Название книги в оригинале: Твайнинг Джеймс. Двойной орел

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Твайнинг Джеймс » Двойной орел.





Читать онлайн Двойной орёл. Твайнинг Джеймс.

Джеймс Твайнинг

«Двойной орел»

 Сделать закладку на этом месте книги

Это мир таинственной мечты, неги, ласк, любви и красоты.[1]

Шарль Бодлер. Приглашение к путешествию

Благодарности

 Сделать закладку на этом месте книги

Рою, Клэр и Саре Тофт, Брюсу Ритчи, Дэвиду Сейлу, Джереми Грину, Джереми Уолтону, Джорджу Хаммону, Шину Корбету, Джулиан Симмонс, Шарлотте Камерон, Марку Джилу, Саманте Экстел, Марии Беррет, Нико Шварцу, Флориану Рейнольду и, особенно, Роду Джиллету — за их бесценные комментарии, предложения и помощь. Они в значительной степени способствовали улучшению текста.

Благодарю также моих агентов, Джонатана Ллойда и Юан Торникрофт из «Кертис Браун» в Лондоне и Джорджа Лукаса из «Инкуэлл менеджмент» в Нью-Йорке — за то, что как львы бились за мои интересы, заметили потенциал в моих ранних набросках и поверили в меня.

Отдельное спасибо за неиссякаемый энтузиазм Уэйну Бруксу, моему великолепному редактору, который помог до вести эту книгу до ума. Благодарю также Элисон Галлахан из «Харпер Коллинз» — за ее удивительную интуицию и твердую веру в меня. Спасибо Линн Дрю, Дебби Коллинз и всей маркетинговой и креативной команде издательства «Харпер Коллинз». Они проявили себя настоящими профессионалами, выдающимися мастерами своего дела.

Хотелось бы также поблагодарить за исследовательскую работу специалистов Смитсоновского института, Монетного двора США, министерства финансов, Музея вооружений США (Форт-Нокс), «Кристис», «Сотбис», министерства туризма Турции, министерства культуры Франции.

И, наконец, позвольте выразить бесконечную любовь и благодарность моим родителям, Энн и Бобу, сестре Джоанн, жене Виктории и моей красавице дочке, малышке Амелии.

Лондон, сентябрь 2004 


Для получения более подробной информации об авторе и завораживающей истории, легшей в основу «Двойного орла», обращайтесь по адресу: www.jamestwining.com.

Предисловие к изданию на русском языке

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорогой читатель! Когда вы были ребенком, близкие наверняка терзали вас вопросом: «Кем собираешься стать, когда вырастешь?» Меня, во всяком случае, терзали. И я изобрел особую тактику: отвечал, что выберу какое-нибудь почтенное и безопасное занятие — ну, к примеру, стану адвокатом. И мой мучитель, одобрительно хлопнув меня по плечу, сразу успокаивался и отставал.

Истина же крылась в том, что, несмотря на нежный возраст, я вынашивал тайное стремление стать одним из лучших в мире похитителей произведений искусства. Вы понимаете, что меня привлекало: танцы среди инфракрасных лучей сигнализации, спуск по стенам высотных домов, вскрытие сейфов любой сложности и прочее. Я даже придумал себе имя и фамилию — Том Кирк.

Стоит ли говорить, что все это осталось несбыточной мечтой. Но героя, невероятно удачливого вора, я забрал из детства с собой, и он тайно и постоянно жил в моих мыслях и фантазиях.

И живет до сих пор!

Наконец Том Кирк ожил в «Двойном орле», в первой книге из серии его приключений. Здесь ему противостоит Кассиус, глава подпольного синдиката по похищению и сбыту предметов искусства, а также Дженнифер Брауни, красавица и агент ФБР, которой дали последний шанс спасти свою карьеру. Том Кирк перелетает из Лондона в Нью-Йорк, затем в Амстердам и Стамбул в погоне за бесценным сокровищем.

В основе сюжета лежит подлинная история «двойного орла», золотой монеты 1933 года выпуска, украденной с Монетного двора США в 1930-е годы. Ею владел король Египта, потом она бесследно исчезла и всплыла через сорок лет в Нью-Йорке, попав в руки одному из агентов министерства финансов во время весьма драматичной операции по захвату банды мошенников. Позже, в 2002 году, она была продана с аукциона за восемь миллионов долларов и стала самой дорогой монетой в мире.

Лично для меня этот роман является воплощением моего продолжительного и постоянного интереса к изобразительному искусству вообще и случаям похищения предметов искусства в частности. А интерес этот возник, когда я впервые увидел эпизод из фильма «Доктор Но», где Джеймс Бонд взирает на портрет герцога Веллингтона кисти Гойи и просто своим глазам не верит. Отец тогда объяснил мне, что подлинник полотна был украден из лондонской Национальной галереи за несколько недель до начала съемок в 1962 году. С тех пор на протяжении десятилетий мне не давала покоя мысль о теории заговоров, некоем выдающемся криминальном уме, который разрабатывал сложнейшие операции по похищению предметов искусства и украшал стены своих домов крадеными шедеврами!

Надеюсь, вы получите такое же удовольствие от прочтения этой книги, которое получил я, работая над ней.

Джеймс Твайнинг 

Президентский указ № 6102

 Сделать закладку на этом месте книги

Данной мне властью, определенной в части 5(b) Закона от 6 октября 1917 года, и с учетом поправки, определенной в части 2 Закона от 9 марта 1933 года и названной «Закон по обеспечению мер в случае создания критической ситуации национального масштаба в банковском деле и для других целей», полностью поддерживаю решение конгресса США о том, что такая ситуация имеет место. И издаю следующий указ.

Я, Франклин Д. Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, объявляю, что критическая ситуация национального масштаба существует, а потому соответственно вышеупомянутому указу накладываю запрет на тайное накопление золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов на всей территории США частными лицами, товариществами, ассоциациями и корпорациями. Во исполнение данного указа предписываю принять следующие меры:

До 1 мая 1933 года все лица обязаны сдать в Федеральный резервный банк, или в одно из его подразделений, или же в дочерний банк Федеральной резервной системы все имеющиеся у них накопления в виде золотых монет, золотых слитков и золотых сертификатов, поступивших в их владения до 28 апреля 1933 года включительно.

По принятии от граждан золотых монет, золотых слитков или золотых сертификатов Федеральный резервный банк или же любое из его подразделений обязаны выплатить данным гражданам эквивалентную компенсацию любыми другими монетами или валютой, имеющей хождение на территории Соединенных Штатов.

В случае злонамеренного нарушения данного указа или же любого определенного им правила лицо или лица, повинные в этом, могут быть оштрафованы на сумму, не превышающую 10 000 долларов, или же подвергнуты тюремному заключению сроком не более десяти лет, или же обоим этим наказаниям одновременно; любой чиновник, директор или же агент любой корпорации, сознательно участвовавший в этом нарушении или же способствовавший, может подвергнуться аналогичному штрафу, тюремному заключению или же обоим этим наказаниям одновременно.

Данный указ, а также правила, определенные в нем, могут быть изменены или отменены в любое время.

Франклин Д. Рузвельт, 

президент Соединенных Штатов Америки 

5 апреля 1933 года 

ПРОЛОГ

 Сделать закладку на этом месте книги

Будь проклят тот, кто поселил в сердце человеческом жажду золота!

Вергилий. «Энеида»

Пон де Гренелль, Шестнадцатый округ, Париж

16 июля, 21.05

Они опаздывали. Договорились без четверти девять, а было уже пять минут десятого. Он так долго простоял на открытом пространстве, что даже занервничал. Если не появятся через пять минут, он уйдет, и черт с ним, с миллионом долларов. Он похлопал по карману брюк. Да, все на месте, он ощущал это через плотную черную ткань, вес приятно согревал бедро. Все в порядке.

Навстречу ему брела в обнимку юная парочка. Парень с девушкой останавливались чуть ли не на каждом шагу и целовались в сумеречном свете. Девушка заметила его и, смущенно пожав плечами, отстранилась от парня. А тонкие пальчики машинально потянулись к маленькому серебряному распятию, висевшему на шее.

— Bonsoir, mon рére.[2]

— Bonsoir, mon enfant.[3]

Он улыбнулся и кивнул, а парочка двинулась дальше, к другому концу моста, и разразилась виноватым хихиканьем, лишь оказавшись на почтительном от него расстоянии. Жара понемногу спадала. Эйфелева башня вырисовывалась на фоне пламенеющего закатного неба. На ней уже зажгли огни, и она сверкала и искрилась, точно объятая пожаром.

Он оперся о парапет и взглянул на статую Свободы. Уменьшенная копия своей американской сестры, занявшей место по ту сторону Атлантики, она возвышалась над Алле де Синь, узеньким островком в центре Сены. Воздвигли этот монумент в 1990 году, о чем гласила высеченная на постаменте надпись. Статуя стояла к нему спиной, гладкая мускулатура, частично прикрытая складками туники, отливала бронзой. Вечно молодая женщина, несмотря на патину веков.

Он был ребенком, когда бабушка рассказала, что многие члены их семьи еще в двадцатые годы проделали долгий и полный лишений путь из Неаполя в Америку. И всякий раз, глядя на статую Свободы, он ощущал незримую связь с этими родственниками, отчетливо представлял, как они изумились, впервые увидев Новый Свет, разделял их твердую веру в счастливое начало новой прекрасной жизни. Поэтому он так любил бывать здесь. Это место в Париже всегда казалось ему таким знакомым. Безопасным. Защищенным от всех бед. Домом, где всегда можно укрыться.

Из-под моста вынырнули из тени две мужские фигуры. Посмотрели вверх, увидели его. Он махнул рукой и, пройдя немного вперед, стал спускаться по пологим бетонным ступенькам навстречу им, потом прошагал под низкой стальной аркой моста. И остановился у края площадки, окружавшей массивный пьедестал статуи. Он был осторожен, как всегда, и старался, чтобы расстояние между ним и этими двумя мужчинами не превышало двадцати футов.

Очевидно, они прятались тут все время, вдруг подумал он. Наблюдали за ним, проверяли, нет ли «хвоста», таились в удлиняющихся вечерних тенях, словно два льва в высокой траве. Эти люди не любили рисковать. Он тоже.

— Bonsoir, — вполголоса произнес крупный мужчина, стоявший слева, но в тихом вечернем воздухе слово прозвучало вполне отчетливо.

Волосы у него были длинные, светлые и сливались с густой бородкой. Наверное, американец.

— Bonsoir, — устало ответил он.

Мимо по реке проплыла огромная баржа, яркие огни прожекторов отражались в воде, смещали тьму, будто прощупывали ее. Казалось, тяжелые складки туники на статуе ожили и слегка шевельнулись под прикосновением лучей, как от невидимого сквозняка. Словно она дразнила их, эта статуя.

— Принес? — спросил по-английски бородач, когда шум моторов баржи растаял вдали и прожекторы стали отбрасывать безжалостно яркий свет на дальние строения у реки.

— А деньги? — Его голос звучал твердо.

То была обычная игра, сколько раз он играл в нее — уже и не вспомнить. Опустил голову, изображая полное равнодушие, и с неудовольствием отметил, что прежде черные, отполированные до зеркального блеска туфли посерели от пыли.

— Сначала товар покажи, — сказал бородач.

Он замер. Было нечто странное в голосе этого человека. Он поднял голову и обернулся через плечо, проверяя путь к отступлению. Все чисто. И тогда, отмахнувшись от тревожного предчувствия, выдал стандартный ответ:

— Сначала покажи деньги, потом будет товар.

Ну вот, так и есть. На сей раз он успел заметить. Другой бы на его месте, конечно, никогда бы не заметил, но даром, что ли, он очень долго просуществовал в этом бизнесе. Плечи напряжены, глаза сузились, точно бородач и его напарник увидели вдалеке одинокую, отбившуюся от стада антилопу.

Они готовились к нападению.

Он снова оглянулся. Все вроде бы чисто… хотя как знать, что там, за деревьями, ведь темнело быстро. Внезапно он сообразил, почему они опоздали.

Хотели, чтобы стемнело.

Он резко развернулся на каблуках и бросился бежать по гравию, толстые кожаные подошвы туфель отбрасывали назад мелкие камушки, словно шины автомобиля, резко набирающего скорость на грязной дороге. Нет, он не может допустить, чтобы они это заполучили. Не может допустить, чтобы нашли. На бегу бросил взгляд через плечо: эти двое неспешно надвигались на него — различил металлический блеск ствола, в нем отражались оранжевые отсветы гирлянды, украшавшей нависший над головой мост.

Он откинул голову назад, наскочив на кончик ножа. Теперь он все понял. Перед ним возникла темная фигура, рука вытянута вперед, лицо затенено тьмой. Этот человек прятался в тени и дожидался своего часа. Дожидался, пока добыча не придет к нему сама. Его загнали прямо в объятия смерти, как животное.

Шестидюймовое зазубренное лезвие ножа вонзилось ему в грудь, практически он сам напоролся на него, и удар при столкновении был столь силен, что он тихо ахнул. Он чувствовал, как холодный металл с хрустом врезается в хрящевые ткани в нижней части грудины, подбирается к сердцу.

Это последнее, что он ощутил.

Темная кровь хлынула на накрахмаленную белую рубашку с высоким стоячим воротничком — в оранжевых отблесках света она почему-то отливала зеленцой, как побитая непогодой бронзовая кожа статуи Свободы. Он уже не понимал, не видел и не чувствовал ничего, но застывший взгляд был устремлен в сторону Америки.

Туда, где находился Нью-Йорк.

ЧАСТЬ I

 Сделать закладку на этом месте книги

Золото околдовывает человека, действие его подобно ядовитому туману, отравляющему разум, усыпляющему совесть и все прежние чувства, точно человек этот надышался угольного дыма.

Чарлз Диккенс. «Николас Никльби»

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

Пятая авеню, Нью-Йорк

16 июля, 23.30

Он падал очень грациозно, изогнулся всем телом, огибая выступ здания, затем вытянулся в струнку и закачался, напоминая паука на нити, на миг застигнутого порывом ветра. И вот наконец, пропустив через ладонь в перчатке последний виток веревки, приземлился на балконе семнадцатого этажа. Пригнувшись, он высвободился из опутавшей его веревочной сбруи и вжался спиной в стену. Темная хрупкая фигура слилась с фоном из крапчатого камня. Он не двигался, даже почти не дышал, осторожно втягивая воздух сквозь тонкую ткань черной лыжной маски, липшей к губам.

Необходимо проверить, не видел ли его кто-нибудь во время спуска. Он выжидал, прислушиваясь к шумному дыханию города внизу, заметил, как знакомые очертания «Метрополитен-опера» ушли в тень, когда притушили освещавшие его прожектора.

И еще он видел Центральный парк, напоминавший по форме огромное темное легкое, которое огибали огоньки такси, снующие между Восточной и Западной Восемьдесят шестой улицами. Смотрел и вдыхал поднимающийся со стороны парка прохладный воздух, и внезапно, несмотря на жару, его пробрал озноб. Воздух был напоен типичными для Нью-Йорка запахами, разъедающей душу смесью страха, пота и алчности. Запахом этим тянуло из туннелей подземки и вентиляционных шахт.

Слышался рокот моторов одинокого вертолета нью-йоркской полиции, он приближался, и его прожектор отбрасывал круг света на крыши близлежащих домов, а с отдаленных улиц доносился вой сирен, но он знал: они не за ним. Они и ведать не ведают, что он здесь. Теперь им Тома Кирка голыми руками уже никогда не взять.

Пригибаясь, чтобы его не было видно из-за резной каменной балюстрады, он подкрался к большому полукруглому окну, которое открывалось на балкон, пуленепробиваемые стекла, рамы отливают стальным блеском. Комната за стеклом погружена во тьму, в ней ни души. Так и должно быть. Летом так было каждый уик-энд.

Он легонько постучал по петлям, проходившим по ребру правой створки окна, и несколько болтов оказались у него в ладони. Затем осторожно и медленно, стараясь не повредить проходивший по центру контактный проводок системы сигнализации, приподнял раму, пока под ней не образовалась щель, чтобы через нее можно было пролезть.

Оказавшись внутри, Том сбросил с плеча лямку рюкзака. Достал из главного отделения прибор, напоминающий металлодетектор, — тонкую черную пластину на длинном алюминиевом стержне. Щелкнул переключателем в верхней части пластины, и на гладкой поверхности загорелся зеленый огонек. Он крепко сжал стержень в руке и, стараясь сохранять полную тишину, начал водить пластиной над плитками пола. Почти сразу в нижней части пластины мигнул красный огонек и замер.

Перепады в давлении. Как и следовало ожидать.

Медленно двигая пластиной над местом, где загорался красный огонек, он быстро определил участок и обвел его мелом. Повторил процедуру, методично обошел комнату, каждое движение было четким и отточенным. Через пять минутой приблизился к дальней стене. Позади тянулась цепочка маленьких белых кружков, очерченных мелом.

Комната оказалась в точности такой, как на снимках. Здесь пахло новыми деньгами и старой мебелью. Над всеми предметами обстановки доминировал огромный письменный стол в псевдовикторианском стиле — эдакий гибрид английского полированного дуба и итальянской кожи, что напомнило ему салон «роллс-ройса» выпуска двадцатых годов. За столом виднелись полки, на них — останки некогда богатой частной библиотеки. Очевидно, самые ценные книги распродали на аукционах, и они разлетелись по всему миру.

Две боковых стены выкрашены в песочно-серый цвет и симметрично увешаны гравюрами и картинами — по четыре на каждой стене. Он не приглядывался, но успел заметить работы Пикассо, Кандинского, Мондриана, Климта. Нет, он, Том, пришел сюда не за живописью. И не за содержимым сейфа, который, как он знал, находился за третьей картиной слева. Он давно научился не жадничать.

Том вернулся по меловым меткам к краю шелкового ковра, устилавшего пол между столом и окном, рисунок тускло отливал в бледном лунном свете. Став спиной к окну, он ухватил ковер за уголок и отбросил. Паркетный пол под ним был темнее, чем в других местах, защищен ковром от солнца и не выгорел.

Опустившись на колени, Том приложил ладони в перчатках к полу и начал медленно передвигать их по гладкой деревянной поверхности. Примерно в трех футах вдруг нащупал еле заметный выступ. Он провел пальцем вдоль этого выступа, пока не ощутил по краям паркетины нечто похожее на уголки. Сжав руки в кулаки, надавил костяшками пальцев на эти уголки. Давил что есть силы, всем своим весом. Послышался негромкий щелчок, и панель площадью фута в два ушла вниз, а затем, точно на пружине, подскочила и поднялась над полом примерно на дюйм. На одном из ее концов оказалась петля, и Том просто откинул панель как крышку, открыв доступ к сейфу, вделанному в пол.

Производители сейфов и страховые компании постоянно конкурируют между собой. В ходе этой борьбы эксперты выработали общепринятый рейтинг надежности сейфов. Производители регулярно подвергают свой продукт независимой экспертизе, которую проводит Страховая лаборатория, или, сокращенно, СЛ. После проверки каждому типу сейфа присваивается специальная маркировка, свидетельствующая о его надежности, что, в свою очередь, позволяет страховым компаниям с большей или меньшей степенью точности определять сумму страховочных выплат.

Сейф, который обнаружил Том, согласно свежей маркировке, получил индекс надежности TXTL-60. Иначе говоря, он мог успешно противостоять самому грубому вторжению в течение шестидесяти минут. То был один из самых высоких индексов, когда-либо присваиваемых СЛ.

Однако у Тома ушло всего восемь с половиной секунд, чтобы открыть его.

Внутри оказались наличные, около пятидесяти тысяч долларов, а также драгоценности и наручные часы «Реверсо» 1920 года выпуска. Но Том проигнорировал эти богатства, его внимание было приковано к шкатулке красного дерева. На темной отполированной крышке красовалась инкрустация в виде золотого двуглавого орла, в когтях птица сжимала державу и скипетр. Это был герб императорской семьи Романовых.

Том открыл шкатулку, осторожно достал из ячейки, устланной белым нежным шелком, драгоценный предмет и почувствовал, как бешено забилось сердце. Даже ему, повидавшему множество произведений искусства волшебной красоты, сокровище, хранившееся в шкатулке, показалось самим совершенством. Оно настолько ошеломило его, что он предпринял поистине беспрецедентный шаг — снял маску с лица, желая получше разглядеть находку. И эта нехарактерная для него беспечность была тут же вознаграждена. На поверхность, усыпанную драгоценными камнями, упал лунный свет, и изящный предмет ожил в ладони, засверкал, заискрился, точно всполохами фейерверка или северного сияния. Он словно смотрел на улицу через заиндевевшее от мороза окно в какой-нибудь далекой деревянной избе.

На память пришли слова на странице, грубо вырванной из каталога «Кристи» и снабженной его пометками, сделанными от руки.

«Так называемое Зимнее яйцо было изготовлено Карлом Фаберже для царя Николая II и предназначалось в дар его матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, на Пасху в 1913 году. Само яйцо выточено из сибирского горного хрусталя и инкрустировано тремя тысячами бриллиантов; еще три тысячи бриллиантов украшают его подставку.

Как и все пасхальные яйца Фаберже, это содержит сюрприз. В данном случае это пасхальная корзиночка из платины, украшенная цветами из золота, гранатов и хрусталя. Корзиночка символизирует переход от зимы к весне».

Он в одиночестве любовался яйцом и вскоре уже ничего не слышал, кроме биения собственного сердца да тиканья невидимых часов. Он смотрел и смотрел на него, и все вокруг растворилось, отодвинулось куда-то, перестало существовать, а бриллианты сверкали, словно сосульки на полуденном солнце. Смотрел, и вскоре ему начало казаться, что он видит через яйцо свои руки в перчатках, пальцы, косточки и даже сухожилия.

Мысленно он вернулся в Женеву. Вспомнил, как стоял у изножья отцовского гроба, свечи капали воском на алтарь, поодаль заунывно бубнил молитву священник. На крышке гроба лежал венок, и с него капала вода, стекая по гладкой боковине на пол. Он стоял там как завороженный, не в силах оторвать взгляд от красного ковра, что постепенно менял цвет, становился темнее в том месте, где растекалась небольшая лужица.

Тогда ему в голову пришла неожиданная мысль, вернее, вопрос. Явилась, укоренилась где-то на самом краю сознания и продолжала дразнить и мучить.

«Может, уже пора?»

Позже он, конечно, отмахнулся от нее. Старался вообще не думать об этом. Очевидно, просто не хотел. Но через два месяца после похорон мысль вернулась, и продолжала возвращаться с удручающей частотой. Вопрос преследовал его, вмешивался в каждое действие, наделял каждое слово сомнением и неуверенностью. Требовал ответа.

И вот теперь он понял. Все стало окончательно ясно. Это неизбежно, как переход от зимы к весне. Пора, время наступило. А после — все, он отойдет от дел.

Он натянул маску на голову, завернул яйцо в клочок мягкой ткани, пустую шкатулку положил в сейф, запер его и опустил деревянную панель. Скользящей бесшумной походкой приблизился к окну и выбрался на балкон.

Казалось, сирены внизу звучат громче, затем он вдруг с удивлением заметил, что его сердце бьется в такт хлопанью винтовых лопастей полицейского вертолета, который теперь пролетал почти над самой его головой, и прожектор отбрасывал круг света на деревья и улицы внизу. Он выискивал кого-то или что-то. Пригнувшись за балюстрадой, Том прикрепил веревку к своей сбруе и рассчитал прыжок так, чтобы вертолет в это время пошел на разворот. И через секунду исчез, растворился во тьме.

От него остался лишь один след. Ресница спорхнула с лица в тот момент, когда он снимал маску. Она лежала на полу, крохотная, изогнутая, отливая черным в лунном свете.

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, округ Колумбия

18 июля, 7.00

Она знала, что это случится. Дверь приоткрылась, в проеме возникла темная фигура. Она старалась сдержаться, но не получилось. Никогда у нее не получалось. Медленно, плавно подняла руку, выставила ствол перед собой. Левая рука у нее была сильнее и слегка согнута в локте, и она поддерживала ею руку со стволом. Захват получился надежный. Расставила ноги для устойчивости, причем правая, самое уязвимое ее место, выдвинулась вперед.

Все три пули она положила в «яблочко», получился идеальный равносторонний треугольник. Он умер, еще не успев рухнуть на пол, а на белой рубашке уже расплылось красное пятно, точно кто-то разлил чернила на промокашку. В лицо ей ударил яркий свет, только тогда она поняла, что натворила.

Дженнифер Брауни проснулась резко, словно от толчка. Провела ладонью по щеке, и она мгновенно стала липкой от пота. Протянула руку к ламинированной поверхности тумбочки и нащупала часы. Моргая и щурясь от яркого света неоновой лампы над головой, пыталась разглядеть, который час. Ровно семь утра. Черт…

Она потянулась всем телом, изогнула шею. Снова опустилась на простыню. Зевая, выдвинула нижний ящик тумбочки. Достала оттуда упакованную в целлофан белую блузку, идентичную той, что была на ней. Еще две, аналогичные, остались в ящике. Положив упаковку на стол, начала расстегивать пуговки той блузки, что была на ней, пальцы онемели и плохо слушались. Наконец удалось справиться со всеми пуговками. Дженнифер встала, блузка соскользнула на пол, она подняла ее, швырнула в ящик и пинком задвинула его.

Она была удивительно хороша собой, отличалась естественной, не сразу бросающейся в глаза красотой, которой иногда отмечены женщины. Высокая — пять футов девять дюймов, с гладкой коричневой кожей, фигура гибкая и стройная, но со всеми положенными округлостями. Щеки немного пухлые, черные вьющиеся волосы достигают плеч. Драгоценностей она не носила никогда, за исключением одной безделушки от Тиффани — цепочки в виде переплетенных между собой сердечек. Это был подарок сестры на восемнадцатилетие, и цепочка угнездилась в соблазнительной выемке между холмиками грудей.

Она застегнула свежую блузку, заправила ее за пояс черного брючного костюма. Потом оглядела помещение без окон со стенами, выкрашенными светло-голубой краской, и улыбнулась. От улыбки на округлых коричневых щеках возникли ямочки — пусть и маленький, а свой офис. Она, похоже, никак не могла привыкнуть к этой мысли. Ее собственная, отдельная комната. Все здесь принадлежит только ей, даже воздух. Вот уже три месяца она здесь, в округе Колумбия, а ощущение новизны до сих пор не притупилось. Еще долго не притупится. Особенно после тех трех лет, проведенных в полевых условиях, в тренировочном лагере в Атланте, где стены домика были такие тонкие, словно картонные; казалось, дунешь — и он рассыплется. Она радовалась, что вернулась сюда, и планировала остаться.

Мысли Дженнифер прервал стук в незапертую дверь. Она нахмурилась, но улыбнулась, увидев на пороге Фила Такера, командира своего отделения. Он, как всегда, вовремя. Вчера сказал, что она понадобится ему утром, им надо поговорить. Правда, о чем именно, не уточнил.

— Привет!

— Ну как ты тут? — Он подошел к столу и, щурясь, уставился на нее через очки без оправы, над галстуком нависал двойной подбородок. — Еще одна ночь без сна?

— А что, заметно? — Дженнифер пригладила волосы, протерла кончиком пальца уголки глаз, прогоняя остатки сна.

— Нет. Просто охрана сообщила, что ты домой так и не ходила… Лично я отношусь к этому не слишком одобрительно, ты же знаешь.

Таков уж он был, Такер. Совсем не похож на тех боссов, которые обожают, когда их подчиненные засиживаются на работе до ночи, но доброго слова за это не скажут, будто не замечают. Такер очень заботился о своей команде и не скрывал этого. Дженнифер это нравилось. Заставляло ее ощущать себя частью чего-то важного, значительного и нужного, а не каким-то недоразумением в юбке.

— Нет проблем, босс.

Он почесал медно-рыжую бородку, поскреб макушку, где красовалась круглая розовая лысина в опушении светлых истончившихся волос.

— Кстати, я говорил с Флинтом, делом Хаммона займутся люди из министерства финансов. Очень благодарны тебе за помощь. Фл


убрать рекламу






инт даже помянул, что теперь он твой должник. Хорошая работа.

— Спасибо. — Дженнифер смущенно пожала плечами. Она никогда не умела принимать комплименты и перевела беседу на другую тему: — Так из-за чего сыр-бор? Зачем понадобилось подниматься в такую рань? Не иначе какой-нибудь конгрессмен потерял собаку, верно?

Такер опустился в кресло, положил руки на пластиковые подлокотники.

— Вчера возникла проблема. Я предложил тебя. — Он усмехнулся. — Надеюсь, не возражаешь?

Дженнифер заулыбалась:

— А если возражаю? Разве это имеет значение?

— Нет! Но ты ведь и не собиралась отказываться. Прекрасная возможность проявить себя. Шанс вернуться на прежние позиции. — Такер умолк, затем добавил уже серьезным тоном: — Наверное, второй и последний шанс.

— Все пытаешься помочь мне искупить вину? — Сон был так жив в памяти, что Дженнифер ощутила подкатывающую к горлу горечь и сглотнула.

— Нет. Это ты сделаешь сама. Но мы-то с тобой знаем, как трудно изменить чье-либо мнение.

— Я вовсе не ищу легких выходов, Фил. Я могу вернуться и без твоей помощи. И сделаю это, докажу, что достойна. — Ее темные глаза светились решимостью.

Такер медленно кивнул:

— Да. Но всем нужен перерыв. Хотя бы на короткий период. Всем, даже тебе. И я бы не стал тебя предлагать, если бы не считал, что ты это заслужила. Ладно. В общем, я сказал им, чтобы подъезжали прямо с утра. Отступать в любом случае поздно.

Он взглянул на часы, потряс запястьем, поднес их к уху и снова проверил.

— Твой будильник показывает правильное время? — Такер указал на настольные часы Дженнифер.

Она не ответила. Вместо этого спросила:

— Так кто там должен подъехать?

В открытую дверь постучали, вошел мужчина. Такер поднялся ему навстречу.

— Знакомься, Дженнифер, это Боб Корбетт. А это Дженнифер Брауни, Боб.

Все трое стояли неподвижно, и Такер настороженно смотрел на Дженнифер, точно опасался, что та может ляпнуть или выкинуть нечто не соответствующее случаю. Потом они обменялись рукопожатиями, и Такер облегченно выдохнул.

— Присаживайтесь. — Такер уступил гостю свое кресло, сам пристроился на краешке письменного стола. Корбетт уселся. — Боб возглавляет у нас отдел по расследованию краж и преступлений на транспорте.

— Нас уже знакомили. В лифте, — с улыбкой промолвила Дженнифер.

Иногда она видела этого человека в здании. Корбетт всегда был подтянутым и безупречно аккуратным — от гладко выбритого подбородка до начищенных черных туфель, тонкие шнурки которых всегда были завязаны двойным узлом. Сейчас она сразу заметила: с ним что-то не так. Узел на вязаном шелковом галстуке меньше, чем положено, будто Корбетт ослаблял его и опять затягивал несколько раз и явно не перед зеркалом. Так делают мужчины, когда волнуются.

Корбетт слегка нахмурился и кивнул:

— Да, конечно. Я помню. Привет. — Он говорил короткими рублеными фразами, в каждом слове звучала решимость, намекающая на военное воспитание. Они еще раз обменялись рукопожатиями.

Корбетту часто давали лет на десять меньше — он выглядел гораздо моложе своих сорока пяти. Однако углубляющиеся морщинки в уголках глаз и рта свидетельствовали о том, что возраст все же сказывался. Нет, рядом с Такером он, разумеется, смотрелся настоящим атлетом, хотя сравнивать их было бы несправедливо. Вообще Корбетт отличался какой-то обтекаемой, если так можно выразиться, внешностью — от гладко зачесанных серо-стальных волос до плавно округленных контуров щек и подбородка. Вспоминались локомотивы тридцатых годов в стиле арт деко — даже стоявшие неподвижно на путях, они всем своим видом говорили, что могут развивать скорость не менее двухсот миль в час. Нос слегка заостренный, близко посаженные серые глаза смотрят холодно, светятся умом. Мужчина сильный и незаурядный. Почему-то он напомнил Дженнифер отца — человека жесткого, но честного.

— А тебе известно, что Боб считается одним из самых лучших людей бюро? — спросил Такер. — Какие у тебя показатели? Пять нераскрытых дел за двадцать пять лет службы? Потрясающе! — Он покачал головой, точно не верил, что такие достижения вообще возможны.

— Вообще-то, Фил, лишь два. И потом, кто тебе сказал, что я перестал над ними работать? — Корбетт улыбнулся, но видно было, что он вовсе не шутит. Он не похож на человека, любящего шутить.

— Бобу нужен сотрудник, который помог бы ему работать над новым делом. Я предложил тебя.

Дженнифер робко пожала плечами и покраснела, перехватив взгляд устремленных на нее серых глаз.

— Спасибо, сэр. Я буду очень стараться. А какое дело?

Корбетт протянул ей большой конверт из плотной коричневой бумаги и жестом дал понять, что она может его вскрыть. Дженнифер обнаружила в конверте пачку черно-белых снимков.

— Мужчина на снимке — священник Жанлук Раньери.

Она внимательно изучала фотографию, отметила, как страшно искажено лицо мужчины, а в груди зияет огромная рана.

— Его нашли в Париже. Вчера. Речной патруль выловил тело из Сены. Но, как видите, он не утопленник.

Дженнифер просмотрела остальные фотографии. Крупные планы лица Раньери, глубокая ножевая рана — ее большие орехового цвета глаза подмечали каждую деталь. К снимкам была приложена папка с переводом отчета о вскрытии. Он подтверждал то, что сказал ей Корбетт: Раньери закололи ножом, затем тело сбросили в реку. Погиб он от одного удара — лезвие пробило мечевидный отросток грудины, что привело к обширному инфаркту и мгновенной остановке сердца.

Читая отчет, Дженнифер бросала испытующие взгляды на Корбетта. Тот осматривал ее офис с легкой улыбкой на губах. Дженнифер знала: многие ее коллеги считают странным, что она не попыталась хоть чем-нибудь прикрыть или приукрасить светло-зеленые стены. Но у нее была на то причина: украшения и безделушки отвлекали бы, мешали мыслить четко и ясно.

— Ну, какие соображения? — спросил Корбетт.

— Судя по характеру ранения, это работа профессионала. Причем очень крутого, — произнесла Дженнифер.

— Согласен. — Корбетт кивнул, его глаза сузились, словно он увидел Дженнифер в каком-то выгодном и новом для себя свете.

— И еще. Тело сбросили в воду там, где его можно быстро найти.

— Следовательно?

— Они ничуть не волновались, что их поймают. Или же хотели отправить кому-то послание.

— Убит он был примерно около полуночи шестнадцатого июля. Плюс-минус несколько часов. — Корбетт поднялся и стал бесшумно разгуливать по офису.

Дженнифер решила, что, очевидно, в карманах у него нет ни мелочи, ни ключей, ни каких-либо иных предметов, могущих выдать его род занятий. Ну в точности кот, который, выходя по ночам на охоту, сбрасывает с ошейника колокольчик, чтобы подкрасться к ничего не подозревающей добыче незамеченным. Она продолжала листать папку с документами.

— Раньери учился на католического священника, затем работал в институте теологии при Ватикане.

Дженнифер удивленно вскинула глаза:

— В банке Ватикана?

— Да. Нам это заведение известно и под таким названием. — Корбетт приподнял брови, желая подчеркнуть значимость следующего своего высказывания. — Проработал там около десяти лет, а затем пропал три года назад. Причем не с пустыми руками. Прихватил пару миллионов долларов, снятых со счетов в одном из их банков на Каймановых островах.

Дженнифер резко повернулась к Корбетту, озабоченно наморщив лоб. Вот это уже кое-что объясняло. Такер остался сидеть в преисполненной благодушия позе: скрещенные руки лежат на животе, рот приоткрыт. Корбетт провел пальцем по одному из ящиков картотеки, словно проверяя, нет ли на нем пыли. Дженнифер знала, что ее там не было. Как и на всех других предметах в ее офисе.

— Видимо, он потратил все наличные, потому что объявился в Париже год назад. Французы утверждают, он работал по мелочам. Никаких крупных дел. То какую-нибудь картинку стырит, то ожерелье. Но на жизнь ему хватало. И очень даже неплохую жизнь, судя по его габаритам.

Все трое рассмеялись, и напряжение, которое ощущала Дженнифер, исчезло — испарилось, растворилось, точно струйка пара в теплом воздухе. Корбетт сел в кресло. Дженнифер заметила на его безупречно начищенных туфлях по лоску — в том месте, где кожа соприкасалась с манжетами брюк, она приняла более темный оттенок.

— И все же не понимаю, — пробормотала она и положила папку на письменный стол. А потом опустилась на стул, смущенная своим высказыванием. — Лично мне кажется, его убрал тот, кого он обманул. Или же состоялась какая-то сделка… В любом случае к нам это не имеет отношения.

Корбетт снова встретился с ней взглядом, и на сей раз серые глаза так и обдали холодом. Внутри у Дженнифер все сжалось.

— Вы не правы, агент Брауни. В отчете о вскрытии об этом, конечно, ни слова. Фокус в том, что когда они его вспороли, то обнаружили в желудке весьма любопытную вещицу. Он успел проглотить ее перед тем, как умер. Очевидно, не желал, чтобы она досталась убийцам.

Корбетт полез в карман и положил на стол какой-то мелкий предмет в прозрачном пластиковом пакетике. Раскинув крылья, в пространстве гордо парил орел. Его величественный полет был запечатлен в золоте.

Это была монета.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Кларкенуэлл, Лондон

18 июля, 16.30

Начинался вечерний час пик, по улицам тянулся нескончаемый поток машин — настоящая река из резины, стали и стекла. Она бурлила и замирала на перекрестках, повинуясь мигающим огням светофоров.

Витрины магазина отсвечивали желтым — лучи солнца пробивались сквозь толстые стекла, заключенные в белые рамы. В некоторых местах краска на рамах облупилась, но узкие лучи все равно пронзали мрак, и в их бледно-золотистом свете танцевали пылинки. Так капли дождя танцуют в лучах света от автомобильных фар.

В самой комнате царил сущий бедлам, оранжевые обои на стенах ободраны, грубый деревянный пол завален старыми газетами, обертками от еды. С растрескавшегося потолка угрожающе свисают белые оголенные провода, напоминающие щупальца морского животного. В дальнем конце помещения, скрытом в тени, стояли на неровном полу два сундука. На одном из них сидел, сгорбившись и подперев подбородок ладонью, Том Кирк, погруженный в раздумья.

Недавно ему исполнилось тридцать пять, но на висках уже поблескивала седина, особенно заметная на фоне щетины. Похоже, он не брился несколько дней. Волоски на щеках и квадратном подбородке были тоном светлее, чем взъерошенная шевелюра.

Он напоминал своего отца — во всяком случае, все всегда говорили, что он пошел в отца, и это его раздражало. Но именно от него он унаследовал угловатое лицо, пышные каштановые волосы и глубоко посаженные синие глаза под густыми темно-коричневыми бровями.

А вот сложен Том спортивнее, нежели отец. Подвижный, гибкий, сплошное сплетение мышц и сухожилий, и все это при росте пять футов одиннадцать дюймов. Подобное телосложение словно предполагало быстроту и решительность действий, а также увертливость — замечательные качества для игры в бейсбол. И в то же время Том обладал достаточной силой, чтобы схлестнуться с противником и одержать верх. Ирония судьбы заключалась в том, что, еще учась в школе, он так и не достиг особых успехов в бейсболе. И хотя скорости ему было не занимать, противнику не составляло труда сбить его с толку любым обманным движением.

На другом сундуке лежала огромная доска для игры в нарды, столь искусно инкрустированная, что ее вполне можно было назвать произведением прикладного искусства. Лежала доска плохо, грозила свалиться на пол в любой момент. Том приобрел ее буквально за гроши на одной из узких пыльных улочек Большого базара в Стамбуле много лет назад. Казалось, от нее до сих пор пахнет клеем, бараньим жиром и специями. Когда одолевала бессонница, он играл сам с собой на доске часами; анализировал все ходы и возможности, передвигал шашки, изучал, как разные ходы влияют на общую стратегию и исход игры. Полупустая бутылка виски на полу рядом с сундуком позволяла предположить, что ночь выдалась долгой.

Но Том даже не глядел на доску. Он рассматривал лежавшую на коленях черную лыжную маску. Ощупывал и оглаживал так бережно, точно ее сделали из тончайшего лиможского фарфора. Затем, улыбаясь краешками губ, просунул в маску правую руку, выставил из прорезей для глаз два пальца и начал игриво шевелить ими. Как две рыбки, в погоне друг за другом заплывающие в глазницы черепа.

У Тома длинные изящные пальцы, способные проделывать быстрые, точные и грациозные движения, каждый из суставов отличала невиданная гибкость, словно они были отдельными звеньями в цепочке. Каждый палец заканчивался белым полукружьем аккуратно подстриженного ногтя. Напоминают половинки луны, подумал он. Портили красивые руки лишь маленькие белые шрамы над костяшками да жесткие ладони, грубые на ощупь. Будто он был выдающимся пианистом, который по ночам развлекался кулачными боями.

Том понимал: тянуть больше нельзя, позвонить все равно придется. Контакт отсутствовал недели три, выбора не оставалось. Но поймет ли Арчи? Поверит ли ему? Улыбка увяла, и он зашвырнул маску в дальний конец комнаты, точно хотел, чтобы она разлетелась на тысячу осколков, ударившись о стенку.

Том достал мобильник из заднего кармана брюк и набрал номер. Гудкам вторил гул движения на улице. Трубку сняли почти сразу, но молчали. Том откашлялся и заговорил первым. Голос звучал мягко, почти нежно, отчетливо слышался американский акцент. Так бывало всегда, когда он нервничал.

— Арчи? Это Феликс.

— Господи Иисусе! Феликс!

Феликс. Это имя ему дали несколько лет назад, когда он только вошел в игру. С тех пор оно так к нему и прилипло.

— Где ты пропадаешь, черт побери?

— Я… все выяснил, — промолвил Том.

— Выяснил? Я думал, тебя взяли.

Арчи… Главный человек в бизнесе. Том часто размышлял, не является ли выдуманным это его имя. Щитом, за который можно спрятаться. Но думал, что нет. Оно ему очень шло, это имя.

— Нет. Просто сделал свое дело, и все.

— Там были проблемы? — В голосе Арчи прозвучала неподдельная тревога.

— Нет. Но в Штаты я больше ни ногой. Я ведь говорил тебе, слишком рискованно возвращаться и работать там. Нет, понимаю, я последний человек, которого они там рассчитывают увидеть, но в один далеко не прекрасный день везенье кончится.

— Как все прошло?

— Ну, в основном по плану, как мы и рассчитывали. Правда, они там кое-что реконструировали, и я волновался, что с сигнализацией будет облом. Поэтому и выжидал недели три, прежде чем объявиться… Хотел убедиться, что не засветился. А так все нормально, проверил перепады в давлении, комбинация цифр осталась прежней, ну и остальное оказалось очень просто.

— Замечательно. Значит, в обычном месте?

— То, что мне причитается, уже там?

— А ты как думал? — с обидой произнес Арчи.

— Вот и хорошо. Тогда заберу через несколько дней.

— Тебе придется смазать лыжи и сгонять туда еще раз. Причем времени у тебя в обрез.

Возникла пауза. В трубке что-то потрескивало. Том опустился на сундук, массируя висок левой рукой. Он предполагал, что Арчи не отвяжется. Но он принял твердое решение и не откажется от него.

— Я хотел поговорить с тобой об этом.

— Слушаю? — В голосе Арчи послышались подозрительные нотки.

— Дело в том, что я не намерен брать на себя остальную часть работы.

— Что?

— Я выхожу из игры.

— Значит, кидаешь меня, да?

— Нет, Арчи. Просто я сыт по горло всем дерьмом. Не желаю больше заниматься этим. Не хочу и не буду. Ты уж извини.

— Извинить? — Слово вонзилось в мозг, точно его вбили в ухо гвоздем. — Извинить? Что это означает? Ты бросаешь меня в такой момент и считаешь, что можно отделаться извинениями? Да ты смеешься надо мной, не иначе! Знаешь, мне тоже очень жаль. Вот только причины более веские. Ты извиняешься, а я в полном дерьме, поскольку через двенадцать дней должен доставить два яйца Фаберже Кассиусу. Если не сделаю, то я покойник. Смекаешь?

— Кассиусу? — Том округлил губы, произнося это имя. Он поднялся, ноги утонули в бумажном мусоре, устилавшем пол. Он понизил голос до шепота: — А вот об этом уговора не было, друг. Ты сказал, что товар предназначается для какого-то парня по имени Виктор. Для русского клиента. О Кассиусе не было и речи. Ты же знаешь, я не работаю на людей этой породы. И уж особенно — на него. Ты во что впутался, друг?

— Когда я брался за дело, тоже не знал, что это для него, — спокойно промолвил Арчи, но Тому показалось, что он репетировал речь неоднократно, догадываясь, какая будет реакция. — А к тому времени как выяснил, было поздно. Мы уже сидели на крючке. Мы с тобой понимаем, что с Кассиусом шутки плохи. И тогда, и теперь.

— Особенно если на кону большие бабки? — с горечью заметил Том. — Наверное, потому ты и стал таким забывчивым, да? Сразу отшибло память?

— Перестань!

— Какова твоя доля, Арчи? Сколько он обещал тебе накинуть за то, чтобы молчал до поры до времени, а?

— Деньги тут ни при чем. Сделка выгодная для нас обоих, и ты это прекрасно знаешь. Вошел, вышел, и покупатель доволен, и мы с тобой в шоколаде. Я мог бы и не говорить тебе, что это для Кассиуса.

Том стоял, опершись рукой о стену, голова опущена, телефон прижат к уху.

— Феликс, это не принято, но, может, нам с тобой встретиться? Выпить по кружке пива… Мы должны спланировать второй заход и подумать, как передать яйца Кассиусу. Если хочешь, можно прямо на следующий день, я не против, но мы должны сделать это.

Том даже удивился, что так быстро ответил. Наверное, следовало выдержать долгую паузу, заставить Арчи подумать, то он взвешивает все «за» и «против», прикидывает, на чьей стороне сам Арчи, пытается предугадать последствия участия в этом деле Кассиуса, соображает, послать их всех к чертям собачьим или согласиться выполнить последнюю работу. Но он выпалил ответ мгновенно, тоном, не допускающим возражений:

— Извини, Арчи! — Том выпрямился во весь рост. Громкий голос подчеркивал важность момента. — Ты должен был сказать мне правду. С самого начала. Теперь это твои проблемы, не мои. Ты можешь получить яйцо, как мы договаривались, но это все. Я пас. — Он защелкнул крышку мобильника и глубоко вздохнул. Потом поднял голову и поморщился. Лыжная шапочка, которую он с силой отшвырнул, повисла на гвозде, вбитом в стену. Пустые глазницы, казалось, посмеивались над ним.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Луисвилл, штат Кентукки

18 июля, 14.23

Его разбудил шум мотора. Ворвался в его сны, и становился все громче и громче, пока не прогнал остатки сна. Странно, но, даже проснувшись, он чувствовал себя слабым, голова кружилась, перед глазами плыло. Потом он вдруг все вспомнил. Удар по затылку, страшная боль. После — полный провал.

Моргая, он всматривался в клубы синеватого дыма. Голова гудела, раскалывалась от боли. Затем неуклюже повалился на живот, лицом вперед, и слезящиеся глаза разглядели рулевое колесо, боковое окошко, красную выхлопную трубу, почему-то в салоне. Тут до него наконец дошло, и глаза расширились от страха. Нет, только не это. Совсем не так он хотел умереть.

Он закашлялся, пытаясь задержать дыхание, и снова начал жадно хватать ртом воздух. Вся кровь, казалось, бросилась в голову, стук сердца отзывался в ушах, галстук и воротник униформы давили на шею. Его затошнило, в голову лезли какие-то обрывочные фразы, но он изо всех сил цеплялся за остатки угасающего сознания. А оно выдавало сценки из прошлого — ярко, словно фейерверк, вспыхивали они перед мысленным взором и гасли, сменяясь новыми.

Тетушка Мей напилась в День благодарения, когда ему было восемь. Он целует Бетти Блейк в школьном коридоре. Падает с велосипеда в колледже, рассекает подбородок. Он на вечеринке по случаю выхода на пенсию, и капитан полиции О'Рейли дружески хлопает его по плечу и уверяет, что, если он захочет вернуться на старую работу, место всегда за ним. Он поднимает телефонную трубку, чтобы сделать это, вернуться, но кладет ее обратно на рычаг. Он знает: Дебби этого не одобрит. Дебби и ребятишки машут ему с крыльца, улыбаются, все счастливы и довольны. Никто ни о чем еще не догадывается.

Дебби… При мысли о ней он заплакал, стараясь побороть чувство вины, утопить его в печали, но вдруг заметил, что слез нет, тело не слушается его, а горло словно сжимают тиски. Давят и давят.

«Господи Боже, милостивый и всемогущий, дай мне пожить хотя бы немного, дай возможность объяснить ей, что случилось, почему я сделал это, за что они меня убили».

Он уже не чувствовал ног, однако неким непостижимым образом умудрился собраться с силами и слабо ударил кулаком по стеклу, затеребил ручку дверцы. Она повернулась, но дверца почему-то не открылась. Ремень безопасности душил его, давил на живот, впивался в грудь, не позволяя дышать.

Он хотел закричать, но едва сумел раздвинуть красные губы. А затем вдруг, вопреки всему: жаре, удушающему дыму и страху, — улыбнулся. Как же все красиво и просто, иначе и быть не могло. И вскоре нежный рокот мотора убаюкал его, и он погрузился в сон.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Лаборатория ФБР, Академия ФБР, Квонтико, штат Виргиния

18 июля, 23.10

— Ты еще здесь?

Доктор Сара Лукас остановилась в дверях лаборатории, надела жакет и высвободила светлые волосы из-под воротника. Помещение было погружено во тьму, лишь в круге света в дальнем углу вырисовывался силуэт человека, сидевшего за компьютером.

— Да! — откликнулся тот. — Обещал одному копу из Нью-Йорка просмотреть кое-какие материалы до конца рабочего дня. Жалею, что связался.

Сара улыбнулась. Дэвид Маони был стажером, выпускником академии в Квонтико, горел энтузиазмом и стремлением доказать свою незаменимость. Ему предстояло многому научиться: прежде всего говорить «нет», как, к примеру, в данном случае. Но все это приходит со временем и опытом. Однако уже почти половина двенадцатого, подумала она. Сама-то она что тут застряла? Наверное, далеко не всем удается научиться говорить «нет». Она поставила кейс на пол и шагнула в комнату.

— Что там у тебя?

Маони печатал на клавиатуре с бешеной скоростью. Пальцы короткие и толстые, щеки круглые, розовые. Жирные каштановые волосы разделены на пробор с левой стороны, вихры смешно торчат над ушами. Сара склонилась над его плечом, надела очки в черепаховой оправе.

— Вот, получил. Какой-то парень спустился по веревке на семнадцатый этаж жилого дома на Парк-авеню, украл пасхальное яйцо стоимостью девять миллионов долларов и исчез. Эксперты полицейского управления Нью-Йорка нашли рядом с сейфом ресничку. Может, она принадлежит кому-то другому, но они просили нас проверить, вдруг что всплывет. Я скоро. Еще несколько секунд… — Дэвид поднял голову, красные пятна на блестящем от пота лбу приобрели синеватый оттенок в свете монитора. — Ну а ты? Ты-то чего здесь торчишь?

— Исполняю обещанное, как и ты. — Сара улыбнулась. — Ладно, давай действуй.

Экран мигнул красным, возникла надпись в рамочке:

«Нет доступа. Для просмотра этого файла требуется специальное разрешение службы безопасности».

Внизу значились фамилия и номер телефона.

— Черт! — Сара прочла надпись и резко выпрямилась.

— Что произошло? — Маони защелкал «мышью», пытаясь вернуть предыдущую страничку. — Что, черт возьми, это означает?

— Означает следующее: ты должен забыть все, что сейчас видел. — Ее голос звучал мрачно и строго. — Завтра позвонишь в полицейское управление Нью-Йорка и скажешь ребятам, что ничего не нашел. Этого не было, понял?

Маони кивнул, глаза широко раскрыты, смотрят с недоумением. Сара прошла мимо него к телефону, набрала номер, указанный в нижней части надписи на мониторе.

— Алло? Приветствую, сэр, — произнесла она, когда на том конце линии подняли трубку. — Это доктор Лукас из лаборатории ФБР в Квонтико. Извините, что беспокою так поздно. Дело в том, что к нам поступил образец, обнаруженный два дня назад полицией на месте преступления. Мы ввели данные в компьютерную систему, и вдруг возникла надпись с просьбой позвонить вам… Да, сэр… нет, сэр, только я и наш новый стажер… Слушаюсь, сэр, поняла. Так ему и передам. — Она устремила холодный взгляд на Маони. — Думаю, он вполне осознает последствия… Спасибо, сэр. Вам тоже, сэр.

Сара положила трубку и обернулась к растерявшемуся Маони. На губах возникла напряженная улыбка.

— Добро пожаловать в ФБР.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Вашингтон, округ Колумбия

19 июля, 8.35

Машина была новенькая, в салоне сильно пахло искусственной кожей и пластиком. С зеркальца заднего обзора свисало на цепочке распятие. Оно медленно вращалось, в его плоских поверхностях вспыхивали лучи солнца.

Дженнифер оторвалась от записей, опустила боковое стекло. Лицо сразу обдало жарким ветерком. Автомобиль пробирался сквозь плотный поток движения на Конститьюшн-авеню, по направлению к Смитсоновскому институту. Они уже проехали мраморный мемориал Линкольна и облицованный черным гранитом мемориал ветеранов Вьетнама, перед которым дежурил одинокий ветеран; два маленьких звездно-полосатых флажка украшали его инвалидную коляску, словно лимузин дипломата или посла. Впереди из двух огромных автобусов высаживались японские туристы и, едва успев ступить на тротуар, доставали свои камеры.

Дженнифер разгладила левый лацкан пиджака черного брючного костюма. Она всегда носила черное. Этот цвет ей шел. Кроме того, сегодня утром альтернативы просто не существовало. Дженнифер взглянула на часы в приборной доске и раздраженно покачала головой. Она опаздывала на важную встречу. А опаздывать она просто ненавидела. Через пять минут, увидев, что они только поравнялись с монументом Вашингтона, она открыла сумочку.

— Остановите здесь, — сказала она и сунула водителю двадцатидолларовую купюру.

Распахнула дверцу и вышла на улицу, асфальтовое покрытие мягко подалось под каблуком. Жара усиливалась. Дженнифер протиснулась между двумя черными седанами, за затененными стеклами в салоне с кондиционером сидели какие-то важные персоны. Шагнула на тротуар. Чуть дальше, на углу Шестнадцатой улицы, бойкий торговец хот-догами уже установил свой лоток, и Дженнифер слегка затошнило от запаха жареного лука и горячих сосисок. Стиснув зубы и стараясь дышать ртом, она продолжила путь.

Смитсоновский институт являлся крупнейшим музейным комплексом в мире. Он состоял из четырнадцати отдельных музеев и Национального зоопарка в округе Колумбия, еще два музея находились в Нью-Йорке. В целом музейных экспонатов насчитывалось сто сорок два миллиона.

Зал монет и медалей национальной нумизматической коллекции располагался на третьем этаже Национального музея американской истории. Это было низкое, вытянутое здание из белого камня постройки начала шестидесятых годов, на пересечении Четырнадцатой улицы и Конститьюшн-авеню. Свыше четырехсот тысяч экспонатов было выставлено там, и это составляло лишь небольшую часть коллекции.

Через десять минут Дженнифер уже входила в облицованный темными деревянными панелями кабинет, ноги утопали в пушистом зеленом ковре. В углу высился звездно-полосатый флаг. В дальнем конце комнаты, между двумя высокими окнами, стоял массивный письменный стол, заваленный бумагами и папками. За ним сидел куратор национальной нумизматической коллекции Майлз Бакстер — мужчина сорока двух лет, в темно-синей спортивной куртке, белой рубашке и бежевых брюках. От него свежо и остро пахло мужским одеколоном. Навстречу посетительнице он не поднялся.

— Мне не сказали, что посылают женщину.

— Извините, что разочаровала вас. — Дженнифер напряглась.

— Нет, что вы, напротив, мисс Брауни. Очень приятный сюрприз. Если бы я знал заранее, подготовился бы получше.

Он улыбнулся, продемонстрировав два ряда безупречно белых крупных зубов, напомнивших Дженнифер клавиши пианино. Они особенно выделялись на загорелом лице. Затем протянул руку для рукопожатия, ладонь оказалась слегка влажной. Дженнифер заметила, что по левую сторону от пробора волосы у него более приглаженные. Видимо, он, облизав ладонь, приводил в порядок прическу перед тем, как Дженнифер вошла.

— Вообще-то я специальный агент Брауни, сэр, — произнесла она и протянула мужчине удостоверение.

Улыбка на его лице исчезла.

— Ах, ну да, конечно.

Он внимательно изучал ее удостоверение, даже несколько раз поднимал голову, сравнивая ее лицо с тем, что на снимке. Дженнифер воспользовалась моментом, чтобы вытереть влажную после его рукопожатия ладонь о брюки. Но вот он закончил и протянул ей удостоверение.

— Да, разумеется, мне и прежде приходилось иметь дело с людьми из ФБР, но, должен признать, они не были настолько… привлекательны. К сожалению, я не имею права обсуждать с вами эти дела. — Глаза его сузились. — Это вопрос национальной безопасности. Уверен, вы поймете.

Он указал на стену справа от него. Стена являла собой подобие алтаря, была сплошь увешана снимками, дипломами, заполненными каллиграфически


убрать рекламу






м почерком, свидетельствами в золоченых рамочках. Дженнифер кивнула, надеясь, что он не заметит усмешки, промелькнувшей у нее на губах.

— Вы хорошо знаете Вашингтон? — В ответ она пожала плечами, и Бакстер воспринял ее жест по-своему. — Если хотите, чтобы кто-нибудь показал вам город, буду счастлив стать вашим гидом в ближайший уик-энд.

Пару лет назад, когда Дженнифер еще верила, что ума и трудолюбия достаточно, чтобы чернокожая женщина стала агентом ФБР, она встретила бы данное предложение с ироничной улыбкой и презрительным смешком. Но опыт научил использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства и инструменты. А это, в свою очередь, означало, что она должна говорить Майлзу Бакстеру то, что он желает слышать. Только тогда можно будет вернуться к Корбетту не с пустыми руками.

— С радостью, — протянула Дженнифер и смущенно пригладила шапочку вьющихся волос.

— Вот и славно! — Бакстер расцвел в улыбке. — Прошу вас, садитесь. — Он кивком указал на кожаное кресло напротив стола. — Называйте меня просто Майлз.

— Спасибо, Майлз. — Она одарила его самой сердечной улыбкой. — А вы меня — просто Дженнифер.

Бакстер сложил ладони вместе, точно собрался молиться. От внимания Дженнифер не укрылось, что ногти у него обкусаны.

— Итак, Дженнифер, чем могу помочь?

Она полезла в карман жакета.

— Что вы можете сказать вот об этой монете? — Дженнифер протянула Бакстеру монету в плоском защитном пластиковом пакетике.

Он нацепил очки в металлической оправе и перенес монету под лампу с зеленым абажуром, стоявшую на столе, чтобы лучше видеть все детали. А потом вдруг резко поднял голову, и Дженнифер прочла на его лице крайнее изумление. Да и голос у Майлза изменился, он заговорил с запинками и неуверенно.

— Где…, как вам удалось раздобыть ее? — Он недоверчиво покачал головой, отвисшая кожа под подбородком затряслась. — Нет, невероятно! Невозможно! — Он прерывисто дышал, пальцы дрожали, пока он вертел в них монету, точно она раскалилась добела.

— О чем вы?

— Ну, тут нет никаких сомнений. Это «двойной орел» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска.

Дженнифер пожала плечами:

— Я не являюсь экспертом по части нумизматики, Майлз.

— Да, конечно, извините. Правительство США начало чеканить золотые монеты с тысяча семьсот девяностых годов, а двадцатидолларовые монеты, или, как их еще называют, «двойные орлы», с тысяча восемьдесят сорок девятого года, со времен «золотой лихорадки».

— Но почему двойные? Ведь на монете всего один орел.

— Видимо, вот в чем дело, — медленно промолвил он. — Десятидолларовые монеты называли «орлами», а затем, когда появились монеты достоинством в двадцать долларов, их прозвали «двойными орлами». Большинство людей обладают не слишком развитым воображением.

— Да.

— Все дело в дате, — пробормотал Бакстер, и на его лице отразилась задумчивость.

— Вы хотите сказать, на монете? Так что же случилось в тысяча девятьсот тридцать третьем году?

— Важнее то, чего не случилось, — ответил Бакстер, задумчиво теребя кончик длинного розового носа. Щеки у него тоже порозовели, голос обрел прежнюю уверенность. Он отодвинул монету в сторону и откинулся на спинку кресла. — Самое интересное в золотой монете, отчеканенной в тысяча девятьсот тридцать третьем году, то, что Америка была погружена в глубокую депрессию. В марте тысяча девятьсот тридцать третьего года президентом был избран Рузвельт, и через несколько дней после инаугурации он запретил хождение в стране золота в любом виде. Запретил производство, продажу и владение золотом.

Дженнифер кивнула, она проходила это еще в школе, на уроках истории. Полный биржевой крах на Уолл-стрит в тысяча девятьсот двадцать девятом. За ним последовала Великая депрессия. Четверть всего населения стали безработными, страна погрузилась в хаос. В урагане обрушившихся на них несчастий, когда все ценные бумаги превратились в прах, а накопления разом обесценились, люди начали цепляться за то, в чью ценность свято верили. Золото.

— Президент хотел положить конец хаосу, успокоить рынки путем укрепления федеральных золотых запасов, — продолжил Бакстер, иллюстрируя свою речь выразительными жестами. — Был издан президентский указ за номером шесть тысяч ноль два, запрещающий частным лицам и банкам владеть золотом, а также производить расчеты с его помощью.

Эти монеты сразу же стали редкостью. Я правильно понимаю?

— Именно. Ко времени, когда Франклин Делано Рузвельт издал свой указ, в стране было отчеканено четыреста сорок пять тысяч пятьсот «двойных орлов» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска. И все они оставались на Монетном дворе в Филадельфии в ожидании, когда их запустят в обращение. Чего, как вы понимаете, не случилось.

— Они не имели права их выпускать?

Бакстер улыбнулся:

— Они не имели права делать с ними что бы то ни было. За одним, разумеется, исключением. Пустить их на переплавку, что и произошло в тысяча девятьсот тридцать седьмом году, когда переплавили все золотые монеты. — Его голос понизился до трагического шепота. — Так что официально, Дженнифер, «двойного орла» тысяча девятьсот тридцать третьего года существовать просто не могло.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Кларкенуэлл, Лондон

19 июля, 14.05

Он распорядился выкрасить фасад здания густо-черной краской, витрины скрывали то, что творится внутри, поскольку были замазаны тонким слоем белил. На этом фоне особенно отчетливо вырисовывалось название магазина; изогнутое в виде арки над входом, оно блистало крупными золочеными буквами. Том с гордостью прочел: «Кирк Дюваль». Маме бы понравилось. А чуть ниже шли уже более мелкие, но тоже золоченые буквы, одной ровной строчкой: «Изобразительное искусство и антиквариат».

Он посмотрел вправо, влево и начал переходить улицу. На секунду остановился, дойдя до середины и пропуская машины, и наконец приблизился к входной двери. Под его прикосновением она отворилась бесшумно, и он увидел горы оберточной бумаги, груды картонных коробок и деревянных ящиков; местами их содержимое высовывалось из-под соломы и специального синтетического наполнителя в виде мелких белых шариков. В одном — элегантные часы эпохи Регентства, в другом — мраморный бюст, то ли Цезаря, то ли Александра Македонского, он так до сих пор и не выяснил. В дальней части помещения виднелся уже полностью распакованный столик розового дерева для карточной игры времен короля Эдуарда VII; там же, на темно-зеленом сукне, красовалась ваза династии Хань с букетом из сухих цветов. Да, понадобится еще несколько недель, чтобы рассортировать и упорядочить все это.

Впрочем, последнее не слишком беспокоило Тома. Впервые в жизни, если ему не изменяла память, время работало на него. Нет, разумеется, он неоднократно подумывал остановиться, сказать себе «стоп» — или же просто играл с этой идеей. На протяжении последних нескольких лет нужды в деньгах он не испытывал. Но остановиться не получалось, самое большее — на несколько недель. Он снова брался за свое, притягиваемый после недолгого отсутствия, точно заядлый игрок, к обычному месту за столом для игры в блэк-джек. И конца-краю этому не было видно.

Впрочем, на сей раз все обернулось иначе. Мир вокруг изменился. Да что там говорить, он сам изменился, что доказала последняя работа в Нью-Йорке.

Однако радость от предвкушения новой, замечательной и интересной, жизни, которую Том пытался построить для себя, портило одно имя. Кассиус. Может, Арчи и приврал, решил просто припугнуть Тома этим именем, заставить довершить начатое. Если так, он сильно рисковал. Но если кражу заказал действительно Кассиус, тогда Арчи выбросил кости на стол, даже не удосужившись ознакомиться с правилами. Или с тем, как Кассиус обычно играл в эти игры. Даже, наверное, не знал, каковы в ней ставки.

Но судьба Арчи его не касается, не уставал напоминать себе Том. Он за него не в ответе, никогда не был. Если уж влез по уши в дерьмо, то пусть сам из него и выбирается. Нет, Том вовсе не безжалостный. Таковы правила.

Он продолжал осматривать магазин. Прошел вперед, здесь деревянный пол успели очистить от мусора. Добрался до двух дверей в дальнем конце комнаты. Открыв ту, что слева, Том оказался на узкой платформе, тянувшейся вдоль задней стены большого складского помещения.

По левую руку находилась металлическая лестница, спиралью спускалась к пыльному полу футах в двадцати от него. Стальные ставни на противоположной стене открывались на улицу, она сбегала с холма и огибала здание с тыльной стороны. На потолке склада висели длинные неоновые лампы, издавая слабое гудение. Свет их тоже был слабым и отбрасывал мертвенно-голубоватый отблеск на грязные белые стены.

— Как жизнь? — спросил Том, спускаясь по ступенькам. Лестница из сварного железа вибрировала и тряслась при каждом шаге — успела разболтаться за долгие годы. Девушка подняла голову на звук его голоса, отбросила со лба прядь светлых волос.

— Да дел полно. Прямо не знаешь, за что взяться. — Она сняла очки, протерла голубые глаза. — Ну как тебе вывеска? — Ее английский был почти безупречен, несмотря на легкий французско-швейцарский акцент.

— Здорово. Ты права, золото смотрится лучше, чем серебро.

Она покраснела от смущения и снова нацепила очки. Несмотря на юный возраст — двадцать два, — последние четыре года Доминик трудилась на отца Тома в Женеве. После похорон она помогла Тому перевезти все имущество отца в Лондон и решила организовать бизнес здесь. Доминик проделала огромную работу. Том очень надеялся, что она останется в деле и дальше.

— Здесь все? — спросил он и кивком указал на горы коробок и ящиков, сваленных на складском полу.

— Вроде бы. Надо лишь проверить последние несколько коробок, по списку.

— Вот эти? — Том подошел к трем коробкам.

— Да. Ты мне поможешь? Читай вслух номера, те, что сбоку.

— Ладно. — Он подошел к первой коробке и, слегка склонив голову набок, прочел первый номер: — Сто тридцать одна тысяча двести семьдесят два.

Девушка развернулась к компьютеру, перед которым сидела.

— Есть.

Том передвинулся к другой коробке.

— Сто тридцать одна тысяча…

Его прервал чей-то насмешливый гнусавый голос, раздавшийся сверху, с платформы:

— Ай-ай, как же мы заняты, Кирк. Не иначе как обчистил Букингемский дворец, чтобы наложить лапы на все это добро.

— И констебль Кларк! — откликнулся Том, не поднимая головы. — Наш первый посетитель.

Кларк прикурил сигарету от той, что торчала во рту, и выплюнул окурок через перила. Зажал новую сигарету в зубах. Окурок приземлился у ног Тома, но бед не наделал.

— Отныне сержант Кларк, — поправил он Кирка, глубоко затянулся и начал спускаться по витой металлической лестнице. Странно, но ни одна ступенька не скрипнула у него под ногами. — Пока ты изволил отсутствовать, Кирк, у нас тут кое-что изменилось.

— Сержант? Они, очевидно, рвут на себе последние волосья.

У Кларка задергалась мышца, слева, под подбородком. Это был довольно высокий мужчина, но покатые округлые плечи зрительно уменьшали его рост. Очень худой, серая кожа туго обтягивала острые скулы, рот слегка проваленный, губы вечно неодобрительно поджаты, тонкие светлые волосы зачесаны вперед, чтобы скрыть большие залысины на лбу. А запястья, обтянутые почти прозрачной кожей, выглядели такими тонкими, что казалось, пожми ему руку покрепче, и можно сломать кость. Полопавшиеся сосуды на запавших щеках являлись единственным цветовым пятном в серой внешности Кларка.

— Услышал, что ты вернулся, Кирк. Вылез из какой-то норы, где прятался последние месяца два. — Водянистые глаза злобно сверкнули. — Вот и подумал, почему бы тебя не навестить. Так, визит вежливости. На тот случай, если ты вдруг решил, что я о тебе забыл.

— Уж не знаю, послужит ли это тебе утешением, но я о тебе точно забыл.

Кларк поджал губы и замолчал. Судя по тому, как краска бросилась ему в лицо, он изо всех сил старался не сорваться. Постояв несколько секунд, он отвернулся от Тома и оглядел помещение.

— Все это дерьмо теперь твое?

Том настороженно покосился на Доминик, но девушка смотрела на монитор компьютера с таким видом, будто ничего особенного не происходит.

— Не твое это дело, конечно. Впрочем, да, так оно и есть.

— Теперь твое, ты ведь это хотел сказать, — заметил Кларк и холодно усмехнулся: — Но лишь одному Господу ведомо, какого беднягу ты обчистил. — Он пнул носком ботинка ближнюю коробку. Ботинки у него были грубые, на толстой подошве, и ступни казались просто огромными. — Взять, к примеру, эту. Что там находится, а?

— Зря теряешь время, Кларк, — произнес Том. Он тоже начал закипать. — Просто перевел бизнес своего отца из Швейцарии сюда и открываю новый магазин. И на каждую вещицу — на каждую! — у меня имеются официальные бумаги, как со швейцарской, так и с нашей стороны.

Кларк окинул его насмешливым взглядом:

— Может, поведаешь, что довело твоего папашу до могилы? Пьянство или стыд за сына?

Том напрягся, стиснул зубы, желваки на щеках заходили ходуном. Он видел, что Кларк наслаждается моментом, бескровные губы растянуты в ухмылке, серые глаза превратились в щелочки.

— Думаю, тебе самое время уйти, — проговорил Том и шагнул к нему.

— Ты мне угрожаешь?

— Нет, просто прошу уйти. Сейчас, немедленно.

— Уйду, когда сочту нужным. — Кларк вызывающе выдвинул подбородок, скрестил руки на груди. Ткань серого костюма, лоснящаяся на локтях, собралась мелкими складками.

— Доминик! — позвал Том, не сводя глаз с Кларка. — Будь добра, соедини меня с полицейским управлением и попроси к телефону офицера Джарвиса. Сообщи, что сержант Кларк опять мне угрожает. Нелегально вторгся в частные владения, без ордера, без всяких на то оснований. И добавь, что уходить по доброй воле отказывается.

Девушка кивнула, но не сдвинулась с места. Кларк шагнул к Тому. Теперь он находился так близко, что тот ощущал запах сигаретного дыма у него изо рта.

— Не советую задирать хвост, Кирк. Рано или поздно все попадаются, даже ты. И я буду здесь, когда это случится. Обещаю.

Выплюнув изо рта окурок — искры разлетелись в разные стороны, — Кларк прошел к лестнице и начал подниматься к двери.

Доминик не сводила с Тома вопрошающих глаз. Тот нервно откашлялся. Он знал, что рано или поздно разговор состоится, однако планировал провести его по собственному усмотрению и на своих условиях, когда подготовится. Со всем не так, как получилось сегодня.

— Прости, что тебе пришлось выслушать все это, — сказал он девушке. — На самом деле все обстоит иначе.

— Да, конечно. — Она слабо улыбнулась и отвернулась.

— Что ты имеешь в виду? — Его глаза сузились.

После паузы она вдруг произнесла:

— Когда твой отец напивался, то становился очень разговорчивым. И кое-что рассказывал о тебе, так что общее представление у меня имелось. Твой приятель из полиции помог заполнить кое-какие пробелы.

Том уселся на ящик и поскреб в затылке.

— Если ты все знаешь, что же тогда здесь делаешь?

— Ты всерьез решил, что я считала тебя единственным честным человеком в бизнесе? У каждого свой прикол. Ты лучше многих других, с кем доводилось сталкиваться.

— Неужели?

— Ну, почти. — Она склонила голову набок и улыбнулась. — Я вложила много времени и сил в этот бизнес. И когда твой отец умер, дела шли очень даже неплохо. А когда мы с тобой впервые встретились, ты уверял, что мечтаешь достойно продолжить его дело. Ну и мне, наверное, очень хотелось верить тебе.

— Да, я мечтаю, чтобы дело шло хорошо. Сейчас даже больше, чем при нашей первой встрече.

— Ну а как же тогда…

— С этим покончено. Никаких дел, кроме этого, у меня больше нет.

— Ладно.

— Все в порядке? — Он вопросительно посмотрел на нее, приподняв брови.

— Да. — Доминик нацепила очки и повернулась к компьютеру.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Смитсоновский институт, Вашингтон, округ Колумбия

19 июля, 9.06

— А неофициально?

Бакстер вскочил из-за стола, ухватился за спинку кресла.

— А неофициально осталось десять монет. — Он нервно и часто дышал, над верхней губой выступили капельки пота. — Как выяснилось, их похитил с Монетного двора Джордж Маккан, работавший там старшим кассиром; успел до того, как монеты переплавили. Он, разумеется, все отрицал. Но это был он.

— А монеты?

— Парочка «орлов» всплыла на нумизматическом аукционе в тысяча девятьсот сорок четвертом году. Какой-то журналист сообщил об этом на Монетный двор; те, в свою очередь, связались с секретными службами. Десять лет ушло на то, чтобы найти все похищенные монеты и уничтожить. Все, кроме одной.

— Значит, ее так и не обнаружили?

— Они знали, где она. Но проблема заключалась в том, что добраться до монеты никак не могли. Ее приобрел король Египта Фарук для своей нумизматической коллекции. И ничего не подозревающее казначейство США выдало ему лицензию на экспорт. Ну а уж заставить короля вернуть монету не было никакой возможности.

— Фарук знал, что монета краденая?

— Очевидно, знал, и это лишь прибавляло ей ценности в его глазах. Но после революции тысяча девятьсот пятьдесят второго года Фарук потерял все. Новое правительство завладело имуществом короля и выставило на аукцион «орла», известного в тот момент как «монета Фарука».

— Монету кто-то приобрел?

— Нет. — Глаза Бакстера сверкали от возбуждения, голос дрожал. — Монета просто исчезла.

— Как? — Дженнифер подалась вперед, боясь пропустить хотя бы слово из увлекательного повествования.

— Да, испарилась. — Для наглядности Бакстер соединил кончики пальцев, дунул на них и распрямил ладонь. — Целых сорок лет о ней не было ни слуху ни духу. А в тысяча девятьсот девяносто шестом году представители казначейства, выдавая себя за коллекционеров, вышли на след одного английского дилера в Нью-Йорке, арестовали его и отобрали монету. Этот тип подал на казначейство в суд, основывая, что купил монету на вполне законных основаниях у другого дилера. Ну, короче, дело дошло до суда, и в конце концов представители казначейства согласились выставить монету на аукцион и поделить доходы от продажи с ним.

— Откуда вы это знаете? — спросила Дженнифер, удивленная тем, какие детали известны Бакстеру. — Ведь речь идет об одной монете, а у вас их тут, вероятно, сотни тысяч.

Бакстер всплеснул руками.

— Вы ошибаетесь! — воскликнул он. — Это настоящее сокровище. Ее похитили с печатного двора в Филадельфии, ею владел король, затем она исчезла и вдруг возникла опять при самых загадочных и драматичных обстоятельствах. Это запретный плод, яблоко из садов Эдема. Она абсолютно уникальна.

— Какова же ее цена?

— Формально, согласно принятой в США номинации, двадцать долларов. — Бакстер выдержал многозначительную паузу. — А на самом деле она стоит около восьми миллионов.

Глаза Дженнифер округлились. Восемь миллионов долларов за монету, пусть даже золотую? Немыслимо! Впрочем, у нее нет оснований не верить Бакстеру. Из-за такой монеты вполне могли убить, как и произошло в случае с Раньери.

— Надеюсь, вам известно, что национальная нумизматическая коллекция автоматически получает образцы всех выпускаемых в США монет. У нас выставлены два «двойных орла» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска в зале монет и медалей. Они и «монета Фарука» являются единственными существующими «двойными орлами» этого года выпуска в мире. Можете пройти в зал и полюбоваться, если хотите, — любезно предложил Бакстер.

— Да, конечно, — кивнула Дженнифер. — По крайней мере сравним их с этой.

Бакстер поднялся из-за стола, шагнул к двери и распахнул ее перед Дженнифер.

— Прошу!

— Благодарю, Майлз.

Зал представлял собой длинную узкую галерею, где вдоль стен тянулись продолговатые прозрачные стенды, содержимое их поблескивало в свете ламп. Бакстер дошел примерно до середины помещения и остановился перед одним стендом. Две монеты были выставлены отдельно, лежали рядом на темно-зеленом сукне, в специально сконструированном, защищенном от химических воздействий контейнере, одна вверх орлом, другая — решкой.

— Хороши, не правда ли? — восторженным шепотом произнес Бакстер.

Дженнифер склонилась так низко, что от ее дыхания начало запотевать стекло. При этом на нем возникали и тут же пропадали отпечатки пальцев, оставленные, видимо, другими посетителями.

— Дизайн этих «орлов» был одобрен и утвержден президентом Теодором Рузвельтом в тысяча девятьсот седьмом году. Автор скульптурного изображения — Огастес Сент-Годенс. Вот его инициалы, внизу, под датой. Он был поистине замечательным художником, старался наделить свое произведение величием и элегантностью, коими отличались монеты Древнего мира. Он преуспел, вы согласны?

Дженнифер почувствовала, что Бакстер придвинулся к ней почти вплотную, даже ощутила на щеке его дыхание.

— Здесь доминирует изображение большого и величественного орла в полете. А на обратной стороне мы видим статую Свободы с факелом в правой руке и оливковой ветвью в левой, что символизирует мир и просвещение. Она прекрасна, не правда ли?

Неожиданно Бакстер погладил Дженнифер по шее кончиками пальцев, она раздраженно отпрянула, передернув плечами. И сразу пожалела об этом резком жесте. Обиженное выражение лица Бакстера подсказало: он понял, что предшествующий этому легкий флирт в кабинете не означал ровным счетом ничего. Именно сейчас Дженнифер проявила свои истинные эмоции. Он заговорил снова, холодным, сдавленным от злобы тоном:

— Что именно вы хотели узнать, агент Брауни?

— Вопрос в том, мистер Бакстер, является моя монета фальшивкой или нет.

— На данный вопрос невозможно ответить, не проведя ряд тестов. Дизайн тот же, и выглядит монета настоящей, но нужен анализ, сравнение с оригиналом. На это уйдут дни, даже недели. — Бакстер отошел от стенда.

— Да, — промолвила Дженнифер. — Спасибо и извините, что отняла у вас столько времени, мистер Бакстер. Вы очень нам помогли. Люди из лаборатории свяжутся с вами насчет тестов. — Она развернулась и уже собиралась уйти, как вдруг Бакстер грубо ухватил ее за плечо, пальцы царапнули темную ткань костюма.

— Дженнифер… погодите, — произнес он сдавленно. — Вы не можете уйти… просто так. Откуда у вас монета? Я должен знать.

Она улыбнулась:

— Простите, мистер Бакстер, но это секретная информация. Речь идет о национальной безопасности. Уверена, вы понимаете.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Академия ФБР, Квонтико, штат Виргиния

18 июля, 12.30

— Мы до сих пор не выяснили, настоящая она или нет. Значит, этот тип, Бакстер, ничем не помог?

Корбетт опустился на одну из деревянных скамей на набережной реки Потомак, в той ее части, что прилегала к территории академии. Поставил пластиковый стаканчик с черным кофе на землю у ног. Дженнифер присела рядом, в руке у нее был сандвич в целлофановой обертке, но она его не раз вернула. Ленч мог и подождать.

— Нет, пока не отправим в лабораторию на анализ; это я собираюсь сделать сегодня днем. Зато он упомянул об одной любопытной вещи…

— О чем именно?

— Может, это не важно…

Дженнифер заметила, что Корбетт наморщил лоб. У него было множество достоинств, но терпение, как она подозревала, не входило в их число.

— Бакстер сказал, что все девять монет, найденных спецслужбами в сороковые годы, уничтожили. Но по дороге сюда я поговорила с одним человеком из министерства финансов, он мне кое-чем обязан. Он сообщил — по секрету, конечно, — что будто бы четыре из тех девяти монет действительно уничтожили в сороковые годы, а остальные пять поместили в банк на Монетном дворе в Филадельфии. Затем их отправили в Форт-Нокс — примерно лет десять назад, после инвентаризации. Он уверен, что монеты до сих пор находятся там.

Корбетт задумчиво кивнул и откинулся на спинку скамьи. Солнечные лучи просачивались сквозь низко нависшие ветви деревьев. Дженнифер окинула его лицо внимательным взглядом и решила, что ее информация не вызвала у Корбетта удивления. Внезапно ее осенило.

— Вы это уже знали, верно?

— Француз-патологоанатом, проводивший вскрытие Раньери, оказался заядлым нумизматом, — промолвил Корбетт, не сводя глаз с реки. Там из воды время от времени со всплеском и фонтанчиком серебристых брызг выпрыгивала рыба, опять падала в воду и уходила на глубину, вильнув гибким темным хвостом. — Он узнал монету. Вот почему она попала к нам так быстро. Я поднял и просмотрел кое-какие документы. Вы лишь подтвердили сказанное в них.

— Тогда зачем было подключать меня, сэр? — Дженнифер с трудом удалось подавить возмущение. Оказывается, Корбетт относился к ней с недоверием, как и к остальным. — Вы намеревались устроить мне нечто вроде проверки? Если это так, я категорически…

Корбетт перебил ее, глядя прямо в лицо:

— Сами знаете, существуют люди, убежденные, что вы только наносите ущерб нашей службе. Что вы лишь помеха. Вас следовало отправить в отставку еще три года назад, после той перестрелки.

Дженнифер выдержала паузу, а потом сказала, сдерживая ярость:

— Тут уж ничего не исправить.

— Нет. Но на вас осталось пятно. — Корбетт пожал плечами, отвернулся, стал глядеть на реку. — Каждый человек делает ошибки. Важно другое. Как вы потом справляетесь с этим. Одни идут вразнос и никогда уже не поднимаются. Другие становятся сильнее.

— К какой, по-вашему, категории принадлежу я, сэр? Он призадумался.

— Лично мне понадобилось два дня, чтобы получить от министерства финансов подтверждение истории с этими монетами. Вы решили ту же проблему одним звонком. Так что впечатления тупицы или разгильдяйки вы на меня не производите. — На его лице промелькнуло подобие улыбки. — Дело ваше.

— Спасибо, сэр. — Дженнифер встала, голос ее слегка дрожал от волнения. Наконец-то она получила шанс, о котором мечтала и молилась. — Позвольте приступить прямо сейчас?

— Приступайте. — Он окинул ее испытующим взглядом. — Завтра прямо с утра вы нужны мне в Кентукки — надо проверить, что там с монетами. Я зарезервирую для вас самолет.

— Слушаюсь, сэр. — Дженнифер развернулась, собираясь уйти, но Корбетт остановил ее.

— Кстати, кто купил «монету Фарука»? Наверное, с этими людьми тоже следует побеседовать.

Дженнифер достала записную книжку, пролистала первые несколько страниц, отыскала нужную запись.

— Мой человек из министерства утверждает, что на аукционе за нее развернулась настоящая борьба. И ушла она к какому-то голландцу, богатому застройщику и частному коллекционеру.

Дженнифер нашла имя, которое искала, и произнесла его четко, чуть ли не по слогам:

— Дариус Ван Симсон.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Маре, Четвертый округ, Париж

19 июля, 18.00

— Vous savez pourquoi on appele ce quartier le Marais?[4]

Его французский был безупречен. Дариус Ван Симсон сидел за огромным столом красного дерева, что находился по правую руку от входа в просторном кабинете. Светлые брови домиком на угловатом лице, узкая стрелка бородки, песочного цвета волосы слегка колыхались от ветерка мощного кондиционера, висевшего над его головой. Он неспешно потягивал виски из тяжелого хрустального стакана.

— Очевидно, потому, что там всегда было болото.[5]

Мужчина, сидевший напротив, был низеньким толстяком с одутловатым красным лицом и маленькими карими глазками. Костюм уже давно был ему тесен, ткань некрасивыми складками собралась у плеч и поперек слегка сгорбленной спины. Брюки подхвачены черным, потрескавшимся от старости кожаным ремнем, который не скрывал того факта, что его владелец забыл застегнуть верхнюю пуговку на ширинке.

— Браво, мсье Рейно! — Ван Симсон восторженно хлопнул ладонью по столу. — Именно так. Орден рыцарей-тамплиеров осушил его в одиннадцатом веке. Кто бы мог тогда подумать, что в Средние века он станет центром французской политической жизни, а семьи аристократов начнут возводить дворцы на узеньких улочках, чтобы быть поближе к своему королю?

Рейно неуверенно кивнул, не зная, следует ли ему что-нибудь добавить к сказанному. Ван Симсон поставил стакан на стол, поднялся и перешел в другой конец комнаты. Рейно пришлось развернуться в кресле. Голландец был в синем блейзере и серых фланелевых брюках, верхние пуговки белой рубашки расстегнуты. Носков он не носил, коричневые замшевые мокасины были надеты на босу ногу.

В кабинете находилось четыре больших окна, в простенке каждого висело по полотну Шагала, со специальной подсветкой в углублении, отчего краски сияли и переливались разными оттенками, словно образы, созданные великим живописцем, парили в воздухе, спроектированные на этот простенок с помощью специального аппарата.

— Время шло, и большинство этих великолепных особняков превратились в многоквартирные дома, магазины, офисы. А некоторые просто снесли, — продо


убрать рекламу






лжил Ван Симсон, глядя в окно на внутренний двор. — Да что там говорить, в доме, где мы сейчас сидим, размещались рестораны, ремонтные мастерские, даже студия танцев. И пребывал он в удручающем состоянии, прежде чем я купил его и произвел полную реконструкцию.

— Очень интересно, мсье Ван Симсон, но я никак не пойму, какое отношение это имеет к…

— Вы вот это видели? — спросил Ван Симсон и шагнул к миниатюрному архитектурному макету, что находился под стеклом на специальном постаменте посреди комнаты.

Рейно со вздохом поднялся и подошел к нему.

— Что это?

— Неужели не узнаете?

Рейно, сосредоточенно щурясь, изучал расположение улиц на макете. Торговый центр, стоянка для машин, офисные здания, роскошные жилые апартаменты в домах, расположенных вокруг искусственного водоема. И вдруг его глаза сузились.

— Нет, никогда! Ни за что не позволю!

Ван Симсон улыбнулся:

— Все меняется, мсье Рейно. На месте болота вырастает королевский дворец, дом аристократа гниет и превращается в руины. Пришла пора задействовать и эти земли. Вы лишь обманываете себя, думая, что можете преградить путь прогрессу.

— Нет, это вы обманываетесь, считая, что если обзавелись юристами и аудиторами, то вам все дозволено! — парировал Рейно и начал грозно надвигаться на Ван Симсона. — Ничего я вам не продам. Сделка не состоится. Ни сейчас, ни потом.

Ван Симсон вздохнул, полез во внутренний карман блейзера и извлек большую чековую книжку, которую выложил прямо на стенд с макетом. Достал серебряную авторучку, открутил колпачок, с улыбкой взглянул на собеседника.

— Вы тяжелый переговорщик, мсье Рейно, следует отдать вам должное. Но довольно, поиграли и будет. Это, знаете ли, — он замялся в поисках подходящего слова, — поза. План застройки одобрен, разрешение у меня есть. Все приняли мои условия. Мои люди уже начали готовить площадку. Только вы уперлись. Короче, сколько вы хотите?

— Дело не в цене, — проворчал Рейно. — Моя семья прожила на этой земле шесть сотен лет. Мои предки нашли в ней последнее упокоение. Там же надеюсь обрести его и я, а также мои дети. И их дети, когда придет черед. Для нас это нечто большее, чем просто земля. Она наша по праву рождения. Наше наследие. Сам дух земли гонит кровь по нашим жилам. Это вам не какая-то закорючка на плане, не примечание в вашем ежедневнике. Мы никогда не продадим ее. Я скорее умру, чем увижу, как здесь, на моей земле, вырастет это… чудище.

Улыбка на губах Ван Симсона увяла, лицо вытянулось, сделалось более угловатым, гневные вертикальные морщинки прорезались на щеках. Рубашка на спине стала влажной от пота. Ван Симсон приблизился к столу, отпил глоток виски, кубики льда звякнули о хрусталь. Он вдруг резко развернулся и швырнул стакан через комнату. Тот просвистел мимо уха Рейно и врезался в стену. Заостренные лепестки стеклянных осколков разлетелись в разные стороны. На мгновение они попали в этом полете в луч света из окна, и в них вспыхнули сотни крошечных разноцветных радуг.

— Лишь два таких стакана для виски уцелели и были найдены после катастрофы «Титаника». Ими пользовались пассажиры первого класса. Теперь остался один. Ваше упрямство обошлось мне в сто тысяч долларов, — прошипел Ван Симсон и начал грозно надвигаться на Рейно, побелевшего от страха и возбуждения. — Вы для меня ничто, Рейно! — Он прищелкнул пальцами. — Уж во всяком случае, значите куда меньше этого стакана. Попробуйте отказать мне, и увидите, что случается с человеком, вставшим на моем пути. В последний раз спрашиваю: ваша цена?

Виски растекалось по стене, образуя на ней безобразные темные полосы. Внизу, на светло-коричневом ковре, образовалась лужица. Она напоминала кровь.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

Кладбище Хайгейт, Лондон

20 июля, 15.30

Туман, висевший с раннего утра над городом, понемногу рассеивался. Том пробирался среди надгробий; тропинка, покрытая растрескавшимся асфальтом, змеясь, спускалась с холма. В некоторых местах асфальт был выщерблен полностью, и под ним открылась прежняя, выложенная из камня дорожка. Камни поблескивали, отполированные за долгие годы поколениями скорбящих, проходивших по ним.

Раньше Том наизусть помнил все имена и фамилии, высеченные на надгробных плитах, тянувшихся от ворот и до могилы матери. Они торчали из земли, напоминая зубы, одни покосились и налезали на соседние, между другими образовались широкие пробелы, третьи и вовсе сгнили, и все потому, что дожди, ветра, морозы и солнце вели с ними неустанную борьбу. Из заполненных дождевой водой вазонов торчали пластиковые цветы. В отдалении вырисовывался силуэт телебашни — поднимался над городом, точно скипетр из бетона.

Массивная доска черного мрамора утопала в густой траве, сверху ее затеняли понурые ветви плакучей ивы, кладбищенская стена была скрыта под плющом и другими вьющимися растениями. Но позолота, некогда нанесенная на вырезанную в камне надпись, до сих пор сохранилась и ярко поблескивала под лучами солнца. Том провел кончиками пальцев по буквам, образующим имя. Он помнил. Сегодня ей исполнилось бы шестьдесят.

Ребекка Лора Кирк, урожденная Дюваль. 

Тогда все утешали, говорили, что это не его вина, так уж произошло. Несчастный случай, ужасная трагедия. Даже коронер сыграл свою роль — винил техническую неисправность, прежде чем признал: да, мама допустила беспечность, позволив тринадцатилетнему мальчишке вести машину, пусть даже на небольшом участке обычно спокойной дороги. На какое-то время даже он поверил всем им.

Но взгляд отца на похоронах, гнев, который прорывался сквозь слезы, когда отец прижимал его к себе, убедил Тома, что отец думает совсем иначе. Мама позволила ему вести машину потому, что он просил, умолял и унижался до тех пор, пока она наконец не сдалась. И он практически убил ее. Став старше, он часто задавал себе вопрос: уж не потому ли отец на похоронах так крепко сжимал его в объятиях, что собирался просто придушить?

Играя брелоком из слоновой кости, который отец подарил ему за несколько недель до смерти, Том закрыл глаза и погрузился в воспоминания. Вдыхая запах свежевскопанной земли, скошенной травы и цветов, он испытал нечто вроде умиротворения. Запах напомнил ему о долгих летних вечерах в саду, до того как все это случилось. До того как он ощутил остроту одиночества. И еще — чувство вины. Ведь после похорон отец ни разу не обнял его.

— Да в этом мраморе целое состояние, — прервал размышления Тома чей-то голос. Он показался знакомым. — Знаю одного чудака, он поставил дело на широкую ногу. Откалывает верхнюю часть с надписями, и на тебе, можно мастерить новый памятник. Профессионал ничего не заметит. — Обладатель голоса никак не мог оказаться здесь.

— Арчи? — Том резко развернулся. — Как… что ты здесь делаешь, черт побери?

Многие годы Том пытался представить, как выглядит этот самый Арчи. Мысленно рисовал лицо, соответствующее голосу, выражение на этом лице, соответствующее тону. С каждым новым разговором к портрету добавлялась мелкая деталь: лишняя морщинка в уголке глаза, небольшая шишечка на носу, более резкие очертания челюсти. Временами Тому почти удавалось убедить себя, что они, очевидно, когда-то встречались. И вот теперь перед ним стоял Арчи, настоящий Арчи, и вся эта тщательно сработанная реконструкция рассыпалась в прах. Том даже подумал, что и не вспомнит отныне этого портрета.

Вместо него он видел перед собой худощавого мужчину лет тридцати пяти, около пяти футов десяти дюймов роста. Лицо овальное, жиденькие волосы так коротко подстрижены, что образуют на макушке подобие полупрозрачного нимба. Костюм-тройка пошит на заказ, где-нибудь на Савил-роу, темно-синий галстук в полоску выглядел бы вполне уместно в любом торговом заведении Сити. Верхние пуговки хлопковой голубой рубашки в мелкую полоску расстегнуты, и Том подумал, что Арчи наверняка носит красные подтяжки, в цвет носкам. Словом, одежда вполне приличная, даже дорогая, все ярлычки на своих местах. То были специальные маркеры, отметины, свидетельствующие о пристойном положении владельца этой одежды и позволяющие ему вращаться незамеченным в прекрасном мире, где быстро сколачиваются целые состояния.

Но несмотря на все это, чувствовалось в нем нечто грубое, вульгарное. И готовность ко всему. Лицо немного помятое, на подбородке темная щетина, уши оттопырены. В каждом жесте сквозила непринужденная уверенность человека, знавшего, как управлять собой и другими. А вот темно-карие глаза свидетельствовали об ином. О страхе.

Том быстро огляделся по сторонам: беспокоился, что Арчи мог прийти не один.

— Да все нормально, приятель, остынь. — Арчи насмешливо вскинул руки. — Здесь только я.

— Остынь, говоришь? — ледяным, напряженным тоном произнес Том. — Что происходит? Ты же знаешь правила.

— Ну ясное дело, я знаю правила… чертовски хорошо знаком с ними. Я ведь их и изобрел, разве нет? — Арчи усмехнулся.

Они не должны встречаться — идея Арчи. Никогда, ни при каких обстоятельствах. Так безопаснее, утверждал он, и они знали лишь имена и телефоны друг друга. И вот, явившись сюда, Арчи нарушил свое самое главное правило. Акт отчаяния? Крик о помощи? А может, за этим крылся подвох?

Том рванулся вперед и нанес ему два мощных удара — правой рукой в живот, левой по голове. От первого Арчи скорчился пополам, второй опрокинул его на землю.

— С «жучком» ко мне пришел? Отвечай, подонок! Решил заключить сделку с Кларком, подставить меня? — Том присел на корточки рядом с Арчи и профессиональными жестами похлопал его по груди, затем по бедрам возле промежности, желая убедиться, нет ли подслушивающего или передающего устройства.

— Да пошел ты… — Арчи оттолкнул навалившегося на него Тома, потер висок и зашелся в кашле. Воздух со свистом врывался в легкие. — Я тебе не полицейская подстилка, недоумок… — Он поднялся и, сердито поглядывая на Тома, начал отряхивать пиджак и брюки.

— Вчера ко мне наведался Кларк, грозился упечь за решетку. Десять лет мы с тобой избегали друг друга, и теперь являешься ты. Что, по-твоему, я должен думать? Что это простое совпадение?

— Кларк, этот придурок с волосатой задницей? Ты считаешь, что я буду рисковать тобой, рисковать собой ради него? Обижаешь. Я предполагал, ты меня лучше знаешь.

— Да? Но я знал Арчи, который никогда не нарушал правил.

— Послушай, я топал за тобой от самого дома. Прости. Я, наверное, должен был предупредить тебя… — Арчи, болезненно морщась, потирал скулу.

— Так тебе известно, где я живу?!

Том, словно ушам своим не веря, покачал головой. Гнев нарастал с новой силой.

— Да, после последнего нашего разговора я занервничал. Ну и произвел кое-какие изыскания. Оказалось, в Лондоне живет не так уж много Томов Кирков. Я нашел с третьей попытки.

— Господи, ты даже имя мое знаешь! — сердито прошептал Том и осмотрелся по сторонам.

— Не хотелось признаваться, друг, но я всегда знал, с самого начала. С первой твоей работенки, которую ты выполнил по моему заказу. Вот ты не хочешь рисковать, но ведь и я тоже не хочу. Правда, до сих пор у меня не было причин искать личной встречи.

— Зря теряешь время. Это ничего не изменит. Я уже сказал. Ты должен найти для этого дела кого-нибудь другого.

Арчи удрученно поскреб в затылке:

— Это непросто.

— Никто и не говорит, что просто. — Том прищурился. — Но я на Кассиуса не подписывался. Так что теперь твоя забота искать мне замену.

— Но ведь и я тоже на Кассиуса не подписывался. Он сам тебя назвал, — виновато промолвил Арчи.

— Что? — взволнованно воскликнул Том.

— Ко мне заглянул один из его людей. — Арчи потупился, глядя себе под ноги. — Очередной иностранец. Иногда складывается впечатление, будто все англичане уже покинули страну. — Он покачал головой. — Он сказал, что ты лучший, лишь ты можешь выполнить работу. Я ему говорю: у него в семье кто-то умер, он уехал за границу на несколько месяцев, утрясать проблемы. Ищите другого. А он ответил, что подождет. Будет ждать до тех пор, пока ты не вернешься.

— Выходит, ты знал, что за всем стоит Кассиус? Ты лгал мне!

— Ну и что? — с вызовом произнес Арчи. — А ты бы на моем месте как поступил? Послал бы его к чертовой матери?

— После всех лет, что мы проработали, тех дел, что провернули вместе… Я полагал, что заслуживаю правды.

У Арчи зазвонил мобильник. Раздражающие гудки шли по нарастающей, достигли высокого, нестерпимо визгливого тона. Арчи полез в левый внутренний карман пиджака, мелькнула шелковая подкладка, отливающая изумрудно-зеленым. Достал мобильник, взглянул на номер, высветившийся на экранчике, и отключил телефон. Опять обратился к Тому:

— А от тебя я ждал, что ты выполнишь все наши обещания. Ты ведь подписался на обе работы. И теперь не можешь отказаться, потому что тебе что-то не понравилось. Ты в игрушки играешь? Я стараюсь наладить здесь бизнес, который сделает тебя настоящим богачом. Я отыскал покупателей, твое дело — довершить начатое. Такова схема. Успешно работала эти десять лет. Ты думаешь, я нарочно умолчал, что это для Кассиуса? Я имел на это право! Потому что покупатель — он и есть покупатель. И его деньги ничем не хуже других.

— Для тебя деньги всегда были главным, верно? — парировал Том. — Только не ври. Сейчас ты понял, что деньги бывают разные. Все зависит от сопутствующих условий.

Арчи подошел к Тому, тонкие подошвы модных черных туфель тонули в мягкой траве.

— Что все-таки происходит, Феликс? Пойдем выпьем по кружке пива и спокойно все обсудим.

— Феликса больше нет. Сгинул.

— Всего лишь еще одна работа. Ты должен относиться к ней как и к остальным.

— Сколько уже ты занимаешься всем этим? Лет двадцать, двадцать пять?

Арчи пожал плечами:

— Примерно.

— И ты никогда не задавался вопросом, как дошел до жизни такой? — многозначительно и тихо промолвил Том. — Не замечал, что одно неверное решение или действие может изменить все самым кардинальным образом? Порой мне кажется, моя жизнь превратилась в линию, выстроенную из костяшек домино, и падать они стали лет пятнадцать назад. Даже не помню, как и кем была сбита первая, и вот, на тебе, к чему все привело…

Арчи хмыкнул:

— Вор с философскими замашками? Просто смешно!

Снова зазвонил мобильник, опять серия визгливых гудков, которые становились все громче и чаще. Арчи полез в другой карман пиджака и выудил из него второй мобильник. Задрался рукав пиджака, на запястье сверкнул толстый золотой браслет. Арчи взглянул на номер и ответил:

— Привет… нет, не сейчас… около пятисот… нет, так мы не договаривались… он берет все или ничего. Ладно, пока.

Том выждал, пока он уберет телефон в карман, и продолжил:

— Мне тридцать пять, и лет с двадцати я никогда не жил в одном месте дольше четырех недель.

Арчи фыркнул:

— Ну и что? Хочешь, чтобы я тебя пожалел? Так уж они тебя выучили. Именно поэтому ты у нас лучший. Тоже часть работы.

— В жизни существует не только работа, Арчи.

Взгляд собеседника блеснул нетерпением.

— Прости, приятель, но носовыми платками для утирания слез умиления я не запасся.

— Все хорошее кончается. Даже это. Даже нам когда-то придет конец.

Арчи вздохнул:

— Итак, убедить тебя не удалось? Но учти: мы доставляем товар ровно через неделю — или оба покойники. Все, точка, — промолвил он будничным тоном, лишь глаза сверкали лихорадочным блеском. — Ходят слухи, что у этого Кассиуса большие проблемы, потерял все в какой-то сделке. Так что он никаких шуток не потерпит и извинений не примет. Уж если я сумел найти тебя, то он тем более. Если хотим сберечь свои шкуры, надо действовать вместе. Ты прости, Том, но сейчас это не только моя проблема. Это наша проблема.

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Форт-Нокс, штат Кентукки

20 июля, 10.05

Утром за Дженнифер заехал черный «форд-иксплорер» и отвез в аэропорт Рейгана, где в одном из ангаров ее ждала подготовленная к полету золотисто-бежевая «сессна». Если уж Корбетт брался за дело, то относился к нему со всей серьезностью.

Самолет выглядел совсем новеньким, и, кроме пилота и стюарда, в салоне никого не было. Дженнифер оказалась единственным пассажиром. Она опустилась в кресло, обитое мягкой кожей, вытянула ноги в узкий проход и блаженно закрыла глаза. Через двадцать минут самолет стрелой взмыл в ясное голубое небо над Вашингтоном.

Дженнифер всегда немного нервничала в полете. Однажды борт, которым она летела, угодил в воздушную яму и начал резко терять высоту — упал почти на пять тысяч футов. Впечатление было такое, будто они ударились о невидимую стеклянную стену в небе, а потом начали скользить по ней вниз. Она знала, что самое опасное — взлет и посадка, и подсознательно выбирала нужную позу в зависимости от ситуации: крепко впивалась ладонями в подлокотники или напрягалась, подбиралась, чтобы не удариться лицом о спинку впереди стоящего кресла. Но на сей раз, к собственному удивлению, страха она почти не испытывала, сразу погрузилась в глубокий сон, и разбудил ее легкий стук под днищем — самолет выпустил шасси.

Моргая, она взглянула в иллюминатор. Внизу, точно пестрое лоскутное одеяло, тянулись поля, отделенные одно от другого темными линиями деревьев. Светлой непрерывной хлопковой нитью их прорезала дорога, тянулась справа налево и исчезала вдали, в дрожащей туманной дымке разогретого воздуха. На плоском пейзаже одинокими островками высились домики фермеров, амбары, сараи. Самолет снизился, и Дженнифер увидела блестящую под солнцем металлическую изгородь, что шла по периметру военно-воздушной базы. Они прилетели.

— Добро пожаловать в Кентукки, агент Брауни! — Дженнифер спустилась по трапу, который выдвинулся из фюзеляжа «сессны», и пожала руку мужчине, встретившему ее. — Надеюсь, хорошо долетели? Позвольте представиться, лейтенант Шеппард. Я буду сопровождать вас в хранилище.

— Спасибо, — ответила Дженнифер, с трудом скрывая улыбку.

Уж очень необычный был наряд на парне. Брюки в розовую клеточку, белый спортивный свитер из тонкого хлопка, на голове прозрачный желтый козырек от солнца. Лицо под козырьком расплылось в широкой улыбке, он крепко пожал ей руку.

Дженнифер давно взяла за правило не судить о людях поспешно; эту привычку она унаследовала от матери, которая считала, что время — единственный надежный критерий, позволяющий распознать истинный характер человека. Но Шеппард сразу понравился ей, несмотря на дурацкий костюм. Сразу видно, что человек он веселый и искренний. В каждом его жесте сквозили легкая уверенность и бесшабашность, а необычный наряд лишь подчеркивал их.

Шеппард бегло оглядел себя и виновато произнес:

— Вы уж простите за этот прикид, мэм. Собрался поразмяться, а тут вдруг позвонили и приказали срочно встречать вас. Не было времени переодеться.

Дженнифер ответила понимающим кивком.

— Ничего страшного, лейтенант. Спасибо, что встретили. Ехать еще долго?

— Нет, мэм. Во всяком случае, не в этом лимузине. — И он указал на белую тележку для гольфа — позади из мешка торчали клюшки.

— На этом? — удивленно спросила Дженнифер, и оба они направились к тележке.

— Да, — усмехнулся он и занял водительское место. Шеппард достал красную мигалку и закрепил на крыше. — У меня есть приятель в инженерных войсках, вот и соорудил несколько усовершенствований. Вы как с машинами, на короткой ноге?

— Вообще-то гоняла на «мустангах» еще с отцом.

— О… Тогда, может, желаете сесть за руль? — предложил Шеппард и передвинулся на пассажирское сиденье. — Только тогда оцените, легко ли управлять этой малышкой.

— Ладно. — Дженнифер пожала плечами и села за руль. Повернулся ключ зажигания. — Ну, держитесь крепче!

— Разумеется!

Форт-Нокс является основным хранилищем золотого запаса США, «родиной» бронетанковых войск, однако у него имеется еще одна функция. Эта база площадью сто десять тысяч акров служит домом для тридцати двух тысяч мужчин и женщин — служащих сухопутных войск и кавалерийского подразделения, здесь же находятся их штаб-квартиры.

Вскоре Дженнифер с Шеппардом уже проносились мимо казарм, часовен, хозяйственных строений, тренировочных центров и групп солдат, совершавших пробежку плотным строем и выкрикивающих в такт бегу какие-то слова, что создавало особую симфонию, дышавшую силой и потом. Вжав ступню в педаль газа, Дженнифер лавировала между людьми и зданиями; завидев красную мигалку на крыше, встречные водители приветствовали их гудками. Шеппард махал рукой в ответ, другой вцепился в дверную ручку, чтобы не слететь со скользкого винилового сиденья на поворотах. Дженнифер чувствовала: ему нравится эта бешеная гонка.

Впереди возвышалось массивное здание, облицованное гранитными плитами, где размещалось хранилище. Издали оно показалось Дженнифер вполне заурядным, не выше обычного офисного строения; такие банки можно иногда видеть в торговых центрах. Но чем ближе они подъезжали, тем больше впечатления производило это сооружение. На них надвигалась приземистая белая гора.

В здании было всего два этажа, причем верхний — значительно меньше нижнего. Крыша многоярусная, немного напоминает пагоду. Окна в стальных рамах на обоих этажах находятся на равном расстоянии друг от друга и утоплены в глубоких нишах, чем напоминают амбразуры в стенах замка или крепости. Всего один вход — через ворота в металлической стене высотой пятнадцать футов. Стеной окружен весь комплекс, включающий сторожевые будки для охраны, тоже из бронированной стали. Внутри одна дорожка, огибает здание по кругу, вьется среди аккуратно подстриженного газона. А от углов здания симметрично отходят четыре бетонных бункера. Дженнифер заметила на территории лишь одного человека — газонокосильщика, он неспешно двигался по зеленой траве, тарахтел моторчик.

— Здание построили в тысяча девятьсот тридцать шестом году, а первые партии золотого запаса прибыли уже в тысяча девятьсот тридцать седьмом, — громко рассказывал Шеппард, стараясь перекричать вой электромотора тележки. Он отчаянно жестикулировал, и солдаты так и разбегались в разные стороны.

Дженнифер кивнула. Она просто не могла представить, что это здание было построено. Казалось, оно существовало здесь вечно, выросло из скалы миллионы лет назад, а за тысячи лет ему придали форму и отполировали ветер, солнце, дожди и морозы.

— Запас достиг своего пика в тысяча девятьсот сорок первом году — равнялся тогда примерно шестистам пятидесяти миллионам унций, — говорил Шеппард. — Нет, конечно, в те дни главные запасы были сосредоточены в Федеральном резервном фонде в Нью-Йорке. Тамошнее хранилище уходит под землю на пять этажей. Вы как-нибудь сходите посмотреть, очень любопытно. Оказывается, служба безопасности организовала там нечто вроде «Диснейленда» для туристов.

Они приближались к воротам, и Дженнифер сбросила скорость. А затем прибавила, повинуясь жестам охранников, которые показывали, чтобы проскакивали побыстрей. Охранники также шутливо отсалютовали Шеппарду, поднеся ладони к вискам — все пальцы выпрямлены, большой отогнут. Видимо, они выражали свое восхищение необычностью его наряда, а также спутницей, сидевшей за рулем тележки для гольфа.

Вблизи здание производило еще более внушительное впечатление. Масса гранитных стен придавливала все вокруг, словно излучая сгусток темной и плотной агрессивной энергии, которая сдавливала, сжимала, уплотняла местность. Дженнифер вдруг с удивлением заметила, что слышит собственное дыхание, напряженное, судорожное, точно она находилась под водой и предпринимала огромные усилия вырваться на поверхность.

На гранитных стенах были закреплены камеры наблюдения. Они напоминали стеклянные глаза на белых стеблях и покрывали каждый дюйм поверхности стен. По углам на четырех черных столбах высились двойные прожекторы — ночью они наверняка заливали все ослепительным светом. У главного входа развевался на ветру огромный звездно-полосатый флаг. Верхнюю дверную панель украшала резная печать министерства финансов, сверкала позолотой как маленькое солнце.

— Стоп! — крикнул Шеппард.

Дженнифер немедленно затормозила, шины впились в асфальт, оставив на нем темный след.

— Вот это да! Круто! — воскликнул Шеппард. — Думаю, вы установили новый рекорд торможения.

— Да уж, недурно получилось. — Дженнифер спрыгнула на землю и передала ключи Шеппарду. — Ну, как будете усовершенствовать свой вездеход дальше? Смените коробку передач?

— Секрет фирмы, — улыбнулся Шеппард. — Вам понравилось управление?

— Немного заносит. Может, укрепить переднюю левую подвеску?

— Непременно. — Он весело подмигнул ей. — Идемте. Ригби нас ждет. А он ненавидит ждать, я вам точно говорю.

Шеппард развернулся на каблуках и исчез за массивной черной дверью хранилища, словно провалился в холодную мраморную тьму здания.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

10.27

Как и предсказывал Шеппард, дежурный офицер, капитан Ригби, уже стоял в просторном вестибюле у входа, встречая гостью. Обменявшись с ней короткими рукопожатиями, он сухо улыбнулся.

Это был очень высокий мужчина, около шести футов четырех дюймов роста. Форма сидела на нем безупречно, волосы подстрижены ежиком, глаза смотрят прямо и так и светятся готовностью немедленно приступить к делу. Перехватив один из его взглядов, Дженнифер догадалась, что Ригби далеко не в восторге от наряда Шеппарда — полагает, наверное, что тот выглядит неуместно в этом его четком, хорошо организованном мире. Она решила держаться с ним деловито и строго, почувствовав, что любое иное поведение может не понравиться офицеру.

— Огромное спасибо, что согласились уделить мне время, капитан.

— Всегда к вашим услугам, агент Брауни, — сдержанно ответил Ригби. — Мы выполняем свою работу. — Лишь по тому, как его серые глаза над тонким носом и высокими скулами немного сузились, можно было догадаться, о чем он думает. Считает все это напрасной тратой времени. Не желает, чтобы дамочка или какие-либо другие федералы, это вечное шило в заднице, совали носы в его область, задавали дурацкие вопросы, нарушали принятый распорядок дня, пачкали безупречно отполированные полы следами от ботинок на резиновом ходу. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы Дженнифер убралась отсюда. И поскорее. Нечего ей здесь делать.

— Вы получили инструкции из Вашингтона?

Он кивнул.

— Да, поступили сегодня утром. И, как там просили, мы оставили предметы нетронутыми, на своих местах.

— Хорошо. Тогда, перед тем как спуститься в хранилище, хотелось бы задать вам пару вопросов.

— Какие еще вопросы? — подозрительным тоном произнес Ригби.

— Любые, которые я пожелаю задать вам, капитан, — холодно и твердо проговорила Дженнифер.

— Вообще-то здесь у нас соблюдается полная секретность, — возразил ей Ригби. — И если вы, агент Брауни, надеетесь, что я должен коснуться каких-либо особо щекотливых тем без соответствующего на то распоряжения свыше, то можете сразу вернуться в самолет и лететь обратно в Вашингтон.

— А если вы считаете, что я улечу отсюда без нужной мне информации, то советую вам пересмотреть свои взгляды и отношение к своим обязанностям, капитан, — жестко парировала Дженнифер, глядя в глаза Ригби. Обычно она предпочитала урезонивать людей, а не повышать голос, но поняла: с Ригби это не пройдет. — В инструкциях оговорено полное и безусловное сотрудничество с ФБР на протяжении всего нашего расследования, и касается оно в том числе самых секретных мер и процедур. Если у вас с этим проблемы, предлагаю немедленно пройти в ваш офис, позвонить вашему и моему начальству в Вашингтоне и все согласовать. Уверена, мы оба знаем, какой последует ответ.

Возникла неловкая пауза; тишина нарушалась лишь легким постукиванием заклепок на туфлях для гольфа по мраморному полу — это Шеппард нервно переминался с ноги на ногу. Ригби покраснел как рак и нервно перекатывал какой-то мелкий предмет между большим и указательным пальцами, причем кончики пальцев даже побелели. Дженнифер, сжав губы в плотную линию, продолжала смотреть ему в лицо. Наконец Ригби сделал гримасу, отдаленно напоминающую улыбку.

— Очень хорошо, — сдавленно промолвил он.

— У меня нет ни малейшего намерения шпионить или совать нос в ваши дела, капитан, — заметила Дженнифер уже более мягким тоном, видя, что Ригби дрогнул. — Просто хотелось бы ознакомиться с обстановкой и данным заведением в целом, чтобы затем упомянуть в своем отчете. К примеру, оно находится в федеральном или военном подчинении?

— О, — с явным облегчением протянул Ригби, хотя настороженность еще сквозила в его голосе. — Ну, здесь всего понемножку. Здания расположены на территории армейской базы, военные отвечают за безопасность и защиту нашего учреждения. Однако руководит им министерство финансов США, а штат сотрудников набирается из полицейских с Монетного двора и составляет двадцать шесть человек.

Дженнифер нахмурилась:

— Вы сказали «здания»? Но я вижу тут лишь одно.

— Нет, — покачал головой Ригби, — два здания. То, в котором вы сейчас находитесь, является одноэтажным внешним прикрытием. Из гранита и бетона. А само хранилище располагается в отдельном двухуровневом помещении, выстроено оно из стальных блоков и цилиндров. Они заключены


убрать рекламу






в специальный армированный бетон.

— Как вы попадаете в хранилище?

— Через стальную дверь весом в двадцать тонн.

Дженнифер кивнула:

— Хорошо. Тогда с него и начнем.

— Слушаюсь, мэм.

Ригби двинулся в глубину вестибюля, Дженнифер шла за ним, замыкал шествие Шеппард. Вскоре она поняла, что имел в виду Ригби, говоря о двух отдельных зданиях. Через атриум они попали в коридор, расходящийся на две стороны и как бы окружающий хранилище с его офисами и сейфами с внешней стороны. Суженное, замкнутое пространство, ему была присуща полная безликость, столь хорошо знакомая Дженнифер по опыту посещения других федеральных зданий, в том числе и ФБР. Она даже обрадовалась, когда они, свернув вправо и миновав коридор, оказались по другую сторону здания, в более открытом пространстве.

В гранитные стены были встроены огромные стальные пластины; загрузочные люки и наклонные плоскости позволяли предположить, что именно здесь производится пополнение и изъятие золотых запасов. И вот наконец Дженнифер увидела встроенную в стену и отливающую металлическим блеском дверь в хранилище.

— Ни один человек не знает всей комбинации цифр, позволяющей открыть эту дверь, — пояснил Ригби. — Для этого существуют три отдельные комбинации, и каждая известна лишь нескольким членам моей команды.

Он приблизился к узкой консоли справа от двери. Через окошко с зеркальным стеклом, выходившее в атриум, было видно, как к аналогичным консолям шагнули двое мужчин. Через десять секунд Дженнифер услышала несколько громких щелчков — это сдвинулись с места и ушли в специальные пазы металлические задвижки, находившиеся внутри. С тихим шипением массивная стальная дверь начала открываться, сверкая стальными заклепками.

— Да, впечатляет! — восторженно протянула Дженнифер.

Ригби заулыбался уже почти по-настоящему, как, наверное, еще никогда в жизни не улыбался, и она почувствовала, что их недавняя стычка отошла для него на второй план. А возможно, он и вовсе выбросил ее из головы.

— С гордостью должен сообщить вам, мэм, что данное сооружение превосходит по степени защищенности все известные; даже на ракетных базах нет ничего подобного. Мы абсолютно автономны даже от армейской базы, на территории которой располагаемся. У нас есть собственная силовая установка, система подачи и очистки воды, стратегический запас провизии. Наблюдение ведется непрерывно, двадцать четыре часа в сутки, на протяжении трехсот шестидесяти пяти дней. Тут и моль не проскочит незамеченной.

Они шагнули в хранилище и по узкой металлической платформе подошли к лифту. Он с тихим гудением пополз вниз. Ригби любезно распахнул перед ними дверь. Дженнифер стала озираться по сторонам.

Помещение напоминало огромный двухуровневый склад. Его этажи были выстроены по кругу, а стояли посетители в центре. Каждый этаж поделен на секции, отделенные друг от друга толстыми металлическими прутьями, отчего напоминали ряд огромных клеток. Внутри каждой секции от пола до потолка высились сложенные стопками тысячи и тысячи золотых слитков. Дженнифер понадобилось несколько секунд, чтобы осознать картину: она заставила ее затаить дыхание. Наверное, из страха, что она может пробудить от спячки некоего невидимого дракона, который непременно должен охранять сказочные сокровища.

— Впечатляет, не правда ли? — подмигнул ей Шеппард. — Сам всякий раз поражаюсь при виде этого… — Он приложил сжатый кулак к груди, и Дженнифер в ответ кивнула.

Золото было повсюду, куда ни глянь, такое живое, сияющее. Огромная его масса, казалось, ритмично пульсировала в такт миганию лампочек, словно билось сердце гигантского зверя.

— У нас постоянно происходят поступления и отправки, небольшими партиями. — Ригби указал на три больших серебристых контейнера, стоявших посреди помещения. Каждый был примерно четырех футов в длину, двух — в ширину и трех — в высоту, переднюю часть украшала золотая эмблема министерства финансов США. — В них перевозятся слитки. Вот эти уже подготовлены к отправке сегодня днем.

— Да, — промолвила Дженнифер и улыбнулась.

Ригби становился любезнее и разговорчивее, и это радовало ее.

— Но то, что вас интересует, находится там. — Он повел их к секции в дальнем левом углу помещения.

Приблизившись, Дженнифер заметила, что данная «клетка» забита меньше других и лежат в ней не слитки, а коробки, футляры, кейсы и папки.

— Как видите, — сказал Ригби, взявшись за большую металлическую бирку, висевшую на двери в секцию, — каждое из наших отделений в хранилище опечатано. Если печать вдруг оказывается сломана, проводится полная реинвентаризация содержимого, а затем секция опять опечатывается.

Он снял печать, достал из кармана ключ, отпер дверь и шагнул в «клетку». И вышел оттуда через несколько секунд с тонким алюминиевым кейсом, который протянул Дженнифер.

— Полагаю, ради этого вы и приехали, — произнес Ригби.

— Открою его здесь.

— Как вам угодно.

Ригби отнес кейс к одному из контейнеров и положил на плоскую поверхность, развернув так, чтобы замочки оказались перед Дженнифер. Она наклонилась, щелкнула ими, звуки разнеслись по всему залу эхом, как выстрелы. Шеппард и Ригби приблизились и встали по обе стороны от нее.

Дженнифер медленно подняла крышку. Внутри оказалась шкатулка размером примерно восемь на шесть дюймов. Ее прикрывал кусок темно-синего бархата, немного потертого по углам и выцветшего. Посередине красовалась золотая печать министерства финансов США, тоже потускневшая.

Дженнифер осторожно извлекла шкатулку из кейса, надавила на крохотные позолоченные застежки, приподняла крышку, и в горле у нее внезапно пересохло. Внутри шкатулка была выстлана светло-кремовым шелком, в нем виднелись специальные углубления для пяти монет довольно крупного размера — два в верхней части, три в нижней.

Но шкатулка была пуста.

Глава 14

 Сделать закладку на этом месте книги

Амстердам, Голландия

21 июля, 16.40

Синди и Пит Роско прекрасно проводили время. Лондон потряс их своим величием, Париж — красотой, а вот по части развлечений Амстердаму просто не было равных. Бесконечные кофейни, девушки в витринах, каналы. Как непохоже на их родную Тулсу, штат Оклахома. Черт, да что там говорить, если даже консьерж из их отеля пытался продать им какую-то дурь. Оба притворились, будто шокированы, но остались довольны. Путешествие приобретало все более занимательный характер.

Для Синди Амстердам всегда был городом особым, ведь ее дедушка с бабушкой иммигрировали из Голландии в США в начале тридцатых годов. Накануне она настолько расчувствовалась, что даже посетила Дом-музей Анны Франк.

— Бедная милая девочка, — рыдала она в надежных и крепких объятиях мужа, размазывая черную тушь по щекам, а туристы сочувственно толпились вокруг них.

Сегодня был последний день тура, и, устав от бесконечной беготни по музеям и улицам чужих городов, Синди и Пит решили, что не мешает немного расслабиться. А что может быть лучше, чем неспешное плавание по каналам чудесного города Амстердама перед долгим и утомительным перелетом домой. Через десять минут, одетые в одинаковые расписные ковбойские куртки, они уже оказались в лодке с открытым верхом. Она неспешно разрезала водную гладь каналов, а девушка-гид показывала им достопримечательности города. Синди и Пит сразу поняли: то была прекрасная идея, достойное завершение путешествия.

Синди, как всегда, вооружилась путеводителем размером с Библию, прощальный подарок от мамы, который она, вдруг расплакавшись, вручила ей в аэропорту. Синди свято верила всему написанному там о Европе и европейцах. Вера в печатное слово была столь велика, что у нее выработалась раздражающая манера сравнивать комментарии каждого экскурсовода с тем, что написано в книге, а потом шептать на ухо Питу, что тот что-то напутал или пропустил какую-нибудь важную подробность.

В ответ на это Пит уже давно научился кивать и отделываться соответствующими междометиями. Он поставил себе иную, куда более захватывающую задачу: снять путешествие на пленку в мельчайших подробностях. Пока Синди утыкалась носом в путеводитель, Пит, приникнув к «глазку» видоискателя миниатюрной цифровой видеокамеры, ловко угнездившейся в широкой его ладони, выискивал занимательный вид в наиболее выгодном ракурсе. Он даже выработал нечто вроде фирменного операторского приема — водил камерой вверх и вниз по зданиям или панорамировал так, что изображение становилось загадочно расплывчатым. Когда они проплывали под мостом, Пит рискнул запечатлеть особенно эффектную панораму. Снял широким планом какое-то здание с крыши и до самого низа, до того места, где проходил канал. Затем медленно повел камерой вниз, запечатлел ряды сидений на катере и девушку-гида, стоявшую на носу лодки. Широко улыбнулся. Она очень даже ничего, крутая штучка, эта гидша.

Краем глаза он внезапно заметил нечто необычное, а глаз у бывшего копа был наметанный, Пит давно научился подмечать разные странности и несоответствия общей картине. Теперь лицо девушки-гида занимало лишь половину экрана. Его внимание привлек не загорелый мужчина с бритой головой, стоящий в телефонной будке перед следующим мостом, а двое других, которые вышли из черного «рэнджровера» и направлялись теперь прямо к нему. Все движения так и сквозили с трудом сдерживаемой энергией, манеру держаться отличала особая агрессивная уверенность, отчего каждый из них напоминал Питу собаку, рвущуюся вперед, но сдерживаемую туго натянутым поводком, зажатым в руке хозяина. Эти двое были готовы вырваться на волю.

Пит перевел объектив камеры на телефонную будку. На миг мелькнуло лицо девушки-гида и исчезло. Бритый явно заметил мужчин. Выронил телефонную трубку, завертел головой, ища пути к отступлению. Но Пит догадался: он заметил опасность слишком поздно. С одной стороны телефонная будка, с другой — эти двое. Деваться некуда.

Мужчины приблизились, их спины сомкнулись, будто две половинки черного занавеса, и Пит уже не видел человека в будке. Но камера работала, он даже моргнуть боялся, чтобы ничего не упустить. Внезапно их плечи раздвинулись, и Пит увидел мужчину. Лицо побелело от ужаса, а рот прикрывает чья-то рука в перчатке, чтобы заглушить крики. Потом поднялась другая рука, длинное зазубренное лезвие сверкнуло в лучах солнца, зависло на мгновение на фоне кобальтово-синего неба, прежде чем устремиться вниз и вонзиться несчастному прямо в грудь. Мужчина упал и застыл на земле.

Лодка почти поравнялась с двумя убийцами, и Пит сделал крупный план. Оба склонились над телом жертвы и обшаривали карманы. Но в тот момент, когда в кадр должны были попасть их лица, тоже крупным планом, лодка нырнула под низкий каменный мост и сцена скрылась из виду. А когда выплыла из-под моста, и Пит, развернувшись, хотел снять продолжение, двое мужчин и их машина уже исчезли.

— Черт побери! Ты видела? — шепнул Пит на ухо жене. Во рту у него пересохло от страха и возбуждения. Объектив камеры был направлен на удалявшийся с каждой секундой безжизненный комочек. Труп лежал в тени телефонной будки, на входе.

— О, милый, просто возмутительно! — воскликнула Синди, неодобрительно качая головой. Кудряшки и клипсы в виде обручей подпрыгивали у круглых розовых щек. — Вон в том доме жил сам Ван Гог, а она даже словом не обмолвилась об этом!

ЧАСТЬ II

 Сделать закладку на этом месте книги

Закуй злодея в золото — стальное

Копье закона сложится безвредно;

Одень его в лохмотья — и погибнет

Он от пустой соломинки пигмея.[6]

Уильям Шекспир. «Король Лир», действие IV, сцена VI

Глава 15

 Сделать закладку на этом месте книги

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, округ Колумбия

22 июля, 14.02

Настольный вентилятор был включен на полную мощность. Сильная вибрация заставила его скользить по гладкой поверхности стола в конференц-зале до тех пор, пока он не зацепился за металлический ободок, шедший по краю, и не остановился, опасно балансируя: того и гляди, перевернется или свалится на пол.

— Ладно, давайте опять посмотрим, что у нас на них имеется, — предложила Дженнифер и допила остатки кока-колы из пластикового стаканчика, теплой и почти безвкусной. Затем бросила стаканчик в мусорное ведро.

Специальный агент Пол Виджиано устало приподнял темные брови:

— Зачем? Каждого из этих парней мы проверяли раз сто, если не больше. Сверяли наши данные с базой данных ЦРУ. Проверили банковские счета. Проверили их жен, родителей, даже детишек, черт бы их побрал! Ничего. Все чисты, как ангелы.

Дженнифер поднялась и прошла вдоль длинного стола орехового дерева, на отполированной поверхности которого отражались галогенные лампы.

— Нельзя отступать, пока не найдем хоть какую-то зацепку, — твердо заявила она, оглядывая горы бумаг, папок и коробок, заполнивших почти весь стол, — свидетельства ее неусыпных трудов на протяжении почти двух суток.

Виджиано тоже поднялся. Это был стройный, спортивного телосложения мужчина. Густые темные волосы зачесаны назад, подбородок зарос щетиной. Удрученно качая головой, он заправил белую рубашку в темно-синие брюки. Ткань для костюма выбрана эффектная — переливчатая, при каждом движении в синем проблескивала тонкая красная нить. Виджиано вздохнул и промолвил:

— Знаешь, что я тебе скажу? От этого дела сильно воняет. Просто дерьмо собачье, а не дело! — Он грохнул кулаком по столу. Вентилятор качнулся, на секунду завис на самом краю и рухнул на пол. Гибкий крученый провод распрямился и тянулся за ним точно веревка.

В глубине души Дженнифер была с ним согласна. Действительно, не дело, а сплошное недоразумение. Она знала, что Корбетт за последние два дня пытался выполнить все, что в его силах, чтобы не допустить утечки информации в прессу. Но сознавала: долго умалчивать о проблемах подобного рода не удастся. Слишком уж прекрасную возможность представляло дело для основателей разных фондов, умельцев выколачивать денежки из федерального бюджета. Да ни один такой умелец не упустит шанса отхватить кусок пирога для своего ведомства. Подобного рода истории особенно любили в Вашингтоне, просто жили ими, они всегда были кому-то на руку.

— Да, дерьмовое дело, — промолвила Дженнифер. — Сплошная каша, но ее предстоит расхлебывать нам. Так что тебе придется с этим смириться.

Она подняла вентилятор, вернула его на стол. Виджиано опять удрученно покачал головой и ослабил узел галстука. Дженнифер понимала: сейчас ему труднее, чем ей. Виджиано на десять лет старше ее, а два года назад они несколько месяцев трудились вместе над одним делом. Однажды он даже сделал неуклюжую попытку приударить за ней в баре. Попытка была отвергнута, но вежливо. Теперь Дженнифер здесь главная, и Полу наверняка обидно. Но его чувства — последнее, что интересовало Дженнифер в данный момент.

Она очень долго и трудно добивалась возможности поработать над таким сложным делом, чтобы позволить Полу все испортить. К тому же — а в этом ей не хотелось признаваться даже себе — последние несколько лет ей пришлось хлебнуть такого, что теперь, хотя бы ради разнообразия, вовсе не мешало ощущать себя главной.

— Послушай, я там побывала. Видела это место, — продолжила Дженнифер, и ее голос звучал жестко и настойчиво. — Это тебе не шуточки. Не забегаловка какая-нибудь, заходи и угощайся. И тот, кто это совершил, в мельчайших деталях знал план хранилища и систему безопасности. Повторяю, в мельчайших деталях.

Виджиано насмешливо фыркнул:

— Большое дело. Все продается, вопрос лишь в цене. Понадобится кому-нибудь получить план Форт-Нокса, да ради Бога, пожалуйста. Деньги решают все. — Виджиано выразительно сложил в щепоть кончики указательного и большого пальцев, потер и с улыбкой поднес к лицу Дженнифер.

— Думаешь, в каком-нибудь местном департаменте строительства имеется детальный план? Самого строения и окрестностей, систем сигнализации, кодов доступа? — с сарказмом воскликнула Дженнифер. — Все, что касается этого места, строго засекречено. Господи, да они там наверняка сжигают даже стриженые травинки от газона! Мышь не проскочит. Убеждена, замешан кто-то свой. Так что мы должны еще раз просмотреть все материалы на этих ребят. Сейчас же, немедленно.

— Как скажете, мэм. — Виджиано жестом отчаяния провел рукой по густым темным волосам и взял со стола папку. — С чего желаете начать? — В глазах, устремленных на Дженнифер, читалось легкое презрение.

— Во-первых, сколько именно людей имели доступ в хранилище или просто побывали там за последние двенадцать месяцев. Если понадобится, проверим материалы за более ранний срок, но пока ограничимся этим.

Виджиано еле слышно чертыхнулся и принялся считать, сверяясь с бумагами, разложенными перед ним на столе.

— Как я и говорил, сорок семь человек.

— Плюс я. Получается сорок восемь.

— Ты за полного кретина меня держишь? Сорок семь вместе с тобой, — добавил он, раздраженно потирая подбородок.

— Вот как? Прекрасно. Теперь посмотрим, как у тебя получилась такая цифра. — И Дженнифер принялась просматривать собственные заметки.

— Двадцать пять охранников с Монетного двора, пятнадцать человек военного персонала, пять чиновников из министерства и два федеральных агента, одним из которых была ты. Словом, не так уж и много. — Виджиано приподнял листок бумаги, на котором были выведены фамилии и цифры, помахал у Дженнифер перед носом.

— И все же странно. Ригби говорил, что охранников у них двадцать шесть. Поэтому у меня и получилось сорок восемь человек, — заметила Дженнифер, и ее гладкий лоб прорезала морщинка озабоченности.

— Кто?

— Ригби. Дежурный офицер. Ну помнишь, я рассказывала? — нетерпеливо произнесла она, и перед ее мысленным взором вдруг возникли пепельно-серое лицо Ригби и смешные розовые штаны Шеппарда.

— Но, согласно данным министерства финансов, их должно быть двадцать пять. Вот, у меня тут все фамилии записаны. — Двумя пальцами он приподнял за уголки несколько листов бумаги. — Прислали по факсу сегодня утром.

— Дай взглянуть.

Виджиано пожал плечами и протянул бумаги Дженнифер; та стала внимательно просматривать список. Немного задержалась на последнем листке, нахмурилась и подняла его вверх, к свету.

— Ну что там такое? — нетерпеливо спросил Виджиано.

Дженнифер не ответила, просто стала тереть листок между большим и указательным пальцами. От листка отвалился еще один и с тихим шелестом слетел на стол. Виджиано побледнел.

Я же говорила, двадцать шесть охранников, — тихо промолвила Дженнифер, не сводя взгляда с единственной фамилии в верхней части листка. На ее лице появилось хмуро-озабоченное выражение.

— Я ничего не понимаю, — пробормотал Виджиано.

— Очевидно, краска была свежая, вот они и слиплись.

Дженнифер знала: поменяйся они с Виджиано местами, он бы не упустил момента разораться на нее за промашку. Но упреки не в ее стиле. Дженнифер прекрасно знала, что Виджиано очень старался; просто устал, вот и не заметил. И не из-за чего поднимать шум. Главное другое. В руках у них оказалась новая информация — может, и удастся из нее вы жать что-нибудь.

— Тони Шорт, — прочитала она вслух. — Дата рождения: восемнадцатое марта тысяча девятьсот шестьдесят пятого года. Ныне покойный.

— Умер? — воскликнул Виджиано. — Что ж, можно сбросить его со счетов.

— Он имел доступ в хранилище.

— Да, однако умер.

— Вот, взгляни-ка, когда это случилось. — Дженнифер подтолкнула листок к Виджиано. — Четыре дня назад.

— Просто совпадение, — заметил тот нарочито небрежным тоном, словно пытался убедить не ее, а себя.

— Возможно. Но это единственный человек, которого мы не проверили. Что мы о нем знаем?

Виджиано развернул к себе ноутбук и напечатал имя и фамилию. Через несколько секунд на мониторе возник файл.

— Бывший коп из полицейского управления Нью-Йорка. Награжден почетной медалью конгресса. Пять лет назад переведен на службу в полицию Монетного двора. Женат, имеет детей. Вот, собственно, и все. Ныне покойный. — Он поднял на нее глаза. — А что означает эта звездочка?

— Самоубийство, — ответила Дженнифер. — Звездочка означает, что он покончил жизнь самоубийством.

Глава 16

 Сделать закладку на этом месте книги

Кларкенуэлл, Лондон

22 июля, 19.42

Раньше здесь находилась шляпная фабрика, ее построили в 1876 году, о чем свидетельствовала полустертая надпись, выбитая на некогда нарядном фасаде. Во время Второй мировой войны шляпное производство закрыли, и рабочие начали изготовлять пуговицы для летной формы. Когда Том приобрел ее, цеха и складские помещения пустовали, а три верхних этажа были превращены в офисы.

Том решил устроить спальню в бывшем кабинете управляющего. Выбор его был продиктован тем, что там сохранилась смежная комната, оборудованная под ванную, вся в мраморе и с совершенно целыми кранами и прочей сантехникой, причем замаскирована она была так ловко, что заподозрить о ее существовании не мог никто. Видимо, управляющий стыдился факта, что он, подобно нормальным людям, пользуется туалетом и ванной.

Вскоре у Тома возникла идея: превратить верхний этаж в просторное жилое пространство, с встроенной кухней и отсеком, где разместится столовая. На втором этаже будут спальни с ванными, а на первом… Пока он не придумал, что делать с первым этажом. Например, расширить выставочный зал. Впрочем, не важно. Все это свершится лишь в отдаленном будущем, когда нормально заработает его салон, начнет приносить прибыль. В данный момент Том размышлял, как поступить с треснувшим зеркалом в ванной. Он стоял перед ним, завязывая галстук. Потом приблизился к ободранному ящику для файлов, служившему одновременно комодом, достал серебряные запонки и стал продевать их в манжеты рубашки.

— Ну, я пошел! — крикнул он Доминик, сбегая по бетонным ступеням, причем каждый шаг звучным эхом отдавался в лестничном проеме.

— Ладно. — Она возникла в дверях второго этажа, где оборудовала себе уголок среди забрызганных каплями чая стен бывшего финансового отдела. — Желаю приятно провести время.

Том шагнул на улицу, залитую вишневыми оттенками заката. Шар солнца плавился на фоне оранжевого неба, теплый шепоток ветра проносился по улицам. Ему всегда очень нравился город в это время суток. То был некий странный, почти неуловимый, период перехода от света к тьме, когда одни предметы и тени словно таяли и исчезали, им на смену являлись другие.

Вскоре он добрался до «Смитфилда», старейшего в Европе мясного рынка, обнесенного решеткой из железа в викторианском стиле. После войны здесь произвели реконструкции, под решетку подставили опоры из темно-красного кирпича, а на самой территории вырос ангар, где разместились торговые ряды. Со всех сторон рынок окружали неровные крыши высоких и приземистых складских помещений, красный кирпич чередовался с белым камнем, высокие готические окна — с промышленного вида амбразурами, прикрытыми железными ставнями. Пять минут спустя он уже был в Хаттон-Гарден, в самом центре лондонской торговли бриллиантами.

Там царило безлюдье. Куда-то подевались бойкие помощники продавцов, зазывавшие в магазинчики и предлагавшие самые выгодные на свете цены; демонстрировавшие пару сережек, которые как нельзя лучше подходят вот к этому колье. Исчезли курьеры, некогда носившиеся на велосипедах, бронированные машины для перевозки ценностей, женихи с невестами, жадно глазевшие на витрины и сравнивавшие цены на обручальные кольца. На всех витринах опущены жалюзи, выставленные там сокровища надежно спрятаны на ночь, неоновые рекламные вывески не горят.

Однако улица излучала некую особую энергию. Она не спала, просто решила передохнуть. В дверях лавок маячили хасиды с бледными лицами и в старомодных темных костюмах. Изредка они исчезали в лавке или каком-то здании, выныривали снова, бросая цепкие взгляды из-под полей черных шляп. Там, внутри, продолжалась и кипела работа, камни подвергались огранке, заключались сделки, пожимались руки, пересчитывались деньги.

Тома всегда завораживало это место — вероятно, потому, что его жизнь была лишена какого-либо порядка, размеренности и устойчивости, в ней недоставало предсказуемости и четкого соблюдения правил. На Хаттон-Гарден, как и «Смитфилде», он получал некое душевное успокоение от созерцания бесконечных улочек, их размеренного повседневного цикла жизни, знакомого распорядка, не менявшегося веками. Его жизни явно не хватало той же размеренности и предсказуемости.

Свернув за угол, в переулок, Том продемонстрировал пропуск охранникам, дежурившим на входе перед заведением под названием «Хаттон-Гарден сейф депозит». С улицы был виден мягко освещенный флуоресцентными лампами вестибюль. Охранники, сидевшие за зарешеченными окошка ми, тщательно изучили предъявленный Томом документ, за их спинами поблескивали «глазки» камер наблюдения, покрывавшие каждый уголок вестибюля, отчего лица этих людей приобрели голубоватый оттенок. И вот, удовлетворенные, они нажали кнопку, пропустили Тома через первую дверь, а когда она затворилась за ним, открыли вторую, с толстыми металлическими прутьями.

Там, внизу, у лестницы, крытой темно-зеленым линолеумом, и находилось само хранилище площадью семнадцать квадратных футов. Стены от пола до потолка выложены стальными пластинами одинакового размера, стальные двери отливают серебром в свете ламп, каждый индивидуальный сейф пронумерован черной краской. Обычно в такое время посетителей тут не было, и Тома это вполне устраивало.

Он достал из кармана ключ и указал охраннику, вошедшему следом за ним, какой именно сейф хочет открыть. Они одновременно вставили ключи в две разные замочные скважины, одновременно повернули. Щелчок — и дверца распахнулась. Том выдвинул из сейфа черный продолговатый металлический контейнер, опустил его на металлический поднос, что выдвигался примерно на уровне груди между двумя рядами сейфовых ячеек. В контейнере ничего не было, кроме еще одного ключа, который Том достал. Повернувшись ко второму ряду сейфовых ячеек, они с охранником опять одновременно вставили каждый свой ключ. На сей раз, прежде чем открыть черный контейнер, Том выждал, пока охранник покинет помещение.

Он уже знал, что там находится, но все равно открыл небольшой кожаный мешочек, лежавший в контейнере, и выложил его содержимое в ладонь, обтянутую перчаткой. Ограненные бриллианты на сумму в четверть миллиона долларов — его доля за похищенное в Нью-Йорке яйцо. И перевозить куда проще, чем наличными, а если знать нужных людей, плату всегда с удовольствием примут вместо карты «Американ экспресс» в гораздо большем количестве точек земного шара. Том медленно ссыпал бриллианты в мешочек, полез во внутренний карман пиджака, достал яйцо и положил его в первый контейнер, предварительно завернув в черную лыжную маску, — символический жест, и Том был уверен, что от внимания Арчи он не укроется, когда тот придет забирать яйцо. Он убрал контейнер в ячейку, запер дверцу на ключ, опустил кожаный мешочек и ключ во второй контейнер, тоже вставил в ячейку и запер.

На обратном пути пришлось опять миновать пост. Том кивнул охранникам и вышел на улицу. Там уже зажигались огни.

Глава 17

 Сделать закладку на этом месте книги

Морг округа Луисвилл, Луисвилл, штат Кентукки

23 июля, 11.37

Дженнифер никогда не верила в совпадения, считая, что вместо них существуют лишь разные перспективы, точки зрения. С одной точки зрения цепь отдельных событий может показаться совершенно случайной, никакой связи между ними прослеживаться не будет. Ну кроме, разумеется, одного: что все они имели место. Вот и совпадение.

Однако если смотреть с другой стороны, отдельные события могут развиваться, иметь продолжения, становиться более значимыми, до тех пор пока вдруг не превратятся в отдельные фрагменты общей картины и все сразу станет ясно. Словом, о таком ты даже и мечтать не мог, не то что догадываться.

Итак, прежде всего выстроим цепочку фактов. Шорт работал в Форт-Ноксе, был молод и здоров, счастлив в браке, имел троих детей, которых обожал. Регулярно посещал церковные службы. На работе все его любили и уважали. Так что с этой точки зрения факт, что он совершил самоубийство за несколько дней до того, как исчезновение пяти золотых монет было обнаружено, можно считать трагическим совпадением. Ну а если посмотреть с иной, более циничной точки зрения, то никакого совпадения не прослеживалось. Это вызывало самые серьезные подозрения.

Корбетт согласился с Дженнифер, выслушав ее доводы с мрачным видом, когда она умудрилась перехватить его по пути на очередное важное секретное совещание на следующий день после посещения Форт-Нокса. Он увидел ее и устало улыбнулся:

— Пять минут, Брауни, больше вам дать не могу. Излагайте быстрее. Давайте пройдемся немного, а вы будете рассказывать.

Она


убрать рекламу






вкратце объяснила, что удалось выяснить о Шорте, но не упомянула об ошибке Виджиано, хотя знала: сам он бы ее не пощадил. На Корбетта это произвело впечатление, он даже остановился и дружески похлопал Дженнифер по плечу, и ее охватила радость.

— А предсмертную записку он оставил?

— Нет. — Она покачала головой. — Все свидетели твердят, что это совершенно не в его характере. Он был счастлив в браке, на работе тоже полный порядок. Не годится на роль самоубийцы.

— Да. Вы говорите, он служил охранником в Форт-Ноксе?

— Причем числился одним из лучших сотрудников.

— Когда это произошло?

— Четыре дня назад. То есть через два дня после убийства Раньери в Париже.

— Гм… — Корбетт озабоченно нахмурился.

— Вскрытие еще не производили. Сегодня утром я звонила коронеру в луисвиллское отделение, и мы договорились, чтобы они отложили процедуру до завтра и я могла там присутствовать. Я уже заказала билет на самолет.

— Хорошо, — кивнул Корбетт. Они подошли к двери в зал, где должно было состояться совещание. — Вы правы, концы не сходятся. Сообщите, как только что-нибудь выясните. — Дженнифер повернулась к нему спиной, собираясь уйти. — Брауни… Отличная работа.

Она была готова расцеловать его.

Морг размещался в безликом здании, напоминавшем белый куб, находился на окраине города, в нескольких минутах езды от Международного аэропорта Луисвилла. От шоссе его отделяла стена выстроившихся в ряд кедров. Жара стояла просто удручающая, усугублялась еще и высокой влажностью, и Дженнифер благодарно вздохнула, оказавшись в приемной, где царила приятная прохлада.

Декораторы, очевидно, пытались смягчить скорбь посетителей заведения — наверное, поэтому стены были выкрашены в розово-голубую полоску, а вдоль одной из них выстроился ряд пластиковых стульев с ярко-оранжевыми сиденьями. Из единственного динамика, укрепленного в потолке, доносилась ненавязчивая песенка в исполнении группы «Бич бойз»; впечатление приглушенного звука должна была, очевидно, создавать защитная сетка, нарисованная поверх него.

В дальнем углу, в нише, за прямоугольным столом сидела дама с непроницаемым выражением лица в траурном наряде. Она приветствовала Дженнифер легким пожатием плеч, потянулась к телефону, набрала номер и шепотом объявила о ее прибытии. Через несколько минут в приемную энергичным шагом вошел невысокий лысеющий мужчина лет пятидесяти, на ходу пряча часы на золотой цепочке в кармашек жилета.

— Агент Брауни? Позвольте представиться, доктор Реймонд Финч, старший патологоанатом. Это со мной вы говорили по телефону.

— Добрый день. — Дженнифер пожала ему руку. В другой она держала служебное удостоверение, на которое, впрочем, Финч, не обратил внимания. — Спасибо, что пригласили меня приехать. — Выбора у Финча не было, но Дженнифер знала: никогда не помешает проявить немного уважения, особенно когда имеешь дело с провинциалами.

— Нет проблем. Мы готовы приступить немедленно, если у вас нет возражений.

Он провел ее через дверь по узкому коридору, потом по лестнице. Они оказались перед широкими двойными дверьми. Финч услужливо распахнул их, и Дженнифер увидела небольшую приемную, стены и пол которой выложены белой плиткой. Здесь было холодно, и в горле у Дженнифер слегка защипало от запаха дезинфектантов и формальдегида, причем запах становился сильнее по мере их продвижения в глубину здания.

— Когда-нибудь доводилось присутствовать? — спросил Финч, услужливо протягивая Дженнифер длинный белый халат.

Она надела его поверх черного пиджака и узкой черной юбки. Патологоанатом облачился в бледно-зеленый прорезиненный фартук. Финч нагнулся и надел на коричневые туфли пластиковые бахилы.

— Нет.

— Что ж, это не так уж сложно. Разумеется, неприятно. Но ничего особенного нет. Если желаете, можете посидеть здесь, пока мы там не закончим.

Он сочувственно улыбнулся, но Дженнифер отрицательно покачала головой. Даром, что ли, она проделала весь путь, чтобы пропустить представление.

— Мне доводилось видеть много покойников, доктор. Ничего страшного.

— Ладно. Тогда приступим.

Финч провел Дженнифер через двойные двери в анатомический театр — просторное помещение, примерно в двадцать квадратных футов. Кругом царила ослепительная белизна. Яркие лампы заливали кафельные стены и пол безжалостным белым светом, бликовали на инструментах из нержавеющей стали, отражались в шкафах со стеклянными дверцами, что выстроились вдоль двух стен. Посреди стоял стол из нержавеющей стали, напоминавший поднос со специальными желобками для стока воды. Рядом со столом — хромированные весы, они слегка покачивались в ветерке из кондиционера, напоминая средневековую виселицу.

— Что именно интересует ФБР в данном случае?

— Ничего особенного. Просто рутинное расследование, — солгала Дженнифер, надеясь, что сделала это убедительно. А вот Финчу явно не удалось скрыть любопытства в голосе, когда он задавал этот вопрос.

— Ага. — Дженнифер и не поняла, поверил ей Финч или нет. — Что ж, для вас, может, и рутинное, но в наших краях происходит немного самоубийств. А если человек и решается на подобное, то приставляет себе ствол к виску — и готово. Для нас дело выглядит довольно любопытным, вы уж не обессудьте.

Он рассмеялся, и Дженнифер подумала, что при любых иных обстоятельствах сочла бы Финча симпатичным. Добрые серые глаза ласково смотрели на нее поверх очков в виде полукружий, под крючковатым носом поблескивала сединой дедовская бородка. Но она осталась холодна и сдержанна, лишь оглядывала белоснежное помещение, а затем спросила:

— Где же тело?

Похоже, Финч не уловил нетерпения в ее голосе.

— Мой ассистент доставит мистера Шорта с минуты на минуту. А вот и они.

Молодой человек со скучающим лицом, выбеленными перекисью волосами и серебряными колечками в ушах и языке вкатил носилки на колесиках. На них лежало тело, покрытое простыней. Ассистент, как и Финн, был в халате и прорезиненном фартуке.

— Отчет полиции вы, полагаю, читали? — осведомился Финн у Дженнифер, пока ассистент с металлическим скрежетом подкатывал носилки к столу. Дженнифер, морщась от этого неприятного звука, кивнула:

— Да. Его нашли на заднем сиденье.

— Да? Но больше об этом нигде не упоминается.

Грубыми толчками и рывками ассистент начал перекладывать тело с носилок на стол, и Дженнифер снова поморщилась. Шорт застыл в какой-то неловкой позе, напоминая сломанную куклу. Кожа приобрела бледно-восковой оттенок, лицо плоское, под глазами темные круги, плоть даже на вид кажется дряблой и рыхлой.

— Всего так и скорчило, — произнес Финч многозначительным тоном, и Дженнифер встрепенулась.

— Скорчило? Что это, по-вашему, означает?

Финч пожал плечами:

— Да, довольно необычно.

— Как и тот факт, что его нашли на заднем сиденье. Просто я хочу сказать, если бы была ваша машина, вы, наверное, сидели бы на водительском месте или рядом?

Финч кивнул в знак согласия, натягивая длинные хирургические перчатки, они с чмоканьем смыкались на его запястьях.

— Люди способны на самые странные поступки, раз уж решились свести счеты с жизнью, — заметил он. — Кто знает, о чем он в тот момент думал… Может, то был крик о помощи? Или подсознательная реакция на неблагополучное детство? Тысячи причин.

Финч надел маску, обошел стол и удостоверился, что номер на ярлычке, свисающий с большого пальца ноги покойника, соответствует указанному в разрешении на вскрытие, которое услужливо протянул ему ассистент вместе с рентгеновскими снимками всего тела, сделанными чуть раньше. Убедившись, что перед ним «правильное» тело, он принялся за работу.

Прежде всего проверил тело на наличие синяков, порезов, следов от уколов. К поясу Финча был прикреплен диктофон, и он монотонно рассказывал все, что видит; единственным другим звуком в комнате было щелканье фотоаппарата — это помощник обходил стол следом за ним и все снимал на «никон». Порой Финч даже отступал в сторону, чтобы дать ему возможность снять в лучшем ракурсе.

Хотя в помещении властвовала смерть, Дженнифер больше всего потрясло ощущение полной безликости, даже обыденности происходящего. Лабораторная обстановка, одинаковые халаты и фартуки, официальные бланки и фотографии, номера дел — а ведь некогда за каждым номером стоял человек, личность. Теперь он превращен лишь в анонимный файл, в одинокий объект статистики. И внезапно Дженнифер пожалела Шорта.

Предварительный осмотр подтвердил, что наиболее вероятной причиной смерти стала одноокись углерода, или, как Финч называл это, отравление CO. На ногтях и губах Шорта имелись характерные вишнево-красные пятна — верный признак асфиксии из-за отсутствия кислорода в крови. Кроме небольшой татуировки на левом плече, никаких особых примет у него не имелось.

По завершении данного этапа ассистент подложил под спину Шорта так называемый блокиратор тела — кирпич из резины, отчего грудь приподнялась, а руки и ноги немного опустились. Теперь доктору Финчу было удобнее приступить к вскрытию.

С подноса с инструментами, что располагался по правую от него руку, он взял скальпель и сделал глубокий Y-образный надрез на груди Шорта, от каждого плеча до основания грудины и ниже, в виде почти прямой линии, до лобковой кости, обогнув пупок. Он отделил кожу, мышечные и мягкие ткани от стенки грудины и откинул все это прямо на лицо Шорта, обнажив реберную клетку и мускулатуру в передней части шеи. Взял специальный инструмент и принялся распиливать им кости ребер, словно разрезал проволочную изгородь. Это позволило Финчу отделить грудину вместе с упрямо липнувшими к ней мягкими тканями в спинной части.

Дженнифер взирала на страшное зрелище точно завороженная. Она дивилась тому, что отказалась от предложения Финча подождать в приемной. Видимо, над ней возобладала боязнь что-нибудь пропустить. Она ужасалась и одновременно не могла отвести глаз. Насколько помнилось еще со времен занятий в академии, при вскрытии доктор Финч использовал стандартный метод Рокитанского. Все это немного походило на разделку оленьей туши. Начав с шеи, Финч неспешно двигался вниз, высвобождая все органы, а затем ловким и быстрым движением изъял их из тела одним, так сказать, блоком.

Финч отнес кровавую массу на специальный прозекторский стол, а его ассистент подошел к голове трупа, готовясь изъять головной мозг. Финч тем временем разложил изъятые органы поудобнее, расправил и при помощи ножниц быстрыми движениями начал отделять органы грудной клетки от органов брюшной полости и пищевода, не переставая надиктовывать на магнитофон. Неожиданно его монотонный монолог прервали.

— Доктор Финч!

Финч посмотрел на ассистента:

— В чем дело, Дэнни?

— Лучше вам самому взглянуть.

Финч отложил ножницы и, обойдя стол, приблизился к стоявшему у головы Шорта ассистенту.

— Ну что там у тебя?

Ассистент указал на голову трупа. Финч провел пальцами вдоль основания черепа, потом тщательно прощупал одно место.

— Странна… — пробормотал он.

Глава 18

 Сделать закладку на этом месте книги

«Сотбис», Нью-Бонд-стрит, Лондон

23 июля, 17.00

— Итак, триста тысяч фунтов справа. Триста тысяч за удивительный по красоте лот! Эту саблю преподнес в дар адмиралу Нельсону султан Селим Третий после битвы на Ниле. Кто даст больше? Джентльмен по правую руку от меня готов выложить триста тысяч фунтов. Триста тысяч раз! Триста тысяч два! Продана джентльмену справа за триста тысяч фунтов!

Молоток аукциониста стукнул по подставке дубового дерева, в зале с украшенным позолотой потолком зашелестели сдержанные аплодисменты.

Том незамеченным выскользнул из зала в надежде избежать давки, которая непременно начнется по завершении аукциона. Но внизу, в вестибюле, оказалось полно народу. Мимо него прошмыгнули два журналиста, спеша в свои редакции, чтобы первыми раззвонить на весь мир сенсационную новость. За саблю удалось выручить в пять раз больше изначально заявленной цены, хотя сие произведение искусства являло собой всего лишь очень хорошую копию.

Как все же приятно вернуться! Долгие годы аукционы предоставляли ему самую благодатную почву для охоты, наводили на мишени; особый интерес Тома вызывали частные коллекционеры, весьма небрежно относившиеся к вопросам безопасности. Сейчас ему понравилось на «Сотбис» даже больше обычного — наверное, потому, что он не ставил целью поиск очередной жертвы. Это все равно что вышагивать по улице, разглядывая дома по обе ее стороны. Гораздо приятнее, чем брести, не сводя глаз с тротуары и опасаясь потерять след.

— Томас! Томас! Ты, что ли?..

Том услышал свое имя, хотя прозвучало оно в непривычной, полной форме. Он начал поглядывать поверх голов людей, которые валили из зала; толстый каталог в одной руке, другая сжимает бокал белого вина, взятый с подноса у одного из услужливых официантов, занявших стратегические позиции в коридоре, на выходе. Том обернулся и мгновенно узнал мужчину в белом льняном костюме. Тот проталкивался к нему сквозь толпу, и на его лице сияла широкая радостная улыбка.

— Дядя Гарри! Как поживаете? — Том протянул руку, но мужчина отверг ее и крепко обнял его за плечи.

Том быстро прикинул в уме: теперь дяде Гарри, очевидно, пятьдесят пять. Крупный мужчина с крепкими руками и волевым квадратным лицом. Голову он держал высоко, а спину прямо — типичная военная выправка. Волосы густые, хоть и начали седеть, аккуратно разделены на пробор, темно-зеленые глаза весело смотрят из-под густых бровей. Он снова, как и в детстве, напомнил Тому большого добродушного медведя.

Многие сочли бы его неряхой — костюм на нем был дорогой и фирменный, но сильно поношенный. Время изрядно потрудилось над льняным пиджаком и брюками, а от частой стирки они приобрели сероватый оттенок; на левом рукаве пиджака и на правой брючине виднелись пятна от вина. Манжеты синей рубашки изрядно пообтрепались, из них торчали белые хлопковые нитки; уголки воротничка некрасиво загибались вверх. На этом довольно неприглядном фоне кричащим пятном выделялся клубный галстук в оранжево-желтую полоску; впрочем, желтое неплохо сочеталось с квадратным золотым перстнем, который Гарри носил на мизинце левой руки. А в правой руке держал скатанную шляпу-панаму.

— Томас, мальчик мой, надо же, сразу тебя узнал. — Голос у него был резкий, почти пронзительный, так и впивался в уши, а социальное происхождение сказывалось в выработанной веками интонации — он очень четко, жестко и бескомпромиссно выговаривал все гласные и согласные.

— Очень рад вас видеть, дядя Гарри.

— Где, черт возьми, ты пропадал? Господи, сколько мы не виделись? Сто лет, ей-богу!

— Вы уж простите, дядя Гарри. Был занят, закрутился со всеми этими похоронами и прочим.

— Да, да, понимаю… — Теперь голос Гарри звучал серьезно. — Просто не подумал. Соболезную. Сожалею, что не смог прийти.

— Ничего. И спасибо вам за письмо. Оно много для меня значило.

— Ну а вообще как ты, после того… — Дядя Гарри осекся и опустил голову.

— Все нормально. — Том положил руку на его плечо. — Миновало пять месяцев и… Вы знаете, отношения у нас складывались не лучшим образом. Нет, шок, конечно, был, все это прискорбно…

— Да. Мы тоже все были в шоке, — печально произнес дядя Гарри.

Том не помнил, когда именно увидел его впервые. Казалось, дядя Гарри всегда находился рядом. Нет, настоящим дядей он ему не доводился, однако за долгие годы стал близким человеком. Гарри Ренуика можно было бы назвать самым лучшим другом отца, если у того вообще имелись какие-либо друзья. Когда они жили в Женеве, то в школьные каникулы дядя Гарри брал Тома кататься на лыжах, водил в кино. Том окончил Оксфорд и переехал в Париж, а дядя Гарри занялся его трудоустройством и однажды даже одолжил немного денег.

Он был, пожалуй, единственным на свете человеком, который называл его Томасом. Впрочем, Том не помнил, что бы дядя вообще когда-либо употреблял уменьшительные имена. А кроме того — никакого сленга, жаргона, сокращений, прозвищ, акронимов. Никаких языковых вольностей он себе не позволял. Ирония, однако, заключалась в том, что сам он предпочитал, чтобы его называли Гарри, а не Генри. И Том никак не мог этого понять.

— А вы слышали, что я решил перевести магазин обратно в Лондон?

— Неужели? Замечательно! Нет, правда здорово. Отец был бы очень доволен.

— Я сделал это для себя, не для него, — с вызовом ответил Том и решительно выдвинул подбородок. — А вы чем здесь занимаетесь? — Он решил сменить тему. — Вот уж не предполагал, что вы интересуетесь историей морских сражений.

— Да не очень-то я ей интересуюсь, — заговорщицки прошептал дядя Гарри. — Просто у меня есть клиент, он собирает все эти штучки. Вот я и подумал, дай схожу посмотрю. Стараюсь держать руку на пульсе, бизнес обязывает.

— И часто вы посещаете подобные мероприятия? — осведомился Том.

— Нет. — Ренуик покачал головой. — Раньше — да. Теперь совсем не то, ну ты понимаешь. Прежде мне нравилось здесь, людям разрешали курить. Иная была тогда атмосфера. Волнение, азарт буквально разлиты в воздухе. Ты это видел, чувствовал, вдыхал. Возбуждало. А теперь хорошего тут мало, даже канапе с икрой не помогают.

Он пренебрежительно указал на подносы с крошечными бутербродиками, которые разносили по комнате. Серебряные подносы поблескивали под холодным светом канделябров, напоминая маленькие айсберги. Мимо них протолкнулся какой-то мужчина — он прижимал к уху мобильник и говорил громко, стараясь перекричать шум.

— Так вы до сих пор живете в Лондоне? — спросил Том. — Я почему-то думал, вы уехали за границу.

— Нет, все еще здесь, хотя адрес у меня новый. Ты непременно должен прийти ко мне на обед.

— Очень признателен, дядя Гарри, но…

— Так, давай-ка посмотрим. Завтра никак не получится, послезавтра — тоже. Может, в понедельник, двадцать шестого?

— Ну я не…

— Нет, я настаиваю. В восемь вечера. Адрес: Итон-Террас. Вот, держи карточку. И не опаздывай.

— Ладно, — сдался Том. — Спасибо за приглашение.

— А теперь извини. Надо повидаться с одним человеком, он мне кое-что должен.

Подмигнув, Ренуик развернул свернутую в рулон шляпу, водрузил ее на голову и исчез в толпе. А Том стал прокладывать себе путь к выходу.

Надо же, Гарри Ренуик… Тому не верилось, что после долгих лет он встретил его, да еще в том же смешном костюме.

Вероятно, сыграл роль тот факт, что они давно не виделись; возможно, сейчас Том склонен видеть все в новом свете. Но льняной костюм немного тревожил его. Вроде бы мелочь. Но то, что дядя Гарри был в старом своем костюме, показалось странным. Словно он надел его, руководствуясь неким особым расчетом. Так порой выглядит новая мебель, за которой специально не следят, чтобы выглядела старинной.

Том несколько раз щелкнул ногтем по карточке, что вручил ему дядя Гарри. Плотная бумага цвета слоновой кости, четкие, каллиграфически выведенные буквы и цифры. Затем он сунул карточку в нагрудный карман пиджака и покачал головой, будто отметая все подозрения. Дядя Гарри всегда был, есть и остается дядей Гарри, и ничего с этим не поделаешь.

Глава 19

 Сделать закладку на этом месте книги

Морг округа Луисвилл, Луисвилл, штат Кентукки

23 июля, 12.01

Глаза Финча сузились. Он бережно и медленно прощупывал затылочную часть безжизненной и бледной головы Шорта.

— Ну что там у вас? — нетерпеливо спросила Дженнифер и шагнула к столу.

— Кое-что мягкое. — Впервые за все время процедуры в голосе Финча звучал неподдельный интерес.

— Вы хотите сказать: повреждение черепа?

— Да, похоже. Фрагменты кости сдвигаются под моими пальцами вот здесь, в основании черепа.

— Это позволяет предположить, что Шорт подвергся нападению? — возбужденно воскликнула Дженнифер.

— Возможно. Или его просто неудачно уронили санитары при перевозке. Есть лишь один способ выяснить.

Финч потянулся к подносу с инструментами, стоявшему по правую руку, и взял новый скальпель. С сильным нажимом сделал глубокий надрез от одного уха, затем — вдоль основания черепа и до другого уха. Тонкий острый конец скальпеля царапал кость с неприятным звуком, словно скребли ножом по керамической посудине. Дженнифер поморщилась и прикусила нижнюю губу.

Надрез позволил разделить кожу на голове Шорта на две части — нечто вроде нижнего и верхнего скальпов. Резким рывком Финч отвернул и накинул переднюю часть на лицо трупа, будто чистил апельсин, обнажив при этом верхнюю и переднюю части черепа. А потом отогнул нижнюю часть к основанию шеи. Плоть отошла цельным куском.

Нервы у Дженнифер сдали. Она молча развернулась на каблуках и быстро покинула комнату. Финч улыбнулся, не поднимая головы. Он взял с подноса пилу Страйкера, включил, проверил, что она работает, и лишь после этого ее острые зубья с пронзительным скрежетом врезались в обнаженную полусферу черепа Шорта.

Через десять минут Финч вышел из прозекторской, белый халат и фартук забрызганы мелкими капельками крови и частицами мозгового вещества. Он осторожно снял маску и швырнул вместе с окровавленными перчатками в стоявший у двери оранжевый пластиковый контейнер для отходов.

— Как самочувствие?

— Нормально. — Дженнифер отпила глоток воды из пластмассового стаканчика. — В какой-то момент… ну, это было уж слишком, даже для меня. — Она кивком указала на растерзанный труп, лежавший в соседней комнате. Она сердилась на себя за то, что не достояла до конца, видела в этом слабость, о которой постоянно твердили коллеги-мужчины, доказывая неспособность женщин-агентов к определенным аспектам работы. Правда, она еще больше ругала бы себя, если бы ее вырвало. — Извините, доктор.

— Прекратите переживать по пустякам, — усмехнулся Финч и уселся рядом с Дженнифер в одно из оранжевых кресел. — Если честно, я вообще не ожидал, что вы так долго продержитесь. Последняя часть этой процедуры способна пронять кого угодно, даже копов, которым часто доводилось извлекать части тел из разбитых машин. Я бы обеспокоился, если бы вы остались. Знаете, я подал на развод после того, как моя жена впервые отсмотрела все это представление до конца. Решил, если она способна на такое, то рано или поздно я сам окажусь на прозекторском столе, и это всего лишь вопрос времени.

Дженнифер засмеялась и вдруг почувствовала, что ей гораздо лучше.

— Итак, каков вердикт?

— Первые впечатления? Он умер от отравления CO. Надо закончить осмотр остальных органов и убедиться окончательно, но губы и ногти свидетельствуют в пользу данной версии.

— Значит, повреждения головы не было? — Дженнифер не скрывала разочарования.

— Напротив, совсем напротив. Если бы не ядовитые пары, он умер бы от черепно-мозговой травмы. Повреждения слишком серьезные, обширное кровоизлияние.

— Вызванное…

— … бейсбольной битой, железным прутом… неким тяжелым тупым предметом, поскольку кожа не повреждена. — Финч пожал плечами. — Я думаю, это сделал левша.

— Почему?

— О, ну это известный в медэкспертизе трюк. Правши обычно наносят удар по правой стороне головы жертвы, поскольку по-другому им неудобно и вложить всю силу в удар не получится. Череп Шорта поврежден с левой стороны. Это, конечно, лишь догадка, но она имеет под собой научное основание.

Дженнифер отметила важность информации, хотя сознавала: вряд ли она поможет сузить круг поисков.

— Убийца решил представить все как самоубийство?

— Хотите знать мое профессиональное мнение? В таком состоянии Шорт вообще не мог залезть в машину. Его ударили, оглушили, а потом затащили в машину, где нечастный и умер, задохнувшись от выхлопных газов. Без вариантов. Он был приговорен.

— Вы уверены, что ударили его прежде, чем в машину стали поступать выхлопные газы? Он не мог получить повреждения после смерти?

— Нет, — твердо ответил Финч. — Были разрушены церебральные сосуды, произошло кровоизлияние в мозг, вследствие чего там образовалась большая гематома. Следовательно, это могло произойти только когда Шорт был еще жив. Когда у него был пульс.

Дженнифер кивнула. Итак, убийство. Корбетт будет доволен. Она спохватилась, что улыбается, и виновато покосилась на Финча:

— Спасибо вам, доктор.

— Не за что. А теперь прошу извинить, я должен закончить работу. — Он пожал ей руку, кожа показалась холодной и шершавой на ощупь.

— Простите, доктор! — окликнула его Дженнифер, когда он подошел к двери. — Думаю, на данном этапе будет лучше, если вы не станете разглашать результаты вскрытия его семье, — произнесла она нарочито небрежным тоном. — Ну, сами понимаете. Прежде мы должны выяснить, при каких обстоятельствах Шорт умер. Не хотелось бы, чтобы люди делали неверные выводы.

Финч пожал плечами:

— Да, конечно. — Он стал натягивать новую пару перчаток и вошел в прозекторскую, оставив Дженнифер в приемной.

Она уставилась на плиточный пол и размышляла. Что ж, теперь в деле ограбления Форт-Нокса возникло новое обстоятельство, и это придает ему иной смысл. И уж она постарается довести его до конца.

В комнату, продолжая натягивать перчатки, заглянул Финч и прервал ход ее размышлений.

— Кстати, агент Браун и, вы вроде бы говорили, у Шорта был ребенок, я не ошибаюсь?

— Да, и не один, а целых трое. Почему вы спрашиваете?

— Просто в данной ситуации человек мог задохнуться на заднем сиденье лишь по одной причине: если не получается открыть изнутри задние дверцы, поскольку они заперты на специальный замок-блокиратор. А такие применяют в машинах, где перевозят детей.

Глава 20

 Сделать закладку на этом месте книги

Проспект, Луисвилл, штат Кентукки

23 июля, 13.33

Улица с оптимистичным названием Либерти находилась в районе Проспект, на окраине Луисвилла; местные архитекторы и застройщики изрядно постарались, чтобы придать ей полную безликость. Дощатые коттеджи напоминали формочки для выпечки и были отделены от соседских проволочной изгородью. Вдоль нее тянулась широкая дорога, уныло наматывала мили и исчезала где-то вдали. На разбитом тротуаре через равные интервалы были высажены ясени, причем многие деревья погибли, не в силах бороться за существование на скудной почве и под выхлопными газами, и в этом прежде плотном ряду появились широкие прогалины. Мусорные бачки прикованы цепью к воротным столбам, на зацементированных площадках при въезде грустно томились одинокие автомобили.

Вдали вздымалась в небо огромная водонапорная башня, она стояла на четырех широко растопыренных стальных паучьих ножках и напоминала некое гигантское насекомое. Раньше ее выкрасили в красный цвет, но краска давно выцвела, пооблупилась, и теперь сварочные швы и заклепки сжирала ржавчина. На цистерне огромными белыми буквами — высотой три фута каждая — была выведена фамилия «Эклеберг», вероятно, некогда служившая рекламой, но вот чего именно — все забыли. Чуть дальше, прямо посреди дороги, ребятишки катались на скейтбордах, отрабатывая разные трюки.

Дженнифер стояла у дома и ждала, обмахивая разгоряченное лицо удостоверением агента ФБР. Жар, казалось, исходил не только с неба — солнечные лучи рикошетили от земли. В досье на Шорта сообщалось, что он поступил работать на Монетный двор после пяти лет службы в полицейском управлении Нью-Йорка. Он считался образцовым офицером, получил почетную медаль конгресса за предотвращение на падения на аптеку в Верхнем Уэст-Сайде.

Напарник его был убит выстрелом бандита, и, пытаясь спасти его, Шорт открыл ответный огонь, убил одного подозреваемого, ранил второго. Господь предназначил его для великих дел и свершений. Именно так было сказано в досье. Очевидно, в один прекрасный день он стал бы капитаном. Но данный инцидент, последующее за ним расследование, а также постоянное недовольство миссис Шорт, твердившей, что или служба в полиции Нью-Йорка, или жена, все же сделали свое дело.

Брат Тони Шорта уже служил в полиции Монетного двора и организовал собеседование. Со своим послужным списком Шорт легко прошел отбор, хотя в отчете упоминалось, что он якобы неоднократно жаловался коллегам, был вынужден променять ствол на дубинку ночного сторожа. Ему предоставили даже выбор, и он решил пойти в Форт-Нокс, что бы находиться ближе к семье. Вот, собственно, и все.

Чтобы понять, почему убили Шорта, Дженнифер должна выяснить, кем он был, где и как жил. Судя по внешнему облику дома, Шорты делали все, чтобы придать благообразие своему скромному жилищу. Рамы симметрично расположенных окон выкрашены нежно-голубой краской, в тон почтовому ящику, что виднелся на въезде. Крыльцо только что подметали, виднелся уголок заднего двора с разбросанными на траве игрушками.

Имелся и передний двор, не слишком благоустроенный, но чистый. На бордюрном камне аккуратно выведен номер дома, желтой краской на сером фоне: 1026. Гараж находился слева — отдельное строение с крутой двускатной крышей и белыми деревянными стенами, оно копировало жилой дом. Дженнифер с улыбкой вспомнила, как ребенком играла во дворе очень похожего дома вместе с сестренкой Рейчел. Любовь и доброта находят пристанище даже в самой неприглядной обстановке.

К обочине подкатила белая патрульная машина с синей полосой на борту, из нее вышел невысокий мужчина с копной мелко вьющихся рыжеватых волос и кивнул ей.

— Агент


убрать рекламу






Брауни? — неуверенно промолвил он, прислонившись к капоту.

Дженнифер не ответила, а раскрыла удостоверение и нетерпеливо махнула им у него перед носом.

— Вы опоздали.

— Да, мэм. Прошу прощения. — Он приблизился к ней, протянул руку, на веснушчатом лице застыло озабоченное выражение. — Я был на другом конце города, когда мне сообщили, и…

— Ладно, ничего. Офицер?.. — Продолжая пожимать полицейскому руку, Дженнифер покосилась на его нагрудный значок и добавила: — Сили.

— Билл Сили. Из полицейского управления Луисвилла, — отчеканил он. Большие голубые глаза расширились, тонкие губы раздвинулись в улыбке, обнажив неровные зубы.

Какой смешной человечек, подумала Дженнифер. Уши торчат, отчего голова напоминает машину с распахнутыми дверцами. Веснушчатая физиономия, готовность услужить… Она сразу почувствовала себя старой, так хорошо знаком был ей этот тип служак. Усердные, исполнительные и добрые, но звезд с неба не хватают. Впрочем, идеальный вариант для здешних краев. Дженнифер обернулась, посмотрела на дом за спиной.

— Это он?

— Так точно, мэм.

— Как долго прожил здесь Шорт?

— Свыше пяти лет. Славные у него ребятишки, и жена тоже славная. Отношения у него со мной и другими нашими ребятами были самые дружеские. Ведь он бывший полицейский. Много чего нам рассказывал. Скучал по жизни в большом городе.

— Так. Теперь сообщите-ка мне, как все случилось. — Взгляд Дженнифер был прикован к гаражу, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы вникнуть в слова Сили.

— Сын, Тони-младший, обнаружил отца в гараже. Он очень смышленый паренек. И в футбол играет будь здоров. Ну, он набрал девять-один-один, и как только поступил вызов, я сразу же сюда выехал.

— А миссис Шорт?

— Дебби? Она была на работе. Тони подменял мать — тоже подрабатывал, летом.

— Какие-то другие свидетели были?

— Нет.

— Что вы увидели, прибыв сюда?

— Ну, ребятишек, они кричали и плакали. Потом пришла соседка, забрала их к себе. Я открыл гаражную дверь и сразу выключил мотор, ну, вы понимаете, чтобы гараж проветрился быстрее. Тони, я имею в виду мистер Шорт, прикрепил к выхлопной трубе шланг и пропустил его через окошко, чтобы газ шел в салон.

— И к этому времени он был уже мертв?

— О да. Находился на заднем сиденье, как я говорил. Я вытащил его из машины, пытался сделать искусственное дыхание. Но бесполезно. Я сделал все, что смог.

Дженнифер заметила, что Сили переживает. Наверняка думает, что если бы приехал скорее, спасти Шорта было бы еще можно. Всегда страдаешь больше, если жертвой оказывается кто-нибудь знакомый. Это придает факту смерти личностный оттенок, словно ты нарушил некое негласное соглашение приглядывать друг за другом.

— Не переживайте так, офицер, — сказала Дженнифер, глядя ему в лицо. — Вы все делали правильно. Поверьте, ко времени, когда вы добрались сюда, он был уже мертв. Спасти его было невозможно.

Он ответил благодарной улыбкой.

— Потом я связался с участком по рации, и они прислали коронера забрать тело. Я собирался сам все рассказать Дебби, но меня вызвали на пожар и поехал кто-то из наших ребят. Слышал, она восприняла это очень тяжело. — Он покачал головой, губы скорбно сжались.

Дженнифер насторожилась:

— Пожар? Какой пожар?

— Ну, вы же знаете этих чертенят! — Он кивком указал в сторону дороги, где один из упавших со скейтборда мальчишек, корчась от боли, прижимал к груди поврежденную руку. — Проблем с ними у нас хватает. Да и ходить-то тут ребятам особо некуда, вот и ошиваются у торговых центров или выискивают какую другую возможность набедокурить. Вот там, неподалеку, у нас расположено поле. Ну и они подожгли там мусор.

— В тот же самый день? — спросила Дженнифер.

— Да. — Он нервно откашлялся. — Жители забеспокоились, что огонь распространится, ведь погода стоит жаркая, сухая. А почему вы спрашиваете? Я сделал что-то не так?

Дженнифер шагнула во двор, обогнула дом, розовый детский велосипед, валявшийся на дорожке, и вышла через заднюю калитку. Она не верила в случайные совпадения.

Благородно со стороны Сили назвать это полем. На деле то был совершенно запущенный участок земли, поросший пожелтевшими от солнца сорняками, сквозь которые просвечивала коричневая растрескавшаяся земля. Тут гнили и ржавели старые холодильники, разбитые и обгоревшие машины. В общем, неприглядное место, отделенное от жилых домов безобразной сетчатой изгородью.

Слева от ворот, через которые она прошла, в тени кипариса виднелась яма футов десяти в ширину и пяти в глубину. Внутри пирамидкой высились обгоревшие доски, перекрученные куски металла, пепел. Подбежал запыхавшийся Сили.

— Что я такого сказал?

Дженнифер смотрела на него подбоченясь.

— Вам не кажется странным, офицер, что в тот день, когда Тони Шорт свел счеты с жизнью, кто-то устроил поджог буквально в двадцати ярдах от его дома?

Сили молча моргал.

— Эти ребята все время что-нибудь поджигают.

— А не кажется ли вам, что перед тем, как совершить самоубийство, Тони решил здесь что-то сжечь? — Дженнифер указала в яму.

Лицо Сили просветлело, до него наконец дошло.

— Ага, понял. Но вообще-то нет, не думаю. Эти мальчишки, они постоянно чего-нибудь отчебучивают, валяют дурака. Но как знать… Можно, конечно, и проверить.

Дженнифер приблизилась к краю ямы, нагнулась, заглянула в нее. Следовало признать, что, вероятно, Сили прав. И все равно: если Шорта убили, то убийцы развели здесь огонь, чтобы уничтожить орудие преступления или иные улики. В любом случае необходимо проверить.

— Дайте-ка мне руку!

Дженнифер спрыгнула в яму. Шагнула в пепел, и у ног взметнулись и запорхали в воздухе мелкие, серые и белые, хлопья пепла, вились, точно мухи в летний день вокруг фрукта. Сили тоже спустился помочь, и они вместе начали переворачивать большие обломки обгоревшего дерева. Неожиданно Сили воскликнул:

— Черт! А это что такое?

Из груды пепла показался какой-то крупный металлический предмет, почерневший от копоти, с помятыми и проржавевшими в нескольких местах боками.

— Понятия не имею, — пробормотала Дженнифер. — Помогите вытащить.

Они с трудом извлекли загадочный предмет со дна ямы, вздымая тучи пепла и пыли, которые сыпались им на головы. Они кашляли, глаза слезились.

Это оказался большой металлический контейнер. В нем — два отделения; верхнее, совсем неглубокое, представляло собой нечто вроде полого подноса под верхней крышкой, нижнее, гораздо более объемистое, имело дверцу, болтающуюся сбоку на петлях. Оба отделения пусты.

Внезапно Дженнифер заметила, что сбоку, там, где серебряная краска почти полностью облупилась от жары, проступило такое знакомое ей изображение. Его не сумел уничтожить даже огонь. Печать министерства финансов США.

Память услужливо подсказала, где она видела такой же контейнер. В Форт-Ноксе.

Глава 21

 Сделать закладку на этом месте книги

Сен-Жермен-ан-Ле, к северо-западу от Парижа

23 июля, 19.00

Грязная земля была плотно укатана бесконечными вереницами тяжелых грузовиков, землечерпалок и другой строительной техники. Воздух дрожал от рева дизельных двигателей, с ним смешивались завывание гидравлических приспособлений и равномерный треск невидимых пневматических молотков. Чуть поодаль рабочие занимались сборкой крана, а ближе к дороге возводились вагончики-времянки. За процессом следила группа мужчин в комбинезонах, выкрашенных флуоресцентной краской.

Заметив приближение золотистого «бентли», один мужчина отделился от товарищей и поспешил к машине, придерживая рукой оранжевую каску. Он выждал, пока шофер выйдет и распахнет перед пассажиром заднюю дверцу.

— Мистер Ван Симсон!.. А мы вас сегодня не ждали.

— В следующий раз буду посылать официальное уведомление! — буркнул Ван Симсон. На нем были высокие черные резиновые сапоги, заправленные в светло-коричневые брюки, белая рубашка, поверх накинут легкий синий джемпер. Водитель протянул ему ярко-оранжевую каску, но Симсон жестом отверг ее. — Где Легран?

— В секторе три. Отслеживает работы по возведению фундамента. — Мужчина указал направление. — Могу вас проводить.

— Не обязательно. Возвращайтесь к работе.

Ван Симсон приказал шоферу следовать за ним и начал подниматься по холму, аккуратно перешагивая через колеи от шин, глубина которых достигала фута, не менее.

Вдруг зазвонил мобильный.

— Ты, Чарлз? — рявкнул Симсон. — Надеюсь, новости у тебя хорошие?

— Боюсь, нет. Раньери мертв. Вот уже неделю. Его убили. Копы стараются не давать никакой информации.

Ван Симсон остановился, и его водитель, ехавший позади футах в шести, затормозил.

— Где же монета? — прошипел Симсон.

— Не знаю, — нервно ответил Чарлз.

— Не знаешь? А квартира священника?

Он опять зашагал по дороге, шофер тронулся следом.

— Мы уже там побывали. Ничего. Видимо, прячет где-то в другом месте. Туда теперь все равно не сунешься, везде полиция.

— Черт бы тебя побрал, Чарлз! — Ван Симсон кипел от злости. — Это целиком твоя вина. Не надо было медлить. Кто-то успел подобраться к нему раньше. — Он пнул носком сапога засохший ком грязи, разлетелось облако коричневатой пыли.

— Послушай, Дариус, может, лучше плюнуть на все? Этот бизнес с монетами, похоже, окончательно вышел из-под контроля.

— Когда понадобится твой совет, сам спрошу, — огрызнулся Ван Симсон. — И так будет до тех пор, пока не заполучу монеты.

Ван Симсон резко нажал кнопку и сунул телефон в карман брюк.

— Черт! — выругался он себе под нос.

Впереди в глубокую траншею в почве выливалась смесь из огромной бетономешалки. Двое мужчин в касках разворачивали рулон ватмана с чертежами, держа за оба конца.

— Легран? — окликнул Ван Симсон, стараясь перекричать скрежет и грохот огромного вращающегося барабана.

Один мужчина выпустил из руки чертеж, рулон мгновенно свернулся, точно на пружинке.

— Мсье Ван Симсон! Но мы не ждали вас раньше…

— Знаю, знаю, — проворчал Ван Симсон и взмахом руки велел ему замолчать. — Ну как, придерживаетесь графика?

— Даже обгоняем немного, — с гордостью произнес Легран. — Фаза под номером один будет завершена к концу этого месяца. А к Рождеству начнем возводить стальные опоры конструкции.

— А как с остальным? — спросил Ван Симсон.

— Тоже позаботились, — промолвил Легран и указал в сторону траншеи.

Ван Симсон приблизился к ней. Из бетономешалки выливалась тягучая серая струя, пузырилась, крутилась, образуя маленькие водовороты в тех местах, где из коричневой земли торчали стальные прутья. Несколько секунд он простоял на краю, наблюдая, затем нагнулся, взял щепоть земли. Размял в ладонях, размахнулся и швырнул в бурлящую массу.

— Что ж, все правильно… Он ведь сам говорил, что хочет быть похоронен здесь, рядом со своими предками.

Глава 22

 Сделать закладку на этом месте книги

Министерство финансов, Вашингтон, округ Колумбия

25 июля, 8.52

Мимо них проходили люди, много людей, звук их шагов гулким эхом разносился по ярко освещенному коридору подвального помещения. Важные люди с жетонами, пропусками и папками спешили на какие-то секретные совещания с другими такими же важными людьми, где обсуждали секретные вопросы.

Дженнифер понимала: сейчас она должна нервничать, поскольку после возвращения из Кентукки весь вчерашний день и большую часть ночи они с Корбеттом провели за подготовкой к этой встрече, и удар она примет на себя. Странно, она ждала этой встречи с нетерпением. Ведь у них были ответы. Впервые с того времени, как все это началось, они сумели получить несколько ответов на вопросы.

— Постарайся запомнить, — прервал молчание Корбетт. — Будь краткой, придерживайся нашего сценария. Никакой патетики, — говорил он быстро и тихо, немного взволнованно.

— Не беспокойтесь, — с улыбкой промолвила Дженнифер. — Я все поняла.

Пока Дженнифер находилась в Кентукки, Корбетт отправил в Форт-Нокс команду своих людей, где они просмотрели каждый клочок бумаги, проверили каждый дюйм системы сигнализации. Ригби, пребывавший в шоке, впустил их, отключил телефон, выдернув шнур из розетки, затем запер кабинет и предоставил им полную свободу действий. На сей раз время потратили не зря: удалось отыскать кое-какие вещи, совпадавшие с находками и предположениями Дженнифер.

— Не возражаете?

— Что?

Подавшись вперед, она расправила завернувшийся у затылка воротничок его рубашки.

— Спасибо, — усмехнулся Корбетт. — Народ там будет непростой, голыми руками не возьмешь. Поэтому постарайся выдать лучшее шоу из всех, на какое способна. Ты умеешь, я знаю. Эти люди отговорок не принимают, им подавай результаты.

— О черт! — Дженнифер в притворном ужасе закатила глаза. — Ладно, не томите, сообщите, кто там будет! С кем придется иметь дело?

— Насколько мне известно, там будут директор Грин, директор Монетного двора Брэйди и, вероятно, этот двуликий сукин сын Джон Пайпер из Национального агентства безопасности.

— Национальное агентство безопасности? — удивилась Дженнифер. Иметь дела с людьми такого уровня ей еще не доводилось. — Но они-то здесь при чем?

— Вскоре узнаем, — мрачно произнес Корбетт. — Когда-нибудь сталкивалась с Пайпером прежде? — Дженнифер отрицательно покачала головой. — Тот еще персонаж. Двадцать лет в агентстве — и никто о нем знать не знал и не ведал. Затем вдруг его семья жертвует пять миллионов баксов на предвыборную кампанию нового президента, и он словно по волшебству переносится на Олимп, водит дружбу с тузами из Пентагона — в общем, наверстывает упущенное время.

— Считаете, они потребуют силового вмешательства?

— Нет. Просто хотят услышать, что нам на данный момент известно. Поспать немного удалось?

— Да, чуток.

Глаза у него подобрели.

— Знаешь, если придется совсем туго, всегда могу подключить кого-нибудь еще.

— Ни за что! Прекрасно справлюсь сама. Дам знать, если вдруг захочется посадить себе на шею какого-нибудь недоумка.

Он улыбнулся:

— Это я просто так. Проверяю.

Дверь напротив вдруг отворилась, на пороге появился мужчина. Каштановые волосы торчат ежиком, глаза на худом бледном лице подозрительно сощурены. В рубашке с короткими рукавами и черных брюках, ремень которых подтянут так высоко, что между манжетами и ботинками видны нейлоновые носки. Он увидел Боба, улыбнулся ему краешками губ и полностью проигнорировал Дженнифер.

— Корбетт.

— Пайпер, — кивнул в ответ Корбетт.

— Вы вроде бы к нам. И вовремя. Прошу.

Переглянувшись, они шагнули за ним в распахнутую дверь.

Глава 23

 Сделать закладку на этом месте книги

9.00

Комната была не слишком просторной, зато самой охраняемой во всем здании и находилась на глубине пятидесяти футов под землей. Звуконепроницаемые стены, пол и потолок создавали ощущение легкой глухоты; в ноздри Дженнифер ударил сильный запах дезинфектантов, защипало в горле, и сразу вспомнился морг доктора Финча в Луисвилле.

По три стороны от прямоугольного стеклянного стола сидели четверо. С этого места им хорошо был виден большой проекционный экран, занимавший почти всю стену напротив. Рядом с директором ФБР Грином пустовали два кресла из стали и винила, предназначенные, очевидно, для них. Свет в помещении был немного приглушенный, отчего лица присутствующих казались серыми и измученными.

— К нам присоединились специальные агенты Корбетт и Брауни, — сказал Грин. — Как вам известно, Боб возглавляет у нас отдел по расследованию краж и преступлений на транспорте. Они с агентом Брауни вместе работают над этим делом.

Стоило Грину упомянуть Дженнифер, и Пайпер окинул ее беглым взглядом.

— Итак, все собрались, пора начинать. Председательствовал лысый мужчина с толстой шеей и жестким измятым лицом боксера. Он поднялся и уперся кулаками в стол, отчего рукава полосатой рубашки задрались выше локтей, стали видны мощные бицепсы и «ролекс» на блестящем золотом браслете. Говоря, он не выпускал изо рта жевательной резинки, делал паузы, чтобы перекатить липкий комок во рту.

— Для тех, кто меня не знает, — продолжил он с ленивым и тягучим техасским акцентом, глядя на Дженнифер и Корбетта. — Я секретарь министерства Скотт Янг.

Дженнифер сразу узнала его. Недавно назначенный лично президентом, Скотт Янг перебрался из совета директоров одного из крупнейших инвестиционных банков на Уолл-стрит на новую должность. Очевидно, определенную роль в этом сыграла его репутация человека прямодушного, напористого и крайне неуступчивого.

— Президент лично попросил меня председательствовать на встрече, — добавил Янг. — Как бы повежливей выразиться… не иначе как здорово труханул.

Дженнифер обвела взглядом лица присутствующих. Все молчали. Грин сидел по левую руку от Янга, втиснутый в стандартный и скверно сидящий на нем костюм-тройку. Крутил в толстых, как сосиски, пальцах авторучку, круглое красное лицо окаймляли крашеные каштановые волосы.

Пайпер находился справа от Янга, и хотя Дженнифер не знала мужчину, расположившегося по другую от него сторону, решила, что он, видимо, директор Монетного двора Крис Брэйди. Овальное лицо со впалыми щеками и обвисшей кожей, парик. Карие глаза смотрели из-под очков в толстой черепаховой оправе. Он тоже снял пиджак и остался в голубой рубашке, над которой пузырился широкий темно-синий галстук из полиэстра.

При первом взгляде на этого человека становилось ясно, что он нервничает. В пожелтевших от никотина пальцах он сдавливал останки пластикового стаканчика, прижимал ко лбу костяшки пальцев другой руки, словно мучительно пытался вспомнить что-то и не мог. Он непосредственно отвечал за Форт-Нокс и, как догадалась Дженнифер, переживал неприятную ситуацию больше остальных.

— Форт-Нокс ограбили, леди и джентльмены, — произнес Янг, энергично жуя жвачку. — Это вам не деревенский банк с активом в пять долларов и десятицентовик. Форт-Нокс! Один из самых охраняемых на территории США объектов! А мы прохлопали эту кражу! — Он грохнул кулаком по столу. — И теперь коллеги мистера Пайпера нашептывают президенту, что это лишь вопрос времени, у нас в любой момент могут вот так, запросто, спереть и ядерные боеголовки. И ничего не остается, как согласиться. — Он выпрямился в полный рост. — Черт, да после этого никто не удивится, если президент вдруг войдет в свой Овальный кабинет и обнаружит, что у него свистнули знаменитый стол для подписания резолюций.

Грин опустил голову и зашелестел бумагами, не в силах более выносить укоризны во взгляде Янга.

— Далее. Президента удалось убедить в том, что расхлебывать кашу должно министерство финансов. Мне поручено возглавить дело и провести внутреннее расследование в тесном сотрудничестве прежде всего с ФБР, поскольку именно они первыми обнаружили потерю. Ну и еще он велел не пускать в дело военных и ЦРУ. Во всяком случае, пока. Первое впечатление у меня такое. Каждый думает только о том, как бы прикрыть свою задницу, а поиски преступников и украденного волнуют их меньше. Дело с места не двигается, а времени у нас в обрез. Нам нужны ответы, и нужны сейчас. Быстро. Скажи, Джек, что отыскали твои люди?

Грин кивнул Корбетту. Тот, в свою очередь, покосился на Дженнифер. Она встала из-за стола, приблизилась к большому белому экрану и откашлялась.

— Джентльмены, как вам известно, девять дней назад в Париже, в желудке священника-итальянца, была обнаружена редчайшая монета тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска под названием «двойной орел». — На экране у нее за спиной возникли снимки Раньери и монеты — последняя была сфотографирована крупным планом, с обеих сторон, — те самые, что показывал ей Корбетт несколько дней назад. — Последующие экспертизы показали, что монета подлинная и идентична тем пяти, украденным из Форт-Нокса. Где они пролежали в хранилище последние десять лет.

Пайпер, следивший за ней со скептической усмешкой, махнул рукой, призывая замолчать, взял одну папку, лежащую перед ним, и выразительно потряс ею.

— Все это мы уже знаем, Брауни! Вот здесь, в папке, материалы. Рассказали бы лучше нам что-нибудь новенькое.

Дженнифер вопросительно покосилась на Корбетта. Он подмигнул. Она достаточно хорошо знала его и догадалась, о чем он сейчас думает. О том же, о чем и она. О Джоне Пайпере.

— В ходе следствия удалось определить наиболее вероятное время кражи: между тремя и четырьмя ночи, в воскресенье, четвертого июля, — невозмутимо продолжила она, вызывающе глядя на Пайпера, словно хотела вывести его из терпения.

— Что? Всего три недели назад? — рявкнул Пайпер. — С чего вы это взяли?

Вмешался Корбетт:

— Анализ систем безопасности и сигнализации хранилища показал, что именно в этот день и в это время произошел перепад напряжения в сети.

То была идея Корбетта: проверить энергосистемы хранилища, — и после консультаций с сотрудниками технических отделов ФБР все единодушно пришли к выводу о наиболее вероятных последствиях сбоя в энергосистеме.

— Наши техники изучают ситуацию, поскольку на данный момент это является всего лишь версией, но, по всей вероятности, произошло следующее. Сбой в энергосистеме привел к внедрению в компьютерную систему хранилища какого-то вируса. Очевидно, вирус был запрограммирован на последующее самоуничтожение. Однако нам удалось обнаружить следы кода, и по ним можно предположить, что вирус был создан для временного выведения из строя систем безопасности в хранилище, причем никаких внешних признаков этого охрана не обнаружила.

— Тогда получается, мои ребята чисты? — с явным облегчением воскликнул Брэйди. — Откуда им было знать, что творится в компьютерах и сетях?

Пайпер улыбнулся краешками губ и обратился к Корбетту:

— Версия? Миновала неделя, и, кроме этой так называемой версии, вы предложить нам ничего не можете?

— Погоди, Джон! — одернул его Янг. — Пусть люди выскажутся.

— Согласен, Скотт. Мы их, конечно, выслушаем. Просто мне стало любопытно. Что же тогда происходило с камерами? Почему они ничего и никого не зафиксировали? — подозрительным тоном спросил Пайпер.

— Потому что в хранилище камер нет, сэр, все они расположены по внешнему периметру здания, — спокойно ответила Дженнифер. — Думаю, данная информация в вашей папке тоже имеется.

Пайпер залился краской. Корбетт еле заметно улыбнулся.

— Главная функция систем безопасности — не допустить в хранилище вторжения извне. Хотя и внутри оно снабжено комбинацией инфракрасных лучей, датчиками давления, движения и тепловыми датчиками, а также сигнализационными электронными устройствами, — невозмутимо продолжила Дженнифер, обращаясь к Янгу и Грину, будто Пайпера рядом не было. Опасная игра, Дженнифер понимала это, но она никогда не отличалась особым умением вести хитрые дипломатические игры. Если Пайпер вознамерился принизить ее, то Дженнифер вовсе не собиралась облегчать ему эту задачу. — Ни одна из систем не нарушена, однако монеты исчезли. Мы считаем, что получить доступ в хранилище можно лишь запустив вирус, который временно «обезоружил» бы все эти электронные системы, и успеть похитить монеты до того, как они снова начнут нормально функционировать.

— Но как похитители вошли и вышли? — поинтересовался Янг, подавшись вперед. — Наши ребята прошерстили там все и не нашли ни единого следа. Ни записи, ни одной вещественной улики их пребывания в хранилище. Никто ничего не видел и не слышал.

Брэйди закивал в знак согласия:

— Вот именно. Никто не мог войти в хранилище или выйти из него незамеченным.

— Что ж… в таком случае, — осторожно заметил Корбетт, — если в хранилище не мог пробраться человек, логично предположить, что это было нечто иное.

— Вы намекаете, что кто-либо из моих ребят впустил это самое нечто? — огрызнулся Брэйди. — Просто смешно! У меня работают исключительно надежные, хорошо обученные и натренированные люди, неоднократно проверенные и постоянно проверяемые соответствующими органами. Гарантирую, что ни один из них никогда бы не впустил в хранилище никого или ничего, чему там быть не полагалось.

Дженнифер подошла к экрану, и на нем возникла фотография. Уверенный в себе улыбающийся мужчина лет сорока, с большими выразительными карими глазами на волевом, слегка угловатом лице. Впервые увидев снимок, Дженнифер не поверила, что это тот самый человек, который лежал, беспомощно распростертый и выпотрошенный, на металлическом столе в прозекторской Финча. Даже теперь при этом воспоминании ей было трудно вынести укоризненный взгляд его карих глаз. Подкатил приступ тошноты, и она поспешно отвернулась.

— Тони Шорт, один из охранников Форт-Нокса. Дежурил в ночь на четвертое и имел доступ к системам безопасности и сейфу. Семь дней назад его убили. Таковы наши предварительные заключения. Будь он сейчас жив, думаю, сумел бы объяснить внезапное появление на своем банковском счете двухсот пятидесяти тысяч долларов. А случилось это три недели назад, то есть через сутки после того, как, по нашим предположениям, произошло ограбление.

Дженнифер пришлось произвести стандартную банковскую проверку с использованием номера карточки социального обеспечения Шорта. Обнаружился счет в Калифорнии. Открыт он был за день до того, как на него поступили четверть миллиона долларов. Естественно, жена Шорта ничего о нем не знала. Для Дженнифер данное открытие стало последним звеном в цепи улик.

— Вот дерьмо! — воскликнул Брэйди, вскакивая. — Почему мне не сообщили? Меня подставили!

Янг ухватил его за рукав и потянул вниз, заставляя сесть.

— Успокойся, Крис, — произнес он. — Никто никого ни в чем не обвиняет. Мы просто хотим разобраться.

Брэйди продолжал сердито бурчать себе под нос, а Янг жестом предложил Дженнифер продолжать.

— Мы обнаружили на свалке за домом Шорта вот этот предмет. — На экране появился снимок металлического контейнера, который Дженнифер с помощью Сили извлекла из кучи пепла и обгорелого хлама.

Янг, склонив голову набок, пытался разобрать, что изображено на снимке. Дженнифер укрупнила план, и на закопченном корпусе стала видна печать министерства финансов.

— Мы уверены, что именно так и пробрался вор в хранилище. Своего рода троянский конь.

— Троянский… что? — спросил Пайпер.

Дженнифер проигнорировала вопрос.

— Мы проверили графики отправок и поступлений и узнали, что вечером четвертого июля, примерно в семнадцать ноль-ноль, как раз перед закрытием, в хранилище поступила небольшая партия золотых слитков. Дежурным офицером был Шорт. И именно он вызвался принять партию. Оформив и подписав положенные бумаги, он поместил контейнер в хранилище. — Дженнифер сделала паузу, отпила глоток воды из стакана на столе. — По нашему мнению, — она указала на снимок, — это контейнер, в котором доставили золото. Краска облупилась, но в некоторых местах видны ее остатки. Контейнер очень похож на те, в которых перевозят золотые слитки.

Рядом с первой возникла вторая фотография — серебристый контейнер аналогичного размера.

— Однако контейнер, обнаруженный нами на свалке за домом Шорта, имеет одно существенное отличие. В нем — отделение. И доступ к нему открывается вот с этой стороны. — Она указала на боковую панель на снимке. — Это очень неудобно, но разместиться и просидеть здесь какое-то время человек может. А в верхнее отделение, очевидно, все же поместили небольшое количество золота. На тот случай, чтобы контейнер выглядел бы полным, если вдруг кто-нибудь откроет крышку.

— Муть собачья, — пробормотал Брэйди, и в его голосе прозвучали жалобные нотки. Он разволновался и не заметил, что пиджак соскользнул со спинки стула на пол. — Согласно стандартной процедуре мы проверяем каждое поступление и отправление самым тщательным образом.

— И процедура, несомненно, соблюдается до последней буковки, — подхватила Дженнифер. — Однако вы не учли, что в ту ночь всем этим занимался Шорт. Согласно показаниям охранников, дежуривших в ту же смену, он настоял на том, что сам, лично, проведет инвентаризацию поступления. По чину он был старше, а потому спорить никто не стал. Подписав положенные бумаги, Шорт распорядился отнести контейнер в хранилище. Поскольку был День независимости Америки, он сказал охранникам, спускавшим контейнер, что распаковать его они могут завтра утром. Сегодня праздник, и он отпускает их пораньше. Шорт был добрым, благожелательным, и охранники ничего не заподозрили.

— Мы полагаем, — произнес Корбетт, — что человек, прятавшийся в контейнере, выждал заранее обусловленное время, до тех пор, пока не начнет действовать вирус, затем выбрался, похитил монеты, опечатал стенд, где они хранились, и вновь забрался в контейнер. На следующий день, опять же согласно инвентаризационным спискам, ровно в девять ноль-ноль прибыл бронированный автомобиль для перевозки ценностей. Посыльный передал бумаги, где указывалось, что произошла ошибка и поступивший вчера контейнер следует отвезти обратно, туда, откуда он пришел. Произвели сверку документов, оформили изъятие, погрузили контейнер в машину, и опять никто ничего не заподозрил.

— Ну а Шорт? — спросил Грин.

— Шорт? А какие против него могли быть улики? Да и убили его для того, чтобы не заговорил. А выплаченные четверть миллиона сочли вполне допустимо


убрать рекламу






й потерей при проведении операции. В поле, в восьмидесяти милях от дома Шорта, нашли сгоревший автомобиль. И снова ни единой зацепки, даже номер на двигателе уничтожен. Те, с кем нам пришлось иметь дело, сэр, люди серьезные и ошибок не допускают.

— А золото? — промолвил Янг. — Там же хранятся миллиарды долларов. Почему они ничего не взяли, кроме этих монет?

— Наверное, потому, что раз общая стоимость монет составляет примерно миллиард, то эквивалентная сумма в слитках должна была бы весить тонны три с половиной, — объяснил Корбетт. — Эти люди настоящие профессионалы. Они точно знали, что и где искать, и не разменивались по мелочам.

— Спасибо, агент Брауни, — сказал Янг. Корбетт кивнул, Дженнифер отошла от экрана и уселась рядом с ним. — Ладно. Теперь по крайней мере мы имеет хотя бы общее представление, как все это произошло. Остается важный вопрос: кто? Кто замыслил и сотворил все это? Есть какие-нибудь идеи? Соображения? — Он выжидательно оглядел присутствующих.

— Вероятно, мафия? — предположил Грин. — Или кто-нибудь с Востока, члены какой-нибудь триады?

— Кассиус?

Едва Корбетт произнес это слово, как за столом воцарилась мертвая тишина. Янг поднял голову:

— Кто?..

— Человек. Вернее, тень человека, — медленно проговорил Корбетт. — Предположительно возглавляет международный преступный синдикат, занимающийся похищением предметов искусства, антиквариата и их сбытом. Подобраться к нему нам до сих пор не удалось, потому питаемся исключительно слухами. Всякий раз, когда в деле, похоже, замешан Кассиус, кто-нибудь непременно погибает.

— Я уверен: домыслы о появлении нового капитана Немо, эдакой таинственной фигуры, мозгового центра охоты за произведениями искусства, можно спокойно исключить, — заметил Грин.

— Ни один из экспертов обсуждать это не будет, тем более — страховые компании. Признать, что существует человек, влияющий на мировой рынок торговли антиквариатом, манипулирующий им по своему усмотрению… нет, это уж слишком. Однако люди забывают, что оборот подпольной торговли произведениями искусства составляет около трех миллиардов в год. Весьма прибыльный бизнес.

— Три миллиарда долларов? — Янга потрясла цифра.

— Да, этот преступный бизнес по доходности на третьем месте после торговли наркотиками и оружием, — ответил Корбетт. — Самые крупные сделки здесь свершаются вовсе не по такой схеме, о которой вы, видимо, думаете: украсть, к примеру, картину великого мастера, продать ее другому… Нет. Они крадут ее и возвращают прежнему владельцу. Заставляют выкупать за большую сумму. В страховых договорах это предусмотрено, но все равно они предпочитают выплатить десять процентов от страховой суммы ворам, нежели возвращать владельцу полную стоимость похищенного. Это происходит очень часто. Судя по постоянству, с которым свершаются подобные бесчестные сделки, и потому, как хорошо все организовано и профинансировано, мы считаем, что за этим стоит чрезвычайно изобретательный ум, координирующий действия данного преступного сообщества.

— За всем стоит Кассиус? Да или нет? — Янг подался вперед.

Очевидно, он предпочитал вести дискуссии именно в таких терминах. Но в ответе Корбетта не было столь желанной для него определенности.

— Операция, подобная этой, требует тщательного планирования, подготовки и щедрого финансирования. Не много людей в этом бизнесе обладают подобными ресурсами. Таким человеком является Кассиус. Но даже если он и стоит за всем этим, вряд ли занимался похищением лично. Люди, подобные ему, нанимают других, чтобы выполняли за них грязную работу. Чаще всего исполнители даже не знают, на кого работают. Прежде всего нам необходимо выяснить личность человека, прятавшегося в контейнере. Надеюсь, он приведет нас к организаторам операции по похищению монет. А затем — и к самим монетам.

Пайпер наклонился к Янгу и прошептал ему что-то на ухо. Янг перестал жевать жвачку, взглянул на Пайпера и произнес несколько слов. Тот кивнул и, поднявшись из-за стола, прошел в другой конец комнаты. Там — Дженнифер впервые заметила — находилось большое, встроенное в стену зеркало. Пайпер постучал по стеклу и дважды провел ребром ладони по горлу. Дженнифер знала этот условный знак. Пайпер показывал, что помещение прослушивалось и их разговоры записывались. Теперь же по какой-то причине он хотел это прекратить. Почему?

— Думаю, будет лучше, если Брауни и Брэйди покинут нас, — сказал Пайпер Янгу.

Корбетт отрицательно покачал головой.

— Брауни должна остаться, о чем бы здесь ни говорили дальше. Она ведет это дело. Ей известно то же, что и мне.

Пайпер вопросительно посмотрел на Янга, тот нехотя согласился. Дженнифер благодарно улыбнулась Корбетту. Ее любопытство возросло.

— Подожди меня в коридоре, Крис, — промолвил Янг.

— Но с какой стати она должна здесь оставаться? — вдруг возмутился Брэйди. — Я в курсе всех событий. Я должен…

— Сказано тебе, выйди и подожди! — рявкнул Янг. — А эту папку оставь тут.

Сердито бурча себе под нос, Брэйди шмякнул папку на стол, сорвал пиджак со спинки стула и направился к двери.

— Ладно, Джон. Так-то лучше, — заметил Янг.

Прежде чем заговорить, Пайпер со свистом втянул воздух сквозь зубы.

— Шестнадцатого июля было совершено ограбление квартиры в Уэст-Сайде. Вор спустился с крыши на семнадцатый этаж, проник в квартиру и украл яйцо Фаберже стоимостью девять миллионов долларов. Расследованием занималась полиция Нью-Йорка. Детективам повезло: рядом с сейфом они нашли ресницу. Отправили ее в лабораторию ФБР в Квонтико, подвергли анализу и убедились, что прислуге она не принадлежит. А вскоре произвели сверку по базе данных и немедленно вызвали меня.

— Так это и есть секретное досье на того парня? — спросил Корбетт.

— Да. Одна интересная деталь. Нам известно, что он умер. Десять лет назад.

— Но причем тут вы? Какая связь? — удивился Корбетт.

— Причем тут я? Я завербовал его в ЦРУ пятнадцать лет назад. Его зовут Том Кирк.

Глава 24

 Сделать закладку на этом месте книги

9.21

Пайпер полез в изящный кожаный портфель, стоявший на полу у его ног, и извлек оттуда четыре папки. Одну положил перед собой, остальные передал Янгу, Грину и Корбетту.

— Вам одна на двоих. — Он указал на Дженнифер.

Та придвинулась поближе к Корбетту. Он взял папку, сорвал с нее бумажную ленту, скрепленную сургучной печатью с выдавленным на ней словом «СВЕРХСЕКРЕТНО». Раскрыл папку, и Дженнифер увидела лежавшие сверху черно-белые снимки и толстую пачку документов.

— Снимки сделаны вчера в Лондоне агентом ЦРУ. На них Том Кирк, или, как он теперь себя называет, Томас Дюваль. Мужчина, белый, тридцати пяти лет, рост пять футов одиннадцать дюймов, особых примет нет.

Дженнифер внимательно изучала фотографии. Изображение было немного не в фокусе, расплывчатое, но она обратила внимание, что Том Кирк спортивного телосложения, у него волевой подбородок и необыкновенно красивые умные глаза.

— Гражданство двойное — британское и американское — унаследовал от родителей, Чарлза и Ребекки Кирк. Отец и мать умерли. Мать погибла в дорожно-транспортной катастрофе, когда Кирку было тринадцать; отец умер в начале этого года. Тоже в результате несчастного случая, при восхождении на гору в Швейцарских Альпах.

Дженнифер подняла голову и увидела, что Корбетт сверлит взглядом Пайпера. И выражение лица у него странное, словно он опасается, что все это заведет его туда, куда лучше не соваться вовсе.

— После смерти матери Дюваля отослали в Бостон, где он жил в ее семье. А отец переехал в Женеву.

— В Бостон? — насторожился Грин. — А он, случайно, не доводится родственником Тренту Дювалю?

Пайпер кивнул:

— Он приходится племянником сенатору Дювалю. Еще один фактор в его пользу, когда встал вопрос о вербовке. После колледжа поступил в Оксфорд, но через год его оттуда вышибли, и тогда он переехал в Париж. Там я с ним и познакомился.

— Вы жили в Париже? — удивился Корбетт.

— Да. Три года. Под обычным дипломатическим прикрытием, — ответил Пайпер. — С Дювалем познакомился через одного нашего человека, который преподавал в Сорбонне. Дюваль, видите ли, записался на курсы по истории искусств. Нам он казался просто идеальным материалом. Молод, одинок, высокий интеллектуальный уровень, семейными связями не отягощен, пребывает в поисках смысла жизни. Пришлось с ним повозиться, но я все-таки завербовал его. Мы отправили его на базу, где он получил уже специальную подготовку по особой программе, которая соответствовала нашим целям.

— А именно? — спросил Грин.

— Промышленный шпионаж. Кодовое название — операция «Кентавр».

— Промышленный шпионаж? — недоверчиво воскликнул Грин.

— Компьютерные файлы, распечатки, съемка прототипов, химических формул и тому подобное. Европейцы тогда наращивали усилия, стремясь сократить свою зависимость от американских и японских оборонных технологий, биологических, биотехнических и иных разработок. Не жалели инвестиций в данные области, и результат не преминул сказаться. Самым отрицательным образом отразился на нас. Каждый год мы теряли на этом миллиарды долларов, не говоря уже о потенциальном подрыве нашей национальной безопасности. Дюваль и ему подобные стали как бы средоточием наших усилий в стремлении не проиграть гонку.

— Господи Иисусе, — пробормотал Грин. — А я-то всегда считал европейцев нашими союзниками.

— Дюваль являлся лучшим нашим агентом. Не было сейфа или системы безопасности, с которыми он бы не справился. Он прекрасно вписывался в окружающую обстановку. Владел пятью языками, прочел много умных книг, знал нужных людей, все ходы и выходы, закрытых дверей для него не существовало. Ни один из наших агентов, завербованных в США, в подметки ему не годился. Дювалю просто не было равных.

— Что же с ним произошло? — перебил его Грин.

— Проработал пять лет, а потом скурвился.

— То есть? — спросил Корбетт.

— Отказывался выполнять приказы, вел себя черт знает как, проваливал одно задание за другим. Мы пытались привести его в чувство, но… бесполезно. Заявил, что отныне станет работать лишь на себя. А потом вообще сорвался с катушек и убил своего куратора. Сразу после этого, естественно, исчез.

— Но вы вроде бы сказали, он умер, — промолвил Грин.

— Примерно через год после его исчезновения Интерпол передал нам образчик ДНК мужчины, застреленного французской полицией при попытке ограбления министерства финансов. Данные совпали, это был Дюваль. Ну а потом операцию «Кентавр» законсервировали, мы закрыли его дело. И перестали искать.

— Но ведь образчик ДНК совпадал, — заметил Корбетт. — Разве это вас не убедило?

— Сомнения у меня остались. Дюваль слишком талантлив и хитер, чтобы попасться вот так, глупо. Никогда не стал бы вступать в перестрелку с французскими полицейскими. Но никаких фактов или зацепок у меня не было. Только сомнения. Я наложил на его файл гриф «секретно» и благополучно позабыл обо всем вплоть до недавних событий.

— Так что же с ним все-таки произошло? — Янг сунул в рот свежую жвачку и прилепил ее к зубам коротеньким толстым пальцем.

— Интерпол подозревает, что на протяжении последних десяти лет Дюваль, или Кирк, как он себя называет, базировался в Лондоне, совершал оттуда короткие вылазки и похищал ценные произведения искусства. В среде черных дилеров известен под именем Феликс. Считается лучшим специалистом в своем деле.

— Чем он хорош? — скептически осведомился Янг.

— Ну, начать с того, что мы его натренировали. Парень — профессионал высочайшего класса. Можете верить или нет, но большинство краж произведений искусства совершается спонтанно, мелкими преступниками, которые даже толком не понимают, что делают. Просто видят что-нибудь симпатичное на стене, срывают, и готово. — Корбетт кивнул, видимо, выражая свое полное согласие с этим утверждением. — А Кирк, он очень умен, очень… Занимается исключительно ювелиркой, откуда можно вынуть камни и огранить по-новому, или же художниками второго разряда, вполне приличными, но не слишком популярными. Особого внимания такие полотна не привлекают, и их легче продать. На протяжении тех лет, что он занимается этим делом, ему, вероятно, с сообщниками удалось создать надежную и разветвленную сеть частных коллекционеров, всегда готовых выложить солидные деньги за хорошие вещи. И не интересоваться, откуда они, и все прочее.

Возникла пауза, присутствующие размышляли над полученной информацией. А потом Янг задал вопрос, который вертелся на языке у каждого:

— Одно дело — обчистить какой-либо музей. Ну а совершить столь дерзкий налет на правительственное учреждение — совсем другое. Почему вы решили, что именно он ограбил Форт-Нокс?

Пайпер пожал плечами:

— Просто хорошо знаю этого парня. Он всегда предпочитал задания сложные, необычные. История с монетами… очень похоже, что это его рук дело.

— Думаю, нам нужны не домыслы, а более весомые основания, — сухо промолвил Корбетт. — Есть хоть какие-нибудь фактические зацепки, привязывающие его к данному делу?

Пайпер кивнул.

— В канадской службе иммиграции и натурализации сохранилась запись о том, что некий мистер Дюваль прилетел в Монреаль из Женевы двадцать восьмого июня нынешнего года, то есть за неделю до обозначенной вами даты. Считаете, что фамилия, время и тот факт, что человек с идентичной ДНК оказался тогда в Нью-Йорке, — совпадение? Он ограбил Форт-Нокс. А потом, по пути домой, заскочил на Пятую авеню купить себе симпатичный подарочек. Да он просто издевается над нами!

— Господи, как только могли допустить такое твои парни? Чтобы один из своих подложил нам свинью? Уму непостижимо!

Пайпер среагировал моментально.

— Ни одного из тех, кто сейчас отсюда вышел, это не касается. Никто не должен знать. К данному расследованию необходимо подходить очень осторожно.

— Что вы от нас утаиваете, Джон? — спросил Корбетт, склонив голову набок. — Ведь вы явно чего-то недоговариваете.

— Черт! — тихо выругался Янг. Он сидел, сосредоточенно хмурясь, будто силился вспомнить что-либо и не мог. Вдруг он побледнел как полотно. — Так вы завербовали этого типа пятнадцать лет назад?

— Да, — произнес Пайпер.

— И как раз тогда… — Янг вопросительно приподнял светлые жиденькие брови.

— Что? — промолвила Дженнифер.

— Тогда, если не ошибаюсь, наш президент был директором ЦРУ? — ровным, ничего не выражающим тоном проговорил Корбетт.

— Господи Боже… — Грин покраснел еще больше.

— Представляете, какая буря разразится, если все выплывет наружу? Он этого не переживет, уверяю вас! И сомневаюсь, что хоть кто-нибудь из нас тоже. — Пайпер по очереди обвел многозначительным взглядом присутствующих, даже Дженнифер. — Я этого не допущу.

Дженнифер заметила в глазах Пайпера страх. Его семья вложила немало сил и средств в избирательную кампанию президента, и Пайпер после его избрания уже подсчитывал прибыль. Теперь же все это могло в одночасье рухнуть. Дженнифер усмехнулась.

— Что вы предлагаете? — спросил Грин. — Закрыть дело? Изображать, будто ничего не произошло?

— Нет, конечно. — Пайпер затряс головой. — Мы не можем прекратить расследование. А если закроем дело, ситуация усугубится. Я просто хочу сказать, что всем нам надо быть предельно осторожными. Если монеты выведут нас на Кирка, тот, в свою очередь, выведет на операцию «Кентавр». Нам надо сделать все, чтобы этого не случилось.

— Так что вы конкретно предлагаете?

— Мы постараемся предложить Кирку сделку. Пусть вернет четыре монеты, находящиеся у него, сообщит нам, кто заказал ему дельце, и держит рот на замке. А мы за это уничтожим его досье, и он станет у нас чистеньким и невинным, как ягненок. Обещаем забыть, что он работал на нас все годы. И как только договоримся, Томас Дюваль, или Кирк, или как он себя называет, словно и существовал вовсе. Тогда президент может не бояться, что неприглядное дело всплывет.

— А он согласится? — В голосе Грина звучало сомнение.

— Кирк платит проценты. Всегда платил. Последние десять лет, наверное, каждый день ждал, что кто-нибудь вдруг постучит в дверь. Это будем мы, и настанет час расплаты. Подобные предложения делаются раз в жизни. Я уверен, он клюнет.

— Что ж, мне это подходит, — заметил Янг и громко чавкнул резинкой. — Тут вроде бы все стороны остаются в выигрыше. И у администрации есть шансы переизбраться на второй срок. Брэйди будет доволен. Кому охота иметь дело с парнем, который нас кинул.

— Тогда не будем терять времени, господин секретарь, — сказал Корбетт. — Одна монета к нам попала случайно. Чем дольше продолжатся поиски, тем меньше шансов вернуть остальные. Надо послать кого-нибудь в Лондон, пусть займется Кирком.

— Согласен, — кивнул Янг. — У вас кандидатура имеется?

Глава 25

 Сделать закладку на этом месте книги

Международный аэропорт Даллеса, Вашингтон, округ Колумбия

25 июля, 21.30

Самолет выехал на взлетную полосу. Дженнифер откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Перелет предстоял долгий, и она понимала: надо поспать, отдохнуть, — но не получалось, слишком уж возбуждена она была предстоящим заданием. Началось это с момента, когда Корбетт предложил Янгу отправить в Лондон заключать сделку с Кирком именно ее.

— Нам следует послать агента Брауни, господин секретарь.

Повисла пауза, потом Пайпер насмешливо фыркнул. Дженнифер тоже сначала не поверила своим ушам, но, взглянув на Корбетта, сообразила, что он говорит серьезно.

— Брауни? Вряд ли.

— Почему? — резко спросил Корбетт.

— Хотите, чтобы я произнес это вслух?

— Если есть что сказать, полагаю, мы выслушаем.

Пайпер откашлялся, он явно медлил с ответом, искоса поглядывая на Дженнифер. Наконец заговорил:

— Мы знаем, что произошло три года назад. — Он постучал пальцем по трем папкам, лежавшим перед ним на столе.

Дженнифер вытянула шею и разобрала на обложке одной свою фамилию. Очевидно, Пайпер основательно подготовился к встрече.

— Нам нужен человек, на которого можно положиться. Человек, который не дрогнет под давлением. Мы не имеем права позволить себе пойти на такой риск, допустить еще один… инцидент. Очень уж высоки ставки.

Корбетт тоже насмешливо фыркнул.

— Вам, как и нам, прекрасно известно, господин секретарь, что расследование по поводу этого инцидента выявило полную невиновность агента Брауни. Ее поведение, как во время расследования, так и во время того случая, признано безупречным.

— Все равно риск велик, — возразил Пайпер. — Она еще очень неопытна.

Дженнифер едва сдержалась и не выпалила сгоряча того, о чем могла впоследствии пожалеть. Предоставила роль своего защитника Корбетту.

— Кроме того, — продолжил Пайпер, — это дело агентства, и ФБР здесь ни при чем.

— Лично мне кажется, — промолвил Корбетт, игнорируя Пайпера и адресуясь исключительно к Янгу, — что чисто тактически лучше использовать при подходе к Кирку агента среднего звена. Ведь наша цель — подобрать к нему ключ, а не напугать. Если с ним вступит в контакт агент ФБР, он решит, что наше внимание сосредоточено на ограблении Форт-Нокса, а не на его неблаговидном прошлом. А если им займутся люди из агентства, он сразу сообразит, что это связано с «Кентавром». Считаю, агент Брауни справится с заданием отлично.

— Джек? — Янг вопросительно покосился на Грина.

— Если Боба устраивает, то и меня тоже, — пожав плечами, буркнул Грин.

Неожиданно Янг обратился к Дженнифер:

— А вы что думаете, агент Брауни?

— Я… я думаю, мистер Пайпер прав, — произнесла Дженнифер, медленно и тщательно подбирая слова. — Я совершила ошибку, погиб человек, с этим мне придется жить до конца своей жизни. Но я хороший агент, сэр. Я умею добиться результата. — Она посмотрела на Пайпера, в ее глазах читался вызов. — Вы не разочаруетесь, сэр, если пошлете меня туда. Потому что я никогда и ни за что не сдамся. Я по натуре боец.

— Верю. — Янг протянул Дженнифер руку, и впервые его лицо озарила улыбка. — Сделайте все, чтобы мы вами гордились, агент Брауни.

Самолет, слегка накренившись, взлетел в воздух. Дженнифер нервно заерзала на сиденье, вцепилась в поручни кресла, стараясь побороть обычный в подобных случаях страх. Смешно… Ей представился шанс, о котором она и не мечтала, за который отчаянно боролась последние несколько лет, и вот теперь позорно паникует. Нет, нельзя. Такой случай выпадает раз в жизни, и она не смеет опозориться.

На коленях у нее лежало досье на Кирка, состоявшее в основном из отчетов разведки Интерпола и полицейских управлений разных стран. Материалов много, но все схематично, расплывчато. Слухи о неких заданиях, которые он якобы выполнял, сведения о людях, с кем предположительно работал, но никакой определенности. Эти материалы не давали ровным счетом ничего. Смесь из косвенных намеков, полуправды и слухов; и все рассыпалось в прах при более тщательном рассмотрении.

Однако если оценивать их в целом, все сплеталось, соединялось, и представала захватывающая биография мастера криминала, истинного профессионала своего дела, чрезвычайно ловко пользовавшегося дезинформацией, чтобы замести следы и не выдать истинных своих действий и сообщников. Но как отделить факты от вымыслов, миф от реального человека, ведь каждый его шаг тонул в тумане домыслов и подозрений?

Тем не менее Корбетт пытался организовать встречу с человеком, который, как он полагал, поможет Дженнифер сориентироваться в этом тумане. Вроде бы они даже работали вместе над одним делом. Она судорожно пыталась вспомнить имя. Гарри? Гарри Ренквист? Нет, Гарри Ренуик. Корбетт уверял, будто Гарри не только разбирался в монетах, но и был лично знаком с Кирком, что подтвердил Пайпер. Причем знаком хорошо, поскольку работал с его отцом. Если Корбетту удастся организовать встречу с Ренуиком, очевидно, появится шанс выйти на самого Кирка, неожиданно заявиться прямо к нему домой, застать врасплох. Уж он-то определенно не ожидает подобного визита. Дженнифер даже улыбнулась при этой мысли.

Самолет выровнялся, на табло зажегся сигнал отстегнуть ремни. Дженнифер оглядела салон. Вместе с ней летела самая обычная для бизнес-класса публика: дипломаты, журналисты, лоббисты всех мастей. Для них полет из Вашингтона в Лондон — привычное дело.

Она снова откинулась на спинку кресла, закрыла глаза. И вновь к ней вернулась мысль, не дававшая покоя. Причем никому, к ее удивлению, в голову она почему-то не пришла. А если и пришла, никто не осмелился высказать ее вслух. Если ограбление Форт-Нокса было тщательно спланировано и выполнено, а Кирк так хорош, как о нем говорят, каким же образом через две недели монета могла оказаться у убитого на другом конце света человека?

Глава 26

 Сделать закладку на этом месте книги

Сент-Джеймс, Лондон

26 июля, 11.28

Обычно Джермин-стрит, примостившаяся между оживленной Пэлл-Мэлл и суетливой Пиккадилли-серкус, производила впечатление уникального уголка давно забытой старой Англии, тихой, уютной, в приглушенных тонах цвета сепии. Сразу вспоминались загородные пикники, бесконечные партии в крикет на зеленом газоне, которые разыгрывались мужчинами и женщинами в белом. Она наводила на мысль о блейзерах, шляпах-котелках и твиде, о чисто английском сдержанном чувстве юмора, о дождливом лете, о теплом пиве, что неспешно потягивают в пабе у ярко пылающего огня в камине. О зеленой прекрасной земле.

Однако этим жарким и пыльным днем она заполнилась плотным потоком вспотевших туристов и покупателей, отправившихся по магазинам в обеденный перерыв, и все они кричали, толкались, ругались и плевались, как на восточном базаре. Витрины взывали к фланирующим мимо толпам, наперебой расхваливали свой товар подобно купцу-зазывале, выставляли напоказ пеструю мозаику разноцветных и клетчатых рубашек. Там, за стеклом, красовались целые фонтаны галстуков всех тонов и расцветок, а внизу, под ними, стыли озера из переливчатых шелковых платков.

По правую сторону, у входа в торговое агентство, пристроился нищий, тянул навстречу прохожим руку со шляпой. Большинство прохожих притворялись, будто не замечают его. По левую сторону ожидающий у входа в магазин ковров хозяина шофер длинного черного «ягуара» терпеливо наблюдал, как неулыбчивый регулировщик выписывает ему штраф за неправильную парковку.

Перекинув пиджак через плечо и пробираясь через эти суетливые толпы, Том бездумно свернул к пассажу, к этому мраморному оазису изящно оформленных витрин, за стеклами которых красовались туфли, жилетки и галстуки. Он добрался до своего любимого магазина.

Том обожал часы. Всегда испытывал к ним какое-то особое пристрастие. Чаще всего, как и сегодня, носил «джегер ле култр мемовокс» 1957 года выпуска, доставшиеся ему в наследство от матери. Не самые дорогие его часы, зато самые ценные. Теперь он точно знал: с них все и началось.

Том склонился перед витриной и, приложив сложенную козырьком ладонь ко лбу, чтобы не отсвечивало, стал рассматривать выставленный за стеклом товар. Глаза пожирали всю эту красоту. Часы, разложенные на темно-зеленом бархате, напоминали драгоценные камни. И разумеется, никаких ценников. Он стоял, позабыв обо всем на свете, не обращая внимания на проплывающие мимо толпы, как вдруг его отвлек горьковатый и волнующий запах женских духов.

— Красота какая, правда? — Голос низкий, мягкий, отчетливо чувствуется американский акцент.

Краем глаза Том заметил, что ее внимание привлек «ролекс» «Пол Ньюмен», те же часы, которыми любовался и он.

— Если хотите «ролекс», советую выбрать один из «Принсис». Механизм более отлаженный во всех отношениях… — Она склонила голову и кивком указала на изящнейшие часы «Принсис» 1930 года выпуска, хранившиеся в продолговатом футляре из нержавеющей стали.

Том выпрямился и обернулся к женщине. Очень хороша собой, просто красавица. Высокая, стройная, стойкими чертами светло-коричневого лица. Губы полные, карие глаза сверкают из-под шапки черных кудрей. Женщина улыбнулась. Он подумал, что она проститутка и решила подцепить его, но отказался от этой мысли. Туфли новые, юбка строгая. Нет. Она совсем не похожа на представительницу древнейшей профессии.

— Вы коллекционер? — спросил Том.

— Нет. — Женщина опять улыбнулась. — Работаю над одним делом, вот и решила побольше узнать о часах.

— Делом? Вы адвокат?

— Я работаю на правительство. Правительство Соединенных Штатов.

Последние десять лет Том готовил себя к этому моменту. Ждал, прикидывал, когда они выйдут на него. Порой пытался убедить себя, что ничего не произойдет. Однако произошло. Его застигли врасплох.

— Насколько я понимаю, наша встреча не случайна, мисс…

— Брауни. Дженнифер Брауни. Да, не случайна. — Она протянула руку, но Том не стал пожимать ее. — Может, зайдем куда-нибудь поговорить? Мне надо задать вам несколько вопросов.

— О чем?

— Не здесь.

Первоначальный шок прошел. Том судорожно соображал, как поступить дальше. Удрать? Но если он побежит, вон те два бугая, притворяющиеся, будто разглядывают соседнюю витрину, мгновенно преградят ему путь. А может, принять приглашение? Посидеть, обсудить все, попробовать утрясти проблемы раз и навсегда. Нельзя же вечно пребывать в бегах.

— Знаю тут оно местечко, — небрежным тоном заметил он. — Отсюда недалеко.

Глава 27

 Сделать закладку на этом месте книги

11.42

Том и Дженнифер шли по Пиккадилли-серкус в полном молчании, полностью растворившись в плотном людском потоке, который плавно нес их вперед, параллельно проезжающим по мостовой красным двухэтажным автобусам. Иногда над толпой проплывали черные зонтики, выглядевшие довольно нелепо в жаркий и ясный день. Их раскрывали гиды — зонтики служили буйками в людском море, помогали туристам не потеряться, благополучно добраться до следующего пункта назначения.

Том оказался более изящного и хрупкого телосложения, чем выглядел на снимках, которые показали Дженнифер. Шел неспешным шагом, каждое движение отточенно и контролируемо. Он напоминает кота, ступающего по узкому бортику, точно рассчитывающего энергию и каждый шажок. Следовало признать, что Том — очень красивый мужчина. Широкие скулы и четко очерченный подбородок придавали лицу какую-то особую скульптурную выразительность, а глаза живые и неправдоподобно синие.

Но вот они приблизились к ресторану «Крайтэриэн». Кругом шныряли испанские ребятишки, видимо, приехавшие на каникулы, с гамбургерами в обертках. Дженнифер и Тому не без труда удалось вырваться из этой толпы, и они нырнули в прохладный полумрак. Внутри шум уличного движения слышен не был, он сменился оживленным гулом человеческих голосов, эхом отдававшимся от потолка и мозаичных стен ресторана. Вконец измотанный официант-итальянец проводил их к свободному столику и принял заказ: водка с тоником для Тома, минеральная вода для Дженнифер.

С минуту они сидели молча. Первым заговорил Том:

— Итак, агент Брауни? Ведь я не ошибся, агент Брауни?..

В этот момент появился официант с напитками.

— Специальный агент Брауни, Ф


убрать рекламу






БР.

Том слегка склонил голову набок, словно недослышал или недопонял.

— ФБР?

— Да.

Он с задумчивым видом отпил глоток из стакана. Кубики льда осели на дно, вокруг танцевали мелкие пузырьки.

— А не кажется ли вам, специальный агент Брауни, что ваша юрисдикция не распространяется на эти благословенные места?

— О, когда речь заходит о такой крупной рыбе, на которую мы недавно раскинули сети…

— Неужели?

— Я здесь, чтобы помочь вам, — заявила она.

Том откинулся на спинку стула, отодвинул стоящий перед ним стакан.

— Вот уж не знал, что мне требуется помощь.

— Большинство людей не осознают этого, а потом становится слишком поздно. У вас большие неприятности, мистер Кирк.

— Интересная новость!

— Ваши старые друзья из Лэнгли мечтают повидаться с вами.

Том пожал плечами:

— Лэнгли? Это мне ни о чем не говорит.

— А полиция Нью-Йорка желает обсудить с вами один любопытный факт, а именно: как ваша ресничка оказалась на полу квартиры, которую обчистили десять дней назад.

Дженнифер ожидала увидеть на лице Тома хоть какую-нибудь реакцию, но не заметила ничего.

— Зря теряете время.

— Не валяйте дурака! — Дженнифер повысила голос. — Я знаю, кто вы и чем занимаетесь… Феликс, Дюваль, или как вы там себя называете.

Том смотрел на нее с непроницаемым выражением лица, слегка двигал стакан с водкой по кругу, в том месте, где стекли капельки влаги, образовав мокрое пятно.

— Какова истинная цель вашего приезда, агент Брауни?

— Я хочу предложить вам сделку.

Том усмехнулся:

— Ну, тогда все просто, как апельсин. Какой бы товар вы ни продавали, мне он не нужен. И точка.

— Вы уверены? Ну, прикиньте сами. Если меня прислали сюда, заставили проделать долгий путь, значит, намерения у людей самые серьезные. Наверное, все же стоит меня выслушать.

— Зачем? Очередную ложь? У вас нет ничего, что могло бы меня заинтересовать. Желаю счастливого пути.

— Я предлагаю вам начать жизнь с чистого листа, мистер Кирк. Можно стереть все досье и файлы на вас. — Том уже поднялся, собираясь уйти, но что-то в голосе Дженнифер заставило его остановиться. — ЦРУ забудет о вас раз и навсегда. Мы тоже забудем. Словно последних пятнадцати лет не было вовсе. Советую подумать о моем предложении.

Несколько секунд Том молча смотрел на нее, затем придвинул стул и сел.

— Какова цена вопроса? — хмуро осведомился он.

— Никакой цены. Вы просто должны вернуть монеты.

— Монеты?

— Да. И назвать человека, который вам их заказал. Всего два условия, и больше вы нас не увидите и не услышите.

Том задумчиво кивнул и опять стал вертеть стакан по кругу, расширяя мокрое пятно на столе.

— Существует одна проблема, — промолвил он.

— Какая?

— Я понятия не имею, о каких монетах вы толкуете.

— Бросьте свои игры! — раздраженно воскликнула Дженнифер. — Желаете знать подробности? Пожалуйста. Мы знаем, что эти монеты похитили вы, знаем, как именно. Мы желаем вернуть украденное и выяснить фамилию человека, пославшего вас на дело. Если будете упрямиться или попробуете удрать, мы снова найдем вас. И постараемся сделать вашу жизнь невыносимой. Я вам обещаю.

— Позвольте и мне внести ясность. — Люди за соседними столиками начали неодобрительно коситься на них, Том повысил голос почти до крика: — Я не понимаю, о чем вы говорите. И еще одно обстоятельство. Новое. Я вне игры. Вышел из нее, на время. Хотите верьте, хотите нет. Если считаете, что у вас на меня что-то есть, валяйте, разыграйте эту карту, попробуйте предъявить мне обвинение. Но я не собираюсь отвечать за то, чего не совершал. Будете выкручивать мне руки, давить, все равно не поможет. И вы не найдете то, что ищете.

Дженнифер молча смотрела на него. Она всегда умела определить, лгут люди или нет. Она высматривала мельчайшие признаки, по которым это можно определить. Невольные сокращения мышц, движения рук — и глаза, в особенности глаза. Однако, к своему удивлению, она вскоре обнаружила: все указывало на то, что Том говорит правду. Может ли такое быть в принципе? Впрочем, она решила придерживаться линии, выработанной заранее вместе с Корбеттом.

— Вы отказываетесь от сделки?

— Какой сделки? Хоть убейте, не соображу, о чем вы толкуете. И торговаться нам не о чем. — Он умолк и сердито и пристально смотрел в лицо Дженнифер. — Так покончим с этим?

Дженнифер кивнула. Она выбила его из колеи, уже хорошо. Пожалуй, это все, на что можно рассчитывать на данном этапе. Чтобы Том осознал последствия того, что она ему обрисовала, оценил привлекательность сделки, требуется время.

— Пока. Но думаю, вскоре встретимся и…

— Вы уверены, агент Брауни? Размечтались!

Том поднялся, залпом допил водку с тоником и направился к выходу. Едва он успел приблизиться к вращающейся двери, как навстречу ему, словно из-под земли, выросли двое мужчин — он успел приметить их раньше, на подходе к ресторану. Они преградили ему путь. Том переводил взгляд с одного парня на другого, затем резко развернулся к Дженнифер. Они смотрели друг на друга поверх голов сидевших в зале людей, затем Дженнифер махнула рукой, давая знак своим людям пропустить Тома. Мужчины расступились, точно створки стальных ворот.

Когда Том растворился в уличной толпе, Дженнифер достала телефон. Корбетт ответил после второго гудка, голос звучал деловито и отрывисто.

— Ну, как дела?

— Как мы и предполагали. Отрицание, отрицание, сплошное отрицание. Он выглядел очень убедительно.

Корбетт насмешливо фыркнул:

— Неужели? Что ж, полагаю, настало время поднести запал к его лживой заднице.

Дженнифер нахмурилась:

— Как прикажете понимать?

— Атак, что у тебя сегодня еще одно свидание.

— Вам удалось договориться со своим связным?

— Даже и упрашивать не пришлось. Стоило Ренуику услышать, что в городе находится один из моих агентов, как он сразу сообщил, что сегодня пригласил к себе на обед одного любопытного человечка. Ну и просил узнать, не пожелаешь ли ты составить им компанию. А теперь догадайся, кто его гость?

— Кирк? — Голос выдавал ее возбуждение. На такую удачу они и надеяться не могли.

— Да, именно. Причем выяснилось, что пригласил он его еще на прошлой неделе. Представляешь, как обалдеет Кирк, увидев тебя на заднем дворе дома Ренуика?

— А Ренуик знает, зачем мы здесь?

— Нет. Я сказал ему, что мы расследуем одно дельце и нам, вероятно, понадобится его помощь. Прихвати с собой сегодня эту монету. Если уж кто-нибудь и поможет нам сократить список тех, кто стоит за ограблением в Форт-Ноксе, так только он. Вкратце поведаешь, что тебе от него нужно, но сведи подробности до минимума.

— Да.

— Завтра у нас встреча с Ван Симсоном. У него дома, в Париже. В два тридцать. Он сам назначил время, другого выкроить не получилось. Как думаешь, успеешь?

— Конечно. Попрошу людей из посольства помочь с транспортом. Это не проблема.

— Вот и славно. Позвонишь мне утром и расскажешь, как все прошло. Я имею в виду сегодняшний обед.

Дженнифер убрала мобильник в сумочку. Она улыбалась. Моменты, подобные этому, напоминали ей, за что, вопреки всем Джонам пайперам на свете, вместе взятым, она так любила свою работу.

Глава 28

 Сделать закладку на этом месте книги

Челси, Лондон

20.00

Гарри Ренуик жил на широкой улице, обсаженной деревьями. За деревьями прятались солидные кирпичные дома с высокими окнами и потолками. Вдоль обочин бесконечными рядами выстроились бампер к бамперу не менее солидные автомобили: пикапы, джипы, «феррари» и «порше».

По этому случаю Том надел свой лучший костюм из дорогого материала — смеси мериносовой шерсти и кашемира; теплый и одновременно тонкий и легкий, он прекрасно на нем сидел.

Том долго колебался, но, зная Ренуика, решил надеть и галстук, хотя давно отвык носить их и теперь воротничок рубашки натирал шею. Нет, всякие там костюмы с галстуками — не для него.

Том вышел из такси и взглянул на наручные часы — «тэнк» выпуска середины двадцатых годов. Лично он всегда считал эти годы лучшим периодом в жизни Картье. Солидные золотые часы немного упрощенной формы, римские цифры элегантно огибают овальный циферблат. Ровно восемь. Он как раз вовремя.

— Входи, входи, добро пожаловать! — воскликнул Ренуик, распахивая перед ним дверь, в отполированных черных панелях которой и начищенной до зеркального блеска меди отражалось лицо Тома.

Ренуик был в том же белом льняном костюме, хотя пиджак снял, и взору открылись протертые локти рубашки. Том пожал Ренуику руку и вручил бутылку, которую принес с собой. Он шагнул в холл с мраморным полом в шахматную клетку.

— Мальчик мой дорогой! — улыбнулся Ренуик, когда, сняв обертку, увидел подарок. — «Кло дю месниль», да еще урожая тысяча девятьсот восемьдесят пятого года! Нет, ей-богу, не стоило так тратиться.

— Знаю, — промолвил Том.

Он сумел собраться и успокоиться после неприятных и неожиданных событий утра. Следовало признать, они его заинтриговали. Участие ФБР свидетельствовало о том, что агентство за этим странным предложением не стоит, что уже хорошо. А факт, что они его не схватили, означает: им от него что-то нужно, и это дает неплохие возможности для маневра. Пусть даже он действительно понятия не имеет, что имен но от него требуется.

— Давай откроем ее прямо сейчас, — предложил Ренуик, провожая Тома в гостиную. — Надеюсь, ты не возражаешь, что я пригласил еще гостя. Вернее, гостью. Знакомьтесь. Томас, это Дженнифер Брауни. Позвольте представить вам, Дженнифер, Томаса Кирка.

Томас застыл в дверях, увидев, как из кресла навстречу ему поднимается Дженнифер, и сердито покосился на Ренуика. Что происходит? Неужели Гарри работает на федералов?

— Добрый вечер, мистер Кирк. — Дженнифер подошла к нему с таким видом, точно прежде они никогда не встречались, тонкое облако аромата «Шанель № 5» сопровождало ее приближение.

Том криво усмехнулся. Они обменялись рукопожатиями.

— Мисс Брауни…

— Да будет вам! К чему формальности. Все мы здесь друзья, — затараторил Ренуик. — Дженнифер работает в ФБР, в Америке, вместе с моим другом. Он считает, что я смогу помочь в одном деле, которое они сейчас расследуют. Все это очень занимательно. — Он захихикал. — Эта милая девушка пробудет в нашем городе несколько дней. Вот я и подумал, что вы двое поладите.

— Ценю заботу с вашей стороны, дядя Гарри, — сказал Том и вдруг почувствовал себя немного виноватым. Очевидно, он проявил поспешность в оценке Ренуика. Скорее всего тот, сам не осознавая, является пешкой в игре, затеянной ФБР, а не их союзником.

— Кто желает выпить? — осведомился Ренуик. — Вы, моя дорогая, что предпочитаете? Бокал шампанского? Отлично! — Ренуик начал снимать фольгу с горлышка бутылки, аккуратно открутил проволочную клетку на пробке и бережным движением откупорил бутылку. Пробка вылетела с тихим шипением. — Так, бокалы. Подержи-ка бутылку, Томас, я схожу, принесу. И ведерко со льдом. Что за шампанское без ведерка со льдом! — Протянув откупоренную бутылку Тому, Ренуик отправился в кухню.

— Даже не обольщаясь на ваш счет, ребятишки, подобной низости я не ожидал, — проговорил Том, косо поглядывая на Дженнифер.

— Вы считаете, это какая-то игра? — возмущенно выпалила Дженнифер. — Ничего подобного! Отныне это ваша жизнь, мистер Кирк. Куда бы вы ни пошли, где бы ни оказались, мы тоже будем там. И мир станет тесноват для вас одного, скоро сами увидите.

— У вас проблемы со мной? Ладно, хорошо. Но причем тут Гарри? Он не имеет к этому никакого отношения. И я не позволю вам впутывать его в мою жизнь.

— Он ведь вам на самом деле никакой не дядя? Вся ваша жизнь — сплошная ложь.

— Не вашего ума дело. — Том шагнул к Дженнифер, теперь их разделяло несколько футов. — Предупреждаю, не смейте впутывать его, ясно?

— Если мы договоримся, до этого не дойдет. Не так ли? — И Дженнифер с вызовом посмотрела ему в лицо.

Появился Ренуик с бокалами и ведерком со льдом для шампанского.

— Вижу, вам двоим удалось сломать лед, — хихикнул он. — Что ж, замечательно.

При звуке его голоса они отпрянули друг от друга и застыли в неловких позах, пока Ренуик разливал по бокалам шампанское. Затем он провел их к дивану в правом углу комнаты, сам уселся напротив. Между ними стоял еще один низенький диван, обитый синим шелком; в аукционных каталогах значилось, что в случае необходимости его можно использовать как журнальный столик. В огромном мраморном камине вместо дров лежали сухие цветы.

— Похоже, бизнес идет неплохо, — заметил Томас и широким жестом обвел гостиную.

Она была обставлена современно и просто: мягкой мебелью с тусклой, неопределенных цветов обивкой, — но все серовато-песочные стены завешаны картинами, рисунками и гравюрами. Изображены там были один из пророков Ветхого Завета, слишком красивая Мадонна, держащая на руках младенца Христа, больше похожего на херувима. Имелся и портрет папы римского, причем понтифик застыл на нем в какой-то странно воинственной позе. Имелась мистическая сцена вакханалии, но авторы не всех этих произведений были известны Тому. Зато в нескольких полотнах он безошибочно узнал руку Ван Дейка, Рембрандта и даже Верроккьо. В общем, потрясающая коллекция, могущая по праву занять место в любом крупном музее мира, в галерее, посвященной эпохе Ренессанса.

— Новые приобретения, — небрежно произнес Ренуик. — Унаследовал этот дом от одного родственника несколько месяцев назад. Отремонтировал, покрасил стены и прикупил кое-что из мебели. Он занимался морскими перевозками, сколотил состояние после войны. Одного не понимаю: как он мог здесь жить — в доме было полно разного хлама. Большую часть распродал, но кое-что оставил себе.

— Вижу, — одобрительно протянул Том.

— Завтра ко мне должен заглянуть человек, он хочет посмотреть вот на это. — Ренуик указал на потрет папы римского, висевший в дальнем левом углу комнаты. — Его всегда приписывали школе Тициана. Но лично у меня есть подозрение, что написал его сам Тициан.

— Вот как? — заметил Том. Он поднялся с дивана и, подойдя к картине, принялся с благоговением рассматривать ее.

— А это что? — спросила Дженнифер, глядя на грязновато-белые маски, висевшие над камином.

— Теперь они мои! — оживился Ренуик. — Я их собираю. Японские. Маски театра но.

— Простите, я не…

— Но — разновидность японского театра, возникшая в период Муромати, — пояснил Ренуик. — Сюжеты там всегда просты, трагичны и очень символичны, костюмы самые изысканные. Актеры надевали маски, чтобы стилизовать персонаж или подчеркнуть какие-нибудь его эмоции. Как в древнегреческом театре, что позволяло одному актеру играть сразу несколько ролей. Коллекционирую их с детства. — Глаза Ренуика сияли, голос немного дрожал от избытка чувств.

— А они очень старые?

— Ну, самая старая, пожалуй, вот эта… — Он поднялся и указал на белую маску, украшенную золотыми рожками. Глаза выпученные, рот ощерен в демонической зубастой улыбке. — Датируется примерно тысяча шестьсот четвертым годом, когда под давлением самураев и сегунов но был признан официальным театром Японии. Остальные датируются концом семнадцатого и восемнадцатым веком.

Том окинул взглядом маски. Улыбающийся мандарин прищурился, аккуратно подстриженная бородка и усы прикрывают подбородок с ямочкой. Японский юноша явно чем-то встревожен, лоб в мелких морщинках, волосы редкие.

— Надеюсь, вы не станете возражать, дорогая, если мы пообедаем в кухне? — обратился Ренуик к Дженнифер. — В столовой еще не прибрано, все вверх дном, словно после авианалета.

Он провел Тома и Дженнифер в просторную кухню с полом, выложенным из камня, в центре стоял грубо сколоченный стол, накрытый на три персоны. Справа виднелись за стекленные двери, выходившие в сад, створки приоткрыты, и в кухню врывался сладкий аромат жимолости, кусты которой обрамляли забор. Мебель сделана из вишневого дерева с гранитным напылением сверху, по стенам тянулись шкафчики и полки. Внизу находилась огромная газовая плита — целое сооружение из железа с разными кнопками, дисками и трубами. Рядом с плитой — глубокая раковина, в ней уже громоздилась гора тарелок и сковородок.

Ренуик сел во главе стола, Том и Дженнифер — друг против друга. Том сердито косился на Дженнифер. Он догадывался: это вмешательство в его личную жизнь не случайность. Придумано и спланировано оно заранее, с целью дать понять, как далеко они могут зайти — и зайдут, не остановятся ни перед чем, чтобы получить то, что им нужно.

— Если бы заранее знал о вашем визите, — извиняющимся тоном сказал Ренуик Дженнифер, — то приготовил бы что-нибудь эдакое, особенное.

— Не беспокойтесь. Все замечательно, — улыбнулась она. Дженнифер была в плотно облегающем черном жакете и белой блузке. Длинные ноги скрывали просторные брюки из черного шелка, края ткани колыхались над узкими лодыжками. Том заметил, что когда она говорит, то немного морщит носик в такт движениям губ, что делало ее похожей на маленького кролика.

Эта мысль вдруг вызвала у него невольную улыбку, и он еще больше рассердился, на сей раз — уже на себя самого.

Глава 29

 Сделать закладку на этом месте книги

22.09

Через несколько часов они поднялись из-за стола и направились в гостиную пить кофе. Дженнифер немного раскраснелась от вина и жара, исходившего от плиты. Ренуик разлил кофе по чашкам и опустился на диван, благожелательно улыбаясь. Дженнифер села рядом с ним, напротив Кирка.

— Итак, Дженнифер, — промолвил Ренуик, — Боб намекал, что я могу вам помочь. Все это между нами, разумеется.

Она благодарно кивнула и поставила чашку на столик. Она ограничилась одним бокалом вина в предвкушении этого момента, и хотя во время трапезы говорила с Ренуиком почти исключительно о еде, постоянно ощущала на себе сердитый взгляд Тома.

— Агент Корбетт, то есть Боб, сказал, что вы единственный человек, с которым всерьез можно побеседовать о состоянии дел в нумизматике в Европе. — Теперь голос ее звучал сухо и деловито.

— Вот как? Прямо так и сказал? Что ж, очень мило с его стороны. Должен признаться, это действительно область, в которой я неплохо разбираюсь. Кстати, благодаря ей мы с ним и познакомились несколько лет назад, когда он расследовал одно дело. Относительно недавно я увлекся и другими областями, но один из моих клиентов — фанат нумизматики, и приходится быть в курсе.

Дженнифер явно колебалась. Необходимо соблюдать особую деликатность. С одной стороны, ей хотелось верить в особое чутье и компетентность хозяина дома, с другой — она помнила предупреждение Корбетта о том, что Ренуика, как лицо сугубо гражданское, не следует посвящать во все детали кражи. И в то же время предоставлялась прекрасная возможность надавить на Кирка, показать ему, что им многое известно, а затем посмотреть, как он станет реагировать. Шанс нельзя упускать. Дженнифер взяла сумочку, расстегнула «молнию» на внутреннем кармашке, достала прозрачный пластиковый пакетик с золотой монетой и протянула Ренуику.

— Господи Боже! — ахнул тот и выронил монету из дрожащей руки. Она со звоном упала на пол и куда-то закатилась. Ренуик извинился перед Дженнифер, опустился на четвереньки и извлек монету из-под кресла. — Прошу прощения, сам не знаю, что на меня нашло, — пробормотал он.

Дженнифер улыбнулась и поймала на себе взгляд Тома. Тот даже не шевельнулся и смотрел на нее с нескрываемым любопытством.

— Пустяки. Ничего страшного.

— Настоящий шок, — продолжал бормотать Ренуик. Монета благополучно перекочевала в его ладонь, и он вновь уселся на диван. — Прежде мне никогда не доводилось ее видеть.

— Немногим доводилось, — ободряюще заметила Дженнифер.

— Видеть что? — спросил Том, сосредоточенно морща лоб и пытаясь разглядеть, что у Ренуика в руке.

— «Двойного орла» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска. Феноменально редкая монета, — пояснил Ренуик и протянул ее Тому.

— Монета достоинством в двадцать долларов, — промолвил тот, вертя ее в руке. — Золотая. И что, она действительно очень ценная? — Он подбросил монету в воздух, поймал и положил на диванчик, обитый синим шелком.

Дженнифер насмешливо фыркнула.

— Как тебе сказать. Всего каких-то восемь миллионов долларов, — с благоговением произнес Ренуик.

— Бог ты мой!

Том подался вперед и, взяв монету, принялся рассматривать ее с самым почтительным видом. Дженнифер нахмурилась. Или Том — выдающийся актер, или… Ее размышления прервал Ренуик:

— У моего клиента имеется такая. Недавно приобрел на аукционе. Я, разумеется, ее ни разу не видел. Хранит ее в сейфе, где-то в Париже. Сначала я даже подумал, что это его монета…

— Если вашим клиентом является Дариус Ван Симсон, то официально это так и есть.

— А неофициально? — Он вопросительно взглянул на нее поверх ободка кофейной чашки.

— А неофициально в министерстве финансов США хранилось еще несколько таких монет. Только потом они… куда-то затерялись. — Дженнифер не сводила глаз с Тома и снова удивилась его реакции. На лице Тома возникло выражение, какое можно видеть у людей, которых вдруг, что называется, осенило. Момент истины, озарения, все фрагменты головоломки сошлись. Будто он только что сообразил, о чем идет речь.

— Затерялись? — Ренуик снял очки и вымученно улыбнулся. — Но где и когда их видели в последний раз?

— Вот эту нашли в Париже. Мы полагаем, что и остальные находятся в Европе.

— Понимаю… — Ренуик потер подбородок. — А знаете, Ван Симсон придет просто в ярость, узнав об этом.

— Думаю, мы сумеем договориться, чтобы он не узнал, — резко заметила Дженнифер. — Или же если узнает, так только от меня. Кстати, у меня с ним назначена встреча.

— Завтра днем.

— Девочка моя дорогая, лично я буду нем как рыба. Но мир искусства очень тесен. Не верите, спросите у Томаса. Ван Симсон обожает первенство во всем и готов выложить немалые деньги, чтобы первым завладеть информацией. И если сейчас не знает, то выяснит очень скоро, смею вас уверить. И еще один момент. Когда вы платите восемь миллионов долларов за монету, которая считается уникальной и единственной, то, полагаю, он не слишком хорошо среагирует на человека, достающего «орла» из сумочки, точно это кружок конфетти.

— Вы близко знакомы? — спросил Том.

— Ну, не слишком. Я же говорил, он мой клиент. Я ищу для него редкие монеты, добываю кое-какую живопись, в основном современную. Вот, собственно, и все.

— Мне необходимо знать следующее, — проговорила Дженнифер, стремясь вернуть беседу в нужное ей русло. — Кто из потенциальных покупателей может находиться здесь, в Европе. Кто способен заплатить заданный раритет.

Том с любопытством уставился на Ренуика — похоже, он ждал от него ответа с тем же интересом, что и Дженнифер. Ренуик втянул щеки.

— Так сразу и не скажешь. Лучший способ узнать — побывать на крупном нумизматическом аукционе, посмотреть, кто выкладывал самые большие суммы за лоты на протяжении последних лет. Ну и потом уже заняться этими людьми вплотную.

— А как бы вы продали такую монету, если бы знали… что она, допустим, краденая? — спросила Дженнифер.

— Краденая? — воскликнул Ренуик. — Гм… Ну, обычно предметы подобного уровня крадут, заранее договорившись с покупателем. На заказ. Не такая это вещь, чтобы ее можно было выставить в открытую продажу.

Дженнифер вспомнила свои размышления в самолете на пути в Лондон. Если эта монета оказалась в конце концов в руках ФБР, значит, похищение прошло не совсем так, как хотелось бы тем, кто его спланировал. Вероятно, именно это все и объясняет.

— Ну а если у вас нет покупателя? Как действовать тогда?

Ренуик покачал головой:

— Это вряд ли. Но даже если и так, тогда, наверное, похитителю следует найти посредника. Человека, который взял бы монету, а затем попытался продать ее сам, через свою сеть.

— Посредник?

Дженнифер задумчиво кивнула. Да, пожалуй. Раньери, вот кто был посредником. Видимо, потому и погиб. По какой-то причине покупателя не нашлось, и тогда на помощь призвали Раньери. Но кто?

— Или же через офсайд? — предположил Том.

— Да, наверное, тоже возможно, — протянул Ренуик и потер подбородок. — Возможно, но очень рискованно. Особенно в наши дни.

— Офсайд? — Дженнифер вопросительно смотрела на мужчин. — Что это?

— Тоже своего рода аукцион, но подпольный, аналог черного рынка, — пояснил Томас.

Дженнифер отметила, что его голос звучит напряженно, и обрадовалась. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Ей это на руку.

— Что сие означает?

За Томаса ответил Ренуик:

— У каждого крупного художника имеется каталог raisonne.[7] Его составляют эксперты, в нем демонстрируются снимки и приводятся описания каждой работы данного мастера, а также список законных владельцев его произведений. Что делает любой уважающий себя владелец галереи или аукционист, когда его просят взять на продажу некое произведение искусства? Первым делом просматривает каталоги, пытается выяснить происхождение данного предмета. Второй этап — сверки с регистром пропавших произведений искусства — таковой имеется в Лондоне, и в нем приводятся записи о каждом известном случае кражи того или иного произведения искусства. И при использовании обеих этих систем открытая продажа краденых предметов становится практически невозможной.

Томас продолжил:

— Альтернативой является офсайд. Иными словами, возможность провести не публичный, а закрытый аукцион. У торговцев всегда существует список тщательно отобранных потенциальных покупателей, которым буквально в последнюю минуту сообщают, что и где происходит. Раньше это практиковалось широко; теперь, конечно, меньше. Копы значительно поумнели.

Дженнифер обратилась к Ренуику:

— А если прошерстить потенциальных и наиболее вероятных покупателей, как на открытых, так и на закрытых аукционах?

— Да, конечно. С удовольствием помогу. Вам когда нужна информация? — Дженнифер робко и просительно улыбнулась. — Прямо сейчас? — удивился Ренуик.

— Я все еще живу по американскому времени, — извиняющимся тоном промолвила она. — Ведь сейчас лишь… — Она взглянула на наручные часы. — У нас всего пять тридцать утра. Если бы вы начали выяснять прямо сегодня, была бы вам очень признательна. Расписание на этой неделе у меня плотное.

— Разумеется, если вам необходимо. Я и сам принадлежу к разряду сов. Так что буду рад просидеть за этим делом хоть всю ночь.

— А мне в таком случае позвольте откланяться, — зевая, произнес Том. — Завтра рано вставать — дела, знаете ли. Приходит еще одно поступление. К тому же вы двое прекрасно справитесь и без меня.

Ренуик вызвал Тому такси по телефону. Машина прибыла через пять минут. Ренуик поднялся и пошел проводить гостя до двери. Дженнифер двинулась следом.

— Всего хорошего, агент Брауни, — сказал Том. — От души надеюсь, что вы найдете монеты.

— Не беспокойтесь, найдем, — натянуто улыбнулась она. — Кто бы их ни свистнул.

Ренуик проводил Тома до автомобиля.

— Пока, Том. Смотри не пропадай.

— Ни за что. Обещаю.

Мужчины обнялись.

— А кстати, она шикарная девчонка, верно? — прошептал Ренуик. — Заводная, полная огня. Красавица. Может, тебе за ней приударить?

— Приударить? Нет уж, спасибо, она не в моем вкусе, — со смехом отозвался Том. — Кстати, она с тобой хотела встретиться. Ты у нас эксперт по монетам.

Том еще раз пожал руку Ренуику и сел в такси. Махнув ему на прощание, Ренуик закрыл дверь, обернувшись, увидел Дженнифер.

— Итак, приступим к делу. Вы можете посидеть в гостиной, чего-нибудь выпить. А я поднимусь наверх и просмотрю кое-какие файлы. Это займет не более часа.

— Прекрасно.

Ренуик ушел в кабинет, уставленный книгами, выдвинул из-за большого стола кожаное кресло и тяжело опустился в него. Он сидел так несколько минут, размышляя, затем придвинул к себе телефон, поднял трубку и набрал номер.

— Да?

— Это я.

— В чем дело?

Ренуик откинулся на спинку кресла, положил ноги на стол.

— Никогда не догадаешься, кто сейчас сидит у меня внизу, в гостиной.

Глава 30

 Сделать закладку на этом месте книги

20.40

— Вы нашли портвейн?

В дверях гостиной возник Ренуик. Дженнифер нехотя оторвала взгляд от старой картины маслом, которую рассматривала.

— Нет, спасибо, предпочитаю воду. — Она приподняла зажатый в руке бокал.

— Очень разумно. Давайте пойдем в кухню? Там есть где развернуться. — Ренуик кивком указал на большую синюю папку, которую держал под мышкой.

Дженнифер проследовала за ним в кухню, помогла расчистить место на большом столе. Она собирала и складывала в раковину тарелки и бокалы, эхом разносилось постукивание дорогого фарфора, легкое позвякивание хрусталя.

— Да оставьте вы все это, дорогая, — произнес Ренуик, увидев, что она начала мыть сложенные в раковину тарелки. — Утром придет домработница, все уберет и перемоет. Почему бы вам не присесть вот здесь? А я возьму стул и присяду рядышком. — Он показал на стул по левую сторону стола, сам взял второй и придвинул к нему. Дженнифер села.

— Что это? — спросила она, когда Ренуик стал выкладывать содержимое папки


убрать рекламу






на деревянную, грубо отесанную поверхность стола.

— Газетные вырезки, деловые письма, отчеты о продажах. Все имеет отношение к европейскому рынку монет и медалей. Есть одна компания, она собирает для меня материалы. Не только по монетам, но и иным интересующим меня направлениям. Это помогает идти в ногу со временем. Короче, среди всего этого хлама мы непременно должны отыскать нужные вам сведения. Составим список фамилий и компаний, заслуживающих вашего внимания.

— Я очень благодарна вам за помощь. Тем более в столь поздний час и…

Ренуик расцвел в улыбке.

— Для меня это только в радость, дорогая. Истинная правда. Вам не жарко?

Он приблизился к застекленным дверям, выходившим в сад, и распахнул их. В комнату ворвался свежий ветерок.

— Надеюсь, вы ничего не имеете против, что Томас тоже был здесь? — спросил Ренуик.

— Нет, конечно, нет! — поспешно ответила Дженнифер, стараясь не выдать своих чувств.

— Боб сказал, что вы пробудете в городе несколько дней. А я уже пригласил Томаса на обед на прошлой неделе. Ну и он заверил, что вы не будете против. А потом я вдруг подумал, что и Томас может быть полезен в ваших изысканиях. Не слишком самонадеянно с моей стороны?

— Разумеется, нет. Хотя следует признать, я заинтригована. Чем зарабатывает себе на жизнь мистер Кирк, раз вы считаете, что он может быть полезен?

— А, это! — Ренуик расхохотался. — Ну, знаете ли, многие люди задают себе аналогичный вопрос. Исходя из того, что он мне рассказывает — то есть почти ничего, — можно сделать вывод, что наш Том занимается антиквариатом. Покупает, продает. Всегда питал к этому делу пристрастие, чуть ли не с детских лет. Полагаю, унаследовал любовь к старинным вещицам от родителей. Бизнес он изучил вдоль и поперек. Поэтому я и подумал, что он поможет.

— Вы давно знаете Тома?

— Да. Сначала познакомился с Чарлзом, его отцом, когда тот переехал в Женеву. А Томас часто приезжал к нему на каникулы.

— Он жил не дома? — Дженнифер знала ответ на вопрос, но не хотела, чтобы Ренуик догадался, что в ЦРУ на Томаса Кирка имеется досье в дюйм толщиной.

— Нет. Его мать, Ребекка, погибла в автокатастрофе, когда Тому было тринадцать. Выяснилось, что мальчик тогда сидел за рулем.

— О… — Дженнифер кивнула с понимающим видом.

Отец иногда сажал Дженнифер себе на колени и позволял вести машину, но на короткое расстояние — от дома до пересечения с главной дорогой. В случае с Томом подобная игра закончилась трагично.

— Чарлз очень болезненно воспринял все это. Если хотите знать, так никогда и не оправился. Томаса отослали жить к дедушке с бабушкой по материнской линии. Думаю, Чарлзу было трудно выносить присутствие сына.

— Да, видимо, это сильно на него повлияло. Потерять мать, затем быть отвергнутым отцом.

— Он даже сейчас не говорит о своем детстве. Лишь однажды рассказал мне историю, я хорошо ее запомнил. Он учился в школе и в один прекрасный день увидел, как двое мальчишек сперли кошелек, принадлежавший учительнице. Том не стал их выдавать, что и понятно. Ведь он пробыл в этой школе всего несколько месяцев. Новичок — в новой школе, в чужой стране, — он не хотел привлекать к себе внимание. Ну и каким-то образом те мальчишки узнали, что Том стал свидетелем их преступления, и решили подсунуть кошелек к нему в шкафчик, а потом донесли на него учительнице. Она прилюдно открыла шкафчик, прямо перед всем классом, а там лежит ее кошелек. Представляете? Его терзали и допрашивали несколько недель, и хотя парень клялся, что он тут ни причем, никто не верил. И меньше всех — Чарлз. Не поверил, даже когда те же самые мальчишки попались на краже в универсаме, — полиция нашла в их комнате много краденых вещей. В глазах отца Томас всегда был виновен. Я не уверен, что он простил ему это.

— Неудивительно, — заметила Дженнифер, приподняв брови. Какая ирония крылась в том, что однажды ложно обвиненный в воровстве Томас Кирк стал в конце концов профессиональным вором.

— Впрочем, все это случилось давно, — сказал Ренуик. — Ладно. Давайте посмотрим, что у нас есть. — Он разделил содержимое папки на две приблизительно одинаковые кучки. — Вы будете просматривать вот эту, я займусь другой.

Следующие минут сорок пять они прилежно просматривали бумаги; тишина нарушалась лишь шорохом страниц да скрипением авторучек — каждый делал пометки в блокноте. Изредка Дженнифер задавала Ренуику вопрос, тот отвечал или показывал ей что-нибудь в своих бумагах. Он оказался прав. Рынок совсем небольшой, одни и те же фамилии и лица; в основном частные, они встречались по нескольку раз. Дженнифер вела подсчет, ставила галочку против уже имеющейся в списке фамилии. Ван Симсон набрал уже двенадцать, вдвое больше своего ближайшего конкурента. Изредка косясь в блокнот Ренуика, Дженнифер видела, что и у него примерно те же результаты.

Вдруг ее авторучка замерла на середине слова.

— Что? — пробормотал Ренуик.

— Шум. Вы слышали? Вроде бы из сада.

— А, это, — улыбнулся он. — Наверное, соседская кошка работает над сокращением популяции местных мышей.

Дженнифер кивнула, посмотрела в окно и вновь вернулась к бумагам. Вскоре она подняла голову и произнесла:

— Никакая это не кошка. Более крупное существо. Причем не одно.

— Вы уверены? — Ренуик поднялся из-за стола, на лице застыло озабоченное выражение.

— Выключайте свет, быстро! — велела Дженнифер.

Ренуик, сосредоточенно морща лоб, рванулся к выключателю на стене и щелкнул им. Дженнифер осторожно приблизилась к окну, выглянула в сад, но резко отпрянула и вжалась в стену.

— Мужчины, двое, — прошептала она. — Пробираются к дому.

— Какого черта им здесь надобно? — удивился Ренуик. В его голосе звучал страх.

— Понятия не имею. Но, думаю, надо выяснить, и как можно быстрее. Давайте вызовем полицию.

— А как же мои картины?

— Они ведь у вас застрахованы, верно? Так оставьте их. Уж больно деловой вид у этих ребят.

Они на цыпочках покинули кухню и приблизились ко входной двери. Дженнифер отперла замок, задвижку и приоткрыла ее.

— Только помните… — начала она.

— Осторожно! — крикнул Ренуик.

Дженнифер инстинктивно заслонила лицо обеими руками, и удар кулаком пришелся по касательной, в локоть. Судя по тому, как молниеносно он последовал, можно было сделать вывод, что нападавший притаился прямо у двери, ожидая, когда ее откроют. Дженнифер сразу поняла: те двое, что шастали по саду, специально подослали своего сообщника сюда, чтобы не дать им с Ренуиком выйти из дома.

Она лишь успела заметить, что нападавшим был белый — низенький плотный мужчина. Он уже занес руку для следующего удара, но Дженнифер мгновенным движением успела захлопнуть дверь. Костяшки кулака грохнули по отполированной деревянной панели, мужчина взвыл от боли. Она воспользовалась моментом, распахнула дверь, резко ударила незнакомца по горлу ребром ладони и одновременно — коленкой в пах. Парень со стоном рухнул на колени, лицо побагровело, он кашлял, давился и задыхался, судорожно пытаясь набрать воздух широко разинутым ртом.

— Сука… — хрипло выдавил он.

Дженнифер развернулась и увидела двух мужчин. Они прошли через сад в дом и теперь стояли в холле. Тот, что слева, прижимал ствол пистолета к виску Ренуика. Тоже белые, как и коротышка, которому Дженнифер врезала, руки темные от густых черных волосков и витиеватых татуировок. Одеты одинаково: джинсы, блестящие черные куртки из кожзаменителя и ярко-белые спортивные футболки.

— Попробуй только дернись, и дедушке кранты. Усекла?

Ренуик смотрел ей в лицо. И стоял, замерев и склонив голову набок, казалось, что под давлением дула, прижимаемого к виску. Он был до смерти напуган.

— Ладно, хорошо. — Дженнифер подняла руки. — Берите что хотите.

Вперед шагнул тот парень, что справа. Губы тонкие и какие-то темно-пурпурные, словно от плохой циркуляции крови, правое ухо проколото в трех местах, и оттуда торчат блестящие побрякушки, нос кривой, перебит, как у боксера.

— Да уж, свое возьмем, лапочка, ты за нас не волнуйся.

— А ну пошли вон из моего дома, сволочи! — вдруг крикнул Ренуик. Его глаза горели праведным гневом. — Знаю, кто вас послал. Можете передать ему, что…

Второй парень выхватил из-за пояса пистолет, резко развернулся, прицелился и выстрелил в грудь Ренуику.

— Гарри! — отчаянно воскликнула Дженнифер, но Ренуик уже рухнул на каменный пол, язык вывалился у него изо рта.

В этот момент наконец очнулся парень, которого она сшибла с ног. Медленно поднялся, подошел к ней сзади, все еще постанывая и сжимая в руке толстый медный кастет.

— Сука гребаная! — злобно прорычал он, широко размахнулся и ударил Дженнифер по затылку.

Она увидела, как пол из мраморных плит надвигается на нее с бешеной скоростью, и потеряла сознание прежде, чем упасть.

Глава 31

 Сделать закладку на этом месте книги

Кларкенуэлл, Лондон

27 июля, 5.30

Солнце недавно встало, улица была пуста, если не считать двух серых голубей, гоняющихся друг за другом по тротуару, когда подъехал первый фургон. Водитель выпрыгнул из кабины, надел черный шлем и дважды постучал по борту кузова. Бесшумно отдвинулась боковая дверца на хорошо смазанных роликах, и из фургона выпрыгнули семеро мужчин. Руки в перчатках сжимали пистолеты-автоматы «хеклер-и-кох». Ни один не проронил ни слова. Все одеты одинаково: штаны с многочисленными карманами заправлены в высокие ботинки, длинные шнурки зашнурованы крест-накрест и несколько раз обвязаны вокруг голени, концы болтаются сзади. На левой штанине у каждого прикреплен с помощью липучки самозарядный «глок», с брючных ремней свисают наручники, запасные обоймы и баллончики со слезоточивым газом; а от толстых черных пуленепробиваемых бронежилетов грудь у каждого выглядит неестественно широкой.

Появился второй фургон, из него вышли еще шестеро в шлемах и специальных защитных очках. Дверца кабины распахнулась, показался высокий мужчина в штатском, плечи округлые, запястья рук неестественно тонкие. Он шагнул с пассажирского сиденья на мостовую. Неспешно осмотрел улицу и вооруженных мужчин, которые стояли, вжавшись спинами в борта фургонов, и удовлетворенно кивнул. Настал и его звездный час.

— Дэниелс, — процедил сквозь зубы сержант Кларк.

От группы бойцов отделился мужчина, подошел ко второму фургону. Знак на рукаве свидетельствовал о принадлежности к элитному подразделению сил быстрого реагирования городской полиции — «SO 19».

— Этот человек, вероятно, вооружен. И очень опасен. Вы должны войти, и если придется убить его, убейте. Пристрелите как собаку. Но помните: арест я хочу произвести лично. Это моя прерогатива, не ваша.

Майк Дэниелс скроил гримасу.

— Это уж наша головная боль, кого пристрелить, а кого нет. А ваша забота — оформить все бумаги и не путаться у нас под ногами. — Дэниелс круто развернулся и подошел к своим бойцам; те плотно окружили его.

Кларк был в бешенстве. Одна радость, что никто не слышал их разговора с Дэниелсом.

Дэниелс отдал последние распоряжения, взглянул на Кларка и кивнул. Двое бойцов заняли позицию напротив здания, укрывшись за капотом фургона. Остальные двенадцать быстрым бесшумным шагом двинулись к входу в магазин.

— Хорошо, — сказал Дэниелс, когда они сбились плотной группой под одним из больших окон. — Расклад обычный. Вы, пятеро, вместе со мной на верхний этаж, туда, где жилые помещения. Вы, четверо, обеспечиваете безопасность на первом этаже и складе. Вы, двое, к черному ходу. Он нас не ждет, так что должно обойтись без осложнений. Но предпринять что-либо может, так что держать ухо востро. Смит, давай дверь! Пошли, пошли! Вперед!

Глава 32

 Сделать закладку на этом месте книги

5.35

Том соскочил с постели в тот момент, как сработала сигнализация. Он сам налаживал систему; стоявший у изножья кровати монитор компьютера вдруг зажегся и показал нижний этаж здания. Одновременно мигающий красный сектор указывал на место, где систему сигнализации привели в действие. На первом этаже находился посторонний. Подозрения Тома подтвердили и звуки: снизу донесся звук какого-то разбившегося предмета — видимо, хрупкого.

Том схватил валявшиеся на полу рубашку и джинсы, натянул на себя, затем не без труда сунул ноги в нерасшнурованные кроссовки. Теперь он слышал, как они поднимаются к нему по лестнице, обувь на мягком резиновом ходу поскрипывала на ступенях, хлопали двери, возгласы «чисто» и «сюда» доносились все громче, по мере того как неизвестные пробирались через офисные помещения.

Дверь с грохотом распахнулась, и шесть фигур в черном ворвались в комнату.

— Полиция! Не двигаться! Мы вооружены!

Том послушно поднял руки. С такими крутыми ребятами не поспоришь.

— Том Кирк? — спросил Дэниелс.

Том мрачно кивнул в ответ.

— Ну конечно, это Том гребаный Кирк, кто ж еще, — злобно выдохнул Кларк.

Он появился в дверях, тяжело дыша, лицо раскраснелось после подъема по крутой лестнице, галстук съехал набок. Вооруженные мужчины расступились и пропустили Кларка в комнату, по-прежнему держа Тома на мушке.

— Том Кирк, — проговорил Кларк. — Вы арестованы за убийство Генри Джулиуса Ренуика. — Глаза у Тома изумленно расширились. — Вы имеете право хранить молчание, но лично я не советую. Поскольку позже это повредит вашей защите в суде. Если только посмеете утаить при допросе хоть что-нибудь.

Кларк приблизился к Тому, теперь их лица разделяли несколько дюймов.

— Все, что вы скажете, может быть использовано против вас. — Тонкие губы растянулись в улыбке. — Я знал, рано или поздно ты попадешься, ублюдок несчастный.

Том был потрясен. Он ничего не понимал. Дядя Гарри? Убит? Он убил Гарри? Нет, это просто смешно. Безумие, какая-то ошибка. Слишком ужасно, чтобы поверить. И он не верил. Отказывался верить.

— Даже ты понимаешь, Кларк, что все это чушь собачья. Я, конечно, не без греха, но не убийца. Гарри Ренуик и я, мы были… семьей.

— У типов вроде тебя никакой семьи нет и быть не может.

— Я видел Гарри вчера вечером. Он пригласил меня на обед. Меня и еще одну свою приятельницу. Когда я уходил, он был жив. Да вы спросите ее!

— Неужели? — насмешливо протянул Кларк. Он зашел к Тому со спины. — Странно. Почему же тогда стол накрыли на двоих?

— На двоих? Нет, это какая-то ошибка!

— Никакой ошибки, Кирк. И ты прекрасно знаешь. Попробуй догадаться с трех раз: чьи отпечатки мы нашли по всему дому? Правильно. Твои. Твои и Ренуика. И никого больше там не было.

Том чувствовал на затылке жаркое дыхание Кларка. Тот полез в карман и извлек наручники.

— Долго я ждал. И поверь, оно того стоило. Стоило ждать, чтобы увидеть это выражение на твоей физиономии, — злобно прошипел Кларк.

Том сознавал, что уйти будет трудно. Численное преимущество на стороне противника, к тому же вооружены парни до зубов. Но стол, накрытый на двоих? Лишь его отпечатки в доме? Самая настоящая подстава, старо как мир. И кто-то хорошо потрудился, чтобы все организовать. Кларк, разумеется, клюнул на приманку. Чутье, выработанное и отточенное Томом за долгие годы, каждая клеточка тела твердили, что надо сматываться отсюда поскорее. Если бежать, то сейчас.

Кларк схватил его за запястье и начал выворачивать руку за спину, чтобы надеть наручники. Том не стал сопротивляться, напротив, расслабился, поддался железной хватке Кларка. Тот же рассчитывал на сопротивление, а потому на миг потерял равновесие. Том выдернул руку, резко развернулся к Кларку лицом, схватил его за руку и рывком притянул к себе.

Вооруженные полицейские, явно не ожидавшие от него такой прыти, дружно отступили на шаг и вскинули стволы. Том укрылся за спиной Кларка и изо всей силы выкручивал ему руку, так, что тот вскрикнул от боли.

— Не двигаться. Да он мне сейчас больную руку сломает!

— Он у меня на мушке, сэр, — сказал один из бойцов Дэниелсу и прицелился чуть правее головы Кларка.

— Ты сдурел? — взвизгнул Кларк. — Ты же меня сейчас пристрелишь, недоумок поганый!

Дэниелс опустил ствол оружия, сделал знак своим подчиненным последовать его примеру. Он сверлил взглядом Тома Кирка.

— Послушайте, не дурите, Кирк. Ваш дом окружен. Сдавайтесь. Нам все эти осложнения со стрельбой ни к чему. Не дай Бог, кто пострадает.

— Никто не пострадает, если вы уйдете, — произнес Том. А затем, пятясь, пошел по комнате до туалета, толкнул каблуком дверь, втянул за собой Кларка и запер ее. Пинком заставил Кларка встать на колени, затем приковал его наручниками к сточной трубе унитаза. Теперь Кларк и шевельнуться не мог. Его лицо побелело от страха и ярости.

— Ты грязный ублюдок, Кирк, — пробормотал он сдавленно и утробно. — Ты, считай, покойник. Сам лично прикончу тебя, тварь. Слышал?

Том открыл маленькое окошко, высунулся, осмотрелся. Оно выходило в узкий безлюдный проход между домами; внизу, футах в пятидесяти, тянулась полоска асфальта, загаженного голубями. В дверь застучали.

— Открывай, Кирк! Считаю до десяти, и мы идем на штурм! — Дэниелс начал отсчет: — Один… два…

Том вспрыгнул на подоконник.

— Три… четыре… пять…

Перед тем как выбраться наружу и спуститься по водосточной трубе, Том протянул руку и слил воду в бачке.

Через несколько секунд дверь туалета разлетелась в щепки и в тесное помещение ворвались трое с пистолетами наготове во главе с Дэниелсом. Увидев, что Кирка нет, Дэниелс бросился к окошку, выглянул наружу. Рядом тянулась по наружной стене водосточная труба. В узеньком проходе внизу — никого.

— Ушел через окно. Все на улицу, живо! Мы должны блокировать район!

Мужчины послушно бросились к лестнице. Дэниелс тоже собрался уходить, как вдруг услышал доносившийся из-за разбитой двери кашель и какой-то невнятный шум, похожий на журчание. Он резко распахнул дверь и заметил затылок Кларка. Волосы и плечи мокрые, весь трясется.

— Дэниелс? Вы, что ли? Освободите же меня, черт вас побери! — взвыл Кларк. Вода в унитазе все еще бурлила — в нескольких дюймах от его носа.

Дэниелс наклонился к нему и прошептал на ухо:

— Отличная операция, Кларк.

Глава 33

 Сделать закладку на этом месте книги

5.45

Переехав в этот дом, Том проработал все возможные маршруты отхода. Он был верен старым привычкам. Узкий проход вывел его к лабиринту маленьких улочек и переулков, те, в свою очередь, к реке, которая находилась примерно в миле от дома.

На набережной было безлюдно, проехали лишь старенький фургон да такси, направлявшиеся в сторону Сити и Канэри-Уорф.[8] Это особо ретивые торговцы спешили узнать, какие новости подготовили им на сегодня азиатские рынки и можно ли хоть что-нибудь урвать на европейских. Мимо Тома прошмыгнули несколько бегунов — ранние пташки, они дружно трясли головами в такт музыке, льющейся из портативных МРЗ-плейеров, прикрепленных к поясам.

Том замедлил шаг и начал размышлять над тем, что произошло. Итак, дядя Гарри мертв. Его самого подозревают в убийстве. Почему? Кто мог его так подставить?

— Кирк, — послышался женский голос. — Эй, Кирк, сюда!

Он поднял голову и увидел Дженнифер, махнувшую рукой из черного кеба.

Том остановился и подозрительно уставился на нее. Сначала на Пиккадилли-серкус, затем — в доме у Гарри, и вот теперь — здесь. Настойчивая девушка, мягко говоря.

— Да садитесь же! — прикрикнула она. — Они уже почти перекрыли весь район. Вам надо убираться из Лондона, причем срочно. Я вам помогу.

Том по-прежнему не двигался с места. Он знал: подобного рода услуги бесплатными не бывают.

— Да послушайте же, — не унималась она. Вышла из машины и стояла на противоположной стороне улицы, стараясь перекричать шум изредка проезжавших машин. — Вас просто подставили. Я знаю, вы не убивали Генри. И могу это доказать. Садитесь в машину, я вам все объясню.

Что бы ни подозревал Том об истинных намерениях и мотивах Дженнифер, одно было ясно: торчать вот так, открыто, на улице очень рискованно. Приближающийся звук сирены послужил последним и самым убедительным аргументом. Он перебежал через дорогу и нырнул в кеб. Дженнифер села в машину следом и захлопнула дверцу.

— Вы в порядке? — запыхавшись, спросила она и пересела на сиденье напротив.

Том не ответил, лишь выразительно покосился на водителя, сидевшего впереди, за пластиковой перегородкой.

— Это Макс. Вы с ним вчера встречались. Не беспокойтесь, он один из наших. И такси выбрано для маскировки.

Макс подмигнул ему в боковом зеркальце, и Томас узнал одного из парней, которые вчера осуществляли сопровождение Дженнифер. Молодой мужчина с квадратной челюстью, светлыми, коротко подстриженными волосами и широченными плечищами, как ни старался, менее всего походил на водителя лондонского кеба. Кстати, и сам кеб оказался не простым. Стекла пуленепробиваемые, металлические детали, в том числе и двери, судя по глухому чавкающему звуку, с каким они закрылись, сработаны из армированной стали, а во внутренней отделке присутствует пробковая прокладка для звукоизоляции. Самое незаметное на неискушенный взгляд усовершенствование касалось двигателя — обычный дизельный заменен мощно ревущим восьмицилиндровым мотором. Иначе такую тяжелую машину с места не стронуть.

— Ничего, — ответил Том. От его внимания не укрылась сумка Дженнифер. Она лежала на полу рядом с ее сиденьем, молния не застегнута до конца, и видна сложенная одежда. — Почему вы здесь? Что вообще происходит?

Впервые за время их знакомства Дженнифер выглядела удрученной. Глаза грустные.

— Мне страшно жаль, что так случилось с Гарри. Не следовало вовлекать его в это дело.

— Позже будете сокрушаться. Лучше расскажите, что случилось.

Она медлила с ответом, потом заговорила:

— Минут через сорок пять после вашего ухода в дом ворвались трое мужчин, напали на нас. И застрелили его. Застрелили прямо у меня на глазах.

— Застрелили? Ну а вы-то как спаслись? Как получилось, что он мертв, а вы… — подозрительно спросил Том.

— Сама не понимаю. Я старалась помочь ему. Пыталась бороться с незнакомцами. Но силы были неравны. Их трое, все вооружены до зубов. Они сбили меня с ног, а когда я очнулась, Гарри уже не было. Нигде ничего, лишь кровь на полу в холле. Я почувствовала запах горелого, и следы крови привели меня в подвал. Они его подожгли. Застрелили, притащили в подвал и подожгли.

— Черт! — Том прикусил нижнюю губу. Он живо представил страшную картину: обгорелое, скорчившееся тело Ренуика — и содрогнулся. Том отогнал жуткое видение. Гарри больше нет.

Гарри, который всегда был рядом, который был ему как отец; да что там говорить, он сделал для Тома больше, чем родной отец. Скорбь накатила на него удушливой волной, он задыхался, перед глазами все плыло. Том был не в силах справиться с охватившими его печалью и гневом. Но нет, плакать он не станет, особенно перед Дженнифер. Ни перед кем никогда не заплачет.

— Вскоре я позвонила Максу, и он за мной приехал. Вызвал полицию уже после того, как мы оттуда ушли.

Такси миновало мост через реку, и теперь они двигались по противоположной стороне набережной, мимо бетонной громады банка «Саут», стальной паутины знаменитого колеса обозрения «Миллениум». Неподвижные спицы гигантского колеса сверкали в лучах восходящего солнца.

— Как вы догадались, где меня искать?

— Несколько дней за вами ходят наши люди. Прошлой ночью тоже следили — на тот случай, если вы вдруг надумаете удрать. Или сделать какой-то ход, связанный с монетой. К счастью, один из них видел, как вы выпрыгнули из окна.

— А где монета? — сдавленно спросил Том.

— Исчезла, — мрачно изрекла Дженнифер, отвернулась и стала смотреть в окно. А потом добавила: — Это единственное, что они взяли. За ней они и явились.

— Это были профессионалы?

— Да, похоже.

— Но как они узнали, что она там?

— Существуют два объяснения. Первое: за мной следил и ходил по пятам человек, знавший, что монета у меня. Второе: кто-то их навел. Нам известно, что вы не звонили ни по своему мобильнику, ни из дома, так что это освобождает вас от подозрений.

— Вы считаете, что Гарри…

— Сейчас наши люди анализируют записи его телефонных переговоров. — Дженнифер выдержала паузу, затем заговорила, и в ее голосе слышалось сожаление. — Послушайте, Кирк, прямо не знаю, как сказать… Прошлым вечером мы провели кое-какую проверку по Гарри Ренуику. Выяснилось: богатых родственников у него нет, никакого наследства он не получал.

— К чему вы клоните? — насторожился Том.

— А вы сами подумайте. Картины, огромный прекрасный дом. Откуда у него все это? Может, он стал слишком жаден до денег?..

Том прикусил губу. Он отказывался верить в это. Гарри работал на мафию? Нет, невероятно.

— Люди, убившие Гарри и забравшие монету, сделали так, чтобы подозрение пало на вас. Я заходила в кухню и видела: они убрали мой прибор со стола, оставили ваш и Ренуика. И детективы не стали искать следы губной помады.

— Но зачем им все это?

— Вот и мне тоже хотелось бы знать. — Глаза Дженнифер сверкали, в них сквозила решимость. — Из вас получается идеальный подозреваемый.

Том кивнул, вспоминая события раннего утра.

— Посмотрели бы вы на физиономию Кларка, когда он явился арестовывать меня.

— Кто такой Кларк?

— Коп. Несколько лет пытается меня прищучить. Наверное, подумал: вот он, счастливый случай.

Некоторое время они молчали, Том пытался осмыслить услышанное.

— Вот что я вам скажу, — промолвил он. — У вас есть люди, способные доказать, что Гарри был жив после того, как я покинул его дом. Что всю ночь я пробыл у себя, никуда не выходил, никому не звонил.

— Да.

— Так что вы хотите? Какова цена?

— Вы украли монеты, Кирк? — Дженнифер испытующе заглянула ему в глаза.

Том встретил ее взгляд не мигая, ответил уверенно и твердо:

— Нет. До вчерашнего дня я даже не слышал о них. Лучше бы никогда и не услышал.

Дженнифер кивнула. Том почувствовал, что она борется с неким решением, которое ей совсем не хочется принимать. Они подъехали к Воксхоллу, мимо проплывало массивное здание из бетона и стекла, где находилась штаб-квартира МИ-16.[9]

— Цена такая. Вы поможете мне, а я вам.

— В каком смысле?

Дженнифер откинулась на спинку сиденья и произнесла:

— Эта монета… одна из пяти, похищенных из Форт-Нокса три недели назад.

— Форт-Нокс! — воскликнул Том. — Господи, как они умудрились?

— Теперь это не важно. Главное — другое. Факт, что две недели спустя монета оказалась в Париже. Та самая, которую я показывала вам вчера вечером. И которую затем потеряла. Это дает нам основания полагать, что и остальные монеты находятся где-то в Европе, вероятно, уже проданы какому-нибудь частному коллекционеру. Вопрос заключается в следующем. Если не вы украли, тогда кто?

Томас с сердитым видом отвернулся.

— Я здесь ни причем.

— А Гарри?

— Что Гарри? Он-то какое имеет к этому отношение?

— Вы считаете, ограбление Форт-Нокса и это убийство никак между собой не связаны? Интуиция подсказывает мне: человек, укравший монеты, каким-то образом потерял одну, вскоре узнал, что она у Гарри, вот и подослал к нему преступников, чтобы опять завладеть ею. Помогите мне выяснить, кто за всем этим стоит, а мы поможем вам найти убийц Гарри.

Том долго молчал, раздумывая над предложением.

— Я должна лететь в Париж, — продолжила Дженнифер. — Сегодня днем у меня назначена встреча с Ван Симсоном. Ну и хочу немного осмотреться. Ведь именно там нашли монету. Вы неплохо знаете город, осведомлены, как делаются там такие дела. Предлагаю лететь вместе. Это займет пару дней, не более.

— Вы шутите? — Он с трудом сдержал усмешку.

— Но почему нет?

— Спятили, что ли? Да тут миллион самых разных причин. Полагаете, я доверяю вашим людям? Уже имел несчастье общаться с ними. И снова попадаться на этот крючок не собираюсь.

— Не знаю, что происходило с вами прежде. Да и не хочу знать. Но сделка будет честная, обещаю.

— Нам обоим известно, чего стоят ваши обещания. Ни черта!

— Вы правы. Такие вопросы я решать не уполномочена. Но давайте прилетим в Париж и я переговорю со своим боссом. Если он откажется от сделки, я дам вам уйти. Ну, скажу, что вы от меня ускользнули, что-нибудь придумаю. Это я обещаю твердо.

Они приближались к Чепхэму, многочисленные офисные здания и новостройки набережной уступили место аккуратным особнячкам в викторианском стиле. Дженнифер постучала в перегородку, машина притормозила.

— Вам решать: оставаться здесь и рисковать свободой и жизнью или… — Она распахнула дверцу, сделала знак рукой. — Хочу, чтобы вы знали: правительство США не в том положении, чтоб защищать или поддерживать вашу версию. Да и то правда, какие тут доказательства? Лишь ваше устное, ничем не подтвержденное утверждение, что я тоже присутствовала на том обеде, а когда вы уходили, Гарри был еще жив, и всю ночь вы просидели дома. Кто может это подтвердить? Я, честно говоря, и ломаного гроша не дала бы за ваши шансы.

Неожиданно Том расхохотался.

— Вроде вы обещали мне помочь? Чисто по-дружески. Или я ослышался?

— Никаких друзей я здесь заводить не собираюсь. Речь ид


убрать рекламу






ет о сделке. Вы помогаете мне отыскать монеты и того, кто их взял. Я помогаю вам найти убийц Гарри, утрясти проблемы с вашим приятелем Кларком и сделать ваше досье чистеньким, как первый снег. Вам решать. Мне кажется, сделка очень даже неплохая.

И сколь неприятно было Тому признаваться в этом, но Дженнифер права.

— Ладно. Я лечу в Париж, вы беседуете со своим боссом. Если он не одобрит, сразу исчезаю, даже слова «экстрадиция» вымолвить не успеете. Но учтите, я делаю это для Гарри, не ради вас и вашего ФБР. — Он даже повысил голос, чтобы подчеркнуть последние слова. — А когда мы их найдем, кем бы они ни оказались, не вздумайте встать у меня на пути. Люди, сотворившие такое с Гарри, нужны мне. Я желаю, чтобы они сполна заплатили за все.

Глава 34

 Сделать закладку на этом месте книги

Кент, Англия

8.05

Понадобилось два часа, чтобы добраться до взлетно-посадочной полосы. Черный кеб-такси проделал весь путь не без труда. Покинув город, они долго петляли по узким шоссе и сельским дорогам, причем крыши домов едва виднелись из-за высокой и плотной живой изгороди. Наконец они доехали до маленького аэродрома в укромном уголке графства Кент, где на полосе, в дальнем углу большого, идущего под уклон поля их ждал самолет. Полиция активно искала Тома, и о том, чтобы приобрести билеты на обычный чартерный рейс, не могло быть и речи. Пришлось немного изменить план, и тут снова помог вездесущий Макс. Да, у старого доброго Дяди Сэма действительно очень длинные руки, с гордостью подумала Дженнифер.

— Залезайте на борт! — велела Дженнифер Тому, когда они подошли к самолету. — А мне надо позвонить.

Том кивнул и, поднявшись по трапу, шагнул в узкую дверцу; Дженнифер достала мобильный телефон. В округе Колумбия сейчас три часа ночи, однако она была уверена: Корбетта обрадует ее звонок. Но вот он снял трубку, и ее сердце екнуло.

— Это я, сэр.

— Брауни? Который час?

— В Лондоне уже почти восемь, сэр. Извините, что разбудила.

— Нет-нет, ничего. — На том конце линии послышался громкий зевок. — Ну, как вчера прошло? Все нормально?

— Нет, сэр. Далеко не все.

— Что случилось? — Его сонливость как рукой сняло.

— Ренуик мертв.

— Мертв?

Дженнифер живо представила, как Корбетт вскочил с постели, а тревожные морщинки прорезали его лоб.

— Убит. Его застрелили. Прямо при мне.

— Погоди, успокойся. Рассказывай по порядку.

Она глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки, и заговорила уже спокойно:

— Кирк тоже находился там, как и планировалось. Мы отобедали, затем он ушел. А я осталась посоветоваться с Ренуиком по делу. Внезапно в дом ворвались трое мужчин. Напали на нас, застрелили Ренуика, вырубили меня. А когда я очнулась, монеты уже не было. Она исчезла.

— Как это понимать?

Она снова вообразила, как Корбетт тяжело опустился на постель, сжал свободную руку в кулак и медленно разжал пальцы.

— Черт! Да Янга инфаркт хватит, когда он узнает.

— Я верну ее, сэр.

— Они приходили именно за монетой? Или это случайное совпадение?

— Никакое не совпадение. В доме у Ренуика живописи на миллионы долларов, все стены в картинах. Они к ним даже не прикоснулись. Вошли, забрали монету и исчезли. А заодно убили Ренуика. Причем не просто убили, надругались над его телом. А все потому, что он знал, кто их прислал.

— Но как они выяснили, что монета в доме?

— Макс проверяет для меня записи телефонных переговоров Ренуика. Похоже, он сделал несколько звонков уже после того, как Кирк ушел.

— Что в итоге? Один труп и пропавшая монета стоимостью в восемь миллионов долларов?

— Лондонская полиция считает, будто Ренуика убил Кирк. Пытались арестовать его сегодня, рано утром. Но я послала своих людей, они следили за ним всю ночь, и точно знаю, что никакого отношения к убийству он не имеет. Кирка подставили. Стерли все мои отпечатки в доме, а его специально оставили.

— Куда ты гнешь?

— Сэр, я считаю, мы подозреваем не того парня. Я неплохо разбираюсь в людях и убеждена: он ничего не знал ни о Форт-Ноксе, ни о монете. До тех пор, пока я сама ему не сказала.

— Что ты предлагаешь? Мы должны вот так, просто, дать ему уйти и все?

— Хочу взять его с собой в Париж, на встречу с Ван Симсоном. Он в этих играх разбирается лучше других, да и тамошнюю территорию и расклады знает неплохо. Вчера он напрочь отказался отданной сделки, но теперь мы — его алиби. Выбора у него нет. Он согласен помочь, но при условии, что мы все уладим со здешними копами. Надо использовать его, пока есть такая возможность.

— Прежде я должен переговорить с Грином и Янгом. Слишком большая ответственность.

— Хорошо. Но только разрешите мне взять его с собой в Париж. Если ничего не получится или он выкинет какой-нибудь фортель… ну, там решим, что делать с ним дальше. Времени терять нельзя, пока след еще горячий.

— Ты не слишком увлеклась, а, Брауни? Сама должна понимать. Мы не можем быть уверены на все сто, что Кирк не причастен к этому делу. Очень рискованно.

— Вы должны… согласиться, сэр.

Корбетт коротко хохотнул в трубку.

— А знаешь что? Наверное, соглашусь.

Глава 35

 Сделать закладку на этом месте книги

Довиль, северное побережье Франции

11.40

Маленький спортивный самолет «сессна» летел над Ла-Маншем, постоянно меняя высоту в потоках воздуха, точно запущенный кем-то в воду камушек, прыгающий над поверхностью пруда. Дженнифер закрыла глаза, пытаясь побороть приступы тошноты. Она не произнесла почти ни слова, поднявшись на борт. Впрочем, особого значения это не имело, поскольку и Том был не слишком разговорчив. Молча сидел, глядя в иллюминатор.

Через несколько часов после взлета шасси коснулись полосы небольшого аэропорта в Довиле, где их поджидал темно-зеленый «рено-меган». В нем они нашли смену одежды и белья для Тома, а также новенький американский паспорт на имя Уильяма Трэвиса, который Том принял с уважительным кивком в адрес расторопного и деловитого Макса.

— Каков вердикт вашего босса, агент Брауни? — осведомился он, когда машина вырулила на автомагистраль и устремилась к Парижу.

— Если мы собрались работать вместе, можно обойтись именами.

Том пожал плечами:

— Ладно, Джен.

— Дженнифер, если не возражаете, — вежливо заметила она.

Просто по имени — одно дело. Но «Джен» — в этом крылось нечто совсем интимное, предполагало определенную степень фамильярности. Не настолько они близки, чтобы он называл ее Джен. Том насмешливо фыркнул и отвернулся. Дженнифер укоризненно покачала головой. Путешествие обещало быть долгим и не слишком приятным.

— Что ж, меня это вдохновляет.

Они погрузились в молчание, слышалось лишь легкое и ритмичное постукивание колес, проезжавших по швам асфальтового покрытия, — примерно такой звук издает заевшая в конце пластинки иголка. Пейзаж за окном был плоским и ровным, расчерченным на огромные прямоугольные поля золотистого и бронзового оттенков. Это означало, что страда еще впереди. Вскоре Дженнифер покосилась на Тома:

— Так вы когда-то работали в ЦРУ?

Она вдавила педаль акселератора и заметила, как Том ухватился за ручку двери. Дженнифер настояла, что поведет автомобиль сама. Считала, что знакомое ощущение педалей под ногами и рулевого колеса в руках поможет ей вернуть самообладание, утраченное во время перелета.

По-прежнему глядя в окно, Том ответил:

— Было дело.

— Операция «Кентавр»?

— Да.

— И что же случилось?

— До Парижа еще два часа езды! — огрызнулся Том. — Я предпочел бы побеседовать о чем-нибудь другом, если не возражаете, конечно.

— Хорошо.

Дженнифер утопила педаль газа и на бешеной скорости обогнала огромный грузовик, пластиковые борта которого хлопали по ветру. Вот она снова выехала на свою полосу, еще поддала газу, и машина устремилась вперед. Дженнифер почувствовала, как Том, сидевший рядом, весь сжался, и улыбнулась. Очевидно, он не привык быть пассажиром. Как, впрочем, и она.

Миновало десять минут, настал черед Тома нарушить молчание. Вопрос выдавал его тайные мысли, видимо, не дававшие покоя с начала знакомства.

— А что вы знаете об операции «Кентавр»?

— О, так теперь вы не прочь поболтать на эту тему?

Том гневно сверкнул глазами.

— Дело в том, что в Нью-Йорке вы обронили ресницу, когда крали яйцо. Произвели анализ ДНК, нашли копию генетического кода. Ну и этот тонкий в прямом и переносном смысле слова след привел в Агентство национальной безопасности. Там-то нас и просветили на ваш счет. А это, в свою очередь, заставило заподозрить вас в ограблении Форт-Нокса.

— Чего еще они вам наговорили?

— Этого, к сожалению, сказать не могу.

— Что они вам обо мне рассказали? О той истории, ну, вы понимаете?

— Заявили, что вы смылись самым позорным образом.

— Господи! — Томас громко расхохотался. — Вот долбаный Джон Пайпер, черт возьми!

— Но откуда вы…

— Да потому что только он мог так сказать. Значит, Джон Пайпер умудрился перебраться из ЦРУ в Агентство национальной безопасности и занимает там сейчас приличный пост? Готов побиться об заклад: он до смерти боится, что все подробности, связанные с операцией «Кентавр», всплывут наружу!

— Он, как и мы, хочет вернуть монеты.

— Позвольте кое-что объяснить насчет Джона Пайпера. Больше всего на свете он желает спокойствия и благополучия для Джона Пайпера. Лишь это его и заботит. Так что он обо мне говорил?

— Вы были хорошим агентом, а потом сбились с пути истинного. Лучшим его агентом. Вы кого-то убили…

— Неужели? — злобно воскликнул Том, прищурившись.

— Так убили? — спросила Дженнифер и покосилась на Тома.

— Да, — нехотя признался он. — Но тот человек сам бы убил меня, если б я этого не сделал.

— Оригинально, — брезгливо поморщилась Дженнифер.

— Они уже тогда решили прикрыть операцию.

— Кто «они»?

— Пайпер и его дружки из ЦРУ. И попросили меня выполнить для них последнюю работу. Пробраться в одну швейцарскую биотехническую компанию, украсть там несколько файлов, поджечь помещение и послать пулю в голову главному тамошнему ученому, чтобы не мог продолжить исследования. Но я, знаете ли, мокрыми делами никогда не занимался и отказался от задания. А они пригрозили привлечь меня к суду. За неподчинение старшему по званию, ну и прочее. А когда я сообщил им, что ухожу, подослали ко мне чистильщика, чтобы успокоил навеки. Кстати, именно так они это называют. Ну и я сделал все, чтобы остаться в живых.

— Но какого черта им понадобилось заходить так далеко? — Дженнифер недоуменно пожала плечами.

Впрочем, следовало признать, ей достаточно было недолго пообщаться с Пайпером, чтобы понять: он способен на любую мерзость. И хотя она не вполне доверяла Кирку, данная деталь придавала достоверности его рассказу.

— Да потому, что они сообразили: если эта история всплывет наружу, все они окажутся на линии огня. Вообще мне кажется, они попросили нас проделать эту грязную работу, чтобы проверить на вшивость. Ну, посмотреть, насколько они могут нас контролировать. Вероятно, позже они стали бы шантажировать нас, чтобы не рыпались и держали язык за зубами. Не знаю, что произошло с остальными, но когда Пайпер убедился, что я в эти игры не играю, решил сделать ход конем: убрать меня. Так уж они работают.

— Вернее, вы хотите заставить меня думать, что работают они именно так.

— У них свои, особые правила игры. Не как у нормальных людей. Нащупают какую-нибудь слабость, возможность припереть к стенке, и обрушиваются на тебя со всей силой.

— А что произошло в Париже?

Том улыбнулся:

— Провернул одну сделку с французами.

— Какую?

— Они кое-что потеряли, я им вернул. За это они помогли мне исчезнуть.

Дженнифер покосилась на Тома:

— Тогда и стали вором?

— А что мне оставалось? Думаете, я способен просидеть на службе, как все, с девяти до пяти? Работать в офисе? Перебирать бумажки? — В стекле отразилась слабая тень лица Тома, он улыбнулся своей мысли. — Нет, не такую жизнь я для себя выбирал. Агентство оставило меня ни с чем. Я все потерял. И у меня не осталось выбора.

— Но ведь вам это нравилось, не так ли? — спросила Дженнифер, и в ее голосе звучал укор.

— Ну, допустим. Воровать у меня всегда хорошо получалось, я умею, натренировался. Да, пожалуй, мне нравилось. Планирование самого дела, потом — отхода. Всплеск адреналина в крови, я привык к нему как к наркотику. А вообще-то перестал нуждаться в деньгах уже давно.

— Что заставило вас принять решение завязать? — скептически осведомилась Дженнифер.

Том покачал головой:

— Не знаю. Наверное, похороны отца. Порой случается, щелкнет что-то в голове, будто замкнется, и ты сразу понимаешь: время пришло.

В стеклах его темных очков отразились белые полосы, которыми была размечена дорога; они обозначали рекомендуемую дистанцию между машинами.

Глава 36

 Сделать закладку на этом месте книги

13.37

Дальше они ехали в молчании, и вскоре впереди показались высокие коробки многоэтажек и приземистые здания складов. Башни, шпили, антенны — эта смесь стали, стекла и бетона тянулась к небу, укутанному сероватой дымкой. Они приближались к окраинам Парижа, довольно мрачным. Приятным разнообразием для глаза служил лишь новый, блистающий белизной футбольный стадион в Сент-Дени.

— Что вам известно о Дариусе Ван Симсоне?

— То, что рассказал вчера Гарри, — промолвил Том. — О том, что он приобрел на аукционе «двойного орла». Хотя… Фамилия вроде бы знакомая. Кажется, где-то про него читал.

— Я вам подскажу где: это имя ежегодно фигурирует в журнале «Форчун-500». Вроде бы на сей раз входит в список первых пятидесяти самых богатых людей.

— Зачем вам понадобилось с ним встречаться?

— Несколько недель назад нам было известно о существовании только трех «двойных орлов» — одного у Симсона и двух — в Смитсоновском институте. И вот теперь, после кражи в Форт-Ноксе, получается, что их уже восемь. Ван Симсон этого пока не знает. Не должен знать. Мне хочется посмотреть на его реакцию, когда я сообщу, что его монета не столь уникальна, как ему прежде представлялось.

— Думаете, он тут замешан?

— Он достаточно богат, чтобы заказать подобное ограбление. И еще является виднейшим игроком на нумизматическом рынке, а также одним из самых крупных клиентов Гарри. Считаю вполне вероятным, что ему что-либо известно.

— А как он сколотил состояние?

— На сделках с недвижимостью. Офисные здания, большие торговые центры, роскошные резиденции… Он наделен особым даром покупать землю дешево. А затем вдруг на ней чудесным образом передвигается дорога или власти выдают разрешение надстроить значащийся в плане дом на три этажа.

— Весьма умен?

— Да. И если верить разным историям, очень жесток. — Дженнифер посмотрела в боковое зеркальце и пересекла две подряд полосы движения, чтобы обогнать очередной грузовик.

Том ухватился за ручку над головой.

— Какие истории? — полюбопытствовал он.

— Говорят, первый раз он неплохо нажился на приобретении дома для престарелых. Выгнал его обитателей на улицу, здание снес и построил на его месте что-то другое. Старики отказывались покидать свой последний приют, и тогда он поджег дом. Говорят, там погибло тринадцать человек. Но доказать его причастность к поджогу, разумеется, не удалось. И он своего добился.

— Вот в чем проблема с такими людьми, как вы, — заметил Том. — Всегда думаете о других самое худшее. Вам хоть раз в голову приходило, как вообще возникают сплетни? На самом ровном месте?

— Разумеется, — отрезала Дженнифер. — И порой сплетни возникают не без причины. Дыма в большинстве случаев без огня не бывает.

Том покачал головой:

— Да что вы об этом знаете? Убежден, вы даже штрафной квитанции за неправильную парковку никогда в жизни не видели.

Внезапно Дженнифер захотелось доказать ему, насколько он заблуждается. Но она тут же отогнала от себя эту мысль. Нечего откровенничать с парнем; отношения между ними должны быть сугубо профессиональными.

— Ладно. Тогда расскажите мне об истории в Форт-Ноксе, — промолвил после паузы Том. — Что там случилось?

Дженнифер вздохнула и вкратце ознакомила Тома с результатами своего расследования. Убийство итальянского священника Раньери, обнаружение монеты, версия ФБР об ограблении и участии в нем Шорта, последующее его убийство. Том слушал внимательно, особенно заинтересовали его технические подробности проникновения в хранилище.

— Это профессионалы, точно вам говорю, — заметил он после того, как Дженнифер закончила свой рассказ. — Очень тщательно все обдумали и исполнили с блеском.

— Вы полагаете, это возможно? Вот так проникнуть в Форт-Нокс?

— Если у них там был свой человек, да, — ответил Том. — От него требовалось отключить систему сигнализации или не проверить то, что он должен проверять по роду службы. И ворота открыты, добро пожаловать.

— Ну а компьютерный вирус? Когда-нибудь сталкивались с чем-либо подобным?

— Конечно. Мир переходит от ключей к компьютерам. Вирус, подобный этому, служит отмычкой. Самая простая часть операции. А вот затащить туда контейнер… это требовало тщательного и хитроумного плана.

— Да, наверное.

— Я вас не слишком убедил? — с улыбкой произнес Том. — Не верите в собственную версию?

— Нет, дело вовсе не в этом… Очевидно, это не имеет вообще никакого значения, но последние пару дней одна мысль не дает мне покоя…

— О чем вы?

— Вам не кажется, что обнаружение тела, а затем и контейнера произошло как-то очень быстро и легко? Будто специально подстроено.

Том пожал плечами:

— То, что все указывает на одного человека, совсем не обязательно означает, что специально. В вашей находке я вижу лишь подтверждение его участия.

— Видимо. Но я не понимаю, для чего понадобилось выдавать убийство за самоубийство. Ведь они уже размозжили парню череп. Вскрытие самоубийц — стандартная процедура. Они должны были сознавать, что рано или поздно это обнаружится.

— Может, рассчитывали на то, что монет не хватятся еще долго, несколько лет? И тогда не удастся проследить какую-либо связь между двумя событиями?

— Да, конечно. Но дело не только в имитации самоубийства. Если бы вы хотели уничтожить очень важную улику, стали бы бросать ее в костер на заднем дворе дома, где жил убитый вами человек?

— Они занервничали и допустили ошибку.

— Нет. Эти люди ошибок не допускают. Все тщательно спланировано от начала до конца. Каждый шаг. Вы сами только что говорили.

— Да, верно. — Том сплел пальцы. — Тогда единственное приемлемое объяснение заключается в следующем. Они оставили там контейнер по той же причине, по какой им понадобилось симулировать самоубийство.

— А именно? — Дженнифер задала вопрос, уже зная на него ответ. И этот ответ ей не нравился. Ей просто хотелось проверить, так ли думает Том.

— Они сделали это специально. Чтобы кто-нибудь вроде вас непременно его нашел.

Глава 37

 Сделать закладку на этом месте книги

Восьмой округ, Париж

14.04

Они добрались до центра Парижа и сразу оказались в потоке интенсивного дневного движения. Между машинами и автобусами сновали роллеры и велосипедисты, более крупные транспортные средства с трудом пробирались через толпы туристов, захлестнувшие не только тротуары, но и проезжую часть; похоже, последним было наплевать на светофоры и прочие знаки. По мнению Тома, все они стремились добраться до набережной, где дул освежающий ветерок.

Дженнифер пыталась целиком сосредоточиться на вождении. Мимо окон неспешно проплывали улицы и бульвары Парижа. Она оживилась, когда над отдаленными крышами домов появились знакомые скелетообразные очертания Эйфелевой башни. Том взял на себя роль добросовестного гида, рассказывал о достопримечательностях, мимо которых они проезжали: вот площадь Согласия, а это Лувр, а вот это отель «Де Билль», а вот и Нотр-Дам. Наконец они достигли квартала Маре, и Том указал на безупречно элегантную в своей симметричности площадь де Восгез.

— Что за чудо! — ахнула Дженнифер. — До чего красиво…

— Да, она — старейшая в Париже. Прежде ее называли пляс де Ройяль, из-за Генриха Четвертого. Он распорядился выстроить все таким образом, сам собирался жить по одну сторону, а жену поселить напротив. Но в этот дворец он так и не переехал. Поговаривали, что то была хитроумная сделка с недвижимостью. Он с самого начала не имел намерения жить здесь и использовал свое имя лишь для того, чтобы позже выгодно продать и получить огромную прибыль.

Дженнифер усмехнулась:

— Каждый век может похвалиться своим Ван Симсоном.

Том указал на открывшееся слева свободное пространство возле кафе:

— Давайте припаркуемся тут. Отсюда всего несколько минут ходьбы.

— Хорошо.

— И еще, думаю, мне не мешает переодеться.

Дженнифер припарковалась. Том быстро натянул рубашку, пиджак и туфли, оставленные для него в машине. Он не удивился, что все было точно по размеру. Галстук он надевать не стал.

— Не забывайте, вы в роли простого наблюдателя! — бросила Дженнифер через плечо, пока он на заднем сиденье возился с одеждой. — Просто наблюдайте. А говорить буду я.

— Посмотрим, — буркнул в ответ Том.

Они прошли по рю де Франк Буржуа, автомобили припаркованы бампер к бамперу, некоторые даже умудрились въехать на тротуар, где оказалось свободное местечко. Затем свернули налево, на рю дю Темпл. Дженнифер шла легкой размашистой походкой, при каждом шаге ткань ее юбки взвивалась вокруг колен и тут же опадала.

Они остановились у высоких ворот дома Ван Симсона — настоящего произведения искусства из железа, отполированного дуба и меди. К своему удивлению, они обнаружили, что ворота заперты, и им пришлось несколько минут звонить в колокольчик, прежде чем откуда-то сбоку послышался хруст гравия.

— Агент Брауни?

Крупный мужчина отпер ключом низенькую калитку, находившуюся слева. Кожа словно выбелена, волосы белые, тонкие. Глаза, не защищенные естественной пигментацией, сверкнули красным огоньком — он вопросительно уставился на Тома. Неловко изогнув свободную руку, он завел ее за спину, и Том догадался: его пальцы сжимают рукоятку пистолета за поясом брюк.

— Да. — Дженнифер приблизилась к нему. — А это… мой помощник, мистер Кирк. Мы к мистеру Ван Симсону. Нам назначено.

— Вам — да. — Мужчина продолжал неодобрительно оглядывать Тома. — А вот ему — нет. — Он вдруг прижал указательный палец к правому уху и быстро закивал. Из уха вился прозрачный пластиковый проводок, огибал голову и исчезал за воротником. — Мистер Ван Симсон примет вас обоих, — произнес альбинос с сильным голландским акцентом. Внимательно и быстро осмотрев улицу, он отворил калитку, жестом пригласил их пройти во двор и с грохотом захлопнул ее. — Пожалуйста, поднимите руки, — сказал альбинос и обыскал Тома и Дженнифер, к крайнему ее неудовольствию. Убедившись, что все нормально, он указал на дом.

Они молча прошли по дорожке, усыпанной гравием. Том заметил, что из окон комнаты на втором этаже за ними наблюдают двое мужчин, а из одного окна торчит нечто напоминающее ствол внушительного оружия — возможно, винтовки. Посреди двора был припаркован желтый «бентли» Ван Симсона; глубокие следы от шин, избороздившие гравий, свидетельствовали о том, что машина затормозила здесь на большой скорости.

— Видите два боковых крыла? Там располагаются офисы Ван Симсона, где он ведет свои дела, связанные с недвижимостью, — шепнула Тому Дженнифер. — Сам живет в главном здании, его личный кабинет на верхнем этаже. Внутри здания как бы находится еще одно — конструкция, укрепляющая его. Построено по образцу израильских военных объектов, способных выдержать даже ядерную атаку.

Том удивился, но промолчал. С людьми, подобными Ван Симсону, ему доводилось встречаться и прежде, и он давно привык к бесчисленным причудам богачей и оригинальным способам потратить деньги на нечто особенное.

Они приблизились к двери, и она с тихим гудением автоматически открылась. Они шагнули в прохладную пустоту вестибюля. Сводчатый потолок уходил вверх на тридцать футов, стены вдоль широкой лестницы, убегавшей куда-то в темноту, были увешаны бесчисленными картинами и портретами. Внимание Тома привлекло одно полотно: несчастная мать молила пощадить своего сына, вокруг римские солдаты безжалостно избивали младенцев и женщин. Кровь текла по улице ручьями.

— Пожалуйста, сюда и наверх, — произнес уже другой мужчина, тоже в черном костюме.

Он возник слева, из тени, и указал на маленькую дверцу. Дженнифер и Том приблизилась, внезапно дверца отползла в сторону, и за ней открылась кабинка лифта. Никаких кнопок, лишь небольшая замочная скважина по левую сторону от входа. Лифт послушно пополз вверх.

Они молча переглянулись. Над головами помигивала красным огоньком камера, кабину заливал яркий белый свет. Они ощутили легкий толчок, лифт остановился, дверь открылась в просторную прямоугольную комнату с окнами вдоль одной из стен. Ван Симсон сидел за письменным столом в белой рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами воротничка, синих джинсах и коричневых туфлях из мягкой замши. Он поднялся им навстречу.

— Приветствую. Позвольте представиться: Дариус Ван Симсон.

Дженнифер крепко пожала протянутую ей руку.

— Очень ценю, мистер Симсон, что вы согласились принять нас, несмотря на занятость.

— Ничего страшного, всегда рад, — с добродушной улыбкой ответил Симсон. — А это, наверное, Том Кирк? — Он снова протянул руку. — Сын Чарлза?

— Да, — удивленно промолвил Том.

— Сразу узнал. Вы очень похожи на отца. Я, знаете ли, был его большим поклонником, такой надежный постоянный клиент. — Ван Симсон указал на четыре картины Шагала, висевшие в простенке между окнами. — Вот эти он выбирал для меня сам.

— Правда? — Том выразительно посмотрел на Дженнифер. Если уж его отец, этот бастион пуританского образа мысли и жизни, вел дела с Ван Симсоном, то он не может быть негодяем, каким описывала его Дженнифер. — Великолепная подборка.

— Да, я очень доволен данным приобретением. — Он улыбнулся Тому. — Примите мои соболезнования. — Его голос звучал искренне.

— Спасибо.

— Что ж мы стоим? Присаживайтесь, прошу вас. — Ван Симсон провел их мимо огромного архитектурного макета, стоявшего в центре комнаты, указал на два дивана и обратился к Дженнифер: — Желаете что-нибудь выпить? Нет? А вы, мистер Кирк?

— Водки с тоником, если можно. — И Том погрузился в мягкие подушки дивана.

— И я, пожалуй, выпью то же самое, — сказал Ван Симсон и направился к небольшому бару. — Называйте меня просто Дариус. — Он протянул Тому бокал, уселся на диван напротив. — Ваше здоровье!

Симсон приподнял руку с бокалом, рукав его рубашки немного задрался, и Том заметил у него на запястье часы с черным циферблатом, в оправе из розового золота. Он сразу узнал их. Чрезвычайно редкая ныне марка «Турбийон де ла Мерите», шедевр немецкого часового мастерства, и стоили они свыше ста пятидесяти тысяч долларов как минимум.

— Чудесные у вас часы, — произнес Том и в знак почтения приподнял стакан.

— Спасибо, — промолвил Ван Симсон. — Впрочем, большинство людей этого не знают. А потому особенно приятно удостоиться комплимента от знатока.

Он окинул часы любовным взглядом, поправил браслет на запястье и поднял глаза на Дженнифер:

— Посол Кросс проинформировал меня, что вы хотите задать мне несколько вопросов. Звонил вчера вечером и был, надо сказать, невероятно настойчив. — На его губах заиграла улыбка, он словно находил забавным сам факт, что кто-то смеет оказывать на него давление. — Итак, вы здесь. Чем могу помочь?

— Э-э… дело довольно деликатное, — начала Дженнифер под внимательным взглядом Тома. Ему было явно любопытно, как она справится. — Примерно две недели назад полиция обнаружила в Париже одну монету.

— Продолжайте.

— «Двойной орел» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска.

Ван Симсон коротко хмыкнул.

— Видимо, подделка. Насколько мне известно, существует всего три таких монеты. «Двойной орел»? Это определенно не моя, и я сомневаюсь, чтобы Майлз Бакстер выпустил две другие из своих когтистых лап.

— Нет, мистер Бакстер, как всегда, на высоте, — промолвила Дженнифер. — Но мы не думаем, что это подделка. Точнее говоря, экспертиза показала полную ее идентичность с теми двумя монетами из Смитсоновского института.

— Нельзя ли на нее взглянуть? — осведомился Ван Симсон и поставил бокал на стол.

Стол являл собой довольно оригинальное сооружение: круг из толстого стекла опирался на нечто напоминающее останки обтянутого истертой до дыр резиной рулевого колеса гоночного автомобиля. Очевидно, он призван был служить свидетельством того, что Ван Симсон тратит немалые деньги на спонсорство одной из команд «Формулы-1», догадался Том.

— Боюсь, что нет. У меня с собой ее сейчас нет.

Том улыбнулся. Что ж, по крайней мере тут Дженнифер не соврала.<


убрать рекламу






/p>

— Так откуда, вы считаете, могла взяться эта монета? — спросил Ван Симсон и скрестил руки на груди.

— Пока не знаем.

— Извините, но не представляю, чем вам помочь, — усмехнулся Симсон и погладил ладонью козлиную бородку. — Если не можете показать монету, как же мне составить мнение? Вы ведь за этим сюда пришли?

— Отчасти да. Мы вдруг подумали, что монета принадлежит вам. Тогда это хоть как-то объясняет ее идентичность тем, из Смитсоновского института, а также тот факт, что найдена она была в Париже.

Ван Симсон расхохотался.

— Жаль разочаровывать вас, однако система безопасности, установленная в этом доме, делает невозможным даже теоретическое предположение об ограблении. А потому моей монетой она быть никак не может.

— Когда вы последний раз видели ее? — не отступала Дженнифер.

— Четыре-пять месяцев назад.

— Так давно?

— Есть люди, обожающие часами любоваться своими сокровищами, трогать их, перекладывать с места на место. Среди коллекционеров таких множество. Но я не испытываю особой тяги к подобного рода развлечениям. Мне достаточно знать, что я обладаю коллекцией. Что именно я владею тем или иным сокровищем, больше никто.

— Позвольте в таком случае сделать одно предположение? — спросила Дженнифер.

— Разумеется.

— Если мы убедимся, что ваша монета на месте, это даст повод усомниться в подлинности той, что мы отыскали. Вы согласны?

Ван Симсон поднялся и приблизился к окну. Сложил руки за спиной и стоял, обдумывая предложение Дженнифер. Откуда-то издалека донесся звон церковных часов, каждый удар звучно пронзал тишину. Затем она вновь воцарилась в комнате.

— Я могу подождать на улице, — сказал Том Дженнифер.

Он помнил устремленный на него при встрече подозрительный взгляд Ван Симсона. Если тот знает, кем является его гость, то вряд ли будет в восторге, когда Том потащится за ними в святая святых — его хранилище.

— Не обязательно. — Ван Симсон повернулся к ним, на лице сияла широкая приветливая улыбка. — Идемте все вместе. Посмотрим на монету, и уж тогда точно будем знать, что к чему. И я настаиваю, чтобы вы пошли с нами, мистер Кирк. Уверен, вам это зрелище покажется особенно интересным.

Глава 38

 Сделать закладку на этом месте книги

15.01

Ван Симсон вставил маленький ключик в замочную скважину слева от лифта. В сторону плавно отъехал небольшой прямоугольничек из нержавеющей стали, за ним открылась клавишная панель и еще одна, стеклянная. Ван Симсон набрал короткий код доступа, стеклянная панель осветилась, он приложил к ней ладонь и держал несколько секунд. Из-под ладони просачивалось голубоватое сияние — это сканнер считывал отпечатки пальцев и самой ладони. Двери лифта с шипением отворились, хозяин и гости шагнули в кабинку и устремились вниз.

— Не много людей видели то, что я собираюсь вам сейчас показать, — сказал Ван Симсон. В его голосе звучало волнение.

Лифт плавно остановился, двери открылись, и они оказались в широком коридоре с яркой подсветкой, причем сам источник света виден не был. Стены и пол сложены из гладких бетонных плит, в воздухе витает еле уловимый запах стали и свежего цементного раствора.

— Хранилище построено недавно. Специально для моей коллекции, — с гордостью пояснил Ван Симсон. — Сейчас мы находимся под землей, на глубине примерно двадцать пять футов. Однако поводов для беспокойства нет. Стены из специального бетона, усиленного арматурой, да к тому же проложены изнутри листами стал и двухдюймовой толщины. Мы в полной безопасности.

Том оценивал обстановку, примечал каждую мелочь. Не мог противостоять искушению. Коридор составляет в длину примерно двадцать футов, в одном конце лифт, в другом — дверь в хранилище. Никаких иных входов и выходов, насколько он мог судить, не существовало. Примерно на полпути к двери стояли огромные стальные ворота, намертво вделанные в стены. Он различил ряд крохотных дырочек в камне — очевидно, оттуда исходили лучи лазерного сигнализационного устройства. Чуть ли не через каждый дюйм установлены камеры слежения.

Они приблизились к стальным воротам. Ван Симсон извлек из кармана карточку и провел ею вдоль щели в приемном устройстве. В стене открылась панель, скрывавшая маленький экран и некое подобие переговорного устройства. Ван Симсон наклонился к нему:

— Это Дариус Ван Симсон. Прошу начать процедуру опознания.

Из микрофона раздался механический голос:

— Прошу подтвердить пароль на сегодня.

— Озимандиас, — уверенно ответил Ван Симсон.

По маленькому экрану пробежал ряд длинных изогнутых линий — это устройство анализировало его голос. Последовала пауза, и механический голос опять заговорил:

— Пароль и голос идентифицированы. Прошу отойти от ворот.

Они отступили на шаг, лампочка рядом с переговорным устройством мигнула зеленым, послышался громкий металлический лязг отодвигаемого болта или задвижки. Ворота поползли вверх.

— Да, весьма впечатляет, — промолвил Том.

Ван Симсон покосился на него и Дженнифер и с гордой улыбкой произнес:

— Спасибо. Сам разработал дизайн.

Они миновали ворота и направились к двери в хранилище. Здесь Ван Симсону пришлось снова воспользоваться своей идентификационной карточкой. В стене открылась такая же панель с маленьким экранчиком и ряд кнопок с цифрами. Экран ожил, возникла надпись:

«Прошу ввести код».

Ван Симсон приблизился к клавиатуре и набрал какой-то очень длинный цифровой код. Экран потемнел и опять ожил.

«Цифровая последовательность аутентична. Прошу подождать».

Лампочка над дверью загорелась красным, с приглушенным металлическим лязгом болты, запирающие дверь, поползли в сторону, каждый задвигался в свой паз в стене. Красная лампочка замигала, и массивная стальная дверь, закрепленная на толстых петлях, стала открываться. Как только она отворилась полностью, лампочка загорелась зеленым.

— Прошу прощения за мокрый пол, — проговорил Ван Симсон, шагнув в помещение. — Когда хранилище заперто, его автоматически затопляет вода, дюйма на два, не более. А потом через нее пропускается электрический ток под высоким напряжением. Еще одна маленькая мера предосторожности.

Хранилище являло собой прямоугольное помещение с низким потолком и площадью примерно футов пятьдесят на тридцать. Она была заставлена большими демонстрационными стендами из нержавеющей стали, между ними вилась узкая и черная, как змея, дорожка из прорезиненного материала. Все это напоминало лабиринт. Пол, как и предупреждал Ван Симсон, действительно был мокрый. По периметру комнаты, между стенами и полом, тянулся канал шириной примерно в полфута, служивший, очевидно, дренажной системой.

— Добро пожаловать в сокровищницу Ван Симсона! — торжественно объявил хозяин. — Здесь находится самая большая в мире частная коллекция золотых монет и слитков. Собирал ее всю жизнь. — И он, счастливо улыбаясь, провел Тома и Дженнифер мимо первых демонстрационных стендов. Ван Симсон напоминал ребенка, показывающего свои любимые игрушки.

Верхняя часть каждого стенда сделана из прозрачного стекла, ниже размещалось шесть или семь выдвижных ящиков. Над каждым из стендов висел толстый прямоугольник из стекла, который спускался с потолка на стальном проводе. Каждый имел отдельное освещение. Если не считать этих островков света, остальное помещение было погружено во тьму.

— Вот, взгляните на эти! — сказал Ван Симсон, склонившись над одной витриной. — Греческие монеты, датируются примерно пятьдесят четвертым годом до нашей эры. — Он поднял голову, его глаза сияли. — Были выпущены для финансирования Брута и республиканской армии, когда после убийства Цезаря началась борьба за власть между ним, Октавианом и Марком Антонием. Найдены на поле брани, где республиканцы потерпели полный разгром. — Он перешел к другому стенду. Выдвинул один из ящиков. — А вот здесь, — он указал на обитый бархатом поддон, — слитки, принадлежавшие нацистам; выловлены из озера Лунерзее.

Том с Дженнифер склонились над стеклом и увидели на каждом слитке узнаваемое клеймо: свастика с орлом в окружении венка из дубовых листьев.

— А тут у меня золото из Дахау. — Ван Симсон любовно приподнял один из темно-желтых слитков, бережно взвесил в ладони. — Отлит из золотых коронок и обручальных колец.

Том не стал рассматривать этот ужасный трофей Ван Симсона, а сосредоточил внимание на прямоугольных пластинах из стекла, свисавших с потолка. Только теперь он разглядел, что в каждой из них находятся монеты, зажатые между двумя прозрачными пластинами так, чтобы их можно было рассмотреть с обеих сторон. Одновременно пластины защищали их от всякого внешнего воздействия.

— Идемте! — Ван Симсон задвинул ящик, в его голосе звучало нетерпение. — Сюда!

Он повел их в самый дальний конец помещения, где на небольшом возвышении стоял стол, а на нем — монитор и прочее компьютерное и телевизионное оборудование. Стенд, находившийся рядом, был освещен ярче, чем остальные, и Том догадался: именно здесь Ван Симсон хранит главные свои сокровища. Они подошли поближе, и Том сразу узнал «двойного орла».

— Вот он, куда денется, — торжественно заявил Ван Симсон. — На месте, как я и говорил. Единственный «двойной орел» тысяча девятьсот тридцать третьего года выпуска, находящийся в частном владении. Целехонек. Эти прозрачные пластины сделаны из пуленепробиваемого материала. Никуда монета не делась и не денется, смею вас заверить.

— Вынуждена согласиться с вами, — промолвила Дженнифер, внимательно рассматривая монету.

— И все-таки зачем вы здесь, агент Брауни? — Внезапно тон Ван Симсона переменился.

— По-моему, я вам уже объяснила, — резко ответила Дженнифер.

— Не глухой, слышал, но только думаю, вы сказали мне не все. Что собираетесь предпринять с этим поддельным «двойным орлом»?

— В каком смысле?

— Да в том, что я заключил с вашим казначейством сделку. — Ван Симсон повысил голос, и он эхом разносился под потолком. — Они обещали, что мой «орел» будет единственной монетой на рынке. А другие там фигурировать никогда не станут.

— Насколько мне известно, сделка остается в силе, — спокойно промолвила Дженнифер.

— За исключением, что вы вдруг обнаружили монету, которую ваши эксперты признали подлинной. Иначе бы вы ко мне не пришли. Мы так не договаривались. Появление подделки подрывает ценность моего законного приобретения, создает на рынке замешательство и неуверенность. Вы должны уничтожить монету.

— Смею вас заверить, — возразила Дженнифер, — что, как только мы поймем, с чем именно имеем дело, сразу дадим вам знать. Я доведу ваши пожелания до начальства.

Ван Симсон просиял.

— Очень мило с вашей стороны. Надеюсь, вы не сочли меня навязчивым. Но мои чувства можно понять, я очень дорожу не только своей коллекцией, но и репутацией. И потом, слишком уж большие деньги на кону.

— Да.

— Что ж, тогда, если вы налюбовались сокровищем, прошу проследовать к лифту. Я могу не провожать вас? Подниметесь, там вас встретит Рольф и проводит до двери.

— Конечно, — ответила Дженнифер и крепко пожала ему руку. — Спасибо, и еще раз простите за то, что мы отняли у вас столько времени.

— Пустяки. Уверен, мы с вами никогда больше не встретимся, мистер Кирк.

Том кивнул, они обменялись рукопожатиями с Ван Симсоном и двинулись через лабиринт из металлических стендов к яркому треугольнику света, туда, где находился выход из хранилища. И уже собирались выйти в коридор, как вдруг Ван Симсон их окликнул:

— А знаете? Когда-нибудь меня похоронят здесь. — Он жестом обвел комнату. — Здесь, под землей, рядом с коллекцией. И тогда она будет вечно принадлежать мне.

Через прозрачные пластины, подвешенные в воздухе, Том увидел, как Ван Симсон шагнул на приподнятую платформу. Над его головой располагался один источник света, на мертвенно-бледном лице зияли темные провалы глазниц.

Глава 39

 Сделать закладку на этом месте книги

15.51

Сверкнули напоследок жуткие красноватые глаза Рольфа, и массивная входная дверь с грохотом захлопнулась за ними.

— Ну, что думаете? — спросила Дженнифер.

Они перешли улицу и направились к площади, где оставили машину.

— О чем именно? — Том шел, засунув руки в карманы брюк.

— О том, что мы видели.

— Вы же у нас детектив. Не я.

Дженнифер резко остановилась и посмотрела ему в лицо. Совсем не дружественный выпад. Впрочем, иного от него вряд ли можно ожидать. Хотя… они так не договаривались. Свою часть сделки Том должен выполнять.

— Мы решили помогать друг другу. Или вы забыли? Для нас обоих будет проще и выгоднее, если все условия станут выполняться.

— Ладно, извините. Просто я не умею мыслить как полицейский.

— Договорились, я буду мыслить как полицейский. За нас обоих. — Дженнифер передернула плечами, раздраженная упрямством Тома. — Вас устраивает? Итак, подведем итоги. Мы выяснили, что монета Ван Симсона на месте и в полной безопасности. Чтобы подобраться к ней, нужна целая армия. К тому же… — Она замолчала.

— Ну? — нетерпеливо спросил он.

— Мне показалось, он уже знал о второй монете. Разыграл удивление, когда я сообщила ему о ней, но в глазах промелькнуло что-то такое… — Том кивнул, отступил на шаг, пропуская мамашу, толкающую перед собой большую коляску с младенцем. — Он ничуть не удивился, хотя должен был.

— Да, но это ничего не значит. Недаром Гарри говорил, что Ван Симсон очень хорошо информирован. Это не доказывает, что он причастен к похищению. А даже если бы и был причастен, нам все равно не узнать. Или между ним и священником прослеживается связь?

— Раньери?

— Да. Он как-то вписывается в мир Ван Симсона?

— Я рассказала о нем все, что мне известно. Он украл деньги из банка Ватикана, затем всплыл здесь, в Париже, примерно год назад. Промышлял скупкой краденого. Не того масштаба фигура. Мелкая сошка, чтобы Ван Симсон мог иметь с ним какие-нибудь дела.

— Вот именно. Но как тогда у него оказалась монета стоимостью восемь миллионов долларов? Не его весовая категория. Прежде всего нам необходимо выяснить, кто дал ему эту монету, поручив продать.

— Может, наведаться к нему на квартиру? — с улыбкой предложила Дженнифер.

— А где он жил?

— Порте де Клин… — Она полезла в сумку за записной книжкой.

— Порте де Клинанкор. Неудивительно. Вряд ли он сумел бы обзавестись жилищем вблизи Елисейских Полей. Но ведь полиция, наверное, там все перевернула?

— Полиция была. А вот насколько тщательно они провели обыск? Не уверена. — За годы работы Дженнифер твердо усвоила: доверять в поисках свидетельств лишь собственным глазам, а не уверениям полиции, особенно если это местные копы. — Думаю, ждут не дождутся, как бы побыстрее закрыть дело. Тем более хозяин квартиры мертв. Убеждена, мы заметим то, чего не заметили они.

Они подошли к машине. За руль сел Том и завел мотор.

— Вы этого хотели — пожалуйста, — сказал он Дженнифер, когда та устроилась рядом. — Отвезу вас туда, посмотрите. Но если желаете знать мое мнение, это напрасная трата времени.

— Ваше мнение меня не слишком интересует, — огрызнулась Дженнифер. Она достала записную книжку и начала перелистывать ее. — Рю де Руссо, номер семнадцать. Знаете, где это?

Том кивнул:

— Около блошиного рынка. Но, повторяю, это напрасная трата времени.

Он выжал педаль газа, и автомобиль, набирая скорость, покатил по улице, слегка подпрыгивая на тряской булыжной мостовой.

Припаркованный за большим белым фургоном темно-синий седан тоже тронулся с места и двинулся следом за ними. Мужчина, сидевший на пассажирском сиденье, говорил по телефону.

Глава 40

 Сделать закладку на этом месте книги

Порте де Клинанкор, Восемнадцатый округ, Париж

16.17

«Рено» остановился, Дженнифер и Том внимательно оглядели улицу. Деревья, некогда украшавшие ее, давно погибли от удушливых выхлопных газов и нехватки солнечного света. Грязно-серые стены зданий, напоминающих тюрьму, украшали граффити — крик отчаяния и ненависти. Сушилось белье, подвешенное на палках, выдвинутых из окон, хлопало на ветру, точно паруса.

Они подошли к дому семнадцать и нажал кнопку звонка. Через несколько секунд из домофона донесся поток неразборчивых фраз на французском.

В ответ Том произнес одно слово:

— Полиция.

Дверь отворилась. Том улыбнулся Дженнифер и пропустил ее вперед; она в ответ лишь сердито покачала головой:

— Изображаете офицера полиции?

— Но ведь это помогло нам войти!

Они шагнули в плохо освещенный подъезд. Места было достаточно, и наверняка мамаши раньше оставляли тут детские коляски. Но теперь вместо них у лифта и задней двери стояли два огромных мусорных контейнера на колесиках, и тошнотворно сладко пахло тухлятиной. У подножия лестницы они увидели консьержку, седовласую старуху, все лицо исчерчено глубокими вертикальными морщинами. Дверь в ее каморку за спиной была открыта, по телевизору показывали какую-то игру.

— Нам бы хотелось осмотреть апартаменты отца Раньери, — произнес Том на безупречном французском.

— Вы из полиции?

— Да.

— Документ есть?

— Да.

— Нельзя ли взглянуть? — Старуха сложила морщинистые ручки: костлявые запястья распухли от артрита, пальцы скрюченные, деформированные, напоминающие птичьи когти.

— Не доставляй мне лишних хлопот, женщина.

Консьержка оглядела Тома, затем Дженнифер, недовольно бормоча себе что-то под нос.

— Какой этаж?

— Последний. Комната «В».

— Лифт есть?

— Нет. — Старуха ткнула пальцем куда-то себе за спину. — Лестница.

Том кивнул и, пропустив вперед Дженнифер, двинулся к лестнице. Они стали подниматься по ступеням, и минут через пять шаги их начали эхом разноситься по всему пролету — звуки отлетали от стеклянной куполообразной крыши. Они добрались до площадки верхнего этажа и увидели длинный и унылый коридор, в который открывались двери шести квартир.

— Похоже, здесь, — сказала Дженнифер, когда они добрались до конца коридора.

Дверь слева была опечатана с помощью бело-синей полицейской ленты, к одной из створок прилеплена официального вида бумажка.

— Сейчас открою, — промолвил Том.

— Нет необходимости, — усмехнулась Дженнифер, извлекла из сумочки маленькую отмычку и склонилась над замочной скважиной. — Как-нибудь справлюсь.

Она тихо поковырялась в замке, повернула ручку, и дверь отворилась. Лента оторвалась. Они вошли в маленькую комнату, единственным источником света служило грязное незашторенное окно. По одну сторону — узкая кровать, матрас снят и прислонен к стене; по другую — маленький холодильник. Он издавал слабое гудение, дверца была открыта, внутри ничего, лишь тускло горит лампочка. Одежда и какие-то тряпки вытащены из шкафа и комода и разбросаны по полу. Часть тряпок свалена на кровать. В дальнем левом углу виднелась треснутая белая раковина, рядом с ней — одноконфорочная газовая плитка, подсоединенная с помощью шланга к ярко-синему баллону, установленному на шатком ламинированном столе. Том щелкнул выключателем, но оказалось, что лампочка под потолком отсутствует. В углах на потолке скопилась густая паутина.

— Ну и дыра! — воскликнула Дженнифер.

— А вы чего ожидали?

— Ну не знаю… чего-нибудь более приличного.

— Это была ваша идея, прошу не забывать.

— Если мы здесь, надо осмотреться.

Том пожал плечами и принялся неспешно обходить комнату, простукивая стены и внимательно оглядывая пол. Дженнифер занялась тем же самым, только с другого конца, заглянула за шкаф и даже отодвинула кровать от стены. И вот вскоре они закончили осмотр и встретились в центре комнаты.

— Ну и хватит, — проговорил Том и еще раз с отвращением окинул взглядом комнату. — Ничего здесь нет и быть не может.

— И все равно стоило.

— Неужели?

— Очевидно, я просто недооценила французскую полицию. Вероятно…

— Погодите-ка! — вдруг перебил ее Том. — Здесь действительно ничего.

— О чем это вы?

— А что тут вообще есть? Тряпки, постель, плитка, несколько книг. — Он пнул носком ботинка валявшуюся на полу книгу, скрытую красной рубашкой. — Но я не верю, что он жил… вот так. Ни еды, ни фотографий. Даже занавески на окне нет.

— Занавески? Ну и что?

— Вы когда-нибудь пробовали уснуть в комнате, где нет занавески или шторы? Это возможно только в том случае, если вы планируете подняться часа в четыре утра. Он мог бы попробовать соорудить себе хоть какое-то подобие занавески из простыни, полотенца…

Дженнифер пожала плечами, хотя сознавала: определенный резон в его рассуждениях есть. Действительно странно. Том приблизился к окну и стал всматриваться через мутное, давно не мытое стекло в крыши домов, телевизионные антенны, окна и каминные трубы. Затем покачал головой и глянул вниз. На полу в комнате валялся стул, видимо, перевернутый во время обыска.

Том поднял его и придвинул к окну, на привычное место. Он без труда определил его — в нижней части подоконника облезла краска, там, где к нему прижималась спинка стула. Том хотел отвернуться, но его внимание привлекла коричневая обивка сиденья. Ее покрывали пыльные следы от обуви.

— Странно… — Он присел на корточки, чтобы рассмотреть получше.

— Что странно? Что вы там нашли?

— А вдруг он…

Том распахнул окно, встал на стул и уже с него шагнул на подоконник. Перейти оттуда на крышу особого труда не составляло, там проходил широкий водосток. И вот Том шагнул куда-то влево и исчез из поля зрения Дженнифер.

Она последовала за ним, выбралась из окна и обошла по широкому водостоку всю крышу дома по периметру. А потом перескочила на крышу соседнего здания.

На крышах вокруг каминных труб завывал ветер, и вскоре Дженнифер, перебираясь через какие-то кабели и провода электропроводки, пожалела, что не надела более удобную обувь на плоской подошве. Провода змеились повсюду — приходилось осторожно и высоко поднимать ноги, чтобы перешагивать их и не угодить в ловушку.

Когда она преодолевала последнее препятствие, на крышу налетел резкий порыв ветра, и Дженнифер на мгновение потеряла равновесие. Машинально опустила ногу, и высокий каблук зацепился за провод. Она поняла, что падает — будто в замедленной съемке, цепляясь руками за воздух, не чувствуя под собой ног. Рухнула на крышу, больно ушиблась и с ужасом осознала, что скользит по скату вниз.

— Том! — отчаянно крикнула Дженнифер.

Каким-то чудом ей в последний момент удалось ухватиться за кусок шнура или провода, это затормозило падение. Но судя по тому, как он трещал и гнулся, передышка была лишь временной.

— Том!

Дженнифер отчаянно упиралась коленями и ладонями, чтобы не съехать с пологой крыши. С левой ноги сорвалась туфля, покатилась вниз и остановилась в нескольких дюймах от края.

Увидев Дженнифер, Том распластался на животе и протянул ей руку. Она потянулась к нему всем телом, вытянула руку, но не получалось. Не хватало нескольких дюймов.

— Ставь ногу вот сюда! — велел Том. — А потом толкайся. Оттолкнись, слышишь?

Она увидела маленький выступ, на который указывал Том, и уперлась в него ступней. Но дотянуться до руки Тома не удалось.

— Тихо, не двигайся!

Дженнифер кивнула, слишком испуганная, чтобы говорить; провод в ладони стал скользким от пота. Том куда-то исчез. Томительно тянулись секунды.

— Где ты? — воскликнула Дженнифер, чувствуя, что рука, в которой был зажат провод, онемела. — Том?

Ответа не было.

Ею завладело ужасное предчувствие. Она крепко зажмурилась, пытаясь отогнать страшную мысль, но не помогло. А если Том нарочно заманил ее на крышу? Бросил ее здесь погибать, а сам воспользовался этой возможностью, чтобы удрать?

Вот уже и ноги начали неметь, и Дженнифер ощущала, что нет больше сил держаться — скоро, еще секунда-другая, и она скользнет вниз, но тут рядом возник толстый черный кабель со свежесрезанным концом. Спустился откуда-то сверху.

— Хватайся за него.

Над гребнем крыши появился Том. Дженнифер протянула руку, ухватилась за кабель. Том начал тянуть ее вверх, и вскоре она оказалась рядом с ним. Перевалила через гребень и распростерлась на спине, тяжело дыша.

— Черт… — с чувством невероятного облегчения выдавила она.

— Не стоит благодарности! — насмешливо бросил Том.

— Я уж думала, ты решил меня бросить.

— У тебя никакой веры в людей не осталось? — Том присел, морщась, стал рассматривать натертую кабелем ладонь.

— Ой, моя туфля! — вдруг воскликнула Дженнифер и вскочила. — Надо ее достать.

— Я за ней не полезу. — Том тоже встал и принялся отряхивать брюки.

— Нет, я ее здесь не оставлю! Эта пара обошлась мне в пять сотен баксов.

— Бог ты мой, пятьсот баксов за туфли! — присвистнул Том.

— Хорошая обувь — моя слабость, — жалобно протянула Дженнифер.

— Ладно, давай сюда вторую туфлю.

— Что?

— Ты хочешь вернуть свою обувку или нет?

— Да.

Дженнифер сняла вторую туфлю, протянула ему с подозрительным выражением на лице. Том прицелился и запустил туфлей в первую, застрявшую на самом краю крыши. Они сорвались и упали вниз, во двор. Дженнифер просто глазам своим отказывалась верить. Разбрасывается туфлями по пятьсот долларов за пару, точно камушками играет!

— Ах ты, ублюдок! — взвизгнула она.

— Подберем их, когда закончим, — небрежно бросил Том и отвернулся, скрывая улыбку.

Все еще кипя от негодования, она проследовала за ним вдоль желоба несколько ярдов, осторожно пробираясь через птичий помет, почти сплошь испещривший серебристую крышу. Особенно противно было оттого, что идти пришлось в колготках. Они приблизились к другому окну, прикрытому красными занавесками. Том толкнул раму, но, похоже, окно было надежно заперто изнутри.

— А что мы вообще здесь делаем? — осведомилась Дженнифер, ругая себя за то, что сама предложила наведаться в квартиру Раньери.

— Цепляемся за соломинку, — ответил Том, задумчиво оглядывая скат крыши. Потом стал внимательно рассматривать оконную раму. Медленно провел пальцами вдоль ее краев с облупившейся краской и нащупал под подоконником небольшой выступ. Кнопка. Том нажал ее, попробовал открыть створку окна, и она бесшумно отворилась. Красные занавески отдернулись. Дженнифер, изумленно расширив глаза, следила за его манипуляция ми. Весь гнев ее сразу исчез.

— Здорово… Прощаю тебе туфли.

— Второй замаскированный вход, вполне заурядный прием, если хочешь сбить кого-нибудь со следа. Или избегаешь незваных гостей. Судя по тому, что ты мне рассказывала про Раньери, он общался с людьми, которые от слов сразу приступают к делу. В общем, — он пригнулся и заглянул в темную комнату, — давай посмотрим, что тут у него. А извиняться за туфли буду потом.

Глава 41

 Сделать закладку на этом месте книги

16.36

Они шагнули в спальню, и контраст с каморкой, где недавно побывали, оказался разительный. Безупречно и уютно обставленная комната, темно-синее покрывало на постели прекрасно сочетается с дорогими плотными обоями с рисунком в китайском стиле и светло-кремовым ковром на блестящем паркетном полу. На тумбочке у постели несколько фотографий в рамочках; двери с зеркальными стеклами, за ними открывается гардероб, битком набитый костюмами, рубашками, галстуками, обувью; все аккуратно рассортировано по цвету. Тут же висело и облачение священника. Чем бы ни занимался Раньери, сразу становилось ясно: бизнес приносил ему очень неплохой доход.

Из спальни Дженнифер и Том попали в просторную кухню, через дверь в стене по правую руку. За кухней виднелась арка, вход в кабинет с большим письменным столом в дальнем углу. Здесь тоже было довольно темно, слабый красноватый свет просачивался через задернутые шторы на окнах. Том с Дженнифер застыли на пороге.

— Ну вот, приехали, — сказала Дженнифер и нащупала на стене выключатель. Под потолком вспыхнул свет.

— Давай посмотрим, что тут у него интересного.

Том подошел к письменному столу, просмотрел лежавшие на нем бумаги и принялся за ящики. Но ничего интересного не обнаружил. Счета, факсы, квитанции. Видимо, Раньери в качестве прикрытия занимался импортом вина.

Том листал бумаги, не переставая удивляться, чем он тут занимается, забыв о врожденном отвращении и нежелании сотрудничать с копами, тем более с федералами. Хотя Дженнифер выгодно отличалась от тупоголовых топтунов, с которыми прежде ему доводилось иметь дело. И еще Том любил сложные задачи. Ему не хотелось признаваться в этом даже себе, однако история с монетами заинтриговала его; еще интереснее было проследить, как «орлы» нашли путь от Форт-Нокса к дому Раньери. Впрочем, Том никогда не признался бы в этом Дженнифер.

— Вот что нам нужно, — заметила она и указала на тянущийся от стола к розетке провод. — Но где его ноутбук? Может, кто-нибудь побывал здесь до нас и унес его?

— Или он сам спрятал его где-нибудь?

— Пойду поищу в спальне.

Том тяжело опустился в кресло и оглядел комнату в поисках какого-либо ключа или подсказки. Удивительно современный кабинет. Журнальный столик подобран


убрать рекламу






в тон письменному столу, пластина из дымчатого стекла покоится на блестящей стальной раме. Черный кожаный диван и кресла совсем новенькие, с тугими и твердыми подушками, спинки под довольно неудобным, почти прямым углом, отчего Тому пришлось сидеть, подтянув колени к животу. Стены белые, увешаны черно-белыми фотографиями с видами Нью-Йорка. Вот знакомый треугольник Флэтайрон-билдинг, этот двадцатиэтажный небоскреб прозвали Утюгом; вот сверкающее хромом и сталью здание Крайслер-билдинг, построенное в стиле ар-деко; а здесь — гранитная махина Эмпайр-стейт-билдинг на Пятой авеню.

От выдержанной в строгом стиле комнаты веяло холодным и рассудочным, чисто мужским подходом к жизни. Неожиданно внимание Тома привлекла красная корзина для мусора, приютившаяся у ножки письменного стола. Он рассеянно придвинул ее к себе, мельком отметив, что краска на ободке облупилась, что свидетельствовало о долгом использовании этого предмета. Как-то не вписывалась старая красная корзина в общую картину.

Том полез в нее и извлек газету. Газета как газета, ничего особенного. За исключением, возможно… даты.

— Какого числа убили Раньери? — крикнул он Дженнифер.

— Шестнадцатого. А почему ты спрашиваешь? — Ее голос эхом раскатился по квартире.

— Я вроде что-то нашел.

Дженнифер возникла в дверях. На ее лице отражалось нетерпение.

— Вот, отыскал газету. Датирована двадцатым. За четыре дня до этого Раньери убили. Значит, здесь побывал кто-то еще.

— И вероятно, уничтожил улики или прихватил что-нибудь полезное.

— Вот только… — Том обвел рукой комнату. — Ты посмотри хорошенько. В квартире у него идеальный порядок. Совсем не то, что в той клетушке. Здесь ничего не переворачивали.

— И что?

— А это означает, что пришельцы хорошо знали, где что у него лежит. Им не было нужды переворачивать все вверх дном. Они знали, как попасть в квартиру, где искать. Очевидно, этот гость бывал тут и прежде, возможно, вместе с Раньери.

— У него был сообщник? — Дженнифер уселась в кресло и поморщилась. Господи, до чего же жесткое и неудобное!

— Например, немец? — предположил Том и показал ей газету из мусорной корзины. — Наш таинственный гость читает «Франкфуртер альгемайне». Вообще-то, — Том присмотрелся к газете, — тебе не кажется, что его особенно заинтересовала одна статья? Газета сложена и открыта как раз на данной странице.

Газета была аккуратно сложена вчетверо, напоминая небольшую прямоугольную брошюру. В центре верхней страницы напечатана большая статья, остальные страницы пестрели материалами поменьше, разными рекламными объявлениями и снимками.

— Что там написано в заголовке? — Дженнифер поднялась и присела на ручку его кресла.

— «Suche geht weiterfur Schiphol Flughafen-Diebe», — прочитал вслух Том и перевел: — «Поиски воров из аэропорта Скипхол продолжаются».

— Скипхол? Это, кажется, где-то в Голландии?

— А тебе известен другой аэропорт Скипхол? — усмехнулся Том.

— Здорово! — Дженнифер полезла в сумочку, достала мобильник и набрала номер. — Макса Спрингера, пожалуйста. — Пауза. — Макс? Привет, это Джен… Спасибо, замечательно. Ты сейчас на рабочем месте? Отлично. Хочу, чтобы ты для меня кое-что проверил. Что у тебя есть по краже в аэропорту Скипхол несколько недель назад? Да, разумеется, Скипхол находится в Амстердаме. Или тебе известен какой-то другой? — Она улыбнулась и подмигнула Тому.

— Что ты затеяла? — спросил он.

Дженнифер прикрыла трубку ладонью.

— Мы ежедневно получаем криминальные отчеты из Интерпола. Наиболее любопытная информация вносится в базу данных. О том, что произошло в Скипхоле, обязательно должна быть запись. — Она отняла ладонь от трубки. — Да, я слушаю. Нашел что-нибудь? Отлично, молодец. Так, теперь прочти мне, только медленно. — Она слушала и одновременно быстро записывала что-то на листке бумаги, взятом со стола. — Ясно… Так… Ах вот оно что? Нет, прямо сейчас говорить с ним я не могу. — Она покосилась на Тома. — Передай, что позвоню сегодня, попозже. Спасибо, Макс. — Дженнифер отключила мобильник.

— Что там?

— Одиннадцатого июля в этом аэропорту произошло вооруженное ограбление склада таможенного терминала. Трое парней заработали целое состояние. Сперли оттуда коллекционные вина и драгоценности, погрузили их в специально нанятый фургон частной службы доставки посылок. Двое охранников убиты. Десять дней спустя, двадцать первого, в будке телефона-автомата в Амстердаме убили человека. Закололи ножом. Местной полиции удалось установить личность жертвы — некий Карл Штайнер. — Дженнифер сверилась со своими записями. — Выходец из Восточной Германии, послужной список длинный: вооруженные ограбления, покупка и сбыт краденого и прочее. В квартире у него нашли несколько коробок коллекционного вина и то, что осталось от драгоценностей.

— Иными словами, он провернул дельце в аэропорту.

— Дальше — больше, — продолжила Дженнифер. — Выяснилось, что четырнадцатого Штайнера арестовали. Здесь, в Париже. За драку в ночном клубе. А теперь догадайся, кто на следующее утро внес за него залог.

— Раньери? — с надеждой предположил Том.

— Да! — Дженнифер торжествующе улыбнулась.

Том потер виски и нахмурился:

— Вроде все сходится. Ведь ты пыталась выяснить, как Раньери заполучил эту монету. И отчего столь тщательно спланированное ограбление Форт-Нокса вдруг дало сбой. Теперь мы знаем.

— Разве?

— Амстердам — своего рода Мекка для торговцев ценным товаром. Тут проворачиваются миллионы сделок, одни из них законные, другие — нет. Вот и Штайнер, видимо, решил урвать кусок пожирнее. Устраивает вооруженное нападение на аэропорт, уезжает оттуда в фургоне, набитом коллекционным вином и драгоценностями. Но может, ему просто повезло? Что, если, распаковав добычу, он нашел монеты в одной из коробок?

— Ты хочешь сказать, он завладел ими случайно? Долгие месяцы планирования, сотни тысяч долларов потрачены на операцию, и все пошло прахом лишь потому, что какому-то жулику крупно повезло?

— Почему нет? На курьера вряд ли можно было положиться, учитывая, какие усиленные меры безопасности приняты в аэропортах в последнее время. Отослать вместе с каким-либо грузом менее рискованно, поскольку большинство грузов не распаковывается и не досматривается. Знаю, сам много раз пользовался. Вероятно, Штайнер заранее договорился с покупателями вина и побрякушек. А потом вдруг неожиданно обнаружил монеты. И ему понадобилась помощь.

— Да, — протянула Дженнифер, поняв, куда клонит Том. — Итак, Штайнер является в Париж повидаться со старым другом Раньери. Наверное, он даже дал ему одну из монет, чтобы прощупать почву на тему сбыта. Но до того как Раньери успел продать ее, кто-то его выследил и убил. Узнав об этом, Штайнер бросился сюда, забрал свои вещи, выбросил газету в мусорную корзину и вернулся в Амстердам с остальными монетами.

— А через несколько дней нашел свою смерть на улице. Причем, заметь, его закололи ножом, как и Раньери.

— А помнишь слова Гарри? Что в мире найдется очень немного людей, которые захотят или смогут приобрести подобные монеты?

— О чем ты?

— Раньери и Штайнер пытались продать монеты тем самым людям, которые их похитили. Как тебе версия?

Неожиданно газета, лежавшая на столе, зашуршала, ее края поднялись, опали, словно от сквозняка. Дженнифер вздрогнула и взглянула на распахнутую дверь.

— Ты окно за собой закрыл? — еле слышно спросила она.

— Вроде бы да, — шепнул Том.

Он соскользнул с дивана, шагнул к панели и щелкнул выключателем. Комната погрузилась в темноту. Том на цыпочках подкрался к двери, вжался спиной в стену. Дженнифер встала за ним.

Они выжидали и прислушивались. Кругом царила тишина, отчего стали слышнее звуки улицы. Отдаленное завывание сирены, визг тормозов, плач младенца, где-то с грохотом захлопнули окно. Внезапно возник совсем иной звук. Что-то еле слышно скрипнуло, потом еще раз. Такого рода шумы могли исходить лишь из квартиры. Кто-то расхаживал по паркетному полу.

Том и Дженнифер замерли, затаив дыхание, и слышали громкое биение собственных сердец. И еще один звук — легкий шорох ткани. Вскоре и он стих, и Том сообразил, что пришелец остановился возле двери.

В комнату просунулся черный отполированный ствол пистолета, короткий, будто обгрызенный. Показалась мужская рука, белокожая, пухлая, все пальцы унизаны дешевыми кольцами, верхнюю часть ладони украшает татуировка в виде огромной паутины.

Не колеблясь ни секунды, Том рванулся вперед, схватил мужчину за запястье мертвой хваткой, резким рывком вывернул ему руку и прижал ее к телу. Он ощутил, как с глухим треском рвутся связки и сухожилия по запястью. Мужчина взвыл от боли и выронил пистолет, тот с грохотом упал на пол. Том ослабил хватку и подобрал оружие. Незнакомец, лица которого он не увидел, вырвался и с завыванием бросился к двери.

— Следующего, кто посмеет сюда сунуться, пристрелю на месте! — громко пригрозил Том.

Послышался звук удаляющихся шагов и глухие голоса — судя по всему, исходили они из спальни. Налетчики о чем-то тихо переговаривались.

— Решают, какой вариант хуже, — прошептал на ухо Дженнифер Том. — Попробовать взять нас тут или вернуться с пустыми руками к тому, кто их послал.

В дверь позвонили. Мелодичный и громкий, имитирующий колокола звон разнесся по квартире. Затем — полная тишина. А через несколько секунд они услышали топот шагов по крыше. Налетчики убегали.

Глава 42

 Сделать закладку на этом месте книги

17.06

В дверь позвонили снова, на сей раз — еще настойчивее. Стараясь ступать как можно тише, Том прошел в кухню, подкрался к входной двери. Остановился, вжался в стенку и замер. Звон наполнял квартиру, к нему присоединился и грохот — кто-то изо всей силы стучал кулаком в дверь. Том осторожно посмотрел в «глазок», отверстие в центре, отделанное кружком из хромированной стали.

— Черт, — процедил он. — Черт, черт, черт… — Том крепко зажмурился, уперся лбом в дверную панель. Только этого ему сейчас не хватало!

— Кто там? — спросила Дженнифер. Она по-прежнему стояла у двери в гостиную, на лице написано нескрываемое любопытство.

Не отвечая, Том сунул пистолет в карман, снял задвижку и открыл дверь. Яркий свет из коридора ударил прямо в глаза и даже заставил его сощуриться.

— Ah, Felix, mon ami.[10] Надеюсь, я тебя не слишком побеспокоил?

В дверях стоял плотный мужчина с веселым круглым лицом и длинными кудрями темных жирных волос, связанных конским хвостом на затылке. Он всматривался в темноту и одновременно протягивал Тому руку. Дженнифер вспомнила: Феликс, под этим псевдонимом, как утверждал Пайпер, Томас Кирк проработал в агентстве последние десять лет.

— Bonjoure, Jean-Pierre.[11] Что же ты стоишь? Проходи, — промолвил Том и нехотя пожал протянутую руку.

Мужчина дал знак двум полицейским у него за спиной подождать. Том затворил за гостем дверь, Дженнифер включила свет в прихожей.

— Знакомься, Дженнифер, это Жан-Пьер Дюма из французской секретной службы. Жан-Пьер, позволь представить тебе специального агента ФБР Дженнифер Брауни.

— Enchante.[12] — He выпуская изо рта сигарету «Лаки Страйк», Дюма крепко пожал Дженнифер руку. — Это, наверное, ваши? — Он посмотрел на ее босые ноги и вынул из-за спины левую руку с ее туфлями.

— О, спасибо вам. — Сердито покосившись на Тома, Дженнифер оттерла со ступней грязь и пыль, затем обулась.

— Какие-нибудь документы у вас имеются, мадемуазель? — поинтересовался Дюма.

Дженнифер полезла в карман жакета, достала удостоверение ФБР, протянула ему. Дюма передвинул сигарету в другой уголок рта, скептически осмотрел документ и недоуменно приподнял брови.

— Значит, наш Феликс работает теперь на ФБР. Maintenant j'ai vraiment tout vu.[13]

— На ФБР я не работаю! — огрызнулся Том. — Просто помогаю в одном деле, вот и все.

— Да, это правда, — вмешалась Дженнифер. — Мистер Кирк находится здесь как частное лицо. И не связан никакими обязательствами.

— Ну, это как всегда, — насмешливо отмахнулся Дюма. — Ладно, пошли. Давайте присядем и все обсудим.

Он провел их в гостиную и присел на один из диванов, упругие пружины заметно осели под его весом. Том и Дженнифер устроились в креслах напротив. Дюма был в новых джинсах, футболке, синей рубашке и тяжелой черной кожаной куртке. Он выглядел физически крепким и сильным, а вот быстроты и ловкости движений ждать от него не приходилось. Крупный нос, карие глазки с насмешливым прищуром, лицо одутловатое и бледное — очевидно, от злоупотребления спиртным и сигаретами.

— Итак, друг мой, — обратился он к Тому, — что привело тебя в Париж на сей раз?

— Вы с ним друзья? — спросила Дженнифер.

— Ну, может, и не друзья, — с улыбкой заметил Дюма. — Том не из тех, кто близко сходится с людьми. Но между нами существует взаимопонимание, а это, в свою очередь, очень близко к дружбе.

— Хочу, чтобы ты рассказал ей, как мы познакомились, Жан-Пьер, — промолвил Том. — Давай расскажи, как мы встретились.

Дюма посмотрел на него с сомнением, но Том подтвердил свое решение кивком. Дюма пожал плечами и проговорил:

— Несколько лет назад у Феликса возникли кое-какие проблемы. Он стал… обузой для вашего правительства. Пришел ко мне, и мы помогли ему исчезнуть. А взамен он обещал помочь нам отыскать один предмет, являющийся национальным достоянием.

— Значит, ты не лгал? — Дженнифер слегка покачала головой.

Дюма обернулся к Тому, его лицо приняло серьезное выражение.

— Ты опять попал в неприятности, ведь так?

— Ну а тебе что об этом известно?

— Знаешь сержанта Кларка? Он-то определенно тебя знает.

— Да, та еще мразь, — мрачно усмехнулся Том. — А ему известно, что я теперь здесь?

— Нет. Не беспокойся. Я ему не сообщу.

— Спасибо, Жан-Пьер. — Том благодарно улыбнулся детективу.

— Едва узнав, что он объявил тебя в розыск за убийство, я сразу понял: это какая-то ошибка. Одно дело — самооборона, но на хладнокровное убийство ты не способен, нет.

— Как ты нас нашел?

— Вот уже несколько месяцев мы следим за твоим приятелем, Ван Симсоном. Подозреваем его в отмывании денег, подкупе, шантаже, возможно, даже убийстве… Очень опасный человек.

— Так вы шли за нами от самого его дома?

— Да. Приставил одного человека, чтобы проследил. Мы очень удивились, когда оказалось, что и ты тут. И особенно удивились, когда туфли мадемуазель вдруг упали с неба и едва не угодили мне в голову.

Том поднял руку:

— Моя вина. Извини.

Дюма лишь отмахнулся.

— Жандармы пасут это место дней десять. В связи с расследованием убийства итальянского священника.

— Они и про эту квартиру знают? — удивился Том, втайне довольный собой, что ему удалось обнаружить ее самостоятельно.

— Ну не полные же они идиоты!

— Итак, мы не единственные, кто успел побывать здесь, — произнес Том. — Кто-то побывал до нас и забрал кое-что ценное. — Он указал на свисающий со стола провод от ноутбука.

Дюма выразительно закатил глаза.

— Plus ca change.[14] Они не заметили бы, что вы прокрались сюда чуть раньше, если бы им не сказали, что за вами обоими надо следить. А отсюда вопрос. — Он посмотрел Дженнифер в лицо. — Чем вы здесь занимались?

— Мистер Кирк помогает ФБР в расследовании одного дела.

Дюма помрачнел.

— И это дает ему право вламываться в частные владения? Изображать офицера полиции? Нарушать неприкосновенность места преступления? Позвольте узнать, агент Брауни, ваше посольство запросило разрешения на это у нашего министерства внутренних дел?

— Наши люди в Вашингтоне должны были согласовать данный вопрос. Я свяжусь с ними и…

— Избавлю вас от хлопот. Никаких разрешений никто не запрашивал. Так что и вы, мадемуазель, являетесь здесь частным лицом. Нелегальным. Можно сказать, иммигрантом, поскольку у моих коллег из таможни нет отметки, что вы прибыли в нашу страну.

— Могу заверить вас… — начала Дженнифер, но Дюма резко перебил ее:

— Есть одно французское словечко для определения подобного поведения. И звучит оно так: «шпионаж». Видимо, вам нравится думать, что весь мир у ваших ног и вы можете делать все, что заблагорассудится, но тут, во Франции, это не пройдет. Мы не приветствуем агентов, неофициально действующих на нашей территории. Это, знаете ли, относится к вопросам национальной безопасности. — Дюма гневно и выразительно сверкнул глазами, выпятил грудь и распрямил спину, насколько позволяло неудобное кресло.

— Мистер Дюма, — вежливо, но твердо начала Дженнифер, — я приношу извинения за причиненные вам неудобства и осложнения. Мой визит сюда был незапланированным, а потому я просто не успела пройти через необходимые формальности. Тем не менее уверена, что американский посол заступится за меня и уладит недоразумения. И вы успокоитесь и поймете, что ничего преступного в моих намерениях не содержалось.

Дюма насмешливо фыркнул:

— Просто уверен в этом. И все же хотелось бы выяснить, почему вы так заинтересовались Раньери. И что у него общего с Ван Симсоном.

— А вот этого, боюсь, я не смогу вам сказать. Секретная информация.

— Он крайне опасный человек.

— Когда мне понадобится защита, непременно обращусь к вам! — отрезала Дженнифер. — Поверьте, мне приходилось попадать и в более серьезные ситуации. И я вполне могу за себя постоять.

— Тогда у нас есть два способа разрешить проблему, агент Брауни. Вы делитесь информацией со мной, а в ответ я поделюсь своей. Или же я позову двух жандармов, что остались за дверью, и они вас арестуют.

— Американское посольство сразу вмешается, и меня освободят через несколько часов, — пожав плечами, промолвила Дженнифер. — Ничего вы этим не достигнете.

— Вероятно. Но смею вас заверить, уж я позабочусь, что бы данный инцидент получил самое широкое освещение в средствах массовой информации. Ваши фотографии будут во всех газетах. Ваше вашингтонское начальство — скомпрометировано. Лично мне кажется, в наших же общих интересах лучше избежать этого. Если желаете успешно и быстро закончить свое расследование…

Настала долгая пауза. Дюма и Дженнифер не сводили друг с друга глаз и упрямо и вызывающе молчали. Молчание осмелился нарушить Том:

— У Раньери нашли одну очень ценную монету, украденную из министерства финансов США.

Дженнифер окинула его гневным испепеляющим взглядом.

— Прекрати, Том! — воскликнула она. — Ты не вправе решать, что ему можно рассказывать, а что — нет.

— Не думаю, что у нас есть время играть в эти игры. Жан-Пьер не бросает слов на ветер. И мы не можем допустить, чтобы нами вплотную занялась пресса. Почему бы тебе не сказать ему то, что знаешь?

— Если это, конечно, поможет, — пожал плечами Дюма. — А о монете мне и без вас известно. «Двойной орел». — Дженнифер сидела с непроницаемым лицом. — Не забывайте, именно французская полиция передала ее представителям ФБР.

Дженнифер вопросительно покосилась на Тома. Тот ободряюще кивнул:

— Он на твоей стороне. Знает о монете. Да он даже сумеет помочь тебе.

— Раньери был связан с теми, кто украл монеты? — спросил Дюма.

— Да, — промолвила Дженнифер. Она все еще колебалась, затем наконец решилась: — А Дариус Ван Симсон заинтересовал нас по той причине, что он является самым крупным в мире частным коллекционером золотых монет. Вообще-то у него даже «двойной орел» имеется. И я намеревалась установить, знает ли он о краже или о настоящем местонахождении украденных монет. Дюма улыбнулся:

— Позвольте догадаться самому. Мистеру Ван Симсону ничего не известно ни о том ни о другом. Он никогда ничего не знает. Такую уж линию поведения выработал. Это для него почти религия.

— Да, у меня сложилось аналогичное впечатление, — согласилась Дженнифер.

— Однако он показал нам свое хранилище, — напомнил ей Том. — Продемонстрировал свою коллекцию, и «двойного орла» в том числе.

— В таком случае вам удалось продвинуться дальше нас, — проговорил Дюма и удивленно приподнял брови. — Насколько мне известно, он туда никого не пускает.

В кармане у Дюма затрещал радиопередатчик, он досадливо нахмурился и полез в карман приглушить звук.

— Patron?[15] — донесся из-под куртки приглушенный мужской голос.

Дюма выразительно закатил глаза, достал рацию. Приложил микрофон к губам.

— Qui?[16]

— Patron. On les a pinces en bas.[17]

— J' arrive.[18]

Дюма убрал рацию в карман и улыбнулся Тому.

— Похоже, мои люди натолкнулись внизу на каких-то ваших дружков.

— А, эти, — усмехнулся Том. — Вам известно, кто они?

— Они вели вас от дома Ван Симсона. И разумеется, будут отрицать, что их кто-то послал. Или заявят, что не знают этих людей.

— Один из них обронил на выходе вот это. Может, вернете ему? — Том достал из кармана пистолет, протянул Дюма.

Тот взял его и кивнул:

— Хорошо. Ну, тут нам вроде делать больше нечего. Дюма поднялся, с болезненным кряхтением распрямил спину и направился к двери. Он не заметил газету, лежавшую на журнальном столике, и Том, как только сыщик отвернулся, быстро схватил ее и спрятал под курткой.

— Где планируете остановиться? — поинтересовался Дюма.

Том покачал головой:

— Пока не знаем.

— Ладно, забронирую вам номера в отеле.

— Нет необходимости, — поспешила вставить Дженнифер. — Как-нибудь сами о себе позаботимся.

— J'insiste,[19] — произнес Дюма. — Если хотите и дальше сотрудничать с французской полицией и властями, — он так и не выпустил из рук ее удостоверение ФБР, — советую воспользоваться официальными каналами. В противном случае завтра же вышлю вас из страны.

Он небрежным жестом бросил ей удостоверение, и Дженнифер пришлось поймать его на лету.

— Поезжайте в отель «Сент-Мерри», это в Четвертом округе, — промолвил Дюма, когда они вышли на улицу. — Скажете, что от меня. Они найдут вам пару комнат.

— Мерси, Жан-Пьер, — поблагодарил Том и крепко пожал ему руку.

Дженнифер села в машину.

— De rien, mon ami.[20] Хорошо, что ты вернулся. — Затем, понизив голос, Дюма добавил: — Как тебя угораздило впутаться во все это, Феликс? ФБР? С’est pas ton style.[21]

— Я ведь уже сказал: это кратковременное отступление от правил. Она получает свою монету, я — того, кто убил Гарри Ренуика.

Дюма задумчиво посмотрел на Тома, потом на Дженнифер. И опять обратился к Тому:

— Берегись!

— Кого? Ван Симсона, что ли? Не беспокойся. Уж как-нибудь сумею за себя постоять.

— Нет… Я имел в виду ее. — Дюма выразительно подмигнул. — Женщины подобного типа очень опасны. Могут заставить тебя вытворять такое, о чем ты и не помышлял… И не забывай, как они обошлись с тобой в последний раз.

Тому с трудом удалось изобразить улыбку.

Глава 43

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Сент-Мерри», Четвертый округ, Париж

19.26

Том подставил голову тугим струям воды в душе и блаженно закрыл глаза, вода сбегала по волосам и лицу. Немного воды попало в уши, что приглушило все звуки, и теперь он слышал лишь свое участившееся дыхание да отдаленный шум водяных струй, плескавшихся вокруг. Головная боль утихала. Только теперь он понял, насколько устал.

Том приоткрыл пластиковую дверь, в душ ворвался холодный воздух, смешался с паром, зеркало затуманилось. Жмурясь от сбегавшей со лба воды, он протянул руку к раковине и нащупал маленькую пластину мыла и бутылку с шампунем. Все это входило в счет за номер. Том намылился с головы до пят, потом смыл пену, намылил шампунем волосы. Потянулся к раковине и взял маленький одноразовый бритвенный станок. Стал бриться и умудрился не порезаться. Опять включил душ, уперся ладонями в отделанную кафелем стену и долго стоял, чувствуя, как струи сбегают по голове, плечам и спине. Добавил горячей воды.

Как получилось, что он здесь? Он уже почти забыл. Ах да. Дядя Гарри. С него все и началось. Он должен найти убийц Гарри. Заставить их сполна заплатить за его смерть.

И еще он здесь, чтобы помочь себе. Этого тоже не следует отрицать. Дженнифер предложила выгодную сделку. Это шанс. Его досье уничтожат, и ЦРУ наконец оставит Тома в покое. Кларк тоже отстанет. Но можно ли им доверять? Можно ли верить Дженнифер? Он не уверен.

Том выключил воду, схватил с сушилки полотенце. Крепко растерся, грубая махровая ткань царапала кожу, точно наждак. Потом Том пальцами расчесал мокрые волосы. Достал чистое белье, джинсы и футболку из сумки, заботливо собранной для него агентами ФБР. Надел и аккуратно зашнуровал кроссовки, в которых второпях бежал из собственного дома рано утром, когда к нему заявилась полиция. Вышел из ванной комнаты, затем из номера и спустился по узенькой лестнице этажом ниже, туда, где находился номер Дженнифер. Постучал в дверь.

— Войдите.

— Как насчет того, чтобы заказать нам столик в ресторане по соседству?

— Хорошо. Но только сначала мне надо позвонить. Хочу запросить разрешения босса съездить в Амстердам и побольше разузнать об истории со Штайнером.

— Действуй! Но не забывай, о чем мы договорились. Или он подтверждает, что наша сделка в силе, или поедешь в Амстердам одна.

— Ясно, — произнесла Дженнифер.

— Зайду за тобой через десять минут.

— Ладно.

Она шагнула в душ, и от внимания Тома не укрылось, как играет под гладкой кожей мускулатура на плечах и шее, плавно изгибаются мышцы к безупречно стройной спине с нежно выступающими лопатками. Именно это, наверное, имел в виду Жан-Пьер, говоря, насколько опасна эта женщина.

Несколько минут спустя Том оказался на улице. Дома были окрашены красно-золотистыми отблесками заходящего солнца, камни мостовой начали отдавать накопленное за день тепло. Народу на улицах заметно прибавилось, в многочисленные кафе и ресторанчики заходили все новые посетители, часть из них размещалась на улице, под разноцветными зонтиками с подсветкой внизу, отчего они напоминали огромные фонари. Гул человеческих голосов перемежался грохотом пролетающих мимо мотоциклов, смешивался с шумом движения на оживленной рю де Риволи, находящейся поблизости.

Район был знаменит многочисленными проститутками, и Том заметил, как одна из них открыла дверь и вывесила на балкон маленькое красное полотенце. Обычный сигнал, означающий, что она готова приступить к работе.

— Эй, Том! Давай сюда!

Услышав свое имя, Том резко развернулся, уставился на столик, мимо которого только что прошел.

— Не узнаешь, что ли? — На сей раз оклик сопровождался взмахом руки.

Арчи действительно было трудно узнать. Кепка-бейсболка, майка и шорты — весьма эффективный камуфляж, когда человек хочет затеряться в толпах туристов. С ремешка на шее свисает видеокамера, у ног рюкзак — все это дополняло образ. Темные очки на пол-лица, щетина отросла еще больше. Очевидно, он замаскировался с какой-то целью, а вот с какой именно — Том не догадывался. От удивления он вообще лишился на миг дара речи.

— Какого черта ты тут делаешь? — наконец вымолвил он.

— Ты внутрь заходил? Очень советую. Там висит обалденное зеркало в стиле ар-деко. Пару месяцев назад в точности такое ушло за десять кусков.

Том ухватил его за рукав майки и приподнял из кресла.

— Что ты здесь делаешь? Что за игру затеял?

— Да полегче ты, зверюга! — Арчи пытался вырваться, очки съехали с носа.

— Как ты меня нашел? — рявкнул Том.

— Жан-Пьер позвонил сегодня днем, — хрипло проговорил Арчи, натянувшийся ворот майки сдавливал ему горло. — Просто за ним числился маленький должок, вот и все. Теперь мы в расчете. Честное слово, дружище.

Том ослабил хватку.

— Что он сказал?

— Ну, что ты здесь, в Париже. Ну и я схватил свой паспорт, стряхнул с него пыль, запрыгнул в ближайший поезд «Евростар», а когда приехал, позвонил ему. Он сообщил, что ты остановился здесь.

— Когда мы с ним виделись, он не упоминал, что звонил тебе. — В голосе Тома звучало подозрение.

— Может, он хотел устроить тебе сюрприз. В общем, я тут.

Том смотрел на Арчи несколько секунд, затем так резко разжал руки, что тот мешком плюхнулся в кресло на металлических ножках. Поморщился, поправил темные очки. Том уселся напротив.

— Чего ты от меня хочешь, Арчи?

— Нам надо побеседовать. Столько вони вокруг образовалось, не продохнуть. И знаешь, все это очень скверно может обернуться. Даже паршиво.

— Ну, рассказывай. Что ты слышал?

— Прошел слух, будто это ты пришил старину Ренуика. Плохи твои дела.

— Ты тоже думаешь, что это я?

— Слушай, хватит придуриваться.

Том откинулся на спинку кресла, вздохнул и протер глаза. Взмахом руки подозвал официанта. Тот принял заказ.

— Чертовы иностранцы, — проворчал Арчи. — Нигде не подадут приличного пива, лишь эту мочу с пузырьками. — Он с отвращением указал на высокий бокал, стоявший перед ним.

Том прислушался к совету и заказал водку с тоником.

— Меня просто подставили, Арчи. Гарри пригласил на обед. Ну посидели, поболтали и разошлись. А потом вдруг заявляется Кларк с ордером на арест. Якобы я прикончил старину Гарри и там повсюд


убрать рекламу






у мои отпечатки.

— Кому и зачем понадобилось тебя подставлять?

— Мне бы тоже хотелось выяснить.

— И без твоей птички тоже не обошлось? — усмехнулся Арчи и выразительно взглянул на дверь отеля.

— А про нее откуда знаешь?

— Да не ори ты, чего разоряешься! — Арчи опасливо покосился на людей за соседним столиком. — Жан-Пьер сказал, что ты здесь не один, а с птичкой. Вот и все дела. Может, она виновата, что ты теперь такой агрессивный.

Официант расставил на столе бокалы, сунул счет под тяжелую синюю пепельницу с рекламой перно. Арчи полез в рюкзак, извлек из него два мобильных телефона, проверил, поступали ли сообщения, и выложил их на столик. В маленьких экранчиках играли радужные отблески лучей заходящего солнца.

— Ты недалек от истины. Она агент ФБР.

Арчи разинул рот и даже приподнялся из кресла.

— ФБР? Может, ты просто цену себе набиваешь?

Том жестом приказал ему сесть.

— Хотелось бы, но все именно так. Им удалось выделить ДНК из моей ресницы, что я оставил во время той работенки в Нью-Йорке. Аналог имелся в базе данных. Личность установили. Они решили, что это я обчистил Форт-Нокс. Короче, приперли к стенке, ну и пришлось заключить с ними сделку.

— Форт-Нокс? При чем тут ты?

— Они взяли меня за яйца и не отпускают. Могут доказать, что я не убивал Гарри Ренуика, но при условии, что я помогу им выяснить, кто ограбил Форт-Нокс. Если сделаю, они обещали уничтожить мое досье.

— И ты им поверил?

Том кивнул, Арчи хмыкнул. Он взял один из телефонов, проверил, нет ли чего на экране, и начал крутить его по гладкой поверхности стола, подталкивая щелчками пальца. Золотой браслет на запястье позвякивал, ударяясь о край стола.

— Они все те же вонючие копы, приятель. Какими были, такими и остались, сколько бы хитрых инициалов ни наставляли перед своими погаными именами. Для них люди типа тебя или меня — всегда враги. Если сумеют подоить какое-то время, выдоят все до капли. А потом прихлопнут и не поморщатся, вот так. — Арчи выразительно прищелкнул пальцами. — Уж кому, как не тебе, это знать.

— Да, верно. — Несколько секунд Том колебался и добавил: — Я понимаю, это глупо. Но мне кажется, что она не такая, как все.

— Перестань! Ты едва с ней знаком.

— Да, но в людях я разбираюсь. Уверен, она со мной честна и откровенна. — Том даже удивился уверенности его голоса.

— Она может наобещать тебе чего угодно, но у нее есть начальство. И вот о том, что оно прикажет, ты и должен беспокоиться. Ты ведь с ними договор не подписывал.

Том кивнул:

— Пока нет…

— Ладно, об этом после. Но как она докажет, что ты Ренуика не убивал?

Арчи взял второй телефон, проверил, нет ли сообщений, положил на стол и продолжил играть с первым аппаратом.

— Она была у него на обеде вместе со мной. Очевидно, в прошлом Гарри оказывал ФБР кое-какие услуги, вот они и захотели, чтобы он помог им с Форт-Ноксом. Она видела, как я уходил, тогда Гарри был еще жив. А ее агенты проводили меня до дома и следили всю ночь. Они могут подтвердить, что я никуда не выходил и никому не звонил.

— А утром она вдруг возникает, как какая-нибудь мать Тереза, и предлагает тебе сделку?

— Да.

— Очнись, Том. Она федеральный агент, не сказочная фея и не твоя крестная. Как думаешь, что ее больше колышет: ты или ее работа? Господи, да я ничуть не удивлюсь, узнав, что она самолично пришила старину Гарри, чтобы заставить тебя сотрудничать.

Внезапно Том похолодел от одной неприятной мысли. Дженнифер знала, где его найти. Самолет в Кенте, машина и сумка с одеждой в Довиле… Все прошло так гладко, предусмотрительно, будто по нотам разыграно. А если Арчи прав? Может, он что-нибудь упустил?

— А если все твои свидетели через несколько недель исчезнут? И некому будет подтвердить твое алиби? — скептическим тоном продолжил Арчи. — Если снова возникнет Кларк, а этой твоей пташки не окажется рядом и она не поможет, как обещала? Если очередной убийца-профессионал из ЦРУ решит послать тебе пулю в затылок, чтобы покончить с этим делом раз и навсегда? — Он покосился на экраны обоих телефонов.

— У тебя есть другие предложения? — спросил Том и залпом допил водку с тоником.

— Да. Сейчас ты встаешь, уходишь из кафе, а вскоре используешь все шансы, чтобы скрыться. Уж лучше пусть придут за тобой копы, чем получить в спину нож от человека, которому доверяешь. Тебе и прежде доводилось бывать в бегах.

— Тут иное дело. У меня есть чем торговаться. В ЦРУ подумают, что я мертв, и перестанут меня искать. Подобный трюк может сработать лишь раз.

— Я тебе помогу, — заявил Арчи. Он нервничал, пальцы впились в край стола. — Идем, провернешь для меня одно дельце. Раздобудешь еще одно яйцо. В Амстердаме у меня все под контролем. Денег тебе хватит на вполне приличную безбедную жизнь где-нибудь в укромном уголке. Я и сам намереваюсь сменить место жительства. Вместе уедем. Гонконг, Буэнос-Айрес — выбирай сам.

— Так вот зачем ты пожаловал! Все та же гребаная работенка! Ты вообще способен думать о чем-нибудь, кроме денег?

— Для меня главное — остаться в живых. И для тебя тоже. Могу договориться обо всем к завтрашнему дню. Яйцо находится в частном музее. Ты знаешь, о чем идет речь. Несколько лет назад мы его видели, но потом передумали. Обстановка была не та. Теперь там максимум два-три охранника. Раз-два — и дело в шляпе! — Для пущей выразительности Арчи даже прищелкнул пальцами.

Зазвонил один из его телефонов, и он схватил его со стола.

— Да… можешь передать ему от меня, что он…

Том вырвал мобильник у него из рук и бросил в нетронутый бокал с пивом.

— Теперь наконец выслушаешь меня? Я уже сказал тебе «нет». И не передумаю! — Том даже повысил голос, в нем звенели яростные нотки.

Арчи выудил телефон из бокала и начал вытирать его бумажной салфеткой. Маленький экранчик погас.

— Ты хоть сам слышишь, что говоришь? Ты собираешься довериться людям, предавшим тебя десять лет назад. А отказавшись от этой работы, плюешь тем самым на Кассиуса и наживаешь себе еще врага, который тоже будет тебя преследовать. Это не просто глупость, а самоубийство, черт побери! Если же удерешь от них и провернешь дело, у тебя останется лишь один враг, уже легче. А мы оба с тобой знаем, что как-нибудь ты с ним справишься.

— Ты ничего не понял? — Том поднялся из-за стола, грозно навис над Арчи, сжав кулаки. — Если я соглашусь на твою сделку, буду в бегах до конца своих дней. Постоянно оглядываться через плечо, не верить никому и ничему, убегать от теней. Разве это жизнь? Да, понимаю, риск есть, но она хотя бы дает мне шанс выйти чистым из этих игр. Если имеется хоть малейший шанс, что так оно и будет, я за него ухвачусь.

Арчи с удрученным видом покачал головой и снял заднюю панель с мобильного телефона. На стол стекла тоненькая струйка пива. Он укоризненно взглянул на Тома:

— Ну а Кассиус?

— Кассиус?.. Не знаю. И вообще — я могу иметь дело с этим человеком только после того, как увижу его. Если увижу.

— Ты даже думать об этом не желаешь?

— Ладно, если тебе хочется, подумаю. А вот ты должен подумать о том, чтобы найти человека на эту работу, и чем скорее, тем лучше.

Последние янтарные отсветы солнца на миг озарили стекла очков Арчи.

— Если примешь неверное решение, Том, оно дорого обойдется нам обоим. Гарантирую.

Он взял телефон со стола, проверил, нет ли сообщений, поднялся, сдвинул очки на лоб и растворился в вечерней праздной толпе.

Глава 44

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Сент-Мерри», Четвертый округ, Париж

20.01

Волосы у Дженнифер были еще мокрые, на плечах, точно росинки, сверкали мелкие капли воды. Она надела трусики, изящно изогнувшись, застегнула на спине черный кружевной бюстгальтер. Присела на край кровати и стала натягивать узкие черные джинсы на длинные ноги, затем легла на спину, приподняла бедра и застегнула их на талии.

Ей все еще было жарко после душа, и она подошла к окну, открыть его и впустить свежий воздух. Спохватилась лишь в последнюю минуту, вспомнила, что в окне ей показываться нельзя, и укрылась за сетчатой шторой, которая вздувалась и опадала под порывами легкого ветерка. На тумбочке зажужжал и завибрировал серебристый мобильник. Дженнифер выждала несколько секунд, прежде чем ответить. Она знала, кто звонит, и хотела убедиться, что готова к предстоящему разговору, совершенно спокойна и обдумала, в какой последовательности станет излагать факты. Разговор предстоит трудный.

— Алло?

— Брауни? Это Боб Корбетт. — Жесткая деловитая интонация подтвердила худшие опасения. Дженнифер заранее решила, что будет отвечать на все вопросы коротко и точно, как предпочитал Корбетт.

— Да, сэр.

— Есть подвижки? Советую сообщить мне хоть одну хорошую новость. Господь свидетель, мне теперь этого не хватает. — Его голос звучал устало и нервно, и Дженнифер догадалась, что Пайпер устроил боссу хорошую взбучку, когда узнали об убийстве Ренуика и исчезновении монеты.

— Прогресс наблюдается.

— Хорошо, — с облегчением произнес он. — Что у тебя?

— Мы ходили повидаться с Ван Симсоном, как договаривались. Его монета на месте. Но мы… то есть я почувствовала, что ему известно больше, чем он говорит. Ван Симсон изобразил удивление, причем не слишком удачно. Уверена, он уже знал о тех монетах.

— Что еще? — Похоже, ее слова не произвели на босса должного впечатления. Впрочем, удивить его вообще трудно.

— Потом мы ходили на квартиру Раньери, но она оказалась лишь прикрытием. Кирк нашел его настоящую квартиру, потом — немецкую газету. Она датирована несколькими днями позже убийства Раньери. Там напечатана статья об ограблении аэропорта Скипхол.

— Вот как? — заинтересовался Корбетт.

— Я позвонила Максу, попросила проверить. Выяснилось, что через несколько недель после ограбления в Скипхоле в Амстердаме убили одного немца. Закололи ножом в грудь, как Раньери.

— Есть связь?

— Голландская полиция навестила его дом, отыскала часть вещей, похищенных со склада в аэропорту.

— Я не совсем понимаю. — Теперь Дженнифер уловила в голосе Корбетта легкое раздражение — видимо, его терпение иссякало.

— Имя его Карл Штайнер. Догадайтесь, кто внес за него залог и помог выйти из тюрьмы за несколько дней до убийства?

— Раньери?

— Точно!

— Ну и какие соображения поданному поводу?

— Это всего лишь версия. Но что, если человек, похитивший монеты из Форт-Нокса, решил переправить их в Европу не с курьером, а запрятанными в каком-нибудь грузе? И немцу Штайнеру случайно повезло? В одном из ящиков, украденных из аэропорта, оказались наши монеты. Штайнер был знаком с Раньери. Приехал в Париж и попросил продать для него одну из них. А когда Раньери убили, Штайнер вернулся в Голландию. И случайно забыл на квартире Раньери газету, о которой я упоминала. Через несколько дней его тоже убили.

— Какие выводы?

— Раньери и Штайнера убил один человек, — твердо произнесла Дженнифер. — Вероятно, тот самый, которому они пытались продать монеты. Надо сказать, что круг людей, которых могут заинтересовать такие монеты, весьма узок. Наверное, Раньери со Штайнером хотели продать монеты тому, кто их похитил.

Возникла пауза. Вскоре заговорил уже Корбетт, и хотя Дженнифер была уверена в правильности своих выводов, пауза насторожила ее.

— Да, вроде бы все сходится, — задумчиво промолвил он, и она ощутила облегчение. — В любом случае на время можно заткнуть этим глотки Пайперу и Грину и выиграть для тебя несколько дней. Но тебе придется съездить в Амстердам. И чем скорее, тем лучше.

— Планировала отправиться завтра.

— Хорошо. А я тем временем постараюсь накопать что-нибудь об ограблении в Скипхоле, о том, втором убийстве, и сразу же сообщу тебе. Кстати, чуть не забыл. Мы получили распечатки телефонных переговоров Ренуика в ту ночь. Он сделал два звонка, оба на мобильные телефоны.

— И?..

— Оба телефона зарегистрированы на вымышленные фамилии. Один абонент находился в Англии, второй — в Голландии.

— В Голландии? Возможно, тут прослеживается связь со Штайнером?

— Видимо. Эти номера в любом случае уже ни на кого нас не выведут. Может, он обзванивал людей с целью выведать, у кого информация вызовет интерес?

— Да, и тогда один из его звонков достиг цели. Проблема в том, что мы не знаем, какой именно и кто его принял. — В трубке снова наступила тишина. — Что вы решили насчет Кирка? — Дженнифер задала вопрос нарочито небрежным тоном, как бы подчеркивая свою незаинтересованность.

— Что ты имеешь в виду?

— Я просто хотела узнать, одобрил ли секретарь Янг эту сделку. Или же нам надо отказаться от его услуг?

— Ах это… Да, тут все в порядке. При условии, что он выполнит свою часть договора и похоронит раз и навсегда историю с операцией «Кентавр».

— Замечательно. — Дженнифер сразу пожалела, что с таким энтузиазмом выпалила это слово, демонстрируя небезразличие к судьбе Тома.

— Смотри не сдружись с ним слишком крепко, Брауни!

— Хорошо.

Дженнифер тряхнула головой. Перспектива появилась, несомненно, однако кое-что не сходилось, и надо было прояснить несколько моментов.

— Ты должна держать ухо востро с Кирком, — добавил Корбетт.

— Знаю. Вот только…

— Что?

— Не уверена, что Пайпер рассказал нам о Кирке все.

— Ты хочешь сказать, он не убивал агента?

— Нет. Он сам признался, что убил, но утверждает, будто его обманули, подставили. ЦРУ пыталось убрать его, и он убил их человека в целях самообороны.

— И ты ему поверила?

— Конечно, нет! — огрызнулась Дженнифер. — По крайней мере, не сразу. Но дело в том, что французские секретные службы подтвердили его версию.

— Что? — В голосе Корбетта послышалась искренняя озабоченность.

Дженнифер, недовольная собой, вздохнула. Все пошло совсем не так, как она планировала.

— Они застали нас на квартире Раньери. Наблюдали за нами от самого дома Ван Симсона, за которым ведут слежку уже несколько месяцев. Они знают Кирка. Сказали, что проверяли его историю. И все сходится.

— Суть в том, Брауни, что нам не дано знать, что и как тогда произошло. Но я скорее поверю Пайперу, чем человеку, который лгал и притворялся всю жизнь. Он просто ворюга. Что можно добавить?

— Я не отрицаю, что Кирк — вор. Но что, если он прав? Вдруг Пайпер действительно подставил его, а потом решил избавиться, чтобы не скомпрометировать себя и службу? Ведь в таком случае и мы тоже несем ответственность, хотя бы частично, за то, что с ним стало. Не уверена, что мы предоставили ему честный выбор.

— Ладно, Брауни, я тебя понял, — сдался Корбетт. — Может, и правда Пайпер говорит далеко не все. Но мы разберемся в этом, когда все закончится. Поверь, я буду первым, кто надерет Пайперу задницу, если выяснится, что он нам врал. А ты пока забудь об этом, очень тебе советую. Не твоего ума это дело — мы без тебя разберемся с Кирком. Лучше постарайся вернуть монеты и выяснить, кто их похитил.

— Да.

— И будь начеку, Брауни. Сосредоточься на задании. Целиком и полностью. Если этого не произойдет, тут же вывожу тебя из дела. Без вопросов.

По тону было ясно, что он не шутит. Разумеется, Дженнифер понимала, что Корбетт по-своему прав. К чему копаться в темной истории с Кирком, если раскрыть дело это не поможет? И естественно, меньше всего ей хотелось, что бы ее отстранили от дела. Уж лучше говорить Корбетту то, что он желает услышать, а свои мысли и сомнения держать при себе.

— Буду стараться. Можете рассчитывать на меня. Сделаю все, чтобы добиться результата. А моя заинтересованность в Кирке объясняется тем, что он помогает в расследовании. Иначе бы мне было просто плевать.

— Ты проделала большую работу, Брауни. Продолжай в том же духе.

Через несколько секунд в дверь постучали. Дженнифер схватила со спинки стула тонкий черный свитер, натянула его через голову.

— Войдите.

Том вошел. Она стояла у окна с телефоном в руке.

— Все в порядке? — спросила Дженнифер.

— Да, конечно. — Может, то было лишь игрой воображения, но она уловила в голосе Тома враждебные нотки. — Заказал нам столик. В ресторанчике за углом.

— Прекрасно. — Она швырнула телефон на постель. — Что ж, пошли.

Глава 45

 Сделать закладку на этом месте книги

Ресторан «Ле Паве», Четвертый округ, Париж

20.26

Ресторанчик оказался старомодный и очень уютный. Посетителей много. Сигаретный дым лениво вился в воздухе, поднимаясь от жестикулирующих рук; выщербленная керамика, как выяснилось, прекрасно сочеталась с тусклым сиянием белого фарфора. Их столик оказался в дальнем конце зала, толстая пластина холодного мрамора покоилась на ножках из железа; по одну сторону стул, по другую — скамья, красная бархатная обивка изрядно обтрепалась и вся в пятнах. Том выбрал скамью, Дженнифер уселась на стул.

Появился официант. Протянул им меню, зажег свечу, воткнутую в старую бутылку из-под вина, горлышко которой заплыло толстыми слоями воска. Фитилек ожил, на нем дразняще затанцевал язычок пламени, и оно разгорелось ровным желтоватым светом, отбрасывая отблески на их лица и зеркальный потолок. Дженнифер отклонила меню и оглядела зал.

— Потрясающее местечко.

— Сразу видно, что хорошее, потому что местных полно, — заметил Том и кивком указал на столики вокруг.

За одним — молодая парочка, на пальцах поблескивают новенькие золотые кольца. За соседним — одинокая пожилая женщина, на голове шиньон из мелко вьющихся волос, напоминающий шерстяную шапочку, морщинистое лицо покрыто толстым слоем белой пудры, скармливает какие-то кусочки крохотному пекинесу, выглядывающему из глубины ее сумки. Чуть поодаль — мужчина средних лет, демонстративно обнимает за плечи красивого молодого любовника, что вызывает неприязнь двух женщин за другим столиком.

— А он давно здесь?

Том поднял голову и произнес:

— О, много лет. Наверное, еще с тридцатых годов. Во время оккупации сюда любили захаживать немцы, а уж они, поверь, знают толк в ресторанах. Вся остальная Европа воевала, здешний хозяин наверняка заработал целое состояние.

Вновь возник официант, принял заказ — салаты из зелени, стейк для Тома и телятина для Дженнифер; все это полагалось запивать бургундским. Бутылка вина появилась почти сразу, и Том попробовал его, прежде чем разлить по бокалам. Одобрительно качнув головой, налил сначала Дженнифер, затем себе. И водрузил бутылку посреди стола между приборами. Принесли салаты — крупные зеленые листья, щедро сдобренные горчичным соусом.

Они ели молча, Дженнифер размышляла над своим разговором с Корбеттом. Наконец Том заговорил, и его вопрос совпал с ее мыслями.

— Наша сделка еще в силе?

Дженнифер кивнула и проглотила кусок.

— Ты помогаешь нам, мы поможем тебе. Сделка в силе, как договаривались. А когда закончишь дело, постарайся забыть об операции «Кентавр» навсегда. Иначе они за тобой явятся и все пойдет насмарку.

— Ты им веришь?

— Почему я должна не верить? Ты их больше не интересуешь. Они хотят вернуть монеты, вот и все.

— А если не удастся вернуть монеты? Если они вообще передумают? Какие у меня гарантии? Их нет.

— Послушай, я даю тебе честное слово. — Дженнифер посмотрела Тому в глаза и увидела в них подозрение. Так же смотрел он на нее в первый день их встречи. Вскоре подозрение вроде бы исчезло, и вот теперь возникло опять.

— А чего оно стоит, твое слово?

— Если бы знал меня, то не стал бы спрашивать.

Приблизился официант, собрал грязные тарелки и унес, ловко лавируя между столиками. Дженнифер попросила подлить ей вина, спиртное успокаивало расшалившиеся нервы.

— Так почему именно бюро? — спросил Том после долгой паузы.

Дженнифер улыбнулась. Ее обрадовала возможность побеседовать о чем-нибудь ином.

— Наверное, это в крови. Мой отец, дядюшка Ронни и дед Джордж были копами. Ну и служба в бюро — маленький шажок наверх.

— Тебе она нравится?

— Такая же работа, как и остальные. Бывают хорошие времена, есть и плохие. И очень многое тут зависит от тебя самой. Стараешься выполнить все как можно лучше. В этом, видимо, главная приманка.

— А это важно для тебя? Ну, что многое зависит?

— Уверена, для каждого важно, разве нет? Иначе зачем работать?

Том согласился, и Дженнифер показалось, что его не слишком интересуют ее ответы, он лишь поддерживает разговор из вежливости. И еще он, похоже, считает их странное сотрудничество чем-то таким, что никак не входит в рамки традиционных представлений.

— Ну а чем ты занимаешься в свободное от работы время?

— В основном отсыпаюсь.

— О! — Рот Тома искривился в насмешливой улыбке. — И ни с кем не встречаешься?

— Нет! — коротко и с вызовом ответила она и откинулась на спинку стула.

— Но ведь кто-то у тебя был?

— Да.

— Почему разбежались?

— Он умер. — Дженнифер пожалела о своей откровенности. Об этом она старалась не вспоминать, похоронила воспоминания как можно глубже даже от себя самой, не говоря уже о других.

— Как?

— Не хочу рассказывать. — Она залпом допила вино и вновь наполнила бокал. Голова немного кружилась, от свечного дыма щипало глаза.

Они продолжили есть в полном молчании. В ресторане стало немного тише, часть столиков опустела. Официант убрал тарелки, и Том заказал себе кофе эспрессо, а Дженнифер предпочла допить вино. Официант принес заказ. Том долго размешивал кофе в чашечке, пока пленка сливок на поверхности не растворилась в темной жидкости.

— Откуда ты родом, Дженнифер?

Она с облегчением улыбнулась. Том сменил тему.

— Знаешь такое местечко, Территаун? В округе Уэстчестер? — Том покачал головой. — Это в северной части штата Нью-Йорк. Уютный городишко. Тенистые улицы, лавочки и мастерские, красные пожарные машины, весьма активная бейсбольная команда местной лиги.

— А твоя семья?

— Мама у меня парикмахер. Всю жизнь проработала в одном салоне. В этом году вышла на пенсию. Только и мечтает, чтобы я вышла замуж и нарожала ей внуков.

Том улыбнулся.

— Папа совсем другой. Очень спокойный, тихий, но с чувством юмора. Он всегда хотел мальчика, а родились две девочки. Ну и, очевидно, по этой причине всегда поощрял наши мальчишеские выходки.

— Так ты поэтому ездишь так быстро?

— По-другому просто не умею. — Дженнифер усмехнулась. — Он ушел со службы пять лет назад. Сестра Рейчел недавно закончила колледж Джона Хопкинса. Собирается стать врачом.

— Вы неплохо ладите?

— По-всякому случается. Но, в общем-то, да, конечно. Вот только видимся реже, чем хотелось бы.

— Должно быть, они… очень гордятся тобой, — промолвил Том.

Неожиданно Дженнифер помрачнела. Вероятно, причиной тому была грусть, прозвучавшая в голосе Тома и как бы намекающая на его семейную потерю, или же едкий свечной дым, или невысказанное чувство вины. Боль и чувство вины.

Оба они опять умолкли. Официант кружил возле столиков, поплевывал на пальцы и гасил свечи, пламя таяло с тихим шипением.

Глава 46

 Сделать закладку на этом месте книги

Северный вокзал, Десятый округ, Париж

21.13

Арчи шел по улице по направлению к главному входу в здание вокзала, постоянно проверяя экран уцелевшего мобильного телефона. В свете уличных фонарей было видно, какая оживленная жизнь кипит у старинного фасада с модернизированными коринфскими колоннами. Здесь до сих пор было полно таксистов-алжирцев, в толпе сновали карманники, каждый выискивал свою жертву. Кругом вертелись и румынские цыганки с младенцами, ловко завернутыми в складки пестрых платков и юбок, темные от татуировок руки в золотых браслетах и кольцах, просили милостыню, предлагали погадать.

Он почувствовал приближение машины, лишь затем увидел ее. Яркие фары осветили асфальт желтым, шины резко взвизгнули, когда она притормозила. И остановилась, поравнявшись с ним. Окна с затемненными стеклами отражают свет фонарей. Вот одно из боковых стекол опустилось на дюйм. В ноздри ему ударила струя сухого кондиционированного воздуха.

— Далеко ли собрался?

— А я вас знаю? — осторожно спросил Арчи.

— И да и нет.

— У меня нет времени играть в загадки.

— Вот это правильно. Времени у тебя почти не осталось.

— Кассиус? — с легким придыханием выдавил Арчи. Сердце так и подпрыгнуло в груди.

— У тебя были отличные рекомендации. Но пока ты очень мало сделал, чтобы оправдать репутацию. С первым яйцом опоздал. Осталось всего два дня, а признаков второго не наблюдается.

Арчи нервно сглотнул слюну и от души пожалел, что не воспользовался такси.

— Да, понимаю, но возникли проблемы. Все оказалось сложнее, чем мы думали. Гораздо сложнее. — Бормоча эти слова, он всматривался в щелку в окне. — Если бы у меня было чуть больше времени…

— А вот этого, к сожалению, дать тебе не могу. Я ведь хорошо заплатил. И жду результата. Сам понимаешь, к каким последствиям приведет провал.

Язык у Арчи еле ворочался от страха.

— Это не моя вина. Это Феликс. Я продолжаю над ним работать.

— Не моя забота.

— Но я все спланировал как по нотам. — Арчи придал голосу уверенности.

— Где?

— Сами знаете, я не могу вам сказать.

— Где? — настойчивее повторил мужчина.

— Амстердам, — пролепетал Арчи, стыдливо потупив глаза.

— Хорошо. Свяжусь с тобой позже. Смотри не подведи. Стекло поползло вверх, машина отъехала от обочины, вырулила на улицу и через несколько секунд скрылась из виду.

ЧАСТЬ III

 Сделать закладку на этом месте книги

Всего золота мира, что на земле и под землей, не хватит, чтобы купить истинную добродетель.

Платон. «Законы». Книга 5

Глава 47

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Семь мостов», Амстердам, Голландия

28 июля, 14.37

Дженнифер рухнула на постель, туфли соскользнули с ног и бесшумно упали на потертый коричневый ковер. Прошлой ночью она почти не спала, хотя автомобиль на всем пути от Парижа они с Томом вели по очереди. События последних нескольких дней окончательно вымотали ее. Она сознавала: отчасти усталость вызвана перелетами, напряженной работой, связанной с расследованием ограбления в Форт-Ноксе, постоянной нервотрепкой и недосыпом. Разумеется, последние несколько дней тоже выдались не из легких. Убийство ни в чем не повинного человека, исчезновение монеты, которую доверили ей. Не санкционированный властями перелет во Францию вместе с главным подозреваемым, с которым предстояло наладить отношения. Кирк оказался крепким орешком. И в деле до сих пор полно неясностей. Кто заказал ограбление Форт-Нокса? Причастен ли к нему Том Кирк? Как получилось, что одна из похищенных монет оказалась в желудке убитого священника? Кто стоит за убийством Ренуика? Каково участие в данном деле Ван Симсона, если таковое вообще имеет место? Как вписываются в схему Штайнер и его гибель? И наконец, где теперь похищенные монеты?

Сколько бы ни отмахивалась Дженнифер от этих мыслей, но вынуждена была признать: причиной моральной усталости отчасти является и противоречие между тем, как характеризовали Тома Кирка Пайпер и Корбетт, и тем, что она видела. Сегодняшним утром тяжесть камнем лежала на душе, голова раскалывалась от боли. В последнем она винила лишь себя — не следовало много пить накануне вечером.

Том казался умным, преданным, энергичным помощником. Человеком, у которого имелись веские причины стать тем, кем он был, если, конечно, его история отношений со спецслужбами — правда. В машине, по дороге в Париж, Дженнифер сообразила, что находится на распутье. Доверять Тому или нет? Однако выбора у нее не было. Без него она никогда не нашла бы убежище Раньери, немецкую газету, ей не удалось бы привязать к делу Штайнера. Кстати, Том спас ей жизнь, тогда, на крыше. Что же касается ограбления в Форт-Ноксе… о, ей достаточно было посмотреть Тому в глаза, и она увидела, пусть всего на мгновение, как в них промелькнуло самое искреннее недоумение ни в чем не повинного человека. В таких вещах Дженнифер не ошибалась. И теперь окончательно уверилась: Тому Кирку надо дать шанс. Он заслужил. Но считает ли так же Корбетт?

— Что ты там делаешь? — Она открыла один глаз, потом второй и увидела, что Том возится у огромного зеркала, занимавшего почти всю правую стену, — пытается прикрыть его простыней, закрепив ее на уголках.

— Иногда люди использовали этот номер для создания порнофильмов, — ответил Том, даже не обернувшись. — Уверен, это двустороннее зеркало и за ним можно спрятать камеру. Не думаю, что тебе хочется рисковать.

Дженнифер окончательно проснулась и резко села в постели.

— Ты меня в бордель привел? — Она соскочила с постели и брезгливо прижала руки к груди, словно опасалась дотронуться до любой


убрать рекламу






поверхности, к которой могли прикасаться прежде сомнительные обитатели номера.

— Да никакой это не бордель. Просто место, куда иногда захаживают разные люди. Я знаю владельца. Нет, здесь все чисто, безопасно, и искать нас сюда никто не сунется.

— Замечательно.

Немного успокоившись, Дженнифер опустилась на край кровати, потянулась к тумбочке, взяла толстый запечатанный конверт, его прислал в отель Корбетт, как они договаривались. И начала вкратце пересказывать содержание первых нескольких страниц, заправляя за ухо выбившуюся прядь черных волос.

— Карл Штайнер. Выходец из Восточной Германии. Сорок шесть лет. Бывший пограничник. Подозревается в том, что был информатором Штази. Имел сроки за вооруженное ограбление, торговлю краденым… Подозревается в нескольких убийствах, совершенных на территории Германии, но бесспорных доказательств нет. Три года назад переехал в Голландию. Видимо, здесь ему, как заядлому наркоману, проще было удовлетворить потребность в героине.

Том усмехнулся:

— Что ж, попал, можно сказать, по адресу. Ну а убийство? Есть там об этом что-нибудь?

Дженнифер перелистала несколько страниц.

— Немного. — Она взглянула на Тома поверх коричневой обложки папки. — В точности такое же, как у Раньери, смертельное ранение. Находился в телефонной будке, когда все случилось. Звонок прослежен, Штайнер звонил в Лондон на номер тамошнего телефона-автомата. Бумажник и ключи остались при нем, так что даже голландская полиция сообразила — это не ограбление. Они считают, будто убийство связано с наркотиками. Очевидно, здесь это распространенное явление.

Том задумчиво сморщил нос.

— Нам известно, что это не так. Мы имеем дело с профессионалами, прекрасно подготовленными наемными убийцами. Они убили Раньери, затем расправились и со Штайнером. Видимо, рассчитывали, что никто не свяжет между собой два преступления. Получили они то, что хотели, или нет?

Дженнифер задумчиво покачала головой:

— Ты имеешь в виду монеты?

— Да.

Она рассматривала еще одну напечатанную на машинке страницу.

— Просто не верится!

— Что? Что такое?

Дженнифер подняла на него изумленные глаза:

— Есть видео, где снята история.

— Видео? Что значит видео? Видеозапись? — Настал через Тома изумляться.

Дженнифер кивнула.

— Какая-то пара туристов случайно засняла убийство на видео. Где-то тут должна быть копия. — Дженнифер пошарила в конверте и с торжествующим видом извлекла кассету. Вверху был криво — похоже, второпях — наклеен бумажный ярлык, на нем красовалась надпись, сделанная красными чернилами: «Штайнер — Видеопленка».

Том выхватил кассету из ее рук, включил телевизор, новенький, одной из последних моделей, выглядевший странно неуместно на фоне грязных оборванных обоев с цветочным рисунком и дешевой ламинированной мебели, окрашенной в разные оттенки темно-зеленого. Встроенный видеомагнитофон жадно проглотил кассету с глухим механическим чавканьем.

Глава 48

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Ван Рийен», Амстердам, Голландия

14.49

Номер был грязный, в нем скверно пахло. Немытое, забитое гвоздями окно завешано зеленой шторой в пятнах, криво свисавшей со штанги, петли в нескольких местах оборваны. Пол и стены обиты одинаковой коричневой тканью под вельвет — без сомнения, то был последний писк моды семидесятых годов, но обивка давно протерлась и загрязнилась.

Многочисленные клиенты оставили на ней следы своего пребывания. Пружинный матрас кровати продавлен в центре и напоминал сломанный батут, выщербленная, некогда белая панель изголовья и находящиеся в столь же плачевном состоянии боковые тумбочки намертво привинчены к стене. В левом ящике хранилось гидеоновское издание Библии,[22] откуда было вырвано несколько страниц. Черные крошки, застрявшие между Евангелиями от Марка и Луки, а также специфический запах, исходивший от них, свидетельствовали о том, что странички использовал на самокрутки какой-то дошедший до ручки наркоман.

Потолок в разводах желтоватого цвета даже на вид казался каким-то липким; тусклый свет исходил от единственной лампочки в сорок ватт, свисавшей в центре потолка из-под порванного бумажного абажура.

Но все это убожество было оправданно. В номер селились разные люди, и им никогда не задавали лишних вопросов. Комнату снимали на час, на день, на неделю, и плата всегда взималась вперед. Здесь было проще сохранять анонимность, нырнуть в тень и затаиться на время, прийти и уйти беспрепятственно и незамеченным. И это вполне его устраивало.

Он пробыл здесь уже семь дней, собрал вещи и готовился исчезнуть в любой момент. Выкурил множество сигарет, успел трахнуть четырех шлюх, каждая почему-то напоминала ему сестру. А утром всякий раз просыпался с сильной головной болью от похмелья, видел на тумбочке пустую бутылку виски и клял себя на чем свет стоит. Нет, довольно, хорошего понемногу, твердил он себе. Почему-то не давала покоя растерзанная Библия. Это неправильно. Неуважительно.

Вдруг в кармане завибрировал телефон. Он достал его и прижал к щеке, успевшей зарасти светлой щетиной, теплую от тела пластиковую коробочку.

— Фостер слушает. — Характерный у него был голос. Почему-то навевал воспоминания об азалиях, шепчущих на ветру соснах, в нижней части стволы их тонули в густом мху, о долгих душных ночах и кишащих крокодилами болотах.

— Ты еще в Амстердаме? — Совсем другой голос. Отрывистый, резкий. Как всегда.

— Ясное дело.

— Задержись. Надо провернуть маленькое дельце. Оплата как обычно. Позвоню тебе через час.

Голос в трубке умолк. Собеседник отключился.

Вздохнув, мужчина бросил телефон на кровать, и его поглотило незастланное постельное белье. Мужчина щелкнул замками чемодана, открыл его, достал аккуратно сложенную стопку белья, рубашек и брюк, переложил на кровать.

Снова полез в чемодан, пальцы ощупали шелковую подкладку, выстилающую пластиковый корпус изнутри. Он потянул ее на себя. Подкладка держалась на липучках и с треском отошла, под ней открылось углубление, прикрытое крышкой и засыпанное внутри мелкими белыми шариками.

Он приподнял крышку, сгреб шарики в сторону.

Детали разобранной на части снайперской винтовки «ремингтон» отливали тусклым черным блеском.

Глава 49

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Семь мостов», Амстердам, Голландия

14.49

Экран ожил, засветился, по нему пробежали тени. Изображение слегка подергивалось. Так всегда бывает, когда снимают видеокамерой с руки.

Сквозь легкие прозрачные облачка приветливо улыбалось солнце. На заднем плане отдавалась эхом усыпляющая болтовня гида, слышался плеск воды о борта лодки. Виды и звуки города, его мосты и каналы, узкие длинные дома — все это лениво проплывало перед их глазами.

Внезапно настроение резко изменилось. Солнце скрылось за высоким зданием. Лодка нырнула в тень, изображение приобрело холодные оттенки, небо стало зловещим и хмурым. В правом уголке экрана, а потом уже крупным планом, во весь экран, Том и Дженнифер увидели всю сцену в мельчайших деталях. Увидели Штайнера. И его убийц.

Все произошло с непостижимой быстротой. Человек в телефонной будке, к нему молча приближаются двое мужчин, телефонная трубка выпадает из его рук, свисает и крутится на проводе, бьется о металлические стенки будки. Блеснула сталь, и на тротуаре скорчилось неподвижное тело. Фоном слышно какое-то монотонное бормотание — это гид речитативом продолжает описывать красоты и достопримечательности. Несколько секунд — и пленка закончилась. Экран опять погрузился во тьму. Жизнь прекратилась.

Они обменялись виноватыми взглядами. Том заерзал на краешке кровати, Дженнифер нервно сглотнула вставший в горле ком. Том был совершенно потрясен увиденным. Он, будто завороженный, не отрывал глаз от экрана. Сверкнул в воздухе и опустился нож, сердце Штайнера остановилось, и тот тихо осел возле будки. Его жизнь вместе с кровью вытекла на тротуар. По глазам Дженнифер Том видел: и она ощущает то же самое. Болезненное созерцание ужасной сцены стало их общей тайной, объединило, как некий фетиш, оба испытывали отвращение и любопытство одновременно.

— Ну что, посмотрим еще раз? — нехотя предложил Том, понимая, что это необходимо.

Дженнифер молча кивнула. Он перемотал пленку, надавил на клавишу и присел на край кровати, приготовившись более объективно оценить сцену. Узнать Штайнера труда не составляло, они получили файл с его снимками. А вот идентифицировать убийц, похоже, не получится. Камера снимала их лишь с одной стороны, слева, а когда появилась возможность снять с правой стороны, они уже исчезли. И не было заметно, взяли они что-нибудь у Штайнера или нет. В тот момент, когда мужчины склонились над телом, лодка нырнула под мост.

Ясно было одно: Штайнер почувствовал угрозу, как только они появились. Его убили совершенно хладнокровно, средь бела дня, на улице, на виду у туристов, проплывающих мимо в лодке. Просто чудо, что их не заметил никто другой. Вообще складывалось впечатление, словно они хотели, что бы их увидели. Или не желали упустить Штайнера ни при каких обстоятельствах. Расправились с ним при первой же возможности, невзирая на последствия. Отчаянные, целеустремленные люди. И очень опасные.

Том перемотал пленку. Приблизился к экрану, точно собирался влезть в эту картинку, пройти по улице вместе с героями короткого фильма. Возникла неожиданная мысль. Он встал, перемотал пленку и остановил ее в том месте, где Штайнер поднял голову и заметил приближение преступников. Том склонил голову в одну сторону, затем в другую, словно хотел заглянуть за изображение.

— Что ты делаешь, Карл? — тихо промолвил он.

— О чем ты?

— Посмотри на него! — Том шагнул к экрану и указал на спину Штайнера. — Вот, это перед тем, как он увидел тех двоих. Стоит лицом к задней стенке будки, отвернувшись от нас. Голова слегка опущена, левой рукой опирается о стенку, телефонная трубка зажата между щекой и левым плечом. Что он делает?

— Да, вижу. — Дженнифер подошла к Тому. — Вроде читает что-то или опирается правой рукой о верхнюю часть телефона. Стоп, погоди! Они не нашли при нем авторучки?

Дженнифер схватила отчет с описанием места преступления, торопливо проглядела страницы.

— Ну вот, так и знала, — удовлетворенно кивнула она. — Авторучку обнаружили, но не при нем. Валялась на земле рядом с телом. Копы подумали, что она вывалилась у него из кармана, когда он упал.

— Он мог что-нибудь писать? — спросил Том.

— Да, пожалуй, — протянула Дженнифер. — Но вот только на чем? — И она жестом попросила Тома прокрутить пленку еще раз, с самого начала, кадр за кадром. — Вот видишь, — проговорила она, — перед тем как показались преступники, в карманы он ничего не клал, в бумажник — тоже. Ну а потом эти типы его убили, обыскали и исчезли.

— А это, в свою очередь, означает, что если он что-нибудь писал и полиция при нем записки не нашла, она должна остаться где-то там, — сказал Том. — Где находится телефонная будка?

— Шутишь? Ведь миновала почти неделя!

— Поверь, полиция Амстердама никогда не славилась особой расторопностью или эффективностью. Да и забот у них хватает. Давай пойдем и посмотрим.

— Ты серьезно? Ну ладно. — Дженнифер пожала плечами. — А находится она на Принз… Нет, не знаю. Как это произносится?

— Принценграхт, — ответил Том, заглянув в папку. — Неподалеку от отеля «Пулитцер». Всего-то в пятнадцати минутах ходьбы отсюда.

Глава 50

 Сделать закладку на этом месте книги

15.21

Они шагали мимо кафе на открытом воздухе, где было полно посетителей; художников, торгующих десятидолларовыми карикатурами на Рембрандтплейн; кругом звучала музыка, старые песни «Битлз» перемежались южноафриканскими мотивами, что наигрывали на дудках группы бродячих музыкантов. Затем они перешли улицу и увидели Сингель,[23] а неподалеку от него — мужчину в серебристых доспехах, одетого под Железного Человека. Он стоял на углу и, подобно роботу, механически поворачивался, когда в плошку возле его ног кидали мелочь. Наконец они свернули с Раадхоесстрат на Принценграхт.

Дженнифер вслух читала названия улиц на табличках, закрепленных на домах высоко над головами, совершенно сломала язык, мучаясь над незнакомым написанием и произношением. А вокруг, отражая солнце, сверкала вода в каналах, и их сеть напоминала паутину, покрытую каплями росы.

Центр Амстердама, часть города в форме полумесяца, заложили в семнадцатом веке, и каналы были призваны защищать от вторжения врага. По мере того как росла значимость города, торгового порта, узенькие улочки и каналы расширялись и отходили от полумесяца в разные стороны, образуя концентрические круги, заканчивающиеся площадями, где находились ворота. Их всегда запирали на ночь. Ворота давно исчезли, многие каналы засыпали и превратили в дороги, по которым могли проехать машины. Уличное движение стало более доступным, но город все равно оставался уникальным — его часто называли Северной Венецией. Свыше ста километров каналов, через которые перекинуты около четырехсот каменных мостов, — именно этот водяной «скелет» и составлял основу старого города, связывал его воедино.

Последний раз Том был в Амстердаме пять лет назад. Разумеется, по делу. Тогда он чуть ли не сутками бродил по улицам, пытаясь запомнить географию Амстердама. Он всегда поступал так, готовясь к новой работе: изучал улицы города, характерные особенности и приметы пейзажа, бары и рестораны, идиомы и черты характера. Его тайны. Все это, по мнению Тома, сводило риск попасться к минимуму, давало возможность спокойно провернуть дельце и благополучно уйти. И вот теперь он лихорадочно пытался освежить память.

Он сразу сообразил, где произошло убийство. На тротуаре возвышался наскоро возведенный белый пластиковый шатер, прикрывающий телефонную будку и территорию вокруг нее в радиусе примерно пяти футов от посторонних глаз. Ирония судьбы, усмехнулся Том. Убийство Штайнера снято на видео, место, где оно произошло, тщательно охраняется. И это сейчас, когда все уже позади. Нет чтобы заранее выставить охрану, защищающую людей от подобных печальных событий.

Вокруг шатра выставлено ограждение. Толстые металлические прутья оплетены бело-синими лентами и увешаны белыми табличками с кричащей надписью «Полиция» крупными синими буквами. Белый и синий — цвета беды, лента трепетала и хлопала на ветру, будто хвост бумажного змея.

Они подошли к ограждению и осмотрели улицу. Похоже, шатер никем не охранялся, полиции видно не было. Том даже окликнул того, кто мог бы находиться внутри, но ответа не последовало. К ним приблизились две молоденькие девицы. Носы и нижние губы украшает пирсинг, на оголенных животиках какая-то агрессивная татуировка, плавно переходящая на спины. Они прошли мимо, обсуждая что-то. Том небрежно взглянул на запястье, делая вид, что они поджидают кого-то, а человек запаздывает, и понял, что забыл часы в отеле. Девушки, похоже, не заметили этого и продолжали шагать дальше. Их голоса затихли вдали, и Том молча кивнул Дженнифер. Молниеносным движением они перескочили через ограждение и нырнули через низенькую дверцу в шатер.

Послеполуденное солнце слабо просачивалось сквозь толстый белый пластик, отчего все вокруг озарялось тусклым золотисто-оранжевым светом. Здесь было жарко и душно, как в теплице. На полу опилки, они потемнели и скатались в темные шарики. Видимо, в этих местах ими посыпали кровь Штайнера, чтобы впиталась. Над всем превалировал жутковатый запах недавней смерти.

Как и везде в Амстердаме, внутренняя задняя стенка будки телефона-автомата была сплошь заклеена пестрым коллажом объявлений самого сомнительного толка, рекламирующих стриптиз-шоу, сексуальные услуги на любые вкусы, проституток обоих полов и всех возрастов. «Скверная школьница хочет, чтобы ее хорошенько отшлепали», — гласило одно из них; «Кожаный любовник, просто обожает лизать», — обещало второе. Доска объявлений для сексуально озабоченных, с рисунками и фотографиями, на которых каждая девушка представала привлекательней и с еще большей грудью, чем предыдущая. Здесь могли осуществиться любые пожелания и фантазии, стоило лишь набрать номер телефона.

Том шагнул в будку, черная трубка до сих пор болталась на проводе. Он начал внимательно рассматривать и аппарат, и трубку, и стены вокруг.

— Ты там, случайно, не заснул? — шутливо окликнула его Дженнифер.

Ее голос глухим эхом отдавался в мертвящей тишине замкнутого пространства. Жаркий и влажный воздух витал вокруг, точно они находились у выхлопной трубы мощного мотора, и Том почувствовал, что взмок от пота.

— Пока нет, — ответил он, не поднимая головы. — Просто подумал вдруг, если он что-то писал, то должен был воспользоваться первым попавшимся клочком бумаги. Но я здесь ничего похожего не вижу… — Он оглядел все углы. — Впрочем, погоди, вроде бы здесь не хватает кусочка. — Том указал на стенку, сплошь оклеенную мозаикой объявлений, в центре виднелся пустой прямоугольник. Эдакий островок черного пластика в море обнаженной плоти. — А ты уверена, что они не обнаружили какого-нибудь обрывка бумаги на полу?

— Они бы указали в отчете.

— Что ж, такие вот дела… — В его голосе звучало разочарование. — Он сорвал объявление, написал что-то, затем выронил, и бумажку унесло ветром. А может, вообще ничего не писал. Продолжим изыскания в ином направлении.

Том отвернулся от стенки, хмуря лоб, и вдруг его внимание привлек крошечный клочок чего-то белого размером не более срезанного ногтя. Подошел поближе и увидел обрывок объявления, застрявший за телефонным аппаратом. Том снял солнечные очки и попробовал с помощью гибкой дужки зацепить бумагу за уголок. Долго мучился, и его манипуляции увенчались успехом. Он подтянул листок, перехватил его, зажал между большим и указательным пальцами. Наконец вытащил, вспотев от напряжения.

На объявлении красовалась блондинка — голая, если не считать ковбойских сапожек и шляпы. По огромным грудям тянулась надпись: «Оседлай меня, ковбой!» Том приложил клочок к пустому прямоугольнику на стене. Все сходилось.

— Нам повезло, — ухмыляясь, заметил он.

— Что там написано?

Дженнифер шагнула к нему и, щурясь, уставилась на надпись в левом верхнем углу. Какие-то цифры… Том прочитал их вслух:

— 0090212.

— Что это означает?

— Пока не знаю, — пробормотал Том, распахнул ворот рубашки и стал обмахиваться верхними полами, стараясь хоть немного охладить кожу. В пластиковом шатре было жарко, как в сауне.

— Адрес или код? — предположила Дженнифер. — Или номер сейфовой ячейки?

— Возможно. Но, знаешь… телефонный международный код доступа в Европе начинается с 00, а не с 011, как в Штатах. Вероятно, номер телефона.

— А что тогда означают 90 и 212?

— Так… 212 — вроде Нью-Йорк? Но код страны, Америки, начинается с цифры 1, а не 90, так что не сходится.

— Слушай, а вот тут список кодов разных стран. — Дженнифер указала на ламинированный плакат, прикрепленный к стенке будки слева от телефона. Она провела пальцем сверху вниз. — Так… Но здесь номера больших стран, и нашего может и не быть. Китай — 86, Индия — 91… Мексика — 52… Ну вот тебе, пожалуйста! 90 — это код Турции. Значит, Турция.

— Да, конечно! — воскликнул Том и прищелкнул пальцами, раздосадованный своей недогадливостью.

— Что?

— Просто из головы вылетело. 212 — код города Стамбула.

— Что отсюда следует? Очевидно, Штайнер записывал чей-то номер в Стамбуле, и в этот момент его убили?

Том кивнул.

— Видимо, он искал покупателя или уже нашел человека, проявившего заинтересованность.

Том с сомнением пожал плечами:

— В Стамбуле? Не исключено, но сомнительно.

— Мы можем проверить наиболее вероятных покупателей. Я полагаю, список невелик.

— Да.

На стенку шатра упала тень, на фоне белого пластика вырисовался силуэт, который уменьшался по мере того, как его владелец приближался.

— Wie is Daar?[24] — рявкнул человек.

— Черт, — прошептал Том, сунул листок с номером в карман и стал искать пути к отступлению. Но их не было. Края шатра были плотно, даже с запасом, прибиты к земле.

В дверь просунулась большая рука в перчатке, открыла задвижку. Том понимал: ничего хорошего их не ждет. Они использовали связи Дженнифер, чтобы благополучно пройти таможенный контроль, а от границы ехали по редко патрулируемой дороге, А потому находились здесь, как и во Франции, нелегально. Том вспомнил, что регистрационных бланков в отеле они не заполняли. Так полагалось делать всем посетителям, и каждый вечер в базы данных местной полиции поступала соответствующая информация. И тут они были нелегалами. Однако на данной стадии расследования они просто не могли позволить себе столкновений или контактов с представителями местной власти. С десяток вариантов выходов из ситуации за мгновение промелькнули у него в голове. И Том принял единственно правильное решение.

Притянул к себе Дженнифер и начал целовать.

Глава 51

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Ван Рийен», Амстердам, Голландия

15.39

Сколько помнил себя Кайл Фостер, он всегда находился при оружии. В день, когда ему исполнилось пять, мама подарила детский пистолет — копию «вальтера». А на восемнадцатилетние он получил от нее уже серьезный подарок, «магнум» сорок пятого калибра, с выгравированной на пластине, прикрепленной к обойме, дарственной надписью. С того дня она ни разу не ударила его, сказав, что отныне он мужчина и она сделала для него все, что могла.

Годам к двадцати Кайл испробовал множество огнестрельного оружия: пистолеты, револьверы, автоматы, снайперские и охотничьи винтовки, штурмовые карабины — в общем, все, что имелось в открытой продаже, а также на черном рынке. Он был отменным стрелком, стрелять без промаха научился, отслужив почти двадцать лет в американской армии рейнджеров, в элитном снайперском подразделении. Ему нравилось убивать, больше всего прельщал сам процесс охоты. Возникали какие-то особенные ощущения. В груди что-то сжималось, в животе словно бабочки танцевали. Впервые Кайл испытал эти чувства, охотясь с отцом на оленей у озер, неподалеку от их фермы в Миссисипи. Сначала эйфория погони, затем торжество победы, когда в лицо ему брызнули фонтанчики крови, теплой, пузыристой, бьющей из перерезанного горла оленя.

Заправский убийца — так теперь называл себя Кайл, и это ему тоже нравилось. Полностью сконцентрированный на цели, контролирующий ситуацию, умеющий нанести смертельный удар. Охотясь, он становился сильнее, проворнее, красивее, чем остальные человеческие существа. Когда тело, душа, чувства, мысли работают в гармонии, когда все нацелено на достижение высшей цели. В такие моменты Кайл видел дальше, слышал лучше, от него даже пахло как-то по-иному, более остро и мужественно.

Разумеется, он постоянно совершенствовался. Винтовка сменилась пистолетом, потом ножом. Именно нож стал любимым его оружием. Обращение с ним требовало мастерства, более тщательного планирования. К жертве надо было подобраться как можно ближе, увидеть, как промелькнут в ее глазах удивление, испуг и безмолвный вопрос, прежде чем сверкающее острое лезвие вонзится в тело.

Кайл достал из ящика тумбочки изуродованную гидеоновскую Библию и заменил ее новой, купленной в магазине за углом. Не самый его любимый вариант перевода, но, по крайней мере, все страницы целы. Ему это зачтется.

Он начал размышлять над заданием, которое предстояло выполнить сегодня вечером. Использовать нож не получится, он будет слишком далеко. Иного сорта работа. Нет, сегодня он выйдет на охоту с винтовкой.

Словно в тот первый раз с отцом.

Глава 52

 Сделать закладку на этом месте книги

Принценграхт, Амстердам, Голландия

15.40

Дженнифер ахнула, ее глаза расширились от удивления. Упершись руками в грудь Тома, она пыталась оттолкнуть его. Но глаза были зажмурены, а губы — полураскрыты. Вот уже года три ее никто так не целовал.

В шатер сердито шагнул полицейский. На бледно-голубой рубашке темные полукружия от пота под мышками, тоненькие его струйки стекают по вискам из-под полей заостренной форменной фуражки, а тонкий черный козырек немного погнулся от жары.

— Stoppen! — приказал он. — Прекратить! — добавил он более грозным тоном, видя, что они продолжают целоваться. Дженнифер подняла голову и сощурилась от солнца. — Сюда ходить запрещен, — произнес он на ломаном английском. Дженнифер потупилась, горячая волна смущения нахлынула на нее, заставив покраснеть. — Не для туриста, нет.

— Простите, — промолвил Том. — Это наша ошибка.

Полицейский рассматривал их, шевеля верхней губой. Затем заглянул им за спины, желая убедиться, что они ничего здесь не тронули.

— Теперь уходить, да.

Он приподнял шторку над дверью, Дженнифер и Том проскользнули у него под рукой. Вышли на улицу, перескочили через ограждение и зашагали прочь. Дженнифер чувствовала на себе взгляд полицейского — казалось, он прожигает спину. Наконец они свернули за угол, замедлили шаг и уже неспешно, в полном молчании, добрались до отеля. Том кашлянул и выдавил:

— Извини.

— Ладно, — нарочито небрежным тоном ответила Дженнифер.

Она до сих пор никак не могла прийти в себя, сердце трепыхалось в груди, в животе все сжималось. Неудивительно. После трех лет воздержания любой поцелуй выведет из равновесия. Ее удивляло другое. То, что она ничего не почувствовала. А ведь должна была. И от этого возникло какое-то странное ощущение вины.

— Нет, правда, мне очень жаль, что так получилось. Но это просто было… ну, сама понимаешь. Единственное, что пришло в тот момент в голову. Подумал, что так мы вызовем меньше подозрений.

— Уж не знаю, может, мы выглядели еще подозрительнее, — проворчала она, надеясь, что наигранный гнев поможет замаскировать дрожь в голосе.

Том приподнял брови:

— Лично мне показалось, ты выглядела довольно убедительно.

— А у меня был выбор? — сердито парировала Дженнифер.

Мимо с тарахтением пронесся мотоцикл, черный и старомодный, с плетеной корзиной, закрепленной спереди, с фарами, зажигающимися от маленького генератора, нависающего над задним колесом. Они уступили ему дорогу, мотоциклист выразил свою благодарность коротким крякающим гудком.

— Господи, всего лишь поцелуй! Ладно, забудем.

Дженнифер уставилась перед собой невидящим взором, сердце продолжало колотиться в груди.

— Послушай! — Она вдруг остановилась, уперев руки в бедра. — Помнишь, я говорила, что встречалась с одним человеком? А потом он покинул меня, умер? Думаю, ты должен знать. Я его убила.

По выражению лица Тома она сразу поняла, что новость шокировала его.

— Так что поцелуй… сам понимаешь, ничто для меня не значит. Уже нет. И не будем больше об этом, ладно?

— Да.

Зачем она сказала ему? Вероятно, чтобы отпугнуть. Или объяснить, почему реагировала так бурно. Лишь в одном Дженнифер была твердо уверена: ей сразу стало легче.

Глава 53

 Сделать закладку на этом месте книги

Центральный вокзал, Амстердам, Голландия

17.32

Пластиковая трубка телефона, плотно прижатая к уху, стала влажной от пота, в ней раздавались длинные гудки. Они словно гипнотизировали Тома. На противоположной стороне улицы мужчина продавал конфеты — ребятишки обступили его лоток, а он раскладывал сладости по маленьким пакетикам и взвешивал.

Трр-трр, трр-трр… 

В ожидании он даже закрыл глаза, уперся лбом в стеклянную стенку телефонной кабины.

Трр-трр, трр-трр. 

Он ждал и ничего не замечал вокруг, даже людских потоков, через неравные интервалы выплескивавшихся из здания Центрального вокзала. Они то сгущались по прибытии очередного поезда, из которого выходили десятки и сотни пассажиров, то истощались во время интервалов в движении.

Трр-трр, трр… клик. 

Том открыл глаза. Как обычно, на том конце линии молчали. Арчи всегда выжидал, когда человек, звонящий ему, заговорит первым. То была его собственная, весьма примитивная система проверки.

— Арчи? Это Фел… Это Том.

— Том! Господи, слава Богу, ты объявился! Пытаюсь дозвониться тебе со вчерашнего вечера, и все без толку. Где ты остановился, черт тебя подери?

Том отчетливо уловил в голосе Арчи панику и проигнорировал вопрос.

— Ну, что еще стряслось?

— Он меня нашел. Вчера.

— Кто?

— Кассиус.

Том не сразу обрел дар речи.

— Дьявол! Но откуда ты знаешь, что это он? Ведь Кассиуса никто


убрать рекламу






никогда не видел. — В его тоне слышалась надежда. Вот было бы здорово, если бы Арчи ошибался. Он очень этого хотел.

— Я же не утверждаю, что видел его. Но то был он, точно. Он сказал, что у нас остался всего день. Если ты не достанешь то, что следует, он достанет меня. А потом и тебя.

— Черт… — пробормотал Том. Он рассеянно смотрел на женщину в соседней будке — она отчаянно жестикулировала, а от высокого пронзительного голоса, казалось, вибрировало стекло. Видимо, чем-то расстроена.

— Ты все еще с фэбээровской пташкой?

— Да.

— Нахрена тебе эти игры, не понимаю.

— Я ведь уже говорил. Они считают, будто я ограбил Форт-Нокс. Вот и стараюсь вылезти из дерьма.

— А что там взяли?

— Какие-то монеты. Вроде бы дорогие. — Том тяжело вздохнул. — Вероятно, их продали кому-то в Стамбуле.

— В Стамбуле? Ну, это просто. Там завтра вечером у Кассиуса должна состояться крупная сделка. Нечто вроде подпольного аукциона. Для этого, кстати, и яйца нужны.

— Он хочет толкнуть монеты и яйца одним махом? — выдохнул Том.

— Да, поэтому и установил такой срок. Я и раньше тебе говорил: пошли слухи, будто он потерял уйму денег на какой-то операции. Вот и собирает все, что можно, даже свои вещички туда присовокупил. И приглашает старых знакомых на аукцион, чтобы толкнуть подороже. Если хороших лотов будет мало, придется все отменить. Не думаю, что это пойдет на пользу его кредитоспособности.

— Где?

— Большой секрет. Вход по приглашениям. Исключительно для своих. Известно лишь, что в Стамбуле, завтра вечером.

Женщина в соседней будке плакала, маленькие круглые слезы стекали по щекам, падали на пол.

— Так ты берешься за работу или нет? — настойчиво спросил Арчи.

— Думаю…

— Значит, отказ не окончательный?

— Прежде был окончательный. Теперь… не знаю. — Том глубоко вздохнул и привалился спиной к стеклянной двери.

Плачущей женщины в соседней будке уже не было, ее сменил слепой мужчина. Вошел, поставил белую тросточку в угол и нащупывал пальцами символы Брайля, впечатанные в кнопки. Несколько секунд Том не произносил ни слова, а когда заговорил, его голос звучал неуверенно.

— Когда я вернулся в отель вчера вечером, ну, после нашей встречи, случайно услышал, как Дженнифер беседует по телефону со своим боссом.

— И что она сказала?

— Я слышал только самый конец беседы. Но общий смысл таков: он может рассчитывать на нее, она сделает все, лишь бы получить результат. И после этого… ей безразлично, что будет со мной.

— Вот видишь! — торжествующе воскликнул Арчи. — Я же тебе говорил. Этим типам доверять нельзя.

— Знаю, однако все это не вписывается в общую схему.

— Очень даже вписывается! Такая уж это порода.

— Но я не могу сразу уйти и провернуть дело.

— Почему?

— По многим причинам. Во-первых, я оставил в отеле свои часы.

— Подумаешь, часы! Я куплю тебе новые.

— Это подарок матери.

— Ну, тогда вернись и забери их. Время есть.

— А инструмент? — Том готов был ухватиться за любую отговорку — так утопающий цепляется за соломинку в надежде, что она поможет ему.

— В обычном месте. Послал вчера вечером.

— Но почему ты решил, что набор мне понадобится? Что я вообще соглашусь? — прошептал Том. Во рту у него пересохло от волнения.

— Да потому, что я знаю тебя, Том. Знаю, ты один из лучших. Ты хороший парень и никогда не оставишь меня в беде.

Том крепче прижал трубку к уху. Какой у него выбор? Сам он не пропадет. Но есть ли у него право бросить Арчи на растерзание псам Кассиуса? Долго ли ему удастся оставаться на свободе? Ведь рано или поздно они и его тоже схватят.

— Ты уж извини, друг, — продолжил Арчи. — Я был бы рад поверить, что предложение ее реально. Что у тебя есть возможность выйти из всего этого дерьма чистеньким. Но ты же слышал, что она заявила. Мы с тобой сами по себе. Так было всегда. Так и будет. И мы должны заниматься своим делом.

— Ладно, — холодно промолвил Том. — Твоя взяла. Я добуду Кассиусу это яйцо. А там видно будет. Может, и выкарабкаемся.

Глава 54

 Сделать закладку на этом месте книги

Штаб-квартира ФБР, Вашингтон, округ Колумбия

28 июля, 13.42

Боб Корбетт подался к переговорному устройству, воротничок рубашки натянулся и сдавливал плотную загорелую шею. Он пытался расслышать, что говорит ему Дженнифер.

— Повтори.

— Его сейчас нет. — Голос Дженнифер вплыл в комнату, точно волна дорогих духов. — Я сказала ему, что мне нужно кое-чем заняться и он может выйти и развлечься на несколько часов. Мы живем в одном номере, так что он понял.

— Ясно, Брауни, спасибо. Сейчас мы проверяем стамбульскую ниточку — посмотрим, куда она приведет. Перезвони через несколько часов. — Корбетт нажал на кнопку, микрофон отключился.

— Живут в одном номере? — криво ухмыльнулся Джон Пайпер. Его лицо раскраснелось. — О чем она думает? Всего три дня назад Кирк был у нас подозреваемым номер один. И теперь она, видите ли, поселилась с ним в одной комнате? Что за представление ты устроил, Боб?

— Это называется прикрытием, Джон, — прошипел в ответ Корбетт. Он тоже не был уверен, что Дженнифер поступила правильно, просто не мог позволить Пайперу набирать на этом очки. — Я почему-то считал, ты неплохо ориентируешься в оперативных условиях. Человек не всегда может выбирать, где остановиться и с кем.

Он развернулся в кресле лицом к людям, сидевшим по другую сторону стола. Жаркое полуденное солнце просвечивало сквозь металлические жалюзи, отбрасывая черные полосы на дальнюю от окна стену и отполированную поверхность деревянного стола.

— Итак, какие соображения?

Первым заговорил директор ФБР Грин. Серый костюм сидел на нем плохо, у плеч собрались складки.

— Лично у меня создалось впечатление, что Кирк действительно хочет помочь. Сумел проследить ниточку, ведущую в Амстердам, а затем — и в Стамбул. Хорошая работа. Может, опять пригласить его в штат? На старое место? — Мужчины дружно засмеялись. Все, кроме Джона Пайпера.

— О да! — с сарказмом заметил он. — Только долбаного Кирка нам здесь не хватает! Стоило ему появиться на сцене, как исчезает монета стоимостью восемь миллионов долларов. А еще мы имеем покойника в Лондоне и едва удалось избежать дипломатического конфликта с французами. Давайте смотреть на вещи реально. Кирк вне нашего контроля.

Корбетт забарабанил пальцами по столу.

— Что ж, это была ваша идея предложить ему сделку, — тихо напомнил он Пайперу.

Тот гневно сверкнул глазами и собирался возразить, но Грин не позволил ему.

— Успокойся, Джон. Никто толком не знает, что случилось в Лондоне и чья это вина. Что же касается французов, то они большие мастера превращать любое мелкое недоразумение в дипломатический конфликт. Наверное, подчеркивают тем самым свою значимость. Я все же придерживаюсь мнения, что Кирк удивил нас всех. Его поступки никак не вписываются в поведение виновного.

Корбетт еще громче забарабанил пальцами по столу.

— Но как мы можем знать, что там в действительности происходит? — продолжал гнуть свое Пайпер. — Я предупреждал: Брауни данное дело не потянуть. Слишком уж хорошо знаю этого типа: ему обвести ее вокруг пальца раз плюнуть. Кирку удалось заставить Брауни поверить в то, что он здесь ни при чем. Не забывайте, он в любой момент может подставить самого президента. Его надо посадить под замок. Давно пора.

Барабанная дробь, выбиваемая Корбеттом, вдруг оборвалась.

— Я согласен с Джоном, — заявил он. — Кирк — преступник. Доверять ему нельзя. У него имелись средства и мотивы провернуть работенку в Форт-Ноксе. И если он сейчас помогает Брауни, это означает, что у него есть какой-то интерес. А представится возможность, и он сразу сделает свой ход. Разумеется, он вполне способен допустить утечку информации об операции «Кентавр», просто чтобы нагадить.

Пайпер радостно закивал. Корбетт приподнял брови, будто не ожидал столь бурного выражения солидарности.

— Наверное, вы правы, — медленно начал директор Грин. — Но в данной ситуации какие у нас еще варианты? Вы что, полагаете, надо отозвать Брауни? Нет, я придерживаюсь мнения, что так у нас больше шансов найти монеты и вернуть их. С помощью Кирка.

— Не могу не согласиться, — промолвил Корбетт. — И по-прежнему считаю, что Брауни способна справиться с поставленной задачей. Она просто не может позволить себе очередного провала. Она это знает. А что касается Кирка, то за ним нужен глаз да глаз.

— Разрешите мне расставить все точки над i.

Секретарь казначейства Янг навалился грудью на стол и заговорил — впервые за время совещания. Лысина отливает зеркальным блеском, в толстых коротких пальцах зажата перьевая ручка «Монблан».

— Давайте посмотрим, что им удастся вместе накопать. Вдруг им повезет? Если Кирк станет проблемой, мы всегда сумеем вывести его из игры. Все очень просто. Честно говоря, когда все это кончится, лично мне плевать, что с ним будет. Человек он опасный и владеет множеством секретов. Если он стоит за ограблением Форт-Нокса, тогда прищучим его за это. Если нет, уверен, вы сможете накопать на него нечто такое, что заставит замолчать раз и навсегда. Вряд ли он будет распространять информацию об операции «Кентавр», находясь с нами в деле.

Корбетт кивнул.

— Нам необходимо обеспечить Брауни хоть какое-то прикрытие. Ты, Джон, потолкуй с ребятами из консульского отдела, пусть пришлют своего человека к ним в отель, чтобы присмотрел за парочкой. А ты, Боб, — тут Янг встретился глазами с Корбеттом, — пакуй свою сумку и собирай команду. Чтобы были готовы, если вдруг Брауни понадобится помощь. Короче, вылетайте туда первым рейсом. Не те мы люди, чтобы оставлять своих без прикрытия. Так никогда не было. И не будет.

Глава 55

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Семь мостов», Амстердам, Голландия

21.33

На улице уже стемнело, когда Дженнифер услышала шаги в коридоре, а затем и стук в дверь. Том отсутствовал свыше трех часов. За это время она успела отдохнуть, расслабиться, приняла ванну, выщипала брови и намазалась с головы до пят своим самым лучшим увлажняющим кожу кремом.

— Входи! — крикнула она.

— Ну, как поживаешь? — спросил Том.

— Чудесно, спасибо. А у тебя как дела?

— Прогулялся немного. — Том налил себе из кувшина воды со льдом. — Жарища и духотища, просто сил нет.

— Да уж, похоже, здесь, в Европе, не слышали, что существует такая штука, как кондиционер.

— Слышать-то они слышали. Но не верят в это, вот и все.

— Новости есть?

— Звонил одному своему приятелю. Выяснить, знает ли он что-нибудь о стамбульских коллекционерах.

— И что?

Том скрылся в ванной комнате, его голос звучал приглушенно.

— Сказал, что не знает.

Он появился, застегивая на руке браслет с часами, и направился к двери.

— Куда собрался? — удивилась Дженнифер. — Ты ведь только что вернулся.

— Возникло небольшое дельце.

— Что? — Она шагнула к нему, взяла за руку, вопросительно заглянула в глаза.

— Я ненадолго. — Том двинулся к выходу, но Дженнифер рванулась к двери, прижалась к ней спиной, преградила дорогу.

— Никуда ты без меня не пойдешь. Особенно с учетом того, что происходит. Не пущу, пока не объяснишь, куда намылился, черт побери, и зачем.

— По личному делу. Ты и эти монеты совершенно ни при чем.

— Плевать. Никуда ты не пойдешь.

— Вернусь через несколько часов. И я пойду. — Том смотрел ей прямо в глаза, не мигая.

Дженнифер нехотя отошла от двери. А что ей оставалось делать? Не привязывать же его к стулу…

— Но запомни, — произнесла она, когда Том взялся за ручку двери. — Мы с тобой заключили сделку. Ты и я. Если облажаешься, оба пойдем ко дну.

Он улыбнулся:

— Можешь не беспокоиться. О сделке помню. Она тоже для меня много значит.

Глава 56

 Сделать закладку на этом месте книги

21.17

Едва за Томом затворилась дверь, а в коридоре прозвучали удаляющиеся шаги, Дженнифер натянула поверх шелкового топа черный свитер, вместо туфель на высоких каблуках надела кроссовки, схватила ключи от комнаты и вышла. Сбежала по ступенькам и оказалась на улице.

Она вглядывалась во тьму, но улица была тиха и безлюдна. Дженнифер опоздала. Лишь вдалеке насмешливо подмигнул ей хвостовой огонек быстро удаляющегося велосипеда. Мигнул и растворился во тьме.

И тут вдруг она увидела его. Темный силуэт на мгновение вырисовался на фоне красной кирпичной стены, когда фары проезжающей мимо машины осветили ее. Это был Том.

Дженнифер двигалась, стараясь сохранять дистанцию, держалась поближе к стенам зданий и время от времени видела очертания головы Тома, когда он проходил под уличным фонарем или на него падал голубоватый свет из окна — от работающего телевизора. Следом за ним она миновала мост, затем останки древней римской кирпичной кладки на Ноемаркт-сквер, разбросанные вокруг танцующие огоньки ресторанов. Характерное мерцание от витрины ближайшего заведения подсказало, куда направляется Том. К кварталу красных фонарей.

Том наклонился, сделал вид, будто завязывает шнурок, и стрелой метнулся в темный боковой проход. Дженнифер бросилась следом. Она понимала: стоит ей потерять Тома в лабиринте узких проулков, и она уже никогда не найдет его. Сердце бешено билось, в голове роилось множество вопросов. Куда он направился? Почему именно сейчас? И почему не сообщил ей о своих намерениях?

Проход постепенно сужался, Дженнифер плотнее вжималась в стены спиной, стараясь не высовываться. Впереди, примерно футах в пяти, показалась небольшая площадь. От нее отходил с противоположной стороны еще один темный проулок, и по нему можно было выйти на улицу, параллельную той, на которой находилась Дженнифер. На площади виднелись одинаковые стеклянные витрины трех заведений, отбрасывали на булыжную мостовую темно-красные отсветы. Напротив высилась темная бетонная стела. Вздымалась к ночному небу точно церковный шпиль. На ней красовались изрядно побитые непогодой остатки абстрактной настенной живописи, посвященные давно забытому Международному дню борьбы со СПИДом.

Том стоял возле витрины среднего заведения, говорил через открытую дверь с одной из его обитательниц, хорошенькой девушкой с высокими скулами, тонюсенькой талией и огромными силиконовыми грудями. Короткие светлые кудри игриво танцевали, когда она встряхивала головой, губы накрашены ярко-алой помадой. Ее наряд состоял из кричаще-синего бюстгальтера, трусиков, чулок и подвязок, ярко выделявшихся на фоне молочно-белой кожи.

Том шагнул к девушке, та тоже подалась вперед и приняла соблазнительную позу, опираясь о дверной косяк. Он стал что-то нашептывать ей на ухо. Девушка рассмеялась звонким, как колокольчик, смехом, разнесшимся над площадью; голова немного откинута, светлые кудряшки спадают на плечи. Том протянул ей деньги. Похоже, там было несколько сот евро, свернутых в плотную трубочку. Маленькая ручка ухватила новенькие банкноты. Весьма щедрая плата за секс, особенно в таком районе.

Продолжая хихикать, девица отступила, и Том шагнул внутрь. Она последовала за ним, дверь закрылась, плотные красные шторы задернулись. Мостовую освещала узенькая ленточка света, игриво и соблазнительно выбивающаяся из окна в нижнем незашторенном его углу.

Глава 57

 Сделать закладку на этом месте книги

21.56

Дженнифер нехотя двинулась обратно.

— Ах ты, мерзавец, — пробормотала она, закрыла глаза, остановилась, прижалась затылком к стене.

Она понимала, что не имеет права злиться на Тома, огорчаться или удивляться его поведению. Ну что с него взять? Ведь он всего лишь вор. Так почему он должен вести себя по-иному, чем-то отличаться от остальных отбросов общества, которых она успела навидаться за годы работы?

Однако она расстроилась. Наверное, из-за того, что не многое, что она успела узнать о нем, давало основания надеяться на лучшее. Но еще больше рассердилась на себя. Сколь ни противно признаваться, но злость на Тома вызвана ревностью. Дженнифер гневно отвергла эту мысль. Но ощущения остались — обида, растерянность и легкая тошнота.

— Гашиш? Экстази? Ко-ка-ин?

Дженнифер удивленно вскинула голову. В темноте были видны только широко расставленные глаза. От мужчины исходил тошнотворно-затхлый запах уличного сортира.

— Нет, спасибо.

— Зря. Классная нар-ко-та-а. — Он как-то особенно противно растянул последнее слово, медленно и с присвистом выпустил сквозь зубы. А затем, словно в доказательство сказанного, глубоко и смачно затянулся сигаретой с травкой, закатил глаза от удовольствия и начал медленно выпускать дым через ноздри. На его лице застыла пьяноватая ухмылка.

— Нет, благодарю вас, — тихо, но твердо произнесла Дженнифер.

Бормоча себе под нос и пожимая плечами, мужчина зашагал прочь, сверкая белыми подметками спортивных туфель всякий раз, когда проходил под уличным фонарем.

Удрученно качая головой, Дженнифер осторожно выглянула из-за угла и ахнула. Шторы в витрине заведения, куда зашел Том всего несколько минут назад, были опять распахнуты. Девушка-блондинка, чье ярко-синее белье приобрело пурпурный оттенок в свете красных лампочек, сидела на металлическом стуле с кожаной обивкой посреди комнаты и курила сигарету. Похоже, дожидалась очередного клиента. Что, черт возьми, происходит?

Дженнифер медленно двинулась к площади, поравнялась с витриной, и блондинка одарила ее ленивой улыбкой; сигаретный дымок вился над кокетливо завитыми кудряшками. За спиной, в задней комнате, виднелась постель, аккуратно застланная белыми простынями, — сразу видно, нетронутая. В комнате никого не было.

Дженнифер промчалась через площадь, вбежала в узкий проход на противоположной стороне, вышла по нему на улицу. Том бесследно исчез. И уж определенно не станет возвращаться тем же путем, проходить мимо нее. Как же получилось, что она его упустила?

Дженнифер вернулась на площадь, миновала заведение блондинки — та торговалась с очередным клиентом, — вошла в узкий проход и вернулась на улицу, с которой начала свои ночные похождения. «Что же теперь делать?» — спрашивала она себя и вскоре сообразила, что выход у нее один: вернуться в отель и ждать возвращения Тома. Если, конечно, он вообще вернется.

— Hoe veel?

— Что? — Дженнифер вздрогнула, увидев перед собой огромного мужчину. Он неожиданно возник из темноты.

— Сколько? — спросил он по-английски с сильным акцентом и наклонился к ней.

Дженнифер ощутила на лице его жаркое дыхание, в нем отчетливо удавливался запах пива.

— О чем вы? — Она отступила на шаг.

— Трахнуться. Сколько? — Он ощерился в белозубой улыбке.

— Нет, — прошипела она сквозь стиснутые зубы. — Советую поискать там. — Дженнифер кивком указала на проулок, выходивший на площадь.

— Сама знаешь, что люди говорят. Ты не мужик, если не попробуешь темненьких! — Он громко расхохотался, сгреб ее в объятия и, держа за талию, оторвал на несколько дюймов от земли.

Дженнифер сознавала: одного удара тыльной стороной ладони по ничем не защищенному горлу достаточно, чтобы этот бугай рухнул как подстреленный. Но она не стала этого делать. Через правое плечо мужчины Дженнифер увидела, что в пятнадцати ярдах от нее на ступеньках дома показалась фигура. За спиной человека виднелась распахнутая дверь. В холле горел свет.

Том.

Она сразу все поняла. Очевидно, в заведении была задняя дверь, через нее можно попасть в соседний дом, и этим пользовались некоторые клиенты, чтобы приходить и исчезать незамеченными. Но почему Том решил воспользоваться этой дверью? Что он вообще там делал?

— Триста евро, — сказала Дженнифер мужчине.

Тот уронил ее, словно его укусили. И широкие плечи скрыли Дженнифер от глаз Тома, пока он стоял и настороженно озирался по сторонам.

— Сколько? — осторожно переспросил бугай.

— Три сотни. А там можно найти и за пятьдесят.

Важно оставаться вне поля зрения Тома и успеть проследить, куда он направляется. Стоявший перед ней мужчина неуверенно раскачивался на каблуках, смотрел на Дженнифер, переводил взгляд на темный проулок у нее за спиной. Потом застенчиво кивнул и двинулся по проулку к площади, где обитала белокурая проститутка в синем нижнем белье.

Теперь Том находился от Дженнифер примерно в пятидесяти ярдах и, похоже, направлялся к отелю. Он переоделся в черное. С плеча свисал объемистый рюкзак. Этой вещи она у него прежде не видела.

И только когда Том резко свернул влево, Дженнифер заметила темную фигуру. Та скользнула вперед, мелькнула и скрылась в густой тени. Этот человек шел за Томом.

Глава 58

 Сделать закладку на этом месте книги

22.16

Вообще-то на планирование данной работы следовало потратить несколько месяцев, не менее. Прежде он так бы и поступил. Узнал бы расположение комнат в доме, где и как расположены системы сигнализации, каким образом и кем контролируются. Ну и охранников, конечно, тоже бы изучил. Узнал бы их имена, распорядок дня, привычки, слабости и прочее.

Сегодня он просто не мог позволить себе такой роскоши. В любое иное время он счел бы подобный риск неприемлемым. Сейчас другое дело. Пять лет назад он прожил в Амстердаме два месяца, планируя и отрабатывая каждую деталь, собираясь ограбить дом, куда ему предстояло пробраться сегодня ночью. Только тогда целью являлся маленький набросок Дюрера. Он все спланировал, разработал, но в последний момент Арчи вдруг отменил задание. Выяснилось, что потенциального покупателя и заказчика убили пираты во время его путешествия по Амазонке.

Том никогда не знал, каким образом Арчи делает это. Как и где добывает распечатки и кальки со схемами, технические чертежи, инструкции по обращению с системами сигнализации. Но он всегда добывал. И, как неоднократно убеждался Том, ни разу не ошибся. Арчи очень серьезно и ответственно относился ко всему, что касалось работы, поэтому Том и согласился рискнуть. Арчи сказал, что системы сигнализации в доме не менялись с тех пор, как Том побывал в нем пять лет назад. Нет, охранники там теперь другие, но распорядок службы остался прежним. А Том доверял Арчи.

Беглый внешний осмотр, произведенный им вечером, незадолго до открытия, подтвердил правоту Арчи. Если не считать новой пристройки для касс да установления дополнительного пожарного выхода на втором этаже, здесь за пять лет вроде бы ничего не изменилось.

На деле то была скорее частная коллекция, нежели музей, и размешалась она в четырех элегантных особнячках восемнадцатого века, которые значительно позже соединили в единый комплекс с эффектным фасадом с помощью нескольких просторных боковых галерей. Коллекцию на протяжении почти пятидесяти лет собирал Максимиллиан Шенк, единственный наследник из семьи известных голландских торговцев. Это было эклектичное, но невероятно ценное собрание полотен импрессионистов, а также мастеров старой школы, современной скульптуры, антикварной мебели и иных предметов изящных искусств.

Несомненно, жемчужиной коллекции являлось яйцо работы Фаберже, которое и намеревался похитить Том.

Глава 59

 Сделать закладку на этом месте книги

22.27

Нет, этот человек определенно следил за Томом.

Сначала Дженнифер думала, что ей померещилось и мужчина просто идет в том же направлении. Но, судя по тому, как он нырял за стоявшие у обочины автомобили и деревья, когда Том оборачивался и замирал на месте, когда тот останавливался, дело обстояло именно так. Все сомнения ее вскоре испарились.

Дженнифер старалась держаться в пятидесяти ярдах позади, смотреть, куда ступает, дышать как можно тише, бесшумно ныряла из тени в тень. Она напоминала маленькую лодочку в бурном море, резко поворачивающую на другой галс при встречной волне. Инструкторы Квонтико хорошо обучили ее всем приемам.

Они шли все дальше и дальше, мимо автомобилей, выстроившихся по обе стороны канала стальной разноцветной стеной. Повсюду велосипеды, прикованные цепями к деревьям, фонарным столбам, перекладинам ограждений и дорожным знакам. Даже друг к другу. Они проходили мимо баров или заведений пип-шоу, обычно расположенных в полуподвальных помещениях, и навстречу выныривал какой-нибудь вышибала с бочкообразной грудью и спрашивал, не желают ли они заглянуть. Спрашивал Тома, затем его таинственного преследователя и, наконец, Дженнифер, точно все они были частью некой растянутой процессии, танцующей популярный латиноамериканский танец на карнавале.

Чем дальше они углублялись в самое сердце города, тем слышнее становились низкие приглушенные звуки джаз-бандов, играющих в бесчисленных, набитых потными посетителями барах, тем громче звучал смех студентов, кочующих из одного заведения в другое. Он взрывался в ушах и замирал вдали. И еще постоянным спутником Дженнифер был канал, постоянно тянулся рядом, поверхность воды темная, будто сгустившаяся от ночного мрака.

Идущий впереди Том, а следом за ним и его загадочный преследователь резко свернули вправо. Дженнифер добралась до конца улицы, опасаясь, что Том вдруг повернет назад или что, не дай Бог, она врежется в спину резко остановившемуся преследователю. Но ничего этого не случилось. Она дошла до угла, осторожно выглянула.

Оба исчезли.

Глава 60

 Сделать закладку на этом месте книги

22.59

В нижней части, там, где остроконечные крыши спускались под углом к фасаду красного кирпича, здания на этой улице достигали высоты четырехэтажного дома. Черные железные краны, встроенные наверху прямо в крыши, служили единственным напоминанием о прежней жизни. Раньше это был ряд торговых домов, где зерно с приплывающих по каналу барж перегружалось в кладовые, находившиеся на верхних этажах.

О том, чтобы войти в Музей Шенка через первый этаж, не могло быть и речи. Окна на виду, кроме того, они находились очень близко к подсобке, где по ночам собирались три охранника; там же стояли мониторы наружных камер слежения и обычный телевизор. Один охранник постоянно оставался на месте, двое других обходили здание каждые сорок пять минут. А в промежутках между патрулированием они развлекались созерцанием бесконечных шоу, игр и дублированных с английского американских боевиков и телесериалов.

Том понимал, что попасть можно через крышу, но забраться туда было почти так же трудно, как попасть в здание через главный вход. Нет, чисто теоретически он мог, конечно, воспользоваться специальным альпинистским оборудованием, попробовать зацепиться крюком, работающим под действием сжатого воздуха, но это было слишком рискованно. Это не американское кино, и нет гарантии, что титановый крюк не сорвется и не рухнет на тротуар с высоты четырех этажей.

Оставался один путь. Самый старомодный. Сложный. Придется залезать на крышу без всяких крюков. Том расправил лямки рюкзака на плечах, равномерно распределил тяжесть. Проверил, не видно ли кого на улице, и начал восхождение с правого угла здания, наиболее отдаленного от камер слежения, большинство которых были установлены у входа.

Для большинства людей гладкий фасад здания представлял бы непреодолимое препятствие, но Том знал, что дом старый, весь в трещинах и выступах. Требовались крепкие руки, острый глаз да прирожденное чувство равновесия.

Он начал двигаться вверх по стене, пальцы нащупывали один зазор за другим, крепко цеплялись, ползли выше, носки ступней находили опоры в старой кирпичной кладке.

Иногда попадалась декоративная полоска из белых кирпичей, выступающая на несколько дюймов, она немного облегчала продвижение.

Оказавшись на высоте примерно пятнадцати футов от земли, Том обогнул угол здания и добрался до толстой металлической водосточной трубы, выступающей в этом месте из стены и уходящей наверх, на крышу.

Внизу, откуда-то из-за угла, вывернула на улицу полицейская патрульная машина, медленно проехала мимо входа в музей. Том вжался в стену, распластался на ней. Оцарапал щеку о кирпич, левая нога застряла между водосточной трубой и стеной. Автомобиль проехал мимо, свернул вправо, к мосту, и вырулил на соседнюю улицу. Оторвавшись от стены, Том ухватился за трубу и полез наверх.

Через две минуты он перебросил сначала правую руку, затем левую ногу через выступ, подтянулся и оказался на крыше. Лежал там, распластавшись, несколько секунд, пытаясь отдышаться. Во рту пересохло, мышцы ныли. Над головой мелкими бриллиантами, рассыпанными на черном бархате, сверкали звезды. На мгновение Том даже позволил себе задуматься над тем,


убрать рекламу






что делает. Как он ни сопротивлялся, но Арчи все же настоял на своем. Вероятно, Арчи прав. Как ни хотелось Тому верить обещаниям Дженнифер о том, что все можно начать сначала, доверять никому нельзя. Кроме себя самого.

Пискнули наручные часы, и он вернулся к реальности. Все идет по расписанию. Поднявшись, Том достал из рюкзака длинный черный шнур, быстро привязал его к парапету, отпустил, и теперь шнур свисал параллельно стене. Свитый из тонкого нейлона, он был практически незаметен в тени высокого дерева. С улицы его не видно, зато Том подготовил себе скорый путь к отступлению.

В этой части крыша была плоской, ее перестроили в начале шестидесятых годов: убрали изначальное треугольное возвышение для придания расположенным ниже галереям современного вида. С этой же целью на крыше устроили несколько застекленных люков, чтобы в галереи попадал естественный свет. Том подполз к одному из окон в самом центре крыши, присел на корточки. В дверях зала, находящегося прямо под ним, появились два охранника и начали осматривать просторное помещение, подсвечивая фонарями. Они развернулись и вроде собрались уходить, как вдруг один посветил фонарем вверх. Мощный луч света ударил снизу, осветив стекло точно прожектором. Том отпрянул и установил таймер на своих часах. Время отсчета пошло. В его распоряжении оставалось ровно сорок пять минут.

Из переднего кармана рюкзака он извлек миниатюрную стеклорезку. Приводилась она в действие с помощью электрической батарейки и, чтобы заглушить шум моторчика, была снабжена специальным устройством. С еле слышным жужжанием Том стал вырезать на гладкой поверхности стекла большой квадрат. Затем, отложив инструмент, Том достал из рюкзака две чашки-присоски с алюминиевыми ручками — каждая выдерживала вес около шестидесяти шести фунтов. Крепко прижав их к стеклу, он по очереди повернул черный пластиковый рычажок на каждой чашке, чтобы создать вакуум.

Настал момент истины. Если Том сделал хоть что-нибудь неправильно, стекло треснет и разлетится на тысячи осколков. Он легонько потянул за ручки, стеклянный квадрат отделился от основной части с громким противным хрустом.

Добро пожаловать в музей!

Глава 61

 Сделать закладку на этом месте книги

23.31

Кайл Фостер, находившийся на крыше здания напротив того, куда на его глазах пробрался Кирк, достал «ремингтон» из сумки и начал собирать. Просто ради развлечения он выполнял это с закрытыми глазами, как его учили на тренировочной базе в Форт-Беннинге, штат Джорджия.

Кайл установил ствол, вставил и присоединил ударный и спусковой механизмы. Приладил телескопический прицел, используя комбинированный гаечный ключ полудюймовой толщины, чтобы с его помощью надежно закрепить переднюю и заднюю кольцевые гайки. И, наконец, поставил затвор. Вставил обойму. Предохранитель. Неплохое вроде начало.

Фостер всегда предпочитал «ремингтон» другим винтовкам, в частности моделям «PSG-1» или «М21», полуавтоматам, веером разбрасывающим вокруг во время стрельбы множество гильз. К тому же его оружие весило значительно меньше за счет того, что детали приклада сделаны из кевлара, графита и стекловолокна, и материалы эти соединены между собой эпоксидными смолами. Пустой, без телескопического прицельного устройства, его «ремингтон» весил ровно пять с половиной килограммов, а дальность прицельной стрельбы составляла около восьмисот метров. Более чем достаточно для сегодняшней работы.

Фостер заменил обычный оптический прицел «Leupold М3» прицелом ночного видения марки «Litton Aquilla» и прикрепил к оружию подставку Гарриса, а затем и подствольное лазерное устройство наведения. Как сказал бы его старый сержант и учитель, «придал системе двойную прочность и надежность».

Единственный недостаток заключался, пожалуй, в том, что система, если не считать хорошо известных недостатков патронов М118, буквально сводивших с ума ребят из его подразделения, при долговременном использовании грозила проблемами перезарядки, если магазин был неполный. Но, ощупав столь хорошо знакомые ему очертания винтовки, почувствовав, как плотно угнездился в ямке плеча приклад, Кайл заглянул в телескопический прицел и подумал, что все это мелочи и несущественно. Ему предстояло сделать всего один выстрел. Только бы дождаться момента. И он ждал.

Нахлынули воспоминания.

Черный Ангел… Так называли его местные в Колумбии. Нет, они, конечно, не знали, кто он такой, даже за человека не принимали. Одни говорили, что он призрак, утаскивающий их детей, братьев, сестер и родителей в лес, после чего их никто уже никогда не видел в живых. А зверски истерзанные их тела находили лишь через несколько месяцев, захороненными в неглубоких могилах или высоко подвешенными к темным ветвям деревьев в тропическом лесу.

«Почему? За что?» — вопрошали их невинные глаза, когда он склонялся над ними.

— Да потому, что я могу, — шепотом отвечал он. — Потому что мне приказали это сделать.

Аналогичный приказ поступил и сегодня. Обычный телефонный звонок, сдержанный тихий голос отрывисто произносит инструкции.

— Следовать за Кирком. Вплотную. Не отставать. Занять позицию напротив. И смотри не промахнись.

Глава 62

 Сделать закладку на этом месте книги

23.32

Том отложил кусок стекла, снял с него резиновые присоски и убрал в рюкзак. Поднялся и подошел к тихо шумящему вентиляционному устройству, находившемуся за окном-фонарем. У его основания виднелась лужица воды, там, где осела и сконденсировалась влага от испарений, ведь вентилятор вытягивал теплый воздух из зала наверх. Опустившись на колени, Том достал из рюкзака лебедку с пультом дистанционного управления и закрепил ее, плотно обмотав веревку вокруг толстого отвода вентилятора. Хотя изначально лебедку предполагалось приводить в действие с помощью автомобильного мотора, Том приспособил для данной цели аккумуляторные батареи. Надолго энергии, конечно, не хватало, но он рассчитывал управиться за отведенное ему время. Том включил лебедку и отмотал с ее барабана несколько футов тонкого стального троса, слегка искрящегося, будто провод под током.

Стоя у края отверстия в окне-фонаре, он надел рюкзак задом наперед, переместив со спины на грудь так, чтобы основное отделение находилось перед глазами. Просунул трос в петли в специальной «сбруе», надетой поверх черного комбинезона, причем все ее металлические части, застежки, пряжки и петли были предусмотрительно обмотаны черной изоляционной лентой, чтобы производить как можно меньше шума и чтобы они не отражали свет. Том надел черную вязаную маску, мягкий плотный материал прильнул к лицу. Знакомое ощущение. Он готов к спуску.

Пригнувшись, Том начал опускаться в подготовленное им отверстие в стекле. Ноги повисли в воздухе, теперь его вес приняла лебедка. Том подсунул под трос кусочек уплотненной резины, чтобы не терся о край, нажал кнопку пульта дистанционного управления и медленно, бесшумно стал опускаться в зал.

Он находился примерно на высоте двадцати футов от пола галереи, площадь самого помещения составляла около тридцати квадратных футов. Единственная в зале дверь открывалась в широкий коридор, откуда можно было попасть в другие помещения музея, а также к лестнице, ведущей на нижние этажи. В зале находились три камеры слежения. Одна, неподвижно закрепленная, смотрела на дверь, две другие, расположенные по противоположным углам, медленно поворачивались и позволяли обозревать примерно половину помещения каждая.

Белые стены галереи тускло отсвечивали в лунном свете, полутьма периодически озарялась красными вспышками крохотных огоньков, указывающих на то, что все три камеры функционируют нормально.

В этой галерее были любовно собраны полотна художников разных веков. Ротко мирно соседствовал с Рембрандтом. Модильяни — с Моне. Том разглядел очертания небольшого наброска Дюрера, который планировал украсть пять лет назад. Через открытую дверь он видел слабое зеленоватое свечение, исходившее откуда-то из коридора. Согласно схематическому плану Арчи, там должна располагаться контрольная панель еще одной системы сигнализации с использованием инфракрасного излучения, позволяющего засечь любого, кто ступит на пол галереи. Но пол был ему не важен, Том и не собирался ступать на него. Не слишком волновала его и камера слежения за дверью, через которую можно было попасть в остальные помещения. Он и не думал приближаться к ней.

Зато две другие камеры, подвижные и установленные по углам, чьи стеклянные «глаза» периодически обшаривали комнату каждые десять секунд, представляли проблему. Они специально нацелены под углом и немного вниз, на окружающие стены и пол, их неусыпный немигающий взгляд направлен на картины, скульптуры и стенды с более мелкими произведениями искусства, которые они охраняли. Это, в свою очередь, означало, что высота обзора по вертикали составляла не более десяти футов. Зависший примерно на полпути от потолка до пола, Том находился сейчас вне поля зрения данных камер и мог оставаться в этом подвешенном положении и с подогнутыми ногами сколь угодно долго. Но время шло.

Он достал из рюкзака маленькое гарпунное ружье. Обычно такие ружья входят в экипировку спасательных плотов, и избраны именно за компактность — длина от приклада до кончика ствола составляет всего двадцать семь дюймов. Под водой дальность эффективной прицельной стрельбы составляла девять футов, но на земле и с учетом некоторых модификаций, произведенных Томом, увеличилась до двадцати. Он прикинул расстояние от себя до той части стены, что находилась выше левой камеры, — выходило примерно футов пятнадцать. Что ж, годится. Том прицелился в точку на высоте примерно пяти футов над камерой, зная, что, если промахнется, гарпун грохнется на пол и автоматически включится система сигнализации.

На языке ощущался знакомый специфический привкус углерода — сухой, металлический. Типичное явление для большинства галерей, где использовались углеродные фильтры для удаления из воздуха разных паров, запахов и примесей, но главное — двуокиси серы, активно выделявшейся при дыхании посетителей и оказывавшей разрушительное действие на полотна.

Сглотнув слюну, Том нажал на спусковой крючок, и гарпун пронесся через зал, за ним хвостиком протянулся тонкий, но необычайно прочный нейлоновый шнур. Он врезался в стену, и стальной зубец погрузился в нее дюймов на пять. Том перезарядил оружие и произвел еще выстрел, целясь в выбранную им точку уже над другой камерой.

Когда оба гарпуна оказались на месте, он пропустил концы тонких нейлоновых шнуров от обоих гарпунов через металлическое натяжное устройство. Крутанул ручку, и вскоре шнуры сошлись вместе и натянулись как струны. Взглянул на часы. В его распоряжении оставалось тридцать пять минут. Том прикрепил себя к шнуру, который диагонально тянулся через все помещение, и отстегнулся от стального троса. Повиснув на шнуре спиной вниз и скрестив над ним ноги, он начал подтягиваться и медленно поплыл в воздухе над полом, пока не оказался над правой камерой. Том опустил руку и прикрепил к проводу, по которому поступал видеосигнал в дежурку на мониторы, маленькую черную коробочку. Приведенный в действие, этот приборчик перекачивал двухминутную видеоинформацию на специальный клип памяти, перекрывал входящий сигнал и передавал уже записанное ранее на пленку изображение на мониторы охранников до тех пор, пока примерно через полчаса не иссякала батарейка. Но к тому времени его уже здесь не будет.

Том включил хитрый приборчик, выждал ровно две минуты, затем, зная, что нужное ему изображение пошло, двинулся через комнату к другой камере, где проделал аналогичную процедуру. Миновало еще две минуты, и помещение стало практически невидимым для охранников, дежуривших на первом этаже. У него оставалось двадцать пять минут.

Продолжая подтягиваться, Том пополз по шнуру к центру комнаты. Глянул вниз через плечо. Прямо под ним находился квадратной формы демонстрационный стенд. Через стеклянную поверхность просвечивала, словно подмигивая ему, золотая филигрань, обнимающая темно-зеленую поверхность яйца Фаберже. Игриво так подмигнула в полумраке, будто призывая его к себе. Том усмехнулся. Противно признаваться самому себе, но он явно наслаждался моментом. Кураж не пропал.

Том пристегнулся к стальному тросу, свисающему с крыши, нажал на кнопку пульта дистанционного управления и начал медленно спускаться вниз головой, пока не оказался над стендом. От его дыхания стеклянная поверхность немного помутнела, но вскоре снова стала прозрачной. Стенд в виде стеклянного куба был установлен на элегантной колонне из отполированной стали, расширявшейся книзу, образуя большое, квадратной формы основание. Каскадом спускалось оно к полу в виде серии узких ступенек и выступов, каждое примерно в два дюйма шириной.

Том опять нажал кнопку, и лебедка послушно опустила его еще ниже. Теперь он находился на одном уровне со стеклянным кубом и оглядел со всех сторон металлическую колонну. Спустился еще чуть ниже и оказался на высоте примерно пять футов от пола, даже подогнул ноги, чтобы, не дай Бог, не задеть отполированный паркет. В нижней части колонны, над ее основанием, он нашел то, что искал: металлическую пластину, закрепленную по углам четырьмя маленькими винтами. Том посмотрел на часы. В его распоряжении пятнадцать минут.

Достав из кармана комбинезона тоненькую электрическую отвертку, он осторожно отвинтил пластину — при этом каждый винтик тут же послушно прилипал к намагниченному кончику отвертки. Том аккуратно собрал все четыре винтика и выложил на приступку в основании колонны. Последний вдруг покатился по ней, но Том успел накрыть его ладонью левой руки и остановил падение. От этого немного резкого движения дрогнула правая рука, и Том выронил отвертку. Она с металлическим звоном ударилась об основание, а затем, как в замедленной съемке, начала скатываться на пол, прыгая со ступеньки на ступеньку.

Глава 63

 Сделать закладку на этом месте книги

23.50

Том похолодел. В ужасе смотрел он, как тоненькая серебристая отвертка скатывается со ступеньки на ступеньку, все ниже и ниже… Вот уже и последняя приступка, и оттуда она неминуемо должна свалиться на пол. И тогда включится сигнализация.

Но этого не произошло.

Отвертка замерла на самом краю — казалось, что ее крохотная серебристая головка в страхе заглядывает в бездну, — потом покачалась немного и замерла. Том облегченно выдохнул через ротовое отверстие в маске. Он опустил руку с зажатым в ней магнитным наконечником, отвертка приподнялась и прилипла к нему. Том поднял ее и привинтил понадежнее. Заглянул в небольшое отверстие, открывшееся за панелью, увидел там два проводка. Как и предсказывал Арчи, через них подавалась энергия к устройству, контролирующему давление в основании стенда. Оно должно было неминуемо сработать, стоило только вынуть из него яйцо.

Том достал маленький металлический зажим и поместил его между проводками, уходящими под основание колонны. Вот и все. Он нажал кнопку пульта, и лебедка приподняла его чуть выше. Теперь он находился прямо над крышкой демонстрационного стенда. Он снова извлек из кармана комбинезона стеклорезку с алмазным напылением и прорезал ровный и аккуратный круг в стекле прямо под собой. Убрал стеклорезку в карман, легонько постучал по стеклу костяшками пальцев. Стеклянный кружок провалился вниз, слегка задев яйцо.

Том сунул руку в стеклянный куб, пальцы в перчатках сомкнулись на шелковистой поверхности яйца. Поколебавшись мгновение, он вытащил его из гнезда. Движение сопровождалось тихим щелчком внутри куба, однако сигнализация не сработала. Давление изменилось, прибор зафиксировал это, но Том успел изолировать провода, которые могут передать сигнал.

Прошло ровно сорок минут. Оставалось пять. Что ж, вполне достаточно, чтобы исчезнуть.

Том сунул яйцо во внутренний карман, нажал кнопку пульта, и лебедка начала поднимать его к отверстию в крыше. Когда наружу вышли голова и плечи, он остановил лебедку, ухватился руками, подтянулся и выбрался под звездное небо.

Неожиданно Том заметил нечто странное: маленькую красную световую точку, танцующую у него на груди. Ровно посередине. Том замер. Он сразу догадался, что это такое — лазерный луч наведения от прицельного устройства какого-то мощного снайперского ружья.

Красная точка скользнула ему на лицо, ослепила левый глаз, Том заморгал. Затем точка прошлась по его губам, подбородку, переползла на руку, прошлась по ней до кончиков пальцев в перчатках и застыла на моторчике лебедки. Кем бы ни был человек, находился он на крыше противоположного здания, по ту сторону канала. Он явно не торопился. Играл с Томом.

Выстрел был всего один. Мотор взорвался. В разные стороны разлетелись куски горячего металла, искры. Трос оборвался, и Том полетел вниз, в помещение, откуда только что выбрался. Чудом ему удалось ухватиться левой рукой за туго натянутый над залом нейлоновый шнур. Его тряхнуло и резко подбросило вверх, он едва не вскрикнул от резкой боли в плече. Наверное, вывих, но сейчас не до этого. Однако и с вывихнутой рукой долго не протянуть. Том прильнул к спасительному шнуру, приник всем телом. Собрался с духом, схватил себя за локоть другой рукой и резко дернул, плечевой сустав встал на место. Задыхаясь от страха и боли, он пытался сообразить, что происходит. Кто, черт возьми, в него стрелял? Как вообще они узнали, что он будет здесь?

Внезапно шнур рывком опустился на несколько дюймов, ведь Том всей тяжестью упал на него, и от удара левый гарпун начал выходить из стены. Том с ужасом наблюдал, как зазубренный наконечник прорывает штукатурку и дерево, шнур провисает все больше и больше. Ближе и ближе к полу… Он затаил дыхание. Пять секунд. Десять секунд…

Гарпун с треском вырвался из стены, и Том полетел на пол, где была установлена система сигнализации.

Помещение мгновенно ожило, включились осветительные приборы, безжалостно яркий свет буквально ослепил лежавшего на полу Тома. Сработала и звуковая система, начала испускать пронзительные гудки, с подвыванием сирен и звоном колокольчиков. Звуки волной захлестнули зал.

Том с трудом поднялся, пошатываясь, направился к двери, но прямо у него перед носом проем закрыла толстенная стальная пластина, и единственный путь из комнаты был отрезан. Дыра в окне-фонаре находилась на высоте двадцати футов. И Том понял, что ему отсюда не выбраться.

Он в ловушке.

Глава 64

 Сделать закладку на этом месте книги

00.04

Появление светящейся красной точки на крыше здания напротив подсказало Дженнифер, где расположился мужчина, преследовавший Тома. Она распласталась на крыше музея, куда забралась с помощью оставленного Томом шнура, свисавшего вдоль стены здания. Еще несколько секунд ушло у нее на то, чтобы понять, что представляет собой эта точка.

Однако раздавшийся через полминуты выстрел буквально парализовал ее. Она продолжала неподвижно лежать на крыше, и лишь когда внизу, в галерее музея, включилась сигнализация и раздался вой сирен, это побудило ее немедленно вскочить. Дженнифер поползла к отверстию в стеклянном окне крыши. Теперь она стояла там, грозно подбоченясь, и смотрела вниз, на Тома.

— Ну что, ловишь кайф? — спросила она хрипло.

— Ты? — В голосе Тома звучало искреннее изумление, но он сразу пришел в себя и деловитым тоном заметил: — Давай быстренько вытаскивай меня отсюда.

— Как-то не очень хочется.

— Это совсем не то, что ты думаешь.

Дженнифер слышала завывание сигнализации, видела отверстие в стеклянном кубе стенда, скорчившуюся фигуру в маске на полу. Похоже, именно это она подозревала. Об этом предупреждал ее Корбетт. Как могла она быть столь глупа и самонадеянна, чтобы считать, будто все остальные заблуждаются насчет Тома?

— Ах нет, не то? — холодно усмехнулась Дженнифер. — Тогда что же, по-твоему?

Том сорвал черную маску, встрепанные вспотевшие волосы встали дыбом. Дженнифер видела его глаза — большие, темные и, как ей показалось, немного испуганные.

— У меня всего девяносто секунд, — заявил он. — А потом ворвутся охранники. — Он кивком указал на стальную дверь. — Позже все объясню.

— Нет уж, будь добр, объясни прямо сейчас, — непреклонно произнесла Дженнифер.

Она недоумевала, зачем вообще слушает его, почему не побежала прямо в полицию, обнаружив свисающий вдоль стены музея тонкий и прочный шнур. Нет, почему-то ей понадобились объяснения Тома.

— Времени нет! — взмолился он.

— Лично у меня полно времени.

Том удрученно покачал головой, отвернулся и опять взглянул на Дженнифер:

— Яйцо Фаберже, которое я украл в Нью-Йорке, предназначалось Кассиусу. Знаешь, кто он такой, Кассиус?

Имя вроде знакомое, она его слышала, вот только никак не могла вспомнить, где и при каких обстоятельствах. Неожиданно Дженнифер вспомнила. Кассиус сродни герою романа Жюля Верна, загадочному капитану Немо, и упомянул о нем Корбетт на встрече с секретарем Янгом. Он был своего рода гением, мозгом всех криминальных операций, связанных с похищением предметов искусства.

— Хорошо. Теперь ты представляешь, какой противник мне противостоит. Я давал согласие на похищение двух яиц, но после первого решил завязать, намеревался выйти из дела. Я не лгал, когда говорил, что хочу завязать. Но Кассиус не принимает отказов. Он угрожал убить меня и еще одного парня, с кем я работаю, если не проверну дело к завтрашнему утру.

Дженнифер молчала. Разве можно верить такому чело веку? Стальные ставни, прикрывающие вход, приподнялись примерно на дюйм, из коридора слышались возбужденные голоса охранников.

— Почему ты мне сразу не сказал?

— А что, есть разница? Разве ты позволила бы мне провернуть это дело, если бы я сказал?

— Нет.

— Ну вот. Теперь видишь, что у меня просто не было выбора. Не мог же я просто сидеть сложа руки и ждать, когда прикончат меня и того парня.

— Мы с тобой заключили сделку. Ты должен был доверять мне. Я бы сумела тебя защитить.

Дженнифер смотрела по-прежнему холодно, однако ее сердце дрогнуло. Вопреки всему ей хотелось верить этому человеку.

Том с грустной улыбкой покачал головой:

— Я случайно подслушал твой разговор, Дженнифер. Накануне вечером. Ты общалась по телефону с боссом. Говорила, что он может на тебя рассчитывать, ты пойдешь на все, лишь бы добиться результата. Тебе плевать, что дальше со мной будет. Вот и пришлось позаботиться о себе самому. Надеяться, что кто-нибудь защитит тебя, глупо. Впрочем, я всегда надеялся лишь на себя.

Услышав его слова, Дженнифер покраснела. Она сообразила, почему во время ужина в Париже Том держался отстраненно.

— Но я имела в виду иное. Моя заинтересованность в тебе зиждется на убеждении, что ты поможешь в деле с монетами. Это правда. И мне неинтересно, чем ты там занимался в прошлом. Мы заключили сделку, и я вовсе не намеревалась отказываться от ее условий. И ждала того же от тебя.

Стальная пластина, прикрывающая дверь, приподнялась уже на три дюйма, в образовавшемся зазоре Дженнифер видела грубые ботинки охранников с металлическими набойками на носках.

— Это ты сейчас так думаешь. Но при любом удобном случае, особенно если дело будет выполнено, откажешься от своих слов. Ведь тебе надо думать о своей карьере. А я, знаешь ли, просто не могу рисковать. Ждать, когда меня предадут во второй раз.

— Что ты собираешься делать? Забрать яйцо и удрать? Куда?

— Завтра вечером в Стамбуле Кассиус проводит подпольный аукцион. — Том бросал нервные взгляды в сторону медленно приподнимавшейся стальной двери. — И я планировал поехать туда и разобраться со всем этим. Ради Гарри.

— В Стамбуле? — Несмотря на происходящее, Дженнифер не удалось скрыть неподдельный интерес, вдруг прозвучавший в голосе. Ниточка к монетам ведет через Стамбул. Вероятно, появится шанс вернуть их и арестовать людей, участвовавших в похищении. — Так что же ты раньше не сообщил?

— Вот почему Штайнер записывал номер на клочке бумаги, перед тем как его убили. Очевидно, Кассиус собирался прихватить на аукцион и монеты. Видимо, именно он стоит за заказом на их похищение. Монеты и два яйца Фаберже — они и станут главными лотами аукциона.

— А если Кассиус не получит второе яйцо?

— Нет, такого он просто не может себе позволить. Ведь он пригласил на аукцион очень важных людей, обещал, что будут представлены именно эти лоты. Тогда, наверное, просто отменят аукцион.

Дженнифер судорожно пыталась сообразить, что же теперь делать. Если аукцион отменят, она упускает вполне реальный шанс вернуть монеты. Возможно, единственный. А шансы накрыть их всех потом весьма сомнительны. Нет, ей позарез нужен аукцион.

— На, лови!

Дженнифер бросила ему конец. Тяжелый шнур, со свистом разворачиваясь в воздухе, полетел в проем. Стальной заслон на двери приподнялся уже на фут, и она видела, как какой-то особо ретивый охранник пытается пролезть в помещение.

Том поймал конец спасительной веревки и начал подниматься наверх. Одновременно с этим дверь приподнялась на три дюйма. Том перекидывал ногу через край, собираясь выбраться на крышу, когда в зал ворвался первый охранник и, увидев исчезающие наверху ноги, выхватил револьвер.

Том стоял на коленях, судорожно хватая ртом воздух, потом покосился на Дженнифер и прошипел скрипучим и холодным, как стекло, злобным тоном:

— В следующий раз просто бросай вниз шнур. А поговорить можно позднее.

— Следующего раза не будет, — отрезала Дженнифер. — И сегодняшнего не должно было быть. — Она ухватила Тома за шиворот, рывком поставила на ноги. — Нужно убираться отсюда скорее.

Они побежали, перепрыгивая с крыши на крышу соседних зданий, спустились на улицу и уже неспешно, чтобы не вызывать подозрений, двинулись к отелю. Вдалеке провыли на два голоса полицейские сирены, звуки эхом разлетелись по улицам, небо озарилось голубоватым отсветом огней и вновь потемнело.

Всю дорогу, до самого отеля, за ними неустанно следила пара внимательных глаз. Вот они отворили дверь и скрылись в холле. Мужчина достал из кармана мобильный телефон и заговорил, как только на другом конце линии сняли трубку:

— Это Джоунс, сэр… Тут просто цирк творится, черт бы их всех побрал… Кирк залез в музей, а затем какой-то псих пытался снять его на крыше. Стрелял из снайперской винтовки… Нет, промахнулся… Брауни? Вы уж извините, сэр, но у меня создалось впечатление, что она помогла Кирку бежать.

Глава 65

 Сделать закладку на этом месте книги

Отель «Семь мостов», Амстердам, Голландия

00.36

— Ну дай посмотреть. Дай взглянуть хоть одним глазком, — умоляюще и возбужденно протянула Дженнифер.

Адреналин все еще бушевал у них в крови, сердца бились учащенно, мысли путались. Успокоиться не удавалось даже после возвращения в отель.

— А ты уверена, что хочешь этого? — В глазах Тома промелькнуло сомнение. — Ты и без того по уши влипла во все это дерьмо. Может, лучше остановиться?

— Я помогла тебе исчезнуть с места преступления. Действительно влипла. И потому имею право.

Том кивнул и нехотя заметил:

— Я очень ценю то, что ты сделала для меня.

— Я, очевидно, с ума сошла, — пробормотала Дженнифер. — Стоит кому-то узнать, и мне конец. Надеюсь, ты понимаешь? — Ее большие круглые глаза возбужденно сверкали.

— Да. И все-таки, почему ты это сделала?

— Не будет Фаберже, не будет и аукциона. Не будет аукциона, не видать нам монет.

— Значит, ради пользы дела? — В его голосе слышалось разочарование.

— Да, разумеется. Ради дела.

Дженнифер надеялась, что он не заметил легкого колебания в ее голосе. Ее поступок имел еще одну причину, но она никогда не призналась бы в том даже себе, не говоря уже о Томе. Она бросила ему шнур еще и потому, что ей хотелось убедить Тома, что он может полностью ей доверять и они по-прежнему работают вместе. Слишком хорошо знала Дженнифер, что это такое, когда тебе не доверяют, когда люди постоянно сомневаются в твоих мотивах и поступках. И еще потому, что она твердо вознамерилась дать ему шанс. Тот самый второй шанс, в котором все так долго отказывали ей. Все, за исключением Корбетта.

Том улыбнулся, и по хитроватому выражению его глаз Дженнифер поняла: он догадывается, что она сказала ему далеко не все.

— Что ж, каковы бы ни были причины, поступила ты правильно. Мы должны вместе закончить дело. Ладно, давай подставляй ручки.

Он полез во внутренний карман, вытащил маленькое яйцо и бережно опустил его в протянутые чашечкой ладони Дженнифер.

— Боже! Какая красота! — тихо выдохнула она, поглаживая шелковистую зеленоватую поверхность яйца. Кончики пальцев ощупывали позолоченные цветы, прораставшие из оплетавших яйцо корней, внизу эти корни образовывали подставку. — Как оно называется?

— «Анютины глазки». Это мое любимое.

— Почему именно оно?

— Сейчас покажу.

Он открыл яйцо — оно распалось на две половинки — и достал крохотный золотой


убрать рекламу






щит в форме сердечка с одиннадцатью миниатюрными дверцами. Щит был закреплен на изящно сработанном мольберте.

— Каждая из дверок открывается, и за ними находятся портреты-миниатюры членов императорской семьи. — Подцепив кончиком ногтя, Том открыл несколько дверок. На них смотрели печальные бледные лица. — Я всегда думал, почему они такие грустные. Словно знали, что с ними скоро случится.

— Ты имеешь в виду русскую революцию?

— Нет. Большевики убили их всех до одного, даже детей не пощадили. Конфисковали ценности и продали, деньги пошли на финансирование армии. Лично мне этот предмет говорит об истории России больше, чем можно узнать из тысячи книг и учебников. Здесь все: и слава, и красота, и ужас.

— А сколько всего существует яиц?

— Сам Фаберже сделал пятьдесят. Восемь потеряны. В Оружейной палате Кремля хранится десять. Один русский миллиардер недавно купил девять, из коллекции семьи Форбса. Остальные в разных музеях и у частных коллекционеров.

— А у тебя никогда не возникало искушения оставить себе все добытые неправедным путем вещи?

— Нет, никогда, — улыбнулся Том. — Это одно из первых правил моей работы. Сделал дело — и двигай дальше. Ты просто не можешь позволить себе влюбляться в эти вещи, пусть даже они и прекрасны. — Он протянул руку, и Дженнифер нехотя отдала ему яйцо и мольберт со щитом.

Том аккуратно поместил «начинку» в яйцо, сложил обе половинки, завернул яйцо в кусок мягкой ткани и убрал в карман.

— Надо бы связаться с Арчи.

— Кто это?

— Да так… можно сказать, коллега.

Дженнифер присела на постель, а Том начал набирать номер.

— Это я, — произнес он.

— Ты в порядке, друг? Есть проблемы? — Встревоженный голос Арчи звенел в трубке.

— Я в порядке. Оно у меня.

— Так ты его взял! Слава тебе Господи! Молодец, дружище! Просто умница.

— Спасибо, — улыбнулся Том, радуясь столь восторженной реакции.

— Проблемы были? — Арчи успокоился, и его голос звучал деловито.

Том усмехнулся:

— Без них не обошлось. Скажи-ка мне вот что, Арчи. Ты кому-нибудь говорил, что я собираюсь сегодня на дело, куда именно и зачем?

— Конечно, нет! За кого ты меня принимаешь?

— Ладно, ладно, не кипятись.

— А в чем дело?

— Ну, я уже выходил…

— О, черт бы меня побрал! — перебил его Арчи. — Да, одному человеку говорил. Точное место не называл, а вот город — да.

— Кому?

— Ну, тогда, прошлой ночью. Кассиусу.

— Кассиусу?

Дженнифер вздрогнула, подняла голову.

— Ради Бога, Арчи! На чьей ты стороне?

— Все понимаю. Прости. Так получилось. Он застиг меня врасплох. Но что именно произошло?

— Какой-то человек выстрелил, попал в лебедку, я упал вниз, в галерею. Словом, сделал все, чтобы я попался.

— На кой хрен Кассиусу сдавать тебя? Сам подумай! Ведь он заинтересован в обратном. Нет, не стыкуется. Это был кто-то другой.

— Возможно.

— Как же ты выбрался?

— Дженнифер помогла.

— Твоя фэбээровская пташка? Разыгрываешь, что ли?

— Нет.

— Какую игру она затеяла? Видимо, ей что-то надо.

— Наверное. — Том покосился на Дженнифер — та очень внимательно прислушивалась к тому, что говорил он. — Знаешь, я больше ни в чем уже не уверен. Ладно, после побеседуем. Завтра утром оставлю яйцо у Флер, вместе с инструментами. Можешь забрать.

— Не проблема… Так и сделаю. Том…

— Что еще?

— Мои поздравления.

— Да пошел ты!

Арчи отключился. Том обернулся к Дженнифер:

— Ну, все слышала?

Она кивнула. Ее лицо было мрачно.

— Насколько я понимаю, Арчи — твой сообщник. И он рассказал Кассиусу о том, где ты собираешься провернуть дело?

Том кивнул.

— Ты полагаешь, Кассиус специально хотел подставить тебя в музее. Устроил тебе ловушку. И ты не понимаешь почему.

— А ты понимаешь?

— Ответ можно найти в Стамбуле. Вылетаем туда завтра утром, — спокойно произнесла Дженнифер. — Макс позаботится о билетах.

— Разве тебе не надо позвонить своему боссу? Отчитаться о проделанной работе?

— Успеется. А пока нам обоим необходимо отдохнуть. — Дженнифер заглянула Тому в лицо. — Кстати, кто была та девушка?

— Какая девушка?

— Маленькая блондинка в соблазнительном белье.

— А, Флер. Девушка, у которой я завтра утром должен оставить яйцо. Давняя моя знакомая. Человек, на которого можно положиться. А что? Да ты, никак, ревнуешь? — усмехнулся Том.

— Размечтался! — отмахнулась она. — Ладно. Кто будет спать на полу? Бросим монету?

— Не нужно, — проявил благородство Том. — Постель в полном твоем распоряжении.

Глава 66

 Сделать закладку на этом месте книги

Стамбул, Турция

29 июля, 17.43

Чайный сад «Илесам Локалл» находился невдалеке от Диван-Йолу, древней дороги, что вела к зданию имперского совета. Начиналась она от развалин ипподрома, построенного еще римлянами — некогда здесь устраивались гонки на колесницах, насмерть бились гладиаторы под вопли беснующейся толпы, — а обрывалась у Пушечных ворот, у стен старого города.

Из-за толстых стен сада доносилось дребезжание трамваев, беспрестанные гудки автомобилей, но шум перекрывали пронзительные голоса уличных торговцев, наперебой расхваливавших свой товар. Здесь же, в саду, царили прохлада и тишина, нарушаемая лишь звяканьем ложек и тихим стуком игральных костей, что выбрасывали на большие, искусно инкрустированные деревянные доски игроки в нарды. Несколько предприимчивых торговцев разложили на скамьях яркие разноцветные подушки и килимы, со стен свисали восточные ковры, служившие, видимо, своего рода ловушками, призванными заманить хотя бы часть многочисленных гостей в лавки, устроенные на месте прежних классных комнат. Раньше на месте сада находилось медресе — мусульманская школа при мечети.

В воздухе густыми слоями плыл дым, курили так называемые водяные трубки. Между столиками и скамьями сновал морщинистый старик с сосредоточенно мрачным выражением лица. Он набивал кальяны липким сладковатым варевом из табака с запахом яблок, разжигал раскаленным докрасна угольком, раздавал клиентам. Во время курения табачный дым пропускался через чистую прозрачную воду, она бурлила от миллионов пузырьков, которые булькали и лопались с тихим характерным звуком, напоминавшим мурлыканье огромной кошки.

— Зачем они это делают? — спросила Дженнифер.

Они с Томом устроились в дальнем углу сада, едва отбившись от назойливых торговцев, наперебой предлагавших свой товар и уверявших, что это и есть самые настоящие турецкие килимы.

— Вода очищает дым и охлаждает, — ответил Том.

— Когда-нибудь бывал тут прежде?

— Да, однажды пришлось. Провел какое-то время. — Том старался привлечь внимание официанта.

— Похоже, ты проводил время в разнообразных местах, — заметила Дженнифер.

— Это полезно для здоровья. Что будешь, яблочный чай или кофе? Но предупреждаю: чай настолько сладкий, что могут разом выпасть все зубы. А кофе настолько крепкий и горький, что будешь еще долго скрипеть зубами.

— Да, ничего себе выбор, — пробормотала Дженнифер и в притворном ужасе закатила глаза. — Наверное, все-таки кофе.

Том заказал чай и кофе. Заказ принесли через несколько секунд: горячий чай в маленьком кривоватом стакане; густой и черный, дымящийся, как лава, кофе в фарфоровой чашке.

— Итак, зачем мы здесь? — произнесла Дженнифер, отпивая маленькими глотками кофе и озираясь по сторонам.

Кофе очень вкусный, крепкий, для стимуляции работы мысли. Народу в этом странном заведении было много, но заняты не все места. Дженнифер ловила на себе подозрительные взгляды турок, сидевших и куривших за низенькими столиками.

— Затем, что нам нужна информация, и получить ее можно тут, — проговорил Том и вытянул на лавке длинные ноги.

Утром Дженнифер позвонила Корбетту. Она настояла, чтобы звонок переадресовали к нему на дом, хотя было три часа ночи. Она рассказала шефу, что удалось выяснить Тому. О том, что в Стамбуле будет проходить закрытый аукцион и оба они направляются в Турцию в надежде, что всплывут похищенные монеты. Корбетт одобрил ее план и посоветовал быть осторожнее.

Из Амстердама они вылетели в одиннадцать утра. В полете испытывали некоторую неловкость, сознавая, что после вчерашних приключений в музее отношения между ними изменились. Правда, ни один так толком и не понял, как именно.

Внезапно около входа в сад возникла суета. Первыми вошли двое крупных мужчин в черных зеркальных очках и серых костюмах в серебряную искорку. Они внимательно оглядели присутствующих и, похоже, остались удовлетворены увиденным. Обернулись в сторону ворот и закивали.

В чайном саду появился маленький человечек-бочонок. Дженнифер сразу догадалась, что это босс «серебристых». Почти все его лицо занимали огромный нос картошкой и встрепанная черная борода в тон вьющимся волосам цвета воронова крыла. Дженнифер почему-то была уверена, что волосы и борода у коротышки крашеные. Глаза скрыты за темными стеклами очков в толстой черепаховой оправе, в уголке левого стекла он нарочно оставил наклейку с логотипом фирмы «Рей Бэнс», чтобы никто не сомневался: очки у него фирменные и дорогие. Плотная черная кожаная куртка, три верхние пуговицы черной шелковой рубашки расстегнуты и открывают жирную волосатую шею с толстой золотой цепью. Такие же цепочки украшали и запястья.

Следом за ним возникли еще двое мужчин, заняли стратегические позиции по обе стороны от босса, ткань пиджаков подозрительно оттопыривалась под левыми подмышками. Официант подобострастно подскочил к коротышке, поклонился и повел его к самому большому столу, стоявшему в тенистом уголке. Он бесцеремонно прогнал сидевших за ним людей, а одного, кто особенно активно пытался протестовать, свалил боксерским ударом на пол.

— Кто это? — прошептала Дженнифер.

— Амин Мадхави. Лжец и вор, — тихо пояснил Том.

— Не иначе один из твоих дружков?

— Как ты догадалась? — насмешливо подмигнул ей Том. — Идем. Представление начинается.

Глава 67

 Сделать закладку на этом месте книги

17.52

Телохранители увлеклись заказом напитков, а потому заметили Тома лишь когда он оказался в нескольких футах от большого стола.

— Мадхави-бей, — произнес Том, используя почтительный эпитет, к которому турки прибегают при официальных приветствиях. — Вернулись преподать еще один урок?

Коротышка нахмурился. Услышав слова Тома, он даже не поднял головы, положил одну, затем вторую, потом и третью ложку сахара в чашку с кофе и начал неторопливо размешивать.

— Кирк-бей, — промолвил он после долгой паузы столь же почтительно. Высокий пронзительный голос с сильным акцентом совершенно не гармонировал со столь необычной внешностью. Поднял на Тома взгляд и расплылся в улыбке, хмурость моментально исчезла. — Добро пожаловать.

Телохранители, полезшие при появлении Тома за оружием, опустили руки и расслабились. Мадхави отогнал их пренебрежительным жестом.

— Все равно слишком поздно, ослиные головы! — злобно буркнул он. — Я был бы уже мертв, если бы он хотел убить меня. Ни черта не умеют. — Грозный оскал сменился улыбкой. — Сам не понимаю, почему согласился на эту встречу. — Он выразительно пожал плечами и кивком указал Тому на скамью напротив. — Садись. Выпей чего-нибудь.

Он не сводил с Тома глаз, кофейная чашка казалась совсем крохотной в его толстых коричневых пальцах, на каждом поблескивали золотые кольца. Том уселся напротив.

— Что привело тебя в Стамбул? — Мадхави снял очки в черепаховой оправе, маленькие карие глазки хитровато блеснули. — Чья несчастная душа обязана тебе визитом на сей раз?

Том отрицательно покачал головой.

— Разве ты не слышал? Я отошел от дел.

— Ха! Так я и поверил. За дурака меня держишь?

— Я серьезно.

— Тогда что здесь делаешь?

— Разыскиваю одну вещицу. Очень хотелось бы выяснить, где она.

— И тебе понадобилась моя помощь?

— Это твой город, Амин. Кого мне просить о помощи, как не тебя?

Мадхави слегка приподнял брови и одобрительно кивнул, словно соглашаясь с услышанным.

— Что верно, то верно.

— Знаешь что-нибудь о торге, который состоится сегодня вечером? Аукционе, где будут выставлены произведения искусства? — Том подался вперед. — Очень дорогие произведения искусства.

Мадхави отставил чашку.

— Вон оно что… — Он сложил руки на толстом животе. — Поэтому и вернулся сюда. Да, конечно, слышал об этом, знаю, но вот где… Место проведения держится в строжайшем секрете. Никто не знает, где будет проводиться аукцион. Никто, даже я. — Он сложил ладони вместе, молитвенным жестом прижал к груди, будто демонстрируя искренность и обиду. — Я бы очень хотел помочь тебе, мой старый и добрый друг, но… — Он пожал плечами.

Том очень хорошо знал Мадхави и сразу сообразил, куда тот клонит.

— Ладно, мой старый и добрый друг. Чего и сколько желаешь? Назови свою цену.

— Мою цену! Нет, вы слышали? Вообразил, что кто-нибудь может купить Мадхави! — Он повысил голос и возмущенно огляделся по сторонам. А затем, удовлетворенный тем, что его слова слышали почти все посетители, наклонился к Тому и многозначительно прошептал: — Матч-реванш. — И сполз почти на самый краешек скамьи. — Прошлый раз несколько месяцев не мог показаться на людях. Люди надо мной смеялись. Надо мной! — Мадхави обиженно и недоумевающе огляделся по сторонам. — Только на этот раз тебе не повезет.

Он махнул рукой, и перед ним словно из-под земли возникла большая деревянная доска для игры в нарды. Ее бережно опустили на низенький столик, стоявший между ними.

Том улыбнулся:

— Что ж, хорошо. Однако прошу учесть, я очень спешу. Если выиграю я, назовешь мне место. Если выиграешь ты… Кстати, а что будет, если выиграешь ты?

Мадхави указал пальцем на запястье Тома:

— Я выигрываю и забираю твои часы.

Том колебался. Часы. Подарок покойной матери. Но разве есть у него выбор? Аукцион состоится вечером, уже через несколько часов.

— Ладно, согласен.

К столу приблизилась Дженнифер. Охранники, помня о выволочке, которую получили от Мадхави, незамедлительно выхватили оружие и разразились громкими криками.

— Она со мной, — сказал Том, не поднимая головы и быстро расставляя свои фишки на доске.

Мадхави пробормотал что-то по-турецки, охранники пропустили Дженнифер к столу.

— Спасибо за приглашение, — укоризненно произнесла она, обращаясь к Тому.

Видя ее раздражение, Мадхави расхохотался.

— От женщин вечно одни неприятности, — насмешливо проговорил он. — Надеюсь, она не станет отвлекать тебя от игры.

— Не советовал бы возлагать большие надежды на победу, — парировал Том. — Чтобы обыграть меня, тебе понадобится нечто большее, чем просто удача. Ну что, приступим?

Глава 68

 Сделать закладку на этом месте книги

18.00

Игра началась, и вокруг них воцарилась напряженная тишина. Охранники, заметив, что Мадхави явно нервничает, приблизились к столу. Одним глазом следили за игрой, другим — за тем, что происходит в саду.

Том и Мадхави играли в арабском стиле, сильным щелчком пальца посылали крошечные кости по своей половине доски, а шашки передвигали с такой быстротой, что неискушенному наблюдателю просто невозможно было уследить за ними. Да и времени подумать, какой лучше сделать ход в данной ситуации, у зрителей не оставалось.

Нарды, или шеш-беш, как называли эту игру арабы, является старейшей настольной игрой в мире. Для неопытного игрока тут прежде всего важна удача. Число ходов жестко диктуется показаниями выброшенных костей, если повезет, при выборе хода обычно опираются набольшее показание костей. Но для игрока, подобного Тому, роль случая сводилась к минимуму. Он умел извлекать тактическое преимущество благодаря математическому складу ума и уникальной способности блефовать.

Современный вариант нард играется с удвоением показаний костей — это позволяет удваивать ставки, или очки, в игре. Невозможность найти место для любой своей шашки к тому моменту, когда противник уже закончил, называется гамоном и автоматически удваивает все прежние ставки. Оставление шашки на баре, то есть линии, делящей доску пополам, когда противник закончил, называется задним гамоном, и тогда ставки утраиваются. Понимание того, с какого показания костей предпочтительнее пойти, когда отказаться от хода или удвоить ставку, напоминает покер и столь же важно для выигрыша, как и расположение шашек. Если даже не больше.

Мадхави начал хорошо, выкатил сразу шесть и один, перекрыв тем самым ближайший в своей части доски пункт. Следующим броском костей выбросил две шестерки, что позволило ему сделать четыре хода по шесть вместо обычных двух. Он снял две шашки Тома с доски и перекрыл ему еще один пункт.

С учетом столь сильного старта Мадхави, Том ничуть не удивился, когда противник обошел его и на следующем круге. Обычно в подобных ситуациях игрок намеревается отказаться от дубля — лучше потерять одно очко и не рисковать потерей сразу двух. Но то была необычная игра.

К плохо скрываемой радости Мадхави, Том согласился на дубль и через несколько ходов проиграл. За каждый выигрыш дается одно очко, но, поскольку Том принял дубль, выигрыш Мадхави удвоился.

— Я выиграл! — громко, во всеуслышание, объявил Мадхави. — Два очка. Ты подрастерял свое умение, друг мой.

— Тебе просто повезло, — промолвил Том, быстро расставляя свои шашки на доске. — Партия состоит из пяти игр. Не забывай.

Мадхави склонился над доской, и его торжество поубавилось, когда произошел почти молниеносный обмен шашками под возбужденный гул посетителей, столпившихся вокруг стола. С учетом того, как развивалась вторая партия, Том разместил свои шашки на блокирующих позициях и стал ждать шанса нанести Мадхави решающий удар, когда тот начнет отыгрываться. Довольно рискованная, однако оправданная в данной ситуации стратегия.

Том не ошибся. Вскоре Мадхави уже проклинал по-турецки на чем свет стоит свою неудачу, когда был вынужден оставить незащищенным один из участков своего «дома». Чувствуя, какая великолепная представилась возможность, Том удвоил ставку; Мадхави в пылу азарта немедленно ответил тем же и совершил роковую ошибку. Через несколько секунд ставка в игре повысилась вчетверо, теперь она шла на четыре очка.

Том смотрел Мадхави прямо в глаза. Тот выбросил кости, даже не озаботившись взглянуть, сколько на них выпало. Стоявшие рядом люди дружно ахнули. Дженнифер тихонько присвистнула. Том, можно считать, его сделал.

Ему удалось блокировать все пункты на своей половине доски, и теперь Мадхави, образно выражаясь, был скован по рукам и ногам. Окаменев от горя, он наблюдал за тем, как Том сгреб с доски чуть ли не половину его шашек, вернулся на свою половину, в «дом», и стал наводить там порядок. Он лишь сердито наблюдал за быстрыми и ловкими движениями его рук.

Четыре — два в пользу Тома.

Глава 69

 Сделать закладку на этом месте книги

18.17

Мадхави рявкнул, чтобы официант принес ему еще кофе, и ударил одного охранника за то, что слишком много болтает. Том понимал: сейчас Мадхави не должен допустить ни одной ошибки, иначе проиграет. Согласно правилам теперь уже нельзя было использовать удвоение показаний при выбрасывании костей, и для победы Тому оставалось набрать всего очко. И у Мадхави не было иного выхода, кроме как выиграть три партии подряд. Неудивительно, что он выглядел расстроенным.

Зрители сбились вокруг стола в плотный кружок, с жадностью следя за происходящим; напряжение возрастало с каждой секундой. Некоторое время Том задумчиво изучал лицо противника, будто видел его впервые. Маленькие карие глазки так и стреляют по сторонам, пальцы нервно теребят черную бороду, на лбу проступили маслянистые капли пота. И еще он непрестанно облизывал губы. Но вот Мадхави поднял голову и встретился с Томом взглядом. Сверлил его маленькими карими глазками и вызывающе улыбался. Том сознавал: его противник храбрится, ему неудобно дать слабину на глазах у стольких своих соотечественников. Он обязан играть очень расчетливо и наверняка.

Следующая партия началась со сбалансированного обмена ходами, ни у одного из игроков не было явного преимущества. Кости бросили уже четыре раза, причем у Тома всякий раз выпадала мелкая сумма. Тогда он решил сменить тактику, постараться выбросить все шашки противника с доски. Победа или смерть.

Мадхави среагировал неплохо. Отбил атаки Тома и с помощью нескольких дублей закрыл большинство пунктов на своей половине. Неожиданно для себя Том попал в сложную ситуацию — его шашки расположились на доске разорванным ожерельем, а две оставались на баре.

Еще три броска костей, и Том оказался примерно в той же позиции, что и Мадхави в предыдущей партии, то есть практически полностью запертым, затем исключением, что потерял три шашки, а Мадхави всего одну. Турок быстро снял с доски свои шашки, Том вернул сначала одну, затем вторую. Озабоченное выражение лица Мадхави сменилось радостной ухмылкой. Он бросил кости. Выпал дубль, две по шесть.

Мадхави нарочито неспешно снял оставшиеся свои четыре шашки с доски и с вызовом уставился на Тома. У того оставалась на баре одна шашка. Задний гамон. Мадхави набрал три очка и победил.

Собравшиеся вокруг зрители разразились аплодисментами. Мадхави, расплывшись в улыбке, крепко пожал Тому руку. Охранники радостно хлопали его по спине, он отвесил картинный поклон собравшимся зевакам. Тут подскочил хозяин заведения, властным жестом разогнал толпу и принес победителю поздравления. Том Кирк побежден. Сегодня об этом будет судачить весь город.

— Поздравляю. Прекрасная игра, — промолвил Том.

— Ничего, не расстраивайся, Кирк-бей, в следующий раз повезет тебе. — Мадхави не мог, да и не пытался скрыть торжества.

Том расстегнул браслет, снял часы, бросил на них последний, полный сожаления взгляд и протянул Мадхави. Тот принял их и вскинул руку с часами над головой, давая всем возможность полюбоваться трофеем. И опять зрители разразились аплодисментами и восторженными криками.

— Ну все. Пошли, — тихо произнес Том Дженнифер.

— Пошли? Но как же? Мы ведь так ничего и не…

Том метнул в ее сторону предостерегающий взгляд, и она замолчала.

— Но ведь мы так ничего и не выяснили, — шепнула она на ухо Тому, когда они поднялись из-за стола. — Как же теперь быть с аукционом?

Том решительным шагом направился к выходу, крепко поддерживая Дженнифер под локоть. Они были уже у ворот, как вдруг их окликнул Мадхави:

— Эй, Кирк-бей, подожди!

Он отделился от группы восторженно переговаривающихся поклонников и двинулся к ним.

— Погоди, не спеши. Давай расстанемся друзьями. — Он протянул руки и крепко обнял Тома, прижал к себе, при этом голова его находилась примерно на уровне плеча бывшего противника. Так он держал его секунду-другую, любовно похлопывая по спине и бокам, затем отпустил и снова крепко пожал руку. — До встречи! — крикнул он, когда Дженнифер с Томом вышли из чайного сада на раскаленную от солнца улицу.

— На черта тебе все это понадобилось? — проворчала Дженнифер.

Она брели вместе с толпой. Кругом царило столпотворение. Люди были одеты по-праздничному. Мужчины постарше в костюмах, с аккуратно подстриженными усиками, юноши чисто выбриты, в фирменных джинсах и рубашках. Женщины нарядные и красивые, одеты по прошлогодней итальянской моде, прически в прошлогоднем голливудском стиле. Повсюду мелькали мобильные телефоны, одни носили их пристегнутыми к поясам, у других они свисали с шеи, точно ожерелья из драгоценных камней.

— Когда-нибудь слышала о Цистерне Феодосия?[25] — спросил Том, и на его лице застыло насмешливо-лукавое выражение. Он ловко обогнул несколько огромных мраморных плит — останки какого-то древнего храма или колонны, оставшиеся возле самой дороги.

— Цистерне… кого? — растерянно пробормотала Дженнифер. — Так это место проведения аукциона? Значит, он все-таки тебе сообщил?

Том кивнул:

— Шепнул на прощание, когда мы обнимались.

— Даже несмотря на то, что выиграл? Но почему? С какой стати?

— Очень уж обрадовался победе. Ну и решил проявить благородство.

— Так ты хочешь сказать, что нарочно ему проиграл?

— Последний раз, когда мы с Мадхави сражались в нарды, я выиграл двадцать партий подряд. Пришлось ему тогда расстаться со своим «мерседесом». Слышал, что после этого он не играл года два; я напрочь отбил всякую охоту. Ну, вот я и решил, что он охотнее поделится со мной информацией, если я проиграю, а не выиграю. Особенно с учетом того, что было очень много зрителей. Дважды потерять лицо — нет, он просто не мог этого себе позволить.

— А как же твои часы? Ты ведь сам говорил — это подарок покойной матери.

— Выиграть такую вещь тоже много для него значило. К тому же, — Том полез во внутренний карман пиджака, — я их сохранил. — И он, ухмыляясь, продемонстрировал ей часы.

Дженнифер ахнула. Она глазам своим не верила.

— Но как?..

— Амин Мадхави начинал заурядным мелким карманником, это теперь он большой человек, — объяснил Том, надевая браслет с часами. — И умения своего, как я только что убедился, не растерял. Столь же ловко может засунуть человеку любой предмет обратно в карман, как и вытянуть оттуда. Я хорошо знаю Амина. Он не ударил в грязь лицом, выиграл, но в глубине души сознавал, что я ему поддавался. Чувство собственного достоинства не позволило ему оставить трофей, выигранный не совсем честным путем. Так что видишь, вопреки расхожему мнению не все воры — бесчестные грабители.

Глава 70

 Сделать закладку на этом месте книги

Башня Галата, Стамбул, Турция

20.20

Темные воды Золотого Рога, широкой бухты у входа в пролив Босфор, отделяющей Европу от Азии, Запад от Востока, христианство от ислама, были окрашены розоватыми отблесками заходящего солнца. В прозрачном синем воздухе одинокий высокий голос нараспев повторял слова молитвы:

— Аллаху акбар, Аллаху акбар… Аш-хаду Алла илаха илла-ллах… Аш-хаду анна Мухам мадар-Расулуллах…

Слова доносились с близлежащего минарета, эхом отлетали от зубчатых стен и крыш, а затем тот же напевный мотив подхватывал один голос, за ним другой, третий. Муэдзины созывали правоверных на вечернюю молитву, и их зов вздымался над городом, точно пламя лесного пожара, раздуваемого горячим летним ветром.

— Ну и долго мы тут будем ждать? — промолвила Дженнифер.

— До наступления темноты.

Они сидели в темно-синем «БМВ» — машину взяли напрокат еще в аэропорту. Свет на улице постепенно померк, и последние прихожане торопились в ближайшую мечеть.

— Так что это такое, Цистерна Феодосия? — спросила Дженнифер, откинувшись на спинку сиденья и щелкнув переключателем кондиционера.

— Когда эти земли завоевали римляне, они построили огромный акведук, по которому в город доставлялась свежая вода, — объяснил Том. — Цистернами они называли подземные резервуары, где воду можно было хранить в больших количествах. Таких цистерн по всему городу несколько — правда, сейчас никто не использует их по назначению.

Дженнифер задумчиво кивнула. Оба они молчали, наблюдая, как солнце заходит за горизонт. И вот оно исчезло, вода в бухте потемнела, стала казаться маслянистой. На капот машины села маленькая белая птичка, запрыгала, запорхала по его гладкой темно-синей металлической поверхности, будто купаясь в мелкой луже.

— Том, хочу рассказать тебе кое-что, — тихо и неуверенно проговорила Дженнифер. — Почему-то мне кажется, ты поймешь. Уж лучше ты услышишь это от меня. Просто не знаю, с чего начать…

Том повернулся к ней, подобрав одну ногу под себя. Его лицо стало серьезным.

— Византийцы перекрыли выход из бухты Золотой Рог с помощью тяжелой толстой цепи. Не хотели пускать чужаков в город. Но приплывшие к берегам арабы вытащили свои лодки из воды и перетащили их по суше, подложив бревна и доски, как на салазках. Ну а потом вновь спустили лодки на воду, уже по другую сторону. Миновало несколько лет, и они полностью завладели городом. Дженнифер молчала.

— Так что, видишь, даже очень большие и серьезные препятствия можно с легкостью преодолеть, если не подходить к проблеме «в лоб», — тихо добавил Том.

Дженнифер улыбнулась и кивнула.

— Помнишь, я говорила тебе, что у меня был… один человек. Он умер. Я его убила. Я не шутила. Это правда.

Том промолчал.

— Его звали Грег. Мы познакомились в академии. Он заглянул поговорить о деле, над которым тогда работал. Никогда не забуду, как он вошел в нашу аудиторию. Такой решительный, уверенный в себе, сильный.

Теперь Дженнифер говорила торопливо, взахлеб. Голос звучал возбужденно, она смотрела на маленькую белую птичку, танцующую на капоте. Том слушал ее не перебивая.

— А несколько недель спустя он явился опять. И нашел меня. Пригласил на обед. Мы начали встре


убрать рекламу






чаться. Нам было так хорошо вместе. Я была счастлива — так мне, во всяком случае, казалось…

Перед ее глазами проплывали ожившие воспоминания. Грег улыбается ей, сидя напротив, за столиком в ресторане. Грег бросает ей за воротник кубик льда и хохочет. Грег лежит в луже собственной крови…

— А потом мне вдруг предложили поработать вместе с ним. Я считала, мне очень повезло. Нет, конечно, они не знали, что мы с ним встречаемся. Если бы знали, никогда бы не допустили. А нам нравилось. Это придавало отношениям особую остроту.

Голос Дженнифер звучал сухо, невыразительно. Маленькая белая птичка расправила крылышки и улетела куда-то в ночь.

— Однажды нас вызвали и приказали провести рейд на каком-то складе в Мэриленде. Предполагалось, что там подпольная лаборатория по производству наркотиков. Мы взяли здание штурмом, рассредоточились по всем помещениям. Внезапно распахнулась дверь — передо мной стоял парень с пистолетом. Я даже не думала… Машинально спустила курок. Он умер прежде, чем упал на пол… Я его убила. Пристрелила…

Она покосилась на Тома, неуверенно пожала плечами и отвернулась.

— Я даже плакать больше не могу. Все слезы выплакала, еще тогда. Словно окаменела навсегда.

— Ну а что было потом?

— Расследование. Команда дознавателей перебирала каждую секунду того дня, сотни раз. Ну и, конечно, на следствии всплыло, что мы с Грегом встречались. Сколь ни покажется странным, но этот факт взбесил их больше, чем само убийство. Они постоянно спрашивали: может, мы поссорились или разошлись со скандалом; может, произошла ссора двух любовников или я убила его из ревности. Ведь я действительно убила его… — Она усмехнулась. — Но сошлись во мнении, что моей вины не было. Грег просто шел впереди группы и никого не предупредил по рации. Он вообще не должен был оказаться в том помещении. В данных обстоятельствах любой другой агент поступил бы так же, как я. Впрочем, я видела: до конца они мне все же не верят. Я видела это по их глазам, они смотрели подозрительно, словно я все равно виновата, хоть им и неизвестно, в чем именно. Меня перевели в Атланту, заявив, что это в моих интересах отсидеться там, пока шум не уляжется. На самом деле они прежде всего заботились о себе. Куда проще отправить меня с глаз долой, нежели принять то, что случилось.

Настала долгая пауза. Город погрузился в тишину, все вокруг застыло. Ни движений, ни звуков, ни криков, ни шумов. Город замер в ожидании.

— Не знаю, что и сказать, — произнес Том.

— Что тут можно сказать? Ничего…

— Разве что… Ну, короче, я понял, что ты потеряла любимого человека.

Значит, он так ничего и не понял, подумала Дженнифер.

— И еще мне известно, как чувствовать себя отвергнутым. Виноватым в некоем ужасном позорном проступке, который следует скрывать. Я очень хорошо понимаю, легче тебе никогда не станет. Не важно, что думают о тебе остальные; главное, что себя ты винишь больше других.

Она кивнула. Опять последовала долгая пауза.

Затем Том вдруг спросил:

— А он был хорошим парнем?

— Замечательным. И хорошим агентом.

— Именно в таком порядке? — улыбнулся Том.

— Да, — тихо засмеялась она.

— То была просто ошибка, Джен. — Голос Тома звучал почти нежно, и ее не раздражало, что он назвал ее уменьшительным именем. — Вот и все. Ошибка, несчастный случай. Ты ничего плохого не сделала.

— Я убила человека, которого любила. Своего лучшего друга. Мне кажется, теперь я обязана жить так, чтобы оправдать все его ожидания. И свои тоже.

С вечерней молитвы потянулись люди. Шли они плотным потоком, огибая их машину, как воды горной реки огибают валун.

— Так это дело…

— Да, мое первое настоящее дело за несколько лет. Немало пришлось потрудиться, чтобы получить шанс. Поэтому и не хочу его упускать. Это мой долг. Я в долгу перед собой и своей семьей. Я в долгу перед Грегом.

— Но ты должна понимать: даже если раскроешь дело, Грега не вернуть. И боль потери останется.

— Понимаю. Но это поможет мне перестать ненавидеть себя.

Глава 71

 Сделать закладку на этом месте книги

Чемберлиташ, Стамбул, Турция

21.37

Ночь спустилась над городом, накрыв его плотным облаком пыли. Воздух был сух, в нем стоял удушливый запах гниющих отбросов и выхлопных газов. Он заполнял собой узкие улочки, скапливался в дверных проемах и под фонарями, и желтоватые уличные лампы просвечивали мутно, словно через туман. В некоторых местах канализационные люки прикрывали старыми газетами и смачивали бумагу, чтобы хоть немного укротить вонь, сочившуюся из-под земли.

Том устроил наблюдательный пост на крыше дома напротив. Они насчитали около пяти человек. Вооруженные до зубов мужчины охраняли вход в подземное водохранилище. Он находился примерно в сотне ярдов от них и представлял собой довольно уродливый бетонный навес, под которым виднелась металлическая дверь. К ней подъезжали и сразу отъезжали машины. Лица гостей на миг освещали фонариками, сверяли компьютерные отпечатки пальцев. Все переговаривались тихими таинственными голосами.

— Но как мы туда проберемся? — шепотом спросила Дженнифер. И, щурясь, продолжала смотреть в бинокль, который дал ей Том.

— А мы и не будем, — с улыбкой ответил Том. — Зачем нам эта дверь? Мы проберемся под землей. — Он переполз на противоположную сторону крыши, под бельевыми веревками, натянутыми над тарелкой спутниковой антенны. — Нам вон туда.

Он указал на площадку, где, освещенный неоновыми вывесками, виднелся узкий проход между двумя лавками; в одной торговали специями, в другой — коврами. Специи были выставлены в витрине маленькими коническими кучками, будто песок на дне песочных часов, и переливались в свете флуоресцентных красных, желтых и оранжевых огней. Ковры, по контрасту с ними, в темно-красных и коричневых тонах; лишь изредка вклинивались грязно-белые и желтоватые оттенки. Лавка была забита коврами, они высились огромными горами — казалось, стекла витрины не выдержат и лопнут от напора.

— Хорошо.

— Готова? — спросил Том. Он не был уверен в Дженнифер на сто процентов, особенно после происшествия на парижской крыше, к тому же сказывались усталость и общее напряжение. Но он знал: уговаривать ее остаться здесь бесполезно. Дженнифер не согласится.

— Да. — Она изобразила улыбку — почувствовав озабоченность Тома, решила его успокоить.

Они перебрались с крыши на чердак, спустились по лестнице и вышли на улицу. Отсюда до узкого прохода между лавками было всего две минуты ходьбы. Помигивающие неоновые вывески освещали им путь. Том нырнул в проход, Дженнифер последовала за ним. На полпути в стене дома они увидели круглое окно. За стеклом сидел старый бородатый турок с морщинистым лицом. Том протянул ему несколько грязных банкнот. Только сейчас Дженнифер заметила врезанную в стену небольшую дверцу. Она отворилась, в лицо ударило влажным жаром с запахом серы и мяты.

— Что это за место? — поинтересовалась Дженнифер, продолжая шагать за Томом по узкому коридору.

Вскоре на смену мрачным замызганным бетонным стенам и полу пришла богатая облицовка из чудесного белого мрамора.

— Хамам. Турецкая баня. Одна из старейших в городе, построена свыше четырехсот лет назад. Мужчины моются на одной половине, женщины — отдельно, вон там. — Он указал на деревянную дверь в конце коридора, копию той, возле которой они остановились.

— И мы тоже разбегаемся? — усмехнулась Дженнифер.

— Нет, мы идем вместе. Вон туда. В подвал. — Том указал на узкую деревянную дверь в нише. Она открывалась на винтовую лестницу, крутые каменные ступени которой обрывались где-то внизу, в непроглядной тьме.

Оказавшись у подножия лестницы, они увидели комнату с низко нависающим каменным потолком. Здесь царила почти полная темнота, нарушаемая лишь пробивающейся снизу, из-под дальней двери, полоской света.

— Там нагревается вода для всех ванн и помещений, — пояснил Том.

Они приблизились к двери, из-за нее доносился оглушительный рев газовых обогревателей. С каждым шагом воздух становился все жарче и жарче, и не успели они опомниться, как вся их одежда пропиталась влагой и казалось, что пот ручьями сочится из каждой поры.

— Раньше вода в эти бани поступала из главного акведука.

Царил такой шум, что голос Тома был еле слышен. Сильно пахло серой. Они находились в самом сердце бойлерной. Плотная масса металла и огня, шипение труб, что, как змеи, отходили от двух огромных котлов; в их раскаленных круглых боках просвечивали толстые смотровые стекла, напоминающие пару жадных, источающих свирепость глаз.

— Прежде вода подавалась сюда из Цистерны Феодосия. — Тому пришлось кричать, чтобы быть услышанным. — Теперь ее закачивают из современного водосборника, но старые подземные туннели сохранились. Вот смотри. — Он указал на большое квадратное отверстие в стене на высоте примерно шести футов, заколоченное досками. — Нам сюда. Ну-ка помоги мне.

Том поднял с пола кусок толстой металлической трубы и пробил с ее помощью узкое отверстие между двумя досками. Затем, пропустив трубу ниже, удалось оторвать сначала одну, затем другую доску. Сухие колючие щепки разлетались в разные стороны, ржавые гвозди противно скрипели. Вскоре образовался лаз, через который можно пробраться внутрь. Том достал из кармана брюк карманный фонарь, посветил им в лаз и зажал в зубах. Подтянулся и пролез в образовавшееся отверстие. За ним последовала Дженнифер. Минуты три пришлось пробираться медленно, ползком. Локти, ладони и колени ныли в тех местах, где оцарапались о грубую каменную кладку туннеля. Проход расширился, и теперь в нем можно было встать почти в полный рост. Луч фонаря высвечивал сухие стены. Впереди, во тьме, вспыхнули и исчезли при их приближении крохотные парные огоньки. Крысы, с отвращением подумал Том.

Они миновали еще полторы сотни ярдов. Одежда стала грязной и липкой. Но вот с каждым шагом в темном проходе становилось светлее, и вскоре начало доноситься еле слышное бормотание. Том выключил фонарик и двинулся на этот звук на цыпочках.

Выход из туннеля закрывала огромная ржавая металлическая решетка. Стараясь ступать тише, Том и Дженнифер приблизились к ней. Посмотрели через прутья и увидели, что туннель обрывается примерно ярдах в десяти внизу, прямо под ними, и высота его в этом месте составляет около четырех футов.

За решеткой и находилась собственно Цистерна. Крышу через одинаковые интервалы поддерживали толстые каменные колонны грязно-белого цвета. В давние времена помещение вместе с колоннами затопило водой. Теперь же воды на полу было всего несколько дюймов, и колонны исчезали где-то вдали, отражались на темной поверхности, как выбеленные временем ребра гигантского кита.

Внизу и слева, примерно в двадцати ярдах, располагалась большая деревянная платформа, возведенная рядом с лестницей из красного кирпича. Лестница уходила вверх и, как догадался Том, вела на улицу, к железной двери под бетонным навесом, которую они видели ранее. На небольшом возвышении посреди платформы были аккуратными рядами расставлены стулья.

Сверху сооружение освещалось мощными прожекторами, и Том с Дженнифер зажмурились от целого калейдоскопа форм и красок, ударившего им в глаза. По платформе расхаживали люди, живая человеческая мозаика. Том насчитал человек тридцать. До них доносились и голоса, люди говорили на самых разных языках — французском, русском, итальянском, английском. Беспорядочная болтовня сопровождалась рукопожатиями и сдержанными улыбками.

Неожиданно свет прожекторов померк и в помещении воцарилась торжественная тишина. Гости начали рассаживаться по своим местам.

Глава 72

 Сделать закладку на этом месте книги

22.00

На небольшое возвышение шагнул мужчина — черные напомаженные волосы отливали блеском, напоминая шлем.

— Леди и джентльмены! Благодарю за то, что почтили нас своим присутствием. И, как обычно, приносим свои извинения за то, что собрали вас в столь поздний час и не смогли предупредить заранее. Приносим также извинения за пристрастный досмотр, который устроили вам мои коллеги наверху. — Он раздвинул в беззубой улыбке тонкие бескровные губы, узкие ноздри носа на бледном лице со следами от оспин трепетали, словно он принюхивался к чему-то. Среди присутствующих раздались нервные смешки. — Сегодня нам предстоит разыграть тридцать лотов, и я полагаю, к полуночи управимся, — продолжил мужчина, и его голос эхом отдавался от каменных сводов туннеля, где прятались Том и Дженнифер.

По протяжным открытым гласным и рубленым согласным Том сразу узнал в нем африканера, белого выходца из ЮАР. Произношение закалилось за триста пятьдесят лет борьбы с туземцами, англичанами и суровым по европейским меркам климатом.

— Все ставки делаются в долларах США, выигранные лоты должны быть оплачены на месте наличными или с помощью проверенной электронной карты. Отказаться от названной ставки участник права не имеет, никакие жалобы и апелляции не принимаются. Советую дважды подумать, прежде чем пискнуть. — Аудитория снова разразилась смехом, но аукционист даже не улыбнулся. — Итак, если нет вопросов, начнем, пожалуй.

Потенциальные покупатели притихли. Аукционист кивнул, и маленькая дверца в помосте отворилась, будто по мановению волшебной палочки. Оттуда появились двое мускулистых мужчин, они несли картину в тяжелой позолоченной раме. Поставили картину на мольберт и развернули «лицом» к публике. Один из них театральным жестом сорвал с нее кусок темно-зеленой ткани. Том тихо присвистнул.

— Что там? — спросила Дженнифер.

— Вермеер, — шепотом ответил Том. — Украден у Изабеллы Стюарт Гарднер. Ходили слухи, будто картина уничтожена. Похоже, Кассиус распродает лучшие свои вещи.

— «Концерт» кисти Яна Вермеера, написан в тысяча шестьдесят пятом году. Стартовая цена три миллиона долларов. Спасибо, сэр. Три миллиона двести тысяч… Кто больше?

Торги шли очень активно и быстро. Здесь не было ни мобильных телефонов, ни компьютерных мониторов, ни задержек, ни переговоров с Нью-Йорком или Токио. Совершенно очевидно, что покупатели пришли сюда, предварительно посовещавшись со своими нанимателями; они заранее получили подробнейшие инструкции, что именно покупать и какие ставки делать. Вермеер ушел за восемь с лишним миллионов долларов. Картина Рембрандта, Том определил ее как «Шторм на море в Галилее», ушла примерно за ту же цену, что и Вермеер, — за восемь миллионов долларов. Скульптура Джиакометти, недавно украденная из музея в Гамбурге и замененная там деревянной подделкой прямо под носом у смотрителей и охранников, была продана за триста тысяч долларов.

— Ну вот вроде бы и они… — еле слышно промолвил Том.

Один из помощников аукциониста поднялся на возвышение, держа в руках узкий металлический футляр длиной примерно десять дюймов и шириной три.

— А теперь, леди и джентльмены, предлагаю вашему вниманию чрезвычайно редкий лот… — Аукционист выдержал долгую многозначительную паузу, оглядел лица присутствующих.

Помощник открыл серебряный футляр и развернул его к свету, под углом, чтобы лучше было видно содержимое.

— Сохранилось лишь восемь экземпляров из четырехсот пятидесяти тысяч так называемых «двойных орлов», отчеканенных казначейством США в тысяча девятьсот тридцать третьем году и в тридцать седьмом пущенных на переплавку согласно декрету американского президента. Мы представляем пять из них. Предлагаю стартовую цену: двадцать миллионов долларов. Кто больше?

В воздух взметнулись сразу четыре руки. И в этот момент раздался оглушительный гул, треск, и часть потолка в помещении обвалилась.

Глава 73

 Сделать закладку на этом месте книги

22.33

Дверь в верхней части лестницы распахнулась от взрыва. Мощность заряда была такова, что ее практически сорвало с петель и она всей своей массой обрушилась на платформу в нескольких футах от первого ряда стульев.

Дым и пыль стояли столбом. В помещение ворвались пятеро в масках, стреляя поверх голов из автоматов с глушителями. Пули попадали в кирпичную кладку, на головы несчастным посетителям обрушились фонтаны камней и куски штукатурки, раскаленные стреляные гильзы с шипением падали в воду. В зияющей дыре на крыше показались два троса, по ним в помещение соскользнули еще четверо мужчин, тяжелые ботинки на шнуровке шумно расплескивали воду на бетонном полу. Через несколько секунд ошеломленных участников аукциона окружили, а аукциониста и двух его помощников мгновенно разоружили — ни один даже не пытался оказать сопротивления.

Дженнифер в возбуждении вскочила, Том потянул ее вниз.

— Сиди, не высовывайся!

Он поднес бинокль к глазам и принялся изучать обстановку. Нападавшие были хорошо натренированы. Вероятно, бывшие военные: действовали четко и скоординированно. Вооружены до зубов: к поясам подвешены связки гранат, в руках сжимают автоматы «хеклер-и-кох» — версию грозного боевого оружия, используемого обычно элитными армейскими спецподразделениями и десантниками.

Командир маленького, но грозного отряда стоял у подножия лестницы и лающим голосом отдавал команды. Плечи у него были широченные, точно капот легкового автомобиля. Том видел, как этот парень ткнул прикладом в спину какому-то нерасторопному посетителю за то, что тот недостаточно быстро опустился на колени.

Вверху лестницы, в облаке пыли и дыма, возникла еще одна фигура. Человек в черном. Он быстро спустился, молча подошел к помощнику аукциониста, стоявшему на коленях и не выпускавшему серебряный футляр с монетами из левой руки. Мужчина молча взял у него футляр, открыл, проверил, на месте ли содержимое, и положил во внутренний карман куртки.

Кивнул командиру, развернулся и зашагал по лестнице. Аукционист разразился истерическими криками:

— Все вы покойники! Не знаете, с кем связались! Никто не смеет украсть у Кассиуса и цента!

Мужчина в черном поднялся на самый верх, остановился и глянул через плечо на коленопреклоненного аукциониста. Бледное лицо было искажено от гнева, черные напомаженные волосы посерели от пыли и растрепались. Аукционист плюнул грабителю вслед; сгусток слюны угодил на кирпичную кладку лестницы и медленно сполз на пол. Мужчина в черном развернулся и направился вниз, к аукционисту. По-прежнему не говоря ни слова, он выхватил из кобуры блестящий серебристый «зип-зауэр» и прижал к губам аукциониста. Потом медленно начал вдавливать ствол пистолета в рот, пока его кончик не уперся в зубы. Металл разрывал десны, из уголка рта несчастного поползла струйка крови. Но аукционист по-прежнему крепко сжимал челюсти, глядел прямо перед собой застывшим невидящим взором. Вдруг раздался выворачивающий душу наизнанку хруст — человек в черном выбил ему два передних зуба. Аукционист вскрикнул от дикой боли, рот раскрылся, и его мучитель тут же воспользовался этим. Стал вдавливать оружие внутрь, все глубже и глубже, пока спусковой крючок не оказался у самых губ.

Аукционист задыхался и давился стволом, тело сотрясали судороги, холодный металл уже вдавливался в горло. Приглушенно прогремел выстрел, и в череп несчастному вонзилась пуля. Казалось, его голова лопнула, будто воздушный шар, тело безжизненно сползло к ногам человека в черном. Пуля была такой разрывной силы, что нижняя челюсть оторвалась и повисла сбоку. Один глаз вытек и медленно съезжал по окровавленной щеке.

Глядя сверху вниз, Том наблюдал за этой чудовищной сценой в бинокль. Лицо было мрачно и сосредоточенно. Когда человек в черном спускал курок, рукав его куртки приподнялся, обнажив запястье, и Том сразу узнал часы у него на руке.

Черный циферблат, изящный корпус из розового золота. Подобных часов всего пятнадцать в мире. Знаменитая марка «Ланж и Шен». Такие часы носил Ван Симсон.

Глава 74

 Сделать закладку на этом месте книги

22.41

Совершенно равнодушные к экзекуции, свидетелями которой они только что стали, вооруженные люди в масках дружно потянулись к лестнице, держа на мушках автоматов участников аукциона. В воде у края платформы, где лежал убитый аукционист, расплывалось мутно-коричневое облако крови.

— Они уходят! — крикнула Дженнифер, вскакивая. — Мы должны их остановить.

— Успеется. Ими займемся позже. Я знаю, кто это.

Том схватил Дженнифер за плечо, но она резко вывернулась. Он потерял равновесие, споткнулся и тяжело упал на решетку. Долгие годы коррозии сделали свое дело. Под весом Тома решетка сорвалась, и он рухнул головой вниз, прямо в Цистерну.

Услышав страшный грохот, мужчины, стоявшие у подножия лестницы, развернулись и открыли стрельбу в том направлении. Пули свистели над головой Тома и врезались в каменную кладку.

— Прекратить огонь! — скомандовал человек в черном. Он вновь возник на самом верху лестницы, сжимая в руках серебристый пистолет с окровавленным стволом. — Он нужен мне живой! А теперь уходим, и не забудьте прихватить его с собой.

Трое вооруженных до зубов мужчин соскочили с платформы и, расплескивая ботинками воду, приблизились к неподвижно лежавшему Тому, рывком поставили его. Похоже, он плохо понимал, что происходит: сильно расшиб голову при падении. Ноги отказывались слушаться.

Дженнифер наблюдала за происходящим сверху. Сердце у нее замерло. Теперь и она узнала мужчину в черном, по голосу. Ван Симсон.

— Да, и проведите зачистку вон той норы! — распорядился Ван Симсон. — Он был тут не один. Наверняка со своей фэбээровской сучкой.

Но Дженнифер уже бежала по туннелю. Нужно скорее выбраться отсюда, а потом проследить, куда они направятся. Ведь они захватили Тома. И монеты. Она не могла, просто не имела права их упустить.

Позади Дженнифер услышала тихое бряканье — такой звук издает металл при ударе о камень. Эхо раскатилось под низкими сводами туннеля, точно кто-то бросал камушки. Один, другой… Гранаты…

Собрав все силы, Дженнифер устремилась к выходу, до которого оставалось ярдов пятьдесят — шестьдесят. Она бежала, отсчитывая секунды. Пять, четыре, три, две… Дженнифер упала ничком на пол, распласталась, зажмурилась, закрыла ладонями уши. Одна!

Последовавший взрыв оглушил ее, волна жара окатила тело, гул, который не способно вынести человеческое ухо, придавил к земле; казалось, из легких разом вышел весь воздух. Дженнифер открыла рот, пытаясь глотнуть хоть немного воздуха, но грянул второй взрыв, сотряс каменные стены туннеля, приподнял ее на несколько дюймов от земли и швырнул вниз, как мешок с углем.

Дженнифер с трудом поднялась, отряхнулась, протерла глаза — они слезились от гари и пыли, зашлась в хриплом надрывном кашле. Во рту пересохло от пережитого страха, из раны на подбородке сочилась кровь. Надо выбираться отсюда. Немедленно.

Через несколько минут она оказалась в бойлерной. Обнаженный до пояса турок, с волосатыми и маслянисто блестящими от пота грудью и животом, отпрянул от неожиданности при виде ее, а затем разразился целым потоком брани по-турецки, но Дженнифер уже не слышала его — она бежала дальше.

Из одного помещения в другое, вверх по лестнице. Дженнифер промчалась по длинному коридору, толкнула какую-то дверь и оказалась на улице. Там, где на площади, в тени древней колонны, они припарковали свою машину.

Она скользнула за руль и уже завела мотор, как вдруг впереди на улице появились два синих фургона. Дженнифер понимала, что должна их остановить, сделать что-нибудь до того, как они исчезнут. Она двинулась прямо через площадь Диван-Йолу, шины с визгом скользили по отполированной булыжной мостовой. Площадь уже давно закрыли для движения автомобилей, здесь ездили лишь трамваи — две рельсовых полосы были проложены прямо посередине. Низкие бордюрные камни отделяли трамвайные линии от тротуаров. Там, как всегда по вечерам, было много прохожих.

Машина въехала на тротуар и, постанывая подвеской, тяжело перевалила через трамвайные рельсы. Впереди два фургона оказались, похоже, запертыми за вагоном трамвая, но когда автомобиль на полной скорости устремился к ним, им все же удалось прорваться. Они объехали вагон сзади и на бешеной скорости промчались мимо. Дженнифер вдавила педаль газа, обогнала трамвай, едва не задев его крылом капота, резко вывернула руль и начала преследование.

В ветровое стекло ударил свет, ее почти ослепил двигавшийся навстречу трамвай.

— Черт!

Дженнифер ударила по тормозам, машина завиляла и в последний момент избежала столкновения. Встречный трамвай с грохотом проехал, отчаянно мигая фарами и громко трезвоня, в раскрытое окно ворвалась волна теплого воздуха.

— Господи…

Как только трамвай исчез, она резко снялась с места на второй передаче, мотор протестующее взревел, и, набирая скорость, продолжила преследование. Но задержка на путях отняла у нее столь драгоценное время. Фургоны виднелись уже в самом дальнем конце ипподрома. Дженнифер, чертыхаясь на чем свет стоит, съехала с трамвайных путей и помчалась за ними, выжимая из мотора все возможное. Резина так и свистела на растрескавшемся асфальтовом покрытии.

Сорок, пятьдесят… И вот она мчится уже со скоростью семьдесят миль в час, мимо пролетают Софийский собор, затем знаменитая Голубая мечеть; в свете фар ее массивные стены отливают странно белесоватым цветом, минареты вздымаются к небу, словно гигантские костлявые пальцы. Она мигает фарами, она жмет на гудок, прохожие испуганно разбегаются в разные стороны, машина лавирует между бесчисленными киосками и лотками, где торгуют открытками для туристов.

— Прочь! С дороги! — кричит Дженнифер, перекрывая рев мотора; мельком видит себя в боковом зеркале.

Вид просто ужасный — волосы встрепаны, лицо в грязи. Из уголков глаз тянутся длинные размытые полосы от слез, хотя она вроде не плакала. От одежды исходит противная кисловатая вонь гари, наполняя салон автомобиля и заставляя непрестанно кашлять.

В самом конце ипподрома дорога резко спускалась с холма и заворачивала влево. Дженнифер слишком поздно заметила поворот, однако инстинкт все же сработал. Она резко переключилась на вторую скорость, вывернула руль и одновременно использовала ручник. И машина, отчаянно вереща шинами, заскользила боком на двух колесах под возмущенный вой подвески.

Дженнифер вдавила педаль газа, вывернула руль в сторону заноса. Почувствовав, что шинам удалось зацепиться за дорогу, вывернула руль в противоположную сторону, поддала газу. Автомобиль послушно встал на четыре колеса, преодолел коварный поворот и понесся по склону холма, разрезая воздух, точно нож.

Внизу виднелись фургоны. Мигая хвостовыми огнями, они направлялись к воде. Но тут из-за угла слева, откуда-то из боковой улочки, с пронзительным воем сирены и синей мигалкой вывернула полицейская машина. Дженнифер метнулась вправо, чтобы избежать столкновения, автомобиль заскользил по отполированному булыжнику, выписывая на нем восьмерки, словно фигурист. Над головой она мельком заметила величественные развалины ипподрома, виднелись даже останки выдолбленных в камне сидений. На миг Дженнифер показалось, будто жаждущая крови толпа приветствует ее диким ревом.

Она свернула на боковую улочку, намереваясь продолжить преследование, но навстречу ей вывернула еще одна полицейская машина с включенными фарами. Они ослепили Дженнифер, и она машинально заслонилась рукой. Правое переднее колесо ударилось о бордюрный камень, руль вырвался у нее из рук. Машина подпрыгнула и врезалась в угол многоквартирного жилого дома; от удара металла о камень посыпались искры.

Дженнифер сидела, судорожно хватая ртом воздух, пальцы сжимали руль, костяшки побелели от напряжения. Дверца полицейского автомобиля распахнулась, из нее вышел мужчина и двинулся к ней. Фигура показалась ей знакомой, она видела ее в свете единственной уцелевшей фары. Дженнифер медленно выбралась из машины.

— Это Ван Симсон, сэр. Это он забрал монеты. И они увезли с собой Тома.

Глава 75

 Сделать закладку на этом месте книги

Париж, Франция

30 июля, 11.02

От одежды Тома исходил резкий запах хлороформа — противный сладковато-горелый его вкус, казалось, так и лип к сухим потрескавшимся губам. Он помнил, что упал. Его вытащили из подземелья и грубо втолкнули в какой-то фургон. Больше припомнить ничего не удавалось.

Слава Богу, хоть жив. Уже хорошо, особенно с учетом того, как хладнокровно и жестоко расправился с несчастным аукционистом Ван Симсон. Однако возникал вопрос: с какой такой целью этот злодей сохранил ему жизнь? Что ему от него надо?

Том медленно перевернулся на живот и попытался встать. В глаза ударил резкий свет лампы под потолком. Он рухнул обратно на каменный пол, и его начало рвать. Задыхаясь, захлебываясь, он снова перекатился на спину, пытался побороть приступы рвоты. Хватал воздух мелкими глотками, и постепенно дыхание выровнялось, бешеное сердцебиение унялось.

Ван Симсон… Может, он и есть Кассиус? Вряд ли — иначе зачем ему понадобилось воровать собственные монеты с аукциона? Но он вполне мог стоять за ограблением в


убрать рекламу






Форт-Ноксе, подослать киллера к Штайнеру, имевшему несчастье похитить их из аэропорта Скипхол. Наверное, он убил Гарри и старался навести следствие на ложный след.

В общем, без Ван Симсона тут явно не обошлось, и Том угодил к нему в лапы. В прямом и переносном смысле слова. Но что с Дженнифер? Удалось ли ей ускользнуть? Как она узнает, где искать его, Тома, даже если он сам не понимает?

Тошнота прошла, и Том принялся изучать место, в котором находился. Комната примерно двенадцать квадратных футов, освещается единственной, но очень мощной лампой, подвешенной к потолку в прозрачном абажуре, — такие обычно используются в производственных помещениях. Окон нет, лишь стальная дверь. На полу, рядом с ним, стоит поднос. На нем горка нетронутого сероватого риса и совсем неаппетитный на вид кусок цыпленка.

Наверняка в этом помещении некогда находился винный погреб или кладовая. Очень похоже, если бы не предметы, театрально расставленные и разложенные по всему помещению. В дальнем углу Том заметил знаменитое средневековое орудие пыток Железная дева. Очевидно, жуткий инструмент прозвали так из-за грубо намалеванного на передней части корпуса неулыбчивого женского лица с длинными змеевидными, как у горгоны Медузы, локонами.

Это орудие пыток походило на вертикально поставленный гроб высотой примерно шесть футов и с отверстием посередине. В нем виднелись железные зубья. Жертву помещали внутрь, обе дверцы захлопывались, и человек оказывался плотно зажатым в железном корпусе. Зубья же — тут изобретателем двигал, видимо, самый настоящий садистский инстинкт — располагались таким образом, что не задевали жизненно важных органов. А потому только продлевали агонию.

Стены украшали столь же гротескно жутковатые предметы. Том узнал так называемые Вилы еретика, огромные клещи для выворачивания суставов, проржавевшую Кошачью лапу. С потолка свисали, покачиваясь от сквозняка, толстые железные цепи, их прозвали Колыбелью Иуды. Словом, мрачноватое помещение.

За дверью раздались шаги, прервали ход его мысли. Том поднял голову. Дверь бесшумно отворилась, и в комнату вошел Дариус Ван Симсон в сопровождении двух мужчин — один тощий и жилистый, второй низенький и плотный. Все трое в черных комбинезонах, какие носят десантники. Значит, вернулись совсем недавно и переодеться не успели.

— Ах, Том, Том, — укоризненно качая головой, произнес Ван Симсон и зацокал языком, будто раздосадованный родитель, переводя взгляд то на Тома, то на лужу блевотины на полу. — Мне жаль, честное слово. Я не хотел, правда.

— Можете оставить свое сочувствие при себе, Дариус, — слабо огрызнулся Том. — Славное, однако, у вас тут местечко.

Ван Симсон кивнул с каменным видом:

— Я получил информацию, из весьма надежных источников, что в пятнадцатом веке здесь располагалась камера пыток. Стояла виселица и прочее. Ну а потом все снесли, и я на этом месте построил свой дом.

«Мы в Париже», — сообразил Том. Это пять часов лета от Стамбула, даже на частном самолете Ван Симсона с реактивными двигателями. С учетом того, что надо добираться на машине до аэродрома, затем от другого аэродрома до дома, с момента его похищения миновало как минимум шесть-семь часов.

— Я обнаружил кое-какие занимательные предметы во время подготовки фундамента и подумал: неплохо было бы воссоздать обстановку — с чисто исторической целью, разумеется. Все экспонаты, которые вы здесь видите, подлинные.

— Какую игру вы затеяли, Дариус? Если ФБР