушать не стал: «Джимми! Не грузи меня ерундой! Если в контейнерах то, что нужно для работы — бери это и работай. Если там чего-то не хватает — звони мне, и все получишь. Я верю в тебя, Джимми, в ребят из „ExEx“, и в наш фильм про Ктулху!».

Вот и поговорили…

— Ну, как, нормально? — спросил шаман Конг Ксет.

— Скорее да, чем нет, — отозвался оператор «Iron Star», — но нам нужны рабочие.

— Ты ведь уже нанял Юмбо с ребятами, — заметил Конг.

— Да. А его бригада справится с работой кино-ассистентов?

— Они справятся, — Конг улыбнулся, — Они уже работали ассистентами по фото-видео.

— Скажи, что надо делать? — послышался слегка писклявый голос.

— Ну, прямо ниндзя… — буркнул Тедди, повернувшись и обнаружив, что на деревянном парапете, частично огораживающем кафе, сидит туземная девчонка-тинэйджер.

— Меня зовут Луви, — сообщила она, — Так, что надо делать нашей бригаде?

— …А меня зовут Муру, — добавили вторая похожая туземная девчонка, тоже как будто материализовавшаяся из воздуха, только уже по другую сторону от площадки кафе, — я провожу вас в отель-бунгало, когда вы покушаете.


Бунгало оказался туземным модерновым сооружением в «полтора этажа» — в смысле с мансардой. Внутреннее пространство мансарды как будто перетекало в широкий холл-лоджию, выходящую на площадку, за которой были заросли цветущего кустарника. За кустарником находился галечный пляж, и сидя в холле-лоджии, можно было слушать ритмичный шум накатывающихся морских волн. Кроме лоджии, тут имелся маленький балкон, занавешенный цветной пластиковой пленкой. Сюда была подведена нехитрая гидравлическая система, обеспечивающая стекание воды из бочки на крыше по трубке через электронагреватель в дырчатую насадку, кажется, принадлежавшую в прошлой жизни садовой лейке. Так выглядел здешний душ. А сортир полевого армейского типа представлял собой деревянную будку рядом с бунгало. Вот такие удобства. Впрочем, группа и не рассчитывала на больший комфорт в этой деревне на краю Новой Гвинеи. Главное тут есть, где помыться, и где поспать. Белье на бамбуковых койках оказалось безукоризненно-чистое, а сон после трудного дня был просто замечательный…

Следующим утром, кино-команда вышла из отеля и двинулась к знакомому кафе под навесом, с целью позавтракать. Там их уже дожидался юный бригадир Юмбо.

— Привет! — сказал он, — Мы разобрали ваши контейнеры. Все на полках в гараже отеля.

— Гм… — Декстон не смог скрыть удивления такой оперативностью. Он-то полагал, что разгрузка контейнеров будет проведена в его присутствии, а не пока он еще спит. Но, поскольку дело сделано, оставалось лишь проверить работу и рассчитаться.

Аппаратура, аккуратно разложенная на полках в гараже, точно соответствовала тому реестру, который был в экспедиционном листе. Не оставалось никаких сомнений, что загадочные хозяева гидроплана CL-215 «Pelican» комплектовали четыре контейнера в соответствии с копией этого листа. Но, разумеется, обсуждать это с Чого и Млоо, двумя мальчишками-тинэйджерами, предъявлявшими выполненную работу по разгрузке, не имело смысла. Откуда бы им знать?.. Оператор «Iron Star» передал бригадиру (также принимавшему участие в приемке-сдаче работ) несколько мелких купюр.

— Е! — Юмбо сунул деньги в мешочек на поясе, — Мы с тобой делаем хороший бизнес!

— Да, — согласился Декстон.

— Нам сказал холо Конг, — продолжил Юмбо, — что вам интересны стоячие камни.

— Да, — снова подтвердил Декстон, — Стоячие камни. Руины. А ты знаешь, где это?

— Знаю, — Юмбо кивнул, — Я могу проводить. Пойдем прямо сейчас или позже?

— Я думаю, — вмешалась Инге, — лучше сначала позавтракать, а уж потом ехать.

— Е! — мальчишка-бригадир широко улыбнулся, — Женщины знают толк в жизни!

Само собой предполагалось, что завтрак за счет кино-группы будет для всех (включая туземных тинэйджеров-рабочих). Причем, к мальчишкам немедленно присоединились девчонки: Луви и Муру. В деревне Моа-Моа не принято было проходить мимо халявы. Когда все расположились за столом в кафе, Харрис «забросил удочку» — на удачу.

— Конг говорил, что ваша бригада уже работала ассистентами по фото-видео.

— Мы и сейчас работаем, — ответил Млоо, — Есть человек, фотоохотник, его зовут Снорк.

— Фотоохотник? — переспросил Декстон.

— Да. Его бизнес: охота с ружьем, которое делает фото, когда стреляет. У Снорка есть дневное фоторужье, а есть ночное, для фото в темноте из тепловых лучей.

— Специальный журнал в Америке, — добавил Чого, — хорошо платит за эти фото.

— Журнал называется «Secret Wildlife», — уточнила Муру.

— Муру хорошо знает Снорка, — добавила Луви, и мальчишки-тинэйджеры захихикали.

— Да, — подтвердила Муру, — Снорк хороший мужчина. Мне нравится с ним жить.

Остальные тинэйджеры еще похихикали, как обычно при обсуждении подобных тем, а потом пришло время отправляться (как выразился Декстон) «в гости к Ктулху»…

Пройдя примерно 20 километров вглубь Долака по длинному заливу Туламба на двух надувных «зодиаках» с подвесными моторами, команда, следуя указаниям «лоцмана» Юмбо, повернула к левому берегу. Там, в сплошной стене мангровых зарослей, был прорублен широкий проход до берега, от которого начинался подъем по узкой тропе к широким каменным ступеням — террасам с древними дольменами. Теперь оставалось превратить эти террасы и дольмены в цитадель Ктулху по проекту Большого Бонго.


«…Они стали, скользя, карабкаться вверх по титаническим, сочащимся влагой блокам, которые никак не могли быть лестницей для смертных. Даже солнце на небе выглядело искаженным во флюидах, источаемых этой погруженной в море громадой, а угроза и опасность злобно притаилась в безумных, ускользающих углах резного камня… Все с любопытством уставились на огромную резную дверь с уже знакомым изображением головоногого дракона… Мягко и медленно панель размером в акр начала опускаться и теперь они наблюдали за странным снижением чудовищного резного портала. В этом фантастическом мире призматического искажения, плита двигалась совершенно неестественно, по диагонали, так что все правила движения материи и законы перспективы казались нарушенными. Дверной проем был черным, причем темнота казалась почти материальной. Через какие-то мгновения этот мрак вырывался наружу, как дым после многовекового заточения, а по мере того как он вплывал в скомканное искривленное небо на хлопающих перепончатых крыльях, на глазах у них стало меркнуть солнце. Из открывшихся глубин появилось Это и стало выплескивать свою зеленую, желеобразную безмерность через черный дверной проем в искаженное пространство. Существо описать было невозможно, ибо нет языка, подходящего для передачи таких пучин кричащего вневременного безумия, такого жуткого противоречия всем законам материи, энергии и космического порядка. Зеленое, липкое порождение звезд, пробудилось, чтобы заявить свои права. Звезды вновь заняли благоприятное положение. После миллиардов лет заточения великий Ктулху был свободен и жаждал насладиться этой свободой».

Харри Харрис отложил палмтоп, с которого читал фрагмент текста «Зова Ктулху», и посмотрел сначала на заходящее солнце — огненно-красный диск, коснувшееся краем западного горизонта, потом на Джимми Декстона, занявшего позицию около штатива широкоугольной TV-камеры, а потом на Фокси, стоявшую около каменного склона, ведущего на первый ярус дольменов.

— Ты уверена в своих силах?

— Харри, это не Эверест, — невозмутимо ответила она.

— А текст ты оценила? В смысле, ты прочувствовала?

— Я прочувствовала. У этого парня, Лавкрафта, была чудесная креза.

— Ну… — Харрис взял одну из легких видеокамер, — готовься… Тедди, Инге, растягивайте страховочную сетку. Олбен, бери камеру, и пошли. Я пойду на самый верх, а ты занимай позицию на первом ярусе. На тебе видеосъемка Фокси по мере движения вверх. Ракурсы выбирай по обстановке.

— Босс, ты это пятый раз говоришь.

— Да, я зануда… Все, ребята! Работаем! Фокси, стартуй по свистку.

С этими словами, Харрис немного грузно побежал к узкой тропинке, ведущей вверх по ярусам дольменов. Олбен двинулся вслед за ним. Фокси потерла руки, а затем начала освобождаться от немногочисленных предметов одежды. Сложив все в рюкзачок, она встала на цыпочки и провела ладонью по шершавому чуть влажному камню.

— Ты чертовски эротично смотришься! — объявил Декстон, — будет здорово, если ты еще немного подвигаешься так, как будто ищешь лучшее место чтобы начать восхождение.

— Никаких проблем, — ответила она и сместилась сначала влево, потом вправо, заодно привыкая к прикосновениям камня к совершенно голому телу. Это психологически не последний из важных моментов в подготовке к натуралистическому скалолазанию.

— Эй, вы что, уже снимаете? — крикнул сверху Харрис.

— Несколько кадров для «Playboy», — весело отозвалась Инге, — знаешь, босс, это нечто! Голая Фокси на фоне камня при таком освещении… Ну, ты сам увидишь на клипе.

— Все модные фифы — фотомодели 90-60-90 заревут от зависти, — добавил Тедди.

— Вы блин, уже блин, достали, блин! — проворчала Фокси.

— Так! — снова крикнул Харрис, — Обратный отсчет! Три… Два… Один… Камера!

Фокси резко выдохнула, нащупала пальцами правой руки первый удобный выступ и подтянулась. Правая нога рефлекторно, тоже нашла опору. Небольшое перемещение корпуса… Левая рука зацепляется за удобную трещину в камне. Левая нога скользит несколько раз по почти гладкой поверхности, но потом находит выступ. Теперь снова правая рука… Правая нога… Ну, пошла потеха! Натуралистическое скалолазание для Фокси было одним из самых любимых спортивных хобби. Ей бешено нравилось это ощущение: один на один с первозданной каменной стеной — ни обуви, ни одежды, ни снаряжения. Только то, что дано от рождения и развито тренировкой…

— Страховочную сеть под стену! — крикнула она, преодолев первые три метра подъема.

— Есть страховочная сеть! — откликнулась Инге через четверть минуты.

Это полоса дикой скальной стены выгодно отличалась тем, что шла, как бы, мимо двух нижних ярусов, минуя первый и второй дольмены, после чего выходила почти точно к входу третьего дольмена — самого верхнего. Кроме того, она была обращена на закат, и получалось практически идеальное солнечное освещение для вечерних съемок.

…К моменту, когда диск солнца ушел за горизонт на одну треть, Фокси уже миновала первый ярус. Бросила взгляд на площадку, убедилась: Олбен пунктуально снимает все восхождение на TV-камеру, и двинулась дальше вверх. Перепад высот между первым и вторым ярусом был меньше, и Фокси преодолела его, как и планировала, быстрее, чем предыдущий. Снова контрольный взгляд — Олбен здесь и снимает. Еще один взгляд — в сторону солнца. От огненного диска осталась верхняя половина. Так: все идет по плану. Оставалось подняться еще на один ярус, и Фокси поползла дальше по крутой стене.

Она была примерно в середине пути, когда услышала сверху предостерегающий крик. Рефлекторно прижавшись к стене и покрепче вцепившись пальцами в камень, она на мгновение застыла, оценивая обстановку, и вдруг почувствовала голой кожей спины ритмичные колебания воздуха. Могло показаться, что некий таинственный персонаж поворачивает из стороны в сторону включенный бесшумный вентилятор. А еще через несколько секунд что-то вцепилось в коротко подстриженные волосы Фокси. Это было настолько неожиданно, что она, хотя и была уже готова к каким-то сюрпризам (ведь ей кричали сверху), но едва не сорвалась со стены. Было бы очень неприятно прокатиться собственной шкурой по камню и шлепнуться в страховочную сетку…

Удерживаясь на стене, и совершенно не задумываясь, она освободила левую руку, и выбросила назад за голову, чтобы перехватить кисть неизвестного, вцепившуюся в ее волосы. Будь там человек, она ухватила бы его за большой палец, и этот придурок на значительное время стал бы клиентом хирурга — ломать пальцы Фокси умела отлично. Однако, сейчас ее рука наткнулась на что-то пушистое, размером с кошку. К счастью, сработала врожденная реакция на мелких и безобидных пушистых существ, и Фокси вовремя остановила «ломающее» движение.

— Блин, долбанная фигня… — хрипло произнесла она, — это что? Летучая мышь?

— Я тебе это и кричу, — ответил Харрис, — у тебя в волосах запуталась довольно крупная летучая мышь. Кажется, это называется летучая лисица.

— Пи! — жалобно отозвалось существо.

— Зараза! — рявкнула Фокси, — тебе что, летать больше негде? Места вокруг до хрена!

— Пи! — еще более жалобно повторило существо.

— Эй, Фокси, — снова раздался голос Харрис, — держись, я сейчас спущусь…

— …А я поднимусь, — добавил со второго яруса Олбен, — и мы тебе поможем.

— Спокойно, парни, я в порядке, — ответила она, — сейчас я пересажу эту лисицу с моей головы на скалу, и двинусь дальше… Эй, Джимми, ты снимаешь?

— Да! — раздалось снизу, — Слушай, если ты в порядке…

— Ну? Что тогда?

— Тогда все классно! Ты не представляешь, какие получаются кадры. А если бы ты могла немного поиграть с этой зверушкой. Погладить, или что-то вроде того…

— Запросто, — ответила уже почти успокоившаяся Фокси.

— Пи… — в отчаянии напомнило о себе запутавшееся в волосах существо.

— До чего же ты глупое создание, — Фокси вздохнула, — я понимаю: если бы у меня была прическа размером с колесо от автобуса. А ты умудрилось запутаться в стрижке длиной полтора дюйма. Тебе не стыдно? Ты же млекопитающее, высокая ступень эволюции!

— Пи, — горестно произнесло существо и попыталось освободить свои когтистые лапки, одновременно хлопая широкими крыльями.

— Не суетись, а то сломаешь себе какую-нибудь косточку, и лечи тебя потом…

Дав летучей лисице этот добрый совет, Фокси начала осторожно выпутывать коготки зверька из своих волос. Сделать это, работая одной рукой, оказалось слишком сложно. Тогда Фокси решила, что летучая лисица наверняка не менее прочное существо, чем котенок такого же размера, а значит, можно аккуратно взять за тельце и потянуть…

— Пи!!!

— Прекрати пищать! Не бойся, я тебя не съем! Оп! — зверек, похожий на крупную белку, только с острой мордочкой, оказался у Фокси в руке. Крылья были сложены и чем-то напоминали компактный зонтик. Глазки бусинки смотрели испуганно.

— Так, — сказала Фокси, — посадить тебя на скалу или ты умеешь взлетать с руки?

— Пи!

— Это не ответ… Ладно. Сейчас я протяну руку и отпущу тебя, договорились?

Надеясь, что летающее существо, по крайней мере, не грохнется, если его не бросать специально, Фокси протянула свою левую руку подальше назад, и начала постепенно разжимать пальцы. Почти сразу она почувствовала легкий толчок в ладонь и…

— Ура!!! — закричала снизу Инге.

— Классно!!! — присоединился к ней Тедди.

— Ну, я ползу дальше, — проворчала Фокси, поняв, что существо успешно улетело.

Преодолеть последние метры до верхнего яруса оказалось проще простого: адреналин играл в крови, и надо было только сдерживать себя, чтобы не торопиться — мало ли… Несколько минут — и восхождение было выполнено. Фокси выпрямилась во весь рост напротив зияющей черной арки входа в каменный ящик — дольмен третьего яруса.

— Отлично! — крикнул снизу Джимми, — Чуть повернись влево… Стоп! Твоя спина и остальные части смотрятся при таком освещении так, как надо. А теперь, потянись, пожалуйста… О! Есть! И руки через стороны вниз к бедрам. Классно!

— Я рада! — крикнула она, — Ну, мне идти уже вперед, или как?

— Не иди, — сказал оператор, — а крадись, как индеец в прерии.

— Я никогда не была в прерии.

— Крадись, как индеец в Голливуде, — уточнил Джимми.

— Вот это понятно, — она прокралась в дольмен и…

— Внимание, — раздался из темноты голос Харри, — сейчас будет сюрприз!

— Ну?…

— Смотри! — объявил он, и в пяти шагах перед Фокси вдруг возникло призрачное зеленое светящееся чудовище, похожее на крупного медведя, но со щупальцами спрута.

— Обалдеть… — изумленно произнесла Фокси, — Это объемный портрет Ктулху?

— Это голографическая проекция 3D портрета в исполнении Марка и Синти.

— А почему я не видела раньше?

— Это потому, — ответил Харрис, — что требовалась твоя спонтанная реакция удивления и восхищения. Ты сейчас отлично сыграла, потому, что не играла, а реально удивилась.

— Понятно, — сказала она, — А давай, я еще раз удивлюсь: у тебя здесь припрятан термос с горячим кофе со сливками и толстый сэндвич с сыром и колбасой.

— Как ты угадала? — удивился босс «ExEx».

— Я рассчитывала на твой инстинкт самосохранения. Ты же не мог не догадаться, как я проголодаюсь после выдающегося штурма скальной стены.

— И ты чертовски права, — заключил он, открывая сумку, где был термос и сэндвичи.

Впрочем, это был только перекус, а настоящий ужин ждал команду по возвращении в деревню Моа-Моа. Аппетит после сегодняшних авантюр у всех был отменный.

После ужина, команда собралась на лоджии (игравшей роль холла). По кружкам было разлито пальмовое пиво, и началась непринужденная болтовня под ритмичный шум морских волн, накатывавшихся на берег за полосой кустарника, под жужжание ночных насекомых, которые прилетали из джунглей и кружились под лампочкой над столом. В начале вечернего пати, на картах разыграли очередность пользования местным душем. Выиграла Фокси. У нее было подозрение, что остальные жульничали в ее пользу. Ну и ладно, в конце концов, сегодня это было справедливо… Она перебросила через плечо полотенце, и отправилась на «умывальный балкончик».

За 20 минут, пока она плескалась под искусственным дождиком, на лоджии произошла короткая встреча, о которой Фокси узнала, когда вернулась туда.

— Тут Конг Ксет заглядывал в гости, — сообщил Харрис, наливая в ее кружку ароматного цветочного чая, — и, знаешь, он весьма позитивно отзывался о твоем скалолазании.

— А разве он видел? — удивилась она.

— Конг Ксет — шаман, холо, — с легкой иронией ответил Олбен, — у него везде глаза.

— Скорее не у него, а у здешних молодых фермеров или охотников, — поправила Инге.

— Или у фото-охотников, — небрежно добавил Тедди.

— Так или иначе, — продолжил Харрис, — твои спортивные успехи впечатлили шамана.

— Его впечатлила экологическая тактичность, — уточнил Джимми, — летучая лисица.

— Что — летучая лисица? — снова удивилась Фокси.

— Не знаю, — оператор «Iron Star» пожал плечами, — шаман считает, что твои действия значили нечто… Нечто, определяющее всю нашу команду, как «своих», понимаешь? Теперь мы не просто гости, а… Нечто более близкое для туземцев племени дони.

— Возможно, — предположил Олбен, — эта летучая лисица их тотемное животное.

— А, по-моему, — сказала Инге, — дело не в тотеме, а в том, что Фокси поступила с этим симпатичным существом по-человечески, причем в такой обстановке, в которой люди действуют искренне. Фокси, получается, что ты замечательная девчонка, ты знаешь?

Фокси улыбнулась и хлопнула ее по плечу.

— Значит, ты тоже замечательная. Понимаешь, любой нормальный человек, встретив пушистое существо вроде бельчонка или котенка, поведет себя с ним по-человечески. Наверное, где — то в генах прошита симпатия к маленьким и пушистым.

— О! — Инге сделала большие глаза, — Да ты философ! Или даже поэт, черт возьми!

— Короче, — подвел итог Джимми, — шаман согласился выполнить одну мою просьбу, на которую раньше отвечал уклончиво. Речь идет о колдовском ритуале. Не о ерунде для туристов, а о настоящей древней магии племени дони. Конг Ксет совершит ритуал на площадке около дольмена, завтра поздним вечером, когда взойдет луна.

— И тебе разрешат это снимать на видео? — спросила Фокси.

— Да! Ты представляешь? Шаман согласился на видеосъемку! Правда, есть два условия. Первое: никакого искусственного света. Второе: участвуют все, кроме меня.

— Ты, блин, неплохо устроился! — возмутилась она.

— Что ты на меня наезжаешь? Кто-то же должен снимать, ве


убрать рекламу




убрать рекламу



рно?

— Хм… Много ты снимешь при лунном свете.

— Я сниму все, что надо! Ты недооцениваешь возможности продвинутых видеокамер.

— А как быть с безопасностью, Джимми? Ночь, дикое место, странная компания…

— Послушай, Фокси, ты же понимаешь: шаман знает, что делает. А ему совсем не надо, чтобы с нами случились неприятности.

Харрис положил ладонь на плечо Фокси.

— Знаешь, Джимми прав. Компания странная, но у нас нет оснований не доверять этим ребятам. Кстати, Конг Ксет обещал взять с собой хорошо вооруженную охрану.

— Интересное кино, — Фокси вздохнула, — у шамана есть хорошо вооруженная охрана. В джунглях бродят фото-охотники. При луне проводятся колдовские ритуалы…

— И что? — спросил Харрис.

— Ничего. Я просто перечислила странности. Если вас все это не беспокоит…

— А тебя это беспокоит? Ты чувствуешь угрозу? Что тебе говорит интуиция?

— Интуиция говорит мне, что угроза есть, и очень серьезная, — Фокси сделала паузу и добавила, — но это угроза не для нас, а для кого-то другого.

— Тогда в чем проблема? — спросил Джимми Декстон.

— Проблема в том, — ответила она, — что интуиция может подводить меня.

— Если угроза есть, — произнес Олбен, — то она не зависит от того, пойдем мы ночью к дольмену, или не пойдем. Правда, Фокси?

— Правда, — она наклонила голову, — ладно, я попробую не быть слишком мнительной.

— Наша задача на сегодня — выспаться, — констатировал Олбен.

Следующая ночь.

Восход луны.

Площадка на острове дольмена.

Желто-оранжевое пятно на берегу — костер.

Бело-голубое пятно на воде — отражение луны.

Полукольцо из нескольких людей на берегу. Они сидят на земле в одинаковых позах: скрестив ноги и положив ладони на колени. Все, кроме одного. Конг Ксет, шаман, тихо, будто охотящийся хищник семейства кошачьих, ходит взад-вперед около костра. Его длинная тень скользит по фигурам сидящих людей. А на костре стоит старый, сильно закопченный котелок — обычный, железный. В нем закипает некое варево.

Шаман прислушивается, снимает котелок с огня, и продолжает прохаживаться рядом с костром, теперь покачивая котелком. От котелка плывет пар. Вокруг распространяется слабый аромат то ли свежеиспеченного хлеба, то ли свежескошенной травы. Проходит четверть часа. Шаман поднимает котелок на уровень лица и делает маленький глоток. Результат его удовлетворяет, и он передает котелок первому из сидящих полукольцом. Первый делает глоток и передает котелок второму… Котелок медленно идет по рукам. Шаман садится последним в полукольцо, ставит себе на колени небольшой барабан, и начинает монотонно хлопать ладонями по его гулко отзывающейся поверхности.

…Фокси представляла себе действие галлюциногенов, и до какого-то момента ей даже удавалось удерживать сознание и восприятие в реальном мире. Но потом, гулкие удары барабана слились с ударами сердца. Луна превратилась в тусклое, красноватое солнце, висящее низко над горизонтом, а отражение луны в воде расползлось и стало снегом, покрывающим какие-то незнакомые холмы. А чуть вдалеке было свинцово-серое море. Стоявший рядом Харри, одетый в толстый комбинезон, как-то сосредоточенно держал Фокси за руку, обхватив пальцами ее запястье. Ей стало интересно, и она спросила:

— Что-то случилось?

— Нет, ничего, — ответил он, — просто, я определяю твой пульс.

— Мой пульс? А смысл?

— Смысл в том, что при простуде, как правило, сильный поверхностный пульс.

— А-а… И какой у меня?

— В норме, — сказал Харри, — но если говорить о профилактике….

— О профилактике? — переспросила она, почему-то развеселившись.

— Да. В этом климате, может быть…

— …Отличная идея! — перебила Фокси, и они оба расхохотались.

Потом было что-то еще очень веселое, но, когда Фокси вернулась в реальный мир, под луной, у костра, на берегу острова с дольменом, то уже не помнила, что именно. Все участники ритуала понемногу приходили в себя, и начинали делиться впечатлениями. Харрис помассировал челюсть, потер ладонями глаза, и повернулся к ней.

— Скажи, ты не встречала меня в мире грез? Если вопрос бестактный то…

— …Все ОК, — ответила она, с трудом ворочая языком, — да, я тебя встретила.

— Любопытно, — произнес он, — я тебя тоже. И почему-то вокруг был снег.

— Мне кажется, это из-за лунного света, — предположила Фокси.

— Может быть, — согласился Харрис.

Он не стал спрашивать, что конкретно видела Фокси. Она тоже не стала развивать тему. Каждый из них остался со своей маленькой тайной относительно этих грез…


Близилась к завершению первая неделя на Долаке. В этот день первую очередь в душ выиграла Инге Освар, и отправилась на «умывальный балкончик», сообщив, между прочим: «Наши мальчишки все время жульничают в пользу девчонок». Не дождавшись возражений, она открыла краник. Послышался шелест водяных струй и мелодичное урчание, как будто, кто-то гладил очень большую кошку, возможно — пантеру (такими звуками Инге невербально самовыражалась от удовольствия).

— Живем, как в студенческой коммуналке, — прокомментировал Джимми Декстон.

— Ты когда-нибудь жил в студенческой коммуналке? — удивилась Фокси Рорх.

— У меня там жила подружка, — ответил оператор, — Это было лет пятнадцать назад.

— А, по-моему, — сказал Олбен Лепски, — это больше похоже на кубрик траулера.

— Ты же летчик, а не моряк, и тем более не рыбак, — заметил Тедди Бруно.

— Летчик, — подтвердил Олбен, — И однажды я так полетал над морем Сулу, что не успел даже пискнуть «Mayday» по рации. Времени оставалось только на то, чтобы прыгнуть и раскрыть парашют. Потом плюх — и я в воде. Тогда меня и подобрал траулер. Отличные ребята, филиппинцы с островов Палаван. Мы за один день так подружились, что теперь встречаемся четырежды в год, не реже. Вот, Харри не даст соврать, он их знает.

— Знаю, — подтвердил Харри Харрис, — Они ребята что надо. А почему ты их вспомнил?

— Ну, мы говорили про студенческую коммуналку, и я подумал про кубрик на траулере.

— Разве, похоже? — с сомнением в голосе спросил босс «ExEx».

— Даже не знаю… — Олбен пожал плечами, — возможно, я про них вспомнил потому, что вчера видел двух парней, похожих на филиппинцев.

— Крепких парней в пестром камуфляже? — вмешалась Фокси.

— Да, а ты их тоже видела?

— Конечно. Они третий день болтаются неподалеку от «цитадели Ктулху».

— Я тоже их заметил, — пояснил Харрис, — потому и спросил про ассоциации Олбена.

Тедди Бруно хлопнул ладонью по столу.

— Черт! Мы с Инге тоже их заметили! Что-то тут затевается… А это еще кто?

— Hi! — раздался радостный тонкий голосок, и над бордюром лоджии бунгало появилась круглое симпатичное шоколадное личико, — это я!

— А! Привет, Муру, — сказал Олбен.

— Я на минутку! — объявила туземка, подтянувшись на руках и усевшись на бордюр.

— Хочешь чего-нибудь вкусного? — спросил оператор «Iron Star».

— Хочу! А есть клубничный джем?

— Есть, — Декстон открыл холодильник, пошарил в его недрах и протянул юной туземке банку джема и ложку.

— Тэнк-у! — Муру зачерпнула ложку джема и продолжила, — …Снорк вернулся с охоты, голодный, и я собралась за едой, а он сказал: «киношники еще не знают про Авалон».

— Про Авалон? — удивился Тедди.

— Е, — туземка кивнула, и принялась за джем, не прекращая говорить, — …Скоро Авалон нападет на Моа-Моа, и будет большое сражение. Наши дома сгорят, но мы победим.

— Авалон, — заметил Харрис, — это сказочный остров из эпоса о короле Артуре.

— Возможно, речь идет о каком-то пророчестве? — предположил Декстон.

Муру энергично повертела головой.

— Пророчества это в книжках и в кино. А земля Авалон тут рядом в центре Долака.

— Авалон, это лагерь какой-то экстремистской организации? — спросил Харрис.

— Е! — туземка отправила в рот очередную ложку джема, — Это очень экстремистская организация! Даже хуже, чем у Гитлера из кино. Но мы победим, и захватим дома в Авалоне. Там хорошие дома, ранчо, огороды, фруктовые сады и много чего еще.

— Что-то я не понял, — вмешался Тедди, — кто на кого нападет?

— Авалон нападет на нас, — уверенно сказала юная туземка.

— Но, — заметила Фокси, — вы заранее планируете захватить их дома.

— Да. Потому что наши дома сгорят. Это я объяснила в начале.

— Агрессор — всегда тот, кто проиграл, — флегматично констатировал Олбен, — так надо, чтобы последующий грабеж выглядел справедливым. Муру в тему вспомнила Гитлера.

Из душа появилась Инге, завернутая во что-то яркое и пестрое в местном стиле. То ли тонкое полотенце, то ли саронг.

— Обсуждаем политику? — весело спросила она.

— Да, — Фокси кивнула, — Олбен считает, что агрессор, это тот, кто проиграл войну.

— Тот, кого в итоге ограбили, — уточнил Олбен Лепски, — как Германию в 1945-м.

— Но, Гитлер действительно был агрессором, — заметила Инге.

— Это не факт, — возразил Декстон, — может быть, Гитлера вообще не было.

— Ты намекаешь, Джимми, — произнес Харри Харрис, — что Адольф Гитлер придуман пропагандой союзников, в качестве PR-фона для разграбления Германии?

— В общем, да. Заметь, ты сам догадался, что это вполне возможно.

— Нет, Джимми, я догадался, что ты можешь родить такую бредовую идею!

— Бредовую? Как бы не так! Разве есть доказательства, что Гитлер существовал?

— Интересный вопрос… — озадаченно произнес Харрис.

Муру расправилась с джемом, облизала ложку и вмешалась в разговор.

— А я думала, что Гитлер, это злой волшебник вроде Волдеморта из Гарри Поттера.

— Вот, — произнес Олбен, — что случается, когда по TV крутят винегрет из героической фэнтези и исторических военных драм.

— Большой Бонго, — сообщил Декстон, — считает, что это одно и тот же. Если даже был исторический Гитлер, то телевизионный Гитлер похож на него не больше, чем король Артур из голливудского кино на реальных британских королей пятого века.

— Король Артур, это с того Авалона, который в ваших сказках? — спросила Муру.

— В исторических мифах, — поправил Харрис.

В этот момент из темноты послышался голос Конг Ксета.

— Муру! Про что ты там болтаешь?

— Про Авалон, — ответила она, — Я шла в лавку за лепешками, и заглянула по дороге.

— Когда-нибудь Снорк тебя поколотит, — объявил шаман, выдвигаясь из кустарника на освещенное пространство перед лоджией, — Снорк вернулся голодный, ты сказала, что пойдешь в лавку за едой, а сама зацепилась своим длинным языком.

— Но, — возразила Муру, — я сейчас побегу, и быстро успею, пока Снорк не стал совсем голодный. И, все равно он не будет меня колотить, потому что у него другие правила. Короче, я побежала! Тенк-у за джем! Пока-пока!

Туземка повернулась и мягко спрыгнула вниз с парапет лоджии. Потом, из темноты донеслось негромкое шлепанье босых ног.

— Отличная техника прыжка, — заметил Тедди, — тренировка с детства, и вот результат.

— И вот результат… — откликнулся Харрис, — А кто что думает об Авалоне?

— О здешнем Авалоне? — уточнила Инге.

— Да. Не об артуровском же.

— Я думаю, — произнес Олбен Лепски, — что мы зря не держим под рукой оружие.

— А где тут взять оружие? — спросил Джимми Декстон.

— Я об этом позаботилась, — спокойно ответила Фокси Рорх.

— Вот как? — оператор «Iron Star» удивленно поднял брови, — И что у нас в арсенале?

— Давайте я принесу оружейный кейс и покажу, что к чему, — предложила она.

— И кстати, — сказала Инге, — заодно проверим луки и стрелы. Я не знаю, как остальное оружие, но луки нам завтра точно понадобятся.


Следующий день, согласно программе, посвящался битве с водяным монстром.

Местом действия был все тот же островок с дольменом. По сюжету, двое из четырех главных героев (спортивных туристов) отправились в дольмены и там пропали, а двое других остались на островке, и ищут своих друзей в каменных лабиринтах. Туземцы помогают туристам (туземный шаман — холо даже проводит специальный колдовской ритуал, чтобы примерно определить направление поисков). Но, некие злобные силы наоборот, стараются извести туристов (всех четверых), и посылают монстра — киллера: существо, похожее на гибрид белой акулы и гигантской кобры. Эту абсурдную тварь придумал лично Берген Фарриган (Большой Бонго), и как высказался по этому поводу Харрис «У выдающихся персон тоже бывают дурацкие идеи, но в данном случае, идея толковая — она отражает тот кретинизм, который в голове у среднего кинозрителя».

Перед отъездом кино-экспедиции на Долак у Марка Поллака было всего две недели на формирование реквизита, включая фосфоресцирующую тень Ктулху, муляж древнего самоходного пиратского сундука с кладом, и упомянутого гибрида акулы с коброй. В идеале, гибридный монстр должен был быть тоже самоходным, но времени на это не хватило, и пришлось ограничиться безмоторной надувной 10-метровой инсталляцией, приспособленной для буксировки за моторной лодкой. К этой надувной акуле-кобре прилагались два волшебных боевых лука с заколдованными стрелами (по сценарию — подарок шамана), и комплект для заплаток (чтобы заделывать дырки, если таковые возникнут по случайным обстоятельствам, или при неудачных дублях).

Надуть монстра можно было обычным автомобильным компрессором — до давления примерно две атмосферы, а вот заклеить обычной заплаткой для надувных лодок не представлялось возможным, поскольку лодочные комплекты рассчитаны на гораздо меньшие давления, чем автомобильные шины (и чем акула-кобра Поллака). Как уже говорилось, монстра надлежало ликвидировать выстрелами из волшебных луков. Эти боевые устройства были созданы Поллаком для фильма «Дочь пустыни», где главная героиня простреливала множество разных предметов, включая джип, самолет, троих террористов, и одного коррумпированного армейского офицера в бронежилете. Луки Поллака были продвинутыми японскими двухметровыми «nami-sun» правда — не из бамбука и кожи, а из металлопластика. При довольно простой конструкции, эти луки обеспечивали равномерное усилие четверть центнера, и отправляли стрелу весом 100 граммов со скоростью около 70 метров в секунду. Энергия стрелы соответствовала дульной энергии пули из армейского пистолета, а граненый наконечник создавал на мишени такое давление, что задачи фильма «Дочь пустыни» решались шутя. Впрочем, достижения викингов (которые из своих луков, якобы простреливали крупного кабана насквозь) повторить не получалось. То ли викинги были поздоровее каскадеров, то ли дикие кабаны обладали тушами мельче, чем нынешние свиньи, то ли скальды немного привирали (и реально, викинги простреливали насквозь не кабана, а поросенка).

Но, сейчас задача стояла: прострелить с полста метров прорезиненную ткань надувной акулы-кобры, а это проще. Посмотреть на стрельбы собралась вся бригада юниоров из деревни Моа-Моа. Мальчишки и девчонки расселись на втором ярусе дольменов, а на первом заняли позицию Инге и Тедди с луками наготове. 10-метровый монстр был уже надут, и Фокси села за штурвал моторной лодки, чтобы начать буксировку по сигналу Джимми. Жуткая акулья голова на капюшоне кобры покачивалась над водой на высоте полтора человеческих роста. Выглядело это не очень натурально, так что предстояла некоторая работа в 3D-графике, но это все потом, а сейчас…

— Поехали! — крикнул Джимми Декстон.

— ОК, — отозвалась Фокси, врубила мотор, и стала буксировать кобру-акулу под углом к берегу, делая при этом короткие рывки вправо-влево, чтобы хвост монстра натурально изгибался, как будто эта надувная штука плывет самостоятельно.

— Лучники, приготовились! — подал Джимми следующую команду.

Инге и Тедди приладили стрелы. Им оставалось только натянуть тетиву и стрелять, как вдруг, хвост акулы-кобры ушел под воду, а огромная голова наклонилась вбок. Фокси обнаружила, что буксировочный трос слишком натягивается, и вырубила мотор.

— Чертов монстр за что-то зацепился! — сообщила она.

— Попробуй потянуть в сторону, — посоветовал Харрис.

— Ладно! — откликнулась Фокси, врубила мотор и развернула лодку. Монстр сдвинулся с места, потом его хвост занесло на отмель, и стало видно, что на нем висит что-то вроде крупной зеленоватой коряги. А потом раздался хлопок, и на месте сцепления резинового надувного баллона с корягой возник, как будто, небольшой гейзер. Кобра-акула быстро стала сдуваться. Примерно 4-метровый крокодил (которого сначала приняли за корягу) начал пытаться выплюнуть штуку, из которой ему в морду бил мощный поток воздуха.

— Пиздец нашему монстру, — хмуро произнес Олбен, — такую дыру не заклеить.

— Вот ведь падла! — в отчаянии воскликнул Джимми, выйдя из легкого ступора, — Фокси! Полный ход! Тащи его на отмель! Тедди, Инге, цельтесь и гасите этого урода на хрен! Харри, Олбен, выбирайте ракурсы и снимайте! Это будет вообще круто!

Иногда (хотя, редко) спонтанно возникшие необычные идеи оказываются удивительно удачными. Гребнистый крокодил средних размеров, не будь он шокирован коварным поведением «добычи», застрявшей в зубах, легко ушел бы под воду, но ему не хватило времени опомниться. Фокси, проведя рискованный маневр на полной мощности, резко дернула всю конструкцию из троса, резинового монстра и крокодила в сторону берега. Крокодил оказался на глубине менее полуметра, и начал неуклюже отползать, ломая камыши. Инге и Тедди натянули луки… Раздались щелчки тетивы и тупые удары. Обе стрелы глубоко вонзились в крокодила между шеей и левой передней лапой.

— Быстрее, быстрее! — азартно торопил Джимми, — На дайте ему опомниться и удрать!

— В глаз цельтесь, в глаз!!! — кричали папуасские юниоры.

— Не слушайте никого, цельтесь спокойно! — командным голосом советовал Олбен.

Инге и Тедди прислушались к последнему совету, и выпускали стрелы с интервалами примерно четверть минуты. Крокодил имел бы шанс уйти, если бы огромная тряпка из прорезиненной ткани, запутавшаяся среди камыша, не торчала у него в зубах. Остатки кобры-акулы, привязанные, еще и к буксирному тросу, лишали его маневра… И, после восьмого залпа, душа 4-метрового ящера, улетела на поля Счастливой охоты, где реки полноводны, а по их берегам пасутся дикие свиньи, нормальные, без подвохов, и нет коварных резиновых подделок, и сволочных людей с оружием тоже нет… На отмели лежала туша, истыканная стрелами так, что напоминала подушечку для булавок.

— Хороший способ охоты, — констатировал Юмбо — бригадир туземных юниоров.

— Да, — согласилась Луви, — очень хороший австралийский способ.

— А как в Австралии готовят крокодилов? — спросил Чого.

— Как готовят крокодилов? — переспросила Фокси, уже подрулившая на лодке к туше.

— Да, — туземец-тинэйджер кивнул.

— Мы жарим на углях, — добавил Млоо, — самое вкусное: лапы, спина и хвост.

— Может, хватит болтать? — спросила Муру, — может, пора разделывать крокодила?

— Да, пора разделывать крокодила, — согласился Юмбо и начал отдавать короткие распоряжения на туземном языке. Ясно было, что он распределяет, кому заниматься, собственно, крокодилом, а кому — собирать дрова и разжигать костер.

— Хороший получился видеоряд… — произнес Джимми Декстон, — но теперь надо будет немного переделать сценарий.

— По-моему, — сказал Харрис, — надо просто заменить кобру-акулу на крокодила.

— Если что, — добавил Тедди, — мы так и скажем властям. Крокодил напал на лодку и…

— …Туземцы застрелили его из луков, — договорила Инге.

— Хорошая версия, — одобрила Фокси, — И, давайте сразу вытащим стрелы. У туземцев, вероятно, не бывает дюралевых штампованных стрел с гранеными наконечниками.


Еще несколько дней пролетели в спорах, в отработках трюков, и в съемках дублей. Из деревни Моа-Моа команда выезжала сразу после завтрака, и световой день проводила в «цитадели Ктулху». Около полудня туземцы-тинэйджеры привозили обед, а в деревню команда возвращалась на закате солнца, к ужину. А потом наступил особенный день…

Эпизод-10. Кино для взрослых

 Сделать закладку на этом месте книги

Долак. Путь к Авалону.

Это утро начиналось замечательно. Легкие облачка давали надежду, что прохлада, остающаяся после ночи, продлится сегодня дольше, чем при ясном небе. Приехав в «цитадель Ктулху», команда развернула аппаратуру, и уже собралась приступать к плановым съемкам, как вдруг… Первым это услышала Инге.

— Эй, там скачут лошади!

— Что за черт? — прислушиваясь, пробурчал Харрис.

— Аларм! — негромко рявкнула Фокси, как на тренингах телохранителей. В команде не было профессиональных телохранителей, кроме нее, но каскадерам достаточно часто выпадают роли бойцов военизированных формирований, так что…

…Через четверть минуты в руках у всех шестерых появились «спортивно-охотничьи карабины Steyr-AUG-para 5.56 mm» (укороченные армейские автоматы с прицельной дальностью 200 метров). Не молниеносная реакция, но для «сельской местности» и так неплохо. А глухой шлепающий топот копыт приближался, и через несколько минут из густых зарослей по еле заметной тропинке выехали две низкорослые бурые лошадки, в которых специалист сразу признал бы породу Ява-пони. Вторая пони шла на длинном поводу, а первая — с седоком. Седок — миниатюрная темнокожая девушка, одетая в одну только рубашку из грубого серого полотна.

— Что за черт? — повторил Харрис и поднялся из укрытия за камнями, — Эй! Ты кто?

— Меня зовут Кйер! — срывающимся голосом крикнула она, — За мной гонятся!

— Кто? — спросил он.

— Каратели из Авалона! Я поскачу в Моа-Моа, предупредить! Вы тоже уходите!

— Как ты поскачешь?! Это на другой стороне залива!

— Я переплыву! — ответила девушка, и уверенно направила лошадок к воде.

— Эй! Возьми лучше лодку! — воскликнула Инге, но Кйер игнорировала ее совет. Еще минута, и миниатюрная темнокожая девушка соскользнула в воду, и поплыла рядом с обоими пони к другому берегу, до которого было около пятисот метров.

— Нормально, — заметил Тедди, глядя ей вслед, — за полчаса переплывет без проблем.

— Если у нее будут эти полчаса, — проворчал Олбен, занявший наблюдательный пост на плоской крыше верхнего дольмена, и смотревший в бинокль — я вижу этих субъектов. Дистанция 3200 метров. Они едут на двух джипах «Wrangler-Unlimited».

— Джипы бронированные? — деловито спросила Фокси.

— Нет. Вообще открытые. В каждом по шесть парней, вооружены «M-16»… Вот блин!

— Что?

— У них собаки. Кажется, гончие. Целая свора бежит впереди.

— Точно! — прислушавшись, подтвердила Инге, — я слышу лай.

— Вот что, — спокойно сказал Тедди, — я не позволю травить ту девчонку собаками.

— У нас хорошая позиция, — подвел итог Олбен, — им мимо нас не проехать.

— Почему? — спросил Джимми Декстон.

— Потому, что сюда выходит несколько тропинок, а с боков явно топь. Может, она не настолько глубокая, чтобы джипы завязли, но вряд ли эти парни станут рисковать.

— Ладно, — сказал Декстон, — Тогда я переберусь к Олбену и буду снимать все на видео. Наверное, эта запись потом заинтересует полицию.

— Надо попробовать договориться, — сказал Харрис, взял мегафон, и быстро отбежал в сторону, разматывая за собой провод. Спрятав мегафон в пышной поросли цветущего кустарника, он вернулся и снова засел среди камней на второй террасе «цитадели».

— Босс, — окликнула его Инге, — через три минуты мы сможем стрелять по собакам.

— Подождите и укройтесь как следует, — ответил Харрис, — я начинаю переговоры.

Он негромко откашлялся, поднес к губам микрофон, и… Над болотом разнесся голос, усиленный стоваттной колонкой.

— Я обращаюсь к группе на джипах! Остановитесь и отзовите собак!

Пауза.

— …Вы не имеете права травить человека собаками! Остановитесь!

Пауза.

— …Если вы продолжите движение, мы откроем огонь!

Никакой реакции. Джипы все так же продолжали двигаться, а гончие бежали впереди. Харрис махнул рукой, давая понять, что слова исчерпаны. Фокси кивнула и негромко сказала:

— Инге, Тедди! Одиночными. Аккуратно. Патронов не так много…

— Понятно, — откликнулся Тедди, и через несколько секунд выстрелил.

— Чисто один, — сообщил Олбен, и тут выстрелила Инге. Раздался жалобный визг.

— Попадание в корпус, — сказал Олбен. Раненая гончая продолжала визжать. Остальные остановились и залились истошным лаем. Затем остановились оба джипа. А еще через минуту оказалось, что у «карателей из Авалона» тоже есть мегафон.

Над болотом разнесся хрипловатый баритон.

— Эй, кто там, в камнях? Вы что, хотите поймать пулю?

— Мы вас предупреждали, — ответил Харрис через свой мегафон.

— Убирайтесь с нашей земли! — потребовал голос с джипа.

— Давайте вызовем полицию с восточного берега, — предложил Харрис.

— Мы и есть полиция, — отрезал голос с джипа, — мы гонимся за вором. Если вы еще раз откроете огонь, мы перестреляем вас, понятно?

— Вы, — возразил Харрис, — больше похожи на гангстеров, чем на полицию.

В джипах произошло какое-то движение. Олбен Лепски отреагировал на это, отложив бинокль и взяв в руки карабин. Со стороны джипов грохнула длинная очередь, и пули ударили по кустам, где был спрятан мегафон. Олбен ответил короткой очередью. Три выстрела.

— О, черт! — прошипел Декстон, — ты убил того парня!

— А не хрен… — начал Лепски, и тут с джипов открыли шквальный огонь. Все шестеро участников киносъемочной команды вжались в укрытия. Пули звонко щелкали вокруг, выбивая из камней облачка пыли.

— Стрелять только наверняка! Беречь патроны! — крикнула Фокси, предусмотрительно занявшая удобную позицию под козырьком дольмена второго яруса. Фактически, она оказалась единственной вне сектора обстрела «авалонских карателей», и моментально использовала это. Короткая очередь. Водитель первого джипа упал лицом на руль. Не засматриваясь на результат, Фокси откатилась за каменную колонну, и вовремя: по ее укрытию защелкали пули. Теперь надо было смываться из этой точки…

Она прикидывала, куда лучше переползти, чтобы снова оказаться на удобной позиции, когда на поле сражения раздался новый звук: «Дж-Бум! Дж-Дж Бум! Бум!».

— Ого!.. — выдохнул Тедди, приподняв голову и глядя в щель между камнями дольмена.

— Что там? — спросила Инге.

— Кто-то обстрелял джипы из гранатомета. Там все горит. Сплошной дым.

Со стороны стремительно расползающегося облака черного дыма раздались несколько очередей, затем одиночные выстрелы и чей-то визг, то ли собачий, то ли человеческий. Затем, визг оборвался, и все стихло, лишь шипело пламя, пожиравшее остатки джипов.

— Ни хрена себе кино… — изумленно пробормотал Олбен.

— Друзья! — раздался незнакомый голос откуда-то сбоку, — надо передислоцироваться.

— Что-что? — спросил Харрис, глядя на внезапно появившуюся в десяти шагах от него фигуру в камуфляже.

— Передислоцироваться, — повторила фигура, — у врага есть реактивные минометы.

— Эй! Линяем! — лаконично распорядился босс «ExEx». Он не был экспертом в военной технике, но хорошо представлял себе, что такое реактивные минометы, называемые в специальной литературе «тактическими системами залпового огня».

— Куда? — откликнулась Фокси.

— Подойдите сначала ко мне, — ответил незнакомец в камуфляже, — я покажу на карте.

— ОК, — согласилась она, и совершила короткую перебежку к боссу и незнакомцу, а по дороге окинула взглядом «обстановку в тылу». Миниатюрная девушка, оставив своих лошадок на противоположном берегу, теперь возвращалась назад в одном из четырех туземных каноэ. Экипаж этого каноэ составляла знакомая «бригада Юмбо».

— Как быстро нам надо сматывать удочки? — поинтересовалась Фокси, протягивая руку «камуфляжному» незнакомцу, — и, уже при рукопожатии, добавила. — Вы из «SRB»?

— У нас есть примерно час, — сказал он, — А по второму вопросу: я Снорк, фотоохотник.

— Ах, вот как! — подошедший Олбен тоже протянул руку, — Мы про вас наслышаны.

— Я про вас тоже, — улыбнувшись, ответил Снорк.

— Фокси, а что такое «SRB»? — спросил Харрис.

— Батальон «скаут-рейнджер», филиппинские коммандос, — пояснила она.

— Я фото-охотник, — еще раз уточнил Снорк.

— А я добрая фея, — Инге хлопнула его по плечу, — Спасибо Снорк, ты настоящий друг, ты пришел вовремя. У нас мало патронов, и без твоей фотокамеры мы бы не справились.

— Добрую фею зовут Инге, а меня — Тедди, — сказал Бруно, тоже пожимая руку Снорку.

— Я в курсе, — «фотоохотник» улыбнулся, и в этот момент на него прыгнула туземка-тинэйджер, сходу повиснув на его шее.

— Ура! Мы победили!

— Не так быстро, Муру, — ответил он, — Пока было только первое боевое столкновение.

— Мистер Снорк, — вмешался Джимми Декстон, — я буду вам жутко благодарен, если вы объясните, что здесь официально, а что проходит по разряду бандитских разборок.

— Я объясню, мистер Декстон, но давайте сначала передислоцируемся, тем более, ваши ребята уже начали готовить вашу аппаратуру к транспортировке.

— Наши ребята? — переспросил оператор «Iron Star», поворачиваясь к экспедиционному временному причалу, около которого лежала под тентом большая часть оборудования. Сейчас, высадившиеся из каноэ тинэйджеры во главе с Юмбо, уже грузили все это в моторную надувную лодку — «зодиак».


Вопреки ожиданиям, образовавшийся отряд двинулся не на юг, к деревне Моа-Моа, а наоборот, ушел в одну из узких боковых проток от залива Туламба на северо, в сторону территории загадочнго Авалона. Снорк отказался обсуждать маршрут на ходу, и все вопросы, таким образом, были отложены до прибытия в некий «транзитный бивак», сильно напоминавший базу каких-то повстан


убрать рекламу




убрать рекламу



цев в джунглях. Все сооружения (в основном — то ли шатры, то ли маленькие купольные ангары) были так тщательно замаскированы, что казались просто холмиками, или кучами листьев, или замшелыми валунами. Над компактной боевой техникой (похожей на любительские угловатые машины-багги) располагалась фальшивая листва камуфляжной сетки. А на полевой кухне имелась плита-спиртовка, совершенно не дававшая дыма. Вот здесь, на полевой кухне, а точнее — за невысоким складным столом рядом с кухней, и состоялся разговор, совмещенный с довольно качественным обедом.

Снорк положил на середину стола электронный планшет, и пояснил:

— Чтобы вы лучше ориентировались, я буду показывать ситуацию на карте. Противник занимает зону Авалон, в центре Долака, и располагает тремя ротами пехоты, батареей залпового огня и отрядом бронетранспортеров. Первая рота — дежурная. Ее три взвода патрулируют район каменоломни, южный перекресток, и фермы в Огага. Тот их взвод, который был на самом юге Авалона, в Огага, мы уничтожили. Вторая рота — резервная, пока в казармах в Бембем-Авалоне, но ее поднимут по тревоге и выдвинут на юг для карательного рейда против Моа-Моа, ведь гибель звена первой роты Авалон свяжет с туземцами Моа-Моа. Третья рота патрулирует западные плантации в Эссоме.

— Минутку, — произнес Декстон, — Что за противник? Что вообще такое Авалон?

— Авалон, — ответил Снорк, — это корпорация, которая арендует на острове Долак более тысячи квадратных километров. Арендуемая территория показана на карте сиреневой штриховкой. Туда входит незарегистрированные туземные населенные пункты. К югу от центра Долака, ближе всего к нам — Огага, к западу от центра — Эссом, к северу от центра, но южнее малых гор Абоб — древний Бембем, столица племени Дони. Бембем стал ядром Авалона. Туземцы изгнаны со своих земель, и многие из них сейчас вступили в ряды народного сопротивления. Индонезийская администрация провинции Долак в поселке Кимам, на востоке, на берегу пролива между Долаком и Большой Новой Гвинеей, фактически, бездействует. База индонезийской береговой охраны в поселке Тунден, на западном берегу Долака, не вмешивается в происходящее на острове…

— Минутку, — снова сказал Джимми Декстон, — а чем занимается корпорация Авалон?

— Опиум, — сообщил «фотоохотник», — В Эссоме, в 70 км к северо-западу отсюда, кусок болота, несколько тысяч гектаров, мелиорирован и засеян опиумным маком.

— О, черт… — произнес Харрис.

Ответив на эту реплику равнодушным взмахом ладони, Снорк продолжил.

— …Вторая рота противника, усиленная бронетранспортерами и батареей залпового огня, выдвинется на юг из Бембема в Огага, проведет артподготовку по дольменам и переправе, где, по мнению их штаба, находятся наши силы. После этого, рота двинется дальше на юг, займет дольмены, разместит там батарею, и разделится на три взвода для атаки на Моа-Моа. После артподготовки по Моа-Моа, они ударят с разных сторон…

— Надо предупредить жителей! — воскликнула Инге.

— Жители уже ушли в джунгли, — сказал Снорк, — так что, пусть вторая рота с основной огневой поддержкой спокойно идет мимо нас и штурмует пустую деревню. А мы в это время выдвинемся на запад, на опорный пункт Круру и, в нужный момент, рейдом оттуда уничтожим патрульный взвод на опиумной плантации в Эссоме.

— В каком смысле уничтожим? — спросил Декстон.

— В смысле, мы их убьем, а затем…

— Стоп-стоп! — Декстон поднял руки над головой, — Как это, убьем?

«Фотоохотник» снова равнодушно взмахнул рукой.

— Джимми, я понимаю, вы гуманный человек, но хозяева и охранники Авалона хуже бешеных крыс. Как вы думаете, кто работает на их плантациях?

— Э-э… Не знаю. А кто?

— Рабы, — сообщил Снорк, — В начале проекта «Авалон», из нищей Бенгалии, на Долак привезли более тысячи семей гастарбайтеров на строительство, и сделали их рабами, а сейчас в Авалоне уже второе поколение рабов. Людям свойственно размножаться.

— Это невозможно, — прошептал оператор «Iron Star».

— Это реально, — возразил «фотоохотник», — и скоро вы увидите все это собственными глазами, а пока можно посмотреть некоторые видеозаписи, если у вас крепкие нервы.

— Джимми, — вмешался Харрис, — ты же понимаешь, что он прав. Ты сам видел, как ту девчонку травили собаками, и как в нас начали стрелять. Олбен и Фокси справедливо пристрели двух ублюдков из этой банды, или ты не согласен?

— Я согласен, но… Черт! Мы же в XXI веке! Этим должна заниматься полиция!

— Тебе напомнить, чем занялась полиция в Джайапуре? — спросил Олбен, — Если бы не влияние Большого Бонго, я не думаю, что твои рабочие так легко выскочили бы из лап тамошних копов. Так что, забудь про полицию и вспомни про долг джентльмена.

— А эти авалонцы, — неуверенно произнес Декстон, — часто травят людей собаками?

— Не знаю, насколько часто, — ответил Снорк, — но есть свидетели охоты на людей. Вы можете поговорить с ними. Хозяева Авалона считали туземцев законной дичью.

— Дичью?!

— Да. А когда партизаны народного сопротивления отбили у них желание охотиться на туземцев, хозяева Авалона стали охотиться на провинившихся рабов.

— На Мартинике французские бароны охотились на беглых рабов, — сообщил Харрис.

— Не знаю. Но в Авалоне иначе. Тут провинившегося раба выгоняют на пустошь, что лежит около малых гор Абоб, а охотники берут пики, садятся на пони, и…

— Вот дерьмо… — растерянно пробурчала Инге, — Я считаю: мы обязаны вмешаться!

— Ладно, — Декстон кивнул, — я готов. Но, я посредственный стрелок… И мне страшно.

— Ваше оружие, — сказал «фотоохотник», — не пушка, а TV-камера. Мы не хотим, чтобы потом нас обвинили в чрезмерном насилии. А страшно на войне всем, кроме психов.

— Да, — авторитетно подтвердил Олбен Лепски, — Война страшная штука, но… В общем, считайте меня волонтером. Стреляю я неплохо.

— Я присоединяюсь, — сказала Фокси.

— Я тоже, — лаконично добавил Тедди.

— Короче, мы все в команде, — заключил Харрис, — а сколько у вас бойцов, Снорк?

— У нас сотня партизан на опорном пункте Круру и двадцать, так сказать…

— …Фотоохотников, — договорила Инге.

— Да, — согласился Снорк, — и еще у нас звено фоторазведки на северном берегу.

— Гм… — Харрис почесал в затылке, — Маловато на три роты противника.

— Тут вопрос тактики. По плану, наш главный удар будет нанесен из самого Эссома, с пристани на заливе Новеве.

— С пристани? — переспросил Харрис, — Иначе говоря, у вас в Эссоме свои люди?

— Да, — подтвердил Снорк, — по плану, мы высадим там десант с легкой бронетехникой.

— Это, конечно, меняет дело, — признала Фокси.

Возникла пауза. Потом, Олбен Лепски воскликнул:

— Черт! Противник займет Моа-Моа, а там наши вещи, и наш «Lake Buccaneer»…

— Ваши вещи в самолете, а самолет в деревне Абобем. Деревня находится на северном берегу Долака по другую сторону гор Абоб от Авалона-Бембема, — ответил Снорк.

— Так… Ясно… С юга от гор — Бембем, с севера — Абобем. А как самолет там оказался?

— Мы перегнали его утром, когда вы уехали к дольменам.

— Так… — Олбен щелкнул пальцами, — значит, у вас и пилоты есть?

— Да, — Снорк подмигнул, — вы понимаете, фотографировать иногда лучше с самолета.

В этот момент с юга послышались гулкие удары. Будто кто-то колотил в огромный барабан. А немного позже в той стороне стали видны столбы серого дыма.

— Хорошо, что мы оттуда смылись, — констатировала Фокси.

— Да, — согласился «фотоохотник», — противник начал там первую фазу артподготовки.

— Это я уже уловил, — сказал Харрис, — а в каком порядке мы движемся дальше?

— Я предлагаю сделать вот как, — «фотоохотник» взял в руки планшет…

— Меня смущает, — произнес Тедди, — что вы так уверены в исходе сражения.

— Я, — добавила Инге, — вообще не могу отделаться от ощущения, что все, как в кино.

— Ты в чем-то права, — ответил Снорк, — Вы же видите, как беспечны эти недоделанные лорды. Они почти двадцать лет свинячат на Долаке, и до сих пор у них не было особо серьезных проблем. Полвзвода охранников и один лорд были подстрелены, когда они сунули свой нос в джунгли, где уже появилось народное сопротивление, но это трудно назвать серьезной проблемой. Скорее, несчастный случай на охоте.

— А что будет сейчас? — спросил Декстон.

— Сейчас, — Снорк сделал паузу, — будет кино для взрослых. Осталось только снять его.

Кино-группа разделилась на две.

Джимми Декстон с Инге и Тедди поехали на «западный фронт», в пункт Круру, откуда основные силы партизан готовили атаку на Эссом и опиумные плантации. Харри Харрис с Фокси и Олбеном присоединились к маленькому отряду, который выдвигался к горам Абоб, где действовало «звено фоторазведки». За рулем сидела Кйер (эта странная миниатюрная девушка, как оказалось, умела водить колесные машины не хуже, чем «копытный транспорт»). Харрис, занимавший заднее сидение вместе с Олбеном Лепски, задумчиво пробурчал:

— Это сюр…

— Почему? — удивилась Кйер.

— Потому, — ответил босс «ExEx», — что столько абсурда не бывает даже в кино!

— Кино более логично, чем жизнь, — заметила Фокси, сидевшая рядом с водителем.

— Где ты нахваталась такой философии? — подозрительно спросил Олбен.

— Я прочла аннотацию Большого Бонго к «Дочери Пустыни». Просто для интереса.

— Кто такой «Большой Бонго»? — поинтересовалась Кйер.

— Берген Фарриган, президент-продюсер кинокомпании «Iron Star», — сказал Харрис.

— А! — Кйер качнула головой, — Это он придумал сценарий про Ктулху, правильно?

— Ты знаешь про Ктулху?! — удивился Олбен.

— Я читала анонс в Интернете, — ответила эта странная девушка.

— Э-э, гм… — протянул Харрис.

— Я не похожа на человека, пользующегося Интернетом? — предположила она.

— Ну… В общем, да. Не похожа.

Кйер аккуратно провела багги по сложному зигзагу на склоне оврага между густыми зарослями кустарника и выступом красного песчаника, затем, выехала вслед за двумя головными машиной по еле заметной полосе брода посреди трясины, и объявила:

— Это общее в вашей и в моей профессии: быть похожими или непохожими на что-то.

— А какая у тебя профессия? — отреагировала Фокси.

— Полувоенная, — уклончиво ответила та.

— Есть такая штука: полувойна, — задумчиво произнес Олбен, — Мы болтаем про кино и философию, будто едем на пикник, а вообще-то мы рядом с зоной боевых действий.

— Пока не рядом, — возразила Кйер, — Вторая рота противника продвигается медленно, и сейчас, после первой артподготовки, заняла дольмены на заливе. А дальше они начнут перемещать орудия туда для артподготовки по Моа-Моа. Это еще часа два. Мы как раз успеем тихо обогнуть агломерацию Авалон и выехать к горам Абоб. А там Йовик.

— Программа понятна, — произнес Олбен, — а можно узнать, кто такой Йовик?

— Он вам сам объяснит, — пообещала девушка.

— А с этих гор Абоб виден Авалон, в смысле сам город? — поинтересовался Харрис.

— Да. Там с площадки управления отличная панорама.

— С площадки управления чем? — переспросил он.

— Ударными дронами, — сказала Кйер, — они взлетят из Абобема, с той стороны гор.

— Ни хрена себе кино… — пробормотал Олбен Лепски свою обычную присказку.


Йовик, командир «звена фоторазведки», был не туземцем, а северянином, возможно — скандинавом. На первый взгляд, этот крепко сложенный мужчина казался пожилым — из-за совершенно белых волос, контрастирующих с коричневой от загара кожей. На самом деле, ему было не намного больше 30-ти лет. Он, кажется, обладал врожденным талантом то ли туристического гида, то ли университетского лектора. С невысоких, но обрывистых гор Абоб, сложенных оранжевым песчаником, открывался прекрасный вид на плоскую, как стол, центральную равнину острова Долак, где лежал Авалон с окружающими деревнями. Жгучее послеполуденное экваториальное солнце заливало ослепительно-белым светом маленький средневековый европейский городок, который, казалось, выпал из хронологии и географии.

Убедившись, что все трое гостей, и примкнувшая к ним, Кйер обеспечены биноклями, Йовик начал дистанционную (с семи километров) экскурсию по городу.

— Перед вами, — объявил он, — древний Бембем, культурная столица этноса дони. Более тысячи лет назад, дони построили запруду на ручье Вакаб, текущем на юг с гор Абоб. Вокруг искусственного пруда возник этот городок. Период голландской колонизации Бембем пережил спокойно, но примерно двадцать лет назад, его захватила корпорация «Авалон». Облик Бембема частично изменен, но общая композиция сохранилась.

— Что-то не верится в древность, — сказал Олбен Лепски, — по-моему, все это новодел.

— Видите ли, — командир «фоторазведчиков» улыбнулся и пожал плечами, — я излагаю представления историков архитектуры, но вы, конечно, имеете право на свое мнение.

— Похоже на городок-отель Сан-Стефан в Монтенегро, — заметил Харрис, — плагиат под средневековье для богатых, капризных и амбициозных клиентов. Какая тут площадь?

— Вас интересует площадь акрополя? — спросил Йовик.

— Акрополя? — удивился Олбен.

— Да. Так называется основная часть античного города внутри периметра общей стены. Бембем считается древним городом, и ансамбль этих квадратных каменных домов, по научным стандартам, правильно называть акрополем. Эти дома присвоены опийными плантаторами, и названы замками. Плантаторы, видите ли, считают себя лордами.

— Замки, как замки, — оценил Харрис, — и, какая площадь огорожена стеной?

— Семь гектаров, — ответил командир Йовик.

Харри Харрис включил видеокамеру и начал снимать, одновременно комментируя:

— Неплохо. Сан-Стефан в пять раз меньше, а считается образцом «Middle-age highlife», бессменным обладателем приза «Golden apple» по версии FIJET.

— Что такое «FIJET»? — спросила Кйер.

— Federation Internationale des Journalistes et Esrivains du Tourisme, — ответил Харрис, — это Международная федерация журналистов пишущих о туризме, созданная в 1954 году по инициативе французских, бельгийских и итальянских журналистов.

— А как с ними связаться? — оживился Йовик, — мы бы пригласили их сюда после войны.

— Это не проблема, — Харрис улыбнулся, — я могу переговорить с их вице-президентом.

— Но Бембему сложно будет получить приз, — безжалостно объявила Фокси, — толстая башня и стадион в центре портят стиль. Все квадратное, а башня и стадион — круглые. Пирамида а-ля Египет вообще уродская.

— О, мисс! — Йовик округлил глаза и развел ладони, как заяц из мультфильма при виде морковки, — У вас превосходное эстетическое чутье! Именно эти три сооружения были построены Авалоном позже, и нарушают архитектурную композицию Бембема. Башня называется Палатой Великого Собрания, стадион — Колизеем, а пирамида — Мавзолеем Лорда Илбриджа Старшего. Он погиб в результате инверсии на охоте в прошлом году.

— Инверсия на охоте? — переспросил Олбен.

— Да. Он поехал охотиться на туземцев, а получилось наоборот.

— Нам говорили, — заметила Фокси, — что теперь эти плантаторы охотятся на рабов.

— Верно, мисс. Если какой-то раб не угодил плантатору или просто оказался лишним, то сначала раба отправляют в каменоломню… Видите широкий карьер на полпути между нашей позицией и городом? Это каменоломня, где вырубают строительные блоки для пирамид или башен, и плиты для мощения дорог. Как вы видите, работа выполняется средневековым способом, кирками и клиньями. Раб тут быстро выходит из строя, и его используют как дичь на охоте на пустоши слева от каменоломни. Образцом послужила, видимо, конная охота с копьем на кабанов, популярная в эпоху Генриха Наваррского…

Олбен ударил кулаком по песчанику так, что взлетело облачко оранжевой пыли.

— Этих плантаторов надо гасить к чертовой матери!

— Мы это и собираемся сделать, — спокойно ответил Йовик, — вот, дождемся, когда они соберутся в Колизее на стриптиз-шоу, и хлоп…

— Стриптиз-шоу? — переспросил Харрис.

— Мы это так назвали, — пояснил он, — хотя, это не…

«Фоторазведчик» оборвал фразу и посмотрел в бинокль на юг, где у самого горизонта взметнулись бесформенные клубы дыма.

— …Так. Противник начал артналет на Моа-Моа. Все идет по плану.

— По которому плану? — спросила Фокси.

— Просто, по плану. По сценарию. После сиесты, плантаторы соберутся в Колизее, а их вторая рота с бронетранспортерами примерно тогда же двинется на штурм Моа-Моа. Разница в пределах часа не играет особой роли. Плантаторы будут до вечернего пира торчать на трибунах и смотреть стриптиз-шоу. Видите ли, сейчас декада ежегодного собрания, условно говоря, лордов Авалона, так что на Долаке собрались четырнадцать лордов из семнадцати. Двое не смогли или не захотели прибыть. Им повезло…

— Так! — Олбен похлопал ладонью по камню, — А чем вы накроете Колизей?

— Ударными дронами типа «FAE». Колизей. Казармы. Оружейно-машинные склады.

— Что такое «FAE»? — спросил Харрис.

— Это топливная аэрозольная бомба, — сказал Олбен, и снова повернулся к Йовику, — вы накроете Колизей зарядом «FAE», а что произойдет с исполнителями стриптиз-шоу?

— Ну… — Йовик развел руками, — им не повезло.

— Не хрен им было сюда ехать, — жестко добавила Кйер.

— А стриптиз — артистки что, не здешние? — уточнил Харрис.

— Конечно, нет! — сказал Йовик. — И это, по факту, не стриптиз, а концерт звезд.

— В каком смысле, звезд?

— В смысле… — «фоторазведчик» растопырил пальцы, — …Звезд мировой эстрады.

— Минутку, — вмешалась Фокси, — семнадцать минус два, получится пятнадцать, а не четырнадцать. Или, авалонских лордов считают по другой арифметике?

— Нет, арифметика та же. Просто, один из лордов, это…

Эпизод-11. Стриптиз-шоу

 Сделать закладку на этом месте книги

Солнце — тускнеющий шар оранжевого огня — медленно опускалось за неровную линию джунглей, за кормой 15-метровой самоходной баржи-плашкоута. Баржа двигалась по узкому извилистому заливу Новеве, больше похожему на широкую реку. Молодой лорд Людвиг Илбридж наблюдал закат, стоя у ограждения на площадке надстройки баржи, и держа в правой руке бутылку австралийского виски «Great Outback». Казалось, в голове лорда решается сложная задача: то ли выпить, то ли подождать с этим.

И тут, у него на поясе зазвонил спутниковый телефон. Лорд выругался и взял трубку.

— Да!

— …Черт вас возьми. Аджан! Я и сам вижу, что скоро будет темно!

— …Чертов капитан говорит, что это корыто не может идти быстрее!

— …Нет, черт возьми, я не хочу пересесть на катер, потому что на барже четыре моих лесопильных мини-комбайна, за которые я выложил деньги, и голова большой белой акулы, которую я добыл своими руками!

— …Я буду, когда буду! Включите огни на причале, и ждите, черт вас возьми! — Людвиг вернул трубку на пояс и достал из кармана сигареты. Он курил, только когда в сложной ситуации вынужден был ждать, а не действовать.

— Эй! Что там, мистер Лю? — поинтересовался голос из ходовой рубки.

— Пока ничего, кэп Глен, — ответил лорд, — идем на тормозах.

— Понял. Держу самый малый ход.

— Да, — подтвердил Илбридж, и щелкнул зажигалкой. Огонек показался довольно ярким: солнце почти ушло за горизонт, и над джунглями оставалась только тусклая оранжевая полоса, а с востока небо уже почернело, и на нем прорисовались звезды… Снова звонок. Молодой лорд, выругавшись, опять взял трубку.

— Да!

— Птицы полетели на юг, — сообщил ему хриплый голос, — крути педали, амиго.

— Понятно, — буркнул Людвиг и крикнул в сторону ходовой рубки, — поехали, кэп Глен.

— Понял, поехали, — отозвался капитан, и баржа начала прибавлять ход.


В полста километрах к востоку — северо-востоку, над горами Абоб взлетали «птицы». Четыре одинаковых машины: 300-литровые бочки, с движком, воздушным винтом и крылом типа «летающая рама». Движки работали тихо, а музыкальное шоу в Колизее Авалона наоборот, проходило громко. Аудио-колонки, предназначенные для больших концертов на стадионах, заглушали любые звуки со стороны. По арене метались яркие изломанные разноцветные лазерные лучи… Предельно облегчая задачу наведения для оператора первой «птички», целью которой был один из секторов трибун Колизея.

С разных углов плато около центральной вершины Абоб, трое: Фокси, Олбен и Харри, снимали происходящее широкоугольными TV-камерами. Как-то даже не верилось, что сейчас начнутся боевые действия. Слишком мирно выглядела картина вечернего шоу.

Взрыв первой «бочки» мог издалека показаться одним из лазерных трюков: изумрудно-зеленая вспышка диаметром метров тридцать, накрыла часть трибун и арены Колизея, затем зеленое светящееся облако с проблесками желтого пламени взмыло вверх, будто изображая рост гриба-шампиньона в бешено-ускоренном темпе. А уже потом, Колизей заволокла туча дыма, из глубины которого мерцало обычное оранжево-желтое пламя… Через несколько секунд, изумрудно-зеленые вспышки сверкнули в трех других точках Акрополя. Одна из точек — склад топлива — превратилась в оранжевый факел, который взметнулся в небо, а затем расползся и как бы растекся по узким улочкам…

Пламя уже бушевало в значительной части Акрополя, когда до наблюдателей донесся грохот взрывов. Четыре громовых удара подряд, а потом многократные гулкие хлопки (характерный звук лопающихся в огне емкостей с нефтепродуктами).


Несколькими минутами позже, в полста километрах к западу — юго-западу от Акрополя Авалона, к причалу поместья Эссом на заливе Новеве, подошла 15-метровая баржа. Ее движок был заглушен, но инерции хватило для довольно сильного удара в деревянную причальную стенку. Послышался хруст бревен. Лорд, стоявший с бутылкой в руке на верхней площадке надстройки, покачнулся, еле удержал равновесие, и рявкнул:

— Какого черта! Почему так плохо освещен причал!?

— Сам налакался, и экипаж напоил, — тихо буркнул лейтенант Четтер.

— Похоже, — так же тихо отозвался мажордом Раис-Оглу, и крикнул, — простите сэр, мы раньше не принимали суда ночью, поэтому прожектора слабые.

— Так поменяйте завтра же прожектора, — отозвался лорд, и сделал изрядный глоток из бутылки, а затем добавил, — грузи мешки.

Шестеро охранников центральной усадьбы, стоявшие позади мажордома и лейтенанта, недоуменно переглянулись (непонятно: какие мешки грузить?). Они, конечно, не могли догадаться, что «грузи мешки», это кодовые слова, относящиеся не к ним. Из открытых темных иллюминаторов надстройки баржи синхронно ударили два ручных пулемета…

— Погрузили, — буркнул из ходовой рубки капитан Глен, — я опускаю аппарель.

— Ясно, — откликнулся голос Регги, — Эй, парни! Готовность в машинах!

— Есть готовность, — откликнулся глухой голос.

…Носовая аппарель медленно повернулась на оси, соединив грузовую палубу баржи с причалом. Четыре танка с угловатыми кузовами и круглыми башнями, маленькие, как автомобили-малолитражки, негромко урча моторами, поползли, вперед, пара за парой. Выехав на причал, они аккуратно развернулись, чтобы не зацепить гусеницами какой-нибудь из восьми свежих трупов.

— Черт… — растерянно произнес Людвиг, — вот так, просто…

— На то и война, — буркнул капитан Глен.

— Старайся не слишком переживать из-за этого, — добавил Регги.

Акрополь Авалона, примерно это же время.

Вивиен Робинсон повезло: она решила спеть в компании Джейсона Бойда с четырьмя девчонками из «группы подтанцовки», и все шестеро в момент взрыва находились на репетиционной площадке, на противоположной от VIP-зрителей стороне Колизея. Там взрывная волна, хотя и сохранила достаточную силу, чтобы сбить с ног и достаточную температуру, чтобы на мгновение обжечь — но, никаких серьезных травм уже не могла вызвать. Всего через несколько секунд, и Робинсон, и Бойд, и все четыре танцовщицы вскочили на ноги… Как раз вовремя, чтобы увидеть гриб яркого изумрудного пламени, взметнувшийся над казармой, в сотне метров от Колизея. На трибунах самого Колизея, бушевало обычное оранжевое пламя, а от пятерых участников ансамбля «Up-Fall-Up», выступавших на арене в момент первого взрыва, остались только бесформенные куски обугленного мяса… При взгляде на ЭТО, юную Вивиен Робинсон стошнило остатками ужина. Впечатлительный Джейсон Бойд, впал в ступор и принялся бессвязно повторять нечто вроде «Что это?.. Этого не может быть… Что это?». Четыре девушки из группы подтанцовки оказались психологически устойчивее. Сестры-близняшки, этнические ирландки Мэгги и Сэлли Дафф переглянулись и хором объявили:

— Срань господня! Надо вызвать полицию!

— А где, блин, тут полиция? — резонно поинтересовалась негритянка Тана Коэн.

— Надо линять отсюда на фиг, вот что! — заключила Туми Морс, тоже негритянка.

В этот момент раздалась серия мощных взрывов. В небо взлетели языки оранжевого пламени. Со стороны восточных ворот Акрополя послышались выстрелы и вопли.

— Линяем! — крикнула Мэгги.

— К западным воротам? — спросила Туми. Мэгги кивнула, но вмешалась Тана:

— Нет уж! Вдруг там тоже будут стрелять? Давайте смоемся по ручью.

— Точно! — согласилась Сэлли, — а этих придется пихать.

Тут привычка четырех девушек к согласованным действиям пришлась очень кстати: не тратя лишних слов, они побежали к выходу из Колизея, пихая перед собой Джейсона и Вивиен, пребывавших пока в слабо-адекватном состоянии. До искусственного пруда на ручье Вакаб было всего сто метров. У декоративной пристани на этом маленьком пруду стояло несколько легких весельных лодок, но до ручья ниже запруды выбранную лодку пришлось тащить на руках. К счастью, Джейсон Бойд уже начал кое-как реагировать на слова, и поучаствовал в этом процессе… Для шестерых лодка была маловата, и сильно просела в воде под их общим весом, но осталась на плаву. Теперь надо было осторожно выплыть из Акрополя через арку в стене, служившую выходом для ручья…

…На горном пункте управления, капитан Йовик, наблюдавший за обстановкой через ноктовизор, сообщил всем заинтересованным персонам:

— Шестеро выбираются из опасной зоны по ручью на лодке. Артисты из стриптиз-шоу.

— Что с ними будет дальше? — обеспокоено спросил Харрис.

— В пяти км ниже по ручью, — ответил капитан, доставая woki-toki, — лодка застрянет в болотах. Там рядом партизанский блок-пост. Я сейчас распоряжусь, чтобы партизаны присмотрели за артистами. Как только станет спокойнее, мы организуем эвакуацию.

— А как обстановка на фронтах? — поинтересовался Олбен.

— Нормально. Остатки центральной группировки противника пытаются прорваться из Акрополя на оставшихся джипах, но по ним работают наши снайперы. Самая мощная, южная группировка застряла в Моа-Моа. Дорогу назад, на север, им перерезали наши коллеги из команды Снорка — саперы, снайперы, мастера на все руки. По минам и под огнем снайперов болотные джунгли не преодолеть, так что южная группировка будет дожидаться рассвета и попробует уйти на подручных плавсредствах через восточный пролив на Большую Новую Гвинею. Наши друзья позаботятся, чтобы индонезийский спецназ полиции не дал им такой возможности.

— Гм… — произнесла Фокси, — А индонезийская полиция уже в курсе?

— Нет. Пока рано. Остается западная группировка противника в Эссоме, на опиумных плантациях. Ее зачистят танкисты при поддержке партизан-туземцев.

— Э… Как ты сказал? Танкисты?

— Да, Фокси. Танкисты на ваших танках.

— На наших танках? — изумленно переспросил Харрис.

— Я потом все объясню, — пообещал капитан.


Партизанский «штаб западного фронта» располагался, как ни странно, в центральной усадьбе поместья Эссом. Командир «фронта», лейтенант Вейдар — молодой, жилистый, мужчина с типичными валлийскими чертами лица, и ежиком волос пшеничного цвета, напоминал яхтсмена из юго-западной Англии. Хотя, яхтсмены, как правило, не носят пятнистый камуфляжный комбинезон с пристегнутой подмышкой кобурой с десантным автоматом…

— Добрый вечер! Я так понял, что вы Джимми Декстон, кинооператор «Iron Star», а вы, соответственно, Инге Освар и Тедди Бруно, каскадеры из «ExEx».

— Все правильно, — подтвердил Джимми, — а вы не могли бы объяснить… Ну, вообще.

— Знаете, — лейтенант улыбнулся, — мы сделаем вот как. Я организую кофе, и приглашу вашего коллегу из «Iron Star», которого вы видимо знаете. Его зовут Тони Тамере.

— Тони Тамере? — переспросил оператор, — Регги? Вот это да! А как он тут оказался?

— Он вам сам объяснит, и познакомит с Людвигом Илбриджем, хозяином поместья. Времени мало. Вам надо быстро решить, с каких ракурсов снимать танковую атаку.

— Танковую атаку?!

— Да. Она начнется через три четверти часа, в двух километрах отсюда. Извините, мне необходимо управлять боевым развертыванием. Я оставляю вас на Регги и Людвига.

Вейдар лихо козырнул и исчез так же стремительно, как появился.

— Я ни хрена не понимаю… — пробурчала Инге.

— А я начинаю понимать, — сказал Тедди, — это танки для фильма «Водоворот времени».

— Но они же не настоящие, — возразил Джимми.

— Да? — Тедди вопросительно поднял брови, — А откуда ты знаешь, какие они?

— Ну… — Джимми задумался, и тут в зал быстрыми шагами вошел Тони Тамере.

— Всем привет! У нас чертовски необычный выезд на киносъемки, верно?

— Привет Регги! — Инге хлопнула его по плечу, — Говорят, ты в курсе дела.

— Ага! — он кивнул, — туземные партизаны временно реквизировали наши маленькие японские танки для борьбы с боевиками наркомафии. А началось с того, что Людвиг вступил во владение этим поместьем, и обнаружил, что территория контролируется криминальной вооруженной группировкой…

— …Приветствую, — произнес новый персонаж, появляясь в


убрать рекламу




убрать рекламу



зале, — Людвиг это я….Эй, Ситара, что с тобой? Чего ты боишься? Спокойно поставь поднос на стол.

— Д… Да, хозяин, — произнесла юная смуглая девушка, одетая в длинную серую рубаху, подпоясанную кушаком.

— Не «хозяин», а «Людвиг» или «сэр», — поправил он, и помог девушке поставить на стол поднос с чашечками, кофейником и вазочкой печенья, — Кто тебя напугал?

— Вокруг… — прошептала та, — вооруженные оранг-хутани.

— Ситара, я же тебе уже объяснил: это партизаны, наши друзья.

— Да, сэр, — она вздохнула.

— Утром, — пообещал Людвиг, — я все расскажу детально. А сейчас иди отдыхать. ОК?

— Да, сэр, — повторила Ситара, и выбежала из зала.

— Ее держали в рабстве? — спросил Декстон.

Людвиг Илбридж слегка скривился и утвердительно кивнул.

— Тут многое надо будет исправить, но это позже. А сейчас на маковых плантациях третья авалонская рота и половина эссомского взвода собственной охраны.

— Другую половину эссомского взвода мы уже чик-чик, — уточнил Регги.

— Рассказывай дальше ты, — предложил ему Людвиг, — ты, все-таки, военный.

— Ты что? Я не военный, я киношник!

— Регги, не морочь мне голову, ОК?

— Ладно, не буду спорить, нет времени. Рассказываю. Рота противника стандартная по численности: три взвода по 35 человек плюс группа управления 11 человек. Плюс 17 охранников из эссомского взвода, они, вместе с отдыхающим взводом, находятся при группе управления, на диспетчерском пункте. Два взвода — на патрульных маршрутах. Камрад Вейдар предложил начать ликвидацию группировки противника с удара по диспетчерскому пункту, где сосредоточено управление и дальняя коммуникация. Мне кажутся убедительными аргументы Вейдара в пользу танковой атаки. Конечно, наши легкие японские танки «keisoko» образца 1932 года в каскадерской версии, далеки от современных идеалов, но противник вообще не готов к встрече с бронетехникой.

— Гм, — буркнул Тедди Бруно, — ты думаешь, противник не сообразит, что это муляжи?

— Это не совсем муляжи, — возразил Регги.

— В каком смысле «не совсем»? — спросила Инге.

— В смысле, у них двухдюймовая стеклопластиковая броня и мармеладная пушка.

— Стеклопластиковая броня? — Джимми Декстон удивленно пожал плечами.

— Это не хуже, чем сталь, — сообщил Тедди, — у многих танков-амфибий такая броня.

— Ладно, допустим, стеклопластик это нормально. А что такое мармеладная пушка?

— Кажется… — произнесла Инге, — я слышала этот термин в связи с Вьетнамом.

— Да, — Регги кивнул, — так называли огнеметы для боевых катеров на Меконге. На них применялась загущенная огнесмесь, которую можно выплюнуть на двести метров. Эта огнесмесь по консистенции похожа на мармелад, вот кто-то и пошутил…


Диспетчерский пункт охраны маковых плантаций состоял из нескольких контейнерных домиков-коробок, одного ангара для техники, и одной наблюдательной вышки. Все это нехитрое хозяйство было огорожено забором из секций со стальной сеткой. Несколько прожекторов на столбах удовлетворительно освещали окружающий ландшафт в ночное время. Две пулеметные точки на крышах и еще одна — на вышке представлялись вполне достаточной защитой от возможного налета туземцев, вооруженных, как правило, лишь охотничьими луками и копьями, и возможно, еще парой-тройкой охотничьих ружей. Практически, почти за 20 лет, ни одного налета на диспетчерский пункт не произошло. Стычки с туземцами случались по ночам у мобильных патрулей, причем, как правило, туземцы не нападали, а лишь отстреливались, когда убегали в джунгли с каким-нибудь украденным из поместья добром.

Отсюда ясно, почему зам командира роты в этот обычный вечер так спокойно играл в покер с каптенармусом, и почему наблюдатель на вышке отнесся не очень серьезно к появлению четырех странных объектов. Он увидел их, когда, очередной раз, согласно инструкции, провел лучом мощного прожектора по дальнему рубежу контроля. Итак: четыре малые гусеничные машины на дистанции 300 метров, шеренгой движущиеся к посту. Машины были похожи на танки-ретро, но, когда наблюдатель стал рапортовать дежурному зам комроты, то про сходство с танками не сказал (засмеют же!).

Зам комроты, выслушав по радиотелефону рапорт, и не очень обеспокоился, решив, что молодой лорд — алкоголик (собиравшийся сегодня вечером прибыть в Эссом) устроил дурацкое катание на вездеходах в темноте. Ну, что взять с алкоголика?

— Возьми мегафон, — приказал зам комроты, — и крикни им, чтоб развернулись, а то они врежутся в ограду. Нашли, бля, время для ралли…

— Да, капитан, — ответил наблюдатель, включил мегафон, повернул раструб и крикнул в сторону машин, уже приблизившихся на полтораста метров, — Эй, разворачивайтесь! И включите фары! Вы едете прямо на ограждение!

В ответ, танки выплюнули по декалитру «мармелада»… Со стороны залп из струйного огнемета выглядит, как толстая пологая дуга сильно чадящего пламени, которая около мишеней прилипает к грунту и мгновенно расползается широкой огненной лужей. Это особенно красиво выглядит в темноте: вертящиеся потоки пламени и дыма рисуют на черном фоне причудливо-переменчивые светящиеся живые картинки. Но для человека, оказавшегося среди мишеней, все выглядит иначе: огромное облако огня стремительно вспухающее и накатывающееся на него. Таковы впечатления при взгляде через окошко огнезащитного укрытия на полигоне. А если без укрытия, то это совсем другое дело… Декалитр огнесмеси, разбрызгиваясь у мишени, создает впечатляющий огненный смерч, оказавшись рядом с которым, неподготовленный человек впадает в неконтролируемый ужас. На больших и малых войнах, солдаты массово бежали с позиций, попавших под обстрел огнеметов, хотя реальное число жертв огнеметной атаки оказывалось не столь велико. Профессиональным пожарным известно, что визуальная эффектность языков пламени далеко не всегда означает реальную угрозу, но солдаты (или в данном случае — охранники), это не пожарные. И если их не готовить к подобной ситуации, то нечего и ожидать от них психической стойкости при огнеметной атаке на охраняемый объект.

Четыре заряда «мармелада» поразили штабной домик, наблюдательную вышку, склад горючего, и ангар с техникой, но бегство было всеобщим. Полсотни людей в панике помчались в темноту, куда попало, лишь бы подальше от вздымающихся к небу языков пламени. Танки продолжали движение, ориентируясь на огни фар патрульных джипов. Произошло всего два «боевых контакта». В обоих случаях, пули с джипов охранников ударили по стеклопластиковой броне танков, не причинив ущерба, и в обоих случаях в ответ последовал плевок «мармеладом». В первом случае джип был накрыт плевком, и последствия оказались соответствующие — если комок горящего «мармелада» прилип к «личному составу», то этот личный состав переходит в категорию «боевые потери». Во втором случае, плевок расплескался по грунту, не долетел до цели, но и этого хватило, чтобы экипаж джипа в панике развернул свою машину и помчался к дороге на восток, к столице Авалона. В эфир полетели вопли про непонятный танковый батальон с запада, сжигающий и подминающий траками все на своем пути…

…Бегство двух патрулирующих моторизованных взводов было стремительным и, что интересно, успешным. Увидев при подъезде к столице, что Акрополь объят пламенем, экипажи проскочили мимо него, дальше на восток, до пролива, где переправились на Большую Новую Гвинею. Как складывалась их дальнейшая судьба — неизвестно, и это вообще другая история. Что касается охранников, разбежавшихся по маковому полю пешим порядком, то им не повезло. Уйти от туземных охотников-партизан, прекрасно подготовившихся к этой ночи, не удалось никому. А пленных тут не брали…


Наступила полночь…

…И наступил финиш лодочному путешествию Вивиен Робинсон и Джейсона Бойда с четырьмя девушками из группы подтанцовки. Перегруженная лодка, в начале бодро скатившаяся на пять километров по ручью Вакаб, выплыла на простор слабосоленого болота Вагаг. Еще сотня метров — и лодка застряла в сплетении коряг и лиан.

— Срань господня! Мы снова влипли! — констатировала Сэлли Дафф.

— Срань, — согласилась ее сестричка Мэгги, — но лучше, чем там, откуда мы слиняли.

— Если тут, блин, нет крокодилов, — уточнила Тана Коэн.

— На фиг ты про них вспомнила!!! — возмутилась Туми Морс.

— Ну, блин, просто я подумала…

— Стоп! — Туми ладошкой прикрыла напарнице рот, — Ни слова о них!

— О ком? — прошептала юная Вивиен Робинсон.

— О лягушках, — подозрительно-быстро откликнулась Тана, отводя ладошку напарницы.

— Да-да, — подтвердила Туми, — слышишь, кто-то квакает. Возможно, это лягушки.

— А почему мы стоим? — спросил Джейсон Бойд.

— Потому, шеф, что мы застряли на хрен, — пояснила Сэлли.

— Застряли? Но, этого не может быть! Здесь же вода! Невозможно застрять в воде!

— Запросто, — возразила Мэгги, — корабли сплошь и рядом садятся на мель.

— Но… — Бойд задумался… — Тогда надо позвать кого-нибудь на помощь.

— Кого, блин? — отозвалась Тана, — Кро…

Туми снова закрыла ей рот ладошкой. Воцарилась тишина, нарушаемая лишь плеском крупных рыбин и хоровым кваканьем лягушек. В вышине перемигивались огромные экваториальные звезды, и отражались в черной воде, а вокруг стояла черная зубчатая стена джунглей, где что-то чуть слышно шуршало и пищало.

— У меня все болит, — жалобно произнесла Вивиен, — и я хочу в туалет.

— Садись на край лодки, — предложила Туми, — и делай за борт. А я тебя придержу на всякий случай, чтобы ты не свалилась в воду.

— Я так не могу, — возразила юная солистка, — у меня все болит. Ушибы, раны, ожоги!

— Вивиен, — вмешалась Сэлли, — ты преувеличиваешь. Мы отделались царапинами.

— Нет, не преувеличиваю! Мне страшно! Зачем мы сюда поехали? Мы все умрем здесь!

— Вивиен, спокойнее, — Туми положила ладонь ей на плечо, — Здесь не так страшно. Мы выберемся, и тебе самой будет смешно, что ты так перепугалась.

— Правда-правда, — подыграла Тана, — мы выбрались из этого дурацкого Акрополя, нам остается только найти каких-нибудь людей, которые знают, как выйти к аэропорту.

— А что, если этот аэропорт не работает? — с тревогой в голосе спросил Джейсон Бойд.

— Шеф, будь оптимистом, — вмешалась Сэлли, — не работает этот — работает другой.

— Точно! — поддержала Мэгги, — здесь должно быть много мелких аэродромов.

— Правильно! — обрадовался он, — Ты молодчина! Значит, надо выбраться на берег, там найти какую-нибудь дорогу, а там спросить у первого же полисмена.

— Гм-гм, — Мэгги покачала головой, — я сомневаюсь, что тут встречаются полисмены.

Как ни странно, всего в сотне метров от них в это время двигались полисмены, точнее — охранники из взвода, выполнявшего прошлым вечером полицейские функции. Эти два охранника решили выбираться из Акрополя, на лодке вниз по ручью Вакаб, следом за артистами, используя тех в качестве индикатора опасности. В этом была логика, но не безупречная. Ошибка заключалась в недооценке партизанской сети. Блок-пост, мимо которого артисты проплыли без проблем, даже ничего не заметив, совершенно не намерен был пропускать авалонцев. Негромко щелкнули арбалеты — полуавтоматы, и в каждого из охранников вонзились по нескольку коротких стрел… Короткая агония… Хрип…

Четверо партизан обменялись сериями коротких свистящих и цокающих звуков, затем собрались на удобной полянке, закрытой густой растительностью и начали обсуждать проблему взятия трофеев, некоторым образом смешавшуюся с проблемой присмотра за артистами. Дело в том, что лодка с трупами охранников плыла по течению точно в ту сторону, где уже застряла лодка с шестерыми артистами. По итогам этого обсуждения, бригадир Юмбо (да, именно тот тинэйджер Юмбо из деревни Моа-Моа) подвел итог:

— Сейчас Чого и Млоо пойдут искать хорошее место и делать стойбище на ночь.

— Да! Годится! — ответили двое мальчишек.

— …Луви, — продолжал бригадир, — пойдет собирать ноони и отвлекать артистов.

— Я не могу делать то и другое сразу, — заметила девчонка.

— Ты можешь, — возразил он, — потому что, когда ты будешь собирать ноони близко от артистов, они начнут на тебя глазеть, и отвлекутся.

— У-у… Да! — Луви согласно качнула головой.

— Они не заметят, как я заберу лодку с трофеями, — заключил Юмбо, — я отгоню лодку в удобное место. Чого и Млоо помогут мне разобрать трофеи, когда сделают стойбище. Артистам ты скажешь про самолет-панду и приведешь в стойбище. Про лодку-трофей говорить с ними не надо, они неправильно поймут.

— А может, — спросила Луви, — артисты просто не заметят лодку?

— С-с, — прошипел Юмбо и повертел головой, — они заметят, потому что очень близко.

…Тана прислушалась и прошептала.

— Там что-то большое. Я не хочу говорить ничего такого, но…

— Спокойно, — так же шепотом ответила Туми, — может быть, это какая-нибудь большая птица. Например, казуар. Это вроде страуса.

— А на людей они не нападают? — спросил Джейсон.

— Не знаю. На туристическом сайте про это не было.

— Еще бы, — буркнула Мэгги, — на туристических сайтах все хорошо. Там даже акулы не кусаются. Нигде нет никаких хищников, кроме москитов, причем от москитов спасает репеллент, рекламируемый тут же, рядом с текстом про страну…

— О, черт… — произнесла Сэлли, повернувшись на негромкий скрип, — что это?

— Крокодил! — взвизгнула Тана, и схватила весло, как дубину, явно намереваясь оказать агрессивной рептилии отчаянное сопротивление.

— Что ты вопишь! — рявкнула Туми, — это же просто лодка, такая же, как у нас.

— Э… Блин… Да, и правда: лодка. Я не пойму, что в ней лежит. У кого есть фонарик?

— У Вивиен часы с подсветкой, — сказала Мэгги.

— О! Точно! — Тана потрогала юную солистку за плечо, — Вивиен, можно я на минуту возьму твои часы?

— Да, конечно, бери, мне вряд ли теперь нужны часы… — уныло протянула та.

— Эй-эй, не падай духом, — Тана погладила Вивиен по спине, сняла с ее запястья часы, нажала кнопку подсветки и направила лучик в сторону чужой лодки, которую течение прибило метрах в трех от них. Вся группа подтанцовки дружно пригляделась и…

— Срань господня… — выдохнула Мэгги, — тут все-таки встречаются полисмены.

— Тана, выключи свет, — мгновенно распорядилась Туми.

Тонкий лучик погас.

— Дело дрянь, — хмуро заключила Тана.

— Слушай, Туми, — прошептала Сэлли, — а на сайте ничего не было про людоедов?

— Что за фигня? Конечно, не было!

— Ах, да, — Сэлли кивнула, — на этих сайтах все хорошо. Но, я точно где-то читала про людоедов в Новой Гвинее. Правда, там сказано, что сейчас это редко случается.

— Что было в лодке? — напряженным голосом спросил Джейсон Бойд.

— Ну это… — начала Туми, — … Просто лодка…

— Просто лодка? А почему Мэгги сказала про полисменов, которые встречаются?

— Ну… — Мэгги помахала руками, напряженно думая, что ответить. В этот момент, Тана снова завизжала и схватила весло на манер дубины.

— Блин!!! — возмутилась Туми, — Ну что ты опять!?

— Там огонек, смотри! — Тана показала веслом в сторону черной полосы джунглей.

— Ну… — Туми пригляделась, — …Да. Огонек. Похоже на фонарик. А зачем визжать?

Огонек, приближался, и теперь было видно, что это фонарик, который висит на шее у темнокожей почти голой туземной девчонки. «Почти» — потому что, на ней был надет поясной шнурок, а через шею и плечо перекинут ремень какого-то короткого ружья, похожего на увеличенную модель ковбойского револьвера с очень толстым стволом. Туземка держала в руке корзину и, собирала туда что-то с прибрежного кустарника. Решив, что туземка, хотя и вооружена, но выглядит вполне мирно, Сэлли крикнула:

— Эй! Можно отвлечь тебя на минутку?

— Да, — лаконично откликнулась та, и повернулась к лодке, дружелюбно улыбаясь.

— …Меня зовут Сэлли, — продолжила ирландка, — а тебя?

— Луви, — ответила туземка.

— Отлично! Слушай, Луви, как нам добраться до аэропорта?

— До какого?

— Э… — Сэлли задумалась, — до любого, чтобы улететь в Америку.

— Тогда, — сказала Луви, — вам надо идти на юг.

— На юг? Ага! А как далеко?

— Далеко. Триста километров. Там Австралия, и оттуда можно лететь в Америку.

— Э… Отличная идея. А как нам добраться до Австралии?

— На этой лодке никак, — резонно ответила туземка, — Нужен катер.

— Алло, Луви, — встряла Тана, — давай дружить? Меня зовут Тана.

— Давай дружить, — туземка кивнула, — А зачем ты так махала веслом и кричала?

— Ну… Я думала: вдруг тут крокодил.

— На крокодила охотятся по-другому, — сообщила Луви, — хочешь, я тебя научу? Есть австралийский способ. Берешь большой-большой надувной баллон, и ташишь его за лодкой по воде, так, чтобы его болтало туда-сюда. Крокодил хватает баллон, воздух выходит ему в морду, он дуреет, и тогда ты стреляешь! Наши друзья так делают!

Тана вздохнула и тряхнула головой.

— Луви, это чертовски интересно, но сейчас нам надо добраться до дома.

— А где ваш дом?

— В Америке. Поэтому Сэлли спросила у тебя про Америку.

— Вообще, — добавила Мэгги, — нам бы добраться до любого города, где есть аэропорт, а дальше мы найдем способ улететь в Америку.

— Можно полететь отсюда до города Иаса, — сообщила туземка, уже успевшая подойти к самому борту лодки, — это главный город на острове Киваи, и там есть самолеты.

— А где остров Киваи? — спросила Туми.

— Пятьсот километров к востоку, — последовал ответ.

— Подожди! — Тана нервно похлопала себя по колену, — а как полететь отсюда в Иаса?

— На «панде», — ответила Луми, — Пилот позвонит по рации, и точно скажет, когда.

Тана снова похлопала себя по колену.

— Подожди-подожди! Я верно поняла, что прямо сюда прилетит самолет?

— Да. На рассвете прилетит «панда», самолет-лодка. А сейчас, лучше пойти на берег.

— А как добраться до берега? — спросил Джейсон.

— Просто, — сказала туземка и, взявшись руками за борт лодки, несильно толкнула вбок, затем назад, а затем, уже изо всех сил, потянула вперед, на себя. И лодка, которая, как оказалось, не застряла, а просто уперлась в корягу, спокойно поехала по воде.

— Ой! — тихо произнесла Вивиен, — А ведь рядом была другая лодка.

— Была? — переспросила Луви.

— Да, — Вивиен кивнула, — тут была лодка, которую принесло течением.

— Наверное, теперь течение унесло ее дальше, — невозмутимо ответила туземка.

— Эй, — Мэгги протянула руку вперед, указывая на оранжевое пятно, мерцающее за сеткой веток прибрежного кустарника. — Кажется, кто-то зажег костер.

— Да, — туземка кивнула, — Мои мужчины сделали там стойбище, и пошли на охоту. Мы пойдем в стойбище пить чай, а когда мои мужчины вернутся, мы будем кушать.

После приключений в Авалоне и двух часов в тесной лодке, стойбище туземцев — дони, показалось шестерым артистам комфортабельным местом. Горячий цветочный чай в металлических кружках, оранжевый свет от костра, нежное потрескивание угольков, и главное: чувство безопасности. Вскоре вернулись трое мужчин-охотников (или точнее мальчишек-охотников) с добычей. На углях было разложено мясо, завернутое в листья фикуса вместе с плодами ноони (местной разновидности хлебного дерева). Пикник…

Будь артисты чуть более внимательны, их бы удивило, что охотники принесли кроме свежего мяса, еще две штурмовые винтовки «M-16», две портативные рации, и пакет с мелочами вроде зажигалок, сигарет и каких-то разноцветных бумажек и карточек. Но, радость артистов, выбравшихся из страшного Авалона и страшного болота, была так велика, что наблюдательность упала до нуля… А мясо, кстати, получилось вкусное.

— Это дикая свинья? — предположил Джейсон Бойд, прожевывая очередной кусочек.

— Вроде того, — невозмутимо ответил Юмбо, — местная порода.

— А вы живете прямо так, в джунглях? — поинтересовалась Вивиен, уже совершенно оправившись от страха, и чувствующая себя, как на пикнике где-нибудь в Техасе.

— Сейчас да, — ответил Млоо, — потому что бандиты-наркоманы сожгли наши дома.

— Не наркоманы, а наркомафия, — авторитетно поправила Луви.

— Я так и сказал. Наркоман, это европейский человек из наркомафии, разве нет?

— Нет, — ответил Юмбо, — наркоман, это европейский человек, который покупает мак у человека, который наркомафия, и съедает оттуда опиум.

— Откуда ты знаешь? — спросил Чого.

— Мне сказал Снорк — фотоохотник.

— У-у, — Чого сделал большие глаза, — Снорк, он знает.

— Ростки цивилизации, — буркнула Тана, — мафия, опиум…

— А где сейчас эта мафия? — спросила Туми.

— Сейчас мы выгоняем мафию, — сказал Юмбо, — Из Эссома выгнали, из Огага выгнали, выгоним из Бембема, а завтра — из Моа-Моа.

— Бембем, — пояснила Луви, — это там, откуда вы успели убежать.

— Акрополь Авалона? — удивилась Мэгги.

— Да. Мафия это так называла. Но, это наш город, и мы теперь будем там жить.

— Минутку! — воскликнула Сэлли и повернулась к Джойсону, — значит, мы в Авалоне выступали для опиумной мафии? Какого черта, а?

— Слушай, я не знал… — Джойсон Бойд схватился за голову. — Я, правда, не знал.

— Мы ведь тебе показывали записи на интернет-блогах, — напомнила Мэгги, — а ты нам ответил, что это дурацкие слухи, а в Авалоне элитный отель приличных бизнесменов.

— Но, мне так говорили! Честное слово!

— Мне тоже так говорили, — со вздохом, произнесла Вивиен.

— Кто тебе говорил? — поинтересовалась Туми.

— Барниус, мой менеджер. Но, он был на трибунах, и…

— Ясно, — Туми кивнула и в упор посмотрела на Бойда, — Джейсон, а тебе кто говорил?

— Ты понимаешь… — он замялся. — Я сейчас точно не помню… Ой, смотрите, что это?

Явление, позволившее Бойду соскользнуть с серии неприятных вопросов, напоминало полярное сияние над невидимым отсюда Акрополем. На самом деле, это лучи мощных прожекторов, установленных на башнях «каскадерских танков», причудливо играли на рассеивающихся облаках дыма. Танки вошли в Акрополь, и сейчас под их прикрытием партизаны прочесывали улицы в поисках оставшихся охранников. Битва за Авалон, по существу, была завершена. Оставалось сыграть лишь несколько финальных аккордов.

Эпизод-12. Эгрегор и барбекю из бабируссы

 Сделать закладку на этом месте книги

Папуа — Долак — Папуа.

Зи-план «Grumman-Swan» вылетел за два часа до рассвета с базы компании «MODO» в поселке Иаса на острове Киваи (Республика Папуа) с экипажем из двух персон: пилот Флинт — этнический бритт и студент-геолог Свэпс — этнический папуас. «Тетя Барби» (Барбарис Даркшор) по некоторым причинам (в частности — по причине ожидаемого позитивного PR-эффекта) дала санкцию на такой неофициальный рейс, или точнее, на спасательную миссию. Инициатором выступил Флинт, фанат Вивиен Робинсон — юной звезды современной эстрадной баллады. Свэпс вызвался волонтером-ассистентом, как любитель авантюр, как человек, неплохо знающий папуасские обычаи, и как приятель Флинта. К эстрадному творчеству Вивиен, он относился без пиетета (ну, симпатичная девчонка, неплохо поет, и что дальше?). А вот мюзикл Бойда вызывал у Свэпса живой отклик. Сам Джейсон Бойд был для Свэпса безразличен (дядька, как дядька, возможно, гомик, но это его дело), а вот девушки из группы подтанцовки… В общем, понятно.

Итак, зи-план вылетел с Киваи на запад, и оказался над островом Долак перед самым рассветом, когда небо уже посветлело, и ландшафт внизу стал визуально различим. На посадочный трек теперь можно было выйти по сигналам с woki-toki на согласованной частоте, и скорректировать движение по трем кострам, зажженным на берегу болотистого залива Вагаг. Флинт сосредоточился лишь на этих кострах, но Свэпс окинул взглядом полную картину и, заметив впечатляющие облака черного дыма, поднимающиеся над разными точками острова, немедленно прокомментировал:

— Бодать всех быком! Тут ночью была неслабая Хиросима.

— Хорошо, если она уже была, — пробурчал Флинт, привычно контролируя самолет на глиссаде, — гораздо хуже, если она продолжается, мать ее греб.

— Не вибрируй, там просто что-то догорает, — успокоил его Свэпс.

— Ну-ну, — буркнул пилот, и…

…Касание. Пробег. Остановка на траверсе последнего костра.

…На пункте управления, перенесенном с площадки в горах Абоб на верхнюю площадку круглой башни в Акрополе Авалона, наблюдатель опустил бинокль и сообщил по рации: «Борт компании „MODO“ успешно приводнился на севере залива Вагаг».

Капитан Йовик, сопровождавший съемочную группу, работавшую на улицах Акрополя, ответил по woki-toki: «Я понял тебя, Прэт. Продолжай наблюдение. Сообщи, когда они взлетят». Вернув трубку woki-toki на пояс, он пояснил для окружающих:

— Новозеландские геологи начали эвакуировать шестерых уцелевших артистов.

— Ну, слава Ктулху, — произнес Харрис, — хотя бы с этими все ОК.

— Не поминай лишний раз Ктулху, — буркнул Олбен и, в очередной раз оглядев панораму, добавил свое обычное, — ни хрена себе, кино…

Кино продолжало сниматься. Сейчас вся группа «Iron Star» плюс «ExEx» снова была в сборе. Оператор Джимми Декстон, рискованно устроившись на башне одного из мини-танков, целился видеокамерой то в одну, то в другую сторону, и выхватывал из общей картины самые броские композиции. Одновременно, он выкрикивал короткие и четкие распоряжения двум каскадерам, и временно приравненным к ним спец-менеджерам.

— …Инге, попробуй забраться на пирамиду и снять руины сгоревших замков.

— …Тедди, сними то, что внутри развалин казармы. Там должно быть впечатляюще.

— …Регги, брось фальшфейер в тот провал у Колизея, и сними, что там внутри.

— …Фокси, возьми огнетушитель. Погасишь огонь, если там что-нибудь загорится.

Как ни странно, Акрополь в основном уцелел. Лишь его крайняя западная треть, где располагались казармы и военно-технические склады, была разрушена полностью, а в остальной части рухнула только стена Колизея, и сгорели два замка, принадлежавшие Грейверу и Шепарду. Охрана в этих замках предпочла не бегство, а сопротивление, и отстреливалась из цокольных этажей, пока залпы «мармеладных пушек» не залили эти импровизированные цитадели жидким огнем. Замки сгорели чрезвычайно быстро: их основная часть (все, что выше цоколя) казалась построенной из камня, а на самом деле состояла из пенобетонных блоков на довольно тонких стальных каркасах. В огне такие конструкции имеют свойство терять жесткость и оседать, превращаясь в смесь песка и щебня. Сейчас на месте двух замков были дымящиеся бесформенные серые кучи.

Киносъемки продолжались. Танкисты с удовольствием позировали, выполняя лихие развороты на маленьких площадях и улицах, и аккуратно, но эффектно тараня своими машинами крепкие на вид, но на проверку — хлипкие остатки стен подсобных зданий, построенных также из пенобетона, и частично обрушившихся от взрывных волн. Тем временем, Регги швырнул осветительный фальшфейер в отверстие, образовавшееся в результате взрыва в стене одной из пристроек Колизея, и приготовился снимать, но… Внезапно изнутри раздался истошный визг, явно человеческий. Фокси, дежурившая с огнетушителем, тут же нырнула в провал. Регги, положив видеокамеру на мостовую, метнулся вслед за ней. Изнутри снова послышался визг, потом какая-то возня, и через полминуты, на улицу были вытолкнуты две девушки — бенгалки, задрапированные в простыни из серой ткани. Оказавшись на улице, обе уселись на мостовую и замерли.

— Ни хрена себе, кино… — выдохнул Олбен.

— Аптечку! — крикнула Фокси, вылезая из провала.

— Эти девчонки родились под счастливой звездой, — добавил Регги, тоже выбираясь на улицу, — будь перекрытие чуть слабее, их бы похоронило в этой клетушке.

— Под не очень счастливой, — возразил подошедший капитан Йовик, — их использовали вместо лошадей на упряжных скачках.

— Что? — тихо переспросил Декстон.

— То самое, — капитан чиркнул спичкой и прикурил сигарету, — запрягали в телегу, и…

— Вот, дерьмо… — буркнул Харри Харрис.

— …Вы бы, — продолжал капитан, — взяли их с собой. Им надо в хорошую клинику, а в Австралии с этим как раз все ОК.

— Олбен! — Харрис тронул пилота за плечо, — в «Lake Buccaneer» поместятся еще двое?

— По весу влезут, — ответил тот, — но кому-то придется сидеть на полу. Кстати: когда мы вылетаем, а?

— Ситуация такова, — сказал Йовик, — Через четверть часа танки поедут обратно в Эссом, чтобы загрузиться на баржу. По графику, через полтора часа они отплывут, а еще через полчаса, Людвиг начнет трезвонить в Джакарту, в главный департамент полиции. За это время вам надо добраться через горы Абоб до Абобема, взлететь и выйти из 12-мильной зоны, чтобы индонезийцы до вас не докопались с вопросами.

— Короче, — подвела итог Фокси, — через четверть часа нам тоже надо двигаться.


…Через полтора часа на западе Долака, от причала на заливе Новеве отошла 15-метровая баржа с четырьмя танками «keisoko». Регги и кэп Глен эмоционально махали руками на прощание. Людвиг Илбридж, лейтенант Вейдар и четверо партизан-танкистов, махали им вслед с берега, а потом баржа скрылась за поворотом залива. Сержант Риксой, командир танкового звена закурил сигарету и произнес:

— Вообще, неплохие машины, но чуть-чуть недодуманные.

— Что в них не так? — быстро спросил Вейдар.

— Тебе кратко объяснить, командир, или как?

— Или как, — ответил лейтенант, — и прямо сейчас, пока никто ничего не забыл. Ты же понимаешь: штаб принял этот дизайн за основу.

— Тогда, — сказал Риксой, — надо рисовать.

— Рисуй, — Вейдар протянул сержанту электронный планшет и повернулся к Людвигу Илбриджу, — извини, у нас необходимое техническое совещание.

— Ясно, — Людвиг кивнул, — разбор поле


убрать рекламу




убрать рекламу



тов, как говорят в бизнесе.

— Точно! — лейтенант улыбнулся, — Кстати, я думаю, это выражение пришло в бизнес из армии. Бизнес, это ведь тоже война, так?

— Приблизительно так, — согласился молодой лорд Эссома, — Ладно. Как я понимаю, мы сейчас займемся каждый своими делами, а встретимся за обедом.

— Точно так. Тебя, наверное, уже ждут в центральной усадьбе.

Еще раз кивнув партизанскому лейтенанту, Людвиг сел за руль джипа, украшенного нелепой «рыцарской эмблемой»: изображением лазурной гарпии и девизом «Sic ego!». Нелепым здесь выглядело абсолютно все, но сейчас не было времени думать об этом. Людвиг вчера вечером пообещал «домашним» вилланам поддержку и защиту, хотя не представлял себе, как реализовать то и другое. Но, как человек, привыкший держать данное слово, он теперь не мог самоустраниться. Попросту говоря, он запутался. Или, точнее, его впутали. Но он понял это слишком поздно… Грубо выругавшись, Людвиг включил мотор, и поехал к усадьбе, до которой отсюда было около трех километров.


В рыцарском зале центральной усадьбы Эссома делили Авалон. На большом круглом столе была расстелена карта, распечатанная, видимо, на широкоформатном плоттере. Вокруг нее в живописном беспорядке стояли кофейные чашечки, вазочки с печеньем. Шаман Конг Ксет, «фотоохотник» Снорк и «полувоенная» Кйер, обсуждали границы земельных владений, активно работая карандашами и канцелярскими резинками.

— Привет, Людвиг! — Снорк крепко пожал руку лорду, — Мы уже прикинули черновой вариант. Оцени.

— Привет всем. Я попробую оценить, но если бы вы мне пояснили…

— …Элементарно! — перебила Кйер, — смотри. В Авалоне есть 17 поместий с примерно одинаковой ценностью. Одно — твой Эссом, который тебе и остается, это понятно. А остальные делим поровну: восемь штук — старым туземцам, восемь — новым туземцам.

— Из соображений политики, мы все туземцы, — пояснил Снорк, — а старыми считаются ребята, которых представляет Конг Ксет. Им отходит дополнительно весь Бембем с Акрополем и аэродромом, и маковые поля. С этими полями еще надо разобраться.

— Индонезийские власти не согласятся на опиум, — пояснил шаман, — да и нам это дело совершенно ни к чему. Народ дони не любит этот наркотик. Еще, Людвиг, я хотел бы поговорить с тобой про лесной бизнес. Ты в этом разбираешься. На землях дони много хорошего леса. Но он просто пропадает. Если ты займешься прореживанием, мы тебе установим очень гуманную цену за разработку, и поможем расширить твою пристань, которая на заливе Новеве. Сейчас это не пристань. А ерунда, ты согласен?

— Да, я согласен. Но у меня есть вопрос по поводу моих фермеров. Их интересы надо учитывать, иначе получится несправедливо. Вся ирригация проведена их руками.

— Фермеры? — удивился Снорк, — ты имеешь в виду, бенгальских рабов? Мы, конечно, освободим их, и поможем им вернуться на родину. Никаких проблем.

Людвиг Илбридж побарабанил пальцами по столу.

— Иначе говоря, вы хотите просто вышвырнуть их с Долака?

— Они здесь чужие, — лаконично припечатал шаман.

— Больше половины из них родились здесь! — возразил Людвиг.

— Нет, — шаман покачал головой, — Они родились на плантациях, в хижинах рабов. Они бенгальские рабы. Пусть они уезжают в свою Бенгалию. Для обработки земли они не нужны. У нас есть фермеры из народа дони и из новых туземцев. Мы сейчас покупаем тракторы и комбайны. Мы сделаем нормальный современный фермерский бизнес.

— Это твое мнение, Конг Ксет… — тут Людвиг сделал паузу, — а я не хочу выгонять из Эссома тех фермеров, которые сами не хотят уезжать. Это мое право, разве не так?

— На хрен они тебе нужны? — спросил Снорк, — От них мало толка, и много проблем.

— Ты солдат, — ответил Людвиг, — а я бизнесмен, и я вижу толк и от этих фермеров и от некоторых справедливых поступков.

— Ну, может быть… — Снорк пожал плечами, — тебе виднее. Делай у себя в Эссоме, как считаешь нужным. Просто, я не понимаю смысла, но это не мое дело.

— Людвиг во многом прав, — спокойно сказала Кйер.

Конг Ксет и Снорк посмотрели на нее с нескрываемым удивлением.

— Людвиг во многом прав, — повторила она, — Вы не присматривались к поколению этих вилланов, родившемуся и выросшему здесь. Они не совсем такие, как вам кажется. На дальних выселках, где рисовые, бататовые и картофельные плантации, не было четкой границы между полем и лесом. Охранники боялись там появляться, и приезжали раз в несколько месяцев, за долей урожая. Знаешь, Конг Ксет, там молодые вилланы уже не очень отличаются от людей дони. Ты можешь сам посмотреть, если не веришь мне.

— Я тебе верю, — сказал шаман, — А если так, то они не чужие, и их нельзя выгонять.

— Сейчас мы все запутаем, — проворчал Снорк.

Это же время. Борт самолета «Grumman-Swan».

Первые полчаса после взлета, Тана Коэн, Туми Морс и сестры Мэгги и Сэлли Дафф сгружали на Флинта и Свэпса все, чего наслушались от четырех туземных партизан-юниоров. Вообще-то юниоры просто выполняли просьбу капитана Йовика, которая формулировалась так: «Если артисты будут спрашивать, что случилось в Авалоне — наплетите им про колдовство». Изобретательности у девчонки и трех мальчишек не хватило, чтобы с ходу изобрести свой сюжет, но оказалось вполне достаточно, чтобы прицепить Ктулху (из известного им сценария) к взрывам на Акрополе. Получалось, примерно, следующее: исчерпав все иные средства борьбы за справедливость, шаман вызвал дух Ктулху. В тему пришлись запомненные образы из фрагмента Лавкрафта, цитировавшегося Харри Харрисом на съемках у дольмена. «Из открывшихся глубин появилось Это, и стало выплескивать свою зеленую, желеобразную безмерность через черный дверной проем в искаженное пространство… Зеленое, липкое порождение звезд пробудилось, чтобы заявить свои права»… К моменту эвакуации, слушатели уже были уверены, что видели в черном небе над Акрополем именно Ктулху, во всей красе…

…Когда красноречие четырех девушек из группы подтанцовки иссякло, Джейсон Бойд слабым голосом попросил чего-нибудь успокаивающего. Свэпс передал ему бортовую аптечку, и через несколько минут, Джейсон, проглотив две таблетки транквилизатора, рухнул в глубокий сон… И чуть не рухнул на пол. Мэгги и Сэлли вовремя успели его подхватить и снова устроить на сидении. Для устойчивости, его прислонили головой к подушке, а подушку — к стенке салона.

— Это было так ужасно, — трагически произнесла юная Вивиен Робинсон, впервые подав голос с момента взлета, — знаете, я и раньше слышала, что в глухих местах, которые не затронуты христианским эгрегором, продолжают действовать древние силы зла.

— Чем-чем не затронуты? — удивленно переспросил пилот Флинт.

— Христианским эгрегором, — повторила она, — Ведь у каждой религии — свой эгрегор.

— Ну… Это очень интересно… — пилот, продолжая держать правую руку на штурвале, нащупал левой рукой сигареты в боковом кармане, — А… Гм… Что такое эгрегор?

— Ты не знаешь? — прекрасные глаза Вивиен расширились, — странно. Ведь, про эгрегор можно прочесть в любом научном журнале. Это энерго-информационное поле.

— Типа, как в Бермудском треугольнике? — предположил Свэпс.

— В Бермудском треугольнике ничего такого нет, — заметил Флинт.

— Откуда ты знаешь? — поинтересовалась Тана Коэн.

— Я там летал, потому и знаю.

— А отчего же по-твоему пропадают корабли и самолеты? — спросила Туми Морс.

— Причин две, — авторитетно сообщил пилот, — частые туманы и пьянство экипажей.

— Пьянство? — Туми почесала в затылке, — Что, и пилоты летают пьяные?

— Если в Кингстоне или в Доминго, перед полетом в Гамильтон пилот хлебнул рома, это ничего страшного, если в меру — ответил он, — но бывают такие болваны, которые перед полетом пыхнут шмали. А ром со шмалью так бьет по мозгам, что и тумана не надо.

Полминуты все были подавлены простотой объяснения, а потом Вивиен спросила:

— Флинт, ты совсем не веришь в сверхъестественные силы?

— Ну… Смотря что называть сверхъестественным. Я лично думаю, что колдовство, это физический феномен. Например, наша команда полгода работает в Папуа, на острове Киваи. Там это очень развито. Вот вам история из жизни, три недели назад, на летном поле болтался один кекс, и стрелял мелочь на пиво. Я его послал нах, а он, гад, навел кость казуара на правый движок гидроплана. И жопа. Не заводится. Хорошо, что Свэпс был рядом. Свэпс в колдовстве разбирается не по-детски.

— Ух ты! — хором воскликнули Сэлли и Мэгги, поворачиваясь к студенту — этническому папуасу, — Ты умеешь колдовать?

— Относительно, — ответил он и, подумав, добавил, — я народные средства знаю.

— Какие? — спросила Туми.

— В данном случае, — сообщил он, — есть такое средство. Я поймал этого кекса, и говорю: «выбирай, одно из двух, Гарри Поттер, хренов: или ты расколдовываешь движок, или я волоку тебя в полицию, и ты схлопочешь штраф по-взрослому, потому что у меня двое свидетелей, что ты наводил кость на наш гидроплан».

— А как оштрафовать за колдовство? — удивилась Тана, — оно же наукой не признано.

— Наукой не признано, но по законам Папуа, если кто-то специально испортил черной магией что-то из вещей, или домашних животных, то платит штраф, а если испортил человека, то до двух лет исправительных работ. Конечно, для суда нужны свидетели и вещественные доказательства, но у нас все это было.

— И что? — спросила Сэлли.

— Ну… — Свэпс пожал плечами, — пришлось ему расколдовывать мотор.

— Э… Хм… И мотор заработал?

— Конечно. Мотор же нормальный. С чего бы ему не работать?

— Как интересно!!! — воскликнула Вивиен, — а приворотное зелье в Папуа бывает?

— Бывает, а как же! — Свэпс энергично кивнул, — но, за это могут набить морду.

— Кстати, правильно, — поддержала Мэгги.

— Свэпс, а ты сам папуас или нет? — поинтересовалась Туми.

— По происхождению да, папуас-меланезиец, — ответил он, — а по гражданству я киви.

Предки переселились в новозеландский Нортленд после мировой войны.

— Но, — добавил Флинт, — Свэпс не теряет связь с корнями, с папуасской культурой.

Вивиен снова сделала большие глаза.

— Но ведь культуру папуасам привезли европейцы, разве нет?

— Европейскую культуру, — ничуть не обидевшись, ответил Свэпс, — привезли, конечно, европейцы. А нашей папуасской культуре более трех тысяч лет. Так говорит наука.

— Ой, извини, я не знала. Просто, я видела, что туземцы немножко дикие…

— Какие они дикие? — возразила Тана, — у меня теперь есть там подруга, ее зовут Луви. Между прочим, не в каждой культурной стране тебя так хорошо примут совершенно незнакомые люди, а уж найти друзей с пол-оборота, это вообще редкость.

— Мм… — Вивиен покраснела и опустила глаза, — да, я сказала ерунду. Просто как-то автоматически подумала… Они ходят почти голые, и…

— …Без галстуков, — ехидно подсказала Сэлли.

— …Зато с оружием, — заметила Туми, — и я их понимаю. Если рядом с твоим поселком обосновались наркомафия, то пушка для тебя важнее штанов и галстука.

— Да, я понимаю, — согласилась Вивиен, — но, черная магия, и шаман, который вызывал зеленого огненного демона Ктулху… Мы ведь едва не погибли из-за этого.

— Мы сами виноваты, — сказала Мэгги, — мы приехали к этим уродам, к наркомафии…

— Да, об этом я не подумала, — Вивиен вздохнула, — вероятно, у этих ребят правильный эгрегор, хотя и языческий. Они так хорошо нас встретили.

— Кстати, верно, — Мэгги повернулась к Сэлли, — сестричка, если ты найдешь автора той статьи, где написано, что туземцы в этих краях злые дикари и людоеды, плюнь в наглую морду этому долбанному расисту.

— Непременно плюну. Мне так стыдно. Я подозревала этих ребят черт знает в чем, а они устроили для нас такую чудесную вечеринку с барбекю.

На этот раз удивился Свэпс.

— Барбекю? Странно. Это не туземный способ.

— Это было не совсем барбекю, — уточнила она, — Мясо не на решетке, а прямо на углях, завернутое в пальмовые листья вместе с овощами. Эти ребята добыли на охоте дикую свинью, и поделились с нами от чистого сердца. Это было так трогательно.

— Дикую свинью? В болоте? — снова удивился новозеландский этнический папуас.

— Нет, — вмешалась Тана, — Это Джейсон подумал, что они добыли дикую свинью, а тот парень, туземец сказал, что это животное вроде свиньи, но местная порода.

— А-а, — сказал он, — наверное, имелась в виду бабирусса.

— Ух! — Тана почесала в затылке. — Первый раз слышу. Что это за зверь?

— Индонезийская плавающая свинья, можно прочесть про нее в энциклопедии, — пояснил Свэпс, понимая, что это слабая гипотеза. Бабирусса на Новой Гвинее почти не водится, а барбекю, вероятно было сделано из другого животного, из породы двуногих смотрящих телевизор… Но, Свэпс промолчал об этом, чтобы не портить девчонкам настроение.

Эпизод-13. Зеленый дракон

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-западная Австралия. Остров Мелв.

Миссис Диана Уагга имела диплом ветеринара и лицензию медика-ассистента, так что Харрис решил для начала показать двух «авалонских девушек» именно ей. Пока «Lake Bucaneer» летел на юго-запад над Арафурским морем, с Долака на остров Мелв, Харрис связался с ней по телефону и попросил подъехать с «кейсом первой помощи» на ВПП каскадерского полигона. Диана Уагга, как женщина очень обстоятельная, приехала не только с кейсом, но еще и с мужем Фредди (на всякий случай) и старшей дочкой Синти (которая лучше всех в семье знала, что к чему у каскадеров). Кроме трех членов семьи Уагга, к ВПП, конечно, подтянулся Марк Поллак («удерживавший позиции фирмы» в период отсутствия остальных коллег)…

За время полета, про двух пациенток выяснилось очень немногое.

Что они сносно говорят на пиджин-инглиш.

Что их зовут Лата и Лила.

Что они родились в поместье лорда Грейвера, канцлера Авалона.

Что им было очень страшно.

Что им нравятся сырные крекеры.

По прибытии, лишь только Диана Уагга увидела два этих испуганных создания, как немедленно объявила:

— Шеф Харри, мы занимаем медпункт, и пусть нам не мешают!

— Нет проблем, Диана, — ответил он, — все в твоем распоряжении.

— Так… — произнесла основательная аборигенка и повернулась к дочке, — Синти, быстро поезжай в поселок к дяде Убундо, виринуну, и пусть даст дикого меда.

— Сколько? — спросила дочка.

— Примерно галлон, — ответила мама, — и обязательно дай ему денег, даже если он будет отказываться, потому что если ты что-то должна виринуну, это не очень хорошо.

— Я понимаю, не маленькая, — сказала Синти, оседлала мотороллер и укатила в поселок нативных аборигенов.

— Так… — Диана повернулась к мужу, — давай, сажай их в машину и едем на медпункт.

— Солнышко, а как их посадить в машину?

— Как угодно, — лаконично сказала она.

— Ладно… — Фредди вздохнул, — извините, девушки, но вам придется поехать с нами.

Фредди, вообще был здоровый дядька, и, с юного возраста работал на ранчо, так что, технически для него не составило особого труда запихнуть два не сопротивляющихся организма, весом чуть больше полцентнера каждый, на заднее сидение ровера.

— Мы поехали! — объявила Диана, садясь на переднее сидение.

— Учти, эти девчонки пока что ввезены контрабандой, — предупредил Харрис.

— Разберемся, — невозмутимо ответила она.

Проводив глазами ровер, кативший к медпункту (до которого было около километра), Харрис повернулся к команде.

— Ну, что, ребята, не поехать ли нам в бар?

— Идея хорошая, — согласился Олбен.

— Что, — спросил Поллак, внимательно рассматривая коллег, — там было так круто?

— Еще круче, чем ты думаешь, — сообщила Инге.

— Слушайте, коллеги, — вмешался Джимми Декстон, — я клятвенно пообещал Фарригану немедленно вылететь на Гавайи. У меня заказано место в самолете «Tiwi Fly» с Мелв в Дарвин, а там заказано место в самолете «Airnorth» из Дарвина в Хило, Гавайи…

— Короче… — Инге похлопала его по плечу, — тебя надо отвезти на аэродром «Tiwi Fly»?

— Да, если не трудно. А я бы потом приехал сюда в отпуск. Тут здорово.

— Еще как, — она кивнула, и хлопнула по плечу Поллака, — Марк, я возьму твою тачку, подброшу Джимми, и приеду в бар через 20 минут. Считайте, что я уже за столом.


В баре на первом этаже маленького отеля «Plaza» на северном берегу, как обычно в это время суток работал бразилец Сократ Лопес.

— Полуденная корпоративная тусовка, а? — сходу спросил он.

— Ты зверски догадлив, — сказал Харрис, — хотя, по смыслу, это совещание.

— О, пресвятая дева! — воскликнул бразилец, — Харри, не надо дурить мне голову, я ведь смотрю тебе в глаза, и читаю в них: «мохито с двойным ромом каждому».

— Мохито с двойным ромом каждому, — согласился босс «ExEx».

— Сократ! — окликнула бармена Фокси, — будь другом, если тебя не затруднит, прочти в моих глазах что-нибудь про закуску.

— Понял… Уже читаю… Прочел…

— Что именно? — спросила она.

— Я просто принесу это, и тебе понравится. А, если у вас, правда, совещание, я могу вам отгородить вон тот угол специальной ширмой. Хорошая вещь, мы недавно купили.

Ширма действительно оказалась кстати: легкая гибкая стенка из какого-то вспененного пластика, отгородила кусок зала у края стойки бара, создав не только визуальную, но и некоторую звуковую изоляцию. А после первого глотка мохито, Поллак потребовал:

— Люди! Ну, рассказывайте уже!

— Сначала ты расскажи, — ответил Харрис, — как получились танки с реальной броней и с настоящими огнеметами?

— Как-как. Регги дал мне лист ТТХ, а я нарисовал дизайн, подобрал подходящие шасси, сделал прототип, а потом объяснил парням с яхтенной верфи, как надо сделать корпус.

— Что, и огнемет для этих танков тоже ты придумал?

— Нет, я попросил Синти поискать в Интернет, и она нашла документацию по старому американскому огнемету для легкого танка. Ничего особенного.

— Хочешь глянуть, что творили твои огнеметные танки на Долаке? — спросил Тедди, и протянул Поллаку свой коммуникатор, — я уже выставил файл, просто нажми «play».

Компьютерный механик молча посмотрел полную видеозапись танковой атаки против охраны маковых плантаций в Эссоме, и вернул Тедди Бруно коммуникатор.

— Вот так дерьмо… Но, мы помогли кому надо, я не ошибаюсь?

— Да. Мы помогли, кому надо, — подтвердила Фокси, — а скажи, Марк, что ты знаешь про топливные бомбы с зеленым огнем? Ты участвовал в этом, или нет?

— Слушай, я даже понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Посмотри еще один клип, — сказал Харрис, и положил на стол портативный ноутбук.

За ширму, тихо, как ниндзя, проскользнула Инге Освар.

— Привет! Где мой коктейль? И что это смотрит Марк?

— Коктейль вот, — Тедди подвинул ей стакан. — А Марк разбирается с зеленым огнем.

— Ага! — Инге сделала глоток, — И что же это такое?

— Странная штука… — произнес Поллак, — по-моему, это зеленый дракон.

— Марк, у тебя которая порция коктейля? — поинтересовалась Инге.

— Первая, — ответил он, — и не смотри на меня, как на идиота. Существует авиационное и ракетное топливо, на сленге называемое «зеленый дракон». Химически это соединение водорода и бора. Оно получается по простой технологии, из недефицитных веществ, и сгорает, выделяя почти вдвое больше энергии, чем керосин. А горит оно ярко-зеленым пламенем. Именно так, как на вашей видеозаписи.

— Я слышал про это топливо, — сказал Олбен Лепски, — Им увлеклись в эпоху Холодной войны и космической гонки. Летучая ядовитая жидкость, похожая на эфир. А в смеси с воздухом «зеленый дракон» самопроизвольно взрывается.

— И насколько сильно? — спросил Харрис.

— Сейчас я посчитаю примерно, — сказал Поллак и его пальцы забегали по клавиатуре.

— Э… — удивился Тедди, — что, в Интернет есть программа для расчета взрывов?

— Конечно, есть. Многие же интересуются. Геологи, террористы, страховые агенты, и обычные хулиганы… Вот, примерно посчитал. Восемнадцать единиц по тротилу.

Харрис расстегнул рубашку и почесал шерсть на груди.

— Объясни по-простому, Марк. Что это значит практически?

— Практически… — Поллак указал пальцем на 4-литровую бочку, гордо стоящую среди вульгарных бутылок, — такая бочка бороводорода взорвется, как стофунтовая бомба.

— А, между прочим, — вмешался бармен, не слушавший разговор, но заметивший жест в сторону бочки, — это «Avalon Rum» крепчайший ром в истории. 92 градуса! Крепче чем знаменитый «River Antoine Royale Grenadian Rum». При этом, он экологически чистый, производится где-то в Новой Гвинее.

— «Avalon Rum» производится в Новой Гвинее? — переспросила Фокси, — А где именно?

— Сейчас скажу… — Сократ взял со стойки яркий листок, — Тут написано: традиционная винокурня Эссом, остров Долак, древний рецепт рыцарей Круглого стола.

— Вот, блин… — выдохнула Инге.

— Что-то не так? — удивился бармен.

— Нет, все ОК, — она улыбнулась и похлопала его по руке, — просто, мы как раз были на Долаке и познакомились с владельцем фермы Эссом, где эта винокурня.

— Вот, здорово! А может, вы и меня с ним познакомите? Я обещаю комиссионные.

— Почему бы и нет… — Инге повернулась к Тедди, — этот Людвиг Илбдридж, по моему, неплохой парень, и он повел себя очень достойно в истории с… Как бы это сказать?

— В мафиозной истории, — припечатал Тедди.

Сократ выразительно поднял брови.

— Ого! К рому прилагается авантюра с пиратами и бандитскими разборками, а?

— Ну, в общем… — начал Тедди, и тут у Харриса зазвонил сотовый телефон.

— Да, — сказал он, прижав к уху трубку.

— …Добрый день, Берген…

— …Помню ли я про станцию Шарко? Ну, конечно, ты же мне говорил…

— …Что?!

— …Я понимаю, что по расстоянию это не так уж далеко, однако само место…

— …Полярная надбавка, это сколько в процентах?…

— …Звучит неплохо, но дьявол сидит в деталях. Трансфер. Жизнеобеспечение.

— …Новый самолет? А с чего такая щедрость?

— …Нет, я не мнительный, но бесплатный сыр бывает только в мышеловке…

— …Нет, я тебе доверяю, но хотелось бы знать больше…

С этими словами, Харрис, продолжая прижимать трубку к уху, встал из-за столика и выдвинулся на улицу.

— По-моему, — сказал Олбен, — речь идет об этой долбанной Антарктиде.

— Заброшенная французская станция Шарко на земле Адели… — произнесла Фокси.

Эпизод-14. Принцип назначения крайних

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Большой Гавайи.

В этот вечер команда Большого Бонго с четырьмя лошадками двинулась к вершине Кохала, а точнее — к экологическому отелю около кальдеры древнего вулкана на высоте полтора километра. В этом симпатичном месте у Ферригана было назначено рандеву. Сценарист Колин Рамсвуд уже дожидался его, поглощая маленькие чашечки кофе в оригинальном кафе на плоской крыше отеля под открытым небом.

— Рад видеть тебя снова, коллега Колин! — объявил Большой Бонго, шлепаясь за столик напротив сценариста и небрежно забрасывая за спину шляпу-сомбреро.

— Добрый вечер, Берген. Я тоже чертовски рад. И я надеюсь, ты объяснишь мне, что за шизоидная свистопляска произошла в Авалоне, и зачем ты просил меня снять большие апартаменты в этом отеле? Мне вообще-то хватило бы и обычных, тем более, я вряд ли задержусь на острове дольше, чем на пару дней.

— Но ты снял эти апартаменты? — уточнил Фарриган.

— Разумеется, поскольку ты меня просил…

— Вот и прекрасно! Тогда я отвечу на твои вопросы последовательно. Первое. Никакого Авалона нет и, никогда не было. Есть древний городок Бембем, столица племени дони. Некоторое время Бембем был захвачен наркоторговцами, которые арендовали на свою оффшорную компанию «Авалон» значительный участок земли на Долаке. Арендовали незаконно, как скоро установит индонезийский суд. Ведь земли традиционных общин туземцев подлежат охране по Сиднейскому международному договору, а номинальная дирекция фирмы «Авалон» на Кайманах уже заявила о своей непричастности ко всем сделкам мафии с землей на Долаке. Сейчас эта дирекция дает показания Интерполу.

— Боюсь, — заметил Рамсвуд, — что скоро мне тоже придется давать показания.

— При правильной игре, тебе не придется этого делать, — сказал Большой Бонго, а затем помахал ладонью бармену, — Будьте добры большую кружку цветочного чая и рюмочку кампари… Нет, чистого кампари. А лед отдельно… Заранее спасибо…

Рамсвуд недоверчиво покрутил головой.

— Я не вижу варианта, при котором от меня не потребуют показаний. Мои подписи имеются практически на всех бумагах по строительству Авалона. И как Авалон стал древним, если он построен всего около двадцати лет назад?

— Колин, забудь Авалон. Не было никакого строительства. В смысле, было, но не там. Понимаешь, всем гораздо удобнее считать, что на Долаке есть древний Бембем.

— Да? А что удобнее считать родственникам четырнадцати погибших лордов? И каково мнение лордов оставшихся в живых? Ты думаешь, им плевать на вложенные деньги?

— Что ты! Конечно, им не наплевать! Двое из них подняли на ноги всех своих адвокатов, чтобы доказать свою непричастность к Авалону, и плантациям опиума, а третий — лорд Людвиг Илбридж, хорошо устроился. Ты можешь прочесть об этом в прессе.

— Про него я уже читал.

— Вот и ОК, — Фарриган кивнул, — А знаешь, Колин, в чем твоя единственная проблема?

— Единственная? — переспросил сценарист.

— Да.

— …И в чем же?

— В том, — сказал Большой Бонго, — что полицейские органы ряда стран, включая США, расследуют отмывание криминальных денег через Авалон. И те подписи, которые ты оставил на бумагах, делают тебя, как говорят в полиции, «фигурантом» этого дела.

— Понятно… — протянул Рамсвуд, — и как велик риск, что меня назначат крайним?

— Это, — ответил Фарриган, — зависит от того, будет ли полиции удобен такой сценарий. Видишь ли, дело весьма скользкое. Несколько десятков человек, включая достаточно крупных бизнесменов, погибли на Долаке, в ходе операции против наркомафии, и для спасения имиджа полиции и спецслужб надо быстро найти виновных и закрыть дело.

— А-а… — Рамсвуд покивал головой, — кажется, я начинаю понимать.

— Отлично, — Большой Бонго выразительным кивком поблагодарил бармена, который принес чайник чая, рюмку кампари и вазочку льда, — …Если ты понимаешь это, то ты, вероятно, понимаешь и то, что крайним назначат самого досягаемого из фигурантов. Следовательно, твоя задача — оказаться сложно досягаемым.

— Уйти в бега? Скрываться? — с подозрением в голосе предположил Рамсвуд.

— Нет! Конечно, нет! Слушай внимательно. Ты пока оставляешь за собой апартаменты, которые ты тут снял. Регги, Джоан, и я поживем несколько дней в этом отеле. С точки зрения офицера, отслеживающего платежи по счетам, все будет выглядеть так, будто в отеле живешь ты. Но оставить апартаменты деловому партнеру, это не криминал.

Большой Бонго отпил капельку кампари из рюмки и подмигнул киносценаристу.

— Так, что ты мне предлагаешь? — спросил тот.

— Ты ведь сносно ездишь на лошади, Колин.

— Да. И что? Я ускачу за край Земли?

— А знаешь, ты почти угадал! Если быть точным, то сейчас вы с Регги сядете на наших чудесных исландских лошадок и поскачете на южный мыс, на аэродром Уполу. Это 25 километров, два часа спокойной езды. Регги с лошадками вернется сюда, а мой пилот, Найгел, ты его знаешь, перебросит тебя через Западную Полинезию на австралийский остров Маккуори. Это полторы тысячи километров к югу от Тасмании.

— Насколько я помню, — заметил Рамсвуд, — остров Маккуори, это жуткая дыра, где отсутствует постоянное население, и где отвратительный субантарктический климат.

— Ты абсолютно прав! — подтвердил Большой Бонго, — но ты не задержишься там, а встретишься с командой «ExEx» Харри Харриса, и вы полетите на съемки фильма по мотивам фантастической повести Александра Шалимова. Шалимов был геологом, и реалистичность деталей в его произведениях довольно высока. Повесть называется «Призраки белого континента». Текст есть в Интернет, но не обязательно точно ему следовать. Сценарий, это твоя компетенция. Мы партнеры, и я не вмешиваюсь.

— Но, белым континентом обычно называют Антарктиду, — встревожился Рамсвуд.

— Да, — Фарриган кивнул, — Вы полетите на Землю Адели в Антарктиде. Это для тебя не бегство, а деловая поездка. На ближайшей пресс-конференции о планах кинокомпании «Iron Star», я сообщу, что наши партнеры, Колин Рамсвуд и Харри Харрис с командой начали натурные съемки уникального фильма в недрах ледников Антарктиды. Я тебя уверяю, никто из офицеров финансовой полиции не захочет ехать за тобой туда.

— В недрах ледников?! — прошептал сценарист.

— Да, — Большой Бонго снова кивнул, — там, в недрах ледников лежит чудовищный 500-километровый кратер. Ты прочтешь повесть Шалимова, и тебе все станет понятно.

Эпизод-15. Требуется летающая тарелка!

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Маккуори. Самая южная точка Австралии.

…И далее на пути к Антарктиде.

Над островом висел обычный для этих мест туман, сквозь который едва проглядывали коричневые вершины скалистых холмов. Футуристическ


убрать рекламу




убрать рекламу



ая сфера (а, точнее — полиэдр) сооружения метеорологической лаборатории, и простой прямоугольный дом — бытовой модуль, похожий на железнодорожный вагон — вот, собственно, и вся научная станция Маккуори. Они были видны более четко, хотя отсюда, с взлетной полосы, уже казались размытыми. Самолет «Cirrus-Busyness-Jet», похожий на красивую яркую пластмассовую игрушку, оторвался от полосы и почти мгновенно исчез в колеблющемся тумане.

— Вот на чем летают продвинутые миллиардеры, — прокомментировал Олбен Лепски.

— Продвинутые миллиардеры? — переспросил механик станции Маккуори, коренастый крепкий парень, типичный австралийский рэднекер по прозвищу Данди-Крокодил, и посмотрел на только что прибывшего Колина Рамсвуда.

— Миллиардер, это не я, — пояснил тот, — Меня подбросил на самолете мой партнер.

— Да, — подтвердила Фокси, — и его партнер действительно продвинутый миллиардер.

— …Но, — напомнил Харрис, — наши рейсы секретные, мы ведь договорились, верно?

— Мое слово тверже алмаза, — сказал Данди и, повернувшись к стоящему около полосы самолету «Sea-Grizzly» добавил, — по мне, вот это и дешевле на порядок, и лучше.

— А кстати, — вмешалась Инге, — чем «Sea-Grizzly» отличается от «Lake Buccaneer», на котором мы всегда летали? На вид такая же амфибия с пропеллером над кабиной.

— Но выглядит солиднее, верно? — с легкой иронией ответил Олбен.

— Да, но я не соображу, почему.

— Добротная военно-патрульная модель для заполярья, вот почему! — и пилот ударил кулаком по обшивке фюзеляжа, — реальная дюраль.

— Зискам, — поправил механик, — другой сплав. А дюралем его называют по традиции.

— Ты и по металлургии спец? — удивился Тедди.

— Я по всему спец, потому что кроме меня тут одни ученые и еще девчонки, которые, считаются лаборантками… Ну, вы меня поняли. И есть сезонные рабочие, у них руки растут из задницы. Получается, что я тут и механик, и инженер, и много чего еще. А самолет у вас реально-правильный. Ну, вы летите, или по кружке чая с виски?

— Спасибо, Данди, — Харрис хлопнул механика по плечу, — мы бы с удовольствием с тобой выпили виски и с чаем и без чая, но… График. Окно по погоде на Земле Адели узкое.

— Да, — механик кивнул, — климат там эксклюзивное говно. Надо лететь, пока метеорологи дают чистое небо.

— Ну, поехали, — подвел итог Олбен Лепски.


Остров Маккуори провалился вниз, и исчез под призрачным одеялом тумана. А потом, туман под крыльями сменился серым однообразным полотном Антарктического океана. Самолет набрал высоту и в кабину плеснул ослепительно-золотой солнечный свет. Как обычно бывает при взлете в условиях плохой видимости, до этого момента все молчали, но, как только появилось солнце, возникло и желание поболтать.

— Слушайте, — произнес Рамсвуд, — а на Земле Адели действительно погода такое… Э…

— …Говно, — припечатал Тедди.

— Погода, как погода, — возразила Фокси, — сейчас там, кстати, антарктическая весна, и, фактически, начался полярный день. Ночью солнце еще скрывается за горизонтом, но темноты уже нет. А температура в полдень может даже превышать ноль Цельсия.

— Темноты нет? — переспросил сценарист, — Значит, исходный текст «Призраков белого континента» вообще не годится для экранизации. Там много эпизодов в темную ночь.

— И что мы будем делать? — с легкой тревогой спросила Инге.

— Все нормально, — успокоил ее Харрис, — У нас ведь не экранизация книги, а фильм по мотивам антарктической фантастики Александра Шалимова.

— А сценарий-то есть? — полюбопытствовала она, повернувшись к Рамсвуду.

— Я постепенно двигаюсь в этом направлении, — он похлопал ладонью по ноутбуку, уже извлеченному из сумки, но еще не включенному.

— А про что вообще эта книга? — полюбопытствовал Олбен Лепски.

Сценарист снова похлопал ладонью по крышке ноутбука.

— Фабула такова. Американо-французский персонал небольшой станции занимается разведкой залежей урана. В процессе работы, они сначала обнаруживают, что некие загадочные существа по ночам бродят вокруг станции и светятся в темноте. Существа похожи на йети, гималайских снежных людей.

— Это, — перебила Инге, — такие черные, мохнатые, ростом с баскетболиста?

— Да. Йети могут оказаться прямоходящей разновидностью горной гориллы, но ученые считают, что, скорее всего, йети существуют лишь в сказках. А в книге, эти существа реальны и, как я уже сказал, светятся в темноте.

— Ага, — Инге кивнула. — Типа, как собака Баскервилей, так?

— Примерно так, — подтвердил Рамсвуд, — но механизм другой. Они светятся из-за некой особой формы электрического разряда. Потом, персонал станции обнаруживает очень древние горные выработки, лабиринт туннелей, пробитых сто веков лет назад, еще до оледенения Антарктиды… Несколько парней из персонала устраивают засаду на йети, стреляют в него, он в ответ стреляет электрическим разрядом… А в итоге выясняется следующее: эти существа, вовсе не йети, а инопланетяне с Плутона. Они прилетают на Землю за урановой рудой уже несколько тысяч лет… Дальше, финал в обычном стиле фантастических новелл о первом контакте.

— Декорации хорошие, но фабула не тянет, — сделал вывод Харрис.

— Да, — сценарист кивнул, — и Берген Фарриган того же мнения. Он не сказал прямо, но намекнул, что сюжет можно усилить за счет чудовищного 500-километрового кратера, расположенного в недрах ледников, к западу от станции Шарко.

Фокси Рорх выразительно щелкнула пальцами и достала свой коммуникатор.

— Сейчас посмотрим… Так… Вот, это есть в сети: «Кратер Земли Уилкса: геологическое образование под ледяным щитом Антарктиды, 70 градусов Ю.Ш., 120 В.Д., и имеющее диаметр около 500 км. Предполагается, что это гигантский метеоритный кратер. В 2006 группой под руководством Ральфа фон Фрезе и Лэрэми Поттса по данным измерений гравитационного поля Земли спутниками GRACE был обнаружен массовый концентрат диаметром около 300 км, вокруг которого, по данным радиолокации, находится большая кольцевая структура, характерная для ударных кратеров. Если это ударный кратер, то создавший его метеорит был в 6 раз больше метеорита, создавшего кратер Чиксулуб, который, видимо, вызвал вымирание динозавров 65 млн. лет назад. Есть гипотеза, что метеорит Уилкса вызвал пермское вымирание 250 млн. лет назад».

— А кто вымер четверть миллиарда лет назад? — поинтересовался Олбен.

— Сейчас… Вот, я читаю: «Пермское вымирание: величайшая катастрофа биосферы в истории Земли, которая уничтожила 96 процентов всех морских видов и 70 процентов наземных видов позвоночных. Катастрофа стала единственным известным массовым вымиранием насекомых».

— Если даже мухи дохли, то это серьезно, — проворчал Харрис, — но как создать из этого хороший сюжет? Вот в чем вопрос…

— Так Ктулху же! — воскликнула Фокси.

— Что — Ктулху? — удивился он.

— Харри! — она энергично пихнула его ладонью в плечо, — Вспомни! У Лавкрафта в серии мифов Ктулху есть роман «Хребты Безумия». Там один из городов Ктулху находится в Трансантарктических горах. Это меньше тысячи км к юго-востоку от станции Шарко.

Колин Рамсвуд схватился за голову.

— О, боги! Только не Ктулху!

— Колин, а вдруг это судьба? — вкрадчиво спросила Инге.

— Слушайте! — Фокси снова щелкнула пальцами, — Все одно к одному. В ближайшей от станции Шарко зоне Трансантарктических горах в 1991-м году найдены динозавры!

— Что за бред!? — воскликнул Рамсвуд.

— Колин, не нервничай, — она протянула ему свой коммуникатор, — Статья из серьезного палеонтологического журнала. Криолофозавр Элиота обитал в Трансантарктических…

— Стоп, Фокси! Стоп! Я не хочу больше зеленых древних монстров!

С этими словами, сценарист включил свой ноутбук, и принялся лихорадочно работать клавиатурой и мышкой.

— Фокси, покажи динозавра, — потребовал Тедди.

— Вот, смотри, — она протянула ему коммуникатор.

— Ну… — произнес каскадер, глядя на 3D реконструкцию, — по-моему, красавчик.

— Дай сюда, — Инге отобрала у него коммуникатор, — Ух, какой классный! У него хаер, натурально, как у панка! Слушайте, разве у динозавров были волосы?

— По-моему, — заметил Харрис, глядя через ее плечо, — Это гребень, как у крокодила.

— Да? — с сомнением произнесла она, — А по-моему, это больше похоже на хаер.

— Просто, художник-реконструктор — панк по убеждениям, — предположила Фокси.

— Динозавры — панки… — проворчал Олбен из-за штурвала, — куда катится мир?

— Я нашел! — тихим, но радостным голосом произнес Рамсвуд.

— Что? — спросила Фокси.

— Нацистская секретная база-211 «Оазис». Она построена в Антарктиде обществом «Аненербе» в конце войны. Туда вывезено производство дисковидных летательных аппаратов, и туда же весной 1945-го эвакуировалась верхушка нацистской партии.

— Не понимаю, — Инге пожала плечами, — нацисты, по-твоему, лучше, чем динозавры?

— Нет, не лучше, но мне кажется, с ними сюжет получится более динамичным.

— А светящийся йети? — спросила она, — Если фильм по мотивам Шалимова, то…

— Йети предусмотрен! — перебил сценарист, — Это результат нацистских генетических экспериментов по воссозданию высшей древней сверхчеловеческой расы! Слушайте: нацистские подводники в 1943-м обнаружили глубоко подо льдом теплые озера, над которыми существовали большие воздушные емкости. Это идеальное укрытие! Там продолжает существовать нацистское общество, состоящее из светящихся йети!

Олбен Лепски шумно выдохнул и почесал в затылке.

— Ну, ты крут, Колин! За три минуты сочинить такую крезу. Лавкрафт отдыхает…

— Ты не понял, Олбен! Я присочинил только йети, поскольку Инге настаивала, и она, вероятно, права. А все остальное я прочел на сайте «Secret files of WW-2», и авторы материала утверждают, что это реальные исторические данные.

— Блин… — искренне удивился пилот, — это сколько же ганджубаса надо выкурить?

— Ау, — Фокси похлопала Инге по плечу, — Ты уже насмотрелась на криолофозавра?

— Ага, — Инге улыбнулась, кивнула и возвратила ей коммуникатор.

— Так… — Фокси пощелкала по сенсорному экрану, — …Теплые озера подо льдом… Я обалдеваю! Это правда! Таких озер около четырехсот. Самое большое из них — озеро Восток, 1000 км западнее станции Шарко, по другую сторону кратера Уилкса. Это не озеро, а море 250 на 50 км. Но до него не добраться, над ним четыре километра льда.

— А поближе к Шарко что-нибудь такое есть? — спросил Харрис.

— Да. Тут пишут, что такие озера есть везде, где толщина ледяного щита более двух км. Станция Шарко стоит на высоте 2400 метров, все ОК.

— …Все ОК, — отозвался пилот, глядя на экран бортового компьютера, — если не считать такой мелочи, как ветер 15 метров в секунду на посадочной площадке.

— А мы сядем при таком ветре? — спросил Рамсвуд.

— Сядем, куда же мы денемся? — ответил Олбен и жизнерадостно заржал.

Сценарист тяжело вздохнул и поморщился. Фокси дружески похлопала его по плечу.

— Все нормально, Колин. Континентальную область Земли Адели называют полюсом ветров, там такой ветер — норма. Это стоковый ветер. Холодный тяжелый воздух, как жидкость, стекает по леднику с Антарктического купола. Когда нет порывов, садиться против ветра можно, и Олбен двадцать раз это делал на компьютерном тренажере с 3D моделью станции Шарко. Не напрягайся.

— Я не напрягаюсь. Я работаю. Вот, я нашел хорошую любительскую компиляцию по материалам о базе-211 «Оазис». Читаю: «По официальной версии, Третий Рейх занялся Антарктидой, чтобы построить там базы для охраны своих китобойных флотилий. Но по другой версии, в ходе экспедиций в Гималаи, нацисты нашли древние манускрипты, где говорилось о подледных оазисах в континентальной Антарктиде. В таких оазисах, или полостях над поверхностью теплых геотермальных озер, сохранились артефакты некой древней высокоразвитой цивилизации (по одним данным — плацдарм инопланетян, а по другим — колония исчезнувшей Атлантиды или Лемурии). В конце 1930-х, субмарины адмирала Деница нашли тайный проход во льдах, и попали внутрь оазисов. По данным одних неофициальных историков, нацисты построили там свою колонию, использовав технологии старых хозяев (т. н. „Великих Древних“). По другой, они встретили самих „Великих Древних“, и вступили с ними в партнерство, действующее до сих пор. Особо подчеркивается, что нацистам стала доступна технология производства дисковидных летательных аппаратов (т. н. „виманы“ или „летающие тарелки“). Эти аппараты могут стартовать через шахты, пробитые в ледниках. Большинство неофициальных историков считают, что база-211 расположена на Земле Королевы Мод (в атлантическом секторе Антарктиды, т. н. „район Новая Швабия“). Другие утверждают, что указание на Новую Швабию, это спланированная дезинформация, а база-211 находится в другом секторе Антарктиды: в континентальной зоне Земли Уилкса, в пещерах огромного подледного озера Виктория. Есть также версии, что база-211 размещена под одним из грандиозных ледников, ближайших к Трансантарктическим горам. Это может быть либо шельфовый ледник Росса, либо континентальный ледник на Земле Адели».

— Ура! — Инге хлопнула в ладоши, — Станция на Земле Адели есть в призовом списке!

— А «Великие Древние», это из «Мифов Ктулху» Лавкрафта, — заметила Фокси.

Колин Рамсвуд выразительно закрыл уши ладонями..

— Почему опять Ктулху? Давайте гуманно остановимся на древних лемурийцах!

— Ладно-ладно, — Фокси снова похлопала его по плечу, — давай, я тебе прочту нечто в продолжение этой компиляции, конкретно о станции Шарко. Я только что нашла…

— И что? — насторожился он.

— Вот, — она резко выдохнула и быстро прочла: «Державы Антигитлеровской Коалиции начали охоту за секретами „летающих тарелок Третьего Рейха“ еще во время войны, и продолжают эту охоту по сей день. Чем дальше в прошлое уходит война, тем плотнее завеса тайны над этой сомнительной деятельностью. Но, отдельные факты становятся достоянием общественности. В связи с „кризисным“ сокращением финансирования французской экологической программы в Антарктике, доктор Геллет Валь предложил обратить внимание на странность: Франция имеет субантарктические владения Крозе — Кергелен в секторе 50-го — 80-го градуса Восточной долготы, но вместо того, чтобы заявлять претензии на соответствующий берег Белого Континента (Восточная Земля Королевы Мод), заявляет претензии на Землю Адели, в секторе 136-го — 142-го градуса, напротив Австралийской Тасмании. Где логика? Почему правительство Франции так иррационально стремиться именно туда, бросив станции Порт-Оикон и Порт-Шарко, построенные в начале XX века напротив Кергелена? Почему в 1950-е годы эти пункты закрываются, а взамен строятся три станции на Земле Адели: Дюмон Дюрвиль и Порт-Мартен — рядом друг с другом на берегу, и Шарко — в 320 км к югу, на ледовом щите? Станция Порт-Мартен была неудачно спроектирована, и сгорела через два года после открытия. Станция Шарко была размещена в зоне с такими сильными ветрами, что ее построили, в основном заглубленной под снег, но через три года ее все равно пришлось закрыть. В 2005-м правительство создает станцию Конкордия, совместно с Италией, и опять в том же районе, в 500 км к юго-западу от неудачной станции Шарко. Возможно, пресс-служба правительства лукавила, опровергая якобы „безосновательные“ слухи о поисках реки Кассандра, текущей под ледниками из озер центра Антарктиды в океан у берега Адели? Если это снова тема летающих тарелок, то пусть нам скажут прямо».

Наступила тишина, нарушаемая лишь гудением пропеллера над салоном. Потом Тедди громко хмыкнул и произнес:

— Похоже, эта станция Шарко — эксклюзивное говно, как выражается Данди-Крокодил.

— Ну, нам же там не зимовать, — отозвался Харрис.

— Послушайте, коллеги! — Рамсвуд опять похлопал ладонью по своему ноутбуку, — Нам нужны: летающая тарелка, и глубинный сканер для поиска озер подо льдом.

— Летающая тарелка, глубинный сканер, только и всего? — иронично отозвался Олбен.

— Это для начала, — уточнил сценарист, — и желательно, получить все это через декаду.

Эпизод-16. Экстренная ловля Пегаса

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Мелв. Австралия.

Земля Адели. Антарктида.

Пикник в первобытном стиле, но с кое-какой ненавязчивой современной техникой, это здорово! На каменистом берегу дельты Перл-Гимпи нет благоустройства, но зато нет и туристов. Кроме того, это — традиционное место рыбалки семьи Уагга. Семья была в полном составе: Фредди с Дианой, их дочь Синти и сын Элвис, мальчишка начального школьного возраста. Плюс, двое друзей семьи: компьютерный механик Марк Поллак и капитан Глен Таккер. Плюс, две девушки — Лата и Лила, этнические бенгалки с Долака, круглолицые плотно сложенные, похожие друг на друга. Когда они сидели рядом, как сейчас, можно было заметить, что Лата чуть выше, а Лила чуть грациознее. В данный момент, Диана Уагга в очередной раз осматривала спины обеих девушек, со следами многократных травм, причиненных хлыстами «жокеев» при скачках в Колизее.

Кэп Глен прикурил керамическую трубку, толкнул Поллака плечом и проворчал.

— Ну, ты осознаешь, что мы правильно кое-кого в Авалоне помножили на ноль?

— Теоретически, да, осознаю, — ответил тот, — но как-то это все очень жестко.

— По-моему, — заметил Фредди Уагга, раскладывая на решетке над углями только что выловленную и выпотрошенную рыбу, — у тебя, Марк, избыток философии в голове.

— Просто, я по убеждениям гуманист, — ответил тот.

— Я знаю. И, если бы все были с твоими убеждениями, то никого бы не приходилось умножать на ноль. Это логика, а логика надежнее, чем философия.

— Про что это вы такое говорите? — заинтересовался Элвис, подойдя со спиннингом и очередной пойманной рыбиной.

— Про кино, — нахально наврала Синти.

— Что про него говорить? — удивился мальчишка, — его только снимать интересно.

— А смотреть разве неинтересно? — спросил Поллак.

— Ну… — Элвис почесал макушку, — иногда да, но снимать, все же, интереснее.

— Активная жизненная позиция, — одобрил кэп Глен Таккер.

Тут Поллак собирался выстроить несколько возражений, просто ради риторики, но зазвонил его сотовый телефон, и пришлось отвлечься. А Диана Уагга, тем временем, завершила осмотр и обе бенгалки побежали плескаться на мелководье. Сама Диана подошла к пункту приготовления рыбы, и придирчиво осмотрела угли и решетку.

— Эй, Фредди, смотри, как бы рыба не подгорела.

— У меня никогда не подгорает, — заметил он.

— Это потому, — авторитетно пояснила жена, — что я всегда тебе напоминаю.

— Ну, конечно. Да. Как это я не сообразил…

— Диана, — окликнул Таккер, — а как ты решила вопрос с властями по поводу…?

— …По поду девчонок? — договорила она, — очень просто. Они написали заявления о просьбе политического убежища. Они ведь этнические мэбэре.

— Какие они мэбэре? — удивился капитан, — ведь мэбэре — автралоидное племя, а…

— …Ты крутой этнограф? — перебила Диана.

— Я просто имею в виду, что эти наши девушки происходят с Индостана.

— Нет. Они родились на Долаке, в деревне, значит, они туземки, а на Долаке всего два туземных племени: папуасы — дони и австралоиды — мэбэре. Лата и Лила — не дони, и следовательно, они — мэбэре. А мэбэре — это родичи уагга. Уагга, это наше племя, мы аборигены Северо-Западной территории, и у нас здесь есть права, понимаешь?

— Понимаю. Тебе адвокат так подсказал?

— Конечно, — она кивнула, — В любом толковом аборигенном племени есть адвокат, а в нашем племени здесь, на Мелв, целых четыре адвоката, своих, родичей, понимаешь?

— Понимаю.

— Вот, — продолжила Диана, — а пока будет идти переписка с департаментом миграции в Канберре, Лата и Лила, с разрешения шефа локальной полиции, поживут у нас, раз мы родичи. Они хорошие девчонки, но без образования. Это ни к черту не годится, и я это исправлю. Кстати, Глен, а как твой новый знакомый решает это на Долаке?

— Ты имеешь в виду Людвига? — уточнил капитан.

— Ну, — Диана кивнула, — Только не говори мне, что он еще не думал об этом.

— Гм… Вероятно, ты права, он думал, но я просто у него не спрашивал и не в курсе.

— Что? — удивилась она, — Ты даже не спросил у него о таком интересном деле?

— Я как-то не сообразил, что это может быть интересным.

— Пф! — Диана всплеснула руками, — Как можно быть таким нелюбознательным!?

Глен повернулся к подошедшему Поллаку и сообщил:

— У Дианы пора великих дел. Она решает глобальную задачу просвещения молодежи.

— Эх… — произнес компьютерный механик, — мне бы ваши проблемы… Блин…

— Харри звонил? — поинтересовалась Синти.

— Да.

— Wow! Круто! Я угадала. И что он хочет?

— Он хочет гидрогеологический глубинный сканер.

— Гидрогеологические сканеры продаются в интернет-магазине для фермеров, — заметил Фредди, — я там купил, когда мы искали артезианскую воду родичам в Арнемленде.

— А на какую глубину он работает? — спросил Поллак.

— Двести метров. Неплохо, правда?

— Неплохо, Фредди. Но Харрису нужен сканер для глубины почти три километра.

— Я знаю, где взять, — объявил Таккер, — На острове Киваи у Барби, тети Людвига.

— Э-э… Того Людвига, который…?

— …Да, — подтвердил капитан, — он, кстати, тоже хотел познакомиться с выдающимся танковым киноинженером. Получается, что вам с ним прямой резон встретиться.

— «Танковый киноинженер», это звучит серьезно, — оценил Поллак, и продолжил, — если сканер нам продаст тетка Людвига, то остается еще второй пункт. Летающая тарелка.

— Летающая тарелка? — переспросил самый младший Уагга, — но их же сколько угодно продается в спортивном магазине. Тоже мне, проблема!

— Нет, Элвис. Нужна не та футовая игрушка, фрисби-диск, а примерно такая, какую ты можешь увидеть у инопланетян в кино.

— Слушай, Марк, — вмешалась Синти, — трехметровую инопланетную летающую тарелку можно купить за сто килобаксов в «Moller International», Девис-таун, Калифорния.

— Знаешь, крошка, — ответил он, — это был бы выход, если бы не несколько «но»…

Компьютерный механик поднял вверх растопыренную левую ладонь, и начал загибать пальцы, перечисляя возражения.

— …Первое: этот трехметровый дуршлаг с восемью вентиляторами в дырках по ободу, и стеклянным колпаком в центре, мелькает по TV с 1970-го года, и уже утомил зрителя.

— …Второе: он поднимается только на высоту два человеческих роста, и там есть реле-ограничитель, поскольку устойчивый полет этой штуки возможен лишь на воздушной подушке над грунтом. Это для игр в парке при хорошей погоде, а не в Антарктиде.

— …Третье: «Moller International» не продает эти тарелки, а строит на заказ, за месяц, а Харрису нужна инопланетная тарелка через декаду.

— …Четвертое: Цена заряжена в несколько раз, это несправедливо и негуманно.

— …Пятое, если уж брать за ориентир цену сто килобаксов, то лучше, если эти деньги достанутся, в основном, нашей команде, а не какому-то дяде в Калифорнии.

Синти сосредоточенно поскребла ногтями свое колено и резюмировала:

— Короче: летающую тарелку мы будем делать сами?

— Да. Так что, крошка, тебе задание: быстро найти в Интернете, откуда растут ноги у современных летающих тарелок, включая и тарелку «Moller International».

— Быстро, это сегодня? — спросила она.

— Нет, — он покачал головой, — Быстро, это вчера.

— Понятно, — отозвалась юная аборигенка, предвидевшая примерно такой ответ, и без промедлений, вытащила из сумки ноутбук. Нельзя сказать, что она с головой ушла в работу. Пикник продолжался, и Синти в нем активно участвовала, тем более, что рыба получилась вкусная, а погода стояла просто замечательная. Прошло часа два, и юная аборигенка, очередной раз глянув на результаты поиска в «googol», вскинула руки над головой жестом победителя Олимпийских игр.

— Что там? — живо поинтересовался Поллак.

— Там папа всех летающих тарелок, — объявила она, — называется «Kugelblitz». Есть даже чертежи для сборки в домашних условиях.

— Что, правда?… — компьютерный механик придвинулся к ноутбуку… — А… Ну, это же авиамодель размером с ту же игрушку «фрисби»!

— А ты хотел вообще все сразу? — надулась Синти, — где мое «спасибо», я уж не говорю о восторженном поцелуе, хотя настоящий джентльмен на твоем месте…

— Синти, сейчас ты получишь по уху, — предупредила Диана.

— Но, мама! Я только имела в виду, что нашла главную идею, правда, Марк? А с простой технической работой, я думаю, ты справишься сам, но если что, зови меня.

— Ну, ты вообще!!! — возмутился Поллак. А юная аборигенка выразительно показала ему язык, вытащила из сумки мячик.

— Я буду учить Лилу и Лату играть в пляжный футбол.


А тем временем, «Sea Grizzly» произвел успешную посадку на ледниковой площадке в континентальной области Земли Адели, в точке с координатами примерно 69 градусов Южной широты, 139 градусов Восточной долготы. Небольшой самолет с жутковатым визгом прокатился по заснеженному льду, работая движком на реверс и, как казалось, почти уткнулся носом в торцевую стену ангара антарктической станции «Шарко».

— Блин!.. — выдохнула Фокси, — Еще секунда и мы бы врезались.

— Я затормозил с запасом почти метр, — невозмутимо ответил Олбен Лепски, — а сейчас, пожалуйста, очень быстро выходите и открывайте двери ангара. Самолет надо закатить внутрь, иначе он действительно врежется, потому что ветер…

…Ветер, мчащийся с антарктического купола, обжигал морозом и царапал кожу очень мелкими и острыми кусочками льда (язык не поворачивался назвать это снежинками). Толстые комбинезоны, сапоги и рукавицы хорошо защищали от мороза, но без масок находиться под открытым небом было тяжело. Все пожалели, что не воспользовались непривычными вязаными «намордниками». Впрочем, все обошлось. Топливо из трех небольших бочек было перелито в фидер электрогенератора…

— Я надеюсь, французы сделали предпродажную подготовку, — сказал Олбен, и ткнул кнопку на пульте (послышалось негромкое монотонное урчание), — …Так! Я хочу всех поздравить: машина Стирлинга работает.

— А где здесь водопровод и отопление? — спросил Колин Рамсвуд.

— Отопление электрическое, — сообщил Харрис, — Вот, видишь, у меня есть чертеж этой станции, — А вода снаружи. Тут миллиарды тонн экологически чистой воды, но твердой. Давайте, соберем несколько центнеров и загрузим в цистерну. Цистерна за стеной той кухни, которая в жилом блоке. И там, за кухней есть еще русская баня любительской постройки. Кто-нибудь умеет пользоваться русской баней?

— Наверное, можно найти инструкцию в Интернете, — заметила Инге.

— Давайте пока займемся первоочередными мероприятиями, — предложил Тедди.

Первоочередные мероприятия заняли около часа. А потом…

— Мы сделали это! — произнес Колин Рамсвуд, когда все шестеро перешли в жилой блок — квадратный сарай из толстых бревен, вкопанный в снег по самую крышу. На крыше было предусмотрено нечто наподобие мансарды с остеклением по типу смотрового фонаря. В мансарду можно было попасть по трапу из кухонного уголка основного этажа. К кухне примыкала мойка с душевой кабинкой. Все остальное место на основном этаже занимал спальный кубрик с тремя двухъярусными армейскими койками.

— А наверху, вроде, кают-компания, — сообщил Тедди, поднявшись в мансарду и попинав поочередно фанерный стол, четыре стула и два больших ящика флотского образца. Правда, я думаю, что здесь при любом нагреве внизу, все равно будет прохладно.

— Радуйся, если внизу будет тепло, — отозвался Олбен.

— Ладно, — сказала Фокси, — я буду варить кофе, если он есть и если я его найду.

— Я уже нашла, — сообщила Инге, успевшая порыться в буфете, — а вообще, с продуктами питания тут спартанский стиль. Консервы. Макароны. Рис. Сахар. Соль. Чай. Кофе.

— Как-то грустно… — произнес Рамсвуд.

— Для веселья у нас есть авалонский ром, — утешил его Харрис и, вытащив из кармана пуховика распечатку с текстом, поднялся в мансарду.

«С вершины плато открылся вид на много десятков километров вокруг. На северо-западе совсем низко над снеговым горизонтом висело неяркое оранжевое солнце. Густая синяя тень уже легла в долине. На юге за снеговыми волнами бескрайних белых увалов виднелись скалистые зубцы далекой горной цепи. Над ними в темнеющем небе висели вереницы радуг. Вихрь, летящий из глубин континента, уже поднял там в воздух мириады мельчайших снеговых кристаллов. Они преломляли солнечные лучи, образуя радужные пояса и своды»…

Харрис дочитал абзац, положил распечатку «Призраков белого континента» Александра Шалимова на стол, затем придирчиво посмотрела сквозь плексиглас обзорного фонаря на окружающую реальность, и вынес вердикт:

— Похоже.

— Ага, — согласилась Фокси, — Насчет вихря, это точно. Метеорологи обещают к вечеру пургу. Я чувствую, нам предстоит несколько веселых деньков в жанре апокалипсиса.

— Эй, — отозвался из кубрика Колин Рамсвуд, — почему ты уверена, что все так страшно?

— В энциклопедии написано, — ответила Фокси, — тут уж если пурга, так пурга.

— Энциклопедии всегда драматизируют, — возразил он.

— Я поболтал со знакомыми парнями-полярниками, — сообщил Олбен, — и они мне очень популярно объяснили, что энциклопедия врет.

— Я об этом и говорю, — согласился сценарист.

— Нет, ты не понял, — ответил ему пилот, — парни говорят: здесь все гораздо хуже, и это вообще не описать словами. Ветер полста метров в секунду, это не шутка.

— Похоже, дело дрянь, — печально произнес Тедди, наблюдая, как за прозрачной стенкой обзорного фонаря на ландшафт постепенно наползает все более густой туман.

…Антарктиче


убрать рекламу




убрать рекламу



ская пурга налетела на станцию Шарко ближе к ночи, когда солнце почти скрылось за горизонтом. Пару часов «кино-полярники» пили чай на кухне, слушая вой ветра за стенами, лениво болтая о политике и иногда поднимаясь в мансарду, и глядя сквозь стекло обзорного фонаря на плотную круговерть ледяной крупы. Потом, когда свежие политические темы (почерпнутые за чаем из TV-новостей) были исчерпаны, все расползлись по койкам, и провалились в сон. Проспали они почти до полудня. Снаружи продолжалась пурга, и вид за стеклом был почти такой же, как ночью, разве что, фон не темно-серый, а светло-серый.

— Делать не хрен, — сделал вывод Олбен Лепски, посмотрев на эту картину.

— Почему же? — возразил Харрис, — у нас гора всяких дел. Надо распаковать эквипмент, и проверить, все ли там работает, а Колин, как я думаю, собирается родить сценарий.

— Проклятье… — буркнул Рамсвуд, — если бы это было так просто: собрался и сделал. Но, дьявол меня побери, это более тонкое занятие, чем натаскать снега в цистерну. Сначала требуется поймать Пегаса, как говорили древние эллины.

— Может, чашечка рома поможет делу? — предположила Фокси.

Сценарист покачал головой и погрозил ей пальцем.

— Фокси, ты толкаешь меня на риск. Большинство из тех моих собратьев по профессии, которые стали искать Пегаса в бочке с алкоголем, спились с изумительной скоростью.

— Но, мэтр, они занимались этим не на станции в континентальной Антарктиде.

— Гм… Тут ты права. Но, что это принципиально меняет?

— Выражаясь по науке, психологическая атмосфера другая, — ответила она.

— Точно! — вмешался Олбен, — мы тут в экстремальной зоне. Конечно, это не война, но сходство есть. А на войне хлопнешь полстакана спирта, и никакого отупения, а совсем наоборот: полная ясность в голове. Как будто мозги стекленеют.

— Может, вы подмешивали кокаин в спирт? — подозрительно спросил сценарист.

— Нет. Откуда бы у нас там взялся кокаин?

— Не знаю, мало ли откуда… — Рамсвуд передернул плечами, — Но, вы меня убедили. Я попробую. Только все должно быть экстремально. Я надену пуховик, возьму ноутбук, устроюсь в мансарде, и буду ловить алкогольного Пегаса там.

— Тогда, — сказала Фокси, — я сделаю тебе грог. Это ром с горячим сладким чаем.

— Спасибо! — он улыбнулся, — Ты настоящий друг. Вообще, ребята, мне кажется, у нас получится все… И даже больше.

— Это наша работа, сэр! — с пафосом отреагировал Олбен.

— В смысле? — не понял Рамсвуд.

— Наша работа: делать все и даже больше, — с серьезным видом пояснил пилот.

— Хорошо сказано, — одобрил Харрис, — значит, план такой: девушки создают завтрак, включая грог. Колин отправляется в мансарду рожать сценарий про йети и нацистов в Антарктиде. Остальные парни во главе со мной идут в ангар разгружать наше добро.


Сюрпризы в процессе инвентаризации следовали один за другим. Когда Инге и Фокси, зашли в ангар, чтобы торжественно пригласить «грузчиков» на первый антарктический завтрак, все эти сюрпризы уже были отделены от приличной кучи понятных вещей и выставлены в шеренгу. Получилось что-то вроде экспозиции:

* Круглый белый надувной спасательный плот, не меньше, чем на дюжину человек.

* Большой пластиковый кейс с надписью «Полярный горно-спасательный комплект».

* Картонный ящик с наклейкой «Расхитители гробниц» — по сериалу «Лара Крофт».

* Два предмета, похожих на ручные фены, но интуитивно внушающие опасения.

* Три тяжелых, явно армейских ружья внушительного калибра, и ящик патронов.

* Двухметровая яйцевидная кабина на трех лыжах и с воздушным пропеллером.

* Три чрезвычайно пушистых бело-серебристых комбинезона с капюшонами.

Олбен картинно взмахнул рукой в сторону шеренги объектов:

— Девчонки, как вы думаете, что все это значит?

— Я думаю, — сказала Фокси, — что Марк упаковал нам то, о чем распорядился Харри.

— А о чем ты распорядился? — спросила Инге, поворачиваясь к боссу «ExEx».

— У нас было мало времени, вы же знаете. Я сказал Марку: возьми текст Шалимова, и попробуй за оставшиеся часы собрать и упаковать побольше предметов, которые нам пригодятся для съемок, причем общий вес не должен превышать двух центнеров.

— По крайней мере, последнее условие выполнено, — добавил Тедди.

Австралия. Остров Мелв.

Полигон «ExEx». Лаборатория-мастерская.

Последняя лопасть из четырех была закреплена на ободе кольца, способного вращаться вокруг сердцевины выпуклого дискового корпуса. Все вместе напоминало то ли очень абстрактную скульптуру «солнышко с четырьмя лучами», то ли огромного совершенно круглого и предельно симметричного жука с четырьмя крылышками по бокам тела.

— Не верится, что эта хреновина полетит, — призналась Синти.

— Как раз эта полетит точно, — возразил Марк Поллак, — а вот на счет полноразмерного аппарата я тоже сомневаюсь, хотя компьютерный пакет говорит, что все ОК.

— Ладно… — юная аборигенка щелкнула ногтем по панцирю жука, — ставим движок, а?

— Ага, — Поллак кивнул, и тут зазвонил его телефон…

— Это Харри? — предположила Синти.

— Точно, — подтвердил он, глядя на экранчик трубки, — Алло, привет босс…

— …Нормально. Мы нашли старый проект «Kugelblitz», и сейчас делаем макет…

— …Германия, 1945-й год. Документация из чешского журнала «Nova Let-Model»…

— …Босс, ну что ты докопался фашистский-фашистский? Инжиниринг вне политики…

— …Ах, тебя просто интересует почему? Ну, видишь ли, это самая простая и понятная модель, и ее автор — не какой-то хрен, а знаменитый авиаконструктор Курт Танк…

— …Конечно, я сразу отправлю тебе видео-клип, когда эта штука взлетит.

— …Про сканер мне все узнали. Через пару дней я полечу договариваться про это…

— …Теоретически, должны успеть…

— …Про какие непонятные предметы?..

— …Босс, давай, ты будешь спрашивать конкретно…

— …Ружья нужны, чтобы охотиться на йети. Это есть в книжке…

— …Конечно, они боевые, так натуральнее…

— …Какие фены?…

— …Ах, вот ты про что! Это фото-тазеры, из которых йети будет отстреливаться…

— …Они не боевые, они экспериментально-полицейские…

— …Вроде дистанционного электрошокера. Там есть описание и инструкция.

— …Какой спасательный плот?

— …Ах, этот белый! Это не плот, это надувной эскимосский иглу…

— …Да, полусферический домик. Я на всякий случай купил, вдруг пригодится. Это из спецтехники коммандос для полярных районов, вместо шатра. Он держит тепло…

— …Комплект для скалолазов-спасателей тоже на всякий случай. Ну, мало ли…

— …Игрушка про Лару Крофт? Но, Харри, это же понятно. В книге герои бродят по древним подземным лабиринтам горных выработок. Та же тема, что с расхищением гробниц из того кино-сериала, и я подумал: это наверняка пригодится…

— …Пушистые куртки? Так, это костюмы йети.

— …Да, белые, серебристые. Потому что йети, это снежный человек.

— …Харри, я видел спорные фото, где йети черный или коричневый, но где логика?…

— …Подожди! Послушай! Полярный медведь — белый. Полярный волк — белый. Также: полярная лисица и полярная сова. Значит, и полярная горилла, каковой теоретически является йети, тоже должна быть белой. Это камуфляжная окраска…

— …Да, в темноте они могут светиться, как йети в книге. Надо вставить батарейку. Там специальное гнездо слева на поясе, и там же выключатель. Батареек я положил кучу…

— …Яйцо на лыжах? Так, это аэросани, они есть в книге…

— …Ты сказал: до двух центнеров по сумме веса грузов, и я взял сверхлегкую модель…

— …Понял тебя, босс. Удачи! До связи!


Антарктида. Земля Адели.

Станция «Шарко».


Босс «ExEx» убрал трубку в карман толстого комбинезона и картинно развел руками.

— Вы будете смеяться, но Марк взял прототип летающей тарелки модель «Kugelblitz», придуманную в Третьем Рейхе, хотя мы не говорили Марку об изменениях в сценарии «Призраков белого континента», и включении туда мифов о нацистах в Антарктиде.

— Идея витала в воздухе, — предположил Олбен, — а на счет белых йети, я думаю, Марк отчасти прав.

— Но, — возразил Тедди Бруно, — все очевидцы говорят о черных или бурых йети.

— Тедди, я же сказал: отчасти. Мне пришло в голову, что йети линяет, как заяц: летом черно-бурый, а зимой — белый. Потому его так сложно найти, что он виден на снегу только в осеннее межсезонье. А летом и зимой он камуфляжный.

— А почему, — спросила Фокси, — никто не видел весной белого йети на зеленом фоне?

— Ну, блин… — пилот задумался, — может, весной в Гималаях они не спускаются ниже снеговой линии, пока не полиняют.

— Крутая теория, — оценила Инге, — ладно, давайте завтракать, а то все остынет.

— Точно, — Фокси кивнула. — Я пойду, сниму мэтра Рамсвуда с крыши.

Вся команда переместилась в жилой блок, и Фокси, поднявшись по трапу в мансарду, похлопала по плечу сценариста, который сидел в деревянном кресле, закутав нижнюю половину организма поверх полярного комбинезона, еще в найденный где-то пестрый шерстяной плед.

— Колин! Пора кушать.

— Вот только я как следует устроился … — со вздохом сказал он.

— Эй! Будь полярником и джентльменом! К тебе влезла по трапу, хрупкая девушка…

— Какая-какая девушка? — переспросил сценарист.

— Слушай, Колин, — заявила она, — если ты начнешь безосновательно критиковать мою фигуру, то в следующий раз не рассчитывай на грог…

— У тебя отличная фигура, — перебил он, — Просто, не хрупкая. Но очень женственная.

— Ладно, — проворчала Фокси, — А ты, кстати, породил сценарий?

— Я породил начало игры, это главное, — ответил он, хлопнув ладонью по ноутбуку.

— Ого… А почитать можно?

— Нужно, — поправил он.

Портал белого континента.

Группа палеонтологов любителей из разных стран использует брошенную станцию в Антарктиде для исследования окрестностей кратера Уилкса и величайшего Пермского кризиса биосферы. С помощью глубинного сканера, они находят под ледником Адели широкую реку с теплыми заводями в районе термальных источников. За тысячи лет, поднимающийся от источников пар, создал сеть пещер в леднике, с глубины 2.5 км до поверхности. Палеонтологи находят в пещерах следы экспедиции Третьего Рейха, а несколько позже сталкиваются с существами, похожими на йети. Существа обладают продвинутой техникой (летающие тарелки и пр.). Есть гипотеза, что они появились из параллельного мира, портал перехода в который открыт тем взрывом, который создал кратер Уилкса и озеро Восток. Палеонтологи пытаются понять, что произошло между пришельцами из параллельного мира и нацистами в 1940-е годы.


Олбен Лепски дочитал текст, и поинтересовался.

— А что дальше?

— Дальше жизнь подскажет, — откликнулся Рамсвуд.

— Колин, — вмешался Харрис, — ты предлагаешь начать снимать по тексту, в котором написано меньше половины фабулы?!

— Да. Потому что, все равно в ходе съемок все меняется, и ты это знаешь.

— Гм… — Харрис погладил свой подбородок, — Ребята, мэтр прав.

Эпизод-17. Кенгуру, лесорубы и полисмены

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Мелв, полигон каскадеров.

Остров Долак, поместье Эссом.

Авиа-хулиган Киви-Флинт из команды тети Барби любил хорошо танцующих девушек, домашнее яблочное вино и ретро-истребители. Это Марк Поллак понял в самом начале знакомства. Флинт приземлился на полигоне «Ex-Ex» около полуночи. Увидев самолет, Поллак сначала принял его за знаменитый истребитель «Mustang P-51» 1942-го года, но практически новенький, с иголочки, потом заметил, что эта машина поменьше. А затем, выпрыгнувший из кабины Флинт пожимая компьютерному механику руку, пояснил:

— Я чертовски хотел иметь настоящий «полста — первый», но где его взять? Пришлось ограничиться репликой три четверти, «Titan T-51 Mustang». Надежная штука, летает с начала века. Но, что такое его триста км в час? Реальный «полста — первый» запросто выдает вдвое больше! Эх… Но, не буду тебя грузить своими мечтами. Давай, лезь на заднее сидение, и пристегнись, договорились?

— А ты давай, обойдись по дороге без «бочек» и «мертвых петель», договорились? — в аналогичном тоне отреагировал Марк, занимая место в кабине.

— О! Классно! Ты, значит, врубаешься в самолетную тему!

— Врубаюсь чуть-чуть… O! Fuck! — эта реплика была вызвана взлетом, в стиле «асов Второй мировой».

— Про мягкий взлет мы не договаривались, — весело пояснил Флинт.

— Хрен с ним, со взлетом, — проворчал Поллак, — главное, чтоб посадка была мягкой.

— ОК! Как скажешь. Эх… Хлебнуть бы сейчас кружку молодого яблочного вина.

— Алло, Флинт! Не делай этого за штурвалом, ладно?

— Так нет тут вина, — ответил пилот. Эх… Но, я ведь обещал, что не буду тебя грузить своими мечтами… слушай, нам лететь три часа. Ты музыку любишь?

— Да.

— О! Я тоже! А ты знаешь Вивиен Робинсон?

— Да. Я ее видел по TV на калифорнийском «Coachella Valley Festival».

— Точно! А ты видел, как она танцует? Я обожаю девчонок, которые классно танцуют!

— Ну, — прокомментировал Поллак, — классный танец это драйв, а драйв это жизнь.

Киви-Флинт жизнерадостно заухал.

— Точно, Марк! Золотые слова! А ты знаешь, как Вивиен выступала позавчера у нас в геологическом городке на острове Киваи по локальному TV? Это было что-то! Ты же, наверное, в курсе: мы со Свэпсом, это парень из нашей команды эвакуировали группу артистов из Авалона, когда там случилась заваруха. Я знаю: ребята из вашей команды отличились там достойно. Трое просто снайперы! Твои танки, это вообще круто! Мне Людвиг рассказал, как было дело. Ты классно придумал поставить на танк огнемет!

— Это не я придумал, это русские в 1932-м году.

— А-а! При коммунистах русские умели изобретать хорошую технику. Например, авиа-штурмовик «Ил-2» 1940-го. Зверская и простая машина! Построено три тысячи дюжин. Представляешь? «Cessna-172», который самый выпускаемый самолет в истории: три с половиной тысячи дюжин, а тут — три. Вот, мозг работал! Ты не подумай, что я комми. Вообще, я за демократию, но факты упрямая штука, как говорит тетя Барби. Ладно, я обещал не грузить тебя своими фишками. Хочешь, я поставлю запись Вивиен?

— С выступления на Киваи? — спросил Поллак.

— Точно!

— Давай.

Вивиен Робинсон действительно пела и танцевала здорово. Поллак с удовольствием посмотрел почти трехчасовое шоу на Киваи-TV, а потом заметил, что под крыльями самолета уже не море, а настоящие экваториальные джунгли…

— Обалдеть… — произнес он, — Парк Юрского периода. Флинт, нет ли тут динозавров?

— Есть крокодилы, — ответил пилот, — они, конечно, не такие фотогеничные, но если смотреть на размер, то не меньше. И есть казуары. Они фотогеничные, но поменьше динозавров. Ростом чуть ниже человека, а весом почти до центнера. У них скверный характер, лучше не связываться. Хотя, туземцы иногда добывают этих птиц на обед. Сейчас смотри вперед и влево. Этот белый коттедж — усадьба Людвига, а вот, дальше летное поле. Подожди, я сейчас приземлюсь…

С глухим щелчком выдвинулись шасси. Уменьшенный истребитель слегка качнулся в воздухе, ощутимо снизил скорость, а через минуту прокатился по очень аккуратному, ровному травяному газону, и застыл.

— Это бывшая площадка для гольфа, — пояснил Флинт, откидывая центральный сегмент колпака кабины, — Людвиг распорядился засыпать лунки, и получилась четкая ВПП.

— А это что за чудо? — спросил Поллак, глядя на смуглую девушку, видимо бенгалку, одетую в яркую футболку и шорты, при этом босую, но в белой фуражке на голове. Девушка уверенно направлялась к самолету.

— Это дежурная леди-гид, из местных вилланов, — сообщил пилот, ловко и привычно спрыгивая из кабины на траву, — Хай, Прати! У тебя модная картинка на футболке.

— Хай, Флинт, — немного неуверенно отозвалась она, — а это твой друг?

— Это Марк, — ответил Флинт, — он лучший танкист эпохи, большой мастер.

— О! — произнесла девушка.

— Блин! — буркнул Поллак, тоже спрыгивая на траву, — я не танкист, я киноинженер.

— Прати, он танковый киноинженер, — уточнил пилот, — но очень секретный.

— Я не поняла, — призналась она.

— Прати, это шутка, — Флинт подмигнул ей, — а что будет, если мы попросим завтрак?

— Тогда, — ответила девушка, — я крикну Аодо, чтобы он прикатил столик с завтраком на двоих туда, куда вы скажете. Можно в холл в доме, а можно под навес к бассейну.

— По-моему, на свежем воздухе лучше, — решил Поллак.

— Точно, — согласился пилот.

Прати кивнула, повернулась в сторону открытого окна первого этажа, и закричала:

— Аодо!!! Здесь пилот Флинт и танкист Марк!!! Они хотят кушать!!! Под навесом!!!

— Сейчас! — рявкнул молодой мужской голос откуда-то из помещения за окном.

— Вот, — резюмировала девушка, — сейчас я провожу вас к бассейну.

— Мы в курсе, где это, — сказал Флинт, — а вот где сейчас Людвиг и тетя Барби?

— Когда вы покушаете, — ответила Прати, — я провожу вас к ним.

— Гм… А они в усадьбе или нет?

— Нет, — лаконично ответила она.

— В деревне Вака-Вака? — сделал он второе предположение.

— Да, — подтвердила Прати.

Марк Поллак сразу оценил качество композиции из бамбукового навеса и бетонного бассейна с кристально-чистой водой.

— Эй, Флинт, здесь, похоже, строили по образцу островных отелей VIP-категории.

— Здесь строили даже лучше, — ответил пилот, — старый хозяин был изрядный сибарит, заказал усадьбу по эксклюзивному художественному проекту. А умер, как пижон.

— В каком смысле, как пижон?

— Твой знакомый Регги застрелил его из арбалета, — пояснил пилот, невозмутимо жуя традиционный местный пирожок с овощами и мясом, — Говорят, что прошил насквозь, вместе с рыцарской кирасой. Как муху на булавку. Артист — энтомолог.

— Внушает, — оценил компьютерный механик, тоже откусывая пирожок. — А что это за деревня Вака-Вака, куда мы поедем?

— Древняя туземная деревня, — сказал пилот, — правда, еще не построенная.

— Декорация? — предположил Поллак, и, поняв, что не ошибся, спросил, — для чего?

— Приедем — угадаешь, — Флинт подмигнул ему, — так интереснее, верно?


После завтрака, Прати привела обоих гостей под другой навес, где стояла машине типа «багги» с большими и чудовищно толстыми колесами.

— Машина для болота, — гордо сообщила она.

— Мы поедем по болоту? — уточнил Поллак.

— По болоту тоже, — сказала девушка, и смущенно добавила, — я не умею водить тачку.

— Не беда! — Флинт подмигнул компьютерному механику, — ты же великий танкист.

— Хе-хе… Если это намек, чтоб я порулил — нет проблем. Только покажите дорогу.

— Я покажу, — ответила Прати и шлепнулась на сидение рядом с водительским.

— А я сяду сзади, и буду курить сигару, как настоящий плантатор, — добавил Флинт.

…Первые километры были вполне «сухопутными». Пейзаж с полями, где росло нечто зеленое, выше человеческого роста, и с хижинами первобытного вида. Несколько ярких небольших тракторов выглядели на этих полях анахронизмом… Некоторые из фермеров, не отступая от первобытного стиля, носили серые первобытные туники, но большинство было одето в пестрые разноцветные майки, футболки, шорты и прочий текстильный ширпотреб для туристов в тропиках. Анахронизмы в Эссоме, похоже, были в порядке вещей. Ветряные мельницы средневекового дизайна с крыльями из бамбука и полотна соседствовали с модерновыми ветровыми электрогенераторами, хижины из соломы — с быстросборными композитными домиками, а телеги, движимые лошадками-пони — с современными грузовичками — трициклами знаменитой китайской марки «kinfan».

— Взрывная агропромышленная революция? — спросил компьютерный механик.

— Да, — Флинт кивнул, — здесь еще не так заметно. А в порту Людвиг и его друзья-киви лесорубы развернулись по настоящему. Бамбуковое экономическое чудо, блин.

— Ага. А порт, это там, куда мы едем?

— Нет, — встряла «леди-гид», — Порт, про который говорит Флинт, это на длинном заливе Новеве, там машины, чтобы грузить бамбук. А мы едем в Вака-Вака, порт на море, его только начинают строить. Пока там ничего нет. Только мангровые джунгли.

— Ясно. А перед джунглями — болото. Я угадал?

— Да, — подтвердила она, — а сейчас мы поедем через большие поля мака.

— Э… Опиумного?

— Да. Но сэр Людвиг приказал в этом сезоне посадить там бамбук.

— Людвиг хочет стать величайшим бамбуковым медведем галактики, — добавил пилот.

— Э… Интересно, а опиумная мафия на него не обидится?

— Нет. Марк. Опиумной мафии выгоднее найти другую поляну, чем биться за эту.

…Где-то впереди и слева послышалась два гулких выстрела.

— Блин! — буркнул Поллак, — похоже, ты ошибся.

— Будь другом, рули туда, — ответил Флинт, проворно вытаскивая из-под штормовки пистолет-автомат «люггер», — у тебя есть оружие?

— Нет. И куда рулить?

— Вот, — Прати показала пальцем на ответвление дороги.

— Ясно, — он повернул в указанном направлении.

— Прати, держи, — Флинт протянул девушке второй «люггер», — когда приедем, сразу отдашь эту пушку Марку.

— Да, — невозмутимо сказала она, будто речь шла о коробке спичек.

— Куда приедем, черт возьми?! — откликнулся он, стараясь отслеживать дорогу (точнее, колею вязкой глины) извивающуюся среди полей мака.

— Еще сто метров и стоп, — скомандовал Флинт.

Поллак выругался сквозь зубы, через полминуты ударил по тормозам и услышал новый приказ пилота:

— …Теперь — с машины, и пригнуться, а то зацепят.

— Держи, — добавила Прати и сунула в руку компьютерного механика «люггер».

— Всю жизнь мечтал, блин, поиграть в войну, — проворчал он, передернув затвор и сняв пистолет-автомат с предохранителя.

— Эй, — крикнул, тем временем, пилот, — Это, я Киви-Флинт. Что там у вас?

— Мы видим, — отозвался густой бас за спиной, — только кричать не надо.

— Мы тоже киви, прикинь, — добавил второй голос, хрипловатый баритон.

— Ребята, а вы кто вообще? — удивленно спросил Флинт, глядя на двух основательных бородатых молодых мужчин, одетых в мешковатые болотно-зеленые комбинезоны и вооруженных короткими помповыми ружьями.

— Я — Брайс из Папароа, — ответил бас, — а это Зиппо из Нгати.

— Мы, это, лесорубы, короче, — пояснил хриплый, хлопнув ладонью по стволу ружья.

— Они из команды сэра Людвига, — невозмутимо пояснила Прати.

— А я Марк, оззи с острова Мелв, — представился Поллак, — у вас что, опять война?

— Нет, — прогудел Брайс, — просто, два яванских кекса решили поохотиться на наших древесных кенгуру. Но, наши друзья-шоколадки их застукали. Так то!

Сделав это загадочное пояснение, он заревел, как африканский слон:

— Эй, вы, ублюдки! Вы у нас на прицеле! Оружие на грунт и руки за голову!

— Вы не имеете права! Я из полиции! — раздался в ответ неуверенный голос с сильным индонезийским акцентом.

— Что-то я не видел твоего ID, — ответил Брайс, — По-моему, ты долбанный браконьер. И твой приятель тоже. Короче: пушки — вниз, лапы вверх! Считаю до трех! Раз…

— Ладно… — ответил его собеседник, — Вот, мы это сделали. Но у вас будут проблемы!

— Ну-ну, — пробурчал лесоруб и махнул рукой, — пошли, ребята, разберемся.

— Я позвоню шефу, — добавил Зиппо, доставая woki-toki, — пусть он с ними разберется.

— Дела… — произнес Флинт, поднимаясь во весь рост.

— Да уж… — согласился Поллак, тоже поднялся, и выдохнул, — Ух, ни хрена себе!

…Посреди небольшой площадки вытоптанных маков наблюдался подержанный джип грязно-белого цвета. Рядом, подняв руки, стояли два индонезийца, один — в униформе полисмена, второй — в черных брюках и бежевой рубашке. Между ними, в дверце торчал хвост от короткой стрелы, пробившей металл насквозь, но застрявшей. Очевидно, кто-то продемонстрировал индонезийцам, что они на прицеле… Кто-то, из темнокожих молодых туземцев, бесшумно поднявшихся из глубины макового поля и сейчас шедших в сторону пленников, держа их на прицеле каких-то штук наподобие компактных гарпунных ружей. Подойдя к джипу и глянув на заднее сиденье, Поллак увидел полдюжины тел пушистых зверьков размером со среднюю собаку.

— Уроды, — ровным голосом произнесла низкорослая, но прекрасно сложенная девушка, похоже, лидер туземцев, — думаете, здесь вам бесплатный охотничий клуб?

— Что будем с ними делать, Кйер? — спросил парень-туземец, тоже невысокий, но с внушительной мускулатурой и белой надписью «GUARD» на обнаженной груди.

— Придет шаман дони, и тогда решим, — ответила она, затем повернулась к пленникам, окинула их презрительным взглядом и резко рявкнула, — Назовитесь!

— Эй, вы, слушайте! — сердито отозвался тот, что в униформе, — я лейтенант Тингал, из локальной полиции поселка Кимам, что на восточном берегу. А это мистер Кабус, из фармацевтической компании «Pan-In Biochemistry». А вы все просто идиоты…

— Сам ты идиот, — перебил Брайс, — какого хрены ты стрелял из пистолета?

— Я стрелял в воздух, потому что эти ребята собирались нас атаковать.

— Если бы мы собирались тебя атаковать… — Кйер показала пальцем на короткую стрелу, торчащую в дверце джипа, — то эта штука была бы у тебя между глаз, ясно?

— Ты тоже идиотка, — ответил лейтенант, — мы здесь с мистером Кабусом спасали ваших кенгуру, попавших в беду из-за вашего дерьмового опиумного мака…

— Это не наш опиумный мак, — перебила она.

— Да, — подтвердил молчавший до этого момента Кабус, — это уже опиумный мак нашей фармацевтической компании. Но пока он находится на вашей земле, вы должны были следить, чтобы он не навредил вашей фауне. Эти бедняжки чуть не погибли…

Представитель «Pan-In Biochemistry» повернулся и кивнул в сторону заднего сидения с лежащими там пушистыми зверьками.

— Черт! — воскликнул Поллак, — Долбанный опиум! Ребята, я все понял! На Тасмании несколько раз были такие случаи! Кенгуру наедаются этого мака и начинают бродить кругами, как заводные игрушки. Бродят и жрут, бродят и жрут…

— Ну, — вздохнул Кабус, — хоть один парень с мозгами нашелся.

— Вот фигня… — задумчиво произнес Зиппо, опуская ружье.

— Смотрите, — Кабус открыл заднюю дверцу и осторожно взял на руки одного зверька, размером с кошку, похожего то ли на кенгуру, то ли на плюшевого медвежонка, — ну, смотрите! Этот еще маленький. Еще час, и он бы отравился насмерть.

— Какой он хорошенький… — Кйер протянула руку и почесала зверька за ушами, — Эй, парни, извините. Мы на вас наехали не по делу.

— Болваны вы, — буркнул лейтенант полиции, и тоже наклонился над сидением.

Он очень осторожно поднял на руках довольно крупного, толстого зверька.

— Смотрите, это девочка, у нее в сумке маленький.

— Вот, черт! А действительно… — удивился Брайс, глядя на высунувшуюся из сумки мордочку кенгуренка с блестящими бусинками глаз.

— А для него это не опасно? — спросила Кйер, — ведь опий может попасть в молоко…

— По-моему, не критично, — сообщил полисмен, покачивая на руках кенгуру-маму, — ты видишь, она просто сонная, но реагирует…

— Ф-ф, — вздохнула кенгуру и стала тыкаться носом в рубашку полисмена, вероятно, проверяя этот предмет на съедобность.

— Я читал в статье про тот случай на Тасмании, — заметил Поллак, — что кенгуру лучше разбудить и накормить фруктами, чтобы…

— Ясно, — перебила Кйер и повернулась к своей команде, — Быстро тащите фрукты!

…Раздалось рычание движка, и на сцену выкатился тяжелый черный джип «Hammer», набитый «лесорубами» того же типа, что и Зиппо с Брайсом. И с такими же ружьями.

— Что тут происходит? — резко осведомился один из них, сравнительно некрупный, но очевидно, главный.

— Древесные кенгуру, Людвиг, — ответил Брайс, — они обожрались маком.

— Кенгуру обожрались маком? Вот так фокус… А кто стрелял?

— Я стрелял, — ответил полисмен, — Я лейтенант Тингал из Кимама, а вы?

— Людвиг Илбридж, держатель земельного участка Эссом. Рад знакомству, лейтенант. Вообще, нам бы давно надо было познакомиться, но я пока виделся только с парнями, которые приезжали в составе полицейского спецназа из Джакарты.

— Да, — согласился Тингал, — хотя, наш опорный пункт не занимается джунглями, но, я полагаю, нам придется согласовать ряд вопросов, поскольку мистер Кабус приехал с заданием организовать уборку и транспортировку опиумного урожая…

— Я из «Pan-In Biochemistry», — пояснил Кабус, — Я думал, тут есть какая-то уборочная техника, и какая-то инфраструктура, а тут просто… Я даже не знаю, как назвать.

— Мой дядя, — ответил Людвиг, — был, скажем так, приверженцем ретро. Поэтому, на плантациях вот так… Сейчас мы, разумеется, переходим на современные технологии.

— А вот, похоже, еще любители ретро, — меланхолично произнес Поллак.

С юго-востока, со стороны, центральных болот Долака, по полю скакала небольшая кавалькада на пони. Всадники явно были туземцами, но намного более рослыми, чем ребята из команды Кьер. Одежда на них была туземная: что-то вроде шотландских клетчатых юбок, но вооружение — вполне современное: охотничьи автоматические карабины. Во главе кавалькады ехал дольно молодой худощавый мужчина.

— Холо-арэ Конг Ксет, насколько я понимаю, — сказал полисмен.

— Все правильно, лейтенант Тингал, — подтвердил шаман-вождь племени дони, и ловко спрыгнул с пони, — мы знаем друг друга с чужих слов, но знакомимся хорошим путем.

— В каком смысле? — спросил индонезийский полисмен.

— Ты сейчас держишь на руках кенгуру с кенгуренком, это хорошая примета, — шаман повернулся к своей свите, — мы, люди дони, а


убрать рекламу




убрать рекламу



индонезийцы из поселка Кимам для нас чужаки, но можем жить, как хорошие соседи. Я так вижу.

— Хотелось бы, — полисмен вздохнул, — но с вами, с народом дони, сложно иметь дело.

— Да, — четко и коротко сказал шаман, — так сложилось, и это надо принять.

Через час. Северный берег острова Долак.

Фантомная «древняя» деревня Вака-Вака.

Джунгли здесь плавно переходили в болото, а болото — в полосу мангровых зарослей, полностью закрывавших берег от моря. Но, небольшой залив с узкой горловиной, был удачным местом для строительства традиционной папуасской деревни на бамбуковых сваях и платформах. На данный момент наблюдалась только одна платформа и четыре домика, и плакат у моста, ведущего на платформу, который сообщал:

ДЕРЕВНЯ ВАКА-ВАКА Памятник культуры 6-го тысячелетия до н. э. (В процессе реконструкции).

Багги вслед за «Хаммером» затормозил перед мостом, явно не приспособленным для проезда тяжелой техники. Прати приподнялась на сидении и крикнула.

— Пачи, иди сюда! Тут кенгуру объелись мака! Давай, ты их расколдуешь!

— Объелись маком? — деловито переспросила девочка-бенгалка, лет, наверное, на пять моложе, чем «леди-гид», — тогда, их надо не расколдовывать, а кормить фруктами.

— Мы так и подумали, поэтому привезли фруктов, — сказал Людвиг.

— Хорошо, — ответила она, пожимая руку держателю Эссома.

— …Познакомься, — добавил он, — это Марк, он придумал те танки, ты знаешь…

— О! — сказала девочка, — ты настоящий ученый!

— Вообще-то, я скорее киноинженер, — скромно ответил он.

— Ну, — она кивнула, — получилось хорошее кино.

— Алло! — окликнула всю компанию сероглазая блондинка средних лет, миниатюрная и тоненькая, — Людвиг, ты уверен, что здесь имеет смысл создавать зоосад?

— Это международная экологическая спасательная операция, тетя Барби, — авторитетно сообщил Флинт, — А вот этот парень, Марк Поллак, представляет тут танковые войска Австралии. У них большой опыт в спасении людей и кенгуру от наркомафии.

— Мисс Даркшор, — вмешался Марк, — все совершенно не так, я не комбатант.

Тетя Барби окинула его доброжелательным взглядом.

— Марк, если ты хочешь выглядеть гражданской персоной, то тебе надо, как минимум, отстегнуть от пояса пушку типа «люггер». Эта штука не подходит к имиджу.

— Блин, я чуть не забыл… — Поллак отстегнул пистолет-автомат и передал Флинту, — ну, теперь-то вы мне верите, мисс Даркшор?

— Я тебе с самого начала поверила, — уточнила она, — я просто посоветовала тебе внести небольшой штрих в имидж… Точнее, убрать небольшой штрих… Чтобы более точно соответствовать общепринятой визуальной концепции мирного гражданина. И кстати, называть меня «мисс Даркшор» методически и процедурно неправильно. Я — не мисс, поскольку была замужем, как минимум, трижды, это не считая юридически-спорных случаев. И, называя меня так, ты создаешь путаницу. Мисс Даркшор — вот.

Барбара Даркшор показала рукой на Пачи, которая уже начала возиться с древесными кенгуру.

— Ого… — произнес Людвиг, — тетя Барби, ты уже успела юридически…

— Да, малыш, представь себе. В обстановке коррупции, распространенной в провинциях Республики Папуа, процедура удочерения может немыслимо ускоряться. А что это мы кричим друг другу с дистанции? Поднимайтесь по мостику и выпьем чего-нибудь из традиционных напитков доисторических папуасов. Деревня еще не готова, но комната релаксации уже сделана. И там есть неплохой бар самообслуживания.

Эпизод-18. Гламур и динозавры

 Сделать закладку на этом месте книги

Антарктида. Земля Адели.

Прерывистая цепь нунатаков Лакросс-Камерон — пересекает ледники континентальной земли Адели с юго-запада на северо-восток, до мыса Маржери на берегу океана, где из каменных вершин, поднимающихся над ледником, превращается в скалистую гряду. В 1950-м у мыса Маржери была основана французская станция Порт-Мартен — но, из-за конструктивных проблем и несчастного случая, она сгорела в 1952-м. Станция Шарко, основанная затем в континентальной части цепи Лакросс-Камерон работала три года, а затем была брошена из-за сложных природных условий и проблем со снабжением. По конспирологической версии (которой предстояло стать фактурной линией сценария фильма «Портал белого континента»), целью станции Шарко был поиск базы-211 на берегах термальной реки Кассандра, текущей под двухкилометровым щитом льда. В соответствие со сценарием, современная техника позволила группе палеонтологов-любителей найти не только саму реку, но и ледяную пещеру, ведущую к ее берегам с поверхности. Конечно, для съемок такая глубокая пещера не требовалась, но, Колин Рамсвуд настаивал на каких-нибудь подледных съемках — на малой глубине, конечно.

На спутниковых фото, доступных через Интернет, команда кино-полярников нашла несколько объектов похожих на небольшие пещеры, и ближайший из них лежал в 40 километрах юго-западнее станции. Тут-то и пригодилось «яйцо на лыжах» (в смысле, сверхлегкие аэросани, имевшиеся у команды благодаря действиям Марка Поллака).

Пурга стихла, и на ближайшие дни, на Земле Адели установилась чудесная солнечная погода. Ветер 10 метров в секунду, а температура выше минус 10 Цельсия. Почему не прокатиться по свежему ослепительно-белому снегу, выпавшему на ледник? Маленькие аэросани вмещали только двоих, и этими двоими стали (после недолгих споров) Харри Харрис и Фокси Рорх. Быстрая погрузка минимума необходимых вещей — и в путь… Волшебное путешествие по бескрайней перекошенной серебристой равнине, будто покрытой застывшими волнами. Вихрь снежинок за кормой. А через полчаса, прямо по курсу возникли коричневые зубцы нунатака, торчащие из снежно-ледового плато.

Харрис, сидевший за рулем, остановил аэросани в зоне ветровой тени нунатака.

— Порядок. Вылезаем и ставим якоря.

— ОК, — Фокси коротко кивнула, и оба, надвинув капюшоны, маски и очки, выбрались из теплой кабины наружу, под обманчиво-летнее солнце. Стоковый ветер, мчащийся по снежной равнине, казался осязаемым, будто ледяная жидкость, в потоке которой здесь приходилось постоянно находиться. Но, тем не менее, солнце пригревало, и края льда, граничащие с голым темным камнем, заметно подтаивали. Маленькие ручейки бежали куда-то, создавая глубокие проталины, исчезающие подо льдом. Поставив аэросани на несколько якорей, двое кино-экстремалов прошли вдоль самого крупного ручейка и оказались около входа в узкую ледяную пещеру.

— Похоже на канализационную трубу, — проворчала Фокси.

— Фу, какое неромантичное сравнение, — отозвался босс «ExEx».

— Зато технически точное, — ответила она, заглядывая в лаз, — Спасибо хорошему парню Марку за предусмотрительность: у нас есть горно-спасательный комплект… Харри, я помню, что ты имеешь спортивный разряд по горному туризму, но тут получится нечто ближе к профессиональному скалолазанию.

— Да, наклон крутоват, — согласился он.

— Наклон очень крут, Харри. Поэтому, я надеваю пояс и лезу туда, а ты страхуешь.

— Ладно. Но не отдавай приказы таким строгим тоном. Тебе это не к лицу.

— Ты все шутишь, а задача, между прочим, серьезная.

— Да, сержант! — Харрис встал по стойке «смирно», вскинув правую ладонь к виску.

— Давай без пафоса, — проворчала Фокси, — просто: делаем все предельно аккуратно.

…Ледяная труба, постепенно расширяясь, круто уходила вниз вдоль скалистого склона нунатака. Потолок и стены казались грубо вырезанными в одном гигантском кристалле алмаза. Солнечный свет причудливо играл в их аквамариновой толще. А на полу, будто специально была выложена узкая тропинка из коричневого камня, и по его поверхности тонким слоем бежала вода. По мере продвижения вниз, солнечные лучи, проникающие сквозь лед, становились все более тусклыми. Фокси уже подумала было, что придется включать фонарик, закрепленный на эластичной ленте на лбу но — на 15-м метре шнура, пещера уперлась в каменную полку. Вода стекала дальше, через совсем узкое боковое ответвление — теоретически, туда можно было пролезть, но это уже выглядело крайне рискованным развлечением для фанатов спелеологии. Зато, ледяная пещера здесь так расширялась, что образовывала настоящий зал высотой в два человеческих роста.

— Харри! — крикнула Фокси, — мне кажется, тут прекрасная съемочная площадка!

— А я могу спуститься туда? — крикнул он в ответ.

— Можешь! Но, давай сначала спустим оборудование по страховочному тросу. Сейчас я объясню, как это делается.

…Попав в ледяной зал, Харрис, обстоятельно осмотрелся, после чего объявил:

— Фокси! Сказать, что Колин будет в восторге — значит, ничего не сказать.

— Ты уверен? — удивилась она, — Ведь, это не такая большая полость.

— Весь фокус в игре света, — пояснил он, — На киноэкране это может показаться любых размеров, которые захочется создать оператору. Отойди на дальний край зала и глянь в сторону входа. Это интересный эксперимент с кажущимися размерами.

— Хорошо, — сказала Фокси, пересекла зал, повернулась, и… — Ой, блин! Вот это да! Как будто, больше, чем центральный аэровокзал в Сиднее!

— Игра света и пропорций, — пояснил Харрис, — Это можно рассчитать геометрически, а некоторый опыт позволяет заметить такие особенности сходу, интуитивно. Кстати, об интуиции, я взял с собой костюм йети, и сейчас у меня есть любопытная идея. Что ты скажешь о стене справа от тебя?

— Стена справа… — Фокси окинула взглядом ледяную поверхность, — Ну, она немного наклонная, и на ней есть сколы, вероятно, из-за внутренних напряжений во льду.

— Я помню, — сказал он, — как ты эффектно лезла по крутой стене к дольмену.

— Так… — она провела по стене ладонью, — ты предлагаешь мне попробовать сделать тут примерно то же самое, но в костюме йети?

— Да. И с подсветкой. Ты помнишь: костюм светящийся, и тут достаточный полумрак, чтобы это было хорошо заметно.

— Не вижу проблем, — заключила она, — Только, тут не залезть выше, чем на два метра.

— Этого вполне достаточно, — сказал он, — переодевайся. А я установлю видеокамеру.

Тут у него в кармане запищала рация.

— Да, — ответил он, достав трубку…

— …Да, Колин, у нас все ОК, мы нашли очень интересный пункт…

— …Это не так просто объяснить.

— …Что ты скажешь про видео, как йети, ползет по отвесной ледяной стене?

— …Нет, я не шучу. Ты просто не представляешь, что мы нашли подо льдом.

Французская станция «Дюрвиль», берег Адели (320 км севернее станции Шарко).

Оператор терминала спутниковой системы «ZENON» повернулся к старшему группы локации и связи и сообщил:

— Занятный радиоперехват, Андре! Киношники на станции Шарко, похоже, не забыли прихватить с собой в Антарктиду мешок марихуаны.

— Пьер, — произнес старший, гася сигарету в пустой бумажной чашечке от кофе, — если поступили данные радиоперехвата, то сначала скажи, какие, а уж потом излагай свои нетрадиционные интерпретации.

— Сам ты с нетрадиционной ориентацией! — обиделся оператор.

— Я сказал «интерпретации»! — рявкнул старший, — Уши надо мыть по утрам!

— Ну… — Пьер покрутил ладонью над головой, — Извини, Андре, я же половину вахты провожу в наушниках. И поэтому…

— Проехали, — Андре щелкнул пальцами, — так, что ты слышал?

— Они ловят йети в ледяной пещере! — ответил оператор, — Ты представляешь, они так обкурились, что полезли в пещеру и увидели йети, ползущего там по отвесной стене.

— Йети? Снежного человека, что ли?

— Ну! — Пьер энергично тряхнул головой, — Вот это ребята пыхнули, я завидую!

В радиорубку зашла Жанетт из группы технического обеспечения.

— Эй парни! Какого черта вы здесь курите?

— Мы не курим, — сделав честные глаза, ответил Андре.

— Да? Вот как? А что это в чашке из-под кофе? Инопланетный артефакт? Нет? О, черт! Кажется, это окурок! Андре, ну имей совесть!

— Не ворчи, Жанетт, — старший группы локации поднял палец к потолку, — у нас здесь событие чрезвычайной важности. Австрало-американская любительская экспедиция обнаружила живого снежного человека в ледяной пещере в районе станции Шарко.

— Не надо трахать мне мозги, парни, — ответила она, — Мы говорили о курении в рубке. Я спрашиваю: сколько раз мне еще прикрывать это свинство? Вы же не хотите, чтобы я доложила Рожеру про…

— Жанетт, мы не шутим, — перебил Пьер, — Хочешь послушать запись их переговоров?

— Допустим, хочу, — ответила она и подошла к его креслу.

— Вот, — он протянул ей резервные наушники.

Андре, пользуясь моментом, стремительно сгреб со столика пустые бумажные блюдца, ложечки и кофейные чашечки (включая и те, что с окурками), скомкал их и бросил в мусорный бокс под столом. Затем он удовлетворенно вздохнул и похлопал по плечу второго оператора.

— Феликс, хватит смотреть порно, есть дело!

— Шеф, — проникновенно произнес второй оператор, аккуратно поправив свою пышную прическу под Джо Дассена, — если тебе кажется, что это порно, то ты совсем ничего не понимаешь в киноискусстве. Это фильм «Пародия жизни», первая премия фестиваля в Каннах, и как минимум, два «Оскара» в ближайшем будущем.

— Слушай. Феликс, я вижу на экране голую женскую задницу и…

— …Это не задница, шеф, это символ нелинейной эстетики. Так сказано в журнале…

— Черт тебя побери! Давай, ты просто, для разнообразия, займешься работой!

— Да, шеф. Я никогда не отказываюсь поработать. Ты должен был так и сказать, а не заниматься критикой кинолент, в которых ты ни черта не…

— …Помолчи минуту, Феликс! Слушай: персонал станции Шарко, дилетанты, устроили какую-то ерунду в ледяных пещерах. Найди серию фото со спутника от рассвета и до текущего времени, и посмотри, что они делают.

— Делают где, шеф? На станции или в пещере?

— И там, и там, — ответил Андре, — пеленг точки в пещере тебе даст Пьер.

Первый оператор кивнул и постучал пальцами по клавишам терминала.

— Лови, Феликс. Я тебе перебросил.

— Ладно, сейчас посмотрим… — второй оператор тоже постучал по клавишам.

— А чем они там занимаются, на станции Шарко? — спросила Жанетт, послушав запись радиоперехвата и положив наушники на пульт.

— Считается, — сказал Андре, — что это кино-экспедиция. Съемки какого-то фильма.

— Зачем ехать для этого в Антарктиду? — удивилась она, — по-моему, фильмы снимают в павильонах, а что-то дорисовывают в 3D.

— Говорят, — поддержал Пьер, — что американцы так снимали все свои полеты на Луну по программе «Аполлон», чистый Голливуд и никакого космоса.

— Чушь собачья! — возмутился Феликс, — Какой-то хрен выдумал в 80-е годы «Теорию Лунного Заговора», а теперь все повторяют. А на счет полярных съемок, я тебе точно говорю, что лучший полярный фильм «Красная палатка», про неудачный арктический перелет дирижабля «Италия» реально снимался в норвежском заполярье.

— Это в каком году снимали? — спросила Жанетт.

— Ты удивишься: в 1969-м, ровно тогда же, когда Армстронг ступил на Луну.

— Так, это было другое время, — сказала она, — а сейчас все снимают в павильоне.

Феликс отрицательно покачал головой.

— Всякие засранцы, примазавшиеся к настоящему кино, действительно так делают. Но кинокомпания «Iron Star» Большого Бонго, это профи. И каскадеры, которые с ними в команде — тоже профи. Ты, в курсе, что случилось в Новой Гвинее, когда они снимали фильм про Ктулху? Нет? Ну, набери в Интернете, и прочти.

— И прочту, — с упрямой ноткой в голосе отозвалась Жанетт, устроилась за свободным терминалом и открыла сайт поискового сервиса.

— …Кстати, я нашел, — продолжил Феликс, — они по-настоящему спустились в ледяную пещеру около нунатака к юго-западу от Шарко. Видите, спутниковое фото: нунатак, и рядом ледяная труба стока талой воды, классическая ледяная пещера. И аэросани. Мне кажется, они прицепили страховочный фал к выступу нунатака и пошли в пещеру, но разрешения фото не хватает, чтобы увидеть. В любом случае, они там, подо льдом.

— Отчаянная банда, — заметил Андре, посмотрев на экран, — на таких легких аэросанях кататься по Антарктиде…

— В хорошую погоду нормально, — возразил Пьер, — В 2010-м, команда экстремалов на аэросанях прокатилась по трансантарктическому маршруту через южный полюс.

— У экспедиции Муна и Ригана были аэросани покрупнее, — сказал Андре, — и они шли с нормально укомплектованным отрядом подстраховки.

— Да, шеф. Но у Муна и Ригана был маршрут почти 2000 км, а эта команда отъехала на полста км от базы, на один рабочий день.

Жанетт похлопала ладонью по столу рядом с клавиатурой.

— Слушайте, тут что-то не так. Я не верю, что команда из пятерых каскадеров, вместе с какими-то туземцами-папуасами перестреляла на Долаке батальон профессиональных охранников наркомафии, вооруженных бронетехникой и артиллерией.

— Это факт из полицейской хроники, — ответил ей Феликс.

— Факт, что перестреляли, — сказала она, — но не факт, что это каскадеры.

— А кто? — спросил он.

— Не знаю, — Жанетт пожала плечами, — похоже на какую-то спецслужбу.

— Коммандос группы «Дельта» прикинулись киношниками? — съязвил Пьер.

— Допустим. А почему нет?

— Ладно, — Пьер кивнул, — а с кем группа «Дельта» воюет в Антарктиде?

— Вопрос, — согласилась она. — Но, мне кажется, надо показать это Рожеру.

— Командир нас засмеет, — возразил Андре.

— Это вряд ли, — она покачала головой, — Не все так просто, ребята. Вы не читали, что сказал доктор Геллет Валь в интервью про нацистскую базу-211? А зря, зря…

— Но это же сказки! — воскликнул Пьер.

— А это? — Жанетт ткнула пальцем в изображение аэросаней на экране, — у тебя есть разумная версия, зачем киношникам лезть в ледяную пещеру около Полюса Ветров?

— Нет, но…

— …Так! — перебил Андре, — Давайте решим: говорить об этом командиру или нет?


Солнечная погода продержалось трое суток, а потом, наступило утро, когда команда станции Шарко распознала признаки надвигающейся пурги.

— Опять придется сидеть дома и маяться дурью, — проворчал Олбен, когда вся команда собралась в мансарде за столом под обзорным фонарем из оргстекла.

— Вообще-то, — заметил Колин Рамсвуд, — у нас есть эпизоды как раз для пурги.

— Охота на йети? — спросила Инге.

— Да. Я не знаю, насколько это выполнимо, но, может, имеет смысл попробовать?

— Я не уверен, что хочу высовывать нос наружу при пурге, — напрямик заявил Тедди.

— Вопрос в том, — уточнил Харрис, — как далеко надо высовывать этот нос.

— Совсем недалеко, — сказал сценарист, — эпизод вооруженного столкновения с йети, желательно, сохранить, как в книге. Это должно здорово смотреться.

— Но, — напомнила Фокси, — в книге перестрелка ночью, а у нас полярный день.

— Это… — Рамсвуд хлопнул ладонью по столу, — как раз хорошо! В полной темноте при освещении только прожекторами, видеоряд, сделанный тут, в натуральном ландшафте, ничем не выиграет у видеоряда, сделанного в павильоне. Но здешние сумерки во время пурги, с краешком солнца над горизонтом, это совсем другое дело. Мы уже видели по съемкам в ледяной пещере, что люминесцирующий йети хорошо смотрится при слабом естественном освещении. В фильме появится впечатляющая достоверность полярного колорита, которая недостижима при съемках на декоративной площадке. Конечно, надо добавить искусственное освещение, но ненавязчиво. Я уже представляю, как.

— А кто в кого и из чего будет стрелять, ты представляешь? — поинтересовался Тедди, — я напомню тебе: у нас только боевые ружья и эти лазерно-электрические штуки…

— …Фото-тазеры, — педантично вставила Фокси, — классический тазер выстреливает пару проводов под высоким напряжением, а фото-тазер генерирует два лазерных луча, и они создают каналы ионизированного воздуха, играющие роль проводов.

— Да, — он кивнул, — Я помню. Экспериментальная полицейская модель…

— …Которую, — договорила Инге, — мы еще не тестировали.

— Я пошел, — сказал Харрис, поднимаясь из-за стола и застегивая куртку.

— Куда? — удивился Олбен.

— Тестировать. А вы смотрите, как это будет смотреться со стороны.

— Блин… — Фокси вздохнула, — я пойду готовить аптечку.

— Черт! — отозвался Харрис, — зачем ты меня заранее пугаешь?

— Я тебя психологически поддерживаю, — возразила она, — Ты будешь точно знать, что штатные средства первой помощи при электро-травме у меня наготове.

Босс «ExEx» хмыкнул и покивал головой.

— Ты знаешь про конкурс плаката-предупреждения в зоне риска нападения акул?

— Не знаю.

— Так вот, Фокси, выиграл плакат: «Первая помощь при укусе акулы». Он оказался в несколько раз эффективнее плакатов типа «Не заходите в воду! Здесь акулы!».

— Если ты чувствуешь риск, лучше не стреляй из этой херни, — ответила она.

— Я уверен, что риска практически нет, — отрезал он, — но твои меры одобряю.

— Если ты решил стрелять, то я возьму видеокамеру, — заключил Колин Рамсвуд.

С мансарды было хорошо видно, как Харри Харрис вышел на площадку перед фасадом жилого блока, поставил на снег большую картонную коробку, бросив внутрь несколько тяжелых кусков льда (чтобы мишень не утащило ветром), и отошел на дюжину шагов. Выдержав паузу, он поднял в руке фото-тазер (похожий то ли на пистолет с толстым стволом, то ли на фен), прицелился и… Между «феном» и коробкой сверкнула бледная голубоватая молния, похожая на огонь электросварки. Покрутив аппарат в руке, Харрис вторично прицелился и выстрелил. Снова сверкнула бледная молния. Прислушавшись, можно было различить слабый треск электрического разряда. Удовлетворившись этими двумя выстрелами, босс «ExEx» вытряхнул ледышки из коробки, взял коробку в руки и вернулся назад в мансарду, где был шумно поздравлен с успешной тестовой стрельбой. «Мишень» пошла по рукам. В местах попаданий разряда виднелись обугленные пятна размером примерно с отпечаток пальца.

— Интересное полицейское оружие, — иронично произнесла Инге, — гражданин немножко обугливается при административном задержании. А что на это скажут адвокаты?

— Человек, — сообщил Харрис, — состоит в основном из воды, имеющей очень высокую теплоемкость, поэтому он отделается маленькими ожогами, как от капель кипятка. А в остальном, эта штука по эффекту не отличается от контактного электрошокера.

— …Молния какая-то бледная, — продолжала критиковать Инге.

— Нормальная молния, — возразил Рамсвуд, — просто, стрелять надо в сумерках.

— Во что будем стрелять? — спросил Тедди.

Олбен Лепски похлопал в ладоши:

— Я видел на свалке за ангаром кучу пустых старых бочек из-под дизтоплива.

— Годится, — одобрил Харрис.

— Но, — заметила Инге, — просто так стрелять скучно, драйва не будет.

— Драйва не будет, — согласился Рамсвуд, — а в эпизоде необходим драйв. Я предлагаю устроить что-то вроде техасского ковбойского турнира. Там надо пробежать трассу с препятствиями, одновременно отстреливаясь из револьвера от врагов, изображенных дюжиной нумерованных фигур. Номера объявляются случайным образом. Если ковбой не успел застрелить врага за контрольное время, то идут штрафные очки.

— Номера целей придется объявлять по рации, — заметил Олбен, — тут в пургу за десять шагов уже ни хрена не слышно.

— И надо побольше препятствий, — добавила Фокси, — можно быстро слепить толстые, невысокие снежные валы, как в канадском командном пэйнтболе.

— Отлично! — Харрис широко улыбнулся, — пошли лепить, а то не успеем до пурги.


У Олбена, Инге и Тедди не было шансов. Фокси, единственная из всех, уже играла в эту игру, популярную среди телохранителей «новой волны», и была в команде, получившей бронзовый приз турнира «Штормовой пингвин» в Факапапа — горнолыжном курорте на склоне вулкана Руапеху в Южной Новой Зеландии. Администрация курорта специально придумала формулу турнира для условий снегопада и ветра — чтобы в эти дни туристы, приехавшие кататься на лыжах, имели альтернативный вид подвижных игр. Стрельба по мишеням с коротких дистанций, на бегу, с быстрой сменой направлений, по неровному заснеженному полю, требует интуитивных навыков, вырабатываемых тренировкой…

Сейчас Фокси проходила турнирную дистанцию последней, когда уже казалось, что победителем станет Тедди. У него был неплохой результат, и пришлось выложиться. Прыгая через снежные валы, вертясь и стреляя из непривычного фото-тазера, Фокси выложилась по-спортивному, и взмокла в теплом, и тяжеловатом костюме йети. Но, локальный рекордный результат был достигнут…

— …Черт! — воскликнул Тедди, вместе с остальными выбегая на игровое поле, — как ты сделала это? Мне просто не верится!

— Ну, если быть честной… — Фокси, уселась на снежный вал и протерла очки, частично залепленные снегом, — …то я раньше тренировалась по такой стрелковой формуле.

— Йети — жулик! — патетически объявила Инге, — Немедленно вывалять в снегу!

— Что!? — возмутилась Фокси, — разве говорилось, что допускаются только новички?

— А разве говорилось, что победителя нельзя валять в снегу? — парировала Инге и…

…И понеслось. Не будь команда так возбуждена турниром, никому бы и в голову не пришло устраивать такую возню в снегу, но сейчас все охотно приняли участие. Все, кроме Рамсвуда, который серьезно и тщательно снимал игрище на видеокамеру. Смысл такой съемки стал понятен через час, когда «кино-полярники» вернулись в жилой блок, переоделись и расположились на маленькой кухне с кружками горячего сладкого чая. Колин Рамсвуд поставил ноутбук на полку и включил воспроизведение… Скачущий по снежным сугробам светящийся йети, отстреливающийся молниями от противников, замечательно смотрелся на фоне антарктического ландшафта. Но наибольший восторг у зрителей вызвала рукопашная схватка. Монстр сражался с тремя людьми в полярных пуховых куртках, применяя приемы современной спортивной версии дзюдо и прочие аналогичные достижения военно-прикладных гуманитарных технологий…


Это же время.

Радиорубка французской станции «Дюмон Дюрвиль».


Андре налил из автомата две чашечки кофе, потом испытующе глянул на командира, достал из стола плоскую бутылочку коньяка и плеснул понемногу в обе чашечки.

— Нарушаешь правила, — со вздохом, констатировал тот.

— Не будь педантом, Рожер. И, кроме того, без дозы алкоголя это слишком сильное испытание для нервов.

— Я похож на маленькую девочку в белом платьице? — съязвил командир, — если тебе мерещится что-то в этом роде, то завязывай с выпивкой.

— Послушай! — Андре хлопнул ладонью по столу, — Мы три дня спорили с ребятами, говорить тебе, или нет. Но после сегодняшнего радиоперехвата решили сказать.

— Давай без предисловий, а? — Рожер сделал первый глоток, — Кстати, соотношение подобрано отлично. Давно ли вы пьете такой коктейль на вахте?

— Это еще предыдущая экспедиция придумала, и оставила рецепт в записке.

— Ну-ну, — командир станции покивал головой, — так что за тайну ваша группа, после совещаний, решила мне раскрыть?

— На станции Шарко — не киношники, — ответил Андре, — Там какие-то инженеры из спецслужбы. Они занимаются вещами, с которыми кино рядом не стояло.

Рожер сделал еще глоток и, усевшись в кресло, заложил ногу на ногу.

— И в чем это выражается конкретно?

— Переговоры, — сказал шеф группы локации и связи, — мы перехватили несколько их сеансов связи между собой и с какой-то точкой в Австралии. Хочешь послушать?

— Не задавай риторических вопросов. Разумеется, хочу. Ты ведь ради этих перехватов притащил меня сюда ночью, когда все нормальные люди легли спать.

— Слушай, — сказал Андре, и щелкнул мышкой по пиктограмме на экране.

Радиоперехват № 1 (фрагмент).

— Да, Колин, у нас все ОК, мы нашли очень интересный пункт.

— Вы нашли ледяную пещеру, или что?

— Это не так просто объяснить.

— А ты попробуй.

— Что ты скажешь про видео, как йети, ползет по отвесной ледяной стене?

— Ползет по отвесной стене? Ты шутишь?

— Нет, я не шучу. Ты просто не представляешь, что мы нашли подо льдом.

— Это действительно так круто?

— Нет, это еще круче. Посмотришь, когда мы привезем запись.


Радиоперехват № 2 (фрагмент).

— Марк, ты добыл сканер?

— Да, босс, все классно! Это такая космическая вещь!

— Мы не в космосе, ты в курсе?

— Я в курсе. Но этот сканер использовали для поиска подледных океанов Европы.

— Какие еще подледные океаны Европы?

— Харри! Ты не понял! Другой Европы! Той, которая спутник Юпитера.

— А! Ну, так бы и сказал. И какая там толщина льда над океаном?

— Больше десяти км! И такой сканер стоял на автоматическом зонде.

— Отлично! Это то, что надо!


Радиоперехват № 3 (фрагмент).

— Алло, кто на связи?

— Привет, Марк, это Олбен.

— Ну, привет! Танцуй, летчик!

— Пошел ты…

— Сам ты..! Короче, слушай! Тарелка нормально летает! Ты понял?

— Ты уверен?

— Я уверен! Я тебе послал медиа-файл. Посмотри. По сути, это тот же геликоптер.

— Я только что посмотрел! Это ни хрена не похоже на геликоптер.

— Олбен, читай книжки! Почти так выглядел геликоптер Курта Танка.

— Не дави на меня эрудицией! Ты действительно уверен? Я могу сказать боссу?

— Я действительно уверен. Так что, мы впишемся в график.

— Хорошо, если впишемся. А самолет с контейнером?

— Мне обещали: тоже по графику.

— А ты в курсе, что пурга?

— Ну… Может, она успеет стихнуть?

— Может, и успеет. Просто: пусть они следят за метеосводками.


Радиоперехват № 4 (фрагмент).

убрать рекламу




убрать рекламу



p>

— Четвертый!

— Шшш!

— Седьмой!

— Шшш!

— Второй!

— Блин, где он?

— Девятый!

— Шшш!


…Конечно, командир французской станции не мог знать, что последний радиоперехват содержит сообщения арбитра игроку: номер очередной бочки мишени, а шипение — это радиопомехи, вызванные электрическим разрядом фото-тазера. В полном недоумении Рожер подвигал бровями и повернулся к Андре.

— Что это за ерунда с цифрами и шорохом?

— Не знаю. Возможно, сегодня они перешли на шифрованный протокол радиообмена.

— И что, Андре? На этом основании ты предлагаешь связаться с военной разведкой?

— Посмотри медиа-файл, — предложил старший группы локации и связи.

— Вы медиа-файл тоже перехватили?! — удивился Рожер.

— Да, — Андре кивнул и щелкнул мышкой по другой пиктограмме на экране.

— Вот это штука… — произнес командир станции, — это что, летающая тарелка?

— Не знаю, но очень похоже.

— Ладно, — Рожер встал и прошелся взад-вперед с чашечкой в руке, — поступим так…


Станция Шарко.

Несколько позже.


В середине ночи Фокси проснулась от неприятной сухости в горле, и через минуту сообразила, что, простудилась, причем довольно сильно. Турнир в пургу, кажется, не прошел без последствий. Тихо выругавшись, она встала с койки, завернулась в плед и двинулась на кухню, где на полочке имелась аптечка. Пришлось включить свет, а у некоторых на это срабатывала реакция. Конкретно — у Олбена.

— Что за дела? — проворчал он, тоже выходя на кухню.

— Застудила горло, ничего особенного, — прохрипела Фокси.

— Это ты называешь ничего особенного?! Да ты послушай свой голос!

— Проблемы? — лаконично спросила Инге, появляясь на кухне.

— У Фокси ангина, — сообщил Олбен.

— Фокси, открой ротик и скажи «а-а»! — распорядилась девушка-каскадер.

— А-а.

— Ясно. Надо лечить. Харри! Эй!

— Что — эй? — сонно откликнулся из кубрика Харри Харрис.

— У Фокси ангина, вот что. Вставай. Будешь лечить. Олбен, прогрей баню, ОК?

— Зачем? — спросил пилот.

— Для медицинских процедур, — пояснила она, и включила чайник.

— Ну-ка… — встрял Харрис и приложил ладонь ко лбу Фокси. — Э…Температура.

— Да, — сказала Инге, вытаскивая из аптечки блистер с какими-то таблетками, — В этой ситуации, я вижу только один правильный путь. Две дозы вот такой ерунды, ультра научной, специально для полярников, плюс чай с жиром от тушенки, и плюс баня с натуральными упражнениями для вентиляции легких.

— Что-что? — переспросила Фокси.

— Секс в теплой атмосфере, вот что, — пояснила Инге, — Поскольку по традиции, тебя в рабочих условиях лечит Харри…

— Я всего один раз лечил Фокси, — заметил шеф «ExEx», — травматический инцидент с парусным скэйтбордом…

— Я помню, — Инге кивнула, — И с учетом этого удачного эксперимента…

— Ничего себе, ты решаешь… — начал он.

— А что такого? — перебила она, — Ты что, против?

— Гм… Вообще-то, надо сначала спросить у дамы.

— Да, кстати, — подтвердила Фокси, — у меня, вообще-то, надо спросить.

— Я уже заглянула тебе в глаза, — невозмутимо сказала Инге, — глотай эти таблетки, а я заварю тебе чай с жиром от тушенки.

— Черт! Мне придется это пить? Но ведь получится жуткое дерьмо на вкус.

— Абстрагируйся от предубеждений. В Тибете всегда пьют чай с салом яка.

— …И скажи спасибо, что не с шерстью, — добавил Олбен, — У яка длинная шерсть…

— Блин!!! — Фокси ударила кулаком по ладони.

— Все, я уже молчу. А баня прогреется через четверть часа.

В дверном проеме между кубриком и кухней остановился Тедди.

— Что за шум? Война? Инопланетяне? Другие варианты?

— Фокси простудила горло, — ответил Олбен, — и Инге начала это лечить модерновыми полярными таблетками, чаем с жиром от тушенки, и сексом в бане.

— Инге, ты же гетеро-, — удивился каскадер.

— Да, — она кивнула. — И Фокси тоже. Так что на этой фазе лечить будет Харри.

— Понятно, — Тедди кивнул, — слушай, свари мне кофе, если тебя не очень напряжет.

— Чуть позже, — сказала она, — я сначала сделаю правильный чай с жиром.

— И мне тоже, если не трудно, — произнес Колин Рамсвуд, появляясь за спиной Тедди и спазматически зевая.

— Тебе тоже чай с жиром, или тоже кофе? — спросила Инге.

— Что? Чай с жиром? Проклятье! Конечно, нет! Свари, пожалуйста, кофе… Слушайте, коллеги, мне во сне пришли мысли по сюжету! Практически, вся центральная линия!

— А ты расскажешь? — спросил Олбен, — У нас, типа, спонтанная вечеринка, так что…

— Разумеется, расскажу, — сценарист уселся за стол и раскрыл ноутбук, — вы не будете возражать против стука по клавиатуре параллельно рассказу?

Портал белого континента.

Под ледяной поверхностью планеты Лемурия, есть прохладные реки и океаны, и еще в глубокой древности, жители Лемурии создали цивилизацию с прекрасными ледяными городами. Иногда они поднимались по своим ледяным пещерам наверх, любовались звездами, и размышляли о других мирах, населенных разумными существами. Когда в недрах Лемурии, сместился баланс радиоактивных веществ, и термальные источники начали остывать, а подледные океаны оказались под угрозой замерзания, Лемурийцы установили связь с братьями по разуму в параллельном мире, на планете Земля. С их помощью, они открыли портал в Антарктиду, начали разрабатывать богатые недра и переправлять радиоактивную руду через портал. Аборигенам они дарили невиданные технологии. Так продолжалась много веков, и уже недалеко было то время, когда на Лемурии восстановится баланс радиации, и планета будет спасена. Но вдруг, знания о портале достались амбициозным людям, желавшим полного господства. Лемурийцы, передавая все новые технологии, нарушили законы магии портала. Из-за этого возник Страж, чудовищный монстр, закрывший переход. Сейчас, амбициозные нацисты уже исчезли, но Страж так и остался в портале. Лемурийцы, работавшие здесь, отрезаны от родины, а на Лемурию больше не доставить руду. Надо найти обходной путь к точке перехода, чтобы использовать портал, минуя Стража. И в этом лемурийцам помогут палеонтологи-любители, которые найдут путь в лабиринте ледяных пещер.


Фокси сделала очередной глоток из кружки, скривилась, и хрипло произнесла:

— Колин, ты, конечно, гений, но тут у тебя уже запредельный гламур.

— А ты почему еще не в бане? — строго спросила Инге.

— Я пью эту чертову микстуру из чая с тибетским тушеным яком.

— Не драматизируй, — сказал Тедди, — в чае обычная китайская тушенка.

— Да, но Тибет, где яки, как раз в Китае.

— Ну, и что? — отозвался Олбен, — На банке же нарисована свинья, но даже если там, в действительности, як, то ничего страшного, в банку он попал без шерсти…

— Блин… — Фокси схватила себя рукой за горло, — не надо больше про шерсть!

— Давайте вернемся к сценарию, — предложил Харрис, — ты сказала: «гламур».

— Я сказала «запредельный гламур». Все какое-то слишком сладкое. Гламурные йети с Лемурии связались, по наивности, с плохими парнями, и получили бяку: Стража. Но и Страж тоже гламурный. Можно сделать дырку в заборе рядом с воротами, и через нее тащить мимо Стража радиоактивные грузы с охраняемой территории. Кстати, почему продвинутые йети сами, без гламурных палеонтологов, не придумали эту дырку?

— Что ты капризничаешь? — спросил Рамсвуд, — 90 процентов кино-фэнтези на порядок гламурнее, а зрители в восторге. Вот, возьми, например, культовый «Аватар»…

— В «Аватаре» прикольные звери, — заметила Инге, — в этом весь фокус.

— Ага! — поддержал Тедди, — Колин, давай воткнем сюда антарктического динозавра!

— Криолофозавра Элиота, — педантично уточнила Фокси.

— И что будет делать криолофозавр? — спросил Рамсвуд.

— Ну… — Тедди сделал рукой несколько хватательных движений, — как обычно: будет за всеми гоняться, и сожрет кого-нибудь, кого по сюжету не очень жалко.

— Он сожрет случайно уцелевших нацистов, — предложил Олбен.

— Э-э… — Харрис медленно покрутил пальцем над головой, — Это мысль! Фокси! В каком состоянии сейчас наш боевой динозавр-киллер из «Битвы за Марс»?

— В отличном рабочем состоянии, — ответила она, — Это же любимый динозавр Марка.

Инге постучала обоими кулаками по столу.

— Эй, алло! Группа экстренной медицины! Баня уже прогрелась!

— Что ты командуешь, а? — возмутился босс «Ex-Ex».

— Я права! Ты что, хочешь, чтобы Фокси совсем расхворалась?!

— Динозавр… — задумчиво произнес Рамсвуд, — А как он выглядит?

— Он… — начала Фокси.

— Я все объясню Колину, — перебил Олбен Лепски.

— Ладно, — она улыбнулась, — Не забудь показать видеоклип с выставки на Тайване.

— Конечно, а как же, — пилот кивнул и протянул Харрису фляжку, — босс, я рекомендую растереть спинку ромом. Такой массаж традиционно делают в полярной авиации.

— ОК, я сделаю, если Фокси не против.

— Если это традиция полярной авиации, то я не против.

…По одной легенде, эту очень маленькую разборную деревянную баню, французские полярники купили в 1920-е годы у русского иммигранта. По второй легенде, эту баню французам подарили советские полярные летчики из группы Чкалова на авиационной выставке в Париже в 1936-м. По третьей легенде, советский генерал подарил эту баню французам из эскадрильи «Нормандия Неман» в 1945-м. Так или иначе, баня попала на Кергелен, а далее, в 1957-м, неофициально переправлена на Землю Адели. Баня была достаточна, чтобы разместиться там вдвоем, но единственная деревянная скамейка не предполагалась к использованию в качестве ложа для упражнений в камасутре…

…Растирая спину Фокси авалонским ромом, Харрис сообщил:

— Мои друзья однажды занялись сексом на пассажирском сидении моей тачки «Isetta».

— А у меня был опыт в альпинистской палатке, — похвасталась Фокси.

— Хм… А какие габариты у такой палатки?

— Метр с четвертью на метр с четвертью на два метра.

— Ух, ты! И как?

— Так… — она пошевелила бедрами, — согрелись. А твои друзья на сидении «Isetta»?

— Мне трудно оценить, — сказал он, — я рулил и следил за дорожной обстановкой.

— Ого! Ты хочешь сказать: все это происходило в движении?!

— Не то, чтобы постоянно в движении. Скорее, эпизодически. Мы ехали из Дарвина в Ларима и попали в чертову пробку из-за разлива Ропер-Ривер.

— Минутку, но ведь твоя «Isetta» двухместная.

— Да, — Харрис завинтил пробку и поставил фляжку в угол, — Мы выехали из Дарвина на двух тачках, но «Toyota» Роя и Дорис посреди маршрута заглохла насмерть. Потом они выяснили, что ее движок не выносит обилия пыли. В общем, ее оставили около поста дорожной полиции, и поехали дальше на моей тачке. Дорис сидела на коленях у Роя и ерзала, ты понимаешь? Они собирались заняться любовью в отеле в Ларима, но тут этот Затор на Ропер-Ривер, та понимаешь? А ребята уже настроились…

— Я тоже уже настроилась! — объявила Фокси.

…Тем временем, Колин Рамсвуд позитивно оценил видеоклип с боевым марсианским динозавром, и сходу внес дополнение в фабулу.

— В ледяных пещерах есть теплый затерянный мир, там-то и живут эти динозавры.

— Драйв! — одобрил Тедди, — Есть НФ-вещь, «Плутония». Автор — геолог Обручев, тоже ученый из СССР, как Шалимов. По сюжету в Арктике кратер-туннель в центральную полость Земли, а в центре полости — земное ядро, в качестве маленького солнца. И там сохранились динозавры, гигантские муравьи, и еще какая-то живая палеонтология.

— Теория полой Земли, это фэйк, — заметил Олбен.

— Как ты сказал? — насторожился Рамсвуд. — Теория полой Земли?

— Да.

— А в Интернете это есть?

— Наверное, есть.

— Тогда я посмотрю в википедии… — сценарист пошлепал пальцами по клавиатуре. — Да! Действительно, есть! О! Даже великий математик Эйлер придерживался этой теории с пустотелой Землей и маленьким солнцем внутри… О, черт! Слушайте! Я читаю: «Одно время ходили слухи (в определенных кругах считавшиеся истинными), будто Адольф Гитлер и некоторые из его последователей сбежали в подземный мир полой Земли через отверстие в Антарктике после Второй мировой войны»…

— Крутизна… — тихо произнесла Инге.

— Слушайте! — Рамсвуд вскинул руку, — я читаю по ссылке: «Агарти — легендарная подземная страна, центр сакральной традиции. Монгольские ламы рассказывают о подземной стране, управляющей судьбами человечества. Местом расположения этой страны считают Тибет или Гималаи. В Агарти живут высшие посвященные. Имеются легенды о подземных ходах, соединяющих Агарти с внешним миром. Сообщается о воздушных аппаратах, служащих ее жителям для быстрого перемещения».

— Йети… Тибет… — проворчал Олбен.

— Слушайте дальше, — сказал сценарист: «О германской экспедиции в Тибет в 1939-м, организованной институтом Аненэрбе есть распространенный миф о якобы тайных поисках древнего центра могущества: Шамбалы на Крыше мира, для союза с некими неведомыми силами и установления своего господства на планете с их помощью»…

— Вот теперь точно драйв! — авторитетно объявил Тедди Бруно.

…Фокси и Харрис появились из бани через час, когда психоделический коктейль из тибетских мистиков, германских нацистов, пустотелой Земли, и параллельного мира с маленьким солнцем в центре и динозаврами по краям, был уже хорошо перемешан. Выражаясь в терминах психиатрии, этот коктейль уже мог претендовать на почетный статус «системного интерпретируемого бреда». Более того, бред был визуализирован цветной картинкой, нарисованной фломастерами на листе ватмана, найденного среди ненужных вещей, оставленных еще французской экспедицией 1958-го года.

Посмотрев на этот продукт коллективной живописи, Фокси бестактно спросила:

— Вы чем-то обкурились?

— Ты ничего не понимаешь в оккультизме, — парировал Олбен.

— Похоже на песочные часы, — заметил Харрис, и ткнул пальцем в зеленую кляксу, как будто заткнувшую канал между камерами предполагаемых песочных часов, — а это…?

— Это Ктулху, — сказал Тедди, — мы путем голосования решили, что он и есть Страж, блокирующий портал между мирами. Вот это наш мир, а это Лемурия.

— Колин, что с тобой!? — Фокси удивленно посмотрела на сценариста, — ты же выступал категорически против включения Ктулху в этот сценарий.

— Эх… — Рамсвуд пожал плечами, — ваши ребята настояли на демократических выборах Стража, и я с кандидатурой трехглавого адского пса Кербера оказался в меньшинстве.

— Кербер симпатичный, — пояснила Инге, — и даже трогательный, но для данной роли он недостаточно внушителен. А теперь, Фокси, быстро в койку. Я принесу тебе еще чай.

— Спасибо, Инге! Только, пожалуйста, без тушенки!!!

— Ладно. Я дам тебе чай с анисом, а Харрис поставит греющий компресс на все тело.

— Какой еще компресс? — спросил босс «ExEx».

— Я имею в виду, тебя, — пояснила Инге, — пардон, что я чуть-чуть вмешиваюсь в вашу интимную жизнь. Это просто народная медицина, понимаете?


Неизвестно, что именно из псевдонаучных методов Инге сыграло решающую роль, но следующим утром Фокси проснулась на широком теплом пузе Харриса, чувствуя себя практически здоровой. Некоторое время она лежала и размышляла о многоплановых психологических аспектах создавшейся ситуации, а потом, так и не придумав ничего вразумительного, снова заснула и вторично проснулась уже с общим подъемом. Хотя состояние ее здоровья уже не внушало опасений, команда, уговорила ее на один день постельного режима. В порядке деятельного развлечения, Фокси получила черновик сотворенного за полночи сценария для просмотра и конструктивной критики.

Гламур качественно снизился. Боевой динозавр внес брутальный элемент, и сценарий местами стал даже драматичным. Ктулху в роли стража был великолепен. Нацисты не выглядели впечатляющими, зато лемурийские йети получились очаровательными, как плюшевые медвежата. Летающие тарелки и пистолеты-молнии казались не оружием, а необходимой мерой для защиты таких милых существ… Вдруг, Фокси наткнулась на совершенно новую фишку, которая отсутствовала на момент, когда она с Харрисом отправилась спать — видимо, это придумали позже. Итак, вот текст: «Трансполярные летчики (романтическая шведская тройка), оказывается слишком близко от летающей тарелки, и у самолета глохнет двигатель (см. X-files, влияние летающих тарелок на двигатели) — производится вынужденная посадка рядом со станцией палеонтологов».

Фокси почесала в затылке. Эротика с легким намеком на групповой секс, разумеется, хорошая идея. Но откуда взять этих романтичных авиа-полярников? После недолгих раздумий, Фокси взяла маркер, и отметила этот абзац, как требующий разъяснений.

Эпизод-19. По следам Чкалова…

 Сделать закладку на этом месте книги

Папуа — Долак — Антарктида.

Деревня Вака-Вака, почти скрытая мангровыми зарослями на заливе у северного берега острова Долак, росла с изумительной скоростью. Теперь тут было уже три бамбуковых платформы на сваях и дюжина аккуратных домиков. В это утро, на маленькой веранде одного из домиков завтракали две женщины, одетые совершенно одинаково: в шорты и майки с логотипом MODO (Maori Oceanic Digging Operations), и сложенные похоже: худощавые, подтянутые с почти идеальной осанкой. На этом их сходство заканчивалось. Остальное — отличия. Одна — нордическая европейка около 50 лет, а другая — малайско-бенгальская метиска около 12 лет. Юридически (невзирая на такое серьезное несходство этносов) это были мама и дочка, правда дочка называла маму «тетя Барби».

— Тетя Барби, а можно спросить тебя об очень-очень… Я не знаю, как это называется.

— Пачи, детка, если ты задашь вопрос, то я заодно объясню, как это называется.

— А-а… — девочка задумалась на несколько секунд, — Я хочу спросить про Людвига.

— Так спрашивай, — Барбара Даркшор потрепала приемную дочь по затылку, — в твоем возрасте, задавать вопросы про молодых мужчин, это нормально.

— А-а… Понимаешь, тетя Барби. Я ведь ему нравлюсь?

— Да. Ты юная и сообразительная колдунья, и ты приложила к этому усилия, верно?

— Верно. Но, если я ему нравлюсь, то почему он…?

Пачи (а точнее, если читать юридически-значимые документы, то Патриция Даркшор) замолчала, пытаясь подобрать слова. Барбара улыбнулась и покивала головой.

— Я понимаю, детка. Ты удивлена, что Людвиг не действует с тобой, как с женщиной, которая ему нравится. Но, он прав. Ты ведь не просто юная, а очень-очень юная.

— Но я не маленькая! — почти обижено возразила Пачи, — со мной уже можно…

— Технически, можно, — согласилась шеф-бухгалтер MODO, — только, вряд ли тебе это принесет хоть каплю удовольствия. Так что, не торопись.

— Но, тетя Барби… — нерешительно произнесла девочка.

— Детка, я понимаю, о чем ты сейчас думаешь. Людвиг тебе нравится, а у него бывают какие-то женщины. Вдруг с кем-то это окажется серьезно, что тогда?

— Что тогда? — эхом отозвалась Пачи.

— Ничего, — сказала Барбара, — этого не произойдет, если ты еще немножко поколдуешь.

— А-а…Правда?

— Да. А если произойдет, значит для тебя это не так важно, как тебе кажется сейчас.

— А-а… Как долго мне ждать..?

— Стоп-стоп, детка! Никогда не следует ждать чего-то. Надо жить и делать то, что тебе интересно, и что важно для будущего. В будущем, тоже есть много интересных вещей.

— Ну, вот… — девочка вздохнула, — я уже вижу: сейчас ты снова скажешь, что мне надо учиться, и отправишь меня делать уроки.

— Ты удивительно догадлива, мисс Патриция. Видишь ли, через два часа сюда прилетит известная тебе полевая команда, включая Оэре Роторуа, а он, если ты помнишь, взялся помочь мне пройти с тобой за тысячу дней курс новозеландской восьмилетки.

— Уф! Он будет снова меня тиранить математикой и компьютером, и подшучивать, да?

— Да, если ты не сделаешь те уроки, которые обещала сделать, когда он звонил утром.

— Я сейчас сделаю… — Пачи снова вздохнула, — Тетя Барби, можно спросить про тебя?

— Я вижу, детка, ты хочешь спросить: почему рядом с такой привлекательной и толковой женщиной, как я, нет любимого мужчины? Видишь ли, в юности я была занята другими делами, а мужчины — я относилась к ним не очень серьезно. И мне не довелось встретить мужчину, которого по-настоящему хотелось бы удержать. А теперь — быстро за уроки!

Юг Республики Папуа, дельта реки Флай, остров Киваи.

Самолет-амфибия «Grumman-Swan» стоял на полосе геологического городка MODO, а студент Свэпс с магистром Оэре принимали груз: четыре небольших контейнера. Пять папуасских рабочих подавали контейнеры с тележки, а Свэпс переругивался с ними.

— Аккуратнее, это тонкое оборудование, долбить его конем!

— Каждая коробка по центнеру, долбить ее конем! — возражал бригадир папуасов.

— А вы не торопитесь, долбить вас конем! — требовал Свэпс.

— А ты не говори под руку, долбить тебя конем! — парировал бригадир.

— Ну, что там? — крикнул Флинт из пилотской кабины.

— Завершаем, долбить все конем, — отозвался Оэре.

— Ясно… — Флинт взял с контрольной панели телефон и ткнул кнопку вызова, — Алло! Вивиен! Подходи уже! Мы готовы взлетать… Вот, ждем тебя! Не тормози. ОК?

Последний контейнер был загружен, Свэпс выдал бригадиру папуасов премиальные наличными на всю пятерку, хлопнул с рабочими по рукам и, движением штангиста, берущего вес, захлопнул грузовой люк.

— Ну, порядок! Флинт, где девчонка?

— Она сказала, что будет через секунду. Это значит: через полчаса.

— Это еще ничего, — отреагировал Оэре, и разлил по чашечкам кофе из термоса.

— Виски уже там? — спросил Флинт.

— Да. Зачем бы я иначе брал термос? Кофеварка есть и на борту.

— Логично, — согласился Свэпс, сделал глоток и произнес, — А я вот не пойму: зачем мы тащим два комплекта сканеров?

— Затем, — ответил ему магистр, что первый сканер для станции Шарко в Антарктиде, а другой для фольклорной деревни Вака-Вака.

— Хе-хе… А зачем в фольклорной деревне глубинный геологический сканер?

— Включи мозг, — посоветовал Флинт, — и прикинь: зачем тетя Барби вложила деньги в реконструкцию фольклорной деревни?

— Понятно, что это прикрытие, — сказал папуасский студент, — такой немного секретный плацдарм для нашей геологоразведки к западу от Новой Гвинеи. Но зачем там сканер сейчас, когда ничего толком не готово? Привезли бы через две недели.

— Повод хороший, — ответил Оэре, — все запомнят, что в Вака-Вака самолетом привезли аппаратуру для киношников, и отправили в Антарктиду. А что часть этой аппаратуры осталась в Вака-Вака — не запомнят. Психология. Другой вопрос: зачем киношникам в Антарктиде нужен настоящий глубинный сканер?

— И кстати, — заметил Флинт, — это ведь пока тоже секрет. Мы никому не сообщаем, что сканер настоящий. Вообще, считается, что трансантарктический перелет это чисто для рекламы сверхдальнего легкого «White Ant».

— Странное название, — заметил папуас, — «white ant», это термиты на янки — английском.

— Термиты не при чем, — сказал пилот, — «White Ant» — радикально продвинутая реплика советского «АНТ-25», который в 1936-м летал через Северный полюс.

— Ах вот что… А «white» это потому, что для полярных районов, точно?

— Точно, — Флинт кивнул, — Научные трансантарктические рейсы до Аргентины. Короче, ребята, мы с пилотом Найгелом и куколкой Вивиен войдем в историю!

— Вы только аккуратнее входите, — посоветовал Оэре.

— Все ОК, магистр. Мы с Найгелом не маленькие, не первый раз за штурвалом.


Середина дня. Бембем.


На верхнюю площадку круглой башни в Акрополе Авалона вела классическая винтовая лестница из 120-ти ступенек. Преодолев этот спортивный маршрут, Барбара Даркшор глубоко вдохнула, медленно выдохнула. И объявила.

— Малыш Лю, здесь нужен лифт, иначе не видать вам тут туристов, как своих ушей.

— Снорк предложил сделать платформу — подъемник, — сообщил Людвиг Илбридж, и для ясности, добавил, — это будет нечто в стиле шахтной клети примерно XVII века.

— Не выпендривайтесь, — спокойно посоветовала тетя Барби, усаживаясь на стену между зубцами, — Сделайте просто неброский внешний лифт. Лезть в клеть турист испугается.

— Репортеры полчаса назад залезали сюда пешком, — заметил он.

— У них такая работа, малыш. Если бы не было башни, они бы залезли на баобаб. Хотя, баобабы тут не растут… В общем, они нашли бы на что залезть. Для TV-репортажа им необходимы были панорамные планы и общий вид на аэродром с самолетом Чкалова.

— По-моему, — сказал Людвиг. — «White Ant» не очень похож на АНТ-25 Чкалова, хотя, авиаторы, возможно, видят это иначе.

Барбара посмотрела в направлении хорошо видимой отсюда взлетной полосы, около которой на парковочной площадке стоял элегантный серебристый самолет. Он был бы небольшим, как простой «Cessna-172», самый массовый у авиа-любителей, если бы не крылья. Они у «White Ant» (как и у его исторического прототипа) имели размах в два с половиной раза больше длины самого самолета, и форму кинжальных лезвий.

— Авиаторы, — сказала она, — действительно видят иначе.

— Тетя Барби… — Людвиг почесал в затылке, — а зачем ты вообще все это затеяла?

— Что именно, малыш Лю?

— Эту ураганную рекламу по антарктической тематике, — пояснил он, — Ведь MODO не занимается антарктической геологией и авиацией. Или что-то изменилось?

— Видишь ли, — ответила она, я хочу помочь клубу «Erebus-Firebird». Президент клуба, Дэвис Брэм по прозвищу Баунти, мой старый приятель по университету Ваикато.

— Тетя Барби, только не говори, что ты затеяла это по старой дружбе.

— Я и не говорю. Но, согласись, помочь старому другу, это хорошее дело. Кроме того, поддержка «Erebus-Firebird», единственного авиа-клуба на наших субантарктических территориях, это хороший PR. Плюс: трансантарктический перелет позволит создать неформальные контакты с динамичными аргентинскими фирмами, работающими на Антарктическом полуострове. И последнее: мы помогаем Бергену Фарригану, а это гарантированный путь к рекламе в телесериалах. MODO не прогадает на этой теме.

Людвиг Илбридж улыбнулся и кивнул.

— Отличное объяснение, тетя Барби. Только непонятно: зачем Фарригану настоящий глубинный геологический сканер в Антарктиде. «Iron Star», это ведь кинокомпания, насколько я знаю, а кинокомпании обычно не занимаются геологоразведкой.

— Малыш Лю, кто тебе сказал про глубинный сканер?

— Мои парни, которые везли эту штуку из Вака-Вака сюда на аэродром. Так, зачем?

— А почему тебя это так сильно интересует?

— Меня беспокоит, что это военные игры. Флинт обмолвился, что отсюда «White Ant» полетит на австралийский Мелв за еще одним контейнером, и неизвестно, что в нем находится. Понимаешь, тетя Барби, ничто нормальное так выглядеть не может.

— Я знаю, что там находится, — возразила она.

— Вот как? И что же, если не секрет?

— Это секрет, малыш. Тебе я могу сказать, но это должно остаться между нами, ОК?

— ОК, — согласился он.

— Там, — очень тихо сказала Барбара, — фашистская летающая тарелка.

— Что?!

— Малыш Лю, ты прекрасно слышал ответ.

— О, черт… Тетя Барби, тебе не кажется, что это мало похоже на правду?

— Да, — она кивнула, — Это мало похоже на правду, в том-то и смысл игры.


Антарктида. Земля Адели.

Станция Шарко.


Сила пурги в этот день достигла апогея. На время пришлось не только закрыть люк в мансарду, но и дополнительно закрепить снизу панель из пенопласта — чтобы не терять тепло. Ветер снаружи свистел так, что на маленькой кухне, за столом приходилось повышать голос — иначе собеседник не мог толком расслышать слова.

— Ветер 51 метр в секунду, — сообщил Тедди, — похоже, рекорд.

— Пишут, что рекорд Адели около 60, — сказала Фокси, невозмутимо двигая джезву по поверхности электроплитки (по просьбе команды она варила кофе по-турецки).

— И как долго это может продолжаться? — поинтересовалась Инге.

— Вообще пурга — до двух недель, а такая скорость ветра — до трех суток.

— Неправильное место, — со вздохом, произнес Колин Рамсвуд.

— Прекрати впадать в депрессию, — строго сказал ему Харрис, — это просто ветер. Надо относиться к этому, как к любопытному природному феномену, и не более.

— Я бы относился так, если бы не этот постоянный завывающий свист.

— Эй, Колин, — Инге похлопала сценариста по плечу, — хочешь, я дам тебе свой плеер с толстыми наушниками и мой любимый диск «Underground Hypersonic»?

— А что это? — спросил он.

— Такая музыкальная команда в стиле «Steam-punk». Это круче, чем «Heavy metal».

— Давай. Все лучше, чем этот дурацкий ветер.

— Уа! — взревел Олбен, — Внимание на TV! Птичка с подарками вылетает из Бембема. Энтузиазм, как будто она летит не к нам, а на Альфу Центавра.

— А как тебе вообще этот самолет? — спросила Фокси.

— Ты про птичку «White Ant»? Ну, как тебе сказать? Баунти, главный конструкторский авторитет в команде «Erebus-Firebird» не любит моторы на летательных аппаратах. Он создает планеры, а моторы ставит, лишь уступая испорченному вкусу заказчиков.

— Олбен, я не поняла: это хороший или плохой стиль?

— Хм… Плюс в том, что самолеты Баунти очень надежные, и если движок сдох, то они просто планируют. А минус в том, что они даже с движком летают очень медленно.

— Э… Насколько медленно?

— Обычно в пределах полтораста км в час, но эта модель, вроде, выжимает до трехсот.

— Ну, — сказал Тедди, — это нормально… О, гляньте-ка там Людвиг и Конг Ксет! И еще девчонка, которая изображала туземку-партизанку.

— Ее


убрать рекламу




убрать рекламу



зовут Кйер, — напомнила Фокси.

— Да, — Тедди кивнул, — А кто вот эта интересная дама?

— Это Барбара Даркшор, — сообщил Харрис, — о ней можно много чего рассказать, но нам важно то, что она на пару с Большим Бонго придумала этот полет.

— Откуда ты знаешь? — спросил Олбен.

— Элементарно: я говорил по спутниковому телефону с Большим Бонго. Помимо прочих моментов, Бонго сказал, что в экипаже будет один пилот из его команды: Найгел, вы его знаете, и один — из команды Барбары, это некий Флинт, говорят, превосходный спец.

— Ясно. А кто вот эта девчонка? Я ее точно где-то видел.

— Ты ее видел в бинокль, — сказала Фокси.

Олбен удивленно поднял брови.

— В бинокль?

— Да. Это было перед бомбардировкой Акрополя. Помнишь, наблюдательный пункт на плато в горах Абоб…

— Блин! Точно! Это же Вивиен Робинсон, которая поет в стиле «баллада».

— Она тоже в экипаже, — добавил Харрис.

— Гм… А она умеет рулить самолетом?

— Нет, она для имиджа. Она в списке ста популярнейших солистов мировой эстрады.

— Гм… А кто придумал ее включить? Барбара или Большой Бонго?

— Не знаю. Большой Бонго просто сказал, что Вивиен идеально впишется в сценарий. Надеюсь, все помнят, что у Колина там романтическая шведская тройка?

— Неслабо, — заметила Инге, — вот так сходу притащить в сценарий девчонку из первой эстрадной сотни, причем на съемки в Антарктиду…

— А мне, — сказала Олбен, — странно, что она согласилась приехать в Бембем, после той бомбардировки. То ли она по жизни такая экстремальная девушка, то ли…

— …Ее менеджер, — вмешался Харрис, — был в тот знаменательный вечер в Колизее на трибунах, и распался на мелкие фрагменты. Так что, девушка сейчас просто немного дезориентирована в шоу-пространстве и…

— …И Большой Бонго ее ориентирует? — иронично предположил Тедди.

— Возможно, что так, — Харрис кивнул.

Эпизод-20. Рождение легенды

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Большой Гавайи.

«Cinema-Art Today» — о фильме «Innaminatum» ***

Две парочки австралийских туристов едут на большой ново-гвинейский остров, чтобы отдохнуть от цивилизации на берегу с нетронутой природой и добрыми туземцами. Но событийная цепь приводят их к древнему храму Ктулху, а затем в партизанский отряд туземцев, сражающихся против гангстеров-наемников криминального наркокартеля, захватившего священный город Бембем в центре острова и засеявших окрестные поля опиумным маком. Разумеется, не без помощи Ктулху, «хорошие парни» побеждают «плохих парней». Таков сюжет нового фильма «Innaminatum» (Неназываемое) от «Iron Star» Бергена Фарригана по сценарию Колина Рамсвуда. В титрах большими ярко-зелеными буквами написано: «Фильм основан на реальных событиях». Как известно, съемочная команда работала на острове Долак, и оказалась в эпицентре разборок между местной опиумной мафией и туземными племенами, с последующим вмешательством военной полиции Индонезии. Это соответствует фарригановскому стилю: выбрать съемочной площадкой уголок планеты, где всегда случится что-то этакое. Так в Новой Гвинее каждый месяц или кого-то съедают, или кто-то воюет, или видят живого динозавра. В данном случае, видели пробудившегося Ктулху который (по заявлению свидетелей) материализовался в виде зеленого огненного шара со щупальцами.

Как отмечают знатоки литературного цикла «Мифы Ктулху» (созданного в 1920-е годы Говардом Лавкрафтом), Ктулху в фильме получился не совсем классическим, зато очень убедительным. Роли четверых главных героев исполнили каскадеры из фирмы «ExEx». В массовках приняли участие туземцы (очень колоритные), и несколько профессиональных военных, о которых в титрах сказано: «научно-технические эксперты, пожелавшие работать анонимно». Критики, оценивающие фильм «Innaminatum» с позиции канонов киноискусства, считают, что лента снята с некоторой торопливостью (всего за 35 дней, побив неофициальный рекорд: 60 дней знаменитой псевдо-исторической ленты «300 спартанцев»). Кстати, в 2006-м многие критики отмечали, что лента «300 спартанцев» снята крайне неряшливо, но сборы, оказались рекордными. То же происходит сейчас с фильмом «Innaminatum». В первый уик-энд проката в США он собрала более, чем 50 миллионов долларов («300 спартанцев» в 2006-м, собрали 70 миллионов). Это, понятно массовый зритель сейчас ходит в кино не за искусством, а за адреналином.

…Леонор Миллз переключила тумблер и произнесла в микрофон:

— Мы услышали профессиональный отзыв «Cinema-Art Today». Может, с точки зрения высокого искусства, все так и есть, но мы в редакции FOG-TV смотрим на вещи чуть попроще. Нам важно знать: торкает фильм, или нет? Я была на премьере кино-эпопеи «Innaminatum» в Сан-Франциско, и меня торкнуло. А если говорить о достоверности и выразительности, то мне запомнился такой момент. Я выходила из зала после сеанса, и случайно оказалась рядом с компанией из трех морских пехотинцев и трех девчонок. Реплики морпехов были: «Ни хрена себе! Реальная война!» и «Ни хрена не пойму, как можно так реально снять войну в кино!». Вот такое мнение народа. В общем, чтобы не зависеть от чужого мнения, я советую всем посмотреть «Innaminatum» и решить, что правдоподобно, а что — не очень. Насчет феномена Зеленого Огня, который показан в фильме, далеко не все разделяют мнение индонезийской полиции, что это, мол, просто несчастный случай при работе с пиротехникой. Я разговаривала с ученым-физиком из Университета Беркли, и он сказал, что Зеленый Огонь больше всего похож на облако низкотемпературной плазмы…


На Большом Гавайи есть популярный конный маршрут идущий от городка Ваймеа по зеленому речному каньону на северо-восток до берега океана в Кукуихаеле. Группа из четверых человек, проехавшая по этому маршруту и остановившаяся в традиционном открытом haleai (кафе, или бистро, или пабе) на берегу, не представляла собой ничего особенного в смысле способа отдыха, зато состав… Хозяин кафе тут же толкнул в бок молодого бармена и шепнул:

— Смотри. Вист, кто приехал!

— А! — сказал тот, — Это же мега-киношник Большой Бонго из Ваймеа!

— Ты чертовски прав, Вист. А знаешь, кто с ним?

— Ну, ясно, что знаю: это Джоан. Его секретарша. А это Регги, его разведчик, а вот та девчонка в ковбойском прикиде… Ну, наверное. Большой Бонго ее склеил.

— Балда ты Вист! — ответил хозяин кафе, — Это не он ее, а она его склеила. Эта девчонка репортер FOG-TV, «Films Outlook Global». Если она покажет в своем репортаже нашу забегаловку, то ты даже не представляешь, сколько у нас будет новых клиентов!

— Ну, я уже прикидываю… — сказал бармен, — а как ее зовут, а?

— Ее зовут Леонор Миллз, и она любит коктейль «отвертка» на лайме, со льдом.

— Не дурак, понял, — откликнулся Вист.

Дальнейшие его действия были стремительны, как у опытного самурая в решающий момент битвы на мечах. Четверка только-только успела облюбовать столик, а он уже нарисовался рядом и выставил с подноса кружку ирландского портера (для Большого Бонго), фужер белого сухого вина (для Джоан), стопку текилы (для Регги), и высокий стакан с коктейлем «отвертка» для девушки-репортера.

— Первая порция — подарок от фирмы!

— О! — воскликнула Леонор Миллз, — как вы угадали мой вкус?!

— Традиционная гавайская магия, мэм, — с достоинством ответил он, — а если хотите, мы можем предложить еще барбекю по традиционному гавайскому рецепту.

— Конечно хочу! Я чертовски проголодалась!

— Готовь сразу на четверых, парень, — уточнил Большой Бонго.

— Ясно, мистер Фарриган, — ответил бармен, — сейчас все устроим.

Берген Фарриган подождал, пока бармен отойдет за стойку, и сообщил:

— Гавайская магия, это реальность, Леонор, что бы там не говорила наука. Хотя, самые сильные колдуны сохранились только на отдаленных островах Океании.

— Берген, ты мне помогаешь начать задавать вопросы? — предположила она.

— Ну, разумеется. Я ведь уже понял, что ты стажер. Старый хитрец Блюмберд послал именно тебя потому, что ты отлично держишься в седле, не говоря уже о том, что ты вообще симпатичная. Конечно, у тебя еще нет опыта, но это гораздо менее важно, чем позитивный эмоциональный отклик со стороны объекта, в смысле, с моей стороны. И следовательно, у тебя есть хорошие шансы выведать что-то интересное.

— А вы всех видите насквозь? — спросила она.

— Нет. Только тех, кого хочу рассмотреть. Многие люди слишком неинтересны.

— Мм… — девушка-репортер на несколько секунд присосалась к коктейльной трубочке, выполнив ритуал «вежливая пауза после умной мысли, высказанной собеседником», и спросила, — Берген, а я уже могу включить диктофон?

— Конечно, включай. И побольше пафоса, когда будешь задавать первый вопрос.

Леонор Миллз положила на столик диктофон, нажала «record», убедилась, что зажегся индикатор и, сделав глубокий вдох, спросила:

— Берген, вы, наверное, знаете, что мировое кино-сообщество необычайно взбудоражено фильмом «Innominatum», и трагическими событиями в процессе съемок этого фильма в Новой Гвинее, на острове Долак. Все гадают: что же там случилось?

— «Что же там случилось?», это и есть твой вопрос? — уточнил Большой Бонго.

— Мм… Наверное, да. Хотя, я хотела сначала спросить: кинолента «Innominatum», это вольная экранизация цикла Говарда Лавкрафта о Ктулху, или какое-то альтернативное представление об этом загадочном зеленом божестве или демоне?

— Ясно, — произнес Фарриган, — Леонор, ты в лингвистическом тупике. События вокруг съемок этой киноленты выходят далеко за рамки обыденного, и очень сложно выбрать вопросы, уточняющие картину. Хороший вопрос — содержит половина ответа, так что спрашивающий должен владеть примерно половиной информации о предмете. Такова логика, не правда ли?

— Похоже на то, Берген.

— Не «похоже», а «так и есть», — поправил он, — И в данном случае, ты владеешь только крупицами информации, поэтому не можешь сформулировать вопрос. Кстати, как ты думаешь, почему кинолента получила название «Innominatum»?

— Э… — девушка потерла лоб ладонью, — Я смотрела словарь, и знаю, что «Innominatum» переводится с латыни как «Неназываемое». Может быть, это связано с оккультизмом?

Большой Бонго медленно сделал несколько глотков портера, кивнул, и произнес:

— Вечная латынь лучше всего передает глубокий смысл вечных загадок. «Innominatum». Неназываемое. Так еще в первобытные времена говорили о потусторонних существах — носителях некой изначальной магической силы. Наши предки интуитивно чувствовали: лучше не называть имен изначальных существ, даже если ты знаешь эти имена. Назвав какое-либо имя, ты всегда посылаешь зов, а что ты будешь делать, если такое существо откликнется? Это вопрос, Леонор. Попробуй ответить, как современный человек.

— Ну… Конечно, я могу испугаться… И все же, я постараюсь как-нибудь использовать ситуацию. О чем-то попросить. Мне кажется, такое существа, если оно есть где-то во Вселенной… Оно не злое. Злость, обычно — спутник слабости, а сильные, как правило, великодушны… Мне кажется, что-то такое есть в мифах о титанах, которые в древней Элладе были раньше, чем боги-олимпийцы… Я говорю ерунду, или нет?

— Нет, Леонор. Ты говоришь разумно. Примерно так рассуждали ребята из съемочной группы, когда, оказавшись на Холме Дольменов на острове Долак, обнаружили явное присутствие потусторонней силы. Возможно, Ктулху — одно из имен этой силы, но туземные колдуны избегают имен божеств. Они говорят о существе, с которым связан Холм Дольменов, как о Неназываемом. Вот отправная точка истории, о которой уже циркулирует столько слухов, и о которой ты сейчас хочешь узнать больше.

Девушка-репортер молча кивнула. Большой Бонго сделал еще глоток портера и, слегка понизив голос, продолжил.

— …Холм Дольменов на Долаке обнаружила французская гидрологическая экспедиция, работавшая в юго-западной Новой Гвинее в 1960-х. Они не обследовали холм, а просто обозначили этот объект в отчете. Ребята из нашей съемочной команды были первыми представителями современной цивилизации, вошедшими в дольмены Неназываемого. Знаешь, Леонор, мой хороший друг Харри Харрис, возглавлявший экспедицию, всегда скептически относился к религии и оккультизму. Когда Харри позвонил мне с Долака и заявил: «в этих дольменах обитает что-то такое», я сразу понял, что все очень серьезно. Такому человеку нужны веские основания, чтобы признать присутствие потусторонних существ и сил. Если он говорит так уверенно, значит в дольменах обитает нечто… По словам Харри, существо излучало чудовищную холодную ярость, направленную не на участников нашей кино-экспедиции, а на других субъектов. А наши ребята вели себя в дольменах… Уважительно. И это существо, не стало причинять им какой-либо вред.

— Мм… — произнесла Леонор Миллз, — Берген, вы сами верите в то, что говорите?

— Я доверяю здравому смыслу коллеги Харриса, — ответил Большой Бонго, — кроме того, события, объективно имевшие место на Долаке, укладываются в его гипотезу.

— В гипотезу? — переспросила она.

— Да. После первых визитов в дольмены, Харри поговорил с Конг Ксетом, шаманом племени дони, туземцев. Шаман рассказал о Неназываемом, и о причине его ярости. Я полагаю, Леонор, ты уже знаешь о группировке наркоторговцев, которая, как сказано в протоколе полиции, пользуясь отсутствием контроля на Долаке, устроила плантации опиумного мака, беспрецедентные по своим размерам. Но это юридическая сторона, а существует и другая, оккультная. Наркоторговцы несколько раз нарушили тот особый магический порядок, который был в древности установлен на Долаке. Они разместили опиумные плантации на месте волшебных цветочных лугов. Они выгнали туземцев из священного города Бембем у гор Абоб, заняли город и нарушили там архитектурную гармонию. Они привезли на Долак гастарбайтеров и обращались с ними безобразным, оскорбительным образом, нарушая ауру острова. И, уже в период, когда наша команда работала на Долаке, наркоторговцы повредили Холм Дольменов. Тогда Неназываемое потеряло терпение и случилось то, что и показано в киноленте.

— Ты имеешь в виду Зеленый Огонь? — уточнила Леонор.

— Да, в частности, Зеленый Огонь.

— В частности?.. Э… Значит, было еще что-то… Что-то оккультное?

— Видимо, было, — подтвердил он, — А иначе чем объяснить, что вооруженная банда, а точнее, небольшая армия с бронетранспортерами и реактивной артиллерией, ушла в заболоченные джунгли, и там погибла?

Леонор снова кивнула и осторожно спросила:

— И поэтому надпись в титрах: «фильм основан на реальных событиях»?

— Да, — подтвердил босс «Iron Star», — получилось так, что команда сняла не фильм по исходному сценарию, а фильм, сценарий к которому создавала сама жизнь. Конечно, некоторые вещи нам пришлось дорисовать, для передачи настроения, но это тоже, по существу, документальный элемент, воссозданный по рассказам свидетелей.

Эпизод-21. Мы делили Антарктиду…

 Сделать закладку на этом месте книги

Антарктида. Земля Адели.

Вопреки опасениям, самолет «White Ant», пилотируемый Найгелом (ранее — пилотом спасательной службы Аляски, а ныне — сотрудником «Iron Star») без малейших проблем приземлился на ледниковое летное поле станции Шарко. Погода сегодня стояла просто курортная: небо ясное, солнечное, ветер 9 метров в секунду, температура минус 12 по Цельсию. Отвинтить съемные крылья, закатить «White Ant» в ангар, и очень аккуратно поставить рядом с экспедиционным «Sea-Grizzly» оказалось делом трудоемким. После этого пришлось еще вручную вытаскивать грузовые контейнеры…

Когда «гости» и «аборигены», собрались вдевятером на маленькой кухне станции, их состояние характеризовалось тремя эпитетами. Взмокшие. Уставшие. Голодные.

— Как настроение, Вивиен, — окликнул Рамсвуд юную звезду эстрадной баллады, — ты не жалеешь, что вписалась в эту антарктическую авантюру?

— Я? — девушка удивленно подняла брови, так что ее большие карие глаза показались просто огромными, — Жалею? С чего бы? Это так классно! Мы плясали с папуасами в Бембеме! Мы летели через Австралию на малой высоте! Я видела с воздуха всю эту замечательную страну. А сейчас… Сейчас вообще обалдеть! Фокси, который из этих сэндвичей с тушенкой — мой?

— Тот, который ты первая успеешь схватишь, — сказала спецменеджер.

— Ага! — Вивиен мигом схватила сэндвич, откусила почти половину и, начав энергично жевать, пробурчала, — Это правило мне нравится! Оно первобытное и честное!

— А правда, — спросил Флинт, — что у вас тут есть настоящая маленькая баня Чкалова?

— Есть русская баня, — ответил Тедди, — и болтают, будто Чкалов имел к ней отношение. Главное: эта штука функционирует. Можете проверить.

— Хочу! — объявила Вивиен, — А мы поместимся там втроем?

— Втроем? — удивилась Инге.

— Да. Мы же с Флинтом и Найгелом, по сценарию, шведская тройка.

— Да, я в курсе. Наверное, поместитесь. Но, я не советую лезть туда сразу после еды.

— Это понятно, — звезда эстрадной баллады кивнула, — а правда, что есть такой прикол: прыгать из русской бани голыми в снег? Я видела тут такие классные сугробы!

— Только не простудись, — строго сказал Харрис.

— Никакого риска, — возразил Найгел, — я знаю этот фокус, мы так делали на Аляске. Прыгаешь в снег, а потом бегом обратно в сауну. Даже замерзнуть не успеваешь.

Олбен, делая вторую порцию сэндвичей (первая была уже сожрана) поинтересовался:

— Парни, а как новый чкаловский самолет ведет себя в деле?

— Нормально, — сказал Флинт, — просто надо помнить про длинное крыло.

— Легко вспухает? — предположил Олбен.

— В общем да. Нельзя слишком тянуть ручку на себя.

— И, — добавил Найгел, — он слегка запаздывает с поворотной реакцией, но это обратная сторона устойчивости. Он чертовски устойчив, а это для заполярья большой плюс.

— В общем, — добавил Флинт, — похоже на мотопланер типа германского «Nimbus», или бразильского «Xi-mango»…

— Мальчики! — возмутилась Вивиен, — что за манера говорить в компании за столом на специальные темы! И, между прочим, я сгораю от любопытства: что в этих секретных контейнерах, на которых написано «динозавр» и «летающая тарелка»?

— Там динозавр, — невозмутимо ответил Харрис, — …и летающая тарелка.

— Издеваешься, да? — обиделась она.

— После чая, мы их откроем, — сказал босс «ExEx», — и ты сама увидишь.

— Давайте лучше сделаем так, — вмешалась Фокси, — сначала мы с Олбеном соберем и включим динозавра, а уж потом покажем гостям.

— Соберете? — переспросил Флинт.

— Конечно. Он ведь в контейнере в разобранном виде, как бы он иначе туда влез?

— А какого он размера? — поинтересовался Найгел.

— Он некрупный, — ответил Олбен, — три метра в высоту и пять в длину.

— Долбить его конем… — Флинт почесал себе макушку, — ни хрена себе, некрупный…


Криолофозавр был великолепен. Когда он, медленно шагая на чудовищных трехпалых лапах, вышел из ангара, почти задевая верхнюю планку ворот пилообразным гребнем, венчающим огромную голову, и лениво повернулся из стороны в сторону, взмахнув толстым хвостом, это внушало…

— Ой, какой он милый! — воскликнула Вивиен, бросилась к доисторической рептилии, и обняла огромную правую ногу, — …А он надувной, я угадала?

— У него сменный надувной костюм, — подтвердила Фокси, — А, так сказать, его шасси, в основном, стеклопластиковое. Кроме, сервомоторов и маятника, разумеется.

— Маятника? — переспросил Найгел.

— Да, — Фокси кивнула, — самый простой принцип устойчивого двуногого хождения, это сочетание широких опорных элементов ног, и качающегося центра тяжести. Смотри…

Она коснулась пульта, и динозавр поднял левую ногу. Вивиен отпустила правую ногу (которую уже успела достаточно потискать), отошла назад, и недоверчиво оглядела огромную фигуру, стоявшую на одной ноге, казалось, вопреки законам равновесия.

— Весь вес в этом внутреннем маятнике, — догадался Найгел.

— Ага, — Фокси снова кивнула, — Марк, наш компьютерный механик, нашел этот фокус в старой заводной игрушке — бегающем страусе.

— А этот динозавр может бегать? — спросила Вивиен.

— Еще как! — Фокси поиграла пультом, и криолофозавр медленно побежал, неуклюже переваливаясь с ноги на ногу.

— Вот здорово! — звезда эстрадной баллады захлопала в ладоши, — Слушайте! Сценарий неправильный! Нельзя убивать такое симпатичное существо! Зрители нас не поймут, и вообще, это против правил экологии.

— По сценарию, — напомнил ей Рамсвуд, — этот динозавр почти тебя сожрал. Тебя спасло только своевременное появление йети с электрическим разрядником.

— Почти не считается, — парировала она, — А убивать живое существо, не разобравшись, почему оно повело себя агрессивно, это бесчеловечно! А вдруг, я случайно подошла к гнезду, и этот динозавр просто защищал детенышей?

— Или кладку яиц, — с легкой иронией предположил Флинт.

Вивиен Робинсон хлопнула себя ладонями по бедрам.

— Точно! Кладку яиц! Знаете, это такая классная тема! Фильм «Марш пингвинов» взял «Оскар» в 2006-м году. Там про то, как пингвины заботятся о пингвинятах, и как они поддерживают друг друга. Может быть, у антарктических динозавров все так же!

— Да, — поддержала ее Фокси. — Я не вижу причин, почему девочке — криолофозавру не отложить яйца в гроте Геккона. Симпатичное место, и недалеко отсюда.

— Ну… — Рамсвуд нерешительно развел руками.

— Точно-точно! — продолжала Вивиен развивать свою мысль, — А если по сценарию так необходимо кого-нибудь пристрелить, то пусть это будет какой-нибудь браконьер. Его совершенно не жалко, и зрителям это понравится, это же понятно!

Следующие два часа Рамсвуд и Харрис снимали клипы со звездой эстрадной баллады в компании Тедди, Инге и криолофозавра (которым продолжала управлять Фокси). Тем временем, Олбен, Найгел и Флинт начали монтировать в единую конструкцию модули, извлеченные из второго контейнера. А затем, Найгел и Флинт вместе с Вивиен были отправлены греться в баню Чкалова, и Олбен завершал монтаж уже при ассистентской поддержке Фокси, Тедди и Инге. Параллельно, Харрис, помогал Рамсвуду экстренно менять сценарий с динозавром на экологический лад.

Прошел еще час. Трое гостей, с воплями, выкатились голыми в заранее выбранный для этого сугроб. Повалявшись в снегу, они вскочили и… Вивиен застыла от изумления: на площадке перед ангаром стояла «Kugelblitz». Чтобы избежать риска переохлаждения звезды эстрадной баллады на антарктическом морозе, Найгел и Флинт бесцеремонно схватили ее за руки и за ноги, и утащили обратно в баню, убеждая, что тарелка никуда не денется. И действительно, когда команда гостей, остыв после бани и надев полярные комбинезоны, снова вышли на улицу, летающая тарелка стояла на том же месте. Если присмотреться, то эта машина была похожа не только на тарелку, но и на гриб, из края шляпки которого выступали четыре лопасти воздушного винта. Короткая толстая ножка гриба представляла собой маленькую прозрачную кабину, стоящую на трех роликах.

— Ну, обалдеть… — произнесла Вивиен,

— По существу, — тоном лектора сообщил Олбен, — это гибрид планера с неподвижным дисковым крылом и классического одновинтового геликоптера.

— А как эта штука гасит момент вращения пропеллера? — поинтересовался Найгел.

— Верхняя половина диска может смещаться, заслоняя часть какого-то сектора винта.

— И из этого состоит все управление, я правильно понял? — спросил Флинт.

— Да, — подтвердил Олбен, — не очень эффективно, но для нашего кино достаточно.

— Гм… — Флинт похлопал ладонью по диску. — Ты сейчас хочешь взлететь на этом?

— Нет, сначала я хочу пихнуть в кабину балласт и попробовать беспилотный режим.


В этот день все ограничилось беспилотными подлетами на два — три метра. «Kugelblitz», управляемая с радио-пульта, уверенно взлетала, но управлять ей в воздухе было не так просто. Команда «ExEx» успела поучиться этому на компьютерном тренажере, но для пилотов Флинта и Найгела схема управления и характер реакции «летающей тарелки» оказались настолько непривычными, что у них машину раскачивало, и иногда крутило вокруг вертикальной оси. Но, на азарте, они освоили управление за несколько часов, попутно наградив тестируемый объект вместо гордого имени «Kugelblitz» (шаровая молния), прозвищем «Fliegenpilz» (что значит либо «мухомор» либо «летучий гриб» — смотря по контексту и интонации). Так или иначе, благодаря хорошей (по местным меркам) погоде и подвижным палеонтологическим и авиаторским играм на снегу, на свежем воздухе, настроение у команды к вечеру было просто превосходное.

Потом, в мансарде, они любовались бесконечно-длинным закатом в весеннем черно-фиолетовом антарктическом небе и бледными зелеными зарницами полярного сияния, извивающимися, будто гигантские анаконды, среди звезд. Вивиен Робинсон устроила команде мини-концерт под банджо, а точнее, репетицию предстоящего концерта для экипажей аргентинской полярной авиации, но в 22:00 Найгел строго объявил отбой и, безусловно был прав: рано утром «чкаловскому» самолету предстояло отправиться дальше, пройти над Южным полюсом в середине дня, а около полуночи приземлиться на аэродроме Эсперанса-Пойнт на севере Аргентинского Антарктического полуострова, примерно в 5000 км от Земли Адели, на другом краю Белого Континента…

…Впрочем, программа участия Вивиен, Флинта и Найнела в съемках «экстремальной компоненты» будущего кино еще не была завершена: оставался один важный штрих: документальная съемка встречи самолета с «летающей тарелкой». Для этого самолету следовало выполнить пару кругов на малой высоте, а «Fliegenpilz», должен был лететь, оставаясь в пределах этих кругов, и чертить в воздухе восьмерки. Этот финт позволил снимать видео с борта самолета, и с двух точек на земле: с крыши ангара станции, и с вершины ледяной скалы (или тороса) Геккон.

…А на французской станции «Дюрвиль» получили очередной радиоперехват, протокол которого в итоге выглядел так:

— Белый муравей, это Кубрик! Летучий гриб на восемь часов от тебя, доверни влево.

— Понял, Кубрик. Да, я его вижу. Он идет с набором высоты, полет устойчивый.

— Белый муравей, это Геккон. Сместись вправо, иначе окажешься слишком близко.

— Понял, Геккон. Выполняю, хотя, по-моему, расстояние и так безопасное.

— Отлично, Белый муравей. Так держать. Ты у меня в кадре на фоне Летучего гриба.

— Понял, Геккон, держу…

— Белый муравей, это Кубрик заходи на второй круг, высота плюс сто метров вверх.

— Понял, Кубрик. Захожу на второй круг, поднимаюсь на сто. Как видишь меня?

— Отлично. Геккон, а как у вас? Летучий гриб в кадре?

— Да, мы его снимаем с двух камер, он как на ладони и освещение отличное…

(Пауза).

— …ОК, Белый муравей! Геккон! Мы сделали это.

— Кубрик, это Белый муравей. Ну, я пошел?

— Да. Удачи, Белый муравей. Привет Аргентине!

— Передам! Вам тоже удачи, ребята.

— Геккон, наведите там порядок и возвращайтесь домой.

Полковник DGSE (Direction Generale de la Securite Exterieure), прибывший на станцию «Дюрвиль» позавчера вечером, предельно внимательно ознакомился с этим коротким текстом, после чего взял трубку спецсвязи.

— …Это полковник Сенмюр. Дежурного мне…

— …Добрый день майор. Мне срочно нужны все данные дальнего видео-наблюдения по квадрату семьдесят сто сорок. Все диапазоны, включая ИК, УФ и микроволновый…

— …Да, немедленно. И поставьте лейбл «топ-секрет» на этот фрагмент данных.

Видео-материалы дальнего наблюдения полковник DGSE получил через час, и также внимательно ознакомился с ними. В результате, родился некий рапорт в Париж, затем возникла сравнительно быстрая военно-бюрократическая возня, а затем, на станцию «Дюрвиль» прибыла группа французских авиа-коммандос «CPA» с боевой техникой.

Как раз в тот момент, когда полковник Сенмюр знакомился с майором Жоскеном и его эскадрильей, поступили свежие оперативные данные: персонал станции Шарко начал глубинное сканирование ледника в радиусе нескольких десятков километров. К этому сообщению прилагался очередной протокол радиоперехвата.

— Алло, Кубрик, это Клипер. У нас отличные новости!

— Клипер, это Кубрик. Не надо нагонять ажиотаж. Что вы нашли?

— Нашли озеро. Возможно, это часть реки Кассандра.

— Клипер, объясни конкретно: какого оно размера, и почему часть реки?

— Ну, ширина около километра, а длина километров пять. Мы еще не уточнили.

— Клипер, а на какой глубине все это находится?

— Примерно два с половиной километра. Мы можем уточнить. В любом случае, это не водяная линза в теле ледника, а водоем на ложе из каменистых горных пород.

— Так! Что еще можно узнать про этот водоем?

— Кубрик, мы знаем еще, что давление над зеркалом воды равно атмосферному. Такие данные получаются из анализа плотности газового пузыря.

— Ну, а что в этом такого?

— Это значит: где-то есть открытый канал к поверхности, иначе давление было бы, как минимум, двести атмосфер.

— Ого! Клипер, это отличная новость! А как найти этот канал?

— Алло, Кубрик, у нас сканер, а не волшебный палантир эльфов.

— Это понятно! Но, в принципе, мы можем найти канал, или нет?

— Вот, не знаю. Мы покатаемся вокруг и попробуем поискать ответвления от водоема. Правда, если они узкие, то могут и не отобразиться на сканере.

— Так! Клипер! попробуйте определить, нет ли туда к


убрать рекламу




убрать рекламу



анала из нашей первой пещеры.

— Ха! Кубрик. Это хорошая идея. Мы попробуем пройти по этой линии.

— Попробуйте, если вы не замерзли.

— Мы в норме, Кубрик. Погода отличная. Начинаем кататься. До связи.

Полковник Сенмюр медленно похлопал в ладоши и повернулся к Жоскену.

— Майор, вы с вашими парнями очень вовремя. Есть срочное задание.

— Слушаю мсье!

— Задание такое: персонал частной станции Шарко проводит подозрительные изыскания. Сейчас одна из их групп на полевом маршруте. Прочтите протокол радиоперехвата…

— Да, мсье… — взяв лист со стола, Жоскен пробежал глазами короткий текст.

— …Вы должны, — продолжил полковник, — отправить три команды толковых парней…


Фокси нравилось работать в паре с Олбеном Лепски. Вокруг него всегда существовала какая-то аура надежности. Не то, чтобы Фокси испытывала такую неуверенность, что остро нуждалась в психологической поддержке, но, все-таки: вдвоем, на сверхлегких аэросанях, среди ледяного безмолвия Антарктиды… Тут многое зависит от партнера.

— Попробуем здесь, — сказал Олбен, и остановил аэросани на неприметной площадке.

— Место неплохое, — согласилась она, и сдвинула колпак кабины.

— Главное, — пояснил он, — тут ледник без трещин. Меньше помех у поверхности.

— Не факт, — возразила Фокси, вылезая на лед с блоком сенсора в руках, — Даже на малой глубине возможны трещины, незаметные отсюда. Вот, эта широкая трещина, в трехстах метрах к юго-востоку, видишь? Она старая, и возможно, ее ось уходит под лед.

— Посмотрим, — Олбен пожал плечами.

— Посмотрим, — согласилась она, поставила сенсор на лед, и сказала, — Импульс!

— Есть импульс, — отреагировал он, и после паузы сообщил, — Мимо. В этой точке лед монолитный. Протяженных полостей на глубине нет. Только некрупные валуны.

— Отрицательный результат — тоже результат, — сказала Фокси, — Куда едем дальше?

— Давай теперь ты выберешь точку, — предложил он.

— ОК. Вот там, площадка на склоне ледника, в полтораста метрах от трещины.

— Хм… А почему там?

— Ну… Вдруг там, внизу, ледник чуть-чуть оторван от каменного ложа.

— Ладно, проверим…

Они снова сели в кабину, но Олбен, вдруг передумав включать движок, как-то очень внимательно посмотрел на небо.

— Что там? — спросила она.

— А ты приглядись. Что? Увидела? Чья то вертушка с юга, верно?

— Верно. Ну, и что такого?

— А то, — сказал он, вооружившись биноклем, — что это «Dolphin aero-special», и на нем французская эмблема. Французы на станции «Дюрвиль» используют легкую машину «Squirrel». Зачем им гораздо более дорогой «Dolphin», сделанный для коммандос?

— …И зачем им лететь сюда? — хмуро добавила Фокси.

— По-моему, нам не хрен с ними встречаться, — подвел итог Олбен, включая движок.

— Вряд ли на аэросанях можно уйти от вертушки, — заметила она.

— Можно, — ответил он, — ты не пилот и не замечаешь кое-каких мелочей. Но ты очень своевременно показала мне ту трещину…

Аэросани, быстро проскочив триста метров, поехали по узкой, почти как велосипедная дорожка, полосе снежника, образовавшегося в старой трещине, расколовшей ледник. С обеих сторон поднялись крутые ледяные стены. По существу, это был ледяной каньон. Через полкилометра, высота его стен достигла примерно 20 метров, а дорогу впереди перегородила россыпь черных валунов, видимо, захваченных где-то ледником, а теперь выкатившихся из разрушившегося края льда.

— Ну, — сказал Олбен, выключив движок, — пусть попробуют влезть сюда на вертушке.

— Я бы не догадалась, — признала Фокси, и тут раздался голос Харриса из динамика рации:

— Это Кубрик — всем! У нас ситуация. Французская вертушка садится на нашу площадку.

— Кубрик, это Клипер, — ответила Фокси, — Тут тоже французская вертушка рядом, но мы отъехали по ледниковому каньону, куда им не сесть. Мы ждем, вникаем в обстановку.

— А мы ВДВОЕМ будем разбираться, — сказал Харрис, — Мы позвонили всем, кому надо.

— Ясно, — Фокси подумала и добавила, — Полностью ясно.

— Это Геккон — всем, — раздался голос Инге, — Мамонт в вечной мерзлоте. Точка. Прием.

— Геккон, это Кубрик. Я понял. А у нас три фигуры в униформе французского спецназа заходят в гости. Будем общаться. Всем: работать по новой программе. Конец связи.

Олбен с хрустом потянулся (что было не так-то просто в кабине аэросаней) и объявил:

— Французы, все-таки, намерены познакомиться с нами. Их вертушка села на площадке, ближайшей к месту, где мы въехали в каньон-трещину.

— Но той площадки отсюда не видно, — сказала Фокси.

— Не видно. Но я засек линию снижения вертолета, они точно сели там. Давай-ка мы достанем нашу игрушку, на случай, если эти французы любят ходить пешком.

— Ты серьезно? — спросила она.

Олбен кивнул, и вытащил из-под сидения армейское ружье и коробку патронов.

— Марк умный парень. Он как в воду глядел, когда грузил нам в дорогу такие пушки. Пожалуйста, заряди, а я подготовлю еще кое-что.

— Ладно… — Фокси привычными движениями начала снаряжать магазин ружья, — ну, а конкретно, что ты предлагаешь? Отстреливаться от французских коммандос?

— У нас имеется еще вот это, — ответил Олбен, и продемонстрировал нечто похожее на стандартную упаковку с полудюжиной жестянок пива.

— Так, — она вздохнула, — Гранаты цветного дыма. А для чего нам их применять?

— Ну, Харрис ведь сказал: работаем по новой программе, потому что мамонт в вечной мерзлоте. Ты же слышала сообщение Инге и Тедди.

— Да, но я не в курсе, что за мамонт в вечной мерзлоте, и что за новая программа.

— Мы с Харри и Тедди придумали эту программу позапрошлой ночью, — пояснил он.

— …И не нашли времени рассказать? — возмутилась Фокси.

— Ну… Не хотелось при Колине Рамсвуде, он хороший дядька, но не авантюрист.

— Знаешь, Олбен, эта отговорка — полное говно, и…

…В этот момент из динамика рации послышалось:

— На связи лейтенант специального патруля ВВС Франции. Нам надо поговорить с вами о мерах безопасности, вы очень рискованно ведете работы.

— Ха! — ответил Олбен в микрофон, — Вы нам угрожаете, лейтенант? Кстати, что-то я не расслышал ваше имя.

— А я — ваше, — парировал француз.

— А кто вы такой, чтобы, я его вам называл? Мне от вас ничего не надо.

— Извините, — сказал лейтенант, — но я вынужден настаивать на разговоре с вами. Это французский сектор Антарктиды, и наша служба выполняет тут некоторые функции.

— Функции? — язвительно ответил Олбен, — Какие именно? Пока я вижу только, что вы нарушаете конвенцию о демилитаризованном статусе Антарктиды. Вы прилетели на военном вертолете, вы явно охотились за нами, и вынудили нас искать укрытие.

— Мы не охотились за вами, с чего вы взяли? — возмутился лейтенант.

— Не охотились? А что вы делали?

— Я уже сказал: надо с вами поговорить. Вы не могли бы подъехать к нам?

— Подъехать, и что дальше?

— Мы просто поговорим.

— Говорите сейчас, — предложил Олбен, — какие проблемы?

— Видите ли, — пояснил француз, — с вами хотел поговорить наш полковник.

— Гм…. А что мешает ему воспользоваться рацией?

— Я не знаю, у меня приказ.

— Приказ о нашем задержании, да, лейтенант?

— Нет, просто о приглашении.

— Как мило! Приглашение! А если мы ответим: «нет»?

— Тогда, нам придется подойти к вам.

— Ах, так? — откликнулся Олбен, — Ну, счастливо искать дорогу!

С этими словами он откинул колпак кабины, вышел из аэросаней, выдернул кольцо на дымовой гранате и, размахнувшись, швырнул ее метров на полста в сторону входа в каньон. Между ледяными стенами начал расползаться густой пурпурный дым.

— Какого черта вы делаете?! — раздался из динамика рассерженный голос лейтенанта.

— А какого черта вы занимаетесь разбоем? — ответил Олбен, возвращаясь в кабину.

— Мы просто контролируем безопасность в нашем секторе, я же вам объяснил!

— Лейтенант, — встряла Фокси, — я что-то не припомню, чтобы французские претензии в Антарктиде были кем-то признаны, так что Земля Адели, это нейтральная зона. Вы не имеете права навязывать тут свои постановления гражданам других стран.

— Давайте, вести себя, как разумные люди, — предложил лейтенант, — я человек военный, выполняю приказ, это мой долг. Если при этом ваши права будут нарушены, вы потом спокойно обратитесь в суд в вашей стране, или непосредственно во Франции.

— Преступный приказ не оправдывает исполнителя, — отрезал Олбен.

— Послушайте, — мягко произнес французский лейтенант, — это несерьезный разговор! Я сожалею, но у меня есть приказ, в случае необходимости применить силу.

— Тогда, лейтенант, вы разбойник. Разбой на колониальной территории, по британскому закону 1840-го года, пока что не отмененному, карается смертной казнью на месте.

Произнеся эту довольно патетическую реплику, Олбен сделал знак Фокси, чтобы она «грузила на абонента дерьмо», а сам снова вылез из аэросаней, держа в ружье в руках.

— Вы признаете, что намерены незаконно арестовать нас? — спросила она в микрофон.

— Это не арест, — возразил лейтенант, — а приглашение к разговору.

— Нет, это попытка принуждения, к чему-то, — возразила она, — а к чему именно…

— …Я объясняю, — перебил он, — просто, к разговору о безопасности!

— Вот как? А с чего это мы должны вам верить?

Раздался один ружейный выстрел, затем второй, а после него, дробный гулкий грохот ледяных глыб, падающих с высоты.

— Что за черт!!! — крикнул лейтенант.

— Вы открыли огонь по мирной экспедиции, — твердо заявила она.

— Что?! Я не открывал огонь!

— Значит, это сделал кто-то из ваших солдат… Или, точнее, ваших гангстеров.

— Что за бред? — справедливо возмутился француз.

— Приберегите красноречие для суда, — невозмутимо посоветовала она.

Олбен, тем временем, вернулся к аэросаням, вытащил из коробки еще две дымовые гранаты и зашвырнул их туда же, куда и первую. Пурпурный дым сгустился. Затем, наклонившись над пультом, Олбен переключил рацию в режим «только прием».

— И что теперь? — спросила Фокси.

— Все очень неплохо, — сказал он, — я точно рассчитал: сбил хороший ледяной карниз, и теперь дорога завалена обломками. В таком дыму по ней даже пешком не пройти.

— Интересно, как мы вернемся? — проворчала она.

— А мы не будем возвращаться. Мы выскочим с другой стороны каньона.

— А как мы проедем через это? — она кивнула на россыпь валунов.

— Мы через это перейдем. Смотри: шасси аэросаней, сами по себе, весят полцентнера. Столько же весит бак с топливом, а движок с трансмиссией — еще меньше. У сканера основной блок весит сорок кило, и все остальное — столько же. Ну, как?

— Можно перетащить, — согласилась она, — а ты уверен, что больше препятствий нет?

— Да, уверен. Я запоминаю карту, это рефлекс военного пилота.

— Ладно, — Фокси кивнула, — давай работать. Надеюсь, ты знаешь, что делать потом.

— Да, — подтвердил он, отстегивая фитинги движка аэросаней, — снимай топливный бак.

— Угу, — она тоже занялась делом, и спросила, — А мамонт в мерзлоте…?

— Ну… — Олбен аккуратно поставил движок на снег, — …это значит, что вертолет…


…В соответствие с предсказуемой военной логикой, первый вертолет французского спецназа приземлился около самой станции Шарко, второй — должен был задержать аэросани с полевой экспедицией «кино-палеонтологов», а третий — занялся поиском «летающей тарелки», опираясь на данные видео-наблюдения со спутника. Именно с третьим вертолетом и случилась неприятность (тоже прогнозируемая). На верхушку ледяной формации Геккон посадить вертолет было невозможно, а десант по тросам в режиме зависания над целью, при сильном ветре, на ледяную поверхность выглядел крайне рискованно, и командир звена приказал пилоту искать ближайшую площадку. Площадка в радиусе километра имелась лишь одна: это была выемка в теле ледника, заполненная слежавшимся снегом, ровная, как стол. Опытный антарктический пилот, знакомый с практической гляциологией, ни за что не стал бы сажать здесь довольно тяжелую машину в условно-теплый весенний сезон, когда под снежными пробками скапливается талая вода, стекающая со стыков льда и открытого камня. Но в данном случае, был просто хороший пилот, отлично умевший выполнять лэндинг на любую пригодную поверхность (и в частности на снег), но не знакомый с Антарктидой…

…Вертолет мягко, спокойно, приземлился. Посадочные лыжи твердо встали на снег. Шестеро коммандос уверенно начали выгружаться, но… Через полминуты раздался негромкий хруст, снежный наст просел и машина ухнула на полметра вниз, затем, по инерции, пробила наст и погрузилась в снежное крошево по самый фюзеляж. Это, разумеется, была не катастрофа. Просто, чтобы взлететь из такого положения, теперь следовало провести некоторые раскопки (предусмотренные, впрочем, инструкцией). Командир звена доложил о проблеме в штаб операции, и получил приказ продолжить выполнение задания. Коммандос начали готовиться к восхождению примерно на 200 метров по крутому склону ледника, к широкому жерлу пещеры или грота.

В это же самое время, через узкий лаз с другой стороны грота, выползли две фигуры, напоминающие белых медведей, ставших в ходе эволюции, гуманоидами и, очевидно, разумными — вряд ли неразумное существо сумеет пользоваться лыжами. А эти двое гуманоидов тащили с собой лыжи и, выбравшись из грота, сразу продемонстрировали неплохие навыки движения по пересеченной горной местности. Оба покатились вниз, причем один свернул по снежному языку, как бы заходя снизу в тыл французским коммандос, а второй, смело набирая скорость на склоне, помчался в сторону каньона-трещины в соседнем ответвлении ледника…

…И красиво затормозил с разворотом около аэросаней, выехавших из каньона.

— Уф! Йети рулят, точно?

— Знаешь, Инге, — сказала Фокси, похлопав «йети» по спине, — вы с Тедди отморозки. Серьезно. Вы понимаете, что спецназ, это люди с боевым оружием и рефлексами?

— Это же лягушатники, — заметил Олбен, — им на каждый выстрел нужен приказ.

— А их «Иностранный легион»? — возразила Фокси.

— Тут не «Иностранный легион», а «CPA», — отрезала Инге, — твой ход, Олбен.

— Мой ход… — ворчливо отозвался он, пристраивая плоский пульт телеуправления на рулевой панели аэросаней, — ты мне скажи: где Тедди?

— Он залег в базальтовой морене ниже по склону, и снимает этих, блин, альпинистов.

— Ладно… Так, мне уже начинать?

— А ты готов?

— Да.

— Ну… — Инге вынула из кармана трубку woki-toki, — тогда приготовились, и по моему зверскому визгу — начали… А-ааааа!

…Летающая тарелка типа «Kugelblitz» (или «Fliegenpilz»), несколько легкомысленно покачиваясь в воздухе, аккуратно выплыла из широкого жерла ледяного грота и, под изумленными взглядами французских коммандос, штурмующих склон, начала быстро набирать высоту. Командир звена выругался, сообразив, что вертолет застрял в снегу, поэтому сейчас невозможно отправить его в погоню. Оставалось кричать по рации…

Инге Освар хихикнула, слушая французскую перепалку в эфире, сопровождающую экстренный взлет двух оставшихся «в строю» вертолетов.

— Хе-хе! Сюрприз… Эй, Олбен, а зачем ты тащишь мухомор вверх? Надо ведь…

— …Я знаю. По сценарию, тарелка летит к трансантарктическому хребту. Но у чертова мухомора не хватит горизонтальной скорости, чтобы уйти от вертолетов.

— Если французы расстреляют мухомор, — заметила Инге, — то это тоже нормально.

— Но, смыться ведь интереснее, — сказал он.

— И ты хочешь улететь от них в космос? — иронично предположила Фокси.

— Почти, так. Я хочу найти и оседлать термик. Мухомор идет без балласта, и удельная нагрузка на несущую плоскость всего десять кило — как у дельтаплана. Это значит, что хороший термик утащит мухомор километров на шесть вверх, что значительно выше технического потолка вертолета «Dolphin». И порядок. Следите за рукой.

Тут Олбен на секунду снял руку с левого джойстиков и выразительно поднял к небу оттопыренный средний палец… События следующего получаса показали, что термик действительно имелся, и Олбену удалось оседлать его. «Fliegenpilz» спокойно пошел вверх, как будто балансируя на невидимой спине восходящего воздушного потока. Но, французские летчики, преследовавшие «летающую тарелку» на двух вертолетах, тоже понимали, что к чему в авиации. Они не успели догадаться, почему «инопланетный летательный аппарат» так легко набирает высоту, но тактический смысл маневра они оценили быстро, и запросили у полковника Сенмюра разрешение открыть огонь…

— …Блин! — Фокси хлопнула ладонью по корпусу аэросаней, — долбанные варвары!

— Хороший был мухомор, — произнес Олбен, выключая пульт, на котором горел сигнал «связь с управляемым аппаратом потеряна», — осталось только выяснить: то ли он был инопланетный, то ли просто дико дорогой, как машины аэрокосмического агентства.

— Гм… — Инге потерла ладонью замерзший нос, — Наш мухомор любительский, и цена…

— Попробуй, собери обломки, — перебил он, — и докажи, что он не аэрокосмический, а любительский. Фрагменты-то рассеялись по пересеченному ландшафту ледника.

— Ха! — Инге потерла на этот раз щеки, — Вот это, я понимаю: классный бизнес!

— И честный, — добавил Олбен, поднимая к глазам бинокль, — а вот и полиция летит.

— Быстро отреагировали, — прокомментировала Фокси, наблюдая за парой небольших боевых самолетов смешанной конфигурации, напоминающих серебристых стрекоз с укороченной передней парой крыльев, — Олбен, а что это за модель?

— Легкий штурмовик «Agile supporter», — ответил он, — проект янки, 1990-го года. Для Пентагона это оказалось слишком просто и дешево, а для киви — то, что надо. Оружие: дюймовая пушка-автомат. Сейчас из этой пушки врежут по лягушатникам! Wow!

Яркие штрихи трассирующих выстрелов мелькнули поперек курса двух французских вертолетов, недвусмысленно рекомендуя идти на лэндинг в заданном направлении.

— А почему ты думаешь, что это киви? — поинтересовалась Инге.

— Потому, — ответил он, — что на фюзеляжах значки ВВС Новой Зеландии.

— Ха! — задумчиво произнесла она, — Почему прилетели именно киви? Ладно, поехали, заберем Тедди, пока он там не нашел себе на жопу приключений. Я зацеплюсь тросом, только буксируйте меня без экстрима, ОК?

— Э… — Фокси тряхнула головой, — а как вы ехали туда, к гроту Геккона?

— Элементарно: на лыжах на буксире за летающей тарелкой. Смекалка, так-то!

— Ну… — Олбен взмахнул руками, — вы, блин вообще…


…На летном поле станции Шарко было тесно от приземлившихся машин. Три автожира «Carter-Copter», с новозеландским значком и дополнительной эмблемой в виде зеленой улитки на белом круге. Один тяжелый вертолет «Chinook» со значком ВВС Австралии. Два французских вертолета «Dolphin aero-special». Чуть в стороне топталась дюжина французских коммандос без оружия. Австралийские и новозеландские военные были вооружены. Австралийский старший офицер о чем-то спорил с французским майором.

— Так, — сказал Олбен, останавливая аэросани, — мы влипли в международный скандал.

— Хе-хе! — хором завопили Инге и Тедди, на ходу отцепившиеся от буксирных тросов и сейчас ехавшие просто на лыжах, — Спокойно, мы не йети, мы земляне, из Австралии.

— Пижоны, — буркнула Фокси, глядя, как эти две колоритные фигуры в пушистых белых комбинезонах подкатывают к жилому блоку станции.

— Слушай, — сказал Олбен, — ты бы помогла боссу, а то его, кажется, взяли в оборот.

— Ага, — согласилась она, открыла колпак кабины, спрыгнула на снег и почти что бегом метнулась к Харрису, с которым беседовали два персонажа, вероятно — полисмены из какого-то новозеландского округа. На их форменным куртках были и новозеландские эмблемы, и эмблемы в виде зеленой улитки — как на фюзеляжах автожиров.

Харрис радостно поднял руки.

— Фокси! Познакомься: это капитан Норен и лейтенант Кромс из полиции Тини-Хеке. Офицеры, познакомьтесь, это Фокси Рорх, спецменеджер фирмы «ExEx».

— Очень приятно, — сказала она, — А Тини-Хеке, это что?

— Тини-Хеке, — сообщил ей капитан Норен, — это независимая островная республика в свободной ассоциации с Новой Зеландией.

— Примерно как Ниуэ, или Токелау, — добавил лейтенант Кромс.

— Извините, но я даже не слышала про такую.

— Ничего удивительного, — капитан Норен улыбнулся, — в Веллингтоне подписали акт независимости Тини-Хеке всего две недели назад.

— А что входит в эту островную республику? — спросила Фокси.

— Земли южных маори, — ответил он, — Ряд островов и ближайшая часть континента.

— Киви, — пояснил Харрис, — создали маленькую ассоциированную республику, которая полностью лежит в Антарктике. Юридический финт: право наций на самоопределение является основополагающим. Оно важнее, чем отдельные договоры по Антарктике, и мифические полярные маори могут законно объявить этот кусок свой территорией.

— Уже объявили, — уточнил Норен, — и почему мифические? Вот, я например, реальный полярный маори. И лейтенант Кромс тоже.

— Ну, извините, — Харрис отвесил обоим киви картинные поклоны.

— Интересно, — сказала Фокси, — а что оказалось отгрызено от французского сектора?

— Восточный берег реки Кассандра, — ответил новозеландский капитан, — И, мне очень приятно от имени штаба береговой охраны Тини-Хеке выразить благодарность вашей экспедиции, которая исследовала эту подледную реку, и теперь можно провести здесь обоснованные границы между национальными секторами. Сейчас сюда прилетят еще представители США и Аргентины, и мы начнем по всей форме.

— Сюда, это на станцию Шарко? — спросила она.

— Да. Я приношу извинения, что киносъемки затруднятся из-за наплыва официальных персон, но штаб предлагает вам переместиться на берег Хива-Поа. Это место, где была французская станция Порт-Мартен, сгоревшая в 1952-м. Там очень красиво.

— Порт-Мартен ваш штаб уже считает своим? — уточнила Фокси.

— Ну, в общем, да. Ведь станцию Шарко получает ваше правительство. Все честно.

— Да, уж. Честно… И как нам предлагают устраиваться на давно сгоревшей станции?

— Там уже построена новая станция, — пояснил капитан, — Она принадлежит недавно созданной совместной американо-новозеландской компании «MODO-Klondike»…

Фокси выпучила глаза от удивления.

— При чем тут Клондайк?

— Ну, — капитан пожал плечами, — Это название предложили партнеры из «Iron Star».

— Так… — произнес Харрис, — значит, в этом бизнесе есть и Барбара Даркшор, и Берген Фарриган. Как мило с их стороны. По-моему, Фокси, нам действительно надо с ними пересечься и послушать, что они обо всем этом думают.

— Вероятно, да, босс, — согласилась она. — Тем более, снимать дальше в районе Шарко нереально из-за тусовки официоза, и в любом случае, Колин Рамсвуд захочет теперь переделать сценарий по… Гм… Новой программе.

— Насчет сценария, — сказал капитан Норен, — нам тоже надо поговорить. Видите ли, проблема летающей тарелки и нацисткой базы-211 требует единообразного решения. Необходимо согласовать позиции, чтобы оптимально интерпретировать события.

— Оптимально в каком смысле? — спросил Харрис.

— Про это вы лучше там, в Хива-Поа поговорите. С учетом всех обстоятельств…

Эпизод-22. Реальность делается в кино

 Сделать закладку на этом месте книги

Остров Большой Гавайи.

Земля Адели в Антарктиде.

Этот коттедж в симпатичном месте на окраине Ваимеа ничем особо не выделялся среди типичных вилл-офисов зажиточных фермеров и иных бизнесменов местного масштаба. Узнать о том, что владелец данного участка и дома относится к совсем другому классу, можно было лишь по табличке: «Берген Фарриган, президент кинокомпании „Iron Star international“». Наплыв публики тут случался только на некоторые обще-американские и обще-гавайские праздники, на день рождения кинокомпании, и еще на корпоративные вечеринки, связанные с успехом очередного фильма. Но — сегодня был особый случай, поэтому около коттеджа Фарригана наблюдалось столпотворение с кучей автомобилей, мотоциклов, людей и марсиан… При ближайшем рассмотрении, впрочем, «марсиане» оказывались обычными треножниками с репортерскими видеокамерами.

А все началось с того, что примерно через час после начала рабочего дня на площадке напротив ворот участка, припарковался обычный джип неброского песочного цвета с тонированными стеклами. Из джипа вышли двое представительных мужчин в темных очках и серых костюмах, переговорили с парнем-садовником, и вошли в дом. Прошло некоторое время, и на той же площадке начли одна за другой появляться автомобили различных марок, некоторые из которых были маркированы эмблемами TV-студий и редакций информационных агентств. Некоторые из пассажиров размещались прямо на площадке и разворачивали съемочную технику, а другие, поговорив с тем же парнем — садовником, проходили в дом. В процессе накопления машин и техники, первый джип оказался практически блокирован, но это, кажется, никого не волновало.

Репортеры, вошедшие в дом, осели в холле второго этажа, игравшем роль приемной, поскольку оттуда шла лесенка с указателем «В кабинет президента» и стоял стол, за которым сидела мисс Джоан Лайти, игравшая, сообразно моменту, роль классической секретарши босса. Правда, она была одета не в стиле «авиа-стюардесса», принятого в офисах «Больших Боссов», а в стиле гаучо (джинсы и яркая клетчатая рубашка), но ее статус сомнений не вызывал, и поэтому на нее сыпались вопросы.

— Скажите, мисс Лайти, агенты FBI пришли сюда из-за истории в Антарктике?

— Я не знаю. Они сказали просто: «нам надо поговорить с мистером Фарриганом».

— А они предъявили какие-то бумаги?

— Да. Они показали ID, и там что-то вроде «Отдел расследований. Агент Смит».

— Что, у обоих было написано «агент Смит»?

— Нет, у одного было написано «Шейк», а у другого «Моррисон».

— Мисс Лайти, а может это быть связано с событиями в Новой Гвинее, на Долаке?

— Я уже сказала: не знаю. Но, по поводу Долака они приходили месяц назад.

— Что, те же самые агенты?

— Фамилии у них были другие, а лица примерно те же. Возможно, у них так принято.

— А правда ли, что Большой Бонго вложил деньги в бизнес в Авалоне, на Долаке?

— Не в Авалоне, а в Бембеме. По этому поводу был пресс-релиз, там все сказано.

— Но, мисс Лайти, там сказано только: «инвестиции в фольклорный туризм».

— Да. Потому что это и есть инвестиции в фольклорный туризм.

— А трансантарктический перелет, это тоже фольклорный туризм?

— Да, конечно. Это римейк легендарного трансполярного перелета Чкалова.

— Вы лукавите, мисс Лайти. Ведь Чкалов не покупал заполярную станцию.

— Нет, это вы нечетко задаете вопрос. Перелет это одно, а станция Шарко — другое.

— А почему станция была приобретена на подставную мальтийскую фирму?

— Не на подставную, а на трастовую. Это абсолютно законно.

— А какую роль в этом играла новозеландская геологическая компания MODO?

— Партнерскую роль.

— Партнерскую? Как и на острове Долак в Новой Гвинее, не так ли?

— Я не поняла, в чем ваш вопрос.

— Я поясню: все это похоже на сговор вокруг какой-то большой тайны.

— О! Телезрителям интересна тайна. Хотите поговорить об этом подробнее?

— Да, конечно! Еще бы! Я про это и спрашиваю!

— В таком случае, задавайте конкретные вопросы.

— ОК! Конкретный вопрос! Говорят, что на Долаке некий колдун спиритическим путем установил для вас, что нацистская база-211 находится на Земле Адели. И, говорят, что ваша экспедиция обнаружила эту базу, которую спецслужбы искали со времен войны.

Джоан Лайти сделала многозначительную паузу, после чего ответила.

— Давайте, отделим факты от слухов. Шаманский ритуал, который вы могли видеть в фильме «Innominatum», действительно проводился на Долаке при участии нескольких сотрудников фирмы «ExEx» и нашего видео-оператора, но целью ритуала не являлось установление дислокации базы-211…

— Однако же, — перебил репортер, — она была установлена!

— Это не совсем так, — ответила Джоан, — наша экспедиция на Земле Адели обнаружила только полость под ледником. Возможно, это проточное озеро на реке Кассандра…

— Ага! Значит, нацистские субмарины могли проходить туда из океана!

— Стоп-стоп! Это уже домыслы. Наша экспедиция не проникла в саму полость озера, и успела обследовать только верхние залы некоторых ледяных пещер.

— Да! Ваша экспедиция не успела, потому что напали французские коммандос.

— Еще раз стоп! Это было не нападение, а небольшое досадное недоразумение…

— Нет, мисс Лайти, вы лукавите! Это было нападение, и уже известно, что произошел воздушный бой. На интернет-блогах уже выложены видеозаписи, по которым легко определить, что французские вертолеты вели огонь по дисковидному летательному аппарату, известному из литературы, как «Kugelblitz», затем новозеландские боевые самолеты обстреляли французов, а затем начались секретные переговоры на станции Шарко, и вашу экспедицию вынудили улететь оттуда на станцию Порт-Мартен.

— И еще раз стоп. Об этом лучше навести справки в официальных источниках.

— ОК, мисс Лайти. Допустим, ваша команда не хочет комментировать международный конфликт. Но летающая тарелка «Kugelblitz» четко зафиксирована на видео.

— Нет, — Джоан покачала головой, — зафиксирован дисковидный летательный аппарат, а название этого аппарата, или этого типа аппаратов, уже относится к области слухов.

Репортеры уже начали входить в состояние профессионального азарта, ловя Джоан на неточностях и недоговорках, к


убрать рекламу




убрать рекламу



огда дверь кабинета распахнулась и оттуда вышли оба федеральных агента. Звукоизоляция сыграла с ними злую шутку: они были не готовы обнаружить в холле репортеров с видеокамерами, на секунду застыли, и попали под перекрестный огонь вопросов.

— Мистер Шейк, мистер Моррисон, о чем вы беседовали с президентом Фарриганом?

— Зачем FBI давит на организаторов экспедиции? Что ваша контора хочет скрыть?

— Скажите, кто инициировал компанию по дезинформации вокруг базы-211?

Агенты, которых, разумеется, никто не уполномочил на общение с прессой, начали действовать по инструкции: продираться к выходу, старательно закрывая лица, чтобы поменьше засвечиваться на видео. Им предстояло проскочить сначала мимо группы репортеров в холле, затем мимо группы на улице (где их тоже обстреляли вопросами). Далее, надо было еще вывести свой джип, заблокированный машинами прессы. Тут молчать не получалось. Последовала перепалка. Репортеры требовали ответов на свои вопросы. Агенты отвечали, что не могут ничего комментировать, и угрожали вызвать полицию, если их машине не дадут выехать.

Тем временем, из кабинета в холл вышел Берген Фарриган, и репортеры, естественно, переключились на него.

— Мистер Фарриган, верно ли, что от вас требуют скрыть факты, связанные с летающей тарелкой «Kugelblitz»?

— Мистер Фарриган, намерены ли вы подавать в суд за срыв работы экспедиции?

— Мистер Фарриган, кому фактически принадлежит станция Шарко на Земле Адели?

— Мистер Фарриган, правда ли, что экспедиция находится под арестом в Порт-Матрен?

— Минутку! — Большой Бонго поднял руки над головой, как будто сдавался в плен, — я не способен отвечать на кучу вопросов сразу! Если вы немного помолчите, то я попробую объяснить, что происходит. Договорились?.. Отлично. Итак: слухи об аресте ничем не обоснованы. Обе станции: и Порт-Мартен и Шарко, принадлежат компании «MODO-Klondike». Экспедицию попросили немного поменять график работы на этих станциях, поскольку Шарко оказалась наилучшим местом для переговоров по урегулированию дипломатических недоразумений. Мы просто проявили добрую волю…

— Мистер Фарриган, а в чьей юрисдикции находятся Порт-Мартен и Шарко?

— Это не ко мне, это к дипломатам. Я не занимаюсь политикой.

— Но, мистер Фарриган, если вы не занимаетесь политикой, то почему ваша команда так часто оказывается в эпицентре очередного политического скандала?

— Это не ко мне, это к кому-то кто сидит на небесах, и управляет судьбой.

— А летающая тарелка с базы-211 мистер Фарриган? Об этом вы можете рассказать?

— Я могу рассказать, но у меня нет никаких доказательств. Этот аппарат разрушился.

— Он сбит французами, не так ли, мистер Фарриган?

— Повторяю: у меня нет никаких доказательств, а я не привык говорить безосновательно. Единственное, что я могу обоснованно утверждать, это что наша компания располагает действующим аппаратом, аналогичным тому, который есть на видеозаписи.

— Вы хотите сказать, что экспедиция как-то получила летающую тарелку на базе-211?

— Я бы не хотел это обсуждать, пока экспедиция не вернется домой.

— Но, мистер Фарриган, мы сможем увидеть нацистский летающий диск «Kugelblitz»?

— Уберите лишние определения, и я отвечу утвердительно.

— Мистер Фарриган, почему вы говорите загадками? Кто контролирует базу-211?

— Я повторяю: есть вопросы, на которые я отвечу, когда экспедиция вернется домой.

— Почему, мистер Фарриган? Вы опасаетесь каких-то действий спецслужб?

— На этот вопрос я отвечу тогда же.

Антарктида. Побережье Земли Адели.

Станция Хива-Поа (бывшая Порт-Мартен).

Можно было долго удивляться тому, как строительная группа четко разместила новые пестрые черно-белые дома-многогранники среди руин сгоревшей старой станции Порт-Мартен в 62 км восточнее станции Дюрвиль. Лишь с очень близкого расстояния взгляд выделял эти новостройки из массива унылых скал и руин, частично покрытых снегом. Французские летчики, обслуживающие станцию Дюрвиль, разумеется, иногда бросали взгляд в эту сторону, но им и в голову не приходило, что тут есть «активный объект».

В небольшой комнате отдыха под пирамидальной односторонне-прозрачной крышей центрального из этих пестрых объектов, за круглым столом расположились четверо. Капитан Норен из полиции Тини-Хеке (или антарктической береговой охраны Новой Зеландии), Фокси Рорх и Олбен Лепски из австрало-американской кино-экспедиции, и французский полковник Сенмюр из спецслужбы DGSE, приглашенный с французской станции Дюрвиль. Предмет встречи (или «разбора полетов») был определен предельно четко: что произошло сегодня утром в районе станции Шарко?

Сенмюр отложил в сторону последний из четырех листов распечатки, которую очень внимательно читал предыдущие полчаса, затем с тоской посмотрел сквозь прозрачную наклонную стенку комнаты на оранжево-красное солнце, зависшее над горизонтом, и негромко произнес:

— Мисс Рорх и мистер Лепски, вы утверждаете, что французский вертолет был намерен атаковать вас бортовым оружием. Я правильно понял?

— Абсолютно правильно, — подтвердила Фокси.

— Так… — полковник кивнул, — а откуда вы могли знать о намерениях экипажа?

— Демагогия, — отрезала она, — если в темном переулке субъект с предельно агрессивной внешностью направит на вас пистолет, вам, видимо, будут понятны его намерения.

— А полисмена вы тоже заподозрите в намерении обстрелять вас? — спросил полковник.

— Полисмен? — Фокси сделала большие глаза, — Возможно, у вас во Франции полисмены летают на штурмовых вертолетах и направляют на граждан оружие для профилактики преступности. Это ваше дело. Может, вам так нравится. Но здесь не Франция.

— Мисс Рорх, я просто развил ваш пример, с субъектом в переулке.

— Давайте ближе к конкретике, — предложил капитан Норен.

— Точно, — согласился с ним Олбен, — значит, дело было так. Этот «Dolphin aero-special» выполнил заход для ракетного удара по цели. Ракеты у него на пилонах имелись. А по диспозиции, роль цели в этом тире играли наши аэросани. Если бы мы не успели увести аэросани в узкий ледовый каньон, нас бы накрыло первым же залпом.

— Это необоснованная интерпретация! — заявил Сенмюр.

— Вот уж нет! — Лепски ударил кулаком по столу, — я был на второй ливийской войне и прекрасно видел, как это делается вашими летчиками именно с такого вертолета.

— Вы военный? — быстро спросил француз.

— Я бывший военный пилот, три года, как в отставке.

— Уважаемый полковник, — мягко произнес капитан Норен, — давайте будем реалистами. Попытки представить дело так, будто атакованная вами экспедиция была военной, явно бесперспективны. У экспедиции отсутствовало боевое оружие, и именно ваша сторона нарушила договор о демилитаризованном статусе Антарктики. На одной видеозаписи, которую нам передала экспедиция, четко виден ваш вертолет, заходящий для атаки. На другой видеозаписи — обстрел гражданского объекта в воздухе с вашего вертолета. Вы уничтожили военным путем гражданский киносъемочный дрон.

Полковник Сенмюр вытащил из кармана несколько фотографий и бросил на стол.

— Это вы называете «гражданским киносъемочным дроном», капитан?

— Да, а что? Это аналог канадского дрона «CL-227 Sentinel» образца 1978-го, года. Тут другая конфигурация фюзеляжа, не вертикальная груша, как у канадцев, а диск, но это совершенно не меняет смысл инцидента.

— Вы ошибаетесь, капитан. Это не аналог канадского «Sentinel» 1978-го, а германский «Kugelblitz» 1945-го, модель Focke-Wulf 500. Таков вывод наших экспертов.

— О! — с легкой иронией произнес новозеландец, — Так вы охотились тут за мифической нацистской базой-211? Редакция TV-канала «Bermuda Triangle» будет в восторге! Но, я боюсь, что ваша общественность и парламент не разделят этого восторга. Увы! Они не поймут глубокого смысла охоты за летающими тарелками, которые Гитлеру подарили инопланетяне при посредничестве тибетских мудрецов. Избиратели, это такие грубые, приземленные люди. Они уверены, что налоги платятся для каких-то других целей.

— Что вы издеваетесь? — проворчал французский полковник.

— Я просто объясняю, что ваша версия о летающей тарелке не найдет поддержки даже несмотря на то, что вы, вероятно, получили приказ сверху заняться этой экзотической темой. Такие приказы отдаются устно, а потом от них отказываются. Вы же знаете…

— Вы кое-что забыли, капитан. Мадридский протокол 1991-го года запрещает добычу полезных ископаемых и любую производственную деятельность в Антарктиде. А эта экспедиция занималась сканированием ледника и поиском термальных источников с воздушными полостями. Сканер принадлежит новозеландской геологической фирме, которая организует подводную добычу природного газа. Что вы на это скажете.

— Мадридский протокол, — спокойно ответил Норен, — запрещает добычу, но разрешает научные исследования. «MODO-Klondike» изучает подледную акваторию Кассандра с целью помочь в деле защиты экологии этого уникального объекта. Соответствующий меморандум направлен правительством Тини-Хеке в адрес Секретариата договора по Антарктике, в соответствие с установленным порядком.

— А почему нам неизвестно об этом меморандуме? — спросил Сенмюр?

— Элементарно, — капитан улыбнулся, — отправка была неделю назад. Я могу показать официальную копию пакета с описью. Хотите?

— Нет, — француз покачал головой, — но хотелось бы знать, к чему все это предисловие.

— Разумный подход к делу, — новозеландец улыбнулся еще шире, — итак…

Фокси похлопала ладонью по колену.

— Ну, я так понимаю, что для процедуры торга мы с Олбеном не нужны.

— Вы нам всегда нужны, — сказал капитан, — Вы знаете, в Тини-Хеке принята программа содействия экологическим и культурным исследованиям Антарктики. Мы всегда рады видеть вас в нашей гостеприимной стране. Но, сейчас вы, вероятно, устали…

— Ага! — она подмигнула новозеландцу и встала из-за стола, — Пошли, Олбен, проведем культурные исследования антарктических пингвинов. Говорят, их тут много.

— Да, — капитан кивнул, — на центральной площади Хива-Поа есть указатель: «колония пингвинов — 300 метров». Идите прямо по нему и увидите. Они красивые.


Олбен сегодня смотреть пингвинов не пожелал. После пилотирования (пусть всего на двухстах милях дистанции, но в здешних стабильно-экстремальных условиях), ему в данный момент хотелось только одного: упасть в койку. А пингвины (как он резонно заметил) за ночь никуда не денутся. Но, Фокси решила посмотреть на этих существ немедленно, просто из принципа. Она уже столько времени провела в Антарктиде, а пингвинов еще ни разу не видела. Даже как-то неприлично…

Тропа по указателю вела на плоскую вершину заснеженного холма, откуда открывался замечательный вид на свинцово-серое море, и небольшую группу пингвинов, которые напоминали хоббитов в черных фраках и белых рубашках, неспешно дефилирующих по пустынному берегу. Тут Фокси обнаружила, что мысль посмотреть на императорских пингвинов именно этим вечером, пришла в голову не только ей. На холме стоял некто с массивной фигурой в зеленом комбинезоне, и (что характерно) курил толстую сигару.

— Харри, — окликнула она, — ты же обычно куришь сигары по утрам с рюмкой виски!

— Видишь ли, Фокси, — глубокомысленно ответил босс «ExEx», — с точки зрения простой астрономии, данное время суток в этом сезоне можно считать как вечером, так и утром, поскольку солнце не заходит. А виски у меня с собой.

С этими словами он вытащил из кармана комбинезона плоскую фляжку.

— Тут одна порция или хватит на двоих? — поинтересовалась Фокси.

— Держи, — он протянул ей фляжку, и спросил, — ты что, переживаешь из-за этой игры?

— Ну… — она сделала маленький глоток, — все-таки немного неудобно перед простыми французскими парнями. Их так поимели со всех сторон.

— Не делай из этого проблему, — посоветовал Харрис, — их полковник тоже не плюшевый зайчик. А простые парни не пострадали, а скорее наоборот. Когда они вернутся домой, девчонки будут виснуть у них на шее гроздьями, как виноградины.

— Это почему? — удивилась Фокси, сделав второй маленький глоток и вернув фляжку.

— Потому, — объяснил он, — что по результатам торга, истиной станет следующая версия: французский полярный спецназ, проводя учебные маневры, принял участие в съемках фильма «Портал белого континента». В титрах будут все их имена и благодарность их генералу, за то, что он разрешил полковнику Сенмюру это мероприятие.

— Вот как? Но ведь это шоу дало повод киви и нашим оттяпать кусок от французского сектора Антарктиды, разве нет?

— Конечно, нет, — ответил Харрис, сделал глоток виски, затянулся сигарой, выпустил из ноздрей струйки дыма, смешанного с паром, и пояснил, — восток Земли Адели все равно оттяпали бы. Повод — не проблема. Нашли бы не этот повод, так другой. Но полковник Сенмюр и его руководящий генерал сумели представить эту потерю, как акт дружбы и сотрудничества. Им, в благодарность, повесят на мундиры какие-нибудь медальки.

— Не понимаю, — буркнула Фокси, — как можно представить потерю территории…

— Можно, — перебил он, — поскольку эту территорию за Францией никто не признавал. Просто, ее рисовали на карте, как территориальную претензию. Но, было ясно, что при настоящей дележке Антарктиды, с границами и патрулями, Франции не удержать такой сектор в девяти тысячах миль от своих берегов. В Париже надеялись сохранить за собой пятачок со станцией Дюрвиль — и им, похоже, это оставят. Да, кстати, мы присутствуем, возможно, на первом акте силового дележа Антарктиды. Считай, мы попали в историю.

— Мы влипли в историю, так точнее, — предложила она свой вариант.

— Нет. В эпизоде с Землей Адели, мы именно попали в историю, а не влипли. Но зато в следующем эпизоде мы имеем шанс действительно влипнуть.

— Что за следующий эпизод? — спросила Фокси.

Вместо ответа, он взял ее за руку, обхватив пальцами ее запястье.

— Э… Харри, что-то случилось?

— Нет, ничего, — ответил он, — просто, я определяю твой пульс.

— Мой пульс? А смысл?

— Смысл в том, что при простуде, как правило, сильный поверхностный пульс.

— А-а… И какой у меня?

— В норме, — сказал Харрис, — но если говорить о профилактике….

— О профилактике? — весело переспросила Фокси.

— Да. В этом климате, может быть…

— …Отличная идея! — перебила она, и они оба расхохотались, — Слушай, Харри, тебе не кажется, что это уже было? Ну, «deja vu», как выражаются французы.

— Кажется, — подтвердил он, — Это было на Долаке, около дольмена. Костер. Котелок с шаманским зельем. Отражение Луны превратилось в снег…

— Да, — подхватила Фокси, — а сама Луна стала оранжевой, как Солнце.

— Да, все верно… А ведь расскажешь — не поверят.

— Не важно, — она махнула рукой, — главное, мы с тобой это знаем, правда?

— Правда. А сейчас, я предлагаю пойти и оценить здешнюю сауну.

— На предмет профилактики, да?

— Да, разумеется. И еще, я расскажу тебе, во что мы можем влипнуть.

Эпизод-23. Новые приключения капитана Немо

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-Западная Австралия. Архипелаг Уэссел.

(300 километров к югу от острова Долак

600 километров к востоку от острова Мелв).

Фильм «Водоворот времени» дал начало долгоиграющему сериалу с тем же названием, серии которого снимались в удачно выбранном треугольнике Уэссел — Долак — Мелв. Палаточный городок съемочной группы на островке Римби (штаб водоворота времени) дополнился кемпингом на соседнем островке Марчинбар, рядом с поселком Мартжанба. Туристы были в восторге. Местные жители — тоже (ведь турист, выражаясь цинично, это промысловый зверь). В общем, этот маленький северо-австралийский Голливуд перерос масштабы одного сериала, и когда в голове Бергена Фарригана возникла идея нового сериала: «Наутилус Робин Гуда», центр проработки этой идеи образовался именно там.

Такую информацию компьютерный механик Марк Поллак получил от капитана Глена Таккера, в первые минуты по прибытии с острова Мелв на островок Марчинбар около полудня. Глен встретил гостя на глиссере, у причала Мартжанба. За нескольких минут, глиссер проскочил оттуда до палаточного городка на соседнем островке Римби.

— Вот, — заключил капитан, подруливая к пирсу, — а остальное тебе объяснят они.

— Упс… — выдохнул Марк, — кого я вижу! Джимми!

— Привет! — Джимми Декстон, менеджер-оператор «Iron Star» хлопнул компьютерного механика по плечу, — Знакомься: это лейтенант-инженер Вейдар с Долака.

— Я бешено рад знакомству, — молодой, жилистый, мужчина с типичными валлийскими чертами лица, и ежиком волос пшеничного цвета крепко пожал руку компьютерному механику, — я немного работал на твоих огнеметных танках. Перспективная машина.

— А! Так ты тот самый лейтенант партизан, про которого…

— Точно! — перебил Вейдар, — А еще, я тот самый парень, который угощает портером!

— Хорошая новость… — Поллак окинул взглядом палаточный городок. — И где тут паб?

— Паба, как такового нет, — сказал Глен Таккер, — но вот в том шатре…

— В том шатре? — компьютерный механик сфокусировал взгляд на указанном Таккером объекте, — Ух ты! Это уже не шатер, а ангар.

— Точно, — подтвердил капитан, — а в ангаре то, про что тебе расскажет Джимми.

— Почему именно я? — спросил оператор.

— Потому, что ты киношник, а мы технари. Ну, пошли, что мы тормозим?


В центре шатра (точнее, круглого ангара), стоял на поплавковых амфибийных шасси зеленый аппарат, похожий на штурмовик Ил-2 «летающий танк» образца 1940-го. Но, вместо кабины у него была рубка, характерная для боевой субмарины.

— Мама… — тихо произнес Поллак, — что это за херня?

— Это 12-метровый летающий «Наутилус» капитана Немо, — сообщил лейтенант Вейдар. передавая ему только что открытую бутылку темного пива, — конструкция советская.

— Это я уже понял. Пилот Флинт рассказывал мне про Ил-2, самый массовый военный самолет в мире, или вроде того.

— Да, — Вейдар кивнул, — тяжелый бронированный планер того же типа. Ил-2 и эта ЛПЛ разрабатывались параллельно, в середине 1930-х. Ил-2 пошел в серию, а ЛПЛ нет.

— ЛПЛ? — переспросил Поллак.

— Да, Это русская аббревиатура, а по-нашему — FUB, «Flying Underwater Boat». Короче, Джимми, рассказывай сюжет.

Джимми Декстон подошел к самолету-субмарине, сделал основательный глоток пива и похлопал ладонью по фюзеляжу.

— Это макет? — спросил компьютерный механик, прислушавшись к звуку.

— Да, — Вейдар снова кивнул, — кукла из стеклопластика. Но, в натуральную величину.

— Понятно… А вообще, это может летать?

— По расчетам — может.

— Гм. А погружаться?

— По, расчетам — может.

— Гм-гм. А всплыть и взлететь после погружения?

— Ну, опять же, по расчетам, — начал лейтенант, но его перебил Джимми Декстон.

— Я рассказываю. Трое друзей из разных стран учились в Пушкине, в Военно-морском инженерном институте, около Балтийского моря, в России, части бывшего Советского союза. Там в середине 1930-х придумали такой аппарат. Студенты познакомились со старым профессором. У него сохранился проект ЛПЛ, и старый друг на судоверфи в Одессе, в Украине. Украина тоже была частью Советского Союза. На одесской верфи делали образец ЛПЛ в 1938-м. Студенты, профессор, и его друг-инженер загораются идеей построить ЛПЛ и вывести в море. Привлекается старый мастер из Латинской Америки, строивший в Колумбии малые карго-субмарины для кокаиновой мафии. Он адаптирует ЛПЛ к современным техническим реалиям, и получается FUB «Nautilus». Важно, что у всех трех ветеранов существует общая мечта: восстановить на Занзибаре коммунистический режим, учрежденный в 1964-м году.

— Что? — изумился Поллак, — На Занзибаре? Это же остров около берегов Танзании.

— Да, — подтвердил Декстон, — именно там, на западе Индийского океана.

— Я понимаю. Но на хрен русскому, украинцу и колумбийцу этот Занзибар?

— Они интернационалисты, — невозмутимо ответил кинооператор, — у них ностальгия по Красному Блоку. А у Большого Бонго есть хорошие контакты с властями Занзибара, и никаких проблем со съемками. Вообще, остров симпатичный и цены там гуманные.

Марк Поллак почесал в затылке.

— Ну, блин… Я про Занзибар знаю только старую песню команды «Арабески»:


If you need a little rest
I advise you for the best
Take a plane and be my guest
Zanzibar, Zanzibar, is not far.

— Вот! — обрадовался Декстон, — отличная песенка! В общем, трое студентов обещают приложить все силы к реализации этой мечты, и отправляются в морской рейд.

— Пиратский, — мрачно уточнил лейтенант Вейдар.

— Слушай, это все относительно, — Декстон глотнул еще пива, — любого революционера можно считать пиратом и грабителем, а можно — борцом за счастье и свободу.

— Кого они грабят? — спросил Поллак.

— О! — кинооператор снова хлопнул ладонью по фюзеляжу, — Большой Бонго придумал нечто особенное! Они грабят мегаяхты, причем самые дорогие. Знаешь, такие плавучие дворцы сто метров длиной, с полусотней кают — апартаментов? Летающий «Наутилус» охотится на такие яхты. Торпедирует их и отправляет ко дну вместе со всем экипажем, пассажирами и ценностями. На пассажирах мегаяхт масса ювелирных украшений.

— Гм… Ну, а смысл, если все это утонет?

— Марк, включи мозг! У нас ведь летающая субмарина. Мы ныряем на дно и без помех собираем с трупов золото и бриллианты!

— Блин… — компьютерный механик снова почесал в затылке, — Жесть…

— Чего только не делают люди ради красивой мечты, — философски заметил Вейдар.

— Да! — Декстон кивнул, — Так вот, несколько мегаяхт трое друзей топят и обирают с легкостью, а дальше, за ними самими начинается охота. Арабские шейхи, биржевые воротилы, медиа-магнаты и прочие миллиардеры назначают за поимку таинственных пиратов награду в сто миллионов баксов. На такую сумму возбуждаются сомалийские пираты, и происходит, как говорят на флоте, боевое крещение «Наутилуса». Наши, конечно, побеждают в зверском бою. Акулы в Аденском заливе потом обжираются отходами военных действий так, что не могут шевелить плавниками…

— …Примерно как крокодилы на Долаке, — конкретизировал лейтенант Вейдар.

Кинооператор слегка скривился.

— Слушай, не надо напоминать мне про Долак! Я там, пока снимал результаты вашей огнеметно-танковой атаки, блевал раз пять, а может, восемь…

— Приятного аппетита, — буркнул Поллак, откладывая в сторону пакетик с солеными орешками, которыми только-только собрался закусить пиво.

— Ладно, — Декстон развел руками и улыбнулся, — а теперь о приятном. В битве против сомалийских пиратов, наши три героя спасают прекрасную девушку, которая, в силу обстоятельств, присоединяется к их экипажу, как профессор Арронакс в романе Жюль Верна. Соответственно, романтика дополняется легкой эротикой.

— Что-то я не очень представляю себе эротику внутри этой крылатой колбасы, — честно признался Поллак, — там, вообще, четыре человека поместятся?

— По проекту ЛПЛ, — сказал Вейдар, — экипаж там трое, но есть место для четвертого.

— Где, в багажнике?

— Ты не фантазируй, Марк, а залезь внутрь и посмотри. Видишь, сверху люк?

— Вижу. А что, если мне там не понравится?

— Ясно, что не понравится. И мы будем вместе доводить до ума эту пиратскую тачку.

— Логично, — согласился Поллак, хлебнул еще пива и, по узкому трапу полез к люку.

Эпизод-24. Бухгалтерия крылатых утюгов

 Сделать закладку на этом месте книги

Примерно через месяц.

Южный берег острова Долак.

FUB «Nautilus», приводнившийся на некотором расстоянии от центрального причала деревни Моа-Моа, был не особенно похож на исходный макет ЛПЛ 1930-х годов. От раритетного проекта сохранились лишь габариты и сочетание самолетных крыльев с характерной рубкой военной субмарины. В остальном, силуэт «Наутилуса» напоминал вульгарный утюг, и это отметили все наблюдатели, но только новозеландский студент-папуас произнес вслух:

— Тетя Барби! Я реально боюсь летать хрен знает где на этом гребаном утюге!

— Свэпс, ну что ты? — промурлыкала шеф-бухгалтер геологической компании, — машина выглядит довольно надежной, и ее разработали толковые ребята…

— Оно тонет, — сообщил туземный бригадир-юниор Юмбо, — нам надо нырять и спасать экипаж, или по сюжету все правильно?

— Все ОК, — ответила ему стоящая рядом низкорослая, совершенно чернокожая девушка, партизан-механик Кйер, — Этот самолет специально сделан, как подводный.

— Это само всплывет, да? — на всякий случай, уточнил Юмбо, с некоторым сомнением в голосе, наблюдая, как 12-метровый крылатый утюг уходит под воду.

— Должно всплыть, — лаконично подтвердила Кйер.

Тем временем, небольшое население деревни (недавно восстановленной после великой победоносной «войны с наркомафией»), в основном уже сосредоточилось на пристани. Некоторые заключали пари на банку пива: всплывет крылатый утюг или не всплывет? Прошло еще несколько минут и в кармане у Джимми Декстона, прилетевшего вчера и стоявшего сейчас среди зрителей, запищал сотовый телефон.

— А? — отозвался он, вытащив трубку.

— …Найгел? Я не понял! Ты же собирался лететь сюда в паре с Вейдаром.

— …Что значит «ну»?

— …Ты лег на дно? Это в каком смысле?

— …Стоп-стоп, все ясно. Значит, ты вместе с Вейдаром на дне и оттуда звонишь?

— …Да, конечно, TV-камера у меня наготове. Я уже снял ваше погружение…

— …И всплытие сниму.

— …Какие туземцы?

— …Ну, конечно, есть. Тут, считай, почти вся деревня глазеет.

— …А! Отличная идея. Найгел! Всплывайте через пять минут, будет то, что надо!

Сделав это заявление, Декстон взмахнул руками над головой и закричал:

— Эй, люди! Через пять минут будет экскурсия по летающей субмарине! Все, кто хочет посмотреть поближе, пусть быстро оденут что-нибудь традиционное, для киносъемки, соберутся на причале! И включите музыку, что-нибудь танцевальное, для драйва.

— Так, — сказала Барбара Даркшор, похлопав Свэпса по плечу, — судя по обстановке, твои опасения напрасны. «Наутилус» в порядке, а пилоты проведут экскурсию для туземных ребят, а нам с тобой, я думаю, имеет смысл пойти в кафе у Киркира. Магистр Оэре уже занял столик на балконе около бордюра, оттуда всплытие «Наутилуса» будет видно не хуже, чем отсюда. Нам надо переговорить втроем, до того, как в кафе придут пилоты. Конечно, они свои парни, но это же не значит, что они должны слышать вообще все.

После восстановления деревни Моа-Моа, кафе Киркира (как, впрочем, и многие другие постройки), существенно выросло. Теперь оно представляло собой не просто несколько столиков под зонтиками, а немного неуклюжую, но крайне колоритную двухъярусную инсталляцию из бамбуковых платформ. Верхний ярус как раз назывался балконом. За столиком около угла бордюра, действительно уже находился молодой магистр-маори, деливший свое внимание между ноутбуком и высоким стаканом с каким-то коктейлем.

— Оэре, ты уже заказал чашку кофе с булочкой мне и порцию рома Свэпсу? — спросила Барбара, усаживаясь на бамбуковый стул напротив него.

— Я заказал тебе кофе и ланч на всех, — ответил он, — а про ром ты не говорила.

— Это новая вводная, — пояснила она, — Видишь ли, Свэпс переживает по поводу уровня безопасности в «Наутилусе». Я думаю, это просто легкая мнительность.

— Ясно, — Оэре помахал рукой бармену и сделал условный жест, обозначающий ром.

— У меня не мнительность, а здравый смысл, — проворчал студент, — Ты видел это?

— Это — в смысле, «Наутилус»? — уточнил магистр.

— Это — в смысле крылатый утюг размером с любительскую яхту.

— Да. Мы с тобой говорим об одном и том же объекте. Так вот, я не вижу каких-либо дефектов этой машины, которые помешали бы ей выполнять длинные маршруты.

— Ты потому не видишь, — ехидно сказал Свэпс, — что тебе не придется быть на таких маршрутах в экипаже. Понимаешь, изнутри и снаружи все смотрится по-разному.

— Не делай из этого проблему, — посоветовала Барбара, — во-первых. «Наутилусов» на маршруте будет два. Во-вторых, в экипажи войдет основная часть команды «ExEx», а также Найгел и Вейдар. Я думаю, это меняет дело.

— А команда «ExEx» уже согласилась? — спросил он.

— Она согласится, когда Поллак, их эксперт по технике, скажет, что машина надежна. Поэтому, можно смотреть на ситуацию позитивно. А теперь займемся делом…

Барбара Даркшор бросила взгляд в сторону пристани, и убедилась, что «Наутилус» успешно всплыл, и мгновенно стал предметом экскурсионной активности туземных юниоров. Затем, Барбара раскрыла свой ноутбук и ткнула несколько клавиш.

— …Вот карта оперативного района, а сбоку смета. Все ли понятно?

— Блин… — произнес Свэпс. — я думал у нас только океан вокруг Занзибара, а у тебя в оперативный район попал еще Мадагаскар и половина Африки!

— Не драматизируй, — сказала она, — вовсе не половина, а лишь Восточно-Африканская рифтовая долина, один из самых интересных геологических объектов на планете. Ты, знаешь, что этот разлом земной коры, тянется от Мозамбика до Африканского рога, и включает глубоководные озера Ньяса, Танганьика, Киву… Вот они, на карте. Теперь смотрим смету, утвержденную нашими североамериканскими заказчиками. Сюда, как нетрудно понять. включены суммы, предполагающие обычный сп


убрать рекламу




убрать рекламу



особ перемещения оборудования к озерам в труднодоступной местности с целью организации подводных работ. Никому не приходило в голову просчитывать вариант с летающей субмариной. Смотрите, что получается: вычеркиваем везде эту, эту и эту строчки. И эту тоже. Да, и строчки «цена получения лицензий страны пребывания» тоже вычеркиваем. У нас нет никаких юридических оснований платить этим африканским правительствам, если мы работаем в нейтральных водах озера, не создавая геологический лагерь на берегу.

— Блин… — повторил студент-папуас, — тут еще Африканский рог, а это Сомали.

— Да, — Барбара пожала плечами, — Юридически там Сомали.

— …А фактически, — хмуро заметил он, — там пираты.

— Ну, пираты, — она снова пожала плечами, — подумаешь, большое дело.

— Вообще-то, тетя Барби… — сказал магистр Оэре, — пираты там вполне реальны.

— Конечно, они реальны, — подтвердила Барбара, — они есть в сценарии фильма.

— Э… — протянул магистр, — А с ними кто-то договорился насчет сценария?

— Нет, но им будет это объяснено в процессе.

— Кем объяснено? — обреченно спросил Свэпс, — Нами на двух крылатых утюгах?

— Ну, что ты, — шеф-бухгалтер геологической компании улыбнулась, — для этой цели существуют другие люди с другой специальной техникой. Они за кадром.

Эпизод-25. Внутреннее пространство кино

 Сделать закладку на этом месте книги

Северо-Западная Австралия. Остров Мелв.

…Леонор Миллз поправила видеокамеру, а затем произнесла в микрофон:

«Приветствую всех. Кто смотрит FOG-TV. Сегодня я отплыла из Дарвина, что на северо-западе Австралийского континента, на маленьком корабле — морском автобусе к острову Мелв. На этом острове расположен один из самых загадочных полигонов в мире, но не военный, а каскадерский, принадлежащий команде „ExEx“, ребята из которой сыграли четыре главные роли для „Innaminatum“. На днях, клуб любителей авантюрного кино включил киноленту „Innaminatum“ в число претендентов на кубок „Самый загадочный фильм сезона“. Сегодня я надеюсь раскрыть некоторые тайны этого фильма. Команда „ExEx“ не так давно вернулась домой из Антарктиды со съемок не менее загадочного фильма „Портал Белого континента“, и я договорилась с ними о визите на секретный полигон, куда не ступала нога репортера. Смотрите наш репортаж сегодня вечером».


Полигон на острове Мелв со стороны дороги ничем не отличался от обычного ранчо, огороженного металлической сеткой, обросшей ползучим кустарником. На воротах — табличка с надписью: «Explosive-Extreme» и рисунком желтого взрыва на синем поле. Леонор Миллз поправила сумку на плече, решительно протянула руку и нажала ярко-красную кнопку сбоку от ворот на высоте чуть более метра от земли. Через несколько секунд раздался негромкий щелчок, и в воротах открылась калитка. Леонор шагнула внутрь и… оказалась в начале длинной трубы-коридора достаточной высоты, чтобы рослый человек мог пройти не нагибаясь. Далеко впереди виднелось круглое пятно выхода. Девушка-репортер задумалась ненадолго, потом хмыкнула, и двинулась вперед. Шагов через сто, она вышла из трубы и оказалась на улочке маленького городка времен Дикого Запада. По случаю жаркого полудня, улицы были практически пусты. Только массивный мужчина, белый и девочка-тинэйджер, негритянка разговаривали у дверей какой-то лавки, и двое мужчин, судя по одежде — ковбои, сидели за столом в салуне под навесом, а к ограде салуна была привязана низкорослая лошадка каурой масти. Около другой лавки семья негров грузила мешки на повозку, запряженную серой лошадкой.

Леонор оглянулась и обнаружила, что труба, через которую она только что прошла уже исчезла каким-то фантастическим образом. Сейчас за спиной девушки-репортера была просто фанерная стена. Пожав плечами, негромко выругавшись, и стараясь не слишком нервничать, Леонор направилась к салуну, чтобы там спокойно выяснить, где находится пригласивший ее мистер Харри Харрис, как вдруг…

…Одна из стен сплошной одноэтажной застройки с треском рассыпалась на части, и на узкую улочку с лязгом выехал танк весь в зелено-бурых камуфляжных узорах и с четко различимой эмблемой в виде угольно-черного креста. Грохнул выстрел из пушки. Еще секунда, и грянул глухой взрыв. В разные стороны полетели какие-то обломки, а часть улицы заволокло серым дымом. Потом простучала пулеметная очередь. Из облака дыма выбежал ковбой, выхватил два револьвера и открыл огонь по надвигающемуся на него танку. В ответ раздалась пулеметная очередь, ковбой упал, и на него наехали гусеницы.

Перепуганная лошадь протащила по улице повозку с мешками. Вслед за ней побежали перепуганные негры. Один из ковбоев, сидевших в салуне, вскочил на ту лошадь, что была на привязи, проскакал по диагонали через улицу, перепрыгнул невысокий забор какого-то двора, и крикнул «Джо! Нужен динамит!». В этот момент, Леонор, выйдя из ступора, метнулась под навес салуна и присела за ограждение.

— Эй! Ты с пулеметом обращаться умеешь? — спросил какой-то парень, кажется, бармен, выкатывая из дверей тяжелый пулемет древнего образца с защитным щитком.

— Как?! — нервно отозвалась она.

— Просто, подавай мне ленту, чтобы не заело, — сказал он, устанавливая свое оружие и бесцеремонно пихая ей в руки длинную ленту, набитую патронами.

— ОК, — согласилась Леонор, уже совершенно не понимая, что творится.

Танк продолжал двигаться к салуну, и вдруг, ковбой, который прыгал на лошади через забор во двор, выскочил на улицу, держа в руке связку динамитных шашек с горящим запальным шнуром. Он замахнулся, чтобы метнуть самодельную бомбу, но раздалась очередь из танкового пулемета. Ковбой упал, его бомба откатилась в сторону, бармен, прижал Леонор к дощатому полу — очень вовремя, поскольку грохнул взрыв, снова все заволокло дымом, на этот раз — желтоватым, а часть навеса рухнула вниз.

— Подавай ленту! — крикнул бармен, и пулемет в его руках оглушительно застучал.

— Fuck! — выругалась Леонор и стала аккуратно придерживать ползущую ленту.

Занимаясь этим, она на несколько секунд перестала следить за происходящим вокруг, однако, внезапно раздавшийся крик заставил ее поднять взгляд, и… Танк продолжал двигаться. Мужчина, стоявший около лавки, сорвал с плеча тяжелое ружье и дважды выстрелил по башне. Раздался глухой звон. Танк вильнул, и огрызнулся из пулемета. Мужчина, схватившись за бедро, мешком рухнул на мостовую. Девочка-негритянка бросилась к нему, поскользнулась и упала, прямо на пути левой гусеницы танка…

— Откатывайся! — изо всех сил крикнула ей Леонор, — Быстрее! Сзади тебя танк!

— Что? — откликнулась негритянка, и в этот момент, гусеница наехала на нее…

— Нет!!! — закричала Леонор, видя, как девочку придавливает гусеницей и…

Раздалась очередь из танкового пулемета. Бармен вздрогнул и распростерся на полу.

— Fuck! — Леонор увидела красно-бурое пятно, расползающееся под его головой.

— Подставь плечо, — прохрипел кто-то сзади, — сейчас мы врежем по этой жестянке!

— Что? — спросила она.

— Придержи базуку, подруга, и не шевелись, чтоб я мог прицелиться.

— Ясно, — сказала Леонор, на ощупь пристроила на своем правом плече ствол оружия, и замерла, глядя на медленно приближающийся танк, и на тело девочки-негритянки, по которой проехала гусеница. Над правым ухом что-то глухо бухнуло. Темный предмет мелькнул в воздухе, ударил чуть ниже башни танка и расплескался жидким оранжевым пламенем. Башня окуталась черным дымом, и танк остановился.

— Есть! — крикнула Леонор, поворачиваясь к хриплому, — мы его грохнули!

— Точно! — удовлетворенно ответил тот, и добавил, — меня зовут Олбен.

— А меня — Леонор, — ответила она, пожимая его руку, — Слушай, что тут творится?

— Потом объясню, — сказал он.

— …Дубль снят! — раздался громовой голос откуда-то сверху. Впрочем, как оказалось, говорил массивный мужчина «раненый в ногу». В руке у него был микрофон.

Люк на башне танка открылся, оттуда появилась рука с огнетушителем и по горящей лобовой броне ударила шипящая струя белого пара. А потом, следом за рукой, из люка вылезла плотно сложенная молодая женщина. Затушив пламя, женщина спрыгнула на мостовую. А крупный мужчина с микрофоном, помог встать «раздавленной» девочке-негритянке. В салуне, «убитый бармен» приподнялся с пола и сообщил Леонор:

— Меня зовут Марк! Мы классно постреляли, а?

— Вот, чертовщина… — озадаченно произнесла репортер, — так, это были съемки кино?

— Точно! А дядька с микрофоном, это Харри Харрис, босс нашей команды.

Из расплывающегося облака дыма вышел тот ковбой, который стрелял по танку из двух револьверов, был застрелен из пулемета, а затем раздавлен гусеницами. При ближайшем рассмотрении, этот ковбой оказался высокой стройной девушкой скандинавского типа. Негритянская семья — мужчина женщина и мальчишка — спокойно сидели на повозке, остановившейся в другом конце улицы. Запряженная лошадка тоже была абсолютно спокойна. Вторая лошадка выбежала со двора, где ее оставил ковбой — неудачливый бомбер, остановилась рядом с первой, и потерлась мордой о ее морду. Негритянка-тинэйджер «раздавленная танковой гусеницей», хлопнула своей ладошкой по ладони Харриса, и побежала к ним. А Харрис двинулся к салуну, и на ходу потребовал:

— Эй, Марк, раз уж ты играл бармена, то смешай виски с содовой на всю команду. Если конечно, мисс Леонор Миллз не предпочитает какую-нибудь другую болтушку.

— Виски с содовой будет в самый раз, — сказала репортер, постепенно приходя в себя.

— Марк, а сделай молочный коктейль с большой пеной!!! — крикнула юная негритянка на секунду оторвавшись от общения с семьей.

Через минуту, команда «ExEx» собралась в салуне под сохранившейся частью навеса, и Харрис уже представлял гостье всех по очереди.

— Марка Поллака, который сейчас за стойкой, ты уже знаешь. Он мастер компьютерного раздувания монстров с последующей материализацией.

— Что-что? — переспросила Миллз.

— Я тебе объясню, когда разберусь с напитками, — пообещал Поллак.

— …Это, — продолжал Харрис, — наш суперинтендант Фокси Рорх. Вождение танка, это, в общем, ее хобби, а вот организация материального снабжения и графика работ…

— Фокси классный скалолаз! — добавил «стрелок из базуки».

— …А это Олбен Лепски, — пояснил Харрис, — он военспец и пилот нашей авиации.

— Я уже догадалась, что он военспец. А у вас есть авиация?

— Конечно, есть! — сказала скандинавская девушка-ковбой, которая стреляла по танку из револьверов и была «раздавлена» первой, — кстати, я — Инге Освард, а вот мой напарник Тедди Бруно. Он первый, кто освоил трюки с прыжками на исландской лошадке через барьеры. Раньше такое делали только на спортплощадке, и то очень немногие.

— Рад знакомству, мэм! — Тедди церемонно приподнял свою шляпу.

— …Ну, а это… — Харрис энергично потрепал по затылку как раз подошедшую девочку-тинэйджера негритянку (или точнее, австралийскую аборигенку), — Синти Уагга, наша сверхновая звездочка. Она в этом полугодии дебютировала в роли каскадера.

— Я стартовала в фильме «Амазонки», — сообщила Синти, — я сражалась с носорогом, он затоптал меня в третьем раунде, но я ему успела пару раз врезать, как следует.

— А тебе не страшно делать такие трюки? — спросила ее Леонор.

— Так, чуть-чуть, — Синти широко улыбнулась, показав ровный ряд белых зубов, — Мне нравится быть каскадером. Братику тоже, но папа с мамой пока ему запрещают. Хотя, ничего такого. А вообще, наша семья в команде занимается ландшафтным дизайном. Попросту говоря, мы потомственные садовники. У нас генетический талант к этому.

— Страшнее всего было мне, — сообщила Фокси, — Знаешь, Леонор, этот танк предельно легкий, но все же, с водителем, в смысле, со мной, он весит почти два центнера, и надо действовать очень аккуратно, когда переезжаешь людей гусеницами. А представь, как звенит в ушах, когда по корпусу стучат пули, пусть даже пластиковые из пневматики.

— А когда зажигательный снаряд? — спросила репортер.

— Это, как раз, ерунда. Мне ведь после этого уже не надо было делать ничего сложного. Только остановить танк, вылезти из люка, и погасить пламя. Это элементарно.

Леонор Миллз покачала головой.

— Мне не кажется, что это элементарно… Стоп! Ты сказала, танк весит два центнера с водителем? Значит, сам танк, без тебя, весит где-то сто сорок кило?

— Чуть меньше, — ответила Фокси, — я довольно весомая девушка.

— Э… — Леонор покрутила головой, — а как так получился такой танк?

— Это мое изобретение, — пояснил Поллак, ставя на стол поднос с напитками, — у моего сверхлегкого танка шасси от электрической тележки, гусеницы резиновые, а элементы корпуса делаются прямо здесь, на фабрикаторе по компьютерной 3D-модели, и потом собираются просто отверткой. В общем, этот танк можно сделать любого фасона.

— Классный танк, — добавила Синти Уагга, потом с фырканьем втянула через трубочку порцию пышной молочной пены, и добавила, — …Коктейль тоже классный! Когда мне стукнет 18, я возьму Марка в мужья и он будет по утрам делать мне такой коктейль!

— А ты интересовалась мнением Марка на эту тему? — спросил Харрис.

— Есть очевидный вещи, босс Харри, — ответила юная аборигенка, — согласись, я гораздо симпатичнее, чем те тощие кобылы, которых Марк иногда снимает на пляже.

— Блин, Синти! — возмутился Поллак, — Ты что, блин, профессор, блин, эстетики!?

— Не нервничай, — она ласково погладила его по плечу, — и давай не будем обсуждать за столом твою интимную жизнь, это не совсем правильно…

— Как будто я это начал! — возразил он, — Между прочим…

— Слушай, — перебила она, — давай, я подгоню твой танк поближе, чтобы Леонор могла рассмотреть его, она ведь интересовалась, как это устроено.

Не дожидаясь ответа, Синти вскочила из-за стола, и побежала к танку, который стоял в полусотне шагов от салуна — там где Фокси его оставила.

— Блин… — снова произнес Поллак, — отвязанное дитя австрало-аборигенной культуры и бразильских телесериалов.

— Хорошая девушка, — заметила Инге, — симпатичная, непосредственная, толковая…

— …Отлично умеет варить суп в полевых условиях, — добавил Олбен Лепски, — взгляни в глаза реальности, Марк. Что тебе еще нужно для счастья?

— Знаешь, Олбен, я сейчас не посмотрю, что ты на дюжину кило тяжелее, и врежу тебе!

— Ого, Марк! А ты уже сфотографировался на память о себе?

— Лучше я ему врежу, — вмешался Тедди, — ну-ка пошли, Олбен, сфотографируемся.

— Вот как? — медленно произнес Олбен, потягиваясь своим мощным телом, — ну, пошли.

Двое мужчин, отбросив широкополые шляпы и поправив на себе ковбойские костюмы, вышли на середину улицу и встали друг напротив друга. Несколько секунд они стояли неподвижно, потом Олбен бросился в атаку, сразу получил скользящий удар кулаком в голову, но не остановился и зверски врезал Тедди по ребрам. Тот пошатнулся, но через мгновение провел жесткую подсечку и сбил противника с ног. Олбен упал на спину, и мгновенно извернувшись и оттолкнувшись лопатками, приемом бразильской капоэйры выбросил вверх обе ноги. От удара в челюсть, Тедди рухнул, но через мгновение снова вскочил на ноги. Олбен тоже успел встать. Противники опять, как в начале, стояли друг напротив друга, только теперь на лицах у обоих виднелись свежие ссадины.

— Так-так, мальчик, — зловеще произнес Олбен и в руках у него внезапно сверкнул нож с длинным лезвием, — а что ты скажешь вот на это?

— Ну, — спокойно отозвался Тедди, отстегивая от пояса короткий тесак, — посмотрим…

Клинки несколько раз со свистом рассекли воздух. Все происходило в таком темпе, что невозможно было разглядеть детали, но, когда оба бойца отскочили назад и принялись двигаться по кругу, выбирая момент и позицию для следующей атаки, стало видно, что куртка Тедди разрезана на животе, а у Олбена вспорот правый рукав. Тут Леонор Миллз не выдержала, вскочила из-за стола, метнулась к противникам, и встала между ними. Замирая от собственной смелости, она крикнула:

— Парни, вы спятили! Быстро уберите ножи!

— Гм… — произнес Олбен, — может, мы правда погорячились, а?

— Может и так, — флегматично согласился Тедди.

— Уберите ножи! — повторила девушка-репортер.

— Ладно, — Олбен спрятал свой клинок за пазуху.

— Идет, — подтвердил Тедди, и убрал тесак в ножны на поясе.

— Теперь, — сказала Леонор, отодвинувшись в сторону, — пожмите друг другу руки.

— Ладно, — повторил Олбен, и протянул руку Тедди, — Ты неплохо дрался, мальчик.

— Ты тоже не промах, — согласился тот, пожимая ему руку.

— Уф, — Леонор облегченно вздохнула.

— …Дубль снят! — проинформировал Харрис.

Послышались аплодисменты. Громче всех хлопала в ладоши Синти Уагга, сидевшая на башне танка, который она успела совершенно бесшумно подогнать к ограде салуна. Не требовалось особого интеллекта, чтобы догадаться, что громкий лязг, сопровождавший движение машины в первом эпизоде производился динамиками, а сам танк не издавал практически никаких звуков, как и следовало ожидать от легкого электромобиля.

— Вы все долбанные обманщики! — обиженно пробормотала Леонор.

— Нет, мы гораздо хуже, — проникновенно ответил Марк, — мы профессионалы кино!

— Настоящие профессионалы, — уточнила Инге, — и в нашей команде играть могут все.

— Это, — добавил Харрис, — была иллюстрация к философии Большого Бонго по поводу ситуационной игры любителя в профессионально созданной обстановке. Но, Большой Бонго концептуальный теоретик, а мы материальные практики. Ты, Леонор, в начале телефонного разговора спрашивала про эту философию, и вот, пожалуйста. Ты очень здорово сыграла в двух эпизодах для фильма «Тайный лабиринт Минотавра».

— Это из сериала «Воронка времени»? — предположила девушка-репортер.

— Да, — Харрис улыбнулся, — ты чертовски догадлива. Через две недели наша команда вылетает на Паликир, в Нан-Мадол. Декада натурных съемок. Мы приглашаем тебя поучаствовать. Конечно, Нан-Мадол отличается от лабиринта Миноса, зато он лучше сохранился, и до него всего пять часов полета. А зрителю это без разницы.

— У Нан-Мадола, — добавил Марк Поллак, — есть большое преимущество пред Критом: лабиринты Нан-Мадола имеют подводную часть, а нам как раз желательно провести некоторые тесты подводной техники. Интересная штука, между прочим…

— Не грузи это раньше времени, — строго сказал босс «ExEx», — Ну, как, Леонор, едем?

— Э… — она задумчиво почесала кончик носа, — если мой босс согласится…

— Я позвоню Блюмберду, — сказал Харрис, — И я уверен, что он будет только за. Старый хитрец не упустит возможность сэкономить на дорожных расходах для репортера.

— Кстати, о расходах, — вмешалась Фокси, — я включаю Леонор Миллз в лист бонусов по сегодняшнему съемочному дню, правильно?

— Разумеется, — Харрис кивнул, — иначе будет несправедливо.

— Вы что, собираетесь мне заплатить? — удивилась девушка-репортер.

— А как же, — он снова кивнул, — деньги получает вся команда, это обычное правило.

— Леонор, а ты хочешь прокатиться на танке? — спросил Марк.

— Я тебя мигом научу водить эту штуку! — добавила Синти, — Давай, садись за руль! А я поеду за инструктора. Мы заодно привезем для команды обед из китайского ресторана.

— Гм… — Леонор задумалась, — А приезжать в китайский ресторан на танке, это как?

— Это нормально, — сказал Харрис, — мы туда приезжали даже на боевом динозавре из блокбастера «Битва за Марс». Китайский персонал отнесся с пониманием.


К обеду, «улица городка Дикого Запада» была как новенька. Стена, пробитая танком — заменена, навес над салуном — тоже. Обломки с мостовой убраны, видимо, маленьким бульдозером, и теперь кучей лежали в тупике, в конце «улицы». Больше всего поразило Леонор Миллз полное отсутствие следов взрывов. Об этом она и спросила, когда вся команда расположилась в салуне на демократичный обед из китайских контейнеров.

— Взрывы, — многозначительно произнес Марк, — бывают разные. В частности, взрывы пластиковых емкостей с жидкой углекислотой.

— Гм… Но, почему тогда дым при взрывах был не белым?

— Элементарно! В жидкую углекислоту добавляется сверхтонкая цветная пыль.

— Черт, это я не сообразила…

— Кушай вот этих кальмаров с салатом из водорослей, — предложила Инге, — в них очень много биохимии из таблицы Менделеева, добавляющей мозгу производительность.

— Ну, ты и сказала… — Леонор тряхнула головой, глядя, как «девушка-ковбой» быстро набрасывает в бумажную тарелку смесь морских чудищ, — слушайте. я понимаю, тут, в условиях полигона… Но, как вы устроили такую мистификацию на острове Долак?

— Мистификацию? — переспросил Тедди.

— Да. Эти ракетные обстрелы, взрывы, горящий поселок, горящие машины…

— Вообще-то, — сообщил он, — на Долаке все было натурально.

— Есть индонезийский полицейский протокол, — добавил Харрис, — имела место силовая операция против наркомафии. В протоколе отмечено, что в операции участвовали как регулярные индонезийские силы, так и волонтеры из числа местного населения.

— Но подождите… — девушка-репортер снова тряхнула головой и энергично помахала в воздухе китайскими палочками, — вы же не хотите сказать, что там по-настоящему была стрельба из всех этих военных штук по живым людям!

— Увы… — Олбен Лепски развел руками, — при операциях против боевиков наркомафии, огонь, как правило, ведется на поражение.

— Это законно, — уточнила Фокси, — я составляла и подписывала все необходимые бумаги, вместе с полицейским офицером, и он подтвердил, что и туземцы, и мы, действовали в рамках самозащиты и борьбы с преступностью. Никаких претензий.

— Еще бы, — Тедди щелкнул пальцами, — мы с ребятами из племени дони, выполнили ту работу, которую должна была выполнить полиция, причем уже давно. Ты в курсе, что мафия на острове Долак творила беспредел почти двадцать лет, а никто в Джакарте и в Джайапуре палец о палец не ударил, хотя в Джайапуре знали, что происходит…

— …Но, — договорила Инге, — мафия засылала туда кое-какие призы для офицеров.

— …Это не доказано, — уточнила Фокси, — индонезийские власти предпочли похоронить скользкую тему с невнимательностью провинциального департамента правопорядка.

Харри Харрис разлил по бумажным стаканам домашнее китайское пиво и предложил:

— Давайте оставим в покое странный индонезийский правопорядок, само существование которого за пределами элитных районов, центров деловой активности и туристических комплексов вызывает очень серьезные сомнения. Главное, на мой взгляд, то, что наша команда сражались на правильной стороне, и что мы победили, а племени дони теперь возвращен священный город Бембем, куда мы еще обязательно приедем.

— В качестве почетных гостей, — пояснил Олбен, — нас официально пригласил Конг Ксет, главный шаман племени дони. Он там вроде мэра. По крайней мере, Большой Бонго, в смысле, мистер Фарриган, именно с мистером Ксетом подписывал бумаги по развитию этнографического и экологического туризма в Бембеме.

— Фарриган, — сказала Фокси, — подписывал бумаги не только с Конг Ксетом, но еще и с индонезийским чиновником из Джакарты, из агентства по контролю за использованием земель традиционных общин. Там была немаленькая бюрократия.

— У наркомафии, — ехидно добавил Тедди, — чиновники почему-то не требовали никаких сертификатов деловой добропорядочности, а удовлетворялись скромными взятками.

— Ну, и где в итоге оказалась эта наркомафия? — съязвил Харрис, и добавил, — по-моему, Большой Бонго правильно подходит к делу. Взятки давать, конечно, надо, поскольку в Индонезии такая традиция, но надо еще и требовать, чтобы чиновник, берущий такую традиционную взятку, четко оформлял все легальные бумаги. Это в итоге окупится.

Леонор Миллз сделала несколько глотков пива и опять взмахнула палочками.

— Подождите! Я не поняла! Большой Бонго, что приезжал на Долак?!

— Нет, приезжал доверенный парень из его команды, а Фарриган рулил по телефону.

— Тони по прозвищу Регги? — предположила Леонор.

— Верно, — Харрис кивнул.

— Все одно к одному… — задумчиво прошептала она, — я чувствую какую-то тайну.

— И ты совершенно права, — объявил Олбен, жуя кусочек маринованной утки, — В этой истории куча тайн. Но то же самое можно сказать о любой серьезной истории.

— Эта история — особенная, — возразила Леонор, — Зеленый Огонь…

— Ну… — он запил утку глотком пива, — Зеленый Огонь. Научная загадка.

Она тряхнула головой и подняла раскрытые ладони вверх.

— Слушайте, я хочу понять: Зеленый Огонь действительно был, или это мистификация, профессиональный трюк с реальностью, как этот ваш карточный город с невесомыми танками и холодными взрывами!? Я двадцать раз просмотрела кадры в фильме «Innominatum», где на стадионе вспыхивает Зеленый Огонь. Я показывала это разным экспертам. Я сравнивала видеоряд с рассказами артистов, очевидцев. Я не понимаю!

— Мы тоже не совсем понимаем, — ответил Харрис.

— Мы трое, — добавила Фокси, — видели Зеленый Огонь на стадионе. Харри, Олбен и я находились на обзорной площадке, на расстоянии несколько километров, и снимали телекамерой на максимуме увеличения. Марк потом обрабатывал на компьютере.

— Я исходил из того, что там был Ктулху, — брякнул Марк Поллак, — Для меня это кино, Леонор, понимаешь? А что это могло быть на самом деле, я просто не представляю.

— Уф, — Леонор сделала еще глоток пива, — наконец, кто-то прямо сказал про Ктулху, и теперь я рискну напрямик спросить: что было в том храме?

— В дольменах на холме у залива Туламба? — уточнила Фокси.

— Да. Вы видели там что-нибудь?

— Мы там много чего видели, — сказала Инге, — ты спроси конкретно.

— Если бы я знала конкретно, что я хочу спросить. Просто, все эксперты говорят, что в дольменах часто скрывается нечто… Какая та энергия… Поле… Флюид… Призрак…

— Innominatum, — спокойно договорил Харрис, — Неназываемое. И ответ на твой вопрос утвердительный. В этих дольменах оно было. Правда, я не готов это сформулировать. Возможно, кто-то из команды подберет слова, а у меня не получается.

Возникла пауза, из которой явно следовало, что подобрать слова не может никто.

— Я думаю, — прервала коллективное молчание Синти Уагга, — тут та же история, что с нашими камнями, на которых нарисованы вонджины.

— Кто такие вонджины? — спросила Леонор.

— Никто не знает, кто они такие, — ответила аборигенка, — в древних мифах сказано, что вонджины пришли из моря, что у них не было ртов, а вокруг головы светились кольца. Вонджины построили маленькие ступенчатые каменные пирамиды, и научили древних людей делать бумеранги. Эти мифы есть в книжках и в фильмах. И, можно посмотреть доисторические рисунки на скалах в парке Какаду, это недалеко: сто миль к востоку от Дарвина, откуда ты приехала на теплоходе. Посмотри обязательно, не пожалеешь!

— А по-моему, — заявил Тедди, — все понятно. Это просто инопланетяне в скафандрах, с прозрачными сферическими шлемами на голове.

— Теория палеоконтакта Эриха фон Дэникена, — пояснил Олбен Лепски, — в 1970-м году Дэникен сделал фильм «Колесницы богов» как раз про это. Ты смотрела?

— Я слышала про этот фильм, но не смотрела. Говорят, он антинаучный.

— Какой же он антинаучный? — возразил Поллак, — мы, между прочим, оттуда узнали про «виманы», древнеиндийские летающие тарелки, UFO.

Компьютерный механик встал, снял с вешалки шляпу-сомбреро и изобразил круговой разведывательный полет инопланетного аппарата над столом с китайскими закусками.

— Но, — вмешалась Синти Уагга, — на древнеиндийских картинках ни фига не понять. А я нашла в Интернете фильм про секретные летающие тарелки Третьего Рейха, верно?

— Да, — признался Марк Поллак, — это была твоя находка.

— Вот! — юная аборигенка потерла руки, — Ну, а разве не я доказала, что для Антарктиды самая реальная летающая тарелка, это «Kugelblitz»?

— Ты, — подтвердил он, — Вообще, все сделала ты, а я только надувал щеки.

— Нет, основную часть работы сделал ты, — серьезно сказала она, — но идея была моя.

— Минутку! — воскликнула Леонор, — Мы затронули чрезвычайно интересный вопрос! Та летающая тарелка, которая есть на независимых видеосъемках в Антарктиде, на Земле Адели, и о которой пресса уже спрашивала и у военных, и у политиков, и у ученых, и у мистера Фарригана — что это было? В официальные объяснения как-то не верится.

— Официальные объяснения, — ответил Харрис, — никогда не бывают правдивыми, но не бывают и полностью лживыми. В них всегда есть доля реальной действительности.

Девушка-репортер на несколько секунд задумалась, а потом кивнула.

— Конечно, в официальной версии всегда что-то приукрашивается и интерпретируется предвзятым образом. Наверное, иначе невозмож