Название книги в оригинале: Вудс Шерил. Так будет всегда

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Вудс Шерил » Так будет всегда.



убрать рекламу



Читать онлайн Так будет всегда. Вудс Шерил.

Шерил Вудс

Так будет всегда

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги

Джессика чувствовала, как пот струйками стекает по телу, но продолжала бежать вдоль берега, заставляя работать отвыкшие мускулы, сопротивляющиеся навязанному им наказанию. Ноги у нее болели, сердце колотилось от напряжения, а легкие, казалось, вот-вот взорвутся, если она сделает еще хоть шаг. Однако она себя пересилила.

— Ну же. Еще немного, — убеждала она свое тело, отчаянно задыхаясь. Она преодолела еще небольшое расстояние, пока боль вдруг не стала невыносимой. Она с трудом доковыляла до огромного сучковатого бревна, прибитого штормом к берегу, и опустилась на него с благодарностью. Одинокая слеза, вызванная скорее безысходностью, чем болью, скатилась по ее щеке.

Сегодня все шло не так. Черт знает как, ругнулась она про себя мягко, смахивая слезу одной рукой и одновременно массируя болевшие икры — другой. Она надеялась, что пробежка по пляжу развеет ее мрачные мысли, преследовавшие ее сегодня весь день. На деле же такая, казалось, простая задача — пробежать трусцой до маяка на мысе Ки Бискейн — превратилась в тяжкое испытание, напомнившее ей с вопиющей яркостью, сколько ей лет — приближающиеся к сорока тридцать девять, — и в каком ужасном состоянии находилось ее тело. При этой удручающей мысли еще одна слеза скатилась по ее щеке.

— Эй, что с вами?

До нее донесся откуда-то сверху глубокий голос. Когда Джессика подняла голову, она увидела прямо перед собой глаза такой голубизны, какой она никогда не встречала, еще более голубые, чем океан, подернутый сейчас пурпурной дымкой заката. Она невольно вспыхнула под воздействием прямого, сочувствующего взгляда мужчины, встреча с которым никоим образом не входила в ее сегодняшние планы. Она заморгала и отвернулась, надеясь, что мужчина поймет и сам уйдет.

Пока Кевин ждал ее ответа, сердце его застучало с беспокойством и дыхание вдруг стало неровным. Он понял, что это не от бега, которым он занимался последние полчаса. Это не упражнение, а незнакомая женщина подействовала таким невероятным образом на его пульс.

Она привлекала внимание не только эффектной внешностью: длинными стройными ногами, блестящей от пота кожей и густой копной рыжих кудрей, похожих на пламя в мягких лучах предвечернего солнца. Она казалась такой задумчивой и несчастной, сидя здесь в одиночестве, со слезами, катящимися из глаз.

Он никогда не видел плачущую женщину, у которой бы не было распухшего, покрытого пятнами лица. У этой женщины кожа оставалась такой чудесной, что он даже подумал, что просто вообразил слезу. Ему хотелось протянуть руку и потрогать, настоящая ли она. Его сердце снова зашлось, когда его охватило дикое желание защитить ее, отвлечь от тяжелых мыслей, причинявших ей беспокойство.

Наконец поняв, что он не собирается уходить, Джессика снова подняла на него глаза, узнавая загорелое, мускулистое тело с пушком золотистых волос, покрывающих его руки, ноги и грудь. Совсем недавно он обогнал ее, и она даже немного позавидовала врожденной грации его движений. Воспоминание об этом плавном беге неизвестно почему разозлило ее, как будто он был виноват в том, что она не может пробежать и сотни ярдов. Хотя он пробежал наверняка не пару миль до того, как поравнялся с ее ковыляющей фигурой, он даже не запыхался. Это злило ее особенно сильно.

Очевидно, ему мало было ее унижения на расстоянии, он присел рядом с ней на бревно, глядя на нее вблизи с участливым видом.

— Что с вами? — повторил он после нескольких минут молчания.

— Ничего, — сказала она кратко, не в силах справиться с бессмысленным раздражением его очевидной юностью, хорошим здоровьем и, несомненно, энергией.

— Вы не очень хорошо выглядите, — заметил он искренне.

— Спасибо, — проворчала она саркастически. — Вы всегда так любезны?

Ее тон вместо того, чтобы смутить, только позабавил его. Он широко улыбнулся, обнажив ряд ровных белых зубов, и мелкие обворожительные морщинки появились в уголках глаз.

— На самом деле я могу быть более любезным, но вы, мне кажется, сейчас больше нуждаетесь в сочувствии или медицинской помощи, чем в заигрывании. Если бы вам от этого стало лучше, я был бы счастлив сменить тактику.

— Ужас! Вы еще и нахал, — сказала она, немного более мягким тоном. Она осмелилась посмотреть ему в глаза, но быстро отвела взгляд от выводящего из равновесия пристального взгляда, который растревожил ее чувства. Боже мой, мужчина был привлекательный! И, без сомнения, до отвращения уверенный в себе, заметила она про себя.

— Думаю, вам надо держаться вашего первоначального диагноза.

— Как пожелает леди, — согласился он с легкостью. — А теперь, почему бы мне не проводить вас до дома? — Заметив ее изумление, он добавил — Просто на случай, если вы решите по дороге упасть в обморок, конечно.

— Я сама могу дойти до дома, — возразила Джессика.

— Уверен, — сказал он успокаивающе. — Доставьте мне удовольствие. Пожалуйста. Я всегда чувствую себя лучше, если мне за день удается спасти хоть одну девицу от плохого настроения.

— Похоже, что я в плохом настроении? — спросила Джессика ядовито, вовсе не собираясь слушать, из чего он это заключил.

— Похоже, у вас был неудачный день, — ответил он сочувственно, удивляя ее своей проницательностью.

— А вы собираетесь его скрасить? — Ее сарказм был очевиден.

Он широко улыбнулся, заставляя ее пульс бешено забиться.

— Я хочу попробовать.

Ей стало трудно противостоять его решимости. Кроме того, она и так уже проявила больше неучтивости, чем молодой человек заслуживал.

— Ладно, — согласилась она наконец, вставая и прихрамывая, пока через несколько шагов не пошатнулась от боли. Слезы снова навернулись на ее глаза.

— Что такое? — спросил он, немедленно оказавшись рядом и положив руки на ее талию для поддержки.

— Волдыри, — сказала она, чувствуя себя просто дурой. — Эти проклятые новые кроссовки! Не надо было их надевать.

Он неожиданно встал на колени рядом с ней и начал развязывать шнурки.

— Что вы делаете? — запротестовала она.

Он взглянул на нее с некоторым раздражением, как родители смотрят на детей, намеренно валяющих дурака.

— Надо посмотреть. Положите руку мне на плечо, — командовал он.

Джессика с сомнением рассматривала мускулистый, обнаженный изгиб его плеча, поколебалась и наконец уступила. В тот же момент ей пришлось побороть желание отдернуть руку, так как гладкое загорелое тело как будто обожгло ее пальцы. Пока она по его команде становилась то на одну ногу, то на другую, он осторожно снимал каждый туфель и носок, наконец оставив ее босиком.

— Лучше? — спросил он.

— Гораздо лучше, — призналась она, ввинчивая пальцы ног в прохладный песок. Но когда волна нежно лизнула ее пятки, от соли, попавшей на свежие волдыри, стало нестерпимо больно. Быстро отбежав, она услыхала смешок и поняла, что ее спаситель в восторге.

— Вы немножко садист? — спросила она сварливо.

— Я? — спросил он невинно. — Никогда. Просто мне пришло в голову, что этот маленький эпизод должен был вдохнуть в вас новую жизнь.

Джессика была вынуждена молча согласиться. Подстраиваясь к ее хромающему шагу, он спросил:

— У вас есть какая-то особенная причина для издевательства над своим телом сегодня?

— Я не издевалась над ним! — огрызнулась она. — Я думала, это очевидно: я старалась войти в форму.

Его глаза нежно скользнули по ней, приостанавливаясь на выпуклостях и впадинах ее груди, обтянутой влажной майкой. Он утешающе широко улыбнулся:

— По мне, вы в прекрасной форме.

Не обращая внимания на несколько порочный блеск в его глазах, она возразила:

— Дело не в форме тела. А в том, в каком оно состоянии, и, я надеюсь, вам ясно, что я не готовлюсь бежать марафон до Бостона.

— Вы собирались попробовать?

— Нет, черт побери! Вы не поняли. Я хотела добежать до маяка и обратно.

Он одобрительно покачал головой.

— Разумно. Но вы не думаете, что это надо делать более умеренно? Надо было начинать медленно, постепенно наращивая скорость.

— Еще медленнее, значит идти шагом.

— По крайней мере, это будет уже успех по сравнению с тем, что вы делаете теперь, — заметил он сухо, глядя, как она ковыляет рядом с ним. Не обращая внимания на блеск в ее глазах, с каким она посмотрела на него, он спросил — А вам не приходило в голову немножко размять кроссовки, прежде чем их надеть?

— Как-то нет, — ответила она коротко, с благодарностью думая, что они наконец-то дошли до ворот ее кооперативного дома и она отделается от этого обременительного знакомства. У ее спасителя на этот счет были совсем другие планы.

— Пойдемте выпьем пива, — предложил он, вынимая свой ключ и открывая ворота.

Губы Джессики из-за многолетнего чувства самосохранения быстро произнесли:

— Нет, я…

— Врачи советуют, — сообщил он твердо. — Кроме того, по-видимому, мы соседи. Нам надо лучше познакомиться.

Кевина самого удивила его решимость не дать ей сразу уйти. Инстинкт подсказывал ему, что с такой независимой женщиной не получится простого легкого флирта, к которому он привык и мог себе позволить в настоящее время. Между тем, только взглянув в эти печальные карие глаза, он был растерян… по крайней мере сегодня. Он сможет привести в порядок свои растрепанные чувства после, уверял он себя. Как всегда.

— Это правило кооперативного дома? — спросила она, дразня его своим низким грудным голосом и огромными глазами, сияющими удивлением.

— Нет, но это делает жизнь более приятной. И гораздо более интересной, — ответил он с обезоруживающей улыбкой.

— Ладно, — согласилась она, и он понял, что она удивлена не меньше его, что ему удалось ее победить. — Одна кружка пива.

Он почувствовал облегчение и добавил чисто по-дружески:

— В таком случае, вам не кажется, что нам надо хотя бы представиться? Я Кевин Лоуренс.

— Джессика Уоррен, — ответила она, называя фамилию по мужу, которой она продолжала пользоваться в личной жизни даже после бурного развода, которым кончился брак, нашумевший когда-то, как роман века. Это давало ей, по крайней мере, иллюзию анонимности, как-то отделяя ее от профессионалки Джессики Логан, бывшей девушки с обложек, а теперь широко известной хозяйки рекламного бюро, с которой многие хотели бы иметь дело.

— Тогда вперед, Джессика Уоррен. Пошли пить пиво. А заодно залепим ваши волдыри. Это моя специальность.

Швейцар заулыбался им, когда они шли через вестибюль.

— Добрый вечер, мистер Лоуренс, миссис Уоррен, — сказал он, глядя, как они подходят к лифту.

В лифте Кевин нажал кнопку девятого этажа. Он посмотрел на нее насмешливо и сказал мягко:

— Миссис Уоррен?

— Не беспокойтесь, — уверила она, забавляясь его реакцией. — Мистер Уоррен не придет разбивать вашу дверь и не переломает вам руки-ноги. Его уже несколько лет нет в моей жизни. Только что фамилия осталась.

— Уже легче. Замужние женщины — не моя специальность, — сказал он.

— Только одинокие, а? — неожиданно для себя Джессика сказала это резко, охваченная нелепой вспышкой чего-то, смехотворно напоминающего ревность. Дерзкая откровенность Кевина Лоуренса и его простодушное обаяние явно завоевывали ее. А может быть, и более того?

Ни один мужчина, включая обворожительного, непредсказуемого Тодда Уоррена, не заставлял ее чувства обостриться, как это сделал Кевин Лоуренс за полчаса. На нее опьяняюще действовал его острый мужской запах, голое пространство гибкого тела над линялыми, порванными джинсами, которые как влитые обтягивали его худые бедра и длинные мускулистые ноги, придававшие ему вид сильной и властной грации. При его росте более шести футов она чувствовала себя маленькой и даже хрупкой, и то, как легко он взял в свои руки ситуацию на пляже, заставило ее почувствовать себя удивительно защищенной. Для нее и самой было неожиданным, что ей понравится это ощущение, которое возникло вопреки ее воле.

В то же самое время она хорошо понимала разницу в их возрасте. Ему могло быть не больше тридцати одного — тридцати двух лет, а годы между тридцатилетними мужчинами и почти сорокалетними женщинами зияют как глубокая пропасть, через которую невозможно перекинуть мост. Особенно сегодня. Абсурдность размышлений о разнице в возрасте с мужчиной, с которым собираешься только выпить пива, была ею отмечена. Однако она не могла отделаться от чувства обреченности, которое они вызывали.

Войдя в квартиру Кевина, Джессика стала с любопытством оглядываться по сторонам. Меньше всего она ожидала увидеть традиционную мебель. Комната была буквально залита светом. Диваны и кресла были обиты материей, которая напоминала о Востоке. Деревянные столы мягко блестели, и их украшало множество статуэток. На стенах висели вперемежку картины, написанные маслом и акварелью, свидетельствующие о пристрастиях и утонченном вкусе; она узнала подписи некоторых известных художников.

Кевин наблюдал за ней с неподдельным изумлением.

— Вы, кажется, удивлены, — произнес он наконец.

— Да, — призналась она. — Я думала, что все молодые холостяки предпочитают стекло и хром, а квартира будет незаконченной без раскладного дивана в серых тонах и ярких пятен работ самых современных художников на стенах.

— Только если нанимать декораторов, — заметил он с кривой усмешкой. — Я предпочитаю все делать по-своему. Я нашел себя давным-давно, и мне не надо платить так называемым экспертам, чтобы они пришли сюда и создали атмосферу точно такой же квартиры, каких полно в городе.

— Это научит меня делать выводы, — призналась Джессика, понимая, что многие ее понятия о мужчинах возраста Кевина идут от просматривания «Космополитен» и других женских журналов, стремящихся давать своим жадно заинтересованным читательницам проникнуть в самое нутро стиля жизни современного неженатого мужчины.

— По крайней мере относительно меня, — сказал он мягко, делая шаг в ее сторону. — Я всегда знаю точно, что мне нравится, чего я хочу.

Дыхание Джессики замерло где-то в горле, когда она поняла это движение Кевина как попытку приблизиться. Вместо этого он резко повернулся и направился к кухне.

— Устраивайтесь поудобнее, я сейчас принесу пиво, — крикнул он, пока она смотрела ему вслед со смущением, смешанным с чувством облегчения, что каким-то образом удалось предотвратить опасность.

Кевин не представлял себе, как ему удалось совладать с импульсивным желанием поцеловать ее. Возможно, это была вспышка здравого смысла, за которую он будет распинать себя позже. Вероятнее всего, допускал он удрученно, он просто осознавал, что она могла бы сбежать от такой агрессии.

Через несколько минут он вернулся с пивом. Подавая ей ледяную кружку, он сказал:

— Надеюсь, это поправит ваше здоровье. А я пока пойду поищу что-нибудь от волдырей.

— Не обязательно, — попыталась удержать его Джессика, но слова пролетели мимо ушей. Может быть, Кевин Лоуренс и моложе нее, но он явно человек самостоятельный. Его решительные, уверенные действия были одновременно опьяняющими и немного пугающими для женщины, привыкшей полностью держать под контролем свою жизнь. Не сколько мужчин, взволнованных перспективой дуэли, пытаясь укротить ее жажду независимости, быстро поняли на собственном опыте, что это неразрешимая задача.

Кевин вернулся с бутылочкой антисептика и парой пластырей и встал около нее на колени.

— Давайте вашу ногу, — приказал он, Джессика с большой неохотой выполнила его приказ, замирая, пока он нежно держал ее коленку и осторожно стирал мокрой тряпочкой песок с раны. Затем, предупредив ее, что антисептик может жечь, он налил его и наложил пластырь.

Когда он проделал то же самое с другой пяткой, его рука задержалась на ее коленке несколько секунд и затем его пальцы, прохладные на ее теплой коже, медленно скользнули по икре. Легкое прикосновение вызвало у Джессики дрожь во всем теле, которую она не могла унять, и ей было страшно взглянуть на него, чтобы не встретить насмешку в его глазах. Они были так близко считанные мгновения, а после он как ни в чем не бывало небрежно развалился в кресле напротив нее, потягивая пиво. Его противоречивое отношение — дерзко чарующее в один момент, прохладно-бесстрастное в другой — в сочетании с ее бешено бьющимся сердцем смущало ее больше всего. Ее привычный облик прохладной, безразличной женщины начал давать трещину, и ей это чувство не нравилось ни капельки. Или нравилось? Именно это ее и тревожило.

Некоторое время они сидели молча, и Джессика все больше нервничала. Она чувствовала себя неспособной говорить и смешной. Ощущения, которые она не испытывала от общения с мужчинами со времен студенчества. Это вызывало раздражение, и она направила его на Кевина, который был под рукой, и в воздухе повисло напряжение. В действительности он наслаждался ее дискомфортом.

— Что смешного? — проворчала она со смешком.

— Вы, — ответил он быстро. — Вы напоминаете мне испуганную лань с широко раскрытыми глазами и готовую бежать в момент почудившейся опасности.

Стараясь попасть в тон насмешливого безразличия, она спросила:

— Правда? Вы считаете, я в опасности?

— Нет, пока вы сами не захотите, — сказал он как ни в чем не бывало. — Я не имею обыкновения насиловать женщин только ради удовлетворения своего собственного эго. Я прошел через это давным-давно.

По крайней мере, это правда, думал он про себя, больше всего на свете желая именно теперь заняться любовью с этой женщиной. Пламя желания, на которое нельзя было не обратить внимания, бушевало в нем при мысли об этой изысканной, но ранимой женщине в его объятиях. Но в глубине души он понимал, что это чувство сложнее, чем примитивная страсть к красивой партнерше в постели. Его некоторое время беспокоила эта мысль.

— Боже мой! Вы сами себе хозяин, не так ля? — сказала она, гася саркастическим замечанием горящее пламя так же успешно, как холодным душем.

— А почему бы нет? — спросил он холодно, возвращаясь на безопасную почву.

— Многие ваши сверстники — нет.

— А вы снова обобщаете, — заметил он осуждающе.

— Извините. Я просто удивляюсь, что в вашем возрасте у вас на все есть ответ.

— Не на все. Например, сейчас я силюсь понять, почему вы так зациклились на моем возрасте.

Джессика поежилась от неловкости.

— Вовсе нет. Я не зациклилась. Я просто смотрю в лицо фактам. Вам сколько? Тридцать один? Тридцать два?

— Мне только что исполнилось тридцать, — сказал он со смешком, заметив, что его ответ заставил ее поморщиться. — Это, по-вашему, преступление?

— А мне тридцать девять, скоро будет сорок, — сказала она твердо, стараясь вспомнить, испытывала ли то же самое чувство нависшей беды, когда приближалось ее тридцатилетие. Она была уверена, что нет. Она едва помнила, как прошла этот важный рубеж. Казалось, сорокалетие подкралось к ней без единого предупреждающего сигнала за это время.

— Это должно беспокоить меня?

— Не беспокоит?

— С какой стати? Мы всего-навсего пьем вместе пиво. Это все равно что беспокоиться, умрете ли вы и будете похоронены прежде, чем родится ваш первый внук.

Джессика вспыхнула от смущения. Его колкие слова были тем более обидными из-за того, что всего несколько минут назад она старалась доказать себе то же самое. Очевидно, одна из извилин ее обычно рациональной головы — без сомнения, под влиянием временного гормонального дисбаланса, подумала она с раздражением, — приняла эту невинную встречу за что-то гораздо более важное, чем это было на самом деле.

— Извините, — неожиданно для себя снова сказала она. Ей хотелось ударить себя.

— Не стоит извиняться. Послушайте, Джессика, это мне, а не вам надо извиняться. Очевидно, у вас есть какие-то причины огорчаться из-за возраста, а мое замечание, уверяю вас, ничего не стоит. Не знаю, будет ли вам от этого легче, но смею вас уверить, что вы не выглядите на свой возраст. Смотритесь время от времени в зеркало — и сами увидите. А даже, если бы я сказал, что вы выглядите, как любой в ваши древние сорок лет…

— Тридцать девять, — оборвала она сердито и зло улыбнулась. — А я и так смотрюсь в зеркало, — сообщила она твердо, вспоминая, как изучала себя критическим взглядом всего час с небольшим назад. Несмотря на годы работы над своей внешностью в бытность супермоделью, она никогда не считала себя красавицей. В ней все еще жил образ неуклюжей юной Джессики Логан, болезненно стеснявшейся своего роста, самого высокого в классе.

Сегодня она увидела отражение женщины, на лице которой почти не было следов возраста, чьи глаза были цвета темного янтаря, чьи золотисто-каштановые волосы ниспадали каскадом волнистых кудрей на плечи, чья грудь была все еще высокой и упругой, живот плоским, бедра только слегка округлились и чьи ноги были длинными и стройными. На ее теле не было заметно ни унции лишнего веса, ни признаков рыхлости. Вместо того, чтобы остаться довольной собой, она помнила, что все это было достигнуто годами строжайших диет и тщательного ухода за лицом, которого требовала от нее карьера модели. Ее хорошая фигура могла закамуфлировать возраст, но не могла вернуть ей молодость, подумала она со вздохом. Вслух же она сказала коротко:

— Мне все равно.

— Это неправильно, поверьте мне, — сказал он сердечно.

— Откровенно говоря, я не поверила ни единому вашему слову о моем возрасте, — призналась она мрачно.

— Почему? Что произошло?

— Вам это наверняка неинтересно. Вы меня даже не знаете.

— Откуда вам знать, что мне интересно? И вы меня не знаете, — резонно возразил он. — Так что случилось? — спросил он терпеливо.

Передернув плечами в знак защиты, Джессика начала нерешительно:

— Кажется, все началось со звонка Чарлин, моей старой подруги. Она была расстроена из-за сына Марка, который собрался жениться.

— Что-нибудь не то с девушкой?

— Нет. Чарлин, мне кажется, она очень нравится.

— Тогда в чем проблема?

— Чарлин беспокоят внуки.

Кевин чуть не подавился пивом, потом расхохотался:

— Вы шутите.

Джессика пристально посмотрела на него и неожиданно для себя стала смеяться вместе с ним:

— Я понимаю, это звучит смешно. Я сказала ей, что она торопит события, так как до свадьбы еще два месяца, но это не помогло. Она убеждена, что немедленно превратится в ненужную старую развалину, как только Марк скажет «да».

— А какое это все имеет отношение к вам?

— Мы с Чарлин выросли вместе; мы практически ровесницы. Вдруг я осознала, что тоже старею и ни черта не могу с этим поделать.

Пока Джессика говорила, стараясь объяснить влияние страхов Чарлин на себя, ее удивила собственная откровенность. Она сразу же напомнила себе, что часто незнакомые люди в самолетах или в ресторанах далеких отелей выкладывают свои сугубо личные секреты, полагаясь на то, что эта близость временная и излишняя откровенность им не повредит.

Безусловно, Кевин был сочувствующим слушателем, поддерживая ее кивками головы, когда она говорила, и подбадривая, когда она колебалась. Но когда она закончила, он встряхнул головой в изумлении.

— Знаете что, леди? Вы хорошо умеете давать советы, но сами-то вы верите в то, что говорите?

— Что вы имеете в виду? — разозлилась она. — Конечно, я верю в то, что я сказала Чарлин.

— Тогда почему все эти утешительные вещи, которые вы ей наговорили, не подходят для вас? Дни рождения не смогут повлиять на таких людей, как вы, если вы сами не позволите.

Джессика была потрясена его замечанием.

— Может быть, вы и правы, — сказала она медленно, обдумывая его слова. — Между ситуацией Чарлин и моей есть разница. У нее есть семейная поддержка и любовь, которые не меняются из-за того, что она становится старше.

— Кто сказал? — продолжал он резко. — Мужчины часто разводятся с женами ради более молодых женщин. Дети уходят из дома и забывают писать или звонить. Они строят свою жизнь.

— Ужасно. Это, конечно, убеждает. Так вы считаете, что все, что я сказала Чарлин, неправильно?

— Нет, я совсем не это говорил. Я просто говорил вам, что в жизни нет гарантий ни от возраста, ни от разных ситуаций. Вы просто должны постараться жить полноценно сегодня и надеяться, что будущее будет таким же хорошим, если не лучше. В этом случае, однажды оглянувшись назад на свою жизнь, вам взгрустнется.

Вдруг Джессика почувствовала, что сейчас заплачет, и поняла, что надо поскорее выбираться из квартиры Кевина, пока она не сваляла дурака. Она встала и вышла из комнаты, прежде чем Кевин успел что-либо сообразить.

— Спасибо за пиво, — сказала она через плечо, подходя к двери.

Хотя ее действия и были неожиданны, он в одно мгновение оказался рядом с ней, взял ее за плечи и остановил. Он взглянул ей прямо в глаза.

— Почему так вдруг? — спросил он наконец.

— Мне просто надо домой. Я… Мне надо немного поработать, — вывернулась она.

Кевин понял, что она юлит.

— Если вы хотите уйти, Джессика, О'кей. Но не надо оправданий. Я задел вас за живое несколько минут назад, и вы просто не хотите больше об этом говорить. Вот в чем дело, не правда ли?

— Вы часом не психолог а? — спросила она, не скрывая растущего раздражения его способностью читать ее мысли, Она привыкла надевать защитную вуаль, чтобы спрятать от окружающих свои сомнения, и ей не нравилось, что кто-то мог так быстро ее сорвать.

— Даже близко нет. Я просто не люблю обижать людей, а вы, Джессика, обижены. Хуже всего, я не уверен даже, знаете ли вы сами — почему.

— А вы знаете? Вам не кажется это немного самоуверенным?

— Может быть, и так. Может быть, нет. Но я хотел бы помочь, если вы позволите.

— Спасибо за предложение, но я постараюсь со всем справиться сама.

— Вы думаете, так безопаснее? — поддел он.

— Знаете что, Кевин Лоуренс? Вы уникальны не только своим вкусом, но и совершенно необычной манерой поведения.

— Вы думаете, это своего рода манера? — спросил он скептически.

Встревоженная его обиженным видом, Джессика слегка кивнула.

— В таком случае у вас самый циничный ум, который я встречал. Хотел бы я встретиться с вашим мужем. Он, должно быть, хорошенько натерпелся с вами.

— Скажем, ему было безразлично, — допустила она, все явственнее ощущая близость Кевина и сильные руки, не сдвинувшиеся с ее плеча, только слегка массирующие его пальцами. — Мне в самом деле уже надо идти, — сказала она, задыхаясь.

— Буду рад снова вас видеть, — сказал Кевин, в упор посмотрев на нее с теплой настойчивостью, что снова заставило ее пульс забиться с невероятной скоростью.

— Сомневаюсь, — сказала она осторожно, задрожав, когда его лицо склонилось к ней. Она понимала, что ее предательское тело жаждет его поцелуя, в то время как разум восстает против этого недвусмысленного намека. Его мягкие, теплые губы коснулись ее всего лишь мимолетно, но в них был мучительный намек на страсть, которую они могут вызвать при более тесном прикосновении.

— Подумайте об этом, — сказал он спокойно. — Если вы передумаете, то знаете, где меня найти.

— Не передумаю, — сказала она твердо, быстро проскальзывая в дверь и захлопывая ее за собой. Пока она медленно шла к лифту, утопая босыми ногами в толстом ковре, ей хотелось, чтобы ее сердце было таким же уверенным, как ее с трудом выдавленные слова. У нее было чувство, что еще немного — и она не сможет противиться Кевину Лоуренсу, и эта мысль тем сильнее беспокоила ее, чем больше она об этом думала.

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

Спустя два дня Джессика, преодолевая сопротивление, стучалась в дверь Кевина. Она думала о нем не переставая с четверга, увлеченная его дерзостью и мужественной самоуверенностью, которая, уговаривала она себя, граничила с эгоманией. Она силилась не вспоминать его лица — и, если уж быть до конца честной с самой собой, его тела, — но, хотя она и гордилась своим умением контролировать себя, ей это никак не удавалось. Даже в пятницу, когда она ушла с головой в работу, перед ее мысленным взором то и дело всплывала неожиданная встреча.

Хотя близился полдень, когда она пришла к нему домой, Кевин, казалось, только что встал с постели. Его светло-пшеничные волосы были растрепаны, веки опухли ото сна. Но когда он ее увидел, неуклюже переминающуюся с ноги на ногу, его рот скривился в удовлетворенной усмешке.

— Я знал, что ты вернешься, — пробормотал он охрипшим ото сна голосом. Для обостренных чувств Джессики он звучал соблазняюще.

В ответ она выпалила:

— Не будь так самоуверен. Это не имеет ничего общего с тобой.

— Я знаю, — сказал он спокойно. — Ты забыла свои кроссовки.

— Вот именно.

— Нарочно? — спросил он хитро.

Она вспыхнула, что становилось уже привычным в обществе Кевина.

— Ты несносен! — сказала она осуждающе. — С какой стати?

— Я не знаю. Может быть, ты считаешь меня неотразимым, наконец, — ответил он весело, лениво улыбаясь, глядя на ее помрачневшее лицо. — Заходи. Я принесу твои туфли.

— Я могу подождать здесь.

— Испугалась? — спросил он с вызовом.

— Тебя? — спросила она как можно язвительнее. — Вряд ли. Ведь ты обещал, что с тобой я в безопасност


убрать рекламу




убрать рекламу



и.

— Это так, — согласился он мягко. — А с собой?

Их глаза встретились, и Джессика еще раз убедилась в точности его замечания. Она была в опасности, но Кевин был только катализатором. Настоящая опасность таилась внутри нее самой, в ее внезапно проснувшихся эмоциях, которые она так успешно спрятала после последовавшей за разводом болью.

Она была увлечена этим человеком необъяснимым образом. Совсем не внешность влекла ее. Хотя он был самым очаровательным созданием из всех, кого она встречала в последнее время, в ее рекламном деле встречалось довольно мало образцов такой идеальной мужественности. Здесь же играла роль не только чувственность, которую она заметила в его обращении с ней. Одна только эта комбинация могла опрокинуть любого, даже более защищенного эмоционально человека, чем она. Но она знала, здесь было еще что-то. Должно было быть.

Вдруг ее осенило, почему такой сравнительно тонкий выпад со стороны Кевина попал в ее обычно непроницаемую защиту: он не имел представления, кто она. Он знал только, что она разведена и оказалась в дорогой квартире, которую скорее всего оплачивает богатый бывший муж. Он не мог бы рассчитывать завоевать расположение Джессики Логан, рекламного магната, как однажды это помогло Тодду вскарабкаться в гору благодаря ее карьере модели.

Кевин в своем возрасте не мог даже помнить ее как модель. Она не показывалась перед камерой уже около пятнадцати лет. Он был еще подростком, когда она в последний раз появилась на обложке одного из ведущих журналов. Даже если он и видел ее тогда, память об этом померкла. Только те модели, которые превратились в актрис, остаются живыми в людской памяти после окончания карьеры.

Ее опьяняло чувство удовлетворения от осознания, что Кевина привлекает она сама, а не то, что она представляет. После предательства Тодда она не верила, что может быть нужна кому-нибудь просто как человек по имени Джессика Уоррен, а не как преуспевающая деловая женщина Джессика Логан. За последние годы было достаточно случаев усугубить травму, нанесенную Тоддом ее уверенности в себе, и усилить защитную реакцию против личных связей.

Из долгой задумчивости ее вывел голос Кевина, в котором звучал смех:

— Ты уже приняла решение?

Мгновенно смутившись, она посмотрела на него невидящим взглядом.

— О чем?

— О том, войти или стоять на лестничной клетке весь день.

— О'кей. Я войду. Но только на минутку. — Она осторожно вошла в квартиру.

Он, по всей видимости, понимал, что она колеблется, но мудро промолчал, а потом предложил:

— Почему бы тебе не позавтракать со мной?

— Позавтракать? — скептически спросила она. — Уже время обедать.

— Да? Я обычно встаю не так поздно, но сегодня я лег на рассвете. Наверное, я устал сильнее, чем думал.

— Должно быть, это была та еще ночь, — сказала Джессика, не в силах скрыть необъяснимую волну ревности под сарказмом в голосе.

— Это не то, что ты подумала, — оправдывался он, направляясь на кухню.

— А что я подумала?

— Что я где-то до утра занимался любовью, — сказал он спокойно, протягивая ей стакан с апельсиновым соком. От его слов Джессика чуть не поперхнулась.

— Ты всегда такой прямолинейный? Он пожал плечами.

— Это помогает все держать на своих местах. Попробуй сама, — проворчал он небрежно.

Поддаваясь на приманку, она сказала возбужденно:

— Подозреваешь, что я с тобой не совсем честна?

— Я ничего не подозреваю. Я говорю прямо: ты от всех скрываешь свои истинные чувства, возможно, даже от самой себя. Сдается, ты закопала их на долгие годы.

— Ты знаешь это после такого недолгого знакомства? — спросила она насмешливо. — Не преувеличиваешь ли ты несколько свою проницательность?

— Не думаю. Например, ты можешь признаться, что адски ревнуешь, считая, что я провел ночь с другой женщиной? — задав намеренно провокационный вопрос, он ждал многого от ее ответа. Он никогда не волочился за женщинами с собственническими наклонностями. Сейчас же, наоборот, его слегка возбуждало это новое свидетельство того, что эта желанная женщина относится к нему более чем просто с интересом. Украдкой взглянув на нее, чтобы посмотреть, какое впечатление произвело на нее его замечание, он заметил, что она готова скорее скрутить ему шею, чем погладить его своими наманикюренными пальчиками.

Джессика стукнула стаканом по столу, не обращая внимания на брызнувший во все стороны сок.

— Я не ревную, — набросилась она. — Я не имею права ревновать тебя к чему бы то ни было.

— Это правда, — согласился он безмятежно. — Но это не значит, что ты не ревнуешь. Эмоции не всегда подвластны нашим намерениям.

Джессика беззащитно повернулась к нему, рассердившись, что он так легко раскусил правду и с удовольствием демонстрировал ей это. Она всегда считала ревность недостойным качеством и, обнаружив, что сама не может подняться над этим, от неожиданности пришла в ярость. Она поклялась, что ни один мужчина не сможет больше вызвать в ней таких чувств, и теперь этот тридцатилетний фактически незнакомец заставил ее чувствовать — и, возможно, вести себя — как сука с собственническим инстинктом. Это было смешно, унизительно! Свою злость от неумения сдерживать эмоции Джессика выплеснула на него.

— Глупости! — огрызнулась она. — Я просто пришла забрать свои кроссовки, а не на любовное свидание с дилетантом-аналитиком. Я уйду восвояси, как только получу их.

— Ты получишь свои кроссовки… после завтрака, — сказал он, не обращая внимания на ее взгляд. Пока он спокойно разбивал яйца в сковородку и поджаривал их, он добавил — Чтобы все встало на свои места, я не был с женщиной прошлой ночью. Я работал.

— До рассвета? — спросила Джессика с сомнением, недовольная облегчением, которое почувствовала, услышав его признание.

— В моем деле приходится работать, когда надо, иногда даже далеко за полночь.

— Чем ты занимаешься? — спросила она, не в силах скрыть любопытства.

— Я занимаюсь звукозаписью. У меня здесь, в Майами, есть студия.

Забыв обо всем, Джессика живо поинтересовалась:

— Какая?

— «Баронет». Слыхала?

— Конечно, — сказала она с растущим оживлением. — Это сейчас одна из самых крупных студий в стране.

— Не только, — поправил ее Кевин. — Одна из лучших.

Как ни странно, Джессика не нашла это замечание слишком самонадеянным. Наоборот, этот человек показался просто заслуженно гордым за хорошее качество своей работы, получающим удовольствие от того, что делает ее лучше других в этом бизнесе. Она сравнивала его с собой. С тех самых пор как она уехала из Нью-Йорка и вложила свои деньги в создание предприятия «Логан Консептс», она гордилась своими успехами в динамичном, творческом мире рекламы. Мудро окружив себя талантливыми людьми, знающими дело, она поднялась на самый верх, получая награды, а главное — признание. Она выпускала первоклассные клипы обо всем, от дорогих духов до освежителей воздуха, от международных отелей до местных кафе-мороженых. И она испытывала огромное удовлетворение, открыв, что ее ум так же высоко и дорого ценится, как когда-то ее лицо и фигура.

Пока Кевин продолжал готовить завтрак, отклонив ее предложение помочь, она старалась припомнить, что читала о «Баронет Рекорде» в газетах, журналах и вестниках, которые выписывала. Благодаря этой компании Майами занял прочное место в ряду звукозаписывающих фирм, что в свое время Мотуан сделал для Детройта. Самые известные певцы вот уже несколько лет ездят в Южную Флориду записывать свои альбомы именно из-за высокого уровня продукции, производимой «Баронетом».

А что сам Кевин? Что о нем говорилось в статьях? Она почти ничего не могла вспомнить, кроме таких слов, как гений и вундеркинд, и мастер своего дела.

— Как ты оказался в музыкальном бизнесе? — наконец спросила она, желая понять, какие амбиции двигали им.

— Это всегда было частью моей жизни, — сказал он, ставя перед ней тарелку с яйцами, колбасой и тостом. — Моя мать мечтала быть пианисткой. Ей пришлось расстаться со своей мечтой, когда она вышла замуж за отца, тогда она постаралась передать ее мне. Она начала учить меня музыке с пяти лет. К десяти годам я уже играл пьесы великих композиторов-классиков, но, к ее ужасу, в моей игре совершенно не было страсти, хотя мне нравилось играть и я делал это легко. — Внезапно его лицо озарила широкая улыбка. — Тогда я, как все подростки, открыл для себя рок-музыку. Я уверен, мои предки подумали, что я отправился прямой дорогой в ад, перестав играть Баха и начав подражать «Роллинг Стоунз».

— Ты занимался музыкой в колледже?

— Я не ходил в колледж, — признался он. — Я был слишком нахальным и самоуверенным, чтобы учиться. Я хотел только заниматься музыкальным бизнесом. Так что сразу после средней школы я начал разъезжать с группой, о которой ты ничего не слыхала. Она просуществовала недолго. Но в дороге я получил грандиозное образование. Я быстро вырос и за этот год научился всему, чему только мог. Я терся во время записей среди продюсеров, агентов и прочих, кто мог меня хоть чему-нибудь научить. Я думаю, они были откровенны со мной, потому что считали меня ребенком с ненасытным любопытством. Но я собирал по крупицам все знания до того дня, когда смог создать свою студию.

Джессика улыбнулась.

— Бьюсь об заклад, некоторые из этих людей жалеют, что делились с тобой своими секретами.

— Возможно. Когда мне было двадцать, я решил, что уже созрел. Я пришел к своим предкам и попросил денег взаймы, чтобы открыть свою студию и купить необходимое оборудование. Они посадили меня на место. Мой отец, который зарабатывал свои миллионы, начав на пустом месте, считал, что вся моя затея абсурдна. Он предупредил о всех рисках, о банкротствах, которые терпели более опытные люди, чем я. И хотя я ему сын, он считал это плохим вложением денег, по крайней мере, для себя.

— Очевидно, ты не сдался. Что же ты предпринял?

— Я искал, пока не нашел человека, который поверил в меня и мою мечту и у которого были финансовые возможности для этого, чтобы сделать вклад в мое дело. Она одолжила мне денег.

Джессика вспомнила фотографию красивой женщины с волосами цвета воронова крыла, которую она встречала в статьях о «Баронете».

— Бэрри Чейз?

— Правильно. Мы с Бэрри стали партнерами. Ее деньги и моя интуиция создали «Баронет». Я даже преодолел свое упрямое нежелание посещать колледж и получил степень по управлению бизнесом, чтобы не профукать все наше дело.

— И теперь ты миллионер сам по себе, — заключила Джессика. — Это, наверное, вселяет чувство удовлетворения. Что думает отец о твоем успехе?

— К сожалению, — начал он мягко, с легкой тенью печали, набежавшей на его лицо, — он до этого не дожил. Но я верю, он бы гордился. И знаешь что? Возвращаясь назад, я думаю, он был прав, не дав мне денег. Благодаря этому я всего добился сам. Победа от этого намного слаще.

Потустороннее выражение глаз, появившееся у него при воспоминании об отце, исчезло, и Кевин криво усмехнулся Джессике, отчего ее сердце зашлось.

— Хватит обо мне, — сказал он твердо. — Расскажи о себе. Все, что я о тебе знаю, — это никудышный муж, которого ты не сумела удержать, и что тебе скоро исполнится сорок и эта мысль приводит тебя в ужас.

— Это вполне достаточно характеризует меня, — сказала она легкомысленно, надеясь, что он не будет настаивать.

Он изучал ее внимательно, озадаченный ее нежеланием говорить о себе. У него не проходило ощущение, что он ее уже где-то видел. Странно было то, что она скрывает что-то и не хочет, чтобы он ее узнал. Что за той стеной, которую она так тщательно воздвигла? Сумеет ли он сломать ее и попытаться узнать ее секреты? А, может быть, вся Джессика Уоррен развалится вместе с ней? Он понял, что это рискованно, и решил не торопить события.

Глядя на нее с победоносной улыбкой, он спросил:

— Что мы будем сегодня делать? Хочешь покататься на велосипеде?

— Думаешь, что я не способна бегать? — ответила она игриво.

— Именно это. — И осторожно повторил — Так покатаемся на велосипедах? А, может быть, виндсерфинг? Сегодня для этого чудесный ветер.

Виндсерфинг? Он что, не в своем уме? Можно только позавидовать тем, кто испытывает переполняющее чувство от плавного скольжения на доске, но ее тело для этого неприспособлен о. Она видела, как люди вдвое моложе нее и в гораздо лучшей форме предпринимали невероятные усилия, чтобы выправить парус и остаться в вертикальном положении. Она, возможно, кончила бы тем, что оказалась бы вся в синяках, если бы не утонула.

Однако она решила не показывать перед ним испуга и не подвергать себя еще одному унижению и просто спросила:

— А у тебя есть еще какие-нибудь планы на сегодня?

Он покачал головой, удивляясь ее тупости.

— Стал бы я предлагать, если бы у меня были планы?

Ее неожиданно согрела мысль о том, что они могут вместе провести вторую половину дня. Хотя она отдавала себе отчет, что поступает вопреки здравому смыслу, она не посмела отказаться. Виндсерфинг — это для нее слишком, но почему не прокатиться на велосипеде в компании этого человека? В конце концов, это же не на всю жизнь.

— О'кей. Я принимаю приглашение покататься вместе на велосипедах.

— Означает ли этот тон, что мне придется иметь дело еще с парой волдырей? — поддразнил он.

— С любыми волдырями от велосипеда я справлюсь сама, спасибо, — сказала она язвительно, сверкнув своими карими глазами. — Если ты спросишь, сколько месяцев я не садилась на велосипед, я отвечу. Много месяцев.

— Что ж, к счастью, Ки Бискейн плоский, как крышка стола, так что даже ты сможешь осилить несколько миль.

— Не зарекайся, — предупредила Джессика, думая о том, что ее ноги продолжают болеть с той безуспешной попытки во вторник.

Они договорились встретиться через пятнадцать минут у подъезда. Когда Джессика вышла со своим верным старым трехскоростным велосипедом, ее уже ждал Кевин на усовершенствованной десятискоростной гоночной модели. Его вид был обескураживающим.

Как и в тот день, когда они впервые встретились, его широкая голая грудь блестела на солнце. Шорты как влитые облегали его зад, не оставляя места ее слишком активному воображению. Снова ее сердце забилось так гулко, что она испугалась — он услышит.

Стараясь сосредоточиться на чем-то другом, кроме бесспорной мужественности человека рядом с ней, она загляделась на чистое безоблачное голубое небо, на фоне которого листья пальм казались еще более зелеными, и ощутила соленый запах морского воздуха. Это был замечательный день. Спокойный и теплый, без привычной влажности, превращающей Майами в парную баню величиной с город.

— О'кей, леди. Вы готовы? — спросил Кевин с вызовом и дерзостью в глазах.

— Кевин Лоуренс, надеюсь, мы отправляемся не на гонки, — напомнила она твердо, но по его взгляду она поняла, что могла бы оставить свое замечание при себе.

— Конечно, нет, — согласился он весьма невинно. — Просто на приятную прогулку. — Хотя слова звучали убедительно, Джессика сделала глубокий вдох и, собравшись с силами, заработала ногами.

Всего несколько минут понадобилось ей, чтобы доказать себе, что она может. Кевин ехал так, как, очевидно, делал все: в полную силу и с воодушевлением. Как бы невзначай, в ответ на ее мучительные старания, он сбавлял скорость, но потом снова начинал нажимать на педали, как будто опаздывал на какую-то важную встречу.

— Не можешь за мной угнаться, а? — прокричал он через плечо, когда она оказалась у него в хвосте, в прилипшей к спине рубашке и с растрепанными влажными волосами.

— Вовсе нет, — не сдавалась она, налегая на педали. Когда она оказалась с ним рядом, она спросила задыхающимся голосом — Скажи только одну вещь.

— Что именно?

— Куда мы спешим?

— Никуда особенно.

— Тогда почему мы так торопимся туда попасть?

— По-твоему, я еду слишком быстро? — спросил он с невинной простотой. — Хочешь помедленнее?

Ей послышался вызов в его голосе, и она обиделась.

— Нет, к черту, — бормотала она. — Я справлюсь, мистер Лоуренс. Продолжайте в том же духе.

Зарядившись новой решимостью, она силилась держать скорость, когда они въехали в национальный парк в конце залива. Здесь, по крайней мере, стало прохладнее под тенью высоких пушистых австралийских сосен среди густых зарослей широколистного приморского винограда вдоль дороги.

Когда они обогнули парк и через несколько минут выехали из него, Джессика стала поворачивать в сторону их дома, считая, что пытка кончилась. Но Кевин продолжал ехать дальше.

— Ты не собираешься закругляться? — спросила она, стараясь спрятать мольбу в голосе.

— Мы еще даже не начали, — сообщил он, направляясь в сторону делового района острова с маленькими магазинчиками, дорогими лавчонками и шикарными ресторанами. Наконец Кевин подъехал к стоянке маленького магазинчика с сандвичами и остановился.

— Подожди меня здесь минутку, — велел он, входя вразвалочку в магазин. Джессика наблюдала за ним, восхищаясь его атлетическим сложением и легкой походкой. Она села на край тротуара и стала ждать, растирая мокрое лицо и в который раз недоумевая, в своем ли она уме, давая вовлечь себя в это идиотское приключение. Она должна была предвидеть, что Кевин превратит этот заезд в марафон, а она уже поняла, что не в форме, чтобы вступать с ним в  соревнование. Кроме того, у него было перед ней преимущество в возрасте.

Она мстительно думала, что в один прекрасный день и он столкнется с проблемой ноющих мускулов и морщин на лице. К сожалению, глядя на его сегодняшнее физическое совершенство и уровень активности, не подумаешь, что он когда-нибудь дойдет до такой стадии. Наверное, он будет замечательно выглядеть и в семьдесят лет. Эта мысль заставила ее с болью отметить свое несоответствие ему, и она решила перейти на новый режим с упражнениями, если, конечно, выживет до конца дня.

Она все еще раздумывала над несправедливостью жизни, когда вернулся Кевин, держа два рожка с двойным мороженым, уже начавшим подтаивать от жары.

— Я подумал, тебе захочется, — сказал он, протягивая ей рожок и усаживаясь рядом с ней на край тротуара.

Язык Джессики медленно прошелся по холодной, жирной горке, слизывая попутно капли, стекающие по бокам рожка. Мороженое было божественно вкусным. Она с упоением ела его, не подозревая, что от взгляда на нее у Кевина подскочило давление на несколько пунктов. Он в это время размышлял, что было бы, если бы его собственный язык медленными осторожными движениями прикоснулся к ее розовому язычку. Эта мысль вызывала поток живых горячих чувств.

— Откуда ты узнал? — спросила она, не отрывая язык от мороженого.

— Что тебе надо отдохнуть?

— Нет. Что я люблю шоколадное мороженое.

Кевин рассмеялся, прогоняя непрошеные мысли.

— Я бы хотел сказать, что умею угадывать желания, но, по правде говоря, я тоже его люблю. Я действовал наугад. Похоже, мы друг другу подходим.

Его голубке глаза, с вызовом смотревшие на нее, заставили ее вздрогнуть. Слова вдруг приобрели гораздо большее значение, чем их простой первоначальный смысл, и воздух как будто наполнился приводящими в замешательство чувствами.

— О? — сказала она, теряя дыхание и пытаясь взять себя в руки. — Это определил рожок с мороженым?

— Конечно, — сказал он игриво, — если двое людей могут прийти к согласию в выборе мороженого, что еще имеет значение?

— Ты совершенно прав, — сказала она, благодарная за то, что добродушное подшучивание положило конец опасности сексуального признания. — А если ты еще скажешь, что любишь есть сосиски на танцплощадке и жареную кукурузу в кино, то не останется сомнения: мы можем провести остаток своих дней вместе в полном блаженстве.

— Сосиски? Жареная кукуруза? — повторил он с притворным недоверием. — Ты права. Давай договоримся сразу. Ты выйдешь за меня замуж?

Джессика, казалось, всерьез размышляла несколько минут, как ответить на этот вопрос:

— Что ж… — начала она медленно.

— У тебя есть сомнения?

— Не то чтобы сомнения, — сказала она, глотая последний кусок рожка и как ни в чем не бывало облизывая пальцы. Кевин старался не обращать внимания на то, какое это имеет воздействие на его либидо, уставившись в точку как раз за ее левым ухом.

— Тогда что же? — спросил он, надеясь, что она не заметит легкой прерывистости его дыхания, появившейся снова в его голосе.

— Я просто думаю, надо ли мне переодеться перед церемонией или остаться в таком виде.

Он рассмеялся на всю стоянку, и Джессика легкомысленно, как влюбленная девчонка, беспомощно смеялась в ответ.

Однако когда руки Кевина обвили ее плечи и крепко прижали к себе, в ней вспыхнула искра и смех замер на губах. Она встретилась с его взглядом, и то, что она увидела, заставило ту ее половину, которая все еще боялась серьезных отношений, задрожать от ужаса. Кевин дотрагивался до нее так, что она не могла совладать с собой, потому что это не имело ничего общего с ничего не значащими прикосновениями к ее плечу. Или имело. Она больше ни в чем не была уверена. Не могла быть уверена, с тех пор как Кевин Лоуренс вошел в ее жизнь.

Она знала, что долгое время находившаяся в замороженном состоянии часть ее души стала оттаивать от его ненавязчивого, но чисто мужского внимания. Его легкая натура, всегда готовая смеяться, и чувственность, лежащая в основе всего этого, заставили ее осознать истинную глубину его характера. Несмотря на молодость, он с большой осторожностью обращался с минным полем эмоций. Возможно, именно его проницательность заставила его теперь отпустить ее и легко предложить:

— Может быть, поедем обратно, прежде чем твои мускулы перенапрягутся и мне придется тащить тебя на себе домой?

— Хватит пренебрежительных замечаний в адрес моих мускулов, — потребовала она бодро.

— Смешно, — парировал он, — я думал, что сделал комплимент, признав наличие мускулов вообще, принимая во внимание ленивую жизнь, которую ты, очевидно, ведешь.

— Ленивую! — воскликнула она, закипая, но сообразила, что он ее просто дразнит и что обсуждать это — значит, слишком открыть ему, как она на самом деле проводит дни… а часто и ночи.

Они подъехали к дому на тихой скорости и поставили свои велосипеды рядом в гараже. В лифте Кевин нажал кнопку девятого этажа, и поскольку он не предложил Джессике зайти к нему, она нажала кнопку двенадцатого этажа. Когда они остановились на его этаже, Кевин наклонился и поцеловал ее легко в лоб, широко улыбнулся и, пока закрывалась дверь лифта, сказал между прочим:

— Я позвоню тебе позже.

На языке ухаживания эти три неопределенных слова были самыми пугающими, подумала Джессика, в последний раз увидев его легко бегущую по коридору фигуру. Она сразу же почувствовала разочарование и была вынуждена признаться себе, что после их чудесного сумасшедшего, интригующего дня она надеялась, что и вечер они проведут вместе. Теперь она понимала, как это было глупо. Такой привлекательный, достойный мужчина, как Кевин, наверняка должен был иметь планы на субботний вечер. Планы, включающие такую же, как он, красивую женщину, которая, наверняка, провела день в спортивном зале или на теннисном корте. Ему, должно быть, нравится изящно женственный, но немного спортивный тип, подумала Джессика с тоской. Это как раз то, чем она никогда не сможет быть, заключила она. Однако больше всего ее раздражало, что это вдруг стало для нее много значить. Еще несколько дней назад она знала, что ей необходимо было делать. Теперь она стала сомневаться, не упустила ли она самое главное.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

Джессика едва успела войти в квартиру, как раздался телефонный звонок. Бросив ключи на старинный столик перед входной дверью, она побежала в кабинет снять трубку. В голосе на другом конце провода слышался теперь уже знакомый намек на смех, готовый вырваться наружу.

— Я же обещал, что позвоню позже, — сказал Кевин, и губы Джессики автоматически расплылись в улыбке при звуке его голоса.

— Ну, если ты считаешь, что позже — это через пять минут…

— А разве нет?

— Разве нет что?

— Не позже, — ответил он.

Она рассмеялась над его способностью быть таким иррациональным, что казалось ей просто импульсивным поведением, которое она лично могла бы себе редко позволить из-за отсутствия времени.

— Ты победил, — согласилась она. — Думаю, попытки угнаться за тобой могут свести с ума твоих подчиненных.

— Так и есть. А тебя? Думаю, ты можешь угнаться.

На самом деле теперь, когда у нее стали болеть мускулы, она начала сомневаться, но внутренний жар, распространившийся по телу, когда его соблазняющий голос обволок ее, мешал ей это признать.

— Конечно, — сказала она, надеясь, что это только маленькая ложь.

— Тогда как насчет того, чтобы поплавать. Это прекрасный способ охладиться.

Джессика почувствовала иронию в этой мысли. Ей казалось невероятным, что можно охладиться в присутствии этого агрессивного создания мужского пола, особенно когда он так соблазнительно играет мускулами. Однако идея поплавать соответствовала ее желанию еще побыть с ним рядом.

— Звучит заманчиво, — сказала она с готовностью, — бассейн или океан?

— Я думаю, океан — это как раз то, что надо. Подходит?

— В том случае, если ты не ждешь, что я могу переплыть его одним махом.

— О'кей, — уступил он, притворяясь огорченным. — Если ты хочешь, мы можем попробовать поплыть на Бимини в следующий выходной.

— Только если ты возьмешь для меня лодку, — возразила она.

— Леди, вам придется поработать, если вы надеетесь укрепить свои мускулы, которые вы назвали вялыми.

— Кто тебя назначил моим личным тренером? — проворчала она игриво.

— Я просто хочу помочь, — ответил он и добавил — Жду внизу через пять минут.

— Снова эта неистовая гонка.

— А, может быть, я просто хочу скорее тебя увидеть, — предположил он, удивленный, а еще больше смущенный, что это именно так. Как он позволил себе перейти эту опасную черту между желанием и любовью! Ему хотелось обвинить ее в том, что это она заманила его, но она явно не заботилась о том, чтобы ее любили. Она совершенно очевидно предпочитала эмоциональную дистанцию. Если у него осталось хоть немного здравого смысла, он увидится с ней сегодня, а потом убежит как сумасшедший, пока не поздно и пока он не превратил их жизни в кошмар. Он уже однажды страшно обжегся на одной феерической связи, которая началась так же невинно, как эта. Тогда он поклялся, что больше не позволит эмоциям взять над собой верх.

Ее дразнящий голос ворвался в его унылые мысли:

— В таком случае, я буду через пятнадцать минут. Немного терпения тебе не помешает, — сказала Джессика, вызывая в нем бурю своим незначительным комментарием. Ему показалось, что она выходит из своей скорлупы, отвечая ему естественно и с юмором, наверняка таящимся в глубине ее настороженной души.

— Вы берете на себя очень тяжелое бремя, миссис Уоррен.

— Разумеется. Кто-то должен противостоять вам.

— И вы считаете, что можете? — спросил он с сомнением.

— Конечно, — сказала она с уверенностью. Кевина, однако, не могли обмануть ее смелые слова.

— Посмотрим, — сказал он мягко, но с явным вызовом в голосе. — Кто спустится вниз последним, проигрывает пари.

— Каковы ставки?

— Придумаем позже.

— Не выйдет. Я всегда хочу наверняка знать, во что играю, чтобы знать, буду ли я играть или нет, — возразила Джессика, прежде чем успела сообразить, что говорит с пустотой. Кевин уже повесил трубку.

Она кинулась в спальню и быстро переоделась в купальник красновато-коричневого цвета, который очень шел ей и прекрасно сидел на ее фигуре. Высоко вырезанный по бокам, он делал ее длинные ноги еще длиннее, а вырез впереди в форме петли подчеркивал полноту ее грудей. По дороге к лифту она на бегу набросила тонкий халатик поверх купальника.

Джессика нервничала, ожидая, пока лифт мучительно медленно доберется до ее этажа, как будто от этого зависело что-то очень важное. В лифте ее нетерпение усилилось, когда он замедлил ход и остановился на девятом этаже. Там ее ждал Кевин. Какое-то мгновение она собиралась помешать ему войти, но поняла, что он ее пересилит.

— Все-таки я тебя опередила, — говорила она, пока они спускались.

— Это ты так думаешь, — ответил он с дьявольской усмешкой. Не успела открыться дверь, он первый выбежал в вестибюль.

— Ну, ты… — сказала она сквозь зубы, выбегая следом.

Он пересек вестибюль и вышел в дверь легкой, вразвалочку походкой, оставив ее далеко позади себя. Когда она подошла к океану, он был уже по пояс в нежных волнах.

— Иди в воду. Вода чудная, — пригласил он с самодовольной усмешкой.

— Ты самый настоящий предатель, Кевин Лоуренс! — обвинила она, входя в воду следом за ним.

Он кивнул с апломбом.

— Возможно, ты права. Я ненавижу проигрывать. Кроме того, я не мог отказать себе в удовольствии выиграть пари у такой красивой леди, особенно когда ставки так высоки.

— Так каковы ставки? — спросила она уже с безразличием, лениво плывя рядом с Кевином и наслаждаясь ласкающими ее тело волнами океана.

— А я не говорил? — спросил он невинно.

— Ты отлично знаешь, что нет. На самом деле, если бы ты так невежливо не повесил трубку, я бы могла прекрасно выиграть это соревнование.

— У тебя не было шанса, — сказал он уверенно. — Я видел все твои движения, тебе бы' не удалось.

— Ты не видел всех моих движений, — возразила она и вспыхнула, потому что его взгляд стал очень пристальным и он стал придвигаться, не оставляя пространства между ними.

— Может быть, ты проявишь заботу и покажешь мне


убрать рекламу




убрать рекламу



то, что я упустил? — спросил он низким, соблазняющим голосом, нежно притягивая ее к себе, пока их тела легко не коснулись друг друга, гораздо более обольстительно, чем это было днем.

Он наклонился к ней, приблизившись лицом, и Джессика почувствовала, что врастает в дно океана, не в силах вырваться из его объятий и, если быть честной самой с собой, не желая вырываться. Ее тело само прильнуло к нему, отлично вписываясь в мужественные контуры. Их ноги сплелись, и ее руки судорожно уперлись в его влажную грудь. Хотя вода, заключившая их обоих в свои объятия, была прохладной, их голые тела излучали неистовый жар.

Мучительно медленно губы Кевина легко дотрагивались до ее рта. Джессика слизала языком соленые капли с его губ, и это ее внезапное движение побудило его предпринять более смелую атаку на ее и без того закружившуюся голову. Его язык нащупал ее, затем нырнул глубже в рот.

От Джессики не укрылось, какой эффект оказывал на Кевина этот страстный контакт, но он старался изо всех сил не дать своей новой знакомой взять над ним верх. Его мускулы напряглись и стали каменными, пока он боролся с собой, полный решимости не торопить события уйти за пределы того, что она готова была принять, как будто знал, что может ее спугнуть. Когда она невольно вздрогнула от пробудившихся от долгого сна чувств, он отпрянул и посмотрел на нее вопросительно, продолжая крепко держать ее за талию.

— Ты в порядке? — спросил он. Джессика была поражена, услышав искреннюю нотку беспокойства в его голосе.

— Конечно, — сказала она, тряхнув головой. А потом более непринужденным тоном добавила — А почему бы нет?

— Хороший вопрос, — ответил он. — Не думаю, чтобы тебе хотелось на него ответить.

Ее снова потрясла его проницательность. Это было приятно и вместе с тем приводило в замешательство, что этот человек не только не разозлился, что ему пришлось прервать обольщение, но он понял ее глубоко засевшие страхи, которые ей сначала надо было преодолеть, а уже потом дать развитие их отношениям. Он был прав, что она еще не готова поделиться вслух своими чувствами. Как ни странно, но только теперь она поняла, что в течение многих лет ей вообще не хотелось делиться своими чувствами. И тем не менее за это короткое время с Кевином она поняла, что этот момент быстро приближается и ей остается только глубоко заглянуть к себе в душу и выкинуть старые обиды.

— Я не уверена, что сама знаю все ответы, — призналась она как нельзя более откровенно. — Мы могли бы поговорить об этом в другой раз?

— Мы могли бы поговорить об этом в любое время, когда ты будешь готова, — сказал он, нежно целуя ее. — Я принимаю тебя такой, какая ты есть, Джессика. Со всеми твоими тревогами и прочим. В один прекрасный день, если ты мне позволишь, я постараюсь помочь тебе преодолеть все это. До этого ты сама устанавливай скорость.

— Ты удивительный человек, — сказала она искренне. — Я начинаю радоваться, что встретила тебя.

— Больше не боишься?

Она покачала головой, потом широко улыбнулась.

— Я в ужасе.

— Может быть, это не так плохо. По крайней мере, это означает, что ты хоть что-то чувствуешь. У меня такое впечатление, что ты не позволяла себе этого долгое время.

— Ты прав, — призналась она, не желая уточнять, сколько времени горечь по поводу Тодда отравляла ее эмоциональную жизнь. — Спасибо за то, что ты не торопишь события.

Он криво ухмыльнулся.

— Не перехваливай меня. Я вовсе не такой благородный. Я просто сообразил, что, если сильно нажму на тебя, ты можешь просто вырваться из моей жизни.

— Сомневаюсь, что мне удастся вырваться, — решила она. — Я могла бы уйти, прихрамывая, но вырваться — это сейчас за пределами моих возможностей.

— Это вдохновляет. Я всегда был способен догонять хромающих женщин.

— Что касается «догонять», — сказала Джессика, внезапно почувствовав необходимость сменить тему, — ты все еще не сказал, что именно я потеряла, позволив тебе опередить себя.

— Обед, конечно.

— Только и всего?

— Если ты, конечно, не предложишь более значительный приз, — предположил он с надеждой.

— Нет, конечно, — быстро запротестовала она. — Но я согласна на обед. Куда ты хочешь, чтобы я тебя пригласила?

— К себе домой. — Увидев ее удивление, он добавил — Я хочу, чтобы ты приготовила обед. Мне интересно знать, оправдаешь ли ты мои ожидания на кухне, как и в других комнатах.

— Я не припомню, чтобы хвасталась чем-нибудь уникальным в моем доме, мистер Лоуренс, — ответила она, стараясь скрыть свое волнение под сдержанным видом.

— Вы не знаете, чего я жду, миссис Уоррен, — сказал он искушающе, несмотря на внутренний голос, тревожно предупреждающий, что игра выходит из-под контроля. Голос напомнил ему, что с этой женщиной вообще не стоит играть. С такой женщиной можно играть только насовсем. Он не послушался предупреждения. — Просто поверь мне на слово, что ты прошла все тесты на отлично, — сказал он.

— Это комплимент?

— Безусловно. Редкой женщине это удается.

— Скольких ты тестировал? Он попытался подавить улыбку.

— Гораздо меньше, чем ты, очевидно, предполагаешь, судя по твоему выражению лица, — поддразнил он. — Но, вернемся к обеду. Во сколько я должен прибыть?

— Ты имеешь в виду сегодня?

— Конечно, сегодня. Я не хочу давать тебе время заказывать еду из ресторана. Я хочу, чтобы это было истинно твое, Джессика Уоррен, угощение, приготовленное экспромтом, как будто бедный голодный знакомый неожиданно появился на пороге как раз в обеденное время.

— Ты не похож на голодного, — сказала она, рассматривая его мускулистое тело, на котором сверкали капли соленой воды.

— Но я на самом деле голоден, — настаивал он. — А ты, моя дорогая, это исправишь. Если, конечно, у тебя уже нет планов на сегодняшний вечер.

Джессика колебалась. Сказать, что она занята, позволило бы ей легко избавиться от него, привести в порядок разгулявшиеся, к ее изумлению, в последние пару дней эмоции. Но, не вняв своему инстинкту самосохранения, она сказала:

— Нет, у меня нет планов. Мне обычно требуется спокойная, субботняя ночь в одиночестве, чтобы прийти в себя после трудовой недели.

— Значит, на этой неделе будет по-другому. Во сколько мне прийти? — спросил он.

По садящемуся солнцу, окрасившему западную часть неба в розовые тона, Джессика догадалась, что уже около пяти часов.

— Как насчет шести тридцати? Ты сможешь выдержать или упадешь в голодный обморок?

Казалось, он серьезно обдумывает ее вопрос.

— Думаю, что сумею продержаться, — сказал он наконец, беря ее за руку и выводя на берег.

Они быстро вытерлись и пошли к дому, а потом молча поднялись на лифте. На своем этаже Кевин сжал ее руку перед тем, как оставить ее наедине со своими мыслями, мечущимися от предвкушения паники и вида своего скудного холодильника.

Память не обманула ее. Она нашла там пакет замороженных куриных грудок. Положив их в микроволновую печь размораживаться, она отправилась в кладовку за рисом, затем достала из холодильника лук, зеленый перец и грибы. За полчаса она сделала аппетитный сметанный соус, вылила его в сотэ из цыпленка и приготовила рис. С бутылкой холодного шабли будет то, что надо.

У нее едва хватило времени для быстрого душа и просушивания густых волос. Несколько драгоценных минут она потратила на нервные размышления что надеть, остановившись в конце концов на слаксах и шелковой блузе.

Она едва успела нанести последние штрихи косметики, как услышала стук в дверь. Едва взглянув на свое отражение в зеркале, она присмотрелась к морщинкам вокруг глаз, заметным только ей одной, как она надеялась. Кевин постучал еще раз, на сей раз более нетерпеливо, и, оторвавшись от критического осмотра, она поспешила к двери, замирая от забытого чувства возбуждения и страха.

Видя, как он заполнил собой дверной проем, Джессика снова была потрясена его природным магнетизмом.

На нем были потрепанные джинсы, которые обтягивали его худые бедра и мускулистые ноги. Рубашка, наоборот, была нелепо строгой, из голубого хрустящего хлопка в тонкую, чуть более темную полоску. Из-под засученных рукавов виднелась загорелая кожа, покрытая золотистой дымкой волос. Расстегнутый воротник рубашки оголял достаточную часть груди, чтобы руки Джессики задрожали от желания дотронуться и почувствовать его тепло и биение сердца. Борясь с этим импульсом, но не в силах заговорить, она просто посторонилась, чтобы дать ему войти.

— Пахнет замечательно, — заметил он, одобрительно потягивая носом и направляясь прямо на кухню.

— Хорошо, что я не стала зря тратить дорогие французские духи на мужчину, которого интересуют только ароматы моей кухни, — сказала она с притворным раздражением.

— Я займусь тобой позже, — пообещал он с озорным блеском в глазах. — Между тем, не любовью единой жив человек.

— Не исказил ли ты немножко? На самом деле это звучит «не хлебом единым жив человек».

— Может быть, и так, — сказал он примирительно. — Дело в том, что нужна комбинация, чтобы удовлетворить все мужские аппетиты.

— А в данный момент ты заинтересован в удовлетворении своего желудка, — попрекнула она.

— Именно. Но не беспокойся, любовь моя, ты не так далека от моих мыслей, — сказал он провоцирующе, придвигаясь к ней ближе и одновременно заглядывая в духовку. Ощущение ее теплой податливости рядом с ним вызвало почти непреодолимую необходимость показать ей, как он сильно ее хочет. Еще доля секунды — и он не смог бы совладать со своим желанием. Если бы она еще раз взглянула на него с этой своей мягкой загадочной полуулыбкой, обед превратился бы в обуглившееся крошево.

— Ты знаешь, как польстить женщине, — сказала она.

Пока он открывал вино, она зажгла свечи в столовой и включила стерео, наполнившее квартиру тихой романтической музыкой. Зная, какое Кевин придает значение обстановке, она не гасила свечей все время, что напоминало Рождество. Он был увлечен только едой, поглощая ее с энтузиазмом.

— Ну как, это съедобно? — задала она совершенно лишний вопрос, когда он заглатывал последний кусок.

— Ты заслужила четыре звездочки, — уверил он ее. — Если это не единственное блюдо в твоем репертуаре — ты отличная хозяйка.

— У меня есть еще несколько кулинарных трюков, — сообщила она, забавляя его своим высокомерным тоном. — Но ты должен их еще заслужить.

Он смотрел на нее пристально, снова потерявшись в тайных глубинах ее янтарных глаз.

— Только прикажи, что я должен делать, — сказал он мягко. Она не ответила. Тогда он подошел к ней, отодвинул кресло и повел ее на балкон.

Их обдало свежим вечерним бризом, и под звуки музыки, доносящейся из дома, он обнял ее, чтобы потанцевать. Сначала Джессика держалась скованно, и Кевин догадался, что она снова боится, напуганная близостью и жаром, похоже, охватившем их обоих. Но, медленно танцуя с ней, легко держа ее за талию, он почувствовал, что она начала расслабляться, поддаваясь чарам, идущим от него, рождающим в глубине каждого стремление друг к другу.

Только после того как он это понял, он наклонился над ней и стал слегка щекотать губами ее волосы и, медленно продвигаясь вниз, игриво куснул ее ухо одними губами.

— Ты необычайно прелестная женщина, Джессика, — прошептал он нежно, дыша ей в шею. Мягкость его голоса, ощущение его упругого мужественного тела вызвали у Джессики внезапное желание прижаться к нему и отдаться этой возникшей страсти до полного завершения. Ей вдруг самой стало страшно от силы ее желания.

Что со мной, удивлялась она уже не в первый раз. Она так долго боролась против эмоциональной или даже чисто физической зависимости, что это стало ее образом жизни, однако Кевин прорвал ее защиту, как будто ее и не было.

Она помимо воли придвигалась к нему, неосознанно почти отдаваясь ему. Они уже больше не притворялись, что только танцуют. Они вполне сознательно прижались друг к другу, и Джессика перенесла свою руку, лежавшую у него на плече, пока они покачивались в танце, в его густые волосы на затылке. Она наклонила к себе его голову, и их губы жадно слились в едином порыве. Они оставались в таком положении некоторое время в крепких объятиях друг друга, явно поглощенные взаимной страстью.

Руки Кевина медленно гладили ее тело, легко перемещаясь от плечей такими искушающими прикосновениями, что обжигали кожу даже через тонкую ткань ее блузки. Когда его пальцы коснулись выступов ее груди, она, казалось, увеличилась и стала подниматься навстречу его прикосновениям, и эта напряженность давала ощущение, близкое к обмороку.

Они оба прерывисто дышали, тела были крепко прижаты друг к другу, сердца бились в унисон. Однако, улучив момент, Кевин вдруг посмотрел на часы.

— Черт возьми, — пробормотал он, целуя ее еще раз, и затем медленно, с неохотой отпустил ее. Он подумал, что должен уйти. События — касаясь их отношений — развивались слишком быстро. Это уже давно перестало быть игрой и превратилось в нечто более серьезное и опасное.

— Что такое? — спросила она с явным удивлением: Ее руки отказывались покидать чудесное теплое место, которое они нашли в изгибе его спины над поясом джинсов. Он догадывался, что такое случалось с ней не часто, и это тронуло его с такой силой, которую даже уже нельзя было назвать желанием.

— Извини, моя дорогая, но я должен уйти.

— Уйти? — повторила она невероятно повысившимся голосом, — уйти куда? — Ее руки безвольно повисли по бокам.

— У меня назначена встреча, сказал он таинственно.

Она отпрянула от него.

— В такое время? — спросила она саркастически.

— Джессика, — сказал он предупреждающим тоном. — Не надо.

— Не надо что? Не надо подозревать? Не надо сердиться? Ты чего ждал? Думаешь, я могу отключить свои эмоции так же легко, как ты?

— Это не имеет ничего общего с отключением моих эмоций, — сказал он терпеливо. — У меня эта встреча была назначена несколько дней назад. Ее нельзя отменить. Мне надо было сказать тебе об этом раньше.

— Конечно, надо было! — набросилась она злобно.

— Джессика, не пытайся сделать из меня свою собственность, — предупредил он снова твердым голосом, возмущенный ее ревностью. Это облегчало его уход. — Я не позволю. Прости за сегодняшний вечер, я должен был предупредить тебя.

— Не беспокойся, — сказала она холодно, ее оскорбленная гордость придала ей силы оставить его одного на балконе и уйти от него в квартиру. Она решительно выключила стерео, не заботясь, поцарапает ли иголка пластинку. Кевин подошел к ней, хотел что-то сказать, но передумал, только тряхнул головой и пошел к двери.

— Я тебе позвоню, — сказал он, возмущая ее своим спокойствием даже больше, чем с силой захлопнувшейся дверью.

Джессика схватила подушку и швырнула ему вслед.

Как он посмел ворваться в ее жизнь, перевернуть ее, заставив испытать такие чувства, которые, как она долго уверяла себя, умерли навсегда, а потом просто уйти, как будто он зашел только для того, чтобы сказать ей «привет»? Стараясь побороть разочарование и найти ответ на тот вопрос, она занялась мытьем посуды руками вместо того, чтобы воспользоваться моечной машиной. Обычно ей нравилось ощущение от мыльной воды, но сегодня она только напоминала о времени, когда они с Кевином оказались в объятиях друг друга в океане и их скользкие тела горели чувственным огнем от каждого прикосновения их плоти.

Растревоженная этими воспоминаниями, она бросила посуду и отправилась со стаканом вина в гостиную. Глотнув холодного шабли, она постаралась убедить себя, что сегодняшний внезапный конец к лучшему. Возможно, теперь она выкинет Кевина из головы и вернется к тем спокойным дням, когда главной ее заботой была работа и где у нее не было сложностей во взаимоотношениях с людьми.

Конечно, нельзя сказать, что с Кевином не было сложно. Это было слишком ясно. Она уже знала, что он был смешной и непредсказуемый, мужчина, который ловил миг удачи и жил на всю катушку. Короче, он был совсем не таким, как она, полной противоположностью ее склонности к безопасности, во всяком случае, в личной жизни.

А разве не та самая непредсказуемость, которая ей так нравилась в нем, стала причиной неверия в прочность их отношений? Не прошло и нескольких дней, а она уже позволила себе приступ необоснованной ревности. Он достаточно ясно дал. Понять, что не будет терпеть подобных приступов, и был прав. Они взрослые люди и ничем не связаны.

Однако она оказалась неспособной контролировать свои чувства, и это было первым признаком того, что роман между двумя противоположными личностями вряд ли может быть полезным для здоровья.

И, сказала она себе безжалостно, был еще один неоспоримый факт. Кевин на десять лет моложе нее. Что могло выйти из такой связи? Боже мой, мужчины ее лет хотят женщин не старше двадцати. Может быть, Кевин и хочет ее сейчас, но сколько может продлиться это его обожание женщины старше него и когда он захочет кого-то более подходящего, кого-то более готового к простой интрижке, кого-то без нереальных требований?

А что касается ее? Разве она не была просто польщена вниманием такого молодого человека, как Кевин, особенно теперь, когда она так много думает о своем возрасте? На самом деле между ними практически целая пропасть поколений. Что у них может быть общего? Как она может подойти его друзьям, а он ее? Итак, думала она печально, будет более мудрым сократить список ее потерь и покончить со всем теперь, пока они оба не вложили слишком много в безнадежное предприятие, пока сексуальные отношения не превратили дружеский интерес во что-то более сложное и эмоционально запутанное.

Эмоционально запутанное. Эти слова вызвали горькую усмешку на ее губах. Все это так и было. Она не была готова повторить ее опыт с Тоддом. Однажды он околдовал ее так же, как сейчас Кевин. Он был внимательным, экспансивным и заботливым. Или казался таким до того ужасного дня, когда она обнаружила во всей красе его предательство. Найти его в постели — их постели — с другой женщиной, подействовало на нее ужасающе, но это было только начало. Ее друзья, освобожденные наконец от обета молчания, были рады сказать ей, что эта женщина не была единственной, а одной из многих.

Даже тогда, любя его, она могла бы простить, если бы он попытался убедить ее, что это больше не повторится. Она стала умолять его тогда уйти с ней, начать жизнь сначала без фальши и нескончаемых соблазнов. Он разве что не рассмеялся ей в лицо. Тодд хотел такого образа жизни больше, чем когда-то хотел ее. Так она ушла и от Тодда, и от своей карьеры модели, дав себе слово никогда больше не быть такой доверчивой, не дать так легко себя использовать.

Конечно, нельзя было перекладывать на Кевина обвинения в дурных поступках Тодда, но реальность была такова, что она никогда не забудет прошлого. Оно всегда с ней, как постоянное предупреждение о легких обещаниях и точно таких же легких разрывах. Она никогда не ревновала Тодда, никогда не подозревала, что он может предать ее, и она заплатила за это невероятными страданиями. Неудивительно, что ее опыт привел ее к вспышке ревности из-за маленького инцидента с Кевином. Но она никогда не сможет заставить его понять это и даже не будет пытаться. Лучше жить без риска получить новую рану.

Сделав последний глоток вина, она вздохнула при мысли, что могло бы быть, и пошла в постель, надеясь крепко уснуть после морально и физически напряженного дня. Вместо этого она беспокойно ворочалась, не в силах избавиться от мучительной воображаемой картины совершенно другого продолжения вечера, если бы Кевин не должен был уйти. Рассудком она способна была понять, что все вышло к лучшему, но ее гормоны посылали ей совсем другие импульсы. Ладно, ее гормоны могут идти ко всем чертям, думала она с яростью, нанося сокрушительные удары по подушке.

Глава четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующие две недели Джессику неотступно преследовал образ Кевина, неизгладимо засевший в ее памяти. Он заставлял ее спорить, думать и смеяться. А что более важно — чувствовать. И хотя некоторые из этих чувств пугали ее, они напомнили ей, что значит жить в постоянном возбуждении и ожидании. Не удивительно, что, как бы часто она ни напоминала себе, что они не подходят друг другу, она была не в состоянии изжить память об их короткой встрече. На каждый аргумент логики ее сердце отвечало контраргументом до тех пор, пока голова совсем не шла кругом.

Здравый смысл подсказывал: она должна благодарить, что он не звонит и не появляется. Но чувства говорили другое, и она иногда слонялась около почтовых ящиков в надежде случайно столкнуться с ним или просиживала подолгу около телефонного аппарата в своей квартире в ожидании звонка в то время, как кипа деловых бумаг на столе перед ней оставалась нетронутой.

Так глупо не ведет себя даже подросток, думала она с отвращением. Этот человек сводил ее с ума, и она не имела понятия, как с этим справиться. Если бы это был кинофильм, это был бы романтический фарс. Но в ее изначально хорошо организованной жизни это выглядело только как непрошеное вторжение, с которым больше нельзя мириться.

— Может быть, мне стоит переспать с ним и выкинуть его из своей жизни, если он все еще этого хочет, — пробормотала она вслух, ломая от волнения карандаш. Конечно, это решение означало, что она была одержима только физическим влечением. — А чем же еще? Я едва знаю его, — сказала она, пожирая глазами молчащий телефон. Джессика покачала головой. Потрясающе. Теперь он заставил ее разговаривать саму с собой.

Решительно настроившись разрушить чары, она уже в который раз попыталась сосредоточиться на предложении Джерри и Лу по рекламе новой авиалинии, поручившей это ее компании. В нем сосредоточился общественный интерес не только к быстрому, эффективному обслуживанию, но и к безопасности полетов. Люди хотят быть уверены, что самолеты, на которых они летают, хорошо оснащены и управляются пилотами — специалистами своего дела. Такая персонифицированная реклама, использующая интервью с членами экипажа для расхваливания товара, повысит значение этого сообщения. Ей понравилась их концепция еще тогда, когда они изложили ее несколько дней назад, а теперь и сценарий, написанный хорошим языком, она нашла блестящим. Завтра утром она скажет им, чтобы они продолжали работу.

Довольная, что наконец покончила хоть с одним проектом, который принесла с собой домой, она потянулась и зевнула, прежде чем приняться за другую папку. Это была компания по рекламе мужских одеколонов, и как только она это увидела, ее мысли перескочили снова к Кевину, от которого пахло как раз этим лесным запахом в тот вечер, когда она была в его объятиях. Пролистав предлагаемые материалы для типографии, она увидела на месте сильной красивой модели, выбранной для рекламы, Кевина с его танцующими голубыми глазами и соблазняющей улыбкой.

— Хватит, — сказала она вслух. — Если я не поговорю с кем-нибудь об этом, я дойду до ручки. Нельзя, чтобы этот мужчина, как и любой другой, так завладел моими мыслями. Я приглашу Джерри на ланч — и пусть он мне объяснит мужскую психологию. Может быть, поняв, я смогу справиться и вернуться к нормальной жизни.

Решение обсудить это с Джерри Ди Анджело, который был ее близким другом, кроме того что был исполнительным директором, облегчило наконец ее душу, жаждущую избавиться от занозы. В отличие от большинства ее друзей, которые обрадовались бы, что она наконец кем-то заинтересовалась, все равно кем, Джерри сумеет, так или иначе, дать ей дельный совет.

Она была знакома с Джерри и его женой Сэлли с самого своего приезда в Майами, и она могла говорить с ними часами о таких вещах, о которых не могла говорить больше ни с одним человеком. Одним из больших их достоинств было умение слушать, не спеша осуждать. Они давали советы только тогда, когда в них нуждались; качество, которое она ценила превыше всего.

Зная, что завтра, возможно, кончится это ее мучение, она легла в постель и впервые за то время, как встретилась с Кевином, проспала всю ночь без его горького присутствия в ее снах.


* * *

Еще не было восьми утра, как она зашла к Джерри в своем офисе.

— Привет, красавица, — сказал он с любовью в голосе. — Что случилось?

— Ничего особенного. Обычный набор незначительных мелочей, — сказала она уклончиво, с трудом решившись добавить кажущимся ей нейтральным тоном — Кстати, какие у тебя планы на ланч на этой неделе?

— Лихорадочные. — Он посмотрел на нее с интересом. — А что? У тебя какие-то проблемы?

— Никаких, которые я не могла бы решить, — сказала она беззаботно, уже пожалев о том, что позволила себе из-за временных трудностей с Кевином бежать к Джерри. Если бы это была проблема на работе, она просто села бы и набросала несколько вариантов действий для принятия решения. Почему эмоциональные задачи не решаются так же просто? Почему она испытывала такое несвойственное ей желание, чтобы кто-то другой сказал, что ей делать, принял за нее решение?

— Тогда почему ты приглашаешь меня на ланч? — спросил Джерри. Он покачал головой и нетерпеливо вздохнул, приглаживая свою седеющую шевелюру. Его теплые карие глаза смотрели на нее с осуждением из-под очков без оправы для чтения, которые он вечно терял. — Джесс, когда ты перестанешь считать, что можешь справиться со всем на свете одна? Ты сильная, но не непобедимая. Каждому человеку нужна какая-то помощь и дружеская поддержка время от времени. Самые сильные — и те нуждаются.

— Я знаю. Я просто более упрямая, чем большинство, — призналась она. — Итак, как насчет ланча?

— А что если вместо этого просто выпить после работы? У нас будет больше времени поговорить.

— Джерри, я не хочу, чтобы ты из-за меня менял свои планы на вечер. Нет ничего срочного. Ради всего святого! С этим можно подождать пару дней.

— Может быть. Но я знаю тебя. Если мы отложим на пару дней, ты почувствуешь себя неловко и попросишь меня забыть обо всем, — сказал он, улыбаясь, видя, как она покраснела. — Понимаешь, что я имею в виду? Ты уже жалеешь, что начала этот разговор? Так?

— Что ж… — колебалась она. — Это в самом деле не так уж важно.

— Наверное, важно, иначе бы ты не стала просить с самого начала. Встретимся в пять часов.

Он быстро вышел из офиса, пока она не успела передумать. И, несмотря на нежелание этого разговора, она в глубине души почувствовала облегчение, что Джерри не дал ей увильнуть. Впервые за это время она почувствовала уверенность в том, что должна найти путь к нормальной, спокойной и предсказуемой жизни. Если это, конечно, то, чего она хочет на самом деле, заметила она с кривой усмешкой. Думая в это время о Кевине и видя его соблазнительный образ перед своим мысленным взором, Джессика полагала, что это «если» весьма существенно.

Просматривая утреннюю газету, которую Мэгги, ее секретарь, оставила на столе, она наткнулась на объявление одинокой преуспевающей женщины около сорока лет, разочарованной поколением мужчин, не желающих брать на себя обязательства, в котором она просит откликнуться молодого человека. Привыкшие к эмансипированным женщинам, эти мужчины хотели бы просто проводить время с большей эмоциональной откровенностью, как считают эксперты. Они предпочитают быть более раскованными в проявлении своих чувств.

Похоже, это вариант Кевина. Но, подумала она с грустью, их проблема была прямо противоположна: она не хотела обязательств. Больше нет. Она не верила даже в их существование. Она также не верила в эмоциональную честность или открытое проявление чувств. Для этого необходимо доверие, а Тодд разрушил ее способность доверять. Честность и открытость только делают тебя уязвимой и постоянно заставляют ныть твое сердце.

Именно это она пыталась объяснить Джерри в тот вечер, устроившись рядом с ним на кожаном сиденье в уютном стареньком баре по соседству.

— Думаю, я не понимаю, что Кевин хочет от меня, и это меня тревожит, — сказала она, играя со стаканом ее любимого калифорнийского шардоннэя.

— Так ли это, Джессика? Или ты точно знаешь, что он от тебя хочет, но боишься дать ему это? — спросил Джерри напрямик.

Она не сразу подобрала нужные слова.

— Возможно, — призналась она.

— Что, ты думаешь, он хочет от тебя?

— Я знаю, что он хочет меня физически. Он дал это ясно понять.

— Это все?

— Я не знаю, — сказала она уклончиво. — Я так думаю.

Джерри скептически посмотрел на нее.

— Если ты привлекаешь его только физически, тогда тебе нечего бояться, так ведь?

— Да, — сказала она непреклонно, сама удивляясь своей горячности.

— Так в чем дело? Ты ведь не невинная восемнадцатилетняя девочка, влюбленная впервые. Почему ты так боишься именно этого мужчину? — Он помолчал и внимательно посмотрел на нее, прежде чем добавить — Если, конечно, ты уже не влюбилась в него и думаешь, что он, возможно, тоже любит тебя. Вот это уже может представлять угрозу для такой, как ты.

— Этого не может быть, — возразила она с иронией, — только в кино или в деревенских песнях влюбляются с первого взгляда.

— Джесс, кино и деревенские песни не были бы так популярны, если бы в них не было некоторой доли правды.

Она посмотрела на Джерри внимательно, затем решительно тряхнула головой.

— Нет. Это мне не подходит.

— О'кей, — легко согласился он. Ей показалось слишком легко. Она поняла Почему, когда он задал следующий вопрос:

— Тогда как ты объясняешь? Тебе предстоят месячные? И ты боишься?

— О, не будь смешным! — огрызнулась она, ошеломленная его прямолинейностью.

— Что тут такого смешного? Тебе тридцать девять лет, и ты не замужем. У тебя никогда не было ребенка. Твои биологические часы отсчитывают свое время. Возможно, Кевин просто попал в самый пик твоего в


убрать рекламу




убрать рекламу



озрастного кризиса.

— У меня нет никакого возрастного кризиса! — уверяла она. — У моей подруги Чарлин — вот у кого кризис, это она в панике, что уже может не быть желанной. Мне не нужен мужчина, чтобы наполнить мою жизнь. Меня вполне устраивает такой стиль, какой у меня сейчас. Мне он нравится.

— Если все так ужасно, что мы здесь делаем? — резонно спросил он.

— О, иди к черту! Не будь таким практичным, Джерри.

— Ты заявляла, что именно этого хочешь от меня. Если бы ты хотела только сочувствия, ты бы рыдала на чьем-нибудь другом плече.

— Наверное, так и надо было поступить, — согласилась она сердито. — Ты в самом деле не помощник. Если ты думаешь, что у меня навязчивая идея обладать мужчиной, только потому что на меня некому глазеть за завтраком или потому, что у меня нет ребенка, который ковылял бы по дому, учась ходить, или разливал виноградный сок по ковру, ты ошибаешься.

Джерри улыбнулся ей:

— Подумай об этом.

— Не буду. Это слишком абсурдно, — сказала она категорично. — Я пошла домой есть совершенно потрясающую пиццу и пить остатки моего любимого скотча.

— Ты полагаешь, это излечит тебя или убьет? Ясно одно — это не поможет тебе уснуть.

— Мне не нужна помощь, чтобы спать. Мне надо забыть о Кевине, — сказала она, ненавидя себя за грустную нотку в голосе.

— Тогда я советую тебе позвонить одному из дюжины мужиков, добивающихся тебя последние несколько лет. Ночь где-нибудь вне дома отвлечет тебя от мыслей о Кевине. Гарантирую, это лучше всех скотчей на свете.

Джессика покачала головой и сказала осуждающе:

— Ты типичный представитель мужского рода. Думаешь, единственный способ вылечить женщину, это послать ее в постель, желательно не с хорошей книгой? Я думала, ты выше этого, Джерри.

— Нет, — возразил он, слегка подмигнув, — ты думала, что ты выше. Я с нетерпением буду ждать, что случится, когда ты обнаружишь, что нет.

Она выдавила из себя смех, глядя на его порочную ухмылку!

— Жди, чтобы я еще хоть раз поделилась с тобой своими секретами, только после дождичка в четверг, ты, старый развратник. Поищи себе другую жертву, — сказала она, обнимая его. — Спасибо за выписку, ты и сам ни черта не понимаешь, о чем говоришь.

— Посмотрим, — выпалил он ей вслед. Несмотря на свое нежелание признать, что он не так уж далек от истины, по крайней мере, относительно ребенка, Джессика тщательно обдумывала замечания Джерри по дороге домой. Она никогда не представляла себя матерью, хотя обожала, когда дети ее друзей бегали у нее по дому. Она, может быть, была одной из немногих женщин в городе, у которой в кладовке было полно игрушек и детских книжек на случай, если к ней нагрянут маленькие гости. Она всегда признавалась, что так их любит потому, что они дают ей чувствовать себя эдакой чудаковатой тетушкой Мэйм, и потому, что их визиты заканчиваются и дети уходят по домам, а она снова продолжает свою милую, размеренную жизнь без липнущих к дивану леденцов и разбросанных под столом цветных карандашей. Временное материнство давало ей, как она думала, преимущество перед другими. А также не требовало от нее никакой ответственности.

Она еще глубже погружалась в работу после визитов, не осознавая, что на самом деле, наверное, старается заглушить терзающие сердце воспоминания о радостном смехе, теплых ручонках вокруг своей шеи и крепких поцелуях. Даже теперь, когда тоска по материнству, загнанная глубоко внутрь, вдруг всплыла наружу, она была почти благодарна, услышав, как зазвонил телефон и прервал эти горькие размышления. Кинувшись отпирать дверь, она уронила кошелек, и его содержимое рассыпалось по лестничной клетке перед входом.

— Черт побери, — пробормотала она, на бегу зацепившись за угол кофейного столика в темноте. Спеша к телефону, она мрачно пригрозила — Если это какой-нибудь подонок, пытающийся продать мне подписку на очередной журнал, я убью его. — С этим настроением она произнесла — Алло.

— Джессика? — обычно самоуверенный голос Кевина звучал нерешительно.

— Да, — рявкнула она, снова удивляясь его способности выбирать крайне неудачный момент. Он снова застал ее не в лучшей форме.

— Ты говоришь не своим голосом. У тебя плохой день?

— У меня плохой месяц, — ответила она мрачно.

— Почему бы мне не подняться к тебе и не попытаться улучшить его? — предложил он бодро. Как всегда, его, казалось, ничуть не пугало ее плохое настроение. Ей был отвратителен его уравновешенный, добродушный юмор.

«Улучшить мое настроение?» — думала она саркастически. Ну и денек! Все было нормально, пока он не возник и все не спутал своим легким юмором и неотразимой сексуальностью. Но, прежде чем она успела попросить его оставить ее в покое, чтобы привести в порядок свою душевную сумятицу, он добавил:

— Я буду через минуту. — И повесил трубку. Она вздохнула. Он снова одержал верх.

Она ползала на четвереньках перед дверью квартиры, подбирая рассыпанные вещи, когда услыхала, как открывается дверь лифта. Она не поднимала головы, пока он шел к ней, но ее сенсорная антенна уловила момент, когда он оказался рядом.

— Это что, вроде игры в камушки? — спросил он весело, опускаясь рядом с ней на пол. Она уничтожающе ухмыльнулась, но он полностью проигнорировал это, подобрал целую горсть мелочи, заколок и газетных вырезок и отдал ей. Она кинула все это в свой кошелек и потянулась за ручкой. В это время он накрыл ее руку своей, и ей с трудом удалось подавить необъяснимое желание заплакать. Ей хотелось кинуться в его надежные объятия, хотя она знала, что именно он, а не весь этот беспорядок в холле был проблемой.

— Джессика, в чем дело? — спросил он мягко, со сжавшимся сердцем глядя на ее расстроенное выражение лица. Вот он снова в роли Ланцелота, спасающего девицу из беды. Но что было странно, так это то, что Джессика, старавшаяся казаться неуязвимой, сама вызвала к жизни эту его покровительственность. — Что с тобой?

— Ничего, — сказала она, уставившись на пуговицы его рубашки, чтобы не встретиться с ним глазами.

— Ну, раз ты так говоришь… — согласился он. — Полагаю, совершенно нормально для человека ползать перед дверью своей квартиры почти в слезах.

— Я просто уронила свой кошелек, когда бежала к телефону, — сказала она обиженно.

— И?

— И ничего.

— Тогда, черт побери, Джессика, почему ты не смотришь на меня? — потребовал он ответа, вдруг приходя в ярость от того, что она снова воздвигла между ними непреодолимую стену. Затем, вдруг догадавшись, сказал — Не говори, что ты сердишься потому, что я не звонил несколько дней.

— Две недели, — уточнила она, сразу пожалев, что сказала эти слова неисправимой собственницы.

— Мне все равно, даже если бы это было два месяца. Я не обязан докладывать. Мне казалось, мы договорились, — сказал он намеренно сдержанным, холодным тоном, несмотря на чувство, что лучше собственнический инстинкт, чем равнодушие. Его злость немедленно исчезла, уступив место пробуждающемуся желанию.

Она взглянула на него, увидела застывший блеск в его глазах и неправильно поняла, в чем дело. Она опустила ресницы и отвернулась.

— Я понимаю, — согласилась она, — Кевин, прости. Я веду себя, как мегера. Клянусь, я совсем не такая на самом деле.

— А почему вдруг ты решила экспериментировать на мне? — осведомился он ласково.

Она покачала головой и грустно хмыкнула, вспомнив объяснение Джерри.

— Один мой друг думает, что ты подвернулся как раз вовремя, чтобы разделить со мной возрастной кризис.

— А ты как думаешь?

— Может быть. В самом деле, ни одна женщина тридцати девяти лет в здравом уме и твердой памяти не будет вести себя как незрелый подросток, если ей мужчина не звонит две недели. Тридцатилетний мужчина, с которым она едва знакома. — Когда она снова встретила его взгляд, в нем все еще сияла глубина, но было и еще что-то. Возможно, прощение. Но скорее всего желание. — Я скучала по тебе, — призналась она, отваживаясь ответить на то, что, ей показалось, она увидела в его глазах.

— У тебя своеобразная манера проявлять свои чувства, — ответил он наконец с облегчением. — Мое возвращение никогда раньше так не приветствовали.

— А что бы ты предпочел?

— Поцелуй, это было бы мило, — предложил он, читая ее мысли. Она приблизилась к нему и дотронулась дрожащими губами до его щеки.

— Неплохо. Для начала, — сказал он, привлекая ее к себе и накрывая ее рот своим с жадностью, которая почти лишила ее чувств. Она вжалась в его тело, как будто укуталась в одеяло, защитившее ее своим теплом от холодной пустоты последних двух недель. Замирая от чувства и желая большего, она бессознательно водила руками по его плечам и каменным мускулам рук. Затем ее руки нашли жесткий коврик из золотистых волос на его груди, скользнули между пуговицами рубашки к теплой коже, под которой часто билось сердце в такт сумасшедшей скачке ее сердца.

— Джессика, — пробормотал он быстрым шепотом прямо в губы.

— Что? — ответила она, пьянея от его прикосновения.

— Ты чувствуешь то же, что и я?

Она посмотрела на него влюбленными глазами, которые, как она подозревала, выдавали глубину ее любви гораздо больше, чем ей хотелось бы.

— А что ты чувствуешь? — спросила она.

— Серьезную опасность неприличного поведения прямо на лестничной площадке очень приличного дома, — сказал он торжественно, довольный испугом, отразившимся на подвижных чертах ее лица. Если бы только он мог понять, что в действительности происходит в глубине ее души.

— О, черт возьми, — сказала она, придя в ужас, когда сообразила, где находится, впервые с того момента, когда он обхватил ее своими руками. — Кевин Лоуренс, я никогда еще не вела себя так. Что ты делаешь со мной?

— Я думаю, что совершенно ясно, — сказал он как ни в чем не бывало, взяв в свои ладони ее грудь и большим пальцем лаская сосок, напрягшийся от возбуждения. Электрический ток пробежал по ее телу.

Надо положить конец этому почти публичному спектаклю, подсказывало ее сознание. И сейчас она это сделает, прямо сейчас. Но именно сейчас чувства, которые вызывал в ней Кевин, были слишком восхитительными. Она чувствовала, как ее тело само льнет к нему в неосознанном желании еще сильнее ощутить трепет плоти. Ее движения заставили его застонать.

— Давай войдем в квартиру, — пробормотала она тихо.

Он колебался:

— Ты уверена, что хочешь именно этого? — спросил он, внимательно следя за ней нежными и заботливыми глазами в ожидании ответа.

— Я уверена, — сказала она убежденно, и это была правда. Не думая о последствиях, она хотела Кевина, как никого другого за долгие годы. Наконец с горевшими от удовольствия глазами, она пошутила — Если, конечно, ты не предпочитаешь соблазнить меня на лестничной площадке.

Он криво улыбнулся.

— Нет. В некоторых вещах я, кажется, даже больший консерватор, чем ты.

— Значит ли это, что я должна скрывать все свои порывы страсти? — дразнила она, легкими пальцами касаясь его обтянутых джинсами бедер. Их взгляды скрестились в легкой схватке, пока ее руки продолжали свой путь. Твердость его мускулов под е$ пальцами свидетельствовала об усилиях, которые он предпринимал, чтобы держать в форме свое тело, но его прерывистое дыхание выдавало его с головой, а ей придавало давно потерянное чувство самоуверенности. Кевин зажег в ней желание вопреки всему, но она, несомненно, тоже возбудила его. Когда чувство уверенности в себе вытеснило ее сомнения, она, к величайшему изумлению, поняла, что больше не пугается своих чувств. Она знала, что позже сумеет совладать со своими эмоциями.

— Джессика, — прошептал он хрипло, полузакрыв глаза, в то время как она нежно целовала его пылающую кожу под расстегнутой рубашкой до самого пояса.

— У-гу, — сказала она, не замедляя своих намеренных действий.

— Я надеюсь, ты закончишь, что начала, — сказал он ей мягко.

— О, да, — заверила она низким, чувственным голосом.

— Здесь?

Она стала озираться вокруг, принимая решение, ее руки мгновенно остановились на его голой груди.

— Не слишком романтическое место, правда?

— И не очень укромное? — напомнил он.

— О'кей, — согласилась она со вздохом. — Традиции побеждают.

— Только одна из них, — сказал он, вводя ее в квартиру и тихо закрывая дверь. — Если ты сможешь вспомнить некоторые из тех нетрадиционных вещей, которые ты делала минуту назад, пожалуйста, продолжай в том же духе.

— О, я могу вспомнить, — сказала она и окончательно вытащила его выбившуюся из-под джинсов рубашку, освобождая себе доступ к его мускулистому торсу. Пока она покрывала его разгоряченное тело электризующими поцелуями, ее пальцы работали над пряжкой ремня. Расстегнув его, она медленно потянула за молнию, вознаградив свои усилия неоспоримым свидетельством его готовности.

— Боже мой, Джесс, — стонал он хрипло, охваченный волной чувств, вызываемых каждым ее прикосновением. Вдруг он привлек ее к себе, не желая больше быть пассивным партнером в искушении. Ее тело, слившееся с ним, заставило его почувствовать огонь, вызванный ее предыдущими действиями. Его обострившиеся чувства начали захлестывать его, неистово отзываясь на близость с ее вожделеющим телом.

Он начал гладить ее плечи сверху вниз со сдержанной страстью, останавливаясь на ее бедрах, властно придвигая их вплотную к своим. Его губы нежно скользнули по ее лицу, лаская щеки, брови, веки мягкими прикосновениями, прежде чем впиться в ее влажные, манящие губы, приоткрывшиеся от вздоха. Осторожные толчки его языка вызвали такой поток чувств, что у нее начали подкашиваться колени.

Вопрос о том, кто агрессор, больше не стоял. Они были равноправными партнерами, где каждый из них давал и получал удовольствие, прикасаясь, изучая, искушая. Следуя молчаливому согласию, они двинулись к спальне, не отрывая взгляда друг от друга, с трудом дыша и замирая от предвкушения.

Потом чары, казалось, разрушились, и Джессика пристально и долго стала в молчании смотреть на него, внезапно застеснявшись. Долгие годы она абсолютно не испытывала стыда, появляясь перед камерой, а затем и перед всей Америкой со страниц модных журналов едва прикрытой. Своим почти голым телом она привлекала внимание к шампуням, купальникам, но те дни давно прошли, и хотя ее тело ничуть не постарело и не потеряло упругости, она не могла не думать, как оно выглядит в сравнении с молодыми телами тех молодых женщин, которых Кевин, без сомнения, любил.

— Джессика? — спросил он мягко с озадаченным видом. — Что-то не так?

Она тряхнула головой, не желая показывать проснувшуюся неуверенность.

— Тогда иди сюда, пожалуйста. Я хочу посмотреть на тебя. Всю.

Она послушно стала снимать с себя одежду, создавая своей нерешительностью эффект намеренно чувственного стриптиза. Ее глаза не отрывались от глаз Кевина и видели, как они темнели от желания, когда она сначала сняла свою деловую юбку, а затем шелковую блузку. Его явное удовольствие позволило ей смелее продолжать, избавляясь от застенчивости шаг за шагом, с каждой снятой вещью.

Кевин был очарован резким контрастом между образом почти чопорной женщины, в каком она предстает перед обществом, и феерической раскованной женственностью, открывшейся в ней сейчас. Наконец она оказалась перед ним в лифчике и соответствующих ему трусиках бикини, кружева которых оставляли открытыми гораздо больше, чем скрывали. У него перехватило дыхание с первого, взгляда на ее сливочные груди с напрягшимися темными серединками, так соблазнительно виднеющимися под кружевами персикового цвета.

Видя теплый блеск одобрения во взгляде Кевина, Джессика молча поблагодарила французского дизайнера белья и сняла эти последние предметы, чтобы наконец предстать перед ним гордо и сознательно голой.

— Знаешь что, леди? — прошептал он, нагибаясь, к ней, чтобы поцеловать трепещущие груди и слегка пройтись языком по каждой затвердевшей верхушке. — Ты была права.

Запрокинув назад голову и вжимаясь в него, она тихо простонала.

— В чем? — спросила она, глотая воздух, которого стало не хватать, когда его горячие влажные губы застряли на ее чувствительном соске.

— У тебя совершенно особенные движения. — Тебе нравятся? — спросила она, когда он схватил ее на руки и положил осторожно на кровать.

— Очень, — заверил он, нежно устраиваясь поверх нее.

Продолжая ласкать ее руками и ртом, он, наконец, соединил свое дрожащее, вожделеющее тело с ее, жаждущим принять его, и начал ритмичные движения, которые очень быстро переросли в захлебывающееся, огнедышащее море страсти. Джессика приподняла свои бедра навстречу его настойчивым толчкам, и оба они в головокружительной спирали понеслись ввысь.

Руки Кевина были все более властны, когда касались ее самых чувственных мест. Его язык в полной гармонии с толчками тела углублялся в рот и возвращался обратно, отчего Джессика готова была взорваться изнутри от переполняющих ее чувств.

— Кевин, пожалуйста! — Мольба рвалась из самого нутра, подгоняя его к кульминации. Никогда раньше она не ощущала такой жгучей необходимости освободиться, такого властного желания завершения, такого опасно захватывающего слияния с другим телом. Она и представить себе не могла, что существует такая красота совершенной любви.

— Сейчас, любимая? — спросил он задыхаясь. Он понимал, что еще одно движение — и он не сможет больше контролировать себя, и в тот же момент услышал ее просьбу.

— Да, сейчас! — крикнула она, еще крепче прижимаясь к нему, как будто они на самом деле могли стать единым целым.

Дошедшая до высшей точки кульминация их страсти обрушилась последней, мощной волной, как фейерверк на Четвертое июля, оставляя за собой горячий след сверкающих чувств, играющих в каждой клеточке их тел. Когда потрясение после взрыва немного улеглось, Джессика пробормотала во влажное плечо Кевина:

— Добро пожаловать домой. — Затем, уютно устроившись в его объятиях, она мирно уснула.

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Перед рассветом Джессику разбудил мелодичный шелест пальм. Несмотря на ранний час, удовлетворенность наполняла ее счастливое тело. Она лениво потянула свои слегка ноющие мышцы. Томное движение вызвало приятные воспоминания от ночных занятий любовью.

— Похоже, ты чем-то необыкновенно довольна, — заметил хриплый голос, привлекая внимание к мужчине, виновнику ее теперешнего состояния.

Она с улыбкой встретила сонный, искушающий взгляд Кевина. Волна желания нахлынула на нее при виде голого торса, как будто ее страсть навсегда сорвалась с тормозов. Она поддалась своему настоятельному, неконтролируемому желанию ощутить его упругую мужскую силу. Она слегка пробежала пальцами по его мускулистым плечам и груди. Остановилась, чтобы подразнить его затвердевшие соски, затем ее рука смело ринулась ниже и стала рисовать колдовские круги вокруг его пупка, прежде чем перебраться ниже, когда она услышала его бездыханный стон, наткнувшись на пульсирующее свидетельство его мужского начала.

Устроившись на нем, она стала целовать каждый кусочек его тела, предварительно дотрагиваясь легкими мучительными прикосновениями. Как и ночью, он предоставил ей инициативу, только слегка постанывая от ее влажных ласк, становящихся все более интимными. Только когда он был на грани потери над собой контроля, она откатилась от него. Сильная рука немедленно обвила ее талию и пригвоздила к постели.

— Куда ты собралась, женщина? — проворчал он хрипло, замирая от близости.

Он все еще не мог прийти в себя от того, с какой страстью отдалась ему Джессика, решив заняться с ним любовью. Ему придавало силы, что он способен довести ее до таких высот. И вместе с тем рождало чувство ответственности. Он сознавал, что она не легко приняла такое решение, хотя и не понимал, какие душевные муки ей пришлось преодолеть.

Его чувства смешались от вида ее внутреннего огня, превратившего ее янтарные глаза в горящие угли, от румянца страсти, окрасившего ее щеки в розовый цвет, от ее чувственных полуоткрытых губ, от темно-красного пламени волос, рассыпавшихся по подушке. Он обнаружил в ней интригующую комбинацию здоровой бесконтрольной страсти и холодной элегантности, что еще больше усиливало сексуальное влечение. Ему бы следовало выпутаться из паутины желания, но она уже опутала его.

Когда в ответ на его вопрос, она сказала легкомысленно — О, я подумала, что могу идти готовить завтрак, раз ты уже проснулся, — его руки замкнулись вокруг нее.

— Единственное, что я хочу на завтрак, это тебя, — пробормотал он, покусывая одними губами ее грудь, пока ее смугло-розовый пик не затвердел и не стал, как плотный бутон. Повторив то же действие с другой грудью, он посмотрел на нее сверху с удовлетворением, видя, что она зажглась его желанием. Продолжая ласкать ее грудь, он гладил мягкую плоть ее живота, шелковистую поверхность бедер, подбираясь к самому чувственному месту. Его пальцы скользили вокруг, а она дрожала от ответного возбуждения. Она придвинулась еще ближе к нему в ожидании большего, ее губы приоткрылись в легком стоне, как он вдруг откатился от нее.

— Кевин? — прошептала она задыхающимся голосом.

— Да, — ответил он невинно.

Когда она услыхала еле сдерживаемый смех в его голосе, она сразу поняла, что он мстит ей за предыдущий дразнящий отказ. Взяв себя в руки и справившись со своим дыханием, она сказала оживленно:

— Что ж, не пора ли мне заняться завтраком. Что бы тебе хотелось? Чего-нибудь с большим количеством протеина, чтобы ты так быстро не уставал? А я-то думала, что у молодых мужчин неисчерпаемый запас энергии.

— Это я устал? — воскликнул он возбужденно. — Иди сюда, бессовестная девчонка, я покажу тебе, сколько у меня энергии, несмотря на то, что я пришел к тебе сразу, как только прилетел из Лондона, и, если мне не изменяет память, почти не спал.

— Ты не говорил мне, что был в Лондоне, — сказала она, с удовольствием возвращаясь в его объятия и чувствуя ладонью, как бьется его сердце.

— Лондон, Париж, Женева и Мюнхен, чтобы быть точным. И я не припомню, чтобы ты меня спрашивала, где я был. Ты была слишком занята яростными нападками за то, что я не звонил, — заметил он, отвлекаясь на вызывающий толчок шелковистого изгиба ее бедра.

— Во всех этих местах есть телефон, не так ли?

Кевин не дал себя подстрекать.

— Кажется, я видел один или два, — согласился он, одновременно водя рукой по теплой коже этого искушающего изгиба.

— Ну?

Он вздохнул с раздражением.

— Я не обязан давать тебе объяснений, — сказал он мягко.

Джессика виновато отвернулась:

— Я знаю.

— Раз ты понимаешь, — сказал он с шутливой серьезностью, — я сделаю, в таком случае, исключение. — Пока его пальцы танцевали эротический танец на ее животе, Джессика его не слушала. Все ее помыслы были направлены на его чувственные действия. — Я не звонил тебе, потому что у меня не было номера твоего телефона.

Она посмотрела на него с недоверием, окончательно отвлекаясь от его прикосновений.

— Но ты звонил мне несколько раз, — ответила она.

— По местному телефону, моя любовь. Но как я обнаружил, когда попытался позвонить тебе из Парижа, в телефонной книге нет миссис Джессики Уоррен.

Джессика почувствовала себя совершенно глупо, он был прав. Такой оборот не приходил ей в голову, но так оно и было. Она не позволяла помещать номер своего телефона много лет, оберегая свой покой от звонков по работе. И, конечно, Кевин не знал, что можно позвонить ей в «Логан Консептс».

Она молчала несколько минут, которые наконец нарушил Кевин:

— Джесс?

— Хмм?

— Я бы мог позвонить тебе на работу, — признался он нерешительно, не зная, как она прореагирует — или взрывом злости, спокойным принятием разоблачения, смехом или объяснением мотивов, почему скрывала от него с самого начала?

Но ничего подобного не произошло. Вместо, этого ее тело как будто замерло, излучая напряжение.

— На работу? — сказала она, словно это было иностранное слово. — Ты же не знаешь, где я работаю. — В ее голосе звучала мольба, чтобы так и было.

Почему, ради Бога, это имело для нее такое значение, думал он. Как он подозревал с самого начала, это не было случайной оплошностью. Она явно не хотела, чтобы он узнал о ее профессии. Но почему? Вопрос вертелся у него в голове. Она не может стыдиться этого. Как раз перед своей поездкой он узнал, что она добилась больших успехов на очень конкурентном поле деятельности. Тогда что же? Определенно, это не просто женское желание хранить ауру таинственности вокруг своей жизни. Такие игры не для Джессики.

— «Логан Консептс», — сказал он наконец гораздо спокойнее, стараясь не выдавать своей тревоги, поморщившись, что ее реакция именно такая, какой он боялся. Он почувствовал, как она отдаляется от него, хотя на самом деле не сдвинулась с места.

— Как ты узнал? — настаивала она спокойным голосом.

— Никак. Во всяком случае, не сразу. У меня просто все время было ощущение, что я тебя где-то видел. Потом я подслушал, как кто-то в доме обсуждает один из твоих рекламных роликов, и отдельные куски встали на место.

— Почему ты не сказал? — спросила она облегченно.

— Потому, что я чувствовал, что ты по какой-то причине не хочешь, чтобы я знал.

— Это просто… — начала она, затем застонала и отодвинулась, закрыв лицо руками. Ее последовавших слов не было слышно — Черт возьми. Зачем тебе понадобилось узнавать? Это все меняет.

Он посмотрел на нее, совершенно ничего не понимая.

— Как? Что меняется от того, что я знаю, что у тебя лучшее рекламное агентство? Ты должна гордиться этим.

— Я горжусь. Дело не в этом. Просто… Просто Тодд… он… — Она не могла больше произнести ни слова вслух.

— Он что? Использовал твой успех каким-то образом?

Это была только догадка, но Кевин знал — самая правильная догадка в его жизни, и он ненавидел себя за то, что причинил ей боль.

— Любимая моя, я не Тодд.

Джессика вздохнула.

— Я знаю. Понимаю, что не должно иметь большого значения, что ты знаешь. Однако…

— Больше, чем это? — прошептал он ей на ухо, возобновляя свои ласки.

— Кевин, пожалуйста, это не ответ, — слабо запротестовала она. Потом застонала, когда его губы и язык начали нежно прокладывать путь вдоль желобка между ее грудями.

Снова разгорелось бушующее пламя страсти из искры, раздуваемой легким ветерком нежных прикосновений. Мягкая шелковая кожа, прильнувшая к волосатой мужской плоти, не давала уже возможности дразнить отказом или думать о значении открытия Кевина. Любовные ласки каждого изгиба ее тела заставляли ее плакать от наслаждения. Хотя он был так же готов, как и она, он стойко держался, пока лихорадочные прикосновения Джессики не стали более требовательными.

— Поговори со мной, любимая, — приказал он, задыхаясь. — Скажи, что ты чувствуешь, что хочешь.

— Я хочу, чтобы ты касался меня… да… там… и там, — ответила она хрипло, со стоном прижимаясь к нему. — Когда ты так делаешь, мне кажется, что я лечу. Я чувствую себя легкой, живой и ничего не боюсь. Я хочу разделить это с тобой.

— О, Джесс, — стонал он. — Обворожительная леди, ты заставляешь меня чувствовать все это и даже больше. Ты вселяешь в меня веру, что я могу покорить весь мир.

Говоря это, Кевин знал, что это не пустые слова, вдохновленные мгновением страсти. Эта женщина, как ни одна другая, кого он встречал в жизни, нашла путь к его сердцу, и он никогда не выпустит ее оттуда добровольно. Каким-то образом он понимал, что пока она с ним, он будет чувствовать то, что он чувствует сейчас: страсть, энергию, силу и желание быть покровителем. Это была квинтэссенция его мужского начала, охотника, нашедшего свою пару.

Осознание того, что Джессика стала значить для него, повергла его в ужас, но он не хотел избавления. Он делал это слишком часто в прошлом, но на этот раз он почувствовал, что спасения нет. Милое лицо Джессики, ее копна каштаново-золотистых кудрей, застенчивая улыбка, вспыхивающая чувственностью, обольстительное тело будут преследовать его, где бы он ни попытался спрятаться.

Джессика взглянула в потемневшую от страсти голубизну его глаз и тоже почувствовала себя растерянной. Как долго это будет продолжаться? Она поняла, что любит Кевина так, как не мыслила, что может снова полюбить хоть одного мужчину. И ей придется снова научиться доверять, чего она не делала уже очень и очень давно. Должна. А пока ей надо было убедить себя, что если ей даже суждены только прошлая ночь и это утро, она примет это. Зато у нее останется память на всю жизнь.

Однако когда Кевин оказался на коленях у нее между ног, время размышлений кончилось. Ей хотелось только чувствовать свое слияние с ним, бесконечный восторг превращения в совершенно гармоничное целое. Пока он медленно ложился на нее, она задохнулась от охватившего ее чувства завершенности. Они в унисон воспарили к недосягаемым высотам блаженства и стали медленно возвращаться на землю.

Но после, лежа в объятиях уснувшего Кевина, Джессика вдруг ощутила необъяснимый страх. Она не могла отделаться от него, как ни старалась.

В один прекрасный момент они покинут эту постель и вернутся в реальный мир. Сможет ли тогда магия последних двенадцати часов противостоять трудностям, которые им, конечно, предстоят? Она не сможет пережить, если откроется, что Кевин просто использует ее из-за «Логан Консептс». То, что ему это было бы нужно, противоречило логике, но он не был единственным мужчиной, пробующим подобную тактику. Первым был Тодд, нанесший наибольший удар, но были и другие — по мере роста ее успеха. Правда, в последние годы ни одному не удалось одурачить ее, потому что она просто выстроила укрытие, защищающее ее от такого вероломства.

В


убрать рекламу




убрать рекламу



еря в искренность Кевина, она не чувствовала, что рискует, но перед ней маячила еще одна угроза. Сможет ли она на самом деле, как пыталась убедить себя, смириться, если Кевин уйдет из ее жизни с такой же легкостью, с какой появился? А он рано или поздно уйдет. Она была в этом уверена. Против них была статистика: молодые мужчины не остаются с женщинами, которые старше их. Во всяком случае, навсегда. Это может случиться не через неделю, месяц или даже год, но страстная влюбленность пройдет, и он покинет ее. А когда это случится, она будет в отчаянии, как это было тогда, когда кончился ее брак.

Защитить себя от такой случайности она могла только одним способом: надо уйти первой. Если это неизбежный конец, он должен произойти на ее условиях и пройти быстро, пока его власть над ней не стала сильнее. Бог знает, как это случилось, но он уже значил для нее гораздо больше, чем кто-либо в ее жизни.

Она тихо выскользнула из его объятий и, остановившись у кровати, бросила последний пристальный взгляд на загорелые черты его лица, темную бахрому ресниц, в которых играло солнце, взъерошенные золотые волосы, чувственный рот. Грустно вздохнув, она решительно вышла, заранее настраивая себя на расставание, которое, как ни уговаривала она себя, неизбежно. К тому времени, когда проснулся Кевин, она приняла душ, оделась для работы и сидела в кухне за столом с чашкой кофе и утренней газетой.

Хотя Джессика казалась спокойной и обстановка была нормальная, Кевин, со свойственной ему проницательностью, заметил, что к кофе она не притронулась. Газета была не раскрыта, и он заподозрил, что она не прочла даже первую полосу. С необъяснимым трудом он отбросил свои сомнения, решительно не придавая им значения.

Он подошел к ней сзади, обвил руками и стиснул в объятиях, легко лаская ее груди. Он покрыл ее шею нежными поцелуями, затем подошел к плите и налил себе чашку кофе.

— Почему ты от меня сбежала? — спросил он, садясь напротив, одетый только в джинсы. — Я хотел проснуться и увидеть тебя рядом.

— Если бы я была рядом, когда ты проснулся, мы бы с тобой так никогда и не начали бы работать, — ответила она легкомысленно, стараясь унять свой пульс, бешено заколотившийся при виде его голой груди.

— Точно, — ответил он с порочным блеском в глазах.

— Что ж, может быть, ты и можешь целый день валяться в постели… — начала она.

— Я совсем не собирался валяться в постели, — возразил он.

Она расплылась в улыбке, несмотря на неотступную боль в сердце.

— Я знаю, о чем ты говоришь, мистер Лоуренс. Похоже, у тебя неиссякаемый запас энергии.

— Так ты берешь назад свои пренебрежительная замечания? Или мне вернуться сюда вечером и представить новые доказательства?

— Беру свои слова назад, — согласилась она.

— А как насчет сегодняшнего вечера?

— Тебе ничего не надо мне доказывать.

Он странно посмотрел на нее. Вдруг напряженность, которую он почувствовал в воздухе, когда входил в кухню, начала приобретать смысл. Она снова его отталкивает.

— Почему у меня такое чувство, что ты не хочешь меня сегодня видеть у себя? — спросил он медленно.

Она сделала глубокий вдох и нагло солгала:

— Не то, чтобы я не хотела тебя видеть. У меня просто другие планы на сегодня.

— Понятно, — сказал он с явной прохладой в голосе. — А завтра?

— Прости. Я тоже занята.

Он сердито нахмурился, и в голубых глазах появилось бешенство.

— Джессика, какого черта? Это что для тебя — приключение на одну ночь? Я не думал, что ты такая.

— Я не такая, — возразила она, избегая смотреть в его разъяренные глаза.

— Тогда тебе лучше объясниться, — приказал он резко, ругаясь про себя, что не позволит ей так с ним поступать. С ними.

Пряча свое мучение под наносной яростью, она взбрыкнула:

— Это ты до безумия боишься всяких объяснений. Почему ты вдруг решил, что я должна это делать?

— Потому что я решил, что прошлая ночь была особенной для нас обоих, но ты, похоже, не собираешься больше ее повторять. Возможно, я слишком себя переоцениваю, но я не думаю, что твое отношение вызвано тем, что ты осталась неудовлетворенной своими ощущениями.

— Конечно, нет.

— Тогда что же? — настаивал он.

Мгновение, показавшееся вечностью, она спорила сама с собой. Сказать Кевину правду — это разоблачить свою уязвимость, но, наверное, это надо было все-таки сделать. Возможно, он не влюблен в нее, но, насколько она понимала, он был с ней честен с самой первой встречи. Он ничего не скрывал от нее.

— Кевин, между нами ничего не получится. На долгое время. Прошлая ночь была совершенно особенная, но это была всего одна ночь. Если мы будем пытаться продлить ее, будет только тяжелее, когда все кончится.

Он уставился на нее в изумлении, затем выпалил:

— С каких пор ты стала прорицательницей? У тебя что, где-то здесь спрятан хрустальный шарик?

— Не надо иметь хрустального шарика, чтобы видеть, что мужчина твоего возраста и женщина моего — не пара. Наши друзья решат, что мы не в своем уме, и все остальные…

— Пошли они к черту, все остальные, — горько выругался он. — Что касается наших друзей, я верю, что мои, по крайней мере, поймут меня. Раз так случилось, что я влюбился в тебя, они нас благословят, хотя и это мне безразлично.

Джессика затаила дыхание от его несокрушимого тона.

— Если бы ты был в меня влюблен, ты, возможно, был бы прав. Но у нас речь идет о простой любовной интрижке, и, поверь мне, мы просто можем выставить себя на посмешище.

— Это ты говоришь «простая любовная интрижка», — ответил он едко, — но я имею в виду совсем другое. Черт тебя возьми, Джессика, я тебя люблю. — Затем, как бы удивившись собственным словам, он добавил — Черт, я почти влюблен в тебя.

Джессика была ошарашена его словами, но она понимала, что он сказал их в порыве отчаяния, под горячую руку.

— Нет, Кевин. Не говори так, — умоляла она. Ей было слишком больно слышать от него такие слова и знать, что это неправда. Несмотря на то что ей говорил Джерри, она знала, что любовь не случается в одночасье. При холодном свете дня она вновь обрела способность оценить свои чувства и страсть, которая овладела ими, как просто переизбыток гормонов, столкнувшихся во взрывной гармонии. Даже если здесь и был элемент любви, ей бы никогда не удалось уцелеть из-за разницы в возрасте и всего, что из этого вытекает. Кевин тоже обнаружит эту пропасть.

Он нетерпеливо дернул головой.

— Джессика, я отказываюсь верить, что ты не чувствуешь то же самое. Если ты выкинешь из головы это идиотское препятствие в виде возраста, ты поймешь, что я прав. Я не знаю, как это произошло, но мы принадлежим друг другу. Мне кажется, я понял это с тех пор, как встретил тебя в тот день на пляже. Ты такая роскошная и независимая, однако мне никогда не хотелось никого так холить и лелеять, как тебя. Я чувствую, что нам необходимо быть вместе.

— Тогда подожди немного, — сказала она, зная, что время сгладит все недоразумения, ослабит силу страсти. Больше того, не сомневалась она, разрушит ее. Однако Кевину она только сказала — Если это настоящее чувство, оно только естественным путем станет сильнее.

— Вряд ли оно станет сильнее, если ты не будешь со мной встречаться, — сделал он логический вывод, Поскольку она молчала и упорно избегала встречаться с ним глазами, он стал отчаянно цепляться за что-нибудь, что свяжет их вместе, искать, что сделает невозможным для нее выбросить его из своей жизни. Только одна возможность пришла ему в голову, но он понимал, что рискует. — А что если пойти на компромисс?

— Какой компромисс? — спросила она скептически.

— Почему бы нам не поработать вместе? Я как раз ищу новое рекламное агентство, а «Логан Консептс» — самое лучшее. Я думаю, ты можешь много сделать для «Баронета». Почему бы тебе не прийти на прием, который я устраиваю в следующем месяце для некоторых наших артистов, и самой посмотреть, прежде чем принять решение?

Его энтузиазм рос по мере того, как он говорил, но он уже задолго до конца своей речи понял, что это было наихудшим вариантом изо всех возможных; он проклинал себя за то, что так просчитался. Джессика, казалось, превратилась в соляной столб, услышав его слова, и смотрела на него весьма ядовито.

— Если это то, что тебе от меня было надо, ты выбрал самый неподходящий путь для достижения цели. Я веду свой бизнес в своем офисе, а не в своей постели.

Он почувствовал острую боль от ее обвинения.

— Джессика, это нелепо! Эта идея не приходила мне в голову до этого самого момента. Есть масса других агентств, которые я могу использовать. На самом деле я уже переговорил с несколькими. Я просто подумал, что нам было бы хорошо поработать вместе. Я думал, нам было бы полезно лучше узнать друг друга и на деловом уровне.

— Прекрасная попытка, — сказала она с нотками цинизма в голосе, — но я это не покупаю. Все это слишком подстроено.

Он изучал ее, задумавшись.

— Тебя действительно плохо использовали в последнее время, не так ли? И не только один никудышный муж. Извини. Я должен был подумать, как ты отнесешься к такой идее. — Он подошел к ней и взял ее за руку в свою. — Знай, я никогда, никогда не собирался использовать тебя. Я люблю тебя. Я просто хочу, чтобы мы были вместе.

Джессике хотелось верить ему, хотелось отчаянно, чтобы то, что он говорит, было правдой, но слишком много раз в прошлом ее доверчивость оказывалась обманутой. Все это для нее было слишком. Она была смущена своими собственными чувствами и неожиданными заявлениями Кевина. В ответ на его давление она огрызнулась:

— Слушай, мы ре можем быть вместе. Я не хочу встречаться с тобой, Кевин. По крайней мере, некоторое время. Я, конечно, не могу с тобой работать.

Тогда он встал, положил руки на стол и наклонился вперед, почти вплотную приблизившись к ее лицу. Все его разочарование и злость были написаны в его посуровевших глазах и крепко сомкнутых губах.

— Забудь о работе со мной, если тебя это так беспокоит, — сказал он. Затем медленно, размеренным голосом, в котором звучало явное предупреждение, добавил — Но не исчезай надолго. Я люблю тебя и хочу в один прекрасный день жениться на тебе и иметь семью.

Сделав глубокий вдох в поисках средства, чтобы достучаться до нее, он ухватился за одну вещь, которая, как он знал, беспокоила ее больше всего. Зная, что она сочтет его жестоким, но решившись попробовать все во имя спасения того ценного, что было между ними, он заставил себя добавить резко:

— Мне не стоит напоминать тебе, поскольку это твоя навязчивая идея, что ты не станешь моложе. Если ты собираешься быть моей женой и иметь от меня ребенка, ты не можешь провести следующие пять лет, обсуждая эту тему.

Она сощурилась — молния осветила дом.

— Я не намереваюсь обсуждать что-либо с тобой следующие пять лет, — ответила она резко, затем, когда первоначальная, злость прошла, она посмотрела на него близко и спросила смягчившимся голосом — Ты в самом деле хочешь на мне жениться и иметь детей?

Кевин понял, что наконец задел ее за живое; его растущая уверенность в правильности их совместного будущего удивила его самого, так что он мог себе представить,' как трудно было ей преодолеть сомнения, укоренившиеся за годы недоверия. Он тщательно подыскивал слова.

— Конечно, — сказал он более нежно. — По одному каждого. Маленькую девочку, которая будет похожа на тебя, чтобы я мог покупать ей красивые платья и куклы. И мальчика, который вырастет, будет играть в футбол и станет президентом.

— А что, если мальчик будет любить кукол, а девочка захочет стать президентом?

Он улыбнулся ей во весь рот.

— Тоже хорошо, моя дорогая феминистка. Поскольку они наши дети, главное, чтобы они были здоровы и счастливы. Подумай об этом, Джессика, и позвони мне, когда выбросишь из головы свои упрямства, и скажи, что тоже этого хочешь.

Она осталась сидеть за кухонным столом в состоянии шока и слышала, как он передвигается по спальне и, наконец, уходит из квартиры, закрывая за собой дверь, как будто навсегда. Она совсем не ожидала от Кевина такого обыденного предложения замужества. О, она очень хотела, чтобы он о ней заботился, хотя чувствовала, что это невозможно. Но по крайней мере подсознательно, она все же надеялась, что он не примет ее предложения дать их отношениям временную передышку.

Но обязательство, жениться и создать семью? Это было нечто абсолютно другое. Может быть, он просто играл в эту идею сейчас, под влиянием настроения? А она права, когда говорит о неизбежности потери его интереса к ней? Хочет ли она остаться одна в свои сорок с маленькими детьми? Хочет ли она взять на себя ответственность за детей, даже вместе с Кевином? Это бы означало самым крутым образом изменить их стиль жизни.

Она снова вспомнила разговор с Джерри. Он тоже говорил, что ей не хватает детей. Детей и любимого мужчины. Достигла ли она, наконец, той стадии, когда ей хотелось довериться другому живому существу, и этого было бы достаточно, чтобы сделать такой шаг? И тот ли именно человек Кевин? Или это невозможная фантазия, которая только приведет к разбитому сердцу?

Мучительные вопросы напомнили ей о телевизионной мыльной опере. Но те обеспокоенные персонажи имели писателей, которые сочинили для них счастливый конец. Кто сделает это для нее? Суровая реальность была такова, что только она сама может сделать это, а у нее не было легких ответов, только варианты выбора, развилки на дорогах, ведущих в совершенно разные стороны. Никто не мог сказать ей, что она найдет в конце, что означал риск сделать неправильный выбор.

Или правильный. Она должна помнить, что может быть и счастливый конец.

Она вздохнула и глотнула холодного кофе. Одно было ясно, что она должна воспользоваться каждой минутой, которую ей дал Кевин, чтобы все хорошенько обдумать.

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующие несколько недель пролетели с неимоверной быстротой, заполненные рабочими конференциями, презентациями и деловыми обедами. Джессика слетала на «конкорде» в Париж на двухчасовую встречу, чтобы убедить запаниковавшего дизайнера, что кампания по рекламе его новой спортивной коллекции одежды будет элегантной и на уровне, соответствующем его имиджу. Через четыре дня она побывала в Лос-Анджелесе, пытаясь утихомирить манекенщицу, убежденную, что киногруппа, работающая с ней, не компетентна. Вместо того чтобы праздновать свой успех специалиста по улаживанию конфликтов, она чувствовала себя, как выжатый лимон. Предшествовавшие неприятности, грозившие превратиться в бедствия, показались просто ничтожными и раздражающими.

Хуже того, несмотря на тяжесть головокружительных путешествий и напряженных встреч, Джессика постоянно думала только о Кевине. Его решительное лицо с квадратным подбородком появлялось перед ней в то время, как клиент долдонил о достоинствах своей продукции. Образ его крепкого, скульптурно сложенного тела мелькал в ее голове, сопровождаемый возбуждением и дрожью в сердце, когда она вспоминала ощущение от его плоти. Она отчаянно старалась прогнать эти непрошеные мысли, но се усилия были тщетны. Казалось, Кевин был предназначен мучить ее до тех пор, пока она не разберется в своих чувствах и планах на их общее будущее.

— Джессика? — голос Джерри прервал ее грезы. Она отвернулась от окна, где разглядывала разноцветный, полный цветов дворик позади офиса, — прости, что прерываю, но ты мне нужна.

— Ты не прерываешь, — возразила она поспешно, виновато вспоминая, как часто в последнее время позволяла себе выглядеть расстроенной. Ей было интересно, связывает ли он эти случаи с их задушевным разговором о Кевине. — Что случилось?

— Звонит Рон Маршалл, он хочет с тобой поговорить, потому что те летние каталоги еще не готовы.

— Ты рассказал ему, в чем дело?

— Я пытался объяснить ему, что никто не мог предвидеть, что дождь зарядит на целую неделю и сорвет съемки. Или что одна из манекенщиц заболеет воспалением легких из-за того, что снималась в бикини на пляже в холодную погоду, и мы вынуждены были заменить ее в разгар съемок. Он не слушает меня.

Джессика усмехнулась без всякого юмора.

— Как всегда. Они думают, что у нас бизнес по совершению чудес. Я поговорю с ним, Джерри. — Она подключилась к линии, — Рон, это Джессика. Я понимаю, что ты немного нервничаешь из-за своего каталога.

— Ты чертовски права, я нервничаю. Мой бизнес зависит от почтовых заказов, а мне нечего послать своим постоянным клиентам, чтобы познакомить их с летней модой. Какого черта вы тянете? — громко спросил он.

Она скорчила гримасу Джерри, убрав трубку от уха, пока Рон не кончил ругаться.

— Милый, я понимаю тебя, но мы делаем все от нас зависящее. Я обещаю, ты их получишь в собственные руки. — Она помолчала и посмотрела на Джерри, который поднял вверх три пальца — Через три дня.

— Они мне нужны завтра! Если их у меня не будет, вы не получите от меня ни цента, — настаивал он воинственно.

— А если нам не заплатят, вам нечего будет рассылать, — ответила Джессика твердо. — Вы этого хотите?

Ее вопрос был встречен долгой минутой молчания, после которой Рон устало вздохнул.

— Ладно, Джесс, ты победила. Прости. Я понимаю, что это не твоя вина. А ты уверена, что они будут через три дня?

— Абсолютно, — уверила она. — Приготовь свои почтовые наклейки.

— Ты собираешься сделать мне скидку за то, что не успела вовремя? — предположил он с надеждой.

Она рассмеялась.

— Почитай свой контракт. Я снижу цену, только если ты сможешь доказать, что из-за этого потерял сбыт. Тебе будет трудно доказать, что так уж много женщин в Миннеаполисе или Канзас Сити жаждут заказывать себе бикини и сарафаны в марте.

— Ты хочешь сказать, что я ничего не понимаю в своем деле, Джесс? Эти леди, может быть, не смогут носить свои бикини и сарафаны в метель, но мечтать о них им надо помочь. Кроме того, — добавил он сухо, — их мужья не прочь посмотреть на картинки.

— Рон Маршалл, я и не подозревала, какой ты сексуально озабоченный, — слегка пожурила его Джессика.

— Наверняка подозревала. Поэтому-то и пустила в ход эти свои карие глаза, когда подписывала со мной контракт с такой изрядной прибавкой в цене. Ты знаешь, я люблю поволочиться за красивыми женщинами.

— Как черт. Если моя реклама не сделает свое дело, я не буду держать на тебя зла. Но подожди, пока увидишь новый каталог. Это стоит того. Твои клиенты будут осаждать отдел заказов.

— Я рассчитываю на это, — сказал он. — Береги себя, а я скоро приеду в Майами поговорить об осеннем каталоге.

— Жду с нетерпением. — Положив трубку, она посмотрела на Джерри. — Лучше бы не было этих проклятых задержек.

— Да, — сказал он уверенно. — Не знаю, как тебе это тем не менее удается, Джессика. Десять минут назад он был готов тащить нас в суд.

— Ему просто надо было напомнить, что суд не помог бы ему продать бикини. А теперь расскажи мне, что случилось с материалом об авиалинии.

Джерри состроил гримасу.

— Их рекламишки просто невозможные. Неудивительно, что они попали в беду: никто не способен принимать решения. Один парень сказал мне, что тексты великолепные. Через десять минут они пожелали все вычеркнуть, кроме названия авиалинии. Мы с Лу встречались с ними почти каждый день, и они меняли концепцию по три раза на дню.

— Если это будет продолжаться, скажи, что мы выходим из игры, — инструктировала она.

— Правда? — в изумлении спросил он.

— Конечно, нет. Но это может встряхнуть их и заставить быстрее принимать решения. У тебя есть другие идеи?

Он колебался. Затем, как будто чем-то вдохновленный, предложил:

— А что, если я приглашу их на обед — скажем, в следующую пятницу — и попытаюсь задобрить какой-нибудь вкусной стряпней Сэлли и твоим очарованием и блеском? Ты сможешь?

Она перелистала свой календарь на следующую неделю.

— Ради обеда Сэлли я могу отменить встречу с президентом. Во сколько ты приглашаешь?

— Около семи, чтобы начать с коктейлей. — Затем он добавил, как показалось Джессике, несколько нервно — Может быть, пригласим кого-нибудь еще. Как ты на это смотришь?

— Отлично. Это твоя вечеринка, — сказала она озадаченно.

— Да, но… — Он вдруг замолчал, как будто, хорошенько взвесив, решил больше ничего не говорить. — Не бери в голову. Мы ждем тебя в следующую пятницу.

— Джерри, что-то не так?

— Нет, конечно. Нет, — настаивал он, хотя его пальцы постукивали по столу в более ускоренном ритме, чем всегда, — верный признак его нервозности. — Мне надо вернуться на работу, если я тебе больше не нужен.

— Нет, — ответила она, поглядывая на часы. — Если я не потороплюсь, я опоздаю на встречу с Добсоном в Бол Харборе.

Она быстро встала, и ее вдруг затошнило. В голове была такая слабость, будто она сейчас упадет в обморок. Она немедленно снова села. К ней подбежал Джерри. Он положил свою прохладную руку на ее лоб с обеспокоенным выражением лица.

— Что с тобой, Джессика? Тебя шатает и ты такая бледная.

— Все в порядке. Это через минуту пройдет.

Он посмотрел на нее изучающе:

— С тобой это раньше бывало?

— Пару раз, — призналась она. — Ничего. Возможно, это просто начинается простуда. Все эти поездки в последние две недели выжали из меня все силы.

— Ну, раз ты так считаешь, — сказал он с сомнением. — Но обещай мне, что покажешься врачу, если это еще раз случится.

— Джерри, мне не нужен врач. Все и так будет хорошо, — сказала она резко. Затем, поняв по его лицу, что он собирается прочесть ей нотацию, она сказала — О'кей, я обещаю. Теперь можешь уходить и возвращаться к работе.

— О'кей, босс. Увидимся завтра. Позвони нам с Сэлли, если тебе что-нибудь понадобится.

Как только Джерри, вышел, она сделала глубокий вдох и собрала бумаги, удостоверившись, что взяла с собой наброски для рекламы ювелирного магазина. Собрав портфель, она вышла из офиса, намеренно игнорируя тошноту, которая не прошла. Она не смела думать, что эти приступы тошноты — что-то иное, кроме кишечного вируса. Другой вариант она еще пока была не готова осознать.

По дороге в Бол Харбор, она снова и снова мысленно возвращалась к кажущемуся импульсивным предложению Кевина. Прошло несколько дней с тех пор, как он его сделал, а о нем не было ни слуху, ни духу. Очевидно, он на самом деле решил ждать, пока она сама придет к какому-либо решению. Должно быть, он предполагал, что его отсутствие будет таким же мучительным, как присутствие. За последние несколько недель она ясно поняла, что в одиночку ни одному из них не удастся прийти к какому-либо заключению. Она начала осознавать, что им надо обсудить свои дела, провести вместе время, чтобы проверить чувства. По правде говоря, у нее было мало времени для этого, но она не была уверена, что ее гордость позволила бы ей позвонить ему первой.

Конечно, признавалась она неохотно, было другое объяснение молчания Кевина: он передумал и решил прекратить с ней связь. Это было бы неудивительно, учитывая, как мало они знали друг друга. Должно быть, он уже сожалеет, что сделал такое необдуманное предложение, и теперь испытывает облегчение, что она избегает его. Эта мысль заставила ее почувствовать невыносимую пустоту внутри.

Проведя полчаса с Патриком Добсоном, убеждая его, что его реклама вышла из моды и что доллары, вложенные в новую кампанию, будут правильно потрачены, Джессика отправилась бродить по улицам, любуясь выставленными в витринах платьями по последней моде. Подойдя к магазинчику с детскими вещами, она остановилась перед маленькими платьицами и комбинезончиками, представляя себе, как бы они выглядели на ее ребенке. Увидев свое отражение в витрине, она поняла, что улыбка дрожит в уголках ее рта, стирая следы озабоченности последних недель. Ее ребенок. Ее и Кевина. А что если то, что она начала подозревать, окажется правдой? Эта мысль одновременно ужаснула и заинтриговала ее, и эта двойственность заставила ее сделать попытку выкинуть ее из головы.

Хотя ей удалось заставить себя пойти дальше и быстро пообедать в кафе на улице перед тем, как пойти домой, преследовавшее ее подозрение, вопреки ее ожиданиям, не исчезло. Напротив, вид каждого ребенка усиливал его. Когда беременная женщина села за столик неподалеку от нее, Джессика бессознательно положила руку себе на живот, стараясь вообразить, как бы она выглядела, если бы ее собственный живот был таким распухшим от ребенка Кевина.

— Черт возьми, — пробормотала она мягко, когда сообразила, что делает. Она никогда раньше не теряла так над собой контроль. Никогда раньше она не пыталась вообразить, что носит внутри себя ребенка, ощущает, как он растет и начинает шевелиться, пока, наконец, не появится маленькое, беспомощное создание. Ни один мужчина не пробуждал в ней таких мечтаний. До Кевина.

Дерзкий, проницательный, нежный, сильный Кевин. Из него вышел бы замечательный отец, не сомневалась она, даже никогда не видя его с ребенком. Большинство из тех мужчин, с которыми она встречалась последние годы, были или разведенными воскресными папами или холостяками, слишком эгоистичными, чтобы считать отцовство привлекательным. Кевин, напротив, явно приветствовал эту идею.

Но что чувствовала она? Была ли она сама готова отказаться от своей независимости, свободы, которая ей была так необходима, чтобы разъезжать по служебным делам по всему свету? Хотела ли она сидеть дома и заниматься ребенком, как ее мать, посвятившая свою жизнь воспитанию Джессики и ее братьев? Хотя многие женщины были довольны таким выбором, она не представляла себе свое предназначение исполненным, занимаясь целыми днями стряпней и посещая женские собрания. И наоборот, была ли она способна быть супермамой, которая сочетала бы карьеру, брак и материнство?

Сколько бы таких безответных вопросов ни пронеслось у нее в голове, она все время возвращалась к одной бесспорной уверенности: как бы ни случилось, каким безумием это ни было, она влюбилась в Кевина и хотела быть с ним. И, слегка удивленная этой мыслью, она хотела иметь от него ребенка. На самом деле хотела! Совершенно неожиданное осознание этого потрясло ее. Она пришла к заключению, что сумеет справиться, какие бы перемены в ее жизни это ни обещало.

О, это будет нелегко, во всяком случае, на этом этапе ее жизни. Она оказалась беззащитной перед возможностью новых страданий. Думая о тех проблемах, с которыми им предстоит столкнуться, это казалось почти неизбежным. Но она пойдет навстречу новой жизни. С открытой душой, не пытаясь идти против своего инстинкта, который привел ее к успеху в ее профессии. Риск — это ее вторая натура в бизнесе. Бывало, она делала глубокий вдох и рисковала в своей личной жизни.

Кроме того, как ей напомнил в своей прямолинейной манере Кевин, у нее не было достаточно времени, чтобы рассуждать о материнстве. Рожать детей после сорока не очень легко, как физически, так и эмоционально. Итак, сейчас или никогда. Хотя одна только суровая биологическая реальность не могла быть причиной, чтобы выйти замуж, ее чувства к Кевину нельзя было отрицать. Когда она наконец осознала, что, должно быть, уже беременна, ее охватила радость и чувство облегчения.

Отказавшись от предложения официантки выпить еще чашечку кофе, она заплатила и буквально побежала к машине. Решившись наконец, она не могла дождаться, когда сможет сообщить об этом Кевину. Дорога домой казалась бесконечной, хотя она превышала все мыслимые ограничения скорости, чтобы скорее поделиться с ним. Правда, она скажет ему только, как сильно его любит. Но о ребенке ни слова, пока сама не будет в этом абсолютно уверена.


* * *

Спустя немного времени она стучала в его дверь, откуда доносилась музыка. Это было что-то вроде неистового рока, на котором специализировался «Баронет». Но она знала, что это не во вкусе Кевина. Поскольку дверь не открывали, она постучала еще раз, громче, чтобы прорваться через грохот музыки.

Наконец дверь распахнулась, но вместо Кевина она увидела женщину-ребенка с чувственным выражением лица, надутыми губками, накрашенными ярко-красной помадой, и светлыми волосами, в беспорядке обрамлявшими лицо. От непредвиденного присутствия этой незнакомки у Джессики перехватило дыхание. Она пробормотала извинения и повернулась, чтобы уйти.

— Подождите, — сказала девушка тихим шепотом, пристально рассматривая что-то за спиной Джессики. — Если вы ищете Кевина, он где-то здесь. Входите.

Рядом с женщиной, одетой в джинсы и майку, Джессика почувствовала себя слишком хорошо одетой в своем деловом костюме, сшитом на заказ. Неохотно последовав за женщиной в квартиру, она почувствовала себя совсем не на месте, оказавшись в окружении таких же непринужденно одетых молодых девиц и пары десятков под стать им парней, едва достигших зрелости. Черт возьми, у многих еще были юношеские прыщи и совершенно тупой вид, когда они сотрясали квартиру тяжелым битом. Вдобавок, в воздухе висел сладковатый дым, пахнущий не только дешевыми сигарами из супермаркета, заметила она с неловкостью. Она вдруг почувствовала все свои тридцать девять лет, и ее охватила неуверенность в себе.

Какого черта она здесь делает? Эти люди — часть повседневной жизни Кевина, и она чувствовала себя среди них совершенно чужой. Ведь он хотел, чтобы она работала с ними. Теперь, столкнувшись с реальной разницей в их образе жизни, эта идея ужаснула ее еще больше.

Осознав вдруг со всей ясностью, что сейчас не время вести с ним серьезный интимный разговор, — даже если она найдет его в этом сумасшедшем доме, — она решила передать ему, чтобы он позвонил, и уйти домой. Но женщина, которая открыла ей дверь, исчезла, и больше никто не интересовался ее существованием, а уж тем более некому было п


убрать рекламу




убрать рекламу



оручить такую важную вещь. Она огорченно повернулась, собираясь уйти.

— Джессика? — Низкий, хриплый голос нельзя было спутать ни с каким другим, когда он, не веря своим глазам, прошептал ее имя. Она обернулась.

— Это ты, — сказал он с явным восторгом. Его сердце бешено забарабанило, когда Тэнди сказала ему, что его спрашивает женщина, но он не смел поверить, что это Джессика. Он так долго ждал ее звонка, что ему наконец удалось убедить себя, что он ошибся в ней, что она не отвечает ему взаимностью. И вот она перед ним, с сияющими глазами, хотя и полными сомнений. Он мог себе представить, как она должна была чувствовать себя среди этой толпы. Они пугали даже его своим молодым, бьющим через край весельем в сочетании с другой крайностью — разочарованным безразличием.

— Кажется, я по ошибке попала в разгар веселья, — сказала она. — Прости.

— Не извиняйся. Я рад тебя видеть, — сказал он тепло, кладя руку ей на талию и уводя ее в кухню, единственное место в квартире, не занятое гостями. Он закрыл за ними дверь и остановился, пожирая ее с головы до ног горящими от желания глазами.

— Я скучал по тебе. — Пока он протягивал руку к ее щеке, чтобы нежно погладить, он с удивлением отметил скептическое выражение ее глаз.

— Правда? — сказала она с вызовом, отстраняя его руку, но не в силах отделаться от потрясающего ощущения, пробежавшего по ее нервам. — Нельзя сказать, чтобы тебе недоставало общества, если можно так назвать это сборище.

— Это «сборище» — одна из самых крутых рок-групп мира, — сообщил он с кривой усмешкой, которая растопила ее сердце. — Они только что закончили свою первую запись в «Баронете» и празднуют это событие. Это та самая вечеринка, о которой я тебе говорил, помнишь?

— Да, кажется, припоминаю. Поздравляю, — сказала она неуклюже, все еще разрываясь между чувствами, которые испытывала к нему, и беззащитностью, вызванной открытием, что большинство его друзей годятся ей в дети.

— Забудь о них, — предложил он прямолинейно, как будто это было на самом деле возможно сделать. — Почему ты здесь?

— Я пришла сказать тебе… — Вдруг её и без того хрупкая надежда исчезла совсем, потерялась в потоке вопросов, вызванных этой выкаблучивающейся компашкой, усугубившей худший из ее комплексов об истинном размере пропасти поколений, отделяющей ее от Кевина. Несмотря на светящиеся пониманием глаза Кевина, она уже ни в чем не была уверена, включая те эмоции, которые прежде всего привели ее сюда.

— Ты пришла сказать мне что? — подбадривал он.

Джессика всеми силами хотела, чтобы он захотел обнять ее, заставил произнести слова, которые она не могла вымолвить. Она хотела, чтобы он облегчил ей задачу, но было ясно, что он не собирается этого делать. Она понимала, что он ждет от нее достаточной зрелости самой принимать решения и что он прав. И когда она шла сюда, она так и собиралась сделать. Ей следует это помнить.

Наконец, собравшись с первоначальной, вдохновенной решимостью, она подняла на него глаза и увидела удивление и такие же, как у нее, страх и желание.

— Джесс, — пробормотал он, выдавая дрожью в голосе свои разбросанные чувства. — Ты приняла решение?

Она молча кивнула, и последние остатки неопределенности как ветром сдуло, когда он застонал и с силой прижал к себе. Она ощутила каждую пуговицу на его рубашке, пряжку ремня, мягкую ткань его слаксов — все, что возбуждает чувства от такой близости. Его пальцы тонули в ее волосах и жадно притянули к себе ее жаждущие губы. Его язык легко дразнил ее ждущий рот, затем нырнул глубоко внутрь так, что у нее захватило дух и огненные волны прокатились по всему ее телу.

Только когда бодрый голос произнес:

— О, извините ради Бога, — они неохотно оторвались друг от друга.

Все еще прерывисто дыша, Кевин спросил далеко не вежливым голосом:

— В чем дело, Бэрри?

— Дорогой, если бы я знала, чем вы тут занимаетесь, я бы не стала беспокоить, — сказала маленькая женщина, с любопытством изучая Джессику своими темными глазами. — Некоторые из наших гостей уходят и хотят попрощаться с тобой.

— Я приду через минуту, — сказал он грубовато, крепче прижимая к себе Джессику.

— Но, дорогой…

— Через минуту, Бэрри, — сказал он категорично.

— Как скажешь, дорогой. Но не задерживайся.

Легкая интимность в тоне Бэрри Чейз и ее свобода распоряжаться Кевином дохнули на Джессику отчаянием. Она пыталась разубедить себя, что это не более чем разговор двух партнеров по бизнесу. Но ей не удавалось поверить в это. Воспоминания о Тодде в подобных обстоятельствах нахлынули на нее.

— Оставляю тебя твоим гостям, — сказала она напряженным голосом, стараясь высвободиться из решительных объятий Кевина.

— Останься, Джесс. Нам надо поговорить, — тихо возразил он, настаивая на своем.

— Мы вряд ли сумеем поговорить в таких условиях, — ответила она, удивляясь своей способности говорить с таким спокойствием, в то время как на самом деле ей хотелось только потребовать от него объяснения, что его связывает с этой привлекательной женщиной в переливающемся черном с серебром платье, женщиной, которая, в отличие от нее, чувствовала себя совершенно легко среди этого букета распоясавшихся детей. — Судя по шуму, это может длиться еще много часов.

Он скорчил гримасу.

— Кажется, ты права, — согласился он неохотно, предлагая альтернативу — Давай поговорим завтра. Пообедай со мной.

Она покачала головой, смущенная своей бессмысленной ревностью к Бэрри Чейз и осознанием, что в жизни Кевина будет еще много красивых женщин и ей с этим не справиться, если она не забудет старые обиды. За последние несколько минут, однако, она не сумела придумать — как.

— Не знаю, — сказала она наконец. — Я сделала ошибку, придя сюда сегодня.

Прежде чем она смогла уйти, он схватил ее руку и по тому, с какой грубостью он это сделал, была ясна степень его ярости, злости, которую, она знала, вполне заслужила. От ее неуверенности исходили флюиды конфликтности.

— Леди, что это за игры в горячо-холодно? То ты говоришь, что решила провести со мной остаток жизни, через минуту ты уходишь как ни в чем не бывало. — Он смущенно покачал головой. — В этом нет здравого смысла, Джессика. Всего несколько минут назад ты так же сильно хотела меня, как я тебя. Даже не пытайся отрицать этого.

— Страсть это одно, — ответила она в свою защиту. — Любовь это что-то совершенно другое.

— Так о чем ты говоришь? Ты хочешь сказать, что просто хочешь прыгнуть со мной в постель ночью и уйти утром, как ты сделала в прошлый раз? Если быстрый и ни к чему не обязывающий секс — это все, что ты хочешь, найди себе кого-нибудь другого. Я уверен, многие мужчины будут польщены таким предложением. Я — нет.

Его грубое замечание лишило ее дара речи. Хотя это было далеко от правды, сознание того, что он мог так подумать, заставило ее почувствовать себя дешевкой. Она едва удержалась, чтобы не дать ему пощечину, а возмущение и гордость удержали ее даже от опровержения его обвинения. Наоборот, она отвернулась и пошла прочь, чувствуя каждой клеткой своего существа, что он провожает ее осуждающим взглядом и не сделает ни одного движения, чтобы остановить ее.

Кевин почувствовал пробирающую до костей усталость после ухода Джессики. Он сам не верил в те слова обвинения, которые обрушил на нее, но все же не мог позволить себе пойти за ней. Она должна сама решить. Если она сдалась с такой легкостью, значит, она еще не готова к будущему с ним. Он хотел ее больше, чем когда-либо, но ему надо было, чтобы она пришла добровольно, уверенная в своем решении. Он думал, она сделает это сегодня. Он видел, как она смотрела на него, трогала его, ласкала его. Затем что-то произошло и изменило ее намерения. Он никак не мог понять, в чем дело.

Когда она целеустремленно шла к двери, Джессика говорила себе, если он ее любит на самом деле, он пойдет за ней. Пульсирующие удары музыки эхом отдавались у нее в голове. Подойдя к выходу, она увидела идущую к ней Бэрри Чейз. Но будучи в расстроенных чувствах, Джессика не в состоянии была сохранять вежливость. Она поспешила выйти.

Только оказавшись внутри лифта, она дала волю слезам, которые так долго сдерживала. Неосознанно она положила руку на живот, как будто защищая его. Теперь, более чем когда-либо, она будет охранять своего ребенка. После ее нервного поведения сегодня вечером Кевин, должно быть, потерян для нее, но он сделал ей бесценный подарок.

— Нам будет хорошо и без него, малыш, — пробормотала она тихо. — Я обещаю. — Неважно, что для этого потребуется, но она была полна решимости сдержать свое обещание.

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Джессика выползла из постели ни свет ни заря, не в состоянии спать из-за тревоги, лишившей ее сил. Пошатываясь перед зеркалом в ванной, она стала изучать свою неестественную бледность, которую еще больше подчеркивали блестящие золотисто-каштановые растрепанные волосы. Огромные карие глаза с покрасневшими от бессонницы веками пристально смотрели на свое отражение. Глубоко вздохнув, она попыталась успокоить подступившую тошноту.

— Черт побери. Я думала, будущие матери светятся изнутри, — сказала она сухо, стараясь сдержать рвоту. Но через две минуты ее быстро и неожиданно стошнило. После этого она села на пол, прислонив голову к ванне.

Как она могла допустить, чтобы такое случилось, удивлялась она. Она не была легкомысленным подростком, хотя вела себя именно так с тех пор, как встретилась с Кевином. Впервые в ее жизни она провела ночь с мужчиной, их единственную, полную страсти ночь, не думая о предосторожностях. Наверное, Джерри понял всю правду. Возможно, подсознательно она хотела ребенка, частичку Кевина, чтобы лелеять его всю жизнь. Даже теперь, когда она еще раз убедилась в том, что они не смогут договориться, она хотела эту крошечную жизнь внутри себя.

Даже если он или она сделает ее жизнь адом, думала Джессика мрачно, когда ее снова вывернуло.

Она продолжала сидеть на полу, уткнувшись лицом в мокрое полотенце, когда услыхала решительный стук в дверь.

— Даже если это дежурная няня, мне она не нужна, — пробормотала она, не двигаясь с места.

Когда стук повторился, она заставила себя встать на ноги, вытереть кислый вкус с губ, схватить сексуальный, отделанный кружевом халат, являвший иронический контраст с ее жутким внешним видом, и пошла к двери. Глядя в глазок, она узнала Кевина, который выглядел не лучше, чем она.

— Что тебе надо? — спросила она через дверь.

— Для начала впусти меня.

— Кевин, меня не вдохновляет идея иметь компанию в шесть тридцать утра. — Она была вполне горда своим сдержанным высказыванием. Кроме того, даже если между ними все кончено, она совершенно не собирается показываться в таком виде. Ей нужен был, по крайней мере, час и весь ее опыт пользоваться макияжем, чтобы скрыть следы ночных мучений. Она сомневалась, что он будет терпеливо ждать в холле, пока она будет это делать. В его голосе уже чувствовалось нетерпение, когда он снова постучал в дверь.

— Меня вовсе не вдохновляет вести переговоры из-за закрытой двери, но мне, очевидно, придется, — продолжал он воинственно и громко. Ему пришлось преодолеть свою гордость и целый ряд сомнений, чтобы прийти сюда и выдерживать эту конфронтацию. Он был даже готов стоять на лестничной площадке, как влюбленный подросток.

Она отперла дверь и выглянула, снова удивляясь его способности возбуждать ее чувства, несмотря на злость. Он выглядел ужасающе со своими всклокоченными волосами, мятой одеждой и неоспоримым свидетельством того, что он еще не брился.

Ее пронзила дрожь, и ей безумно захотелось пригладить его спутанные волосы, которые напомнили ей клубок солнечного света.

Когда ее снова зазнобило, она поняла, что это не имеет ничего общего с Кевином. Она почувствовала неустойчивость, и его лицо вдруг поплыло перед ее глазами. Перед тем, как потерять сознание, она смутно ощутила, как ее подхватили сильные руки, и услышала тихие заклинания.

«Боже, что с ней?» — подумал Кевин, и его сердце сжалось от ее непривычной бледности. Что она с собой сделала, почему такой коллапс? Она ощущала себя легкой, как перышко, пока он нес ее на руках в комнату и аккуратно укладывал на диван. Ее пульс забился чаще, дыхание перехватило. Боясь оставить ее одну, он все же заставил себя пойти поискать, чем вытереть пот с ее лба.

Джессика ощутила мокрую тряпку на лбу. Поняв, что только один человек мог положить ее, она не стала открывать глаза, чтобы не общаться с Кевином.

— Джессика. — Его голос был низким, но требовательным. — Дорогая, пожалуйста, проснись.

В его голосе на самом деле чувствовался испуг, думала она с изумлением. Затем она почувствовала, как дрожит его рука, бьющая ее по щекам. Он был напуган. Ей понравилось, что он тревожится о ней. Немногие это делали, так как считали, что она достаточно сильная, чтобы справиться с любым кризисом самостоятельно. Так оно и было, но иногда мысль о своей непобедимости болталась у нее камнем на шее.

— К черту, Джесс! Кончай с этим! — потребовал он грубо, как она и ожидала, в своем обычном стиле. Не имело смысла больше играть в прятки, чтобы он на нее орал. Она заморгала и с осторожностью посмотрела на него сквозь полуприкрытые веки.

— Слава Богу, — сказал он горячо. На ее лице стал появляться цвет, и глаза, уставившиеся на него, были достаточно яркими. — Что, черт побери, с тобой случилось?

— Простуда, — сочинила она хрипло. Она решила ничего не говорить ему о ребенке, особенно после вчерашнего. Кроме того, она не могла сказать ничего определенного.

— Ты уверена, что дело в этом? Выглядишь ты ужасно.

— Не с этого ли мы начали? — заметила она кисло. — Я не виновата, что ты всегда подворачиваешься, когда я выпадаю в осадок.

— Ты не думаешь, что я назначен твоим ангелом-хранителем? — съязвил он.

— Не льстите себе, мистер. Даже по моим заниженным стандартам, вы далеко не ангел. Кстати, а что вы тут делаете? — Несмотря на остатки злости за вчерашнее, которая теперь казалась еще более беспричинной, ее предательское сердце с явной безотчетностью радовалось ему. Как ей хотелось, чтобы этот проклятый предмет перестал трепетать в ее груди, напоминая, какие чувства способен вызывать Кевин.

— Идя сюда, я не думал, что мне придется ухаживать за больной.

— А что ты думал? — спросила она с любопытством, так как тошнота и слабость, похоже, прошли, оставив робкую уверенность, что она осталась жива. Она поняла, что выживет, потому что ее кожа затрепетала на том месте, где бедро Кевина прижалось к ней, когда он сел рядом на диван. Участившийся пульс ясно предупреждал ее, что это чувство не имеет ничего общего с физической слабостью, а, наоборот, с напряженной внутренней работой ее организма.

— Я надеялся, что ты объяснишь мне, что случилось вчера вечером в промежутке между тем, как я стал целовать тебя — с твоего одобрения, должен добавить, — и твоим бурным уходом из моего дома.

— Ты что, страдаешь потерей памяти?

— Нет. Я вспоминаю все детали, но ни одна не кажется мне существенной, чтобы так резко все изменить.

— Подумай еще, — пробормотала она, сворачиваясь в клубок на краешке дивана, подальше от него. Сохранять присутствие разума а тем более злости в такой близости от Кевина было чрезвычайно трудно. Немой призыв в его глазах и лихорадочное предчувствие, возникавшее каждый раз, когда его рука даже нечаянно касалась ее тела, были могучим оружием, способным опрокинуть всю ее решимость. В отчаянии она припомнила образ Бэрри Чейз и все детали чувства незащищенности, которое вызывало одно только присутствие этой женщины.

— Снова это, — сказал победно Кевин.

— Снова что?

— Такое же выражение лица, как вчера, перед тем как ты убежала. Что вернуло его сегодня утром?

Очевидно, воскрешение в памяти хозяйского поведения Бэрри сработало более эффективно, чем она рассчитывала, подумала Джессика, скрывая желание рассмеяться над озадаченной физиономией Кевина.

— Пошло оно все к черту, Джессика Уоррен, — слегка выругался он с растущей безысходностью, судя по его стиснутым губам и горящим глазам. — Скажи, что происходит в этой твоей красивой головке? Как мы можем решить что-либо, если не поговорим об этом?

— Я не думаю, что разговорами можно хоть что-нибудь решить, — стояла она упрямо на своем, уверенная, что это правда. Она должна решить сама для себя все, что касается Бэрри Чейз. Она не может позволить себе жить под постоянным гнетом, возможно, ни на чем не основанной ревности.

— Как ты смеешь так говорить? — сказал он грубо, приглаживая рукой растрепанные волосы.

Она испугалась, что он хочет положить ее к себе на колени и выпороть. Даже веселый, невозмутимый Кевин не выдержал.

Он резко встал на ноги и начал ходить взад и вперед по комнате. Он собрал всю свою силу воли, чтобы не начать трясти ее, пока она не скажет всю правду. Как он мог влюбиться в такую немыслимо упрямую женщину, удивлялся он. В его жизни до Джессики была, по крайней мере, дюжина женщин, но никто не злил его с такой регулярностью.

— О'кей, — сказал он кратко. — Ты не собираешься разговаривать. Тогда я буду говорить. — Он встал над ней и сердито посмотрел. — Ты слушаешь? — Она молча кивнула, сделавшись беспомощной от его взрыва ярости. Он начал медленно — Ты пришла вчера ко мне домой что-то сказать. Мы пошли на кухню.

Пока он перечислял каждый момент, каждое слово из их беседы, у Джессики было чувство, будто она на скамье подсудимых и будет признана виновной судом из одного человека. Хватит судебного разбирательства! Ее единственным преступлением была сильная любовь к Кевину, но она сомневалась, что он это поймет. Он не сможет понять.

— Тогда вошла Бэрри и сказала, что меня кто-то ищет, — продолжал он, как будто его ум мог проникнуть в ее мыслительный процесс. Он снова начал метаться по комнате прыжками пантеры, еще больше раздражая ее. Вдруг он развернулся на одном месте и посмотрел прямо на нее с вспыхнувшим на его лице удовлетворением. — Вот оно что, не так ли? Это связано с Бэрри?

— С чего ты это взял? — ответила она, быстро встав на ноги и направляясь на кухню. Ей необходимо было съесть что-нибудь и сменить опасное направление разговора.

— Я даже не знаю эту женщину, — сказала она через плечо.

Но прежде чем она успела сделать несколько шагов, Кевин встал у нее на пути.

— Я хочу знать правду, Джессика. Бэрри сказала что-нибудь, что тебя расстроило?

Ничего такого она не говорила, про себя кипела Джессика от злости. Все это просто моя разбушевавшаяся неуверенность. Но, будь она проклята, если скажет это Кевину.

— Нет, — сказала она, глядя дерзко на него. — И прекрати учинять мне допрос, Кевин. Я здесь не в суде!

— Нет, но очевидно, я в суде и я полон решимости знать, в чем меня обвиняют.

— Тебя никто не обвиняет. Неужели твой разыгравшийся эгоизм не дает твоему, непробиваемому черепу понять, что я просто передумала? — горячо выкрикнула она.

— Мой непробиваемый череп, — поддразнил он, — лучше бы понял, если бы ты сказала — почему.

— Не скажу, — сказала она упрямо.

— Почему? Правда так уродлива? Или ты просто трусиха? — обвинял он, требуя ответа.

Джессика не принимала вызовов с тех пор, как Малькольм Уэст подговорил ее подложить в стол мисс Перкинс жабу, когда она была в первом классе. Она не забудет этого, даже понимая, что Кевин старается загнать ее в угол и заставить признаться в том, в чем сможет обвинить ее позже.

— О'кей, — оживилась она наконец, — пусть будет по-твоему. На несколько минут прошлым вечером — только на несколько, — сказала она, стараясь сохранить хоть немного гордости, — у меня создалось впечатление, что ты и твоя партнерша по бизнесу делите не только офис.

Поняв, чем она огорчена, он разразился смехом и попытался обнять ее. Она отпрянула назад, как от ненормального.

— Что тут смешного? — спросила она.

— Ты, — сказал он нежно, ловя ее руку и поднося ее к губам. И снова ей показалось невозможным, чтобы его любовь к ней была реальной и всепоглощающей. В ней было столько живого юмора и столько красоты и страсти, сколько нерастраченной любви, а она продолжала не верить в себя. Самое удивительное, она была не способна понять, что кто-нибудь может увидеть и оценить эти ее замечательные качества.

— Как может такая умная и очаровательная женщина, как ты, быть такой неуверенной в себе? — спросил он мягко, искренне озадаченный. — Разве ты не понимаешь, что нет на свете женщины, на которую можно тебя променять? Половина всех мужчин сошли бы с ума от любви к тебе, если бы ты только захотела. Бог видит, я сошел с ума. — Последние слова он произнес чуть слышно, с сожалением.

Джессика торжественно рассматривала его, как будто пила его слова. Ей так хотелось верить ему. Но все остальные — они ничего не значили. Единственный, который ей был нужен, стоял перед ней, глядя на нее так, словно она была драгоценностью, несмотря на то, что она выглядела так, как если бы кутила всю ночь напролет, как сумасшедшая. Ее сердце бешено забилось.

Однако, не обращая внимания на захлестнувшие ее чувства, она не преминула спросить, как ей казалось, ничего не значащим тоном:

— А есть что-нибудь между тобой и Бэрри?

Кевин тряхнул головой. Стараясь сохранять хладнокровие, он спокойно сказал:

— Джесс, я просил тебя выйти за меня замуж. Разве это тебе ни о чем не говорит? Тебе надо преодолеть эту свою ненормальную ревность или наша спальня будет переполнена. А это буду не я, кто позволит всем этим женщинам оказаться между нами.

Умом Джессика понимала, что он прав, это она сама создала проблему. Не Кевин. Даже Бэрри Чейз не сделала ничего, чтобы вызвать такую реакцию Джессики. Но разве возможно когда-нибудь преодолеть свои укоренившиеся страхи, что ее обманут? Как бы читая ее мысли, Кевин спросил нежно:

— Чего ты боишься, Джесс? Кто тебя так ужасно обидел? Твой муж? Поэтому ты больше не вышла замуж?

Ее глаза, полные слез, встретились с сочувствующим взглядом Кевина. Интуитивно он догадался об истоках ее боли, но она не могла заставить себя подтвердить это. Плохо, что он понял теперь ее слабость и неуверенность, так не соответствующие образу неуязвимой женщины, известной в обществе. Как она могла рассказать ему о своем унижении и горечи, которые все еще подступали к горлу каждый раз, когда она думала о том дне, когда раскрылось предательство Тодда? Что он подумал бы о ней, если бы узнал, как она была одурачена и использована человеком, которого она любила и которому доверяла?

Кевин заметил страдание в ее глазах, потому что снова она стала отдаляться от него, и ему хотелось хорошенько врезать тому мужчине, который так с ней поступил. Ни одна женщина не заслуживала того, чтобы пройти через своего рода личный ад и потерять гордость и самоуважение. Он бы отдал что угодно, чтобы восстановить их, но это могла сделать только она сама. И он чувствовал всеми своими печенками, что если ему удастся убедить ее рассказать, что случилось, он изгонит из нее дьявола раз и навсегда.

— Расскажи мне, — мягко настаивал он. Он хотел обнять ее, успокоить дрожь, но физически оставался в стороне. Только глазами он умоляюще касался ее.

Джессика с трудом нарушила молчание. В Майами мало кто знал всю ее историю. Она запрятала ее внутри себя, уверенная, что раскрыть ее — означает лишить себя того немногого, что осталось от ее чувства собственного достоинства. Удивительно, но ей захотелось поделиться своей тайной болью с Кевином. Он так хорошо понимал ее, но до конца понять не сможет, пока не узнает ее прошлого.

Кевин терпеливо ждал, чувствуя, что она сейчас решится наконец поверить ему. Каким-то образом он понимал, что одно это было намного важнее всего, что она собиралась рассказать ему.

Сначала медленно, потом собираясь с силами и горечью, она рассказала о своем браке, о первых днях бесподобного счастья и доверчивой любви. Твердым, но тихим голосом она объяснила:

— Я доверяла Тодду больше, чем любому живому существу в моей жизни, а он сделал из этого посмешище. Пока я жила с ощущением, что такой брак бывает только в романах, он спал со всеми подряд совершеннолетними женщинами. Оказывается, все вокруг знали отвратительную правду… кроме меня. Когда я обнаружила это, я поклялась, что больше никогда никому не позволю так с собой поступать.

— Итак, ты заперла свои эмоции в чулан и выбросила ключи?

— Что-то в этом роде.

Кевин подошел и сел рядом, касаясь ее всей длиной своей ноги.

— Тебе не кажется, что пришло время выбираться из того чулана? — спросил он мягко. В его голосе, однако, слышалось требование ответа.

— Я не уверена, что смогу, — сказала она честно. Затем, глубоко вздохнув, прямо посмотрела ему в глаза и добавила — Честно говоря, я и не хотела… раньше.

— А теперь хочешь?

Она кивнула, в ее янтарных широко расставленных глазах блеснули непрошеные слезы. Его сердце забилось, гулко отдаваясь в ушах, когда он осознал, чего ей стоило это признание. Она панически боялась взять на себя еще одно обязательство в течение многих лет, и все же она его взяла ради него. По крайней мере, старалась. Но ей предстоит еще преодолеть столько страхов. Он притянул ее к себе, обещая найти способ вылечить ее раны.

— Если ты захочешь, мы найдем его вместе, — прошептал он сипло. — Я сделаю все возможное, чтобы доказать тебе, как я тебя люблю, что я не Тодд, и это не просто слова.

— Даже если для этого потребуется время? — спросила она, удивляясь, как такой нетерпеливый, настырный, чрезвычайно сексуальный молодой мужчина сможет сдержать себя ради данного обещания. Он обрекал себя на медленное, внимательное ухаживание, на строительство солидного фундамента для доверия… и любви.

— Даже если для этого понадобится вся жизнь, — уверил он.

Почувствовав вдруг легкость на душе, она не могла удержаться, чтобы не рассмеяться над его словами. Глядя на него озорными распахнутыми глазами, она справилась язвительно:

— Чью жизнь? Твою или мою?

— Нашу, — сказал он твердо, избегая ее ловушки. Он гладил ее подбородок, а она смотрела в глубокую голубизну его глаз. — Твоя, между прочим, грозит стать значительно короче, если ты устроишь еще одну такую сцену, как вчера. С этим все ясно?

— Совершенно, — сказала она, скрестив руки на сердце с шутливой торжественностью.

— Не беги от своей удачи, леди. С сегодняшнего дня мы будем делиться друг с другом своими проблемами. Согласна? — спросил он, поднимая ее и1 беря в свои объятия, в то время как его глаза смотрели на нее с вызовом.

— Согласна.

— О'кей. А теперь мне пора уходить на работу.

— Когда мы приступим к убеждающей части? — поддразнивала она.

Он взял ее лицо в свои ладони и нежно поцеловал его своими пылающими губами. Их губы встретились, скрепив печатью их соединение и взятые обязательства.

— Это удержит тебя, пока я вернусь? — спросил он, не спуская с нее глаз.

— Если ты поторопишься, может быть.

— Можешь на это рассчитывать, — обещал он, целуя ее мимоходом еще раз, прежде чем встать и уйти, осторожно закрывая за собой дверь.

К своему изумлению, Джессика посмела поверить, что их отношения выстояли. Эта вера вызвала счастье такое чистое, такое простое, напоминающее звон хрусталя, красоту пейзажа под нетронутым покрывалом снега. Ее бешено бьющееся сердце, казалось, готово выпрыгнуть из груди от безмерной радости от того, как начался этот день и обещал продолжиться в будущем.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

После того как ушел Кевин, а она неторопливо позавтракала и прочитала газету, Джессика позвонила в офис и сообщила потрясенной Мэгги, что останется работать дома и ее не надо беспокоить. Она сама поинтересуется, кто ей звонил. Повесив трубку, она сосчитала до десяти, ожидая, когда зазвонит телефон. Ожидание не разочаровало ее. Ненасытное любопытство Джерри было легко предвидеть, как ежедневный ливень в три часа дня во время дождливого сезона в Майами.

— Привет, Джерри, — сказала она весело.

В ответ на ее приветствие в трубке немного помолчали, затем глубокий голос Кевина злобно прогрохотал:

— Черт побери, кто такой Джерри?

— Друг, — сказала она уклончиво, довольная, что смогла дать ему почувствовать вкус собственной пилюли.

— Почему ты решила, что это звонит он? Это что, его обычное время?

— Кевин, ты позвонил, чтобы обсудить привычки моих друзей или зачем-нибудь еще? — спросила она сладким голосом.

— Я просто хотел удостовериться, что тебе лучше, и пожелать тебе хорошего дня. По-видимому, с тобой все в порядке, — проворчал он, удивляясь своей настоятельной потребности вернуться в ее квартиру и разбить телефон, чтобы не позволить никакому Джерри, кем бы он ни был, звонить ей больше. Ему не понравилось, как бодро она отвечала. Она никогда не приветствовала его бодрым тоном. В нем всегда чувствовалось, как будто она в каком-то кризисе, и она предпочитала оставаться в нем, чем говорить с ним по телефону.

— Поговорим позже, — рявкнул он раздраженно, бросая трубку.

Джессику удивило, как далеко она позволила ему зайти. Смешно, однако, что Кевин не лучше нее умел скрывать свою ревность. Но он скорее пойдет бродить в одиночестве по парку Эверглайд, чем признается в этом.

Когда она сидела и переваривала это свое открытие, снова зазвонил телефон, но на этот раз на случай, если это снова Кевин, она ответила вежливым, нейтральным «алло».


убрать рекламу




убрать рекламу



— Джесс, это Джерри. Ты опять нездорова? Хочешь, к тебе придет Сэлли? Ты вызвала врача? — Тревожные вопросы сыпались один за другим, не оставляя места для ответов.

— Стоп, — произнесла она. — Успокойся. Я в порядке. Мне просто необходимо сегодня много сделать, и я решила, что успею больше, если останусь дома. Только и всего, — сказала она решительно. — Мне не требуются для этого парамедики.

— Но ты никогда не работаешь дома. — В голосе Джерри чувствовалось смущение.

— Что за жизнь без перемен? — заметила она с сарказмом, в смятении осознавая, как предсказуема текла ее жизнь все это время. — Разве ты постоянно не уговариваешь меня нарушить рутину?

— Да, но я не ожидал, что ты начнешь с того, чтобы не прийти в офис. Ты на самом деле О'кей?

— На самом деле все хорошо, и я уверена, что офис не развалится, если я один день не посижу там за рабочим столом. А ты вместо того, чтобы тратить утро на беспокойство обо мне, берись за работу.

— О'кей, О'кей, — ответил он. — Кто я такой, чтобы шутить с боссом, если ей приспичило взять выходной?

— Это не выходной, — поправила она. — Это смена обстановки. Забудь обо мне и займись делом. Я позвоню позже, — пообещала она, зная, что он не успокоится, если она не сделает этого по крайней мере раз десять в течение рабочего дня. Она собиралась начать готовить Джерри и остальной штат к своему отсутствию. Почему бы ей иногда не работать дома. Если она на самом деле беременна, это просто будет одна из прикидок перемен в ее образе жизни.

Но прежде всего ей следовало убедиться в первом. Хотя она была уверена в диагнозе, она позвонила и назначила встречу с врачом, чтобы подтвердить беременность. После этого можно было бы начать строить планы дальнейших перемен.

Ей также предстояло решить, стоит рассказывать об этом Кевину или нет. Если все, что он говорил ей сегодня, правда, он будет в восторге от новости. Но пока она не будет уверена в нем, смеет ли она привязывать его к себе с такой определенностью? Эта старая, как мир, ловушка, не для ее истории. Она для нее так же неприемлема, как насилие для закона.

Силясь выбросить все это из головы, она приняла душ, надела удобные джинсы и майку, просмотрела ежемесячные отчеты Джерри и уселась обзванивать клиентов. С тех самых пор, как она открыла свою кампанию, ее практикой стало просматривать, по крайней мере, пять отчетов фирмы в день. Это личное участие демонстрировало ее интерес к нуждам каждого клиента и часто давало новые заказы. Это также объясняло, почему так мало фирм отказывалось от услуг «Логан Консептс». Каждый клиент знал, что Джессика сама принимала живое участие в рекламной кампании, хотя на самом деле ее исключительно компетентный штат выполнял большую часть творческой работы.

Обзвон занял почти все утро, и не успела она сделать последний звонок, когда раздался стук в дверь. Когда она открыла, перед ней стоял четырехфутовой высоты игрушечный тигр. Выглянув в холл, она не увидела ни одного признака живого существа, которое доставило эту игрушку.

— Что ж, видно, ты достаточно большой, чтобы добраться сюда самостоятельно, — сказала она, широко улыбаясь оранжевому в черную полоску зверю. — А как насчет того, чтобы войти в квартиру? — На нее сверкнули стеклянные шарики топазного цвета. — Не умеешь, — пробормотала она и неуклюже потащила тигра в кабинет.

Устроив его рядом со столом, она обнаружила карточку, привязанную к его ошейнику.

«Привет, тигрица. Я пришел извиниться за своего друга Кевина. Он скоро придет и сам все скажет. Пожалуйста, впусти его. Он хотел бы пригласить тебя на ланч».

Джессика тряхнула головой и потрепала гигантскую игрушку за уши.

— Как я могу отказаться? — спросила она мягко, глядя в понимающие глаза.

Ее сердце бешено забилось, когда через полчаса постучал Кевин. Все же ей удалось сохранить свирепое выражение, пока она открывала дверь.

— Да, — сказала она, как будто удивилась и вовсе не была рада ему.

Некоторое время Кевин, казалось, был в замешательстве. Потом, собравшись со своим неукротимым духом, с живостью сказал: — Я рад видеть тебя уже готовой.

— Готовой для чего? — спросила она невинно.

— Для ланча, конечно. Разве ты не получила моего послания?

— У меня создалось впечатление, что это приглашение, а не приказ, — дразнила она. — Я ошиблась?

— А что вытащит тебя из квартиры? — спросил он.

— А ты как думаешь?

Он криво улыбнулся, что всегда заставляло ее сердце уходить в пятки…

— Я думаю, ты предпочитаешь приглашение. Однако я решительно хочу забрать тебя отсюда, и если понадобится — любым способом.

— Задира, — обвинила она.

— Я не отрицаю. Но в свою защиту должен сказать, что такая тактика никогда мне не требовалась, пока я не влюбился в упрямую, как баран, женщину, которая сама не знает, чего хочет.

— Подразумевается, что ты знаешь.

— Совершенно верно. Не говори, что не заметила перемену.

— О, я заметила, — объяснила она сухо. Про себя она отметила, что с тех пор, как она встретилась с Кевином, у нее не было ни минуты покоя. Куда делись те безоблачные дни, когда у нее в голове были только сроки окончания кампаний? Сейчас она старается держаться на равных с мужчиной, почти на десять лет моложе ее, подвергаться мучительному пробуждению чувств, заставлять себя забыть горькое замужество и в последний, но далеко не единственный раз обдумывать, что делать с ребенком, который, по ее подсчетам, появится меньше чем через восемь месяцев. О, да, перемены произошли! Гораздо большие, чем она могла вообразить, за несколько коротких недель. Но Кевин стоил всей этой нервотрепки. Она была в этом уверена.

Перед ней стоял мужчина с широкими плечами, которые подчеркивала трикотажная рубашка с короткими рукавами и расстегнутая на шее в голубую и лимонно-зеленую полоску, оттеняющую загорелую грудь, с мускулистыми голыми ногами, виднеющимися из-под голубых теннисных шортов. Он был для нее, как Адонис для Афродиты, со своими волнистыми, выгоревшими на солнце волосами и необыкновенно голубыми глазами. Интересно, думала она, бился ли так же часто пульс у древнегреческих богов, как сейчас у нее.

У Кевина перехватило дыхание от выражения лица Джессики. Никто не мог переубедить его, что она так же сильно любит его, как он ее. Рано или поздно она признается — сначала себе, затем ему. Он знал, что первый барьер — самый трудный. Что ж, начиная с сегодняшнего дня он приступает к тренировочной программе, которая даст ей возможность сделать этот прыжок.

— Ну, — сказал он наконец. — Что ты выбираешь? Ты идешь добровольно?

— А этот твой парень будет моим сопровождающим?

— Сомневаюсь, что он тебе сильно поможет. Я дал ему инструкции и думаю, он будет на моей стороне.

— В таком случае, я вынуждена защищаться сама, — сказала она с притворным смирением. И поманила его к двери. — Вперед, мистер Лоуренс. Но этот ланч должен быть сногсшибательным. Я оголодала.

Уже внизу в вестибюле Кевин повернул к двери, выходящей на море. Джессика вопросительно посмотрела на него.

— Куда мы идем?

— Я подумал, нам надо немного прогуляться перед ланчем, — бодро сообщил он, широко улыбаясь ее удрученному виду.

Она застонала.

— Я должна была догадаться, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

На улице сияло яркое голубое небо в комочках кипенно-белых облаков, и океан катил свои волны с белыми гребешками. Легкий ветерок, согретый солнечным теплом как бабьим летом, дул с севера. Это был один из тех дней который придавал Джессике жизненные силы и радость. Пока они неохотно брели, овеваемые ветром, Кевин взял ее за руку.

— Ничто так не вызывает аппетит, как соленый воздух, — сказал он с энтузиазмом.

— У меня и без того хороший аппетит, — ответила она. — Предполагаю, в следующий раз ты заставишь бежать меня трусцой перед едой.

Он улыбнулся ей, глядя на нее сверху вниз.

— Нет. Это можно сделать и сегодня… если ты не возражаешь.

— Возражаю, — заверила она.

— Тогда почему бы нам не присесть там? — предложил он невинно.

Джессика посмотрела в ту сторону, куда он показал, и увидела кусок бревна, на котором она сидела, когда он впервые встретил ее.

— Возвращение на место преступления? — поддразнила она.

— Я подумал, это хорошее место для новых начинаний, — сказал он мягко.

Не успели они устроиться на бревне, как появился официант, стараясь удержать равновесие на песке. Пока Джессика смотрела на него широко раскрытыми глазами, он расстелил перед ними белоснежную льняную скатерть и поставил на нее сверкающий фарфор и хрусталь. Вынув пробку из бутылки шампанского, он налил каждому в его бокал и исчез в парке у них за спиной.

Джессика часто заморгала и посмотрела на Кевина.

— Мне это почудилось или кто-то на самом деле подал нам на пляж шампанское?

— Хотя у нас обоих очень живое воображение, шампанское действительно настоящее, — сказал он, подавая ей бокал. — За настоящее, — тихо произнес он тост, глядя в ее глаза. — И за будущее.

Очарованная романтическим настоящим и смея наконец мечтать о будущем, Джессика чокнулась с Кевином и поднесла сверкающую жидкость к губам. После того как она сделала один глоток, Кевин взял у нее бокал и наклонился вперед. Их губы встретились, его язык нежно очертил ее рот, затем быстро и искушающе окунулся внутрь. Она ощутила вкус оставшихся на губах капель прохладного шампанского, и это ощущение было еще более дурманящим, чем само вино.

Кевин затрепетал, когда руки Джессики дотронулись до его груди. Ему самому хотелось дотронуться руками до нежной плоти ее плечей, просунуть их под ее майку. Он дрожал при мысли о ее полных, гладких как шелк грудях на его ладонях и ласках чувственных верхушек до состояния возбужденной твердости. Боже, как он этого хотел! Память о ней доводила его до сумасшествия последние несколько недель.

Однако вместо этого он отпрянул, пряча на время свою страсть в надежде на исполнение его долгосрочного желания: сделать Джессику своей навсегда. Он почувствовал мгновенный укол совести, что использует могучее сексуальное влечение их друг к другу для осуществления того, что было необходимо им обоим. Однако существовала игра, в которую успешно играют женщины всех времен и народов, и ему нечем было гордиться. Удивление на лице Джессики подтвердило, что временная жертва стоит того.

Сначала Джессика не могла понять, почему Кевин отказался от нее так внезапно. Она слышала, как бешено бьется его сердце, и понимала, что он возбужден не меньше нее. Возможно, в этом была проблема, подумала она. Он обещал двигаться медленно и был решительно настроен сдержать слово. Еще несколько таких страстных поцелуев, как этот, — и обещание оказалось бы в опасности.

Однако, даже зная, что он отодвинулся по совершенно разумной причине, она захотела его безумно, даже больше, чем это было возможно, больше, чем в ту ночь, когда они впервые занимались любовью. Ее все возрастающее желание превратилось в силу, доминирующую над разумом. Ей все ещё было страшно и смущало, что он стал такой неотъемлемой частью ее существования.

Она потянулась за бокалом шампанского, который он у нее забрал, чтобы справиться со смущением при этой мысли. Не пей много, предупреждала она себя. Не только потому, что это вредно для ребенка, которого, как она была уверена, она носит, а потому, что это еще больше спутает ее и без того запутанные мысли.

— Итак, после того, как мы выпили шампанское и закусили, — сказала она, делая обольстительный упор на последнем слове, — где же ланч?

— Похоже, у тебя ненасытный аппетит, — заметил он тоном, из которого было совершенно неясно, относится это к еде или к нему. Как будто в ответ ее живот слегка заурчал, спасая ее от весьма опасного ответа. — О'кей, — сказал он, и его лицо озарилось улыбкой. — Я понял намек.

Он махнул рукой, и в тот же момент материализовался официант с полной корзиной еды, из которой он извлек холодного цыпленка, паштет, затем последовали хрустящие тостики с набором пикантных соусов, сыров и свежих фруктов. Когда это было разложено перед ними, он снова исчез. Джессика рассматривала гастрономическое изобилие с нескрываемым интересом.

— Совсем немного, что удалось собрать на скорую руку в свободное время? — спросила она беспечно.

— Все дело в том, чтобы знать как, — ответил Кевин самодовольно.

— Как готовить или как вызывать поставщика продовольствия? — спросила она.

— Рауль больше, чем поставщик продовольствия, — сказал он высокомерно. — Он поставщик самых изысканных вещей в мире.

— И часто он устраивает тебе такие элегантные пиры?

Кевин увидел признаки ревности на ее лице за легко заданным вопросом, но ее глаза невинно заблестели, когда она посмотрела на него, ожидая ответа.

— Он делал это десятки раз, — поддразнил он, тут же пожалев, увидя, как ее сверкающие до этого глаза подернулись дымкой сомнения. Он быстро заговорил, чтобы исправить настроение. — В прошлом у меня бывали десятки гостей. Он даже не знал, как быть с нами двумя. Я подозреваю, что мой холодильник набит теперь цыплятами и паштетами. — Его слова сразу вернули блеск в ее глаза и улыбку на соблазнительные губы. Ему стоило больших трудов удержаться от поцелуя. Он подал ей кусок цыпленка. — Ешь, — строго приказал он, чтобы побороть свое желание немедленно утащить её домой в постель.

Джессике не надо было повторять дважды. Она читала в глазах Кевина и, хотя тоже хотела этого, знала, что еще не время. Гораздо безопаснее грызть куриную ножку, чем создавать между собой взрывоопасную химическую реакцию, прежде чем они решат окончательно стоящие перед ними проблемы.

После того как она попробовала всего понемножку из принесенного официантом, она сказала с воодушевлением, порочно блестя глазами:

— Все замечательно! Я должна нанять Рауля обслуживать мое следующее приключение!

— У тебя не будет следующего приключения, — проворчал Кевин, поджав губы.

Джессика фыркнула и нежно положила свою руку на его щеку.

— Не сбрасывай себя со счетов, любовь моя. Я имела в виду мою следующую пирушку.

— О, — сказал он робко.

— Не всякий разговор замешан на сексе, видишь ли.

— У нас он, кажется, всегда кончается этим, — заметил он, пока ее пальцы очерчивали его губы так, что искры вспыхивали по всему его телу. Какого черта он должен держаться подальше, когда он только и думал о том, чтобы овладеть ею? А она и не думала ему помогать. В этот момент она, казалось, решительно была настроена довести его до безумия.

— Если ты не уберешь свои руки, дорогая, — сообщил он срывающимся голосом, — я могу забыть про все свои добрые намерения.

Она грустно вздохнула.

— Думаю, это не очень удачная идея. — На ее лице появилась неодобрительная усмешка. — Тем более что они у тебя бывают так редко.

— Что ты говоришь, малышка, — пробурчал он, опрокидывая ее на песок и заламывая за голову ее руки. — Возьми свои слова назад.

— Никогда, — настаивала она, защищаясь. Когда Джессика посмотрела на него смеющимися глазами, приоткрыв губы, она увидела, как потемнели его глаза от страсти. Она знала, что рискованно искушает его, но не могла остановиться. Попытка завлечь Кевина в свои объятия была единственной, как дыхание, и необоримой.

Он едва не потерял контроль над собой, когда его рот оказался на расстоянии шепота от ее губ, но он быстро отпрянул от нее со стоном.

— К черту, Джесс, я дал тебе обещание и не нарушу его! — Он выдавил эти слова из себя с невероятной болью.

— А если я не хочу, чтобы ты сдержал его? — сказала она мягко, разрываясь между страстью к Кевину и уверенностью, что спешка между ними ни к чему хорошему не приведет. Во всяком случае, надолго.

— Как бы я ни хотел верить, ты сама не знаешь, чего хочешь. Пока.

— Снова читаешь мои мысли? — спросила она кисло.

— Не-а. Просто стараюсь сохранять благоразумие.

Она села и посмотрела на него с сожалением.

— Какое удовольствие быть благоразумным? — заметила она.

— Возможно, никакого, — согласился он, затем усмехнулся порочной улыбкой, отчего у нее захватало дух. — Но предвкушение имеет свои сладкие последствия. Ты так не думаешь?

— Я дам тебе знать, — сказала она решительно. — А твой друг появится снова, чтобы убрать остатки этого скромного пикника, или это женская работа?

— Он уберет.

— Тогда я предлагаю вернуться к нашим делам, раз ты отказываешься от моих более интересных предложений.

— Не дуйся, Джесс, — поддразнил он. — Тебе это не идет.

— И разочарование тоже.

Вернувшись в квартиру, он поцеловал ее и замешкался.

— Я тебе позже позвоню, — обещал он. — Возможно, мне придется записывать сегодня вечером, но я дам тебе знать.

— О'кей, — согласилась она.

Затем наступила долгая молчаливая пауза, когда они пристально смотрели друг на друга, не желая расстаться. Наконец Кевин нарушил молчание.

— Джесс? — В его голосе было странное колебание.

— Да.

— Ты подумаешь о моем предложении? — сказал он спокойно, облекая слова в несвойственную ему форму ухаживания. Эта идея захватила его сразу, как только он до нее додумался. И, несмотря на врожденные комплексы и первоначальную реакцию Джессики, — а может быть, даже из-за них, — он чувствовал, что должен этого добиваться.

— Какое предложение? — спросила она, надеясь, что она ошиблась, что он не собирается снова говорить с ней о том, чтобы «Логан Консептс» взялась за рекламу «Баронета».

— Работать с «Баронетом». Я думаю, мы бы стали непобедимой командой.

Вдруг волшебная магия дня рассыпалась, и Джессика вздохнула с сожалением, что Кевин своим вопросом испортил ей настроение. Рано или поздно, однако, она научится доверять ему полностью.

— Я подумаю, — наконец пообещала она.

— Это все, о чем я прошу, — он прошелся по ее губам еще одним соблазняющим поцелуем. — Позже позвоню, любовь моя.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующий после того ланча день Джессика уютно устроилась на диване, Кевин обхватил ее руками и, нашептывая, дышал ей в щеку.

— Я принес тебе кое-что, — сказал он спокойно. Все еще не привыкшая к-его сюрпризам, Джессика полюбопытствовала:

— Что на этот раз? Если ты принес мне еще одного зверя, вроде твоего дружка, которого ты сюда впихнул, это место станет похожим на зоопарк.

— Совсем другое, — сказал он, залезая в свой портфель и вынимая толстый конверт. — На.

Озадаченная, она взяла впечатляющий пергаментный конверт и открыла его, доставая официальный документ.

— Предбрачный контракт, — слегка поддела она. — Как мило.

Кевин рассердился:

— Не смеши меня. Тогда что?

— Возьми и прочти, Джесс.

Она стала внимательно изучать документ, и через несколько секунд ей стало ясно, что это контракт, назначающий «Логан Консептс» официальным рекламным агентством «Баронета». Условия для основного держателя дела и более чем адекватные гонорары были расписаны до мельчайших подробностей. Она тихо присвистнула, увидев их.

— Это серьезно?

— Я всегда серьезно отношусь к бизнесу. Я все проверил. Мне известны ставки. Сюда включены некоторые дополнительные оговорки по поводу конечных результатов.

Хотя Джессика к тому времени уже была уверена, что намерения Кевина совершенно честны, она все еще колебалась, ее опасения не совсем исчезли.

— Кевин, я не знаю, — начала она деликатно, не уверенная, что сумеет объяснить свою отговорку.

— Ты все еще беспокоишься, что я пытаюсь тебя использовать?

— Нет. На самом деле я в тебе больше не сомневаюсь.

— Хорошо, — сказал он мягко. — Я рад. Но если не это, то тогда что?

— Просто мы потратили так много времени, чтобы прийти к теперешнему состоянию. Ты уверен, что хочешь рискнуть, связав таким образом наши карьеры?

— Я не думаю, что это риск, — сказал он уверенно. — Я говорил тебе раньше, что считаю нас непобедимыми.

Джессика вздохнула от его решительности. Идея узнать побольше о «Баронете», работать с Кевином, имела для нее свою привлекательность. Это было бы волнующим испытанием на новом поприще, так как у нее еще никогда не было клиента из звукозаписывающей индустрии. Это могло бы даже привести к взаимной договоренности о том, что некоторых артистов Кевина можно было бы использовать в музыкальных рекламных роликах «Логан Консептс». Это было бы для нее крупной удачей.

— О'кей, — наконец сказала она.

Брови Кевина комично взлетели вверх, а губы расплылись в улыбке. Он как две капли воды походил на ребенка, который, сокрушив все в доме, прибежал в поисках еще более острых ощущений.

— Ты это сделаешь?

Она покачала головой над его наигранным удивлением.

— Ты прекрасно знал, что я скажу да. Я не могу долго противиться тебе.

— Это правильно с твоей стороны.

— Не так правильно, как с твоей, — сказала она язвительно, с легким поддразниванием целуя чувствительную точку у него под ухом.

Кевин застонал:

— Это нечестно.

— Только покажи мне, где ты хочешь, чтобы я поставила подпись, — бодро сообщила она.

После того, как она официально подписала контракт, ее настроение улучшилось.

— Знаешь, я думала об этом все время с тех пор, как ты впервые предложил мне. У меня уже есть грандиозные идеи, но мне необходимо посмотреть ваш генеральный план, список клиентов и прочее. Когда мы можем назначить совещание и начать?

Кевин сделал глубокий вдох. Самое трудное осталось позади. Дальше он собирался сказать ей нечто, что ей вряд ли понравится или даже возмутит ее. Но он решил, что все-таки лучше сделать это сейчас.

— Позвони Бэрри и сама договорись, когда тебе будет удобно.

Ее лицо мгновенно погрустнело:

— Бэрри?

— Конечно. Она занимается делами рекламы.

Он увидел разочарование в ее глазах.

— Почему ты раньше не сказал? — резко спросила она.

— Я не придавал этому значения, — сказал он, надеясь, что его безразличие убедит ее, что ей нечего бояться Бэрри. Он хотел, чтобы она спокойно относилась к его отношениям с Бэрри, и соединить их было, с его точки зрения, самым логичным.

У Джессики возникло непреодолимое желание порвать контракт на мелкие кусочки и заткнуть их ему в глотку. Вместо этого, стараясь не показать своего разочарования, она лишь заметила:

— Я рассчитывала, мы с тобой будем работать вместе.

— Дорогая, я продюсер. Я ничего не понимаю в рекламе и общественных связях. Бэрри эксперт, и я думаю, ты получишь удовольствие от работы с ней. Вы два самых важных для меня человека, и я хочу, чтобы вы стали друзьями.

Джессика подавила саркастический ответ, который чуть не сорвался с ее губ, и загадочно предположила:

— Посмотрим.


* * *

Когда позже, после полудня раздался звонок, она узнала женский голос еще до того, как она представилась.

— Джессика, это Бэрри Чейз. Кевин сказал мне, что мы будем работать вместе. Не могу передать, как я этому рада. Я видела некоторые из твоих работ и считаю, что ты гений!

Как она ни старалась увидеть скрытый смысл или уловить признаки иронии в словах Бэрри, ей это не удалось.

— Когда мы сможем встретиться? — спросила Бэрри. — Чем скорее, тем для меня лучше. Я чувствую, будто увязла в болоте и ни на что не гожусь.

Джессике было трудно представить себе, что Бэрри Чейз может чувствовать себя ни на что не годной. Однако ей тоже хотелось как можно скорее приняться за дело. Потом она передаст дела Джерри, а сама устранится.

— Как насчет понедельника?

— Понедельник — это замечательно, — согласилась Бэрри. — Девять часов?

Хотя это было несколько раньше, чем Джессика начинала работать в последнее время, она решила, что для первой встречи сойдет. Потом она может побыть в офисе и зайти к Джерри, который был чрезвычайно расстроен ее внезапным желанием работать дома. Он был убежден, что она скрывает от него какую-то серьезную болезнь.

— Хорошо, в девять. До встречи.

— С нетерпением буду ждать, — обрадовалась Бэрри, чего Джессика не могла сказать о себе.


* * *

В понедельник утром, увидев Бэрри в джинсах, рубашке и с дорогой золотой цепочкой на шее, она переменила свое мнение о блистательной женщине, которую встретила в доме у Кевина. Несмотря на признаки ума и утонченности, Бэрри Чейз производила вполне земное впечатление. Больше всего Джессику удивил ее энтузиазм от совместной работы. За несколько часов она ввела ее в курс дела «Баронета» и звукозаписывающей индустрии, пока голова Джессики не закружилась от новой информации и возможностей рекламных кампаний.

Прощаясь, Бэрри сказала:

— Я очень надеюсь на нашу совместную работу.

Джессика, к своему великому изумлению, согласилась. Не в первый раз за это утро она ощущала, страх перед этой расчетливой деловой женщиной, чей добрый характер и острый ум были очень обнадеживающими.

— Не уверена, что могу сказать тебе то же самое, — ответила Джессика медленно. — Но в тот вечер, когда я впервые встретила тебя у Кевина, я чуть с ума не сошла от ревности.

— О, теперь понятно… — ответила Бэрри, кивая головой с внезапным пониманием. — Это объясняет твой внезапный уход и то, почему Кевин был мрачнее тучи. Неужели вы из-за меня поссорились?

— Не совсем. Я просто ушла. Это было ребячеством с моей стороны.

Бэрри сочувственно прищелкнула языком:

— Со мной тоже такое бывало несколько раз. После этого чувствуешь себя как рыба, вынутая из воды. Вы, надеюсь, это как-то уладили? Кевин стал удивительно спокоен последние несколько дней, я так и подумала, что благодаря тебе.

— Спокоен? — повторила Джессика скептически. — Кевин?

— Я знаю. Трудно себе представить, правда? Обычно он крутится тут как динамомашина, но последнее время он бродит, как сомнамбула, с глупой улыбкой на лице.

— Это, должно быть, плохо для бизнеса.

— Должно быть, но очень приятно для нашей психики. Мир и покой абсолютно божественны. Пожалуйста, во что бы то ни стало, Джессика, постарайся, чтобы он был счастлив.

— Постараюсь.

Когда Джессика вышла из студии, она почувствовала, как сбросила со своих плеч неимоверный груз.

По дороге домой она остановилась около офиса, собираясь зайти к Джерри, забрать почту и просмотреть критические замечания, требующие ее внимания. Когда она вошла, Мэгги и Джерри были поглощены тихой беседой, которая сразу прервалась, как только они ее увидели.

Ее позабавило, что они, по-видимому, обсуждали ее недавнее поведение. Эти двое не терпели, чтобы от них что-то скрывали. Она ждала, сколько они выдержат, прежде чем потребуют объяснений. Скорее всего, Джерри первый отправит Сэлли вытянуть из нее информацию. Если это не удастся, он воспользуется любой уловкой, которую сумеет придумать, чтобы заставить ее признаться. Это было безнадежным занятием. Она решила, что будет хранить загадочный вид и не будет портить все дело разоблачением.

Она сделала все, что ей надо было за своим рабочим столом, приветливо помахала рукой и оставила их обоих, удивленно смотрящих ей вслед.


* * *

Во вторник во второй половине дня она пошла к доктору Маккейбу.

— Ну, юная леди, кажется, вы ждете ребенка. Поздравляю! — сообщил довольный старый врач.

Лицо Джессики вспыхнуло от новости:

— Вы уверены?

— Моя дорогая, я наблюдаю за беременными женщинами почти со времен вашей бабушки. Смею вас уверить, я уже обнаружил симптомы. Ваши лабораторные анализы должны только это подтвердить, но по всем признакам у вас беременность восемь недель, бьюсь об заклад.

— Рада, что вы полагаетесь не только на интуицию, — съязвила она.

— Нет. Я полностью признаю все, что применяет современная медицина, включая амниосинтез. Вы знаете, что это такое?

Джессика кивнула:

— Думаю, да. Это тест на беременность.

— Точно. Рекомендую сделать это на шестнадцатой неделе. А пока я хочу, чтобы вы принимали витамины, много отдыхали и постарались держать вес.

Он подбадривающе потрепал ее руку:

— Звоните мне в любое время, если у вас будут какие-нибудь вопросы.

Благослови его, Господи, думала Джессика, выходя из кабинета. Новость, что тридцатидевятилетняя одинокая женщина вдруг впервые забеременела, не смутила его. Он совершенно не осудил ее, чего она боялась. На самом деле его спокойное отношение к ее положению вселяло в нее уверенность и уносило последние сомнения, достаточно ли мудро она поступает, оставляя ребенка, несмотря на то что может произойти между ней и Кевином. Если все остальные воспримут это так же, все будет просто замечательно.

От доктора Мак Кейба она неслась как на крыльях. Она жаждала рассказать кому-нибудь, поделиться с Кевином потрясающей новостью, но еще не пришло время. Пока. Они все еще искали путь к взаимопониманию, и было важно, чтобы результат был абсолютно чистым.

Они стали ближе. Ее опьяняла мысль о том, что с ней рядом мужчина, который так стремится быть с ней, мужчина, который явно уважает ее как личность, который интересуется ее мнением. Он медленно преодолевал ее страхи, убеждая, что его любовь крепка и надежна.

Но хотя Кевин осторожно обходил тему их будущего, он нежно давил на нее своим постоянным отказом заниматься с ней любовью. Каждый поцелуй, каждое случайное прикосновение к его крепкому телу было мучительно, потому что ее собственная плоть требовала удовлетворения. Этим утром он забежал к ней по дороге на работу, только чтобы поцеловать ее, и, доведя до белого каления, ушел. Она думала, что взорвется от страсти. Возмущенная до крайности, она злобно потребовала объяснения.

Он сказал спокойно:

— Джесс, секс между нами должен быть проявлением любви, а не пр


убрать рекламу




убрать рекламу



осто бесконтрольным удовлетворением сиюминутной потребности. Как только ты будешь готова признаться, что любишь меня так же сильно, как я тебя, мы снова займемся любовью.

Ей хотелось встряхнуть его, но возразить ей было нечего. Она шваркнула две чашки кофе на кухонный стол и снова поразилась его умению держать себя в руках. Она была не слепая и видела, как действует на него, и понимала, что для него это так же невыносимо, как и для нее. Она интересовалась, не приходится ли ему совершать ночные пробежки, принимать ледяной душ.

Что ж, если так, ему это хорошо помогает, думала она с мрачной мстительностью. Их день придет, и скоро, если она найдет, что сказать. Если бы и она начала принимать ледяной душ, ей не было бы прощения. По крайней мере, от ребенка.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

К пятнице, когда у Джерри был назначен обед для представителей новой авиалинии, Джессика расцвела. Не прошло и недели, как и они с Кевином начали преодолевать разногласия, а эффект от его любви ясно отражался в ее сияющих глазах и ослепительном цвете лица. Даже ее утренняя тошнота отступила, и она больше не ждала весь день, что рвота и усталость убьют ее. Она чувствовала себя абсолютно здоровой и выглядела именно такой.

Одевшись к обеду, она вспомнила, сколько всего случилось с того рокового дня, когда она познакомилась с Кевином на пляже. Хотя оставалось всего несколько дней до ее дня рождения, она стала относиться к этому гораздо спокойнее. Теперь она была почти, если не совсем, уверена, что то, что Кевин почти на десять лет ее моложе, не имело значения. Время, проведенное вместе, было так эмоционально и интеллектуально насыщено, что разница в возрасте отошла на задний план, потерялась в только что обретенной легкости и расцвете отношений.

Ее смущало только одно, что они достигли своей уютной гармонии, уединившись от всего остального мира. Как их хрупкий роман выдержит шквал советов и скептицизма, которые наверняка посыпятся со всех сторон от друзей и знакомых? Было бы прекрасно оградить себя от такой интервенции, но вряд ли это было возможно. Рано или поздно она начнет приглашать с собой Кевина на такие вечеринки, как сегодня, но не сейчас. Она не была достаточно отважной, чтобы не обращать внимания на ухмылки или недоброжелательные замечания.

Сейчас, однако, она отбросила мрачные мысли и занялась прической, распустив копну свободно рассыпавшихся локонов, чтобы подчеркнуть глаза и нежный овал лица. Натянув на себя вечернее платье из блестящей бирюзовой с серебром материи, она повернулась в профиль к зеркалу и посмотрела на себя. У нее не было сомнений в своей восьминедельной беременности, потому что живот ее слегка округлился, но она наверняка знала, что никто этого не заметит. В отличие от многих манекенщиц, которых она знала, страшно травмированных мыслью, какой урон нанесет беременность их всю жизнь оберегаемым фигурам, она не могла дождаться изменений в своем теле.

Она криво усмехнулась своему отражению, признавая, что в данной ситуации лучше подержать ее секрет подольше. Она могла себе представить, как будут волноваться Джерри и Сэлли, когда она сообщит им новость. Бездетные, они относились к беременности своих друзей, как к своей собственной. Они приковали бы ее к постели на оставшиеся семь месяцев, а сами хлопотали бы вокруг нее. С другой стороны, Кевин потащил бы ее прямо к алтарю. Она улыбнулась, представив себе это.

— Хватит мечтать, — журила она себя, нанося последние штрихи косметики, брызгаясь своими любимыми французскими духами из стратегических запасов, обувая ноги в серебряные на высоком каблуке босоножки и направляясь на вечеринку.

Пока она недолго ехала, она мысленно прошлась по деталям кампании авиалинии и стратегии, которую они с Джерри наметили, чтобы покончить с препирательствами и одобрить окончательный проект. Подъезжая к просторному, расположенному на берегу залива дому Джерри, она была удовлетворена, что они ничего не упустили.

Оглядываясь вокруг, пока она поднималась к оштукатуренному дому в испанском стиле с красной черепичной крышей, ее удивило большое количество машин у подъезда и вдоль улицы. Хотя Джерри и упомянул, что пригласит еще несколько человек, она не думала, что он планирует грандиозное мероприятие. Может быть, кто-то по соседству тоже дает прием.

Она нажала на звонок, и Сэлли почти сразу распахнула дверь с радостными приветствиями.

— Привет, дорогая. Ты выглядишь потрясающе! — сказала Сэлли теплым голосом, обнимая и целуя ее. — Какое роскошное платье. Если бы я посмела надеть на себя что-нибудь такое же облегающее и сексуальное, я бы выглядела просто как пухлый ребенок, играющий во взрослого.

Джессика рассмеялась над жалобным выражением лица своей подруги. Сэлли была маленькая, пышная блондинка, которая всегда сокрушалась, что ее искусная стряпня влияет на фигуру. Как Джессика и Джерри ни убеждали ее что лишние десять фунтов, которые она никак не могла сбросить, только придают ей соблазнительную округлость, она вела нескончаемую битву, чтобы избавиться от них.

— А тебе не говорил твой муж, как ты замечательно выглядишь? — спросила Джессика. Джерри подошел как раз вовремя, чтобы сделать едкое замечание:

— Замечательно? Мне кажется ошеломляюще, — сказал он одобрительно. — К сожалению, если комплимент не от кого-нибудь вроде Роберта Рэдфорда, она не придает ему значения.

— Правильно, — со смехом согласилась Сэлли, ущипнув Джерри. — Что может знать бедный итальянский мальчик о том, что такое «выглядеть ошеломляюще», если его мать весит 180 фунтов?

— Я должен кое-что знать. Или Джессика не позволила бы мне подбирать модели для нашей рекламы, — лениво возразил он.

— В таком случае это просто твой личный вкус — иметь дело с такими пампушками. Иначе я однажды сошла бы с ума от ревности и всадила бы пулю прямо в тебя и твою очередную подстилку.

Джерри изобразил испуг:

— Давай оставим этот разговор от греха подальше. Пошли, Джесс.

Джессика посмотрела из фойе в гостиную. Там не было ни единого гостя.

— А где все? — спросила она.

— На улице, — весело объяснила Сэлли. — В такой чудесный вечер мы решили устроить вечеринку там. Кому хочется сидеть в доме, когда над заливом такая полная луна? Кроме того, там много места.

— Это что, большой прием? — спросила Джессика. — Я думала, что предполагался простой маленький обед для нескольких клиентов.

— О, так и есть, — убеждала беззаботно Сэлли, подталкивая ее.

— Тогда почему Джерри выглядит так, будто сейчас подавится? Я хорошо знаю это его выражение. Оно означает, что он предполагает, что мне может что-то не понравиться.

— Я сказал тебе, что у нас будет… — начал он, но Сэлли зашипела — Заткнись, Джерри.

Весело улыбаясь, он соединил ее руку с рукой Джессики и стал настаивать — Идите на улицу и выпейте чего-нибудь. Ты всех знаешь.

Когда они прошли через вестибюль с мраморными столами и зеркальными стенами и подошли к двойной двери, ведущей во внутренний дворик, Джессика услышала поспешную суету и шепот, как бывает на сцене. Когда она появилась в дверях, джаз разразился веселым исполнением «Счастливого дня рождения». Потрясенная, с замиранием сердца, она увидела сотню людей, певших хором. Если можно убивать взглядом, она бы сделала это с Джерри. Ей так хотелось, чтобы этот ее день рождения остался незамеченным.

— Ты уволен, — пробормотала она сквозь зубы смущенному Джерри, ослепительно улыбаясь собравшимся, устремившим на нее свои взоры. К счастью, она научилась делать искусственную улыбку, похожую на настоящую. Когда восторженное приветствие закончилось, она помахала рукой и произнесла слова благодарности. Ее сразу окружили друзья и знакомые с пожеланиями всяческих благ. Джерри сунул ей в руку бокал шампанского и удалился подальше от греха. Что ж, хватит игнорировать свое сорокалетие, подумала она с горечью, стараясь с достоинством принимать язвительные замечания и лестные комплименты по поводу ее моложавой внешности. Все шло прекрасно, пока к ней не подошла Мелани Уингейт.

— Дорогая, ты выглядишь фантастически, — журчала толстуха в ярком красном платье, едва прикрывающем внушительный бюст, находящаяся под сильным воздействием нескольких бокалов шампанского. — Когда же мы увидим этого твоего таинственного нового ухажера? Говорят, он богатый, сексуальный и очень молодой. Почему он не с тобой? Ему мама не позволяет выходить так поздно из дома?

Воцарилось гробовое молчание, а щеки Джессики вспыхнули от смущения.

— Мелани, ради Бога, — сердито проворчал Харри Уингейт, оттаскивая свою хихикающую пьяную жену. — Извини, Джесс, с днем рождения!

Джессика ошеломленно смотрела им вслед. Логика ей подсказывала, что если кто и должен смутиться, так это Мелани Уингейт, но от этого было не легче. Мелани просто озвучила то, что, наверное, думают другие, но как они узнали о Кевине, было полной загадкой. Слава Богу, его здесь не было, чтобы еще добавить масла в огонь. Смехотворность ее положения была бы в сто раз больше.

Отдавая пустой бокал проходящему мимо официанту и отказавшись от другого, она с мистическим ужасом почувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Ей стало холодно, несмотря на теплый вечер, и дрожь пробежала по спине. Осмотрев террасу, залитую лунным светом, она остолбенела от того, что увидела.

Кевин непринужденно сидел на ограде внутреннего дворика. Его белый вечерний пиджак подчеркивал его глубокий загар и ширину плеч. Длинные ноги он вытянул перед собой. Его лицо было в тени, поэтому она не могла разглядеть выражения его глаз. Джессика побледнела.

Что он слышал и как, во имя всего святого, он сюда попал? Кто его пригласил? Наверняка, не Джерри и Сэлли. Она ведь так и не сказала Джерри, кто этот ее любимый человек. Пока она стояла, замерев, с колотящимся сердцем и напряженно работающим мозгом, Кевин встал и медленно подошел к ней. Вблизи она сумела рассмотреть его испытывающий взгляд. Он, очевидно, не был вполне уверен, как она его воспримет.

— С днем рождения, — сказал он ласково, беря ее за руку и глядя в ее обеспокоенные глаза. Когда он наклонился, чтобы поцеловать ее, она враждебно отвернулась так, что его губы только слегка задели щеку. Он посмотрел на нее вопросительно.

— Как ты попал сюда? — спросила она с трудом.

— Как обычно, — ответил он напряженно. — На машине.

— Ты прекрасно знаешь, что я не это имею в виду. Кто тебя пригласил?

— Я позвонил тебе в офис, чтобы организовать празднование твоего дня рождения, а Джерри сказал, что он и Сэлли уже взялись за это дело. Он пригласил и меня.

— Ты не имел права, — сказала она несчастным голосом: она знала, что рано или поздно ему бы пришлось познакомиться с ее друзьями, но не так, не на вечеринке, где главная тема — это ее возраст. Она уже проглотила одну горькую пилюлю, услышав о своем романе с мужчиной моложе ее.

Кевина передернуло от очевидного смятения в ее голосе. Что ее так огорчило? Он видел, что ее возмутил этот сюрприз с вечеринкой, как только она вошла. Но она справилась с этой неловкостью изящно и мило. Ее отношение к нему было вызвано чем-то еще. Он почувствовал, что несколько мгновений назад произошел неприятный инцидент. Но он не слышал, что ей сказали. Было ли это каким-то образом связано с ним?

— Не имел права делать что? — спросил он, стараясь понять ее явную вражду. Он хотел быть здесь только ради нее, помочь ей пройти через это трудное для нее, как он понимал, событие. Если бы он мог, он бы устроил ее день рождения в кругу только нескольких близких друзей, а не так экстравагантно, как сейчас. Но Джерри и Сэлли уже все устроили, и не о чем было говорить.

— Добиться, чтобы тебя сюда пригласили и унизить меня перед моими друзьями.

— Унизить тебя? — повторил он недоверчиво: его решимость быть терпеливым и понимающим сменилась недоумением и злостью. Как она могла даже подумать, что он собирается унизить ее?

— Как же я это сделал? — спросил он мягко, стараясь сдержаться, чтобы не превратить этот идиотский спор в большую ссору.

— И так уже о нас говорят. А теперь из-за того, что ты здесь, будет еще хуже.

Ее объяснение взорвало его, разбивая вдребезги его благие намерения. Ему хотелось что-нибудь разбить, ударить кулаком какой-нибудь прочный предмет и посмотреть, как он расколется, как, похоже, его будущее с Джессикой. У него побелели ногти, и он в последний раз попытался заставить ее увидеть, как по-детски она себя ведет.

— Дорогая, нам нечего стыдиться. У тебя нет причины смущаться, если тебя увидят со мной, разве не так?

Джессика знала, что он прав, что она ведет себя неразумно, но сцена с Мелани Уингейт была совсем свежа в ее памяти и больно жгла ее адским пламенем.

— Ты не понимаешь, — сказала она слабым голосом, беспомощно наблюдая, как Кевин старается укротить ярость.

— Нет, ты чертовски права, я не понимаю. Может быть, ты объяснишь, кому какое дело до того, что у тебя связь с мужчиной моложе тебя, особенно с таким, который любит и лелеет тебя, как я? Мне кажется, если люди хотят сделать из этого что-то грязное и смешное, то это либо ревность, либо злоба. Их вряд ли можно считать друзьями.

— С моими друзьями все в порядке, — сказала она возмущенно.

— Тогда, значит, это у тебя самой проблемы, да?

В это время рядом появился Джерри. Он быстро перевел взгляд с пылающего лица Джессики на возмущенное лицо Кевина, не решаясь прервать очевидный для него спор.

— Что, Джерри? — коротко спросила Джессика.

— Обед подан. Все ждут почетного гостя. — Он взглянул на Кевина виновато и предложил:

— Может быть, нам начинать без тебя?

— Нет, — сказала она твердо, решительно настроившись доиграть до конца этот спектакль, устроенный в ее честь, чтобы доставить ей радость. Кроме того, не имело смысла продолжать этот разговор. Не глядя на Кевина, она сказала Джерри — Я сию минуту приду.

— Джессика, — мрачным голосом сказал Кевин, пугающе погрубевший. Хотя он не сказал ничего, кроме ее имени, это прозвучало как приказ оставаться на месте и закончить разговор.

Его мускулы напряглись и челюсть сжалась, когда он увидел, что она не собирается выслушать его просьбу. Если она уйдет от него сейчас, пусть! Он устал постоянно быть подсудимым, доказывать, что ему можно верить, а теперь еще и то, что их любовь достаточно сильна, чтобы противостоять сплетням. Очевидно, если она могла поверить всей этой чепухе, о которой сказала, он потерпел неудачу.

Что ж, ради Бога, он не станет больше пытаться. Он найдет способ справиться со своими чувствами. Ни одна женщина, даже Джессика, не может вытирать о него ноги. Ясно, что он ошибся в ней. Но, несмотря на приступ ярости и решимость, его сердце сжалось от боли, когда она повернулась и, бросив на него прощальный взгляд, в котором смешались боль и ярость, пошла вслед за Джерри к длинному столу на противоположном конце широкого газона.

Джессика едва успела заметить, как Джерри наполнил ее тарелку клешнями краба, салатом из мидий и кубинскими закусками, которые она любила. Сэлли приготовила все ее любимые блюда. Но, усевшись за один из круглых столов, с цветами и свечами, она не смогла проглотить ни кусочка. У нее в желудке как будто застрял тяжелый комок.

Ее глаза рассеянно рассматривали толпящихся вокруг людей в поисках Кевина, но он как сквозь землю провалился. Она героическими усилиями старалась поддерживать разговор, но слова пролетали мимо ушей. Как ни старалась она сосредоточиться, перед ее мысленным взором возникал образ Кевина, которого она увидела здесь сначала озадаченным и неуверенным, а потом исказившимся от ярости, когда он понял, как мало она верит в силу их любви.

И он был прав. Ей надо было представить его этим людям давным-давно. Джерри, по всей видимости, принял его сразу и другие сделали бы то же самое, если они на самом деле желают ей счастья. Такие, как Мелани, которые только собирают сплетни, не в счет.

В ней забрезжило, а потом ярко вспыхнуло сознание, как она ужасно предала веру Кевина на этот раз. Как она вообще посмела недооценивать его, всего того, что между ними было, из-за такого пустяка? Простит ли он ее когда-нибудь за такое безобразие? Ей необходимо было найти его немедленно и просить прощения… пока не поздно.

Бормоча извинения, она вышла из-за стола, чувствуя неловкость перед друзьями, очевидно, недоумевающими, почему она все время молчит и не притрагивается к еде. Она надеялась, они отнесут это на счет ее грусти по поводу сорока лет. Везде по этому поводу принято иметь плохое настроение.

Сняв туфли, она поспешно пробежала по газону, почувствовав под ногами влагу, ступая по прохладной от росы траве. Она дошла до конца причала, тихо проклиная деревянные доски, рвущие чулки. Ее сердце бешено забилось, когда она увидела неясное очертание человеческой фигуры в лодке, тиха покачивающейся в освещенной лунным светом воде.

— Кевин, — позвала она ласково. — Кевин? Когда ее голос прорезал спокойный ночной воздух, покачивающееся очертание разделилось на две отчетливые фигуры людей. К счастью, нельзя было разобрать, кто это. Смущенная, она поспешно пробормотала «извините» и побежала по причалу обратно.

Прячась от людей во дворе и на террасе и не найдя Кевина, она стала искать Сэлли. Как и ожидала, она нашла ее на кухне. Даже несмотря на то что та могла себе позволить армию поставщиков продуктов, горничную и повара, Сэлли предпочитала сама продумывать каждое блюдо, готовящееся для ее приемов. Ее лицо раскраснелось, светлые волосы соблазнительно закудрявились над подносом с порциями шоколадного суфле, только что вынутого из духовки.

— Привет. Как наша именинница? Ты довольна, после того как оправилась от потрясения? — Она говорила с такой надеждой, что Джессика не могла обнять ее.

— Я, наверное, оправлюсь от шока гораздо раньше, чем пойму, что такое быть сорокалетней, — сказала она равнодушным голосом.

— Так почему ты не на улице, не получаешь удовольствие?

— Видишь ли, я кое-кого ищу. Ты не видела Кевина Лоуренса?

Сэлли понимающе посмотрела на нее:

— Это тот роскошный тип, который позвонил Джерри и потребовал приглашение?

— Да, он.

— Я недавно видела его на террасе, но потом не встречала. Вряд ли бы я его пропустила, если бы он был где-то здесь поблизости. — Она смотрела с любопытством. — Вы что, поссорились?

— Из-за чего нам ссориться?

Сэлли пожала плечами.

— Просто любопытно, Джерри говорил, что, может быть, он что-то значит для тебя. Это правда?

— Ты задаешь слишком много вопросов.

— Ты должна мне ответить на некоторые.

— Только потому, что ты устроила этот прием? — дразнила Джессика.

— Нет. Потому что я твоя подруга, а подруги всегда суют свой нос, когда дело касается привлекательного мужчины — особенно привлекательного и молодого мужчины.

— Ты заметила.

— Я все заметила. Какая теплокровная женщина моего возраста не заметит, что ее лучшая подруга заарканила нового, впечатляющего мужчину?

— Я говорю, что ты заметила, что он молодой?

— Конечно. Так что из того?

В голосе Сэлли не было и следа осуждения.

— Это тебя не смущает? — спросила Джессика неуверенно.

— Это твой друг. Почему меня должно это смущать? Не мое дело, сколько лет твоим поклонникам, если ты с ними счастлива. Кажется, на этот раз ты нашла того, кто заставит твои глаза заблестеть. Ты слишком долго была одна. Мы с Джерри даже волновались.

— Не надо за меня волноваться. Я могу сама о себе позаботиться.

— Конечно. Но почему? Ты живая, красивая женщина. Тебе необходим кто-то, кто разберется в этом и будет соответственно относиться к тебе. Нет причин, чтобы ты была одна.

— Я не одна, — ответила Джессика. — У меня есть работа. Мои друзья.

— Это не одно и то же, и ты это прекрасно понимаешь, — возразила Сэлли.

— Может быть, нет, но я не уверена, что Кевин — это ответ.

— Если выражение глаз, появляющееся при каждом упоминании его имени, что-то значит, то он — ответ, — заметила Сэлли. — Ну, скажи мне, из-за чего вы поссорились?

Джессика вкратце изложила их спор, объясняя свою первую реакцию на присутствие здесь сегодня Кевина.

— Теперь я поняла, какая я была дура. Почему я должна отказываться от того, что мне дорого, из-за какой-то Мелани Уингейт? Всем известно, что она завистливая сплетница. Неудивительно, что Кевин был возмущен. Я практически обвинила его в том, что он портит мою репутацию своим присутствием.

— Если мужчина тебя любит, вы сможете все уладить.

— Я надеюсь, — сказала Джессика с жаром, чувствуя, что сейчас заплачет. Она отвернулась, чтобы никто не увидел слезы на ее глазах, но Сэлли была слишком наблюдательна.

— Милая, что с тобой? Ты чего-то не договариваешь?

Она кивнула. Потом, глубоко вздохнув, сказала:

— У нас будет ребенок!

Сначала Сэлли посмотрела на нее с недоверием, но потом сразу ее лицо засияло от радости. Она обхватила Джессику руками и крепко прижала к себе, а слезы ручьями потекли из, ее глаз.

— О, Джесс, это прекрасно! Когда? Когда ты узнала? Еще кто-нибудь знает? Может быть, ты сядешь?

— Я вполне могу постоять, — сказала Джессика, смеясь над тем, как Сэлли притащила ей кухонный стул и насильно усадила ее. — Никто не знает. И, — добавила она предупреждающе, — я не хочу, чтобы кто-нибудь еще знал. Пока. Пока я не решу, что делать.

— О чем ты, что ты собираешься делать? Ты не думаешь о… — говорила она почти с ужасом.

— Нет, я не собираюсь делать аборт. Я хочу ребенка. Я просто не знаю, скажу ли Кевину.

— Ты хочешь сказать, что он не знает? — чуть не взвизгнула Сэлли. — Джессика Уоррен, ты в своем уме? Этот человек — отец твоего ребенка, и ты ему ничего не сказала?

— Я сама только что узнала, — пробормотала Джессика, оправдываясь.

— Милая, он уже в ярости от того, что ты практически сказала ему, что он недостоин быть с тобой вместе на людях. Как, ты думаешь, он прореагирует, когда узнает, что ты от него скрываешь такое?

— Он лопнет от злости, — грустно согласилась она.

— Не думаешь ли ты в таком случае отправиться искать его? Тебе лучше расхлебать всю эту кашу, которую ты тут заварила, прямо сейчас, пока ты его не упустила.

— Я тоже так считаю.

— Я знаю, — сказала Сэлли с уверенностью. — Беги.

— Я не могу просто так уйти, — возразила Джессика. — Вы с Джерри потратили столько сил на этот праздник. Как я могу взять и уйти в самый разгар?

— Я научу тебя как, — сказала Сэлли и повела ее ко входной двери. — Просто иди. Я объясню всем, что у тебя мигрень. Все эти люди понимают, что сорокалетие — всегда головная боль.

— Ты чудо, — сказала Джессика, крепко обнимая Сэлли. — Какое счастье, что ты моя подруга.

— Навсегда, — сказала Сэлли искренне. — И, Джесс…

— Да?

— Я думаю, твоя новость потрясающая… несмотря ни на что.

Джессика ответила ей сияющей улыбкой:

— Я должна признаться, мне самой она кажется просто чудесной. — И она пошла к машине, нашептывая про себя — Надеюсь, Кевин будет тоже так считать.

Глава одиннадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

К сожалению, ей не удалось найти Кевина и все рассказать. Придя домой, она остановилась около его квартиры, но на стук никто не открыл. Она звонила ему по телефону всю ночь, но никто не отвечал, даже автоответчик. К утру она была в таком отчаянии, что даже один только звук его глубокого, чувственного голоса на этой бездушной штуковине мог бы облегчить ее страдания.

Что с ним случилось? Может быть, он прямо отправился в объятия другой женщины? Например, Бэрри? Нет! Ей надо перестать так думать, если она собирается когда-нибудь научиться верить. Но если он не с Бэрри, то где?

А что если он попал в катастрофу? Зная, как он всегда водил свой «порше», не обращая внимания на ограничения скорости, что ей было думать? Вчера, когда он был такой злой, он наверняка ехал, как маньяк. Она представляла себе машину, разбитую всмятку, с Кевином внутри. От этого у нее еще сильнее сдавило горло.

В восемь тридцать она начала звонить в «Баронет», набирая номер каждые пять минут, пока наконец в девять утра ей не ответили.

Силясь говорить сдержанным, без паники, голосом, она спокойно сказала:

— Кевина Лоуренса, пожалуйста.

— Мистера Лоуренса нет, — ответивший голос звучал безразлично, помощи от него ждать не следовало.

Раздраженная Джессика коротко спросила:

— Когда он будет?

Монотонный, лишенный всякого интереса, женский голос ответил:

— Трудно сказать.

— Послушайте, мне очень важно его поймать. Вы не знаете, где я бы смогла его найти?

— Нет.

Рассерженная Джессика спросила казуистически:

— А вы можете передать ему, чтобы он позвонил Джессике Уоррен? Это срочно.

Швырнув трубку, она села, уставившись в аппарат, как будто она могла заставить Кевина позвонить. Нескончаемая тишина делала ее усилия бесплодными. Наконец не в состоянии больше ждать, она включила свой автоответчик и снова спустилась вниз в квартиру Кевина. Утренняя газета все еще лежала на полу перед дверью, за которой не было слышно никаких признаков жизни. На ее стук никто так и не ответил.

Вернувшись наверх, она неохотно приготовила яйцо и тосты, потом отставила тарелку, пока все не остыло и стало несъедобным. Только мысль о ребенке принудила ее съесть хоть несколько кусочков. Их ребенок не сможет как следует вырасти на витаминах в таблетках, шампанском и кофе, чем практически она питалась последние двадцать четыре часа. Она не ела нормальной пищи с завтрака предыдущего дня. И не спала. Она могла себе представить, какую лекцию прочел бы доктор Мак Кейб, если бы узнал, как она обращается с собой на этой критической стадии беременности. Она откусила еще пару раз тост и отставила его.

Джессика вернулась в кабинет и свернулась калачиком на диване, напряженно держа руку около телефона. Почему он до сих пор не позвонил? Каким бы сумасшедшим он ни был, он, наверняка, не проигнорировал бы такое срочное сообщение. Память об их злом обмене любезностями вспыхнула в ее голове. Она снова и снова проигрывала разные слова, жалея, что нельзя ничего изменить. Она должна только постараться восстановить причиненный ими ущерб.

Днем она снова позвонила в «Баронет» и поговорила с другой секретаршей, которая сказала, что, кажется, мистер Лоуренс звонил в офис, но она с ним не разговаривала.

— Я уверена, если вы раньше оставляли сообщение, он его получил, — заверила она Джессику.

— Вы не знаете, где он или когда будет?

— Нет. Извините. Я здесь временно. Может быть, вы оставите еще одно сообщение?

— Да. Передайте ему, что снова звонила Джессика Уоррен. Мне надо как можно скорее с ним поговорить.

— Разумеется.

Когда через несколько минут зазвонил телефон, Джессика подскочила, но это оказалась всего-навсего Сэлли.

— Ты чем-то огорчена, — заметила она. Затем игривым тоном спросила — Не ждешь ли ты случаем чьего-либо еще звонка?

— Я надеялась, это, может быть, Кевин, — призналась Джессика.

— Значит, вы все уладили между собой?

— Нет, мы даже не разговаривали, — сказала она подавленно. — Я не могу его нигде найти. Я оставляла ему несколько раз сообщения в его офисе, но он до сих пор не позвонил. Какая же я дура! Что если он больше не желает иметь со мной ничего общего после вчерашнего?

— Ты слишком торопишься с выводами. Я уверена, этот человек выше мелкого недоразумения, — сказала Сэлли успокаивающе. — Он позвонит, как только выкроит минуту.

Джессика нервно рассмеялась.

— Надеюсь, ты права. Мне бы следовало уже знать, что мужчины в отличие от нас не анализируют часами всякие ссоры. Они зарываются с головой в работу и забывают все на свете. Поэтому они никогда не могут понять, почему мы поднимаем такую шумиху из-за того, что для них просто какая-то тривиальность.

— Точно. Мы с Джерри можем поспорить за завтраком. Он разбушуется и успокоится, а я весь день сижу и взвинчиваю себя. Он возвращается домой и даже не помнит, что было. Из-за этого начинается новый скандал, потому что я обвиняю его, что он не принимает наш брак всерьез, — сказала Сэлли, хихикая. — Ладно, я лучше освобожу телефон, а то вдруг Кевин не может дозвониться. Не волнуйся, Джесс. Я уверена, все будет хорошо.

— Надеюсь. Поговорим позже.

Джессика почувствовала себя лучше после разговора с Сэлли, но она все еще не была убеждена, что ей удастся спасти их отношения с Кевином после того ущерба, который сама нанесла им вчера. Растянувшись на диване, она пыталась выкинуть из головы сомнения, но они отказывались подчиняться. В конце концов усталость сморила ее, и она задремала.

Смеркалось, когда она проснулась. В ужасе от того, сколько прошло часов, а от Кевина не было ни слуха, ни духа, она отправилась прямо к нему домой. Там ничего не изменилось, кроме того, что к утренним прибавились вечерние газеты. Чувство беспомощности охватило ее, когда она шла обратно к себе. В последний раз она попробует позвонить в «Баронет» и хватит.

На этот раз ответила первая секретарша.

— Да, миссис Уоррен, я передала ему ваше сообщение, — ответила она на вопрос Джессики.

— Понятно, — сказала она бесчувственным голосом. — Спасибо.

— Он сказал… — начала секретарша, но Джессика уже предусмотрительно стала класть трубку.

Вот так, подумала она. Раз Кевин звонил, с ним наверняка все О'кей. Совершенно очевидно, он не хотел с ней разговаривать. Что ж, она ни за что не будет навяз


убрать рекламу




убрать рекламу



ываться. У нее хватит гордости. Пусть Кевин Лоуренс сам распоряжается своей жизнью! Эта больше не ее забота. Они с ребенком вполне обойдутся без него.

Несмотря на этот решительный вывод, она помимо воли заплакала, пока готовила обед. Яростно вытерев предательские слезы, она сказала себе, что они от лука, который она резала, но в душе она знала, что дело вовсе не в луке. Ей было тяжело сознавать, что она потеряла Кевина. В душе воцарилась пустота.

— Ничего не поделаешь, — бормотала она сдавленным шепотом. — Мне нельзя волноваться из-за какого-то упрямого, эгоистичного мужчины. Я должна думать о ребенке.

Этот рефрен она повторяла десятки раз на дню последние несколько недель. Это как-то помогало ей справляться с работой день и ночь. Сначала она не выходила из квартиры, надеясь, что Кевин вернется, притворяясь, что ей безразлично когда. Он не вернулся. Потом она снова начала ходить в офис. Она больше не могла вынести одиночества в квартире, ожидая телефонного звонка или его появления.

Сэлли звонила по крайней мере раз в день, уговаривая ее попробовать отыскать Кевина, уладить с ним дела.

— Ты должна ради ребенка.

— Я должна дать этому ребенку самую лучшую жизнь. Мы прекрасно обойдемся и без Кевина, — лепетала она. — Прекрати, Сэлли. Пожалуйста.

Сэлли неохотно прекратила. По крайней мере вслух. Джессика подозревала, что она не оставила свои мысли.

Дни шли за днями. Скоро все поймут, что она беременна. Джессике было все равно, как это будет воспринято. Еще совсем недавно это значило бы для нее очень много, но теперь ей было неважно, одобряют ли ее или нет. Для нее имело значение только одобрение Кевина, но он, возможно, об этом никогда не узнает или не захочет узнать.

Когда она пошла на прием в третий раз, доктор Мак Кейб обратил внимание на ее впалые щеки и бледность и расстроился.

— Молодая леди, я не знаю, что вы пытаетесь сделать с собой и своим ребенком, но я хочу прекратить это немедленно! Если вы собираетесь иметь здорового полноценного ребенка, я требую, чтобы вы начали правильно питаться и делать упражнения. Похоже, хороший сон вам также не помешает. Если вы в следующем месяце не будете выглядеть лучше, я отправлю вас в больницу до самого рождения ребенка. Вы меня хорошо поняли? Джессика стала оправдываться:

— Отлично.

Смягчаясь, доктор Мак Кейб потрепал ее по руке.

— Я могу чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо за предложение. Я начну заботиться о себе. Обещаю.

Настроившись прямо немедленно начать выполнять обещание, данное доктору Мак Кейбу, она отправилась пешком в офис. Она брела вдоль Миракл Майл. Наслаждаясь утренним солнцем и стараясь ни о чем не думать, она останавливалась у витрин. В детский магазин она вошла, зачарованная разноцветной мебелью и аксессуарами для детских комнат. Она не планировала покупать мебель специально для детской, а подобрать что-нибудь практичное и крепкое, может быть, один из таких комплектов, которые разбираются и могут служить долго для разного возраста. Рассматривая разнообразные вещи, она заметила колыбельку. Это было совершенно непрактично, но ей так захотелось ее купить! Она сразу решила. Ее надо купить. Что из того, что она будет нужна только два месяца? Это будет ее первый и, наверное, единственный ребенок. Она может себе позволить быть экстравагантной.

Впервые за многие годы она поймала себя на том, что улыбается при мысли о том, как качает ребенка в маленькой колыбельке. Она заплатила непомерную цену, не моргнув глазом, и договорилась, что ей привезут ее через несколько недель. Войдя во вкус, она купила также яркую подвесную конструкцию, чтобы повесить над колыбелькой, и большое количество рубашонок, костюмчиков и даже погремушку.

В другом магазине она посмотрела на одежду для беременных. Все совершенно изменилось со времен свободных блузонов поверх полиэстеровых слаксов, заметила она с облегчением, глядя на вешалки с элегантными платьями и деловыми костюмами. Совершенно ясно, что создатели моды наконец поняли, что многие будущие мамы работают и им нужна одежда, более подходящая для профессиональной жизни, чем для детских площадок. Она выбрала два костюма, несколько блузок, летящее шифоновое платье для коктейля под цвет ее янтарных глаз, джинсы и спортивный костюм. Она сомневалась, что будет бегать, но он годился для прогулок по берегу в такую жаркую погоду, как сейчас, потому что состоял из верха без рукавов и подходящих к нему шортиков.

После такого количества покупок, которые она считала необходимыми для себя и ребенка, она зашла в маленькое кафе и съела ланч, закончив его салатом из большого количества шпината и двумя слоеными круассанами. Она даже собралась было заказать десерт, но остановилась. Не стоило за один присест набирать все калории, которые она потеряла.

В три часа она наконец вернулась в офис, где напуганная Мэгги встретила ее в непривычной панике:

— Джессика, где ты была? Мы повсюду тебя разыскивали.

— Зачем? Что-нибудь случилось?

В это время в комнату ворвались Джерри и Сэлли с обеспокоенными лицами.

— Джесс, как ты? — спросила она с облегчением.

Она смущенно посмотрела на собравшихся:

— Все в порядке, в чем дело?

Все трое переглянулись. Наконец заговорила Сэлли:

— Тебя не было несколько часов. Тебя не было, когда я зашла за Джерри пообедать. Тебя не было, когда мы вернулись. Мы забеспокоились. Мы были все это время в напряжении, а ты все не возвращалась… Ну, мы просто не знали, что и подумать.

Джессика тряхнула головой.

— О'кей, — сказала она решительно. — Все ко мне в кабинет.

Когда следом за ней все вошли в комнату, она села за стол.

— Я догадываюсь, что вы все знаете, что я беременна, — сказала она, кинув осуждающий взгляд в сторону Сэлли. — Мне уже сорок лет. Я в ясном уме и твердой памяти. Благодарю вас за заботу и извиняюсь, что причинила вам беспокойство, но, как вы видите, я в полном порядке. Я не желаю, чтобы вы трое следили за мной, как наседки, следующие несколько месяцев. В конце концов я просто рассержусь. Надеюсь, у нас все будет по-прежнему. Вы меня поняли?

Мэгги заговорила первая.

— Разумеется, Джессика, — сказала она ласково. — Я буду на месте, если понадоблюсь. Я больше не нужна?

— Нет, Мэгги. Все. — Когда ее секретарша вышла, она сердито посмотрела на Джерри и Сэлли. — К вам это тоже относится.

— К черту, Джесс, — проворчал Джерри, — хватит вести себя так, как ты это делаешь уже месяц. Это не принесет добра и тебе, ни ребенку.

— Ты совершенно прав. Мне пора собраться и снова начать себя вести как зрелая женщина.

— Это значит, ты собираешься позвонить Кевину? — спросила Сэлли с надеждой.

— Вовсе нет! — возмутилась Джессика. — Он тут ни при чем.

— Как ты можешь так говорить! Он отец ребенка. Я бы сказала, он очень даже при чем, — ответила Сэлли, сбрасывая вцепившуюся в нее руку Джерри. — Джерри, оставь меня в покое. Я считаю, что Джессика делает чудовищную ошибку, и мне не будет прощения, если я буду сидеть сложа руки и допущу это.

— Дорогая, это не наше дело. Джессике самой решать.

— Сэлли, я не гублю свою жизнь. Я знаю, что делаю.

— О'кей, хорошо. Ты считаешь, что уже все решила, но посмотрим, каково тебе будет через несколько месяцев, когда родится ребенок и окажется без отца.

Джессика подошла и взяла Сэлли за руку.

— Дорогая, так и должно случиться. Я с этим уже смирилась.

— Что ж, извини, но я не могу смириться, — ответила она упрямо. — Лучше мне уйти, пока я не сказала того, о чем могу пожалеть. Джерри, ты идешь со мной?

— Конечно, детка, — сказал он, глядя на Джессику извиняющимися глазами.

Когда они ушли, Джессика снова села в свое кресло и положила руки на стучащие виски. Она могла понять негодование Сэлли. На самом деле. Но у нее не было другого выхода. Кевину она не нужна, а использовать ребенка, чтобы вернуть его, она не хотела.

Но, о Боже, как она по нему скучала! Она бы отдала все, чтобы сейчас оказаться с ним рядом, иметь возможность разделить с ним эти волнения. Она положила руку на слегка округлившийся живот, думая о том, как много потеряла с его уходом. И тем не менее как много она получила! Но тут же она представила себе, как загорелись бы его глаза от радости и изумления, когда он впервые ощутил бы, как шевелится внутри нее растущее дитя, живое свидетельство их любви. От этой мысли слезы градом потекли по ее щекам.

— Нет! — только и смогла промолвить она. — Больше я себе этого не позволю. Нет. Кончено. — Ей придется принять все как есть, сказала она себе обреченно, или ее жизнь превратится в сущий ад.

Глава двенадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Но кончено было не все. Для нее. Хотя она справлялась с собой и не думала о Кевине днем, по ночам его образ мучил ее. Вскоре движения ребенка стали постоянным напоминанием, с которым нельзя было не считаться. Но, несмотря на сердечную боль, она стала спокойнее и с каждой новой переменой в теле все радостнее смотрела в будущее.

В тот день, когда из магазина доставили колыбельку, она не пошла в офис, а осталась дома, чтобы продумать, как отделать детскую. Декоратор подбросил ей несколько книжек с образцами обоев один лучше другого. Все это должно было соответствовать покрывалам и занавескам. Она сидела на полу посреди комнаты, окруженная кусками ярких лоскутов всех цветов радуги, парадом желтых утят и разноцветных поездов, когда раздался звонок в дверь. Держа в руках кусок желтой в белую клеточку бумаги, она открыла дверь и увидела Кевина.

— Что тебе здесь нужно? — спросила она холодно, когда к ней вернулся дар речи. У нее внутри все оборвалось при виде него, но она и виду не показала, как обрадовалась. Черт возьми, она даже себе не хотела признаться, что его появление после всего, что было, так много значит для нее. Держась за мысль, что этот человек теперь ее враг, она старалась сохранять выражение холодного безразличия.

— Рад встрече, как и ты, — ответил он саркастически, входя вслед за ней в квартиру. Он осмотрел ее с ног до головы, не показывая виду, какое впечатление на него произвели перемены в ее фигуре. Сохраняя внешнее спокойствие, он почувствовал, что сердце его заныло от ее беззащитного вида с волосами, собранными сзади в два хвостика, с чистым, без макияжа, лицом, огромными янтарными глазами, с испугом уставившимися на него, несмотря на очевидную попытку сохранять безразличие. Он со значением посмотрел на ее округлившийся живот, спрятанный под свободной блузкой, надетой поверх джинсов. — Когда ты собираешься поделиться со мной новостью?

— Какой новостью?

— Не играй со мной, Джесс. Только не сейчас. С меня довольно.

— Я не играю, — с горячностью отрицала она. — Мне нечего тебе сказать.

— Не думаешь же ты, что я не замечаю, что ты, без сомнения, ждешь ребенка?

Она передернула плечами.

— Очевидно, ты знал об этом до того, как пришел сюда, так что нет смысла тебе рассказывать все еще раз.

Он грубо схватил ее руки.

— Я готов ударить тебя за это, — сказал он с яростью, отпуская ее и отходя в сторону, как бы боясь на самом деле причинить ей вред. Когда он снова заговорил, в его голосе прозвучала грусть, а глаза показались усталыми. — Почему ты не сказала о ребенке несколько недель назад, Джесс? Ты не подумала, что я имею право знать?

— Нет, — рявкнула она горько. — После того, как ты бросил меня, нет.

— Я тебя бросил? — закричал он скептически, разозлившись на себя. Он поклялся, что будет спокоен, как бы вызывающе она себя ни повела.

Он узнал о ее беременности около недели назад, сразу после возвращения из Европы, и ему понадобилось все это время, чтобы успокоиться. В первый момент, когда Сэлли решительно вошла в его офис в «Баронете» и сообщила новость, он не поверил. Потом он пришел в ярость при мысли о ребенке, которого он чуть не отверг.

— Как она могла так поступить? — возмущался он. — Она знает, как сильно я ее люблю.

— Что ж, очевидно, после того, как ты ей не позвонил, она опять засомневалась, и верх взяла эта ее проклятая гордость, — предположила Сэлли.

— Я велел передать ей, что уехал из страны с одной из групп на два месяца и чтобы она за это время продумала, чего хочет на самом деле.

Сэлли посмотрела на него с недоверием и осуждением:

— Ты оставил это сообщение у секретарши?

— В конце концов, я тоже разозлился, — признался он, оправдываясь. — Мне нужно было время, чтобы остыть.

— Что ж, тогда бы я сказала, что вы оба пара дураков, — отрезала она сердито, заставив Кевина почувствовать неловкость. Он не привык, чтобы его так отчитывали в собственном офисе, особенно такая маленькая женщина.

Наконец Сэлли улыбнулась ему и сказала смягчившимся голосом:

— Если ты собираешься вернуть ее, Кевин, я бы посоветовала сделать это сейчас. Иначе твой ребенок может появиться на свет в самый разгар церемонии бракосочетания.

Он долго и напряженно думал над тем, что она сказала, балансируя на грани ярости и осознания, что он не меньше, чем Джессика, виноват в этой последней размолвке. В то же время ему было трудно забыть, что эта женщина, которую он любил больше всего на свете, хотела украсть у него не только любовь, но и их ребенка. А теперь она пытается обвинить его, что это он поставил точку в их отношениях. Он с трудом сдерживался, чтобы не взорваться.

Сжав кулаки и стараясь не повышать голоса, он почти проскрежетал:

— Только ты одна со всем покончила, совершенно ясно дав мне понять, что я тебе мешаю.

— Я была сердита, — сказала она просто.

— Думаешь, я нет? К черту, Джесс. Я пришел на эту вечеринку, чтобы быть тебе поддержкой, потому что я знал, как ты боишься своего сорокалетия. Я хотел, чтобы ты осознала, что для меня это не имеет значения, что это ничего не меняет между нами. Но, вместо того чтобы обрадоваться, увидев меня, ты повела себя так, будто я совершил преступление, посмев появиться на людях как твой любовник. Ты хоть представляешь, как я должен был себя чувствовать?

Джессика прямо посмотрела в его горящие глаза и сказала со злостью:

— Это не объясняет, почему ты не отвечал на мои звонки. Я старалась найти тебя и извиниться, сказать, что есть что-то очень важное, что нам надо обсудить, — прошептала она злобно. Раз уж она начала, она не могла остановиться и высказала все, что накопилось на ее душе. — Совершенно очевидно, что срочное послание от меня не достаточно важно для тебя, чтобы отложить свои дела. Конечно. Раз гордость Кевина Лоуренса уязвлена, все кончено. Он исчезает и будет зализывать раны в одиночестве, послав к черту все разговоры. Зрелый подход, что скажешь?

Кевин побледнел от ее горьких слов, и глаза его стали холодными.

— Я просил тебе передать, что уезжаю и позвоню, как только вернусь в страну. Мне жаль, что Тебе не передали. Но не тебе говорить о уязвленной гордости и зрелости, Джесс. Не тебе, собиравшейся разрушить жизнь ни в чем не повинного дитя из-за своего проклятого страха покончить с прошлым и начать сначала.

— Как ты смеешь? — взорвалась она. — Как ты смеешь приходить сюда и обвинять меня, что я не хочу добра для этого младенца? Возможно, я не святая, но я стараюсь изо всех сил, и не моя вина, что так все сложилось. Неужели ты думаешь, что мне самой не хочется, чтобы у ребенка была нормальная семья?

— Если бы ты на самом деле этого хотела, ты бы давно разыскала меня, где бы я ни был, и попыталась уладить это недоразумение. Вместо этого я должен был узнать со стороны, что ты ждешь от меня ребенка.

— Как же ты узнал?

— Неважно, как я узнал. Теперь я знаю, и нам надо сесть и вместе обсудить все, пока не придем к общему решению.

— Мы не сядем и не будем ничего обсуждать. Я хочу, чтобы ты ушел.

Услышав это, он обреченно опустился на стул и вытянул перед собой ноги, сцепив руки за головой.

— Я никуда не собираюсь уходить, — сказал он ласково. В его тоне чувствовалась такая железная решимость, что борьба показалась бесполезной. Его можно было только насильно выдворить из квартиры, но она этого не хотела.

Она пожала плечами.

— Располагайся. А у меня есть дела. — Она повернулась, чтобы уйти, но крепкая рука остановила ее.

— Ну уж нет, любовь моя. Ты останешься здесь со мной. — Кевин потянул ее к дивану и не отпускал, пока она не села. — А теперь рассказывай.

— Мне нечего рассказывать.

— Очевидно, тебе было что мне сказать несколько недель назад. Попытайся хоть что-нибудь вспомнить, — торжественно предложил он. — Может быть, начнешь с извинения.

— Ты не заслуживаешь его больше.

Он невинно улыбнулся, и ее сердце екнуло.

— Мне кажется, заслуживаю. Не напрягайся. Простого «прости» будет достаточно.

— Прости за что? За то, что я считаю тебя неотесанным, бесчувственным, незрелым типом, — огрызнулась она. — Мне кажется, ты доказал именно это.

— Для меня это не звучит как извинение, — сказал он спокойно, намеренно придвигаясь к ней вплотную всем своим горячим телом. Его нервы были напряжены. С одной стороны, он сдерживался, чтобы не ответить ей тем же, с другой — ему страстно хотелось встряхнуть ее, а еще сильнее — схватить и держать в своих объятиях снова. Но это не решало их проблем. — Попытайся снова.

У Джессики забился пульс с невероятной скоростью. Эти взбунтовавшиеся гормоны снова грозят ввергнуть ее в беду. Почему они с такой легкостью реагируют на одно лишь присутствие человека, который причинил ей такую боль? Подсознательно она уже сдалась и вздохнула. Может быть, потому, что они знают, какое огромное удовлетворение приносил он ей, думала она, путаясь в мыслях. Даже теперь они требовали, чтобы она дала ему еще один шанс.

— Забудь это, — прошептала она чуть слышно, стараясь направить свои мысли в нужное русло.

— Я не собираюсь забывать, — ответил Кевин, пугая ее тем, что она, оказывается, произнесла эти слова вслух.

— Как хочешь, потому что я не собираюсь извиняться. Никогда!

Он сердито рассмеялся.

— Не член ли ты клуба «Любовь всегда права»?

— Нет. Я просто не хочу лицемерить.

— Значит, ты продолжаешь считать, что мы были вместе по ошибке?

Джессика покраснела и отвернулась.

— Нет, — ответила она мягко. — Я так больше не считаю. Не знаю, как я могла так раньше думать. Наверное, я просто боялась, что рано или поздно у нас все изменится.

Кевин приблизился к ней и нежно дотронулся до ее щеки, силясь удержаться от более страстного порыва. Ее охватило пламя желания.

— Любимая, ничто не может изменить моего чувства к тебе. Ничто, — повторил он с жаром.

— Меня тревожили не только твои чувства. Я себя достаточно хорошо знаю, Кевин, — сказала она, стараясь подобрать слова, которые заставят его понять, что ей пришлось пережить, как трудно ей было забыть прошлое. — Тодд заставил меня сомневаться в каждом. Я поняла, что раз у меня снова возникли сомнения, они могут проглотить нашу любовь без остатка.

Кевин тяжело вздохнул и пригладил растрепавшиеся волосы. Когда он посмотрел на нее, она увидела, что у него хмурое лицо и усталые грустные глаза.

— Что будет дальше, Джесс? Неужели твои сомнения разрушат нас, как ты предсказывала?

Она посмотрела на него в упор и впервые сказала твердо и решительно:

— Нельзя этого допустить. Ты никогда не давал мне повода усомниться. Теперь я понимаю. Все это было только в моей голове. Я, боясь прошлого опыта, поставила между нами преграду, чтобы защитить себя. Но, несмотря на все это, ты снова заставил меня чувствовать. Я люблю тебя, Кевин. Ты безумный и непредсказуемый, и интересный. Ты самый чуткий человек на свете, и я чувствовала себя несчастной без тебя все эти последние недели. И, хотя я боюсь новых страданий, я хочу рискнуть и попытаться сохранить нашу любовь. — Она дотронулась пальцами до его рта и провела по бархатной поверхности его губ и улыбнулась. — Ты сделал из меня верующую, — сказала она спокойно. — Впервые за долгие годы я поверила, что любовь на самом деле может победить все… даже такое прошлое, как мое. Я знаю, что никогда не прощу себя, если не попытаюсь избавиться от и его. Это время настало.

Его глаза засияли от этих слов. Он понял, к своему изумлению, что сейчас заплачет. Глубина его любви внушала благоговение. Несколько недель, пока он в одиночестве переезжал из города в город, его раздирало отчаяние от уверенности, что между ними все кончено. Сейчас его голова закружилась от радости, что его безумная любовь может превратиться в союз на всю жизнь. Он тихо благодарил Бога, что тот указал правильный путь их любви.

Его сердце трепетало в ожидании ответа, пока он медленно задавал вопрос:

— Это правда? Ты признаешь, что мои чувства к тебе истинные, что они не имеют никакого отношения к «Логан Консептс», что мне не нужна ни одна другая женщина, что наша разница в возрасте не имеет никакого значения?

Джессика кивнула.

— Если в этой твоей безумной голове осталось хоть одно сомнение, я хочу, чтобы ты мне сказала, — настаивал он. — По мне, ты можешь продать свою компанию, вложить деньги в трастовый фонд и провести остаток жизни, лишь заботясь обо мне и наших детях.

— Отлично, — сказала она покорно. — Значит, ты хочешь превратить меня в домашнюю хозяйку.

— Я не хочу превращать тебя ни во что, — возразил он мягко. — Я хочу, чтобы ты чувствовала себя счастливой. — Его пальцы прошлись по нежной впадине на ее шее, посылая трепетные волны по ее спине. — Как ты сделала со мной, — добавил он со значением и следуя горячими губами за своими пальцами.

— Ты уверен, что смиришься с женой, которая в любой момент готова потрепать по руке какого-нибудь рассерженного клиента? — спросила она с вызовом, стараясь не обращать внимания на бушующий в ней пожар.

— Никаких рук с твоими клиентами, — предупредил он, рисуя ленивые круги вокруг ее торчащих сосков грудей. Прикосновение, еще более волнующее из-за тонкой материи, разделяющей пальцы Кевина с ее плотью, вызвало вздох на губах Джессики. Он усилил свои ласки и добавил — Если только они не лысые, толстые и восьмидесятилетние.

— Не хочешь ли ты сказать мне, Кевин Лоуренс, что ты ревнивец? После твоих нравоучений о доверии, — напомнила она.

— Это другое. Доверять нужно мне.

— Противоречие в терминах, — парировала она.

— Так, так! Снова твои предрассудки, дорогая. Кроме того, я хотел сказать, что, хотя доверяю тебе, это не значит, что я доверяю всем развратникам, с которыми ты можешь иметь дело.

Джессика широко улыбнулась:

— А как насчет сексуально свободных женщин, которыми ты окружил себя? Я должна считать их невинными, пока не накрою тебя с ними? — Ее удивило, что она так поверила в Кевина, что может даже шутить на эту тему.

Он тоже улыбнулся с видимым удовольствием.

— Любимая, я им не нужен. Они гоняются за этими блистательными скрягами в обтянутых джинсах и с миллионными контрактами в кармане.

— Какой удар по твоему эго, — дразнила она.

— Вовсе нет. У меня есть ты, и если последние несколько месяцев хоть что-то значат, то большего мне не нужно.

— Ты уверен, что не хочешь попытаться? — спросила Джессика, удивляясь, как она вообще воображала себе, что может прожить без Кевина. Ее сердце заколотилось еще сильнее, опьяненное его близостью, его любовью.

— Я уверен больше, чем в чем-либо в своей жизни. Увидев тебя впервые, я подумал, что уже видел эти цвета в калейдоскопе, и вдруг обнаружил, что с каждым поворотом нахожу что-то новое и невероятно прекрасное.

— Ты не думаешь, что я могу надоесть тебе в следующие тридцать лет, когда ты будешь глядеть на эти цвета постоянно и видеть, как они начинают блекнуть?

— Любимая, ты мне не надоешь и за миллион лет, — прошептал он нежно, уверенный, что это правда. Его рука с любовью ласкала ее выступающий живот, и выражение его лица менялось от каждого толчка его наследника. — Я вижу, у моего сына такой же характер, как у матери, — заметил он с плохо скрываемым удовольствием.

— Почему ты так уверен, что это мальчик? — игриво спросила Джессика, зная по аминосинтезу, что это именно так. Затем она задрожала, когда знакомые круговые движения горячих пальцев направились от груди вниз, к животу и обратно.

— Потому что он явно старается уберечь свою мать от нападения, которое я совершаю на ее тело.

Кевин стал убирать руку, но Джессика положила ее на место.

— Не рассказывай мне, что тебя запугал такой маленький парнишка. Я не собираюсь позволять ему начать это прямо сейчас. Я так скучала по тебе, мистер Лоуренс.

Обхватив его голову дрожащими руками, она притянула его к себе. Их губы соприкоснулись сначала нежно, затем со всепоглощающей страстью. Они утонули в податливых диванных подушках, целуя и лаская каждый не спрятанный под одеждой кусочек плоти друг друга. Не удовлетворенные таким ограниченным контактом, они избавились даже от самых тонких барьеров из ткани, слившись друг с другом душой и телом и уносясь ввысь.

Кевин слегка покачивался, осторожно держа под контролем свое упругое, разгоряченное страстью тело, пока нежно спрашивал:

— Ты уверена, что тебе можно?

— Очень даже можно, — пробормотала Джессика, легко целуя его влажное плечо. Пуская его в себя со стоном наслаждения, она снова почувствовала, что они единое целое. С нарастающими ритмичными движениями пришло радостное напряжение, которого она не испытывала раньше. Когда наступило расслабление, сопровождаемое бессознательными прерывистыми вздохами, она с удивлением прижалась к Кевину. Им и раньше было хорошо вместе, но сегодня… сегодня было волшебно. При мысли о том, что вся жизнь пройдет в таком волшебстве, у нее по щеке покатилась слеза.

Увидев, как сверкающая капля упала из ее светящихся глаз, Кевин сделал то, что он отчаянно хотел сделать, когда впервые увидел ее со слезами на глазах. Он потянулся к маленькой капле и нежно слизнул ее. В этот момент он неслышно поклялся, что будет с ней рядом всю жизнь, чтобы осушать ее слезы. Он понял, возвращаясь мыслями назад, что теперь так будет всегда.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Вудс Шерил » Так будет всегда.