Название книги в оригинале: Вудс Шерил. Только не в восемь, дорогой

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Вудс Шерил » Только не в восемь, дорогой.



убрать рекламу



Читать онлайн Только не в восемь, дорогой. Вудс Шерил.

Шерил Вудс

Только не в восемь, дорогой

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги

В притихшей, похожей на пещеру телевизионной студии слышно было, как Барри Макдоналд все быстрее и даже рассерженнее стучит карандашом по металлической крышке импровизированного стола для заседаний. Заметив, что все замолкли и настороженно уставились на нее, она швырнула на стол бумагу, которую только что читала, и карие глаза негодующе блеснули поверх огромных очков. Барри с гордостью отметила про себя, что заговорила она негромким, сдержанным голосом. Хотя ей очень хотелось сорвать злость на бедном Кевине Портерфилде.

– Кевин, дорогой, ты это читал?

Юноша нервно глотнул воздух.

– Конечно, мисс Макдоналд.

– Тогда ты и сам понимаешь, что это полный абсурд, – тихо проговорила она. Со стороны могло и в самом деле показаться, будто она спокойна. – Я не вставлю овчарку в свой сериал только из-за какого-то идиотского социологического исследования, наконец-то выяснившего, что дети без ума от овчарок.

Несколько членов съемочной группы, подняв глаза к потолку, всем своим видом продемонстрировали, что возмущены и что такого они не ожидали. Другие просто захихикали. Если бы записка не звучала совершенно серьезно, Барри, возможно, и сама посмеялась бы. Но сейчас она придала лицу суровое выражение, чтобы, как она надеялась, вселить страх Божий в этого наглого юнца. У него еще молоко на губах не обсохло, а он смотрит так, что трудно понять, сочувствует или злорадствует. На долю секунды Барри задумалась: как это у него получается? Если бы он мог добиваться этого по заданию режиссера, из него получился бы неплохой актер.

– Но, мисс Макдоналд… – снова начал юноша.

– Никаких «но», Кевин. Разговор закончен, – твердо остановила она.

– Но, мисс Макдоналд, боюсь, мистер Комптон настаивает категорически. В спектакле должна быть собака. Исследования показывают, что овчарки…

– Кевин, мне отлично известно, что там показывают исследования, – произнесла Барри, и в голосе у нее, вопреки желанию, зазвучала сталь. Она сделала глубокий вдох, как учили в группе борьбы со стрессом, и уже мягче добавила: – А если бы исследования показали, что зрителям нравится убийца с топором, вы бы настаивали, чтобы я каждую неделю вставляла в спектакль еще и убийцу?

Кевин негодующе посмотрел на нее.

– Конечно, нет.

– В таком случае не говори мне про социологию. Ты читал сценарий, Кевин? Передача построена в жанре комедии положений, где все происходит как в реальной жизни. Мы говорим об отношениях между людьми. Смешных, запутанных человеческих отношениях… И мы не рекламируем собачий корм!

Бедняга Кевин побелел как полотно, но Барри не собиралась менять гнев на милость и позволить ему сорваться с крючка. Она задумала этот цикл телеспектаклей под названием «Снова до свиданья», чтобы показать свое понимание человеческих характеров и отношений, какими они стали в восьмидесятые годы. В незамужней, независимой, всегда празднично настроенной героине было столько от нее самой! Всякий раз, когда она слышала голос Карен Дево, ей казалось, что звучат ее собственные мысли. «Снова до свиданья» было ее детищем, и три долгих года ушли на попытки пробиться в эфир. У Барри и в мыслях не было позволить этим безголовым любителям социологии, этим жалким критиканам изуродовать ее замысел в день запуска в производство. Если она уступит с собакой, на следующей неделе они заставят главную героиню выйти замуж и забеременеть. А вскоре придется снимать ужасно увлекательную серию про пеленки и детское питание. Так вот, пусть они идут со своими чертовыми исследованиями куда подальше!

Вслух она ничего этого, конечно же, не произнесла. Проявив, как ей казалось, величайшую выдержку, Барри мило заключила:

– А теперь, дорогой, беги и объясни это мистеру Комптону. Уверена, он все поймет.

– Поймет что?

Негромкий, бархатно-вкрадчивый голос прозвучал в дальнем конце студии. Таким теплым, успокаивающим, прочувствованным голосом радиостанции любят обвораживать своих слушательниц ранним утром. Внутри у Барри все похолодело от догадки, что голос этот принадлежит именно мистеру Комптону. Однако чарующий звук заставил ее сердце встрепенуться, и оно заколотилось в бешеном ритме.

Про Майкла Комптона, нового вице-президента телекомпании, отвечавшего за тематику программ, говорили, что он сделает фарш из любого, кто осмелится перечить ему. Барри пыталась сообразить, что именно он мог услышать из их разговора с Кевином. Нет, она не отказалась бы ни от одного своего слова, самолюбиво подумала она, просто неплохо было бы знать масштабы бедствия, которое она навлекла на свою голову.

Приходилось признать, что в студии он появился в самый выгодный для него момент.

– Стоило мне овладеть ситуацией, как вражеский генерал тут как тут с подкреплением, – пробормотала она.

Ей следовало ждать чего-нибудь в этом роде. С того момента, как будильник сдернул ее с постели, весь день пошел, кувырком. Если оценивать его по десятибалльной системе, он окажется за минусовой чертой. Началось с того, что она смыла в умывальник одну из своих новых мягких контактных линз, и пришлось выбирать: то ли выйти из дому, близоруко мигая глазами, то ли водрузить на нос гигантские с розоватыми стеклами очки, в которых она очень смахивала на сову. Затем пробило искру в фене, и он приказал долго жить, в результате ее каштановым волосам, обработанным серебристым муссом, пришлось сохнуть естественным путем, отчего они свернулись в банальные кудряшки и не получилось гладкой волны, на которую она рассчитывала. По дороге в студию лило как из ведра, и стеклоочистители на лобовом стекле автомашины не замедлили выйти из строя. Истинная мука – черепахой тащиться по лос-анджелесской скоростной автостраде, и она, конечно же, опоздала в студию на целый час. В довершение всего, вылезая из своей ярко-красной, как пожарная машина, «сентры», Барри зацепила новые колготки. Не успела она и чертыхнуться, как от лодыжки до самого бедра пролегла дорожка…

– Уж если не везет, так не везет, – с досадой изрекла она, увидев, как незнакомец – явно Майкл Комптон – вышел из погруженной в темноту части студии и уверенно направился к импровизированному столу, за которым расположился коллектив программы «Снова до свиданья». Его записка с указаниями от руководства компании и без того прервала репетицию первого эпизода, так нет же – теперь он явился сам.

– Ну, мисс Макдоналд, – произнес вице-президент с веселой искоркой в глазах и присел на край стола совсем рядом с ней. Его крепкое, мускулистое бедро оказалось всего в нескольких дюймах от кончиков ее пальцев. – Что же такое, как вы полагаете, я пойму?

Барри нехотя подняла взгляд и посмотрела в сверкающие голубовато-серые глаза. Она увидела массивный подбородок и жесткую линию рта, и у нее невольно перехватило дыхание. Возможно, собака и не помешает, она может оставаться в спальне и время от времени лаять. Это понравится многим… Боже мой, о чем я только думаю?! – мысленно оборвала она себя. Собака будет только через мой труп.

Глядя ему прямо в глаза, Барри невозмутимо проговорила:

– Мы только что обсуждали вашу записку, мистер Комптон.

– Об овчарке.

– Совершенно верно. Я не очень уверена, что вы это хорошо придумали, – осторожно начала она и внутренне сжалась, заметив, как в глазах у него пропал живой огонек и он пронзительно посмотрел на нее. И в самом деле этот человек способен сделать фарш из своего противника. А, ну и пусть! Коли ей суждено совершить профессиональное самоубийство, так она не сдастся без борьбы.

– Я хочу сказать, – заключила Барри, – что эти люди живут в тридцатипятиэтажном кооперативном доме в самом центре Манхэттена. Что им делать с овчаркой?

– И это тоже нам нужно обсудить, – ответил Комптон.

Хотя говорил он вполголоса, тон был непререкаемый. У Барри в мозгу зажегся сигнал опасности, и она приготовилась к следующей атаке, имеющей целью не оставить камня на камне от ее программы.

– По-моему, многоэтажный дом не совсем подходящее место.

– Неужели? А что бы предложили вы? Увитый виноградом коттедж с забором из белого штакетника?

Он широко улыбнулся, и Барри тоже не смогла удержать свои губы – они невольно ответили на его улыбку.

– Ну, это, может быть, слишком, – согласился он. – Мне больше нравится городской особнячок.

Барри не спеша обдумала эту мысль. Она была не против пойти на кое-какие маленькие компромиссы.

– Может быть, это и получится, – протянула она. – Что-нибудь вроде тех симпатичных домиков из коричневого кирпича в Ист-Сайде.

– Ммм… – он покачал головой. – Не совсем то.

– А что же тогда «то»?

– Я представлял себе большущий дом с парком, с плавательным бассейном, теннисными кортами, парусными яхтами – что-нибудь в этом роде.

У Барри широко открылись глаза – она не могла поверить своим ушам. Этот человек, вероятно, пришел из торговли. У него творческий менталитет бухгалтера.

– Это в Манхэттене-то? – в голосе Барри опять появилось раздражение, которое, впрочем, тут же потонуло в охватившем ее ужасе.

– Ну и что, наверное, нам придется переменить место действия. Скажем, на Марин-дель-Рей или Санта-Монику…

От этих слов у нее буквально челюсть отвисла и очки съехали на вздернутый носик.

– Вы что, смеетесь, что ли!

– А чем вы недовольны? Это отлично получилось в сериале «Компания втроем».

Самое удивительное было в том, что Комптон, по-видимому, искренне хотел улучшить ее замысел и по-настоящему обиделся на то, что она не согласна с его предложениями.

Собрав все свое терпение, хотя в тот момент ей хотелось завопить на всю студию, Барри принялась объяснять:

– Все это уже было, а я совершенно не имею желания копировать другие сериалы. «Снова до свиданья» будет свежим, не похожим на другие, современным. Он заставит зрителей думать. – Барри с вызовом поглядела на него. – Всем уже до смерти надоел бесконечный парад-алле покачивающих бедрами полуобнаженных тел.

– Вы полагаете, что это чересчур сексуально? – спросил Комптон с самым простодушным видом. Она замерла, затаив дыхание, а он, казалось, изо всех сил старался понять ее страстные возражения. – Может быть, вы и правы. Ну, конечно, если мы вставим парочку настоящих мужчин…

– Выбросьте это из головы! – не удержалась она. Ее крик эхом прокатился по студии, и Барри выразительно взмахнула кулачком. Как нарочно, удар пришелся прямо по его ляжке. Этот чертов сгусток мускулов был твердым, как гранит. И, кстати говоря, совершенной формы. Однако, трезво предупредила она себя, сейчас не время для подобных наблюдений – ей предстоит доказать важную мысль. – Никаких бикини! Никаких плавательных бассейнов! И никакой, черт ее побери, овчарки! – уже тише закончила она.

Внезапно Майкл Комптон рассмеялся. Рука Барри нервно дернулась на его ноге, и только тогда она убрала ее, посмотрев на начальника так, словно он сошел с ума. В группе раздался неуверенный смешок.

– Вы великолепны, мисс Макдоналд. Просто слиток золота, – проговорил он, справившись со смехом. – Мне нравятся продюсеры с огоньком. Я хочу, чтобы мои работники боролись за свои взгляды.

«Его работники»? «С огоньком»? Вместо того чтобы разразиться негодующими протестами, Барри молча воззрилась на него. Она смущенно замигала, медленно осознавая, что произошло.

– Вы разыгрываете меня? Не отпирайтесь, – наконец проговорила она.

– Я? – Он безуспешно попробовал изобразить удивление. Но его выдали заискрившиеся глаза.

– Да, вы.

Он покорно кивнул, но губы все еще кривились в веселой улыбке.

– Боюсь, что это так. Трудно было отказаться от соблазна.

– И вы не хотите, чтобы я перенесла действие в Лос-Анджелес?

Он покачал головой.

– И вы не требуете, чтобы в каждом эпизоде мы показывали пляж в Джакуззи?

– Нет.

– И вообще не настаиваете ни на какой овчарке?

– Ну…

– Мистер Комптон, – угрожающе произнесла она.

Он улыбнулся. Медленно. Победно. Такая улыбка достойна украшать альбом романтических стихов.

– О'кей, ваша взяла. Никакой овчарки… если вы обедаете со мной.

У нее заныло под ложечкой, но она все еще не хотела поддаваться.

– Деловые беседы обычно ведутся за ланчем.

– До конца следующего месяца у меня все ланчи ангажированы.

– Я подожду.

– А я – нет. Если вы хотите, чтобы эта передача вышла в эфир в сентябре, то есть через три недели, если быть точным, нам нужно все обсудить.

Барри внимательно посмотрела на него, вопросительно подняв одну бровь.

– Мистер Комптон, – милым тоном начала она, – вы что, шантажируете меня, чтобы я согласилась пообедать с вами?

– Мисс Макдоналд, разве я похож на мужчину, которому приходится шантажировать женщину, чтобы она согласилась на его приглашение? – поинтересовался он, совсем не скрывая, что его забавляет этот разговор.

Барри демонстративно оглядела его с головы до ног и с неохотой констатировала, что забавлялся он вовсе не от избытка самодовольства. Скорее всего, этот мужчина не из разряда самодовольных. Ее взгляд медленно скользнул по искрящимся голубовато-серым глазам и аккуратно подстриженным густым волосам, широким плечам и длинным мускулистым бедрам, которых не мог скрыть даже строгий деловой костюм. Ямочка на подбородке и массивные скулы еще больше усиливали его сексуальность и привлекательность. К тому же он обладал несомненным шармом, в нем чувствовалась внутренняя сила…

Нет, решила она и безотчетно вздохнула, этому мужчине нет нужды прибегать к шантажу. Женщины, наверное, и без того выстраиваются в очередь, чтобы заполучить его в спутники. Она бросила взгляд на свой сценарий. Хотя все ждали, что она ответит, тошно было смотреть, как горят глаза у остальных женщин. Любая из них, наверное, пошла бы на убийство, только бы поменяться с ней местами.

– Ну так что? – с издевкой спросил он. – Вы собираетесь воспользоваться случаем поговорить со мной о вашем будущем в нашей компании или нет?

– Не торопите. Видите, я думаю, – огрызнулась она, нарочно не обращая внимания на угрожающий подтекст его вопроса.

– Если вам требуется столько времени, чтобы принять решение, мисс Макдоналд, вы, видимо, ошиблись в выборе профессии. Продюсер должен моментально принимать решения.

– Я могла бы стать вице-президентом компании, – парировала она сердито. – Им, по-видимому, вовсе не приходится думать.

К вящему ее удивлению, он снова рассмеялся. При звуках этого заразительного смеха у нее округлились глаза: кажется, он не оскорбился.

– Смотрите, мисс Макдоналд, – предостерегающе заявил Комптон, направляясь к двери. Кевин, как послушная собачонка, семенил за ним. – В цехе реквизита есть огромная овчарка, она вполне подойдет для вашей передачи.

Барри вздрогнула и глубоко вздохнула.

– Зайдите за мной сюда в семь вечера, – крикнула она ему вслед.

Барри держала очки в руке и не могла разглядеть достаточно ясно, что происходит в дальнем конце студии, но ей показалось, что Майкл довольно кивнул.

– В шесть тридцать. У меня в кабинете, – откликнулся он, и дверь за ним закрылась.

– Хитер… – пробормотала она.

Она терпеть не могла людей, которые любят, чтобы последнее слово всегда оставалось за ними. Особенно она ненавидела мужчин с такой неотразимой фигурой.

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

После ухода Майкла Комптона в студии воцарилось гробовое молчание. Но через минуту поднялся невообразимый гам. Женщины сразу же, хотя Барри думала, что они выше этого, принялись обсуждать достоинства вице-президента, и каждая сопровождала свои высказывания вздохами. А мужчины брюзжали, осуждая вмешательство много понимающих о себе недоумков в творческий процесс, и их рассуждения сильно отдавали ревностью. Автор вступительного спектакля пробубнил что-то про важничающих кретинов и стал один за другим мять пластиковые стаканчики для кофе. А Даниель Лоуренс, самая близкая подруга Барри, которую она выбрала режиссером своего сериала, не обращая внимания на остальных, с ухмылкой смотрела на нее.

– В чем дело? – резко обратилась к ней Барри.

– Красивый, правда?

– Кто? – Ей показалось, что самое лучшее – это прикинуться дурочкой.

– Кто-кто… Конечно же, этот телевизионный Аттила.

– Не заметила.

Даниель скептически взглянула на нее.

– Женщина, давшая клятву не выходить замуж, пока не найдет идеальной мужской фигуры, не заметила мужчину, которого мог бы изваять Микеланджело? В это трудно поверить.

В глазах Барри загорелся угрожающий огонек.

– В Голливуде пруд пруди режиссеров.

– Но я хороший режиссер, – задорно возразила Даниель. – Я всегда под рукой, обхожусь сравнительно недорого, к тому же знаю все твои плюсы и минусы и люблю тебя, что ты там ни говори. Где ты найдешь лучшего?

Барри вздохнула.

– Если даже ты и права, не могла бы ты на минутку забыть о Майкле Комптоне? Нам нужно еще раз пройтись по первой сцене. Ритм действия никуда не годится.

За спиной Барри раздался возмущенный возглас Хита Доналдсона:

– Как это – никуда не годится? Я писал комедии, когда ты еще под стол пешком ходила! Если бы ты взяла актеров, которые умеют произнести монолог, с ритмом все было бы в порядке.

Барри скосила глаза на Даниель и медленно обернулась. Она обняла за плечи немолодого лысеющего человека, который сердито пыхтел ей в ухо.

– Дорогуша, – проговорила она успокаивающим тоном, – ты написал отличный сценарий. Мы все знаем, что ты один из лучших сценаристов. – И продолжила шепотом: – Ты прав, когда говоришь, что кое-кому из актеров не хватает опыта. Но ты же знаешь, все они очень подходят для своих ролей. Если ты поработаешь с ними и чуть-чуть скорректируешь текст, чтобы им было полегче, все пойдет как по маслу.

Хит замигал, и его побагровевшая было шея постепенно приобрела нормальный цвет. Теперь он уже не походил на человека, которого вот-вот хватит удар. Барри с облегчением перевела дух.

– Ладно, по-моему, можно будет подправить несколько ролей, сделать текст компактнее, – почти умиротворенно произнес он.

– Вот-вот, – с преувеличенным энтузиазмом подхватила Барри. – Я была уверена, что ты сможешь это сделать. Сядьте вместе с Даниель и пройдитесь по первым двум страничкам сценария, а там увидите, что можно сделать.

На протяжении последовавших за этим нескольких часов Барри чувствовала себя пожарным, который должен потушить лесной пожар в целом графстве одним-единственным ведром воды. Кризис наползал на кризис, ничего серьезного, но каждый раз требовалось проявлять массу дипломатии, терпения и спокойствия, которого у нее сегодня вовсе не было. Единственный положительный момент, решила она, потирая пульсирующие виски, – это то, что у нее абсолютно не осталось времени, чтобы нервничать по поводу предстоящего обеда с Майклом Комптоном.

В шесть пятнадцать она отпустила актеров и технический персонал по домам, подправила макияж, несколько раз глубоко вдохнула полной грудью, безуспешно пытаясь снять напряжение, и прошла через студийный блок к находившемуся рядом зданию офиса компании. Ровно в шесть тридцать она предстала перед секретарем Майкла Комптона – седой розовощекой женщиной с небесной голубизны глазами.

Миссис Эмма Лу Хастингс была жизнерадостна и на рабочем месте выглядела так, словно она у себя дома, готовит яблочный соус и командует армией внуков. Очень похоже, что она относится к тому типу женщин, к которым можно прийти за материнским советом, решила Барри, и у нее неожиданно появилось желание присесть рядом с ней и выложить этой незнакомой женщине, что у нее совершенно расшатались нервы из-за того, что она обедает с человеком, у которого в руках ключи к ее будущему, человеком, у которого к тому же такая бесподобная фигура… Интересно, подумала она, что на это ответила бы миссис Хастингс.

Но поскольку Барри не открывала рта, миссис Хастингс сказала только:

– Можете заходить, мисс Макдоналд. Мистер Комптон ждет вас.

Барри двинулась к двери, и тогда секретарша приветливо добавила:

– Не бойтесь, дорогая. Это очень приятный молодой человек.

Вот уж сказала: «очень приятный молодой человек»! Наверное, не знает, что он пригрозил Барри отменить сериал, если она не согласится пообедать с ним. Барри посмотрела в ее круглое доброе лицо с крошечными морщинками в уголках глаз, ободряюще улыбавшихся ей, и не решилась поделиться своими сомнениями.

И вообще, стала она оправдываться перед собой, вы смогли бы сказать матери, что ее сын подонок? Конечно, нет. Так и она не могла сказать миссис Хастингс, что ее, по всей видимости обожаемый, босс – преотвратительнейшее насекомое и занимается шантажом.

Барри заставила себя улыбнуться.

– Спасибо, – произнесла она, поворачивая медную дверную ручку и входя в кабинет Майкла Комптона. Она была бы благодарна любой оттяжке – и тут с радостью увидела, что он разговаривает по телефону. Он поднял на нее глаза, улыбнулся своей чувственной улыбкой и жестом пригласил садиться. Она выбрала самый дальний от его стола стул и уселась, поджав ноги, чтобы спрятать дорожку на колготках, открывавшую полоску бледной кожи от лодыжки до самого подола бежевой льняной юбки. Ну почему она не вспомнила раньше про эту чертову петлю?

Разве теперь выскочишь из кабинета и побежишь в магазин за новыми колготками? Черт бы побрал этого Майкла Комптона! – без всякой логики мысленно обрушилась она на шефа. Это все он виноват. Барри посмотрела в сторону объекта, вызывавшего у нее такое раздражение, и обнаружила, что он не обращает на нее никакого внимания. Он сидел, склонив голову набок, прижимая щекой к плечу телефонную трубку. Если он посидит в этой позе подольше, у него здорово разболится шея, подумала Барри. Она разрывалась между злорадством по этому поводу и еще более странным желанием помассировать мышцы, которые вот-вот сожмутся в болезненный комок. Она поморгала глазами и отвернулась, но ее то и дело снова тянуло поглядеть в его сторону.

Выслушивая своего многословного и, по-видимому, чем-то недовольного собеседника, Майкл размеренно постукивал карандашом по огромному столу красного дерева. Другой рукой он разбирал пачку бумаг, что-то писал на них и раскладывал на две аккуратные стопки. Время от времени он тыкал пальцем в одну из загоравшихся на селекторе кнопок, а потом отдавал приказания. Туда-сюда сновали два помощника, подсовывали ему документы на подпись и, дождавшись, когда он набросает резолюцию, тут же забирали их. Зашел клерк из экспедиции, положил несколько видеокассет возле панели с клавиатурой для телевизионных мониторов и молча удалился. Заскочила миссис Хастингс с несколькими пузатыми папками, водрузила их на край стола и подхватила одну из стопок, которую только что сотворил Комптон. Уходя, она улыбнулась Барри, которая давно уже чувствовала себя Алисой, угодившей в кроличью нору в самом центре Страны Чудес. Никогда в жизни не доводилось ей видеть такого хорошо организованного хаоса. Никогда в жизни она не чувствовала себя такой заброшенной.

– Уже скоро, дорогая, – успокоила ее миссис Хастингс. – Так всегда бывает в конце дня.

Барри посмотрела на свои элегантные золотые часики. Семь пятнадцать. Она ведь предлагала встретиться у нее в студии в семь, но он отказался и настоял, чтобы она пришла к нему в кабинет в шесть тридцать. Он опаздывает уже на сорок пять минут, и, вопреки заверениям миссис Хастингс, нет никаких признаков, что он собирается закругляться.

Барри распалялась все сильнее и уже готовилась к тому, чтобы, насколько позволит эта проклятая дорожка на колготках, величественно подняться и с негодующим видом, протестуя против его деспотического поведения, покинуть кабинет. Но только она собралась подняться, как телефонная трубка со щелчком опустилась на свое место. Он бросил карандаш, перестал перекладывать бумаги, выключил селектор и откинулся на спинку кресла.

Светло-голубая рубашка с его инициалами, вышитыми на манжетах, плотно облегала тело и подчеркивала широкую грудь и сужающийся к талии торс. Галстук у него был спущен, из расстегнутого ворота соблазнительно выглядывала темная курчавая поросль. Глаза, казавшиеся теперь скорее голубыми, чем серыми, смотрели на нее с пониманием. Барри запнулась и перевела взгляд на картины, украшавшие кабинет. Это были модернистские всплески ярких красок.

– Итак, мисс Макдоналд, – проговорил он вкрадчиво, – вам нравится… – и сделал многозначительную паузу, отчего щеки у Барри порозовели, – мой кабинет?

– По-моему, компания переплатила художнику, – язвительно ответила она.

Он ухмыльнулся.

– Такие безапелляционные замечания делать весьма рискованно. Может, это я их выбирал!

– Мне приходилось бывать в этом кабинете и раньше. Картины появились здесь задолго до вас.

– Завидная наблюдательность, – одобрительно отметил он, а потом с усталым вздохом добавил: – Жаль, что не много людей в нашем бизнесе обладают подобным качеством. Вот почему у нас такой дефицит интересных передач.

Глаза Барри разгорелись от возбуждения: можно воспользоваться удобным случаем! Даже Хит Доналдсон не смог бы сочинить для нее лучшей вводной реплики.

– Вот именно этот дефицит я и хочу восполнить своим сериалом! – с энтузиазмом подхватила она. – Я хочу показать типажи и ситуации, которые будут интересны многим. Сейчас отношения между людьми совсем не те, что были во времена, когда шел сериал «Я люблю Люси». Они сейчас намного свободнее, более открыты. Женщины не так зависят от мужчин и сохраняют замужество по собственной воле, а не по необходимости. Сколько сейчас таких семей, как Андерсоны в фильме «Отец знает лучше»? Можно желать, чтобы было побольше, но, как говорится, одного желания здесь мало.

– Значит, вы хотите насильно пичкать зрителей реальностью, в то время как они желают фантазий? – усомнился он.

– Ничего подобного! – с жаром возразила Барри, настолько увлекшись объяснением своего замысла, что в очередной раз проглядела блеснувшую в его глазах лукавинку. – Вы переворачиваете мои слова. У вас «реальность» звучит как ругательство.

Когда Майкл встал и не спеша подошел к ней, у Барри перехватило дыхание и не было сил продолжать – ее охватило странное нарастающее чувство ожидания. Словно ждешь океанского вала, смотришь, как он вздымается вверх, до самой высшей точки, чтобы потом стремительно обрушиться вниз. В этот момент знаешь, что должно произойти нечто невероятное, но что именно – не представляешь. Умопомрачительная фигура Майкла возвышалась над нею, ее тело впитывало исходящие от него импульсы, и низ живота наполнялся приятным теплом и тянущей болью. Барри не могла оторваться от его глаз, зачарованная предчувствием.

– Вообще говоря, мисс Макдоналд, реальность мне нравится, – мягко сказал он, и бархатный его тон подействовал на нее как теплое бренди – и успокоил, и опьянил. – По правде говоря, с каждой минутой она мне нравится все больше.

Его озорная, во весь рот улыбка вызвала у нее сильное желание ответить порезче. Этот человек, наверное, смог бы уговорить даже святого Петра впустить его в рай! Чего можно добиться от него в этой ситуации? – в отчаянии думала она. Она пришла сюда для серьезного разговора, ей надо спасти свой сериал. И вот на тебе – растаяла, как кусок сливочного масла на припеке. Абсолютная бесхребетность!

– Мистер Комптон, вы говорили, что хотите обсудить «Снова до свиданья» во время обеда.

– Я и хочу.

– Что же дальше?

– Обед сейчас будет.

Барри опешила.

– Здесь?

– А почему нет? Здесь спокойнее, чем в ресторане, и, если не считать дурацкой живописи, атмосфера неплохая.

И к тому же совершенно интимная! – хотелось выкрикнуть Барри.

Ну и что? – не согласился с ней внутренний голос. Интимность может быть опасной только при условии, если ты ее допустишь сама. И вообще, он абсолютно ничего не сделал такого, чтобы можно было утверждать, будто он хочет соблазнить тебя. Это ты сама придумала, из-за того, что его бездушные высказывания о твоем сериале противоречили его улыбке. Такой мягкой, такой чувственной, что у тебя сердечко затрепыхалось.

О'кей. Значит, придется прогнать эту мысль из головы.

Верно. Самое худшее, что может случиться, – это если он начнет ухаживать за тобой, а ты подашь на него в суд за приставания.

Нет, поправилась она, самое худшее, что может произойти, – это если он начнет ухаживать, а ты ответишь взаимностью.

Она собралась с духом и решила во что бы то ни стало воспротивиться такой удручающе возможной перспективе.

– Ну что же, здесь, так здесь, – с беспечным видом сказала она, снимая очки. Может быть, если она перестанет видеть этого мужчину, его притягательность ослабеет. Да, но тогда она не разглядит и первых признаков задуманного совращения. Барри снова надела очки, и как раз вовремя, чтобы увидеть официанта, вкатывающего в комнату сервировочный столик, уставленный серебряной посудой.

Быстрее даже, чем она обычно обшаривает свой практически пустой холодильник, официант накрыл журнальный столик безупречно белой льняной скатертью, украсил ее маленькими орхидеями, зажег несколько тонких свечей и поста


убрать рекламу




убрать рекламу



вил два прибора из массивного серебра и английского фарфора. Барри знала, что этот фарфор – один из самых дорогих, какие имеются в продаже.

– Надеюсь, вы заказывали не из столовой для служащих, – сухо заметила она.

Он улыбнулся в ответ:

– Погодите, не торопитесь с выводами, пока не увидите, чем нас накормят, мисс Макдоналд. Разве Голливуд не славится тем, что создает атмосферу, пренебрегая содержанием? Может, придется удовольствоваться засохшим сандвичем.

– Вы не кажетесь мне человеком, которому доставит удовольствие подобное. Для вас это слишком дешево.

– Ой, смотрите! Острый язычок не доведет вас до добра.

– Он же меня и выручит.

– Раньше, возможно, выручал, – насмешливо произнес он. – Потому что не приходилось сталкиваться с таким человеком, как я.

– Откуда вы знаете?

– Я особенный, – подмигнул он ей и, сделав глоток вина, одобрительно кивнул официанту: – Вино отличное, Генри.

– Bon appetit, monsieur.

– Merci.

Официант любезно поклонился Барри и тотчас удалился вместе со своим столиком.

– Ну что же, мисс Макдоналд, – обратился Майкл к Барри, придерживая для нее стул, – прошу вас.

Барри села к столу и убедилась в том, что обед был продуман со знанием дела, великолепно приготовлен и совершенно очевидно не имел никакого отношения к служебной столовой. Для начала они отведали пате, а закончили свежей клубникой с густыми девонскими сливками, и каждое блюдо было восхитительным.

Завязалась на удивление непринужденная, остроумная беседа. По правде говоря, Барри несколько раз чувствовала себя участницей стремительно развертывающейся передачи, построенной на пикировке двух в высшей степени острых на язык персонажей. Ей еще не приходилось встречать человека, который с такой легкостью парировал ее колкости, заставлял переходить в оборону и, позволяя чувствовать себя женщиной, одновременно держался с ней на равных. Именно такие отношения она хотела воссоздать в своей передаче: прямые, разумные, полные жизни и взаимно возбуждающие. Да, да, подумала она и невольно вздохнула. Возбуждающие.

Когда обед подошел к концу и Барри с удовольствием доедала клубнику, слизывая сливки с ягод, перед тем как отправить их в рот, она заметила, что Майкл как зачарованный смотрит на ее губы. У него блеснули глаза, и он, неосознанно повторяя ее движения, облизнул губы. Несомненная чувственность его реакции поразила ее, голова кружилась от прекрасного вина и внезапного осознания того, что она волнует его гак же, как он ее, и Барри совершенно непроизвольно продлила момент, неторопливо откусывая сочную ягоду. Майкл тяжело задышал и в конце концов отвел взгляд в сторону.

Боже мой, что я делаю? – пронеслось у нее в голове, и она проглотила ягоду. Ведь она заигрывает с Майклом Комптоном, побуждая его увидеть в ней женщину. Он совершенно не походит на человека, который может спасовать в подобной ситуации, а ведь она сама дает ему повод, не воспользоваться которым просто невозможно. Сумасшедшая!

– Так вот, возвращаясь к «Снова до свиданья», – с противной дрожью в голосе начала она. Вот черт! Училась, училась актерскому мастерству, а справиться с нервами не может.

– Отчего бы нам не присесть и не поговорить об этом? – любезно предложил он, подводя ее к дивану и садясь рядом, чуть ли не вплотную.

Барри внимательно посмотрела на него и не задумываясь бухнула первое, что пришло в голову:

– Значит, мы подошли к тому месту в вашей роли, когда вы говорите, что пойдете мне навстречу, если и я пойду вам навстречу? – Она сумела выдержать легкий, насмешливый тон, хотя кровь бешено стучала в висках. От злости? Или от предчувствия? Этого она совершенно не могла понять. Но самое противное – ее намек, кажется, позабавил его.

– Нет. Это то место, где я говорю вам, что произойдет с вашим сериалом.

– И?

– И вы говорите мне, что вы профессионал и сумеете внести те изменения, которых я требую.

«Изменения»? «Требую»? Она нисколько не сомневалась, что он нарочно выбрал именно эти слова, чтобы поиграть на ее нервах. Ну что же, она не такая уж гордая, чтобы не признаться самой себе, что ему это удалось. Для него же она надела невозмутимо-спокойную маску и негромко поинтересовалась:

– Что вы имеете в виду?

– Ну хотя бы то, что на днях я просматривал осеннее расписание передач и мне показалось, что ваш сериал на фоне других выглядит бледнее, чем хотелось бы. Чтобы сделать его эффективнее, я хочу его передвинуть.

Барри не спускала с него настороженных глаз, ожидая, что будет дальше.

– По-моему, он отлично впишется в субботний восьмичасовой отрезок.

В мгновение ока от ее напускного спокойствия не осталось и следа. Все еще не веря своим ушам, она взорвалась:

– Майкл… Я хочу сказать, мистер Комптон. Нет! Вы этого не можете сделать!

– Могу, – как ни в чем не бывало произнес он.

Ну конечно, может. Она набрала побольше воздуха и решила воздействовать на его логику.

– Я не совсем уверена, что вы понимаете, какой это риск. Вы можете погубить весь замысел. Эта программа предназначается для людей среднего возраста, которые не смотрят телевидение в восемь часов вечера в субботу. В это время перед телевизором сидят ребятишки.

– Совершенно верно. Но спорю, что, если все сделать как следует, можно заставить и взрослых не сразу убегать из дому в субботу вечером. Если, конечно, сделать все как следует, – подчеркивая каждое слово, повторил он, точно бросая ей перчатку, – они будут смотреть наш сериал и не уйдут. – Майкл помолчал, чтобы она хорошенько прониклась сказанным, и многозначительно добавил: – Смотрели же они по субботам вечером Мери Тайлер Мур.

Мери Тайлер Мур, еще бы! Но даже ее не стали повторять по вечерам в субботу. В глазах у Барри сверкнули искорки, как от разгоревшегося костра.

– Вы бросаете мне вызов? Он ухмыльнулся.

– Конечно. Полагаете, справитесь? – мягко спросил он, а глаза его задавали вопрос совсем о другом – о том, что испокон веков волнует мужчину и женщину и что возникло между ними с того момента, когда они увидели друг друга.

Мужской палец с превосходно отполированным ногтем потянулся к дорожке на ее колготках и медленно пробежал по ней от щиколотки до колена.

У Барри перехватило дыхание.

– И вот теперь мы переходим к тому моменту, где вы просите меня пойти навстречу, – пробормотала она, стараясь загасить жар, охвативший ее при этом прикосновении. Он покачал головой.

– Не все в нашем бизнесе сводится к сексу. Она покосилась на его руку, которая все еще легонько, волнующе дотрагивалась до ее ноги.

– Хотела бы я знать, откуда у меня взялась мысль, что все-таки сводится?

Он усмехнулся и убрал руку.

– Ах, Барри Макдоналд, ты мне очень нравишься, я и не отрицаю этого. С той самой минуты, как увидел тебя сегодня в студии. У нас так много общего, и мне кажется, нам было бы очень хорошо вместе.

Он остановился, чтобы дать ей осмыслить его слова. Барри перевела дыхание, вытерла губы и, притихшая, стала ждать, что будет дальше. Она не смогла бы выдавить из себя ни одного осмысленного слова, даже если бы от этого зависела ее жизнь.

– Но я не попрошу у тебя ничего, если ты сама не захочешь, – пообещал он таким хриплым голосом, что ей стало больно. – И это никогда не будет иметь отношения к твоему сериалу.

Он опять замолчал, его голубовато-серые глаза смотрели прямо в ее глаза. Прошло несколько долгих секунд, Барри слышала каждый удар своего колотящегося сердца.

– Ты мне веришь? – тихо спросил он.

Все так внезапно! Сердце ее отчаянно колотилось, а по всему телу разливался огонь, зажигая ей кровь. Она верила. Она знала, что может ему доверять. Точно так же, как знала с абсолютной уверенностью, что лучше провалится сквозь землю, чем сделает ему предложение, ждать которого он только что пообещал.

– Кажется, мне лучше уйти, – твердо заявила она.

– Останьтесь.

Она покачала головой:

– Не могу.

– Не можете? Или не хотите?

– Какая разница? Я ухожу.

– О'кей, леди-продюсер, – не повышая голоса, произнес он, и Барри поразило, что в его тоне не было ни обиды, ни капитуляции. – Если вы должны так поступить. Мы еще увидимся.

– Не сомневаюсь, – сухо буркнула Барри. – Думаю, что вы опять захотите, чтобы в сериале появилась эта ваша овчарка.

– Ну, уж коль вы сами заговорили о ней…

– Забудь об этом, парень! – со всей решимостью оборвала она его. Но не могла спрятать улыбки, растянувшей уголки ее рта и смягчившей грубоватую фразу. – Хит Доналдсон подскочит до потолка, как только услышит об изменении времени. А если я еще скажу, чтобы он вставил овчарку, – только мы его и видели.

– В таком случае на собаке не настаиваю… пока, – проговорил он, и глаза у него ласково затуманились, как бывает у мужчин, когда им хочется поцеловать женщину.

– До свидания, мистер Комптон, – твердо сказала Барри и выскользнула из-под склоняющейся к ней головы.

– Спокойной ночи, Барри Макдоналд, – произнес он негромко и с нескрываемым удовольствием.

Направляясь к лифту, Барри попыталась представить, каково это – когда подобные, ничего, в сущности, не значащие, обыкновенные слова шепчут тебе на ухо, перед тем как ты заснешь. Скорее всего, чудесно! Она нажала кнопку «вниз» и устало прислонилась к стене, ожидая, пока подойдет кабина.

Макдоналд, ты сошла с ума. Точно, спятила! Того гляди втюришься в этого типа.

Она покачала головой. Втюришься?! Не то слово, уже втюрилась, да по самую маковку!

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

Дверь в крошечный неказистый кабинетик с шумом распахнулась, и влетела Даниель с бумажным пакетом в одной руке и сценарием в другой. Она кинула тетрадку на кресло, вынула из пакета два стаканчика с кофе и две липкие сладкие булочки и аккуратно разложила на столе. Потом уселась на диванчике, поджав под себя ноги, и выжидающе посмотрела на Барри.

– Ну?

– Ты когда-нибудь стучишься?

– Не часто, – с бесшабашным видом огрызнулась она, совершенно не обратив внимания на недовольство Барри. – Ты чего в таком миноре? Неужели обед с потрясающим Майклом Комптоном прошел плохо?

– Обед прошел отлично, – призналась Барри. – Проблемы возникли после него.

У Даниель моментально сузились глаза.

– Ну и наглец! – взвилась она. – Начал приставать к тебе? Подай на него заявление. Это ему так просто с рук не сойдет.

– Ха! У тебя что, есть знакомый адвокат, которому нужно подзаработать? – возразила Барри, повеселев оттого, что подруга сразу бросилась ей на помощь. И успокоила ее: – Ничего такого не было.

– Он к тебе не приставал? – Трудно было сказать, разочарована Даниель или нет.

Сердитое выражение исчезло с лица Барри, когда она во всех волнующих подробностях припомнила ухаживания Майкла, его способ обольщения, его обещания.

– Я бы так прямо не стала этого отрицать. Но это было совершенно не то, что ты имеешь в виду.

– Ты хочешь сказать, что тебе это было приятно.

– Нет, мне вовсе не было приятно, – защищалась Барри. – Я хочу сказать, все было нормально… Да я прямо и не знаю, что я хочу сказать.

– Он стал за тобой ухаживать, приставать, правильно я говорю? – торжествующе проговорила Даниель. – Я так и знала. Я знала, ты не устоишь перед такой фигурой.

– Иди к черту, Дани, это совсем не то, что ты думаешь! – голос у нее прозвучал почти просяще. Майкл Комптон был вице-президентом компании, директором программ, ее боссом, вот и все. Ей совершенно не хотелось, чтобы Даниель или ее собственный скачущий пульс убедили ее в противном.

– Тогда в чем же проблема?

– Он собирается поставить наш сериал на восемь часов вечера в субботу, – почти скороговоркой сообщила она, радуясь возможности сменить тему разговора на такую, которая, без сомнения, полностью отвлечет Даниель от попыток вытянуть из нее подробности ужина с Майклом.

Ее слова возымели желаемый эффект – Даниель была повергнута в состояние прострации.

– Ты это серьезно?!

– Да, серьезно. По его мнению, настоящая убойная современная передача может привлечь к себе аудиторию в любое время. Он фактически подначил меня доказать, что «Снова до свиданья» вполне может этого добиться.

– И ты, конечно, попалась на эту удочку?

– На какую еще удочку? Ты имеешь в виду, согласилась ли я, чтобы сериал прошел в эфир? Тогда ты не ошиблась, черт тебя подери, – с жаром парировала Барри. – Я слишком долго боролась за этот шанс, чтобы отказаться от него только из-за того, что компания выкинула дурацкую шутку вроде этой. Мы можем сделать свое шоу таким, чтобы оно сработало и на восьмичасовом отрезке.

– Как?! – Вопрос Даниель прозвучал донельзя пессимистически.

– А вот так, нужно не думать про отрезок времени, а просто делать отличную передачу. Если она веселая в девять тридцать, она будет такой же и в восемь.

– Может быть, в среду, милочка. Но не в субботу. В субботу ей лучше быть истерической.

Барри вздохнула.

– Ну что же, зови сюда Хита, и начинайте делать ее истерической.

– А вот это уже твоя забота. Я ведь только режиссер.

Барри рассерженно посмотрела на нее, но, прежде чем успела что-либо сказать, зазвонил телефон. Барри подняла трубку и услышала низкий, глубокий голос Майкла:

– Доброе утро, Барри Макдоналд.

В это утро он звучал так же обворожительно, как и при расставании накануне вечером. Сердечко у Барри громко застучало, и его удары отдались в ушах – она снова подумала о том, как приятно было бы начинать и заканчивать день, слыша такие слова.

– Доброе утро, – спокойно ответила она, хотя ее пальцы, крепко сжимавшие телефонную трубку, побелели.

– Майкл? – тихо спросила Даниель.

Барри кивнула, и подруга, самодовольно ухмыльнувшись, на цыпочках ретировалась к двери.

– Оставляю тебя одну, – со значением прошептала она и ободряюще помахала рукой. У Барри появилось очень странное желание стукнуть ее.

– Барри, вы здесь?

– А что?! – резко бросила она, но потом сбавила тон: – Да, я слушаю.

– Все в порядке? – вопрос прозвучал обеспокоенно и немного смущенно.

– Все абсолютно нормально, мистер Комптон. А почему вы спрашиваете?

– У вас очень странно звучит голос. И вы все еще называете меня мистером Комптоном. Вас что-то беспокоит?

Барри глубоко вздохнула.

– Ничего меня не беспокоит… Майкл, – напряженным тоном возразила она. – Что вы хотите?

– Я хочу видеть вас.

– По какому поводу? – осторожно поинтересовалась она.

Он тихо рассмеялся.

– А ни по какому особенно. Вы всегда так суровы с теми, кто приглашает вас на свидание?

– Я не поняла, что вы именно это имеете в виду. – Барри перешла в оборону. – У нас с вами, знаете ли, существуют еще и деловые отношения.

– Да, конечно. Это несколько осложняет дело, верно? А может быть, договоримся так: по деловым вопросам я буду звонить вам в рабочее время, по личным – после, – весело предложил он.

Барри тут же почувствовала себя неловко и переменила тон.

– Эта идея исходит из предположения, что мы оба работаем в строго установленное время, нормальное количество часов. Когда в последний раз вы пришли на работу в девять утра и ушли домой в пять?

Несколько секунд он не отвечал.

– Когда лет десять назад заболел гриппом, – наконец вспомнил он. – Я вас понял. Так на чем мы остановились?

– По-моему, будет лучше, если вы прямо скажете, что вы предлагаете. Например, встретиться как-нибудь вечером, поужинать и потанцевать. Вот это было бы настоящим приглашением, – пояснила она.

– А что, если я приглашу вас на прогон? Это работа или удовольствие?

– Если вы не будете передергивать карты, тогда и то, и другое. – Сама не заметив, как это вышло, она заговорила игривым тоном, но тут же спохватилась: она просто напрашивается, сама накликает на себя опасность.

– Неужели? – произнес он внезапно охрипшим голосом. – Звучит многообещающе.

– А что, намечается прогон нового фильма?

– Только не в ближайшие недели.

– Я вам сочувствую.

– В таком случае, может быть, обед? Я даже приготовлю его сам.

– Вы хорошо готовите? – скептически поинтересовалась она. – Или это современный эквивалент приглашению на просмотр гравюр?

– Только не для меня, – запротестовал он. – Свое искусство кулинара я воспринимаю серьезно. У меня даже есть кухонный комбайн и микроволновая печь. Ну так как?

– Когда?

– Сегодня вечером.

Барри нервно дернула носом. Она всегда верила именно в такое стремительное ухаживание, и оно было существенным элементом ее сериала. Никаких там игр, никаких обещаний, никаких клятв. Просто ужин с очень прозрачным намеком, что в меню значится взаимное влечение. В таком случае почему ей захотелось крикнуть, что сегодня вечером – слишком скоро? Почему ее преследует неотвязный страх, что такие мужчины, которые сбивают тебя с ног водопадом внимания, так же быстро оставляют тебя лежать в пыли? Она ни в коем случае не должна страдать от мысли, что Майкл Комптон может сегодня войти в ее жизнь, а завтра исчезнуть. В сегодняшнем мире от вас ждут, что вы пожмете плечами, поблагодарите за приятно проведенное время и скажете «прощай».

Барри стало не по себе. У нее такой богатый опыт прощаний… Ее папочка удирал из дому чаще, чем вылетают самолеты из Лос-Анджелесского международного аэропорта. И каждый раз Барри видела, как тает запас жизненных сил у ее матери. Она поклялась тогда, что никогда не окажется в подобной ситуации и что никогда ни один мужчина не будет значить для нее так же много. Она окружила себя такими фортификациями, какими гордились бы армия, военно-морской флот и морская пехота, вместе взятые.

С таким солидным опытом самозащиты за спиной, решила она, можно и еще раз пообедать с Майклом Комптоном. Сегодня или на следующей неделе. Какая разница. Она вполне может держать свои эмоции в узде.

– Сегодня – так сегодня, – твердо сказала она, а потом с удивлением ощутила, как от неясного предчувствия по спине пробежала легкая дрожь. Не похоже, чтобы так могла реагировать женщина, которой все безразлично. В ее душе звучит сигнал тревоги, а она абсолютно игнорирует его. Нет, она сошла с ума!

Неожиданно бодрым, деловым тоном, указывавшим, что он уже не один, Майкл дал ей номер телефона и адрес своего дома на Беверли-Хиллз.

– Пока, увидимся в восемь. Звоните, если заблудитесь.

Не успела Барри положить трубку, как в дверь постучали. Вошел посыльный.

– Мисс Макдоналд?

Барри кивнула.

– У меня для вас пакет.

Посыльный водрузил на стол большой, Красиво завязанный пакет и ушел. Она развернула бумагу – там оказалась коробка конфет и записка.

«Наслаждайся и вспоминай меня, так же как я буду вспоминать вчерашний вечер. Майкл».

Барри открыла коробку и увидела в ней крупные ягоды клубники в шоколаде. У нее тут же потекли слюнки и учащенно забился пульс – она вспомнила, как обалдело смотрел на нее Майкл, когда она ела за ужином клубнику со сливками. Она взяла конфету и медленно надкусила, с удовольствием ощутив сладость ягоды и горечь шоколада. Божественный вкус и к тому же волнующее напоминание о том, что Майкл интересуется ею не только как продюсером. Очень может быть, что он закоснелый телебюрократ, но в то же время, несомненно, и романтик, милый и обаятельный человек.

Слишком долго думать о том, насколько опасно такое сочетание, ей не дали Даниель с Хитом – они ворвались в кабинет, продолжая начавшийся за дверями спор. За ними вошла Мелинда Ашкрофт, назначенная на главную роль, она встала руки в боки и совершенно очаровательно надула губки.

– Барри, я не могу требовать, чтобы Мелинда играла эту сцену так, как написано, – негодующе крикнула Даниель и швырнула сценарий на стол Барри.

– Здесь все фальшиво, – вторила Мелинда своим низким, с хрипотцой голосом, от которого мужчины, наверное, способны броситься в пропасть. – Карен ни за что не сделает ничего подобного.

– Да что ты знаешь о Карен? – вспыхнул Хит. – Эту часть писал я и скажу, что она сделала бы именно так, и никак иначе, она бы ворвалась в кабинет Мейсона и обрушилась на него.

– Прервав деловую встречу? – Даниель была настроена скептически. – Подумай сам, Хит. Карен – разумная, рациональная женщина. Она не могла бы поставить под угрозу серьезную сделку, которую вот-вот заключит Мейсон, и не стала бы визжать на него, как привидение из старого замка, да еще в присутствии совершенно незнакомых людей.

Барри внимательно вслушивалась в разгорающийся спор, потом заглянула в сценарий и решила, что пора вмешаться, пока давление у Хита не подпрыгнуло до потолка. Шея у него уже превращалась из красной в пунцовую.

– Тихо! – скомандовала она громко, чтобы перекрыть поднявшийся шум. Даниель, Хит и Мелинда моментально умолкли и уставились на нее, по-видимому пораженные ее окриком.

– Вот, так-то лучше. А теперь, пожалуйста, все сядьте, и давайте обсудим это как цивилизованные взрослые люди.

Обсуждение сцены длилось почти все утро и по большей части далеко не цивилизованно. Несмотря на попытки Барри выступить посредником и урезонить стороны, режиссер, сценарист и звезда сериала, казалось, настолько разозлились друг на друга, что ни один не хотел уступать. В конце концов перебранка ее утомила.

– Ну ладно, все, кончайте, – безапелляционно объявила она. – Сцена остается. Карен не будет сидеть и молча переваривать собственные страдания.

Хит победно ухмыльнулся.

– Но вообще-то, Хит, я хочу попросить тебя немного смягчить материал. Мелинда и Дани правы. Она вполне могла вломиться в кабинет, но никогда бы так не разошлась, если бы увидела, что попала на деловое совещание. Может, она сделала бы вид, что зашла по другому поводу, может, пробурчала бы что-нибудь себе под нос и вышла. Не знаю. Ты автор. Поработай над этим. Мне новый диалог нужен после ланча.

Репетиция возобновилась уже во второй половине дня, и Барри решила еще раз прогнать всю сцену, прежде чем распустит группу по домам.

– Душенька, мне кажется, мы просто теряем время, – наконец сказала ей Даниель. – Все устали как бобики. Давай-ка закругляться, завтра утром все получится само собой.

Барри вздохнула и устало спросила:

– Сколько времени?

– Четверть девятого.

– Что? Не может этого быть! – Она схватилась за голову. – Как же я забыла?!

– Что случилось?

– Я должна была встретиться с Майклом пятнадцать минут назад.

– И ты забыла? – в голосе Даниель прозвучало недоверие. У тебя свидание с боссом, а ты рассиживаешься тут и бьешься над всякой чепухой?

– Вовсе не над чепухой! Я старалась помешать тебе, Хиту и Мелинде поубивать друг друга.

– Душенька, разве ты не знаешь, что это была обычная дискуссия между тремя разумными взрослыми людьми?

– Разумными? Взрослыми? Ты шутишь. Ваша троица вела себя как банда подростков.

– Ну, это просто в нас взыграла творческая энергия, – весело парировала Даниель.

– Ладно, ладно, ты употреби хотя бы частичку этой творческой энергии и придумай, что мне сказать Майклу в свое оправдание.

– А если сказать правду?

– Сказать вице-президенту, директору программ, который платит нам зарплату и решает, выпустить нас на шесть недель в эфир или нет, – сказать ему, что я забыла о нашей встрече? У тебя все в порядке с головой?

– Это ж не я забыла о встрече с одним из наиболее перспективных холостяков в Голливуде, – ехидно напомнила ей Даниель. – А ты. Так у кого же не в порядке с головой?

– Знаешь, у меня нет времени стоять здесь и препираться по этому поводу. Лучше попытаюсь приехать до того, как он сожжет все, что он там стряпает. Мне кажется, его обидит не столько то, что я забыла о нем, сколько потраченный впустую кулинарный талант.

– Ты едешь к нему домой? Вот это да! – Даниель снова ехидно ухмыльнулась.

– Еще раз скажешь так, и я свалю все на тебя. Думаешь, Майкл тебя похвалит?

– О'кей, о'кей. Отчаливай поскорее, – рассмеялась в ответ Даниель. – Я отпущу всех домой.

Барри схватила свою сумочку и портфель и кинулась к дверям.

– Увидимся утром, – весело крикнула ей вслед Даниель и добавила игриво: – Буду с нетерпением ждать, когда ты расскажешь мне, соответствует ли эта фигура внешнему впечатлению.

– Я совершенно не собираюсь изучать ее, – с негодованием возразила Барри.

– Ну, конечно, конечно, – чуть ли не холодно проговорила Даниель. – Ты ведь едешь, только чтобы отведать его любимых блюд.

– Совершенно верно.

– Душенька, вечер может начаться с бефстроганова и салата из спаржи, но уверяю тебя, что на десерт будешь ты. – И она подмигнула.

– Ни в коем случае, – твердо возразила Барри и наконец выскользнула за дверь. Но глубоко внутри у нее все задрожало, она чувствовала, что может и не устоять перед ним.

Глава четвертая

 Сделать закладку на этом месте книги

Путь от студии до Беверли-Хиллз, трудный при самых благоприятных условиях, никогда не казался ей таким долгим, а шоссе никогда не было так забито автомобилями. Лишь к четверти десятого Барри наконец выбралась из города и въехала в шикарный район, где ей редко доводилось бывать, – со скульптурами на лужайках и обманчиво скромными домами. Темнота стояла – хоть глаз коли, и она почти не видела уличных знаков, тем более в своих очках с розовыми стеклами.

Этого еще не хватало! – подумала она, всматриваясь через лобовое стекло в номера домов и сверяясь с адресом, который нацарапала утром. Она окончательно заблудилась в этом анклаве. До ближайшей бензоколонки или телефона-автомата настолько далеко, что нечего и думать о том, чтобы повернуть назад. Тем более что она представления не имеет, куда для этого нужно поворачивать. Она вздохнула и попробовала примириться с мыслью, что ей до конца дней своих предстоит мыкаться по улицам Беверли-Хиллз. Да нет, еще до того, как это случится, выйдет весь бензин или ее задержит полиция.

– Черт, – раздраженно проворчала она и остановилась на обсаженной пальмами улице, чтобы найти карту Лос-Анджелеса. Пытаясь держать карту так, чтобы увидеть на ней что-нибудь в тусклом свете уличных фонарей, она сумела-таки найти, где находится дом Майкла.

С ненавистью она рассматривала карту. Конечно же, его улица длиной в один квартал! Следовало бы догадаться, что он должен жить как-нибудь особенно, в таком месте, куда не каждый найдет дорогу. Она всего в миле от его дома и, если на пути не попадутся непредвиденные тупики или закрытые для проезда улицы, доберется туда быстро: нужно только проехать по прямой пять кварталов, повернуть налево, а потом направо.

Она медленно поехала вдоль домов, вытягивая шею, чтобы видеть уличные знаки и не пропустить поворот, и про себя молилась святому – хранителю всех потерявшихся душ, чтобы он помог ей выпутаться из этой истории, да поскорее. Майкл, наверное, выходит из себя, да и она сама не в восторге от ситуации. Неизвестно, что лучше – опоздать или заблудиться. Первое вызывало в ней чувство вины, второе – чувство беспомощности, даже паники. А того и другого вместе было достаточно, чтобы ей захотелось как можно скорее очутиться у себя дома. К тому же она понимала, что этот обед будет иметь опасные последствия, которые могут сказаться не сразу, а лет через пять-шесть.

– Интересно, поверит ли он, что у меня разыгралась страшная мигрень и я совершенно потеряла ощущение времени и позабыла о встрече? – вслух спросила она себя.

Об этом нечего и думать, категорически ответил ее внутренний голос. Майкл поймет, что ты просто трусишь.

Возможно, ей повезло: не успела она послать свой внутренний голос куда подальше и повернуть назад, домой, как перед глазами возникло название искомой улицы. После этого ей ничего не стоило найти и дом: на всей этой чертовой улице стояло всего только три дома.

Было уже половина десятого, когда Барри остановила машину, нехотя прошла пальмовой аллей и позвонила в дверь. Майкл открыл, и она увидела встревоженное выражение его лица, нахмуренные брови. Но это выражение тут же сменилось натянутой и весьма неприветливой улыбкой. Барри проняла дрожь: она узнала ту самую уничтожающую мину, дававшую понять, что этот человек способен сделать фарш из своего противника.

– Опаздывать считается хорошим тоном, но вам не кажется, что вы несколько перестарались?

Свой вопрос он произнес с легкой насмешливостью, но в голосе слышалась нотка, говорившая о том, что рассердился он гораздо сильнее, чем она предполагала. Барри осторожно коснулась рукой его плеча.

– Вы и в самом деле так расстроились? – виновато произнесла она. Он промолчал, и она затараторила: – Я вас очень хорошо понимаю. Я опоздала непростительно, но я никак не могла уйти из студии, работа затянулась дольше, чем я думала. А улицы забиты битком. Вы же знаете, что творится в городе после работы. К тому же я заблудилась…

Она перевела дыхание, замолчала и с надеждой посмотрела на него. Но голубовато-серые глаза остались холодны.

– И вообще, я очень прошу извинить меня. Я испортила вам вечер?

Мгновение он стоял и смотрел на нее, потом покачал головой и улыбнулся. На этот раз приветливей. По крайней мере похоже было, что он раздумал выкидывать ее на улицу.

– Извините. Ну, конечно, нет. Я просто боялся, что вы передумали и не приедете.

У нее насмешливо поползла вверх бровь. Это совсем не похоже на заносчивого, самоуверенного Майкла Комптона, которого Барри видела до сих пор. В его голосе промелькнуло даже что-то просящее, какая-то неуверенность, и это


убрать рекламу




убрать рекламу



страшно заинтриговало ее.

– Вы серьезно? – спросила она, все еще сомневаясь, в самом ли деле услышала нотку неуверенности в его голосе.

– Но ведь вы опоздали больше чем на час, – ответил он уже веселее. А потом широко улыбнулся, и от неуверенности не осталось и следа, вместо нее появилась обычная насмешливость. – Вы вообще-то имеете представление о том, что это значит для самолюбия мужчины, если привлекательная женщина вовсе не горит желанием встретиться с ним?

– По-моему, с вашим самолюбием должно быть все в порядке, мистер Комптон, – мило заметила Барри. – Это вот я сражалась с грузовиками на автостраде, блуждала по улицам Беверли-Хиллз и помирала с голоду в своей «сентре», пока вы сидели дома и грызли… – она игриво посмотрела на него. – Что вы тут грызли? Морковку?

– Шляпки грибов, фаршированные крабами. Барри проглотила слюну. Ей действительно до смерти хотелось есть. Она смело посмотрела ему в глаза, с большущим трудом удержавшись, чтобы не похлопать своими длинными темными ресницами.

– Надеюсь, теперь, когда я во всем повинилась, вы поделитесь со мной одной-двумя шляпками?

– Похоже, в этом уже есть нечто интригующее. Я подумаю. – Он наконец отступил от двери и впустил ее в дом. – Я никогда не отказываюсь протянуть руку кающемуся грешнику, если только он раскаивается искренне.

– Не испытывайте судьбу, мистер Комптон, – не осталась в долгу Барри. – Вы разве не знаете, как опасно иметь дело с помирающей от голода женщиной? Вы обещали мне обед, а мы пока что занимаемся сотрясением воздуха.

Его глаза уверенно скользнули по ней.

– В воздухе чувствуется присутствие электричества каждый раз, как мы оказываемся вместе, вы не находите? – тихо спросил он.

Барри вспыхнула под его внимательным взглядом, пытаясь не замечать, как великолепно обтягивают джинсы его мускулистые бедра.

– Я имела в виду вовсе не это. – Она отбила атаку, но в голосе у нее определенно не хватало убежденности.

– Может быть, и не это, – сказал он, и в глазах у него заиграл озорной огонек. – Но это правда. Думаю, после обеда мы изучим проблему поподробнее.

Барри хотела было ответить ему таким же смелым, прямым взглядом, но замигала и отвела глаза. Десерт, вот что это такое, подумала она, и нервная дрожь пробежала у нее по спине. Точно как предсказывала Даниель. Он поставил ее в меню на десерт. Она взяла себя в руки и снова посмотрела на него. Может быть, если она займется закуской, у нее пропадет панический страх перед десертом.

– Так где же ваши шляпки?

Он понимающе глянул на нее:

– Минуточку, сейчас будут. Проходите в гостиную. Что будете пить?

– Бокал вина, пожалуйста.

– Красного, белого?

– Белого. Вы уверены, что вам не надо помочь?

– Нет. У меня все в полном порядке.

Спорю, так и есть, подумала Барри. У мужчин вроде Майкла Комптона всегда все в порядке. Ожидая его возвращения, она оглядела гостиную – диван, на котором можно заблудиться, кресла перед пылающим камином. Каминная полка и одна из стен отделаны темным деревом, придававшим комнате строгий мужской дух. Сам по себе темный цвет мог бы действовать подавляюще, но остальные стены были оклеены светлыми французскими обоями с пейзажными мотивами, а высокие французские окна-двери выходили во внутренний дворик, залитый мягким лунным светом. Днем эти двери откроют доступ обилию солнечного света, а вместе с ним – сладкому аромату сотен роз всех оттенков. Она представила их себе: от бледно-розовых до пунцово-красных, от ярко-желтых до абрикосовых… Яркая лазурь плавательного бассейна свободной формы искрилась у самого края террасы. Все было просто и роскошно, ни чуточки не претенциозно, и Барри должна была признать, что у Майкла отличный вкус. Весь интерьер и отделка были очень своеобразны, и она подозревала, что это своеобразие – его собственное, а не наемного декоратора.

– Любуетесь видом? – прошептал у нее за плечом тихий, чарующий голос.

– Очень красиво.

– Я влюбился в это место с первого взгляда. Прежний владелец настелил на этот прекрасный паркет какое-то жуткое розово-лиловое плюшевое покрытие, да еще подчеркнул его черно-розовыми обоями. Он явно увлекался декадентским искусством. Мне пришлось буквально закрывать глаза, когда я срывал эти обои со стен.

– При вашей занятости – когда же вы нашли для этого время?

– По вечерам и выходным. Ушло много времени, но я не жалею. Ну и, кроме того, вы не представляете, какое это удовольствие – сдирать напольное покрытие и обои, после того как целый день сдерживался, чтобы не порвать в клочья дураков, осаждающих твой кабинет.

– Если они такие уж никчемные, то позвольте удивиться тому, что вы сдерживаетесь, – сухо заметила Барри.

– Я и сам порой удивляюсь, – признался он. – Но я понял одну вещь: человек, который сегодня пытается продать тебе совершенно нелепую идею, завтра может принести в клюве уникальный, новаторский сюжет. Если быть с ним грубым, он может уйти с этой идеей в другую компанию. Мне не улыбается такая перспектива.

– Значит, вы страдаете молча.

Он покачал головой.

– Я предпочитаю считать, что веду себя дипломатично. Мне также хотелось бы верить, что я в состоянии создавать обстановку, которая поощряет их творческие поиски, а не подавляет их. Если есть хоть крупица таланта, мне хочется выпестовать его.

Продолжая развивать свои мысли, он почти рассеянно играл прядью волос Барри, заправляя ее за ушко, его пальцы мягко и нежно прикасались к ее лицу. От этих прикосновений Барри начинала дрожать и понимала, что будет не в силах отказать ему ни в чем, что бы он ни попросил. Надо скорее отодвинуться! Она тяжело вздохнула, но не шелохнулась. Не было сил.

В сценарии «Снова до свиданья», насыщенном эмоциями и страстями настолько, что между действующими лицами должны чуть ли не искры пробегать, у героини не было бы никаких колебаний с вечера и сожалений наутро. Однако жизнь не сценарий, и Барри вдруг поняла, что Майкл Комптон одним махом преодолевает всю ее систему обороны. Осознание того, что она приняла его слишком близко к сердцу, было для нее ужасным открытием.

– Эй, – мягко произнес он. – Что случилось?

Барри заморгала и посмотрела ему в глаза. Он что, прочел ее мысли, почувствовал ее обеспокоенность?

– Ничего, – солгала она. – А почему вы спрашиваете?

– У тебя на лице было такое отрешенное выражение, такое грустное… – Он покачал головой. – Нет, не это. Может быть, скорее испуганное. Беспомощное.

Его проницательность поразила ее. Она с усилием изобразила улыбку и бодрым, поддразнивающим тоном произнесла:

– Вы все придумываете. Наверное, перед моим приходом читали сценарий какой-нибудь душещипательной мыльной оперы?

Он внимательно посмотрел на нее, словно обдумывая, стоит ли развивать эту тему, и, к великому облегчению Барри, решил не развивать.

– Нет, – весело подхватил он. – Я в поте лица своего трудился над плитой. Вы готовы оценить мои усилия?

– Разумеется. Ни разу не встречала мужчину, чьи кулинарные способности простирались бы дальше куска мяса, зажаренного на жаровне во дворе.

Он посмотрел на нее с самым негодующим видом.

– Моя дорогая, да будет вам известно, что французская повариха – мой любимый телеперсонаж.

– Мне кажется, она несколько высоковата для вас.

– Переживем. Зато какие рецепты! С'est magnifique! – С серьезным видом он поднес пальцы к губам и звучно причмокнул.

Барри засмеялась.

– Если она так сильно на вас действует, то непонятно, почему вы не вернули ей лучшее время в эфире?

– Поверьте, я уже думал об этом. Только представьте себе полнометражную комедию, построенную на утке a l'orange с трюфелями!

Она сделала вид, будто серьезно задумалась над этой идеей.

– Нет. Боюсь, что не могу себе этого представить.

– Ах, мисс Макдоналд, мы должны поработать над развитием вашего воображения.

Если бы только он знал! – совершенно серьезно подумала она. С того самого момента, как всего лишь один-единственный день тому назад они встретились, ее воображение работает не переставая, хотя, конечно же, не над телесюжетами. Сегодня ей пришлось собрать все свои силы, чтобы сконцентрироваться на репетиции, ведь образ Майкла постоянно всплывал у нее перед глазами. Пламя, пылавшее в его глазах, когда он смотрел на нее, и еще более тревожившая ее воображение атлетическая фигура, каменно-налитые мускулы. Мысленно она снимала с него элегантный пиджак, шелковый галстук, мягкую рубашку и, наконец, обтягивающие брюки, которыми не замаскируешь сильные, классической формы ноги. Ее глаза получали удовольствие, любуясь его красотой, его мужественностью, и она содрогалась от желания, точно этот образ был реальностью.

А сейчас он перед ней наяву. И может стать таким, как виделся ей, если она захочет.

Майкл сидел за столом напротив нее, и колеблющийся свет свечей бледнел в сравнении с ярким пламенем желания, разгоравшимся в его глазах. Эти глаза обладали ею, наслаждались ею, соблазняли ее. Даже пока они ели восхитительную лососину, поджаренную на гриле, с ароматным соусом, глаза его говорили о том, что мысленно он уже унес ее в какой-то укромный уголок и они слились наконец в единое целое.

Мысли Барри бежали в том же направлении, она жаждала этой близости, возбуждалась от его воображаемых прикосновений. Она сделала глоток вина и совершенно непроизвольно провела языком по влажным губам. Майкл застонал, отвернулся, чтобы сбросить с себя ее чары, и хриплым голосом спросил:

– Барри Макдоналд, вы вообще-то понимаете, что вы делаете со мной?

Если это то же, что он делает с ней, то она понимает. Однако в этом нельзя признаваться. Признаться – значит ускорить развитие их отношений, направить их по пути, откуда не будет уже возврата и откуда придет только боль и беда.

– Барри, я хочу, чтобы мы были вместе, – открыто и честно признался он. – То, что я сказал вчера вечером, правда. А сегодня это еще большая правда. Ты поразительная женщина. Умная, дельная, острая на язык. Такую женщину я всегда искал, но не находил. И к тому же мы оба зрелые, взрослые люди. Мне понятна твоя сдержанность, но это все можно отрегулировать: мы не будем смешивать деловые и личные отношения.

Такой монолог вполне мог бы сочинить Хит Доналдсон, он был произнесен с абсолютной убежденностью, и в нем бесспорно чувствовалась искренность. Если бы Барри прочитала его в одной из рукописей, услышала по радио или с экрана, то поверила бы и решила, что желания и взаимного уважения более чем достаточно, чтобы оправдать вступление в половые отношения. Так сочла бы и Карен Деверо, которую она придумала для сериала «Снова до свиданья» и которая исповедовала ее собственные эмансипированные взгляды. Но тогда почему же ей самой недостаточно того быстрого и легкого сближения, которое предлагает Майкл? Откуда это внезапное чувство пустоты под ложечкой?

Ответ на эти вопросы был прост и горек. Им с Майклом будет хорошо вместе. Слишком хорошо. Об этом говорило ей возникшее глубоко внутри всесжигающее влечение. Но впервые в жизни у нее появилось чувство, что этого ей будет недостаточно и что с Майклом ей захочется много большего. Возможно, такого, что совершенно несбыточно.

Не забудь про свое обещание, напомнила она себе. Всю жизнь она повторяла клятву, что никогда не станет такой же уязвимой, такой же беззащитной, как ее мать. У нее не будет никаких мучительных расставаний, только легкие «прощай». Значит, нельзя слишком близко подпускать к себе никого, особенно такого человека, как Майкл, ведь близость с ним почти неизбежно приведет к эмоциональной привязанности.

А кроме этого, Майкл обладает слишком сильной потенциальной властью над ней. Он может не только разорвать ее сердце на кусочки, но и взять под контроль или даже уничтожить ее как продюсера. Гигантский риск!

Барри покачала головой.

– Не пойдет, – твердо заявила она, удивившись тому, как сильно прозвучал голос, ведь внутренне она вся дрожала и у нее не было обычной уверенности. – По-моему, мне уже пора домой.

– Сбегаете? – упрекнул он.

– Ни в коем случае. – Она просто отступала, чтобы привести в порядок свои оборонительные позиции. Это не одно и то же, но она не была уверена, что Майкл поймет разницу. Она сомневалась и в том, сумеет ли объяснить ему это, а потому не стала и пробовать.

– Ждет работа, так я понимаю?

– Нет.

– В таком случае побудьте еще немного! – Он смотрел на нее умоляющими глазами. И слова произносил мягко, убеждающе. – Выйдем погулять.

Она почувствовала, что он примирился с ее отступлением, но скепсис не оставлял ее.

– Погулять?

В глазах у него промелькнул огонек – он уловил, что она колеблется.

– Вы помните, что значит «погулять»? Пройтись пешком. Это один из эксцентричных обычаев, которому человечество отдавало свою дань до появления на свет автомобиля. Весьма удобный способ перемещения из одного пункта в другой.

– Звучит интригующе. Вы хотите предложить какой-то определенный маршрут?

– Нет. В том-то вся и прелесть прогулок пешком. Просто делаешь первый шаг, а потом идешь куда глаза глядят.

Барри внимательно посмотрела на него. Это предложение не внушало ей опасений, если, конечно, пускаясь в путь куда глядят его глаза, он не заведет ее в какую-нибудь романтическую ловушку посередине Беверли-Хиллз.

А ночь была полна очарования. Сухой жар полуденного солнца отступил, вытесненный прохладным дразнящим бризом. Черное небо было испещрено серебряными искорками, над горами висела полная луна.

– О'кей, – наконец согласилась она. – Пошли гулять.

– У вас есть с собой курточка?

– Нет.

– Тогда одолжу вам свою.

Он вытащил из гардероба ярко-синюю ветровку и набросил ей на плечи.

Барри натянула ветровку и вдохнула пьянящий, лесной аромат его лосьона после бритья. Ей показалось, будто ее обняли его руки, и она чувствовала себя уютно и надежно. Чувство это было опасно приятным, не дай Бог к нему прицыкнуть…

Мысленно приготовившись к быстрой ходьбе, Барри удивилась, когда Майкл двинулся вперед неторопливым размеренным шагом. Проходя мимо очередного дома, он рассказывал ей коротенькие истории и даже анекдоты о своих соседях. Не прошло и нескольких минут, как она узнала о стареющей кинодиве, которая ни за что не выйдет к почтовому ящику за газетой, не вырядившись в лучшее платье и не наложив на лицо грим по полной программе; о короле недвижимости, чьи легендарные сделки в свое время не сходили с первых страниц газет; о паре, которая с шумом и треском, а также с завидной регулярностью разводится, чтобы вскоре снова воссоединиться…

– А что они рассказывают о вас? – поддразнила Барри. – Я так и слышу, как они говорят: «О, этот Майкл Комптон – совершенно невозможный человек. Каждую неделю дикие оргии. Восходящих звезд метлой не отгонишь от его дверей. Ума не приложу, как бедняга со всеми ними управляется? Наверное, витамины бочками принимает».

– По-моему, они ужасно разочарованы. Порог моего дома не переступила ни одна молодая актрисочка, и наш сегодняшний ужин – самый большой прием, который я здесь устраивал.

– Как-то не верится, – усмехнулась она. – Один из самых могущественных людей на телевидении, а рисуете мне такую грустную картину одинокого заброшенного существования.

– Эй, кто говорит о грусти? Я человек очень замкнутый и не нуждаюсь в компании, чтобы хорошо проводить время. В нашем бизнесе нетрудно окружить себя полчищами знакомых, только пальцем помани. Но я очень щепетильно выбираю друзей. Это люди, которые любят меня самого, а не мой пост.

Какая ирония, думала Барри, слушая внешне ироничный, а по сути выстраданный рассказ Майкла об избранном им стиле жизни. Он совершенно прав. Множество людей отдали бы все на свете, чтобы попасть в друзья к Майклу Комптону только потому, что он занимает такой важный пост в телекомпании. Другие продюсеры – мужчины и женщины – позавидовали бы тем отношениям, которые сложилась у них с Майклом, и очевидной для нее возможности воспользоваться этим для своей карьеры. Но именно по этой причине, из-за его положения в компании, ей безумно трудно увидеть в нем друга, а тем более – любовника.

Неожиданно он потянул ее за руку, как ребенок родителя, когда нашел новое развлечение.

– Вон там, – сказал он, и глаза у него разгорелись от возбуждения.

– Где? – спросила она. – Я вижу только детскую площадку.

– Правильно. Когда вы в последний раз качались на качелях?

– Когда была много-много моложе, – попыталась она охладить его. – Точнее, еще до совершеннолетия.

– Значит, пора вспомнить. Вы теряете вкус к жизни! Небось развлекаетесь роликами и дешевыми видеоиграми. Но что может сравниться с простым удовольствием взлететь в небо, высоко в темноту, и попробовать дотянуться до звезд.

Барри с любопытством взглянула на него. Какой же поразительный сплав кажущихся несовместимыми свойств и черт прячется в восхитительном теле Майкла Комптона! Мальчишеский задор от невинных забав – и сильные страсти взрослого мужчины. Уверенная в себе сила прирожденного лидера – и нежность возлюбленного. Быстрый, порой ироничный ум закоренелого реалиста – и тихая, обращенная в себя душа романтика.

– Давайте, – подталкивал он ее. – Залезайте! Я вас раскачаю для начала. Готовы?

Барри кивнула и почувствовала на своей талии твердые уверенные руки. Вот ее тело прислонилось к его телу… И лишь когда от невыносимого напряжения у нее ожила каждая клеточка, он отпустил ее, подтолкнув вперед и вверх. В полете у нее захватило дух. Когда же она стала падать вниз, возвращаясь в поджидающие ее руки, все внутри у нее сладко заныло.

С каждым разом Барри взлетала выше и выше, пока ею не овладело веселье от ощущения того, как приятно воздух щекочет тело, а ветерок развевает волосы.

– Нравится?

– Чудесно, – призналась она, и ветер унес ее слова – она в очередной раз взмыла к небесам. – Я чувствую себя вольной птицей, которая парит над землей. А вы почему не качаетесь?

– Я предпочитаю смотреть на вас, – произнес он и, нагнувшись, заглянул ей в лицо в тот самый момент, когда она поджала ноги, чтобы отвести качели назад. – Вы похожи на маленькую девочку, такую розовощекую и такую счастливую.

Барри уловила в его голосе странную горечь.

– Что-нибудь случилось?

Он покачал головой:

– Да так, ничего особенного.

– «Ничего особенного» означает, что случилось. Просто вы не хотите об этом говорить.

– Зачем портить настроение?

– Настолько серьезно то, о чем вы задумались?

– Не так чтобы серьезно. Просто мне хочется, чтобы вы чувствовали себя со мной так же свободно, как сейчас, на качелях.

– А я и чувствую.

– Вы лукавите, Барри Макдоналд, и прекрасно это знаете. Я же вижу, что вы боитесь меня. Или себя. Вы боитесь отдаться мне, как боялись залезть на качели. Но залезли же. Рискнули. Почему бы не рискнуть и со мной?

Он подошел поближе и, когда качели поравнялись с ним, перехватил сиденье. Его пальцы дотронулись до ее бедер настолько естественно, что она просто не могла запротестовать, но в то же время настолько волнующе, что невозможно было не реагировать.

– Вы боитесь утратить контроль над собой? Так? – ласково спросил он. – Но ведь я вовсе не пытаюсь лишить вас независимости, и вы это знаете. Я совершенно не собираюсь подчинять вас себе из-за того, что я мужчина, а вы женщина. Мы равны, Барри. Я уважаю ваши творческие способности, вашу одаренность, ум, дерзость. С какой стати мне лишать вас хотя бы одного из этих качеств, делать вашу личность меньше, чем она есть на самом деле?

Барри тяжело вздохнула.

– Вы можете и не желать того, но это произошло бы, – сказала она, и в голосе ее прозвучала годами сдерживаемая горечь. – Я знаю. Два человека сходятся с самыми лучшими в мире намерениями, а спустя некоторое время один из них оказывается в положении дающего, идет на бесконечные уступки, лишь бы сохранить возможность дальнейшей совместной жизни. В большинстве случаев этим человеком оказывается женщина, ведь мужчины не имеют представления о том, как надо идти на уступки. Только их карьера имеет значение, только их потребности должны удовлетворяться.

Она сверкнула на него глазами, и он прочитал в них вызов.

– Это не для меня, – продолжила Барри. – Я вложила слишком много сил, чтобы добиться того положения, которое сейчас занимаю, и этого никто у меня не отнимет!

Слушая ее страстный монолог, Майкл качал головой, и в глазах у него было что-то такое, чего она не могла прочитать. Возможно, понимание. Сочувствие.

– Я бы никогда и не пытался, – сказал он просто.

– Не уверена. Особенно что касается вас. Вы можете подчинить меня себе не только как мужчина, но и как мой босс. И после этого удивляетесь, что я боюсь сблизиться с вами?

Он вздохнул, в глазах у него промелькнула грусть. Он даже не притворился, будто ничего не понял.

– Нет. Не удивляюсь. Понадобится гораздо больше времени, чтобы я смог доказать: вам меня опасаться нечего.

– Майкл! Даже и не говорите этого. Вы прекрасно знаете, что можете сделать любые изменения в моем сериале. Вы даже можете прикрыть его. И не говорите, что мне нечего опасаться вас. Вас я должна бояться больше всех на свете!

Выпалив последние слова, Барри побежала прочь. Она бежала, пока не заболели легкие и не закололо в боку. Миновав несколько кварталов, она остановилась, потом вернулась к его дому и села в машину. Голова шла кругом от слов, которые она только что бросила ему в лицо, и от страшного осознания их правильности. Она и в самом деле боялась власти, которой обладал Майкл Комптон. Но еще больше она боялась дьявольского сочетания ума, обаяния и остроумия, которые притягивали ее, дразнили ее ум и тело так, как ей раньше даже и не мечталось. У нее появилось чувство, что в этой тяге к Майклу Комптону опасности гораздо больше, чем ей сейчас кажется.

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Следующий день подтвердил ее соображения, показав, почему личные отношения с Майклом Комптоном были бы сущей глупостью: они могли бы поставить под удар ее карьеру и перевернуть вверх тормашками не только ее эмоции, но и жизненные ценности, которые заложены в самом замысле сериала «Снова до свиданья».

Барри сидела на съемочной площадке и вместе с Даниель просматривала – в который уже раз – сценарий первого телеспектакля, когда в комнату влетел запыхавшийся, со сверкающими от сознания важности порученной ему миссии глазами Кевин Портерфилд.

– Мисс Макдоналд, у меня к вам служебная записка от мистера Комптона. Срочная, – не переводя дыхания, возвестил он, остановившись прямо перед ними. В джинсах, оксфордской рубахе и длинном, до колен, свитере ручной вязки он выглядел тем, кем и был: совсем зеленым выпускником кинематографических курсов при университете Айви-Лиг.

Барри старалась не показать, что недовольна очередной помехой. С того самого дня, как Кевин стал связным между съемочной группой и руководством компании, ей приходилось непрестанно напоминать себе, что и ей было когда-то столько же лет и так же, как ему, хотелось показать себя.

Она только молила Бога, чтобы не позволил ей впасть в менторский тон.

– Ну, конечно, как же иначе, Кевин. Положи мне на стол. Я прочитаю попозже.

– Но вы должны прочитать ее сейчас. Это же по первому спектаклю!

Барри смерила его взглядом поверх очков.

– Что там еще с первым спектаклем? – Голос ее не предвещал ничего хорошего.

Кевин постарался увернуться от ее взгляда. По-видимому, он заметил в ее тоне плохо скрываемую неприязнь и решил, что не в его интересах оказаться замешанным в эту историю.

– Не знаю, – промямлил он. Барри ни на йоту не поверила ему.

– Конечно, знаешь. Ты наверняка прочитал записку, пока шел. Ну, ладно. Давай сюда.

Она пробежала глазами коротенькую безличную записку, набросанную поперек служебного бланка:

«Сцена 3 в акте 2 слишком откровенная для восьмичасовой программы. Прочистить или убрать ее.»

Прочитав записку, Барри спокойно разорвала ее на мелкие клочки и бросила на пол.

– О'кей, Даниель, пошли дальше. Даниель предостерегающе глянула на нее:

– И все? Это все, что ты хочешь сказать? Что там было написано?

– Не имеет значения. Я этого не сделаю.

– Но, мисс Макдоналд… – заговорил Кевин с отчаянием в голосе. Вероятно, он уже видел, как вылетает в форточку вся его карьера, превратившись в дымок от испепеляющего гнева Майкла Комптона.

– Кевин, я не изменю ни единого слова. Можешь идти и доложить об этом своему боссу.

– Но… но… – растерянно залопотал он.

– Ты не должна заставлять Кевина делать за тебя всю грязную работу, – Даниель стала урезонивать Барри.

– А почему нет? Майкл послал его сюда, чтобы он проделал за него эту грязную работу.

– Ага. Понимаю. Вот в чем дело, так ведь? Ты расходилась так потому, что он не явился сюда собственной персоной.

Барри одарила ее испепеляющим взглядом.

– Поправка. Я вышла из себя потому, что он пытается нарушить целостность моего сериала. А кто приносит записки, мне на это ровным счетом наплевать.

– Так… – скептически протянула Даниель.

– О'кей, может, это и в самом деле вывело меня из себя, – неохотно призналась Барри, – но дело в том, что у меня нет намерений выполнять его приказы, если они совершенно бессмысленны. Разве я виновата, что комедию для взрослых засунули в детское время?

– А ты не думаешь, что сама должна сказать ему об этом? И найти какой-то компромисс.

Барри посмотрела на Даниель, словно она чудище из кунсткамеры.

– Ты и правда думаешь, что мне следует идти на компромисс? – недоверчиво проговорила она.

– Мне кажется, тебе следует по меньшей мере выслушать его. Возможно, у него резонные замечания.

Барри вздохнула. Трудно было понять: от отвращения или от того, что приходилось идти на мировую. Еще со времен колледжа, где они жили в одной комнате, Даниель всегда апеллировала к ее рационализму, и временами Барри ненавидела подругу за это.

– Ладно, – проворчала она. – Схожу к нему. – Она с вызовом поглядела на Даниель. – Но ни о каких уступках не может быть и речи. Это он засунул нас в восьмичасовой отрезок. Пусть сам и расхлебывает последствия.

– Нет, милочка, не надейся. Расхлебывать будем мы.

Барри замахала на нее руками и выбежала из студии, не переставая сердито бурчать себе под нос. К моменту, когда она добралась до кабинета Майкла, давление пара в ее голове достигло верхнего предела и он готов был вырваться гневной обвинительной речью, от которой чувствительные уши Майкла должны были заалеть, точно их надрал строгий учитель. Слишком откровенная сцена, подумать только!

Не обратив внимания на отчаянные попытки миссис Хастингс задержать ее, Барри ворвалась в кабинет.

– О'кей, Майкл! – выпалила она, сверкая глазами. – Что означает эта… эта…

Ее вспышка погасла, как только она увидела, что на нее удивленно взирают несколько пар глаз.

– Извините, мистер Комптон, – выглядывая из-за спины Барри, пыталась объяснить миссис Хастингс. – Я ее останавливала.

– Совершенно правильно. Она останавливала, а я не послушала, – бормотала Барри в растерянности, удивляясь тому, что влипла точно в такую же ситуацию, как героиня ее сериала. Каким же образом этот чертов Хит ухитрился выпутать Карен в своем сценарии? Если бы не записка Майкла, которую так не вовремя ей притащили, она бы успела прочитать несколько страниц нового диалога и знала бы, как с достоинством удалиться из кабинета. Но теперь было уже не до спасения достоинства. Слишком поздно. Теперь нужно было лишь ретироваться и забиться в какую-нибудь глубокую темную дыру.

Барри стала пятиться к дверям, заметив при этом, что Майкла, мерзавца этакого, создавшаяся ситуация забавляет, и очень сильно. Во всяком случае, он улыбался до ушей. Однако это не могло ее разоружить, потому что она знала: за его улыбкой может скрываться не только чувство юмора.

– Минуточку, мисс Макдоналд, – сказал он ровным тоном, хотя в его голосе она услышала командную нотку. – Вы что-то хотели?

Теряясь между смущением и злостью, она онемело покачала головой.

– Вы наверняка что-то хотели сказать, мисс Макдоналд, – терпеливо повторил он. – Не стесняйтесь, мы все с удовольствием послушаем.

Несколько лиц выжидающе повернулись к ней. Барри пришлось признать, что Майкл – большой мастер своего дела. Он воспользовался этой дурацкой ситуацией и выжал из нее все, что только мог, в своих интересах.

– Потом, – выдавила она сквозь зубы. – Это можно обсудить потом.

– В таком случае, может быть, вы подождете в приемной? Мы освободимся через несколько минут.

За его безобидной фразой ей послышалась стальная напористость. Это был приказ, сомневаться не приходилось.

Несмотря на то что неприятное происшествие поубавило у нее боевого запала, сидя в приемной, Барри изо всех сил старалась полностью взять себя в руки. Как же можно было уподобиться капризному ребенку и влететь к нему в кабинет? Собственными руками она сделала из себя идиотку!

– Не выпьете ли кофе, пока ждете? – доброжелательно поинтересовалась миссис Хастингс.

– Нет, благодарю вас.

При таком нервном состоянии добавить еще кофеина – значит совсем расклеиться. Заметив симпатию в голосе миссис Хастингс, Барри спросила:

– Он очень разозлился?

– Как вам сказать, у него важная встреча с рекламодателями, – начала она, и Барри, застонав, закрыла лицо руками. – Но я бы не стала очень сильно расстраиваться по этому поводу, дорогая моя.

– Не надо меня утешать! Вы же сами сказали, что совещание важное.

– Так-то оно так, но вы не дали мне договорить. Мистер Комптон


убрать рекламу




убрать рекламу



терпеть не может встреч с рекламодателями. Я больше чем убеждена, что вы очень удачно отвлекли его.

– Правда? – недоверчиво проговорила Барри. – Но посмотрите, что получилось: к нему в кабинет с безумным видом вламывается один из его продюсеров, и это доставляет ему массу удовольствия? Неужели это помогло заключить выгодный контракт?

– Вот что, дорогая, посмотрите на ситуацию с другой стороны: благодаря вам совещание закончится пораньше. – Миссис Хастингс понизила голос и с заговорщицкой улыбкой добавила: – Через полчаса я должна была возвестить о каком-нибудь придуманном происшествии.

Барри недоверчиво подняла брови. А она-то видела в миссис Хастингс святую невинность! Сомнений нет, в первую очередь она верный и надежный секретарь своего босса. У Барри дрогнули губы:

– И вы бы это сделали?

Миссис Хастингс пожала плечами, но в глазах мелькнул веселый огонек.

– Я же говорю вам, он терпеть не может совещаний с рекламодателями.

Тут широко распахнулись двери кабинета, и излучающий сияние Майкл пропустил вперед троих людей в одинаковых – серых в полоску – костюмах. Теперь даже и без комментариев секретарши Барри поняла бы, что сердечность по отношению к этим людям – самая фальшивая, какую только можно представить. Едва они оказались за дверями приемной, лицо у Майкла сразу же посерьезнело, и он повернулся к Барри. Ей показалось, что у него дрогнули губы, но, наверное, это ей лишь показалось, потому что заговорил он коротко и резко:

– Ну как, мисс Макдоналд, попробуем войти еще раз? Но теперь уже не так эффектно.

Когда они оказались в кабинете, он плотно прикрыл дверь. У Барри появилось в высшей степени странное желание попросить его оставить дверь открытой, чтобы миссис Хастингс была свидетелем того, как он свернет ей шею.

Он подошел к своему письменному столу и присел на край, жестом предложив ей кресло.

– Лучше я постою, – с чувством неловкости проговорила она.

– Как вам будет угодно. Так в чем дело?

– Я уверена, что вы прекрасно знаете, в чем дело. Я получила вашу служебную записку, которую вы даже не сочли нужным передать мне лично.

Голубовато-серые глаза, жесткие, как стекло, буквально буравили ее. Зачем она это сказала? Барри внутренне сжалась. Все идет даже хуже, чем она себе представляла. В этих глазах не теплилось никакого чувства, ни намека на тот жар, с каким они ласкали ее вчера, перед тем как она убежала. Будто она говорит с незнакомым человеком.

Или с боссом, безжалостно напомнила она себе. И когда только она научится быть дипломатичнее? Она вздохнула и подумала, что, скорее всего, никогда. Она всегда будет стоять на том, во что верит, всегда будет открыто выражать свои мысли, и черт с ними, с последствиями. В настоящий момент разговор не сулил благоприятных последствий для ее будущих отношений – деловых или других – с Майклом Комптоном.

– Я не доставляю служебных записок, – подчеркнуто проговорил он. – Я их пишу.

У Барри ослабели колени. Конечно же, он прав. У них могут быть личные отношения, но это никоим образом не означает, что он будет отдавать ей предпочтение перед другими. Она и сама не хотела этого! Ее слова прозвучали так, будто их произнес избалованный, капризный ребенок.

– Ладно, забудем об этом. Наверное, и в самом деле неважно, кто тут у нас разносит служебные записки, – неохотно уступила она. – Дело в том, что я не могу работать над комедией для взрослых, если вы продолжаете думать, как бы выпустить ей кишки.

В продолжение пяти минут Майкл бесстрастно наблюдал за тем, как она мерит шагами его кабинет и пылко отстаивает сцену, которую он приказал выбросить. Когда она наконец остановилась, он твердо заявил:

– Сцена будет снята.

Пораженная его категоричностью, Барри остановилась посреди кабинета и с изумлением посмотрела на него.

– Вы слышали все, что я говорила?

– Каждое слово.

– Но решили сделать по-своему?

– Да.

– Тогда я не знаю, чего вы от меня хотите, – помолчав, сказала она. – Не представляю, как мне теперь делать этот сериал.

– Со вкусом, мисс Макдоналд. Я хочу, чтобы вы делали его со вкусом. Вы из кожи лезете со всякими сексуальными премудростями. В сценарии слишком много фривольной болтовни и циничного пренебрежения общепринятыми нормами жизни. Публике это никогда не придется по вкусу. Она не сможет принять этого близко к сердцу. Реальные люди так себя не ведут. Подобное уже было в сериале «Отец знает лучше». И уж кому-кому, а вам бы это следовало знать.

Барри негодующе смотрела на него, ее карие глаза метали молнии.

– Что вы имеете в виду?

– Ведь вы убежали от меня вчера вечером, хотя вам хотелось остаться, верно? – Глаза Майкла встретились с ее глазами, приковали их к себе, и началась страстная дуэль взглядов.

– Кто сказал, что мне хотелось остаться? – жарко парировала она, моментально позабыв про свой сериал.

– Я, – промолвил он негромко и, сделав несколько шагов по направлению к ней, встал совсем рядом. Его пальцы пробежали по ее щеке, спустились до подбородка, задержались и обхватили его, а рот медленно приблизился к ее рту. Все тело Барри напряглось, сопротивляясь охватившим ее чувствам. Когда его губы притронулись к ее губам, эта нежная ласка подействовала на нее магически. Она инстинктивно подалась к нему, ища блаженного тепла. Руки ее повисли вдоль тела, а пальцы сжались в кулаки. Мысленно она отстранялась, хлестала его по щекам, кричала ему в лицо, что он ошибается. Но глубоко внутри этот нежный поцелуй разжег пылающий костер, и она отдавала себе отчет в том, что хочет его сейчас, как хотела накануне вечером, когда убежала только затем, чтобы защитить… что? Мечту всей своей жизни о свободном, безоблачном будущем?

Наконец она заставила себя подчиниться голосу разума, предупреждавшему ее об опасности.

Когда она вырвалась из его рук, в глазах у него заиграли веселые насмешливые огоньки.

– Я предоставляю доказательства, – негромко проговорил он.

– Знаете что, идите вы к черту! – отрезала она. – Что вы доказали? Что меня влечет к вам? Тоже мне. Мы не в ответе за гормоны. Какое это имеет отношение к моему сериалу? Вчера вечером… нет, сейчас все было только между вами и мной, а не между Мейсоном и Карен.

Майкл ласково улыбнулся ей:

– Я бы сказал, что сходство поразительное.

– Майкл, мой сериал не о нас. Это же вымысел. И, я считаю, эта сцена нужна, чтобы отношения развивались, сюжет сдвинулся с места.

– Я тоже считаю, что отношения должны развиваться, – шутливым тоном проговорил он. – Но вы не обращаете на меня никакого внимания. Так почему Мейсон должен быть удачливее, чем я?

Барри недоверчиво посмотрела на него:

– Более странной логики в защиту цензуры мне слышать не приходилось.

– А как насчет того, что я босс и что все мои указания должны исполняться?

– И мое мнение не играет никакой роли?

Внезапно губы Майкла сложились в узкую линию.

– Только не в этом случае. Нет. Извините.

– Понятно.

Не говоря больше ни слова, Барри повернулась и вышла из кабинета, чтобы он не успел увидеть в ее глазах слезы. На сердце было чувство, будто Майкл просто взял и растоптал всю ее работу. У нее и прежде были расхождения с руководством. По правде говоря, во многих случаях она не сумела отстоять свою точку зрения. Давно следовало бы привыкнуть к этому. Так почему же ей так больно сейчас?

Потому, что это приняло личностную окраску, потому, что Майкл связал эту сцену с их отношениями. Он, наверное, видит в ней Карен. От осознания этого на душе стало еще хуже. Значит, он осуждает ее, говоря, что ее представления о морали неверны. Но ведь так же, как она, думают большинство освободившихся в наше время женщин, разве они не правы? Этот вопрос мучил ее всю дорогу от кабинета Майкла до студии.

Казалось, никогда еще ей не было так трудно передвигать ноги. И никогда не было так тоскливо.

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Барри медленно распахнула тяжелые двери и вошла в студию. Ей не приходилось еще испытывать подобного полного и безоговорочного поражения. Даниель, Хит и Кевин сидели тесной, примолкшей группкой и выжидающе смотрели на нее, им не терпелось узнать, чем закончилась встреча.

– Ну? – спросила Даниель.

– Сцена убирается, – хрипло ответила Барри и прошла к себе в кабинет. Даниель тут же поднялась и пошла за ней следом.

– Давай все обсудим, – начала она, закрывая за собой дверь.

– Что обсуждать? Мы проиграли. Конец сообщения.

– Не это. А то, из-за чего у тебя вид, будто ты потеряла лучшего друга.

Барри удивленно посмотрела на нее:

– Я так выгляжу?

– Угу.

– Чудно, – сказала она, и в голосе у нее промелькнула печальная нотка. – Я тоже это чувствую.

Они помолчали, а потом Даниель осторожно спросила:

– Ведь ты расстроилась не из-за того, что Майкл настоял на изменении текста?

– Почему ты так думаешь?

– Потому что знаю тебя: ты человек упрямый, от своих взглядов не отступаешь, но раньше в таких случаях ты не вешала носа.

– О'кей. Ты права, – нехотя призналась Барри. – Боже мой, я работала над таким количеством передач, что давно должна была смириться с неизбежностью чужих поправок. Это же само собой разумеется.

– Но то были чужие замыслы, не твои, – напомнила ей Даниель. – Может, тут затронута твоя гордость?

– Отчасти так и есть, наверное. Я люблю «Снова до свиданья» всем сердцем. И верю в него. Но дело совсем не в этом.

Даниель недоуменно подняла брови.

– А в чем еще может быть дело?

Барри устало опустилась в кресло, стоявшее рядом с ее столом. Когда она заговорила, в голосе у нее прозвучало разочарование и боль.

– Дани, он даже не выслушал меня. Я пришла, чтобы обсудить все разумно…

– Разумно? – с сомнением повторила за ней подруга.

Барри усмехнулась:

– О'кей, я вломилась к нему, как базарная торговка. Но я знала, о чем говорю. Мои доводы были вполне вескими, а он и слушать не стал. Он все решил заранее.

– Руководители компаний, отвечающие за содержание программ, как правило, отличаются скрытностью, ты что, в первый раз с этим сталкиваешься? По крайней мере ты сделала все, что могла.

– Но ведь это Майкл! – жалобно простонала она.

Белесые брови Даниель насмешливо поднялись над серыми глазами.

– А ты постепенно все больше влюбляешься в него.

Барри уставилась на нее с открытым ртом.

– Нет! Никогда! – негодующе воскликнула она. – Не будь смешной. Да я его и знаю-то всего без году неделю.

– Ты знаешь, что он сильный, умный, властный, за словом в карман не полезет и что у него потрясающая фигура. Если ты поинтересуешься моим мнением, то я тебе скажу: ты всю жизнь искала именно такого. Он, может быть, единственный мужчина, которого тебе не удастся держать под каблуком. Не это ли тебя останавливает? А может, это твоя последняя попытка остаться независимой, прежде чем броситься в его объятия?

– Даниель, ты не находишь, что, претендуя на роль моей подруги, ты очень странно проявляешь свои дружеские чувства?

– Я всего лишь стараюсь заставить тебя увидеть очевидное.

– Что я втюрилась в Майкла Комптона?

– Ха-ха, – ухмыльнулась Даниель. – Как говорится, по уши.

– Ты с ума сошла!

– Если я ошибаюсь, тогда почему маленькое разногласие по поводу этой сцены приобретает такое большое значение? – иронически проговорила Даниель.

– Потому, что это выглядит так, словно он отвергает меня, мои взгляды, мои ценности. Тебе бы тоже не понравилось, если бы кто-нибудь попробовал сделать фарш из твоих убеждений.

– Не сомневаюсь, – с преувеличенной готовностью согласилась Даниель. Теперь Барри ждала насмешки. – Особенно если бы этот «кто-нибудь» был мне дорог и больше всего на свете я желала услышать от него одобрение и похвалу.

– Повторяю, – стояла на своем Барри. – Я не влюблена в Майкла Комптона.

– Ладно, – натянуто произнесла Даниель. – А я чемпион мира по парашютному спорту.

Подмигнув, она изобразила отлично продуманное тактическое отступление. Ее никогда не покидало режиссерское чутье.

– Увидимся на съемочной площадке, – обронила она и подчеркнуто громко захлопнула дверь.

Барри посмотрела ей вслед, затем стала перебирать бумаги на столе, а сама все думала и думала: ну почему она такая несчастная? Возможность того, что Даниель права и она начинает влюбляться в Майкла Комптона, отвергалась ею полностью и бесповоротно. Абсурдно даже думать об этом. То, что Даниель говорила о нем, все правильно, и даже больше чем правильно. Он обходительный и добрый, и ни один мужчина до него не вызывал у нее подобных чувств. Он даже сказал, как ему хотелось бы, чтобы она во всем добилась совершенства. Не то чтобы она поверила ему. Эту песню поют многие мужчины, перед тем как попросят отказаться от чего-нибудь важного. Боже мой, подумать только, как он сегодня искорежил ее замысел!

Его нежелание прислушаться к ее доводам, отказ обсудить их – это настоящий деспотизм. Тем более что другим он позволяет какие угодно сцены насилия, не говоря уже о самом непристойном сексе. Правда, это после девяти часов вечера. А ей не позволяет даже ничтожнейшей нескромности, и только потому, что она появится на экране в восемь. Где тут логика?

Нельзя сказать, чтобы спор с ним дал какой-нибудь результат. Он твердо стоял на своем, а за последние два дня она видела достаточно доказательств тому, как он упрям, и понимала, что дело тут безнадежное. Нужно придумать какой-то новый ход, чтобы отсутствие нежелательной сцены не разрушило общего замысла. Если это так уж нужно, Хит вполне мог бы что-нибудь придумать.

Пока она соображала, как нацелить Хита на сотворение чуда, в дверь постучали.

– Войдите.

Дверь открылась, и в проеме появилась голова Майкла. Он неуверенно заглядывал в комнату, словно опасаясь, что его встретит пулеметная очередь.

– Все еще сердитесь?

Барри с ненавистью посмотрела на него, хотя сердце-предатель радостно затрепетало. Тем не менее ей удалось сохранить достаточно жесткую интонацию:

– Вне себя. Вы что здесь делаете?

– Я подумал, может, вы захотите встретиться со мной сегодня вечером и забыть обо всем этом.

Барри изумленно покачала головой:

– Ну что вы за человек! Как только вам удается раскладывать по разным полочкам свою личную жизнь и деловые отношения?

– Это дело практики, – самодовольно объявил он. – Встретимся сегодня, и я вас просвещу.

– И не думайте. Мне нужно переделывать сценарий, вы что, забыли?

– Ничуть. Но у вас есть исключительно компетентный автор, который может сделать это сам.

– Тут принято работать вместе, коллективно.

– И ни один член команды не имеет права отдохнуть? – спросил Майкл, присев на край стола. Потом вытащил из кармана два билета и помахал у нее перед носом. – Билеты на матч «Доджеры» против «Красных». Решается, кто попадет в финал.

– Бейсбольный матч? – не веря своим ушам, спросила Барри. Он что, ясновидящий? Откуда он знает, что она может отказаться от симфонии, драмы, даже от романтической прогулки под парусами в лунном свете, но устоять перед бейсболом – выше ее сил.

Барри опасливо глянула на него.

– Откуда вы знаете?

Он улыбнулся, и, как она ни старалась не поддаваться, кровь в ней тут же заиграла.

– Что вы любите бейсбол? Я считаю своим долгом знать о своих сотрудниках все.

– Даниель проболталась, – буркнула себе под нос Барри. И подняла на него глаза. – О'кей, Комптон. Во сколько?

– Я подхвачу вас в шесть. Поедим на стадионе.

– Мастер готовить самые тонкие блюда для гурманов – и вдруг снисходит до «горячих собак»?

– И обязательно жареный арахис и воздушная кукуруза.

– А крекер «Джек»?

– Будете хорошей девочкой, я вам куплю, – поддразнил он.

– Я никогда не бываю достаточно хорошей, – заносчиво ответила Барри.

– Это заметно. Увидимся в шесть.

– А вам не нужен мой адрес?

– У меня есть, – хитро улыбнулся он. – Я же говорил, о вас мне известно все. Например, вон там есть маленькая-маленькая родинка…

У нее открылся рот от удивления.

– Послушайте, вы…

Его громкий смех раскатился по комнате.

– Осторожней на поворотах, мисс Макдоналд.

Барри схватила со стола бювар, но тут же сообразила, что если швырнуть его, то придется собирать с полу все рассыпавшиеся бумажки. Не так трудно выяснить, что она любит бейсбол, но что она болеет за своих земляков – «Красных из Цинциннати», он вряд ли мог узнать. Интересно, хватит ли его широкой покровительственной натуры, чтобы защитить от ярости целой толпы доджеровцев одну болельщицу из Цинциннати?

Она озорно рассмеялась. Вечер может получиться на славу, и что бы ни произошло, пусть расхлебывает сам. А вот насчет родинки, упрямо подумала она, скорее в аду ударят морозы, чем он собственными глазами удостоверится в ее существовании.

Как и договаривались, Майкл приехал ровно в шесть и, видимо, не придал значения тому, что на ней красная с белым полосатая блузка и красные шорты. Скорее всего, он больше заинтересовался ее стройными оголенными ногами, и она даже засомневалась: правильно ли сделала, что надела шорты? Нет, все правильно, такая жара! – решила она и сделала вид, что не замечает восторженного взгляда Майкла.

До стадиона «Доджер» они добрались в рекордно короткое время, матч еще не начался. Как только они расположились, Барри засунула руку в сумку и вытащила огромную круглую бляху, объявлявшую всему миру, что она болельщик лиги «Розовый сад». Она пришпилила бляху к воротнику блузки, а Майкл изумленно смотрел то на бляху, то на совершенно невозмутимое лицо Барри.

– Так вы за «Красных»? – растерянно протянул он.

– А как же, – непринужденно ответила она, снова погрузила руку в недра сумки и извлекла красно-белый флаг Цинциннати. Калифорнийский загар оказался не в силах скрыть внезапной бледности, покрывшей лицо Майкла.

– Почему вы мне не сказали? – сдавленным голосом промолвил он.

Она одарила его невинным сияющим взглядом.

– Вы же говорили, что знаете обо мне все-все-все!

– Ах, вот оно что, значит, вы хотели перехитрить меня? Я и представления не имел, что вы болеете за «Красных».

– А какое это имеет значение? – с невинным видом промолвила она. – Кричите сколько влезет, «Доджеры» все равно припухнут.

– Черта с два, – проворчал он и вскочил на ноги. – Я сейчас вернусь.

– Прихватите, пожалуйста, «горячую собаку» для меня.

Он кивнул и стал пробираться между рядами. Наблюдая за ним, Барри хмыкала. Все складывалось чудесно, даже лучше, чем она думала. Майкл определенно без ума от бейсбола. Как и она.

Пока он ходил, она прочитала программку и понаблюдала, как разминаются игроки. Увидеть игру «Красных» было для нее все равно что вернуться в детство, когда они с отцом во время его нечастых появлений дома ездили на стадион «Риверфронт». Эти бейсбольные матчи были единственным, что их сближало, единственным временем, когда он вспоминал, что она живет на свете. Перебравшись в Лос-Анджелес, она старалась хотя бы раз в год посмотреть игру «Красных», когда они приезжали. На матчах она всегда с теплотой вспоминала отца, хотя и не могла справиться с горечью.

– Пожалуйста, «горячие собаки», – довольно сердитый голос Майкла отвлек ее от воспоминаний. Когда она подняла на него глаза, то чуть не прыснула со смеху: на нем была доджеровская кепочка, за поясным ремнем – доджеровский флажок, а в руках – картонный поднос с сосисками и пивом.

– Я вижу, вы страстный болельщик, – съехидничала она.

– Еще бы! Может, заключим пари на результат матча, чтобы не скучать? – предложил он, и в глазах у него мелькнула игривая искорка.

Барри нервно облизнула губы.

– Мммм… Мне кажется, я и так не заскучаю.

– Трусишка!

В этой негромкой насмешливой реплике отчетливо прозвучал вызов, и отвертеться от него Барри никак не могла. Слишком хорошим бойцом она была.

– Ладно, Комптон, идет. На что спорим?

– Если выиграет Цинциннати, завтра я беру вас с собой на благотворительный бал в павильон «Дороти Чандлер». – Он со значением посмотрел на нее. – А если выиграют «Доджеры», вы едете сегодня вечером ко мне домой. Она решительно покачала головой.

– Идея неплохая, но не проходит. И так, и эдак – все равно в выигрыше только вы.

Он провел пальцем по ее губам, разгладив скептическую гримасу.

– И вы тоже, – с нежностью пообещал он, и внутри у нее что-то томительно затрепетало. Барри хотела возразить, открыла было рот, но не нашлась что сказать. Она облизнула губы и попробовала еще раз:

– Давайте лучше по-другому: если Цинциннати выиграет, то я делаю свой сериал так, как считаю нужным. Вот это настоящее пари!

Он несогласно покачал головой.

– Извините. Я работу с развлечениями не смешиваю.

– Стоило бы попробовать хоть раз.

– А чем плохи мои условия? Ну как, принимаете?

Она посмотрела на поле, будто хотела получить заверение, что «Красные» ее не подведут. Хватит ли у нее смелости принять пари, в результате которого она рискует очутиться прямехонько в постели Майкла? И неожиданно она улыбнулась самой себе. Это пари вовсе не означает, что в случае проигрыша Цинциннати она будет сегодня спать не у себя дома. В пари говорится только о том, куда они пойдут после матча. И как бы ни уговаривал ее Майкл, у нее хватит сил сказать «нет».

Барри подарила ему сияющую улыбку.

– Идет, – согласилась она.

В течение следующих трех часов они находились в состоянии постоянной конфронтации. Как только Майкл начинал с энтузиазмом поддерживать «Доджеров», Барри пыталась убить его взглядом. Стоило же ей подбодрить «Красных», уничтожающие взгляды начинал метать он. В особенно острые моменты они готовы были схватить друг друга за грудки.

– Мазила, у него мяч летит на милю в сторону! – победно вопил Майкл.

– Вы что, издеваетесь? И вам, и рефери нужно глаза прочистить! Да наш уже лежал на черте, когда ваш только еще возился в пыли, мяча найти не мог.

– Рефери прав, что остановил его.

– Пусть напялит бифокальные очки!

– Что, не нравится проигрывать?

– Я и не проигрываю вовсе. Счет равный.

– А подача у «Доджеров».

– Тоже мне! Сейчас будет бить самый ваш главный слабак.

– Да он и не будет бить, у них есть сильный подающий.

– Послушайте, с каких это пор вы решаете за тренера?

– Так ведь это единственно разумное решение.

На поле появился игрок, которого имел в виду Майкл.

– Ну, и что? – пробормотала Барри, увидев на физиономии у него победную ухмылку.

– Да ничего.

Второй игрок удачно попал битой по мячу и послал его за правую черту, и сопернику пришлось мчаться через две линии, вторую и третью. Майкл вскочил на ноги и что было мочи заорал. Барри грызла ногти.

– Падать духом не собираюсь, – приговаривала она. – Игра еще не закончилась.

И правда, вскоре наступил перелом.

– Давай, давай, черт побери, покажи им, где раки зимуют! – раскрасневшись от возбуждения, что было сил завопила Барри.

И подающий так и сделал.

– Давай! Давай! Еще два! Ты же умеешь! Она не обращала внимания на испепеляющий взор Майкла и самые недружелюбные взгляды болельщиков вокруг.

– Давай, малыш, давай! Ты же можешь! – не переводя дух, повторяла она назло им всем. – Ладно, не вышло, – прокомментировала она следующую подачу. – Но одна еще осталась.

Теперь на скамейке сидел Майкл, а она азартно прыгала рядом с ним.

– Давай же, врежь им как следует! – кричала она.

Бита с громким щелчком ударила по мячу, и от этого звука все внутри у нее похолодело. Она следила за тем, как мяч свечой взвился вверх и стал падать в центр поля.

– Это же простой мяч, – чуть слышно убеждала она игрока. – Ну поймай, поймай же его!

Мяч шлепнулся в перчатку центрального игрока, и Барри торжествующе замахала флажком.

Когда она посмотрела на лицо сидевшего на своем месте Майкла, то неожиданно увидела, что он с удовольствием наблюдает за ней.

– Чему это вы так радуетесь? – с подозрением поинтересовалась она.

– А я смотрю на вас. Никогда не видел, чтобы человек, гордящийся своей жизненной искушенностью, так позабыл обо всем на свете, попав на бейсбольный матч.

Она улыбнулась в ответ.

– А вы не заметили, сколько кричали сами? Он сконфуженно скривил губы, как будто и сам удивлялся сделанному открытию.

– Что правда, то правда. Мне кажется, это вы вызываете во мне дух соперничества.

– А может, вы просто боитесь, что не выиграете пари?

Он широко улыбнулся.

– Не в этом дело. Но если хотите, мы можем отказаться от пари, – великодушно предложил он.

– Ни за что в жизни! Я нюхом чую: мы выигрываем.

Так и получилось: Цинциннати выиграл, что привело Барри в совершенно восторженное состояние, а Майкла – в абсолютный ужас.

– Ну так что же? – задорно спросила Барри, размахивая флажком. – Какого там числа бал?

– Поговорим об этом позже, – проворчал Майкл, и они пошли к выходу.

– Не нравится проигрывать? – подначила она его. – Ведь даже если бы я и поехала к вам домой, вы бы все равно не добрались до финала.

– Это следует понимать как каламбур?

– Извините.

– Вы так уверены в том, что сказали? – переспросил Майкл, задумчиво разглядывая ее, пока они стояли у автомобиля.

– Уверена.

Он покачал головой.

– Когда же вы наконец признаетесь, что испытываете ко мне такие же чувства, как и я к вам?

От победы и от вечера, проведенного в пикировке с Майклом, у Барри слегка кружилась голова. Она метнула на него кокетливый взгляд.

– О, я готова это признать, – беззаботно прощебетала она.

У Майкла перехватило дыхание, и он уставился на нее:

– В самом деле?

– В самом деле. – Барри широко улыбнулась. – Просто я ничего не собираюсь предпринимать по этому поводу.

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

С приближением недели премьер жизнь у Барри и Майкла стала на редкость беспокойной. Барри пропадала на репетициях, а он – в кабинете президента, где с утра и до позднего вечера принимались решения относительно текущих и перспективных программ передач. Их контакты ограничились коротенькими телефонными разговорами ранним утром и поздним вечером, и потому у Барри было предостаточно времени для разбега, которое, по ее словам, ей было столь необходимо.

Тем не менее в суете повседневных забот она чувствовала, что ей все сильнее хочется более тесного контакта, хочется более подробно обсуждать с ним каждый прошедший день, хочется чувствовать даже его мимолетные прикосновения. Смешно было вспоминать, как она раньше реагировала на его критику, ведь теперь ей так не хватало его острых замечаний и четких, ясных советов. Ужасаясь самой себе, она поняла, что все сильнее нуждается в его внимании и поддержке.

Вот чего ей не хотелось, так это служебных записок. К ее облегчению, за теми двумя не последовало больше ни одной, и кипевшее в ней раздражение против Майкла за его высокомерное вмешательство прошло.

Окончательный вариант сценария был завизирован без сучка без задоринки, и запись назначили на следующий день, чтобы первый телеспектакль вышел в эфир в неделю премьер.

Случайное то было совпадение или нет, но подписали сценарий утром, а вечером они с Майклом должны были идти на благотворительный бал, чтобы отдохнуть и развлечься после напряженной работы. У нее было ощущение, что этот бал станет поистине поворотным пунктом в их взаимоотношениях. Впервые на пышном, привлекающем всеобщее внимание голливудском рауте они с Майклом должны будут появиться как пара. Барри прекрасно отдавала себе отчет в том, что на следующий же день ее изображения появятся в газетах и на телеэкранах, она станет объектом пересудов всех сотрудников компании, и потому особенно тщательно выбирала платье, туфли, макияж и даже белье.

– Не будь смешной, – убеждала она себя, вертя в руках две пары трусиков: кремовые с кружевами и цвета шампанского, или какого там они цвета. – Никто не будет снимать на пленку твое белье.

Конечно, от этой мысли Барри стало легче, но она так и не решила, что надеть. Когда же она сообразила, что, кроме узкой полоски трусиков, другого белья под облегающим платьем на ней не будет, она еще больше разнервничалась и даже растерялась.

Барри скептически взирала на отливающее медью платье. Вырез спереди был достаточно скромный, однако на спине декольте спускалось до талии. Весьма фривольным был и высокий разрез на боку юбки. «Наряд достаточно сексуальный, чтобы вызвать зависть у женщин, а мужчин превратить в похотливых животных» – так выразилась продавщица, у которой она покупала это платье. Барри хмыкнула, вспомнив, с какой завистью девушка посмотрела на нее. Это должно было бы послужить ей предупреждением, ведь о сексуальных аппетитах Майкла ходят легенды, а он уже открыто говорил, что хочет сделать ее своим следующим блюдом. Какого дьявола она провоцирует его?

А такого, с издевкой ответила она себе, что какая-то порочная часть ее натуры, очевидно, хочет, чтобы он проглотил ее. Тело совершенно недвусмысленно давало ей это понять, а разум протестовал. В данный момент он подсказывал ей надеть спокойное черное платье и продолжал урезонивать ее даже тогда, когда она натягивала через голову отливающую медью авторскую модель. Еще раз победили гормоны, подумала она, взглянув на себя в зеркало.

Ее губы сложились в довольную улыбку. Элеган


убрать рекламу




убрать рекламу



тная, восхитительная женщина, которая смотрела на нее из зеркала, совсем не походила на ту юную девушку с испуганными глазами, которая уехала из Огайо, полная решимости порвать все узы, связывавшие ее с детством. Казалось, будто она боится собственной тени, но за скромной внешностью пряталась такая жизненная сила, которая позволила ей преуспеть в профессии, где так много людей потерпели фиаско. Застенчивая улыбка скрывала твердость характера, унаследованную от матери. Несколько раз Барри терпела жестокие поражения, борясь за место в деле, где конкуренция исключительно велика, но каждое поражение оборачивала к собственной пользе, стараясь узнать о телевидении все и у каждого, кто мог научить ее.

Она дала себе слово научиться и у Майкла. Когда поблекнет увлечение, у нее останется что-то реальное, что-то более прочное, чем эфемерная любовь. Любовь – это блуждающий светлячок в ночи, нечто неуловимое. А карьера – это осязаемое, поддающееся контролю. Нет, ее нельзя назвать холодной и расчетливой, скорее, она реалист. И она не позволит, чтобы его ослепительные, соблазнительные обещания внесли беспорядок в ее жизненные планы. Ну, а сегодня она намерена наслаждаться его восторженными взглядами и теплом его прикосновений.

Когда Барри открыла ему дверь и увидела, как засветились одобрением его глаза, то почувствовала себя на высоте. Бесспорно, в Голливуде есть женщины красивее ее, но вряд ли найдется обаятельней.

– Вы… такая красавица, – нежно произнес он. – Дайте-ка посмотреть на вас.

Она повернулась вокруг себя, и он присвистнул:

– Ну, знаете, не уверен, что мне хочется выводить вас в свет. Я бы предпочел оставить вас целиком для себя.

Барри рассмеялась, и смех ее заискрился так же ярко, как топазы и брильянты в ее ушах.

– Ну, нет, мистер Комптон. Я честно выиграла пари, и мы выходим в свет. Мне еще не доводилось бывать на таких танцульках.

– Неимоверная скучища.

– Как это может быть скучищей шоу с участием лучших актеров, музыкантов, танцоров и комиков?

Он многозначительно посмотрел на нее:

– Дорогая моя, кто же ходит на благотворительные балы, чтобы посмотреть шоу?

– Как так?

– Естественно, туда ходят себя показать. Мы очень щедры, но хотим, чтобы об этом знал весь мир.

Барри сердито посмотрела на него и покачала головой:

– И после этого вы еще считаете, что мой сериал чересчур циничен?

Майкл улыбнулся своей обольстительной улыбкой, точно с обложки альбома для любовных стишков, и у нее часто застучал пульс.

– Сами увидите, когда приедем, – ответил он. – Там начнутся такие скачки с препятствиями в борьбе за место под солнцем, каких не увидишь и на ипподроме в Санта-Аните.

– А вы, конечно, только непредвзятый наблюдатель, и больше ничего? – насмешливо бросила она. – Этакий самозваный комментатор.

– Абсолютно верно.

Она усмехнулась и выразительно кивнула в сторону подъезда, где их ожидал роскошный лимузин.

– И поэтому наняли лимузин?

– Я вовсе и не нанимал его, – возмутился Майкл. – Мне предоставляет его компания. Просто я редко им пользуюсь.

– Понятно, – язвительно проговорила она. – Только в особых случаях.

– Вот именно.

Барри изобразила ослепительную улыбку.

– Когда хотите себя показать. Он рассмеялся:

– Нет, озорница вы моя. Когда еду с женщиной и хочу, чтобы у меня были свободны руки.

Победная улыбка на лице у Барри мгновенно улетучилась, и где-то внизу живота затрепыхали крылышками бабочки.

– Ой…

– И все? Только «ой»? – ехидно передразнил он.

– По-моему, достаточно. К тому же я всегда говорю невпопад.

– Хотите сказать, что из-за меня лишились дара речи? Тогда давайте поторопимся, пока я не растерял такого невероятного преимущества.

Когда они подошли к машине, шофер вышел и открыл им дверцу.

Барри опустилась на мягкие подушки и осмотрелась.

– Думаю, я смогла бы к этому привыкнуть. Раз уж вы им не пользуетесь, наверное, сможете распорядиться, чтобы меня возили на нем на работу?

– Непременно, – любезно согласился Майкл и, как бы мимоходом, добавил: – Если будете ездить от моего дома.

– Ну, тогда перебьюсь.

– Я был уверен, что вы так скажете, – с преувеличенным разочарованием сказал он. – А жаль. Выпьем?

Он налил по бокалу шампанского.

– За нас, – мило промолвил он, чокнувшись с ней и не спуская с нее взгляда. Он ждал, что она повторит его слова, подтвердив тем самым, что и она тоже считает их парой, у которой есть будущее.

– За нас, – пробормотала она, не в силах устоять перед его твердым взглядом и скрытым смыслом этого незамысловатого тоста.

Когда они сделали по глотку игристого вина, он принял у нее бокал.

– А как насчет поцелуя, чтобы скрепить это?

– Скрепить что?

– Наш договор.

– Разве мы договорились о чем-то? Он кивнул:

– Вы же сами знаете, что договорились. Он был близко от нее, так близко, что она чувствовала на щеках его дыхание, ощущала жар его тела под смокингом, в котором он смотрелся еще эффектнее, еще притягательнее. Его глаза приблизились к ее глазам, а руки потянулись к груди. Под блестящей тканью соски у нее вспухли, точно бутоны.

– Знаешь, как я мечтал об этом, Барри Макдоналд? – жарко прошептал он. Его пальцы гладили кончики сосков, возбуждая их, пока у Барри не вырвался тихий стон. – Ведь тебе нравится, правда? Я вижу по твоим глазам.

У Барри появилось желание заморгать и отвернуться, захотелось закрыть предавшие ее глаза, но не было сил. Казалось, настойчивые нежные слова и неотразимый взгляд Майкла загипнотизировали ее. Она сделает все, что он попросит. А он и просит-то всего поцелуя.

Она подалась к нему. Бесконечно малое пространство, разделявшее их, сомкнулось, и она притронулась губами к его губам. Ей не хотелось ничего другого, лишь почувствовать реальность происходящего. Но вышло совсем не так – будто вспыхнула спичка и полыхнул сухой трут. Ярко, жарко, буйно. Она почувствовала, как его руки притянули ее, мягко заскользили по обнаженному изгибу ее спины, – прикосновение было легким и в то же время властным. И то, и другое распаляло ее. Невинный поцелуй, о котором он говорил, оказался совсем не невинным, да, наверное, и не мог быть другим. Он знал, как следовало бы знать и ей, что, как только они окажутся в объятиях друг друга, давно сдерживаемая страсть обязательно вырвется из-под контроля и пожар мгновенно поглотит их.

Барри погрузилась в подушки сиденья, тело Майкла прижалось к ней, но эта тяжесть была желанной. Ее руки скользнули под пиджак, чтобы ощутить тепло его тела под туго натянутой рубашкой.

– Я знал, что ты такая, – пробормотал он, прильнув к ее губам. – Я знал, что ты и лед, и пламень. Столько в тебе чувства! Ах, Барри!

Языком он пощекотал ей губы, обвел их, потом просунул язык в открывшийся ему с готовностью рот. Его рука нашла разрез сбоку на юбке и, нежно лаская ногу, медленно поползла вверх. Барри напряглась от томления и, может быть, немножко от страха. Штурм ее чувств, безусловно, увенчался полным успехом. Как далеко позволит она ему зайти, прежде чем его чары полностью овладеют ею? Так хотелось отдать себя на милость победителя, во власть чудесных ощущений, от которых загорается кровь…

Вежливое покашливание спасло ее от необходимости ответить себе на этот вопрос.

– Приехали, сэр, – бестелесный голос донесся до них по внутреннему переговорному устройству.

Майкл нехотя отстранился от нее. Он тяжело дышал, лицо раскраснелось от неудовлетворенного желания. Рука оставалась там, где была, – на внутренней стороне ее бедра. Он перехватил ее взгляд и смотрел на нее, не отводя глаз.

– У меня, наверное, жуткий вид, – буркнула Барри в растерянности, отводя глаза.

Он расплылся в улыбке:

– Ты выглядишь как женщина, которую только что поцеловали. Фоторепортерам будет чем поживиться.

Он начал вылезать из машины, придерживая открытую шофером дверцу.

Барри вцепилась ему в руку и потянула к себе.

– Майкл! – торопливо зашептала она. – Я не могу выйти в таком виде.

– Можешь, почему это не можешь? Ты выглядишь прекрасно.

Она странно посмотрела на него:

– Тебе и вправду все равно, что будут говорить?

– С какой стати я должен об этом беспокоиться? Я не стыжусь наших отношений. – Он пронзительно посмотрел на нее: – А ты?

– Нет. Ни чуточки.

– Тогда давай выйдем, и ты убедишься в том, зачем собрались сюда все эти люди.

Когда они вышли из машины, со всех сторон загорелись вспышки и несколько репортеров засыпали Майкла вопросами о приближающемся новом телевизионном сезоне. Он легко расправлялся с самыми каверзными из них. И вот наконец ему задали вопрос, не получит ли сериал «Снова до свиданья» больше времени на апробацию, чем обычно.

– Я много жду от этого сериала, – невозмутимо сообщил он, глядя на Барри. – Однако никакого предпочтения ему отдаваться не будет. Если он не оправдает надежд, я его сниму с эфира.

– А вы что думаете по этому поводу, мисс Макдоналд?

Несмотря на то что от заданного без обиняков вопроса внутри у нее все сжалось, Барри этого не показала.

– Думаю, что мистер Комптон – вице-президент компании. Он сделает то, что должен сделать. Иного я от него и не ожидаю.

– Браво, – шепнул он ей на ухо, так, чтобы никто из журналистов не услышал.

Они прошли по дорожке до входа в павильон «Дороти Чандлер», где в вестибюле вокруг столиков с шампанским и закусками толклись бесчисленные гости, угощавшиеся в ожидании концерта.

Они выбрали место с краю, встали и принялись наблюдать. Как и предсказывал Майкл, многие гости не только не пытались избегать слепящего света телекамер, а наоборот, не скрывали, что сгорают от желания дать интервью. Все держались в высшей степени благопристойно, но трудно было не заметить охватившей всех бушующей яростной конкуренции. Барри с Майклом хихикали, как детишки, заключали пари, кто выйдет победителем из следующей схватки.

Но как только Майкла заметили и узнали, их тоже захватил вихрь. Хотя о делах собеседники почти не упоминали, Барри легко догадывалась, что им нужно. Все они стремились воспользоваться краткой встречей в непринужденной обстановке, чтобы укрепить отношения с одним из влиятельнейших лиц в телеиндустрии. И она нисколько не ставила им это в вину. В таком бизнесе надо использовать любой благоприятный момент, когда бы и где бы он ни подвернулся. Судя по их напряженным, вопрошающим лицам, поворачивавшимся к ней, все были уверены, что она не упустит шанса и обеспечит будущее своему сериалу. Ей не нравилось, что они так думают, но это ее не раздражало.

Знали бы они, как мало у нее власти над Майклом, посмеивалась она про себя. Слышали бы их препирательства по поводу «Снова до свиданья», видели бы внесенные в сценарий изменения – они бы поняли, насколько принципиально Майкл избегает даже малейшего отступления от деловых отношений. Когда речь идет о принятии решений относительно ее сериала, можно подумать, что они враги – такое нетерпимое отношение к ней он демонстрирует.

Остальная часть вечера прошла как ускоренные кинокадры: концертные номера, остроумные пикировки и мучительные намеки на чувство. Майкл не упускал случая, чтобы не пожать ей руку или не пробежать пальцами по спине. Даже, казалось бы, совершенно поглощенный важным деловым разговором, он не забывал обжечь ее властным прикосновением, напоминая, что он ни на минуту не забывает о ней. Барри не могла не реагировать на это, даже если бы поставила такую цель. Ей было ясно, что Майкл Комптон хочет привязать ее к себе, и от его уверенной настойчивости перехватывало дыхание.

Но нужна ли она ему? Она сомневалась, сомневалась в том, что ему вообще нужна спутница жизни. Он наверняка из тех мужчин, которые разгораются только на одну ночь, и надо признаться: она собственными руками наталкивает его на такое именно приключение. Кончится интрижка – и он исчезнет, оставив ее одну, как очень часто оставлял отец ее маму.

Нечего и сомневаться, конечно, оставит. Вот сейчас он вовлекает ее в разговор, спрашивает ее мнение, уважительно выслушивает, смеется ее шуткам, а ведь она помнит, с какой легкостью еще недавно он обрушивался на нее, ставил на место… Когда речь идет о работе, он вовсе не уважает ее мнение.

Оба они слишком решительные люди, слишком упрямые и напористые, чтобы ужиться вместе. Возможно, если бы у них были разные профессии, они были бы идеальной парой.

Она без труда могла представить себе, как они до поздней ночи увлеченно разговаривают, соревнуясь друг с другом и оттачивая свой ум и острый язык, обсуждая все: от «звездных войн» до социальной сатиры популярного телесериала. Она представляла себе, с каким жаром они занимались бы любовью после таких оживленных споров, столкновений точек зрения.

Но это фантазия. В жизни все по-другому. Майкл спорит с ней даже о том, как должны вести себя придуманные ею персонажи, коверкает и портит ее замыслы. Не исключено, что это вообще кончится весьма печально, и Майкл поломает ей карьеру в тот самый момент, когда она с таким трудом добралась до вершины. Барри ненавидела его за это, хотя умом и понимала его правоту. А ведь это уничтожит их отношения.

Она вздохнула – пальцы Майкла коснулись чувствительной точки в самом низу ее позвоночника.

– Что случилось? – спросил он, заглядывая в ее растревоженные глаза.

– Ничего.

– Почему же мне не верится?

– Все превосходно, – храбро возразила она. – Мне очень хорошо.

– Но…

Она состроила гримаску, недовольная его проницательностью и настойчивым вниманием.

– Думаю, мне лучше поехать домой. Завтра трудный день.

Майкл улыбнулся.

– Правильно ли я почувствовал нотку доброты в конце этой фразы?

Она смущенно хмыкнула.

– О'кей. Рано или поздно, Барри Макдоналд, ты остановишься и перестанешь нестись как угорелая. И там, где ты остановишься, буду поджидать я.

– Это угроза?

– Нет, – ласково сказал он. – Обещание.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Как только был отснят последний кадр первого спектакля «Снова до свиданья» и затихли горячие аплодисменты, Барри с облегчением вздохнула и выскользнула из режиссерской. Все прошло весьма прилично, сегодня много лучше, чем накануне, во время генеральной репетиции. Зрители реагировали очень живо, смеялись именно там, где им положено было смеяться, и Мелинда была непревзойденной Карен Деверо. Даже если всех их ждет провал, она заработает себе репутацию как талантливая комедийная актриса, настоящая телезвезда. Барри в этом была совершенно уверена.

– Все прошло превосходно, – похвалила она усталых, буквально падавших актеров и съемочную группу, когда зрители разошлись. – На следующей неделе, после того как нас выпустят в эфир, предлагаю собраться у меня и отметить начало сериала. Вы это заслужили. Думаю, нас ждет успех.

– Даже в этот отрезок времени? – тихо спросила Даниель, с невинным видом посмотрев на нее.

Барри в недоумении вскинула брови. Не то чтобы ее особенно шокировал вопрос, заданный подругой, ее удивило то, что он был задан так бестактно, перед другими, да еще в тот день, который должен стать памятным для них для всех. А теперь вместо радости на лицах написана растерянность. Не часто приходилось ей видеть, чтобы Даниель так не к месту и так не вовремя высказывалась. Барри должна была немедленно исправить ее, по всей видимости, непреднамеренный промах.

– Я считаю, что спектакль получился интересным, остроумным и единственным в своем роде, – заявила она самым проникновенным тоном, многозначительно глянув на Даниель, словно предлагая ей поспорить. – Я убеждена, что критики и зрители не пройдут мимо него.

Ее замечание заставило Даниель замолкнуть, но на Хита оно не возымело совершенно никакого действия.

– При условии, если в это время они не ушли в кино, – сердито буркнул он, подтвердив опасения Даниель и усугубив атмосферу подавленности.

– Не нужно так думать, – набросилась на него Барри. – Нельзя начинать работу с пораженческими настроениями. Если мы не верим в самих себя, мы никого и никогда не сумеем убедить. Вспомните «Все остается в семье» или «Блюзы Хилл-стрит». Понадобилось время, чтобы они создали себе аудиторию, и они этого добились – конечно, при поддержке критики. Мы можем сделать то же самое.

– Ясно. Однако сначала они должны нас найти, – парировал Хит, не обращая внимания на все более испуганные взгляды усталых актеров. Но когда Барри рассерженно посмотрела на него, до него наконец дошло, какой эффект производят его слова, особенно на молодых, необстрелянных членов команды, еще не пообтершихся на телевидении и не привыкших к этой переменчивой, как ртуть, работе.

– Ну ладно, ладно. Молчу, – пропыхтел он.

– Благодарю вас, – ответила Барри с подчеркнутой вежливостью. – А теперь хватит распускать нюни, и по домам, ребята. С понедельника начинаем работать над следующей частью.

Расстроенная едва ли удачной попыткой поднять у всех настроение, Барри медленно направилась к себе в кабинет.

– Сердишься на меня? – спросила Даниель, пристроившись сбоку.

– Да нет, – устало промолвила она. – Не так чтобы очень. Я не ожидала от тебя такого, хотя, наверное, ты просто высказала вслух то, о чем думали все. В конце концов, даже хорошо, что это вышло на поверхность с самого начала.

– Я так и подумала, – сказала Даниель. – Им нужно было услышать, что ты по-прежнему веришь в них и в сериал.

Барри поразилась:

– Так ты это сделала нарочно?

– Ну, что-то вроде этого, – ухмыльнулась Даниель. – Мне хотелось утвердить их в мысли, что, какой бы рейтинг ни получила передача, они поработали отлично и шоу вышло на славу, без дураков. Я посчитала, что они поверят только тебе.

– Наверное, я должна поблагодарить тебя.

– Это было бы очень мило, но я думала, мы пообедаем вместе…

Барри покачала головой.

– Только не сегодня, Дани. Хочу в последний раз пробежать сценарий для следующей недели.

– А не ждешь ли ты более приятного предложения? – лукаво поинтересовалась Даниель.

– Нет. Хочу побыть одна, – не очень определенно ответила Барри. Отговорка была довольно неуклюжей, но, по-видимому, Даниель приняла ее за чистую монету и убежала, потрепав Барри по плечу и дав ряд ценных советов по поводу того, как правильно провести оставшуюся часть дня. Как всегда, упоминалось имя Майкла и необходимость ускорить черепашью скорость развития их отношений.

Оставшись одна, Барри постаралась выкинуть из головы посторонние мысли и сосредоточиться на том, что ее самый первый телеспектакль скоро выйдет в эфир. Ничего не получалось. Казалось бы, мысли о дебюте ее сериала должны были подействовать вдохновляюще, но они настолько переплетались с мыслями о Майкле, что она пришла в полное замешательство. Всю неделю она относила столь странное свое состояние на счет напряжения последней, завершающей стадии съемок, но теперь окончательно поняла, что дело не только в этом. Необычно приподнятое настроение было у нее из-за Майкла, и она не знала, как привести себя в нормальное рабочее состояние.

Едва Барри уселась за стол, решив все хорошенько обдумать, как зазвонил телефон. Интуитивно она поняла, что это Майкл.

– Как прошло? – без предисловия спросил он.

– Тебя это интересует лично или как начальника, отвечающего за содержание программ?

– И то, и другое.

– Зрителям, кажется, понравилось. Ритм получился хороший. Даниель превзошла самое себя. Актеры смотрелись потрясающе.

– А ты? Ты-то что сама думаешь?

Она поколебалась, потом совершенно честно призналась:

– Я до смерти боюсь.

– Почему?

– Сам знаешь почему. Ты поставил нас на совсем неподходящее время.

– Если шоу такое уж великолепное, как ты говоришь, рейтинг будет о'кей.

– Тебе виднее.

– Барри, я верю в тебя, вот почему я поставил сериал на такое время, – искренне признался он.

– Ты в самом деле так думаешь?

– Конечно. Почему ты сомневаешься?

– А может быть, ты делаешь из него тельца для жертвоприношений, потому что он такой беззащитный?

– Ну вот, на тебе. Что это значит? – тихо произнес он, и его голос был как бальзам на раны, он успокоил всяческие страхи, терзавшие ее в этот вечер. – Что такое происходит с динамичным, уверенным в своих силах продюсером, который только и делает, что внушает мне, какой у него замечательный сериал?

– У него от страха душа в пятки уходит.

– Хочешь, встретимся вечером и я тебе их погрею?

Предложение показалось ей неимоверно соблазнительным, даже неотразимым, особенно из-за недавних прозрачных подсказок Даниель. Ей нужно побыть сегодня с кем-нибудь, с тем, кто поднимет ей дух, согреет и успокоит душу. Она не хотела признаться себе, что если ей кто-нибудь и нужен, то один только Майкл, лишь он мог подействовать на нее таким образом. Она все еще отчаянно цеплялась за мысль, что на это способен любой человек.

– А почему бы и нет? – храбро согласилась она. И услышала, как Майкл от удивления чуть не поперхнулся.

– Честное слово?

– Честное слово.

– В таком случае через час я у тебя. Разделаюсь здесь с кое-какой мелочевкой и приеду.

– Пока, – тихо сказала она, и от предвкушения радости по телу пробежала нервная дрожь.

Барри запихала сценарий в портфель, бегом добежала до машины и через сорок пять минут примчалась в Санта-Монику. Едва она успела привести в порядок гостиную, заглянуть в ванную и подкраситься, как Майкл позвонил в дверь. К счастью, у нее не хватило времени на то, чтобы ждать и нервничать, не то она бы запаниковала. И потому она собралась с духом и открыла дверь.

– Привет! – Она удивилась неожиданно застенчивому виду Майкла и оглядела его с головы до ног, отметив безупречно сшитый коричневый костюм, бежевую рубашку и галстук в узкую полоску. Как ему удается выглядеть моделью для журнальной обложки после пятнадцатичасового рабочего дня? – мысленно восхитилась Барри. Только волосы у него были немного взъерошены – вероятно, от ветра, когда он по дороге опустил стекла в машине, чтобы глотнуть свежего воздуха. От этого он выглядел еще более крепким и привлекательным, чем когда-либо прежде. Она же чувствовала себя совершенно разбитой и выдохшейся и думала, что все это написано у нее на лице. Если он не откажется от нее, увидев в таком состоянии, то надо держаться за него обеими руками.

– Привет! – сказал Майкл, нежно поцеловал ее в губы и вручил умопомрачительно упакованный пакет. На нее он почти не взглянул.

– Что это?

– Презент, – уклончиво ответил он и стал осматривать гостиную, словно был прислан произвести обыск. Разглядывал корешки книг на полках, брал в руки фотографии, расставленные по всей комнате, выглянул в окно. Даже подержал в руках и перебрал пачку еще не распечатанных писем. Все это он проделал, не произнося ни слова и не глядя на нее. Барри никак не могла решить, обидно это или забавно.

– Ищешь что-нибудь определенное? – с подчеркнутой любезностью спросила она. – Может быть, я помогу?

– Что? – рассеянно проговорил Майкл, казалось погрузившийся в изучение обложки какого-то делового журнала.

– Я говорю, что ты ищешь?

– Да так, ничего.

– Наверное, новые ключи к моей личной жизни?

– Да нет, – застенчиво улыбнулся он. – Мне показалось, что журнал совсем свежий.

Барри удивленно посмотрела на него.

– Майкл Комптон, ты нервничаешь? – не веря своим глазам, спросила она.

– Я? Конечно, нет, – возмутился он.

– Значит, нервничаешь. Вот бы в жизни не поверила!

– Разверни подарок.

– Не пытайся уйти от ответа. Почему ты такой напряженный?

Майкл вздохнул и, не переставая ходить по комнате, сказал:

– Ты сама виновата.

– В чем?

– От тебя все время идут противоречивые импульсы, и я никогда не уверен, где мы с тобой находимся. Сегодня вечером по телефону мне показалось, что ты настроена вполне определенно, а приехав сюда, я в этом не уверен. Ты опять отдалилась.

Барри положила пакет на диван и подошла к нему.

– Прости, – проговорила она ласково. – Поможет, если я скажу, что и я не знаю, где мы?

– А сейчас?

Она глубоко вздохнула и не мигая посмотрела ему в глаза. Нежные пальцы потянулись к его губам, ласково пробежали по твердой линии скул. От ее прикосновения у него потемнели глаза и задергался мускул на шее.

– А сейчас я хочу быть с тобой, – честно призналась она. – Ты мне нужен. Мне нужно твое тепло, твои чувства… и чтобы ты меня любил.

– О, Барри, – сказал он и притянул ее к себе – некрепко, только чтобы она почувствовала его силу, накал его страсти. Ее голова устроилась в изгибе его шеи, и когда он хрипло прошептал, как сильно ее хочет, по спине пробежали волны желания. Чувствуя, как трепещет его тело, она впервые осознала, насколько нужна ему. И, что еще важнее, насколько он ей нужен.

То, что Барри открылась ему и сама позвала его к себе, помогло ей снять напряжение. Оба были уверены: то, что они делают, правильно. Обнявшись, они сели на диван, точно боялись вновь потерять друг друга после долгой разлуки. Им надо было стольким поделиться, столько рассказать – о жизни и мечтах, надеждах и возможностях, о том, что с ними было в прошлом, и о том, чего они ждут от будущего.

Они проговорили всю ночь, до зари, а когда солнце послало в комнату свой первый робкий лучик, они отдались любви, и взрыв их чувств вылился в нечто прекрасное и нежное, обогатившее их обоих. И не было той неловкости и неуклюжести, что возникает в первый раз. Их тела, казалось, были созданы друг для друга, и он, и она инстинктивно знали, как доставлять радость, что сказать, когда выдержать паузу. Ее маленькие высокие груди полностью умещались в его теплых ладонях. Его пальцы испускали электрические заряды, пробегая по внутренней стороне ее бедер, потом медленно перемещались выше – туда, откуда излучалось ее тепло. Кожа Майкла казалась ей мягкой, а твердые, как скала, мышцы были именно такими, какие ей нравились. Ее губы исследовали захватывающие контрасты его тела: мохнатую жесткость груди и ног, гладкий плоский живот. Ее язык испробовал острую соленость его плоти.

Впервые в жизни Барри не боялась отдаться полностью и безраздельно, не контролируя себя. Она достигла высшей степени экстаза, которого не достигала никогда. Шепот Майкла возбуждал ее, его прикосновения воспламеняли, но больше всего на нее действовал тот момент, когда он достигал оргазма, от которого ликовали все ее собственные чувства. Она отдалась безудержному сладострастию, которое провоцировало его, поддразнивало и наконец доставляло обоим безмерное наслаждение. По отдельности они были сильными, здоровыми и независимыми людьми. Вместе – их чувствам не было предела, и такое же беспредельное счастье испытывали их души.

– У меня только один вопрос, мисс Макдоналд, – пробормотал Майкл, когда они лежали в объятиях друг друга и солнце яркими бликами играло на их телах. – Почему нам потребовалось так много времени, чтобы оказаться здесь?

– Потому что ты джентльмен, – ответила она.

– Прости, не улавливаю связи.

– Большинство других мужчин не проявило бы и доли твоего терпения, – откровенно сказала она.

Майкл приподнялся на локте и недоверчиво посмотрел на нее. Другая его рука властно лежала на изгибе ее талии, изгибе, который вызывал у него столько эротических эмоций во время их любовных ласк. И теперь он по-хозяйски, с уверенностью любовника накрыл его ладонью.

– Ты хочешь сказать, что если бы я перекинул тебя через плечо и отнес в постель, то избежал бы всех этих сеансов холодного душа?

Она озорно улыбнулась и вывернулась из-под его руки.

– Возможно.

Майкл издал стон. И она постаралась успокоить его:

– Зато утром я тебя ненавидела бы.

– Понятно. А сегодня утром?

– А сегодня утром я к тебе благожелательна, и притом настолько, что могла бы даже покормить завтраком на дорожку.

– На дорожку? – удивленно повторил он. – Женщина, ты же настоящая садистка! Я не спал целую ночь. Мне нужно поспать. Зачем мне завтрак? Лучше избавь меня от длинной дороги.

Она потрепала его по плечу.

– Ты лучше отдохнешь в своей собственной постельке.

– А ты?

– И я лучше отдохну в своей собственной постельке, – она сделала паузу, – …одна.

– Что-то мне в этом не нравится… Барри пожала плечами.

– По-моему, все в порядке.

– Мы снова начинаем наши игры? Серьезные карие глаза внимательно посмотрели на него.

– Майкл, я никогда не играла с тобой. С самого начала я сказала, что у нас ничего не получится.

Однако до него не доходил смысл ее слов.

– Тогда как прикажете понимать эту ночь?

– Это ночь двух зрелых, взрослых людей, которые были нужны друг другу.

Замешательство Майкла сменилось обидой, обида – гневом.

– И это все, что наша ночь значит для тебя? Не верю. Я был нужен тебе, Барри. Именно я, а не просто какое-то мужское тело.

Барри вздрогнула от его обвиняющего тона, от скрытого за ним стремления услышать, что он ей тоже небезразличен. Но сделать это она не была готова. Их ночь была особенной, но это ни о чем не говорит. Нет, она не поддастся, она снова наденет свою броню. Она уронила ее во время этой долгой нежной ночи, но не потеряла.

– Майкл, прошу тебя, – тихо сказала она. – Не надо так. Мне нравится все, что нас соединяет. Просто я не хочу доводить это до несообразных размеров.

У Майкла перехватило дыхание, и он взорвался:

– В жизни не слыхивал ничего смехотворнее! Ты же знаешь, между нами что-то особенное, что-то такое, чего ищут все, но очень редко находят. Почему не признаться в этом?

– Не могу. Это ненастоящее.

Но ее ра


убрать рекламу




убрать рекламу



схолаживающие слова произвели на него обратное действие – разожгли его. Майкл грубо схватил ее и прижал к себе. Губы его были жаркими, требовательными, руки – властными, уверенными. Барри почувствовала, что по ней пробежали языки пламени. Она попыталась отстраниться, но он не выпустил ее. Прижавшееся к ней тело полыхало. Своим бедром она ощущала, как мощно, мучительно нарастает его возбуждение. Но тут он вздрогнул, как от испуга, и оттолкнул ее от себя, словно опасаясь, что гнев заведет его дальше, чем он хотел. Весь его вид говорил о том, как сильно он оскорблен.

– И это, по-твоему, ненастоящее? – спросил он. Соскочил с кровати и сгреб в охапку свою раскиданную по комнате одежду. Потом с шумом захлопнул за собой дверь в ванную, и Барри услышала, как он включил душ. Она не могла лежать спокойно – перед мысленным взором тут же возникло обнаженное тело Майкла, стоящего под колючей струей и всей душой негодующего на нее.

Барри надела халат и поплелась на кухню. Ей никак не удавалось унять яростно колотящееся о ребра сердце. Признаться, его грубость не напугала ее. Она была уверена, что Майкл никогда не сделает ей больно. А вот глубина его обиды потрясла ее. Искушенный в такого рода делах мужчина должен был бы поцеловать ее и, спокойно собравшись, распрощаться. Да и большинство женщин наверняка пришли бы в восторг, узнав, что ночной партнер не посягает на их независимость. Так почему же Майкл отреагировал совершенно иначе? Неужели он и в самом деле любит ее?

Дрожащими от бессонной, напряженной ночи пальцами она взялась за кофеварку. Первая ложка кофе рассыпалась по всему столу, но все же к тому времени, когда Майкл вошел в гостиную, Барри сидела на диване и прихлебывала из чашки очень крепкий кофе. Она бросила на Майкла усталый взгляд.

Он провел пальцами по еще не высохшим волосам. Завитки в беспорядке падали на лоб, отчего он казался по-мальчишески милым. Но в переживаниях его не было ничего мальчишеского, незрелого.

– Пожалуйста, не смотри на меня так, – кающимся голосом проговорил он. – Извини, я очень рассердился, но так набрасываться на тебя я не имел права.

Барри ответила ему задумчивым, твердым взглядом.

– Может быть, и имел, – допустила она. – Эта ночь была важной для тебя, да?

– Очень важной. Неделями я мечтал о ней. Ты мне нравишься, и этой ночью все было так, как должно у нас быть.

– Тогда прости, я не хотела испортить тебе все. Для меня эта ночь тоже была особенной.

– Правда?

– Правда. – Она помолчала, потом добавила: – Но теперь нам нужно побыть на расстоянии. – И с надеждой посмотрела на него: – Можешь ты это понять?

Он горько вздохнул.

– Я попробую, но ты помоги мне понять тебя.

– У меня у самой не все еще в голове уложилось.

– Тогда, наверное, мне придется подождать.

– Я потом позвоню тебе, – предложила она. – Если хочешь.

– Хочу.

Он еще раз с нежностью посмотрел на нее, и голубовато-серые глаза снова затуманились желанием.

– Мне, пожалуй, лучше поскорее уйти, не то мои благородные обещания вылетят в трубу.

Барри хотела было подняться, чтобы проводить его, но он жестом остановил ее.

– Не вставай. Мне хочется уйти и запомнить тебя такой, когда ты сидишь вот так на диване. Совсем как сонная, довольная кошечка.

– Пока, Майкл. Спокойной ночи.

– Уже утро, моя хорошая.

Несколько долгих минут он стоял в дверях и смотрел на нее, смотрел, потом улыбнулся:

– Спи спокойно.

Когда он ушел, Барри развернула подарок, забытый на кофейном столике. Это был переплетенный в кожу экземпляр сценария первого спектакля из сериала «Снова до свиданья». Она прижала к груди такой милый подарок и постаралась справиться с навернувшимися на глаза слезами.

Внимательность Майкла, его трогательная щедрость всегда удивляли ее. Он так старался ее понять! И то, что он сказал, верно. Она не очень помогала ему в этом, хотя он заслуживает. Больше того, он заслуживает не просто намеков, а ясного, прямого ответа.

Она дала себе слово поискать и найти в своем сердце этот ответ.

Для них обоих.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

– Зачем он явился? – прошипел Хит, когда Барри открыла дверь своей квартиры и вошел Майкл. Шумная компания, праздновавшая премьеру первого телеспектакля, притихла.

– Заткнись, Хит, – буркнула Даниель. – Его пригласила Барри.

– Это надо же, враг в самом сердце нашего лагеря!

– А ты знаешь способ, как его обезвредить лучше? – резонно заметила она. – Кроме того, он нравится Барри.

– В таком случае она еще более сумасшедшая, чем я думал, – недовольно бросил Хит. – Это же не человек, а… Ладно, я пошел в патио.

– Неплохая мысль.

Барри слышала их перепалку, но, поглощенная встречей Майкла, не слишком переживала о том, как его приход будет воспринят коллегами. Она знала, что кое-кто будет не в восторге, но эта вечеринка собралась у нее, а она хотела видеть Майкла, хотела разделить с ним радость премьеры.

За последнюю неделю им удалось перекинуться словами всего несколько раз. По-видимому, он близко к сердцу воспринял ее просьбу дать ей подумать и делал так, как она хотела. Он ни разу не позвонил, ожидая ее звонка. За всю жизнь ей не было так одиноко, никогда она не чувствовала себя такой заброшенной. Сначала она решила, что умнее всего было бы не докапываться до причин того, почему она так плохо себя чувствует, однако Даниель, как обычно, не могла удержаться от многозначительных замечаний. И Барри начала думать, что подруга права. Нужно признаться, говорила она себе, я увлеклась Майклом. И скорее всего, это больше чем увлечение. В конце концов она решила отбросить все сомнения и быть готовой к дальнейшему развитию их отношений. Она не будет больше держать его на расстоянии. Вот почему в улыбке, с которой она встретила Майкла, светилась особая теплота.

– Я рада, что ты пришел, – сказала она, вглядываясь в него сверкающими глазами, которые больше не прятались за стеклами очков. Ей наконец прислали контактные линзы, и теперь она могла по-настоящему разглядеть, как великолепно он смотрится в джинсах и обтягивающей торс трикотажной рубашке.

Майкл обозрел компанию враждебных лиц и улыбнулся Барри.

– Наверное, только ты и рада…

– Но это же мой вечер, и главная здесь я, а не кто-нибудь другой.

– Во всяком случае, для меня.

– Сейчас сделаю тебе коктейль, а потом можешь пообщаться с гостями.

Он изобразил на лице ужас.

– Общаться с этими людьми? Да они разорвут меня на части. А ты говорила, что рада меня видеть.

– Я и правда рада. Очень, – ласково произнесла она и взяла его под руку. – Но ведь я еще и хозяйка. Мне нужно кое-что делать.

– А что?

Она беззаботно улыбнулась ему и сказала:

– Ну, все, что положено хозяйке.

– Может быть, я помогу?

– Осторожно, мистер Комптон, – предостерегла его Даниель, обхватив Барри за талию. – Она же запихнет вас на кухню. Напялит передник с оборочками и заставит рубить противную цыплячью печенку, если только, конечно, вы не увернетесь.

– Цыплячью печенку? – повторил Майкл, скептически поглядев на Барри. – Может, мне лучше остаться здесь и потолковать с талантливым режиссером?

Барри хмыкнула.

– Ну нет, не выйдет. Ты сам предложил помочь. К тому же Даниель уже улизнула из кухни – она занималась закусками.

– Но я вовсе не обязана копаться в этой гадости, – притворно передернув плечиками, сказала подруга. – Фу!

– Хотя любишь эту «гадость», – напомнила ей Барри.

– Еще бы. Но только после того, как ее поджарят с каштанами и беконом. Если бы я знала, из чего все это делается, ни за что не стала бы есть.

Барри рассмеялась:

– О'кей, твоя взяла. Развлекайтесь вдвоем, кухонную повинность беру на себя.

Майкл заговорщицки глянул на Даниель.

– Вам не кажется, что мы слышим жалобные стоны пострадавшей?

– К несчастью, вы не ошиблись, – безропотно согласилась Даниель. – Наверное, нам обоим надо прийти ей на помощь, иначе стенаниям не будет конца.

Они втроем стояли на кухне и работали бок о бок, завершая приготовление маленьких бутербродиков и других закусок. Разводя в большой банке острую приправу «чили», Майкл все прибавлял и прибавлял порошку, стоило только Барри повернуться к нему спиной. Когда же она все-таки поймала его на этом и попробовала, что получилось, из глаз у нее брызнули слезы, и она схватила стакан с ледяной водой.

– Что ты наделал?! – сдавленным голосом возмутилась она. Вода не очень-то уменьшила огонь в горле, но хотя бы удержала ее от желания стукнуть Майкла.

– Этой штуке необходимо было придать пикантность, – бодро парировал он. – Полегчало?

– Это же убийственно! – прошипела Барри. – Ты что, не понимаешь? У половины моих гостей уже и без того язва. Ведь это прикончит их.

Даниель зачерпнула полную ложку и попробовала.

– Хм, – с одобрением промычала она. – Барри, ну что ты разворчалась? Это же то, что нужно.

– Благодарю вас, – с подчеркнутой любезностью раскланялся Майкл и со значением взглянул на Барри. – Понятно?

Барри передернула плечами:

– Ну, ладно вам, сами будете вызывать «скорую», когда они начнут корчиться на полу.

– Не обращайте на нее внимания, – беззаботно заметила Даниель. – В том, что касается еды, она всю жизнь была жуткой занудой. В колледже она однажды пожаловалась на директора столовой за слишком острый соус. Вы можете представить себе? Столовскую бурду она обвинила в избытке приправ.

– Это ложь, Даниель Лоуренс!

– Ну, было ведь что-то в этом роде… Бурное возмущение Барри нисколько не обескуражило Даниель. Ее юмористические и, если верить протестам Барри, сильно искаженные воспоминания о выходках подруги то и дело вызывали у всей троицы раскаты гомерического хохота. Наконец в дверях показались головы Хита и Мелинды, желавших знать, что тут происходит без них. Они походили на двух детишек, которых не пригласили участвовать в игре.

– Эй, вы там, – сказала Мелинда, – все-таки у нас здесь вечеринка, на которой положено развлекаться высокоинтеллектуальными беседами.

– Какими такими высокоинтеллектуальными беседами? – Даниель прикинулась, что не понимает. – А я-то думала, что Барри специально для нас изобрела новый вид развлечения – игры на кухне.

– Ну, и кто же в таком случае выигрывает? – усомнился Хит.

– Думаю, что я, – признался Майкл. – Я здесь один с двумя очаровательными женщинами.

– Может быть, вам будет еще лучше с тремя? – игривым тоном предложила Мелинда.

– Мне с лихвой хватало двух, но чем черт не шутит, заходите, – галантно согласился он.

– А по-моему, вам пора выбираться отсюда, – вмешался Хит, – минуты через две начнут передавать наш спектакль.

Все сразу заторопились в гостиную и расселись у телевизора с большим экраном. Барри отыскала место на полу, Майкл опустился рядом с ней. Она прислонилась к его груди, с удовольствием чувствуя, какая у нее широкая, прочная опора. Одну руку она положила ему на ногу – на его мускулистое, соблазнительное бедро. Другая ее рука невольно потянулась ко рту – до сих пор она не смогла побороть привычку кусать ногти.

Следующие полчаса они весело хихикали, видя себя и друг друга на экране, смеялись над остроумными диалогами, улыбались, следя за тем, как Карен в исполнении Мелинды решительно держит Мейсона на расстоянии, одновременно поддразнивая его туманными намеками и обещаниями. Барри внимательно приглядывалась к реакции Майкла: когда он не улавливал юмора, то смеялся немного натянуто, а когда получалось и в самом деле смешно – заразительно и непринужденно. Несмотря на все самолюбие, свойственное создателям, она заметила, что в спектакле чего-то не хватает. И не только натянутость Майкла подсказывала ей это, но и собственное чутье. Отсутствовала какая-то критическая составная, какой-то неуловимый ингредиент, который необходимо найти, если они хотят, чтобы действующие лица и исполнители слились в единое целое.

Под конец, когда все принялись поздравлять друг друга, она пристально посмотрела на Майкла, и от нее не ускользнула происходящая в нем внутренняя борьба. Он подбирал слова, которые бы не обидели ее, не обидели бы никого из них.

– Плохо, да? – так, чтобы не слышали другие, спросила она.

– Нет, – он покачал головой. – Не плохо. Образы получились. Задумано хорошо. Исполнители на высоте.

– Но чего-то не хватает.

– Да.

– Ты можешь сказать, чего?

– Нет, не могу сообразить.

– И я тоже.

Он украдкой поцеловал ее.

– Давай не будем сегодня расстраиваться по этому поводу. Сегодня мы отпразднуем, а на следующей неделе проанализируем, что получилось. Не хочется портить вечер.

С этого момента все шло так, словно «Снова до свиданья» в эфире и не было. Майкл постарался создать непринужденную обстановку, и вскоре все забыли, что он вице-президент компании, лишь чувствовали его тепло, его юмор, а главное – как глубоко он увлечен их продюсером. Они были дружным, спаянным коллективом и сами любили своего лидера, а потому расположились и к Майклу. Барри заметила, что оттаял даже Хит.

– Он ни разу не обозвал меня кретином, – торжествующе прошептал Майкл на ухо Барри, когда они оказались вдвоем на кухне.

Она с сомнением посмотрела на него:

– Тебе и это известно – как он называет тебя?

– Конечно.

– Наверняка Кевин.

– Руководство компании никогда не раскрывает источников получения информации.

– Я думала, это репортеры. Вечно толкутся в студии.

– И они тоже. – Он потыкался носом ей в шею. – Как ты думаешь, твои друзья обидятся, если я скажу им, что пора бы и честь знать?

– Вероятно.

– А что, если об этом скажешь ты?

– С какой стати? – подначила она.

– Чтобы ты могла пробежать руками по моим бесподобным бедрам, – промурлыкал он с шаловливым блеском в глазах.

У Барри от изумления открылся рот, и она покраснела.

– Ты и об этом знаешь?

Он кивнул.

– Я думаю, что в понедельник я первым делом потребую закрыть студию для всех посторонних.

– Не выйдет, – серьезно заметил он. – У меня шпионы повсюду.

– Снова Даниель, – с отвращением проворчала Барри. – Ну что мне с ней делать?

– Холить и лелеять. Она потрясающая подруга.

– Не уверена.

– Кто это потрясающая подруга? – просунув голову в дверь, кокетливым голоском задала вопрос та, о ком они только что говорили.

– Ты, конечно, ты, – подтвердил Майкл, а Барри отрезала:

– Никто.

Даниель посмотрела на одну, потом на другого, и от ее наблюдательного взгляда не укрылось ничего. Барри знала, что Даниель давно уже заметила их с Майклом близость, от всего сердца ее одобряет и старается всячески им помочь. Слова подруги тут же подтвердили ее догадку.

– Я хотела сообщить вам, что вытурила отсюда всю компанию, – гордо возвестила она. – Они сказали «спасибо» и «до свидания».

– Вот это я и имел в виду, – пробормотал Майкл, покусывая Барри за ушко. – Она у нас брильянтовая.

– Но обрати внимание, сама-то она еще здесь, – со значением напомнила Барри.

– Ухожу, ухожу. Увидимся в понедельник, – весело крикнула Барри и подмигнула Майклу: – Прекрасной вам ночи.

– До свидания, Даниель, – твердо произнесла Барри.

– А как я? – поинтересовался Майкл, когда они остались одни. – Я-то ухожу или остаюсь здесь?

– А сам ты чего хочешь?

– Ты прекрасно знаешь.

Остаток уикенда пронесся удивительно нежным и сладострастным калейдоскопом. Они открывали друг в друге все новые и новые грани, много говорили, долго гуляли по песчаному пляжу, страстно любили друг друга. На этот раз Барри не отстранилась после любовной ласки. Напротив, она прижалась к Майклу, радуясь новому для себя ощущению – нежности, разбудившей ее сердце.


Ко вторнику воспоминания об этих моментах духовной и эмоциональной близости поблекли под напором новых тревог. Когда принесли данные о рейтинге первого телеспектакля, Барри буквально лишилась дара речи, взглянув на цифры национального опроса службы Нилсона. Она предполагала, что у передачи, поставленной в столь невыгодное время, возникнут проблемы, но не думала, что такие.

Надо срочно переговорить с Майклом, решила она и потянулась к телефонному аппарату. Однако в этот момент раздался звонок.

– Добрый день, дорогая. Это миссис Хастингс. Мистер Комптон хотел бы видеть вас у себя вместе с мистером Доналдсоном и мисс Лоуренс.

– Когда? – у Барри похолодело на сердце. Ей так хотелось, чтобы это предложение исходило от нее!

– Как только вы соберетесь.

– У нас репетиция в разгаре.

– Знаю, дорогая, но, по-моему, он все равно хочет видеть вас сейчас. – Секретарша замолчала, и Барри показалось, что она слышит в отдалении голос Майкла. Когда миссис Хастингс продолжила разговор, то стало ясно, что так оно и есть: – Он сказал, немедленно, мисс Макдоналд.

Барри вздохнула:

– О'кей. Идем.

Ничего хорошего ждать не приходилось. Уж если Майкл не позвонил ей сам, это значит, что он сильно взволнован. Сомнения, появившиеся у него в субботу вечером, укрепились под воздействием низкого рейтинга передачи. Барри вызвала Хита и Даниель, и они втроем направились к административному зданию компании. Барри представила, что вот так, наверное, идут на гильотину…

– Не может быть, чтобы он снял сериал после первого же спектакля, – предположила Даниель, готовясь к худшему.

– Конечно, нет, – произнесла Барри с большим, чем чувствовала на самом деле, оптимизмом. – Уверена, он просто хочет отработать какой-то новый план действий. Может быть, он даже понял, что зря передвинул нас, и вернет наше время.

– Главное – не теряй присутствия духа, – проговорил Хит, снова обретший свою воинственность.

Как только они вошли в кабинет Майкла, Барри тотчас поняла, что для оптимизма нет абсолютно никаких оснований. Выражение лица у Майкла было каким-то непонятным – то ли очень серьезным, то ли зловещим. Больше того, он даже не взглянул в ее сторону, как будто чувствовал, что после всего происшедшего между ними неудобно устраивать ей разнос.

– У нас проблема, – без предисловия объявил он.

Барри набрала в легкие воздуха и бросилась в воду до того, как он успел развить свою мысль.

– Майкл, я уверена, что, если дать рекламу, рейтинг улучшится, – с бравадой заявила она. – Я уже переговорила в отделе по связям с общественностью, они собираются сделать несколько интервью с Мелиндой. Для нее найдут окошки во время футбола. Это всегда дает хорошее паблисити для нового сериала.

– Все это замечательно, но проблемы не решает.

– А у вас, наверное, уже есть это решение? – воинственно вопросил Хит. – Мы что, снова возвращаемся к этой чертовой овчарке? Майкл рассмеялся.

– Нет, не овчарка. Но мне кажется, нужно сделать кое-какие изменения – немного тоньше выстроить персонажи.

Даниель хотела что-то возразить, но он покачал головой.

– Ничего принципиального, – успокоил он ее.

За несколько минут он изложил свои предложения и попросил их высказываться. По большей части Барри была с ним согласна. Его замечания носили деловой, позитивный характер и показывали, что он не только понимает, чего они добиваются, но знает и аудиторию. По крайней мере Хита и Даниель его тон успокоил. Однако Барри отнюдь не успокоилась. У нее было предчувствие, что самое страшное еще впереди.

– Теперь поговорим о Карен, – сказал он наконец.

– Карен?! – голос Барри взвился так, словно нож гильотины коснулся ее шеи. – С Карен у нас все в порядке.

– Как раз и нет, – безапелляционно заявил он. – Нужно, чтобы она выглядела не такой жесткой, была мягче, даже уязвимей.

– Об этом не может быть и речи, – в тон ему возразила она. – Карен мы менять не будем.

– Ты хочешь, чтобы сериал остался в эфире? – без обиняков спросил он.

Барри прищурилась и внимательно на него посмотрела.

– Ты его прикроешь, если я не соглашусь изменить характер Карен?

– Карен – центральная фигура в сериале, – сказал он. – Ты с этим согласна? В таком случае работа над этим персонажем – главное для того, чтобы шоу набрало силу. Помимо изменений, которые я предлагаю, у вас в запасе нет ничего иного. Это вы, а не я убьете сериал.

Барри бессильно откинулась в кресле. Ей нечего было возразить.

– Чего бы ты хотел?

– Я уже говорил. Сделай ее более уязвимой. Я хочу, чтобы она нравилась зрителям. Сейчас она много резонерствует, все обо всех знает и слишком уверена в себе. Это нужно смикшировать, и тогда она станет привлекательнее.

Внезапно Барри охватил гнев: она не желала больше слышать ни одного слова критики в адрес женщины, которая была ее вторым «я». Она вскочила с места, карие глаза метали молнии.

– Ты считаешь, что я слишком жесткая? Слишком независимая? – требовательно заговорила она, а в это время Даниель, пробормотав какое-то извинение, потащила Хита за рукав из кабинета. Барри не знала, радоваться или огорчаться тому, что она оставила их с Майклом наедине.

– Конечно, мне и в голову не приходило, что ты слишком жесткая, – ответил Майкл, явно обескураженный ее вспышкой. – А при чем тут все остальное?

– Я привлекательная?

– Не говори ерунды. Ты же знаешь, как я отношусь к тебе. Для меня твоя сила, твоя смелость очень привлекательны. Какое это имеет отношение к Карен?

– Так ведь я и есть Карен. Все это обо мне. Ты прекрасно знаешь. Ты даже сам как-то сказал!

– Барри…

– Нет, минуточку. Всякий раз, как ты набрасываешься на сценарий, всякий раз, как ты хочешь что-нибудь изменить, мне кажется, будто ты отбираешь что-то от меня.

– Так вот почему ты так упорно сопротивлялась? Ты думаешь, что я нападал на тебя?

– А разве нет? Ведь это ты выбросил целую сцену, потому что она противоречила тому, что происходило между нами. Ты сам определенно сравнивал меня с Карен.

– Ситуацию я сравнивал, это так. Наверное, я понимал, что у вас с Карен есть что-то общее. Но мне и в голову не приходило, что ты так отождествляешь себя с нею. Я не думал, что ты будешь настолько субъективна и решишь, будто я нападаю на тебя.

– Ну, а если бы думал, была бы разница?

– Для моего решения? Нет, – честно признался он. – Но я бы осторожнее подошел к нему. Я бы попытался сделать так, чтобы мои замечания не прозвучали личностно и было бы ясно, что я только стараюсь улучшить спектакль.

Он помолчал и, глубоко вздохнув, продолжил:

– Дорогая моя, мы же не можем сходиться во всем, что годится или, наоборот, не годится для телевидения. Что зрители воспримут в восемь часов вечера, а что нет. Это всего лишь разница во мнениях, и здесь нет ничего от наших взаимоотношений, все равно как если бы я любил красное вино, а ты белое.

– Я люблю белое.

Улыбка слегка искривила его губы.

– Я могу с этим примириться, – беззаботно произнес он. Потом его голос посуровел: – По правде говоря, я бы хотел, чтобы мы жили вместе.

У Барри раскрылся рот от изумления.

– Не может быть, чтобы ты сказал это всерьез.

– Конечно, я сказал это вполне серьезно.

– Странный же ты выбрал момент, чтобы предлагать такое.

– Я думал об этом уже давно. Черт возьми, я думал об этом с того самого дня, когда мы встретились в первый раз.

– Ты и в самом деле полагаешь, что я стану жить с тобой, когда ты разрушаешь мое будущее?

– Барри, как ты не можешь понять? Это же работа, а не наши с тобой личные отношения.

– Тогда я, наверное, еще не настолько эмансипирована. Не знаю, как мне удастся разделить эти вещи.

В глазах у него засветилась веселая точечка.

– А вот Карен смогла.

– Но ведь я не Карен! – огрызнулась она с досадой.

– Минуту назад ты утверждала обратное. Барри показалось, что весь мир вокруг заходил ходуном.

– Ты… ты… Уходи отсюда, и чтобы ноги твоей здесь не было!

– Это мой кабинет, – возразил он, и его улыбка и чертова логика окончательно вывели ее из себя.

– Тогда уйду я.

Он пожал плечами.

– Если ты должна уйти, уходи, – подтрунивал он. – Но не забудь подумать над тем, что я тебе сказал.

– Я не буду жить с тобой, и я не стану менять Карен, – упрямо настаивала на своем Барри. – Даже через миллион лет.

Вылетев пробкой из кабинета, она успела услышать, как он негромко проговорил:

– Посмотрим.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Два следующих дня Барри не переставая ломала голову над ехидными словами Майкла. Он был прав. Карен жила бы с мужчиной, если бы полюбила его так же сильно, как, Барри начала подозревать, она полюбила Майкла. Она бы принимала их отношения как данность и радовалась им, пока они длятся, но с легким сердцем снова сказала бы «до свиданья», едва на них набежала бы тень. Спасибо, и никакого камня на сердце. Разве не так заканчиваются современные истории любви?

Когда Барри придумала этот легкий жизненный стиль для Карен, он казался таким простым и естественным. Он основывался на ее собственной честной и совершенно бесхитростной натуре и на ее способности ясно отдавать отчет в своих мотивах и потребностях и действовать, исходя из них, не задумываясь о последствиях. Очевидно, она не брала в расчет всей сложности эмоций, которые возникают при сколько-нибудь глубоких отношениях. Она и не предполагала, что если откроет свое сердце мужчине с таким богатым содержанием и ярким соцветием чувств, как у Майкла, если согласится на длительный контакт с ним, то попадет в зависимость от него, станет уязвимой.

Исходя из собственного опыта, она считала, что разумная современная женщина может сохранять независимость даже при самых близких отношениях. Но теперь ей стало понятно, какой близорукой, какой дурой она была! Мужчины, которых она знала прежде, вели себя так, что оставаться объективной и холодной было легко и просто, они даже поощряли в ней это состояние.

Майкл оказался совершенно другим. Он обладал той глубиной и, конечно, тем стремлением к серьезным отношениям, которых у других не было и в помине.

И что же теперь? – не раз спрашивала она себя. Отрицать не имело смысла, она привязалась к Майклу намного глубже, чем к его предшественникам. Но как он относится к ней? Он ни разу не говорил о любви, сказал только, что хочет жить вместе с ней. Достаточно ли этого? Если судить по стандартам, которые она установила для Карен, то да. Но как быть с ней самой, особенно теперь, когда она чувствует, что все сильнее влюбляется в него?

Чем она больше думала, тем больше понимала, что единственно правильным было бы согласиться с его предложением, пожить с ним и посмотреть, что будет. Ведь она уже приняла решение отдаться развитию их отношений, куда бы это ни завело.

И вообще, вопреки всем ее сомнениям, у них может все получиться и не придется прятать свои подлинные чувства. Как заметила Даниель, в Майкле есть все, что ей когда-либо хотелось видеть в мужчине. Не часто позволяла она себе мечтать об идеальном спутнике жизни, полагая, что мечтать об этом бесполезно.

Но если вспомнить, во время полусонных разговоров, которые они с Даниель вели далеко за полночь в своей комнатке в колледже, ей рисовался кто-то очень схожий с Майклом: сильный, надежный, уверенный в себе, внимательный и веселый. Такой, на которого можно положиться. Теперь, когда она нашла того, кто похож на этот идеал, неужели из-за собственной нерешительности она потеряет его?

Нечего и думать, ответ напрашивался только отрицательный!

Барри схватила телефонную трубку и набрала номер кабинета Майкла.

– О'кей, хвастунишка, – поспешила она сказать, пока не растаяла ее решимость. – Давай попробуем.

– Попробуем что? Внести изменения?

– Нет. Жить вместе.

Майкл буквально онемел, и это была совсем не та восторженная реакция, на которую она рассчитывала и которая должна была подтвердить, что она приняла верное решение. Она ведь рисовала себе, как у него от чувств потемнеют глаза и он пролепечет что-нибудь вроде: «О, дорогая, ты никогда не пожалеешь. Мы будем счастливы. Обещаю». Вместо этого она услышала беспечный голос:

– Извините, вы уверены, что набрали правильный номер? Это кабинет Майкла Комптона, вице-президента телекомпании.

Она сжалась от неожиданности и попыталась отшутиться:

– Не сыпьте соль на рану. Однако это не помогло.

– Кто говорит? – спросил он с подчеркнутым недоумением. – Голос знакомый, но сказанное совершенно не вяжется с персоной.

– Остроумно!

– Это та самая женщина, которая всего несколько дней назад посоветовала мне броситься с утеса в Балибу, когда я предложил то же самое?

– Ничего подобного я не говорила, – защищалась она, сбитая с толку. Он смеется над ней, превращает в жалкую шутку самое важное в ее жизни решение.

– Может быть, и не теми же словами, но говорила.

– Ну, а теперь передумала. Имею право, – с трудом произнесла она, сама удивляясь тому, что еще пытается убедить его в своей искренности. Если он потерял к ней интерес, говорила гордость, то надо повесить трубку. Но сейчас сделать этого она не могла, она не могла отступить без борьбы.

– И вы считаете, что мы должны жить вместе? – Он произнес эти слова с расстановкой, словно давая ей время отступить.

Сердце вырывалось у нее из груди. Не обращая внимания на сквозивший в словах Майкла скепсис, Барри твердо сказала:

– Да.

Это слово повисло в мертвой тишине.

– Простите, ангел мой, – сказал он наконец, – я в такие игры не играю.

Почва вдруг ушла у нее из-под


убрать рекламу




убрать рекламу



ног, и от ее решимости не осталось и следа. Меньше всего на свете она ожидала такой реакции. Откуда это, ради всех святых? Несколько дней назад этот мужчина буквально умолял ее о сближении. А теперь, когда она наступила на свою гордость и позвонила ему, чтобы сообщить о своем согласии, он ведет себя так, будто это она навязывается ему.

– Какого черта! – крикнула она. – Это кто играет в игры? Ты же сам предлагал.

– Правильно, – согласился он, – но, как это случается и с вами, я передумал.

– Почему?

– Скажем так, ваш внезапный разворот на сто восемьдесят градусов представляется мне несерьезным. Я не убежден, что вы все продумали. У меня такое чувство, что вы готовы на это только ради того, чтобы кому-то что-то доказать.

– А что доказать?

– Что вы такая же раскрепощенная женщина, как Карен.

От этого обвинения, весьма недалекого от правды и очень неприятного, Барри побледнела, но все же нашла в себе силы отчеканить:

– Я ничего, ровным счетом ничего вам не должна доказывать.

– Естественно, – согласился он. – Может быть, вы пытаетесь доказать что-то самой себе. Почему бы нам не встретиться сегодня вечером и не обсудить это еще раз, когда у нас будет больше времени?

– Тебе же прекрасно известно, что сегодня вечером у меня запись.

– Может, мне удастся добыть билетик.

Барри мгновенно представила самоуверенный, насмешливый блеск в его голубовато-серых глазах. И у нее вдруг ослабли коленки. Если у нее такая реакция только на мысли о нем, стоит ли удивляться тому, что в его присутствии она совсем теряет голову. Боже мой, неужели она и в самом деле хотела сойтись с этим невозможным человеком? На нее явно подействовал стресс, связанный с выходом в эфир ее сериала. Ей бы поспешить к психоаналитику, а не в объятия до предела эгоистичного босса. Еще повезло, что он так просто отмахнулся от нее.

Барри вздохнула. Так почему же она не испытывает благодарности? Откуда это чувство, будто ее предали, чувство одиночества? Она была не очень уверена в том, что ей хочется знать ответы на эти вопросы. А может, она рассчитывала на жизнь с Майклом в большей степени, чем сама осознавала это?

Несмотря на всю несуразность таких чувств, она постаралась придать голосу самый небрежный тон:

– Ну что же, попробуйте, Комптон. Правда, у нас полный аншлаг.

– Ничего страшного. Постою за кулисами.

– Только посмейте, и я задушу вас шнуром от телекамеры!

– За что? – невинным голосом спросил он. – Вы будете нервничать от моего присутствия?

– Вовсе нет, – храбро солгала она. Если и был человек, которого ей не хотелось видеть сегодня вечером, то это он, но, черт ее побери, она ни за что не признается в этом. – У нас очень строгие правила относительно посторонних за кулисами, и я не собираюсь отменять их ради вас.

– Но вряд ли правильно считать меня посторонним, – не без сарказма напомнил он. – Увидимся вечером.


Как и следовало ожидать, после такого начала дня вечер превратился в сущий кошмар. Майкл заявился в тот самый момент, когда они обнаружили, что на съемку было роздано слишком много билетов, а за дверями студии бушевала толпа разъяренных туристов. Барри боялась, что в самый разгар съемки они вышибут дверь и ворвутся в студию.

В довершение всего с самого начала актеры играли так, как будто у них не было ни одной репетиции. Мелинда начисто позабыла про темп действия, некоторые актеры перевирали слова ролей, остальные беспомощно барахтались, всеми способами пытаясь избежать провала. В результате зрители в студии смеялись не там, где нужно, а Хит метался как сумасшедший за кулисами, извергая громы и молнии на головы всех членов труппы.

Когда же вышла из строя звукозапись, на целый час задержав съемки, у Барри появилось отчаянное желание убежать и спрятаться в своем кабинетике. Но она этого не сделала, а, напротив, разрывалась между унижением оттого, что Майкл видит весь этот хаос, и потребностью заслужить его восхищение. Она пыталась сохранять спокойствие и проявлять компетентность всякий раз, когда приходилось тушить очередной пожар.

Но до того, как она успевала взять все в свои руки, ее опережал Майкл: обещал туристам билеты на другую запись, успокаивал труппу, взбадривал Хита, он даже засучил рукава и работал вместе с техниками, ремонтируя звукозаписывающую аппаратуру. Барри чувствовала себя беспомощной и лишней. Чем более бесполезной она себя чувствовала, тем больше сердилась.

– В чем дело?

– Ты опять это делаешь! – рявкнула она.

– Делаю что? – смущенно спросил он.

– Все берешь на себя.

– Но я стараюсь помочь, – возразил он.

– Не нужна мне твоя помощь, по крайней мере такая. Мне нужно, чтобы ты ко мне хорошо относился, чтобы я могла на тебя опереться. Ты можешь на несколько минут сделать вид, будто ровным счетом ничего не смыслишь в телевидении? Просто погладь меня по головке и скажи, что все обойдется, что я со всем этим бедламом справлюсь, и не нужно обращаться со мной, как будто я какая-то недотепа, которая не в состоянии руководить своим собственным коллективом.

– А разве я так вел себя?

– Ну конечно. Как только все начало разваливаться, ты не стал ждать, пока я сама управлюсь, а вмешался, ты же направо-налево раздавал свои указания!

Майкл потупился, всем своим видом показывая, насколько он сконфужен.

– Честно говоря, я-то думал, что помогаю, но теперь вижу, что в твоих глазах это выглядело совсем иначе, – извиняющимся тоном произнес он. – Извини, я не хотел, чтобы ты подумала, будто я опекаю тебя.

Барри вздохнула и провела рукой по волосам.

– Да нет, – сказала она наконец. – Извиняться надо мне. Я ведь знаю, что ты только хочешь помочь. Это я все воспринимаю болезненно. Мне не хотелось, чтобы ты видел спектакль, пока мы не доведем его до совершенства. А сегодня все было настолько далеко от совершенства…

– Никогда не идет так гладко, как хотелось бы продюсеру, – стал утешать ее Майкл.

– Может, ты и прав, – с горечью согласилась она. – Но мне кажется, что сегодня все было просто ужасно.

– Да ты бы и сама отлично справилась, если бы я не путался под ногами.

– Конечно, справилась бы, – дерзко улыбнулась она.

– С этого момента, если ты так хочешь, я больше не появлюсь на твоих съемках.

– Обещаешь?

Он улыбнулся самой своей очаровательной улыбкой, и. сердечко у нее затрепетало.

– Ну, разве так, загляну ненадолго иной раз…

– Майкл!

– Задерживаться не буду. Обещаю. Можешь справляться со всеми чрезвычайными происшествиями безо всякого вмешательства с моей стороны. Напиши это на листочке, и я распишусь, кровью.

Напряжение наконец спало – и его торжественная клятва рассмешила ее.

– Ну, можно и без этого. Я и так верю.

– Рад слышать, – заключил он, обеими руками притянул ее к себе и крепко прижал. – Так кто там мечтал о плече, на которое можно опереться? – прошептал он ей на ухо.

– Не сейчас, – пробормотала она, когда его руки ласково пробежали по ее спине и позвоночник отозвался каскадом щекочущих искр.

– А почему бы и нет?

– Нам же еще нужно закончить съемку, – напомнила она. – А все задержки поднимают цену производства.

Его руки немедленно обмякли. Барри ухмыльнулась:

– А я-то думала, у тебя экономика в крови.

– Значит, встретимся после окончания?

– Да.

Съемки закончились через три часа, к этому времени Барри совершенно выбилась из сил. Майкл сдержал слово и больше не вмешивался. Но, по иронии судьбы, были моменты, когда ей отчаянно хотелось, чтобы он пренебрег ее запретом и взял команду на себя. В десять часов, когда все разошлись, она чувствовала, что смертельно устала быть компетентной и самостоятельной. Майкл нашел ее на скамье для зрителей. Она сидела и разглядывала декорации.

– Готова?

– Почти.

Он проследил за направлением ее взгляда.

– Чем ты недовольна?

– Что-то сегодня странное с декорациями. Мелинда все время натыкалась на вещи. Не пойму, в чем дело. Прошлую неделю вроде все было точно так же.

– Нет, не так.

Барри удивленно подняла глаза:

– Не так?

– Нет. Вы передвинули диван. Смотрится лучше, но ей теперь труднее обходить его. Слишком тесно, к тому же мешается письменный стол.

Он подошел к декорациям и сдвинул все фута на два влево.

– Вот так было в прошлый раз.

– Потрясающе!

Он расплылся в улыбке.

– Напомни, пожалуйста, мне, чтобы я никогда не пыталась стибрить что-нибудь из твоего кабинета. Ты, вероятно, помнишь, где лежит каждая бумажка.

– Я запоминаю симметрию, но не всегда запоминаю содержание.

– Это меня обнадеживает. Мне достаточно будет только подменить то, что я стащу, другой бумажкой.

– Похоже, ты собираешься в ближайшем будущем освоить профессию взломщика. А не проще ли попросить то, что тебе нужно?

– Только не в этом случае.

– Почему же?

Барри замялась, потом быстро произнесла:

– Мне нужны записи, которые ты на днях делал по Карен.

– Понимаю, почему ты не хотела просить, – усмехнулся он. – Ты что, готова внести изменения?

– Скажем так, я начинаю соглашаться, что определенные изменения допустимы. Сегодня она выглядела какой-то крикливой, горластой. Я подумала, что нам с Хитом не повредит еще раз пройтись по ней.

Майкл уселся на скамье подле нее и взял в ладонь ее подбородок.

– Спасибо, – негромко произнес он. – Я знаю, как тяжело тебе было признаться в этом.

– Никаких изменений я заранее не обещаю, – тут же возразила она. – Только пройдусь по тем местам, которые ты отметил.

– Это уже кое-что.

Майкл наклонился и поцеловал ее, жадно, требовательно, и она потянулась к нему – закипевшая в венах кровь просила еще и еще поцелуев.

– Это тоже, можно сказать, кое-что, – пробормотала она и проказливо улыбнулась: – Ты становишься настоящим обманщиком, Майкл Комптон.

– Я? Обманщиком? – возмутился он.

– Да. Ты. Сначала ты отступаешься от собственного предложения жить вместе. Потом за один вечер дважды начинаешь такое, что, по всей видимости, не собираешься доводить до конца.

– Кто тебе сказал?

– А разве не так?

– Неужели сейчас, здесь? – Он с большим сомнением оглядел жесткую скамейку и заключил: – Ну что же, и это неплохо.

– Э, нет, – засмеялась Барри. – Можно придумать что-нибудь получше. Поехали со мной.

– Но здесь стоит моя машина. Я поеду за тобой.

– Так не годится. Твоя машина постоит здесь до утра, охрана не даст ее украсть.

– О'кей, – наконец с радостью согласился он, увидев шаловливый огонек в ее глазах. – Ведите, мисс Макдоналд. Я весь ваш.

– Хотелось бы верить, – пробормотала она себе под нос, когда они садились в машину.

– Чего-чего?

– Ничего.

Барри всегда любила водить машину, если не нужно было вступать в соревнование с маньяками – любителями ездить бампер в бампер, а в это время суток дорога была сравнительно свободна от транспорта. Они мчались на запад, по направлению к пляжам, и непринужденно болтали о чем угодно, только не о телевидении. Разговор шел о том о сем, ничего существенного, но она не давала ему забыть ни па минуту, что думает о чем-то гораздо более важном. Каждый раз, переключая скорость, она нежно проводила рукой по внутренней стороне его бедра или задерживала руку на его колене, стараясь пальчиком найти обнаруженную еще раньше эрогенную зону.

После одной такой вылазки Майкл негромко застонал. Она скосила на него глаза и увидела, что он откинулся на сиденье, глаза закрыты, на губах счастливая улыбка. Она убрала руку.

– Ну, – запротестовал он, схватил ее руку и положил на прежнее место, на этот раз повыше, где она могла ощутить всю силу его возбуждения. У нее бешено заколотился пульс. Затеянная ею маленькая игра выходила из-под контроля. Если она потеряет бдительность, все кончится тем, что они займутся любовью у ближайшей бензоколонки и переключатель скоростей будет бодать ее в бок. Романтики в такой перспективе она не находила.

На этот раз она отступила более энергично, и он не стал ее задерживать, но по раздвинувшей его губы улыбке она поняла: он знает, что разжег ее так же, как и она его. Когда Барри остановила машину и выключила мотор, Майкл открыл глаза и осмотрелся по сторонам.

– Где мы?

Барри покачала головой.

– После того как ты заметил, что диван сдвинут с места на два дюйма, ты, кажется, решил, что наблюдательность тебе больше не потребуется. Это же Тихий океан!

– Это я понял.

– Так зачем же спрашиваешь?

– Наверное, более правильно было бы задать вопрос иначе: что мы здесь делаем?

Она нагнулась и обожгла его губы пылким поцелуем, а ее пальцы легли в теплую впадину, туда, где его бедро переходило в пах.

– А как ты думаешь?

Майкл выпучил глаза.

– Здесь?

– Здесь мягче, чем на скамейке.

– Но тут же песок.

– В багажнике есть одеяло.

– Ты все заранее продумала или часто бываешь здесь?

– Бываю довольно часто.

– Наверняка, черт побери, – проворчал он.

– Одна, Комптон, одна, – успокоила она его. – Здесь хорошо сидеть и думать.

– А-а.

Они взяли одеяло и расстелили в маленьком укромном гроте. Пока Майкл разравнивал под одеялом песок, Барри стояла над ним, купаясь в лунном свете, и медленно снимала одежду. Каждый раз, когда на песок падал очередной предмет ее туалета, дыхание Майкла становилось глубже и тяжелее. Когда же она отбросила в сторону кружевное бикини, Майкл потянулся к ней, но она отступила на шаг.

– Последний готовит завтрак, – поддразнила она его и помчалась к воде.

– Ах, ты… – воскликнул Майкл, пытаясь поскорее стащить с себя одежду. Брюки никак не хотели слезать с ног, и, споткнувшись о них, он растянулся на песке. А Барри тем временем уже погрузилась в воду и громко хохотала над ним.

Когда же он сбросил остатки одежды и встал, смех замер у Барри на губах. Посеребренный лунным светом, он стоял на берегу как величественное божество с прекрасным, стройным и очень мужественным телом.

– Ну, берегись, если попадешься мне, Барри Макдоналд, – предупредил он ее низким, таким притягательным голосом, от которого по спине у нее побежали мурашки.

– А я тебя нисколечки не боюсь, – храбро ответила она, хотя с каждым его шагом по направлению к ней учащающийся пульс подсказывал ей, что бояться стоило бы.

Когда он нырнул в черную ночную волну и исчез из глаз, она попыталась догадаться о направлении его движения под водой и увернуться от него. Но можно было и не пытаться: через несколько секунд его руки скользнули вверх по ее ногам, обхватили за талию и поднялись вверх, к тугой, уже налившейся томлением груди.

Горячие губы, обласкав ее лицо, проложили дорожку по нежной шее к ложбинке между грудей. Он по очереди приникал губами к напрягшимся соскам. И Барри невольно выгибала спину, прижимаясь к нему.

– Барри Макдоналд, я хочу тебя, – хрипло бормотал он, и от этого шепота по жилам у нее разливался жар. – Я хочу любить тебя, хочу, чтобы ты чувствовала каждое мое прикосновение.

Он поднял ее и отнес на берег. Мягко опустив ее на одеяло, он встал рядом с ней на колени, и Барри почувствовала, как нарастает напряжение в низу живота. Ее тело было готово принять его с радостью. Она протянула к нему руки.

– Люби меня, – нетерпеливо сказала она. – Сейчас.

Он покачал головой:

– Не торопись. У нас вся ночь впереди, – и коснулся губами ее лица. Вслед за нежными губами бежали ласковые пальцы, они дразнили и возбуждали, и казалось, что ее кожу охватывает жаркий огонь. Не осталось ни одного местечка, до которого не добрался бы его любовный пыл, и каждым дюймом тела она почувствовала его влажный язык, нежную ласку его рук.

– Ну пожалуйста, – бормотала она, выгибаясь ему навстречу, ища той полноты чувств, которую он мог дать ей.

– Погоди, – снова шептал он, и пальцы его искали, гладили, наслаждались, пока она не вскрикивала от удовольствия. Когда напряжение становилось нестерпимым, он снимал его и начинал сначала, с каждым разом все сильнее разжигая ее. Барри окутывала влажная, мерцавшая в лунном свете пелена. Майкл смотрел на нее потемневшими от страсти и восхищения глазами, и она чувствовала себя более прекрасной, более желанной, более любимой, чем могла представить себе.

И вот волна страсти еще раз захлестнула ее, она застонала, стараясь найти тело Майкла и притянуть к себе. На этот раз он поддался и могучим порывом соединился с ней. Ритм их движений был удивительно гармоничен и создавал напряжение, которое все увеличивалось и увеличивалось, пока Барри не почувствовала, как что-то внутри ее взорвалось, разлетелось на тысячи сверкающих частиц, а из глубин ее существа вырвался отчаянный вскрик. Она задрожала, и по ее телу, догоняя друг друга, пробежали вибрирующие волны. Майкл старался не двигаться, чтобы наслаждение ее было полным. А затем, когда она успокоилась, он удовлетворил и собственное желание, вздрогнув от мощного прилива страсти.

Они лежали без сил и тяжело дышали, потрясенные тем, что с ними произошло. Наконец Барри плачущим тоном тихо прошептала:

– Майкл, что тебе от меня нужно? Что тебе на самом деле нужно?

Он глубоко вздохнул и покрепче прижал ее к себе.

– Милая моя, я не нахожу ответа, – честно признался он. – По крайней мере того определенного, которого ты ждешь. Я знаю, что ты мне нужна, что ты мне нравишься. Ты внесла в мою жизнь что-то такое, о существовании чего я даже не подозревал, и теперь я не могу без этого жить. Ты для меня совершенно особенная. От тебя веет таким нужным мне теплом, ты невероятно сексуальна, ты умна и динамична. И при всем при том в тебе чувствуется какая-то беззащитность, и мне ужасно хочется защитить тебя. Я хочу, чтобы ты была со мной и я мог заботиться о тебе. Ты мне нужна.

«Хочу». «Нужна». Барри слушала произносимые Майклом слова, пытаясь услышать не только то, что он говорил, но и то, чего он не говорил: что он любит ее. Месяца два назад это не имело для нее ровно никакого значения. Более чем достаточно было испытывать моменты вроде тех, который она только что испытала.

Однако с каждым днем она все глубже и все безогляднее влюблялась в него. Признав это наконец, она испытала огромное облегчение. Ушли все те годы, которые она прожила с боязнью разбить свое сердце. По правде говоря, человек меньшего масштаба вряд ли подвел бы ее к этой черте, и она была благодарна Майклу за то, что он заставил ее вылезти из того панциря, в котором она пряталась.

Но теперь ей хотелось, и хотелось безмерно, его любви. Она вздохнула и поудобнее прижалась к нему, чтобы слышать уверенный стук его сердца. Наверняка там прячется такое же чувство, как в ее сердце. Ему только нужно найти его.

Теперь ее очередь терпеливо ждать. И надеяться.

Глава одиннадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Неделей позже Барри и Майкл сидели друг против друга за ее рабочим столом и ели китайские лакомства, которые он принес на ланч. Внезапно зазвонил телефон. Она недовольно сморщила носик – не хотелось, чтобы им мешали.

– Ну вот, опять, – простонала она. – Ты съешь все до последней рисинки, а я не успею клюнуть ни одного зернышка, если этот проклятый телефон не замолчит.

– Не обращай на него внимания, – заметил Майкл и с нахальным видом зачерпнул из коробочки побольше риса. – Ты же знаешь, что это не босс и не любовник.

– Почему ты так уверен? – шутливо бросила она и, подняв трубку, проговорила негромким, чарующим голосом: – Барри Макдоналд.

– Привет, милая, как поживаешь?

Она сразу же узнала голос Джеффа Тейлора – симпатичного, интеллигентного адвоката, с которым провела несколько приятных, но не более того, вечеров. Вот это удача! Она проучит Майкла Комптона за излишнюю самоуверенность.

– Джефф, милый, привет! – с жаром проговорила она и заметила, как у Майкла вопросительно поползли вверх брови. При упоминании мужского имени в нем сразу же пробудился живейший интерес к ее разговору. Палочки с рисом застыли на полпути ко рту, а креветки посыпались вниз. Он буквально застонал. Ох уж эти мужчины, какие же они собственники!

– У меня все отлично. Месяц провел в командировке.

– Ну? В хорошем месте?

– На Гавайях. У одного из моих клиентов возникли там проблемы с собственностью.

– До чего же приятная у тебя работа. Я бы тоже не прочь смотаться в командировку на Гавайи, – сказала она и многозначительно посмотрела на Майкла. Он скорчил гримасу.

– Ну вот, теперь я вернулся, и, может быть, встретимся? У меня билеты на спектакль завтра вечером. Ты свободна?

Барри ждала приглашения с того самого момента, как узнала голос Джеффа. Она, естественно, понимала, что он звонит не просто поболтать о погоде и своей поездке на Гавайи. И все-таки никак не могла придумать, что бы ему ответить. Конечно, она занята. Майкл ничего не предлагал ей на завтра или на весь уикенд. Он редко строил планы загодя, по-видимому считая само собой разумеющимся, что она всегда в его распоряжении. Но ведь уговора, что они не будут ни с кем другим встречаться, у них тоже не было.

Так чего же она колеблется? Только потому, что он сидит перед ней? Нет, она бы терзалась, даже если бы не видела его перед собой.

Здравый смысл подсказывал ей, что нет абсолютно никакой причины лишаться свидания с другим привлекательным мужчиной. Внутреннее же чувство подсказывало, что ничего особенно приятного ее не ждет и что весь вечер она проведет, сравнивая Джеффа и Майкла, и адвокат все время будет безнадежно проигрывать. Здравый смысл и реакция Майкла на простой телефонный разговор убеждали: ему было бы полезно осознать, что он не единственный мужчина, желающий провести с нею вечер. Внутренний же голос говорил, что это будет игра, а начинать сейчас игры было бы чистой воды безумием.

– Барри, ты куда пропала?

– Прости. Я здесь, Джефф. Это я просматриваю свой календарь. – Она перевернула страничку и увидела зияющую пустоту в графах «суббота» и «воскресенье».

Майкл перестал даже притворяться, будто ест, и смотрел на нее такими злыми глазами, что будь он Ромео, а она Джульеттой, то даже их любовь не выдержала бы и дала трещину. Не обращая на него внимания, Барри продолжала разговаривать с Джеффом.

– Ну, – с надеждой промолвил Джефф, – Барри, не говори «нет». Честное слово, я соскучился по тебе.

Искренность, прозвучавшая в его голосе, все решила. Было бы нечестно встречаться с человеком, только что признавшимся, что соскучился по ней, если она ни разу не вспомнила о нем с последнего свидания, то есть больше месяца.

– Очень жаль, Джефф, мне бы тоже хотелось повидаться, но я занята, – наконец проговорила она. И очень удивилась, услышав, с каким облегчением вздохнул Майкл, когда она вежливо отказала сопернику.

– Ну, тогда в другой раз.

– Конечно. В другой раз, – подтвердила она, уже нисколько не сомневаясь, что этого «другого раза» больше не будет. – Будь здоров, Джефф. Приятно было услышать тебя.

– Кто это? – пробурчал Майкл, не успела она положить трубку на рычаг.

– Один друг.

– У тебя были серьезные планы относительно него?

– Почему ты употребляешь прошедшее время?

– Потому что имею основания полагать, что у тебя больше нет подобных планов.

– Не очень-то полагайте, мистер Комптон, – поддразнила она его. – Самодовольство не красит человека.

– Очень остроумно, – проворчал он. Взглянул на часы и тут же вскочил. – Опаздываю!

Вот и все, можно поставить точку на его соперниках. Его тревога растаяла в новом приливе самоуверенности. Барри сердито смотрела на него и жалела, что не смогла заставить его подольше чувствовать, что он висит на волоске.

Она вздохнула. Теперь уже поздно, он сделал вывод, что этот безликий Джефф не играет никакой роли в ее жизни.

– Увидимся позже, – как ни в чем не бывало обронил он.

– Да? Ты так думаешь? – с невинным видом спросила она, надеясь посеять новые сомнения в его душе. И многозначительно посмотрела на пустую страницу своего календаря: – У нас были какие-то планы?

– Теперь есть, – сказал он, поцеловал ее и кинулся к выходу.

В дверях он буквально налетел на Хита и Даниель, которые настолько увлеклись очередной драчкой по поводу очередного варианта сценария, что просто не узнали его.

– Ну, какие проблемы на этот раз? – покорно задала она вопрос и жадно набросилась на несчастную горсточку риса, которую не успел умять Майкл.

– Я говорю, что Карен должна встречаться с другим мужчиной, даже несмотря на то, что связана с Мейсоном, – объяснил Хит.

Барри так поразили его слова, что у нее, как от удара, дернулась голова. Она только что пережила такую же ситуацию! Снова пьеса, как зеркало, повторяет ее жизнь.

– Я не вижу причин, почему бы этого не могло быть, – стоял на своем Хит, не спуская с Даниель злых глаз. – Она никому ничего не обещала. Никому ничего не должна, а тот, второй, ходит за ней по пятам.

– А он ей нравится? – с интересом спросила Барри, подумав, не сыграло ли в ее отказе от приглашения Джеффа Тейлора роль то обстоятельство, что она не испытывала к нему никаких эмоций.

– Да, он крепкий такой парень. Конечно, он ей нравится. В том-то все и дело.

– Но достаточно ли его привлекательности, чтобы рисковать отношениями с Мейсоном? – скептически заметила Даниель. – Не думаю. В таком случае она будет выглядеть пустой и бессердечной куклой.

– Нет. Просто это говорит о том, что она стремится отстаивать свои права и в этой области. Она думает, что Мейсон может – или должен – проглотить это. Ну, так, как раньше с этим мирились женщины, считавшие, что если мужчина с ними не повенчан, то волен гулять напропалую.

Даниель обратилась за поддержкой к Барри.

– А ты как думаешь?

– Не знаю, – призналась Барри. – Месяц назад я бы сказала: пусть идет, Мейсон может сам постоять за себя. Но сейчас это мне кажется неправильным. – Точно так же ей казалось неправильным согласиться на встречу с Джеффом Тейлором только для того, чтобы Майкл начал ревновать.

Со слезами она повернулась к Даниель.

– Что это со мной?

На лице Даниель тут же появилось озабоченное выражение.

– Миленькая ты моя, это же только телевизионный спектакль. Стоит ли так расстраиваться?

Не успев ничего объяснить, Барри поняла, что Хит смотрит на нее как на предательницу.

– А я-то думал, что ты эмансипированная женщина, такая же, как Карен, что вы два сапога пара и тому подобное.

– Ты всегда удивительно вовремя вмешиваешься, Доналдсон, – обрушилась на него Даниель. – Ты что, не видишь? А ну-ка выйди.

– Но мы же еще не решили.

– Решим потом.

Когда он ушел, Барри рассказала, что происходящие в ней перемены заставляют ее иначе относиться и к Карен, которую она же сама и выдумала. Героиня сериала, не задумываясь ни на секунду, назначала бы свидания целой куче поклонников, даже если бы полюбила одного из них, а он – ее. Это был бы поиск эмоциональной безопасности в толпе, защита от обязательств, которые могут завести далеко и закончиться мучительной болью…

– Но сама я уже не могу вести себя так, – заключила Барри. – Ничего хорошего из этого не выйдет. Мне нужен только он, я его так люблю!

Даниель победно всплеснула руками.

– Ну, наконец-то! – торжествующе воскликнула она. – Собираешься выходить за него?

Барри выгнула бровь.

– Кто вообще говорил о браке? Он даже не желает жить со мной и уж, конечно, не любит меня.

– Ну вот те раз. Кто это сказал?

– Я говорю. Я спросила его прямо, но он постарался избежать этого слова, как будто его не существует в словаре. Говорил все что угодно, только это слово забыл. Я ему нравлюсь. Он меня хочет. Я ему нужна. Но любовь? Выбрось из головы.

– Миленькая моя, я видела глаза этого мужика. Он тебя не упустит. И не думаю, чтобы он успокоился меньше чем на женитьбе, что бы он там ни изрекал. Дай ему время. – Она широко улыбнулась Барри. – Ты не думаешь, что стоит подождать ради таких классической формы бедер?

– Меня больше интересует его голова.

– Ну да, конечно же, и голова.

– Ноги – не очень-то серьезная основа для брака.

– Может быть, – не очень уверенно произнесла Даниель. – Ну что же, продолжай думать о нем в том же духе. Только не вздумай доказывать ему, что ты лучше разбираешься в социологических опросах и рейтингах. У него великолепная фигура, веселый нрав. Да и где ты найдешь другого мужика с такими верительными грамотами?

Барри повела плечами.

– Лучше не напоминай мне о рейтинге. Сразу настроение портится.

– Рейтинг поднимется.

– А если нет?

– Тогда вспомни, что благодаря нашему «До свиданья» ты встретила Майкла.

– Так, может, это «До свиданья» и стоит между нами, – искренне призналась она.

– Я без ума от твоего оптимизма.

– Просто я пытаюсь быть реалистичной.

– А реалии таковы, что Майкл Комптон сходит по тебе с ума. И слышать больше не хочу всякие твои глупые сомнения.

– А я-то думала, что я за это тебе плачу.

– Нет, ты мне платишь за режиссуру. А подругой твоей я стала по доброте душевной и неутомимой любознательности.

– Любознательности?

– Конечно. С того самого момента, как я поняла, что ты намерена перевернуть мир вверх тормашками, мне захотелось посмотреть, как это у тебя получится.

– Ну, и как у меня получается?

– Ты же сама видишь – день ото дня все лучше. А теперь придумай что-нибудь из ряда вон выходящее на сегодняшний вечер, что-нибудь такое, против чего старина Майкл не устоит.

– Есть идея?

Даниель изобразила на лице гримасу, показывающую, что вопрос ее шокирует.

– Моя дорогая, я же не настолько знаю этого человека


убрать рекламу




убрать рекламу



. – Она подмигнула. – Но ты-то наверняка знаешь.

Когда Даниель ушла, Барри решила придумать что-нибудь настолько романтическое и неординарное, что захватило бы Майкла Комптона врасплох. Она взяла лист бумаги и карандаш и выписала все самые фантастические сумасбродства, какие приходили ей в голову или о каких она слышала. Когда наконец она набрела на идею, ей страшно захотелось тут же запустить ее в действие – благо уикенд уже на носу. Она сделала несколько телефонных звонков, спешно переговорила с Даниель по поводу вечерней съемки, а потом сломя голову выбежала из студии.

В половине пятого Барри без доклада вошла в кабинет Майкла.

– Положите сюда, – пробормотал он, не поднимая головы.

– Положить что и куда?

Он оторвал глаза от бумаг и с удивлением воззрился на нее. Медленная, чувственная улыбка изменила все его лицо. Барри ответила улыбкой. Пока все идет как надо. Он не выкинул ее вон.

– Занят? – спросила она, усевшись на край его стола.

– Для тебя я всегда найду время. Что-нибудь случилось с тех пор, как мы виделись за ланчем?

– Ты можешь прерваться?

Он бросил карандаш и откинулся в кресле.

– Конечно. Весь в твоем распоряжении.

– Хорошо. Пошли со мной. Он покачал головой.

– Я сказал, что могу прерваться. Но это не значит, что я могу уйти из кабинета.

– Спорим, можешь, – таинственным голосом возразила Барри.

– У меня еще две встречи до конца рабочего дня.

– Никаких встреч не будет.

Он непонимающе поглядел на нее.

– Что ты имеешь в виду?

– Они отменены.

– Кто их отменил?

– Я отменила.

Майкл не поверил ей, и это нетрудно было прочитать по его лицу.

– Барри, как ты могла? Это же важные встречи!

– Не такие важные, как то, что у меня на уме. Я проверила вместе с миссис Хастингс, чтобы не ошибиться, – уверенным тоном заявила она. – Надевай пиджак, и пошли.

Вздохнув, он в конце концов подчинился.

– Когда у тебя в глазах этот решительный огонь, сопротивление бесполезно.

– Ах, ты еще хотел сопротивляться?!

Он перевел взгляд с Барри на миссис Хастингс, которая стояла в дверях и с материнским удовольствием взирала на них.

– Так вы тоже участвуете в этом заговоре? Вы хоть знаете, что происходит?

– Да, сэр, – почтительно ответила она.

– Не объясните ли вы мне в таком случае, в чем дело?

Она улыбнулась Барри, потом с видом святой невинности посмотрела на него.

– Извините, сэр, с меня взяли слово хранить тайну.

– Но ведь вы мой секретарь, – напомнил он, а затем со значением добавил: – Пока еще.

– Я еще и женщина и тоже люблю сюрпризы, – смело ответила миссис Хастингс. – И не вздумайте угрожать мне, молодой человек. Я сидела здесь до вас и, надеюсь, буду сидеть после того, как вас здесь уже не будет. А теперь не теряйте времени, бегите, и отличного вам настроения. Не будьте таким букой.

– Букой?! – У Майкла глаза чуть было не выскочили из орбит, и он с укоризной посмотрел на Барри. – Ты довольна? Это из-за тебя мои подчиненные грубят мне.

– И поделом, – надулась Барри. – В жизни не видела человека, который впал бы в такую панику из-за маленького сюрприза.

– В последний раз я получил сюрприз, когда вошел в банкетный зал, куда пригласил три сотни самых близких и самых дорогих мне людей. Но они так увлеклись празднованием, что не заметили меня.

– О, какой же это был удар по твоему самолюбию, – улыбнулась Барри. – Если тебе от этого легче, то даю гарантию, что я тебя замечу, – пообещала она чарующим голоском. – Даже больше: я не буду сводить с тебя глаз.

Он вскинул руки, показывая, что сдается на милость победителя.

– О'кей. Раз такое дело, ведите.

На улице их ждал лимузин Майкла, рядом по стойке «смирно» стоял шофер.

– Он-то что тут делает?

– Это часть сюрприза.

– Ты заказала мой лимузин?

Барри отрицательно покачала головой.

– Ну, конечно, не я, – возмутилась она. – Миссис Хастингс.

– Боже мой, – рассмеялся он. – Понятно. Могу я поинтересоваться, куда мы едем?

– Нет.

– Мне это не нравится, – сказал он, когда они сели в лимузин.

– Тебе не нравится, что не ты здесь командуешь. Отдыхай.

– Меня умыкнули из моего собственного кабинета при всем народе. Ты похитительница. Как я могу «отдыхать»?

– Потому что ты мне полностью доверяешь.

– Это мы еще посмотрим.

Барри сунула руку в сумочку и вытащила белый шарфик. Майкл опасливо смотрел на нее.

– Что это?

– Шарфик.

– Вижу. А зачем?

Барри глубоко вздохнула. Наступила пора самой трудной части задуманного. Она даже застонала про себя. Кого она вздумала обмануть? Из этого просто может ничего не получиться.

– Завязать глаза, – беспечным тоном пояснила она.

Она еще не договорила фразу до конца, а Майкл уже решительно замотал головой.

– Вот еще! Не пойдет. Никаких шарфиков. Никаких завязываний глаз.

– Майкл, – мило прожурчала она, прижавшись к нему и пробежав пальчиками по его груди. И тут же услышала, как сильно забилось у него сердце. – Ты помнишь – однажды ты уговорил меня забраться на качели…

Он подозрительно всмотрелся в нее.

– При чем тут это?

– Помнишь, как ты радовался, когда я согласилась рискнуть?

– Да, – медленно проговорил он и недоверчиво прищурился. – Но никаким шарфом глаза завязывать не стану, – безапелляционно повторил он.

Барри смотрела ему прямо в глаза и молчала. Их взгляды скрестились.

– Ну пожалуйста, Майкл! – она просила негромко, умоляюще.

– О'кей. Давай сюда эту чертову штуку.

Она широко улыбнулась.

– Спасибо.

Завязав ему глаза, Барри снова пошарила в сумочке.

– А теперь еще минутку посиди спокойно.

– Какого черта ты делаешь теперь?

– Засовываю тебе вату в уши.

– Что?

Вопль так громко прозвучал в салоне автомобиля, что Барри заметила, как шофер бросил веселый взгляд в зеркало заднего вида.

– Выбрось это из головы.

– Ну пожалуйста, Майкл. Не порть мне сюрприза.

– Боже мой, женщина, что ты такое еще придумала?

– Это ненадолго. Обещаю.

Заткнув Майклу уши, Барри с удовлетворением откинулась на сиденье и крепко взяла Майкла за руку. Таким образом она хотела не столько почувствовать тепло его прикосновения, сколько помешать ему стащить с глаз повязку или вытащить из ушей вату. Она понимала, что его терпения надолго не хватит. К счастью, нужно было продержаться не больше получаса.

Всю дорогу они молчали, а когда автомобиль остановился, Майкл сразу же потянулся свободной рукой к повязке. Барри успела вовремя схватить его за руку и вытащила из уха затычку.

– Еще рано, – сообщила она и сунула вату назад.

Вместе с шофером они вывели Майкла из машины, провели через дорогу и по длинным переходам, не обращая внимания на его сердитое бурчанье и веселые взгляды всех, кто встречался им по пути. Потом в конце концов она подтолкнула его к сиденью, поблагодарила шофера и села рядом. Теперь Майкл был совершенно послушным, хотя абсолютной уверенности, что он в любой момент не поднимет мятеж, у нее не было.

Услышав, как заработали моторы, Барри вздохнула с облегчением. А когда самолет начал выруливать на взлетную полосу, она сняла у него с глаз повязку и вытащила из ушей вату.

– Где мы, черт побери? – сразу заворчал Майкл, оглядываясь вокруг.

– Мы в самолете.

Вряд ли он поразился бы сильнее, если бы обнаружил, что находится на борту космического корабля.

– А что мы делаем в самолете?

– Летим ужинать, – беззаботно сказала она, взяла в руки журнал и стала перелистывать.

Он вырвал у нее журнал.

– Посмотри мне в глаза и повтори еще раз.

– Мы летим ужинать, – повторила она, глядя ему в глаза.

– Куда? – дрогнувшим голосом спросил он.

– На Гавайи.

Когда до него наконец дошло, он расхохотался, и у Барри отлегло от сердца.

– Ты бесподобна! – заявил он и поцеловал ее так, что у нее захватило дух.

Барри незаметно посмотрела на него. Сказать, что он недоволен, было нельзя.

– Ты не сердишься?

– Как же сердиться на красивую женщину, которая везет меня ужинать в одно из самых романтических мест на свете? – Он помолчал. – Ведь пригласила меня ты, правильно? Или сюрприз еще и в том, что за него плачу я? Она шаловливо улыбнулась.

– Ну, это устроила миссис Хастингс. Она была уверена, что ты настоящий джентльмен и не позволишь мне платить.

– Верно.

– А предложила я.

– Уж в этом-то я не сомневаюсь. Миссис Хастингс – женщина щедрая… за мой счет. – Он поднял руку и зажег лампочку, вызывая стюардессу. – По-моему, я должен выпить.

Барри с опаской наблюдала за ним. Меньше всего на свете ей хотелось, чтобы у милейшей миссис Хастингс были неприятности.

– Не сердись на нее, – стала упрашивать она. – Это я во всем виновата.

– Знаю, – сказал он. – Сама она ни за что такого не выдумает.

– Ведь ты не уволишь ее, нет?

– Боже мой, да нет же! Ты разве не слышала – она сказала, что еще долго собирается работать в компании, даже после того, как меня там не будет. Она знает все обо всех и может шантажировать любого из нас.

– Никогда на свете миссис Хастингс такого не сделает! – возмутилась Барри. – Это самая добрая, самая милая, самая верная секретарша в мире. Она обожает тебя.

– Только не вздумай говорить ей об этом, но и я думаю, что она настоящее чудо. Хотя придется попросить ее, чтобы в следующий раз, когда какая-нибудь эмансипированная женщина захочет отправить меня поужинать на другой конец света, она подальше спрятала мою кредитную карточку.

– Можешь отнести это на счет своих расходов по сериалу, – предложила Барри лукаво. – Тебе это удобнее?

У Майкла округлились глаза.

– Боже! Ведь сегодня пятница. У тебя же сегодня вечером съемка.

– Не беспокойся по этому поводу. Даниель сделает все, что нужно. Вчерашняя репетиция прошла без сучка без задоринки. И сегодня все пройдет как по маслу.

– Что же случилось с этим трудолюбивым продюсером, которая прожужжала мне все уши о том, что она часть коллектива и никогда его не бросает?

– А я и не бросаю. Я даю им возможность расправить крылья. Знаешь, каждому полезно бывает получить немного самостоятельности, – беспечным тоном парировала она.

– Но ты уверена, что Хит не переиначит сценарий и не вставит в него сцену страстной любви, чтобы таким манером рассчитаться с нами за наше бегство?

– Если он это сделает, мы можем вырезать этот кусок, – успокоила она его. – Ну, хватит тебе тревожиться.

Он рассмеялся.

– Как приятно видеть, что ты наконец отпускаешь вожжи.

– Что должно означать сие высказывание?

– А то, что женщина, которую я встретил несколько недель тому назад, ни за какие пироги не покинула бы своего телевизионного детища ради того, чтобы посидеть за столиком в ресторане.

– Любовь моя, но это же не просто «посидеть за столиком в ресторане», – парировала она. – Ведь у нас романтическое приключение.

Он улыбнулся еще шире и обнял ее одной рукой.

– Скажи еще что-нибудь, – тихо прошептал он ей на ухо. – У тебя получается все лучше и лучше.

Глава двенадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Ужин на террасе апартаментов с видом на океан и Бриллиантовую гору был великолепен. Мягкий ветерок, наполненный сладкими тропическими запахами, с нежностью касался их кожи, пальмы покачивались, точно в танце. Романтическую обстановку дополняли вазы со свежими гавайскими фруктами, бутылка охлажденного шампанского и орхидеи на подушечках. Но истинной романтикой для нее была нежность Майкла, его изысканное внимание, нашептываемые им слова.

На рассвете Барри лежала рядом с ним и смотрела на него. Ее тело было пресыщено, сердце переполнено любовью, такой сильной, о какой она даже и не осмеливалась мечтать. Она не смыкала глаз, боясь потерять хоть минуту из этого чудесного времени, которое они проводили вдвоем.

Она никак не могла налюбоваться им – его широкой грудью с завитками волос, плоским животом, изгибом ягодиц и этими мощными мускулистыми бедрами, говорящими о том, что он очень сильный мужчина.

Пока она любовалась его фигурой, на губах у него заиграла улыбка, и она увидела, как зашевелилась простыня, так соблазнительно прикрывавшая его пах. Она провела пальцами по его груди и услышала легкий стон. Майкл пододвинулся к ней, чтобы чувствовать ее прикосновение к своему жаркому, нетерпеливому телу. Возбужденная одним только этим движением, она вновь хотела близости с ним, ее руки ласкали его тело, стараясь сделать так, чтобы он поскорее проснулся и тоже был готов к высшему для них наслаждению.

– Извини, – сонно пробормотал он ей в ухо и обнял обеими руками.

Она отстранилась и посмотрела ему в глаза.

– Извинить – за что?

– За то, что я не очень хорошо себя вел. Я чуть не заснул.

– Все, что ты делаешь, для меня хорошо.

Правда, если ты спал, может, ты пропустил самое интересное. Он рассмеялся.

– И что бы это такое могло быть?

– Вот что, – сказала она, и губы ее двинулись от его плеча вниз, пока язык не уткнулся в ямочку его пупка. – И вот еще что, – замурлыкала она, и ее пальцы заплясали по его животу, захватив наконец в плен средоточие его мужественности.

Он снова был готов любить и наслаждаться.

– Знаете, мистер Комптон, вы просто неистощимы.

– Только с тобой, любовь моя. Только с тобой.

– Надеюсь, что это так, – сказала она, не в состоянии скрыть нотку горечи.

Он внимательно посмотрел на нее:

– У тебя сомнения?

Она вспомнила все советы, которые ей приходилось читать и выслушивать и которые дружно предупреждали: нельзя признаваться мужчине в своих сомнениях. И тут же вспомнила другой, более мудрый совет: лучше честности в отношениях не может быть ничего. И она решила быть честной.

– Иногда да.

– Никогда не сомневайся, – утешил он, обхватив ее лицо ладонью и повернув так, чтобы она видела его глаза. – Может быть, я не знаю, как это правильно назвать, но ты первая женщина, с которой я испытываю подобное. Никогда раньше не доводилось мне испытывать такое взаимное чувство, и я не хочу его потерять.

– А тебе и не придется, – сказала Барри, и сердце у нее запело. В нем звучала песня – песня любви. Слова Майкла, быть может, и не означали открытого признания в любви, но все равно в них была клятва верности, наполнявшая ее радостью и счастьем.

Он нежно поцеловал ее в губы.

– Как я рад, что к тебе вернулась улыбка. Он подоткнул подушки и сел, упершись в них спиной, а потом подтянул Барри и усадил к себе на колени.

– Теперь скажи мне что-нибудь.

– Что?

– Теперь, когда мы и поужинали и… и позавтракали, у тебя осталось что-нибудь про запас из сюрприза?

Барри сдвинула брови, наморщила лоб.

– Как-то дальше этой ночи я и не думала, – призналась она. – Ну разве это не смешно? Наверное, я представляла себе, что мы просто на следующее утро полетим назад.

– А ты не думаешь, что в таком случае зря пропадут и эта комната, и весь этот рай? – спросил он, проводя рукой по ее животу, пока мышцы не стали сжиматься от невыносимого напряжения. Когда его пальцы дотронулись до ее груди, у Барри перехватило дыхание.

– Да, теперь это ясно как Божий день, – с трудом прошептала она.

– И что нам делать?

– Я думаю, ты на правильном пути.

– Я тоже так думаю, – согласился он, улыбаясь, и стал все жарче ласкать ее, пока Барри не выгнулась ему навстречу от желания почувствовать его внутри себя.

Еще двадцать четыре часа они не выходили из номера, засыпая, только когда не было сил ни говорить, ни любить. Среди ночи заказали ужин, когда ананасов и шампанского оказалось недостаточно, чтобы поддержать их силы. Барри знала: проживи она до ста лет, ей не встретить никого, кто смог бы подарить ей столько радости. Когда она засыпала, ей почудилось, будто Майкл сказал, что любит ее. Она была уверена, что сердце ее не выдержит такого счастья и разорвется на кусочки.


В воскресенье вечером они вернулись в Лос-Анджелес. Барри уже не сомневалась, что они связаны накрепко и дело времени – когда Майкл днем, при ясном свете скажет те три сакраментальных слова, а потом предложит руку и сердце. Она теперь ничуть не боялась будущего и не беспокоилась о том, смогут ли они сохранить любовь на всю жизнь. Она была уверена: Майкл освободил ее от давних страхов и комплексов.

Но проходили недели, и это невероятное счастье полной гармонии омрачалось беспокойством за ее сериал. Барри со страхом ждала начала каждой новой недели, когда публикуется национальный рейтинг. После второго спектакля «Снова до свиданья» чуть-чуть поднялся, но потом упал на самое дно. И труппа, и съемочная группа были деморализованы, и Барри не представляла, что еще можно сделать. Вдохновляющие слова больше не помогали. Она понимала, что Майкл был прав относительно общей тональности шоу, но это они подработали, и она теперь не сомневалась, что единственная проблема – неподходящее время выхода в эфир.

– Дани, я не знаю, что делать. Я чувствую себя абсолютно беспомощной, – сказала она в один из вторников, посмотрев свежую таблицу рейтинга. – Я пыталась поговорить с Майклом, но это становится все более неудобным.

– А когда ты говоришь с ним об этом?

Барри удивленно взглянула на нее.

– Что ты имеешь в виду? Как только представляется возможность.

– Ночью? В постели?

Она начала понимать, что имеет в виду подруга.

– О'кей. Наверное, это не самое лучшее место.

– Не то слово! Ты же сама твердила, что нельзя смешивать деловые и личные отношения, это обязательно кончается кавардаком. Может, попробуешь снова разъединить их? Условься о времени, приди к нему в кабинет и переговори. Вот где он принимает деловые решения.

Барри улыбнулась.

– А ведь я где-то слышала, что наш президент самые ценные советы о том, как управлять страной, получает в постели.

– Может, и так, но первая леди на его стороне. А если говорить о нашем сериале, то вы с Майклом по разные стороны линии фронта.

Даниель была права, и Барри пришлось это признать.

– О'кей, твоя взяла. Позвоню сейчас же и выясню, как у него сегодня со временем.

Однако миссис Хастингс ответила, что календарь Майкла забит до конца следующей недели.

– Сегодня во второй половине дня он улетает в Нью-Йорк, и я не знаю, сколько он там пробудет.

– Улетает сегодня? Во второй половине дня? – Барри не верила своим ушам. – Он ни словом не обмолвился о поездке. Что-нибудь срочное?

– Нет, дорогая. Не думаю. Я заказывала билет несколько дней назад.

– А-а… – Барри поникла. – Ну да ладно, ничего, миссис Хастингс. Я договорюсь, когда он вернется.

– Вот и хорошо, дорогая, – ответила та и добавила доброжелательно: – Не огорчайтесь из-за этой поездки. Я уверена, он собирался сказать вам. Просто он был ужасно занят и страшно расстроен последнее время.

– Понимаю, – неуверенно согласилась Барри. – Спасибо.

– Что-нибудь стряслось? – спросила Даниель, как только трубка коснулась рычага.

– Он улетает сегодня вечером, а мне ни словом не обмолвился об этом.

– Может, забыл.

– Дани, последний месяц он был у меня почти каждую ночь. Конечно же, он нашел бы минутку сообщить мне, что отправляется в Нью-Йорк. Уж не собирается ли он позвонить сегодня вечером с Восточного побережья и сказать: «Да, между прочим, не жди меня сегодня вечером. Я за три тысячи миль от тебя».

– Барри, – предостерегающе произнесла Даниель.

– Что «Барри»?

– Ты заводишься из-за того, что не стоит и выеденного яйца.

– Не стоит выеденного яйца?

– В данный момент не стоит. Дай ему возможность все объяснить самому.

– Какая ты щедрая! Разве ты не должна быть на моей стороне?

– А я и так на твоей. Потому и стараюсь успокоить, пока ты не взорвалась и не натворила чего-нибудь такого, о чем потом сама пожалеешь.

– Я не стану жалеть, если выскажу ему все, – стояла на своем Барри.

– Язык твой – враг твой.

– Спасибо тебе большое.

– Не за что.

Майкл все же позвонил Барри из аэропорта и предупредил, что улетает. Она постаралась не сказать ничего лишнего, только попрощалась и пожелала доброго пути. Но ей это далось с трудом, и она пожаловалась Даниель:

– Мне было бы намного легче, если бы я сказала все, что у меня накопилось.


На следующее утро, купив по дороге в студию газеты, выпускаемые для работников телевидения, она пожалела еще больше, что заставила себя сдержаться. В обеих газетах на первой полосе говорилось о снятии с эфира нескольких осенних телесериалов. Особое место в обеих статьях занимала «многообещающая комедия» «Снова до свиданья».

«Одна из любимиц вице-президента Майкла Комптона, она с самого начала страдала анемией рейтинга, – писал один из авторов. – Но даже благосклонность руководства в конце концов не спасла ее».

Барри читала со стиснутыми кулаками. А когда закончила, то буквально заскрежетала зубами. Если бы Майкл сидел сейчас в своем кабинете, она бы побежала туда и изо всех сил влепила бы пощечину по его сексуальной физиономии. Как он мог ночь за ночью ласкать ее, а потом так нагло, так жестоко отменить ее телесериал, ни слова не сказав ей об этом? Она должна была узнать о своем провале от него, а не из треклятых газетенок. Нечего и удивляться тому, что он удрал в Нью-Йорк. Конечно, ему лучше находиться от нее подальше.

Она принялась бормотать себе под нос, сделает с ним, как только он попадется ей в руки. Фарш! Вот что она сделает из него. И неважно, что это он, а не она, заработал репутацию человека, которому ничего не стоит растоптать своих врагов. Она так разделается с Майклом Комптоном, что бедняжка Том Сойер по сравнению с ним покажется серым волком. Она не позволит ему безнаказанно делать из нее идиотку. Для начала она просто спустит с него шкуру!

Барри схватила пресс-папье из перегородчатой эмали, его подарок, и с размаху швырнула в другой конец кабинета. Оно врезалось в дверь за секунду до того, как ее приоткрыла Даниель.

– Я так понимаю, что ты прочитала статью.

– А как же, можешь быть уверена, – выкрикнула Барри и потом минут десять упражнялась в таких выражениях, от которых нехорошо стало бы и самому матерому матросу. Даниель с опаской вошла и присела на диван. Она ждала, когда у Барри иссякнет запал. Наконец та остановилась.

– Все? Закончила? – весело поинтересовалась подруга.

– Ну да… Высокомерная скотина, самовлюбленный истукан, жестокий сукин сын… – снова завелась она.

– Тебя хватит удар, если не успокоишься, – как бы между прочим заметила Даниель, перебив этот кипящий от ярости словесный поток. – Кроме того, – добавила она, – все это добро изливается на мою бедную голову. Если тебе так уж требуется вылить помои, то лучше все-таки прибереги их для Майкла.

Внезапно глаза Барри наполнились слезами, и она положила голову на стол.

– Как он мог? – пробормотала она совершенно убитым голосом. – Дани, как он мог это сделать, даже не сказав мне? Боже мой, а я-то думала, он любит меня.

– Душенька, может, в этом-то и все дело?

– Что ты хочешь сказать?

– Он знал, каково тебе услышать такое. Может быть, он не мог решиться.

– Майкл не трус.

– Но ведь и жестокости в нем нет.

– Я никогда об этом не думала. – Барри шмыгнула носом, ненавидя себя за столь откровенное проявление слабости.

– Значит, должно быть какое-то объяснение.

– Да во всем свете не найти этому нормального объяснения! Пусть он теперь объясняется до скончанья веков, все равно предательство останется предательством.

Когда на столе зазвонил телефон, она наотрез отказалась поднять трубку.

– А что, если это Майкл? – спросила Даниель.

– Пусть то, что он хочет сказать, напишет в служебной записке. Кажется, ему это больше нравится.

– Так себя на работе не ведут.

– А мне наплевать, что я на работе. Я женщина, которой нанес удар в спину любимый человек.

Пронзительный звонок прекратился, но тут же зазвонил опять.

– Я этого не вынесу, – с содроганием сказала Даниель и, подскочив к телефону, сняла трубку. – Кабинет Барри Макдоналд.

Как ни хотелось Барри притвориться, что это ее не интересует, она прислушалась, чтобы узнать, не Майкл ли это.

– Да, она на месте, но в настоящий момент говорить не может, – сдержанно произнесла Даниель. – Нет, Майкл. Я не знаю, когда.

Какое-то время Даниель молча слушала, потом сказала:

– А как, по-твоему, может она себя чувствовать? Плохо.

Майкл опять что-то долго говорил, и Даниель заключила:

– О'кей, я передам, но не уверена, будет ли она слушать. Пока.

– Ну, что он сказал?

– Что очень сожалеет. Что этому есть объяснение. Что очень любит тебя. Думаю, в целом это все.

– Очень хорошо! – саркастически воскликнула Барри.

– Он перезвонит через пять минут.

– Я не буду говорить с ним.

– А почему бы и не поговорить? Мне кажется, он не намерен складывать оружия.

– Ну и что же он может сделать, чтобы заставить меня слушать, если он за три тысячи миль отсюда?

– Он не может заставить тебя, но ведь таким образом ты только отсрочиваешь неизбежное. Рано или поздно он вернется.

Когда телефон зазвонил еще раз, Барри сидела и широко открытыми глазами смотрела на него. Даниель нехотя взяла трубку.

– Нет, она все еще не расположена говорить. – Выслушав ответ Майкла, она повернулась к Барри: – Он говорит, что если ты не хочешь говорить с ним, то ты трус.

Барри вырвала у нее трубку.

– Кого, черт побери, ты называешь трусом? – спросила она. – А ты-то сам не трус? Подумать только, как я тебе доверяла!

– Барри, ну что я могу тебе сказать? Прости, – извиняющимся голосом начал он. – Я хотел сказать тебе сам, но это так неожиданно просочилось в газеты, что я просто опоздал. Вообще-то мы не планировали объявлять об этом до следующей недели, когда будут утверждаться замены снятым с эфира передачам.

– Ты собирался позвонить из Нью-Йорка или послать телеграмму?

– Я собирался сказать тебе лично, как только вернусь. Я бы ни за что не поступил так, кто бы ни был продюсером. И я, конечно, не сделал бы ничего подобного в отношении тебя, будь у меня выбор.

– О, у тебя был выбор, был! Только ты сделал неправильный выбор, а теперь пытаешься вывернуться.

– Но это же смешно. Я люблю тебя. Я бы ни за что на свете не смог намеренно сделать тебе больно.

Барри не знала, плакать ей или смеяться. Еще недавно ей так хотелось услышать, что он любит ее. А вот теперь он повторяет это чуть не в каждой фразе, но она не верит.

– У тебя нет чувства юмора, Комптон. Ты никогда не мог бы писать комедии.

– А я и не пытаюсь говорить смешно. Я хочу, чтобы мы поженились.

– Не говори глупостей! Ты только что разрушил мою карьеру. Если ты думаешь, что после этого я выйду за тебя, ты просто остолоп. Брак не заменяет карьеры. Карьера никогда не предаст – так, как ты предал меня.

– С чего ты взяла, что я разрушил твою карьеру? Я никогда не собирался предавать тебя. И, уж конечно, не предлагаю брака взамен карьеры. Я предлагаю тебе выйти за меня, потому что люблю тебя и думаю, что ты тоже любишь меня. Не упрямься и не разрушай нашего счастья.

– Выбрось это из головы, – отрезала она. – Но я должна тебе сказать, что ты придумал неплохой ход. Прибереги его для следующей мелодрамы.

– Барри…

Но она уже закусила удила:

– Сколько у нас времени?

– Барри, послушай, ну пожалуйста…

– Сколько времени? – неумолимо повторила она.

Майкл устало вздохнул:

– Официально вы уже сняты с производства. Глаза у Барри защипало от слез.

– Прекрасно. К концу дня духу моего не будет в этом кабинете.

– Ты прекрасно знаешь, что в этом нет необходимости.

– Есть, – непреклонно ответила она. – До свиданья, Майкл.

– Барри, погоди. Пожалуйста!

– До свиданья… Снова.

Глава тринадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Брякнув трубку на рычаг, Барри посмотрела на Даниель и резко сказала:

– Собери всех.

– Ты уверена, что хочешь говорить с ними в таком состоянии?

Барри поджала губы, но голос контролировала уже прекрасно.

– Мне вообще не хочется этого делать, но у меня есть перед ними моральный долг. Я не могу сидеть здесь и кукситься. Когда все будут в сборе, зайди за мной.

Даниель кивнула.

– О'кей, дорогуша. Как скажешь.

Голос у нее звучал тихо и сочувственно. Слишком даже сочувственно. Как только она ушла, вся бравада Барри испарилась, глаза наполнились слезами. Когда она услышала по телефону голос Майкла и то, как он сказал, что любит ее и просит выйти за него, сердце буквально стало разрываться на части. Она всегда думала, что такие слова должны прозвучать как волшебная музыка и что они принесут ей желанное счастье. На деле же вышло, что после них она испытывает страшную пустоту и одиночество.

Снятие сериала с эфира было само по себе крупной неприятностью. Однако рейтинг предсказывал это уже несколько недель, и она была почти готова к такому финалу. Но она не могла быть готова к тому, что узнает об этом из третьих рук. Майкл наверняка принял решение несколько недель назад и, конечно же, обязан был заранее предупредить ее. Какая бы утечка информации ни произошла, он должен был сам сообщить ей, как только понял, что есть риск появления таких статеек.

Она вздохнула. Что говори


убрать рекламу




убрать рекламу



ть, теперь уже поздно. Как только она попрощается со своей командой, она соберет вещички и уйдет. В любом случае ее вытряхнут из кабинета до того, как Майкл вернется.

Когда Даниель наконец постучала в дверь, Барри глубоко вздохнула и пошла с ней на съемочную площадку. По вытянувшимся лицам и покрасневшим глазам она могла судить о том, что все восприняли новость с таким же тяжелым сердцем, как и она. Они расстаются не только с сериалом, они расстаются с работой. Она же потеряла и то, и другое, да еще в придачу любимого человека.

Она стояла перед ними, полная решимости не показывать всей глубины своих переживаний. Она сжала кулаки за спиной и собрала все силы, чтобы голос оставался ровным.

– Я попросила Дани собрать вас на несколько минут, чтобы лично сказать, что горжусь вами – всеми вместе и каждым в отдельности.

После этих слов Мелинда шмыгнула носом, а у других по щекам потекли слезы. Даже у Дани, которая ради нее все время сдерживалась, подозрительно затуманились глаза. Барри почувствовала, что горло ее сжало спазмом, и замолчала. Но все смотрели на нее, и она нашла в себе силы снова заговорить. Мгновенная слабость лишь добавила теплоты ее голосу.

– Мы пытались сделать из «Снова до свиданья» что-нибудь неординарное, и я думаю, что сумели. Жаль только, что его видело не так уж много людей и что компания не дала нам развернуться. Мне бы не хотелось, чтобы Кто-то из вас считал это провалом. С творческой точки зрения шоу получилось превосходным, лучше и не могло быть, и это благодаря каждому из вас. Все вы знаете, что этот сериал был для меня очень важен, и теперь мне будет не хватать его. Мне будет не хватать работы с каждым из вас.

Она неуверенно улыбнулась.

– Но вы же знаете телевидение. Через несколько месяцев мы снова можем оказаться в одной команде и работать над чем-нибудь еще более интересным и захватывающим. Я на это надеюсь. Но что бы ни случилось, я знаю: вы продолжите свое творчество. Вы слишком талантливы, чтобы не делать этого.

Голос у Барри сорвался, и она не смогла удержать покатившиеся по лицу слезы.

– Спасибо вам! Я всех вас люблю, – наконец удалось ей произнести. Она повернулась и быстрым шагом вышла из студии. Кто-то за ее спиной захлопал, к нему присоединились другие. И пока она, всхлипывая, шла до своего кабинета, вслед ей неслись дружные аплодисменты.

Воспоминания об этом искреннем выражении чувств поддерживали ее в течение последующих дней, когда она сидела дома или в одиночестве бродила по пляжу, раздумывая над тем, что ей теперь делать. Хотя автоответчик непрестанно сообщал ей о звонках Майкла, она их не замечала. Что он мог сказать такого, чтобы как-то повлиять на ситуацию?

Ее добровольную изоляцию разрешалось нарушать только Даниель, но Барри всякий раз сожалела о том, что позволяла подруге прийти. Ведь если Дани вбивала себе что-то в голову, остановить ее было труднее, чем грузовой поезд на железной дороге. Теперь она завела пренеприятнейшую привычку к месту и не к месту упоминать имя Майкла и обращала ноль внимания на ее просьбы забыть про этого человека, как будто его вовсе не существует на земле.

– Он очень даже существует, – возражала Даниель, – и, если я не ошибаюсь, очень сильно влюблен в тебя.

– Очаровательный же способ он нашел для выражения своей любви.

– Ну и что, кто же не совершает ошибок?

– Ошибка ошибке рознь.

– Барри, ты ведь знаешь, что говорится о прощении.

– Что это дело святое? Но нет у меня сейчас настроения совершать святые подвиги. И вообще, как ты даже можешь предлагать мне притворяться, будто ничего этого не было? – возмущалась она. – Ведь он поломал мне жизнь.

Даниель взяла в руки пачку писем, по большей части от чиновников компании и других продюсеров, изъявлявших желание встретиться с Барри Макдоналд и переговорить о новых проектах.

– Что-то это не похоже на руины. У тебя уже сейчас не меньше дюжины солидных предложений. Ты сама же сказала труппе, что у них есть будущее на телевидении. И у тебя тоже есть будущее.

– Мне все равно.

– Что же тогда тебе не все равно? Не ешь, не спишь. Даже ни с кем не встречаешься. Спасибо, хоть меня пускаешь…

– О чем порой сожалею.

– Ну что же, давай, продолжай в том же духе. Сгниешь заживо, вот и все. Но я тебя так не брошу. Я остаюсь здесь и буду тебе непрерывно капать на мозги, пока ты не решишь вернуться к жизни.

Барри всплеснула руками.

– Ну, ты просто невозможна!

– Я твой друг. А теперь скажи, чего бы тебе хотелось?

– Переехать в Де-Мойн и открыть там магазин женского платья. Теперь моя психика большего напряжения не выдержит.

Даниель понимающе закивала:

– Очень разумно. Ты не переносишь холодной погоды, никогда не бывала в Де-Мойне и не имеешь самого отдаленного представления о том, как вести бизнес.

– Ну, уж если я умею выдавать по расписанию телесериалы, то наверняка смогу выбрать несколько красивых платьев, повесить их на плечики и продать.

– И между делом помереть со скуки. Барри самодовольно улыбнулась:

– Этого не произойдет, потому что я выйду замуж за мужчину моей мечты.

– Да ну? Ты что-то скрыла от меня? Значит, Майкл тоже переезжает в Де-Мойн?

– Нет. Но ведь есть же на свете какой-нибудь милый, спокойный, разумный мужчина, который захочет взять меня в жены. Мне он представляется таким сильным, молчаливым человеком. Может быть, профессор истории, который носит твидовые пиджаки с такими трогательными кожаными заплатами на локтях. Будет чудесно, если он курит трубку. От нее очень приятный запах.

– А, ну теперь ясно: долгие зимние вечера перед камином, передачи о природе по образовательному телеканалу. Долгие прогулки по снегу…

– Только не снег! – решительно проговорила Барри. – Не люблю снега.

– Тогда тебе лучше переменить планы и махнуть в Феникс, иначе тебе придется по полгода не высовывать носа на улицу.

– О'кей, о'кей, – проворчала Барри. – Де-Мойн – неудачная затея, но мне хочется что-нибудь вроде него. Я больше не перенесу этого существования – как на серфинге.

– Дорогуша, да ты и не умеешь жить иначе как на серфинге. Ты же сама дожидалась своего первого шоу, чтобы встать на эту дощечку и пуститься по волнам.

– Ну вот, попробовала – и увидела, что не такое уж это большое удовольствие.

– Э, не притворяйся, ты прекрасно знала, на что идешь, – поправила ее Даниель. – Тебе нравится, когда захватывает дух. Главная загвоздка – Майкл Комптон. Он был тем камнем преткновения, на который ты не рассчитывала. Ты можешь сбежать хоть в Де-Мойн, хоть в Пекин, но от воспоминаний никуда не денешься. Этот мужчина тебя притягивает. Хочешь не хочешь, тебе придется это признать.

Барри беспомощно глядела на нее. Она знала, что сказанное подругой – правда. Как бы она ни сердилась на Майкла, изгнать его из своего сердца она не могла. Его лицо преследовало ее, стоило только закрыть глаза. Не помогал даже холодный душ. Вода скользила по телу и напоминала о его нежных прикосновениях, пробуждая мучительные воспоминания.

– Он еще не вернулся? – поинтересовалась она наконец.

– Сегодня приезжает.

– Так-так. Ты, конечно, в курсе всех событий. Знаешь все его расписание, где и когда он бывает…

– Нет, – спокойно ответила Даниель. Ее трудно было обидеть. – Только основные моменты. Поскольку ты с ним не разговариваешь, кроме меня, ему не с кем поговорить.

– Ну и займись им тогда, – резко бросила Барри, хотя от ревности все в ней перевернулось. – У вас, я вижу, хорошо получается, и ты, наверное, легче прощаешь, чем я.

– Дурочка, я не собираюсь быть вторым сортом в чьей бы то ни было жизни. Тебе бы благодарить судьбу, что мужчина, который подходит тебе во всех отношениях, считает тебя слаще ромового пломбира.

– Ну и сравнение!.. – с гримасой возразила Барри.

– А что, я люблю ромовый пломбир.

– У тебя уже губы обметало.

– Ничего подобного. Когда Майкл вернется, ты должна увидеться с ним. Вы вполне можете найти общий язык, если ты спрячешь в карман эту свою гордыню. Барри вздохнула:

– Посмотрим.

– Наконец-то! – просияла Даниель. – Мне лучше смыться, пока ты не передумала.

– Очень правильная мысль.

Весь день Барри провела у моря, ходила по пляжу под серыми небесами, так гармонировавшими с ее настроением, и размышляла. Даниель права в одном (а может, и не в одном, но главное – признать хотя бы это): так больше продолжаться не может. Она не только чувствует себя несчастной, она чувствует, что ей все на свете надоело. Нужно снова приниматься за работу, и магазин готового платья в Де-Мойне или в каком-нибудь другом месте – не решение вопроса, хотя поначалу, после эмоционального срыва, она и возненавидела свою профессию.

Вернувшись домой, Барри вытащила маленькие карточки, на которых набрасывала для себя новые идеи. Иногда это было только описание персонажа, иногда декорации, иногда необычного занятия, которое могло пригодиться для какого-нибудь сумасбродного персонажа. Просмотрев карточки, она стала делать новые заметки, посмеиваясь над тем или иным поворотом сюжета и отбрасывая другие.

Перебирая карточки во второй и в третий раз, она все время возвращалась к одной. Два персонажа: помешанный на работе отец и мечтающая о карьере мать. Их самостоятельные дети-подростки поднимают мятеж, потому что им надоело проводить свое время за подравниванием травы на газоне, приготовлением ужина и закупкой продуктов. Вот здесь, злорадно усмехнулась она, может появиться и овчарка.

Когда в ее дверь позвонили, она продумывала эпизод: вот дети натирают воском пол вокруг пушистого щенка. А может быть, даже пользуются щенком как полотерной щеткой. Звонок зазвонил еще раз, и у нее замерло сердце. Она не сомневалась, кто это. У Майкла всегда было свойство появляться в самый подходящий момент. Она придумала сюжет с проклятой овчаркой – и он тут как тут, готов приложить к этому руку.

Но открыв дверь, она застыла, молча глядя на него. Выглядел Майкл ужасно. Осунулся и побледнел, от недосыпания покраснели глаза, на щеках темнела щетина. Даже ямочка на подбородке казалась удрученной. Однако Барри все равно не хотела сдавать позиций.

– Трудный полет? – ядовито спросила она.

– Да нет. Долетел прекрасно, – устало ответил он и прошел мимо нее в квартиру. – Нам нужно поговорить.

– А тебе не кажется, что этот разговор запоздал на неделю?

– Возможно. Но факт есть факт – раз мы не смогли поговорить вовремя, нужно поговорить сейчас.

Барри с изумлением смотрела, как он налил себе стакан виски. Она никогда не видела, чтобы он пил что-нибудь крепче вина.

– Для человека, пытающегося вернуть мое доброе расположение, ты ведешь себя, я бы сказала, слишком по-диктаторски, – зло выпалила она. – Ты бы пересмотрел тактику.

Он чуть заметно улыбнулся.

– Неделю назад я более чем хотел покаяться и извиниться. Несколько дней назад я был готов очаровывать тебя и завоевать заново. А теперь считай, что тебе крупно повезло, если я тебя не отшлепаю.

Барри изумленно посмотрела на него: он говорил совершенно серьезно. Она отступила назад и попыталась перейти на легкий, задумчивый тон:

– Грубая сила была бы интересным подходом к решению проблемы.

– Этот способ полезен с детьми, которые плохо себя ведут.

– Я не ребенок.

– Но вела себя как ребенок.

От возмущения Барри чуть не поперхнулась.

– У тебя хватает наглости говорить мне это после того, что ты сделал?

– Я страшно ошибся, решая, когда сказать. И в результате один-единственный на всем белом свете человек, который мне дорог, пострадал. Прости. Я уже много раз говорил тебе об этом. И не знаю, что еще сказать. К тому времени, когда я понял, что эти статьи появятся в газетах, было уже поздно.

– Ты мог бы сказать мне, когда только принял решение.

– В том-то и дело, – сказал Майкл и нервно провел пальцами по ее волосам. – Решение принимал не я. Его приняли в Нью-Йорке. Я летал туда, чтобы убедить их не делать этого. Я хотел передвинуть шоу и дать ему еще один шанс. Я думал, что сделанные тобой изменения…

– Сделанные нами изменения, – поправила его Барри в смятении. Она никак не могла сосредоточиться на смысле того, что он сказал. Значит, это было совсем не его решение. Он хотел спасти ее работу. Осознание этого, казалось, все ставило на свои места.

– Все равно кем. Я считал, что мы наконец на верном пути, а более подходящее время даст новую аудиторию и улучшит рейтинг.

Барри села рядом, на душе у нее полегчало.

– Ты честное слово хотел сделать это? – тихо спросила она. – Ты хотел побороться за нас?

– Хотел. Но меня опередили. Я еще не успел поговорить с ними о переносе передачи на другое время, как выскочили эти статьи. И стало слишком поздно что-нибудь предпринимать.

– Почему же ты не сказал мне об этом раньше?

Он негодующе посмотрел на нее:

– А как, позвольте вас спросить, я мог это сделать? Оставить сообщение твоему автоответчику?

– Мог бы сказать Даниель.

– Сказал.

– Но она ни словом не обмолвилась.

– Я попросил ее ничего не говорить тебе. Ей я все рассказал, потому что хотел привлечь на свою сторону, но тебе объяснить хотел только сам.

Барри обняла Майкла за шею обеими руками, притянула к себе и поцеловала в заросшую щетиной щеку.

– Спасибо тебе.

– За что?

– За то, что ты веришь в «Снова до свиданья».

– Я с самого начала говорил тебе, что верю в него, точно так же, как верю в нас с тобой.

Барри глубоко вздохнула и негромко произнесла:

– На днях ты что-то в этом роде говорил по телефону. Ты это имеешь в виду?

Майкл задорно улыбнулся:

– А ты что имеешь в виду?

– Не притворяйся, ты прекрасно знаешь.

– Я думаю, ты должна все назвать своими именами, потому что не верила мне. Так что же я говорил тебе по телефону?

– Иди ты к черту, Майкл Комптон! Так можно убить в этом всю романтику.

– В чем – в этом? – с невинным видом поинтересовался он.

– В твоем чертовом предложении. Ты просил меня выйти за тебя замуж.

– Я просил? Ну, я определенно был не в себе.

– И сейчас ты тоже не в себе?

– Нет.

– Ну так что?

– О'кей, – сдался он наконец, обнял ладонью ее подбородок, поднял ее голову и заглянул в карие глаза. – Я люблю тебя, Барри Макдоналд. Ты выйдешь за меня?

Она вздохнула и удовлетворенно улыбнулась.

– Да, – пообещала она. – При одном условии.

У Майкла поднялись брови.

– Боже мой, неужели мы будем обсуждать брачный контракт?

– Что-то вроде того.

– Пригласим адвоката?

– Да нет, я думаю, что сама смогу защитить свои интересы.

– Ну, и какое же это условие?

– Что ты никогда, никогда не скажешь: «Снова до свиданья».

Он улыбнулся ей.

– Будет очень трудно по утрам уходить на работу.

– А ты не уходи, – шаловливо предложила она, и ее пальцы пустились в путешествие по внутренней стороне его бедра – от колена и вверх. – У нас и так много дел.

– Мы будем бедными.

– Мы будем счастливыми.

– Мы надоедим друг другу.

Она посмотрела на него искоса и стала с еще большим азартом ласкать его.

– Да, в самом деле?

Он застонал от удовольствия:

– Забудь о том, что я сказал.

– Это обещание? Ты никогда больше не уедешь от меня?

– Никогда! – торжественно поклялся он и жадно прильнул к ее губам.

Его язык пощекотал ей губы, потом проник внутрь, чтобы испробовать медовой сладости. На этот раз застонала Барри, таявшая в его объятиях. Но когда его пальцы стали гладить ее плечи, набухшие соски и уже вздымающийся живот, она не удержалась и строго, с упреком заметила:

– Майкл, еще только восемь часов! Тебе не кажется, что в детское время подобные сцены недопустимы?

– Ты прекрасно знаешь, как ты на меня действуешь в любое время дня, – возразил он. – Кроме того, мы не на телевидении.

– Слава тебе, Господи, – ответила Барри и снова прижалась к нему.

– Слава тебе, Господи, – подхватил он.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Вудс Шерил » Только не в восемь, дорогой.