Название книги в оригинале: Лота Владимир. «Альта» против «Барбароссы»

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Лота Владимир » «Альта» против «Барбароссы».



убрать рекламу



Читать онлайн ''Альта'' против ''Барбароссы''. Лота Владимир.

Владимир Лота

«Альта» против «Барбароссы»

 Сделать закладку на этом месте книги

Как были добыты сведения о подготовке Германии к нападению на СССР



Предисловие

 Сделать закладку на этом месте книги

В июле 1941 года сотрудники немецкого посольства под контролем офицеров НКВД покинули Москву. Окольными путями их депортировали в Германию. Среди них был Герхард Кегель – агент советской военной разведки. Он тоже направлялся в Берлин.

На одной из железнодорожных станций длинного пути между Москвой и Стамбулом с Кегелем встретился представитель советской военной разведки. Советский офицер поручил агенту восстановить связь с «Альтой» и радистом «Бергом», которые проживали в германской столице и не знали о существовании друг друга. «Альта» была источником ценных сведений, в которых нуждалась Красная Армия, чтобы бороться против фашистской Германии, вероломно напавшей на Советский Союз 22 июня 1941 года.

Когда Кегель прибыл в Берлин и встретился с «Альтой», оказалось, что он забыл пароль, заветные слова, без которых вступить в контакт с неизвестным радистом было невозможно. То ли путь в Германию через Турцию и другие страны был труден, то ли по другой причине, но Кегель забыл то, что, как собственное имя, не имел права забывать.

«Альта» была осторожна. Она решила радиста не искать. Без обусловленного пароля агент никогда бы не поверил, что она является представителем советской разведки. «Альта» не исключала, что неизвестный радист мог бы принять ее за агента гестапо и сообщить в государственную тайную полицию. Это было опасней всего.

Связь Центра с «Альтой» была потеряна. Многочисленные попытки восстановить контакт с ней не увенчались успехом. Курьеры Центра арестовывались гестаповцами. Через одного из них сыщики вышли на след разведгруппы. В сентябре 1942 года «Альта» была арестована и в декабре приговорена к смертной казни. Вместе с ней были казнены и другие члены ее разведгруппы. Но не все. Некоторых из них «Альта» спасла.

Каждый, кто в той или иной мере когда-либо прикасался к истории работы группы «Альта», преследовал свои конкретные цели – одни в рассекреченных или захваченных архивных документах гестапо искали имена еще нераскрытых советских агентов; другие – изучали методы работы русской разведки и опыт проведения спецопераций германскими спецслужбами; третьи – анализировали и то и другое. Они поступали мудро – опыт разведывательной работы всегда представлял большую ценность.

Арест «Альты» и членов ее разведгруппы совпал с разгромом других резидентур советской разведки, действовавших в Германии, Франции и Бельгии в начальный период Великой Отечественной войны. Эта операция немецких спецслужб получила название «Красная капелла».

Ошибочно считается, что вся сеть советской военной разведки в Европе накануне войны тоже называлась «Красной капеллой». «Альта» к этой «капелле» не имела никакого отношения. У нее не было радиосвязи с Центром, и ее позывные в эфире никогда не звучали.

За последние десять лет в нашей стране приоткрылись хранилища многих архивов. Историки получили возможность изучать документы, которые многие годы были недоступны. В отечественной военной истории появились новые, ранее никому не известные имена.

О работе «Альты» и ее разведывательной группы не было написано ни одной документальной книги. Имена советских военных разведчиков, которые были связаны с этой разведгруппой, оказались забытыми. Иногда в солидных изданиях мелькали и до сих пор мелькают псевдонимы разведчиков, в 1939 – 1941 годах встречавшихся с «Альтой», – «Мрамор», «Метеор», «Арнольд», «Бине», «Корф», «Таль», «Ещенко», «ABC», «ХВЦ», «ЛЦЛ». Кто скрывается за этими псевдонимами? Какую роль они сыграли в раскрытии гитлеровского плана операции «Барбаросса», плана войны против СССР? Кому «Альта» передавала свои сведения? Как они попадали к Сталину?

Эти и многие другие вопросы и заставили меня начать поиск документов о деятельности «Альты».

Оказалось, что некоторые помощники «Альты» работали не только в Берлине, но и в Бухаресте. Они тоже добывали ценные сведения, которые докладывались И. В. Сталину, В. М. Молотову и другим советским руководителям. Однако, когда в конце 1944 года эти агенты оказались в Москве, они были арестованы органами «Смерш». Как и почему это произошло?

Мифы возникают из проблем, которые не имеют документального подтверждения. Так произошло и с разведывательной группой «Альта».

Отважные разведчики, входившие в состав этой группы, мечтали о встрече в свободной Германии после победы над фашизмом. Они не смогли этого сделать. Некоторым не удалось дожить до этого светлого часа. В результате длительных поисков удалось найти фотографии всех членов разведгруппы «Альта» и всех ее московских руководителей. Впервые они будут опубликованы в этой книге.

«Альте» и ее смелым друзьям уже не нужны ни признание их заслуг в борьбе против фашизма, ни награды, ни почести. Однако их имена достойны уважения.

«Альта» сотрудничала с советской разведкой, которая в 30 – 40-х годах XX века переживала трудное время, приобретала опыт, утверждалась в системе обеспечения безопасности страны, теряла свои лучшие кадры в годы репрессий.

Каждый человек сам выбирает свой жизненный путь. Одни склоняются перед трудностями. Перед другими склоняют голову даже потомки.

Основные участники реальных событий, которые происходили накануне Великой Отечественной войны и продолжались в военные годы

 Сделать закладку на этом месте книги

Агенты советской военной разведки



1. «Альта» – немецкая журналистка Ильзе Штёбе, руководитель разведгруппы советской военной разведки в Берлине.




2. «Арбин» – Рудольф Гернштадт, первый муж «Альты». Руководитель агентурной группы советской военной разведки в Варшаве.

3. «Хир» – Карл Хельфрих, второй муж «Альты».




4. «Ариец» – высокопоставленный немецкий дипломат Рудольф фон Шелия.




5. «ABC» – немецкий дипломат Курт Велкиш.




6. «ЛЦЛ» – Марта Велкиш, связник разведгруппы.




7. «ХВЦ» – немецкий дипломат Герхард Кегель.




8. «Дора» – Шандор Радо, резидент в Швейцарии.

9. «Люци» – Рудольф Ресслер, владелец издательства «Вита-Нова Ферлаг», источник информации резидентуры «Дора».

10. Одзаки Ходзуми – главный организатор Ассоциации действий в поддержку императора Японии, друг Рихарда Зорге, источник информации.

11. «Шабель» – Клара Шабель, хозяйка конспиративной квартиры советской военной разведки в Берлине.



Сотрудники советской военной разведки



1. Армейский комиссар 2-го ранга Берзин Я. К. – начальник 4-го (Разведывательного) управления Штаба РККА (1924 – 1935, 1937 гг.).




2. Генерал-лейтенант Голиков Ф. И. – начальник Разведуправления Красной Армии (1940 – 1941 гг.).




3. «Арнольд» – генерал-майор Тупиков В. И., военный атташе в Германии в 1941 году.




4. «Метеор» – полковник Скорняков Н. Д., помощник военного атташе в Германии в 1939 – 1941 годах.




5. «Бине» – капитан Зайцев H. M., связник «Альты».




6. «Корф» – военный инженер 1-го ранга Шаров М. С., корреспондент ТАСС в Румынии, связник «ABC».




7. «Колин» – военный инженер 2-го ранга Леонтьев К. Б., связник «ХВЦ».




8. «Рамзай» – доктор Рихард Зорге, резидент военной разведки в Токио.




9. «Клейн» – капитан Кравченко Ф. И., разведчик-нелегал.




10. «Гизеля» – капитан Полякова М. И., разведчик-нелегал.


В этой книге названы имена и других сотрудников советской военной разведки, немецких дипломатов в Варшаве, Бухаресте и Москве, советских дипломатов в Берлине, работников гестапо, следователей НКВД, политических и государственных деятелей.

ЧАСТЬ I

В ЛАБИРИНТЕ РОКОВЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ

 Сделать закладку на этом месте книги

Первый день осени в 1939 году начался с тревожного сообщения: фашистская Германия напала на Польшу. Англия и Франция через два дня объявили войну Германии, но не стали оказывать помощь полякам. СССР – тоже. В Париже, Лондоне и Москве имелись свои политические сценарии развития ситуации в Европе. 

Двадцать лет, начиная с 1919 года, на землях, простиравшихся от Атлантики до Днепра, тлели остатки первого вселенского пожара, который с новой силой вспыхнул 1 сентября. В Европе никто никогда никому не доверял. 

В 1939 году ситуация в Европе развивалась динамично и непредсказуемо. Между сентябрем 1939 и июнем 1941 произошло много событий, в которых до сих пор разбираются историки. 

Смогла ли советская военная разведка разобраться в основных проблемах отношений между европейскими государствами накануне Второй мировой войны? 

Какие сведения смогла добыть военная разведка для советского руководства? 

Поступали ли Сталину, Тимошенко и Жукову данные о подготовке фашистской Германии к войне против СССР? 

Как данные, добытые военной разведкой, были учтены советским руководством в первой половине 1941 года? 

Глава первая

Для чего саратовский хлебопек был направлен в Германию

 Сделать закладку на этом месте книги

В августе 1939 года в Саратов из Москвы пришла срочная телеграмма. Она была адресована Николаю Зайцеву, которому предлагалось прервать отпуск и срочно вылететь в столицу.

Почтальон доставил телеграмму владельцу дома номер 20, расположенному в Старолагерном проезде. Получателем телеграммы оказался Николай Максимович Зайцев, прибывший несколько дней тому назад в Саратов в отпуск. Он давно уже не бывал дома, и его родные искренне обрадовались гостю из столицы. За праздничным столом собрались все родственники, кроме отца – он умер в 1934 году.

Николай Зайцев, которому в то время еще не исполнилось и тридцати лет, среди соседей пользовался особым уважением. Не только потому, что они хорошо знали его отца Максима, проработавшего всю свою жизнь на мельнице, которая до революции принадлежала немецкому промышленнику Шмидту. Старший Зайцев добился в жизни немалого. У Шмидта он добросовестно работал простым мукомолом. После революции, когда мельница стала первым заводом «Союз муки», Зайцев стал счетоводом, потом заведующим мучными складами – должность ответственная и высокооплачиваемая. На одном заводе он проработал более тридцати лет.

Николай Зайцев после окончания пяти классов начальной школы поступил в фабрично-заводское училище мельничных предприятий Саратова, затем работал на хлебозаводе имени Сталина. Дирекция завода неоднократно награждала Николая грамотами за ударный труд. В 1931 году он стал «ударником третьего года пятилетки».

Затем, как и его брат, Николай поступил в артиллерийскую школу, которую окончил в 1934 году.


Прочитав содержание телеграммы, Николай Зайцев обратил внимание на то, что она подписана неким Петровым. Эта фамилия была условным сигналом и говорила о том, что Зайцева срочно вызывают в Москву в Разведуправление Красной Армии, сотрудником которого он был уже несколько лет.

Через три дня Зайцев был в Москве. В столице его ждали и сразу же подключили к решению двух секретных задач, о которых знал крайне ограниченный круг лиц советского политического руководства и начальник военной разведки.

Николай не был в родном Саратове более двух лет – все это время он находился в командировке в Берлине. Работая комендантом советского торгового представительства, Зайцев выполнял секретные задания Разведуправления Красной Армии.

В военную разведку хлебопек Зайцев попал не случайно. Он имел хорошие способности к изучению иностранных языков. Среди его саратовских друзей было много ребят из семей поволжских немцев. Играя с ними, Зайцев быстро научился говорить по-немецки. За годы учебы в военном училище он закрепил и систематизировал свои знания.

По окончании обучения лейтенант Зайцев получил положительную характеристику, в которой говорилось, что он «выдержан, точен, исполнителен, культурен, решителен и требователен к себе».

Помощник начальника артиллерийской батареи, в которой числился Николай, капитан В. Капустин в его характеристике отметил, что «Зайцев вынослив, решителен, много работает над собой, подвижен, инициативен, владеет немецким языком, дисциплинирован, пользуется среди курсантов авторитетом, активно участвует в общественной работе, является одним из лучших по учебе, физически развит вполне удовлетворительно».

Среди положительных качеств отмечались и некоторые недостатки, присущие Зайцеву. В частности, Капустин считал, что у Зайцева «еще недостаточная строевая выправка». Для работы в разведке строевая выправка, видимо, была не особенно важна. Важно, что Зайцев владел немецким и ему можно было доверять выполнение серьезных заданий. Поэтому его и отобрали для работы в военной разведке. Об этом в Саратове никто не знал, но соседи считали, что Николаю сильно повезло – он был единственным из парней Старолагерного проезда и всех прилегающих к нему улиц, который уехал работать в Москву.

В феврале 1937 года Разведуправление Красной Армии направило лейтенанта Зайцева в первую специальную командировку. Начальник Разведуправления комдив С. Урицкий пожелал молодому разведчику успехов. Так Зайцев оказался в Берлине, где стал работать курьером охраны и портье в торговом представительстве СССР в Германии, которое возглавлял советский торгпред Д. В. Канделаки.

Столица Германии удивила саратовского хлебопека обилием магазинов, большим количеством полицейских и улицами, заполненными автомобилями различных марок.

Первые общие впечатления о немецкой столице постепенно дополнялись более глубокими наблюдениями. В метро, на стенах домов, в трамваях и автобусах Зайцев все чаще и чаще стал замечать красочные плакаты, призывавшие берлинцев проявлять бдительность. На многих плакатах было написано всего три слова: «Осторожно! Враг подслушивает!» Читая местные газеты, курьер охраны советского торгового представительства обращал внимание на статьи, где говорилось, что тот или иной немец приговорен к смерти за антигосударственную деятельность. В Берлине шла своя особая внутренняя жизнь, и молодому сотруднику советской разведки еще предстояло ее изучить, понять и приспособиться к выполнению специальных заданий.

Сотрудники советского торгового представительства в Берлине находились под пристальным вниманием агентов государственной тайной полиции. Гестапо при любой возможности внедряло в торгпредство, посольство и советское консульство своих осведомителей. Были они и среди преподавателей немецкого языка, которые давали уроки советским специалистам.

Немецкому языку сотрудников советского торгпредства обучали три сестры. Они не скрывали, что хорошо знают русский язык. Каждая из сестер в «учебном процессе» играла свою роль. Одна выясняла, где до прибытия в Берлин проживали советские сотрудники и где они получали образование. Вторая – интересовалась, где в Москве проживали инженеры и руководящий состав торгпредства до командировки в Германию, чем занимаются в Берлине. Третья сестра пыталась выведать, чем увлекаются те или иные сотрудники советского представительства, уточняла, кто из них и сколько выпивает спиртного, собирала сведения об их семейном положении. Чувствовалось, что третья сестра по заданию германской контрразведки искала кандидатов для вербовки. Руководил работой сестер преподаватель – мужчина, обучавший языку руководящих работников советского торгпредства.

За сотрудниками советских представительств гестапо вело постоянное наблюдение. Сыщики демонстративно следовали за работниками торгпредства на улице, при посещении фирм и промышленных предприятий.

По заданию начальника разведки С. Урицкого, Зайцев ежемесячно направлял ему отчеты, в которых сообщал подробности освоения им новой для него специальности, делился своими первыми наблюдениями. Письма он подписывал оперативным псевдонимом «Бине».

Через полгода резидент советской военной разведки в Берлине «Андерсон» сообщал в Москву, что «Бине» немецкий язык «освоил прилично, может свободно объясняться. Теорию проведения агентурных встреч изучил и может встречаться с источниками. Человек он развитый и подвижный, но к работе связника еще не готов. Город изучил. Успешно выполнил первые оперативные задания». 

Под псевдонимом «Андерсон» в Берлине работала разведчица Альма Берзина. С Яном Берзиным, который возглавлял советскую военную разведку, Альма родственных отношений не имела. Настоящая фамилия начальника Разведупра была Петер Кюзис.

Альма старалась передавать Зайцеву свой опыт: она видела, что из сообразительного саратовского хлебопека может получиться мастер агентурной работы, и не ошиблась.


Прервав отпуск и прибыв в Москву в середине августа 1939 года, старший лейтенант Н. Зайцев явился в Разведуправление. Начальник отдела сказал, что он был вынужден прервать отпуск в связи с чрезвычайными обстоятельствами.

– Не исключено, – пояснил майор Ляхтеров, – что между Германией и Польшей возможен вооруженный конфликт. О таком развитии событий нам сообщают наши проверенные агенты из Варшавы. Эти же агенты выехали в Берлин. Вам тоже необходимо отправиться в Германию...

Зайцев был готов к ответственной оперативной работе. 29 августа 1939 года новый начальник военной разведки комдив И. И. Проскуров утвердил «Задание связника „Бине“ на командировку в Германию». Главной задачей «Бине» было восстановление связи с «Альтой» и агентами: «Арийцем», «ABC», «ХВЦ» и «ЛЦЛ». «Бине» предписывалось отыскать их в Берлине, создать разведгруппу и по указанию Центра руководить ее работой.

Глава вторая

«...Попытки установить организационный контакт между разведками – отклонить...»

 Сделать закладку на этом месте книги

Советская военная разведка в 1920 – 1930 годах создавалась и действовала на фоне противоречивых советско-германских отношений. В те годы Германия была для Советского Союза и другом, и противником. Именно это обстоятельство заставляло руководителей советской военной разведки обращать особое внимание на организацию разведки Германии, в которой происходили серьезные и динамичные перемены. Они отражались на политическом климате Европы и оказывали влияние на ситуацию в СССР.

В 1922 году неожиданно для европейской политической элиты произошло сближение Берлина и Москвы. Представители двух государств – советский нарком иностранных дел Г. Чичерин и германский министр иностранных дел В. Ратенау подписали 16 апреля в Италии Рапалльский договор. Это был последний международный договор, подписанный Ратенау. В июле 1922 года он был убит членами террористической организации «Консул».

Установление дипломатических отношений между Германией и Советской Россией было выгодно и Москве, и Берлину. Германия избежала полной внешнеполитической изоляции. Советская Россия тоже вырвалась из кольца дипломатической блокады. Перед ней, как и во времена Петра Великого, вновь приоткрывалось окно в Европу.

Рапалльский договор интересен по многим параметрам. Однако три из них заслуживают особого внимания.

Во-первых, этот договор был бессрочным. Руководители Германии и Советской России смотрели в будущее с оптимизмом и надеждой. Они рассчитывали на то, что нормальные отношения между двумя крупнейшими государствами Европы должны строиться на долговременной основе и быть взаимовыгодными.

Во-вторых, договор заключили государства, которые в годы Первой мировой войны были основными противниками. В 1922 году они нашли общий язык и общие интересы.

Третьей, наиболее интересной особенностью этого договора было то, что он состоял из шести коротких и четких статей. Тексты пяти из них были опубликованы и создали основу для установления дипломатических отношений, урегулирования различных претензий, открыли широкие возможности для торгово-экономического сотрудничества между Россией и Германией.

Содержание третьей статьи было секретным. В ней говорилось о сотрудничестве Германии и России в военной области. О такой договоренности ни в Москве, ни в Берлине в 1922 году открыто говорить не могли.

На основе третьей статьи в 1923 году представители правительства СССР подписали договор с германской фирмой «Юнкерс» о поставках самолетов и строительстве в России авиационного завода. В том же 1923 году с командованием рейхсвера было подписано соглашение о совместной постройке в России завода по производству иприта.

Военное сотрудничество между Германией и Советской Россией возникло на основании объективных внешнеполитических и экономических факторов. Россия, окруженная со всех сторон недругами, должна была создавать свою военную промышленность, укреплять оборону и готовить офицерские кадры для вооруженных сил. Германия, отторгнутая международным экономическим консорциумом, в который входили Англия, Франция и США, не могла существовать без источника сырьевых ресурсов и рынка сбыта продукции своей промышленности.

Непримиримые противники Россия и Германия стали если не союзниками, то, по крайней мере, партнерами. Интересы различных государств иногда совпадают.

Военное сотрудничество между Советской Россией и Германией развивалось медленно. Подписанные промежуточные соглашения реализовывались частично или вовсе не выполнялись. Видимо, каждая из сторон хотела получить в военной области больше, чем отдать. И это тоже вполне объяснимо. Германия и Россия на протяжении многовековой истории чаще были противниками, чем друзьями.

В конце декабря 1928 года некоторые итоги советско-германского военного взаимодействия за шесть лет были проанализированы в докладе начальника военной разведки Яна Берзина, подготовленного для народного комиссара по военным и морским делам СССР К. Е. Ворошилова.


НАРОДНОМУ КОМИССАРУ

ПО ВОЕННЫМ И МОРСКИМ ДЕЛАМ СССР

тов. ВОРОШИЛОВУ


ДОКЛАД

О сотрудничестве РККА и рейхсвера


Переговоры о сотрудничестве между РККА и рейхсвером, поскольку мне известно, начались еще в 1922 году (точных данных в IV Управлении не имеется). Переговоры в то время велись членом РВС Союза тов. Розенгольцем и после длительного обмена мнениями осенью 1923 года приняли конкретную форму договоров:

а) с фирмой «Юнкерс» о поставке самолетов и постройке на территории СССР авиазавода;

б) с командованием рейхсвера о совместной постройке завода по выделке иприта (акционерные о-ва «Вико», «Метахим», «Берсоль»).

Далее в 1924 году через фирму «Метахим» был принят нашей промышленностью от рейхсвера заказ на 400 000 снарядов для полевых 3-дюймовых орудий.

Вышеупомянутые договоры (с фирмой «Юнкерс» и договор по постройке ипритного завода) не дали для нас положительных результатов. Фирма «Юнкерс» не выполнила взятые на себя обязательства по поставке нам металлических самолетов и завода не построила. Договор поэтому был расторгнут в 26 – 27 гг. Договор о совместной постройке ипритного завода также пришлось в 1927 году расторгнуть потому, что фирма «Штольценберг», которой рейхсвер со своей стороны перепоручил техническое исполнение взятых по договору обязательств (поставка оборудования и организация производства), получив от рейхсвера около 20 миллионов марок, фактически надула и рейхсвера и нас. Поставленное «Штольценбергом» оборудование не соответствовало условиям договора, и методы изготовления иприта нашими специалистами, а впоследствии и немецкими, были признаны устаревшими и негодными.

Материального ущерба в этом деле не понесли, но потеряли почти три года времени, так как в надежде на строящийся, не предприняли меры к самостоятельной организации производства иприта.

Заказ рейхсвера на 3-дюймовые снаряды нами был исполнен, и снаряды в 1926 году переданы немцам. Однако расчеты по этому делу (правда, по вине нашей промышленности) были закончены лишь в конце текущего года. Дело с этими снарядами, как известно, принесло нам большой политический ущерб, так как факт изготовления нами снарядов для Германии, по вине самих немцев, известен немецким социал-демократам, которые (поскольку нам известно) с благословения Штреземана подняли против нас большую кампанию в прессе.

Таким образом, первый период нашего сотрудничества с рейхсвером никаких положительных результатов (я не говорю о чисто политической стороне дела) нам не дал.

Начиная с 1925 года, когда уже ясно определились неуспехи с «Юнкерсом» и ипритным заводом, сотрудничество постепенно переводится на другие рельсы.

Если договорами 1923 года немцы, как видно из секретного письма командования рейхсвера от 7/1 – 1927 года на имя представителя в Москве Лита, стремились стать поставщиками для нас в области авиации и химии и обеспечить за собой влияние на соответствующие отрасли нашей промышленности, то с этого времени они «более всего заинтересованы в том, чтобы приобрести еще большее влияние на русскую армию, воздушный флот и флот». Речь, как видно, идет о влиянии на организацию и тактическую подготовку нашей армии.

В связи с этим немцы еще в 1925 году соглашаются допустить 5 наших (на взаимных условиях) командиров на свои тактические учения в поле и маневры, а в 1926 году уже ставят вопрос о совещании по оперативным вопросам, с целью выработки единства оперативных взглядов.

В 1926 году впервые допускаются наши командиры (т.т. Свечников и Красильников) в качестве слушателей на последнем курсе Германской военной академии (академические курсы).

В том же году немцы заключают с нами договор об организации танковой школы в Казани и совместных газовых опытов в Подосинках (ныне «Томка»).

В настоящее время наши взаимоотношения с рейхсвером имеют конкретное выражение:

а) взаимного ознакомления с состоянием и методами подготовки обеих армий путем командировки лиц комсостава на маневры, полевые поездки и на академические курсы;

б) в совместных хим. опытах (предприятие «Томка»);

в) в совместной организации танковой школы в Казани («Кама»);

г) в авиационной школе в Липецке («Липецк»);

д) в командировании в Германию для изучения отдельных вопросов и ознакомления с организацией работ ряда представителей отдельных управлений (УВС, НТР, Артуправления, Главсанупра и др.).

1. Переходя к оценке отдельных видов сотрудничества, необходимо сказать, что наиболее ощутимые результаты нам дают поездки нашего комсостава на маневры, полевые поездки и академические курсы в Германии. Путем изучения организации отдельных родов войск и постановки штабной работы, методов обучения и подготовки, а также течения военной мысли, расширяют свой кругозор, но и получают известный толчок к изучению отдельных вопросов и самостоятельному решению их применительно к нашим условиям. Короче говоря, наши командиры, углубляя свои познания, приобретают так называемую военную культуру. Пока для нас недоступны другие западноевропейские армии, эту возможность усовершенствования ряда наших командиров цел


убрать рекламу




убрать рекламу



есообразно и необходимо сохранить.

2. Существующие предприятия пока что нам реально дали немного. Наиболее старое предприятие – авиационная школа в Липецке до 1928 года нами использовалась слабо. Эта школа организована немцами в 23 – 24 гг., имеет целью не только подготовку летного состава (летчиков и лет. набл.), но и опытно-исследовательские цели. Школа первые два года была материально слабо обеспечена, имела старые самолеты, и работа для нас особого интереса не имела. Начиная с 1927 года, школа стала работать и наш интерес к ней возрос. Все работы по организации, оборудованию и содержанию школы несут немцы.

3. Химические опыты в Подосинках, а затем в «Томке» дали положительные результаты, и продолжение этих опытов в течение ближайшего года Химуправлением признается целесообразным. Цель этих опытов – испытание новых приборов и новых методов применения О. В. (артиллерия, авиация, спец. газометы и т. п.), а также новые способы и средства дегазации зараженной местности. Расходы по опытам оплачиваются поровну.

4. Танковая школа в Казани до сих пор еще не начала функционировать; занятия в ней начнутся, по заявлению немцев, лишь с весны 1929 года, когда будут из Германии доставлены необходимые для школы танки. Пока что немцы в течение двух лет отстроили и оборудовали школьные помещения, мастерскую и учебное поле. Из этого предприятия мы сможем извлечь пользу лишь с начала занятий, так как имеем право, на паритетных началах, иметь равное количество учеников. Оборудование школы и содержание, за исключением предполагаемых наших учеников, оплачивается немцами.

На организацию и содержание вышеуказанных предприятий немцы тратят крупные суммы денег; нам неизвестна точная цифра расходов (кроме прямых расходов на нашей территории по строительным работам и содержанию личного состава, нужно учесть еще расходы по оборудованию, которое полностью прибывает из Германии), но расходы по «Томке» (хим. опыты) уже достигают миллиона марок, расходы по организации и содержанию танковой школы выше 500 000 марок, а расходы по Липецкой школе, считая оборудование, свыше миллиона марок. Если учесть прежние расходы рейхсвера в виде дотации Юнкерсу по линии сотрудничества с ним и потерю рейхсвера на деле Штольценберга (ипритный завод), то нужно сказать, что материальные затраты рейхсвера на «предприятия» в СССР весьма крупны и до сих пор не оправдались теми конкретными результатами, которые дают эти предприятия.

Нет сомнения, что все немецкие предприятия кроме прямой своей задачи имеют также и задачу экономической, политической и военной информации (шпионажа). За это говорит хотя бы то, что наблюдающим за всеми этими предприятиями состоит такой махровый разведчик герм. штаба, как Нидермайер. С этой стороны предприятия нам приносят определенный вред. Но этот шпионаж по всем данным не направлен по линии добычи и собирания секретных документов, а ведется путем личного наблюдения, разговоров и устных информаций. Такой шпионаж менее опасен, чем тайный, ибо не дает конкретных документальных данных, а ограничивается лишь фиксированием виденного. Немцы имеют на территории нашего Союза более чем достаточно людей, при помощи которых они могут организовать прекрасную тайную разведку, вследствие чего удаление с нашей территории немецких предприятий в смысле уничтожения немецкого шпионажа дает чрезвычайно мало.

До начала 1928 года (приезд полковника Миттельбергера) отношение немцев к сотрудничеству было выжидательное и довольно прозрачно отражало все те колебания между востоком и западом, которые наблюдались в германской внешней политике. «Военное сотрудничество» с Советским Союзом для германской дипломатии было лишь козырем в переговорах с Францией и Англией. Однако с началом нового сближения между Англией и Францией (начало 1928 г.) и крахом немецких надежд на благоприятное для Германии решение репарационного вопроса и «рейнской проблемы» (очищение от французских и бельгийских войск рейнской зоны) отношение руководящих кругов рейхсвера к вопросу сотрудничества с РККА постепенно меняется. В СССР, для ознакомления с РККА и изучения возможностей сотрудничества, командируются такие ответственные лица, как зам. нач. генерального штаба Миттельбергер, а затем и нач. ген. штаба генерал Бломберг, и во взаимоотношениях отмечается более дружественный тон, чем это было раньше. Конечно, сейчас еще рано говорить о серьезном длительном курсе на восточную ориентацию, но неудачи немцев в попытках договориться по репарационным вопросам и по вопросу освобождения от оккупационных войск рейнской зоны, очевидно, будут «восточную ориентацию» укреплять. Этим и объясняются новые предложения командования рейхсвера об «урегулировании и расширении» сотрудничества обеих армий, предложенные через Нидермайера и тов. Корка[1].

Конкретно эти предложения сводятся к следующему:

1. Замена личного состава предприятий, состоящего из офицеров запаса, квалифицированными офицерами активной службы в рейхсвере.

2. Открытие весной 29 года танковой школы в Казани и доставка туда новых тяжелых и средних танков последней конструкции.

3. Заключение договора о газовых опытах и расширении этих опытов. Доставка из Германии хим. снарядов и 4-х полевых гаубиц для опытной стрельбы.

4. Присылка радиостанций для увязки работы танковой школы в Казани и Липецкой школы, воздушная связь между школами и проверка действия радиостанций на самолетах, на более далекие расстояния, чем позволяет липецкий аэродром.

5. Постепенное сближение морских штабов обоих государств путем поездки представителя наших морских сил в Германию или представителя германского флота в Москву, установление личного знакомства между ответственными руководителями обоих флотов, обсуждение некоторых общих проблем и т. д.

6. Констатирование разведывательной деятельности обеих армий против Польши, обмен разведывательными данными о Польше и встреча руководителей обеих разведок для совместного рассмотрения данных о мобилизации и развертывании польской армии.

7. Совместная работа конструкторских сил в области артиллерии и пулеметного дела с использованием достижений в этой области как германской, так и нашей промышленности, при условии равноправного использования результатов этой конструкторской работы (предложение, переданное через проф. Шмица).

8. Продолжение взаимных командировок на маневры, полевые поездки, допущение наших командиров на последний курс военной академии рейхсвера, приезд нескольких германских офицеров для стажировки в наших частях.

Кроме того, фирма «Юнкерс» в частном порядке подняла перед нашим военным атташе в Берлине вопрос относительно возобновления своей работы в СССР; в частности, о постройке авиационного завода на концессионных началах. Свои предложения фирма «Юнкерс» согласна конкретизировать, если будет дан принципиальный ответ о нашем согласии на переговоры.

Резюмируя вышеизложенное, полагаю целесообразным:

1. Сотрудничество с рейхсвером в существующих формах продолжать.

2. В максимальной степени использовать возможность обучения и усовершенствования нашего командного состава путем посылки на последний курс немецкой академии, для участия в полевых поездках, маневрах и т. д. Равным образом практиковать направление отдельных специалистов для изучения способов и методов работы в отдельных отраслях военной промышленности.

3. Настаивать перед немцами на скорейшем открытии танковой школы и в максимальной степени использовать таковую для подготовки нашего комсостава танковых войск.

4. Впредь возможно широко использовать результаты опытных работ немцев в Липецкой школе, путем введения туда разрешенного договором количества наших учеников.

5. Продолжать хим. опыты, обусловив в договоре возможность отказа от дальнейших опытов тогда, когда мы сочтем это необходимым.

6. Предложение об установлении контакта между руководителями обоих флотов принять, ограничив этот контакт личным знакомством руководителей и обсуждением вопросов общего характера.

7. Предложение об обмене развед. данными по Польше и совместном обсуждении мобилизации и развертывании польской армии принять. Попытки установить организационный контакт между разведками – отклонить.

8. Вопрос о совместной конструкторской работе решить в зависимости от более конкретных предложений со стороны рейхсвера.

Изложенное докладываю на усмотрение.

Начальник IV управления штаба РККА Берзин

24 декабря 1928 г.

г. Москва.

Отп. в 6 экз.


Я. Берзин оценил весь комплекс советско-германского военного сотрудничества достаточно объективно. Он хотел, чтобы это сотрудничество принесло максимальную пользу, открыло доступ к опыту организации вооруженных сил западных стран, использованию системы подготовки военных кадров для обучения советских офицеров, получению полных данных о германской авиационной и химической промышленности, которые были крайне необходимы для укрепления обороноспособности СССР.

Берзина заинтересовали предложения немцев об обмене разведывательной информацией о вооруженных силах Польши. Однако начальник советской военной разведки выступил категорически против любых контактов с представителями немецкой разведки и отверг предложение о сотрудничестве разведок двух стран в решении любых организационных вопросов. Берзин был твердо уверен в том, что взаимодействие между разведками различных государств невозможно, нежелательно и опасно.


В 1932 году на политическом небосводе Германии появилась черная звезда – Адольф Гитлер. Его националистические выступления взбудоражили немцев. Многие хотели увидеть в нем человека, способного улучшить их жизнь. Гитлер обещал немцам все, но для того, чтобы выжить, говорил новоявленный пророк, нужна война. «Будущая война будет неслыханно кровопролитной, жестокой и бесчеловечной. Но для Германии это будет самая гуманная война, так как она будет проходить на чужих территориях и ни одна бомба не упадет на немецкие города...»

Своих будущих противников Гитлер определил в книге «Моя борьба». На одной из страниц своего откровения он писал: «Ничто не удержит меня от того, чтобы напасть на Россию после того, как я достигну своих целей на Западе... Мы пойдем на эту борьбу. Она раскроет перед нами ворота к длительному господству над всем миром...»




В 1933 году Гитлер пришел к власти. В советско-германских отношениях наступила черная полоса.

Став руководителем Германии, Гитлер начал незамедлительно претворять в жизнь свои планы. В 1934 году он впервые нарушил требования Версальского договора и приказал увеличить армию Германии со 100 до 300 тысяч солдат. Против кого собиралась воевать новая германская армия? Против Франции? Против Англии? Рано или поздно Гитлер должен был напасть и на Россию. На протяжении многовековой истории войн в Европе Германия и Россия редко оказывались по одну сторону баррикад. Два великих народа, которым самой историей суждено определять мир и спокойствие на Европейском континенте, не находили общего языка и часто предпочитали для разрешения споров использовать штыки и пушки.

Искусство дипломатов всегда ценилось в Германии и России только после очередного военного конфликта.




Сталин хорошо знал историю российско-германских отношений. Он понимал, что приход к власти Гитлера, одержимого идеями реванша за поражение Германии в Первой мировой войне, неизбежно приведет к пересмотру границ в Европе, которые не раз перекраивались с помощью тевтонского меча.

Разведка докладывала Сталину о возрождении военной мощи Германии, которое осуществлялось под прикрытием различных гражданских программ и проектов. Реализуя указания Гитлера, генерал Кейтель требовал от своих подчиненных: «Ни один документ не должен быть потерян, иначе им воспользуется вражеская пропаганда. Все, что сказано устно, мы можем отрицать».

Принцип Кейтеля был прост. Он предполагал разработку минимального количества экземпляров секретных документов и сокращение до минимума официальных лиц, допущенных к тайным планам германского руководства. В первые годы своего пребывания у власти Гитлер боялся агентов иностранных государств. Он опасался, что нарушение Германией требований Версальского договора может вызвать нежелательную реакцию со стороны Франции и Англии.

Возрождение немецкой армии тоже проводилось скрытно. Однако все меры предосторожности были эффективны только до определенного момента. Настало время, когда никакие меры секретности, которые принимались в Берлине, уже не могли скрыть то, что скрыть было невозможно.

В 1935 году Гитлер подписал указ о переименовании рейхсвера в вермахт и назначил себя главнокомандующим вооруженными силами. Новый шаг Гитлера к возрождению былого германского военного могущества, к удовлетворению Берлина, не вызвал противодействия в столицах ведущих европейских государств. Наоборот, Англия в том же 1935 году сняла ограничения на возрождение германского военного флота.

Англичане, играя свою партию в главной дипломатической интриге XX века, не согласовали свои действия ни с американцами, ни с французами, ни с итальянцами. Британская политика односторонних дипломатических уступок Германии в те годы до сих пор не имеет логического объяснения. В результате поражения Германии в Первой мировой войне Великобритания выиграла больше всех – она расширила свое политическое и экономическое влияние там, где господствовала кайзеровская Германия. Слабая Германия периода Веймарской республики, связанная обязательствами Версальского договора, была не способна поднять голос против Англии. Но приход в 1933 году к власти Гитлера и его агрессивных сторонников изменил ситуацию в Европе. Новая война между немцами и британцами была неизбежна. Тем не менее английское правительство без особого волнения реагировало на усилия Германии по возрождению своего могущества.

Политика Лондона подтолкнула Францию во второй половине 1935 года тоже предпринять дипломатические шаги по пути создания основы для отношений с обновленной и уже достаточно окрепшей Германией.

В марте 1936 года Гитлер второй раз нарушил требования Версальского мирного договора – восстановил систему всеобщего набора на военную службу и увеличил германскую армию до полумиллиона человек. Французы и англичане опять не стали возражать германскому фюреру. Великие державы словно страусы спрятали голову в песок и не хотели замечать новой опасности, надвигавшейся на Европу.

В 1936 году Германия вновь преподнесла сюрприз европейцам – германские войска заняли демилитаризованную рейнскую зону. В Париже промолчали. В Лондоне тоже не заметили очередного нарушения Гитлером требований Версальского договора.

Резиденты советской военной разведки, которые действовали в Берлине, Париже и Лондоне, информировали советское руководство о нараставших темпах восстановления немецкой военной машины. Было очевидно: Гитлер готовился к реваншу за поражение Германии в Первой мировой войне. Он искал союзников, которые могли бы оказать ему поддержку.

В Центральной Европе началась новая поляризация государств. После прихода к власти Гитлера вся система советско-германских отношений, созданная на базе Рапалльского договора, рухнула. В 1935 году Сталин попытался найти место СССР в стихийно формировавшейся в Европе новой системе международных отношений. Однако попытки заключить с Германией договор о ненападении, продолжавшиеся в течение 1935 – 1936 годов, оказались безрезультатными.

Германия предпочитала сама выбирать союзников и не хотела обременять себя подписанием документов, которые не соответствовали ее политическим интересам. В октябре 1936 года Германия и Италия подписали соглашение о военно-политическом сотрудничестве, образовав «ось» Берлин – Рим. Встречаясь во время подготовки этого договора с министром иностранных дел Италии Чиано, зятем Муссолини, Гитлер заявил, что Италия и Германия вместе победят не только большевизм, но и Запад. Для достижения победы над СССР необходимо было создать особые условия: сделать вооруженные силы Германии лучшими в Европе, сформировать блок государств, которые могли бы выступить совместно с Германией против СССР как с Запада, так и с Востока.

Муссолини готов был следовать за Гитлером. Он был таким же самовлюбленным фанатиком, мечтавшим о своей особенной роли в истории Европы. Как-то выступая в Милане, лидер итальянских фашистов заявил, что германо-итальянские отношения создали ось, вокруг которой будет вращаться европейская политика. Гитлер хотел, чтобы вокруг этой оси вращался весь мир.

Немцы и итальянцы нашли друг друга. Их союз прошел первую проверку на прочность в ходе гражданской войны в Испании и был готов к расширению за счет привлечения под свои знамена таких же агрессивных, как фюрер и дуче, политиков.

В ноябре 1936 года Германия подписала с Японией Антикоминтерновский пакт. В 1937 году к этому пакту присоединилась и Италия. Это был новый успех Гитлера на политическом фронте. Роль главного противника отводилась СССР. Для борьбы с большевизмом объединялись силы Германии, Италии и Японии. Не заметить этого в Москве не могли.

«Битва, к которой мы приближаемся, – заявил Геринг 17 декабря 1936 года на закрытом совещании германских промышленников, – требует колоссальной производительности. Предела перевооружению не видно. Альтернативами являются победа или разрушение... Мы живем во время, когда на горизонте видна конечная битва. Мы уже на пороге мобилизации, и мы уже вступили в войну. Единственное чего пока нет, это собственно стрельбы».

Содержание выступления Геринга, второго лица в фашистской Германии, стало известно представителю советской военной разведки в Берлине. Он дал правильную оценку этой речи: Германия готовится к большой войне, пушки расчехлены. Расчеты ждут команды: «Огонь!» Стволы орудий направлены на Восток.

Не встречая никакого противодействия со стороны Англии и Франции, Италия в 1935 году захватила Эфиопию. В 1937 году Германия и Италия организовали интервенцию против Испанской республики. В 1938 году Германия напала на Австрию; в марте 1939 года – на Чехословакию. Гитлер отдал приказ разработать план войны против Польши.

В 1939 году в Европе назрел очередной военный конфликт.

В столицах всех европейских государств велись напряженные дипломатические переговоры с участием руководителей США, Великобритании, Франции и СССР.

Англичане и французы опасались агрессивных планов Германии, но хотели бы направить германскую военную машину против СССР.

Гитлер собирался напасть на Советский Союз. Однако в предстоящей борьбе Германии за мировое господство война против России не была в планах Гитлера актом первого действия. Для того чтобы сломить Россию, необходимы были огромные военные ресурсы, которые Гитлер планировал получить после покорения Европы.

За событиями в Старом Свете с большим вниманием наблюдали американцы. Они прагматически оценивали ситуацию в Европе и разогревали котлы своей тяжелой промышленности, которая ориентировалась на производство оружия, боеприпасов и боевой техники. В случае войны в Европе на этом товаре можно было хорошо заработать.

События в Европе развивались быстро и вышли из-под контроля Англии и Франции. Летом 1939 года представители этих стран были вынуждены начать переговоры с Советским Союзом о возможных мерах противодействия агрессивной политике Германии. Но эти переговоры зашли в тупик. Ни англичане, ни французы не хотели принимать на себя каких-либо конкретных обязательств по противодействию Германии. Предложения Советского Союза о создании военного союза против Германии в Париже и Лондоне были отвергнуты. Советская дипломатия потерпела поражение. Сталин снял M. M. Литвинова с должности наркома иностранных дел. Новым наркомом стал В. М. Молотов. Он должен был найти общий язык с министром иностранных дел Германии И. Риббентропом. Война стояла на пороге. Сталин хотел спасти страну от надвигавшейся угрозы.

Перед советской военной разведкой была поставлена задача – непрерывно добывать сведения о подготовке к войне Германии, Италии, Японии, Румынии, Прибалтийских государств, Польши, Англии и Франции. Ян Берзин, выступавший в 1928 году против сотрудничества советской и германской разведок, оказался прав. В 40-х годах немцы не смогли проникнуть в советскую военную разведку. Удар был нанесен с другой стороны.

Глава третья

Резидент Мария

 Сделать закладку на этом месте книги

Мария Полякова мечтала стать детским врачом. Она хотела учиться в Московском медицинском институте и уже сдала документы в приемную комиссию. Но поступить в институт ей помешали непредвиденные обстоятельства...

В первых числах июня 1932 года ее, молодого и активного сотрудника КИМа (Коммунистического интернационала молодежи), неожиданно вызвали в ЦК комсомола и предложили работать в военной разведке. Для принятия решения ей дали двое суток и предупредили о том, что она ни с кем не имеет права советоваться...

Эти два дня для Марии тянулись очень долго. Она еще никогда не попадала в ситуацию, в которой так трудно было принять решение. Она хотела лечить детей, а о работе в разведке вообще ничего не знала...

Полякова, думая над сделанным ей предложением, пыталась найти ответ на вопрос, который ее очень беспокоил: «Почему именно ей предложили работать в этой секретной службе?» Конечно, она свободно владела немецким и английским языками; жила в Праге, Берлине и Лондоне: ее мать работала сотрудником торговых представительств России. Обучению Марии придавали особое значение – несколько лет она занималась в реальном училище в Берлине, затем в одной из лондонских школ.

Возвратившись в 1927 году в Россию, Полякова поступила на работу в Исполком КИМа в качестве референта информотдела. Вскоре вышла замуж за Иосифа Дицку, который работал в этой же организации. Родившейся дочери, по предложению мужа, выросшего в Вене, дали имя Златана. Так что к лету 1932 года двадцатичетырехлетняя Полякова была уже человеком достаточно самостоятельным и имеющим приличный жизненный опыт. Но обладала ли она определенными способностями, чтобы работать в этой организации?

Несмотря на молодость, Полякова хорошо понимала, что далеко не каждого человека приглашают в разведку.

Через два дня она пришла в ЦК комсомола, и молодежный лидер Саша Косарев вручил ей направление в Разведуправление Красной Армии. Как оказалось, Косарев, хорошо знавший Полякову по работе среди заводской молодежи Бауманского и Фрунзенского районов Москвы, рекомендовал Марию в военную разведку...

– Уверен, ты справишься, – сказал он, прощаясь с Поляковой. И добавил: – Там сейчас очень нужны такие, как ты. Врачи у нас есть, а разведчиков очень мало. Если бы не это, мы бы не мешали тебе учиться в институте...


Первая спецкомандировка

Мария рассказала, что ее, вероятно, пригласят на новую ответственную работу. Иосиф Дицка не стал расспрашивать жену о ее беседе с Косаревым, которого он тоже хорошо знал. Они решили обсудить эту проблему после ее беседы в Разведуправлении. Дицка сам часто выезжал в зарубежные командировки, поддерживая связи Исполкома КИМа с различными молодежными организациями в Бельгии, Франции, Чехии, Австрии и других странах. Свободно владевший немецким, чешским, французским и испанским языками, он прекрасно знал обстановку в европейских странах и был незаменимым работником.

Ровно в 22 часа Полякова прибыла в Четвертое управление Красной Армии (так называлось тогда Разведуправление). Получила пропуск и прошла по длинному коридору к указанной комнате. Ее встретила симпатичная девушка в строгой военной форме. Они познакомились. Девушка назвала свою фамилию: «Звонарева».

Полякова запомнила эту фамилию. Тогда она еще не знала, что их дружба с Наташей Звонаревой продолжится около полувека.

Вскоре Полякову пригласили в кабинет к начальнику Разведупра Берзину. Когда она вошла в его просторный кабинет, то увидела за большим письменным столом седого, крепко сложенного человека в военной форме. Он встал, вышел из-за стола и подошел к посетительнице.

– Давайте знакомиться. Меня зовут Павел Иванович. Так Берзин, которого на самом деле звали Ян Карлович, представлялся своим собеседникам.

Предложив Поляковой сесть, Берзин продолжил:

– Кое-что я о вас уже знаю, но хотел бы узнать больше. Готовы ли вы вступить в Красную Армию? Нам нужен не сотрудник за письменным столом, а человек для выполнения специальных заданий. Не боитесь?

– Нет, – тихо, но спокойно ответила Полякова.

Берзин внимательно посмотрел в ее глаза и сказал:

– Вижу, что вы не из пугливых. Ну, рассказывайте о себе. Когда были в Германии? Где учились? Что видели? Говорите по-немецки, – неожиданно предложил он.

Беседа длилась около тридцати минут. Берзин прекрасно владел немецким. Она тоже. Начальник Разведуправления внимательно выслушал Полякову и остался доволен ее произношением.

Тридцать минут пролетели быстро. Испытание Мария Полякова успешно выдержала и через несколько дней начала подготовку к работе в Германии.

...В первую спецкомандировку ее провожал муж. Иосиф Дицка не возражал против работы Марии в военной разведке. Однако его тревожило, что четырехлетней Златане какое-то время придется провести без матери. Эта же проблема очень беспокоила и Марию. Но они жили в такое время, когда личное было второстепенным, а общественное – главным. Они хотели построить новый мир, ради которого готовы были пожертвовать даже теплом семейного очага...

Отправляясь в спецкомандировку, Полякова с согласия командования Разведуправления взяла с собой фотографию дочери. И находясь далеко от Златаны, она никогда не расставалась с этой фотографией, показывала ее своим новым знакомым, выдавая симпатичную девчушку за свою любимую племянницу. Так и предусматривалось в ее оперативной легенде-биографии, которая есть у каждого разведчика...

В берлинскую резидентуру военной разведки Мария Полякова прибыла в качестве заместителя резидента по связи. Она изучила шифровальное дело, освоила технику использования фотоаппаратуры для копирования документов, научилась конспиративно встречаться с агентами. Ее ждала опасная работа...

Обстановка в Германии в то время становилась все сложнее и сложнее. К власти рвались нацисты, они наводнили Берлин, и их молодчики при полном попустительстве полиции устанавливали в городе свои порядки. Мария Полякова сразу же включилась в работу. Молодой и обаятельной женщине приходилось проводить встречи с агентами, получать от них секретные документы, оплачивать их услуги разведке...

Женщинам в разведке работать значительно сложнее, чем мужчинам. Однако они чаще добиваются более значимых результатов.

В обязанности Поляковой входили контакты с источниками, проживавшими не только в Берлине, но и в других городах Германии и даже в соседних странах. Бывая там, Мария никогда не встречалась со своим мужем, который тоже в те годы часто посещал Бельгию, Францию и Австрию. Таковы жесткие требования конспирации, и эти правила она никогда не нарушала...

В 1933 году, когда к власти в Германии пришли нацисты, Полякова, проживавшая в Берлине по документам датчанки, уже успела поступить в Берлинский университет, подыскать приличную однокомнатную квартиру, получить в полиции разрешение на проживание в германской столице. В ее квартире находился чудесный шахматный столик. Но это был особый предмет старинной мебели – с оборудованным в нем тайником, где хранились наличные деньги резидентуры и некоторые средства оперативной техники...

Единственная дочь обеспеченной датчанки, за которую выдавала себя Полякова, вела очень размеренный образ жизни: посещала театры, музеи, работала в библиотеках, выезжала, как она говорила своим друзьям, к матери в Данию. А на самом деле в это время она занималась активной разведкой, добывала сведения о технологии производства крупповской стали, чертежи образцов нового вооружения, которое разрабатывалось в некоторых конструкторских бюро Германии. Она добросовестно выполняла указания Центра, и успех сопутствовал ей...

Однако незамужняя датчанка все-таки привлекла внимание полиции, контролировавшей поведение молодых женщин, проживавших в отдельных квартирах. Полиция проинформировала датское посольство о том, что в Берлине проживает некая молодая особа из Копенгагена. Посольские работники, естественно, решили взять свою соотечественницу под защиту. Об этом Полякова узнала, обнаружив в своем почтовом ящике письмо с приглашением на воскресное богослужение, а затем на встречу за чашкой чая в датское посольство. Естественно, она не могла принять такое предложение и на чаепитие не пошла.

Через некоторое время швейцар многоквартирного дома, где жила Полякова, сообщил ей, что во время ее отсутствия к ней приходил сотрудник датского посольства и оставил визитную карточку. Он приглашал ее на очередную встречу в дипломатическое представительство...

Пришлось срочно менять место проживания и переходить на новый паспорт. Датчанка сообщила хозяину квартиры, что в связи с неожиданным заболеванием ее любимой мамы она вынуждена безотлагательно выехать к себе на родину.

После этого разведчица перешла на резервные документы, несколько дней жила на конспиративной квартире, а потом поселилась в другом районе Берлина в тихом пансионате. Теперь Мария стала австрийкой, родившейся в Австро-Венгрии в городке, граничившим с Польшей...

Новые документы позволили Поляковой благополучно прожить в Германии еще полтора года и вести активную разведывательную работу...

Первая специальная командировка Марии Поляковой зав


убрать рекламу




убрать рекламу



ершилась летом 1934 года. Командование Разведуправления отозвало ее в Москву. Прибыв домой, она опять хотела поступить в медицинский институт, но у Я. Берзина, который внимательно следил за профессиональным становлением молодой разведчицы, были другие планы...


«027» предпочитает пить «Мартель»...

Вместо учебы в мединституте Мария прошла курс специальной подготовки в разведшколе. Работать в этот период ей приходилось по двенадцать часов в сутки. После окончания обучения старший лейтенант Полякова в 1936 году отправилась во вторую спецкомандировку. В ее личном деле сохранилась уникальная запись:

«...Особо одаренный, ценный и серьезный разведчик, обладающий необходимой подготовкой и всеми данными для зарубежной работы. 

При наличии умного руководства и правильного воспитания может вырасти в крупного агентурного работника...» 


На этот раз Иосиф Дицка не смог проводить свою жену. Он был уже далеко от Москвы – воевал в Испании против путчистов Франко, которого поддерживали фашистская Германия и Италия.

Дицка был начальником штаба 35-й дивизии республиканской армии, участвовал в боях против франкистов под Сеговией и Сарагосой.

Молодая англичанка Маргарет Ли прибыла в Женеву для того, чтобы оправиться от горя после смерти мужа – канадского бизнесмена. Она поселилась в одном из тихих районов Женевы, на берегу красивого озера в пансионате около конечной остановки городского трамвая. Пансионат принадлежал французу Полю Бертье, который работал в этом же заведении поваром, а его жена выполняла роль главного и единственного администратора. Маргарет Ли быстро нашла общий язык с этой семейной парой и особенно подружилась с их десятилетним сыном Жаном. Бездетная вдова часто баловала мальчишку – дарила ему различные недорогие игрушки...

Никто не знал, что под именем Маргарет Ли в Женеве жила Мария Полякова.

Поскольку Жан любил кататься на горных лыжах, а в окрестностях Женевы снега бывало мало, то с благословения родителей Маргарет Ли по воскресеньям выезжала вместе с мальчиком на лыжные базы во Францию. Там разведчица определяла Жана на детскую площадку, а сама занималась своей секретной работой – встречалась с представителями Центра, агентами, передавала в Москву добытую информацию, получала деньги от курьеров из Москвы.

Резидентура, руководителем которой стала Мария Полякова, была некоторое время в консервации. Она не работала после того, как ее шеф «Виктор» уехал в Москву из-за серьезной болезни. Начальник военной разведки С. Урицкий поручил Поляковой возобновить деятельность швейцарской группы, занимавшейся военно-технической разведкой. В ее задачи входило добывание документальных данных о новых образцах оружия, боевой техники и боеприпасов, поступавших в армии Германии и Италии. В середине 30-х годов это было одно из важных направлений деятельности военной разведки....

В первое время наибольший интерес для Поляковой представляли агенты «Макс» и «Пауль», проживавшие в Базеле, «Клемент» и «Фалькон», работавшие в Цюрихе, а также «027» – германский офицер, который когда-то передавал «Виктору» ценную информацию о немецкой армии. Центр предупредил Полякову, которая числилась в то время в Разведуправлении под псевдонимом «Гизеля», что немец – человек надменный, награжден Железным крестом, информацию передает только за деньги, и трудно предположить, как он поведет себя с женщиной-руководителем...

Учитывая особое отношение «027» к деньгам, Центр рекомендовал «Гизели» в ходе первой же встречи проявить твердость, передать ему 25 франков на оплату ужина в ресторане под предлогом того, что ей, как женщине, неудобно будет расплачиваться с официантом...

Центр также сообщил разведчице, что «027» любит дорогой французский коньяк «Мартель».

«Гизеля» не курила и никогда не употребляла спиртного. Так что первая встреча с этим агентом обещала быть сложной...

Разведчица встретилась с германским офицером вечером около одного тихого ресторанчика. После обмена паролем и отзывом она увидела на лице немца явное разочарование и недоброжелательную ироническую улыбку. Она сразу же все поняла, но не растерялась и тут же предложила ему деньги для оплаты ужина в ресторане. Настроение «027» несколько изменилось, а после принятия нескольких порций «Мартеля» – заметно улучшилось. В ходе встречи «Гизеля» поняла, что работать с этим человеком будет действительно трудно. Позже в их деловых отношениях были и критические ситуации. Но особый талант руководителя, который был не случайно отмечен в ее служебной характеристике, помог Поляковой в работе с этим агентом.

19 декабря 1936 года «Гизеля» получила из Москвы указание по работе, в нем, в частности, говорилось:

«...Материалы „027-го“ важны. Особую ценность представляет доклад о состоянии боеспособности германской армии. Это и есть результат вашего правильного руководства его работой. Отблагодарите „027“. Желательно было бы получить от него такой же доклад о материально-техническом обеспечении армейских частей, тактико-технических данных основных видов бронетанковой техники, а также о ежемесячной производительности германских заводов, выпускающих такую технику...» 


Это задание Центра «Гизеля» также выполнила. Она не зря угощала «027» дорогим французским коньяком...


Можно ли перевозить снаряды в дамской сумочке?

Старший лейтенант Мария Полякова умела руководить и германским офицером, и швейцарскими инженерами. В 1937 году во время лыжной прогулки с Жаном она познакомилась с молодым швейцарцем Иоганном. Как оказалось, он имел высшее инженерное образование и широкий круг знакомых среди технической интеллигенции. Иоганн стал помощником «Гизели». По ее указанию именно он привлек к разведывательной работе своего друга, который стал источником важной документальной информации. Второй инженер, «Соваж», работал на военном заводе. Он передал ей значительное количество технической документации. В частности, от него были получены чертежи автоматической башни Р-5, разрабатываемой пушки для установки на самолете, авиационного прицела Цейса, различных взрывателей, полный комплект документации и образец пулемета системы «Штанге», а также чертежи нового противотанкового ружья.

Успех в разведке приходит к тем, кто хорошо знает все тонкости этой опасной профессии и кому сопутствует госпожа удача.

Однажды «Гизеля» была в театре на опере Рихарда Вагнера «Золото Рейна». Ее поразила философия этого спектакля, в котором раскрывалось коварство Зла. Смысл оперы состоял в том, что могучий и седой Рейн, олицетворявший мудрую Природу, однажды раскрыл своим дочерям-русалкам тайну о гибельной власти золота и повелел им зорко охранять заколдованный клад, который хранился в его водах. Но отвратительный нибелунг Альберих завладевает тайной и похищает золото. Он надеется, что оно поможет ему покорить весь мир. Однако нибелунга обманывают боги и захватывают золото. Но и им оно не приносит счастья...

В непримиримой борьбе карликов и богов, в печальном плаче русалок об исчезнувшей из мира справедливости Мария увидела ситуацию, к которой вел Германию Гитлер. Это неожиданное сравнение ее сильно взволновало...

Во время антракта Полякова познакомилась с молодой женщиной, которую звали Рашель Дюбендорфер. Она была сотрудником Международного бюро труда Лиги Наций и тоже любила театр. Оценки восприятия оперы Вагнера этих двух женщин неожиданно совпали. Они подружились. Как оказалось, Дюбендорфер придерживалась прогрессивных взглядов и считала, что немецкие фашисты угрожают демократии в Европе...

Изучая свою новую знакомую, Полякова установила все ее связи, узнала, что Рашель была платным корреспондентом двух социалистических газет, жила со вторым мужем, а от первого брака у нее была дочь Тамара.

Полякова предложила Центру привлечь Дюбендорфер к работе на военную разведку и направила в Москву характеристику на нее, в которой, в частности, говорилось следующее:

«...Эта женщина политически грамотна. Не болтлива. Дисциплинированна. Легко находит общий язык с различными слоями населения. Вызывает доверие своей солидностью и поведением. Несомненно, будет полезна для нашего дела...» 


Центр согласился с предложением своего резидента в Женеве. Рашель Дюбендорфер была привлечена к работе на военную разведку, ей присвоили оперативный псевдоним «Сиси». Через несколько лет эта «Сиси» станет женщиной-легендой в мире шпионажа и сыграет важнейшую роль в добывании по заданию советской военной разведки секретных сведений из важнейших штабов командования германских вооруженных сил...

В 1937 году Полякова завербовала шлифовальщика инструментального цеха завода фирмы «Эрликон». Он стал работать на военную разведку под псевдонимом «Брудер». Из характеристики:

«..."Брудер" симпатизирует нам, работать согласился охотно. Несомненно, честный пролетарий, не болтун и вполне способен к разведывательной работе...» 


И опять ее выбор оказался правильным. «Брудер» регулярно передавал информацию об артиллерийских системах и снарядах, производившихся на заводе. От него и его друзей «Гизеля» узнала о поставках зенитной пушки фирмы «Эрликон» в Германию. Немцы закупали эту систему для последующей отправки в Испанию сторонникам Франко...

По указанию Центра Полякова добилась получения полного комплекта документации на эту пушку...

Как же доставлялась разведывательная информация резидентуры М. Поляковой в Москву? Это была особая проблема в работе «Гизели». Дело в том, что между СССР и Швейцарией в те годы не было дипломатических отношений, а это означало, что в Берне не существовало и советских представительств. Так что все добытые разведчиками документы и образцы приходилось отправлять в Центр через Париж. Но это был длинный, а иногда и опасный путь.

По рекомендации Поляковой «Сиси» окончила курсы водителей, получила права, и в нужное время разведчицы стали брать напрокат в различных фирмах легковые автомобили для перевозки своих особых грузов...

Но с чертежами эрликоновской пушки возникли большие трудности. Дело в том, что чертежей оказалось много – два чемодана средних размеров. Кроме этих чемоданов агент передал ей еще и два боевых снаряда...

«Гизеля» хорошо подготовила операцию по приему документов от агента. Когда источник уехал, через минуту к Поляковой подкатила на машине «Сиси». Разведчицы погрузили чемоданы в багажник, а снаряды, обмотав ветошью, спрятали в сумки. Но ехать ночью по горной дороге они не решились, опасаясь, что в случае толчка снаряды могут взорваться...

Найдя безопасную парковку в горах, женщины дожидались рассвета. Утром они двинулись в Базель, где и спрятали опасный груз на конспиративной квартире у «Анны» – еще одного агента резидентуры «Гизели».

Теперь, чтобы доставить образцы снарядов в Париж, предстояло пройти контрольно-пропускные пункты на франко-швейцарской границе и каким-то образом избежать досмотра вещей, но такой привилегией пользовались только дипломаты. «Гизеля» и «Сиси», естественно, дипломатических паспортов не имели. Но они были у знакомых «Сиси» – сотрудников Международного бюро труда Лиги Наций. Разведчицы решили воспользоваться представившейся возможностью. Один был австриец, второй – новозеландец. Вначале «Сиси» попросила австрийца помочь перебросить через границу некий груз, предназначенный якобы для испанских антифашистов. Австриец согласился. Он не смог отказать такой милой даме...

Привлекать к операции второго дипломата уже не потребовалось.

В назначенный день «Гизеля», одетая в дорогое платье, в великолепной шляпке, с дамской сумкой на коленях, на автомобиле отправилась с австрийцем во Францию. В багажнике машины этого добровольного помощника лежали два чемодана с секретными документами, а в личной сумке «Гизели» находились... снаряды, прикрытые коробочками с пудрой, флакончиками с духами, платочками, пачкой сигарет и другой мелочью, без которой не может обойтись ни одна молодая и к тому же красивая женщина...

На контрольно-пропускном пункте пограничник проверил документы у спутника «Гизели». Потом подошел к ней и спросил, что она везет в сумочке. Полякова, мило улыбаясь, открыла ее и начала ворошить содержимое. Пограничник не стал ничего проверять и, махнув рукой, разрешил проехать через контрольно-пропускной пункт... Вся проверка заняла несколько секунд, но она потребовала от разведчицы максимальной выдержки.

В Париже чемоданы с чертежами и два снаряда Полякова поместила в камеру хранения на железнодорожном вокзале. Но на этом ее часть операции по переброске документов в Центр еще не заканчивалась. Только после того как передала квитанцию от ячейки камеры хранения другому разведчику, работавшему в Париже, она наконец-то облегченно вздохнула.

Старший лейтенант Мария Полякова провела несколько таких опасных операций, за что и была награждена орденом Красной Звезды.


В Москве

В конце 1937 года Полякову отозвали в Москву. Покидая Женеву, по указанию Центра она передала руководство резидентурой своей помощнице Рашель Дюбендорфер.

Маргарет Ли больше не существовало...

В Москве в те годы была сложная обстановка. В Разведуправлении тоже шла охота за «врагами народа». Это Полякова поняла, когда прибыла в Центр, – начальника разведки Яна Берзина на месте уже не было.

На имя своего непосредственного начальника Оскара Стигги разведчица написала самый короткий отчет в ее жизни: «По выполнении вашего задания явилась. Старший лейтенант Полякова». 

Однако вручить его комдиву Стигге Полякова не смогла – он выполнял очередное задание командования военной разведки.

...На месте О. Стигги работал Алексей Коновалов – молодой офицер с двумя шпалами в петлицах. После окончания военной академии он и ряд других офицеров были направлены на службу в Разведуправление. Опыта специальной работы они не имели и не знали иностранных языков, как это требуется в разведке...

В 2002 году мне довелось встретиться с дочерью Марии Поляковой. Златана проживает в Москве на одной из тихих улочек старого Арбата. Дом, где жила Мария Полякова, известен тем, что когда-то здесь имел квартиру Владимир Маяковский, а также известные советские дипломаты и актеры.

В семейном архиве Златаны Иосифовны сохранились воспоминания Марии Поляковой о ее работе в Разведуправлении. Вспоминая период после возвращения из Швейцарии, М. Полякова писала: «Вернулась я из командировки осенью 1937 года. Не застала в управлении ни Павла Ивановича, ни моего начальника и учителя Оскара Стигги. Не застала я и Н. В. Звонареву, которую успела хорошо узнать и полюбить. О ней мне сказали: уволилась, где-то работает, а где, не знаем. В кабинете Стигги сидел командир с двумя шпалами. Это был А. А. Коновалов. Мы поздоровались. Он сказал, что надеется, что я выйду скоро на работу, так как некому разбирать и отправлять почту отдела. На мой вопрос, когда мне докладывать начальству, он ответил: „Пока начальства нет наверху, а мне вы доложите по ходу дела. Завтра в Кремле пройдет награждение. Поздравляю вас с орденом. Пропуск заказан. Явиться надо в двенадцать“. Я обещала ему после обеда прийти на работу. Меня охватило чувство полного одиночества. Дело в том, что специфика моей работы держала меня в полной изоляции и я знала все эти пять лет только трех человек и фотографа. На душе было тяжело, я не могла понять, что происходит, и я не знала, кого можно спросить об этом. И награде своей как-то не могла радоваться. Было ясно, что представили меня к ордену мои исчезнувшие начальники. Я даже догадывалась за что.

Получив на другой день награду, я пришла в управление. А. А. Коновалов, еще раз поздравив меня, сразу же отвел в комнату напротив и, показав три больших сейфа, сказал: «Принимай это хозяйство по описи, получи расписание почты и действуй. Мы уже многим задолжали с ответами...»

Эти простые слова меня встряхнули. Я вспомнила сразу, что в сейфах дела живых людей, что они ждать не могут, что им требуется помощь.

Познакомилась с товарищами в отделе. В основном это были командиры, окончившие академии, но языков и нашей работы не знали. Не знал ее и А. А. Коновалов. Я всеми силами старалась им помочь, и как-то случилось, что эти товарищи стали моими первыми учениками, а позднее некоторые из них и моими начальниками. Все, что я знала сама, все полезное и нужное из моего опыта я старалась передать им, старалась научить их любить нашу работу и гордилась ими все последующие годы...»

Поляковой пришлось учить своих новых начальников основам разведки.

Кроме непосредственной работы по руководству агентурной сетью в Европе, Мария Полякова читала лекции по специальной подготовке в разведшколе управления. В группу, которую она вела, входили толковые, как она скажет через много лет, молодые командиры. Пятеро из них, И. Большаков, К. Леонтьев, Н. Трусов, А. Коновалов и В. Никольский, позже станут генералами.

В декабре 37-го из Испании вернулся Иосиф Дицка. За мужество в боях против испанских фашистов он получил орден Красной Звезды.

Наконец-то вся семья была в сборе. Мария, Иосиф и их дочь были счастливы. Однако, как оказалось, счастье ограничивалось лишь рамками ее маленькой семьи. Вернувшись из командировки, она узнала, что отец арестован. Органами НКВД был задержан и ее старший брат, один из лучших слушателей пятого курса Военной академии имени Жуковского, мастер спорта по альпинизму. Эти обстоятельства тревожили Полякову, она не могла понять, что же произошло.

В конце 1938 года М. Полякову неожиданно пригласил на беседу бригадный комиссар И. Ильичев – заместитель начальника управления. Он поинтересовался, откуда она пришла в Разведуправление, с кем работала в КИМе (Косарев к тому времени уже был арестован), что думает об аресте ее отца и брата...

В конце беседы Ильичев приказал дать письменные ответы на все его вопросы и добавил: «Все дела в отделе передадите майору Большакову. Мы будем увольнять вас из армии. Мы не можем держать вас на разведывательной работе».

Для Поляковой это был почти смертельный удар. Она уже не представляла свою жизнь без работы в разведке...

Целый день Мария находилась в подавленном состоянии из-за неожиданного распоряжения Ильичева.

С Коноваловым и Мелкишевым она не стала обсуждать возникшую проблему – она еще мало знала этих людей.

После мучительных раздумий Полякова решила написать личное письмо наркому обороны К. Ворошилову, которое и оправила в Кремль утром, оформив его литерной (то есть секретной) почтой, на что имела право.

Через несколько дней в ее кабинете раздался телефонный звонок. Помощник Ворошилова сообщил, что «Климент Ефремович прочитал ее письмо, просит не волноваться и продолжать работать...»

В конце месяца К. Ворошилов посетил Разведуправление Красной Армии и представил личному составу нового начальника военной разведки, Героя Советского Союза И. Проскурова.

В этот же день окончательно решилась и судьба Марии Поляковой. Ворошилов разрешил оставить ее на работе в Разведуправлении...

Глава четвертая

Как Сталин реорганизовывал военную разведку

 Сделать закладку на этом месте книги

Работа в разведке в 40-е годы была сложной, опасности подстерегали разведчиков не только за рубежом, но и в собственной стране.

В 1931 – 1935 годах в резидентурах военной разведки, действовавших в Германии, Австрии и Финляндии, произошли крупные провалы. Один из них случился в 1933 году в Финляндии. Была арестована резидент Мария Талтынь, затем контрразведка захватила несколько ее агентов не только в Финляндии, но и во Франции.

Для И. Сталина провалы в военной разведке, на которой в основном лежала ответственность за добывание сведений об антисоветских планах капиталистических стран, создавали большие проблемы. В западной прессе началась шумиха о появлении красных шпионов. Это подрывало и без того еще слабый авторитет Советского Союза и коммунистической идеи.

Опытный революционер-подпольщик, Сталин считал себя знатоком нелегальной работы и полагал, что руководители военной разведки и их разведчики потеряли революционную бдительность и поэтому попали в засаду.

У Яна Берзина, руководителя Разведупра, было другое мнение. Он считал, что связи разведчиков с представителями компартий других стран попали в поле зрения агентов контрразведки, которая и нанесла по советской военной разведке очередной удар. Берзин понимал, что в разведработе были допущены ошибки, которые необходимо незамедлительно исправлять.

Берзин, как и Сталин, тоже имел богатый опыт подпольной деятельности, поэтому, чтобы не допустить провалов в работе зарубежных резидентур, он тщательно готовил каждую операцию, хорошо знал своих подчиненных.

В странах, окружавших Германию или склонявшихся к военному союзу с ней, Берзину удалось создать резидентуры военной разведки. В Италии успешно работал Лев Маневич, в Австрии обосновался Иван Винаров, в Праге резидентурой военной разведки руководил Иван Крекманов, в Японию из Китая перебрался Рихард Зорге, в Польше добывал информацию Рудольф Гернштадт. В Германии тоже действовали хорошо законспирированные советские военные разведчики.

Берзин знал и любил свою работу. С марта 1919 года занимал пост заместителя наркома внутренних дел Советской Латвии. После установления в этой стране буржуазного порядка покинул родину, стал начальником политотдела 11-й стрелковой Петроградской дивизии, а в августе был назначен на должность начальника особого отдела 15-й армии; в ноябре 1920 года поступил в распоряжение начальника особого отдела ВЧК. В конце 1919 года Ян Карлович Берзин, настоящее имя которого Петер Янович Кюзис, назначен начальником сектора в Регистрационном управлении Полевого штаба РККА. Вскоре стал начальником 2-го (агентурного) отдела Региструпра. Берзину принадлежат наиболее интересные идеи в области развития военной разведки, которые на протяжении одиннадцати лет использовались в этой службе для организации резидентур военной разведки в ряде европейских государств. Поэтому не случайно в 1921 году Берзин занял должность заместителя (с 1 мая 1922 года – помощник) начальника Регистрационного управления. 16 апреля 1924 года Ян Карлович Берзин – начальник Разведывательного управления Штаба РККА.

В 1935 году, после провала резидентуры военной разведки в Копенгагене, Я. Берзин был вынужден написать рапорт об освобождении его с должности начальника военной разведки. Однако были и другие причины, вынудившие Берзина пойти на такой шаг.

Сталин утвердил рапорт и назначил его на должность заместителя командующего Особой Краснознаменной Дальневосточной армией. Казалось, что на этом карьера Берзина в военной разведке завершилась. В 1936 году он был направлен главным военным советником в Испанию. Республиканцы воевали против Франко, которого поддерживали Гитлер и Муссолини.

Секретная командировка Берзина длилась семь месяцев. Находясь в Испании, Берзин подобрал несколько офицеров, которых проверил в боевых условиях и рекомендовал для работы в военной разведке. Среди них были Федор Кравченко, Алексей Коробицын и другие молодые и способные офицеры Красной Армии.

...В начале 1937 года в распоряжение наркома внутренних дел Н. Ежова попала докладная записка, подготовленная А. Артузовым, который в 1934 – 1935 годах работал с Я. Берзиным. В январе 37-го года Артузов был освобожден от должности заместителя начальника Разведуправления Красной Армии.

Артузов попал в военную разведку по личному указанию Сталина. Это произошло в 1934 году, когда после провала в резидентуре военной разведки в Финляндии было принято решение об укреплении руководства Разведуправления кадрами из ОГПУ. На работу в Разведупр направили 30 чекистов. Вместе с Артузовым прибыли Ф. Карин, О. Штейнбрюк, Л. Мейер-Захаров, Б. Эльман, А. Манштейн, А. Ригин, М. Михайлевский и другие. А. Артузов считал себя глазами и ушами Сталина в Разведупре.

О. Штейнбрюк, который был в НКВД начальником 8-го (немецкого) отдела контрразведки Иностранного отдела ОГПУ, хорошо знал Я. Берзина. Вместе с ним он в 1923 – 1932 годах занимался вопросами советско-германского сотрудничества. Именно в те годы под контролем О. Штейнбрюка в СССР были созданы акционерные общества «Берсоль» и «Метахим», объекты «Томка» (военно-химический полигон на станции Причернавская), «Липецк» (школа для подготовки немецких летчиков) и «Кама» (танковая школа в Казани)[2].

Направление чекистов на руководящие должности в военную разведку могло привести к положительным результатам – повысить безопасность и эффективность работы военных разведчиков. Но прибывшие чекисты были похожи на спецотряд НКВД, присланный для покорения Разведупра. Возможно, их цель и не имела такого стратегического замысла, однако попытка лишить Наркомат обороны зарубежных структур военной разведки была очевидной. Новшество Сталина, в необходимости которого его убедил нарком внутренних дел Ежов, вызвало отрицательную реакцию со стороны наркома обороны К. Ворошилова, начальника военной разведки Я. Берзина и сотрудников Разведуправления.

С мая 1935 года А. Артузов перешел на основную работу в Разведуправление Красной Армии. Именно тогда Берзин, руководивший военной разведкой одиннадцать лет, написал рапорт с просьбой освободить его от занимаемой должности. Новым начальником военной разведки был назначен С. П. Урицкий, которому едва исполнилось сорок лет.




Урицкий Семен Петрович (18.03.1895 – 01.08.1938) родился в Черкассах, учился в Одессе, в декабре 1917 года добровольно вступил в Красную Армию, был некоторое время начальником Одесской Красной гвардии, затем – военным секретарем генерального консульства СССР при гетманском и германском оккупационном управлении в той же Одессе. В 1918 году Урицкий был слушателем Академии Генерального штаба РККА, начальником оперативного отдела 14-й армии. За короткий период времени ему пришлось работать на различных ответственных должностях, участвовать в подавлении военного мятежа в Кронштадте. С 15 августа 1922 года С. Урицкий числился в распоряжении Разведывательного управления РККА. Особых результатов в разведывательной работе добиться не смог – выявлен контрразведкой противника.

В начале 40-х годов С. Урицкий назначен начальником штаба Ленинградского военного округа, затем командиром 13-го стрелкового корпуса. В 1935 году Семен Петрович стал заместителем начальника Автобронетанкового управления РККА, а 15 апреля 1935 года комкор С. Урицкий – начальник Разведывательного управления Красной Армии.

Почему И. Сталин назначил С. Урицкого на должность начальника военной разведки? Ответ на этот вопрос сегодня найти невозможно. Однако можно предположить, что Сталин не решился поставить на должность военной разведки кого-либо из аппарата НКВД, поэтому он и остановил свой выбор на кандидатуре Урицкого.

Семен Петрович был опытным командиром, талантливым военным организатором. Однако вряд ли именно это привлекло внимание подозрительного Сталина. Скорее всего, он принял решение доверить Семену Урицкому управление важной и сложной системой военной разведки потому, что комкор С. Урицкий был племянником М. С. Урицкого, крупного деятеля революционного движения в России, которого Сталин хорошо знал. М. Урицкий во время Октябрьской революции был членом Петроградского военно-революционного комитета. В июле 1917 года М. Урицкий был председателем Петроградской Чрезвычайной комиссии, а с марта 1918 года – кандидат в члены ЦК. Жизнь его оборвалась после террористического акта, организованного эсэрами.

Племяннику бывшего главного чекиста Петрограда Сталин и доверил в 1935 году судьбу военной разведки и военных разведчиков.

В ноябре 1935 года была утверждена новая организационная структура Разведуправления. Заместителем С. Урицкого стали корпусной комиссар А. Артузов и комдив А. Никонов. Начальниками основных агентурных отделов были назначены чекисты О. Штейнбрюк (западное направление) и Ф. Карин (восточное направление).

Карьеры С. Урицкого и А. Артузова в военной разведке продолжались недолго. 11 января 1937 года по предложению К. Ворошилова Политбюро приняло решение об освобождении А. Артузова и О. Штейнбрюка от работы в Разведуправлении Красной Армии. На должность заместителя начальника Разведуправления был назначен чекист, старший майор госбезопасности М. К. Александровский, который имел незначительный опыт работы в разведке. Такой заместитель не мог стать квалифицированным помощником С. Урицкому.

В начале мая 1935 года И. Сталин направляет начальнику военной разведки С. Урицкому указания по работе аппарата военной разведки. Он требует обратить особое внимание на подготовку и воспитание кадров военной разведки, рекомендует подбирать кандидатов среди русских, украинцев, белорусов, а также проверенных латышей и евреев. По мнению Сталина, для работы в военной разведке не следовало брать поляков, эстов, финнов, венгров и австрийцев.

Сталин потребовал от Урицкого сосредоточить силы военной разведки на добывании сведений о Германии, Польше и Финляндии – на Западе; Японии и Маньчжурии – на Востоке: «Важнейшей задачей военной разведки является своевременное предупреждение о замыслах и мероприятиях этих государств. На этом сосредоточить все силы, не распыляя их на других направлениях».

Несомненно, Сталин знал, что между военной разведкой и органами НКВД сложились не простые отношения. ВЧК еще во времена Ф. Дзержинского стремилась подчинить себе военную разведку. Когда это не удалось, чекисты в декабре 1920 года создали свою внешнюю разведку – Иностранный отдел (ИНО) ОГПУ. С тех пор, несмотря на отдельные совместные успешные операции,


убрать рекламу




убрать рекламу



отношения между двумя спецслужбами были не безоблачными. В 1934 году, не без участия НКВД, И. Сталин пришел к выводу о неудовлетворительной работе военной разведки, которую решил усилить чекистами.

Стремясь не допустить обострения отношений между своими спецслужбами, Сталин рекомендовал руководству военной разведки и ИНО поддерживать постоянную и прочную связь, обязал их наладить обмен взаимной информацией и организовать совместное обсуждение особо важных оперативных вопросов.

Указания Урицкому Сталин завершил такими словами: «...Все должны знать, что партия и правительство уделяют особое внимание Разведуправлению, считая его работу очень большим и серьезным делом».

Возвратившийся в НКВД А. Артузов в марте 37-го был назначен на должность научного сотрудника 8-го учетно-архивного отдела Главного управления государственной безопасности НКВД. Для специалиста такого класса, который руководил проведением сложнейших операций ВЧК, подобное назначение означало больше, чем завершение служебной карьеры. Артузов несколько раз попытался попасть на прием к наркому внутренних дел Н. Ежову. Однако нарком не принимал его. Тогда Артузов написал Ежову личное письмо. Ответа не последовало. Артузов направил наркому еще несколько писем. В одном из них он писал: «...Три месяца я переживаю провал нашей польской работы, думаю о его причинах и корнях. Стыжусь, что в разведке дал себя обмануть полякам, которых бил, работая в контрразведке. Глубоко понял, как должен быть недоволен мною и возмущен Сталин, который послал меня в Разведывательное управление исправлять работу. Особенно тяжело сознание, что я его подвел перед военными, ведь он надеялся, что я буду сталинским глазом в Разведупре». Далее Артузов писал: «Пока я еще не знаю, почему меня сняли из Разведупра. Я написал Сталину письмо (если разрешите, предъявлю вам копию этого письма), отчет о моей работе в Разведупре. Я думаю, что военные меня выперли, пользуясь тем, что Вам, занятому троцкистами, не до меня. Безуспешно я пытался тогда попасть к Вам на прием. После разговора с Фриновским я понял, какое несчастье случилось в НКВД по польской работе, понял свою ответственность, считал, что моя собственная судьба и моя работа – мелочь по сравнению со случившейся бедой, что ЦК поступил со мной чрезвычайно терпеливо...»

В Москве уже полным ходом шла чистка от тайных «врагов народа, предателей и вредителей». Артузов трезво оценил ситуацию. Его положение было безнадежным, и он решил сделать еще один упреждающий ход, который, как он, видимо, надеялся, должен спасти его жизнь.

На этот раз Артузов написал Н. Ежову докладную записку, где обвинил 34 сотрудника Разведуправления Красной Армии в троцкизме. В этот список попали и чекисты, которые прибыли на работу в Разведупр, и военные разведчики, которых Артузов хорошо знал. Охота на троцкистов в стенах военной разведки началась незамедлительно.

В первой половине 1937 года произошли очередные провалы в резидентурах военной разведки в некоторых европейских странах. Сталин знал и о провалах, и о письме Артузова. Поэтому он решил лично провести совещание руководящих работников Разведупра. Оно состоялось 21 мая 1937 года. Выступая перед руководителями военной разведки, Сталин сказал: «Разведка должна постоянно учитывать, что есть враги прямые и враги возможные. Все союзники – возможные враги, и союзников тоже надо проверять. С точки зрения разведки, у нас не может быть друзей. Поэтому никаких секретов никому не давать. При сотрудничестве с чехами давать им материалы, не вскрывающие наши планы. Считать чехов врагами наших врагов. Необходимо полностью учесть урок сотрудничества с немцами на основе тесных взаимоотношений с ними после Рапалло...»

Я. Берзин на этом совещании не присутствовал. Тем не менее Сталин счел необходимым заявить: «...Товарищ Берзин – честный человек, но проглядел и со своим аппаратом попал в руки немцев...» Далее сделал неожиданный вывод: «...Сеть Разведупра нужно распустить. Лучше распустить всю. Вызвать людей, присмотреться к ним и после тщательной проверки некоторые из них могут быть использованы в другом направлении, можно посылать их в другие места».

Сталин не забыл и о докладной записке Артузова. Видимо, именно тогда он и решил предпринять кардинальные меры по обновлению аппарата военной разведки. Завершая свое выступление, сказал: «Мы должны создать свою сильную разведку. Хорошая разведка может отсрочить войну. Сильная разведка врага и наша разведывательная немощь – это провокация войны. Нельзя быть слепыми, надо иметь глаза. Значит, надо иметь сильную разведку и контрразведку».

2 июня 1937 года состоялось расширенное заседание Военного совета при наркоме обороны. Сталин прибыл на это совещание и выступил с докладом. Касаясь проблем в работе военной разведки, он сказал: «Во всех областях разбили мы буржуазию, только в области разведки оказались битыми как мальчишки, как ребята. Вот наша основная слабость. Разведки нет, настоящей разведки. Я беру это слово в широком смысле слова, в смысле бдительности и в узком смысле слова также, в смысле хорошей организации разведки. Наша разведка по военной линии плоха, слаба, она засорена шпионажем. Наша разведка по линии ПУ возглавлялась шпионом Гаем, и внутри чекистской разведки у нас нашлась группа хозяев этого дела, работавшая на Германию, на Японию, на Польшу сколько угодно, только не для нас. Разведка – это та область, где мы впервые за 20 лет потерпели жесточайшее поражение. И вот задача состоит в том, чтобы разведку поставить на ноги. Это наши глаза и уши».

Урицкий не мог перестроить работу так, как требовал Сталин. Через неделю после расширенного заседания Военного совета при наркоме обороны, точнее 9 июня 1937 года, С. Урицкий был освобожден от должности начальника Разведуправления. В этот же день начальником военной разведки был назначен Я. Берзин, возвратившийся из Испании.

Армейский комиссар 2-го ранга Я. К. Берзин 9 июня 1937 года вновь прибыл в свой рабочий кабинет в Разведуправлении, которое по-прежнему располагалось на Гоголевском бульваре, в центре Москвы.

Берзин был опытным организатором военной разведки, человеком, беззаветно преданным делу революции и социалистической России.

По распоряжению Сталина в Москве и других крупных городах проводились мероприятия по борьбе с «врагами народа». Коснулись они и Разведуправления Красной Армии. В июле 1937 года 20 офицеров Разведуправления, названных в доносе Артузова, были арестованы и отправлены на Лубянку. Среди них оказались Штейнбрюк, Геккер, Карин, Захаров-Мейер, Узданский и Александровский. В тот же день были арестованы опытные разведчики – дивизионный комиссар Л. А. Борович, заместитель начальника 2-го отдела Разведупра, работавший резидентом в Шанхае, комбриг В. Г. Боровой, полковник А. А. Мазалов, полковые комиссары Ю. Л. Антонович и А. Б. Асков. На Лубянке оказались и специалисты Разведуправления по Германии полковник А. М. Идоловский, руководивший резидентурой в Берлине, С. А. Залесская, работавшая в Германии, Чехословакии и Польше, и другие разведчики.

1 августа 1937 года положение в Разведуправлении, сложившееся в связи с разоблачением «врагов народа» среди разведчиков, было рассмотрено на заседании Политбюро ЦК ВКП(б). В связи с этим принято решение освободить Я. К. Берзина от обязанностей начальника Разведывательного управления Красной Армии и временное исполнение обязанностей начальника Разведуправления возложить на товарища Никонова. Никонов продержался на должности руководителя центрального аппарата военной разведки всего несколько дней.

В октябре 1937 года был арестован Я. К. Берзин. 28 июля 1938 года он был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу. Через 28 лет – в 1956 году – Ян Берзин был реабилитирован. Однако до сих пор причины ареста и расстрела Берзина не имеют логического объяснения.

В начале семидесятых годов один из ветеранов военной разведки пытался выяснить, за что же арестовали начальника военной разведки. После преодоления некоторых обязательных формальностей он получил доступ к делу по обвинению Я. К. Берзина в государственной измене, которое хранилось в КГБ. В этом деле находился один любопытный документ – личное признание Берзина в сотрудничестве с иностранными разведками. Это признание, судя по дате, Берзин «написал» на следующее утро после ареста. Оно и стало основным доказательством вины начальника военной разведки.

На листе бумаги почерком Берзина было написано то, что он никогда не делал и не мог бы сделать, как честный человек, отдавший все свои силы в борьбе за социализм и его идеалы. Признание мог написать специалист, умеющий подделать любой почерк. Сотрудник КГБ, в присутствии которого изучалось дело бывшего начальника военной разведки, не мог опровергнуть такую версию.

Берзин знал многое. Он был опасен для наркома внутренних дел Н. Ежова, который воспользовался случаем и расправился с начальником военной разведки.

Репрессии обрушились на военную разведку по всем направлениям. Чистке подвергался центральный аппарат, зарубежные резидентуры и органы оперативной разведки – разведотделы штабов военных округов. Были арестованы все заместители начальника Разведуправления, все начальники отделов и их заместители. В ходе чистки Разведупра уничтожены наиболее опытные сотрудники центрального аппарата, из командировок отозваны зарубежные резиденты и некоторые разведчики. Многие из них тоже были репрессированы, некоторые уволены с работы.

Последствия чистки таковы: около 250 человек из состава Разведуправления арестованы НКВД, 321 человек отчислен из состава управления.

Начальник Разведуправления С. Урицкий 1 ноября того же 1937 года тоже был арестован и 1 августа 1938 года приговорен к высшей мере наказания.

А. Артузову тоже не удалось избежать смертной казни.

8 сентября 1937 года исполняющим обязанности начальника Разведуправления был назначен старший майор госбезопасности С. Г. Гендин. Контроль над военной разведкой оказался в руках наркома внутренних дел. Однако для С. Гендина руководство военной разведкой стало тяжелой ношей. 22 октября он тоже был арестован и через четыре месяца Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания.

Некоторые историки, попытавшиеся разобраться в трагедии военной разведки, пришли к выводу, что чистка, проведенная в Разведупре в 1937 – 1939 годах, создала благоприятные условия для возрождения военной разведки на качественно новой основе. «Произошло невозможное. Более пятнадцати лет правительство безуспешно пыталось покончить с бардаком в ведомстве ГРУ. Но это было невозможно, отсутствие дисциплины казалось неистребимым, за взлетами следовали сокрушительные провалы. Руководителей вызывали на Политбюро, принимали меры, разведку усиливали кадрами из ОГПУ – все без толку. А профнепригодные „майоры“ за считанные годы на развалинах создали спецслужбу, которая уже в годы войны была признана лучшей в мире». К такому парадоксальному выводу пришли историк А. Колпакиди и Е. Прудникова в книге «Двойной заговор».

Все было не так просто. «Майоры», которые в 1938 – 1939 годах были направлены на работу в разведку, не могли создать «спецслужбу, которая уже в годы войны была признана лучшей в мире». Специальные службы воспитывают своих сотрудников годами, а агентурные сети создают десятилетиями.




Назначенный 14 апреля 1939 года начальником военной разведки Герой Советского Союза И. И. Проскуров, прославившийся в воздушных боях в Испании, 25 мая 1940 года докладывал наркому обороны и Комиссии ЦК ВКП(б): «Последние два года были периодом чистки агентурных управлений и разведорганов от чуждых и враждебных элементов. За эти годы органами НКВД арестовано свыше 200 человек, заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно. За время моего командования только из центрального аппарата и подчиненных ему частей отчислено по различным политическим причинам и деловым соображениям 365 человек. Принято вновь 326 человек, абсолютное большинство из которых без разведывательной подготовки».

Несмотря на репрессии, в Центре все-таки уцелели разведчики, имевшие опыт зарубежной работы. В Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Швейцарии, Болгарии, Италии, Франции, Японии и некоторых других странах сохранились источники информации, начавшие сотрудничество с советской военной разведкой еще во времена Я. Берзина.

«Майоры», в большинстве своем не знавшие иностранных языков и не имевшие представления о специфике зарубежной разведработы, учились новой для них профессии у старой разведгвардии, выжившей в годы репрессий. Среди новых сотрудников, прибывших в Разведуправление, конечно, были талантливые молодые люди. Это генерал-майор И. Скляров, полковник Н. Скорняков, военинженер 2-го ранга К. Леонтьев, капитан Н. Аптекарь, лейтенант Н. Зайцев и другие.

Обстановка, которая складывалась в Европе и на Дальнем Востоке, беспокоила руководство разведуправления Красной Армии. В военной разведке проводились специальные мероприятия, направленные на укрепление зарубежных органов разведки. Продолжал реализовываться замысел Яна Берзина. В Германии и в странах, которые имели с ней общие границы, начала создаваться разведывательная сеть, которая могла бы действовать даже в случае возникновения военногоконфликта. Однако, как оказалось, для создания надежной разведывательной сети требовалось значительно больше времени, чем предполагал Сталин.

Накануне войны эффективную агентурную сеть за рубежом целенаправленно стремились воссоздать начальники военной разведки А. Орлов, И. Проскуров и Ф. Голиков. Они использовали возможности, созданные в европейских странах еще Я. Берзиным. В 1937 году в Германии реально действовали 16 советских разведчиков-нелегалов. Разведку Японии вели 17 специальных сотрудников военной разведки. Сведения о внешнеполитическом курсе фашистской Италии добывали 5 разведчиков.

Силы военной разведки в ходе репрессий были все-таки основательно подорваны. Чистка значительно сократила ее возможности по добыванию сведений о вероятных противниках. 7 декабря 1940 года К. Ворошилов передавал Наркомат обороны С. К. Тимошенко. В акте о передаче дел Ворошилов дал следующую оценку состоянию военной разведки: «Организация разведки является одним из наиболее слабых участков в работе Наркомата обороны. Организационной разведки и систематического поступления данных об иностранных армиях не имеется. Работа Разведуправления не связана с работой Генерального штаба. Наркомат обороны не имеет в лице Разведуправления органа, обеспечивающего Красную Армию данными об организации, состоянии, вооружении и подготовке к развертыванию иностранных армий. К моменту принятия Наркомат обороны такими разведывательными данными не располагал. Театры военных действий и их подготовка не изучены».

Акт о сдаче-приеме Наркомата обороны СССР утверждал И. Сталин. Возможно, читая этот документ, вождь впервые понял, что репрессии практически полностью уничтожили военную разведку, о которой он в 1937 году сказал: «Это наши глаза, это наши уши».

ЧАСТЬ II

ВЕЛИКОСВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА

 Сделать закладку на этом месте книги

К государственным секретам имеют доступ особо доверенные и проверенные лица. Как правило, они относятся к представителям правящих кругов, вращаются в высшем свете, знакомы с президентами, министрами и представителями крупного бизнеса. Благонадежность этих лиц проверяется службами безопасности на протяжении всей их жизни. 

Все разведки ведут поиск своих агентов в первую очередь среди представителей высшего света иностранных государств. Такие лица имеют доступ к важным государственным и военным секретам. Высокосветская разведка является делом первостепенным, трудным и дорогим. 

В случае успеха разведка получает доступ к тщательно охраняемым секретам иностранного государства, которые могут оказывать влияние на судьбы не только отдельных народов или целых континентов, но и всего мира. 

Накануне Великой Отечественной войны советская военная разведка добилась исключительных успехов в своей работе и имела доступ к высшим государственным секретам фашистской Германии, Японии, Румынии, Польши и некоторых других стран. 

Глава первая

Человек, который привез в Берлин семь тонн советского золота

 Сделать закладку на этом месте книги

Рабочий день капитана Николая Зайцева начинался, как и у всех работников Разведупра, в девять утра и заканчивался в девять вечера. Зайцев готовился в новую специальную командировку в Германию. Это была первая причина его отзыва из отпуска. Вторая связана с решением советского правительства, в соответствии с которым в Берлин предстояло доставить семь тонн советского золота. Это золото предназначалось для развития советско-германских торгово-экономических отношений. Зайцев, работавший в Берлине сотрудником советского торгпредства, по решению Наркомвнешторга СССР вместе с представителем Госбанка должен был сопровождать груз до Берлина. Такого поручения никогда не выполнял ни один советский разведчик. Так что Зайцев собирался выехать в очередную специальную командировку не с железной, а с золотой легендой.

Когда Зайцев прибыл в Москву и явился в Разведуправление, располагавшееся на Гоголевском бульваре, майор Ляхтеров объяснил ему ситуацию и передал для изучения дело агента «Арбина».

– С этим человеком тебе работать не придется, – сказал майор, – но ты должен знать о нем все, потому что в Берлине тебе предстоит познакомиться с его друзьями. Для того чтобы руководить ими, необходимо понять, как это делал «Арбин».

– А что случилось с «Арбиным»? – спросил Зайцев.

– С ним все в порядке, – ответил майор. И добавил: – Через месяц он будет в Москве. Но тебе встретиться с ним не удастся. Ты уже будешь в Берлине. Так что внимательно читай его донесения из Варшавы. Что будет не понятно, не стесняйся, спрашивай. «Арбин» работает с нами с 1930 года. Сделал очень много. Ты все это прочтешь. Однако в первую очередь советую изучить донесения по группе «Арбина», которые поступили в Центр в июле и августе этого года. – Майор передал Зайцеву папку, в которой было около сорока страниц.

– Кто работает с «Арбиным» сейчас? – спросил Зайцев.

– В Варшаве с ним поддерживает связь полковник Александр Каталов. Его псевдоним – «Альбер». Работает он хорошо и грамотно. Обрати внимание на его отчеты о встречах с «Арбиным». Они тоже в этой папке.

Майор вышел, а Зайцев стал внимательно изучать донесения «Альбера» и «Арбина», которые поступили в Центр 22 июля 1939 года.

«Альбер» – Директору [3]. 

21 июля провел вечеринку с «Арбиным». На встречу вышел по плану. За время путешествия по городу проблем не было. «Арбин» пришел на вечеринку вовремя. В конце встречи обменялись передачами. По вашему указанию вручил ему известную сумму на расходы группы. Очередная вечеринка назначена на 1 августа в 19.00 в сквере на улице Гурницкого. Срок действия сапога «Арбина» истекает 18 августа, он просил напомнить об этом Директору. Одновременно «Арбин» заявил, что обстановка становится непредсказуемой и он считает, что пора бы организовать музыку. Он готов учиться в этой области. Чувствует себя хорошо. Хвостов за собой не наблюдает. 

«Альбер».


Для Зайцева в этом на первый взгляд не совсем понятном сообщении было все ясно. «Альбер» сообщал Директору о том, что очередная встреча (вечеринка) с «Арбиным» прошла успешно. «Арбин» передал добытые им и членами его группы документы. «Альбер» вручил источнику указания Центра и деньги на расходы. «Арбин» просил о продлении срока действия его паспорта (сапога) и, в связи со сложной обстановкой, предлагал начать подготовку линии радиосвязи разведгруппы с Центром. Он сам соглашался быть и резидентом, и радистом.

Изучив отчет «Альбера» о встрече с источником, Зайцев стал внимательно читать донесение «Арбина».

«Арбин» – Директору. 

«Ариец» работает активно. При получении материала, обозначенного «Ариец-1», произошел следующий случай. Материал был передан германским военным атташе его шефу [4]. «Ариец» взял этот материал со стола посла, скопировал его и не успел возвратить обратно. В это время военный атташе попросил посла возвратить этот секретный документ. Посол не нашел документ на своем столе, заволновался и попросил «Арийца» расследовать это дело и допросить технического работника посольства, который отвечает за получение почты и передачу документов среди сотрудников посольства. «Ариец» сообщил послу, что материал, который он ищет, находится на его «Арийца» столе, куда он был положен одним из курьеров вместе с другими материалами. Затем «Ариец» провел расследование, которое не дало результатов. У посла не возникло абсолютно никаких подозрений по отношению к «Арийцу». 

Через день в беседе с «Арийцем» я попросил его отказаться на ближайшее время от такого метода получения материалов с тем, чтобы не произошло второго подобного случая в относительно короткий срок. 

В следующий раз все вновь поступающие к послу материалы будут только тогда копироваться и передаваться нам, когда они уже будут прочитаны послом и расписаны им для изучения сотрудникам отделов посольства. Но чтобы все-таки своевременно информировать нас, «Ариец», как это уже и было раньше, будет и впредь изучать все материалы, поступающие послу, затем вручать их ему, а нам в предварительном порядке будет передавать основное содержание документов в письменной или устной форме. 


Прочитав эту часть донесения «Арбина», Зайцев понял, что открыл для себя новый, неизвестный ему уровень разведывательной работы, которой занимались его товарищи по управлению в польской столице. Зайцев тоже выполнял разведзадания в Германии, но то, что он делал, нельзя было сравнивать с работой «Арбина» и «Арийца» в Варшаве. В польской столице военная разведка фактически держала под постоянным и тотальным контролем всю деятельность германского посла Мольтке. В руки советских разведчиков попадали все указания, поступавшие в посольство из Берлина, а также все документы, которые за подписью Мольтке направлялись из Варшавы министру иностранных дел Германии И. Риббентропу.

Николай продолжил изучать донесение «Арбина»:

...Направляю Вам отчеты «ABC» о его поездке в Данциг и Берлин. Основное содержание этих отчетов одновременно Вам будет направлено по телеграфу. Если данцигский гаулейтер получит приказ явиться к Гитлеру за новыми инструкциями, то «ABC» снова поедет в Данциг после возвращения гаулейтера из Берлина. Вторая плановая поездка «ABC» в Данциг и в Берлин состоится через 14 дней. 


Эта часть отчета «Арбина» была не менее интересной. Зайцев понял, что некто «ABC», влиятельный чиновник, подчиняющийся «Арбину», может добывать сведения и в Берлине, и в Данциге.

Данциг (польский город Гданьск) играл особую роль в польско-германских отношениях. Этот старинный польский город, расположенный недалеко от впадения Вислы в Балтийское море, был для Польши чем-то вроде Петербурга для России. В 1793 году в результате второго раздела Польши Пруссия овладела устьем Вислы, захватила Гданьск и присвоила этому городу новое название – Данциг. Для Польши этот город всегда имел большое экономическое и военное значение. Однако после поражения Германии в Первой мировой войне, когда, казалось, страны-победительницы Англия и Франция должны были вернуть Польше Гданьск, было принято иное решение. Данциг получил статус вольного города под управлением Лиги Наций. Польша имела право пользоваться портом, участвовать в его управлении, иметь на его территории собственную почтовую службу, представлять интересы города в международных делах и содержать в Данциге свой ограниченный военный контингент.

Даже эти урезанные права на управление собственным городом Польша потеряла в 1932 году, когда Данциг оказался под властью нацистов. Рядом с Данцигом Польша приступила к строительству нового порта – Гдыни, здесь располагались судостроительные заводы и военные фортификационные сооружения. В начале 1939 года железная дорога соединила Гдыню с промышленной польской Верхней Силезией. Но в Данциге в 1939 году хозяйничали немцы. Устье Вислы и Данциг, окруженные со всех сторон польскими землями, были для Германии выгодным стратегическим плацдармом, с которого можно было в любое время нанести по Польше сокрушительный военный удар.

С Данцига, которому Англия и Франция умышленно предложили предоставить статус вольного города, начались истории двух Германий, двух Корей, двух Мозамбиков и Ангол, двух Йеменов и Кипров, а также многих других полугосударств. Они были нужны более сильным государствам, чтобы упростить управление этими территориями, используя непримиримые противоречия, существовавшие между ними.

Зайцев продолжал изучать отчет «Арбина»:

...«Воль» прибыл в Варшаву. Подготовил полный отчет о своей поездке в Румынию. Отчет высылаю. В Бухаресте «Воля» пыталась завербовать румынская разведка. Учитывая, что «Воль» являлся гражданином Чехословакии, которую оккупировали немцы, румыны предложили «Волю» выполнять их разведывательные задания. «Воль» считает, что он держал себя очень умело в беседах с представителями румынской разведки. Это свое мнение он обосновывает в отчете, вы его получите с очередной оказией. Он был очень разочарован, когда я ему сказал буквально следующее: «Правильно то, что ваше поведение в Румынии для нашей последующей работы не является опасным, а только лишь может быть полезным. Несмотря на это, все же недопустимо, чтобы вы без разрешения или одобрения Центра позволяли иностранной разведке вести с вами подобный разговор. Этого нельзя делать даже в том случае, если вы эту вербовку считаете фиктивной и хотели использовать ее лишь для того, чтобы снова обеспечить себе свободу действий. Вы действовали по линии наименьшего сопротивления вместо того, чтобы драться». 

Прошу Вас сообщить, правильно ли я объяснил «Волю», как он должен был вести себя в Бухаресте. И что еще можно дополнить к такой моей оценке. Если вы примете решение использовать «Воля» и по этому новому направлению, то прошу вас дать ему соответствующие ваши указания. 

Кроме того, я предлагаю следующее. У нашей группы достаточно большие возможности получения материалов о Германии. В тоже время, как я понимаю, наши возможности по добыванию сведений о Польше и ее вооруженных силах пока ограничены. «Воль» подошел бы для работы в польском секторе. Полякам он мог бы искренне объяснить, что после потери своего чехословацкого отечества, он поставил своей основной задачей защищать Польское государство от Германии. Он известный человек, и ему бы поляки поверили. В данном случае он мог бы подойти полякам, которые заинтересованы в таких специалистах, как он. «Воль» в короткий срок мог бы обрести хорошие связи в правительственных кругах Варшавы. Он также, несомненно, имеет большие перспективы для установления связей среди высокопоставленных чинов чехословацкой эмиграции в Варшаве. Он может, например, близко познакомиться с генералом Прхала и его окружением. Жду ваших указаний. Горячий привет от всех членов группы. 

«Арбин».


Зайцев закрыл папку. Следующий документ он читать не стал. Он знал, что на следующей странице будет дана оценка Центра результатам встречи «Альбера» с «Арбиным» и рекомендации «Арбину» по всем вопросам работы его группы. Зайцев решил самостоятельно продумать и сформулировать оценки Центра и ответы на вопросы, которые были поставлены в отчетах двух опытных разведчиков. Зайцев получил возможность выступить в роли Центра, и он воспользовался этим случаем для того, чтобы не только проверить свои способности правильно оценивать ситуацию, но и поучиться самостоятельно решать сложные оперативные задачи.

Результаты встречи «Альбера» с источником он бы оценил положительно, но потребовал от разведчика готовить более подробное описание деталей. «Альбер» в своем отчете был слишком краток.

На вопросы о работе неизвестных ему «Арийца», «ABC» и «Воля» Зайцев ответить не смог. Он не знал этих источников, условий их работы с разведкой и много другого, что еще должен был изучить в ближайшие дни. Однако он бы настоятельно посоветовал и «Арбину», и «Арийцу» быть более осторожными при добывании материалов в германском посольстве. «Ариец» обладал уникальными возможностями изучать всю переписку посла с министерством иностранных дел Германии. Разведка получила очень ценного источника, занимавшего высокое положение в немецких дипломатических кругах. Находить таких источников трудно. Как завербовали «Арийца», Зайцев не знал, но рассчитывал узнать, изучая дело «Арбина».

Зайцев еще не предполагал, что через несколько месяцев он, находясь в Берлине, будет вместо «Арбина» создавать новую разведывательную группу, которая получит кодовое название «Альта». Эта группа в конце 1940 года добудет сведения о самом секретном документе Гитлера – плане операции «Барбаросса», плане войны Германии против СССР...

Перевернув очередную страницу дела «Арбина», Зайцев прочитал два указания Центра.

Первое:

Центр – «Альберу». 

Ваш отчет о встрече с «Арбиным» утверждаю. Все полученные от него материалы представляют для нас большую ценность. В следующем отчете подробнее описывайте все, что происходит в ходе вечеринки. Внимательно следите


убрать рекламу




убрать рекламу



за развитием германо-польских отношений. Желаю успеха в работе.
 

Директор.


Второе:

Центр – «Арбину». 

Подтверждаю получение ваших писем. Продолжение работы «Арийца» на старом месте отвечает нашим интересам. Потребуйте от него, чтобы он не злоупотреблял доверием посла и не допускал больше опасных действий при добывании товаров. 

Работа «Арийца» за последнее время показывает, что он начинает приобретать вкус к выполняемой работе. В связи с этим я ставлю перед вами такой вопрос: не настал ли момент, когда мы можем поставить «Арийцу» более серьезную задачу, а именно – привлечь к нашей работе ценного клиента из числа лиц, которые имеют доступ к нужным нам товарам (например, работника высшего штаба). В данном случае речь идет о работнике крупного масштаба, привлечение которого возможно только через человека, имеющего солидное положение (типа «Арийца»). За успешное выполнение этой работы мы готовы заплатить «Арийцу» большую сумму. Разумеется, разработка такого клиента должна вестись «Арийцем» под вашим руководством и при вашем содействии. Прозондируйте «Арийца» в этом отношении и сообщите мне свои соображения. 

Ваш план в отношении устройства «ЛЦЛ» на работу одобряю. 

В случае возникновения чрезвычайных отношений между Германией и Польшей, о чем вы уже сообщали, желательно оставить «Арийца» на работе в министерстве иностранных дел. Подготовьте «Альту» для работы там, где будет находиться «Ариец», так как вы в Берлин выехать ни при каких обстоятельствах не сможете. Руководить «Арийцем», видимо, будет «Альта». Готовьте ее к этому. 

Задача «ABC» на ближайшее время – активизировать работу по всем направлениям с целью добывания сведений о восточной политике Германии. 

В отношении «Воля». Учту ваши пожелания и сообщу свое решение следующей почтой после изучения его отчета. Пока же предложите «Волю» закрепиться в стране вашего пребывания. 

Ваше сообщение о хорошем настроении группы принимаю с удовлетворением. Привет всем членам группы. 

Директор.


Другие отчеты «Альбера», «Арбина» и указание Центра Зайцев изучал несколько дней. На все возникавшие вопросы по работе группы «Арбина» он получал достаточно полные ответы майора Ляхтерова, заместителя начальника отдела. Николай Григорьевич был отобран на работу в Разведуправление в 1936 году и уже имел небольшой опыт оперативной работы. Он родился в Могилеве 22 апреля 1905 года. В 1918 году окончил 4 класса реального училища, а через десять лет – школу командиров РККА. Служил в войсках, затем поступил в Военную академию имени М. В. Фрунзе, обучение завершил в 1936 году. После окончания академии направлен для прохождения службы в военную разведку. За три года работы в центральном аппарате Разведуправления Николай Ляхтеров освоил свои обязанности в отделе, ознакомился с делами группы «Арбина», который сотрудничал с военной разведкой с 1930 года, и настойчиво изучал иностранный язык.

Однако опыт опыту рознь. Ляхтеров это понимал. Он хотел стать военным разведчиком, работал не жалея сил, учился у тех немногочисленных профессионалов, которым удалось выжить в условиях чистки.

Изучая дело «Арбина», Зайцев обратил особое внимание на отчеты и донесения, поступившие из Варшавы в августе 1939 года.

«Альбер» – Центру. 

Согласно ваших указаний провожу с «Арбиным» три вечеринки ежемесячно. В связи с тем, что в последнее время обстановка в городе резко осложнилась, предлагаю количество встреч сократить до двух. В случае получения «Арбиным» срочных материалов, будет предусмотрено проведение дополнительной встречи. 

«Альбер».


22 августа 1939 года «Арбин» сообщал Директору:

Пришло распоряжение, согласно которому все служащие посольства (в том числе и «Ариец») за исключением пятерых чиновников в ближайшие 2 – 3 дня должны покинуть Польшу. 

В случае войны «ХВЦ» временно в числе пятерых чиновников останется в Варшаве. Его перевели в главное здание посольства. 

«Альта», «ABC» и «ЛЦЛ» 21 августа выехали в Берлин. 

«Арбин».


Прочитав это донесение, Зайцев понял, какую важную роль играет военная разведка в обеспечении безопасности страны. Зайцев не мог знать, что в ноябре 1940 года «Арбин» за активную работу будет представлен к правительственной награде. В представлении будет написано следующее: «Арбин»... подробно освещал подготовку войны Германии против Польши и за две недели до начала войны сообщил нам дату начала военных действий».  Это означает, что «Арбин» сообщил в Москву 16 августа о том, что гитлеровская Германия нападет на Польшу 1 сентября 1939 года. К представлению «Арбина» к награде орденом Красного Знамени мы еще вернемся.

Далее «Арбин» докладывал Директору:

Последние ваши замечания произвели на «Арийца» серьезное впечатление. Он стал осмотрительнее, работает осторожнее, передал несколько секретных материалов. Важность и ценность их определите сами. Вижу, что он действительно хочет продолжать с нами работу и в Берлине. Он не выдвигает никаких дополнительных условий, кроме одного. Его личная безопасность должна быть максимально обеспечена. Я ему сказал, что о его работе на англичан кроме меня никому не известно. Это его успокоило. Видимо, он мне полностью доверяет. Будет ли он доверять новому связнику в Берлине? Он спросил, кто будет работать с ним в столице. Я ответил, что пока затрудняюсь ответить на его вопрос. Потом я спросил его, не будет ли он возражать, если с ним в Берлине будет работать моя жена «Альта». Вначале он удивился. Спросил, как давно она работает на англичан? Я ему ответил, что «Альта» на англичан не работает. Однако, если он согласится, я попрошу ее помочь нашему делу. «Ариец» знает «Альту». У них сложились дружеские отношения. Вначале он был против такого контакта в Берлине. Сказал, что женщина не может заниматься таким серьезным делом. Я его успокоил, сообщив, что полностью доверяю «Альте» все свои дела и часто она выполняет мои задачи даже лучше, чем я. Этот довод оказался убедительным, и «Ариец» согласился на контакт с «Альтой» в Берлине. 

«Арбин».


Когда говорят об уникальных успехах советской военной разведки накануне и в годы Великой Отечественной войны, в первую очередь отмечают, что агенты, которые передавали сведения советским разведчикам, были членами компартий европейских государств. Эти утверждения частично правильны. Работа с представителями коммунистических партий (с корпорантами) была проста, позволяла быстро добиваться успехов, экономила средства – идейные агенты, как правило, отказывались от вознаграждений и работали на бескорыстной основе.

Однако работа с корпорантами неоднократно запрещалась московским руководством. Члены компартий находились под «колпаком» местной полиции. Используя членство в компартиях, контрразведке противника иногда удавалось внедрять в ряды разведчиков своих провокаторов. По этой причине в зарубежных резидентурах Разведупра в 1926, 1928, 1932, 1934 годах произошли крупные провалы. Дешево зелье – да тяжело похмелье.

В предвоенные годы на сотрудничество с советской разведкой шли не только коммунисты. Среди граждан Германии находились смелые люди, не принимавшие фашистскую идеологию. Лозунг «Германия превыше всего!» был фанатичным, одурманившим умы многих немцев. Но не всех. Гитлер собирался выкрасить земной шар в черный цвет. Этот цвет многим не нравился. Черный цвет – цвет смерти.

Некоторые немцы пытались «ловить рыбу в мутной воде», зарабатывая деньги на продаже секретов Германии. Таким был, в частности, офицер, который под псевдонимом «027» работал с М. Поляковой. Мария получала от «027» немало секретных документов. Но этот агент был исключением из правил. Ему было все равно, в какой цвет Гитлер выкрасит земной шар. Для «027» был важнее хороший коньяк.

Отрицательно к черному цвету относились и многие представители немецкой элиты. Они не верили сказкам Гитлера и Геббельса о необходимости установления нового порядка в Европе. Они были против борьбы за установление мирового господства Германии, считая, что такой путь неизбежно приведет немцев к роковой черте. Те из них, кто открыто заявил о несогласии с идеалами нового порядка, были арестованы и исчезли в концлагерях. Фашистская диктатура утверждалась путем обмана обывателей и уничтожения инакомыслящих.

Накануне войны в Германии существовала еще одна группа противников Гитлера. О ней до сих пор мало что известно. В эту группу входили представители древнейших германских аристократических семей. Они понимали, что пивные путчи, лозунги о превосходстве германской расы над другими народами, обещания поднять жизненный уровень немцев за счет богатств соседних народов – путь не к процветанию Германии, а к ее уничтожению. Эти немцы принадлежали к высшему классу Германии. Такие люди не афишировали своих политических взглядов и скрывали свое истинное отношение к Гитлеру. Они были готовы тайно помогать Англии или Франции в борьбе против Гитлера и, видимо, так и делали. Однако они бы никогда не согласились оказывать такую помощь Советскому Союзу. Советская система государственного устройства их не привлекала. Поиском таких скрытых противников Гитлера занималась советская военная разведка.

Зайцев понял, что «Ариец» относился к категории немецких аристократов. С такими источниками Зайцев никогда не работал, не знал их психологии и не понимал, каким образом удалось «Арбину» заставить «Арийца» работать на советскую военную разведку.

«Ариец» передавал «Арбину» важные сведения. За две недели до нападения Германии на Польшу он предупредил «Арбина» о том, что 1 сентября 1939 года германские войска перейдут границу Польши и начнется война.

Так и произошло. 31 августа около восьми часов вечера возле небольшого городка Глейвиц в германской Силезии произошел странный инцидент. Группа вооруженных мужчин захватила местную немецкую радиостанцию. В перестрелке погибли два немецких служащих. Террористы завладели передатчиком и выступили в эфире с антинемецким обращением. Вещание велось на польском языке.

Сделав свое дело, террористы, а это были переодетые эсэсовцы, быстро скрылись в направлении польской границы. Они торопились и бросили у входа в радиоцентр раненого сообщника, одетого в польскую форму.

Террористический акт в Глейвице был хорошо организованной инсценировкой. Нападение на немецкий пограничный город и послужило формальным поводом для начала войны Германии против Польши. Когда агрессивные фразы на польском языке еще вырывались в эфир из глейвицского передатчика, раздались первые орудийные выстрелы. Они прозвучали в Данциге, в бухте которого находился немецкий линкор «Шлезвиг-Гольштейн», он пришел с «дружеским визитом», получив на это разрешение польского правительства. 1 сентября 1939 года, незадолго до начала широкого германского вторжения на польскую территорию, орудийные расчеты линкора открыли огонь по польским военным укреплениям и уничтожили защищавший их небольшой гарнизон. Вольный город Данциг выполнил свою стратегическую миссию. Так началась Вторая мировая война.

Однако вернемся к Николаю Зайцеву. Читая донесения «Арбина» от 22 августа 1939 года, он обратил внимание на сообщение о том, что «служащие германского посольства должны были выехать в Германию в течение двух-трех дней».  Эти сведения могли означать только одно – в Берлине утвержден день нападения Германии на Польшу.

Какова же реальная политическая ценность этой и другой информации «Арбина», поступившей во второй половине августа в Москву?

Вспомним содержание представления «Арбина» к награждению орденом Красного Знамени, который он по неизвестным причинам не получил. В том документе, подготовленном в 1940 году, говорилось, что «Арбин» за две недели до нападения Германии на Польшу сообщил в Москву дату начала военных действий. Сыграло ли это сообщение какую-либо роль в политических и военных событиях, происходивших в Европе накануне 1 сентября?

Попытаемся хронологически восстановить только основные события, которые произошли в августе 1939 года в Москве и Берлине, Лондоне и Париже.

Начнем с 16 августа. Именно в этот день в Москве было получено сообщение от «Арбина» о том, что Германия приняла решение напасть 1 сентября на Польшу. До начала войны оставалось всего две недели. Если «Арбин», находившийся в Варшаве, направил 16 августа в Москву донесение о дате начала войны Германии против Польши, то это значит, что решение о военных действиях против поляков было принято в Берлине несколько раньше.

Действительно, 14 августа Гитлер собрал своих высших военачальников в Оберзальцбурге и заявил: «Великая драма приближается к своей кульминации». Оценивая политическую ситуацию в Европе, Гитлер заявил, что Англия и Франция не будут воевать. По его оценке, «...у Британии нет лидеров нужного калибра. Лидеры, которых я видел в Мюнхене, не способны начать новую мировую войну... Англия, в противоположность тому, что случилось в 1914 году, не позволит себе ошибки воевать на протяжении нескольких лет... Такова судьба богатых стран... У Англии ныне нет даже денег вести мировую войну. И за что Англия будет сражаться? Никто не позволит убить себя ради союзника». Франция не преодолеет Западный вал. Бросок через Бельгию не спасет поляков. Польша, оставленная один на один с Германией, погибнет через неделю. Мир убедится в ее крахе и не будет пытаться ей помочь.

Далее Гитлер заявил: «Что касается России, то она ни в малой степени не расположена добывать каштаны из огня для других». С Москвой имеются контакты, и вскоре ему, Гитлеру, придется решать, какого ранга лицо должно будет послано в Москву на переговоры. У СССР нет обязательств перед Западом. Русские с пониманием отнесутся к разрушению Польши. Они заинтересованы в «разграничении сфер влияния».

К войне против Польши Гитлер был готов. По его приказу, начиная с 7 мая 1939 года генералы Блюментрит, Рунштедт и Манштейн курировали работу специального рабочего штаба, офицеры которого под их руководством занимались разработкой плана вторжения и оккупации Польши. Выбор дня нападения зависел не только от Гитлера, но и от многих военных и политических составляющих, которые формировались в Лондоне, Париже и Москве. При некоторых обстоятельствах, а именно если бы Англия, Франция по предложению СССР создали антигерманский союз, Гитлер не решился бы начать войну против Польши. Сталин рассчитывал на такой союз, пытался добиться его создания, но усилия советской внешней политики не встретили понимания ни в Лондоне, ни в Париже.

Видимо, пытаясь подтолкнуть англичан и французов к принятию советских предложений, Сталин распорядился начать с Германией переговоры о подготовке торгово-экономического соглашения. 11 февраля 1939 года в Москве состоялась встреча наркома внешней торговли А. И. Микояна с германским послом Ф. В. фон Шуленбургом. Микоян вручил германскому послу для предварительного рассмотрения в Берлине две заявки «А» и «Б» на приобретение промышленного и военного оборудования. По заявке «А» Советский Союз хотел бы приобрести в Германии станки на 125 млн., военное оборудование – на 28,4 млн., оборудование для системы производства синтетического бензина Фишер-Тропша – на 13 млн. Заявка «Б» тоже была достаточно объемна. В соответствии с ней СССР хотел бы закупить в Германии станки – на 42 млн., химическое оборудование – на 10,5 млн., военное оборудование – на 30 млн. марок.

Советско-германские экономические переговоры проходили на фоне сложнейших политических дебатов. СССР пытался найти общий язык с Англией и Францией. Германия обсуждала двусторонние проблемы с Польшей. Польша вела активные переговоры с Англией и Францией.

Советско-германские торгово-экономические переговоры длились несколько месяцев. Никакого влияния на политический климат в Европе они не произвели. Немцы навязывали свои предложения, представители советского Наркомата внешней торговли выполняли инструкции, которые получали от руководства страны. Две команды переговорщиков безрезультатно топтались на одном месте. Казалось, что света в переговорном туннеле никогда не будет.

Неожиданные и стремительные изменения в переговорном процессе произошли лишь после 16 августа. Именно в этот день Сталину стало известно о том, что Гитлер 1 сентября нападет на Польшу. Решение было принято незамедлительно. От Франции и Англии Сталин уже не ожидал ни понимания, ни взаимодействия. Если Германия нападет на Польшу, у которой под ружьем было только 300 000 солдат и офицеров, то ровно через две недели германские войска подойдут к советским границам. После этого Гитлер может решиться на любую авантюру. Советский Союз к войне с Германией не был готов.

Сталин должен был предпринять какие-то конкретные шаги, которые могли бы сдержать приближение угрозы со стороны Германии. Нужно было выиграть время.

В тот же день 16 сентября посол Германии в Москве Шуленбург был приглашен в Министерство иностранных дел и получил от Молотова сообщение о том, что СССР готов положительно рассмотреть предложение Германии о заключении пакта о ненападении.

16 августа ответ Молотова был передан в Берлин. Его получил министр иностранных дел Германии И. Риббентроп. Он незамедлительно доложил Гитлеру о внезапном изменении позиции Москвы. Срочно группа экспертов германского МИДа подготовила проект нового договора. Работа была тоже завершена 16 августа. Из Берлина в Москву послу Шуленбургу направлена срочная радиограмма, которую подписал Риббентроп. В ней говорилось следующее: «Германия готова заключить пакт о ненападении с Советским Союзом, и, если Советское правительство того желает, этот пакт не будет подлежать денонсации в течение двадцати пяти лет. Германия готова дать гарантии балтийским государствам совместно с Советским Союзом. Германия согласна оказать влияние на Японию с целью улучшения и консолидации русско-японских отношений... Я готов прибыть в Москву самолетом в любое время после пятницы, 18 августа, чтобы иметь дело, на основе всех полномочий, данных мне фюрером, со всем спектром германо-русских отношений».

«...Если Советское правительство того желает, этот пакт не будет подлежать денонсации в течение двадцати пяти лет» – предложение многообещающее. Но это была политическая и дипломатическая уловка. Тем не менее в середине августа 1939 года готовность Гитлера не нарушать советско-германский пакт, который два государства собирались подписать, был единственной реальной возможностью обеспечить на неопределенное время безопасность СССР. Сталин не верил Гитлеру, но принял его игру, пытаясь с помощью возможностей советской разведки управлять политическими процессами, которые намечались в советско-германских отношениях.

В Москве не торопили события, но и не тормозили их развитие. 17 августа Молотов в беседе с германским послом предложил поэтапное улучшение советско-германских отношений, которые с 1933 года не знали ни одного подъема. Молотов сказал, что логично вначале заключить торгово-кредитное соглашение, затем подписать пакт о ненападении. «Если торговое соглашение будет подписано 20 августа, – сказал Молотов германскому послу, – то Риббентроп сможет прибыть в Москву для подписания договора...»

18 августа было подписано торговое соглашение. 19 августа в 7 часов 10 минут Шуленбург направил в Берлин радиограмму, в которой сообщал: «Советское правительство согласно с прибытием министра иностранных дел рейха в Москву через неделю после объявления о подписании экономического соглашения. Молотов заявил, что, если объявить о заключении экономического соглашения завтра, министр иностранных дел рейха мог бы прибыть в Москву 26 или 28 августа. Молотов вручил мне проект пакта о ненападении».

Гитлер не мог ждать неделю. И он пошел на беспрецедентный шаг в советско-германских отношениях. 20 августа он лично обратился к Сталину: «Заключение пакта о ненападении с Советским Союзом означает для меня формирование германской политики на долгое время. Германия таким образом возобновляет политический курс, который был так благотворен для обоих государств на протяжении прошлых столетий... Я принимаю проект пакта о ненападении... Напряжение между Германией и Польшей стало невыносимым. Кризис может разразиться каждый день. Германия полна решимости оградить интересы рейха всеми имеющимися в ее распоряжении средствами. Поэтому я предлагаю вам принять министра иностранных дел во вторник, 22 августа, или, самое крайнее, в среду 23 августа».

20 августа 1939 года Гитлер подтвердил в послании Сталину то, что война Германии с Польшей неизбежна и начнется в ближайшее время. Сталин знал больше – до начала нападения Германии на Польшу осталось ровно десять дней. 21 августа вечером в Берлине был получен ответ Сталина: «Народы наших стран нуждаются в мирных отношениях друг с другом. Согласие германского правительства на заключение пакта о ненападении закладывает основания для ликвидации политической напряженности и установления мира и сотрудничества между нашими двумя странами. Советское правительство поручило мне информировать вас, что оно согласно с прибытием господина фон Риббентропа в Москву 23 августа».

В августе 1939 года выбор Сталина был единственной дорогой, идя по которой, он мог в тот исторический момент добиться укрепления безопасности страны.




23 августа И. Риббентроп прибыл в Москву. 23 августа был подписан пакт о ненападении. Когда Риббентроп за полночь покидал зал переговоров, Сталин сказал ему: «Советское правительство относится к новому пакту очень серьезно. Оно гарантирует словом чести, что Советский Союз не предаст партнера».

Что Иоахим Риббентроп ответил Сталину, неизвестно.

Николай Зайцев изучил агентурные дела источников польской группы «Арбина», «Альты», «Арийца», «ХВЦ», супругов «ABC» и «ЛЦЛ». В конце сентября он выехал в Германию. В Берлине он должен был найти «Альту», восстановить с ней связь и создать группу, источники которой возобновили бы работу по добыванию сведений из важнейших германских правительственных учреждений. Задача сверхтрудная.

Отъезд Николая Зайцева совпал с отправкой в Германию вагона с золотом – гарантией выполнения советских заказов, предусмотренных торгово-кредитным соглашением.

Как писал Николай Зайцев в своих воспоминаниях, золото было в слитках, упакованных в сто ящиков, общим весом семь тонн. Сопровождение вагона поручили Зайцеву и одному работнику Государственного банка.

Для отправления такого ценного груза разработали два маршрута. Первый проходил через Одессу в Турцию, затем по Средиземному морю до Италии и оттуда в Берлин. Этот маршрут комиссия признала опасным, потому что в Средиземном море действовали подводные лодки различных стран. Встреча с любой из них, когда в Европе уже началась Вторая мировая война, была нежелательна.

Второй маршрут предусматривал перевозку ста ящиков золота через Латвию, Литву, Кёнигсберг и оттуда в Берлин.

До границы с Латвией вагон передвигался в сопровождении автоматчиков НКВД. На границе произошла, как всегда, задержка. В сопроводительных документах не было указано, кто несет ответственность за груз и какие везутся драгоценные металлы.

Зайцев связался с Москвой. Из столицы пришел ответ – груз сопровождает Николай Зайцев, драгоценный металл приказано было не называть. Через час вагон прицепили к паровозу, который пересек границу. На другой стороне границы вагон встретили немецкие таможенники и он был взят под охрану.

До польской границы, а затем и до Кёнигсберга груз доставили без происшествий. Далее вагон с золотом следовал в составе скорого поезда, который благополучно прибыл в Берлин. На вокзале Зайцева и сотрудника Госбанка встретили представители советского посольства и торгового представительства. Ящики тщательно пересчитали, пломбы проверили. Все было в полном порядке.

Золото прибыло по назначению.

Советский военный разведчик Николай Зайцев второй раз оказался на территории Германии.

Глава вторая

Одиссея Федора Кравченко

 Сделать закладку на этом месте книги

Герой греческого эпоса мужественный и хитроумный Одиссей на пути домой после Троянской войны встретил на своем пути невероятные трудности – ему удалось проплыть между Сциллой и Харибдой, он вырвался из крепких объятий нимфы Калипсо, отказался отведать плодов лотоса, которые имели одну особенность – тот, кто их попробует, – навсегда забудет о своей родине... 

Одиссей преодолел все препятствия и соблазны и возвратился к родному очагу. 

Военный разведчик Федор Кравченко родился в России, вырос в Уругвае, принимал участие в гражданской войне в Испании, был на нелегальной разведывательной работе в Латинской Америке и в Западной Европе. На его жизненном пути встречались Сциллы и Харибды – контрразведывательные органы различных государств, попадались и кареглазые нимфы и многое другое. Но ничто не помешало ему выполнить разведывательные задачи и благополучно возвратиться на Родину. 

Одну из своих задач Федор Кравченко не смог выполнить. По замыслу руководства советской военной разведки он должен был оказаться на дипломатической работе в столице фашистской Германии, добраться до которой не смог... 


Коммерсант из Монтевидео

Июньский вечер в столице далекой латиноамериканской страны прохладен. Кажется, что скалистые вершины ближайшей к городу горной цепи, покрытые снежными папахами, приближаются к мегаполису и дарят его обитателям желанную возможность насладиться горным воздухом – чистым и бодрящим. В эти минуты о жарком летнем дне забывается сразу...

Мануэль Ронсеро, коммерсант и начинающий промышленник, в тот июльский вечер 1941 года сидел в маленьком ресторанчике «Лос Пинос», расположенном на берегу небольшого лесного озера. Ресторанчик своей фронтальной стороной был обращен к лесному массиву, который в местных справочниках назывался Национальным парком. В единственном зале, вытянутом вдоль каменистого берега и освещенном мягким светом матовых электрических ламп, в этот час было немного посетителей и он представлял собой очень удобное место для отдыха и деловой встречи.

Ронсеро сидел за отдельным столиком в дальнем углу и ужинал. Вчера он прибыл в этот город из соседней страны для переговоров с владельцем одной шахты, в которой добывали руду для производства ртути. У него уже была своя шахта. И поскольку спрос на ртуть на мировом рынке увеличивался, он планировал расширить свой бизнес.

Посетитель ресторана завершил ужин и, наслаждаясь апельсиновым соком, просматривал вечерний выпуск местной газеты. Со стороны было видно, что этот человек знает себе цену.

Коммерсант, если бы его кто-то спросил, что он делает в этом ресторане, мог бы всегда сказать, что это самое уютное место в городе и перед трудными деловыми переговорами он отдыхает здесь.

Но никто и никогда не задал бы ему такого вопроса, потому что вряд ли кто бы мог предположить, что этот человек, с наслаждением попивающий апельсиновый сок, совсем не тот, за кого он себя выдает. От натурального латиноамериканца его не смог бы отличить даже шеф американского Федерального бюро расследований Эдгар Гувер. Только в Москве, в управлении военной разведки Генерального штаба Красной Армии, некоторые ответственные работники знали, что Ронсеро – советский разведчик Федор Кравченко. Но его настоящее имя редко упоминалось даже в служебной переписке. А тот, кто должен был знать его, называл коротко – «Клейн». И все.

В этот город «Клейн» прибыл по важному делу: в парке он должен был встретиться с человеком из Центра, вызвавшим его на явку условным сигналом. Кто выйдет на встречу – разведчик не знал. За все время пребывания на нелегальном положении он первый раз пользуется этими условиями агентурной связи. А это означает, что какие-то особые обстоятельства заставляют Центр прибегнуть к такой встрече с ним. Встречу назначили именно в этом городе. Так было обусловлено давно.

«Клейн» прибыл в Латинскую Америку летом 1939 года. Первые недели его пребывания на нелегальном положении проходили трудно – проблема получения местного гражданства решалась медленно. А без надежных документов он работать не мог...

Волокита с «пропиской» не давала ему покоя. Но «Клейн» верил в то, что ему удастся решить эту и другие проблемы. Он в совершенстве владел испанским языком, хорошо знал национальные особенности местного населения и чувствовал себя своим среди окружавших его людей, несмотря на то, что появился на свет божий под кубанским солнцем.

Из автобиографии:

Я, Кравченко Федор Иосифович, родился в 1912 году в селе Унароково Краснодарского края. Мои родители в 1913 году из-за усилившихся притеснений религиозной общины, в которую они входили, выехали на постоянное жительство в Уругвай к брату отца, который жил и работал в крестьянской общине в одном из сельскохозяйственных районов этой страны... 


Детство Федора Кравченко прошло в пригородах Монтевидео. Уругвайцем он был около шестнадцати лет. За эти годы ему неоднократно приходилось попадать в очень сложные ситуации, и он научился жить среди темпераментных латиносов.

В 1929 году, когда родители возвратились в Советский Союз, жизнь Федора в Москве вначале была даже труднее, чем в Уругвае, однако новые условия жизни не испугали его. Наоборот, он тянулся ко всему, что его окружало. Любовь к России, которую на чужбине прививали ему родители рассказами о кубанских просторах и смелых казаках, быстро проросла в его душе и помогла освоиться в новой обстановке.

Из автобиографии:

Работал


убрать рекламу




убрать рекламу



слесарем на стройке дома ВЦИК на набережной реки Москвы, там же познакомился с электросварщицей Надеждой Никитиной, которая стала моей женой (брак не был зарегистрирован); учился в школе, занимался комсомольской работой, позже – трудился в Исполкоме Коммунистического Интернационала молодежи политработником по странам Латинской Америки...
 


Когда началась война в Испании, Ф. Кравченко отправился в Мадрид. Он стал переводчиком при советнике комкоре Д. Павлове. За активное участие в испанских событиях Федор Кравченко, которому было чуть больше двадцати пяти лет, награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Комкор Павлов в одном из документов тех лет писал о Кравченко: «...Во всех боевых действиях показал полное бесстрашие. Считался одним из самых лучших переводчиков...» 

В 1938 году судьба Федора Иосифовича сделала неожиданный и крутой поворот: его приметили сотрудники военной разведки. Возможно, в его судьбе какую-то роль сыграл Ян Карлович Берзин, который в те годы тоже воевал в Испании и часто встречался с Д. Павловым. Берзин внимательно присматривался к тем, кто воевал против франкистов, подбирая кадры для военной разведки. В своем выборе он всегда был строг и никогда не изменял своему правилу – в разведке могут работать только надежные и особо талантливые люди...

Так что сотрудники разведки не случайно предложили Кравченко перейти на работу в Разведуправление Красной Армии. Федор Иосифович предложение принял не сразу. Но принял. И в его жизнь вошли новая профессия и новые немногочисленные друзья.

Пройдя курс профессиональной подготовки, Федор вскоре «превратился» в уругвайца Ронсеро и убыл в длительную специальную командировку...

Приобретенный жизненный опыт помог ему свободно ориентироваться в условиях Латинской Америки. Но «Клейн» знал, что, находясь на нелегальном положении, он должен сам решать все свои проблемы и добиваться обязательного выполнения поставленных перед ним задач. Именно это положение, определяемое одним словом – самостоятельность  – привлекало его в разведывательной работе. И этой самостоятельностью он пользовался умело...

Прежде всего, разведчик решил найти своих знакомых по Испании. В Мадриде он подружился с испанцами, мексиканцами и антифашистами из других стран, неоднократно встречался с Долорес Ибаррури. Все они сражались против франкистов за свободу и справедливость. И он был среди них. Эти люди, где бы они ни встречались, всегда помогали друг другу.

Кравченко вскоре нашел одного из своих старых знакомых. Этот человек был известным писателем. Как и Э. Хемингуэй, он приезжал в Испанию, бесстрашно участвовал с бойцами республиканской армии в боях под Барселоной и Валенсией и писал яркие репортажи о тех, кто сражался против испанских фашистов.

Когда «Клейн» нашел этого писателя, тот уже занимал заметное положение в кругах интеллектуальной элиты своей страны и обладал широкими связями...

Писатель, назовем его Мигель Хуарес, в полиции подтвердил, что знает этого храброго кабальеро с раннего детства. Такой рекомендации было вполне достаточно. А когда Хуарес дал письменное подтверждение личности Ронсеро, то советский разведчик уже через несколько дней получил настоящий паспорт гражданина страны, где ему предстояло выполнить первую часть своего разведывательного задания...

Это была уже маленькая победа Федора Кравченко. Вскоре ему еще раз повезло. Однажды в воскресный день он посетил традиционное представление на арене спортивного комплекса и совершенно случайно познакомился с красивой девушкой и ее друзьями. Эта встреча, каких у каждого мужчины бывает предостаточно, неожиданно получила продолжение. Однако она сыграла в судьбе разведчика противоречивую роль. С одной стороны, помогла ему значительно укрепить свое положение в стране и открыла новые перспективы для разведывательной деятельности, с другой – послужила одним из формальных доводов для прекращения его командировки в Латинскую Америку...

Девушка была действительно красива, занималась латиноамериканскими танцами и оказалась дочерью генерала.

В то время Федору было всего 27 лет – хорош собой, прекрасно танцевал, да к тому же преуспевающий, а потому самоуверенный коммерсант. Это открывало ему многие двери. Вскоре Ронсеро почувствовал, что девушка полюбила его, но пойти на сближение с ней даже по «оперативным соображениям» без санкции Центра не решался.

Жизнь, как часто бывает, внесла в его положение свои коррективы.

Он прибыл в Латинскую Америку для того, чтобы создать условия проникновения в Германию. Сложные политические игры, которые вел нарком иностранных дел СССР В. Молотов с руководителем внешнеполитического ведомства Германии И. Риббентропом, работавшим до прихода Гитлера к власти агентом по продаже шампанских вин, не устраивали руководство Разведупра Красной Армии. У военной разведки была своя оценка ситуации в Европе. Она острее других понимала, откуда могла исходить угроза Советскому Союзу. Эти прогнозы могли оправдаться. Германия становилась опасным государством. Поэтому военная разведка стремилась заблаговременно вскрыть замыслы Гитлера и его генералов.

Кравченко в том стратегическом сценарии руководства Разведуправления был только одним из оперативных звеньев. Он не знал, что в Японии уже работал Рихард Зорге, в Италии действовал Лев Маневич. Ян Черняк, Шандор Радо и другие военные разведчики Красной Армии включились в активную тайную борьбу против немецких фашистов в Швейцарии, Бельгии, Франции и других странах. В разведке каждый ее оперативный работник, каким стал «Клейн», выполняет только свою задачу, добывая крупицы информации, которую в Центре опытные аналитики складывают в единое полотно мозаики военно-политической обстановки в различных регионах мира и определяют вероятность влияния тех или иных факторов на положение собственной страны.

У «Клейна» была сложная задача – в качестве дипломата одной из латиноамериканских стран попасть на работу в ее представительство в Берлине. Центр нуждался в информации из фашистской Германии. Но добыть такие документы и добиться назначения на дипломатическую службу было трудно. Для этого требовалось время. А его-то «Клейну» и не хватало. Когда стало ясно, что в 1940 году разведчик не сможет устроиться на дипломатическую работу в министерство иностранных дел и выехать в Германию, Центр поставил перед ним другую задачу: создать в той стране, где он находился, нелегальную резидентуру военной разведки. Руководство СССР все больше и больше интересовало отношение США к ситуации в Европе. Советскому Союзу нужны были надежные союзники и партнеры. Информация по этому вопросу приобретала стратегическое значение. И Кравченко приступил к ее добыванию...

Не все получалось так, как он хотел. Но дело постепенно налаживалось. Выполняя рекомендации, которые дали ему в Москве, «Клейн» к концу 1940 года создал разведывательную группу, в которую вошли агенты «Булочник», «Шофер», «Профессор» и «Сестра». Среди них были ответственный работник министерства иностранных дел и высокопоставленный офицер министерства обороны. От них «Клейн» получил информацию о том, что США начали переговоры о строительстве в Мексике военно-морской базы в Тампико и военно-воздушной – в Веракрусе. Он сообщал в Центр о том, что американцы настойчиво подталкивают страны Латинской Америки к созданию регионального блока под своим контролем...

...Ронсеро сидел в ресторанчике «Лос Пинос» и ждал приближения часа «Ч». Ровно в двадцать ноль-ноль назначена встреча с человеком из Москвы. «Клейн» не знал, кто выйдет на явку. Но он надеялся, что прибудет его руководитель Алексей Коробицын...

Коробицын, оперативный псевдоним «Турбан», прибыл в Латинскую Америку несколько позже, чем «Клейн».

Он стал руководителем нелегальной резидентуры. Федор – его заместителем. В разведке, как и в любой военной организации, командиров и начальников не выбирают...

«Турбан» и «Клейн» встречались в разных странах и различных городах, но работали по единому замыслу. Своего руководителя Кравченко хорошо знал – они воевали против испанских фашистов. За активное участие в тех событиях Коробицын был награжден орденом Красного Знамени. Он тоже попал в военную разведку не случайно. Характер его сформировался под влиянием отца, политэмигранта, бежавшего в Аргентину от преследований царской охранки за политические убеждения и участие в революционной борьбе. Алексей, детство и юность которого прошли в Буэнос-Айресе, в совершенстве владел испанским языком и внешне ничем не отличался от местных мальчишек. Но сердце и душа его принадлежали России...

В середине 1940 года Кравченко попал в сложную ситуацию: в стране, где он проживал, был утвержден новый порядок воинской повинности для всех молодых граждан. Ронсеро должны были призвать на службу в армию. В Центре такая перспектива в работе разведчика не предусматривалась, и ему рекомендовали самому найти выход из создавшегося положения. Через своего агента, работавшего в министерстве иностранных дел, Кравченко удалось получить проект указа президента. Изучив его, «Клейн» понял, что службы в армии можно избежать. Для этого необходимо было заблаговременно жениться на местной гражданке: семейных молодых мужчин в армию не призывали. Этим обстоятельством он и решил воспользоваться. Подробно доложив свои соображения в Центр, Кравченко просил разрешить вступить в брак с его знакомой Алисией.

Коробицын поддержал его предложение. Стали ждать указаний из Москвы.

Время шло. Но конкретного решения – положительного или отрицательного – не поступало. А дата подписания нового указа о военной службе приближалась. И когда возникла реальная угроза призыва Ронсеро в армию, он принял самостоятельное решение и без санкции Центра вступил в брак с Алисией...

Призыва на службу в армию «Клейн» избежал. Разведывательная группа, которую он создал, выполняла задания Центра. Большинство материалов, направлявшихся в Москву, высоко оценивались командованием Разведывательного управления. Однажды он даже получил такую радиограмму: «Ваши материалы представляют для нас особый интерес...»  Позже приказом начальника Разведуправления за активную работу он был поощрен премией в размере одного месячного оклада.

Работа увлекала Ронсеро. Он чувствовал, что борьба с трудностями прибавляла ему сил, неудачи – активизировали его инициативу и находчивость, а удачи – окрыляли. Можно сказать, что он родился в рубашке – ему всегда и во всем везло. Вступив в брак с Алисией, он значительно упрочил свое положение. У него появились новые знакомые. Особый интерес представляли адъютант президента республики и командующий центральным военным округом страны, с которыми у него сложились доверительные отношения...

Кравченко считал, что поступил правильно, вступив в брак с местной гражданкой. Но он также понимал, что нарушил жесткое правило военной разведки – он не должен был этого делать без разрешения Центра...

Мануэль Ронсеро допил свой апельсиновый сок. Время встречи приближалось. Разведчик сложил газету, которую закончил просматривать, так, чтобы издали можно было увидеть ее название. Расплатившись с официантом, Ронсеро встал и вышел из ресторана. Ровно в восемь он подошел к фонарному столбу.

Второй разведчик появился как из-под земли. Опознавательные признаки сработали. Пароль и отзыв прозвучали правильно.

Прибывший на встречу, назовем его «Мирон», оказался новым резидентом. Что произошло с Коробицыным, Кравченко узнает значительно позже...

С первых же минут тон беседы насторожил «Клейна». «Мирон», а это был сотрудник военной разведки майор Павел Мелкишев, сухо задавал ему различные вопросы. Когда нелегал попросил его рассказать, как обстоят дела на советско-германском фронте, он однозначно ответил: «Читайте местные газеты...»

Разведчик подробно доложил новому резиденту о работе своей агентурной группы, о том, что он приобрел шахту, стал совладельцем акционерного общества по эксплуатации ртутных рудников. Его партнер работал на периферии, а Ронсеро содержал контору в столице и вел работу с представителями иностранных фирм. Благодаря этому у него появились новые интересные для разведки связи в дипломатических и деловых кругах США и Японии...

Неожиданно для Кравченко «Мирон» спросил, где он может принести больше пользы. Разведчик, подумав, ответил: «Я могу выполнить любые задания командования там, где будет приказано... – И добавил: – Даже в Мадриде. Франко приглашает всех беженцев возвратиться в Испанию...»

Новый резидент почему-то повторил свой вопрос, который, как показалось Кравченко, прозвучал двусмысленно: «Так вы считаете, вам лучше остаться в Латинской Америке?»

Не понимая, что происходит, но чувствуя что-то неладное, Кравченко, ответил: «Я считаю целесообразным находиться там, где могу быть более полезным для Родины...»

Во время той беседы Кравченко так и не понял, почему новый резидент задавал ему такие вопросы. Все прояснилось через месяц...

Кравченко не знал, что сотрудники его отдела в Разведуправлении – профессиональные разведчики – пытались убедить руководство в целесообразности его женитьбы на Алисии. По этой проблеме был даже подготовлен проект докладной записки за подписью начальника Разведуправления генерал-лейтенанта Ф. Голикова секретарю ЦК ВКП(б) Г. Маленкову. Этот документ имел следующее обоснование:

Для того чтобы избежать службы в армии и для более прочной легализации тов. Кравченко просит разрешения жениться на время командировки на дочери генерала М... Это предложение является довольно выгодным для Разведывательного управления, так как открывает возможность использования этого генерала в наших целях. Поэтому с предложением Кравченко согласен и прошу вашей санкции... 


Голиков эту докладную не подписал. Интересно то, что в этом документе имеется и оценка работы разведчика-нелегала Федора Кравченко, который «добросовестно и хорошо выполняет поставленные задачи и дальнейшее пребывание которого в Латинской Америке для Разведуправления является важным и необходимым...» 

Действительно, «Клейн» вел трудную и опасную работу. Он самостоятельно смог наладить и свои коммерческие дела. Возможно, именно это обстоятельство было одной из причин, которые лежали в основе решения Центра поменять ему (что бывает не так часто) оперативный псевдоним. Об этом разведчик узнал из следующего указания: «Согласно приказания с 15апреля 1941 года кличка „Клейн“ меняется на „Магнат“». 

Но его разведывательная работа в Латинской Америке неожиданно прервалась...

14 октября 1941 года «Магнат» еще раз встретился с новым резидентом. Вторая встреча была короткой. Разведчик получил приказание передать оперативные связи, свернуть коммерческую работу и выехать в СССР.

«Клейн» расстался со своими агентами, расплатился с кредиторами и распрощался с Алисией. Последняя беседа с ней была бесслезной. Ронсеро сказал жене, что он, как настоящий революционер, записался добровольцем и уезжает в Европу для борьбы за свободу против немецких фашистов...

Алисия молча выслушала мужа, внимательно посмотрела в его глаза. Он выдержал ее печальный взгляд и добавил: «Я хочу быть похожим на твоего отца...»

В конце беседы Ронсеро попросил жену никому не говорить о его планах...

Переплыв через Тихий океан на одном из теплоходов, Кравченко прибыл во Владивосток и, купив билет на ближайший пассажирский поезд, отправился в дальнюю дорогу через всю Россию. Просторы страны поразили его воображение.

Почему же была прервана эта сложная и удачно начавшаяся разведывательная операция РУ Красной Армии? Вот, вкратце, что удалось установить. На неподписанной докладной записке на имя Маленкова осталась эмоциональная оценка предложения о женитьбе «Клейна» одного из руководителей разведки. Она, видимо, стала известна и «Мирону», который работал в отделе, где готовился проект этого документа. Не каждый офицер в годы сталинских репрессий был способен устоять под магическим воздействием резолюции большого начальника. И когда «Мирон» стал руководителем Кравченко в зарубежной командировке, то объективно построить свои отношения с ним не смог. Именно «Мирон», как свидетельствуют документы, без всяких на то оснований увидел в Кравченко «потенциального невозвращенца» и, можно сказать, добился прекращения его нелегальной командировки.

К сожалению, это был не единственный случай подобного отношения к действовавшим в те годы в разных странах советским разведчикам. Центральный аппарат военной разведки и ее зарубежные оперативные работники подвергались тщательной чистке органами НКВД.

Разведывательная операция Центра в Латинской Америке с участием Кравченко могла получить совершенно другое развитие. Пройдет время, и в служебной характеристике разведчика появятся слова:

«Причиной отзыва из нелегальной командировки явилось обвинение Кравченко в невозвращении со стороны некоторых работников разведки и отрицательная характеристика, данная ему бывшим резидентом „Мироном“, которые оказались несостоятельными». 


В декабре 1941 года Ф. Кравченко написал отчет о работе в Латинской Америке, завершавшийся серьезными выводами:

Под предлогом защиты от германского фашизма правительство США создает военные, военно-морские и военно-воздушные базы в ряде ключевых стран Латинской Америки. По имеющимся данным, США заключают официальные и секретные пакты с Мексикой, Бразилией, Перу, Эквадором и Уругваем. Эти договора ограничивают влияние СССР в регионе и в перспективе будут направлены против интересов Советского Союза... 


Оценка военно-политической обстановки в Западном полушарии, сделанная Ф. Кравченко, оказалась правильной. Поэтому можно сказать, что свою разведывательную задачу на время работы в Латинской Америке вольнонаемный Разведуправления Красной Армии Федор Кравченко выполнил.

Глава третья

Как создавалась резидентура «Дора»

 Сделать закладку на этом месте книги

В конце 1940 года в Швейцарии начала действовать резидентура «Дора», созданная Разведуправлением Красной Армии. Работой этой тайной организации руководил Шандор Радо. 

В послевоенные годы о «Доре» было написано несколько книг и много статей. Лучшая работа о швейцарской резидентуре принадлежит перу самого Ш. Радо. Она называется «Под псевдонимом „Дора“» (1973). Она сразу же привлекла к себе внимание. И не случайно. Некоторые источники резидентуры «Дора» в годы Великой Отечественной войны имели доступ к высшим секретам германского военного командования. Получая такие сведения, Ш. Радо незамедлительно отправлял их в Центр. Данные резидентуры «Дора» помогли Красной Армии отстоять Москву, разгромить немцев под Сталинградом и Курском. Имена источников, которые добывали эту информацию в Берлине, до сих пор не известны. 

Резидент Ш. Радо написал в своей книге только то, что хорошо знал. Поэтому его рассказ – лишь часть героической эпопеи резидентуры «Дора». Вторая ее часть, которая хранилась в Разведуправлении в виде секретных документов, была мало кому доступна. Объединив существовавшие многие годы раздельно две части (документы и воспоминания), попытаемся получить единое целое – достоверный рассказ о деятельности резидентуры «Дора», которая создавалась в то же самое время, когда в Берлине формировалась разведгруппа «Альта»... 


То, чего не знал Шандор Радо

Во второй половине 1935 года Семен Урицкий, которого И. В. Сталин назначил начальником военной разведки, принял решение о создании новых резидентур в ряде европейских стран. Одна из них должна была появиться в Швейцарии, красивой и сытой стране.

Швейцария жила мирной жизнью. Во всех европейских конфликтах она придерживалась нейтралитета и постепенно стала финансовым сердцем Европы. Уже в то время в банках Швейцарии хранились золотые горы, принадлежавшие, как бы сегодня сказали, европейским «физическим и юридическим лицам».

Возможности, имевшиеся в Швейцарии, интересовали не только Разведупр Красной Армии. В Берне, Цюрихе и Женеве, возможно, и других швейцарских городах давно обосновались разведывательные службы Франции, Англии, США, Ватикана, Италии и других стран. Они не мешали друг другу. Места всем хватало. Можно сказать, что Швейцария по совместительству была в те годы еще и удобным полигоном для деятельности специальных служб многих государств.

Швейцария привлекла внимание начальника Разведуправления Красной Армии[5] своим географическим положением – она имела общие границы с Германией и Италией, где утвердились фашистские диктатуры Гитлера и Муссолини. Агрессивный внешнеполитический курс этих государств имел явную антисоветскую направленность. Разведка Красной Армии должна была знать, что же происходит в Берлине и Риме, в столицах других европейских государств.

Швейцария также примыкала к Австрии и соприкасалась с Францией. Такое географическое положение создавало благоприятные условия для разведывательной работы в стране, где существовал облегченный контрразведывательный режим.

Были, видимо, и другие причины, привлекавшие внимание С. Урицкого к Швейцарии. Так или иначе, но в октябре 1935 года он принял два решения, которые прямо были связаны с активизацией работы военной разведки в Берне и Женеве.


Первое решение Урицкого

В начале октября начальник военной разведки пригласил к себе сотрудника европейского отдела Разведуправления майора Мелика, опытного разведчика, хорошо знавшего условия проживания и работы в Швейцарии.

Артем Мелик – армянин. В 1908 году он эмигрировал из России в Швейцарию. Проживал в Цюрихе, бывал в Женеве и других городах этой страны. Занимался различным малодоходным бизнесом, принимал участие в работе левых швейцарских организаций. В 1932 году Мелик был выслан из Швейцарии якобы за просоветскую пропаганду.

После возвращения в Россию Мелик два года находился в тени. В 1934 году он неожиданно был принят на работу в Народный комиссариат тяжелой промышленности на высокую должность. Через некоторое время оказался в аппарате НКВД. Такая не совсем логическая и достаточно быстрая по тем временам карьера позволяет сделать только одно предположение: Мелик был сотрудником ИНО ОГПУ НКВД. Видимо, после Октябрьской революции его привлекли к разведывательной работе, в Швейцарии он выполнял специальное задание советской внешней разведки. Иначе трудно понять, каким образом Мелик, прибывший в Москву из Берна, получил должность в Наркомтяжпроме, а затем оказался в НКВД. Более того, Мелик в 1935 году в составе группы чекистов был направлен на работу в военную разведку. Простых сотрудников НКВД в Разведупр не переводили. В военной разведке Артему Мелику был присвоен псевдоним «Ассистент»[6].

В начале октября 1935 года С. Урицкий пригласил к себе «Ассистента» и после длительной беседы поставил ему следующую задачу: отправиться в специальную командировку в Швейцарию и восстановить связь с некоторыми из его старых знакомых, чтобы привлечь их к работе на советскую военную разведку. «Ассистенту» предстояло проникнуть в страну, из которой он три года назад был выдворен за «просоветскую деятельность». Без сомнения, Мелик находился на специальном учете в полиции. Поэтому ему нужно было проявить особую изобретательность при выполнении задания С. Урицкого.

В специальной командировке в Швейцарии «Ассистент» находился около шести месяцев. Он возвратился в Москву в марте 1936 года и прибыл домой не с пустыми руками. Впрочем, трудно сказать, где был его «родной дом».

«Ассистент» смог подобрать несколько человек, которые могли стать основой для будущей новой резидентуры советской военной разведки в этой стране. Замысел Урицкого приобретал реальные очертания.

Возвратившись в Москву, «Ассистент» несколько дней готовил отчет для начальника Разведуправления. Его никто не торопил. Однако отчет получился очень коротким и занял всего одну страницу.

Говорят, что краткость – сестра таланта. Если это так, то Артем Мелик был действительно талантливым человеком. Его отчет состоял всего из двух коротких списков. В первом были указаны фамилии всего лишь четырех иностранцев, их имена и домашние адреса. Все они занимали достаточно высокое положение в различных государственных и общественных организациях Швейцарии. Имена двоих из них никогда не назывались в открытой печати, поэтому и мы не будем нарушать этой традиции.

Третьим и четвертым кандидатами в этом списке значились Леон и Пьер Николи. Отец и сын. Отец – Леон Николь был членом Центрального комитета социалистической партии Швейцарии, председателем одного из кантональных правительств, редактором двух крупных газет. «Ассистент» лично не встречался с Леоном. Он вел переговоры с ним через доверенное лицо. Человек этот, назовем его «Пак», был влиятельным функционером в социалистическом движении Швейцарии и отвечал за решение наиболее сложных вопросов, таких, как сбор и распределение партийных средств, расстановка партийных кадров, организация взаимосвязей с соцпартиями других стран. «Пак» сообщил «Ассистенту», что Леон дал согласие оказывать помощь представителю СССР в борьбе против фашистской Германии. Это обещание стоило многого. В Центре были откровенно удивлены тем, что Малику удалось привлечь к сотрудничеству Леона Николя, который занимал столь высокое общественное положение.

Вторым Николем был сын Леона – Пьер. Этот молодой человек придерживался таких же политических взглядов, как и его отец. Малик хорошо знал Пьера. Во время первой же встречи Малик добился от П. Николя согласия оказывать помощь Советскому Союзу в сборе информации о фашистской Германии.

Пьер Николь был одним из редакторов газеты «Ле Травай», имел достаточно широкий круг знакомых в политических, деловых, военных и научных кругах Швейцарии и Франции.

Вербовка Леона и Пьера Николей была значительной удачей «Ассистента».

Во втором списке «Ассистент» указал имена и фамилии еще восьмерых швейцарцев, которые могли бы пойти на сотрудничество с советской разведкой.

С. Урицкий поблагодарил «Ассистента» за выполнение его задания. Помощь А. А. Мелика Разведуправлению Красной Армии в создании новой резидентуры в Швейцарии переоценить трудно.

Из тех кандидатур, которые предложил «Ассистент», не все соответствовали требованиям разведки. Тем не менее кандидатура каждого иностранца, указанного в списках Мелика, была тщательно изучена.

После детального обсуждения каждой кандидатуры и определения целесообразности работы с тем или иным человеком в Центре был составлен новый список перспективных лиц. После утверждения Урицким фамилии четырех кандидатур, возможных источников, были по тайным каналам связи сообщены в Швейцарию. В Женеве этот список получил сотрудник военной разведки «Теодор» – под этим псевдонимом действовал майор Исаак Розенберг[7]. Он работал в секретариате Лиги Наций. Естественно, эта международная организация создавалась не для «крыши» разведок европейских и североамериканских государств. Идея создания Лиги Наций возникла еще в конце Первой мировой войны. Тяжелые бедствия и жертвы, понесенные народами в годы войны, заставили европейцев искать эффективные формы предотвращения нового военного конфликта.

Лига Наций была создана на основании решения Версальского мирного договора 25 января 1919 года. Устав Лиги подписали 44 государства. Местом расположения штаб-квартиры Лиги Наций стала Женева.

Советский Союз был принят в Лигу только в сентябре 1934 года. На ассамблее, где решался вопрос, быть или не быть Советскому Союзу членом Лиги, против приема СССР в эту организацию проголосовали представители Голландии, Португалии и Швейцарии. Трудно сказать, почему Швейцария голосовала против СССР. Видимо, швейцарский нейтралитет не всегда был нейтральным. В 1923 году отношения между Швейцарией и Советским Союзом испортились окончательно. При попустительстве швейцарских властей 10 мая 1923 года был совершен антисоветский террористический акт. Белоэмигрант Конради застрелил полномочного делегата РСФСР, Украины и Грузии на Лозаннской конференции В. В. Воровского и ранил двух его спутников. Дипломатические отношения между СССР и Швейцарией нормализовались только после войны.

В 1934 году, когда СССР стал постоянным членом Лиги Наций, в группу советских представителей был включен сотрудник военной разведки майор Розенберг. «Крышей» этой международной организации уже активно пользовались разведывательные службы многих европейских стран.

Исаак Розенберг хорошо владел французским и английским. Эти языки были утверждены в качестве рабочих для сотрудников Лиги. Розенберг стал дипломатом и начал работать в Женеве. Он добросовестно выполнял свои обязанности и успевал так же добросовестно выполнять задания советской разведки. Одна из его главных задач состояла в добывании военной и военно-политической информации о фашистской Германии.

Урицкий приказал «Теодору» попытаться привлечь наиболее надежных иностранцев из списка «Ассистента» к сотрудничеству с советской разведкой.

Майор И. Розенберг к выполнению задания Центра подошел, как всегда, профессионально. Изучение новых лиц потребовало много времени. Тем не менее к июню 1937 года «Теодор» смог выделить из представленного ему списка несколько человек, с которыми он установил контакты. Наиболее перспективными кандидатами оказались мадам «Вита», известный в Швейцарии бизнесмен «Пак» и не менее известные отец и сын Леон и Пьер Николи. Старший Николь получил псевдоним «Ноэль». Младший – до конца войны в Европе числился в документах Разведуправления Красной Армии под псевдонимом «Пьер». Иногда его тоже называли «Ноэль», но это не мешал


убрать рекламу




убрать рекламу



о делу, которому он себя посвятил.

По просьбе «Теодора» проживавшая в Женеве «Вита» вскоре открыла в Берне скромную гостиницу для туристов среднего достатка. Пансионат имел и другое предназначение. Он использовался для решения задач советской военной разведки. После завершения всех организационных мероприятий, связанных с созданием пансионата, Розенберг получил из Центра агентурную радиостанцию, которую он забазировал в тайнике, оборудованном в пансионате.

В нужный час эта радиостанция выйдет в эфир, чтобы связать швейцарскую резидентуру с московским Центром.

С помощью «Ноэля» и «Пака» в начале 1937 года «Теодору» удалось привлечь к сотрудничеству еще одного швейцарца. Им оказался журналист Отто Пюнтер, человек среднего достатка, имеющий хорошую репутацию у властей и солидное положение в обществе. Пюнтер получил псевдоним «Пакбо» и стал одним из наиболее активных членов швейцарской резидентуры.

«Пакбо» был не только источником ценных сведений, но и на редкость удачливым вербовщиком. В первый же месяц сотрудничества с советской разведкой «Пакбо» лично завербовал агента «Маркони». Этот человек работал радистом на правительственной радиостанции в Берне. «Маркони» стал передавать «Пакбо» копии наиболее ценных радиограмм, которые проходили через правительственную радиостанцию во время его дежурства. Материалы «Маркони» представляли большой интерес для советской разведки.

Несмотря на первые успехи, «Теодор» в 1937 году не смог найти источников, через которых можно было бы получать достоверные сведения о фашистской Германии и ее вооруженных силах. Более того, «Теодор», выполнявший важные задачи Центра в Лиге Наций, не мог одновременно управлять двумя различными разведывательными группами. Поэтому начальник Разведупра в мае 1937 года принял решение освободить «Теодора» от руководства созданной им резидентурой. Руководить этой организацией было поручено резиденту «Косте», который работал в Париже.

В 1937 году под псевдонимом «Костя» в военной разведке числился майор Леонид Анулов. Он не был новичком в разведывательной работе. На службе в Разведупре Анулов состоял с 1923 года, работал в Китае. В начале 1937 года Анулов был послан в Португалию. Он выдавал себя за гражданина Финляндии, купил большой земельный участок, установил много полезных знакомств. Богатым «финном» заинтересовался финский консул. Он пожелал лично познакомиться с прибывшим в Португалию обеспеченным земляком из Суоми. Такая встреча не сулила «Косте» ничего хорошего. Разведчик был вынужден срочно покинуть Лиссабон и перебраться в Париж.

Во Франции «Костя» начал действовать более осмотрительно. Он стал совладельцем гаража и авторемонтной мастерской. Дело было не прибыльным, но позволяло «Косте» оставаться на плаву и самое главное – иметь право на проживание во Франции.

Центр приказал «Косте» перебраться в Швейцарию и возглавить работу по созданию новой резидентуры. Поручая «Косте» выполнение этого задания, Центр 27 мая 1937 года сообщил разведчику следующее: «...1) вся группа еще почти что ничего не дала, хотя существует давно и возможности имеет; 2) главное лицо группы сам „Ноэль“  – очень видный политический деятель и незаурядная личность». 

Приблизительно через неделю Центр направил «Косте» очередное указание по работе с новой группой. В письме начальника Разведупра говорилось:

Подробные указания о работе с этой группой дам после того, как получу ваш подробный доклад о принятии ее в ваше ведение. «Теодор» не смог добиться больших результатов, потому что работал с ней недолго. Вся группа в целом подлежит длительной и серьезной обработке. В частности, обращаю ваше внимание на паспортные возможности группы. Конкретные перспективы, очевидно, «Теодор» Вам обрисовал. 


Передача группы происходила в Лионе. «Теодор» пригласил членов группы в разные дни под благовидными предлогами посетить Лион. Путешествие во Францию для швейцарцев было похоже на обычную поездку из Берна в Женеву. Первая встреча «Теодора» с «Костей» тоже произошла в Лионе.

19 июня 1937 года «Костя» должен был встретиться с руководителем группы «Ноэлем». Но неожиданно эта важная встреча сорвалась. Путь от Парижа до Лиона «Костя» знал хорошо, однако в дороге попал в аварию. Его автомобиль был поврежден, а «Ноэль», ожидавший «Костю» в одном из лионских ресторанов вместе с «Теодором», вернулся в Швейцарию.

После ремонта автомашины «Костя» продолжил работу по приему группы. 20 июня Л. Анулов познакомился с «Пакбо», 28 июня он встретился с «Витой», через два дня с «Ноэлем». На этот раз «Косте» пришлось самому выехать в Швейцарию и там найти «Ноэля».

В конце июля 1937 года «Костя», по указанию Центра, познакомился с Шандором Радо, который до этого работал в Швейцарии самостоятельно...


Второе решение Урицкого

В октябре 1937 года начальник Разведуправления Семен Петрович Урицкий принял второе решение, которое тоже касалось активизации деятельности военной разведки в Швейцарии. Урицкий предполагал создать на территории Швейцарии некое коммерческое предприятие, сотрудники которого могли собирать информацию о Германии. Для выполнения этой задачи было решено привлечь венгра Шандора Радо, с 1929 года он эпизодически выполнял отдельные задания советской военной разведки.

Радо, настоящая фамилия которого была Рудольфи, в своей автобиографии, подготовленной в 1935 году для Разведуправления Красной Армии, писал: «...Родился в Уйпеште, Венгрия, в ноябре 1899 года. Отец – богатый торговец, мещанин. Окончил гимназию и поступил на юридический факультет Будапештского университета в 1917 году. Тогда же был зачислен в австро-венгерскую армию, где посещал школу тяжелой артиллерии в лагере Геймашкер. Во время отпусков сдал государственные экзамены  в университете. В октябре 1918 года примкнул к социалистическому движению, в начале 1919 года вступил в компартию Венгрии...» 


В период венгерской революции Шандор Радо был комиссаром артиллерийских частей. О том, как встретил «Революцию осенних роз» 1918 года в Венгрии, он писал в своих мемуарах: «Ранним утром 31 октября я совершал свой обычный путь из Уйпешта в казарму по улице Лехель. У трамвайной остановки ко мне подбежал солдат, сорвал с моих погон звездочки, эмблему с инициалами короля Карла и сунул в руки розу. Я понял: происходит что-то совершенно новое» [8]. 


После падения советской власти в Венгрии в ноябре 1919 года Шандору Радо пришлось покинуть родину и выехать в Австрию.

Радо обладал исключительными организационными способностями. В 1920 году по рекомендации советского дипломата М. М. Литвинова, он учредил в Вене отделение агентства РОСТА[9].

В 1921 году Радо организовал социалистическое телеграфное агентство Интел, центр которого находился в Цюрихе. В том же 1921 году Шандор Радо был приглашен на III съезд Коминтерна в Москву.

В 1922 году телеграфное агентство РОСТА подверглось реорганизации. Ш. Радо попросил освободить его от должности директора венского отделения РОСТА и переехал в Германию. В 1922 году поступил на географический факультет Лейпцигского университета, который успешно окончил в 1924 году. Юрист, журналист, географ – такими профессиями Шандор Радо владел в 1924 году, когда ему исполнилось двадцать пять лет. В 1935 году ему предложили приобрести еще одну профессию – стать разведчиком. Этот выбор сделал не Шандор Радо. На этот раз его выбрала советская военная разведка. Он принял предложение.

В августе 1924 года по предложению Компартии Германии Ш. Радо выехал в Москву, где стал работать в Комиссии по оказанию заграничной помощи ЦИК СССР. Затем он перешел на работу в Институт мирового хозяйства и мировой политики при Коммунистической академии.

В 1926 году Ш. Радо вновь на журналистской работе. Он согласился с предложением дирекции ТАСС выехать в Берлин и создать в германской столице отделение фотоагентства «Пресс-клише». Радо выполнил задачу, но возглавлять это отделение отказался и устроился на научную работу в Германии.

С 1927 по 1933 год Радо занимался выпуском географических изданий. На открытие собственного географического агентства у него еще средств не хватало, но с этой идеей он уже не расставался.

После прихода к власти Гитлера Ш. Радо вынужден был иммигрировать во Францию. Прибыв в Париж, он принял участие в организации прогрессивного информационного агентства печати «Интерпресс». Работа была интересной и позволяла отслеживать все важнейшие политические события, происходившие в столицах европейских государств.

В феврале 1934 года Ш. Радо приехал в Москву и стал работать иностранным редактором и консультантом Большого советского атласа мира. Богатый жизненный опыт, хорошее знание обстановки в различных европейских государствах, широкие связи с политическими и научными кругами, умение владеть собой, способности находить правильные решения в трудных ситуациях, твердая вера в правильность коммунистических идей – вот что составляло основу личного «богатства», накопленного Шандором Радо за тридцать пять лет жизни.

Сотрудничество Ш. Радо с советской военной разведкой началось в конце тридцатых годов. «С 1929 года использовал свои географические связи в интересах Разведуправления штаба РККА», –  напишет он в своей автобиографии в 1935 году.

В 1934 году Разведуправление, прежде чем принять Ш. Радо в ряды своих сотрудников, решило еще раз проверить его способности. Ш. Радо был направлен в командировку во Францию для выполнения специального задания. В Париже он должен был завербовать одного нужного для разведки иностранца. Задание Центра Ш. Радо выполнил и в начале 1935 года возвратился в Москву. На этот раз юристу-журналисту-картографу Ш. Радо предстояло снова сесть за парту и освоить премудрости разведывательной работы. Радо учился добросовестно. В октябре 1935 года он был готов к выполнению серьезного задания военной разведки.

Подробное описание профессионального становления разведчика Шандора Радо – шаг вынужденный. В своей книге «Под псевдонимом „Дора“» Радо преднамеренно опустил многие интересные детали его приобщения к разведывательной работе и никогда открыто не говорил об этом. Отсутствие же этих деталей в автобиографии Ш. Радо и в его воспоминаниях часто вызывало справедливые и недоуменные вопросы у тех, кто читал его книгу. В частности, многие, видимо, задавали вопрос о том, как мог ученый Радо стать разведчиком, создать резидентуру, которая в годы Великой Отечественной войны добилась исключительных результатов? Ответ на этот вопрос прост: Шандор Радо прошел курс специальной подготовки в Москве и стал таким же профессиональным разведчиком, как Ян Черняк или Рихард Зорге. Богатый жизненный опыт, который приобрел Ш. Радо, был прочной основой для превращения картографа в военного разведчика. Впрочем, как показала жизнь, Шандор Радо был и талантливым ученым, и таким же талантливым разведчиком. Одно другому не мешало. Ш. Радо добился блестящих успехов и в области картографии, и в области разведки.

...В ноябре 1935 года на одной из конспиративных квартир Разведуправления в Москве состоялась встреча С. Урицкого с Ш. Радо, который закончил обучение в разведшколе. Урицкий прибыл на встречу в военной форме. На его гимнастерке блестели два ордена Красного Знамени.

Хозяйка квартиры подала чай. Начальник военной разведки задал Ш. Радо несколько вопросов, которые касались специфики разведывательной работы во Франции. Ответы, видимо, вполне удовлетворили Урицкого. После этого Семен Петрович перешел к конкретному разговору о предстоящей работе Шандора Радо, но не во Франции, а в одной из европейских стран.

– Вашу работу с агентством «Интерпресс» необходимо полностью прекратить, – сказал Урицкий и, как бы поправляя себя, добавил: – Собственно, вы ее уже прекратили в начале этого года. Однако необходимо, чтобы вы не только формально, но и фактически завершили все свои связи с «Интерпрессом». Если в Европе начнется война, то такие агентства, как «Интерпресс», будут закрыты. Война, видимо, охватит и Францию. Как вы считаете, где бы вы, как советский разведчик, могли бы не только надежно устроиться, но и работать в случае возникновения в Европе большой войны?

Видимо, С. Урицкий уже работал над созданием такой системы военной разведки, которая могла бы добывать необходимые сведения даже в условиях войны. О масштабах возможного военного конфликта в Европе начальник военной разведки с Ш. Радо не говорил. Однако из его вопросов можно было понять, что Урицкий не исключал возникновения в Европе большого военного конфликта.

Шандор Радо подробно описал эту встречу в своей книге. Вот как он передал атмосферу разговора начальника военной разведки с будущим разведчиком:

«...Урицкий встал, закурил папиросу, прошелся по комнате.

– Я хочу, чтобы вы ясно представляли себе цель и задачи нашей работы. Мы знаем, вы не новичок в подпольной работе, поэтому и пригласили вас. Но хорошая конспирация – еще не все для советского разведчика. Нужно уметь быстро ориентироваться в сложной и изменчивой обстановке. Вообще, разведка – дело политическое. Мы должны сначала точно определить вероятного противника на данном этапе, а уж только потом привести в действие против него наш аппарат.

Урицкий опять сел за стол, аккуратно погасил папиросу...

– А теперь давайте решать, куда вы должны переселиться. Вы, насколько я знаю, владеете несколькими европейскими языками... Так вот, куда бы вы сами хотели отправиться и в каком качестве?

– Мне кажется, – ответил я, – лучше всего открыть частное научно-географическое агентство. Обосноваться можно в Бельгии или в Швейцарии. Швейцария, по-моему, вряд ли будет втянута в войну. Однако в Бельгии, на мой взгляд, получить разрешение властей на открытие агентства легче. А при необходимости оттуда проще перебраться в Швейцарию...»

Из дальнейшей беседы с начальником Разведуправления Шандор Радо понял, что С. Урицкий видел наибольшую угрозу со стороны фашистской Германии.

В конце беседы пришли к общему решению, что Ш. Радо должен выехать в Париж, ликвидировать «Интерпресс», затем вместе с семьей попытаться обосноваться в Бельгии. Если это вариант не удастся осуществить, надо будет перебраться в Швейцарию и там обязательно добиться права на открытие частного географического агентства. Имя научного работника, географа, которое Ш. Радо приобрел за последние годы, должно поспособствовать решению этой задачи.

В Бельгии Шандор Радо неожиданно для него потерпел полное фиаско. Его предложение открыть в Бельгии географическое агентство не заинтересовало полицейских чиновников, которые отвечали за въезд иностранцев в страну, вид на жительство в Бельгии ему получить не удалось.

Радо доложил в Центр о неудачной попытке легализоваться в Бельгии и попросил разрешения на реализацию второго варианта – устройство на жительство в Швейцарии. Центр пожелал Радо успеха. Радо должен был попытаться получить разрешение на проживание в Женеве, где располагалась Лига Наций. Женева была центром международной политической жизни.

Проявив действительно большие организаторские способности, настойчивость в ходе переговоров с возможными партнерами по созданию нового географического агентства, Ш. Радо смог в мае 1936 года добиться своего – получил разрешение на проживание в Женеве на три года, въездные визы для жены и детей Александра и Имре, а также матери его жены.

Возвратившись в Париж, Ш. Радо имел в руках то, что хотел, – разрешение на создание фирмы «Геопресс». Он был счастлив: первый шаг по пути реализации крупной операции разведки, полноправным членом которой он себя считал, был сделан. Радо удалось создать условия для организации новой резидентуры советской военной разведки, главной задачей которой было добывание сведений о фашистской Германии. Впереди предстояла длинная и опасная дорога. Никто не мог в мае 1936 года предсказать, к чему приведут усилия Центра и Шандора Радо по созданию этой резидентуры...


«Костя» и «Дора». Несостоявшееся сотрудничество

В конце июля 1937 года «Костя», работавший в Швейцарии, получил указание Центра принять на руководство группу «Дора», которая обосновалась в Швейцарии. Группа «Дора» действовала самостоятельно, и ей нужен был, как понимали в Центре, проверенный руководитель. Выбор у Центра был небольшой. «Теодор» – занят серьезной работой, «Гизелю» Центр уже собирался отзывать в Москву. Жребий пал на «Костю».

Чем было обосновано такое решение Центра? Попыткой упростить управление швейцарским направлением работы военной разведки? Отсутствием в Центре специалистов, которые должны были управлять зарубежными структурами военной разведки? Необходимостью подчинения группы «Дора» советскому офицеру, сотруднику военной разведки? Любые ответы на эти и другие вопросы не могли бы оправдать этого решения. Но оно состоялось и «Костя» должен был его выполнять.

Майор Л. Анулов перебрался в Швейцарию, возглавил работу по созданию резидентуры на основе группы «Ноэля». Кроме этого, по указанию Центра он поддерживал связь с агентами «Пума», «Пулейн», «Шуберт», «Едит», «48» и другими, которые работали в Германии, Бельгии и Италии. Работы было много. Времени на выполнение всех задач не хватало. «Костя» брался за все, но не успевал делать одно, как необходимо было делать другое. Каждое задание – ответственное и срочное. Каждая операция – на грани риска и максимального психологического и физического напряжения.

Из Центра, бывало, поступали противоречивые указания, которые не помогали в работе разведчика, а иногда мешали ему. Кто не работал в разведке, тот вряд ли знает, что у таких разведчиков, как «Костя», никогда не существовало личных записных книжек. Главной и единственной «записной книжкой» советских Штирлицев была их профессиональная, специально тренированная память. Именно в памяти разведчик должен был хранить имена всех своих агентов, их псевдонимы, адреса проживания и телефоны, места и даты очередных и запасных встреч, описания явок на случай потери связи с каждым из них, условия связи с Центром и многое другое. Когда подобные сведения, зафиксированные в записной книжке, попадали в руки той или иной контрразведки противника, разведчики имели большие неприятности и надолго теряли свободу передвижения. Компромат в любой форме в разведке подобен ручной гранате, из которой уже выдернута чека – ослабь на секунду внимание, потеряй хоть на мгновение бдительность – и произойдет взрыв.

Получив в июне 1937 года указание Центра принять на руководство группу «Дора», «Костя» не имел указаний из Москвы о том, какие конкретные задачи должна решать новая группа. Он не знал, что в июне 1937 года начальник военной разведки Семен Урицкий был снят с должности и назначен командующим войсками Московского военного округа. Новый начальник военной разведки старший майор государственной безопасности Семен Гендин, заменивший С. Урицкого, не знал ни майора Л. Анулова, ни Ш. Радо. Он считал, что швейцарской резидентурой военной разведки должен руководить советский офицер, разведчик-нелегал. Учитывая то, что «Костя» был именно таким разведчиком, ему и было приказано взять на руководство группу «Дора». Таким образом, «Костя», у которого и так было достаточно сложных задач, получил дополнительное задание.

Познакомившись с Ш. Радо, «Костя» решил использовать его в качестве вербовщика. «Дора» успешно проводит вербовку одного видного журналиста, который выехал в 1937 году в Испанию и длительное время выполнял задания советской разведки. В конце 1937 года «Дора» получил приглашение от Английского Королевского географического общества, членом которого он состоял, посетить собрание общества в Лондоне. «Костя» ставит перед Ш. Радо задачу завербовать одного из дипломатов польского посольства в британской столице. Радо выполнил и это задание.

В конце года «Дора» предложил «Косте» завербовать важного чиновника из воздушного министерства Германии, затем сообщил, что готов завербовать корреспондента газеты «Ньюс кроникл», который может выехать по заданию своей редакции для работы в Берлине. Открыв агентство «Геопресс», Ш. Радо начал получать ценные географические карты из различных европейских стран. Группа начинала активно выполнять задачи Разведупра. Работа разворачивалась большая, интересная и полезная. Сотрудничество «Кости» и «Доры» могло оказаться плодотворным.

В начале января 1938 года Центр неожиданно дал указание «Косте» передать агентов «Ноэля», «Пакбо» и «Биту» Шандору Радо, полностью рассчитаться со всеми источниками, которыми он руководил во Франции, выплатить им «жалование» за месяц вперед и в апреле 1938 года выехать в Союз. Причина вызова в Москву «Косте» была неизвестна.


Радо получает полномочия резидента

Майор Л. Анулов выполнил все указания Центра. В марте 1938 года он передал Шандору Радо, которого знал как журналиста Эриха, швейцарскую группу. Для этого он встретился с Ш. Радо, сообщил ему решение Центра, передал ему все, что должен иметь руководитель группы, и сказал:

– Теперь вы будете работать самостоятельно.

– А вы?

– Вы остаетесь, я уезжаю, – ответил «Костя». И добавил: – Могу даже сказать, куда еду. В Москву...


В конце 1937 года из Швейцарии была отозвана Мария Полякова. Она успешно руководила самостоятельной резидентурой «Корона», которая занималась научно-технической разведкой. После отъезда Поляковой ее небольшая организация на некоторое время прекратила свою работу...

«Костя» оставил Ш. Радо полные характеристики на всех своих источников. Через день разведчики встретились в Берне, где «Костя» познакомил Ш. Радо с «Пакбо», наиболее перспективным и верным человеком.

«Пакбо» – он же Отто Пюнтер, журналист, был директором и владельцем информационного агентства Инса. Социалист по убеждениям, симпатизировал Советскому Союзу. Давая характеристику «Пакбо», майор Л. Анулов сообщил Ш. Радо, что «Пакбо» «будет... хорошим помощником. С людьми он сходится легко. Человек интеллигентный, образованный, свободно говорит на нескольких языках... Энергичен, любит рискнуть, и это... порой приносит ему успех, однако, стараясь сделать сразу слишком много, он распыляется. Его приходится сдерживать от всяких „воздушных“, нереальных планов. Направьте его инициативу на главное – расширение связей с людьми такого типа, как „Габель“. Ваша цель – информация по Германии и Италии».

Центр полностью поддерживал оценку «Пакбо», которую ему дал «Костя».

В декабре 1938 года, когда Ш. Радо продолжал работу по созданию резидентуры «Дора», Центр напоминал ему, что «в связи с общей обстановкой, которая вам вполне ясна, я ставлю перед вами задачу самого энергичного развертывания нашей работы с максимальным использованием всех имеющихся в вашем распоряжении возможностей. Всемерно усильте свою работу с „Пакбо“ для получения ценной военной информации и привлечения интересных для нас лиц. Сконцентрируйте внимание „Пакбо“ прежде всего на Германии, Австрии и Италии...» 


Таков был Отто Пюнтер в 1938 году. После войны он несколько изменит свои политические взгляды. Потеряет связь с Шандором Радо. Но это будет его личный выбор. О том, что с ним стало после Второй мировой войны, никто ничего не знает. Без сомнения, самая интересная часть его жизни все-таки была связана с работой в составе резидентуры «Дора» против фашистской Германии.

В середине 1938 года Центр потребовал от «Доры» провести реорганизацию резидентуры и рекомендовал сформировать из нее две самостоятельные группы.

Выполняя указания из Москвы, «Дора» создал группу «Пакбо», в которую включил агентов «Маркони» и «Габеля». «Пьер» тоже стал руководителем группы, в нее вошли «Ноэль» и «Вита». Обе группы начали вести активный поиск новых источников информации.

К началу февраля 1939 года «Дора», «Пакбо» и «Пьер» добились первых положительных результатов. В состав резидентуры были включены новые агенты «Россе», «Рези», «Вид», «Штауфер» и другие. Тем не менее Центр был недоволен работой Шандора Радо.


«Маноло» направляется в Европу

В январе 1939 года новый начальник военной разведки А. Г. Орлов (исполнял обязанности руководителя советской военной разведки с 28 октября 1938 года по 13 апреля 1939 года), занявший эту должность после ареста чекиста С. Гендина, решил направить на усиление резидентуры Шандора Радо разведчика-нелегала «Маноло». В середине февраля 1939 года «Маноло» выехал из Москвы в специальную командировку. Орлов не был профессиональным разведчиком, он старался выполнять указания, которые поступали сверху. А сверху было только одно распоряжение – заменить всех резидентов военной разведки, назначив на их должности молодых сотрудников. Под псевдонимом «Маноло» в Разведуправлении Красной Армии в 1939 году числился лейтенант Михаил Мазникер, 1913 года рождения, член ВЛКСМ. Направляя «Маноло» в Швейцарию в качестве помощника резидента, А. Г. Орлов ставил перед ним следующие задачи:

В течение двух первых месяцев никакой работы не вести, после этого установить непосредственную связь с руководителями группы резидентуры «Дора» и изучить их работников («Пакбо», «Табель») с перспективой заменить «Дору». Изучить работу фирмы «Дора». 


Видимо, судьба Шандора Радо, как «Кости» или «Теодора», висела на волоске. Приближался момент, когда он должен был получить вызов в Москву, в Центр, где все еще продолжалась вакханалия чистки военной разведки от «врагов народа». Орлов не скрывал, что «Маноло» направлялся в Швейцарию с «перспективой заменить „Дору“».

Заменить «Дору» комсомолец «Маноло» никогда бы не смог. Тем не менее ему была поставлена задача:

Расширить предприятие «Доры» с целью развертывания работы против Германии и Италии. Развить существующую сеть «Табеля» в Италии, в 1939 году завербовать 1 – 2 ценных документальных источников. Изучить возможности организации новой сети на Германию, используя швейцарскую (и французскую) группу. Добиться прочного положения фирм (швейцарской и французской), получить возможность свободно совершать поездки в соседние страны якобы по делам фирм. К концу 1939 года принять руководство швейцарской группой. 


Последние слова в этом задании особенно точны и понятны: «К концу 1939 года принять руководство швейцарской группой».  Это могло означать только одно – к концу года резидентура «Дора» должна была получить нового руководителя, а Шандор Радо, по всей вероятности, должен был оказаться в Москве.

К счастью, в это неправое дело вмешался случай, который спас Ш. Радо и его резидентуру.

В феврале 1939 года лейтенант Мазникер выехал из Москвы в Швейцарию для выполнения специального задания начальника Разведуправления.

«Маноло» должен был стать совладельцем фирмы «Геопресс» в Швейцарии и получить место члена правления торговой фирмы, которая располагалась во Франции.

Прибыв в Швейцарию, «Маноло» не смог получить разрешение на проживание в этой стране и был вынужден покинуть ее. Ему удалось закрепиться во Франции.

Центр отменил задачи «Маноло» по Швейцарии. Шандор Радо остался руководителем резидентуры «Дора».

А. Г. Орлов в апреле 1939 года направил Шандору Радо письмо, в котором говорилось:

...Прежде всего, я обращаю ваше внимание на некоторые принципиальные вопросы, без разрешения которых деятельность вашего предприятия сводится к нулю. Как видите сами, ваши люди за последние два месяца ничего ценного не дали. Они работают в ненужном нам направлении, занимаясь вопросами освещения деятельности маловидных лиц, не дают документального материала. Групповоды, по-моему, не руководят своими людьми. Все это происходит потому, что с вашей стороны недостаточно проявляется инициатива и настойчивость в вопросах руководства. Такие вопросы, как организация связи, подбор материалов на новых людей, периодический инструктаж: групповодов и передача материалов, не должны выходить из вашего поля зрения.

В дальнейшем всеми имеющимися средствами добейтесь наивысшей активности и систематического получения документального материала, главным образом, военного характера. В частности, обратите внимание на военную активность Италии и Германии, направленную против Франции, и установите где, в каком количестве и с какой целью сосредоточиваются силы этими странами.


Разведчиками не рождаются. Разведчиков воспитывает жизнь, специальная школа, Центр и практическая работа.

Письмо из Центра, видимо, взбодрило Ш. Радо, который и так не терял времени зря. В течение 1939 года он укрепил резидентуру новыми источниками, добился разрешения на продление на один год срока проживания в Швейцарии. Для этого ему даже пришлось пойти на крайнюю меру – изменить вероисповедание с иудейского на католическое.

В декабре 1939 года в Женеву прибыл представитель Центра. Им оказалась высокая, стройная и привлекательная женщина. Звали ее Урсула Кучински – «Соня». Этот псевдоним придумал ей Рихард Зорге. Он привлек У. Кучински к сотрудничеству с советской военной разведкой в 1931 году в Китае.

«Соня» была опытной разведчицей, осторожной и осмотрительной. Опыт выполнения разведывательных заданий она приобрела в Китае, где европейцам всегда было трудно заниматься разведкой.

Прибыв в Женеву, «Соня» нашла дом Радо. Он находился на окраине Женевы в квартале Сешерон, рядом со старым парком «Мон Репо». Напротив дома располагалось здание Международного бюро труда Лиги Наций и Всемирный центр Красного Креста. В этом же мелкобуржуазном квартале находилось многоэтажное здание Лиги Наций. Большинство сотрудников этих международных организаций снимали квартиры или особняки в этом же районе. Тем не менее, несмотря на тишину и всеобщий уют, обстановка здесь была не простой. «Соня» хорошо знала, что местам, где проживают иностранцы, являющиеся сотрудниками международных организаций, контрразведка уделяет


убрать рекламу




убрать рекламу



особое внимание.

Не торопясь, «Соня» изучила обстановку, несколько раз издали видела самого Шандора и, убедившись, что вокруг спокойно, опустила в почтовый ящик швейцарского резидента военной разведки конверт. В коротком письме она сообщила, что в ближайший день навестит его. Ш. Радо знал о прибытии в Женеву представителя Центра. Но кого пришлет Центр, было неизвестно, поэтому Радо очень удивился, когда к нему пришла незнакомая женщина и произнесла пароль. Шандор Радо назвал отзыв. Контакт был установлен. Роли определены. Началась работа.

Радо сообщил «Соне», что его фирма «Геопресс» не вызывает у местных властей никаких подозрений, источники добывают сведения, которые необходимо срочно передавать в Центр. «Соня» сказала, что она прибыла в Женеву для того, чтобы помочь Радо установить прямую радиосвязь с Москвой.

В январе 1940 года «Соня» из Швейцарии установила радиосвязь с Центром. Она осуществлялась с помощью радиста «Сони» англичанина Александра Фута («Джима»), который проживал в Женеве.

В марте 1940 года Центр через «Соню» сообщил Ш. Радо о том, что в Женеву прибудет еще один представитель Центра, некто «Кент». Под псевдонимом «Кент» в военной разведке числился разведчик-нелегал Анатолий Гуревич. Он работал в Брюсселе. «Кенту» были сообщены паспортное имя «Доры», его псевдоним и пароль, по которому с Ш. Радо должен был в свое время вступить в контакт «Маноло».

«Кент» во время пребывания в Женеве обучил «Дору» тайнам шифровального дела, передал указания Центра по работе, изучил и оценил направления деятельности резидентуры. В отчете о встречах с Радо «Кент» сообщил в Центр:

...«Дора» изъял находившуюся на хранении у «Виты» радиостанцию. На подготовительную работу для ее пуска необходимо один месяц. Работа на рации может быть поручена «Пакбо» или «Маркони». За 10 дней до начала работы радиостанции «Доры» вас оповестит об этом « Соня» по ее каналам. Рацию предложено установить на вилле «Габеля» или в доме одного из доверенных людей «Пьера». Связь на Рим «Дора» принял. Кроме того, мы («Кент» и «Дора») условились о запасной встрече в Альбертии[10]...

«Пакбо» и «Маркони» не стали радистами «Доры». Они занимались другими важными делами. «Пакбо» был хорошим вербовщиком, «Маркони» – ценным источником важной правительственной информации. Радистом «Доры» стал Александр Фут.


Первые результаты

К середине 1940 года Центр завершил длительную, напряженную и трудную работу по созданию резидентуры «Дора». В июле 1940 года с помощью «Сони» Шандор Радо установил регулярную радиосвязь с Москвой, он был обучен шифровальному делу, создал две группы источников, которые уже добывали сведения по заданию Центра.

Радо и члены его группы добыли материалы об организации и дислокации частей вооруженных сил Италии, о строительстве военных кораблей на итальянских судоверфях, обобщенные данные о минных заграждениях основных итальянских портов от подводных лодок и другие. Они были направлены в Москву через Францию. Для передачи этих материалов Радо несколько раз выезжал в Париж, где встречался с курьерами из Центра.

В период формирования резидентуры «Дора» (с начала 1936 года по октябрь 1940 года) Ш. Радо смог отправить в Центр 144 материала. В этот показатель не были включены радиограммы, которые «Маркони» добыл к октябрю 1940 года на правительственной радиостанции, а их были сотни. Не были учтены географические справочники и карты европейских государств, которые Ш. Радо получил по своим «ученым» каналам. Не получили стандартной оценки и несколько образцов документов иностранных граждан, которые были добыты «Пакбо» и тоже отправлены в Москву.

Фирма «Геопресс», управляемая Ш. Радо, работала без перебоев, капитал фирмы был увеличен до 13 500 франков. Тем не менее финансовое положение «Геопресса» нельзя было назвать стабильным. Денег постоянно не хватало. С началом войны, когда были закрыты швейцарские границы, доходы фирмы уменьшились. Ш. Радо скрывал это от местных властей, пытался всячески демонстрировать финансовую состоятельность своего агентства. Ему это удавалось проделывать благодаря стараниям бухгалтера фирмы госпожи Горобцофф. Однако недостаток финансов ничем нельзя было заменить. Некоторые задания Центра Ш. Радо не мог выполнить из-за отсутствия возможностей оплаты информационных агентов. Часто Ш. Радо не мог даже выдать оклады своим ближайшим помощникам «Пакбо» и «Пьеру». В начале 1940 года резидент «Дора» и его ближайшие помощники – руководители агентурных групп – оставались без денежных вознаграждений за свою работу. Перевезти валюту из Москвы в Берн или Женеву в условиях начавшейся в Европе войны было сложно. Но усилиями Центра эта задача вскоре решилась.


Встреча по явке у часовни, которая была снесена

В конце октября 1940 года Ш. Радо получил указание из Москвы выехать в Белград для встречи с представителем Центра, который должен был привести новые указания по работе и необходимый запас валютных средств.

Попасть в Югославию он мог через Австрию или Италию. Однако Австрия была частью Германии, а еврей Шандор Радо никогда бы не получил разрешение на проезд через немецкую территорию. Радо решил пробиться через Италию. Союзница Германии, она находилась в состоянии войны, и далеко не каждый иностранец мог ее посетить. Ш. Радо написал личное письмо статс-секретарю министерства иностранных дел Италии доктору Сувичу. Итальянский МИД заказывал в фирме «Геопресс» географические карты европейских стран. Эти карты Радо регулярно направлял Сувичу. Радо сообщил Сувичу, что ему и его жене Елене необходимо посетить Венгрию по семейным обстоятельствам. В Венгрии, которая была союзником фашистской Германии и соответственно Италии, проживали родственники Ш. Радо. Статс-секретарь итальянского министерства иностранных дел выдал Шандору Радо специальное разрешение на проезд через Италию.

Ш. Радо выехал в Югославию вместе со своей женой Еленой. Она не была новичком в разведывательной работе, помогала мужу и числилась в Разведуправлении в Москве под псевдонимом «Мария». До замужества Елена имела фамилию Янзен. Ее отец Карл Янзен работал сапожником, принимал участие в работе социал-демократической партии, был даже знаком с Августом Бебелем. Перед Первой мировой войной его кандидатура выставлялась на выборах в депутаты рейхстага.

Отличный сапожник Карл Янзен, попав в общество партийных функционеров, нашел себе новую спутницу жизни и бросил семью. Мать Елены, работавшая на военном заводе, где производились боеприпасы, осталась с тремя маленькими девочками на руках. Часто в доме не хватало даже хлеба. Повзрослевшие Елена и ее старшая сестра Густа стали приверженцами Розы Люксембург и Карла Либкнехта, активно участвовали в молодежном социалистическом движении.

Радо познакомился со своей будущей женой в 1922 году, когда обучался в Иенском университете. Елена Янзен тоже училась в этом высшем учебном заведении и уже была активным членом партии, по заданию которой ей пришлось перевестись в Лейпцигский университет. Шандор Радо последовал за своей возлюбленной. В Лейпциге Елена Янзен и Шандор Радо поженились. Когда Радо стал сотрудничать с советской военной разведкой, Елена активно помогала мужу в выполнении его секретных заданий.

В Белграде Радо предстояло найти площадь с часовней Врангеля. Белогвардейский барон построил ее, когда жил в столице Югославии в 20-х годах. Возле этой часовни должна была произойти встреча Радо с представителем из Москвы. Однако когда Радо пришел на площадь, никакой часовни он не нашел. Описание места для встречи разведчиков, видимо, готовилось тоже в двадцатые годы и никогда не проверялось. Кто же мог подумать, что часовня Врангеля придется не по душе белградцам и будет снесена.

Когда Ш. Радо оказался на площади без часовни, он не увидел там и человека, который бы держал болгарскую газету «Днес» – опознавательный признак представителя Центра. Представитель на встречу не прибыл.

Радо понимал, что разведчику из Москвы добраться до Белграда во время уже начавшейся в Европе Второй мировой войны было нелегко. У московского гостя вряд ли на руках было специальное разрешение, которое Ш. Радо получил в министерстве иностранных дел Италии. Радо решил задержаться на несколько дней в Белграде и ждать связника из Москвы. Если встреча не состоится, то придется постепенно сворачивать деятельность резидентуры. Без конкретных заданий Центра, без финансовых средств продолжать работу невозможно.

Семья Радо сняла номер в гостинице «Србский Краль». Радо выходил на место встречи несколько раз. Представитель Центра оказался в Белграде только через две недели. Радо доложил ответственному работнику Разведуправления, что задание начальника военной разведки выполнено: в Швейцарии создана резидентура, которая в состоянии добывать сведения о Германии и Италии.

Связник передал Радо крупную сумму денег, аппарат для микрофотографирования, порошки и рецепты для тайнописи. «Дора» не стал рисковать и от фотоаппарата отказался. Провозить во время войны такой фотоаппарат через несколько границ небезопасно.

Жена Радо спрятала порошки для тайнописи в своих густых светлых волосах. Это было оригинальное и простое решение. Оно позволило провезти эти необходимые для разведывательной работы химические компоненты в Женеву.

Создание резидентуры «Дора» было почти что завершено.

До начала нападения фашистской Германии на Советский Союз оставалось восемь месяцев...

Глава четвертая

Секретная миссия доктора Зорге

 Сделать закладку на этом месте книги

В XX веке почти все войны начинались вероломно. Джентльменский пример русского князя Святослава, который предупреждал противника, направляя ему грозное послание «Иду на Вы», не признавали ни Германия, ни Италия, ни Япония, ставшие источниками многих бед в истории человечества минувшего столетия. 

Россия во все времена дорожила традициями своих великих предков. После Октябрьской революции 1917 года первым законом, принятым советским правительством, был Декрет о мире. Россия прекратила участие в Первой мировой войне, вышла из Антанты, но оказалась ввергнутой в кровавую пучину Гражданской войны. Через некоторое время она подверглась нашествию иностранных войск. Союзники России по Антанте хотели добить своего ослабленного партнера. 

Когда в Европе рушились города, Япония, находившаяся вдали от главного театра военных действий, захватила германские колонии в Тихом океане и начала борьбу за подчинение себе Китая. Японская экономика крепла и совершенствовалась. Япония превращалась в мощную экономическую и военную державу. 

Почувствовав прилив сил, политические лидеры Японии стали посматривать на огромные восточные территории Советской России как на земли, за счет которых Страна восходящего солнца могла увеличить свои владения. 

В 1931 году крупные силы японской армии вторглись в Маньчжурию. Им удалось захватить большие территории и выйти на границы с СССР. 

Советский Союз предложил Японии подписать пакт о ненападении. В декабре 1931 Япония отклонила это предложение. В Токио уже разрабатывались другие политические планы и военные сценарии. 

В 1932 году экспедиционная Квантунская армия была увеличена до 12 дивизий, вдоль границы с СССР создано 18 военных округов. В их гарнизонах сосредоточено около 350 000 японских солдат и офицеров. Самые мощные на Дальнем Востоке японские военно-воздушные и военно-морские силы в любой момент могли поддержать действия Квантунской армии. 

Когда в Германии к власти пришел Гитлер, между представителями Берлина и Токио начались секретные переговоры. Советская военная разведка получила сведения о германо-японских контактах, содержание этих переговоров раскрыть не удалось. Вряд ли Германия добивалась от Японии возвращения своих потерянных колоний. В Разведупре пришли к выводу, что германо-японские встречи имеют антисоветскую направленность. Создание союза между Германией и Японией серьезно угрожало безопасности СССР. В случае нападения Германии на Советский Союз Япония могла объявить войну СССР на востоке. Одновременно воевать на два фронта Советский Союз был не в состоянии. Для получения точных данных об истинных намерениях германских и японских лидеров в Разведуправлении Красной Армии в 1933 году была разработана операция «Рамзай», главная цель которой – найти доступ к высшим секретам японской империи... 


Главный советник германского посла


Германский посол в Токио Эйген Отт – опытный дипломат и профессиональный военный разведчик – находился в Японии по рекомендации полковника Вальтера Николаи. Этот офицер в годы Первой мировой войны был начальником немецкой военной разведки. После прихода Гитлера к власти Николаи вновь занялся активной разведывательной деятельностью.

Главная задача миссии, которую Отт выполнял в Токио, заключалась в организации сотрудничества между японской и германской военными разведками.

Отт хорошо разбирался во внутренней и внешней политике, проводимой японским руководством. Агрессия Японии против Маньчжурии, демонстративный выход Японии в марте 1933 года из Лиги Наций говорили о том, что японская империя противопоставила себя интересам других государств Дальнего Востока. В Токио в 1935 году уже не считались с мнением американцев, англичан и французов. Отт понимал, что такую же линию поведения на Западе избрал его фюрер – Адольф Гитлер. Германский посол в Токио обладал сведениями о том, что строптивая внешняя политика японского руководства находила в кругах англо-американских бизнесменов некоторых весьма влиятельных приверженцев. В Берлине внешнеполитический курс японского правительства во главе с генералом Танаки также имел не менее влиятельных сторонников.

Германская военная разведка внимательно отслеживала развитие обстановки на Дальнем Востоке. С одной стороны, немцы не хотели укрепления позиций американцев и англичан в Китае, с другой – Берлину было невыгодно укрепление позиций Японии на китайских просторах. В Китае произошла революция. Огромная страна не имела центрального правительства. Китайская Красная армия контролировала незначительную территорию, где проживало не более одного процента китайского населения. Советский Союз поддерживал Сунь Ятсена, за которым стоял именно этот один процент китайцев.

Англичане, французы, американцы и немцы делали ставку на Чан Кайши. Они стремились помешать укреплению красного Китая и не допустить его сближения с Советской Россией.

Влиятельные политики в Лондоне и Вашингтоне хотели усилить в Китае силы, способные подавить отряды революционных китайцев. Для реализации таких целей был выбран нанкинский правитель Чан Кайши, под ружьем у которого находилось около полутора миллионов воинов.

Начиная с 1924 года крупные китайские города Шанхай, Нанкин и Пекин превратились в поле боя для разведок ведущих мировых государств, которые боролись за право управлять Китаем. Особую активность проявляли британские разведчики. В середине 1929 года они спровоцировали конфликт на Китайско-Восточной железной дороге, которую совместно эксплуатировали Китай и СССР.

В тайных боях специальных служб активно участвовали военные разведки Германии и СССР. Они находились по разные стороны баррикад. На Западе Россия и Германия совместно реализовывали Рапалльский договор. На Дальнем Востоке эти два государства бескомпромиссно боролись друг против друга, отстаивая свои собственные интересы, словно договоренностей в Рапалло и не существовало.

В апреле 1927 года в Пекине было совершено нападение на советское посольство. В декабре того же года по указанию Чан Кайши закрыты советские консульства, советские миссии и торговые представительства. Советские военные советники выдворены из Китая. Через некоторое время между СССР и Китаем были разорваны дипломатические отношения.

Советская военная разведка начала использовать в Китае своих лучших нелегалов. Другого пути добывания сведений из этой страны у Разведуправления Красной Армии не было.

В северо-восточной армии Китая главными советниками были офицеры царской армии. В других районах действовали американские специалисты. По согласованию с Чан Кайши в Китай нахлынули германские военные специалисты. Германия начала активно снабжать Чан Кайши оружием. Несмотря на то что отправка военных грузов из германских портов в Китай была запрещена, на практике все обстояло иначе. Советская военная разведка, действовавшая и в Германии, и в Китае, добывала достоверные сведения о деятельности германских военных специалистов в Китае, о тайных перевозках крупных партий немецкого оружия для Чан Кайши. На основе данных военной разведки 2 апреля 1927 года советский посол в Берлине Н. Крестинский передал статс-секретарю ведомства внешних сношений Германии Карлу Теодору К. фон Шуберту ноту протеста. Советский Союз напоминал германскому руководству о недопустимости отправки немецкого оружия в Китай из германских портов.

В 1928 году берлинская газета «Ди вельт ам абенд» поместила на первой полосе воскресного выпуска статью под броским заголовком: «Тайный вояж немецких офицеров». В статье говорилось о том, что «от собравшихся в Китай немецких офицеров корреспондент газеты узнал, что поездка немецких специалистов в Китай была подготовлена с ясно выраженного согласия Форин Оффис[11]... которое не только полностью одобряет план реорганизации китайской армии, но и всячески поддерживает его, рассчитывая в лице модернизированной китайской национальной армии иметь в руках лишнее оружие в предстоящем столкновении с Россией... Поручение реорганизационной работы именно германским офицерам имеет целью сокрытие в тайне планов англичан... Направленные в Китай офицеры были завербованы... не без участия печально известного полковника Николаи. Этим господам дано указание в беседах с третьими лицами говорить о демобилизационных работах; ими подписан контракт на пятилетний срок. Жалование им будет выплачиваться в долларах, в среднем по пятьсот в месяц...»

Полковник Вальтер Николаи был в Германии лучшим специалистом в области организации военной разведки. В 1904 году он служил в Главном генеральном штабе кайзеровской армии, где с 1913 по начало 1919 года был начальником агентурного отдела. После установления в Германии фашистской диктатуры В. Николаи консультировал новых специалистов управления военной разведки и контрразведки (абвера) при Верховном командовании вермахта[12].

Полковник Николаи подбирал кандидатов среди немецких офицеров для выполнения секретных заданий в Китае. Этот же Николаи рекомендовал и подполковника Эйгена Отта для работы в Японии.

Немецкие специалисты решали в Китае свои задачи. Любое сближение англичан, американцев и французов, которые не осудили в Лиге Наций агрессию Японии против Маньчжурии, или укрепление их позиций в Китае противоречило планам Германии. Германские разведчики пытались всячески подорвать позиции Великобритании и США в Китае.

Особое отношение у Гитлера было к Японии и ее действиям в Китае. Он нашел страну, которую хотел бы видеть в качестве своего политического и военного союзника на Дальнем Востоке. Поэтому действия Японии в Маньчжурии не беспокоили Гитлера. Япония нужна была новой Германии для реализации главного плана Гитлера – уничтожения большевистской России.

Перед Эйгеном Оттом в 1939 году стояла одна задача – всемерно укреплять отношения между Берлином и Токио и создавать условия для формирования германо-японского союза. Отт с этой задачей справлялся успешно, поэтому и был назначен послом Германии в Токио.

После подписания германо-японского пакта на Дальнем Востоке сложилась новая политическая ситуация. В случае нападения Германии на СССР Гитлер мог втянуть Японию в войну против Советского Союза.

Отт, естественно, замыслов своего фюрера не знал. Но, как опытный военный разведчик, получивший хорошую специальную подготовку и имевший большой личный опыт разведывательной работы, понимал, что должен наступить момент, когда Германия вновь решится начать войну против России. Тогда союз Германии с Японией может сыграть решающую роль в войне против большевизма.

Во время многочисленных встреч и бесед с высокопоставленными японскими правительственными и военными чиновниками германский посол всегда искусно делал свое дело, – убеждая японцев в необходимости предотвращения любых возможностей распространения большевизма на Дальнем Востоке.

Японцы были против распространения большевизма в Китае, Маньчжурии, Сингапуре и других странах Юго-Восточной Азии. Японские политики понимали, что Россия является великим государством. Осенью 1922 года японским войскам пришлось бежать из Владивостока, который они захватили 1918 году. Это было не спланированное и поэтапное отступление, а паническое бегство с материка. Такое быстро не забывается.

Японские политики сделали правильные выводы. Но к таким выводам пришли не все. Японские генералы думали и действовали иначе. Обширные просторы Сибири не давали им покоя. Уроки прошлых неудач у военных всегда порождают жгучее желание добиться реванша. Добиться победы над Россией любой ценой – таков тайный девиз японских генералов, бежавших в 1922 году из Владивостока.

В 1939 году Япония решила вновь вторгнуться в сферу советских интересов. Японские войска захватили Монголию, закрепились на восточном берегу реки Халхин-Гол. Японские генералы хотели создать условия для разгрома советско-монгольских войск, которые находились на западном берегу этой монголо-китайской реки.

2 июля 1939 года японцы форсировали Халхин-Гол. В ходе трехдневных боев они были отброшены на восточный берег. Однако это не отрезвило японских генералов. Они развернули свою 6-ю армию до полного состава, оснастили ее боевой техникой и вооружением и еще раз попытались добиться успеха. Советские войска под командованием комкора Георгия Жукова упредили противника в развертывании, перешли в наступление, окружили японцев и к концу месяца полностью разгромили японскую группировку. Японцы потеряли ранеными и убитыми 61 тысячу солдат и офицеров.

Эта новая неудача стала еще одним уроком для японских политиков и генералов. В последующие годы разгром на Халхин-Гол часто вспоминали в императорском дворце и старались строить японо-российские отношения, не только оглядываясь назад, но и пытаясь заглянуть за горизонт.

Иначе относились японские политики и генералы к колониям США и Великобритании в Юго-Восточной Азии. Здесь мнения японских политиков и генералов полностью совпали: европейцы должны были убраться домой. Японцы рассчитывали, что если настанет час освобождения, то местное население стран Юго-Восточной Азии поддержит Японию. В Токио считали, что изгнания европейцев из стран Юго-Восточной Азии можно будет добиться без особого напряжения. Германский посол Отт понимал, что японцы не отступят от своих планов. Рано или поздно Япония начнет борьбу за расширение своих владений и влияния на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии.

...У германского посла в Токио было много дел. Из Берлина постоянно приходили срочные депеши, которые требовали или конкретных шагов по укреплению японо-германских отношений, или безотлагательных разъяснений по сложным политическим, экономическим и военным вопросам.

В германском посольстве, которым командовал Эйген Отт, работали квалифицированные сотрудники. Они хорошо выполняли свои обязанности. Но больше всех «помогал» послу бывший специальный корреспондент респектабельной немецкой газеты «Франкфуртер цайтунг» Рихард Зорге. В 1939 году по указанию германского министерства иностранных дел Р. Зорге был назначен на должность пресс-атташе посольства. Военный разведчик Отт считал, что ему удалось приобрести ценного работника – опытного журналиста, члена национал-социалистической партии, который имел широкие связи в высшем обществе японской столицы.

По заданию Риббентропа посол Отт должен был проводить пропаганду германских идей в Японии. Пресс-атташе посольства Рихард Зорге должен был делать то же самое.

По указанию германского посла на машине Рихарда Зорге был установлен посольский вымпел, означавший, что японские полицейские не имеют права его останавливать. Отт не знал и не мог знать, что его главный советник Рихард Зорге является советским разведчиком. В результате невероятной интеллектуальной комбинации, разработанной в начале 1933 года в Разведуправлении Красной Армии, Зорге добился того, что немецкий посол в Токио стал работать на советскую военную разведку, даже не подозревая об этом...


Операция «Рамзай»

Идея внедрения советского разведчика в германское посольство в Токио возникла у начальника советской военной разведки Яна Берзина, вероятно, в то же самое время, когда к власти в Германии пришел Гитлер, то есть в январе 1933 года. С этого периода разведкой была отмечена активизация германо-японских связей. Сближение Японии и Германии не сулило России ничего хорошего.

Необходимость проведения операции по внедрению советского разведчика в высшие круги японской политической элиты диктовалась еще и тем, что после захвата железной дороги, пролегавшей по территории Северо-Восточного Китая, японские генералы периодически организовывали различные вооруженные провокации, которые приводили к осложнению обстановки в этом районе. Американцам и англичанам японо-советский конфликт был выгоден. Они смирились с захватом Маньчжурии Японией. Действия Японии отвлекали внимание международного сообщества от дальневосточных проблем. Под шумок прессы об агрессивных действиях Японии США и Англия пытались укрепить свои собственные позиции в Китае. Неисчерпаемые природные ресурсы Китая, его практически безграничный и самый дешевый в мире рынок рабочей силы давно притягивали к себе внимание и англичан, и американцев. Китайский пирог был очень велик и очень ценен. И в Вашингтоне, и в Лондоне хотели бы отрезать себе от этого пирога большие и жирные куски.

В ходе вооруженных советско-японских столкновений и СССР, и Япония несли большие потери и, самое главное, не мешали американцам и англичанам укреплять свои позиции на Дальнем Востоке. «Я не скрываю, –  говорил в августе 1931 года американский президент Герберт Гувер, – что цель моей жизни  – стереть с лица земли Советскую Россию». 

Все сведения, добывавшиеся советскими разведчиками, стекались к Я. Берзину, начальнику военной разведки Красной Армии. Берзин понимал, какая сложная и опасная для СССР обстановка может в скором времени сложиться и в Европе, и на Дальнем Востоке. Из Китая, где эффективно работала резидентура советской военной разведки под руководством Рихарда Зорге, поступали тревожные донесения о планах американцев и англичан. Они подтверждались данными источников, действовавших в европейских странах и даже в США. Из резидентур в Берлине и Варшаве также приходили достоверные сведения о том, что ни Германии, ни Японии доверять нельзя.

В начале 1930 года по указанию Я. Берзина в Разведуправлении Красной Армии был создан информационно-аналитический отдел. Его сотрудники постепенно набрались опыта и стали хорошими специалистами. Они научились за малым видеть большое, обобщать независимые друг от друга факты, складывать из донесений отдельных разведчиков и агентов картины обстановки в Европе и на Дальнем Востоке. Эти информационные картины динамично изменялись. На просторах двух самых сложных в мире регионов вновь пробуждались силы, которые враждебно относились к Советскому Союзу.

Между словом и делом, как правило, лежит большой путь. Но когда Гитлер заявил, что большевизм его главный враг, аналитики Разведупра запомнили эти слова. Было над чем задуматься Яну Берзину.

Берзин хорошо знал обстановку в Германии. Он работал в этой стране на нелегальном положении и, как никто другой в советском военном руководстве, разобрался в политических амбициях нового германского лидера.


Трудный выбор Яна Берзина

Ян Берзин длительное время не мог найти разведчика, способного проникнуть в Японию, устроиться там и организовать разведывательную работу. Берзин хорошо знал всех своих нелегалов. Многих из них он сам подбирал для работы в военной разведке. Некоторые разведчики-нелегалы даже написали об этом в своих анкетах, которые они заполняли в 1925 – 1935 годах. Среди двух десятков вопросов был и такой: кто рекомендовал вас для работы в разведке? В большинстве анкет разведчики давали один и тот же ответ: начальник военной разведки Ян Карлович Берзин.

Среди нелегалов Я. Берзина были русские, белорусы, украинцы, евреи, немцы, болгары, прибалты, финны, американцы, венгры, греки, австралийцы и даже два японца. Но кандидатуры этих надежных и успешно работавших в Европе японцев для поездки в Токио не подходили. Уровень их общеобразовательной подготовки не позволил бы им добиться того, что Берзин хотел бы иметь в Японии. В специальную командировку в Токио должен был выехать такой человек, который смог бы, учитывая национальные особенности этой страны, быстро устроиться на престижную работу и получить пропуск в высший свет японской столицы. Варианты устройства разведчика владельцем мелкой фирмы, хозяином туристического бюро или автомобильного гаража Берзину были не нужны.

Берзин искал разведчика, который обладал бы исключительными организаторскими данными, способный создать в японской столице резидентуру военной разведки. С этой задачей мог справиться только исключительно одаренный человек, хорошо знающий восточную культуру, имеющий большой опыт разведывательной работы и прочное положение в одн


убрать рекламу




убрать рекламу



ой из западных или дальневосточных стран. Таким человеком был только один разведчик – Рихард Зорге. Берзин хорошо его знал.

Зорге работал резидентом советской военной разведки в Шанхае. Его оперативный псевдоним «Инсон» часто встречался в донесениях, приходивших в Разведуправление из Китая. Зорге уже несколько лет успешно руководил работой большой резидентуры, которую создал сам. «Инсон» был надежным и проверенным. Ему можно было поручить сложную работу по проникновению в Японию и созданию в Токио нелегальной резидентуры советской военной разведки.

Берзин знал, что от Зорге в Центр поступали ценные сведения и об англичанах, и об американцах, и о работе немецких советников в Китае. Сведения, присылаемые «Инсоном», также подробно раскрывали внешнеполитические планы японского руководства на Дальнем Востоке.

Берзин все больше склонялся к тому, что в специальную командировку в Токио должен выехать именно Рихард Зорге. В Шанхай можно было направить другого разведчика-нелегала. Достойной заменой Зорге, считал Берзин, мог бы стать доктор Бош. Под этим псевдонимом в Германии работал на нелегальном положении Яков Григорьевич Бронин. Впрочем, Бронин – это тоже псевдоним. Настоящая фамилия Якова была Лихтенштейн. Он родился в 1900 году в Латвии в городке Туккуне, в 1918 году окончил гимназию в Кременчуге, в 1920 году был принят в члены ВКП(б).

После окончания Гражданской войны Яков Лихтенштейн получил высшее образование в историко-партийном отделении Института красной профессуры, стал доктором исторических наук. Кроме латышского, Яков Григорьевич свободно владел русским и самое важное – немецким языком. Не без участия Берзина Яков Бронин оказался в рядах советской военной разведки, прошел специальную подготовку и с 1930 года работал на нелегальном положении в Берлине.

Берзин был доволен результатами работы Бронина. В 1932 году Я. Бронину был передан на руководство агент «Арним». Это первый оперативный псевдоним журналистки Ильзе Штёбе, которую в 1931 году привлек к работе на советскую разведку агент-вербовщик «Арбин». В 1932 году «Арбин» собирался выехать на работу в Чехословакию. Перед отъездом в Прагу по указанию Центра он встретил доктора Боша и познакомил его с Ильзе Штёбе.

«Арним» работала в издательском концерне «Моссе» и была секретарем видного демократа и публициста Теодора Вольфа. Она передавала сведения политического характера, которые имели определенную ценность для Разведуправления.

Под личным руководством доктора Боша «Арним» прошла университеты разведывательной работы. Она была талантливой ученицей и в 1932 году уже сама завербовала ценного агента.

Руководителя для Ильзе Штёбе было найти легче, чем подобрать разведчика для работы в Японии.

Берзин не сомневался в том, что Бронин способен заменить Зорге на посту руководителя шанхайской резидентуры. Начальник военной разведки решил вместе с Брониным направить в Шанхай радистку-шифровальщицу красавицу Рене Марсо. Бронин и Марсо вместе работали в Берлине с 1932 года.

Рене Марсо родилась в 1913 году во французском городе Деммарн в семье рабочего Робера Марсо. Повзрослев, девушка стала принимать активное участие в рабочем движении. В 1931 году принята на службу в советскую военную разведку и прошла обучение в специальной школе. В конце 1931 года Рене Марсо успешно выполнила первое задание во Франции.

С 1932 года Рене Марсо, которую Берзин называл Элли Ивановной, работала в Берлине в резидентуре доктора Боша. Ее оперативный псевдоним «Элли».

Берзин сделал свой трудный выбор: «Инсон» (Рихард Зорге) должен передать резидентуру в Шанхае доктору Бошу (Якову Бронину). «Арним» будет передана на связь Оскару Стигге, который возглавит резидентуру военной разведки в Германии. Рихард Зорге готовится к выполнению секретной миссии в Японии.

В середине января 1933 года Ян Берзин пригласил первого заместителя Бориса Николаевича Мельникова. Начальник военной разведки уважал своего заместителя, который был выходцем из казаков, состоял в партии с 1916 года, окончил Михайловское артиллерийское училище, затем учился на кораблестроительном факультете Петроградского политехнического института.

В биографии Мельникова имелись факты, о которых накануне беседы вспомнил Берзин. Мельников в 1917 году был начальником Иркутского гарнизона и председателем Совета в Троицко-Савске. В 1918 году попал в плен к японцам, затем эмигрировал в Китай, где Мельникову опять не повезло. Он был арестован белогвардейцами и до 1920 года находился у них под стражей.

Мельников хорошо знал обстановку и в Японии, и в Китае. Поэтому, когда ему удалось бежать из-под стражи и возвратиться на советскую территорию, его назначили членом Военного совета Временного Приморского правительства.

Через год Б. Мельников стал комиссаром Амурского фронта, в 1921 году – командующим войсками Приамурского военного округа. Некоторое время Мельников руководил деятельностью областного бюро ВКП(б). В 1922 году назначен на должность помощника начальника Разведуправления по Сибири. В июне 1922 года переведен на работу в Москву и назначен на должность начальника 4-го (восточного) отделения 2-го отдела агентурной части Разведуправления Красной Армии.

Мельникову удалось побывать и на дипломатической работе. Некоторое время он был генеральным консулом СССР в Харбине, затем временным поверенным в делах СССР в Японии.

Берзин знал Мельникова с 1924 года. В феврале 1932 года по предложению Берзина Борис Николаевич был назначен заместителем начальника Разведуправления и одновременно – начальником 2-го (агентурного) отдела. Опытный оперативный работник, обладающий исключительно развитым логическим мышлением, прекрасно разбиравшийся в обстановке на Дальнем Востоке, Мельников был одним из лучших заместителей начальника Разведупра Красной Армии. Берзин высоко ценил своего заместителя по Дальнему Востоку, считался с его мнением и с одобрением принимал многие его предложения по организации разведывательной работы в Японии и Китае...

Берзин и Мельников подробно обсудили план перемещения резидентов военной разведки в Китае и в Германии, а также пришли к выводу, что операцию по внедрению Зорге в Японию откладывать нельзя. Это объяснялось одной, главной причиной: в январе 1933 года германское правительство возглавил нацистский фюрер Адольф Гитлер. Он стал рейхсканцлером Германии без всяких переворотов и революций. Дряхлый ветеран кайзеровской эпохи генерал-фельдмаршал фон Гинденбург передал Гитлеру бразды правления Германией. Национал-социалисты стали полными хозяевами Германии.

В любой стране переход власти из одних рук в другие происходит хаотично. На поверхность, как правило, вырываются личности активные, агрессивные, самонадеянные и беспринципные. Берзин понимал, что захватившие власть в Германии нацисты устроят генеральную чистку в управленческих структурах страны на всех уровнях, несколько месяцев будут разбираться в своих внутренних делах, выдвигать региональных фюреров, затем незамедлительно начнут выявлять и уничтожать инакомыслящих. Вряд ли кто-либо из представителей новой власти в ближайшее время заинтересуется полицейскими архивами, в которых, несомненно, были зафиксированы фамилии всех оппозиционеров еще с времен кайзеровской Германии. Когда-нибудь нацисты заинтересуются этими архивами, но только не сейчас. Сегодня у новой власти достаточно открытых врагов, которые уже начали активно выступать против национал-социалистов во многих городах Германии.

Для того чтобы получить согласие «Инсона» на работу в Японии, его следовало пригласить в Москву, что и было незамедлительно сделано. Пока Зорге добирался до столицы, Берзин и Мельников продолжали разрабатывать план операции по внедрению советского разведчика в Японию. Было признано наиболее целесообразным отправить Зорге на работу в Токио под его собственной фамилией, ничего не придумывая и ничего не добавляя к его биографии. Журналистская карьера Зорге в Китае вполне удалась, он стал известен в журналистских кругах Германии и Японии. Это было большим достижением. Трехлетняя командировка в Китай была хорошей школой самостоятельной работы нелегала Рихарда Зорге. Работа в Китае была трамплином, с которого Рихард Зорге мог начинать свою разведдеятельность в Японии.

Берзин понимал, что для успешной легализации Р. Зорге в Японии ему нужно будет побывать в Германии, запастись прочными документами, добиться согласия владельцев влиятельных германских газет или журналов, чтобы представлять их интересы в Токио.

Поездка Зорге в Германию должна быть организована незамедлительно, от ее результатов зависел успех работы «Инсона» в Японии.

Начальник военной разведки знал, что Зорге был членом коммунистической партии Германии, принимал активное участие в революционном движении и, естественно, его фамилия была на специальном учете в германской полиции.

Говорят, кто не рискует, тот не побеждает. Берзин предвидел трудности, которые могут встретиться Рихарду в Германии. Но если разведчик посетит Германию в 1933 году, когда в стране идут кардинальные перемены, когда к власти приходят люди, не имеющие опыта управления, знаний о порядке документального учета, навыков проверки достоверности документов и политической благонадежности собственных сограждан, шансы на успех есть.

На смену либерализму демократов, не удержавшихся у власти, пришел новый жесткий режим, учитывавший особенности психологии немецкого народа, который был в одинаковой степени готов подавлять других и подчиняться силе. Неразбериха в документальном учете населения могла просуществовать недолго. Именно этим моментом и решил воспользоваться Берзин.

Сможет ли Рихард преодолеть все барьеры? Берзин был уверен, что сможет. Мельников был такого же мнения. Главное – не упустить время.

Руководители военной разведки еще раз просмотрели оперативное и личное дела «Инсона». Рихард родился 4 октября 1895 года в поселке Сабунчи, недалеко от Баку. Его отец работал по найму на нефтепромыслах инженером-нефтяником. Мать, Нина Семеновна Кобелева, была дочерью рабочего-железнодорожника.

В 1898 году семья Зорге переехала в Германию. В 1901 году Рихард поступил в реальное училище под Берлином. В 1907 году умер его отец. В возрасте 19 лет Рихард вступил добровольцем в кайзеровскую армию. Принимал участие в Первой мировой войне. Был трижды ранен. Понял бессмысленность войны и в 1917 году вступил в Независимую социал-демократическую партию, о которой уже многое успел узнать. После увольнения с военной службы Рихард поступил учиться в Кильский университет, в котором создал студенческую социалистическую организацию и стал ее руководителем.

После разгрома восстания кильских моряков, в котором Зорге принимал участие, он уехал в Гамбург, познакомился с Э. Тельманом и другими германскими коммунистами. В 1919 году Зорге был принят в члены Компартии Германии. По заданию компартии жил в шахтерском городе Аахен, принимал участие в борьбе за права шахтеров, защищал их интересы в 1920 году во время капповского путча...

Каждая строка автобиографии – шаг в жизни, в которой не было легких и беззаботных дней.

Несмотря на бытовые трудности и активное участие в революционной борьбе, которое отнимало у него много времени, Рихард стремился к знаниям. Он защитил диссертацию, получил степень доктора государственно-правовых наук, однако занялся журналистикой, которая позволяла ему высказывать свою точку зрения на многие важные социальные, экономические и политические проблемы.

В апреле 1924 года состоялся IX съезд Компартии Германии. Он проходил во Франкфурте-на-Майне. Зорге было поручено охранять делегатов из СССР Д. Мануильского, О. Куусинена и других.

После съезда Мануильский посоветовал Зорге приехать в Москву для продолжения научной работы. В конце декабря 1924 года Зорге прибыл в Москву, стал гражданином СССР, был принят в члены ВКП(б), работал в аппарате Коминтерна, несколько раз выполнял задания исполкома этой организации за рубежом.

В сентябре 1926 года Рихард Зорге познакомился с начальником советской военной разведки Яном Берзиным.

В октябре 1929 года доктор Р. Зорге впервые был приглашен в Разведуправление Красной Армии. Берзин предложил ему перейти на работу в военную разведку. Доводы Яна Берзина, которые прозвучали в ходе их беседы, были убедительными. Страна, где родился Рихард Зорге, нуждалась в его помощи.

Зорге принял предложение начальника военной разведки и после трехмесячной специальной подготовки в ноябре 1929 года выехал в спецкомандировку в Шанхай. В Китае он работал как журналист, представлявший различные немецкие газеты и журналы. Это давало ему возможность бывать во многих районах Китая, собирать достоверную информацию о внутриполитической обстановке в этой стране. Высокообразованный, общительный, компанейский германский журналист Рихард Зорге нашел в Китае новых друзей, которые делились с ним своими интересными наблюдениями. Многие из них и не предполагали, что оказывают помощь советскому разведчику.

В Китае Р. Зорге познакомился с американской писательницей Агнес Смедли, корреспондентом японской газеты «Осака асахи» Ходзуми Одзаки, немкой Урсулой Кучински, которую он привлек к работе на советскую военную разведку. С легкой руки Рихарда Зорге разведчице Урсуле Кучински был присвоен псевдоним «Соня». Под этим псевдонимом она сотрудничала с военной разведкой около пятнадцати лет и была причастна ко многим важным операциям в Китае, Швейцарии и Англии...

Борис Мельников поддержал предложение Яна Берзина. Более того, начальник восточного отдела Разведуправления считал, что активизация германо-японских отношений является прекрасным фоном. Будет совершенно естественно, что известный германский журналист, интересующийся развитием отношений между двумя странами, прибудет в Токио. И Берлин, и Токио нуждались в объективном и квалифицированном освещении процесса развития отношений между двумя государствами. Прибытие Рихарда Зорге в Японию будет воспринято положительно и в Берлине, и в Токио.

Это совещание двух руководителей советской военной разведки было одним из последних в их совместной работе. В июне 1933 года Б. Н. Мельников получил назначение на должность уполномоченного НКИД СССР при Дальневосточном крайисполкоме и навсегда оставил работу в военной разведке[13].

В конце января 1933 года Рихард Зорге прибыл в Москву и остановился в гостинице «Новомосковская». На следующий день его принял начальник военной разведки. Выслушав доклад «Инсона» о деятельности в Китае и поблагодарив за проделанную работу, Берзин предложил продолжить разговор за чашкой чая. Секретарь Яна Берзина Наталья Владимировна Звонарева поставила на журнальный столик, находившийся в кабинете, чайный сервиз, заварила крепкий чай и вышла из кабинета, плотно закрыв за собой дверь. Она знала: если Берзин просит принести чай, беседа будет долгой и серьезной.

Берзин начал разговор издалека. Вначале он поинтересовался, как Рихард после длительной командировки планирует устраивать свою личную жизнь. Ян Карлович знал, что перед отъездом в первую спецкомандировку Зорге познакомился с Катей Максимовой, которая окончила Ленинградский театральный институт. В Москве она работала аппаратчицей на заводе «Точизмеритель». Зорге собирался предложить Екатерине Александровне руку и сердце. Он уже серьезно подумывал о создании собственной семьи. Рихард рассказал о своих планах. После этого начался разговор о делах служебных.

Начальник военной разведки предложил Рихарду Зорге выехать в специальную командировку в Японию. Берзин подробно обосновал свое предложение и попросил Рихарда Зорге высказать свое мнение. Разведчик понимал, что операция, в которой ему было предложено принять участие в качестве главного действующего лица, сложна и не имеет готовых решений. Важность внедрения советского разведчика в японскую столицу была очевидной. Япония увеличивала военные расходы, наращивала свои вооруженные силы, оснащала авиацию и военно-морской флот новыми типами самолетов и кораблей. На дальневосточных границах СССР назревала серьезная угроза. Зорге это понимал. Он только что возвратился из Китая и знал, как складывается обстановка в регионе. Но у Рихарда Зорге были и свои личные планы. Начиная с 17 лет он принимал активное участие в различных событиях: был солдатом Первой мировой войны, следы которой в виде трех зарубцевавшихся ран сохранились на его теле на всю жизнь, участвовал в восстаниях, боролся с контрреволюцией. Словом, прожив 37 лет, Рихард Зорге не имел ни одного спокойного дня. К безоблачным дням его жизни можно было отнести только то время, когда после ранений он находился на излечении в госпиталях.

Рихард хотел создать семью, продолжить научную деятельность, завершить работу над книгой о Китае. Вместо этого рая, о котором он мечтал уже десять лет, ему нужно было вновь окунуться в опасную разведывательную работу. Оказаться вдали от Кати, к которой он только что приехал, вдали от московских товарищей было невыносимо трудно.

Он никуда не хотел уезжать из Москвы. Далекий и чужой Шанхай ему уже изрядно надоел. В Москве он мог улыбаться, радоваться, видя Катю и товарищей по службе. В Шанхае он должен был улыбаться тогда, когда улыбаться ему совсем не хотелось. Самое трудное в разведке – научиться в любых условиях оставаться самим собой. Условия, в которых приходилось работать Рихарду Зорге в Шанхае, изменить было невозможно. Поэтому он сам был вынужден подстраиваться под окружавшую его чужую среду. Он травмировал собственную душу, понимая, что вылечить ее после такой работы будет уже невозможно. Когда ему было трудно, он не скрипел зубами и не стонал, он выезжал за город. Оставаясь один на один с природой, он расслаблялся, набирался сил для новых встреч с новыми людьми, которые принимали его за немецкого журналиста и не знали, что разговаривают с советским разведчиком. Беседовать с китайцами, американцами, японцами, англичанами ему стоило громадных усилий. Зорге умел держать себя в руках. Какой ценой это ему давалось, знал только он один...

Зорге хорошо знал начальника военной разведки. Он понимал, что если Ян Берзин предложил ему отправиться для выполнения специального задания в Японию, то это значит, что Берзин уже подробно обдумал то, что сказал разведчику. Он доверял ему выполнение серьезной работы, которую не мог поручить какому-нибудь другому сотруднику военной разведки.

Рихард Зорге должен был принять решение и сделать выбор не завтра и не через неделю. Ответ должен прозвучать сегодня: «да» или «нет».

В жизни каждого человека рано или поздно наступает час, когда необходимо делать выбор: идти прямо, направо или налево. Направо – развлечения, налево – наслаждение, прямо – борьба. Сильные духом люди идут прямо. Зорге так и поступил. Он принял предложение Яна Берзина.

Начальник военной разведки встал, подошел к Зорге, Рихард тоже встал.

– Спасибо, Рихард, – сказал Берзин и пожал разведчику руку.

Рукопожатие было крепким. Оба еще были сильны, полны энергии, верили друг другу. Они были профессионалами военной разведки и хорошо понимали, какая трудная им выпала доля. Опасная разведывательная работа сближает людей, они с полуслова понимают друг друга и готовы в любую минуту к работе в особых условиях. Сведения, которые они добывали, преодолевая в чужих странах невероятные трудности, укрепляли безопасность страны.

– Задание обсудим завтра. Борис Николаевич Мельников обещал к 10.00 представить соображение, что бы мы хотели создать в Токио.

– Прибуду без опоздания, – сказал Зорге и вышел из кабинета начальника военной разведки. В приемной он попрощался с Наташей Звонаревой и попросил ее заказать ему пропуск в Разведуправление.

На следующий день в кабинете начальника разведки в 10 утра собрались Ян Берзин, Борис Мельников и Рихард Зорге. После коротких приветствий разведчики приступили к обсуждению деталей проникновения Рихарда Зорге в Токио. Разговор получился длительным, детальным и конкретным. После этого Мельников предложил обсудить задачи, которые Зорге предстояло решать в японской столице.

Зорге должен был прибыть в Японию, закрепить и усилить свое общественное положение, завоевать авторитет среди сотрудников германского посольства и пробиться в этот «высший дипломатический свет» японской столицы.

Задачи на командировку были изложены Мельниковым в специальном задании. Борис Николаевич передал это задание Рихарду Зорге и попросил внимательно изучить его.

В задании было семь пунктов. Зорге следовало установить:

«1. Совершит ли Япония нападение на Россию на маньчжурской границе.

2. Какие наземные и военно-воздушные силы могут быть брошены против Советского Союза.

3. Насколько тесные отношения сложились между Японией и Германией после прихода Гитлера к власти.

4. Какова политика Японии в отношении Китая.

5. Какова политика Японии по отношению к Англии и США.

6. Какова в действительности роль японской военной клики в выработке национальной внешней политики.

7. В какой степени японская тяжелая промышленность переведена на военные рельсы».

Содержание любого из перечисленных в задании пунктов было под силу решить целому коллективу специального научно-исследовательского института. Рихард Зорге должен был один добыть ответы не на один, а на все семь вопросов и своевременно сообщить эти ответы в Москву. От его донесений могло зависеть очень многое. Это понимали и Ян Берзин, и Борис Мельников, и Рихард Зорге. В тот момент Зорге осознал и другое – никто, кроме него, поставленную задачу выполнить не сможет. У разведчиков дублеров не бывает.

Когда Берзин убедился, что все пункты задания Рихарду Зорге ясны, он предложил придумать кодовое название операции, которую предстояло осуществлять в Японии военной разведке. Предложения Зорге и Мельникова почему-то не понравились Берзину.

– Как зовут нашего разведчика, который будет работать в Японии, – спросил Берзин, и сам ответил на свой вопрос: – Рихард Зорге. Значит – «Р. З.».

Подумав немного, Берзин сказал:

– Кодовое название нашей операции будет «Рамзай». На этом и остановимся.

Совещание в кабинете Берзина проходило в конце января 1933 года. В феврале Зорге начал готовиться к командировке. Он изучил все новинки специальной агентурной техники, запомнил личный шифр, условия связи в Берлине для встречи с доктором Бошем, которому он передаст шанхайскую резидентуру, задачи, которые он должен был выполнить, находясь в США, и многое другое.

В мае 1933 года «Рамзай» выехал из Москвы в Берлин. Специальная бессрочная командировка разведчика-нелегала Рихарда Зорге началась незаметно на Белорусском вокзале. Провожала Рихарда Екатерина Максимова. Берзин и Мельников простились с разведчиком в Разведуправлении.

Зорге улыбался. Обнимая Екатерину, он обещал ей вернуться, как всегда, целым и невредимым. Он действительно очень хотел выполнить задание Яна Берзина. Он верил в то, что настанет час и он снова будет в Москве, встретится с Екатериной, которая обещала ждать его до последнего дня. Он хотел возвратиться к своим товарищам в Разведуправлении и к своей Москве, которая стала для него родной и близкой.

Борьба, которую начал Рихард Зорге, завершилась не так, как он хотел, но в мае 1933 года «Рамзай» об этом не знал...

ЧАСТЬ III

ВАРШАВСКАЯ ПЯТЕРКА И «АРИЕЦ»

 Сделать закладку на этом месте книги

В 1964 году Маршал Советского Союза Ф. Голиков, который в 1940 – 1941 годах был начальником Разведуправления Красной Армии, обратился к Н. Хрущеву с просьбой разрешить ему написать книгу о деятельности советской военной разведки накануне Великой Отечественной войны. 

Ф. Голиков собирался, как он писал, «ответить советским людям, что она (военная разведка. – В. Л.) сделала, что имела и что дала политическому и военному руководству страны перед нападением гитлеровской Германии» на СССР. 

Маршал обещал Н. Хрущеву представить рукопись своих мемуаров на рассмотрение в ЦК КПСС и считал, что «на разработку этой книги потребуется год – полтора». 

Голиков надеялся на то, что Н. Хрущев одобрит его инициативу. Но маршал ошибся. Ни через год, ни через два он не получил разрешения на подготовку книги о военной разведке. Видимо, «воспоминания и размышления» бывшего начальника Разведуправления о результатах деятельности советской военной разведки накануне войны могли поколебать официальную точку зрения на трагический для СССР начальный период войны с Германией. 1941 год имел много тайн, которые Н. Хрущев, видимо, не хотел раскрывать. 

В последующие годы Ф. Голиков трижды просил разрешения на публикацию в открытой печати его статьи о деятельности Разведуправления Красной Армии накануне войны. Но ни одна из его попыток не увенчалась успехом. 

В 1966 году Ф. Голиков попытался внести некоторые изменения и дополнения в фундаментальный труд «50 лет Вооруженных Сил СССР», который готовился к полувековому юбилею Советской Армии и Военно-Морского Флота. Рецензируя рукопись этой объемной монографии, бывший начальник военной разведки писал: «Вопрос о роли советской военной разведки и о работе Разведуправления в книге обходится, причем словно преднамеренно. Между тем советская военная разведка во главе с РУ Генштаба может смело смотреть в глаза своему народу...» 

В феврале 1968 года маршал Ф. Голиков написал письмо генерал-полковнику X. Мамсурову, первому заместителю начальника Главного Разведывательного управления, в котором, в частности, спрашивал: «Будет ли дана возможность самим разведчикам того времени открыто сказать нашей партии и народу о результатах работы военной разведки перед Великой Отечественной войной?» Далее Ф. Голиков сообщал: « Что касается меня, то я этой возможности добиваюсь уже не первый год и берусь написать, что будет признано необходимым: книгу или большую статью. Сделать это можно, отнюдь не раскрывая того, что должно быть скрыто». 

Маршал считал, что настало время «положить предел разным догадкам, недомолвкам, кривотолкам, домыслам и вымыслам по этому важному вопросу». Голиков обращал внимание на то, что «при чтении материалов о Зорге у советских людей неизбежно возникает вопрос: а что же сделано с донесениями Зорге? Что сделано с донесениями других разведчиков? Ведь Зорге... был далеко не единственным из числа работников агентуры нашего Разведупра, которые добыли точные сведения о планах войны фашистской Германии против СССР». 

Маршал Ф. Голиков был прав. Зорге был не единственным советским разведчиком, который смог добыть сведения о подготовке фашистской Германии к вероломному нападению на Советский Союз. Важные и точные сведения в первой половине 1941 года поступали в Москву от «Альты». В состав разведгруппы, которой руководила «Альта», входили некоторые агенты, работавшие с «Арбиным» в Варшаве. Оказалось, что их взаимодействие имело очень прочную основу. Четверо из них жили в 1929 – 1932 годах в Берлине и Бреслау, учились в одном университете, работали в одной и той же газете, принимали активное участие в борьбе против сил, стремившихся установить в Германии фашистскую диктатуру. 

Глава первая

«Альта» и «Арбин»

 Сделать закладку на этом месте книги

Под псевдонимом «Альта» в военной разведке числилась немецкая журналистка Ильзе Штёбе. Удивительная женщина, жизнь которой напоминает судьбу библейской героини Есфири, которая стала женой персидского царя Артаксеркса и в трудный час защитила свой народ. «Альта» не стала известной, как Есфирь, но сделала гораздо больше и заплатила за это своей жизнью.

На связи у «Альты» в Берлине был агент «Ариец», который добывал ценную информацию. Второго члена группы – Карла Хельфриха (псевдоним «Хир») «Альта» завербовала в 1940 году.

«Альта» первой добыла сведения о плане операции «Барбаросса» – плане войны Германии против СССР.

Для того чтобы представить степень секретности этого документа, необходимо назвать только два связанных с ним факта.

Первый – план операции «Барбаросса» подписан Гитлером 18 декабря 1940 года. По указанию Гитлера было изготовлено восемь экземпляров этого документа. Четыре экземпляра Гитлер спрятал в свой личный сейф, а четыре других передал высшим политическим и военным руководителям Третьего рейха, которые отвечали за конкретную подготовку нападения Германии на Советский Союз.

Круг лиц, знавших о плане операции «Барбаросса», был ограничен...

Второй факт – сведения о плане операции «Барбаросса» стали известны «Альте» 28 декабря. Сообщение о том, что в Германии утвержден план войны против СССР, поступило генерал-лейтенанту Ф. Голикову 29 декабря 1940 года. Голиков незамедлительно доложил И. В. Сталину эти сведения, а также потребовал уточнить данные из Берлина, проверить их и добыть новые сведения по вопросу нападения Германии на Советский Союз.

5 января поступило новое донесение «Альты». В нем подтверждалось и уточнялось содержание первого сообщения.

Кроме И. В. Сталина это донесение военной разведки было доложено наркому иностранных дел СССР В. М. Молотову, наркому обороны СССР Маршалу Советского Союза С. К. Тимошенко и начальнику Генерального штаба генерал-полковнику К. А. Мерецкову. Эти государственные деятели входили в секретный «первый список» Разведуправления Красной Армии. Самые важные и неотложные сведения, которые касались безопасности государства, добывавшиеся военной разведкой, в первую очередь незамедлительно докладывались именно И. Сталину, В. Молотову, С. Тимоше


убрать рекламу




убрать рекламу



нко и К. Мерецкову. С первых дней февраля 1941 года, когда начальником Генерального штаба был назначен Г. К. Жуков, его фамилия была включена в «первый список» Разведуправления Красной Армии для рассылки специальных сообщений и специальных донесений, касавшихся неотложных проблем безопасности страны.

В первой половине 1941 года от «Альты» поступали данные, уточнявшие план операции «Барбаросса» и раскрывавшие сроки нападения Германии на СССР, а также ход поэтапной подготовки Третьего рейха к этой агрессии. Эти документы также направлялись И. Сталину, В. Молотову, С. Тимошенко и Г. Жукову.

В Разведуправлении существовал и «второй список», в который входили Л. Берия, А. Василевский, А. Микоян и другие первые лица советского государства. Этим лицам также направлялись разведсведения, полученные военной разведкой.

Когда же «Альта» стала сотрудничать с советской военной разведкой? Как ей удалось получить доступ к таким важным документам Третьего рейха? Обратимся к архивным данным и немецким источникам.

Ильзе Штёбе родилась 17 мая 1911 года в семье рабочих, проживавшей в пролетарском районе Берлина – Красный Веддинг.

Материальное положение семьи не позволило Ильзе закончить гимназию. После школы она поступила на курсы секретарей-стенографисток, получила диплом и устроилась на работу в издательский концерн «Моссе». В 1930 году стала сотрудницей газеты «Берлинер тагеблатт», которой более десяти лет руководил известный публицист Теодор Вольф. Он был широко известен в политических кругах Германии периода Веймарской республики. С помощью Вольфа Ильзе Штёбе сделала первые шаги в журналистике.

Об Ильзе Штёбе написано много статей. В некоторых из них она изображается в качестве активной секс-шпионки. В частности, в книге И. Свеченовской «Секс и советский шпионаж», опубликованной в 2002 году издательством «ОЛМА-ПРЕСС», утверждается, что «Москва порекомендовала Шелия (агенту военной разведки „Арийцу“. – В. Л.)  взять в секретари Ильзе Штёбе, работавшую раньше корреспондентом в «Берлинер тагеблатт». Их отношения очень быстро перестали быть только деловыми. Ильзе практически стала женой пожилого дипломата. Этот служебный роман принес внушительные дивиденды советской разведке».

Дивиденды были действительно серьезные, но получены другим путем.

Работая в газете «Берлинер тагеблатт», Ильзе Штёбе познакомилась с корреспондентом этой газеты Рудольфом Гернштадтом. Они были молоды, красивы, имели общие интересы, принимали участие в забастовках рабочих, о которых иногда публиковали материалы в своей газете. Вскоре они стали мужем и женой. Но брак не зарегистрировали, так как время было напряженное. Они хотели посвятить себя борьбе за свободную Германию. Одним словом, решили, что гражданский брак – это тоже путь к семейному счастью.

Рудольф Гернштадт был несколько старше Ильзе Штёбе. Он родился 18 марта 1903 году в городе Глейвиц в Верхнесилезском промышленном округе. Отец Рудольфа, Людвиг Гернштадт, был крупным адвокатом, зарабатывал в месяц до 1200 марок, достаточно большая сумма, если учитывать, что средний заработок промышленного рабочего в то время составлял только 80 – 150 марок в месяц.

Семья Гернштадта принадлежала к еврейской части мелкой буржуазии Германии. Родственники со стороны отца (дед и прадед) были ремесленниками и извозчиками, которые постепенно, как писал Р. Гернштадт в своей автобиографии, «в поколении моего дедушки развились до мелких торговцев».

Со стороны матери родственники Рудольфа были выходцами из богатых коммерсантов, которые «играли ведущую роль в эксплуатации верхнесилезских рабочих в 1870 – 1900 годах».

Представители семей родителей Рудольфа Гернштадта никогда не общались друг с другом. Семья матери свысока смотрела на семью отца, а семья отца презирала семью его матери.

Отец Рудольфа, будучи в 1894 году студентом Берлинского университета, вступил в Германскую социалистическую партию. Он руководствовался честными соображениями, но позднее отказался от них, «поскольку и германская социал-демократия позже изменила свой характер. Эта партия, и мой отец в том числе, – писал в автобиографии Р. Гернштадт, – после 1900 года базировалась на практике обмана масс, как и до 1900 года – основывалась на честных началах».

С 1912 по 1921 год Рудольф Гернштадт учился в католической гуманитарной гимназии в городе Глейвиц. Весной 1921 года по настоянию родителей Гернштадт отправился на учебу в Берлин. Отец считал, что его сын тоже должен осилить юриспруденцию и стать адвокатом.

Молодой Гернштадт год продержался в Берлинском университете. Перспектива стать адвокатом его явно не прельщала. Поэтому в середине 1922 года он переехал на учебу в город Хайдерберг. В октябре 1922 года Рудольф набрался смелости и заявил своим родителям, что он не хочет изучать юриспруденцию, а хотел бы стать писателем. Требования отца и просьбы матери не привели ни к чему. Рудольф считал, что у него есть способности красиво и точно выражать свои мысли. Это, как он писал через несколько лет, «привело меня к неправильному пониманию и уверенности, что я обладаю поэтическим талантом».

Но это прозрение произойдет позже. В 1922 году отец Людвиг Гернштадт отправил своего сына в бюро «Обершлесишен Цоллитоферверкен», которое находилось в Краппитце. Там сын адвоката должен был начать изучение других наук, которые бы позволили ему стать менеджером промышленной компании. Обучение проходило в рамках программы «Хартман-концерн», принадлежавшей группе германских промышленников, с которыми сотрудничал Л. Гернштадт.

Период с осени 1922 по осень 1924 года был самым неинтересным в жизни Рудольфа. Он учился и работал в качестве бухгалтера-кассира на заводе фирмы «Обершлесишен Цоллитоферверкен». Благодаря протекции отца, он одно время дослужился до начальника склада готовой продукции и прошел школу секретаря директора.

Этот период работы на заводе позволил Рудольфу больше общаться с рабочими, возбудил у него интерес к социальным вопросам и политическим проблемам. Он стал поддерживать выступления рабочих против дирекции, «возненавидел социализм своего отца», но глубоких выводов из того, что он видел, молодой Гернштадт сделать не мог – не хватало образования. Поэтому, второй раз нарушив волю родителей, он в ноябре 1924 года бросил работу в Краппитце и отправился в Берлин в качестве «независимого писателя». На помощь родителей больше рассчитывать он не мог и поэтому жил на скудные средства, которые удавалось зарабатывать. Одно время Рудольф читал лекции в драматургическом издательстве «Три маски». Мать иногда присылала ему денежные почтовые переводы, которые помогали «независимому писателю» кое-как сводить концы с концами.

Три года, с марта 1925 по май 1928 года, Рудольф, как он признался однажды Ильзе Штёбе, «потратил на драматические искания и литературные опыты, писал драмы, в которых пытался в качестве героев показывать не королей, а коллектив». Он действительно работал очень много, по «1100 раз переписывал отдельные сцены своих литературных произведений, но не достиг никаких положительных результатов».

Несмотря на крупные неудачи на литературном поприще, Рудольф Гернштадт делал успехи на других направлениях. Он приобрел много новых интересных друзей, стал более глубоко понимать социальные проблемы, которые беспокоили германское общество, начал принимать активное участие в рабочем движении. Неудачи в драматургии компенсировались его заметными успехами в журналистике.

В мае 1928 года Р. Гернштадту удалось устроиться на работу в газету «Берлинер тагеблатт» сначала в качестве «неоплачиваемого помощника редактора». Обязательный испытательный срок он выдержал успешно. С июня ему начали выплачивать построчный гонорар, как репортеру, а с сентября 1928 года Р. Гернштадт стал полноправным сотрудником редакции газеты.

В 1927 – 1930 годах газета «Берлинер тагеблатт» была одной из наиболее популярных буржуазных газет Германии. Рудольф придерживался коммунистических взглядов и не скрывал своих убеждений. В редакции его считали коммунистом. Молодые сотрудники газеты часто шутили, спрашивая Рудольфа о том, не «собирается ли он ускорить мировую революцию», печатая свои заметки в «Берлинер тагеблатт».

«Моему решению вступить в компартию и порвать свою работу в буржуазных кругах способствовал целый ряд обстоятельств», – писал Р. Гернштадт уже после войны.

Одним из таких обстоятельств была поддержка, которую Гернштадт оказал рабочим, которых рурские промышленники в мае 1929 года, остановив свои предприятия, выбросили на улицу[14].

Рудольф нашел в конституции Веймарской республики положение, согласно которому государство могло взять на себя управление предприятием, если промышленники заявят, что они сами не в состоянии управлять дальше процессом производства.

В первый же день после увольнения рабочих Р. Гернштадт встретил в редакции газеты «Берлинер тагеблатт» бывшего министра юстиции доктора Ландсберга, одного из лидеров фракции социал-демократической партии в рейхстаге. Ландсберг был также адвокатом газеты и защищал ее интересы в различных «нестандартных» ситуациях, которые возникали в отношениях демократически настроенных журналистов и владельцев местных промышленных предприятий.

Гернштадт обратился к Ландсбергу и предложил ему выступить в защиту прав рабочих на основе действующей конституции. Гернштадт выразил согласие по поручению Ландсберга сделать сообщение в газете «Берлинер тагеблатт» о том, что социал-демократическая фракция рейхстага хочет добиться от правительства временной или постоянной конфискации рурских предприятий. Такое сообщение Гернштадт собирался опубликовать в ближайшем номере газеты. Журналист считал, что публикация материала подтолкнет власти к официальному разбирательству и поможет разрешить конфликт между рабочими и предпринимателями.

Ландсберг внимательно выслушал Гернштадта и спросил:

– Какое мое личное участие должно быть в этом деле?

– Вы должны добиться, чтобы социал-демократическая фракция действительно поставила этот вопрос на обсуждение на заседании рейхстага, – ответил журналист и добавил: – Было бы хорошо, если бы газеты социал-демократической партии перепечатали в своих номерах мое сообщение. Эта акция в печати привлечет внимание широкой общественности и, несомненно, будет содействовать изменению позиции предпринимателей, которые должны прекратить незаконное увольнение рабочих...

Ландсберг молчал. С легкой иронией посмотрел на Гернштадта и пообещал:

– Могу передать ваши соображения редактору газеты «Форвертс». Возможно, он опубликует ваш материал. Однако гарантий дать не могу...

К вечеру Гернштадт написал свою статью. В то время когда он уже собирался поставить последнюю точку, в рабочий кабинет журналиста вошел заведующий отделом и сказал, что его материал не может быть опубликован на страницах «Берлинер тагеблатт».

Гернштадт передал свою статью в редакцию газеты «Берлинер фольксцайтунг». Статья была опубликована в тот же день, она занимала практически целую газетную полосу. Но эффект от публикации его материала получился не такой, как он ожидал.

На следующий день в его «родной» газете «Берлинер тагеблатт» напечатали статью под броским заголовком «Большевизм в доме Моссе». В этом же номере газеты была и другая, не менее острая статья – «Рука Москвы на Ерусалименштрассе».

Газета «Форвертс», поддержку со стороны которой обещал Ландсберг, молчала. Фракция социал-демократической партии в рейхстаге тоже молчала и ничего не делала в поддержку рабочих. Ландсберг исчез. Точнее, Гернштадт нигде не мог его найти.

В дело вступили закулисные силы. Представитель предпринимателей заявил редактору газеты «Берлинер тагеблатт», что пока Гернштадт будет находиться в штате газеты, редакция не получит от предпринимателей ни одной рекламы... Гернштадта уволили.

Через несколько дней, когда страсти вокруг публикации Гернштадта в «Берлинер фольксцайтунг» несколько стихли, главный редактор «Берлинер тагеблатт» Теодор Вольф снова пригласил Рудольфа на работу в редакцию. Гернштадт знал, что Вольф, несмотря на весь свой «демократизм», не разделял точки зрения Гернштадта, но он не был согласен и с хозяином газетного дома Моссе, который уволил журналиста с работы.

Этот случай, а также многие другие подобные ситуации, которые возникали в то время в жизни Рудольфа Гернштадта, убедили его в том, что выступления одного человека против зла и несправедливости бесперспективны. Он понял, что общие интересы можно защищать только общими усилиями. Гернштадт решил вступить в германскую компартию. Так же решили поступить еще два сотрудника редакции – журналист Р. Оттс и секретарь главного редактора Ильзе Штёбе, с которой Рудольф уже поддерживал теплые дружеские отношения.

21 ноября 1929 года трое инакомыслящих из «Берлинер тагеблатт» отправились в Карл-Либкнехт хауз. Их принял депутат от КПГ Гольке. От имени всех троих Гернштадт попросил Гольке принять их в члены компартии и сказать, где и каким образом они могут начать работать в интересах партии.

Гольке выслушал всех троих, поинтересовался, где они работают, почему приняли такое решение, что хотели бы делать в партии. А затем неожиданно для Гернштадта и его друзей сказал:

– Мы могли бы сейчас же принять вас в нашу партию и определить в одну из ее ячеек, как и любого другого немца, который желает вступить в наши ряды. Но я бы хотел попросить не настаивать на немедленном приеме вас в партию. Вы можете быть более полезны для партии, если мы и не определим вас в какую-нибудь ячейку...

– Каким образом мы можем быть полезны общему делу, если не будем членами партии? – спросила Ильзе Штёбе.

– Ответ я вам дам через некоторое время, – прощаясь с журналистами, сказал Гольке, – мне нужно посоветоваться кое с кем. Подождите недели две-три. Я с вами свяжусь...

Ждать пришлось долго. В тот год Гернштадт и его коллеги по работе членами Компартии Германии не стали. В феврале 1930 года Рудольф снова посетил Карл-Либкнехт хауз, но Гольке не нашел...

В марте 1930 года над головой Р. Гернштадта вновь сгустились тучи. Его выступление в защиту рабочих не забывалось. Хозяева издательского дома Моссе предложили молодому журналисту выехать на работу в провинциальный город Бреслау, где Гернштадт пробыл несколько недель. Теодор Вольф добился назначения Рудольфа в Прагу в качестве корреспондента «Берлинер тагеблатт». 15 июня Гернштадт выехал из Германии на работу в Чехословакию. Ильзе Штёбе осталась в Берлине.

18 июня Рудольф явился в штаб-квартиру Компартии Чехословакии, встретился с представителем партии неким Гутманом, рассказал ему о себе и попросил принять его в члены компартии. Гутман, как и Гольке, предложил подождать недели две-три.

Прошел месяц. Гутман о себе не давал знать. Тогда Гернштадт отправился в Берлин, нашел депутата рейхстага от компартии Мюнценберга, пришел к нему домой и рассказал о своих попытках вступить в члены компартии. Мюнценберг обещал позаботиться о Гернштадте и одновременно предложил место редактора в одной из газет Компартии Германии. Рудольф принял это предложение и выехал в Прагу, чтобы завершить в Чехословакии все свои дела и уволиться с работы в газете «Прагер тагеблатт», корреспондентом которой он был по рекомендации Теодора Вольфа.

Все складывалось так, как и хотел Р. Гернштадт. Но не зря же говорят, что человек предполагает, а Бог располагает. Судьба и на этот раз вмешалась и внесла в планы Рудольфа Гернштадта свои коррективы. На этот раз коррективы оказались настолько серьезными, что они предопределили дальнейшую жизнь этого активного человека и ввергли его в тайную борьбу, которая шла между государствами на Европейском континенте. В центре этой борьбы оказались Германия и Россия.

Накануне отъезда Р. Гернштадта из Праги к нему в гостиницу прибыл неизвестный человек. Незнакомца звали Людвиг Фрейнд. Он являлся членом компартии Чехословакии, одним из ее функционеров. Людвиг сообщил Гернштадту, что главный редактор газеты «Руде право», который не так давно был арестован полицией, поручил ему, Людвигу, связаться с немецким журналистом Гернштадтом и помочь вступить в компартию.

Выслушав гостя, Рудольф ответил, что уже в такой помощи надобности нет. Он решил переехать в Берлин, где ему господин Мюнценберг предложил работу в одной из немецких коммунистических газет.

– Фамилия Мюнценберга мне хорошо известна, – сказал Фрейнд. – Его предложение не вызывает сомнения. Однако, – продолжил Людвиг, – я считаю, что вы, принимая его предложение, можете допустить серьезную ошибку.

Неожиданный вывод заинтересовал Гернштадта.

– Да, да, – продолжал рассуждать гость. – Считаю не только ошибочным, но и недопустимым с вашей стороны принимать предложение Мюнценберга...

Гернштадт попросил уточнить, почему к такому выводу пришел его гость.

Людвиг улыбнулся и сказал в ответ:

– Вы, мой дорогой друг, должны остаться на работе в газете «Берлинер тагеблатт». Работая в этой влиятельной газете, вы можете оказать партии больше помощи, нежели редактируя одну из мелких газет партии в Германии.

Разговор был похож на движение по улице с односторонним движением. Людвиг знал что говорил и двигался к своей цели, пытаясь убедить собеседника отказаться от предложения Мюнценберга. Странным было то, что он, являясь партийным функционером, тем не менее рекомендовал Гернштадту не торопиться с вступлением в члены коммунистической партии.

Гернштадт, который уже принял решение выехать в Германию и заняться редактированием газеты, о которой говорил ему Мюнценберг, не понимал Людвига. Более того, он должен был отказаться от уже принятого решения неизвестно во имя чего. Гернштадту нужны были серьезные аргументы.

Поняв, что в разговоре настал критический момент, после которого его собеседник может нарушить правила движения, Людвиг Фрейнд открыто сказал:

– В Праге находится один мой очень хороший друг, который, если вы не возражаете, может указать вам правильный путь в жизни.

Людвиг помолчал. Затем, подчеркивая каждое слово, повторил:

– Единственный и правильный путь...

Внимательно посмотрев на собеседника, Людвиг спросил:

– Можете ли вы, господин Гернштадт, сейчас же прекратить свои связи с Мюнценбергом?

Вопрос был для Гернштадта совершенно неожиданным, тем не менее он быстро отреагировал:

– Если вы гарантируете, что сейчас же я буду принят в партию тем путем, каким предлагаете вы, то мой ответ лаконичен: да!

Ответ Людвига был тоже положительным. Он гарантировал немецкому журналисту членство в партии.

Через день они встретились в одном из ресторанов. Людвиг представил Гернштадта незнакомцу, которыйназвал себя Альбертом. Незнакомец прекрасно владел немецким языком, но Гернштадт понял, что Альберт вырос не в Германии.

Так в Праге Рудольф Гернштадт впервые познакомился с представителем Разведуправления Красной Армии и стал сотрудничать с советской военной разведкой.

По рекомендации Альберта, Рудольф, которому в Центре был присвоен псевдоним «14-й», возвратился в Берлин и продолжал работать корреспондентом «Берлинер тагеблатт».

Через некоторое время Гернштадт с разрешения Центра привлек свою жену Ильзе Штёбе к сотрудничеству с советской военной разведкой. В Центре ей был присвоен псевдоним «Арним». Ильзе занималась сбором и обработкой сведений политического характера.

В январе 1931 года Р. Гернштадт был переведен в Варшаву в качестве корреспондента «Берлинер тагеблатт». Затем некоторое время он был корреспондентом этой же газеты в Москве.

Когда Р. Гернштадт выехал на работу в Польшу, Ильзе Штёбе продолжала быть секретарем Теодора Вольфа. Вторым ее тайным руководителем стал советский разведчик-нелегал Яков Григорьевич Бронин. Он был резидентом, имел псевдоним «Абрам» и занимался сбором информации о Германии и ее вооруженных силах.

В 1931 году Я. Бронин заполнил учетный лист на «Арним», в котором указал:

«Социальное происхождение:  из мелкобуржуазной семьи. Отец умер. Имеет мать и брата».

Здесь надо сделать существенное дополнение к содержанию учетного листа, который был заполнен резидентом «Абрамом». У Ильзе Штёбе не было родного брата. После смерти мужа фрау Фрида Штёбе, мать Ильзе, через некоторое время снова вышла замуж за некоего Мюллера. У второго мужа был ребенок. Его звали Курт. Ильзе и Курт росли вместе, были очень дружны. Впоследствии Курт тоже принимал участие в борьбе против национал-социалистов.

«Партийность:  беспартийная, симпатизирует коммунистической партии. Работает с нами по убеждению.

Профессия:  секретарь-машинистка.

Род занятий:  секретарь-машинистка главного редактора «Берлинер тагеблатт» Теодора Вольфа.

Круг связей:  связи ограничены составом редакционных работников. Главная связь – хорошие отношения с Вольфом, который ей доверяет и многое рассказывает. В газете работает несколько лет. Возможности ее исчерпываются редакцией. Может давать отдельные, не предназначенные для публикации материалы на основании устных бесед»[15].

В учетный лист не вошли личные наблюдения «Абрама» об «Арним», о которых он рассказал после окончания Великой Отечественной войны. В 1961 году Яков Бронин писал об Ильзе Штёбе: «Когда я ее впервые встретил, ей шел двадцать первый год. Стройная, выше среднего роста, с правильными чертами продолговатого лица и живыми серыми глазами, она была, бесспорно, красивой женщиной. На нее обращали внимание, потому что у нее были заметные черты сходства с популярной тогда в Германии киноактрисой Бригиттой Хелм.

Внешняя красота у Ильзе Штёбе сочеталась с ее личным обаянием, связанным с природным умом и умением расположить к себе людей. Она отличалась наблюдательностью, умела быстро схватывать наиболее характерные черты людей, с которыми сталкивалась, обладала чувством юмора, способностью подмечать смешное в людях и событиях. В общении с людьми она вела себя так, что в центре разговора как-то само собой оказывались интересы собеседников. К ним «Арним» проявляла умное, отзывчивое отношение, сопровождавшееся теплой, приветливой улыбкой. Беседовать с ней было приятно и интересно; без всяких видимых усилий она вызывала собеседника на откровенность...»[16]

В декабре 1932 года «Абрам» дал И. Штёбе такую характеристику: «"Арним" на работе доказала свою преданность делу... Все данные говорят о том, что при соответствующем политическом влиянии с нашей стороны из нее со временем выйдет хороший работник»[17]. Он не ошибся...

«Абрам» встречался с «Арним» один раз в неделю. И. Штёбе передавала резиденту донесения, которые она составляла на основании бесед в основном с Вольфом, приносила копии материалов, которые находились в закрытых редакционных папках.

Опытный разведчик-нелегал Я. Бронин понимал, что информационные возможности «Арним» были еще невелики, но он с первых же встреч с ней почувствовал, что имеет дело не с агентом, а с единомышленником, молодой женщиной, которая хотела не допустить превращения Германии в фашистское государство. Бронин учил «Арним» премудростям разведывательной работы, ставил перед ней конкретные задания, объяснял, как лучше и безопаснее их выполнять, всегда находил время, чтобы провести анализ подготовленных «Арним» донесений, учил выбирать среди ее соотечественников тех, кто мог бы оказать помощь в борьбе против фашизма.

Во время суда по делу о поджоге рейхстага советских журналистов не допустили на процесс. В знак протеста они были отозваны из Германии. Немецким журналистам также было предложено покинуть пределы СССР. Среди них был и Р. Гернштадт, который выехал в Варшаву. По заданию советской военной разведки он приступил к созданию агентурной группы, главными целями которой было добывание сведений об истинных намерениях и планах Германии против СССР.

В Германии действовал антиеврейский закон, в соответствии с которым дорога в Германию Гернштадту была закрыта. По крайней мере, на тот период времени, когда у власти в Германии заправлял Гитлер и его национал-социалистическая партия, Рудольф Гернштадт был лишен права въезжать на свою родину, видеться со своими родителями и встречаться с женой, немкой Ильзе Штёбе. По новому закону Ильзе Штёбе не могла быть женой еврея. Это грозило ей арестом за осквернение чистоты расы.

Политический режим, который утвердился в 1933 году в Германии, был страшен и для немцев, и для евреев, и для народов других европейских государств. Супернация, арийское происхождение, мировое господство – эти лозунги туманили головы одним и вызывали непоколебимый протест у других. Гернштадт оказался среди тех, кто понял, какую опасность всем народам несет германский фашизм.

...Ильзе Штёбе некоторое время продолжала работать в Бреслау. Пользуясь положением корреспондента влиятельной газеты, она выполняла различные задания советской военной разведки.

Работа Ильзе Штёбе под руководством Я. Бронина завершилась в середине 1933 года. Именно в это время Центр принял решение поручить «Абраму» новую работу. Я. Бронин был евреем, и оставлять его на работе в фашистской Германии было опасно.

Выехав в Китай, «Абрам» должен был возглавить резидентуру в Шанхае, которой руководил Рихард Зорге. Ян Берзин, учитывая возрастающую со стороны Японии опасность для СССР, решил направить Р. Зорге в Токио для создания резидентуры военной разведки.

Яков Бронин в 1933 году оказался в Китае, Рихард Зорге обосновался в Японии. Руководителем нелегальной резидентуры военной разведки в Германии стал Оскар Стигга.

Выполняя задания нового резидента «Оскара», «Арним» ездила в Австрию, Швейцарию, Францию, Польшу, Румынию, Чехословакию и другие европейские страны. Ильзе постепенно набиралась опыта разведывательной работы, которая требовала большой осторожности.

Однажды появилась возможность внедрить «Арним» в немецкую военную разведку. Перспектива была многообещающей, но Ильзе Штёбе сотрудничала с Теодором Вольфом, который преследовался нацистами за демократические убеждения, поэтому от реализации этого плана Центр отказался.

После этого Центр направил «Арним» на оперативную работу в Бухарест. Но в столице Румынии ей закрепиться не удалось – возникли трудности при вступлении в союз немецких журналистов. У Штёбе не было специального образования и не хватало стажа журналистской работы.

В сентябре 1935 года в жизни «Арним» произошло событие, которое сыграло важную роль в ее последующей жизни.

Дело в том, что после одной из поездок Ильзе Штёбе в Прагу по заданию «Оскара» на первой полосе пражской газеты «Лидовы листы» неожиданно была опубликована статья под заголовком «Красивая дама из Берлина – сообщница гестаповского агента Бертольда». В статье говорилось о том, что в обществе германского подданного Бертольда, арестованного за шпионскую деятельность в пользу гестапо, часто можно было видеть молодую даму, которая не является ни его женой, ни женой другого господина, арестованного по тому же делу. Имя этой таинственной красавицы – Ильзе Штёбе...

Фрейлейн Штёбе была частой гостьей в Праге, там она останавливалась в отеле «Голубая звезда», выезжала в те районы города, где проживают немецкие эмигранты. 9 мая, как утверждала газета, Ильзе Штёбе видели в обществе Бертольда.

Газета писала: «В последний раз Штёбе была опять в Праге между 30 июля и 5 августа; останавливалась в отеле „Централь“, на улице Рыбина. Персонал гостиницы назвал ее „таинственной иностранкой“. Она вела себя очень сдержанно, получала ежедневно почту из Германии, но никто ее не посещал. С девяти утра до вечера она отсутствовала и заявляла, что учится в Праге. С Бертольдом у нее были свидания 4 и 5 августа в ресторане Вильсон-вокзала. 5 августа Штёбе выехала из отеля „Централь“, но из Праги уехала лишь 7 августа; где она провела эти два дня, до сих пор не выяснено. Она окончательно уехала 7 августа с Вильсон-вокзала поездом, отходящим в 22.40, в Словакию...»

И. Штёбе действительно время от времени приезжала в Прагу из Берлина. К Бертольду, агенту гестапо, который был арестован в Праге, она никакого отношения не имела.

И. Штёбе попала в поле зрения бдительных прогрессивных немецких эмигрантов, проживавших в Чехословакии, потому что они опасались агентов гестапо, которые вели активную работу в немецких общинах, находившихся в Чехословакии.

Сенсация газеты «Лидовы листы» завершилась 9 ноября 1935 года. Газета опубликовала небольшой материал под заголовком «По поводу статей о фрейлейн И. Штёбе». Выражая извинение по поводу сентябрьской публикации, газета писала: «В сентябре мы поместили статьи, в которых писали о немецкой подданной Ильзе Штёбе в связи с сенсационным делом гестаповского агента Бертольда. Утверждалось, что фрейлейн Штёбе была связана с Бертольдом, что она замешана в его деле, что она с ним встречалась и также работала для гестапо. Мы убедились в том, что фрейлейн Штёбе ничего общего ни с гестапо, ни с Бертольдом не имеет...»[18]

История с публикацией в газетах об Ильзе Штёбе не подорвала, а, наоборот, укрепила ее авторитет в глазах нацистов. Тем не менее в Центре приняли решение – «Арним» из Румынии отозвать. Некоторое время она работала в Вене, затем перебралась в Варшаву.

Ильзе Штёбе и Рудольф Гернштадт встретились в польской столице в ноябре 1935 года. Это была теплая встреча двух старых друзей, мужа и жены, соратников по борьбе, двух замечательных людей, втянутых в водоворот сложной и трудной борьбы, которая уже охватывала все европейские государства.

В польской столице Ильзе Штёбе стала помогать мужу в формировании резидентуры военной разведки. Они работали вместе практически до самого начала Второй мировой войны. Период с ноября 1935 по сентябрь 1939 года является самым счастливым в их совместной жизни.

убрать рекламу




убрать рекламу



>После прибытия в Варшаву Центр присвоил И. Штёбе оперативный псевдоним «Альта». В ее обязанности входило поддержание связи с лицами, оказывавшими услуги разведке, и фотографирование документов, которые добывал «Арбин».

С 1931 по 1936 год Р. Гернштадт работал в Варшаве специальным корреспондентом «Берлинер тагеблатт». Когда «германский антиеврейский закон» достиг польской столицы, Гернштадт навсегда распрощался с газетой Теодора Вольфа. Без работы он не остался. Чехословацкая правительственная газета «Радио централь» приняла Р. Гернштадта в качестве второго варшавского корреспондента.

События в Европе развивались стремительно. После оккупации Чехословакии, Гернштадт устроился работать варшавским корреспондентом двух швейцарских и французских журналов. Но и это сотрудничество продолжалось недолго. В конце 1936 года журналистская деятельность Рудольфа Гернштадта стала фикцией, которую он всячески поддерживал. Однако с каждым месяцем делать это ему становилось все труднее и труднее.

К концу 1936 года «Арбин» создал в Варшаве одну из лучших резидентур военной разведки. В эту нелегальную резидентуру входили агенты «ХВЦ», «ABC», «ЛЦЛ», «Ариец» и некоторые другие. Наиболее ценными были «Ариец», «ХВЦ» и «ABC». «Ариец» – барон Рудольф фон Шелия, советник германского посла Мольтке в Варшаве, добывал ценную информацию практически по всем вопросам внешней политики Германии в отношении Польши и Советского Союза. Советник фон Шелия, завербованный «Арбиным» на материальной основе от имени британской разведки, получал доступ к переписке министерства иностранных дел Германии с послом Мольтке раньше, чем германский посол.

«Альта» проводила активную работу среди членов семей немецких дипломатов в польской столице. В конце 1938 года она получила назначение на должность референта по вопросам культуры женского отдела национал-социалистической организации в Варшаве. «Арбин» 4 января 1939 года докладывал в Центр по этому поводу следующее:

Как референт по культуре «Альта» должна воспитывать немецких женщин в Варшаве в национал-социалистическом духе. К этим женщинам относятся в числе других все жены чиновников и секретарши. Один раз в месяц имеет место совместная встреча, на которой по выбору «Альты» три-четыре женщины должны делать короткие доклады. Так как почти все женщины боятся делать такие доклады, то для «Альты» открываются большие возможности проявления заботы, оказания помощи и в первую очередь – установления личных контактов [19]. 


«Альта» активно использовала открывшиеся возможности. Она установила хорошие отношения с руководством варшавской нацистской организации, добилась получения корреспондентского представительства от трех провинциальных германских газет, которые хотели, но не могли иметь своего корреспондента в Варшаве. Несколько лет работы в польской столице под непосредственным руководством Рудольфа Гернштадта, опытного разведчика и организатора, помогли «Альте» подняться на новую ступень профессионального мастерства в области организации и ведения разведывательной работы.

Обстановка в Европе накалялась. Резко обострились противоречия между Германией, Англией, Францией и Польшей. Дело шло к военному конфликту.

По указанию Центра «Арбин» должен был подобрать, агента, способного руководить его источниками в Берлине. В случае возникновения войны между Германией и Польшей, а все к этому шло, Рудольф Гернштадт не имел права, как лицо еврейской национальности, возвратиться в Германию и получить там работу. Дорога «Арбина» лежала в Москву.

Центр подготовил для «Арбина» документы, которые позволяли ему в случае возникновения кризисной ситуации через Прибалтийские страны прибыть в СССР. Но все остальные члены его активной агентурной группы, как предполагали в Центре, окажутся в Берлине. Руководить «Арийцем», агентами «ХВЦ», «ABC» и его женой «ЛЦЛ» мог только человек, знающий тонкости разведывательной работы, пользующийся у этих агентов доверием и авторитетом, а также занимающий в Берлине достаточно высокое социальное положение. «Арбин» написал в Центр письмо, в котором предложил в качестве руководителя готовить для работы в Берлине свою жену «Альту». Центр принял предложение. После этого «Арбин» содействовал установлению более дружеских отношений между «Арийцем» и «Альтой». С остальными членами группы «Арбина» Ильзе Штёбе была знакома и пользовалась у них авторитетом. Они не знали, что Ильзе Штёбе связана с советской разведкой.

Штёбе поддерживала дружеские отношения с Герхардом Кегелем, с Куртом и Маргаритой Велкиш, которые являлись наиболее ценными агентами разведгруппы «Арбина».

Благодаря умело поставленной работе по добыванию разведывательной информации, «Арбин» 16 августа предупредил Центр о том, что Германия 1 сентября 1939 года нападет на Польшу. К этому времени Ильзе Штёбе уже была готова к самостоятельной работе в Берлине.

21 августа Ильзе Штёбе, Курт и Маргарита Велкиш, многие другие сотрудники немецкого посольства по указанию посла Мольтке покинули Варшаву.

Прибыв в Берлин, Ильзе Штёбе, не задерживаясь в столице, выехала в курортный городок Франценсбад. Рудольф Гернштадт рекомендовал ей пройти курс лечения у терапевта, которого он хорошо знал.

1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. «Арбин» по указанию Центра выехал из польской столицы и направился через Прибалтийские государства в Москву.

В середине сентября «Альта» возвратилась в Берлин из Франценсбада. Она встретилась с супругами Велкиш, выяснила их возможности по добыванию закрытой информации для «Рудольфа Гернштадта». Курт нигде еще не работал, но имел предложение выехать в Бухарест специальным корреспондентом одной из берлинских газет. «Альта» поддержала это предложение.

И. Штёбе, как ее просил Рудольф Гернштадт, должна была в Берлине решить сложную задачу: создать из бывших членов варшавской разведгруппы новую разведывательную организацию. «Альта» не была уверена в том, что все члены группы «Арбина» станут работать под ее руководством. В условиях военного времени лица, обвиненные в передаче сведений иностранным государствам, приговаривались к смертной казни. Штёбе отчетливо понимала, какому риску она подвергает свою жизнь. Министерство имперской безопасности Германии имело неограниченные права в борьбе с агентами иностранных разведок. Гестапо опутало паутиной осведомителей всю Германию. Они были везде, знали все и пытались держать под колпаком каждую немецкую семью.

Курт и Маргарита Велкиш согласились помогать Ильзе Штёбе.

«Альта» понимала, что основная ее цель – во что бы то ни стало восстановить связь с «Арийцем». Этот агент, работая в Варшаве, добывал важные сведения. Прибыв в Берлин, он мог, как высокопоставленный дипломат, получить назначение на работу в министерство иностранных дел Германии или в одно из германских посольств. Важно было, чтобы «Ариец» оказался в МИДе. В ведомстве Риббентропа можно было добыть сведения, которые принесли бы пользу Советскому Союзу.

И. Штёбе не спешила восстанавливать контакт с «Арийцем» и Герхардом Кегелем. Прощаясь с ней, Рудольф Гернштадт сказал, чтобы она, находясь в Берлине, самостоятельных шагов не предпринимала. Он объяснил ей, что в назначенное время к Маргарите Велкиш («ЛЦЛ») прибудет из Москвы человек, который назовется Паулем и передаст письмо. После этого Маргарита познакомит представителя Центра с «Альтой». Так и произошло.

«Университеты» Якова Бронина, Оскара Стигги и Рудольфа Гернштадта Ильзе Штёбе прошла успешно и стала опытной разведчицей.

Глава вторая

«ABC» и «ЛЦЛ»

 Сделать закладку на этом месте книги

Агенты «ABC» и «ЛЦЛ» – супруги Курт и Маргарита Велкиш – были хорошими друзьями Рудольфа Гернштадта и Ильзе Штёбе, входили в состав варшавской пятерки ценных агентов советской военной разведки, действовавших в польской столице накануне Второй мировой войны.

«ABC», имея юридическое образование, стал журналистом. Он самоотверженно боролся против фашистской диктатуры в Германии и около шести лет бескорыстно сотрудничал с советской военной разведкой.

Обратимся к его автобиографии.

Гражданин Германии Курт Велкиш писал о себе следующее:

Родился 29 сентября 1910 года в городе Зорау, в провинции Бранденбург. Отец имел собственную бакалейную лавку. Мать была домохозяйкой, занималась воспитанием детей. 

После окончания начальной школы прошел курс обучения в гуманитарной гимназии и в 1929 году поступил на юридический факультет университета в Грайфельде. Затем перевелся в Берлинский университет. Завершил обучение в Бреславском университете. 


Политическая кристаллизация Курта Велкиша происходила в сложных условиях – в Германии кипели политические страсти. В стране утверждались фашисты, которых поддерживали влиятельные банкиры, промышленники и землевладельцы. Главный лозунг нацистов, используя который они рвались к власти, гласил: немцы должны управлять миром. Обман был очевидным, но соблазнительным, сулил безбедную жизнь и многим одурманил головы. Предвыборная демагогия тем и сильна, что основывается на сказочных обещаниях, которые никогда не выполняются.

Фашистам противостояла компартия, которая предупреждала своих соотечественников о том, что приход к власти нацистов неизбежно приведет германский народ к катастрофе.

Курт Велкиш разобрался в истинном содержании фашистских лозунгов. Несмотря на молодость, сын бакалейщика в 1931 году создал в Бреславском университете «Союз красных студентов». В этом же университете на факультете журналистики в те годы учились и другие талантливые студенты, которые стали хорошими журналистами и стойкими борцами против национал-социалистов. Среди них был и Герхард Кегель – один из ценных источников советской военной разведки.

К концу 1931 года Велкиш – член компартии Германии. Летом 1934 года он получил диплом доктора юридических наук.

После прихода фашистов к власти в 1933 году, Велкиш работал в компартии нелегально. В 1934 году он также нелегально подготовил и выпустил несколько номеров газеты Бреславского местного отделения КПГ.

В своей автобиографии Курт писал:

Став доктором юридических наук, работал в Зоммерфельде и Губене. В Губене на мой след напало гестапо из-за моей коммунистической деятельности. Поэтому в октябре 1934 года я был вынужден оставить юридическую практику и скрываться от преследования. До января 1935 года был безработным. В январе 1935 года благодаря моему знакомому Кегелю мне удалось устроиться на журналистскую работу в газету «Бреслауер нойесте нахрихтен». В мае 1935 года в качестве корреспондента этой газеты был послан на работу в Варшаву. Находясь в Польше, познакомился с представителем немецкой газеты «Берлинер тагеблатт» Рудольфом Гернштадтом. В Варшаве работал до начала германо-польской войны в 1939 году... 

В августе 1937 года женился на Маргарите Рениш... 


Маргарита Рениш, после замужества – Велкиш, родилась 3 июня 1913 года в Берлине. Немка. Германская подданная. Отца не помнит. Ее воспитывала мать. В поисках работы мать Маргариты из Берлина переехала в город Зорау. В 1923 году Маргарита окончила народную школу и поступила в лицей. После окончания лицея еще два года училась на вечерних торговых курсах, получила профессию стенографистки. Работала секретарем-машинисткой директора местной текстильной фабрики.

Все в том же Зорау симпатичная брюнетка Рениш приглянулась Курту Велкишу. Они подружились, участвовали в работе местной ячейки компартии, составляли листовки, разоблачавшие демагогию фашистов, организовывали и проводили собрания рабочих.

Курт и Маргарита полюбили друг друга.

В 1936 году девушка возвратилась в Берлин. Жила некоторое время в доме своего дяди. В автобиографии она написала:

По совету своего будущего мужа училась в Берлине на курсах фотографов. В январе 1937 года вышла замуж и переселилась в Варшаву, где работал мой муж Курт Велкиш... 


В Варшаве

Велкиш работал корреспондентом в Варшаве с 1935 года. Маргарита приехала в польскую столицу в 1937-м. Вместе они прожили в Польше два года. Это был один из самых интересных периодов в их жизни.

Варшава, расположенная на берегах Вислы в Мазовецкой низменности, покорила Велкишей своей величественной красотой и изумительной шахматной планировкой улиц и проспектов. Древний город был посредником в торговле русских земель с орденом крестоносцев, важным транспортным узлом на перекрестке дорог из Кракова и Великопольши в Литву и на Русь. Варшава знала себе цену и претендовала на особое положение среди европейских столиц. Однако в конце тридцатых годов XX века Варшаве было суждено превратиться в обычный населенный пункт немецкого генерал-губернаторства. Так Гитлер назвал Польшу после ее оккупации германскими войсками в 1939 году...

«Во время моего пребывания в Варшаве с августа 1937 по август 1939 года я принимала участие в работе моего мужа...»  – писала Маргарита.

О какой работе идет речь? Еще раз обратимся к автобиографии Курта Велкиша.

Находясь в Варшаве, Курт регулярно направлял в свою газету интересные статьи о положении в Польше, о развитии польской экономики, а также о состоянии германо-польских отношений. Журналистика давала неплохой заработок, но денег в семье молодого талантливого корреспондента постоянно не хватало. Курт и Маргарита не унывали. Они были молоды и считали, что еще успеют создать семейный капитал.

В 1935 году в Варшаве Курт Велкиш встретился с Рудольфом Гернштадтом, имя которого было хорошо известно в немецкой колонии. Он пользовался особым расположением германского посла в Варшаве фон Мольтке.

Рудольф Гернштадт решил привлечь Курта Велкиша к работе на советскую военную разведку. В Разведуправлении Красной Армии поддержали предложение «Арбина», одновременно рекомендовали Курту вступить в национал-социалистическую партию Германии. Членство в этой фашистской организации было необходимо для получения доступа к важной информации. По заданию начальника советской военной разведки К. Велкиш стал членом НСДАП.

Курт начал добывать сведения, необходимые Красной Армии. Однажды он сказал «Арбину», что его жена Маргарита тоже может быть полезна в этой тайной работе. Рудольф согласился. Курт получил псевдоним «ABC», Маргарита – «ЛЦЛ». Что обозначают эти странные аббревиатуры, неизвестно. Известно другое – за время работы в Варшаве Курт и его жена направляли в Москву важные сведения политического и военного характера.

Деятельность «ABC» в Варшаве была плодотворной и достаточно успешной. В конце 1935 года Курт завербовал сотрудника германской разведки капитана «К.», который получил в Москве цифровой псевдоним – «18»; в 1936 году еще одного ценного источника – «Арно».

В 1936 году от «ABC» в Центр поступило 4 первых ценных донесения о германской армии. В 1937 году Велкиш направил в Москву 8 донесений военно-политического характера. В 1938-м от «ABC» поступило 11 донесений. Все сообщения представляли большую ценность. Начальник военной разведки передал для «ABC» личное письмо, в котором говорилось: «Очень рад, что вы по-прежнему упорно и настойчиво выполняете наши задания, умело и инициативно используете все возможности для улучшения нашей работы. Все ваши материалы были полезными».

В 1938 году Центр поставил перед «ABC» новую задачу – устроиться на работу в министерство иностранных дел Германии. Членство в НСДАП могло способствовать этому. Велкиш свободно владел польским и французским языками, что было учтено при назначении его в мае 1937 года руководителем немецких журналистов, работавших в Варшаве. Партийная нагрузка по линии НСДАП заключалась в наблюдении за польской печатью, составлении обзоров польских газет, организации контактов немецких журналистов с польским министерством иностранных дел. Велкиш добросовестно выполнял это партийное задание, одновременно успешно решая информационные задачи для Москвы. В 1939 году «ABC» направил в Центр 32 ценных донесения.

Маргарита Велкиш активно помогала мужу. Она фотографировала документы, затем пленки передавали «Арбину», а как эти материалы попадали в Центр, Курт не знал и никогда об этом не спрашивал «Арбина». Каждый из них выполнял свою роль в борьбе против Гитлера.

Рудольф Гернштадт также иногда поручал «ЛЦЛ» фотографировать секретные документы, которые он на некоторое время брал у германского посла фон Мольтке.

«ЛЦЛ» приходилось выполнять и другие задания разведки.

Летом 1939 года завершился варшавский период работы «ABC» и «ЛЦЛ». Накануне нападения Германии на Польшу всем немецким корреспондентам было рекомендовано выехать из Варшавы. Велкиши выехали в Берлин и на некоторое время обосновались в германской столице. Курт был принят на работу разъездным корреспондентом бреславской газеты, интересы которой он представлял в Польше.

В октябре 1939 года Курта Велкиша как хорошо зарекомендовавшего себя журналиста, члена НСДАП, направили корреспондентом в Литву. Когда он уже готов был выехать в Прибалтику, его пригласил на беседу один из чиновников германского министерства иностранных дел, который попросил Велкиша после возвращения из Вильнюса подготовить для МИДа несколько справок о положении в Прибалтийских странах. Ведомство Риббентропа было заинтересовано в накоплении информации о ситуации в Литве, Латвии и Эстонии.

Велкиш согласился выполнить это задание. Впрочем, у него не было другого выхода. Если бы он отказался от предложения сотрудника внешнеполитического ведомства Германии, ему бы не разрешили выезд. Возможно, задание, которое получил Курт Велкиш, было подготовлено германской внешней разведкой.

Находясь в Вильнюсе, Курт написал несколько интересных статей для своей бреславской газеты, а также выполнил задание сотрудника министерства иностранных дел. Возвратившись в Берлин, Велкиш предоставил подробный отчет о поездке и описание ситуации, которая сложилась в Прибалтийских странах после присоединения их к СССР. Работа Курта Велкиша в Прибалтике и его справки о положении дел в Латвии, Литве и Эстонии получили высокую оценку сотрудника МИДа.

Журналист Курт Велкиш не мог предполагать, что этот сотрудник ведомства И. Риббентропа через некоторое время поможет ему выехать на работу корреспондентом в столицу Румынии и даже найдет возможность сделать К. Велкиша пресс-секретарем германского посольства в Бухаресте...


В Берлине

Курт и Маргарита Велкиш имели в одном из центральных районов Берлина небольшую собственную квартиру. Адрес ее был известен «Арбину». Прощаясь с «Альтой», «Арбин» сказал ей, что связник из Москвы сначала найдет Маргариту Велкиш, которая поможет московскому гостю установить контакт с «Альтой». Пароль для установления контакта с представителем из Москвы был прост: «Привет от Руди». В качестве ответа необходимо было спросить: «Как он отпраздновал свое тридцатилетие?»

Находясь в Берлине, Маргарита посетила фрау Фриду Штёбе и получила от нее адрес, по которому проживала ее дочь Ильзе Штёбе.

Через некоторое время Ильзе и Маргарита встретились.

Ильзе Штёбе сообщила своей варшавской подруге, что, даже если Курт Велкиш получит назначение на работу в одну из балканских стран, Маргарите необходимо на некоторое время задержаться в германской столице, так как прибудет человек из Москвы. «Я не знаю, кто это будет, мужчина или женщина, – сказала Ильзе. – Он передаст тебе привет от Руди и продолжит с тобой разговор, если ты спросишь: как Руди отпраздновал свое тридцатилетие?»

После этого Маргарита должна организовать встречу Ильзе с этим человеком...

Курт часто выезжал в командировки по заданию редакции. В течение октября и ноября 1939 года ему довелось побывать в Праге, Вене и в Софии. Велкиш видел, что в столицах европейских государств местные жители относились к немцам настороженно и неприветливо. Фашистская идеология не привлекала, а, наоборот, пугала болгар, швейцарцев и югославов. Они рассчитывали на помощь со стороны Великобритании и Франции, которые могли реально противодействовать агрессивным планам Гитлера против Польши, но не получили ее.

Велкиш встречался со многими политическими деятелями, у которых ему приходилось брать интервью для своей газеты. Политики неодобрительно относились к пакту о ненападении между Советским Союзом и Германией. В головах европейцев все перемешалось – никто не мог толком понять, кого защищают Англия и Франция и для каких целей Москва и Берлин подписали двустороннее соглашение о ненападении.

К. Велкишу было понятно, что Гитлер не хотел делить с Великобританией и Францией лидерство в европейских делах. Он стремился к расширению влияния Германии в Европе. За шесть лет пребывания у власти Гитлер создал армию, с помощью которой мог решить любой спорный вопрос с англичанами и французами.

Возвращаясь в Берлин, Курт Велкиш не мог, как всегда, передать собранные им сведения «Арбину». Он не знал, где находился Рудольф Гернштадт, но был уверен в том, что их руководитель по антифашистской борьбе в Варшаве обязательно найдет способ наладить связь со своими друзьями в Берлине.

Однажды, посещая министерство иностранных дел, Курт Велкиш встретил там своего друга Герхарда Кегеля. Он работал в МИДе в секторе стран Восточной Европы. Начальником отдела был их общий знакомый по Варшаве советник Шнурре. С этим сотрудником министерства иностранных дел Курт Велкиш встречался несколько раз в польской столице, когда германская делегация, которую возглавлял Шнурре, вела переговоры о заключении с Польшей торгового договора. После этого Германия напала на Польшу, обвинив ее в вероломстве и совершении террористического нападения на германскую радиостанцию в Глейвице.

Доктор Шнурре занимался подготовкой нового торгового соглашения с Советским Союзом. Ему нужны были специалисты, которые владеют русским языком и знают Россию. Бывая в Варшаве, он встречался с Герхардом Кегелем и рад был, что отдел кадров МИДа направил этого специалиста в отдел восточных стран.

Кегель сказал Шнурре, что он, работая в Варшаве, изучал русский язык и даже выписывал советскую газету «Известия», чтобы глубже ознакомиться с экономическими и политическими проблемами Советского Союза. Этого было достаточно, чтобы Шнурре взял Кегеля на работу в свой отдел, сотрудники которого готовили материалы для поездки специальной торговой делегации в Москву.

Кегель рассказал Велкишу о поездке делегации в Москву; Шнурре включен в состав в качестве эксперта. Руководителем делегации назначен начальник отдела внешней торговли Риттер.

– Речь идет, – сказал Кегель, – об одном из самых крупных торговых договоров, когда-либо заключенных между Россией и Германией.

Велкиш предложил взять интервью у доктора Шнурре для бреславской газеты. Кегель посоветовал ему не делать этого, потому что общие рамки договора еще не ясны.

– Можно было бы написать о том, что после начала войны с Польшей, – сказал Кегель, – Германия нарушает график поставок Советскому Союзу машин и оборудования, хотя советские поставки – сырье, металлы, зерно и другие материалы поступают в Германию в соответствии с договором.

Однако, подумав, Кегель посоветовал Велкишу и эту тему не поднимать в газете. Он попросил Курта сообщить Ильзе Штёбе о том, что вскоре он окажется в Москве в составе германской торговой делегации.

Кегель был уверен в том, что Ильзе найдет способ заранее сообщить об этом в Москву. Велкиш обещал выполнить просьбу Герхарда Кегеля и спросил:

– О чем же я могу написать в свою газету?

– Напишите о том, что Германия предложила Советскому Союзу крупную сделку, – сказал Кегель. – Берлин планирует продать СССР военный корабль. Вначале мы хотели продать им тяжелый крейсер «Зейдлиц» и построить в Германии по заказу СССР тяжелый крейсер. Однако эта сделка не состоялась, потому что стоимость этих двух кораблей была для Москвы слишком высока. В конечном итоге СССР покупает у нас недостроенный тяжелый крейсер «Лютцев» и наши конструкторские разработки для оснащения этого корабля артиллерийскими установками...

Кегель помог организовать встречу К. Велкиша с руководителем германской торговой делегацией Риттером, который охотно рассказал журналисту о предстоящей советско-германской сделке по продаже тяжелого крейсера «Лютцев».

К. Велкиш написал статью, она была отмечена в министерстве иностранных дел как соответствующая интересам Германии...

Недостроенный крейсер действительно был переведен в Кронштадт, где немецкие инженеры и специалисты-монтажники должны были завершить строительство корабля и оснастить его необходимыми артиллерийскими системами.

Глубинный замысел германского руководства по продаже немецкого крейсера Советскому Союзу стал понятен Герхарду Кегелю и Курту Велкишу значительно позже. Германия имела перед СССР значительные задолженности по поставкам машин и промышленного оборудования. Для того чтобы ликвидировать долги, немцы пошли на эту сделку.

Существовала и вторая причина продажи крейсера «Лютцев» России. Недостроенный крейсер находился на верфи в порту, который подвергался интенсивным бомбардировкам английской авиации. Англичане пытались не допустить ввод в строй этого современного корабля. Переброска крейсера в советский порт прекращала бомбардировки германской верфи. Более того, немцы, как оказалось, и не планировали проявлять активность в завершении работ по оснащению «Лютцева» боевыми артиллерийскими системами. Германия не собиралась содействовать укреплению советского военно-морского флота, она решала свои проблемы – погашала долги «некондиционной» продукцией и обещаниями, которые уже не собиралась выполнять...

Курт Велкиш продолжал работать в Берлине. Он, как Герхард Кегель и Ильзе Штёбе, имел сведения, которые представляли интерес для их московских товарищей, но связи с Москвой у него не было.

28 сентября Курт и Маргарита выехали в город Зорау, где проживали их родственники. Повод для поездки в Зорау и встречи с близкими был подходящим – 29 сентября Курту Велкишу исполнялось 29 лет. Такое редкое совпадение дня рождения и количества прожитых лет у каждого человека бывает только один раз в жизни. Считается, что именно этот день рождения дороже всех юбилеев и его обязательно необходимо отмечать в кругу родственников и в доме, где человек появился на свет. Когда Маргарита сказала об этом мужу, он с удовлетворением принял ее предложение и они выехали в Зорау.

Мать Курта – Фрида Юльевна Велкиш, его племянница – Элла, дядя и тетя Маргариты были рады встрече со столичными гостями, которые впервые за последние четыре года посетили родные края. День рождения Курта отметили в кругу родственников.

Курт рассказал о своей работе и о впечатлениях от поездок в некоторые европейские страны. В германской глубинке к политике Гитлера и к тому, что происходило в Европе, относились осторожно. Курт имел собственное мнение о том, что происходило в Германии. Он сказал своим родственникам, что Гитлер ведет страну к опасной черте...

Фрау Велкиш понимала обеспокоенность своего сына. Ее старший брат погиб на фронте во время Первой мировой войны. Война уже принесла семье Велкишей достаточно горя, и никто из родственников Курта не хотел бы, чтобы Германия и Россия вновь начали воевать. Советско-германский пакт о ненападении, подписанный в Москве, давал надежду жителям провинциального германского города. Они верили, что в Европе все-таки воцарится мир.

Однако война уже захлестывала Европу как шторм, волны которого еще не докатились до Зорау. В Польше, граница которой была не так уж и далеко от места, где проживали родственники Курта и Маргариты, гремели пушки и рвались авиационные бомбы.

Два дня в Зорау пролетели быстро. Курт и Маргарита еще не знали, что они виделись со своими родственниками в последний раз...

Велкиши возвратились в Берлин. Курта ждали новые командировки, а Маргарита должна была находиться дома, ожидая визита «гостя» из Москвы. Она не знала, когда представитель Центра вызовет ее на встречу, но очень хотела помочь Ильзе Штёбе восстановить связь с Рудольфом Гернштадтом, их общим другом.

Берлинский период в жизни Велкишей был самым коротким. Маргарита посещала своих знакомых, с которыми когда-то обучалась фотографии. Курт, выполняя задания редакции, выезжал в командировки в разные европейские страны. И Курт, и Маргарита понимали, что их борьба против Гитлера прервалась. Но это был временный перерыв...

Глава третья

«Ариец»

 Сделать закладку на этом месте книги

В 1937 году «Арбин» завербовал высокопоставленного немецкого дипломата. Он был сотрудником германского посольства в Варшаве, имел практически неограниченный доступ к секретным документам, находившимся в распоряжении немецкого посла графа Гельмута фон Мольтке.

Новому агенту присвоили псевдоним «Ариец». Действительно, этот человек был настоящим арийцем, выходцем из немецких аристократических кругов. Он никогда не принимал участия в революционном движении, охватившем Германию в начале XX века, не состоял ни в каких партиях, не симпатизировал большевикам и не считал Советский Союз, в котором господствовала коммунистическая идеология, идеальным государством. И тем не менее так получилось, что именно он стал агентом советской военной разведки и источником ценной информации, доступ к которой имел ограниченный круг высших должностных лиц германского руководства.

«Арийца» звали Рудольф фон Шелия. Он родился в 1898 году в семье крупного силезского помещика, выходца из старинного дворянского рода. Мать Рудоль


убрать рекламу




убрать рекламу



фа – дочь министра финансов фон Миккеля в кабинете Бисмарка.

Во время Первой мировой войны Рудольф оказался на фронте. Имел офицерское звание и служил в одном из силезских кавалерийских полков.

Когда война завершилась, Рудольф поступил в университет. По некоторым данным, он учился в Бреслау, там же, где позже получал образование и Курт Велкиш, с которым Шелия встретится в столице Польши в 1936 году.

Рудольф фон Шелия решил сделать карьеру на дипломатической службе. Любая работа требует усердия, профессионализма и настойчивости. Чем больших высот в жизни хочет добиться человек, тем больше и настойчивее он должен работать, совершенствуя свои навыки, расширяя профессиональные возможности. Рудольф фон Шелия хотел иметь все, но упорно и настойчиво работать не был приучен. Он любил развлечения и азартные игры, которые требовали много денег. Лишних средств у Шелия не было. Жадность и страсть к развлечениям стали ключом к его душе. Этот ключ был найден «Арбиным» и позволил ему завербовать «Арийца».

Вторая причина, подтолкнувшая Шелия к сотрудничеству с иностранной разведкой – неудовлетворенность своей карьерой. Он был завистливым человеком; завидовал даже собственной сестре, которая вышла замуж за сына крупного промышленника, владельца одного из сталелитейных заводов Круппа, Клауса фон Болена Хольбаха. Шелия хотел бы подняться на такую же высоту, как Хольбах или его сын, но не мог этого сделать.

В 1927 году Рудольф фон Шелия женился на дочери венского дворянина, крупного землевладельца и промышленника. Брак был удачным. В 1928 году в семье Рудольфа Шелия родилась первая дочь, в 1933 году – вторая.

Шелия мечтал о карьере дипломата. Благодаря своей родословной и хорошему образованию, ему удалось устроиться на работу в министерство иностранных дел Германии. В первую служебную командировку фон Шелия выехал в 1926 году. Год работал в германском консульском отделе в Праге, затем – в таком же отделе в Константинополе.

Работа в консульском отделе посольства не сулила Шелия большой дипломатической карьеры. Все, что делалось в консульстве, напоминало обычный полицейский участок: посетители с различными просьбами, паспорта, печати, визы, забота о соотечественниках, проживавших в чужих странах, – это была не та дипломатическая работа, о которой мечтал германский аристократ.

Шли годы. Шелия медленно поднимался по ступенькам карьерной лестницы. Работа, которой он занимался, не приносила ему удовлетворения и не давала хороших доходов.

Рудольф приобрел в Вене ссудную кассу, вложил в нее около 300 тысяч марок, подобрал хороших специалистов. Касса стала давать прибыль 1500 марок в месяц.

В 1928 году Шелия из Турции переводят на должность вице-консула в польский городок Катовице. Через четыре года он получил назначение на должность секретаря в германском посольстве в Варшаве с окладом 1500 марок.

Ненавидя фашистскую идеологию и Гитлера, Шелия тем не менее в 1934 году вступил в члены НСДАП. Он сделал этот шаг из чисто карьерных соображений – без карточки члена национал-социалистической партии Шелия не мог рассчитывать на продвижение по дипломатической службе. Рекомендацию для вступления в нацистскую партию Шелия получил от функционера Гейнца, который в 1930 году был одним из членов личной охраны Гитлера, возглавляемой Ремом. Во время чистки рядов сторонников Гитлера 30 июня 1934 года Рем был убит. Через некоторое время схвачен и расстрелян Гейнц.

Мольтке хорошо знал родословную Рудольфа фон Шелия. Видимо, поэтому посол добился перевода фон Шелия с консульской работы на службу в посольство, где Шелия занял должность первого секретаря. В 1937 году Мольтке помог Шелия занять должность советника посольства. Мольтке и Шелия стали близкими друзьями.

Рудольфу фон Шелия было тридцать четыре года. Отпраздновав в польской столице очередной день рождения, Рудольф понял, что его дипломатическая карьера продвигается медленно. К тридцати пяти годам он должен был добиться большего. Он знал, что Клаус фон Болен Хольбах и его сын, с которым Шелия благодаря усилиям его сестры поддерживал дружеские отношения, относились к тем германским финансистам и промышленникам, которые заранее знали о планах и замыслах Гитлера и его генералов. От младшего Хольбаха Шелия узнавал такую политическую информацию, о которой не имел представления даже посол фон Мольтке. Поэтому Шелия любил ездить в Вену, встречаться со своими высокопоставленными родственниками. Но, возвратившись в Варшаву, он должен был снова выполнять чужие распоряжения. Это не давало покоя фон Шелия, мечтавшему о более высоком положении в германской элите.

В 1934 – 1935 годах в германское посольство в Варшаве прибыло несколько новых сотрудников. Они были членами национал-социалистической партии, считали Гитлера великим немцем, который возродит силу, могущество и славу Германии. Новые дипломаты получили руководящие должности.

Граф Гельмут фон Мольтке, который тоже был выходцем из древнего германского рода, отрицательно относился к нацистам, захватившим власть в Германии. Посол не любил новичков, приходивших на дипломатическую службу. Он знал, что новички в трудном дипломатическом искусстве видят, как правило, только две краски – черную и белую. Шелия был другим. Он был хорошим специалистом, умным и расчетливым человеком.

В Варшаве фон Шелия с помощью посла познакомился с журналистом Рудольфом Гернштадтом. Статьи этого журналиста печатались в германских газетах, чешских и французских журналах. Мольтке высоко ценил наблюдательность и аналитические способности журналиста, часто приглашал его в посольство, обсуждал с ним вопросы внешней политики Германии. Шелия подружился с Гернштадтом, серьезным и самостоятельным человеком, мнением которого дорожил сам посол Мольтке.

История вербовки фон Шелия – история борьбы двух личностей. «Арбин» начал эту борьбу и с помощью московского Центра одержал важную победу. Любая разведка могла бы гордиться своим сотрудником, сумевшим завербовать такого агента, как «Ариец».

Встречаясь с фон Шелия, журналист Гернштадт узнал, что дипломат ненавидел фашистов. Это можно было использовать в качестве мотива для вербовки. Но Шелия также ненавидел большевиков и Советский Союз. Второе обстоятельство полностью исключало возможность привлечения дипломата к сотрудничеству на советскую разведку. Шелия никогда и ни при каких обстоятельствах не согласился бы помогать коммунистам. И все-таки Гернштадт решил завербовать фон Шелия и предложил Центру сделать это от имени английской разведки, поскольку Шелия в беседах с Гернштадтом откровенно восхищался Великобританией, ее историей и государственным устройством.

Замысел «Арбина» был интересным, смелым, оригинальным и трудно реализуемым. Он требовал от самого вербовщика, то есть от Рудольфа Гернштадта, большого умения вести сложные беседы, умения управлять ходом таких бесед, учитывая психологию и интересы будущего агента. Гернштадт придумал себе роль посредника между английской разведкой Сикрет Интеллидженс Сервис и фон Шелия.

Операция по вербовке Р. Шелия разрабатывалась и проводилась несколько месяцев. В конце концов немецкий дипломат за определенное вознаграждение согласился передавать наиболее важные секреты германского посольства «английской» разведке. Рудольф Гернштадт блестяще справился с ролью «посредника» между Сикрет Интеллидженс Сервис и Р. Шелия.

На завершающем этапе Р. Шелия совершил ошибку, которая чуть было не привела к срыву всей многоходовой операции.

21 сентября 1937 года Центр получил отчет «Арбина» о ходе вербовки «Арийца». «Арбин» докладывал, что он 19 сентября позвонил «Арийцу» и спросил его, может ли навестить его? «Ариец» сказал, что завтра приедет к Гернштадту сам, и положил телефонную трубку. «Арбин» не успел отказаться от встречи.

После обеда «Ариец» подъехал к дому, в котором жил «Арбин», на посольской машине. На капоте развевался флажок со свастикой. За рулем автомобиля находился посольский водитель.

Войдя в квартиру Гернштадта, фон Шелия рассказал, что пару дней тому назад попал в аварию, его автомобиль поврежден, поэтому он воспользовался служебной автомашиной. «Я сделал ему замечание о недопустимости такого поведения, –  докладывал Р. Гернштадт в Центр, – и он дал мне обещание, что в будущем делать этого не будет». 

Далее «Арбин» сообщат о том, «что „Ариец“ начал разговор относительно техники передачи материалов и их оплаты. Он хотел работать, но опасался за свою жизнь. 

Я напомнил ему о его согласии. Объяснил еще раз, что это важно. Он продолжал колебаться, обещал подумать и сообщить о своем решении через день». 

Через день «Ариец» подтвердил свое согласие. Сказал, что осознает всю важность работы. Однако у него возникли вопросы, которые он задал Гернштадту.

– Будет ли это сотрудничество с английской разведкой продолжаться всю жизнь? – спросил фон Шелия.

Гернштадт ответил, что ничего вечного не бывает. Когда будет уничтожен фашистский режим в Германии, сотрудничество фон Шелия с британской разведкой может прекратиться.

Шелия задал еще несколько вопросов. Потом, рассуждая вслух, сказал:

– Каждый находится в руках у другого. Не только мы попадем в руки англичан, но и они тоже будут в наших руках...

Гернштадт видел, что дипломат волнуется, ему трудно принять окончательное решение. Ему нужно было помочь сделать последний шаг.

– В таких делах нет выбора: дружба или вражда, – спокойно и уверенно сказал Гернштадт своему собеседнику. – Есть только одно – доверие и дружба. Именно это гарантирует нашу безопасность в предстоящей работе с англичанами.

Шелия внимательно посмотрел на журналиста, который выступал от имени некоего мистера Смита, представителя английской разведки, и сказал:

– Да. Видимо, вы правы.

Сославшись на усталость, он распрощался с Гернштадтом, но затем подошел к нему и неожиданно сказал:

– После визита Муссолини в Берлин у нас будут интересные материалы.

Приезд итальянского премьер-министра Муссолини в германскую столицу должен был состояться через несколько дней. Гернштадт знал, что посол фон Мольтке получит из ведомства Риббентропа отчет о встрече Гитлера с Муссолини. Фон Шелия обещал добыть этот документ и передать его Гернштадту для англичан. Это означало одно – вербовка Рудольфа фон Шелия состоялась. «Ариец» начал работать на советскую разведку...

25 сентября 1937 года начальник военной разведки, который лично руководил операцией по вербовке Рудольфа фон Шелия, направил советскому резиденту в Варшаве «Крайнову» указание следующего содержания:

Ваше письмо от 25 сентября 1937 года с приложением получил. «Ариец» во взаимоотношениях с «Арбиным» проявляет барское отношение и нарушает требования конспирации в вопросах связи. Его поездка к «Арбину» в посольском автомобиле, если не провокационный шаг, то все же довольно рискованный. Если такие поездки им практиковались и раньше, то в этом ничего странного нет, но если это единичный случай, то «Арбину» необходимо указать на недопустимость подобных поездок. Выясните, куда «Ариец» ездит к «Арбину» на встречи и чем эти поездки легендируются? С планами «Арбина» по дальнейшей работе с «Арийцем» согласен. 

Директор.


...В начале октября «Ариец» передал «Арбину» отчет о встрече Гитлера и Муссолини.

16 ноября «Ариец» вручил «Арбину» записи беседы германского посла в Риме с министром иностранных дел Италии Чиано. Через несколько дней он передал «англичанам» документ об итогах встречи министра иностранных дел Финляндии с министром иностранных дел Германии, а также запись беседы германского посла в Белграде с югославским премьером Стоядиновичем после его возвращения из поездки в Лондон и Париж.

Затем «Ариец» добыл доклад о встрече в Берлине премьер-министра и министра иностранных дел Венгрии с Гитлером.

Документы, которые стали поступать от «Арийца», получали в Центре высокую оценку. Советская разведка приобрела ценного агента, высокопоставленного чиновника, который имел доступ к материалам, раскрывавшим тайные внешнеполитические замыслы германского политического руководства. С ноября 1937 по сентябрь 1939 года «Ариец» передал советской разведке 211 важных документов. Он работал только за деньги, которые ежемесячно переводились из Лондона на его счет в венском банке. Содержание «Арийца» с ноября 1937 года до начала Второй мировой войны обошлось военной разведке примерно в 30 тысяч долларов, но документы, переданные им военной разведке, стоили этих денег.

«Арбин» получал от «Арийца» самые важные сведения о работе министерства иностранных дел Германии, документы об экономическом положении в Третьем рейхе, о взаимоотношениях Германии с другими европейскими и дальневосточными государствами, информацию о текущих событиях, копии договоров, записи бесед Гитлера и Риббентропа с руководителями Румынии, Венгрии, Италии, Югославии, Болгарии, инструкции Риббентропа послу Германии в Польше фон Мольтке и другие материалы.

Успешная вербовка «Арийца» – пример исключительного мастерства разведчика, точнее – разведки, которая смогла найти такого человека и привлечь к работе...

В конце 1940 – в первой половине 1941 года от «Арийца» советская военная разведка получит сведения о планах Гитлера по нападению на Советский Союз...

Глава четвертая

«XWZ»

 Сделать закладку на этом месте книги

Ему повезло – он остался жив. Он не попал в руки гестаповцев и не стал жертвой сталинских репрессий, которым были подвергнуты некоторые советские военные разведчики после окончания Великой Отечественной войны. 

Он занимал в разведывательной организации «Арбина» – «Альты» особое место. 

В разведывательном управлении Красной Армии он числился под псевдонимом «ХВЦ». Это русская аббревиатура. При написании латинскими буквами его псевдоним выглядел следующим образом: «XWZ». Сегодня это загадочное сочетание букв не поддается расшифровке. Нет в живых ни одного человека, который бы мог объяснить, что обозначало  это сокращение в 1935 году, когда он начал сотрудничество с советской военной разведкой. В архивах тоже нет ни одного документа, который бы помог раскрыть эту тайну. 

Возможно, в 1935 – 1941 годах, когда «XWZ» сотрудничал с советской военной разведкой, эти три буквы имели какой-то определенный смысл. Теперь этого уже никто не знает. Особого значения это не имеет. Важно то, что под этим псевдонимом в советской военной разведке числился гражданин Германии Герхард Кегель. Он был юристом, журналистом, дипломатом. 

Но не этими своими профессиями и положением в обществе гордился Герхард Кегель. В 1983 году он опубликовал в Берлине книгу мемуаров «В бурях нашего века». Герхард Кегель действительно прошел если не все, то многие бури двадцатого века. 

На обложке своей книги Герхард счел обязательным написать небольшой подзаголовок: «Записки разведчика-антифашиста». Почему он это сделал? Уверен, что это был не рекламный трюк. В те годы и в ГДР, и в СССР к рекламе относились не так как сейчас. Двигателем прогресса по-советски была не реклама, а совсем иные силы. Видимо, он гордился тем, что в молодости ему довелось сотрудничать с советской военной разведкой и бороться против фашистской диктатуры, установившейся в Германии. 

Разведчик-антифашист. Для Герхарда Кегеля эти два слова были и талисманом, и итогом жизни, которую он посвятил борьбе против фашизма. 

Из всех членов группы «Арбина» – «Альты» Герхард Кегель оказался самым счастливым человеком. Ему удалось прожить не только интересную, но и долгую жизнь. 

Он был участником Второй мировой войны, находился среди солдат фашистской Германии, но не погиб в боях, а перешел на сторону Красной Армии. После войны он посещал Москву, был другом нашей страны, встречался с президентами и премьер-министрами, которые приезжали с официальными визитами в Берлин. Он смог увидеть и черную, и светлую стороны жизни. Сделав выбор, он оказался на стороне сил, которые боролись за справедливость. Он был другом Рудольфа Гернштадта и Ильзе Штёбе, под руководством которой работал в Берлине, выполняя задания советской военной разведки. 

«XWZ» был единственным советским агентом, который сказал, что нападение фашистской Германии на Советский Союз произойдет на рассвете 22 июня 1941 года. 

Не каждому человеку удается прожить такую интересную жизнь. 


...В августе 1959 года десятки самолетов и воздушных шаров появились в небе над ГДР. С этих летательных аппаратов на головы изумленных восточных немцев посыпались тысячи листовок с биографией Г. Кегеля. Она была необычна по своему содержанию, поэтому стоит привести ее полностью:

Герхард Кегель родился в 1907 году в маньчжурском Харбине. Первым языком, который постигает ребенком Кегель на этой узловой станции только что построенной Китайско-Восточной железной дороги, был русский. Затем он с родителями возвращается в Германию и изучает в Бреслау государственно-правовые науки. В коммунистическом молодежном союзе Герхард Кегель уже считался самым примерным, что, видимо, объяснялось его знанием русского языка и плохой осведомленностью немецких молодых коммунистов о том, где находится Харбин. Когда в 1931 году способный юноша с высшим образованием вступает в КПГ, пролетарские товарищи относятся к нему как к личному посланцу Сталина. Это побуждает ставшего корреспондентом в Варшаве деятельного молодого журналиста неоднократно выезжать в Москву, где на него обращает внимание Коминтерн, который побуждает его вступить в местную группу зарубежной организации НСДАП в Варшаве, что он и делает в мае 1934 года, став членом этой партии за № 3 453 917. Незадолго до превращения Варшавы в ходе Второй мировой войны в крепость этот член нацистской партии «по указанию свыше» перебирается в Советский Союз. В Москве у него много дел: Кегель становится редактором выпускавшейся под черно-белым знаменем газеты «Фрайес дойчланд» и странствующим проповедником в лагерях немецких военнопленных. Этим он занимается до тех пор, пока у Сталина не отпадет необходимость в такой работе. После этого испытанного коммуниста отправляют обратно в Восточную Германию – он становится главным редактором газеты «Нойес дойчланд», а через год – главным редактором еженедельника «Виртшафт». Верность линии партии и склонность к изнуряющей диалектике были, видимо, причиной выдвижения Кегеля в ЦК СЕПГ, где он стал заниматься вопросами агитации и пропаганды. Одновременно ему был пожалован орден «За заслуги перед Отечеством». В апреле 1959 года он неожиданно становится дипломатом в ранге посланника и вместе с другими советскими гражданами – Больцем, Флорином и Винцером выступает от имени СССР в качестве «адвоката немецкого дела». 


Нет необходимости вдаваться в подробности содержания этой листовки, напечатанной в 1959 году. В ней все не так, как было на самом деле в жизни Герхарда Кегеля. Но мы вспомнили об этом «документе» лишь для того, чтобы показать: Герхард Кегель действительно был человеком незаурядным, поскольку сведения о нем выбрасывались даже из-за облаков, чтобы опорочить его в глазах соотечественников.

Существует другая биография Герхарда Кегеля, о которой не знали авторы листовки, не знал и сам Герхард Кегель. Она была составлена в Разведуправлении Красной Армии и представляет собой более точный и интересный исторический документ:

Герхард Кегель родился 16 ноября 1907 года в городе Пройсиш-Херби (Верхняя Силезия), немец. Образование высшее. Журналист по экономическим вопросам. С марта 1930 года член Социалистической партии Германии. С сентября 1931 года принимал активное участие в создании революционных студенческих групп в городе Бреслау. С 1931 года – член Коммунистической партии Германии. 

Работал в газете «Бреслауер нойесте нахрихтен», с сентября 1933 года – корреспондент этой газеты в Варшаве. 

В 1934 году по заданию Разведуправления Красной Армии вступил в национал-социалистическую партию Германии и был назначен на должность заведующего отделом печати национал-социалистической партии в Варшаве. 

В конце 1934 года с помощью «Арбина» через Мольтке был назначен на дипломатическую работу в германское посольство в польской столице. Стал референтом по экономическим вопросам немецкого посольства в Варшаве. Затем с 1939 года по 1940 год Кегель работал в министерстве иностранных дел Германии в отделе торговой политики, а с 1940 по июнь 1941 года – в немецком посольстве в Москве, где был заместителем начальника отдела экономики. 

С началом Великой Отечественной войны Г. Кегель убыл в Германию, где работал в отделе информации министерства иностранных дел. 

В 1943 году Г. Кегель был призван в фашистскую армию, а в январе 1945 года сдался в плен нашим войскам в районе города Опочно. 

К разведывательной работе был привлечен «Арбиным» в 1933 году в Варшаве на идейной основе. 

За период работы на советскую военную разведку с 1934 по 1939 год Кегель добыл и передал нам около 350 донесений и документов по политическим, военно-политическим и военно-экономическим вопросам, большинство из которых представляли большую ценность. 

Работая в немецком посольстве в Москве, Кегель передавал нам большой ценности документы, касающиеся планов подготовки Германии к войне против СССР. Им передавались шифрованные документы и переписка немецкого посольства в Москве с министерством иностранных дел Германии. 

По прибытии в Берлин в августе 1941 года Кегель связался с «Альтой» и вместе с ней пытался восстановить прерванную связь с Центром... 

...Способный разведчик, заслуживает полного доверия, честный, не умеющий лгать человек, умный, требовательный к себе, конспиративный. Надежный и преданный друг, работавший исключительно по идейным соображениям. Серьезный сотрудник, глубоко разбирается в политике, имеет хорошие организаторские способности... 


В биографии Герхарда Кегеля есть один факт, который повторяется в биографиях и других членов разведывательной группы «Арбина» – «Альты». Об этом факте следует рассказать несколько подробнее.

Г. Кегель вырос в Бреслау. В этом городе он учился в средней школе, увлекался спортом – занимался греблей, лыжами, легкой атлетикой, которой отдавал предпочтение. Однажды он даже занял третье место в многоборье на гимнастических снарядах.

В 1926 году Г. Кегель закончил школу, но в Бреславский университет поступил только через два года после того, как скопил денег для оплаты обучения, работая в Дрезденском банке. Кегель приступил к изучению государственного права.

В Бреславском университете учился и Курт Велкиш, агент «ABC», один из организаторов «Союза красных студентов».

Кегель тоже принимал активное участие в студенческом движении. Одновременно с учебой в университете он подрабатывал в местной газете. Вспоминая этот период, Кегель писал, что с большим удовлетворением выполнял задания литературного отдела газеты, «который возглавлял тогда видный историк и критик литературы марксист Пауль Рилла... Он иногда привлекал меня к обсуждению кинофильмов. Это было связано для меня с тем преимуществом, что я мог частенько приглашать в кино свою тогдашнюю подругу, ставшую позднее моей женой, – для кинокритиков всегда полагались два бесплатных билета в кинотеатр».

Кроме подготовки рецензий на кинофильмы, Герхард Кегель посещал бесчисленные мероприятия различных политических партий и организаций. Он быстро понял, что фашистская партия «является величайшей опасностью для германского народа». Фашисты «представителям каждой прослойки населения обещали все, что они только могли пожелать. Ложь фашистов была беззастенчивой и грубой. А разоблачать ее и вскрывать бесстыдную демагогию фашистов было зачастую просто невозможно, ибо крупная буржуазия предоставила в распоряжение нацистской пропаганды не только деньги, но и более 90 процентов всех своих газет и журналов»[20].

В 1930 году Г. Кегель стал одним из основателей «Свободного объединения социалистических студентов». Обучаясь в одном университете, участвуя в движении студентов против установления в Германии фашистской диктатуры, Кегель и Велкиш не могли не знать друг друга.

Осенью 1933 года Г. Кегель прибыл в польскую столицу. В его кармане лежало удостоверение корреспондента газеты «Бреслауер нойесте нахрихтен». На следующий день по приезде молодой журналист посетил германскую миссию, которая находилась в Золотом переулке Варшавы. Кегеля принял пресс-атташе представительства господин Штайн. Герхард вручил Штайну письмо от своего издательства. Провинциальная печать не пользовалась особой благосклонностью сотрудников германской миссии. Тем не менее Штайн дал Кегелю несколько полезных советов относительно аккредитации при польском министерстве иностранных дел и вступления в варшавский союз зарубежных корреспондентов, обещал познакомить с немецкими журналистами, работающими в Польше.

Читая воспоминания Г. Кегеля, поражаешься: в книге названы сотни второстепенных фамилий, но ни одного слова нет о Курте Велкише и его жене Маргарите. Тайна, которая окутывала отношения этих людей в 1935 – 1941 годах, будет раскрыта несколько позже.

Вернемся вновь в Бреслау. В этом городе некоторое время находился и Рудольф Гернштадт. Он попал в опалу за публикацию статьи в поддержку рабочих, и Теодор Вольф был вынужден на некоторое время убрать его из столичного штата газеты «Берлинер тагеблатт».

Одним словом, Бреслау стал городом, где побывали и Г. Кегель, и Р. Гернштадт, и К. Велкиш. Встречался ли Р. Гернштадт с Г. Кегелем и К. Велкишем в Бреслау, неизвестно. Почему они вынуждены были покинуть Бреслау и каким образом оказались в Польше?

С историей Рудольфа Гернштадта, немецкого еврея, мы познакомились. После прихода в Германии к власти нацистов Гернштадт и многие другие евреи: ученые, писатели, журналисты уезжали из Германии.

Курт Велкиш, немец, коммунист, основатель «Союза красных студентов» был тоже вынужден покинуть Бреслау. Если бы он остался в этом или другом германском городе, то мог бы попасть в руки коричневорубашечников.

В мае 1933 года в Германии были разогнаны профсоюзы и через месяц запрещены все политические партии, кроме НСДАП. Оставаться в Бреслау Герхард Кегель тоже не мог. Помог ему исполнявший обязанности главного редактора «Бреслауер нойесте нахрихтен» господин Петцольд. Кегель сообщил ему, что хотел бы выехать на работу в Польшу в качестве корреспондента немецкой газеты. Петцольд поддержал эту идею и подготовил для молодого журналиста рекомендательное письмо. Так Г. Кегель оказался в Варшаве. Видимо, сама судьба позаботилась о том, чтобы эти молодые люди, не разделявшие фашистской идеологии и боровшиеся против нее в Бреслау, оказались практически в одно и то же время в польской столице.

Когда они как журналисты, представлявшие разные немецкие газеты, встретились в Варшаве, естественно, воспоминания о Бреслау сыграли положительную роль в укреплении их дружбы. По крайней мере, когда Курт Велкиш в мае 1935 года прибыл в польскую столицу в качестве корреспондента газеты «Бреслауер нойесте нахрихтен», он встретил в Варшаве Герхарда Кегеля, который тоже представлял эту же газету. Кегель познакомил Велкиша с Гернштадтом, который уже являлся сотрудником советской военной разведки. Положительная рекомендация, которую Кегель дал К. Велкишу, была лучшим поручительством, и «Арбин» привлек Велкиша к работе на советскую военную разведку. Так в Варшаве была создана одна из наиболее результативных разведывательных групп Разведуправления Красной Армии, которая накануне Великой Отечественной войны активно действовала в Польше, Германии и Румынии. В первой половине 1941 года «XWZ» станет сотрудником германского посольства в Москве...

ЧАСТЬ IV

ЗАГОВОР ПРОТИВ РОССИИ

 Сделать закладку на этом месте книги

Все войны, которые происходили в XX веке, начинались вероломно. Внезапное нападение всегда создавало благоприятные предпосылки для будущей победы над противником. 

Япония без объявления войны в декабре 1941 года нанесла сокрушительный удар по американскому тихоокеанскому флоту и уничтожила военно-морскую базу США в Пёрл-Харборе. 

Без зазрения совести Гитлер объявил 1 сентября 1939 года, что «поляки первыми напали на Германию», и захватил Польшу. 

Войну против Норвегии, Франции, Бельгии и Голландии Германия также начинала без объявления войны. 

После покорения Европы Германия стала могущественной державой, заявившей о своих претензиях на мировое господство. 

Подписанный в августе 1939 года между Москвой и Берлином пакт о ненападении был дипломатической уловкой. Гитлер не подписывал этот пакт и даже не присутствовал при его подписании в Москве. За Гитлера подпись в советско-германском договоре поставил министр иностранных дел И. Риббентроп. Срок действия пакта – 10 лет. Но фактически это было временное соглашение между двумя государствами, которые разграничили сферы влияния в Восточной Европе, опасаясь друг друга. 

Гитлер считал, что его следующей жертвой должна стать Россия. Германский фюрер не сомневался в будущей победе над большевиками. Гитлер хотел напасть на Россию так же внезапно, как он обрушивался на Польшу, Францию и другие ст


убрать рекламу




убрать рекламу



раны.
 

Начиная с сентября 1939 года вероятным противником России на Западе стала фашистская Германия, на Дальнем Востоке – Япония, союзница Германии. Призрак войны навис над границами Советского Союза. 

Что знал Сталин о планах Гитлера? Какие разведсведения поступали в Москву в 1940 году из Берлина, Токио, Бухареста, Будапешта и других столиц? 

Глава первая

Берлинские тайны

 Сделать закладку на этом месте книги

Язык в Шенау не подвел

Когда Николай Зайцев передал привезенное им из Москвы золото представителям советского посольства, он вновь стал сотрудником торгового представительства. Вторую командировку он начал в новой должности – помощника заместителя торгового представителя СССР по материальному обеспечению. Работы под «крышей» прибавилось, но она способствовала выполнению разведывательных задач.

После подписания пакта о ненападении между СССР и Германией обстановка вокруг советских представительств в Берлине изменилась в лучшую сторону. Берлинцы всячески демонстрировали свое дружеское отношение к представителям СССР. Немцы, видимо, не думали о войне против России и приветствовали любые шаги по улучшению советско-германских отношений.

Такие же настроения были у представителей мелкого и среднего бизнеса. В торгпредство началось «паломничество представителей торговых фирм, заводчиков и фабрикантов». Деловые люди Германии стремились заключить с советскими организациями выгодные торговые соглашения.

В Берлин зачастили и представители советских министерств – большим событием стало прибытие в Германию в конце 1939 года советской торговой делегации во главе с наркомом судостроительной промышленности Тевосяном. Делегация имела большие полномочия. В ее состав входили представители науки и техники, химики, конструкторы и другие специалисты. Среди них были и сотрудники Наркомата обороны.

После подписания советско-германского торгово-кредитного соглашения немцы должны были предоставить доступ советским специалистам к наиболее интересной промышленной продукции, которую они могли бы отобрать для закупок и вывоза в СССР.

Естественно, немцы пытались показывать устаревшие образцы и сохранять в тайне то, что могло в первую очередь заинтересовать советских специалистов. Бизнес, как и политика, дело тонкое и имеет свои законы.

Немцам надо было продать старую продукцию своих машиностроительных заводов и получить за это золото, которое привез в Берлин Николай Зайцев, а также стратегическое сырье из России.

В ходе первых же контактов возникла любопытная ситуация: немцы предложили советской торговой делегации посетить предприятия, выпускающие устаревшее промышленное оборудование. Однако Тевосян предоставил собственный перечень предприятий, которые хотела бы в обязательном порядке посетить советская делегация. Этот список составили сотрудники советского торгпредства, которые хорошо знали, что и где производится в Германии; в него включили даже заводы, на которых изготавливалась секретная военная техника. Немцы были ошеломлены.

Советский торгпред поручил Николаю Зайцеву сопровождать руководителя делегации наркома судостроительной промышленности Тевосяна и быть его переводчиком. Часть делегации выехала в город Шенау на крупнейший в Германии завод по производству синтетического каучука. Зайцев оказался среди членов этой группы.

Качество германского искусственного каучука было выше того, который вырабатывался на советских химических предприятиях, а чтобы выяснить секрет его изготовления, в состав делегации включили химиков. Необходимо было установить название одного из компонентов, входивших в состав смеси, из которой изготавливался этот материал. Для этого решили при посещении завода в Шенау выяснить точное название компонента, который немцы держали в тайне. К операции был подключен и Николай Зайцев, хорошо владевший немецким языком. Отстав от делегации, он оказался в одном из цехов. В беседе с рабочим советский разведчик выяснил название химических компонентов, использовавшихся при составлении каучуковой смеси. После этого он присоединился к делегации и продолжал вместе со вторым переводчиком помогать деловой беседе советских и немецких специалистов.

Бывший хлебопек Николай Зайцев мог безошибочно в любое время дня и ночи назвать состав различных образцов хлебобулочных изделий, которые он выпекал в Саратове. Находясь на химическом комбинате в Шенау, он пытался не забыть название компонентов каучуковой смеси.

Однако то, чего больше всего опасался Н. Зайцев, все-таки произошло. Когда советская делегация возвратилась в гостиницу, Зайцев не смог вспомнить название компонентов, которые ему сообщил в Шенау немецкий рабочий.

Неудача Зайцева не вызвала, к его удивлению, гнева со стороны руководителя делегации, наоборот, ему предложили отдохнуть и собраться с мыслями.

Через несколько часов Н. Зайцев вспомнил название необходимого компонента, использование которого повышало качество искусственного каучука...

Говорят, что язык до Киева доведет. В Шенау хорошее знание немецкого языка и умение общаться с иностранцами позволило советскому разведчику Николаю Зайцеву решить задачу, которую длительное время не могли решить советские химики.


Почем фунт канифоли?

Искусственную канифоль в Германии научились производить раньше, чем в СССР. Поэтому за это вещество, которое требовалось советским химикам в большом количестве, тоже приходилось платить золотом или пшеницей. Обмен не адекватный, но положение было безвыходным.

Для того чтобы наладить в Советском Союзе собственное производство канифоли, нужна была точная химическая формула этого вещества. Добыл эту формулу все тот же Николай Зайцев. А действовал он так же, как в случае с искусственным каучуком.

При посещении завода, где производились жаростойкие лаки, советские специалисты интересовались образцами продукции завода. Они хотели подобрать лак, который можно было бы использовать для специального покрытия внешней части корпусов самолетов.

Немцы с готовностью показали один из образцов лаков, производившихся на этом заводе. Чтобы убедить советских специалистов в качестве своей продукции, немцы на метровый квадрат специального полотна, покрытого предлагаемым лаком, налили бензин и подожгли его. Когда весь бензин выгорел, лаковое покрытие оказалось неповрежденным. Можно было заключать сделку, однако, как выяснилось, этот тип лака не подходил для покрытия самолетов. Он тяжел и германской авиапромышленностью не приобретается. Зайцев, узнав, что на этом же заводе производится более совершенный образец лака, сообщил об этом руководителю советской торговой делегации. Наши химики попросили показать новые образцы лаков и обещали закупить у фирмы большое количество ее продукции.

Сделка была заключена на новых условиях.


Встреча с резидентом

После отъезда Тевосяна и членов его торговой делегации руководитель советского торгового представительства, видимо по рекомендации гостей из Москвы, назначил Николая Зайцева на должность начальника АХО – административно-хозяйственного отдела торгпредства. Обычно сотрудника, который занимал эту должность, называли заместителем торгпреда по всем хозяйственным вопросам.

Для Николая Зайцева, который прибыл в Берлин для решения разведывательных задач, новое назначение стало дополнительной нагрузкой. Но отказаться он не мог, так как торгпред был для него начальником «крыши». Кто же был резидентом, который мог бы избавить его от излишней нагрузки, Николай Зайцев в ноябре 1939 года еще не знал. Знакомство произошло в зале отдыха сотрудников советского посольства.

Николай посещал этот зал раза два в месяц, когда вечером жена отправлялась в клуб на очередную демонстрацию советского кинофильма. Часто показывали одни и те же фильмы, поэтому Зайцев предпочитал сыграть с кем-нибудь партию в бильярд.

В тот субботний вечер в зале почти что не было посетителей, только играли в бильярд два сотрудника информационного отдела посольства.

Николай уже намеревался покинуть зал, так как играть было не с кем. В этот момент к нему подошел плотный мужчина лет тридцати девяти.




– Меня зовут Максим Алексеевич, – представился он. И добавил: – Фамилия – Пуркаев. Я военный атташе.

Зайцев понял, встреча не случайна. Решили сыграть партию. Николай проиграл. Он не знал, что Пуркаев начал играть в бильярд, когда еще служил в чине прапорщика в русской императорской армии. Зайцев также не знал, что комкор Пуркаев прибыл в Берлин в начале сентября, а до этого был начальником штаба Белорусского военного округа. Приказ о его назначении на должность военного дипломата подписан тогда же, когда германские армии перешли польскую границу и началась Вторая мировая война. Это было случайное совпадение. Тем не менее в условиях начавшейся войны между Германией и Польшей комкор Пуркаев не хотел бы покидать свой военный округ. Однако вынужден был это сделать – приказ пришел из Москвы.

Перед отъездом в Берлин новый советский военный атташе побывал в Москве, беседовал с начальником Разведуправления Красной Армии И. Проскуровым, Героем Советского Союза, отважным летчиком, депутатом Верховного Совета СССР.

Разговор начальника военной разведки И. Проскурова с новым военным атташе в Берлине проходил в те дни, когда фашистская авиация уже бомбила Варшаву и другие польские города. Проскуров, обращаясь к Пуркаеву, сказал, что задача военного атташе в Берлине состоит в том, чтобы не допустить обострения советско-германских отношений. Вторая задача – восстановление связи с «Альтой». Центр возлагал на работу с этой отважной женщиной большие надежды. Перед отъездом в Берлин комкор Пуркаев изучил оперативные дела «Альты» и ее возможных помощников. В Разведуправлении Пуркаеву также сообщили, что связь с «Альтой» будет восстанавливать военный разведчик «Бине» – старший лейтенант Николай Зайцев.

В Разведуправлении Пуркаеву был присвоен оперативный псевдоним «Мрамор», он стал резидентом военной разведки в Берлине.

Максим Алексеевич Пуркаев выходец из семьи рабочих. Отец его был плотником на Ленских золотых приисках.

«До 14 лет жил на иждивении отца, который умер в 1908 году» , – писал комкор Пуркаев в своей автобиографии.

Когда отец был еще жив, Максим окончил приисковую начальную школу, затем занимался в 4-классном городском училище, успел закончить один класс реального училища. Затем обучение на несколько лет прервалось – в семье не хватало средств и ему пришлось, как и многим другим его сверстникам, идти работать на прииск. После смерти отца Максиму, умевшему читать и писать, предложили должность старшего рабочего. На самом деле это была самая низкая ступень среди приисковых служащих.

В 1910 году Максим переехал в город Алатырь Симбирской губернии. Там проживали родственники матери, и она решила возвратиться в родные края. Осенью 1915 года Максим, как ратник ополчения 2-го разряда, был призван в армию, стал рядовым запасного батальона, затем окончил школу прапорщиков и был назначен младшим офицером 164-го запасного полка, который дислоцировался в городе Сарапуле.

В 1918 году Максим добровольно вступил в ряды Красной Армии, был командиром роты, батальона, полка, начальником штаба дивизии, воевал на восточном и западном фронтах против войск атаманов Дутова и Краснова, против чехословаков и белополяков.

Молодой, бесстрашный и преданный революции Максим Пуркаев, награжденный орденом Красного Знамени, прошел обучение на курсах «Выстрел», а в 1929 году на курсах высшего начальствующего состава. В 1936 году закончил Академию имени М. В. Фрунзе, где получил первоначальные знания по иностранным языкам. В своей автобиографии М. Пуркаев так оценивал свои знания: «Пишу и читаю на французском и немецком языках».  Честный Пуркаев не употребил слово «говорю», видимо, потому, что говорить ни по-немецки, ни по-французски он не мог.

Мордвин Максим Пуркаев стал в 1937 году заместителем начальника штаба Московского военного округа. С 1938 года он – начальник штаба Белорусского Особого военного округа. С сентября 1939 года комкор М. Пуркаев – военный атташе СССР в Германии.

Жена Пуркаева, Антонина Ивановна, всегда была рядом с мужем в Сибири, в Казани, в Москве, в Минске. Во второй половине 1939 года они оказались в Берлине.

Офицеры, которые более двадцати лет носили только военную форму, к гражданской одежде относились недоверчиво. Они, как правило, ее не имели. Пуркаев был одним из таких офицеров.

В Москве в 1939 году Пуркаеву в специальном ателье пошили великолепный костюм из дорогого материала. Когда комкор примерил новую для него форму одежды, он не узнал себя – был похож на интеллигента, а особый шарм придавало пенсне, подобранное им в одном из московских комиссионных магазинов.

Немцы встретили нового советского военного атташе приветливо. Вместе с послом А. А. Шкварцевым 3 сентября он удостоился десятиминутной аудиенции у Гитлера. Беседа была короткой, любезной и произвела на Пуркаева сильное впечатление.




Не ведал комкор Максим Пуркаев, что, глядя на советского военного атташе, Гитлер уже думал о покорении России и смотрел на советского офицера как на командира, который будет вести в бой своих бойцов против его, Гитлера, солдат, уже приступивших к покорению Европы. Глядя на советского офицера, сероглазого, русоволосого крепыша Максима Пуркаева, Гитлер решил его испытать. Пуркаев через некоторое время станет первым советским офицером, который столкнется с изысканным коварством Гитлера...

Беседа Пуркаева с Зайцевым в зале отдыха советского посольства внешне походила на разговор двух любителей бильярда. Однако это было не так. Резидент поинтересовался работой Зайцева в торгпредстве, здоровьем членов его семьи, сообщил, как и когда они будут встречаться в советском посольстве, и приказал приступить к восстановлению связи с «Альтой». Найти Ильзе Штёбе в Берлине «Бине» должен был через агента «ЛЦЛ», то есть через Маргариту Велкиш. Пуркаев сообщил Зайцеву ее домашний адрес и телефон и сказал, что, встречаясь с «ЛЦЛ», Николай должен будет представиться как Пауль Фишер.

Через несколько дней «ЛЦЛ» познакомила «Бине» с «Альтой».

14 ноября 1939 года «Бине» докладывал в Центр:

Довожу до сведения Директора, что я посетил «ЛЦЛ». Она меня встретила тепло, сообщила, что «Альта» находится в Берлине. Я попросил ее помочь мне установить с ней контакт. 


27 ноября в 19 часов «Бине» встретился с «ЛЦЛ» около кинотеатра «Capitol». На улице было около 20 градусов мороза. Пауль пригласил «ЛЦЛ» зайти в ресторан. Она согласилась, но выбрала ресторан сама. Пауль не возражал.

«Бине» убедился – слежки нет. Они вошли в зал, посетителей в ресторане в тот вечер практически не было.

Пауль предложил Маргарите выпить по чашечке кофе. Она отказалась и попросила угостить ее виноградным соком. Они поговорили несколько минут. В 19.30 к столику подошла незнакомая женщина. Пауль понял – перед ним «Альта», ее фотографию он видел в Разведуправлении. Он быстро встал, улыбнулся и предложил Ильзе присоединиться к ним. Разговаривая с Ильзе Штёбе и Маргаритой Велкиш, Николай Зайцев подумал о том, как эти две женщины умело организовали встречу. У них можно поучиться конспирации и проведению оперативных мероприятий.

Докладывая резиденту «Мрамору» о встрече с «Альтой», «Бине» писал:

Я предложил ей выпить кофе. Она согласилась. «ЛЦЛ» посидела с нами несколько минут и ушла. «Альта» сообщила, что вся группа находится в Берлине. По ее данным, «Ариец» находится без работы. Связь с ним «Альта» еще не устанавливала. Но может это сделать. Для этого ей нужны указания от «Арбина», так как раньше только один «Арбин» поддерживал связь с «Арийцем», который не хочет, чтобы о его работе на «британскую разведку» знал еще третий человек. 

«ABC» в своей работе имеет большие успехи. Он в очень хороших отношениях с Кляйтеном, который лично знаком с Риббентропом. В настоящее время «ABC» работает корреспондентом бреславской газеты и находится в командировке, в ходе которой должен побывать в Будапеште, Софии и Белграде. Возвратится в Берлин 14 – 15 декабря. По данным «Альты», «ABC» и «ЛЦЛ» могут в начале 1940 года получить работу в Бухаресте. Встреча с «Альтой» продолжалась двадцать минут. Вторая встреча с ней состоится 30 ноября. 

«Бине».


На следующий день «Мрамор» направил в Центр радиограмму следующего содержания:

Молния. Берлин. Начальнику 5-го управления РККА. 

Связь «Бине» с «Альтой» через «ЛЦЛ» установлена 27ноября. Следующая встреча назначена на 30 ноября. «Альта» передаст новые материалы. Все источники здесь, за исключением «ABC», который находится в Румынии, возвратится к середине декабря, работает при бреславской газете и имеет хорошие успехи. «Альта» ждет указаний о дальнейшей работе и хочет получить материалы о внешней политике СССР. Потребность в деньгах выявится на встрече 30 ноября. Встречу ждала 3 месяца и очень рада. Имеет большое желание работать и дальше. 

«Мрамор».


30 ноября «Бине» провел вторую встречу с «Альтой», получил от нее первые разведывательные материалы.

«Мрамор» незамедлительно доложил в Центр:

Молния. Берлин. Начальнику 5-го управления РККА. 

Встреча «Бине» с «Альтой» 30 ноября состоялась. Она передала сведения о положении всех членов группы и их возможностях. «Альта» получила предложение ехать корреспондентом в СССР. Ждет вашей санкции. 

По ее данным: 

1. По договору, заключенному в начале октября, Германия должна поставить Финляндии 112 зенитных орудий калибра 2,3 и 2,6 см. Из них 30 – в начале октября и 10 000 касок. 

2. Немцы обеспокоены недоверием нашей торговой делегации, которая считает, что ей не все показывают. Не показаны: 16-мм зенитка, специальная удвоенная торпеда и новая спецтехника ВВС (Ortungsgerat). 

Следующая встреча с «Альтой» 3 декабря. Материалы, переданные «Альтой», высылаю почтой. 

«Мрамор».


После третьей встречи с И. Штёбе разведчик доложил в Центр, что «Альта» может устроиться на работу в имперском министерстве авиации, но для этого ей придется выехать в Будапешт и работать в венгерской столице. «Я предложил „Альте“ найти работу в Берлине и попытаться устроиться в министерство иностранных дел. „Альта“ должна оставаться в Берлине, так как без нее мы потеряем связь с „Арийцем“ и другими членами группы»,  – сообщал Н. Зайцев своему московскому руководству.

Далее «Бине» писал Директору, что для создания безопасных условий работы «Альты» ей «необходимо арендовать удобную квартиру и купить аппарат, необходимый для фотографирования документов» .

В отчете Директору старший лейтенант Николай Зайцев также сообщил, что «Альте» необходимо оказать материальную помощь, так как почти что все ее личные вещи остались в Варшаве. После нападения Германии на Польшу посетить Варшаву «Альта» уже не могла. Поэтому, докладывал Зайцев, «я передал ей 300 марок на расходы от имени ее мужа „Арбина“». 

8 декабря 1939 года «Бине» еще раз встретился с «Альтой», которая сообщила ему, что, по данным «Арийца», немцы планируют весной 1940 года «большое наступление на Западе. На одном из заседаний намечен план: сначала захват Франции, Бельгии и Голландии, затем удар по Англии. Среди военных имеется оппозиция по этому вопросу. Спрашивали, а как к этому отнесется СССР? Гитлер ответил, что СССР будет занят в Финляндии». 

Связь с «Альтой» была восстановлена. В столице Германии создана разведгруппа советской военной разведки, которая начала передавать важную информацию.

Центр одобрил действия «Бине».

Дорогой «Бине», я вполне удовлетворен вашей работой по восстановлению связи с «Альтой» и премирую вас за это 100 марками. Надеюсь, что вы хорошо понимаете значение вашей работы и будете выполнять ее инициативно, продуманно и смело. Никогда не забывайте, что осторожность и продуманность каждого шага – лучший залог безопасности вашей работы с «Альтой». 

Ваша задача заключается в том, чтобы «Альта» восстановила связь со всеми членами группы. Она должна сделать группу настолько работоспособной и активной, чтобы мы могли своевременно узнавать о каждом важном шаге колбасников [21] как в устной, так и в документальной форме. Установите с «Альтой» прочную и непрерывную связь, которая должна действовать при любых условиях и при любых обстоятельствах. О проделанной вами работе и способах связи с членами группы подробно сообщайте. «Альта» должна устроиться на постоянную работу в Берлине. Она должна подробно выявить служебное положение каждого члена группы, возможности работы и характер информации, которую они смогут добывать. Еще раз напоминаю вам – уделяйте особое внимание вопросам обеспечения безопасности работы с «Альтой». 

Посылаю вам письма «Арбина» всем членам группы. Письмо № 1 – для «Альты», письмо №2 – для «Арийца», письмо № 3 – для «ABC» и письмо №4 – для «ХВС». Письма до встречи с «Альтой» храните у «Мрамора». На очередной вечеринке передайте письма №№ 1 и 2. Остальные передайте «Альте» только в том случае, если будет необходимость. 

Директор.


Это письмо И. И. Проскуров подписал 10 декабря 1939 года.

«Бине», выполняя указания И. Проскурова, встретился с «Альтой» и передал ей письмо от Рудольфа Гернштадта.

Второе письмо, адресованное «Арийцу», она тоже получила, но, к большому удивлению «Бине», на очередной встрече вернула его, сказав, что это письмо она не намерена передавать «Арийцу». По ее мнению, «Арбин» не знает реального положения «Арийца» и дает ему неправильные «рекомендации». «Альта» повторила слово – «рекомендации» и объяснила свою точку зрения. Она встречалась с «Арийцем», который уже более двух месяцев находится в вынужденном отпуске, потому что все его попытки устроиться в министерство иностранных дел не увенчались успехом. Его неодобрительная оценка действий Германии против Польши стала известна в ведомстве И. Риббентропа. Поэтому его не берут на работу, еженедельно обещая подыскать подходящую должность.

– «Арбин» требует от «Арийца» выполнения обязательств перед «английской разведкой», которые «Ариец» по объективным причинам выполнять не может, – сказала «Альта» и предложила некоторое время подождать и не беспокоить «Арийца». – Он не получает от нас, как прежде, гонорар за свою работу. Для него это самый сильный стимул для решения своих проблем. И я уверена, что он их решит в ближайшее время...

«Альта» была точна в своей оценке, не сомневалась в правильности своих выводов.

«Бине» еще раз получил возможность оценить ум и способности «Альты» к разведывательной работе. Она была не только умелым конспиратором, но и достаточно тонким и наблюдательным психологом. Она знала, что ей необходимо было сделать, чтобы восстановить разведгруппу, она знала, как это сделать, и понимала, что подвергает себя и своих товарищей большому риску.

Начальник военной разведки И. Проскуров держал под личным контролем формирование разведывательной группы в Берлине, он определял задачи, которые должны были решать члены группы, и целенаправленно руководил работой капитана Николая Зайцева с «Альтой». Иногда из Москвы в Берлин для «Бине» от Директора поступало не одно, а два или даже три письма. 14 декабря И. Проскуров, обеспокоенный ходом формирования разведгруппы, направил «Бине» два письма – одно утром, другое вечером.

Первое письмо, подписанное начальником военной разведки в 10 часов утра 14 декабря.

«Мрамору» для «Бине». Желательно устройство «Альты» в воздушное министерство, как предполагалось раньше. Если это невозможно, то пусть обязательно устраивается секретарем «Арийца». «Альте» необходимо точно установить положение «Арийца», помочь ему в продвижении по службе. Важно добиться от него систематического получения устной информации и документальных материалов. Уточните вопрос об оплате его материалов. Передайте «Альте», что «ХВЦ» должен устроиться на работу в Бухаресте или в Будапеште. При невозможности этого – в Москве. Сообщите его возможности по работе на нас в том и другом случае. При его отъезде «Альта» должна передать способы установления связи с ним. О нашей политике для «ХВЦ» будет подготовлено и послано подробное разъяснительное письмо. «ABC» должен закрепиться у Клейста, добиться его полного доверия с целью использования его широкой осведомленности. Если это не удастся, желательно устройство «ABC» в Бухаресте. На очередной встрече с «Альтой» сообщите ей свои соображения об установке в любом месте по ее выбору приемо-передающей радиостанции, выясните возможности обучения ее радиосвязи с нами, а также о налаживании работы по фотографированию материалов. 

Директор.


Центр торопил «Бине» с решением всех вопросов, связанных с организацией работы разведгруппы. В этом письме примечательны, по крайней мере, два важных требования Разведуправления. Первое, Центр был очень заинтересован иметь надежных агентов в столицах государств, которые входили в германскую коалицию – в Венгрии и Румынии. В Токио в это время уже прочно легализовался и начал активно работать Рихард Зорге, от которого поступала в Центр информация о внешнеполитическом курсе Германии на Дальнем Востоке. Совершенно очевидно то, что удача с устройством Р. Зорге в Японии побуждала Разведуправление Красной Армии внедрить своих разведчиков в германские посольства в Бухаресте и Будапеште. Вначале И. Проскуров был против устройства «ХВЦ» в германском посольстве в Москве. Однако через некоторое время, видимо, оценив все преимущества наличия собственного высокопоставленного источника в германском посольстве в Москве, он согласился с этим.

Второе обстоятельство, которое тоже очень важно для понимания последующих успехов и неуспехов в работе разведгруппы «Альта», содержится в этом же письме начальника военной разведки. И. Проскуров требовал от «Бине» обсудить с «Альтой» возможности обеспечения ее прямой радиосвязью с Центром. В условиях нарастающей агрессивности Германии важно было обеспечить «Альту» такой независимой связью с Москвой. Ничто не вечно. Советско-германский пакт о ненападении, видимо, не очень высоко ценился в Разведуправлении Красной Армии, которое старалось в 1940 году оснастить все свои резидентуры, особенно в Японии, Китае, Болгарии, Германии, Румынии, Венгрии, новейшими надежными передатчиками. Это полностью оправдало себя в последующие годы...

Второе письмо, которое И. Проскуров направил Н. Зайцеву вечером 14 декабря 1939 года, тоже представляет интерес. Поэтому есть смысл привести его полностью.

«Мрамору» для «Бине». 

Передайте Альте ближайшую задачу «Арийца»: 

1. Установить состав и группировку войск немцев на Западе и их оперативные планы. 

2. Если данные от 11 декабря не подтвердятся, то выяснить причины. 

3. Установите истинные политические и военные взаимоотношения колбасников с итальянцами. Уверены ли колбасники, что итальянцы им не изменят. Что выгоднее колбасникам – нейтралитет Италии или открытое выступление ее на их стороне. 

4. Верно ли, что Германия намерена перенести центр своих военных и политических усилий на Балканы. 

5. Дать сводные данные о дислокации германских войск в Центре, Протекторате и на востоке. 

Директор.


Еще два важных вопроса беспокоили германский отдел Разведуправления Красной Армии накануне 1940 года. В Центре приняли окончательное решение об устройстве «ABC» в столице Румынии. Находясь в Бухаресте, этот агент должен был наладить получение сведений о политическом курсе Германии в отношении Болгарии. В начавшемся в Европе переделе сфер влияния и зон ответственности И. Сталин, видимо, рассчитывал, что Болгария не примкнет к Германии и не станет ее союзницей. Но желание – одно, а реальные перспективы – другое. Политические процессы и действия союзников лучше умело контролировать, чем наблюдать за их развитием со стороны. Советский Союз надеялся на то, что Болгария в 1940 году, если и станет союзником Германии, то, по крайней мере, не будет противником СССР.

Связи «ABC» в германском министерстве иностранных дел давали ему возможность получить назначение на работу в Бухарест. Это было то, что создавало бы для Разведуправления Красной Армии благоприятные возможности по добыванию достоверных сведений о политике Германии в отношении Балканских стран. Поэтому 24 декабря 1939 года И. Проскуров в очередном письме «Мрамору для Бине» напоминал: «Обязательно возьмите от „ABC“ условия связи с ним для нашего человека по месту его новой работы». 

Второй вопрос, беспокоивший Центр, был связан с подготовкой советско-германских торговых переговоров, которые должны были состояться в 1940 году. И. Проскуров требовал от «Бине»:

Молнируйте, известно ли «Альте», в составе какой делегации выехал к нам «ХВЦ», сообщите дату его выезда, на какой срок делегация прибудет в Москву и с какими задачами. Кого из этой делегации знает «Альта» и может дать характеристику. 

Директор.


В конце декабря «Бине» провел встречу с «ЛЦЛ» – Маргаритой Велкиш, которая выполняла обязанности связника между Паулем и ее мужем Куртом Велкишем. Собираясь выехать на работу в Бухарест, «ABC» продолжал передавать ценную инфор


убрать рекламу




убрать рекламу



мацию советской военной разведке.

26 декабря 1939 года «Бине» докладывал Директору:

Хочу подвести некоторые итоги моей работы с группой «Альта» и моего трехмесячного пребывания в Германии. 

С «Альтой» налажена конспиративная связь. Обстановка вокруг нее стабилизировалась. Она арендовала удобную конспиративную квартиру. Готова делать фотокопии документов, которые добывает «ХВЦ». 

«Ариец» принят на работу в министерство иностранных дел. «Альта» устраивается тоже в МИД, секретарем в отдел, которым руководит «Ариец». 

С «ЛЦЛ» встречался несколько раз. Она оставила о себе хорошее впечатление. Она очень осторожна, тщательно готовится к каждой встрече. У нее все продумано и все имеет убедительное объяснение. Ее смело можно использовать на нашей работе. В настоящее время она не имеет постоянной работы в Берлине, иногда подрабатывает где-нибудь, чтобы заработать себе на пропитание. Я ей как-то предложил денег, она отказалась, заявив, что в деньгах не нуждается. Перспектив устроиться на работу в Берлине у нее нет. «ABC», видимо, в ближайшее время получит назначение в Бухарест. «ЛЦЛ» планирует отправиться вместе с мужем. Но наше указание остаться в Берлине, если в этом будет необходимость, она готова выполнить. Она очень хочет работать с нами и может быть очень полезна для поддержания связи между «ABC» и нашим работником. 


Приближался новый 1940 год. В советском посольстве в Берлине еще никто не знал, что принесет он Германии, России, Европе.

Когда весь Берлин отмечал Рождество, Николай Зайцев продолжал работать и в торгпредстве, и в резидентуре.

30 декабря Зайцев встретился с Пуркаевым, который передал ему письмо от начальника Разведуправления. И. Проскуров писал молодому разведчику следующее:

Дорогой «Бине»! 

Ваше письмо от 4 декабря получил. Поздравляю вас с Новым 1940 годом и надеюсь, что вы будете также добросовестно и качественно выполнять поручаемые вам задания. Желаю вам наилучших успехов в работе с группой. Передайте от меня благодарность и новогодние поздравления «Альте». 

Передайте «Альте», что присланный ею материал и сведения «ХВЦ» – ценные. От «Альты» желательно получать подобного рода документы военно-политического характера. Пусть «Альта» поставит эту задачу «ABC» и «Арийцу». Необходимо установить, производит ли Германия военные поставки в Финляндию, и какие (военные самолеты, танки, артиллерийские установки и другую боевую технику и боеприпасы), и какими путями осуществляется доставка военных грузов. Необходимо добыть схему организации центрального военного аппарата всех вооруженных сил Германии и отдельно – сухопутных войск, в том числе и Генерального штаба. 

С очередной оказией жду от вас сведений о каждом члене группы, как они окончательно закрепились на службе и, в частности, как устроилась сама «Альта», их материальная обеспеченность, какого рода информацию и документы они могут давать. 

Пишите, как проходят вечеринки с «Альтой», меняете ли пароли для телефонных вызовов, как часто встречаетесь? 

Ваше решение об использовании вашей жены для связи с «Мрамором» одобряю. Вам лишний раз бывать у «Мрамора» не следует. Перед каждой встречей хорошо инструктируйте ее: где встречаться, как беседовать с «Мрамором», как передавать ему ваши материалы от «Альты», как вести себя, чтобы не было подозрений со стороны сотрудников метро. 27 декабря 1939 года. 

Директор.


Добрые слова начальника Разведуправления немного ободрили разведчика, но не успокоили его.

Наступавший 1940 год стал решающим в распределении сил разведгруппы «Альта»...


Прочен ли советский «Мрамор»?

Отношения между государствами – это не отношения между отдельными представителями народов этих государств. Чем дальше человек находится от власти, тем быстрее и легче он может установить дружеские отношения с такими же, как он, гражданами другого государства.

У политиков все не так. Их возможности устанавливать и поддерживать дружеские отношения с представителями иностранных государств ограничены и носят, как правило, конъюнктурный характер. Политики и дипломаты, работая за пределами своей страны, вынуждены подчинять свою жизнь задачам, которые они должны решать в столицах далеких от родины стран.

Военный атташе СССР в Берлине комкор Максим Пуркаев тонкостей дипломатической работы не знал. Он был человеком честным и откровенным. На командирской работе научился высказывать свои мысли вслух, выполнять указания старших по званию и командовать подчиненными. Выполнять же представительские обязанности за рубежом, не имея опыта военно-дипломатической работы, М. Пуркаеву оказалось не просто. Ему было уже тридцать пять лет. Это – возраст расцвета творческих сил. Русские поэты А. С. Пушкин и М. Ю. Лермонтов создали свои бессмертные произведения, не дожив до такого возраста. Талантливый поэт и дипломат Ф. Тютчев отправился в свою первую дипломатическую миссию на должность сверхштатного чиновника русского посольства в Баварии, когда ему еще не было и 20 лет. Военный дипломат полковник Александр Чернышев стал специальным представителем императора Александра I при Наполеоне, когда ему едва исполнилось 25 лет!

Таких примеров много. Судьбы поэтов, дипломатов и военных не похожи друг на друга, но они тесно переплетаются, когда политики приказывают зарядить пушки.

За несколько месяцев пребывания в Берлине комкор М. Пуркаев на себе испытал все трудности военно-дипломатической службы, к которой он не был готов. Более того, советскому военному атташе в Берлине Максиму Пуркаеву в 1940 году пришлось первому сдержать один из коварных ударов будущего германского нападения на Россию.

Советско-германское сотрудничество с 1922 по 1932 год позволило немцам кое-что понять и в системе военной разведки СССР. Общий объем этих познаний был не слишком большой, но германское руководство хорошо знало, что военный атташе всегда связан с военной разведкой. Принимая М. Пуркаева 3 августа 1939 года, Гитлер не без основания считал, что он беседовал с резидентом советской военной разведки в Германии. Он уже точно знал, что резидентом внешней разведки НКВД в Берлине является советник полпредства СССР А. З. Кобулов.

Для Гитлера не было секретом, что у Сталина могли быть в Германии и другие резиденты. Выявить и уничтожить их – было делом министерства имперской безопасности, которым командовал Рейнхард Гейдрих. В управлении Гейдриха сосредоточились все силы по делам шпионажа, разведки, допросов, пыток и казней. На ведомстве Гейдриха держалась власть Гитлера. Фюрер полностью доверял Р. Гейдриху в его борьбе против коммунистов, евреев, шпионов и саботажников. Но на этот раз он решил сам испытать советского военного атташе, сделать его агентом Германии в окружении Сталина. Гитлер приказал завербовать этого красного командира, для того чтобы еще раз доказать окружающим его генералам свою исключительность и особый дар управлять людьми.

Пуркаев с первых же дней его пребывания на германской земле стал объектом для тщательного изучения агентов гестапо, которые всеми силами пытались выяснить сильные и слабые черты характера советского комкора. После Гитлера советского военного атташе принял начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Гальдер. Далекий от дипломатических хитростей, Максим Пуркаев был осторожен в беседах с германскими военными руководителями, но всех тонкостей и намеков он понять не мог. Дипломатия – наука тонкая, она отличается от военной стратегии, в которой был силен комкор М. Пуркаев, тем, что в дипломатической борьбе нет прямого и открытого противника. Улыбка дипломата – маска, с ней он не расстается даже во сне. Верить заверениям дипломата так же неразумно, как и принимать за правду заведомую ложь. Даже будучи уличенным во лжи, дипломат обязан с улыбкой продолжать свои утверждения, ибо это самое главное, что он обязан делать в чужой стране, выполняя волю своего правительства.

Искусство дипломатии значительно сложнее, чем искусство военной стратегии. В дипломатии побеждает не сила, а умение представить силу. Дипломаты должны уметь предотвращать войны и вооруженные конфликты, а в случае их начала они первыми оказываются в заложниках противоборствующих сторон.

На поле боя все обстоит иначе: противник конкретен, условия объективные, силы противодействующих сторон изучены – тот, кто смог сосредоточить больше сил и успел первым нанести удар, тот может добиться желанной победы. Это Максим Пуркаев усвоил еще в Первую мировую войну. В Берлине ему пришлось столкнуться с контрразведкой противника, беззвучные операции которой были так же опасны, как и действия сильного противника на поле боя. Но опыта борьбы против германской контрразведки у Максима Пуркаева не было. Центр понимал, что отсутствие у нового советского военного атташе опыта военно-дипломатической и особенно разведывательной работы является его ахиллесовой пятой, и старался своевременными и точными советами оказывать Пуркаеву помощь в его трудной миссии.

Прибыв в Берлин, М. Пуркаев получил разрешение Центра арендовать в центре германской столицы особняк, который можно было использовать для представительских целей. 6 ноября «Мрамор» докладывал начальнику военной разведки о том, что он подобрал подходящий для работы и проживания особняк «в районе Грюневальд. В квартире будут жить: я, два секретаря военного атташе и шофер с семьями».  Центр разрешил «Мрамору» арендовать этот особняк, в котором вскоре, как в детективе, произошли невероятные события...

Семейная жизнь Максима Алексеевича тоже налаживалась. Его жена Антонина Ивановна, которая впервые оказалась в чужой стране, старалась во всем помогать мужу в его внешне красивой, трудной и не понятной для нее работе. Совместное пребывание Пуркаевых в Берлине неожиданно оборвалось. Антонина была в положении, она могла бы родить первенца и в Берлине, но Пуркаеву предложили отправить жену в Москву. 6 октября М. Пуркаев вынужден был отправить Антонину в СССР. Вскоре у Пуркаевых родился первый ребенок.

20 октября 1939 года Центр в очередной раз предупреждал «Мрамора»:

...Учтите, что Канарис является начальником германской военной разведки. От контактов с офицерами Генштаба не отказывайтесь. Будьте бдительны, не оставляйте никаких записей, не передавайте им никаких письменных документов за своей подписью. Используйте контакты с офицерами Генштаба в наших интересах. 

Директор.


Вопрос безопасности в деятельности комкора М. Пуркаева в Берлине, который не имел опыта разведывательной работы, постоянно беспокоил начальника советской военной разведки. Через несколько дней И. И. Проскуров направил «Мрамору» еще одно указание, в котором говорилось:

Перед вами открываются хорошие возможности для работы. Используйте их для нашего дела. Общаясь с офицерами германского Генерального штаба, учитывайте, что вас «обхаживают». От получения кабинета для работы в оперативном отделе Генштаба отказываться не следует, но учтите, что он оборудован для подслушивания. 

Ни при каких обстоятельствах не оставляйте письменных документов с вашей подписью. На вопрос о наших вооруженных силах отвечайте общими фразами или ссылкой на отсутствие у вас в данный момент соответствующего информационного материала. Следите за настроением верхов Генштаба и офицеров, за боевыми частями, их численностью, вооружением и организацией. Обо всем, что Вам станет известно, подробно и систематически информируйте. 

Директор.


...После восстановления связи с «Альтой», Центр регулярно направлял «Мрамору» рекомендации по организации работы с новой разведывательной группой. 28 ноября Директор писал «Мрамору»:

Установите подробное состояние группы, где находится и работает каждый член группы, его возможности и материальную обеспеченность, как «Альта» строит связь с группой, как материально обеспечена сама «Альта»? Оказана ли ей материальная помощь? Встречи с ней в ресторанах проводить запрещаю. Еще раз напоминаю, что имя «Бине» для встреч с членами группы – Пауль Фишер. 


Легализация «Альты» в Берлине, устройство на работу других членов группы, организация связи «Бине» с «Альтой», вопросы конспиративной передачи добытых материалов и безопасности при проведении встреч Николая Зайцева с Ильзе Штёбе, материальная обеспеченность «Альты» и состояние ее здоровья – вот далеко не полный перечень вопросов, которые постоянно находились в центре внимания начальника военной разведки И. И. Проскурова.

2 декабря 1939 года Директор писал «Мрамору» для «Бине»:

1. Встречу с «Альтой» 3 декабря проведите. Подтвердите, передал ли «Бине» наше письмо «Альте». 

2. Доложите подробно положение самой «Альты» в столице. 

3. Согласие на поездку в Союз представителем газеты пусть не принимает. После получения подробных данных о положении группы и самой «Альты» дам дальнейшие указания по организации группы. Просите «Альту» незамедлительно передавать нам всю информацию, имеющуюся у членов группы. 

4. «Бине» обратить особое внимание на тщательную подготовку и проведение каждой встречи с «Альтой». 


Обстановка в Берлине в первые дни нового 1940 года была не праздничной. В Берлине не хватало угля для отопления жилых домов. На столичных улицах три дня не убирали снег, пассажирские поезда приходили с опозданием, в продуктовых магазинах отмечались перебои с хлебом и капустой, в пивных барах в одни руки продавали только одну порцию пива. Появились очереди в кондитерских магазинах. Заводы, не связанные с военным производством, постепенно закрывались. Берлинцы стали сдавать в ломбарды серебряные и золотые вещи. В конце января в Москву должна была вылететь германская торговая делегация. Руководитель, Риттер, получил от Гитлера указание, во что бы то ни стало добиться от советского правительства отказа от выравнивания полугодового сальдо в торговле. «ХВЦ», работавший в отделе Шнурре, сообщал «Альте», что поставки немецкой стороной техники и оборудования будут, как и прежде, поступать в СССР с большим опозданием, что неизбежно приведет к замораживанию больших банковских вкладов с советской стороны. Но немецкая сторона будет делать все возможное, чтобы не допустить расторжения торгово-кредитного договора и будет по-прежнему «добиваться увеличения поставок из СССР зерна, металлов и другого сырья, необходимого для работы германской военной промышленности...»

10 января 1940 года «Альта» вызвала «Бине» на встречу и сообщила, что, по данным «ХВЦ», итальянский посол сообщил немцам, что различные итальянские зарубежные миссии информируют о якобы растущем беспокойстве Англии перед большевистской опасностью. Венгерский посол в Лондоне утверждал, что Англия не прочь с Германией выступить против СССР, считая Германию меньшей опасностью. Это же сообщали из Японии, где Англия всячески пыталась воспрепятствовать русско-японскому сближению. Сообщения итальянцев распространяются только лишь в узком кругу немцев. Очевидно, что речь идет о пробном шаге Англии – окончить войну за счет СССР.

19 января «Альта» передала «Бине» полный отчет о работе комиссии четырех стран: Германии, Японии, Румынии и Италии, который получила от «ХВЦ». Главный смысл работы комиссии – формирование внешнеполитического курса на ближайшую перспективу. Германские представители всячески демонстрировали дружеское отношение Германии к России. На совещании выступил Гитлер. Он заявил, что Советский Союз нужен Германии, чтобы разделаться с противниками на Западе. Он решительно пресекал все антисоветские высказывания, заявляя, что они станут известны в Москве. «Если мы на весь свет будем говорить, что СССР опозорился в Финляндии и что мы его разобьем одним движением руки, – сказал Гитлер, – то СССР будет создавать для нас трудности».

Завершая встречу с «Бине», «Альта» повторила мнение опытного дипломата «ХВЦ» о результатах закрытого совещания в Берлине: «Никто не сомневается, что Гитлер намерен решить русский вопрос. Гитлер не будет делить господство в Европе со Сталиным. России в Европе искать нечего» . Эту оценку «Бине» сообщил в Москву 19 января 1940 года.

«Мрамор» увлеченно и ответственно руководил работой «Бине» и других подчиненных ему военных разведчиков. Анализировал добытые разведчиками материалы о состоянии и перспективах развития германских вооруженных сил. Он не мог не заметить начавшуюся переброску некоторых германских воинских частей с запада на восток и докладывал об этом начальнику Разведуправления.

В феврале 1940 года германская военная разведка, считавшая, что она уже достаточно глубоко изучила комкора Пуркаева, решила нанести первый удар по советскому военному атташе.

Существует две версии того, как Гитлер испытывал Пуркаева-«Мрамора» на прочность. Одна имеет художественно-документальный характер. Она была детально разработана замечательным писателем Валентином Пикулем в романе «Барбаросса». Вторая – строго документальная.

Версия В. Пикуля проста. Автор «Барбароссы» исходил из того, что Гитлер решил завербовать советского генерала и сделать из него высокопоставленного германского шпиона. В этом отношении В. Пикуль прав. Он ошибся в другом: в методе, который немецкая военная разведка избрала для вербовки комкора М. Пуркаева.

По версии В. Пикуля, советскому военному атташе, который арендовал в центре Берлина квартиру для представительских целей, германская контрразведка внедрила экономку, немку по имени Марта. Марта была красивой женщиной... Германская военная разведка, как утверждается в книге «Барбаросса», сфотографировала некоторые сцены сексуальных развлечений Пуркаева и Марты.

Однажды, как писал В. Пикуль, к Пуркаеву прибыл на квартиру офицер немецкой военной разведки и предложил советскому генералу работать на Германию. В качестве «гонорара» за сотрудничество с абвером разведчик предложил «создать для атташе сладкую жизнь... включая в меню и Марту».

«В случае отказа, – сказал немец, – мы всегда сумеем подобрать досье, порочащее вас, и тогда расправа Сталина будет короткой. Не забывайте, что ваша семья осталась в Москве...»

Антонина Ивановна действительно уже находилась в Москве.

Далее в беседе Пуркаева с сотрудником немецкой военной разведки появилось то, чего не могло быть на самом деле. В. Пикуль писал: «Пуркаев встал, чтобы вышвырнуть гостя из квартиры, но тот веером раскрыл на столе серию фотографий:

– Это вы, а это... Марта! Станете рыпаться, и через два дня эти фотографии окажутся у вашего генерала Филиппа Голикова, что возглавляет всю вашу разведку Генштаба...»

Здесь тоже есть несколько фактических ошибок.

Во-первых, беседа немецкого разведчика с советским военным атташе, видимо, имела место в феврале 1940 года, потому что в середине февраля Пуркаев действительно неожиданно вылетел из Берлина в Москву.

Во-вторых, в феврале 1940 года начальником 5-го управления РККА (то есть Разведывательного управления) был И. И. Проскуров.

Ф. И. Голиков возглавил советскую военную разведку в июле 1940 года. В это же время он был назначен заместителем начальника Генерального штаба РККА.

Факт о том, что Максим Пуркаев спал с немкой Мартой, тоже придуман В. Пикулем.

В особняке, где проживал М. Пуркаев, часть жилых комнат занимали два секретаря военного атташе – офицеры советской военной разведки и личный шофер Пуркаева. Все трое проживали в этом доме со своими семьями.

В договоре аренды не было пункта, в соответствии с которым советский военный атташе имел право оплачивать работу прислуги-повара высшей гестаповской квалификации. Питался он в прекрасной столовой, которая была в посольстве, а праздничные столы для представительских мероприятий в особняке с большим удовольствием накрывали жены трех помощников Пуркаева, которые проживали в этом же особняке. Русское гостеприимство тем всегда и славилось, что столы для дорогих гостей накрывают сами хозяева. В аппарате военного атташе были и свои замечательные повара. Праздничные столы для гостей тоже накрывали жены сотрудников аппарата военного атташе. Так что надобности в помощи Марты в представительском особняке Максима Пуркаева не было...

В военной разведке в 1940 году уже понимали, что любая прислуга, преподаватели иностранных языков, местные водители легковых автомашин, обслуживавшие сотрудников иностранных посольств, как правило, являлись сотрудниками местной контрразведки или были ее осведомителями. Приглашать на работу в представительский особняк сотрудника иностранной контрразведки Пуркаев бы не решился. В связи с этим возникает вопрос: а была ли Марта?

Но попытка завербовать советского военного атташе Максима Пуркаева действительно была. Она произошла в первой декаде февраля 1940 года. М. Пуркаев незамедлительно вылетел из Берлина в Москву. В телеграмме, которая была направлена в Москву, говорилось: «Начальнику 5-го управления РККА Осетрову. 14 февраля Пуркаев вылетел в Москву. Савенков». 


Савенков в аппарате военного атташе не работал. Можно полагать, что под этим псевдонимом в посольстве работал ответственный сотрудник НКВД. Это говорит о том, что попытка вербовки Пуркаева действительно состоялась.

Прибыв в Москву, комкор М. Пуркаев доложил о провокации со стороны германской контрразведки. Начальник военной разведки сообщил о чрезвычайном происшествии в Берлине наркому обороны К. Е. Ворошилову. Об этой истории незамедлительно стало известно И. В. Сталину, который вызвал к себе комкора М. Пуркаева.

После обстоятельной беседы с И. В. Сталиным советский военный атташе М. Пуркаев вновь вылетел в Берлин. 23 февраля в советском посольстве был устроен прием по случаю 22-й годовщины Красной Армии и Военно-Морского Флота. На прием прибыли Геринг, Браухич, Редер, Кейтель, Гальдер, Фромм, Мильх и другие высокопоставленные военные чины.

Нарком обороны К. Ворошилов, посвященный в детали обстановки, сложившейся в Берлине, рекомендовал М. Пуркаеву вообще не выступать. Торжественную речь произнес советский посол, рассказавший об успехах Красной Армии в боях по защите СССР.

С ответным словом выступил генерал Вальтер фон Браухич. Его прибытие на прием в советское посольство придавало этому мероприятию особую значимость. Все присутствовавшие знали, что Браухич пользуется особым авторитетом у Гитлера. К февралю 1940 года немецкий генералитет одержал полную победу над Польшей. Никто не знал, что в тени этой победной эйфории уже начал сплетаться заговор против России. Генералы получали ордена от Гитлера, разрешения на строительство крупных поместий в Восточной Пруссии. Раздавая своим генералам маршальские жезлы и крупные подарки, Гитлер исподволь разжигал у них желание к новым победам. Зимой 1940 года германская армия уже была готова выполнить любой приказ Гитлера, который уже сформулировал свою точку зрения на роль и место Германии в мире. Стратегический план Гитлера был грандиозен:

...Британия возлагает надежды на Россию и Соединенные Штаты. Если Россия выпадет из картины, Америка будет тоже потеряна для Британии, потому что устранение России сильно повысит мощь Японии на Дальнем Востоке. Решение: уничтожение России должно стать частью этой борьбы – чем скорее будет раздавлена Россия, тем лучше. 


Из всех присутствовавших 23 февраля 1940 года на приеме в советском посольстве германских генералов только один Вальтер фон Браухич знал эту секретную стратегическую установку Гитлера и полностью поддерживал ее.

На следующий день в берлинской печати появилось краткое сообщение о торжественном приеме в советском посольстве, которое посетили Герман Геринг и германские генералы. О том, что немецкая военная разведка 14 февраля предприняла попытку вербовки советского военного атташе, никто не знал.

Практически до июня 1940 года М. Пуркаев продолжал выполнять свои представительские функции в Берлине.

Провал германской военной разведки в ходе неудачной попытки завербовать советского военного атташе не получил огласки. Благодаря И. В. Сталину общий уровень советско-германских отношений был сохранен.

Если бы М. Пуркаев прелюбодействовал с немецким агентом Мартой, с ним бы в Москве поступили иначе.

Замысел Гитлера по проверке моральной устойчивости советского генерала полностью провалился. Однако Гитлер должен был сделать для себя вывод – если генерал М. Пуркаев возвратился в Берлин, то дисциплина в русской армии держится не на страхе перед Сталиным. Карты германской военной разведки были спутаны. Гитлер тоже был удивлен: советский офицер не испугался шантажа, не дрогнул в сложной ситуации. Сколько таких офицеров осталось в Красной Армии после бесконечных сталинских репрессий, вермахту вскоре предстояло выяснить на поле боя.

Смелость города берет, а честность – силу придает. Гитлер не знал эту русскую пословицу, а Пуркаев жил и поступал в соответствии с этой русской народной мудростью.

Комкор М. Пуркаев продолжал выполнять функции военного атташе. Он бывал на приемах, посещал показательные учения частей вермахта, поддерживал отношения с военными представителями других стран, которые работали в Берлине. Однако решением начальника военной разведки И. И. Проскурова от разведывательной работы М. Пуркаев был удален. Немцы могли пойти на новую провокацию, усилить негласный контроль за советским военным атташе, установить за ним демонстративную слежку, что и сделали. Рисковать агентурными связями в Разведуправлении не имели права.

Некоторое время Пуркаев терпеливо выполнял обидную для него роль «подсадной утки». Гестаповские агенты следили за ним, всячески мешали ему выполнять представительские обязанности. Смысла в этой злобной активности гестаповских агентов не было. Однако одной цели в ходе провокации против Пуркаева немцы все-таки добились – вывели из игры советского генерала, наблюдательного человека, опытного руководителя и резидента военной разведки. Ни агенты гестапо, наблюдавшие за Пуркаевым, ни сотрудники германской военной разведки, которые пытались завербовать советского генерала, не знали, что они выполняли особую роль в грандиозной трагедии – заговоре Гитлера против России. Этот заговор в 1939 году уже созрел в голове фюрера, но еще не был оформлен в секретную директиву или план стратегической военной операции.

Фюрер никому не доверял свои стратегические замыслы. Он всегда руководствовался простым правилом – чем меньше челядь знает о планах сюзерена, тем с большим рвением она выполняет его указания. В 1940 году немцы уже начали переброску своих дивизий с Западного на Восточный фронт. Для чего это делалось, никто не знал. Выбив советского военного атташе из седла, Гитлер хотел скрыть начавшуюся подготовку Германии к войне против России.

Усилив контроль за Пуркаевым, не давая ему заниматься разведывательной работой, немцы не знали, что советская военная разведка продолжает успешно решать все свои задачи.

7 апреля 1940 года немцы пригласили всех военных атташе, аккредитованных в Берлине, на выставку новой военной техники, которая проводилась в западной части Германии. Выставка длилась три дня. 10 апреля немцы начали военные действия против Дании и Норвегии. Военные атташе были изолированы и не смогли своевременно получить данные о начале Германией захватов этих государств.

...«Мрамор» продолжал подписывать радиограммы в Москву, которые готовил его заместитель «Метеор». 4 мая из Берлина в Центр поступило донесение:

«Ариец» сообщил, что в ближайшие дни ожидается нападение Германии на Голландию. Железнодорожная линия Франкфурт-на-Майне – Креффельд закрыта. Издано постановление, по которому все промышленные предприятия, работающие на оборону, должны подготовить к отправке все запасы складов своей продукции в распоряжение армии. «Ариец» получил данные, что наступление на Голландию начнется в ближайшие дни. 

«Мрамор».


10 мая 1940 года германские войска без объявления войны вторглись в Голландию, Бельгию и Францию. «Ариец» второй раз передал точные сведения о военной акции Германии против своих соседей. Первый раз он это сделал в середине августа 1939 года, сообщив «Арбину» сведения о готовящемся нападении Германии на Польшу. Рудольф фон Шелия обладал исключительными информационными возможностями.

Старая Европа оказалась под германским сапогом. Германия рвалась к мировому господству.

...Пребывание в Берлине становилось для советского военного атташе тяжелым испытанием. В конце концов он попросился в Москву на любую должность, где бы он мог проявить свои способности и применить командирский опыт, накопленный за все годы предыдущей службы.

Разведывательная карьера комкора М. А. Пуркаева не состоялась, но проверку на прочность «Мрамор» прошел. Дальнейшая судьба его сложилась удачно.

В июне 1941 года комкор М. А. Пуркаев был назначен на должность начальника штаба Юго-Западного фронта, с ноября стал командующим 60-й армией, которая в январе 1942 года была переименована в 3-ю ударную армию. Под командованием генерал-лейтенанта М. А. Пуркаева эта армия разгромила осташковскую группировку немцев и вышла на подступы к Великим Лукам, создав благоприятные условия для новых наступательных операций.

В конце 1942 года М. А. Пуркаев стал генерал-полковником, командовал Калининским фронтом, подготовил Великолукскую операцию. Создав на направлении главного удара превосходство над противником, М. Пуркаев вновь добился крупного успеха – его войска окружили противника в Великих Луках, сковали большие силы врага, не дав перебросить их в район Сталинградской битвы.

В 1943 году М. А. Пуркаев передал командование войсками Калининского фронта генерал-полковнику А. И. Еременко, а сам был назначен командующим войсками Дальневосточного фронта. В 1944 году Максиму Алексеевичу Пуркаеву присвоено воинское звание генерала армии.

...Когда М. А. Пуркаев в


убрать рекламу




убрать рекламу



ынужденно прервал свою командировку в Берлин, «Бине» продолжал работу по руководству деятельностью агентурной группы «Альта». Полковник Николай Дмитриевич Скорняков временно возглавил работу резидентуры советской военной разведки в Берлине. В Центре полковник Н. Скорняков имел псевдоним «Метеор», видимо, потому, что был военным летчиком.

Путь Н. Д. Скорнякова в военную разведку был таким же, как и у других офицеров Красной Армии, которых направили на работу в Разведуправление Красной Армии после «чистки» 1937 – 1939 годов.

Н. Скорняков родился в 1907 году в городе Белгороде Курской области. В 1927 году закончил Ленинградскую военно-теоретическую школу, затем – 2-ю Борисоглебскую военно-летную школу. До 1932 года работал в этой школе летчиком-инструктором, командиром звена и командиром отряда. В 1932 году поступил в Военно-воздушную академию им. Жуковского. После окончания в 1936 году командовал авиационной эскадрильей Белорусского военного округа. До августа 1939 года учился в академии Генерального штаба.

3 сентября полковник Н. Д. Скорняков прибыл в Берлин на должность помощника военного атташе по авиации.

Николай Скорняков («Метеор») возглавлял работу резидентуры советской военной разведки в Берлине до начала 1941 года, когда в Берлин прибыл новый военный атташе генерал-майор Василий Иванович Тупиков («Арнольд»).

Полковник Н. Д. Скорняков подписал радиограммы в Центр с самыми важными сообщениями «Альты» и «Арийца» – о принятии Гитлером окончательного решения о нападении на СССР.


Ложь – оружие агрессора

31 июля 1940 года в Бергхофе Гитлер провел секретное совещание, на которое были приглашены высшие партийные и военные руководители Третьего рейха. В Бергхофе собрались те, кому Гитлер полностью доверял и от которых требовал реализации своих стратегических установок. На этот раз фюрер впервые решил поделиться с ближайшими помощниками своими соображениями о будущей политике Германии в отношении России. Выступая перед участниками совещания, Гитлер сказал:

...Россия – это тот фактор, на который более всего ставит Англия. Что-то такое в Лондоне все-таки произошло! Англичане были уже совершенно down, а теперь опять поднялись. Из прослушивания разговоров видно, что Россия неприятно поражена быстрым ходом развития событий в Западной Европе. 

России достаточно только сказать Англии, что она не желает усиления Германии, и тогда англичане станут словно утопающие надеяться на то, что через 6 – 8 месяцев дело повернется совсем по-другому. 

Но если Россия окажется разбитой, последняя надежда Англии угаснет. Властелином Европы и Балкан тогда станет Германия... 


Участники совещания знали, что Германия столкнулась с проблемами в завоевании Англии, которые немцам не удавалось преодолеть. Генералы искали выход, как прекратить бомбардировки английской авиацией германских городов. Никто не ожидал, что именно на этом совещании Гитлер нарисует план новой войны. В этот раз – на Востоке.

Продолжая свое выступление, Гитлер заявил, что для полной победы над Англией необходима победа на Востоке. «Решение: в ходе этого столкновения с Россией должно быть покончено весной 41-го года!» 

Далее Гитлер говорил, что чем скорее будет разгромлена Россия, тем лучше. Операция против России имеет смысл только в том случае, если Германия полностью разобьет Россию одним ударом. Одного лишь захвата определенного пространства недостаточно. По мнению Гитлера, два крупных государства на Балтике также не нужны.




На этом же совещании впервые Гитлер определил возможные сроки начала войны Германии против России – май 1941 года. По его предварительной оценке, война на Восточном фронте должна была завершиться через пять месяцев.

Гитлер дал некоторые основные ориентиры будущей военной операции:

Цель: уничтожение жизненной силы России. Подразделяется на: 

1. Удар на Киев с примыканием фланга к Днепру. Люфтваффе разрушает переправы у Одессы. 

2. Удар по окраинным государствам в направлении Москвы. 

В заключение – массированные удары с севера и юга. Позднее – частная операция по захвату нефтяного района Баку. 

Насколько велика заинтересованность в Финляндии и Турции, будет видно впоследствии. 

Позднее: Украина, Белоруссия, Прибалтийские страны – нам. Финляндия до Белого моря. 

7 дивизий – Норвегия. 

50 дивизий – Франция. 

3 дивизии – Голландия, Бельгия. 

120 дивизий для Востока. 

Всего: 180 дивизий. 

Чем больше соединений мы выведем в бой, тем лучше... 


22 августа 1939 года, накануне подписания в Москве советско-германского пакта о ненападении, в Бергхофе в ожидании сообщений из советской столицы Гитлер провел второе совещание с узким кругом наиболее верных ему руководителей национал-социалистической партии и военных. Выступая на этом совещании, Гитлер заявил: «Западные державы не станут защищать Польшу, потому что этим утром Риббентроп улетел в Москву подписывать пакт о ненападении с Советами. Я выбил у них из рук это оружие. Теперь мы можем нанести удар в сердце Польши  – я приказал направить на Восток мои части  "Мертвая голова"...» 

Гитлер завершил свое выступление следующей оценкой будущего советско-германских отношений: «Нельзя терять времени. Война должна быть, пока я жив. Мой пакт рассчитан только на выигрыш времени и, господа, с Россией будет то же, что я сделаю с Польшей, – мы раздавим Советский Союз». 

Гитлер мог поехать в Москву и 23 августа подписать советско-германский пакт о ненападении, но он этого не сделал. У него были другие планы, о которых имел представление крайне ограниченный круг лиц из высшего германского политического и военного руководства. Отсутствие Гитлера на церемонии подписания пакта в Москве уже можно было рассматривать в качестве первого признака его истинного отношения к договору с СССР.

Через семь дней после совещания у Гитлера «Ариец» сообщил «Альте» о том, что в советско-германских отношениях надвигается «гроза». Сообщение Рудольфа фон Шелия советский разведчик Николай Зайцев доложил исполнявшему обязанности резидента полковнику Н. Скорнякову. В Центр незамедлительно была направлена радиограмма следующего содержания:

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии. 

«Ариец» провел беседу со Шнурре (руководитель хозяйственной делегации немцев в СССР). Шнурре передал: 

1. Налицо существует ухудшение отношений СССР с немцами. 

2. По мнению многочисленных лиц, кроме министерства иностранных дел, причинами этого являются немцы. 

3. Немцы уверены, что СССР не нападет на немцев. 

4. Гитлер намерен весной разрешить вопросы на востоке военными действиями. 

«Метеор».


Сообщению «Альты» в Москве не придали большого значения. В это время в советской столице готовился визит министра иностранных дел В. Молотова в Берлин, в ходе которого планировалось добиться улучшения советско-германских отношений по всем направлениям. Молотов верил, что его миссия принесет только положительные результаты. Сообщение о том, что Гитлер намерен весной 1941 года «разрешить вопросы на востоке военными действиями», противоречило официальным заявлениям, которые произносили в Берлине ответственные работники различных уровней германского правительства. Донесение «Альты» не насторожило в Москве тех, кого оно должно было насторожить.

29 сентября «Метеор», основываясь на результатах беседы Николая Зайцева с «Альтой», направил в Центр еще одно сообщение, которое не только подкрепляло данные, полученные от «Арийца», но и указывало на конкретные действия Германии по укреплению своей военной группировки на Востоке:

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии. 

1. По сведениям ряда коллег и немцев, немцами за последние 2 – 3 недели переброшено с запада на восток 10 – 12 пехотных дивизий и передвинут ряд дивизий из глубины к границам. Непосредственно у восточной границы сосредоточено до 60 пехотных дивизий. Все войска, находившиеся ранее в Восточной Пруссии, возвращены в Восточную Пруссию. Движение воинских поездов на восток продолжает иметь место. 

Немцы опасались и опасаются, что договор Германии, Италии и Японии вызовет контрмеры со стороны СССР. 

2. Частям, расположенным в Бельгии, Голландии и Северной Франции, даны указания готовить зимние квартиры и выдается зимняя одежда. Можно предполагать, что наступление переносится на следующий год. 

3. Немцы перебрасывают в Испанию первый корпус. 

4. «Альта» сильно устала, нервное расстройство и тому подобное. Ей разрешено лечение и оказана материальная помощь. Установлена связь с «Хиром». 

«Метеор»[22].


1 октября 1940 года в Берлине подписано Соглашение о железнодорожном сообщении между СССР и Германией, которое было направлено на унификацию и активизацию прямого пассажирского и грузового сообщения между СССР и Германией. Как писали советские и германские газеты 2 октября, «переговоры протекали в благожелательной атмосфере»...

Когда началось непосредственное планирование войны Германии против СССР? В каких условиях оно происходило? Когда советская военная разведка получила первые сведения об опасности, грозящей Советскому Союзу со стороны Германии?

На первый вопрос чаще всего отвечают, что началом германского планирования войны на Востоке явилось совещание, проведенное 29 июля 1940 года в Бад-Райхенхале в обстановке большой секретности. В зале присутствовали собранные по списку Гитлера специалисты по планированию из Генерального штаба и управления экономикой Германии. Перед участниками совещания выступил генерал-полковник Альфред Йодль – начальник штаба сухопутных сил (ОКХ). Тезисы его выступления предварительно изучил и одобрил Гитлер. Фюрер сказал Йодлю: «Я начну действовать против этой угрозы Советского Союза в тот момент, как только наше военное положение сделает это возможным». Этот момент настал после капитуляции Франции, захвата Бельгии и Голландии.

В принятии принципиального решения о подготовке Германии к восточному походу принимали участие Кейтель, Йодль, и Геринг.

На совещании в Бад-Райхенхале Йодль отдал распоряжение приступить к предварительному планированию возможной военной кампании Германии на Востоке.

К сентябрю 1940 года неполный план операции по нападению на Советский Союз уже существовал. В ноябре 1940 года Гитлер подписал Директиву № 18, в которой говорилось: «Начаты политические обсуждения с целью выяснения позиции России на данный период. Независимо от результатов этих обсуждений все приготовления, связанные с Востоком, согласно устным приказам, будут продолжены. Указания по ним последуют, как только мне будет представлена и мною одобрена общая концепция оперативных планов».

В этой директиве следует обратить внимание на три факта.

Первый факт.  Директива № 18 была подписана Гитлером в тот момент, когда в Берлине с официальным визитом находился министр иностранных дел СССР В. М. Молотов. Его дипломатические усилия по улучшению климата в советско-германских отношениях для Гитлера не имели никакого значения. Подготовка к войне против СССР уже началась. Находясь в Берлине, Молотов этого не почувствовал и не понял. Более того, в германской столице советский министр иностранных дел допустил грубую ошибку, которая могла уже в 1940 году привести в резкому обострению советско-германских отношений.

12 сентября Молотов встретился с Риббентропом. Между ними состоялась беседа. Она длилась около двух часов. В ходе обмена мнениями о положении в Европе, сложившемся после поражения Франции и других государств, Риббентроп заявил, что Германия будет продолжать воздушные налеты на Англию и, безусловно, добьется победы. «Никакое государство в мире не в состоянии изменить положения, создавшегося в результате побед Германии».

Это заявление не произвело на Молотова особого впечатления. Более того, в беседе с И. Риббентропом он допустил неточность, которую Риббентроп мог неверно истолковать. Молотов заявил, что «по мнению советского правительства, установление сфер интересов между СССР и Германией, происшедшее в 1939 году, касалось определенного этапа. Это разграничение, принятое в прошлом году, исчерпано в ходе событий 1939 – 1940 годов, за исключением вопроса о Финляндии...» 

Из высказывания советского министра иностранных дел можно было сделать вывод о том, что советско-германское соглашение, подписанное в августе 1939 года, исчерпано,  за исключением вопроса о Финляндии.

Стенограмма беседы В. Молотова с И. Риббентропом, как всегда, была направлена в Москву. Дипломатическая ошибка В. Молотова очевидна и сразу же привлекла внимание И. Сталина, который незамедлительно направил Молотову телеграмму:

В твоей шифровке о беседе с Риббентропом есть одно неточное выражение насчет исчерпания соглашения с Германией за исключением вопроса о Финляндии. Это выражение неточное. Следовало бы сказать, что исчерпан протокол к договору о ненападении, а не соглашение, ибо выражение «исчерпание соглашения», конечно, было бы неправильно. Жду твое сообщение о беседе с Гитлером. 

Сталин.


Второй факт. Гитлер на встрече с генералами заявил, что независимо от результатов визита Молотова в Берлин «все приготовления, связанные с Востоком, согласно устным приказам, будут продолжены. Указания по ним последуют, как только мне будет представлена и мною одобрена общая концепция оперативных планов». 

Третий факт.  Гитлер, готовясь к агрессии против СССР, до ноября 1940 года не подписал ни одной директивы о подготовке войны против Советского Союза. Как бы ни старалась советская военная разведка, она не могла добыть то, чего еще до ноября 1940 года не существовало. Более того, опираясь на устные указания, гитлеровские генералы производили переброску войск с Западного фронта на Восток, прикрываясь хорошо продуманной, тщательно спланированной и широко осуществляемой операцией по стратегической дезинформации советского военно-политического руководства. Это и есть ответ на второй вопрос о том, в каких условиях происходило планирование военной операции Германии против СССР.

Все дезинформационные мероприятия проводились по указанию командования германских вооруженных сил.

Исполняя обязанности начальника штаба Верховного главнокомандования, генерал Йодль 6 сентября 1940 года направил начальнику военной разведки адмиралу Канарису указание о мероприятиях по дезинформации советского военного командования. В указаниях говорилось:

В ближайшие недели концентрация войск на Востоке значительно увеличится. К концу октября необходимо добиться положения, указанного на прилагаемой карте. 

Из этих наших перегруппировок у России ни в коем случае не должно сложиться впечатления, что мы подготавливаем наступление на Восток. В то же время Россия должна понять, что в генерал-губернаторстве, в восточных провинциях и в протекторате находятся сильные и боеспособные немецкие войска, и сделать из этого вывод, что мы готовы в любой момент и достаточно мощными силами защитить наши интересы на Балканах против русского вмешательства. 

Для работы собственной разведки, как и для возможных ответов на запросы русской разведки, следует руководствоваться следующими основными принципиальными положениями. 

1. Маскировать общую численность немецких войск на Востоке по возможности распространением слухов и известий о якобы интенсивной замене войсковых соединений, происходящей в этом районе. Передвижение войск обосновывать их переводом в учебные лагеря, переформированием и т. п. 

2. Создавать впечатление, что основное направление в наших перемещениях сдвинуто в южные районы генерал-губернаторства, в протекторат и Австрию и что концентрация войск на севере сравнительно невелика. 

3. Преувеличивать состояние и уровень вооружения соединений, особенно танковых дивизий. 

4. Распространять соответствующим образом подобранные сведения для создания впечатления, что после окончания западного похода противовоздушная оборона на Востоке серьезно усилилась за счет трофейной французской техники. 

5. Работы по улучшению сети шоссейных и железных дорог и аэродромов объяснять необходимостью развития вновь завоеванных восточных областей, ссылаясь при этом на то, что они ведутся нормальными темпами и служат главным образом экономическим целям. 

В какой мере отдельные подлинные данные, например, о нумерации полков, численности гарнизонов и т. п. могут быть переданы абверу для использования их в контрразведывательных целях, решает Главное командование сухопутных войск... 


Это указание Верховного командования выполнялось немецкими спецслужбами профессионально. Не зря же считается, что ложь – оружие агрессора.

Находясь 12 – 13 ноября в Берлине, В. Молотов дважды встречался с И. Риббентропом и Гитлером. Германские руководители пытались убедить Молотова в целесообразности подключения России к так называемому континентальному блоку против Англии.

В ночь с 13 на 14 ноября проект договора о присоединении СССР к пакту трех был вручен Молотову для передачи И. Сталину. Это сделал не Гитлер, а Риббентроп, что противоречило дипломатическим правилам, так как Риббентроп не имел права обращаться к руководителю СССР. Это мог сделать только Гитлер. Но Гитлер вторично воспользовался ошибкой Молотова и оставил за собой полную свободу действий для политических и дипломатических маневров в будущем.

13 ноября 1940 года было опубликовано сообщение ТАСС о ходе визита В. М. Молотова в Берлин:

Вечером 12 ноября министр иностранных дел Германии Риббентроп устроил прием в честь Председателя Совета Народных Комиссаров СССР и народного комиссара иностранных дел В. М. Молотова. На приеме присутствовали руководящие деятели германских правительственных органов, национал-социалистической партии, представители высшего командования германской армии, а также лица, сопровождающие т. В. М. Молотова, полпред СССР в Берлине т. Шкварцев и ответственные работники полпредства СССР. 

Г-н Риббентроп и т. В. М. Молотов обменялись речами. 

Сегодня в 10 часов утра Председатель Совета Народных Комиссаров СССР и Народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов нанес визит рейхсмаршалу Герингу. 

Вслед за этим т. В. М. Молотов посетил г-на Гесса – заместителя Гитлера по руководству национал-социалистической партии. 

Сегодня в 14 часов по берлинскому времени рейхсканцлер Германии Гитлер устроил завтрак в честь Председателя Совнаркома СССР и Народного комиссара СССР по иностранным делам В. М. Молотова. 

Тов. В. М. Молотов выехал в 13 ч. 45 м. из дворца Бельвю в имперскую канцелярию в сопровождении заведующего протокольным отделом германского министерства иностранных дел г. Дернберга. Части германской армии и отряды личной охраны Гитлера, выстроенные у подъезда имперской канцелярии, оказывали т. Молотову воинские почести... 


Молотов остался доволен результатами переговоров в Берлине. 14 ноября он получил из Москвы согласованный в инстанции текст проекта коммюнике. В нем говорилось:

Во время пребывания в Берлине в течение 12 – 13 ноября с. г. Председатель Совета Народных комиссаров СССР и Народный комиссар СССР по иностранным делам В. М. Молотов имел беседу с рейхсканцлером А. Гитлером и министром иностранных дел Германии Риббентропом. Обмен мнений протекал в атмосфере взаимного доверия и установил взаимное понимание по всем важнейшим вопросам, интересующим СССР и Германию. 

В. М. Молотов имел также беседы с рейхсмаршалом Герингом и заместителем Гитлера по партии национал-социалистов имперским министром Гессом. 14 ноября с. г. утром Председатель СНК СССР и Народный комиссар иностранных дел В. М. Молотов выехал в Москву. 




За визитом В. Молотова внимательно следили германские специальные службы. В советском посольстве в Берлине действовал германский агент «Питер», который докладывал о ситуации в посольстве. Его информацией интересовались Гитлер и Риббентроп. На основании донесения «Питера» 13 ноября 1940 года в гестапо была подготовлена справка для Риббентропа, в которой говорилось следующее:

Молотов вчера вечером после приема в «Кайзерхофе» вернулся в «Бельвю» и собрал узкий круг своих сопровождающих и сотрудников посольства. По донесению агента, он был в блестящем настроении. На него большое впечатление произвела длительность бесед, которые он имел с фюрером и имперским министром иностранных дел. Затем он сказал, что у него прекрасное личное впечатление и все идет, как он себе представлял и как это было желательно. 

Берлин, 14 октября 1940 года. 

Сотрудники русского посольства в Берлине, как и прежде, очень скупы на информацию о подробностях визита Молотова. Только одному американцу секретарь посольства Павлов кое-что сказал о высказываниях Молотова. Он сказал, в числе прочего, что Молотов час от часу «оттаивал». Он, Павлов, знает Молотова долгие годы и в свое московское время никогда не видел Молотова в его беседах с иностранными государственными деятелями в такой приятной атмосфере. Молотов в Берлине «оттаял». Поведение фюрера произвело на Молотова большое впечатление. Через несколько минут он ощутил, что говорит с человеком, который знает что хочет. Павлов рассказал американцу, что в беседе с послом Шкварцевым Молотов выразил мнение, что, поговорив с главой немецкого правительства, поймешь причины его успехов. Он редко встречал человека, которого бы мир оценивал так неправильно. Так как этот американец известен своими просоветскими настроениями, едва ли Павлов его дезинформировал. Интересно, что Молотову бросился в глаза хороший вид немцев на берлинских улицах. 

Берлин, 22 ноября 1940 года. 

В кратком разговоре о визите Молотова советник посольства Кобулов сказал, что визит был «сильной демонстрацией», но «не все то золото, что блестит». 


После отъезда Молотова из Берлина немецкие газеты несколько дней печатали комментарии о результатах советско-германских переговоров на высшем уровне. Газета «Дойче альгемайне цайтунг» в редакционной статье писала:

Германские и русские интересы, которые во многом соприкасаются, но нигде не противоречат друг другу, в данное время четко разграничены. Большие дополняющие друг друга экономические возможности обоих государств планомерно и интенсивно развивались дальше. Кроме того, во всех соглашениях предусматривалась консультация по всем нерешенным вопросам. Оба партнера решили проводить это взаимное согласование и дальше... 


Через месяц, 18 декабря 1940 года, Гитлер подписал Директиву № 21 Верховного командования вооруженными силами Германии, которую он назвал «Барбаросса».




Первой фразой в плане операции «Барбаросса» говорилось:

Германские вооруженные силы должны быть готовы разбить Советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии... 

Приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций. 

Приготовления, требующие более продолжительного времени, если они еще не начались, следует начать уже сейчас и закончить к 15 мая 1941 года. 

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны... 


Директива была отпечатана в восьми экземплярах. Четыре из них Гитлер вручил начальнику генерального штаба, командующим сухопутных, военно-воздушных сил и командующему военно-морского флота.

На следующий день Гитлер принял нового посла СССР в Германии В. Г. Деканозова, который вручил рейхсканцлеру свои верительные грамоты. Гитлер сказал Деканозову, что он самый молодой посол в Берлине. Затем фюрер поинтересовался, где родился Деканозов. Посол ответил, что он родился в Баку, совместную революционную работу со Сталиным не вел, но его родители проживали в тех местах Грузии, где родился Сталин. Беседа Гитлера с Деканозовым продолжалась 35 минут...

29 декабря 1940 года Разведуправлением Красной Армии получена срочная радиограмма из Берлина для начальника Разведуправления генерала Ф. Голикова. «Метеор» докладывал:

«Альта» сообщила, что «Ариец» от высокоинформированных кругов узнал о том, что Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР. Война будет объявлена в марте 1941 года. Дано задание о проверке и уточнении этих сведений. 


Ф. Голиков приказал направить копии этой радиограммы наркому обороны Маршалу СССР С. Тимошенко и начальнику Генерального штаба генералу К. Мерецкову.

Голиков несколько раз перечитывал сообщение «Метеора» из Берлина. Для него «Метеор», «Альта» и «Ариец» были далекими и неизвестными работниками. Их сообщение о том, что Германия собирается напасть на СССР, не соответствовало духу советско-германских отношений и на фоне недавно завершившегося визита В. Молотова в Берлин не только казалось неправдоподобным, но и противоречило подписанным в ноябре 1940 года в Берлине советско-германским официальным документам.

На бланке телеграммы из Берлина Голиков написал распоряжение для начальника европейского отдела Разведуправления полковника И. Большакова:

Кто эти высокоинформированные военные круги, надо уточнить. Кому конкретно отдан приказ. Потребовать более внятного освещения вопроса, затем приказать проверить. Первое донесение телеграфом получить от «Метеора» дней через 5 и дать мне. 


Начальник военной разведки также приказал направить копии сообщения «Альты» И. Сталину и В. Молотову.

В широком русле советско-германских отношений в конце 1940 года образовались два течения. Первое – открытое, рекламируемое и пропагандируемое. Это течение приветствовалось в Москве и Берлине.

Второе течение – тайное, глубинное. О существовании его знал Гитлер и его ближайшее окружение. Цель этого течения – уничтожить Советскую Россию, захватить ее природные ресурсы, без которых Гитлер не мог претендовать на мировое господство. О тайных замыслах Гитлера своевременно узнала и советская военная разведка...

Глава вторая

Трудные дни в Бухаресте

 Сделать закладку на этом месте книги

Благодаря дружеским отношениям, которые Курт Велкиш в 1939 году установил с Клейстом, руководителем бюро министра иностранных дел Германии И. Риббентропа, он получил назначение на работу в Бухарест и в первых числах февраля 1940 года вместе с Маргаритой прибыл в столицу Румынии. Журналист Курт Велкиш получил право представлять в Бухаресте газету «Бреслауер нойесте нахрихтен». Главной задачей разведчика «ABC» в румынской столице было проникновение в посольство Германии в Бухаресте. Через это дипломатическое представительство германское министерство иностранных дел решало многие политические и военные вопросы, затрагивавшие интересы СССР на Балканах и в Средиземноморье. Велкиш надеялся, что попасть на работу в германское посольство ему поможет тоже Клейст, и он не ошибся.

В автобиографии К. Велкиш так описывает этот период своей жизни:

В феврале 1940 года вместе с женой прибыл в Бухарест, где был сначала журналистом, а потом принят на работу в немецкое посольство в отдел прессы помощником советника посольства Гамилькара Гофмана. После отъезда Гофмана в Париж в августе 1940 года официально стал пресс-атташе посольства. В этой должности пробыл до августа 1944 года. За время работы в посольстве несколько раз ездил в Берлин, выполняя специальные задания посла... 


Устроившись на работу в немецком посольстве, «ABC» должен был организовать добывание ценных военных, военно-политических и военно-экономических сведений. Доступ к таким сведениям найден, теперь требовалось организовать доставку секретов германского посольства из Румынии в Москву.

Являясь сотрудником посольства, К. Велкиш поддерживал официальные связи с журналистами различных стран, аккредитованными в Бухаресте. Среди них был и советский журналист Михаил Шаров, корреспондент ТАСС. Он прибыл в румынскую столицу, как и Велкиш, в начале 1940 года. Это не было случайным совпадением. Шарова в Бухарест направила советская военная разведка для восстановления связи с «ABC».

Михаил Шаров родился в 1907 году в Москве, работал посыльным на Казанском вокзале, потом окончил Московский промышленно-экономический техникум имени Плеханова. В 1934 году М. Шаров поступил на исторический факультет Московского государственного университета. После окончания МГУ отобран для работы в военной разведке. Пройдя курс специальной подготовки, Михаил был назначен на должность корреспондента ТАСС и выехал в Бухарест для восстановления контакта с агентом «ABC».

Прибыв в Румынию, Михаил Шаров без особого труда освоился в Бухаресте. Корреспондент ТАСС быстро у


убрать рекламу




убрать рекламу



становил контакты с отделом печати министерства иностранных дел Румынии, местными и иностранными журналистами.

Первый контакт с «ABC» был проведен по условиям явки в одном из небольших бухарестских ресторанов. Велкиш сообщил Шарову, что его жена Маргарита будет передавать ему материалы из германского посольства.

Центр следующим образом характеризовал возможности Курта Велкиша по добыванию сведений:

«ABC» может близко соприкасаться с работой германского посольства в Бухаресте. Он в курсе дел всей проводимой немцами работы в Румынии. Имеет поручение от германской разведки поддерживать связь с украинскими антисоветскими организациями в Румынии и осведомлен об их планах и мероприятиях, направленных против СССР. Имеет в МИДе много знакомых в среде ответственных чиновников и пользуется среди них большим авторитетом. 

«ЛВС» близко знаком с германским военно-воздушным атташе в Румынии Герстенбергом, который выполняет специальные правительственные поручения... 


Учитывая возможности Велкиша, Центр поставил перед ним следующие задачи:

Освещать деятельность Германии в Румынии, а также деятельность англо-французского блока в Италии, следить за деятельностью украинских националистов в Румынии и информировать об усилиях Германии по их использованию в своих интересах против СССР. 


Велкиш, имевший опыт нелегальной партийной и разведывательной работы, был предельно осторожен и аккуратен. Шаров тоже был осторожен. При организации и проведении встреч с «ABC» или «ЛЦЛ» Шаров учитывал, что за ним, советским корреспондентом, могут одновременно вести наблюдение румынская контрразведка и сотрудники гестапо, чувствовавшие себя в Бухаресте так же свободно, как в Берлине.

В работе с «ABC» и «ЛЦЛ» Михаил Шаров не допустил ни одной профессиональной ошибки.

Сколько же документов передал «ABC» Михаилу Шарову? В общей сложности – больше ста. Какую ценность они представляли? На этот вопрос тоже есть убедительный ответ – некоторые сообщения «ABC» докладывались лично Сталину, Молотову, Жукову, Берии, Ворошилову...

Резидентом военной разведки в Бухаресте был «Ещенко», начальник Михаила Шарова. Ему Шаров передавал материалы «ABC».

1 марта 1941 года «Ещенко» писал в Москву:

«ABC» в своем докладе о поездке в Берлин сообщает, что... много в Берлине говорили о предстоящем выступлении Германии против СССР. В русском отделе немецкого верховного командования интенсивно работают... 


5 мая «Ещенко» направил в Москву новое донесение, основанное на данных К. Велкиша:

«ABC» сообщил, что... немецкие войсковые соединения перевозятся с Балкан на театр румынского фронта. Один штабной офицер расположенного в Румынии немецкого авиационного корпуса, который несколько дней назад приехал из Берлина, заявил, что раньше для начала немецких военных акций против СССР предусматривалась дата 15 мая, но в связи с Югославией срок перенесен на середину июня. Этот офицер твердо уверен в предстоящем конфликте... 


28 мая 1941 года «ABC» сообщил:

...Военная акция Германии против СССР продолжает планомерно подготавливаться и, как прежде, является в высшей степени актуальной. Военные приготовления идут как часовой механизм и делают неизбежным начало войны еще в июне этого года... 

Немецкие мероприятия для похода против СССР основательно осуществляются во всех областях с большой точностью. 

Военное развертывание на Восточном фронте идет планомерно и с самой большой интенсивностью. Оно будет закончено до середины июня. Главные силы немецких балканских армий возвращены на немецкий Восточный фронт. Военный главный удар против Красной Армии будет проведен при большой массированности... 


Сведения, которые «ABC» направлял в Москву в первой половине 1941 года, интересны тем, что они раскрывали динамику подготовки Германии к войне против СССР, а также поэтапную подготовку к этой войне румынского военного руководства. Румыния планировала с помощью Германии возвратить Бессарабию под свой контроль.

Велкиш был уверен в том, что Румыния будет на стороне Германии воевать против СССР. Он сообщал в Москву:

В Румынии в настоящее время слухи о скорой войне с СССР заметно стихли. Однако ряд руководящих кругов по-прежнему питает надежду на скорое возвращение Бессарабии. В последние три дня (особенно в ночь на 28 мая и днем 28 мая) наблюдалось усиленное движение через Бухарест с юга на родину немецкого автотранспорта с пехотой и бронемашинами... 


Сведения, которые добывал К. Велкиш, использовались в Разведуправлении Красной Армии для подготовки спецсообщений. В одном из них, получившем название «О военных приготовлениях Румынии», разработанном 7 июня 1941 года, на основании данных из Бухареста начальник военной разведки генерал-лейтенант Ф. Голиков докладывал Сталину, Молотову, Жукову, Берии и другим советским руководителям: «В результате мобилизации румынская армия будет доведена до одного миллиона человек, и может быть развернуто до 30 дивизий...» 

В 1940 году от Велкиша поступило в Москву 33 донесения военно-политического характера. Все они получили высокую оценку советского военного командования.

В 1941 году на основе данных «ABC» резидент военной разведки в Бухаресте «Ещенко» направил в Москву 9 донесений, которые точно отражали подготовку Германии и Румынии к войне против Советского Союза.

Таковы результаты деятельности разведчика Курта Велкиша и его жены Маргариты в предвоенный период. О качестве его работы можно судить по тому факту, что некоторые из его сообщений докладывались руководству СССР.

После вероломного нападения Германии на СССР все сотрудники советского посольства были интернированы. Михаил Шаров навсегда покинул Румынию.

Курт Велкиш остался без связи с московским Центром военной разведки. Он продолжал работать в системе министерства иностранных дел Германии, имел доступ к ценной военной и военно-политической информации, но не имел возможности передать эту информацию в Москву.

Центр неоднократно предпринимал попытки восстановить связь с «ABC». В первой половине 1942 года в Румынию были заброшен разведчик «М». Через некоторое время с таким же заданием убыл разведчик «И». Но эти операции не принесли успеха. Командиры самолетов, которые выполняли задание Разведуправления, выбрасывали разведчиков в 120 – 216 километрах от Бухареста. В условиях войны, не имея настоящих документов и пропусков, передвигаться по территории Румынии было невозможно.

В конце 1942 года новая попытка восстановить связь с «ABC» также не увенчалась успехом. На этот раз летчики выбросили разведчика над территорией Болгарии.

В январе 1943 года в Румынию переправили разведчика «Мунте». Бывший боец Интернациональной бригады в Испании, преданный и проверенный человек, он пробрался в Бухарест, устроился на работу, затем попытался установить контакт с «ABC». Но его попытка не увенчалась успехом.

В феврале 1943 года Разведуправление еще раз предприняло попытку восстановить связь с «ABC». Для этой цели в Центре была создана разведгруппа «Людмила», состоящая из двух человек. Руководителем группы назначена Рахиль Ильевна Гамбурд. До войны она проживала в городе Бендеры, хорошо знала Бухарест. В 1940 году была привлечена к разведывательной работе Разведотделом штаба Одесского военного округа.

Помощника для этой смелой молодой женщины нашли в Москве. Им оказался Стефан Иванович Киориану. Он родился в Венгрии в городе Марошуиваре, но с 1923 года проживал в Москве и перед войной работал столяром в «Союзтехфильме». Стефан Иванович хорошо знал румынский язык.

«Людмила» имела все шансы на успех. Однако и эту группу постигла неудача. Самолет, экипаж которого выполнял специальное задание военной разведки, попал в трудные метеоусловия. Разведчики были десантированы в 600 километрах от Бухареста. О деталях этого неудачного полета рассказала Рахиль Гамбурд. После войны она стала сотрудником румынской разведки.

«ABC» тоже искал связи с Центром. Велкиш дважды поручал своей жене Маргарите перевозить в Берлин для «Альты» копии документов, которые ему удалось достать в посольстве. Он и сам, приезжая в Берлин по заданию посла Килленгера, тайно встречался с «Альтой». Они обсуждали создавшееся положение. «Альта» собиралась выехать на Восточный фронт в качестве военного корреспондента и перейти линию фронта, чтобы встретиться с представителями военной разведки. Она хотела передать накопившиеся фотопленки и наладить связь с Разведуправлением. На Восточный фронт ее не пустили.

В октябре 1942 года в семье Велкишей родился сын. Его назвали Мишей...

Глава третья

Московские встречи

 Сделать закладку на этом месте книги

Главный консультант по Германии

В конце октября 1939 года в Москву на Рижский вокзал из Таллинна прибыл некто Рудольф Петрович Ренер. Его встречал внешне неприметный мужчина среднего роста в черном пальто. Они поздоровались как старые знакомые и направились на привокзальную площадь, где их ждала служебная автомашина. Через час Рудольф Ренер оказался в уютной московской квартире, расположенной на Большой Калужской улице[23].

Когда человек, встречавший гостя из Таллинна, предложил Ренеру пройти в столовую, где уже был накрыт стол, он назвал его Рудольфом Людвиговичем. Действительно, в Москву прибыл не господин Ренер, а Рудольф Гернштадт. Это был его второй визит в советскую столицу.

Первое пребывание Рудольфа в Москве в 1933 году было коротким и не столь гостеприимным. Когда советские журналисты были отозваны из Берлина, все германские газетчики, в том числе и Гернштадт, представлявший газету «Берлинер тагеблатт», покинули Советский Союз.

Осенью 1939 года Гернштадт прибыл в Москву словно в родной город. Мало кто знал, что он имел оперативный псевдоним «Арбин» и большие заслуги перед советской военной разведкой. Другого места, кроме Москвы, где бы его искренне ждали и могли тепло принять, в мире не существовало.

Готовясь к встрече «Арбина», начальник первого отдела 5-го управления РККА майор Феденко написал докладную записку начальнику Разведуправления, в которой просил разрешения выдать «Арбину» «экипировку заграничного производства»:

1. Зимнее пальто – 1 шт.;

2. Ботинки мужские – 2 пары;

3. Калоши – 1 пара;

4. Гамаши – 1 пара;

5. Теплое белье – 1 пара;

6. Перчатки кожаные – 1 пара;

7. Рубах верхних – 1 шт.

Ассортимент был не особенно большим и разнообразным, но все вещи были высокого качества и точно подобраны по размерам «Арбина». Он был удивлен.

Прибыв в Москву, Рудольф Гернштадт написал своим родителям письмо в Берлин. В этом письме отсутствовали адреса получателей и отправителя, не было даты написания. Письмо разведчика уникально по содержанию и есть смысл полностью его воспроизвести:

Дорогие родители! 

Я хочу вам только сообщить, что чувствую себя хорошо. Я бы хотел тоже самое услышать и от вас. Но, к сожалению, у меня еще нет постоянного адреса. Поэтому сегодня мне приходится ограничиваться тем, чтобы послать вам сердечный привет и еще раз уверить вас в том, что я не забываю и не забуду вас и ваши нужды. 

Ваш верный Руди.


Операцию по передаче письма родителям Гернштадта проводила «Альта», которая работала в Берлине.

В характеристике, подготовленной в Разведуправлении на «Арбина» в 1940 году, отмечалось:

«Арбин» обладает большими организационными способностями и является ценнейшим нашим источником-резидентом. Он на деле доказал свою преданность Советскому Союзу. Все порученные задания выполнял с исключительной аккуратностью и честностью. Он фактически был хозяином в германском посольстве в Варшаве, и все, что знал германский посол фон Мольтке, было известно нам. Он завербовал ряд ценных германских источников, которые и по настоящее время работают в Германии и других странах. Все его источники – документальные и проверенные. «Арбин» за границей имеет много знакомых – ответственных государственных деятелей и чиновников, которых может использовать по нашей линии. «Арбина» необходимо срочно послать в Румынию на должность нелегального резидента. За свою прошлую деятельность по нашей линии заслуживает особого внимания и награды. 


Подписал характеристику капитан Швец, сотрудник германского отделения Разведуправления Красной Армии.

Через некоторое время был подготовлен проект представления Рудольфа Гернштадта к ордену Красного Знамени, в котором отмечалось:

Р. Гернштадт в течение 10 лет честно и бесплатно работал против Германии как нелегальный резидент. За это время Гернштадт завербовал 8 ценных германских источников, которые работают в германских военных и дипломатических учреждениях в течение многих лет и за это время дали сотни ценных документов. Из завербованных источников 6 человек работают на Разведуправление Красной Армии и по сей день и дают ценные документы. Гернштадт подробно освещал подготовку войны Германии против Польши и за две недели до начала войны сообщил нам дату начала военных действий. 

После прихода к власти Гитлера, как неариец, Гернштадт преследовался со стороны властей, был уволен с работы и находился в очень трудных условиях. Несмотря на это, он был всегда там, где указывал ему Центр, и точно в срок выполнял все наши задания. 

При вербовке одного высокопоставленного германского чиновника и при добывании документов Гернштадт смело шел на риск и блестяще выполнил эти операции. 

В настоящее время Гернштадт находится в Москве и в ближайшее время должен выехать на нелегальную работу для выполнения важных заданий командования. 


Такую характеристику дали «Арбину» в Разведуправлении Красной Армии в конце 1940 года. Резидент «Кузьма», который в октябре 1930 года руководил вербовкой Рудольфа Гернштадта, докладывал в Центр:

За последнее время «Альберт», надеюсь, поймал для нас «крупную рыбу» на Польшу, а именно – специального корреспондента «Берлинер тагеблатт» Рудольфа Гернштадта. Он 15 ноября едет на месяц в отпуск и 15 декабря уезжает в Варшаву в качестве специального корреспондента той же газеты. Согласен активно для нас работать. 


«Кузьма» верил, что из Рудольфа, которому он дал псевдоним «Рита», получится профессиональный разведчик. «Кузьма» оказался прав. Центр трижды изменял псевдонимы Р. Гернштадта. «Арбин» – его последний оперативный псевдоним, который нравился самому разведчику.

После обстоятельных бесед с руководством Разведывательного управления Рудольф Гернштадт согласился подготовить несколько подробных справок об экономическом положении и внешней политике Германии. Написанные им обзоры получили высокую оценку.

В европейском отделе Разведуправления появился прекрасный консультант по Германии.

Гернштадт оказывал сотрудникам управления помощь не только в решении информационных вопросов. Он с большим удовольствием занимался оперативной работой. В его обязанности входила подготовка указаний для работы «Альты» и «Арийца», он помог сотрудникам Разведуправления восстановить связь с источником «ХВЦ», когда тот прибыл в Москву в составе германской торговой делегации. Он писал письма в Берлин «Арийцу», Курту и Маргарите Велкиш. Он писал письма Ильзе Штёбе, которые ей передавал капитан Николай Зайцев.

Читая письма «Альты», «Арбин» понимал, что Ильзе жила в мире, полном опасностей. Рудольф знал, что пока в Германии существует фашистский режим с его антиеврейскими законами, ему никогда не вернуться в ту страну, где он родился и вырос.

Первое время он надеялся, что Ильзе удастся получить должность корреспондента бреславской газеты в Бухаресте и таким образом вырваться из Берлина. Поэтому он согласился с предложением представителя военной разведки пройти специальную подготовку и выехать в командировку в Румынию.

Учился Гернштадт увлеченно и с большим интересом, одновременно выполняя обязанности консультанта военной разведки по Германии. Рудольф был человеком с необычным характером, быстрым и светлым умом, в котором рождалось множество различных планов по улучшению работы военной разведки в Германии. Они легли в основу личных докладов Гернштадта начальнику военной разведки.

Время шло. Поездка в Румынию не получилась. Встреча с Ильзе Штёбе откладывалась на неопределенное время или навсегда. В 1940 году Рудольф Гернштадт эти слова не произносил, но в глубине души он начинал понимать, что решение, которое они с Ильзе Штёбе приняли в Бреслау много лет тому назад – посвятить свою жизнь борьбе против фашизма и не создавать традиционную семью, было правильным. Когда же Штёбе и Гернштадт занялись серьезной разведывательной работой, они поняли, что создать счастливую семью им вряд ли в ближайшие годы удастся, но выбор был сделан. Борьба с фашизмом заняла первое место, а личная жизнь оказалась на втором плане...


Задание начальника разведки

В один из вечеров поздней осени 1939 года сотрудники европейского отдела военной разведки Виктор Коновалов и Константин Леонтьев задержались в своем рабочем кабинете. День пролетел быстро. Сделано было много, но, как всегда, далеко не все.

Рабочий кабинет отдела находился на третьем этаже здания Разведуправления Красной Армии. За окном шумел Арбат, переполненный своими будничными заботами.

Офицеры решили перекусить. Коновалов позвонил в буфет и попросил принести в 321-й кабинет бутерброды и чай. Такое обслуживание офицеров – обычное дело. В Разведуправлении создавались максимально удобные условия для тех сотрудников, которые продолжали трудиться и после формального окончания рабочего дня.

Когда дверь в кабинет открылась, вместо сотрудницы буфета Нины вошел начальник Разведуправления генерал Иван Иосифович Проскуров. Коновалов и Леонтьев кратко доложили об обстановке в подчиненных им резидентурах. Выслушав офицеров, Проскуров неожиданно спросил:

– Кто из вас знает немецкий язык и может хорошо фотографировать документы? Срочно необходимо выполнить важную работу...

Военинженер 2-го ранга Константин Леонтьев был опытнее Коновалова. Он работал в Берлине, хорошо знал немецкий и профессионально владел техникой фотографирования документов. Леонтьев сказал, что готов выполнить любую задачу.

– Учтите, – подчеркнул Проскуров, обращаясь к Леонтьеву, – в вашем распоряжении будет всего полтора часа, затем документ должен быть возвращен источнику...

Леонтьев бывал в заграничных командировках, где приходилось фотографировать агентурные документы в различных условиях. Он быстро приготовил фотоаппарат и выехал на служебной автомашине по указанному адресу.

На служебной квартире Разведуправления Леонтьев получил от ожидавшего его разведчика материал для фотографирования. В квартире находился еще кто-то. Но кто это был, он не знал. Впрочем, это его и не должно было интересовать.

Документ был достаточно большим – несколько десятков страниц машинописного текста. Леонтьев понял, что документ, попавший ему в руки, является проектом договора, подготовленного в Берлине, о поставках советского сырья в Германию и о продаже СССР немецкого промышленного оборудования. Видимо, этот проект прошел согласование с германскими ответственными лицами, так как на нем сохранились пометки с максимальными ценами на советские товары, на которые берлинская торговая делегация, прибывшая в Москву, должна была ориентироваться.

Получив документ, Леонтьев удалился в одну из комнат, прикрыл дверь, быстро просмотрел и оценил полученный материал. Затем приступил к работе.

Выполнив задание, Леонтьев свернул свою аппаратуру, возвратил документ «хозяину» квартиры и через полчаса вернулся в Разведуправление.

Так Константин Леонтьев впервые узнал о том, что советская военная разведка имеет в германском посольстве источник ценных сведений. Но он ошибся. Источник был в немецкой торговой делегации.

Пройдет время, и Константин Леонтьев познакомится с этим источником лично, получит от него сведения особой важности – о точной дате и часе нападения фашистской Германии на СССР.

Документ, который передал источник в ноябре 1939 года, тоже был чрезвычайно важным. Он касался советско-германских торговых переговоров. В тот день советская военная разведка получила проект договора, где кто-то из высших чиновников германского руководства утвердил цены на товары.

На основе полученных данных было подготовлено специальное сообщение для И. В. Сталина, наркома внешней торговли А. И. Микояна и наркома обороны К. Е. Ворошилова.

Леонтьев полагал, что срочное задание начальника разведки – обычный эпизод, о котором он скоро забудет.

Получилось иначе. Материал, который он фотографировал на конспиративной квартире, был передан советской разведке весьма ценным источником – агентом «ХВЦ» – Герхардом Кегелем. О его прибытии в Москву в составе германской торговой делегации своевременно сообщила в Разведуправление «Альта».

Первую встречу с Кегелем в Москве, который проживал вместе с другими членами делегации в гостинице «Националь» на Манежной площади, организовывал и проводил Рудольф Гернштадт. Находясь в Москве, «Арбин» продолжал заниматься важной разведывательной работой.

По заданию Разведуправления Р. Гернштадт позвонил вечером Кегелю. «ХВЦ» сразу же узнал своего друга. Для установления контакта им не требовались принятые в разведке всякие премудрости и хитрости в виде специальных «паролей и отзывов». Спокойный голос проверенного друга – лучший пароль.

Р. Гернштадт и Г. Кегель договорились о встрече на одной из московских улиц. Даже находясь в Москве, «Арбин» не отступал от принятых в разведке правил конспирации. «Арбин» не исключал, что среди членов германской торговой делегации есть сотрудники гестапо или военной контрразведки. Они в любой момент могли «случайно» зайти в номер к Герхарду, длительное отсутствие которого могло быть ими зафиксировано.

Обговорив условия последующих встреч, друзья расстались. На этой встрече «ХВЦ» и передал «Арбину» проект торгового договора между Германией и СССР и сказал, что его «редактировал» сам Гитлер. Договорились, что через полтора часа Рудольф возвратит документ...

Герхард Кегель задержался в Москве надолго. Свое пребывание в СССР он позже определил так – «подпольщик в стране друзей». Рассказывая уже после окончания Великой Отечественной войны о своем положении в начале 1940 года в советской столице, Г. Кегель писал: «За обедом или ужином в какой-нибудь московской гостинице или в ресторане с другими членами торговой делегации, с сотрудниками посольства фашистской Германии и руководителями германских промышленных предприятий, которые приезжали в СССР для заключения сделок, конечно, часто возникали разговоры о Москве и о Советском Союзе. Это были очень разные люди. Одни, по крайней мере, пытались судить здраво и мыслить самостоятельно; другие же являлись безнадежно отравленными антикоммунизмом. И когда кто-нибудь из них начинал нести невероятный и зловредный вздор, я не мог запросто хлопнуть его по плечу и сказать то, к чему меня так и подмывало: „Вы, дорогой господин, просто политический кретин!“ Я, конечно, не мог без возражений выслушивать подобную чепуху, но мне приходилось тщательно выбирать слова для ответа».

Советско-германские торговые переговоры, начавшиеся в конце октября, затянулись. Р. Гернштадт поддерживал связь с Г. Кегелем один раз в неделю. Герхард передавал Рудольфу материалы об установках, которые торговая делегация Германии получала из Берлина, сообщал детали других крупных контрактов, готовившихся к подписанию, передавал информацию, которая позволяла понять не совсем понятный общий политический курс Германии в отношении СССР.

Руководитель германской торговой делегации посол Риттер выезжал в Берлин для согласования достигнутых в Москве предварительных договоренностей.

В начале января Риттер возвратился в советскую столицу с новыми инструкциями Гитлера. Немцы были вынуждены пойти на существенные уступки по ряду требований СССР, чтобы вывести переговоры из тупика.

О новых инструкциях, привезенных Риттером в Москву, Герхард Кегель также сообщил «Арбину».

Подготовка соглашения начала продвигаться быстрее. Это было вполне естественно, советская сторона хорошо знала те ценовые параметры, на которые была ориентирована немецкая делегация. В соответствии с подготовленным проектом договора, Советский Союз должен был поставить в Германию товаров и сырья на сумму в 500 миллионов рейхсмарок. Германия обязалась в соответствующем объеме поставить в СССР промышленные товары, оборудование и некоторые образцы боевой техники и оружия.

Окончательное согласование немецкого и русского текстов договора должно было завершиться к 11 февраля 1940 года. Г. Кегель отвечал за текст немецкого договора, который должен был полностью соответствовать русскому тексту. Г. Кегелю приходилось в эти дни часто общаться с наркомом внешней торговли СССР А. И. Микояном, германским послом Риттером, руководившим германской торговой делегацией, и другими ответственными сотрудниками германского посольства в СССР. В частности, в это время Кегель основательно «сработался» с советником германского посольства Хильгером, который считался в Берлине «знатоком русских проблем». Не без участия Хильгера после подписания советско-германского торгового договора Г. Кегель получит назначение на работу в германское посольство в СССР.

11 февраля 1940 года Микоян и Риттер должны были подписать договор. Согласование отдельных положений затянулось далеко за полночь. 12 февраля в 6 часов утра советско-германский торговый договор был подписан. Каждая из сторон получила то, что хотела.

Благодаря помощи Герхарда Кегеля нарком внешней торговли СССР А. Микоян имел в руках «ключ» к секретным установкам германской торговой делегации. Поэтому представители Наркомата внешней торговли СССР смогли заключить выгодное для СССР соглашение, которое позволило сэкономить несколько десятков миллионов золотых рублей...

В конце февраля 1940 года германская торговая делегация выехала из Москвы. Герхард Кегель тоже отправился в Германию. Находясь в Берлине, он встретился с Ильзе Штёбе, передал ей привет от Рудольфа Гернштадта, сообщил, что получил назначение на работу в германское посольство в Москве и собирается вскоре вновь выехать в Советский Союз. И. Штёбе разработала и сообщила Г. Кегелю условия восстановления связи с ним, когда он окажется в советской столице. После этого они распрощались, пожелав друг другу удачи и счастья. Они не знали, что видятся в последний раз...

После встречи с Г. Кегелем «Альта» сообщила в Москву следующее:

Курт получил приказ о немедленном выезде из Берлина в Москву. Он будет звонить между 14.00 и 14.30 по телефону, который ему сообщил «Арбин». Снявшему трубку он скажет: «Это герр Шмидт. Я прошу к телефону господина Петрова». В обусловленное время Курт выйдет с книгой на одну из московских улиц. В книге будет заложена газета... 


Большаков вызвал к себе К. Леонтьева, предложил изучить донесение «Альты» и ждать телефонного звонка на одной из конспиративных квартир.

Четыре дня Леонтьев не отходил от телефона. И только под вечер пятого дня позвонил незнакомец, который представился Шмидтом и попросил пригласить к телефону господина Петрова.

Леонтьев сообщил Кегелю, где он будет его ждать. Вскоре на одной из московских улиц в районе станции метро «Аэропорт» Леонтьев-Петров встретил Кегеля.

Леонтьев прибыл на встречу на своей автомашине, он пригласил Герхарда проехать по вечерней Москве и обсудить интересующие их вопросы.

Вспоминая этот эпизод, Г. Кегель писал:

...Примерно через два месяца я познакомился с моим окончательным постоянным связным – очень симпатичным и деловым полковником Красной Армии. Он представился мне как Павел Иванович Петров. 


Павел Иванович – имя вымышленное. Видимо, накануне войны этот псевдоним в Разведуправлении пользовался особым уважением. Известно, что начальник военной разведки Ян Карлович Берзин часто тоже представлялся как «Павел Иванович». Когда Берзин знакомился с Марией Поляковой, прибывшей для работы в Разведуправлении, он так и представился ей: «Называйте меня Павлом Ивановичем».

Известно, что и другие офицеры военной разведки тоже использовали этот псевдоним. В нем был скрыт какой-то психологический секрет – он звучал доверительно и располагал к откровенной беседе.

Возвратившись в Разведуправление, Леонтьев хотел доложить о результатах встречи с «Куртом», но начальник отдела полковник Большаков сказал, что Леонтьева ожидает начальник Разведывательного управления. Во время отчета о встрече с «Куртом» Леонтьев получил от начальника военной разведки указание лично обрабатывать все донесения нового источника и лично готовить по ним проекты спецсообщений для наркома обороны и начальника Генерального штаба.

Завершая инструктаж Леонтьева, начальник разведки сказал, что нельзя исключать поступления особо важных данных, касающихся советско-германских отношений, напомнил о необходимости соблюдения осторожности в работе с источником из германского посольства.

Так Герхард Кегель восстановил в Москве связь с Разведуправлением Красной Армии. В 1940 году он передал советской военной разведке большое количество ценных сведений, которые имели важное значение для понимания политики Гитлера в отношении СССР.

В первой половине 1941 года Герхард Кегель передаст Константину Леонтьеву точные данные о нападении Германии на СССР...

ЧАСТЬ V

УГОЛ АГРЕССИИ

 
убрать рекламу




убрать рекламу



17484 onclick=setCookie('344963','373417484'); return false;>Сделать закладку на этом месте книги

Глава первая

Смена «караула» на первом военном посту

 Сделать закладку на этом месте книги

Совет Народных Комиссаров СССР 8 мая 1940 года принял постановление, в соответствии с которым К. Е. Ворошилов должен был передать руководство Наркоматом обороны СССР маршалу С. К. Тимошенко.

В это же время было принято решение о назначении нового начальника военной разведки, которым 11 июля 1940 года стал генерал Филипп Иванович Голиков, командовавший до этого 6-й армией. Опыта работы в системе Разведуправления Красной Армии Ф. И. Голиков не имел.

Назначение Голикова на должность начальника военной разведки произведено «волевым» решением. Генерала никто никуда не вызывал, никто с ним не беседовал, никто не предлагал ему занять должность начальника военной разведки. Его мнением по поводу возможного назначения на должность начальника Разведуправления Красной Армии никто в управлении кадров Наркомата обороны не поинтересовался.

Почему Филипп Иванович был выдвинут на эту должность, до сих пор остается загадкой.

Попытки Голикова объяснить, что он не имеет опыта управления таким сложным «хозяйством», как военная разведка, были отвергнуты.

И. Проскурова в Разведуправлении Ф. Голиков не застал. Дела пришлось принимать без предшественника.

Герой Советского Союза генерал-лейтенант И. И. Проскуров, возглавлявший военную разведку с 14 апреля 1939 года, был освобожден от занимаемой должности и числился в распоряжении наркома обороны. В сентябре 1940 года он занимает должность командующего ВВС Дальневосточного фронта.

27 июня 1941 года генерал-лейтенант И. И. Проскуров был арестован и приговорен на основании обвинительного заключения НКВД к высшей мере наказания. Его уникальный опыт ведения воздушных боев, приобретенный во время гражданской войны в Испании, за что он и получил звание Героя Советского Союза, мог бы пригодиться в первые же дни войны, начатой фашистской Германией против СССР. Таких героев-летчиков в Советском Союзе было в то время очень мало. Тем не менее от И. Проскурова власть решила избавиться...[24]

Иначе обстояло дело с передачей должности наркома обороны – главной военной должности в СССР, образно говоря, первого военного поста в Советском Союзе.

В связи с тем, что постановлением СНК СССР не был определен точный срок передачи дел Наркомата обороны, смена «караула» на посту военных наркомов произошла только 7 декабря 1940 года.

По указанию И. В. Сталина, процедуру передачи дел контролировали Жданов, Маленков и Вознесенский.

Ответственные за смену наркомов обороны члены Политбюро заслушали доклады начальников центральных управлений и подписали «Акт о приеме Наркомата обороны Союза ССР С. К. Тимошенко от К. Е. Ворошилова».

Маршал Ворошилов пост сдал.




Маршал Тимошенко пост принял.

В «Акте...» имелся раздел – «Состояние разведывательной работы», в котором было зафиксировано следующее положение в Разведуправлении Красной Армии:

Организация разведки является одним из наиболее слабых участков в работе Наркомата обороны. Организационной разведки и систематического поступления данных об иностранных армиях не имеется. 

Работа Разведывательного управления не связана с работой Генерального штаба. Наркомат обороны не имеет в лице Разведывательного управления органа, обеспечивающего Красную Армию данными об организации, состоянии, вооружении, подготовке к развертыванию иностранных армий. К моменту приема Наркомат обороны такими разведывательными данными не располагает. Театры военных действий и их подготовка не изучены... 


В этом «Акте...» «досталось» не только военной разведке. Такую же неудовлетворительную оценку получили и другие центральные управления Наркомата обороны, а также практически все службы и рода войск – пехота, противовоздушная оборона, авиация, бронетанковые войска, артиллерия, войска связи и другие.

Комиссия по приему дел Наркомата обороны отметила, что штаты и табели, по которым «войска живут и снабжаются, никем не утверждены и изданы для руководства, как временные», «к моменту приема и сдачи Наркомата обороны оперативного плана войны не было», «Генштаб не имеет данных о состоянии прикрытия границ», «точно установленной фактической численности Красной Армии в момент приема Наркомат не имеет, учет личного состава по вине Главного управления Красной Армии находится в исключительно запущенном состоянии», «крайняя запущенность учета военнообязанных запаса», «мобилизационный план нарушен», «слабая тактическая подготовка во всех видах боя и разведки», «пехота подготовлена слабее всех других родов войск», «состояние учета самолетов и моторов неудовлетворительное, а качественный учет совершенно не организован и не ведется», «вооружение танковых частей в своем развитии отстает от современных требований вследствие того, что толстоброневые танки внедрены на вооружение с опозданием», войска связи «плохо обеспечены почти по всем видам имущества связи», «противовоздушная оборона войск и охраняемых пунктов находится в состоянии полной запущенности...»

Другие пункты «Акта...» были не менее тревожными.

«Странная война» СССР в 1939 году против Финляндии выявила множество недостатков Красной Армии. В финской кампании армия оказалась неспособной вести слаженные наступательные боевые действия, использовать танки, авиацию и артиллерию на направлениях главных ударов, организовывать взаимодействие в бою различных родов войск. Вероятно, это и стало причиной такой резко отрицательной оценки боеспособности Красной Армии в декабре 1940 года.

Красная Армия в 1940 году переживала трудные времена: не хватало опытных командиров, воинские части укомплектованы устаревшей боевой техникой, личный состав обучен слабо.

Такое состояние Красной Армии было зафиксировано германской военной разведкой и было доложено Гитлеру. 9 января 1941 года, беседуя с Риббентропом, он сказал своему министру иностранных дел: «Сталин, хозяин России, – умный парень. Он не станет открыто выступать против Германии... Сейчас русские вооруженные силы – это обезглавленный колосс на глиняных ногах, но невозможно предсказать его будущее развитие. Коль скоро Россия должна быть разбита, лучше сделать это сейчас, когда русские войска не имеют хорошего руководства, плохо оснащены и когда русские испытывают большие трудности в военной промышленности... Уничтожение русской армии, захват наиболее важных индустриальных районов и уничтожение остальных станет целью этой операции...»

Гитлер говорил с Риббентропом об операции «Барбаросса». Именно об этой операции, план которой Гитлер утвердил 18 декабря 1940 года, «Альта» сообщила «Бине» на встрече 28 декабря. 29 декабря данные «Альты» уже были в Центре. Голиков приказал доложить радиограмму «Альты» Сталину, Молотову, Тимошенко и Мерецкову...

Положение в системе военной разведки, судя по содержанию «Акта...», подписанного новым наркомом обороны, тоже было не блестящим. Репрессии 1937 – 1939 годов в военной разведке не прошли бесследно.

До начала нападения фашистской Германии на СССР оставалось всего шесть месяцев. Что же удалось сделать советской военной разведке в этот критический для страны период?

Найти объективный ответ на этот вопрос, который играл и продолжает играть ключевую роль в понимании трагедии начального периода Великой Отечественной войны, достаточно сложно.

До сих пор существует твердое убеждение, что в трагическом начале войны в июне 1941 года виновен И. В. Сталин.

Это мнение сложилось под влиянием многих факторов. И как это ни странно, особую роль сыграл и маршал Г. К. Жуков. В его неопубликованных воспоминаниях есть такие оценки:

И. В. Сталин был общепризнанным марксистом-диалектиком. Сталина все привыкли считать дальновидным, осторожным государственным руководителем, мудрым вождем партии и советского народа. Члены Политбюро в лице Молотова, Жданова, Маленкова, Ворошилова, Хрущева, Калинина и других были полностью согласны со Сталиным в его оценках обстановки и всех прогнозах в отношении действий гитлеровской Германии. 

...Могло ли высшее военное руководство в лице Тимошенко и Жукова заранее развернуть войска прикрытия в боевые порядки и создать на всех стратегических направлениях группировки войск, способные отразить массированные удары германских войск, обеспечить мобилизацию, сосредоточение и развертывание главных группировок вооруженных сил? Без решения Политбюро и лично Сталина этого сделать никто не мог... 


Как же мог Сталин, который не имел специальной военной подготовки, строить прогнозы о возможных военных действиях Гитлера против СССР? Для того чтобы разбираться в этих вопросах, в советском правительстве тех лет были нарком обороны, начальник Генерального штаба и другие крупные военные фигуры, маршалы и генералы, которые должны были объективно оценивать состояние советско-германских отношений и прогнозировать возможные пути их развития. Военная разведка предоставляла высшему военному руководству страны достаточно сведений, чтобы заставить ответственных лиц Наркомата обороны серьезно подумать о безопасности страны...

В 1941 году Сталин, как никто другой, нуждался в политиках и военных деятелях, мнение которых не совпадало бы с его точкой зрения и было бы основано на объективных данных. Такие данные могли поступать только от разведки. Наиболее важные секретные сведения в обязательном порядке докладывались наркому обороны С. К. Тимошенко и начальнику Генерального штаба Г. К. Жукову.




Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» писал:

...Сейчас бытуют разные версии по поводу того, знали ли мы или нет конкретную дату начала и план войны. 

Я не могу сказать точно, правдиво ли был информирован И. В. Сталин, действительно ли сообщалось ему о дне начала войны. Важные данные подобного рода, которые И. В. Сталин, быть может, получал лично, он мне не сообщал. 

Правда, однажды он сказал мне: «Нам один человек передает очень важные сведения о намерениях гитлеровского правительства, но у нас есть некоторые сомнения... 


Судя по утверждению Г. К. Жукова, высшее политическое и военное руководство СССР сведениями о готовящейся войне Германии против СССР в 1941 году не располагало.

Так ли все было?

Глава вторая

«Держите глаза открытыми и не обманывайте себя...»

 Сделать закладку на этом месте книги

Донесение «Альты» о том, что Гитлер утвердил план войны против Советского Союза, в Разведуправлении было получено 29 декабря. Именно в это время начальник военной разведки генерал Ф. Голиков находился на совещании высшего командного и политического состава РККА, которое проходило в Москве. Это совещание началось 23 декабря и завершилось в последний день 1940 года, последнего мирного года для Советского Союза.

С докладом об итогах боевой подготовки войск Красной Армии выступил начальник Генерального штаба генерал армии К. А. Мерецков.

Командующий войсками Киевского особого военного округа генерал армии Г. К. Жуков сделал доклад о наступательной операции.

Об оборонительной операции доложил командующий войсками Московского военного округа генерал армии И. В. Тюленев.

С докладами также выступили командующий Западным военным особым округом генерал-полковник Д. Г. Павлов и генерал-инспектор пехоты генерал-лейтенант А. К. Смирнов, а также начальник военной разведки генерал-лейтенант Ф. И. Голиков.

Совещание проходило, как всегда, в деловой обстановке. Ждали приезда И. В. Сталина, но на открытие он не прибыл.

Маршал С. К. Тимошенко представил Сталину текст своего заключительного выступления.

Сталин внимательно изучил доклад маршала С. К. Тимошенко, сделал незначительные поправки. В одном месте доклада он счел необходимым вписать такую фразу: «...К обороне приступают для того, чтобы подготовить наступление». 

В другой абзац Сталин добавил следующую мысль: «Оборона особенно выгодна лишь в том случае, если она мыслится как средство для организации наступления, а не как самоцель» [25]. 

Возвращая С. Тимошенко текст его доклада, И. В. Сталин сказал, что на закрытии совещания он присутствовать не будет...

Новый 1941 год начался в Москве с тревожных сообщений из Германии. 4 января в Разведуправление Красной Армии поступило донесение «Метеора» из Берлина. Оно было ответом на запрос Голикова по поводу содержания радиограммы от 29 декабря, в котором «Альта» сообщала о принятии Гитлером решения начать войну против СССР весной 1941 года.

Голиков за несколько дней, которые он дал «Метеору» на уточнение всех деталей донесения «Альты», изучил агентурное дело Ильзе Штёбе и «Метеора», полковника Скорнякова Н. Д.

Для Голикова, который пришел в военную разведку с должности командующего 6-й армией, послужной список офицера разведки Николая Скорнякова говорил только о том, что он был хорошим военным летчиком и хорошим инструктором.

В 1936 году Скорняков окончил Военно-воздушную академию имени Жуковского, командовал авиационной эскадрильей Белорусского Особого военного округа.

Из характеристик на полковника Скорнякова генерал Голиков узнал, что тот обучался в Академии Генерального штаба и 3 сентября 1939 года был командирован в Берлин на должность помощника военного атташе по авиации. Такой офицер, сделал вывод Голиков, мог стать и удачливым военным разведчиком.

То, что произошло в Берлине с военным атташе генерал-майором М. Пуркаевым, новый начальник военной разведки хорошо знал. После отъезда Пуркаева из Берлина резидентура перешла к полковнику Скорнякову...

Знакомясь с делами берлинской резидентуры военной разведки, Голиков хотел найти ответ на один вопрос: в какой степени можно доверять сведениям, поступившим из Берлина 29 декабря?

Сведения «Альты», полученные от неизвестного Голикову «Арийца», противоречили генеральному курсу, принятому в СССР, на укрепление добрососедских отношений с Германией, развитие с немцами взаимовыгодных торговых связей. Результаты визита В. М. Молотова в Берлин, его переговоры с Гитлером и Риббентропом, встречи с другими официальными лицами Германии, казалось, создали благоприятную основу для развития советско-германских отношений. Но сообщение «Альты» говорило о другом.

Понимая, какую ответственность он берет на себя, Голиков тем не менее 29 декабря 1940 года приказал направить копии шифртелеграммы из Берлина Сталину, Молотову, Тимошенко и Мерецкову, который был начальником Генерального штаба.

29 декабря 1940 года главные советские государственные и военные руководителя впервые узнали о том, что, кроме официального курса правительства Германии в отношении СССР, существует и секретный курс на войну.

Донесение военной разведки о том, что Гитлер приступил к подготовке войны Германии против СССР, противоречило всему тому, что было, и тому, чего хотели бы видеть и иметь в советско-германских отношениях Сталин, Молотов и другие советские государственные деятели.

Донесение «Альты» противоречило докладу В. М. Молотова, опытного дипломата, которому И. В. Сталин полностью доверял. Может быть, именно поэтому Сталин, прочитав донесение «Альты», не прибыл на закрытие совещания высшего командного и политического состава РККА. В его выступлении должны были прозвучать новые оценки. Сталин к таким оценкам не был готов.

Возможно, Сталин не поверил донесению военной разведки из Берлина, но не обратить внимания на донесение «Альты» он не мог...

4 января 1941 года из Берлина в Разведуправление поступило новое донесение «Метеора» о военных приготовлениях Германии против СССР.

В донесении говорилось, что «Альта» запросила у «Арийца» подтверждения правильности сведений о подготовке наступления весной 1941 года:

«Ариец» подтвердил, что эти сведения он получил от знакомого ему военного лица, причем это основано не на слухах, а на специальном приказе Гитлера, который является сугубо секретным и о котором известно очень немногим лицам. 

В подтверждение этого он приводит еще некоторые основные доводы: 

1. Его беседы с руководителем Восточного отдела министерства иностранных дел Шлиппе, который ему сказал, что посещение Молотовым Берлина можно сравнить с посещением Бека [26]. Единомыслия не было достигнуто ни по одному важнейшему вопросу – ни о Финляндии, ни о Болгарии. 

2. Подготовка наступления против СССР началась много раньше, но одно время была несколько приостановлена, так как немцы просчитались с сопротивлением Англии. Немцы рассчитывают весной Англию поставить на колени и освободить себе руки на Востоке. 

3. Несмотря на то, что Германия продает СССР военные материалы, предала забвению занятие Буковины, «не замечает» пропаганды СССР в Болгарии, Гитлером враждебные отношения к СССР не были изменены. 

4. Гитлер считает: 

а) состояние Красной Армии именно сейчас настолько низким, что весной он будет иметь несомненный успех; 

б) рост и усиление германской армии продолжаются. Подробное донесение «Альты» по этому вопросу – очередной почтой [27]. 


Вторая мировая война, начавшаяся 1 сентября 1939 года, стала катастрофой для народов Европы. Война разлучила Ильзе Штёбе с Рудольфом Гернштадтом навсегда. Ильзе оказалась в Берлине и продолжала дело, начатое Рудольфом. Гернштадт был в Москве и всячески старался помочь «Альте» в выполнении свалившихся на нее обязанностей резидента советской военной разведки в столице Германии.

С августа 1940 года и до 21 июня 1941 года Ильзе Штёбе написала мужу несколько писем и получила на них ответы. Письма эти не похожи на любовные послания молодой женщины возлюбленному. Ответы Рудольфа Гернштадта тоже не отличаются особой лиричностью. Тем не менее эти письма свидетельствуют о личных отношениях двух людей, которых связывала большая дружба и которые в молодости решили всецело подчинить себя борьбе против Гитлера.

22 августа 1940 «Альта» писала «Арбину»:

Мой дорогой Старина! Благодарю тебя за твое письмо. К сожалению, в ответ я ничего не могу сообщить такого, что могло бы тебя обрадовать. 

Прежде всего твоя просьба в отношении письма к Хуберу. Руди Хубер умер 7 января. Я собиралась навестить его в рождественские праздники, но не смогла этого сделать. По-видимому, уже в декабре, когда он просил меня приехать к нему, он чувствовал себя плохо. Два посвящения в книгах, которые он прислал мне в качестве рождественского подарка, звучали, это я почувствовала только потом, – как прощание. Смерть Руди Хубера на меня сильно подействовала, и нужно признаться, что и сегодня еще я вспоминала о нем с болью. Его последние мысли, жесты и слова принадлежали мне. И если я подумаю о том, чтобы снова начать жить, то я должна была бы жить иначе, чтобы лишь тогда заслужить все то хорошее, что сделал для меня Руди Хубер. 

О смерти Руди я сообщила нашему общему другу по спорту и просила его известить об этом тебя. В выполнение этого поручения я также мало верю, как и в выполнение моей второй просьбы через них. Второе поручение было связано с «Вельтвохе». Шумахер беспокоился о тебе. В феврале я два раза была в Швейцарии, и он несколько раз спрашивал о тебе. Он даже предлагал заняться твоим поиском, потому что был уверен, что тебе приходится плохо. Доказательством этому он считал, что последний раз ты дал знать о себе, когда сообщал о том, что нуждаешься в деньгах. «Вы должны меня правильно понять, – говорил мне Шумахер, – не то, что я беспокоюсь о деньгах, а меня тревожит то, что Гернштадт, такой надежный человек, поэтому что-то должно значить, если он о себе не сообщает». 

Я как раз и просила нашего друга обо всем этом тебе рассказать с тем, чтобы ты послал Шумахеру какую-нибудь успокаивающую весть. Жаль, что это оказалось невозможным. 

С Шумахером ты еще можешь договориться, но вот с Тургауэром это невозможно. 

Итак, к сожалению, я совсем не могу тебе помочь. Единственное, что успокаивает меня в этом отношении, это то, что в Румынии в сегодняшних условиях ты не сможешь устроиться. Самое лучшее, если ты останешься там, где ты есть. Ведь может быть и так, ты направишься в США, где ты, между прочим, можешь встретить меня по окончании войны. Мои тренеры [28], которые проявляют чрезвычайную любезность и заботу обо мне, предложили мне такую возможность, которой я смогу воспользоваться после окончания войны. Между прочим, это меня не обязывает, потому что срок «после войны» настолько неопределенный и дальний, что спокойно можно сказать: да. (Между прочим, я ничего не имела бы против, если бы такой план осуществился даже после войны.) 

Теперь о поездке. Я не совсем понимаю твой вопрос. Ты спрашиваешь о Франценсбаде? Спрашиваешь вообще о поездке? Или спрашиваешь о поездке вместе с одним из моих друзей? Я попытаюсь ответить. Прежде всего, Франценсбад. Я поеду в этот город в ближайшие дни вновь на обследование, но еще не на лечение. На моей данной работе я еще не имею права на отдых. Сейчас я уже в течение 10 дней в отпуске по болезни: нервы, желудок, головокружение. Старая песня. Как сказал врач, недуги мои носят производственный характер. Поэтому необходимо, как он говорит, искать первопричину болезни. Местному врачу я не доверяю. Поэтому отправляюсь в Франценсбад. Тамошний врач хорошо знает ход моей болезни, и я думаю, что он вернее, чем кто-либо другой, может сказать, что нужно делать, не меняя «производство» [29]. 

Должна ли я обязательно начать лечение, если он что-то найдет серьезное с моим здоровьем? Пока что я чувствую себя очень скверно. Да и работы много. Ты же знаешь, что я не мастер нашего дела, поэтому много приходится работать дома. Так что я целый день на ногах, порой без достаточного сна, отдыха и даже питания. Мою работу  ты знаешь. Она доставляет мне радость и удовлетворение, из которого я черпаю силы. Но после того как от усталости я упала на улице, стараюсь по вечерам не работать. В воскресенье выезжаю в лес и высыпаюсь там под голубым небосводом. 

Ты интересуешься, есть ли у меня возможности совершать поездки за границу. Есть. Я могу совершать поездки в Швейцарию и еще, вероятно, в Румынию. Румынский министр иностранных дел, у которого я брала интервью, сказал мне, что он будет рад, если я приеду в Бухарест, чтобы написать о германо-румынских отношениях несколько статей. Если Господь Бог и железная гвардия пожелают оставить его на прежнем посту, то он действительно может меня пригласить в Румынию. Обе эти поездки очень ненадежны. Но если нужно, то они осуществимы. 

Ты спрашиваешь, смогу ли я провести отпуск на курорте совместно с одним из твоих друзей? Я не понимаю вопрос. Не сердись, спроси более точно [30]. 

Вот, мой дорогой, я ответила на твое письмо. Ты не написал мне о том, как ты себя чувствуешь. По-видимому, хорошо, если ты об этом ничего не говоришь. 

Мама вспоминает о тебе с большой теплотой. Курт [31] тоже иногда упоминает твое имя. Я часто думаю о том, что, уезжая из Варшавы, я знала, что наше последнее «До свиданья!», станет роковым – «Прощай!». Я довольна, что с таким чувством я тогда протянула тебе руку и сказала мои последние слова. И как глупо, и, как в случае с Руди Хубером, безнадежно – остаться со словами, которые я все-таки не успела тебе сказать, и с сожалениями, что я уже никогда, понимаешь, никогда! их уже не могу тебе высказать... А я так хочу говорить с тобой. Обо всем. По деловым вопросам тоже. Обдумай, пожалуйста, быть может, мы все-таки сможем вести деловую переписку? Ты  же понимаешь, что нерадивое отношение джентльменов и друзей не улучшает мою позицию. С работой я справлюсь. Безусловно, справлюсь. Но вдвоем все-таки лучше, чем одной. 

Шлю тебе наш привет и наилучшие пожелания. И остаюсь здесь. 

Ильзе.


В этом письме «Альты» много загадок. Но их можно разгадать, зная некоторые подробности пребывания «Арбина» в Москве. Накануне нападения фашистской Германии на СССР «Арбин» прошел в школе Разведуправления курс специальной подготовки и должен был вылететь для работы в Румынию. Он надеялся, что один из его старых друзей, которого хорошо знала «Альта», поможет ему получить румынские документы. «Альта» ответила, что его знакомый Тургауэр не сможет достать ему необходимые документы. Вариант вылета Рудольфа Гернштадта в одну из европейских стран через США тоже не получился. «Альта» ориентировала «Арбина» на то, что после войны они могли бы вместе работать в США. Но она понимала, что до окончания войны еще далеко. И Рудольф Гернштадт и Ильзе Штёбе чувствовали, даже больше – понимали, что им вряд ли посчастливится вновь увидеть друг друга.

Гернштадт, готовившийся к новой специальной командировке, всячески помогал Ильзе Штёбе. 24 декабря 1940 года он обратился к начальнику отдела Разведуправления с рапортом:

Товарищ подполковник! Я только что получил письмо от «Альты», в котором она сообщает мне, о чем и почему она просила Разведуправление. Желание ее состоит в том, чтобы, совершенно не отрываясь от работы для нас, выехать на несколько месяцев из Берлина в немецкий курортный городок Эгер. В своем письме она как раз просила меня поддержать ее в этой просьбе. Мне неизвестно, приняло ли Управление какое-нибудь решение по этому вопросу. Тем не менее я со всей настойчивостью хотел бы поддержать эту просьбу «Альты» по тем причинам, которые она искренне излагает в своем письме ко мне и разъясняет более понятно нашему человеку в Берлине. 

Дело в том, что с 1 января «Альту» увольняют с работы. В Эгере ей предлагают место, которое, во-первых, явится хорошей крышей для нашей работы, во-вторых, предоставит ей возможность продолжить журналистскую работу. И в этом тоже заложены большие преимущества для нас. 

Состояние здоровья «Альты», к сожалению, настолько плохое, что, по заключению врачей, она вообще не должна работать в течение зимы. Она должна принимать процедуры в Франценсбаде. Этот город расположен в нескольких минутах езды от Эгера. Работа «Альты» в Эгере представляет единственную возможность продолжить лечебные процедуры, хотя бы в незначительной степени, но не прерывая нашей специальной работы. 

Кроме работы с «Арийцем», которую «Альта» будет по-прежнему вести из Эгера, она через каждые три недели будет приезжать в Берлин и оставаться там на 8 дней. Для нее представляет большие вербовочные возможности протекторат, расположенный недалеко от Эгера. Об этом я ей как раз собираюсь написать. 

По поводу личности «Альты» не может быть никакого сомнения. Ее новое предложение является максимумом того, что может сделать «Альта» для восстановления своего здоровья. Опасность будет состоять не в том, что (даже после того, как «Альта» переедет в Эгер) «Альта» упустит что-нибудь в нашей работе, а напротив, в том, что она за счет продолжительной работы окончательно переутомит себя еще больше и мы можем ее потерять. 

Поскольку время не терпит (приближается 1 января 1941 года), то я прошу Вас, товарищ подполковник, дать «Альте» телеграмму, в которой согласиться с ее предложением переехать в Эгер, если такого сообщения ей не было дано раньше. Одновременно я хочу поблагодарить вас за заботу, которую вы проявили в октябре и предоставили ей возможность выехать на несколько дней в Франценсбад для продолжения лечения. 

«Арбин».


Рудольф Гернштадт написал этот рапорт 24 декабря 1940 года. Гитлер уже утвердил план операции «Барбаросса». 28 января «Альта» сообщит «Бине» основные положения этого плана. Узнав о замыслах Гитлера, «Альта» приняла решение остаться в Берлине, активизировать работу с «Арийцем» и источником «Хир», которого она завербовала самостоятельно и устроила на работу в министерство иностранных дел Германии.

Центр не мог согласиться с просьбой «Альты» о ее переезде в Эгер и, понимая ее затруднительное положение со здоровьем, предложил все-таки организовать лечение в германской столице, выделив для этих целей необходимые финансовые средства.

В первой половине 1941 года «Арбин» успел написать «Альте» еще два письма. Она отправила, видимо, тоже два ответа. Найти удалось только один, от 25 апреля 1941 года:

Дорогой старый друг! 

Придет время, когда я отблагодарю тебя за твое письмо. А сейчас я хочу ответить на твое письмо пункт за пунктом с тем, чтобы не упустить ничего, что тебя интересует. И наконец, нужно использовать случай. Первый абзац твоего письма посвящен теме моей поездки в Эгер. Так что, если я начну с него, то я, так сказать, сообщу важнейшее из всего того, что


убрать рекламу




убрать рекламу



хочу тебе сказать.
 

В Эгере я, к сожалению, никогда не была. Мое предложение тогда было «оборотом почты» отклонено, так что я еще не приступала к тому, чтобы начать подготовку. То, что я была огорчена, ты, безусловно, поймешь. Для тебя также понятно и то, что я охотно осталась на прежнем месте. В то время, как первые три месяца этого года я не имела постоянной работы, я снова делала интервью и выполняла другие мелкие работы. Между прочим, меня интересовало нечто новое. Но все связанное с местонахождением, не соответствовало мне. К счастью, на сегодня можно чувствовать себя в некоторой степени свободной, работать и в то же время иметь возможность выбирать, поскольку не являешься «служебнообязанным». 

«Служебнообязанным» может быть каждый, и может остаться им навсегда: пойти на фабрику, встать у конвейера, копать картошку или делать еще что-нибудь в этом роде. О работе в такой «организации» не может быть и речи. И я искала свое место в жизни и каждый раз приходила к выводу, что ничего не найти «редакторского». Ты знаешь почему. 

Антипатия к писанию, действительную причину которой ты знаешь, сегодня в моей душе выражается еще ярче. И это понял также наш Шлингель [32]. Он решил, что при условиях сегодняшнего дня с меня уже хватит заниматься пропагандой. Однажды он предложил мне побеседовать с одним из его друзей из промышленных кругов. Я сделала это, написала статью, которая всем понравилась. В результате я получила место, которое занимаю с 1 марта. Теперь я – руководитель иностранного вербовочного бюро на заводах Лингнера в Дрездене. В конце концов, рекламы Одоля делать легче, чем рекламировать «взятие под защиту чужих государств». Если бы ты знал местные условия, то ты бы сказал то же самое, что и опытный руководитель отдела иностранных реклам И. Г. Фарбен. Когда он узнал, что занимаю этот пост, он заявил: «Следовательно, нужно сказать, что если Лингнер – Верке решил предоставить этот пост женщине, то – снимай шляпу перед ней». Да, мой дорогой, так обстоят дела. Очень счастливой назвать себя не могу, потому что мне приходится чертовски трудно. Моя работа начинается четверть восьмого. То есть я встаю в 6 часов утра. Работаю официально до половины пятого. Но если бы захотел меня найти, то ты бы нашел меня здесь даже и в половине седьмого. Ты же знаешь – рекомендация обязывает выполнять свои служебные обязанности предельно качественно. Наше предприятие ограничено, что, разумеется, облегчает мне возможность освоиться с новой работой. Ты понимаешь что-нибудь в рекламе? Имеется ли там у вас что-нибудь подобное? Напиши мне как-нибудь об этом, я не могу себе представить такое явление в ваших условиях, потому что там нет конкуренции, в которой необходимо побеждать более обширными стендами, плакатами, более красивыми объявлениями, более рафинированными идеями, еще более крупными подкупами. Как мало мы все-таки знаем о вас, о вашей жизни и как мы чувствуем вас именно сегодня! 

Итак, далее о Дрездене. У меня есть секретарша, которой я часто диктую длинные и сложные письма. Я веду длинные переговоры с нашими чертежниками и составителями текстов. То, что, наконец, эти тексты я выражаю хорошим немецким языком, тебя не удивит. Кто мог иметь лучшую подготовку, чем я? Прежде всего, это опыт, который я получила, работая с Классиком [33]. 

Затем – знания, которые я приобрела от его помощника. Ты его еще помнишь? Как далеко все это. Иногда мне кажется, что обо всем происходившем с нами я знаю по рассказам других людей. Теперь я организую конференции, я езжу для переговоров в Берлин, короче, я что-то из себя представляю. Я даже получаю соответствующий оклад. Это радует тебя? У меня едва на все хватает времени, потому что слишком много дел. Но я чувствую облегчение, что мне больше не нужно писать статей. 

Несколько слов о моем здоровье. По заключению врачей, к сожалению, я лишена возможности, не хотелось бы тебе об этом говорить, но лучше скажу, и мне будет значительно легче, – я не могу иметь детей. Это приводит меня в отчаяние именно сейчас. Почему как раз сейчас? Да ты ведь ничего не знаешь, потому что ты так далеко. Я, наконец, снялась с якоря, я так счастлива. Не правда ли, я должна тебе об этом сказать и знать, что это тебя не слишком тревожит. Ведь мы так давно вдали друг от друга. А я – мы знаем это оба – никогда целиком тебе не принадлежала. Человек, женой которого я скоро буду (для общества) является одним из нас. Он происходит из той же среды, которая мне родственна. Он плавает, ходит на лыжах, смеется, он сдал государственный экзамен по математике, занимался философией, играет в шахматы и на виолончели. У него та же профессия, что и у тебя. Он – счастливое сочетание ума и сердца, и ты поймешь меня, если вспомнишь наши размышления о жизни, счастье и человеческой судьбе. 

Но я хочу сказать тебе, что ухожу от тебя не совсем и не навсегда. Я считала и хочу считать тебя своим лучшим другом, которому можно доверять и на которого можно всегда положиться в трудную минуту. 

Твое письмо к Шлингелю не было приложено. Между прочим, оно бы уже опоздало. Ты же знаешь, как быстро меняется сейчас обстановка. Также быстро сегодня изменяются люди. Многомесячные перерывы между вопросами и ответами сейчас в нашем деле невозможны. Я продолжаю находиться с ним в дружеских отношениях, и он – в рамках своих возможностей – прилежен и надежен. То, что его возможности ограничены, от него не зависит. У него под ногами был тяжелый и огромный камень, который он медленно и терпеливо сдвигал с места, а затем отбросил. Правда, еще рано говорить о том, что он снова добьется больших успехов, но он уже многого добился, восстановил свой престиж и обрел некоторое влияние. Он расширяет круг своих знакомых. Нужно признать, что он противостоял каждой приманке и каждый отдельный случай в своей служебной карьере обсуждал со мной. Он поддерживает систематически все свои старые связи. Все, что здесь есть, – это шеф Клюнгель, который по-прежнему недоступен, так как связан с партией. Несмотря на это, Шлингель старается, и, я думаю, в этом отношении на него не следует нажимать. Он и так делает многое. 

Трудно сложится для меня ситуация, когда ему не удастся решать наши общие проблемы и когда конфликт [34] будет разрешен в пользу нашего Отечества. Тогда я просто не знаю, как поступать. Мне явно недостает твоей большой головы, какими аргументами подкреплять сотрудничество с ним. Если бы ты мог мне своевременно назвать эти аргументы, то я бы была очень благодарна. Мне уже сейчас тяжело от предчувствия его презрительного шипения. Приди и помоги мне, мой старый добрый друг. 

Пиши. Я жду твоих писем. 

Завершая свое письмо, хочу тебе сказать о самом главном – мне тяжело наблюдать всю подготовку к предстоящему конфликту [35]. Держите глаза открытыми и не обманывайте себя. 

Ильзе.


«Альта» обращалась к Р. Гернштадту. Она обращалась ко всем работникам Разведуправления, она настойчиво предупреждала их о том, что подготовка Германии к нападению на СССР зашла уже далеко и Гитлер в любой момент может отдать приказ о нападении на СССР.

Глава третья

Выполнил ли резидент «Арнольд» приказ Центра?

 Сделать закладку на этом месте книги

Новым советским военным атташе в Берлине в конце декабря 1940 года был назначен генерал-майор Василий Иванович Тупиков. Он уже имел опыт военно-дипломатической работы, который приобрел, будучи советским военным атташе в Таллинне. После возвращения из Прибалтики Тупиков был назначен начальником штаба Харьковского военного округа. Назначение на должность военного атташе в Берлин было для Василия Ивановича полной неожиданностью. Однако он согласился отправиться в новую зарубежную командировку.

7 января 1941 года в 8 часов вечера по приглашению начальника Разведуправления Красной Армии Тупиков прибыл на Гоголевский бульвар. Генерал Ф. Голиков определил В. Тупикову основные задачи и порядок их выполнения.

В частности, Тупиков должен был «...установить группировку германских войск в северных и Скандинавских странах, на Западном фронте и востоке Германии против СССР. Точно установить состав каждой группировки, номера армейских групп, армий, корпусов, дивизий и полков всех родов войск, их дислокацию, места расположения штабов, фамилии командующих и начальников штабов армейских групп, армий, армейских корпусов, а также танковых и моторизованных корпусов и воздушных соединений...» 

В приказе на командировку генерал-майора В. Тупикова были и другие пункты, такие же важные и сложные для выполнения, направленные на решение одной-единственной задачи – своевременно предупредить руководство страны о возможном нападении фашистской Германии на СССР.

Генерал Голиков понимал, что германские войска за два года войны в Европе приобрели значительный опыт ведения боевых действий. Этого опыта не было у командиров советских воинских частей и соединений. Офицеры Генерального штаба тоже не имели возможности на практике убедиться в правильности их расчетов использования крупных группировок войск. Военные игры и учения не могли заменить то, чем немецкие генералы овладели в ходе реальных боевых действий в Польше, Дании, Голландии или Франции. Именно поэтому начальник военной разведки просил Тупикова добыть документальные сведения о боевом составе ударных группировок германских армий, корпусов и дивизий, оперативной и тактической плотности боевых порядков, норм насыщения их средствами усиления. Интересовала генерала Голикова и организация взаимодействия родов войск, особенно боевое применение танковых и моторизованных частей и соединений во взаимодействии с авиацией и пехотой.

Отдельной темой в разговоре двух генералов являлась проблема возможного нападения Германии на СССР и в этой связи взаимодействие с «Альтой», которая добывала сведения, представлявшие чрезвычайный интерес для советского политического и военного руководства.

Голиков предложил генералу Тупикову изучить представление, которое прислал из Берлина «Метеор», выполнявший обязанности руководителя резидентуры советской военной разведки в Берлине, о поощрении «Альты», непосредственно руководившей работой агентов и выполнявшей другие задания Центра. Предлагая отметить работу «Альты» в связи с очередной годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции, «Метеор» докладывал в Центр:

...«Альта» – связистка и руководитель группы «Ариец» – «X». Группа в 1940 году давала ценные сведения. «Альта», как связистка, обеспечивала бесперебойную связь Центра с группой. Несмотря на плохое состояние здоровья, она четко организовала работу. Действовала энергично, своевременно добывая ценные сведения. Большую часть получаемой от других источников устной информации «Альта» сама обрабатывала и печатала на машинке для передачи Центру, что является порядочной нагрузкой к ее основной работе. Кроме того, «Альта» давала собственную информацию, представляющую интерес... 


Генерал Тупиков познакомился и с ответом Центра на предложение «Метеора». Голиков дал новому резиденту текст указания, которое 10 ноября 1940 года было направлено начальником военной разведки в берлинскую резидентуру. В указании говорилось: «За обеспечение работы группы, получение ценного материала объявляю благодарность групповоду „Альте“ и награждаю ее денежной премией в размере 300 германских марок...» 

Начальник военной разведки порекомендовал генералу В. Тупикову проявлять особую осторожность и бдительность во время работы с «Альтой», просил передать разведчику Николаю Зайцеву, который встречался с «Альтой» в Берлине, тщательно готовить все агентурные контакты с Ильзе Штёбе, исключить малейшие возможности попадания связи «Альты» с «Бине» в поле зрения германской контрразведки.

В 1940 году у «Альты» возникли большие затруднения с устройством на работу. Редакции германских газет, с которыми она сотрудничала, находясь вВаршаве, считали журналистку Ильзе Штёбе «иностранным корреспондентом» и предлагали ей должности в Бухаресте, в Праге и столицах других европейских государств. Ей даже предложили место корреспондента «Берлинер тагеблатт» в Советском Союзе. Однако все эти интересные и материально выгодные назначения не устраивали И. Штёбе – она должна была оставаться в Берлине, чтобы руководить работой «Арийца», которого терпеть не могла из-за его жадности, особой страсти к деньгам и тоски о неудавшейся, как он считал, дипломатической карьере.

«Альта» попыталась получить назначение от одной из бреславских газет на должность корреспондента в Берлине. Но все должности оказались занятыми. Один из старых друзей Штёбе, некий фон Шрейбер, предлагал ей устроиться на работу в министерство авиации. «Альта» отказалась от этого предложения, потому что поступавших на работу в эту организацию гестапо подвергало тщательной проверке, которую она бы не прошла. Проявив разумную осторожность, «Альта» под благовидным предлогом отклонила предложение фон Шрейбера.

В конечном счете «Альте» удалось сделать то, о чем просил Центр, а именно, она устроилась на работу в пресс-бюро информационного отдела имперского министерства иностранных дел вначале внештатным сотрудником, а с мая 1940 года официальным работником пресс-бюро, в котором оставалась практически до конца 1940 года.

Это место давало «Альте» хорошее положение в глазах властей и агентов гестапо, укрепляло ее авторитет среди знакомых журналистов, с которыми она поддерживала рабочие контакты, использовавшиеся для сбора разведывательной информации.

Центр был доволен тем, что «Альта», получив должность в германском МИДе, «узаконила» свои встречи с Рудольфом фон Шелия, так как он работал в том же отделе.

Заведующий пресс-бюро МИДа лично представил Рудольфу фон Шелия своего нового сотрудника Ильзе Штёбе. Так связь «Альты» со своим главным источником ценной информации получила важное служебное основание.

Инструктируя генерала В. Тупикова, уезжавшего в Берлин, начальник Разведуправления рекомендовал ему приложить максимум усилий для того, чтобы сохранить положение «Альты» в МИДе. Но, как оказалось, сделать это было нелегко.

В начале 1941 года «Альта» вынуждена была уволиться из министерства иностранных дел. Она устроилась на работу начальником рекламного отдела фирмы Лингнер – Верке, которая располагалась в Дрездене. Об этом она и сообщала своему «старому и доброму другу» Рудольфу Гернштадту в апреле 1941 года.

Положение «Альты» в конце 1940 – начале 1941 года было не из простых. Все усилия она направляла на выполнение своих нелегких разведывательных обязанностей. Она никогда не жаловалась на судьбу и только однажды сообщила «Арбину», что пошатнувшееся здоровье мешает ей эффективно заниматься сбором разведывательных сведений.

В одном из писем «Арбину» Ильзе Штёбе писала:

Разреши мне рассказать о себе... Я стыжусь рассказывать здесь во всех подробностях. Но ты должен знать, что я делаю последние усилия и работаю. В конце августа мне необходимо было уехать во Франценсбад. Остро выявились все болезни. Это ужасный круговорот, «Арбин». Мне страшно. Я боюсь, что это может иметь самые неожиданные последствия. Может быть, это истеричность, но всю зиму я храбро переносила ужасные боли. 

Я все продумала, «Арбин». Нельзя ли объединить как-то мое лечение и работу. 


Это письмо «Альты» своему другу «Арбину» заставило его обратиться к руководству Разведуправления с просьбой о переводе И. Штёбе на работу в город Эгер. Центр отклонил это предложение, выделил «Альте» дополнительные средства для поездки во Франценсбад на грязевое лечение. «Альта» с этим согласилась. Она могла выехать на лечение, как ей рекомендовал Центр, в любое время, однако поступила иначе. «Альта» организовала свою поездку во Франценсбад только тогда, когда ее источник Рудольф фон Шелия на две недели выехал в командировку за пределы Германии. Она договорилась с «Арийцем», что он сообщит ей во Франценсбад, когда возвратится в Берлин и приступит к работе.

«Альта», отправляясь на лечение, организовала связь с «Арийцем», была готова к получению от него новых разведывательных материалов и договорилась о том, как эти материалы она сможет передать Паулю – советскому военному разведчику Николаю Зайцеву.

На встрече с «Альтой» Н. Зайцев по указанию Центра передал деньги для оплаты проживания и лечения в Франценсбаде. «Альта» была очень щепетильна в денежных вопросах. В подробном письме в Центр, которое она передала «Бине» в декабре 1940 года, она просит понять, почему ей все еще приходится получать от Пауля денежную поддержку в форме ежемесячной премии за работу в размере 350 марок. Она в деталях сообщила, куда уходят ее деньги, получаемые в МИДе, какие у нее имеются неизбежные дополнительные расходы, без которых она не может выполнять свои обязанности. В этом письме в Центр «Альта» заверила, что через некоторое время ее материальное положение должно улучшиться и она сможет обойтись меньшей суммой для служебных расходов. Видимо, «Альта» понимала, что деньги в разведывательной работе иногда звенят противно...

Последний вопрос, который генерал Голиков обсудил 7 января 1941 года с В. Тупиковым, – организация нелегальной радиосвязи «Альты» с Центром.

Этот вопрос должен был решить резидент «Мрамор». Еще 22 марта 1940 года Центр предложил «Мрамору» создать к 1 июля для работы с «Альтой» специальную конспиративную квартиру, чтобы разместить там фотолабораторию, и рекомендовал безотлагательно приступить к решению вопроса об организации радиосвязи «Альты» с Москвой.

Когда М. Пуркаев не смог выполнить к 1 июля эту задачу, Центр потребовал 16 июля 1940 года «обеспечить группу надежной связью внутри резидентуры, срочно организовать радиоточку. Все это нужно сделать в кратчайшие сроки...». 30 августа Центр еще раз предписывает Пуркаеву «организовать берлогу и установить музыку. Срок – до 1 октября».

Грубая провокация, которую германская контрразведка провела против М. Пуркаева, пытаясь его завербовать, не позволила реализовать замысел Центра. Когда «Мрамор» покинул Германию, указание по «радиофикации» «Альты» в ноябре 1940 года получил его заместитель «Метеор»: «Важнейший участок работы  – установление связи по музыке ваших групп с Центром – у вас запущен. Обратите максимум внимания на его решение, ибо без этого вся  проводимая вами организационная работа пойдет насмарку при возникновении чрезвычайных обстоятельств. С каждой оказией докладывайте, как продвигается у вас эта работа...» 

Указаний из Центра по вопросу обучения «Альты» агентурной связи было много, но ни одно из них в 1940 году реализовать не удалось. Провокация против М. Пуркаева, плохое состояние здоровья «Альты», отсутствие необходимых специалистов для ее обучения...

Можно найти и другие причины, не позволившие Центру добиться выполнения своевременных указаний по обеспечению «Альты» агентурной радиосвязью с Центром. Но ни одна из них не может служить оправданием того, что важнейший источник информации Разведуправления, который действовал в германской столице, оставался без радиосвязи с Центром.

«Альта» и сама предлагала Центру обучить ее в качестве радистки. В октябре 1940 года Центр сообщал «Метеору»: «Альта», поскольку ей не удалось еще привлечь музыканта [36], должна сама систематически готовиться к освоению музыкального дела, с тем чтобы в случае необходимости обеспечить с дирекцией ( с Центром. – В. Л.) непрерывную связь». 

В. Тупиков, направлявшийся в Берлин, должен был до 1 июля 1941 года организовать обучение «Альты» агентурной радиосвязи....

Василий Тупиков, которому в Москве был присвоен псевдоним «Арнольд», приложил немало сил для выполнения приказа начальника Разведуправления. Прибыв в Берлин, он активизировал работу с агентами «Альты» и другими источниками. Они увеличили объем и повысили качество добываемой информации о германских вооруженных силах, военной экономике страны, образцах нового оружия и боевой техники. «Ариец» добывал важные сведения о планах Германии по развязыванию войны против Советского Союза.

«Арнольд» был наблюдательным военным специалистом и тонким аналитиком. На основании имевшихся в его распоряжении данных он докладывал в Центр:

Качественное состояние вооруженных сил Германии по признакам морально-политическим, обученности и оснащенности сейчас пребывает в зените и рассчитывать, что оно продержится на таком уровне долгое время, у руководителей рейха нет оснований, так как уже теперь чувствуется, что наметившиеся осложнения, намекающие на затяжку войны, вызывают острую нервозность среди широких слоев германского населения... 


В марте 1941 года работа советских военных разведчиков в Берлине значительно усложнилась. В советско-германских торговых отношениях наступила «зима». Немецкие промышленники, как вспоминал Н. Зайцев уже после войны, все реже и реже появлялись в советском торгпредстве. А для военных разведчиков, наоборот, наступила горячая пора. Немцы открыто перешли к переброске своих войск к советским границам. Резидентурой «Арнольда» было установлено, что по всем железнодорожным магистралям перебрасывались на Восток составы с войсками и большим количеством военной техники. Германские автострады, которые вели с запада на восток, тоже были заполнены двигавшимися в одном направлении военными грузовыми автомобилями.

Активизировали свою работу и многочисленные агенты гестапо. Они все настойчивее, а часто и совсем открыто сопровождали сотрудников советских представительств во время их деловых и личных поездок по Берлину. Все чаще и чаще по ночам в германской столице завывали сирены воздушной тревоги. И местные жители, и сотрудники дипломатических представительств подолгу вынуждены были находиться в бомбоубежищах.

Обстановка в Берлине была тревожной. В этих условиях «Бине» должен был проводить встречи с «Альтой». Выезжая на встречи с ней, разведчик оставлял машину на тихой улице в одном из районов Берлина, незаметно выходил на другую магистраль, садился в автобус или электричку и таким образом, петляя по городу, прибывал в нужный район. Получив от «Альты» агентурный материал, передав ей очередные указания Центра и письмо от «Арбина», Николай Зайцев возвращался в торгпредство.

В апрельское утро 1941 года, направляясь из торгпредства в посольство, Зайцев попал в пробку. Полицейский, увидев машину, принадлежавшую советскому представительству, дал знак, разрешающий следовать без остановки. Другие полицейские поступали так же. Только у Бранденбургских ворот Зайцеву было указано изменить маршрут. Следуя указаниям полицейских, «Бине» оказался у здания имперской канцелярии, где располагалась резиденция Гитлера. На площади около канцелярии было много народу – мужчины, молодежь, изредка попадались девушки лет двадцати – двадцати пяти.

Машина Зайцева застряла в толпе. В этот момент на балконе канцелярии появился Гитлер. Народ подошел ближе к зданию. Зайцев заглушил двигатель. Гитлер был одет в коричневую униформу, прилизанные черные волосы поблескивали под лучами весеннего солнца. Гитлер улыбался и приветствовал собравшихся людей. Эта сцена продолжалась минут десять. Прибыв после этого в посольство, Н. Зайцев встретился с резидентом, генерал-майором В. Тупиковым, от которого получил замечание за то, что нарушил его указание. В день рождения Гитлера, а это был именно этот день, сотрудникам советских представительств в Берлине не рекомендовалось работать в городе...

О генерал-майоре Василии Ивановиче Тупикове, советском резиденте «Арнольде» в Берлине, было мало что известно. В сталинские времена имя этого руководителя резидентуры советской военной разведки в Берлине вспоминалось лишь при знакомстве с докладной запиской Л. П. Берии, адресованной И. В. Сталину 21 июня 1941 года. В тот последний мирный день Берия писал Сталину:

Я вновь настаиваю на отзыве и наказании нашего посла в Берлине Деканозова, который по-прежнему бомбардирует меня «дезой» о якобы готовящемся Гитлером нападении на СССР. Он сообщил, что это нападение начнется завтра. То же радировал и генерал-майор В. И. Тупиков, военный атташе в Берлине. Ссылаясь на берлинскую агентуру, этот тупой генерал утверждает, что три группы армий вермахта будут наступать на Москву, Ленинград и Киев... 


Если Л. П. Берия в июне 1941 года знал о донесениях генерал-майора В. И. Тупикова, который сообщал о трех группах армий вермахта, которые будут наступать на Москву, Ленинград и Киев, то вызывает удивление заявление Г. К. Жукова, который был в конце января 1941 года назначен начальником Генерального штаба, о том, что он не имел таких сведений. Когда мне однажды посчастливилось брать интервью у бывшего начальника Главного разведывательного управления Героя Советского Союза генерала армии П. И. Ивашутина, я спросил его о том, знало ли советское руководство о подготовке Германией войны против СССР. Генерал сказал: «...Тексты почти всех документов и радиограмм, касавшихся военных приготовлений Германии и сроков нападения, докладывались регулярно по следующему списку: Сталину (два экземпляра), Молотову, Берии, Ворошилову, наркому обороны и начальнику Генерального штаба». После этого П. И. Ивашутин посоветовал мне ознакомиться с его статьей «Докладывала точно».

Найдя в библиотеке пятый номер «Военно-исторического журнала» за 1990 год, я внимательно прочитал воспоминания генерала и нашел ответ на вопрос – порядок рассылки в 1941 году секретных материалов Разведуправления Красной Армии П. И. Ивашутин знал точно. Видимо, этот вопрос имел для него важное значение.

О чем же, выполняя приказ начальника военной разведки, генерал-майор В. Тупиков докладывал в Центр в начале 1941 года? Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо полностью привести одно донесение В. Тупикова, которое он направил из Берлина генералу Голикову 25 апреля 1941 года.


Записка советского военного атташе в Германии Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии[37] 25 апреля 1941 г.


Совершенно секретно 


За 3,5 месяца моего пребывания здесь я послал Вам до полутора сотен телеграмм и несколько десятков письменных донесений, различных областей, различной достоверности и различной ценности. Но все они являются крупинками ответа на основной вопрос. 

Стоит ли, не в качестве общей перспективы, а конкретной задачи, в планах германской политики и стратегии война с нами, каковы сроки начала возможного столкновения, как будет выглядеть германская сторона при этом? 

Я привел количество посланных донесений. Вы не заподозрите, что я плодовитость на донесения отождествляю с чем-то положительным в работе. Но изучение всего, что за 3,5 месяца оказалось допустимым, привело меня к определенному выводу, который и докладываю Вам. 

Если окажется, что с изложением этих моих выводов я ломлюсь в открытую дверь – меня это никак не обескуражит. 

Если я в них ошибаюсь и Вы меня поправите – я буду очень благодарен. 

Советско-японский пакт о нейтралитете, на мой взгляд, явился своего рода проявителем курса германской политики в адрес Советского Союза. 

Приезду Мацуока предшествовали: 

а) Распространение среди всех слоев населения и иностранных политиков и разведчиков утверждений, что война между СССР и Германией неизбежна. 

б) Действительное сосредоточение войск на востоке, действительная инженерная подготовка восточного театра, действительная эвакуация немецкого населения из восточных районов. 

в) Открыто подчеркнутое игнорирование наших интересов в своей балканской политике. 

г) Толкование визита Мацуока в Москву только как транзитной неизбежности, а его визита тт. Молотову и Сталину как визита признательности за предоставленный ему вагон или поезд от Владивостока до германской границы. 

Приезд Мацуока сопровождался: 

а) Продолжением той же пропаганды неизбежности столкновений Германии с СССР, и в этот период пропаганда достигала размеров ажиотажа. 

б) Пропагандой, что содержанием переговоров с Мацуока является установление контакта между Германией и Японией в одновременном выступлении этих стран против Советского Союза. 

в) Продолжением сосредоточения войск на востоке и демонстративной популяризацией этих мер. 

Второе пребывание Мацуока в Москве, до того как появился пакт, не освещалось никак, кроме минимально необходимых хроникерских сообщений. 

Появление пакта, видимо, ошеломило германские круги, так как надо было изобретать новую трактовку европейским миссиям Мацуока. 

Надо отдать справедливость – новая трактовка была сформулирована очень быстро: 

а) Берлинские и римские встречи Мацуока вооружили его столь широкими политическими перспективами, что Московский пакт является лишь первой ласточкой грядущих побед держав «оси». 

б) Блестящая победа Мацуока в Москве (над кем победа и за что шла борьба?). 

в) Советско-японский пакт продиктован Москве Берлином. Этот пакт знаменует собой новый этап отношений между Германией и СССР и характеризуется капитуляцией последнего. 

Среди корреспондентов, штатских и военных дипл


убрать рекламу




убрать рекламу



оматов, среди всех кругов своего населения с немецкой энергией начинается пропаганда версии, будто угроза столкновения отдалена тем, что СССР капитулировал и теперь вряд ли попытается проводить свою политику там, где уже присутствует политика Германии.
 

18.4. я в ресторане встретился с известным Вам «Хозяйственником». Он мне сказал, что очень рад, что сейчас германо-советская атмосфера неизмеримо лучше, чем в период последней нашей встречи (а последняя встреча была в период, когда слухи о войне с нами текли со всех сторон широким потоком. Он тогда говорил, что он всем этим удивлен, поражен, не хочет этому верить, не знает, что все это значит, и т. д. в этом духе). 

Теперь, заявил он, угроза столкновения снята. 

На мою реплику – разве она была реальной? – он ответил утвердительно и продолжал, что заключением пакта с Японией СССР вновь стабилизировал свои отношения с Германией. 

Я сказал, что мне непонятно все, что он говорил, т. к. я считал и считаю, что отношения между СССР и Германией определены договорами между ними самими непосредственно и пакт с третьей стороной не может играть роль барометра. 

Ответ он начал с заявления, что авторство всего, что он сейчас скажет, принадлежит не его домыслам, а человеку, который фактически почти единолично решает судьбы Германии. (Я понял, что речь идет о Геринге.) 

Прямо на высказанную мною мысль он не ответил, но изложил буквально программную тираду. 

1. Взаимоотношения СССР и Германии мыслимы лишь как хозяйственный контакт. Контакта политического быть не может из-за контрастности социальных систем. 

2. Германия в ведущейся войне борется за жизненно необходимое ей пространство. У СССР этого пространства с избытком в пределах его границ и, следовательно, вмешательство СССР в зоны интересов Германии может объясняться не жизненными интересами, а агрессивной  противогерманской политикой, как политикой одной системы против другой системы. 

Попытка СССР противопоставить жизненным интересам Германии свою политику в недавнем прошлом привела к обострению, которое сейчас рассеялось благодаря пакту. (Почему благодаря пакту, он и здесь не сказал.) 

3. Сейчас перед Германией стоит задача добить Англию на внеевропейских театрах. 

Для этого Германии нужна Турция. При сегодняшней ситуации на Балканах о позиции Турции не может быть двух мнений: она пойдет на все, что ей продиктует Германия, т. к. Англия утратила все остатки своего авторитета, а СССР не будет вмешиваться. 

4. В хозяйственных взаимоотношениях СССР должен учитывать интересы Германии и обеспечивать эквивалентность обмена так же, как это учитывает Германия. 

Германии нужен хлеб в таком количестве, которое обеспечивает ей победоносное ведение войны. 

Далее он применил аллегорию следующего порядка – крысы, когда они голодны, прогрызают стальную броню, чтобы проложить дорогу к хлебу. Немцы же уже дошли до того, что их химики работают над тем, чтобы содержимое канализационных котлованов вновь сделать пригодным для обедов и ужинов. 

Такова суть высказываний «Хозяйственника», заявившего, что это не его домыслы, а лица, государственную власть преимущего. 

Что означает все вышеприведенное? 

По-моему, оно означает, что немцы в программе своей политики каких-то не весьма отдаленных сроков имели выступление против нас. Япония по этой программе должна была выступить одновременно с Германией. 

Московский пакт опрокинул генеральную суть этой программы (второй фронт). 

Немцы, чтобы провал их этой политики не стал всеобще очевидным, толкуют пакт как победу Берлина и чуть ли не поражение Москвы. 

Избежать огласки этого провала Германия должна была прежде всего по мотивам внутриполитического порядка. 

Ведь неизбежность войны в самые близкие сроки вдалбливалась всерьез широким слоям населения и вдруг отсрочка. Этим именно и объясняются молниеносность, с какой берлинская версия Московского пакта охватила широкие слои населения, и антисоветская сущность самой версии. 

Итак, если признать, что нападение действительно готовилось в близкие, конкретные сроки, то пакт, разрушив важнейший участок этих приготовлений, действительно отсрочил столкновение. Он отсрочил столкновение просто потому, что поставил перед необходимостью перерасчета сил и создание возможной другой коалиции. 

Однако и после пакта германская трактовка взаимоотношений Германии с СССР осталась ярко выраженной антисоветской. СССР в ней фигурирует чем-то в виде доминиона. 

В силу этого вопрос столкновения – вопрос сроков, и сроков не столь отдаленных, так как, будучи столь зависимой от нормальных отношений с нами, Германия едва ли сочла бы возможным на долгий период планировать устойчивость германо-советских отношений на антисоветской основе. 

Это данные общеполитического порядка. 

Данные состояния вооруженных сил также говорят о том, что Германия проедается, но держит армию такой численности, которую, кроме нашего театра, негде применить. 

Сейчас под ружьем вместе с апрельской мобилизацией резервистов и призывом новобранцев больше 9 миллионов человек. 

Против англо-французов Германия выступила с семью миллионами человек. 

Группировка германской армии с осени 1940 года (не считая первой партии войск после разгрома англо-французов) неизменно смещается на восток. Сейчас на востоке – Восточная Пруссия, Польша, Румыния – до 118 – 120 дивизий. 

Против англо-французов Германия выступала, имея на западном фронте 150 – 160 дивизий. 

Сосредоточение на восток продолжается. 

Качественное состояние вооруженных сил по признакам – политико-моральным, обученности и оснащенности – сейчас пребывает в зените, и рассчитывать, что оно продержится на этом уровне долгое время, у руководителей рейха нет оснований, т. к. уже теперь чувствуется, что малейшие осложнения, намекающие на возможную затяжку войны, вызывают острую нервозность среди широких слоев населения. 

В своей внешней политике Германия не только игнорирует интересы СССР там, где интересы обеих стран якобы сталкиваются естественным ходом событий (Балканы). Она изыскивает свои интересы и устремляет их прямо, ярко, антисоветски, больше того – открыто военно-антисоветски и там, где эти интересы, кроме военно-антисоветских, отсутствуют (Финляндия). 

Потоки военных транспортов из Германии в Финляндию идут непрерывно, а в последнее время получаются сведения о транспортировке войсковых частей. 

Наконец состояние наших вооруженных сил. 

Немцы несомненно в курсе слабых сторон подготовленности Красной Армии в период по 1939 год включительно. 

Но они также несомненно в курсе и того, какими темпами идет перестройка в армии и какая именно. А эти данные весьма весомые для выбора сроков ведения с нами войны. 

Вывод: 

Я оговорил вначале, что рассуждения в этом докладе я веду на основе различных конкретных данных, в разное время и в разных документах, доложенных Вам. 

Все эти данные приводят меня к убеждению, что: 

1. В германских планах сейчас ведущейся войны СССР фигурирует как очередной противник. 

2. Сроки начала столкновения – возможно более короткие и, безусловно, в пределах текущего года. 

Другое дело, что эти планы и сроки могут натолкнуться на нечто подобное поездке Мацуока «в Москву через Берлин и Рим», как ее здесь в дипломатических кругах называют. Но это уже не по доброй воле немцев, а вопреки ей. 

3. Очередные, ближайшие мероприятия немцев мне представляются такими: 

а) Оседлание Турции пактом трех или каким-либо ему аналогичным. 

б) Присоединение к пакту трех Швеции, а следовательно, и Финляндии, так как последняя давно готова к нему присоединиться. 

в) Усиление перебросок войск на наш театр. 

г) Планируют ли немцы широкие операции на Ближнем Востоке и в Африке с применением такого количества войск, которое ослабило бы их европейскую группировку, сказать трудно, хотя официально прокламируются такие цели, как Суэц, Моссул, разгром англичан в Абиссинии. 

Военный атташе СССР в Германии

генерал-майор В. Тупиков.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Группировка германской армии на 25.4.41 г.


Германская армия имеет в настоящее время 5 основных группировок: 

1. Западная группировка. 

2. Восточная группировка у границ СССР. 

3. Балканская группировка. 

4. Африканская группировка. 

5. Резерв внутри страны. 


Кроме того, с апреля месяца начата подготовка новой партии резервистов. Количество дивизий точно неизвестно. Есть сведения 40 дивизий, но они подлежат проверке. 

270 – 280 германских дивизий распределяются по этим группировкам следующим образом: 


1. Западная группировка. 

Включает в себя 75 дивизий, т. е. 27% общего числа дивизий германской армии, из них 8 в Норвегии, 2 в Дании и 65 дивизий в Голландии, Бельгии и Франции. 

По имеющимся у нас данным, в последнее время начались переброски германских войск из Норвегии в Финляндию, т. е. западная группировка уменьшается. 


2. Восточная группировка. 

Включает в себя до 95 дивизий, т. е. 35% общего числа дивизий германской армии, из них 1 – 2 дивизии в Финляндии, 20 – 25 в Восточной Пруссии, 12 – 16 – Люблинская армия, 20 – Южно-Польская (Тарнов), 20 – в Вартегау и 12 дивизий в Молдау. 

По имеющимся данным, в последнее время начались переброски германских войск из Норвегии в Финляндию, т. е. восточная группировка увеличивается. 


3. Балканская группировка. 

Включает в себя до 50 дивизий, т. е. 18% всей армии, ведущих боевые операции на Балканах, из них 32 пехотных, 6 танковых, до 6 моторизованных и 4 горных дивизии. 


4. Африканская группировка. 

В Африку немцами переброшено морем больше 20 эшелонов своих войск, что составляет 8 – 10 дивизий, преимущественно танковых и моторизованных. 


5. Внутри страны. 

Внутри страны расположено до 45 дивизий т. е. 16% всей армии. В этой группировке заслуживает внимания Штеттинская группа, включающая в себя до 5 дивизий, по некоторым данным, предназначенная к переброске в Восточную Пруссию, а часть из нее в Финляндию. 

Изменения в группировке, происшедшие в течение полугода, выглядят так: 





Выводы: 

Как видно из этой таблицы, восточная группировка германской армии у наших границ систематически росла и растет. В настоящее время имеются сведения, что восточная группировка еще больше увеличивается за счет следующих перебросок: 

а) В Восточную Румынию производится переброска частей германских дивизий, принимавших участие в боях против Югославии, с Румынского театра военных действий. 

б) Производится переброска германских войск в Вост. Румынию и Южную Польшу, принимавших участие в боях против Югославии на бывшем Австро-венгерском фронте. 

в) В Финляндию производится переброска из Норвегии и из Германии не только отдельных групп солдат, но и целых воинских частей. 

Таким образом, есть основания установить, что восточная группировка германской армии продолжает возрастать и вместе с войсками в Румынии уже сейчас составляет до 40% всех дивизий германской армии – 118 – 120 дивизий. 


Такие доклады военный атташе генерал-майор В. И. Тупиков направлял из Берлина в Москву для начальника военной разведки.

Берия, как и Молотов, смотрел на Германию глазами Сталина и видел только то, что видел или хотел видеть Сталин...

О жизненном пути генерал-майора В. И. Тупикова в открытой печати никогда ничего не сообщалось. А этот человек заслуживает внимания.

Тупиков не был «тупым генералом», как его обозвал нарком НКВД Л. П. Берия. Василий Иванович получил хорошее военное образование, имел богатый жизненный опыт и, что особенно важно, был честен, принципиален и самостоятелен.

Для В. Тупикова, резидента военной разведки в Берлине, существовал только один идеал, которому он честно служил, – Россия. Он любил Россию и верил в ее будущее.

Василий Иванович Тупиков родился в 1901 году в российской глубинке, в Ямской слободке Курской губернии. Окончил двухклассную школу, затем Тульское техническое училище, курсы «Выстрел». В 1933 году завершил обучение в Военной академии имени М. В. Фрунзе.

В Красную Армию вступил добровольно в 1922 году и за десять лет прошел путь от рядового до командира-комиссара полка. Это были самые трудные годы в истории Советской России и в жизни Василия Ивановича. Он честно и самоотверженно служил своей Родине, не думая о служебной карьере и о материальных благах. Поколение, к которому принадлежал Василий Тупиков, хорошо знало, что саван карманов не имеет.

В марте 1935 года В. Тупиков был назначен на должность военного атташе СССР в Эстонии. После работы по военно-дипломатической линии В. Тупиков опять стал кадровым военным – с июня 1938 по апрель 1939 года был начальником штаба корпуса, заместителем начальника и начальником штаба Харьковского военного округа.

3 декабря 1940 года В. Тупиков назначен на должность советского военного атташе в Берлине. В столицу Германии прибыл 8 января 1941 года.

В. Тупиков работал в Германии до начала Великой Отечественной войны, то есть около пяти месяцев. Он не был профессиональным разведчиком, поэтому лично не проводил агентурных встреч с источниками информации. Тупиков руководил работой резидентуры военной разведки.

Тупиков обладал развитыми аналитическими способностями, получая из достоверных источников важные сведения о замыслах германского политического и военного руководства, составлял доклады, которые направлял в Центр. Эти донесения освещали подготовку Германии к войне на Востоке.

Василий Иванович не подстраивался под мнение начальника Разведуправления. Он писал ему: «Если окажется, что с изложением этих моих выводов я ломлюсь в открытую дверь – меня это никак не обескуражит. 

Если я в них ошибаюсь и Вы меня поправите – я буду очень благодарен... 

...В германских планах сейчас ведущейся войны СССР фигурирует как очередной противник». 

Об этом же сообщала и «Альта».

Генерал В. Тупиков, сегодня это очевидно, «не ломился в открытую дверь», он не ошибался в своих выводах.

Второй вывод, к которому В. Тупиков пришел, анализируя имевшиеся в его распоряжении агентурные материалы, тоже был серьезным предупреждением: «Сроки начала столкновения – возможно более короткие и, безусловно, в пределах текущего года». 

Генерал Василий Тупиков оказался прав. Л. П. Берия, которому И. В. Сталин несомненно доверял больше, чем генералу Тупикову, глубоко ошибся.

Советское руководство также пренебрежительно отнеслось к донесению генерала И. Суслопарова – резидента советской военной разведки во Франции. 21 июня И. Суслопаров («Маро») сообщал в Центр, что нападение Германии на СССР произойдет 22 июня 1941 года.

Ф. Голиков направил копию донесения «Маро», как всегда, по малому списку – И. В. Сталину, Л. П. Берии, В. М. Молотову, С. К. Тимошенко и Г. К. Жукову. Реакция Сталина была негативной. Красными чернилами на бланке радиограммы он написал: «Эта информация явля ется английской провокацией. Разузнайте, кто автор этой провокации, и накажите его» [38].

Наказать генерала И. Суслопарова не успели. Донесение советского военного атташе из Франции было достоверным и, к сожалению, полностью подтвердилось – 22 июня фашистская Германия напала на Советский Союз...

Информация, полученная Центром из Франции и Берлина, подтверждалась данными, поступившими из Токио от «Рамзая», от источника «ХВЦ» – Герхарда Кегеля, советника в германском посольстве в Москве. Наши военные разведчики, работавшие в Бухаресте, Будапеште, Софии, Праге, Вене сообщали то же самое...

Когда поток тревожных донесений военных разведчиков стал наиболее интенсивным, Сталин обратился с личным письмом к Гитлеру. Советский руководитель сообщил фюреру о том, что у него сложилось впечатление, что Германия готовится к нападению на СССР. В ответ Гитлер прислал Сталину «доверительное письмо», где сообщал, что «в Польше действительно сосредоточены крупные войсковые соединения, но что он, будучи уверен, что это не пойдет дальше Сталина, должен разъяснить: сосредоточение войск в Польше не направлено против Советского Союза, так как он намерен строго соблюдать заключенный пакт, в чем ручается своей честью главы государства» [39].

Сталин поверил Гитлеру...

Жуков, вспоминая о переписке Сталина с Гитлером, писал: «Как-то при личном докладе Сталин говорит, что он вчера получил от Гитлера личное письмо, который его заверяет, что сосредоточение в Польше войск не имеет ничего общего с подготовкой нападения на Советский Союз, что эти войска готовятся совершенно для другой цели, для более крупной цели на Западе. Авиация, сосредоточиваемая в Польше, на польских аэродромах, тоже выведена из-под удара английской авиации. И я вам скажу, что Сталин этой версии, конечно, поверил. Он был убежден, что Гитлер готовит, с одной стороны, вторжение в Англию, а с другой стороны, имел в виду усилить свою африканскую группировку, где действовал корпус Роммеля. Но оказалось это глубоко ошибочным. Ухватил ли я, как начальник Генерального штаба, глубокую ошибочность в мыслях Сталина? Я бы соврал, сказав, что вполне понимал, что война неизбежна. Я тогда поверил, что вполне удовлетворен ответом Сталина... У Тимошенко тоже не было никаких сомнений...» [40]

...После нападения фашистской Германии на СССР В. Тупиков возвратился в Советский Союз, был назначен на должность начальника штаба Юго-Западного фронта. Погиб летом 1943 года.

Судьба генерал-майора И. А. Суслопарова сложилась иначе. В годы войны он был начальником артиллерии 10-й армии, 7 мая 1945 года участвовал в подписании предварительного акта о капитуляции германских вооруженных сил...

Глава четвертая

Последние встречи с «Альтой»

 Сделать закладку на этом месте книги

В книгах, изданных после окончания Второй мировой войны и посвященных борьбе немецких патриотов за свержение фашистской диктатуры в Германии, об Ильзе Штёбе всегда рассказывалось очень мало. Партийное руководство Германской Демократической Республики считало Ильзе Штёбе активным антифашистом, в СССР ее считали руководителем группы советской военной разведки. Компромиссного решения не было.

Шестьдесят лет об «Альте» и ее помощниках в основном говорились общие слова.

Выпущенная в 1970 году в Берлине книга Карла Г. Бирната и Луизы Краусхаар «Организация Шульце-Бойзена – Харнака в антифашистской борьбе» – одна из немногих публикаций на эту тему. Это издание, давно уже ставшее библиографической редкостью, является сборником биографий основных героев-группы Шульце-Бойзена и Харнака. «Альте», которая к организации Шульце-Бойзена никогда не принадлежала, посвящено всего полторы страницы. О ней сказано, что она была «молодой, красивой и жизнерадостной женщиной, которая более десяти лет образцово выполняла все поручавшиеся ей задания, всегда проявляла находчивость, изобретательность и творческую инициативу. Зачастую „Альте“ приходилось подчинять опасной работе разведчицы все свои личные интересы и склонности. Ей было поручено руководить группой разведчиков. Она добывала чрезвычайно ценную информацию... » [41]

Описание жизненного пути «Альты» заканчивалось тем, что в 1942 году она попала в руки гестапо и была казнена.

Все в этой автобиографической справке сказано вроде бы и правильно, но что же реально сделала «Альта», читателю предлагалось догадываться самому.

О том, что и как делала «Альта», знал крайне ограниченный круг лиц. В свое время они дали обязательства не раскрывать секретные сведения, связанные с работой разведгруппы «Альта».

Встречались документы, в которых говорилось о том, что: «Альта» поддерживала связь с советскими разведчиками из аппарата ВАТ – «Мрамором», «Метеором», «Арнольдом» через связников этого аппарата «Бине» и «Таля». 

«Альта» ничего не знала о существовании «Мрамора», «Метеора» и «Арнольда» и никогда с ними связь не поддерживала.

Мы уже установили, что в конце 1939 года Ильзе Штёбе с помощью Маргариты Велкиш впервые встретилась с Николаем Зайцевым, который представился ей как Пауль Фишер. Кто такой «Таль» и какое отношение он имел к «Альте», впервые будет рассказано в этой главе.

В 1940 году с «Альтой» встречался только капитан Н. Зайцев. Их встречи проходили три раза в месяц. Разведчик приносил «Мрамору» или «Метеору» сведения, которые передавала «Альта».

Самыми трудными для «Альты» и «Бине» были встречи, которые проводились в декабре 1940 – январе и феврале 1941 года. В Берлине стояла суровая зима, морозы достигали 20 градусов. Как правило, Н. Зайцев, выходя на встречу с «Альтой», проводил в городе около пяти часов, смотрел, чтобы не было слежки со стороны агентов германской контрразведки. В одном из отчетов о встрече с И. Штёбе разведчик писал, что его лицо «опухло от мороза» и ему несколько часов пришлось приводить себя в порядок.

Непосредственный контакт с «Альтой» в таких условиях продолжался только несколько минут.

17 апреля 1940 года «Бине» докладывал Директору:

Сообщаю, что 15.04 провел очередную встречу с «Альтой». Встреча прошла спокойно в 9 часов вечера. Получил очередной материал и высылаю его почтой. Прошу срочно изучить его и дать свои указания. «Альта» уже посылала вам свои предложения, а ответа пока от вас не вижу. Этим вы ставите меня в неловкое положение. Письма, которые я просил для «Альты» и «Арийца», ожидались больше месяца. Так работать трудно. «Альта» для нас очень и очень необходима. Это вы видите из содержания материалов. 

Еще один совет хочу от Вас получить. «Альта» нуждается в материалах для платья и пальто. В Берлине с этим сейчас нелегко. Как вам известно, у меня есть возможность выдать ей то, что нужно. Но без вашего согласия и разрешения я это сделать не могу. Затраты необходимо будет погасить соответствующим образом. Жду ваших указаний. Ей материал нужен, ей необходимо приодеться. Прошу у вас разрешения оказать «Альте» помощь и продуктами питания. Я могу передать ей карточки, по которым она получит необходимые продукты в немецких магазинах. 

Относительно внутреннего положения в Германии могу сказать следующее. Продовольственное положение населения с каждым днем ухудшается. Уже введены карточки на фрукты и овощи. Для детей выдают один апельсин на две недели. Пива очень мало, что беспокоит немцев больше всего. Недавно был в кинотеатре. Показывали кинохронику о сборе металлолома. Показывали, как люди тащили на металл какие-то статуи. Металл здесь собирают в качестве подарка ко дню рождения Гитлера. Лозунги с подписью Геринга: «Этим металлом мы спасем народу жизнь. Не будет металла – мы погибнем» – расклеены по всему Берлину... 


«Бине» сообщил в Центр о том, что германское руководство в середине апреля 1940 года запретило все частные телефонные разговоры с городами, расположенными в восточных районах Германии, отменило перевозку всех личных грузов граждан на железнодорожном транспорте в этом же направлении. Все это свидетельствовало, по оценке Н. Зайцева, о превращении восточных районов Германии и приграничных с СССР территорий в закрытые зоны.

Данные, которые в это же время передавала «Альта», касались состояния и перспектив развития советско-германских отношений. По донесениям «Альты» можно было сделать только один вывод о том, что в 1940 году перспектив у этих отношений оставалось очень мало. Вернее, существовала только одна перспектива, которую тщательно скрывало германское руководство, – война Германии против СССР.

Советское руководство о такой перспективе узнало из сообщений «Альты» и других военных разведчиков – Рихарда Зорге и Шандора Радо. И. Сталин в такую перспективу не верил, во всяком случае, он пытался не допустить подобного развития событий и уверовал в то, что ему удастся это сделать. В этом ему помогали Молотов, Берия и другие советские партийные и государственные деятели. Оставались месяцы до нападения. Гитлер и его генералы считали, что Сталин и его генералы ничего не успеют предпринять для повышения боеготовности и боеспособности Красной Армии. Разбив Красную Армию одним мощным ударом, Гитлер рассчитывал уничтожить русское государство. Под ударами германских армий Россия, полагал Гитлер, должна распасться на несколько национальных княжеств, которые он планировал подчинить германскому контролю и использовать в качестве сырьевой базы.

Подготовка к выполнению плана операции «Барбаросса» проводилась тайно, целенаправленно и под личным контролем Гитлера. Группы армий будущей агрессии незаметно приобретали реальные очертания.

3 февраля 1941 года в Берлине состоялось совещание руководства ОКВ[42], которое длилось около шести часов. С докладом выступил генерал Гальдер. Он представил германскую оценку Вооруженных Сил Советского Союза. По его специально заниженным данным, в Красной Армии было 155 боеготовых дивизий; по численности Красная Армия примерно равна германской армии, которая значительно превосходит ее в качественном отношении.

На этом совещании Гитлер поставил перед своими генералами задачу: «В первых же боях уничтожить большие части войск противника, не дав им возможности отступить». Германские войска планировали разгромить Красную Армию на пространстве между новой границей и линией Минск – Киев.

Будущая война с Россией, территория которой превосходила территорию не только Германии, но и всей Европы, волновала всех участников секретного совещания. Закрывая встречу с генералами, Гитлер воскликнул: «Когда начнется „Барбаросса“, мир затаит дыхание...»

Через четыре месяца мир действительно затаил дыхание.

Сверхсекретный меморандум о результатах совещания был отпечатан в единственном экземпляре. Доступ к документу имели Гитлер, Геринг, Браухич, Гальдер, Паулюс и, возможно, еще некоторые высшие военные чины Третьего рейха.

Гитлер был уверен, что результаты совещания будут сохранены в абсолютной тайне, но через несколько дней самые важные детали этого совещания стали известны советской военной разведке...

Поздним морозным вечером в середине февраля 1941 года «Альта» вызвала «Бине» на срочную встречу и передала ему очередное донесение. Она сообщила разведчику, что «Ариец» придавал этому донесению особую важность. В нем сообщалось, что подготовка Германии «к  войне против СССР уже зашла далеко. Руководящие круги, как и прежде, придерживаются точки зрения, что война с Россией будет еще в этом году. Формируются три армейские группы под командованием Бока, Рунштедта и фон Лееба. 

Армейская группа Кенигсберг будет наступать в направлении Петербурга, армейская группа Варш