Название книги в оригинале: Некрасов Евгений Львович. Блин – гроза наркобандитов

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Некрасов Евгений Львович » Блин – гроза наркобандитов.



убрать рекламу



Читать онлайн Блин – гроза наркобандитов. Некрасов Евгений.

Евгений Некрасов

Блин – гроза наркобандитов

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава I

Уртика Сарматской принцессы

 Сделать закладку на этом месте книги

Растение с красивым латинским названием Уртика Диоика распрекрасно знает каждый, кто летом ходил по деревне с голыми ногами. Это самая обычная крапива. Ценности для науки она не представляет. Но был один росток крапивы, за который любой ученый-ботаник, не задумываясь отдал бы все, что угодно. И как раз он исчез самым загадочным образом.

Восьмиклассника Дмитрия Блинкова-младшего поиски этого ростка привели в самую гущу южноамериканской сельвы, на берега реки Ориноко. Хотя как раз в сельве ростка и не было, и Блинков-младший об этом знал. Просто так сложилось, что ему пришлось бежать от дона Луиса, барона каракасской наркомафии, который… Нет, нет, я неправильно начал! Такие истории лучше рассказывать по порядку, а то запутаться – проще простого.


Этим летом археологи раскопали могильник богатой женщины, жившей две тысячи четыреста лет назад. Ее назвали сарматской принцессой. О ней писали все газеты. Публика валом валила на выставку ее сокровищ. А сокровищ было много, потому что сарматы верили в загробную жизнь и снабдили свою принцессу всем, что могло ей понадобиться на небесах.

Помимо сокровищ они положили принцессе кое-какой еды на первое время и горшки с разными семенами. Ни газеты, ни публика не обратили внимания на эти горшки. А для археологов важен был каждый черепок. Они собирались выбросить семена, которые, конечно, за прошедшие тысячелетия превратились в труху. Но из научной добросовестности кто-то вытряхнул труху в полиэтиленовый пакет и отнес ее ботаникам. Пакет попал к папе Блинкова-младшего, кандидату ботанических наук Олегу Блинкову. Он тоже был добросовестный ученый и каждую пылинку просмотрел под увеличительным стеклом. Из всех семян уцелело одно-единственное, и это было семя крапивы. Оно, конечно, попало в горшок случайно.

Так в руках старшего Блинкова оказалась Уртика сарматской принцессы. Он применил все средства современной науки, чтобы прорастить семечко. И однажды из него проклюнулся бледный и тоненький как ниточка росток.

Если семечко ожило через две с лишним тысячи лет, это необычное семечко. Ничего, что крапивное, – главное, оно проросло. Это значило, что семечко, может быть, таит в себе секрет бессмертия!

И тут, как назло, в Москву приехал мистер Силкин дядя Миша, бывший ученик старшего Блинкова. Они не виделись пять лет, с тех пор, как мистер Силкин насовсем уехал в Америку. На радостях старший Блинков показал ему росток. Он считал, что его ученик сможет по достоинству оценить такое научное открытие. И мистер Силкин смог, причем оценил так высоко, что решил украсть Уртику. Наверное, он сразу же представил себе, как научные лаборатории в Америке будут с визгом драться за право купить этот единственный во всем мире росток.

Украсть Уртику оказалось нетрудно, потому что Блинков-старший доверял своему ученику. Росточек был еще крохотный, он лежал на пропитанной всякими составами ватке. А в другой лабораторной чашке лежали ростки обычной крапивы, чтобы сравнивать, как растут они и как растет Уртика принцессы. Мистер Силкин подменил ее обыкновенным ростком, вот и все.

Никто не заподозрил подмены, потому что никто не знал, как должен выглядеть росток из семечка, которому больше двух тысяч лет. Улетая в Америку, мистер Силкин вовсю нахваливал преданного им учителя. Даже мама Блинкова-младшего, подполковник контрразведки,- поддалась на его лесть и напекла ему в дорогу пирожков. А старший Блинков был просто счастлив.

А потом один богатый негодяй похвастался старшему Блинкову, что купил росток у мистера Силкина и слопал! Может быть, он считал, что бессмертная Уртика и его сделает бессмертным. А скорее всего ему было приятно позволить себе такое излишество. Пускай крапива невкусная. Но это не обычная крапива, а Уртика сарматской принцессы. Ее не пробовал больше никто в мире и уже никогда не попробует!

Казалось, что из-за блажи одуревшего от богатства человечишки наука потеряла Уртику навсегда.

Глава II

Ни одно доброе дело не остается безнаказанным

 Сделать закладку на этом месте книги

Блинков-младший стоял на стремянке и железным шпателем соскабливал побелку с потолка. Под потолком было душно. Шпатель скрежетал по бетону так, что ныло в зубах.

Кружилась задранная кверху голова, поднятая рука со шпателем быстро уставала. Он пытался работать попеременно то левой, то правой. Левая неплохо справлялась, потому что Блинков-младший был левша, а правая то и дело роняла шпатель. Приходилось слезать за ним со стремянки. Это не улучшало настроения. Самые мрачные мысли одолевали Блинкова-младшего.

«Если ты высокий блондин (высокий для восьмиклассника, но это уже кое-что) с мужественным подбородком и твердым взглядом человека, знающего, что почем в этой жизни, – со свойственной ему скромностью думал Блинков-младший, – если ты подтягиваешься на турнике четырнадцать раз свободно и еще два раза через силу, изучаешь английский, разбираешься в компьютерах и для развлечения читаешь трудный журнал «Большие деньги» и если даже какой-то месяц назад ты попал в логово организованной преступной группы, вызвал на помощь контрразведку и лично участвовал в задержании особо опасного генерального спонсора Георгия Козобековича (тут мне придется перебить мысли Блинкова-младшего и пояснить, что эта история рассказана в предыдущей книжке), но если при этом тебе нет еще четырнадцати лет, то наплевать на тебя всем!»

По справедливости, отскабливать потолок должен был бы в первую очередь князь Голенищев-Пупырко-младший, дважды второгодник, большой врун и мелкий рэкетир. Это он хвастался своим питбультерьером и соврал Митьке, что будто бы бабка Пупырко скармливает ему живых кроликов. Для кровожадности. Блинков-младший поверил, ведь известно, что питбультерьер – порода очень серьезная, пес-убийца. А потом он увидел во дворе предназначенного на съедение кролика. Живого, белого, лопоухого. Бабка Пупырко привезла его с дачи. Сердце Блинкова-младшего дрогнуло, и он украл кролика.

Правда, конечно, всплыла. Мама уладила это дело с бабкой Пупырко, и кролик остался у Блинкова-младшего на легальном положении. Но перед этим случилась большая неприятность. Страдающая по безвременно утраченному кролику бабка Пупырко стучала по батарее своей клюкой. Сломалась почему-то именно батарея, а не клюка, и получился потоп. Вдумчивые читатели уже, конечно, поняли, что раз Блинков-младший в конце концов оказался на стремянке под потолком, то Блинковы жили этажом ниже квартиры Голенищевых-Пупырко. Вода так залила им потолки, что понадобился ремонт.

Спрашивается, есть ли справедливость в этом мире? Врал князь Голенищев-Пупырко-младший, батарею разгромила бабка, а работать пришлось Блинкову-младшему. Причем перевоспитывать Митьку трудом придумала мама. А ее старый друг, полковник налоговой полиции Иван Сергеевич Кузин подсказал, что скоблить надо не только залитые места, а весь потолок. А то, видите ли, новая побелка может лечь неровно. Это называется, справились с подростком: одна – подполковник, другой – полковник. Два сапога пара.

За месяц он только и успел, что расчистить потолок в маленькой комнате, а теперь заканчивал прихожую. Оставалась кухня, а большая комната уцелела в бабкином потопе. Кухня – это еще на неделю.

Работать приходилось по вечерам, потому что днем, в жару, под потолком становилось просто невыносимо. А все из-за того, что теплый воздух устремляется вверх. Это самый глупый и непродуманный из всех законов природы. Известно же, что нет ничего холоднее космоса, там температура – абсолютный нуль. Значит, чем ближе к космосу, тем и воздух должен быть холоднее. Теплому воздуху просто незачем устремляться вверх, а он, подлец, устремляется, и все тут!

Вообще законы природы несправедливы к человеку. По закону всемирного тяготения побелка сыплется тебе на лицо и за шиворот. Надеваешь папины очки, чтобы не запорошить глаза, и по законам оптики пятна на потолке расплываются и совсем исчезают. А как снимешь очки, так сразу видно: обман зрения, а на самом деле надо еще скоблить и скоблить.

Самое ужасное, что весь этот месяц Ирка Кузина бегала на дискотеку с милицейским курсантом Васечкой. Да еще по-товарищески просила Блинкова-младшего соврать ее папе, что будто бы они с ней гуляли в Ботаническом саду. Ломакина и Суворова бегали на дискотеку сами по себе, а после рассказывали, терзая измученное ревностью сердце Блинкова-младшего. Как один обалдуй позвал их в гости: уже восемнадцать лет, а ни баксов, ни тачки, живет у родителей. Как они ему сказали, что вас здесь не стояло. Но обалдуй не понял, пришлось немножко настучать ему по башке суворовским ботинком, потому что Ломакина была в кроссовках, а у кроссовки удар совершенно не тот.

При этом Блинков-младший понимал, что Ломакина и Суворова неспроста делятся с ним своими девичьими тайнами. Знаем мы эти разговорчики: говорят про обалдуя, а намекают на тебя, называется – подтекст. Суворова даже для наглядности щелкнула его ботинком по макушке.

Он тоже жил с родителями. Баксов у него было только двести восемь, а на тачку нужно хотя бы тысячу. Допустим, в четырнадцать лет можно получить паспорт и открыть счет в банке. Но даже по самым льготным процентным ставкам двести восемь превратятся в тысячу, когда ему будет под двадцать пять, а в таком возрасте человеку уже ничего особенного не нужно!

Позвонили в дверь, и Блинков-младший ужасно обрадовался. У родителей есть ключи, значит, это не они. Значит, кто-то в этом несправедливом мире вспомнил о существовании Дмитрия Блинкова! Хорошо бы Ирка, но Ломакина и Суворова тоже неплохой вариант. Да пускай бы даже это был князь Голенищев-Пупырко-младший. Лучше лишний раз подраться (а не подраться с этим балбесом просто невозможно), чем торчать под потолком, как попугай на жердочке.

Он открыл дверь и увидел Ивана Сергеевича, Иркиного папу.

Кому как, а Блинкову-младшему сразу стало ясно, что у Ивана Сергеевича возникли проблемы на службе. Конечно, полковник ему об этом не доложил. Но интересно было бы посмотреть на человека, который сам не дотумкал бы до таких простых вещей, когда на ночь глядя к нему домой вваливается хотя и друг семьи, но все же полицейский. Здоровенный такой полковничище в черно-белом камуфляже и с похожим на игрушку автоматом «кипарис» на ремне через плечо. Он служит в отделе физической защиты. А это самый боевой отдел налоговой полиции, который ничего общего не имеет с физикой, зато прямо относится к физкультуре, круглым шлемам с закрывающим физиономию бронестеклом, коротким спецназовским автоматам и бронежилетам. Так вот, полковник вваливается, ты ему, конечно: «Здрасьте!», а он так рассеянно: «Ага». Это Иван-то Сергеевич, шутник и хохотун просто невероятный! Тут и размышлять нечего: проблемы у него. А может, и неприятности.

– Ты почему такой грязный? – спросил Иван Сергеевич. – Мама дома?

– Служит, – веско сказал Блинков-младший, напоминая, что не одна только налоговая полиция горит на работе. Контрразведка покруче любой полиции. А на первый вопрос он решил не отвечать. Уж Ивану-то Сергеевичу стыдно не помнить, из-за кого он целый месяц ходит грязный.

Но полковник даже не заметил его молчаливого намека.

– Митек, ну что ты как неживой! – сказал он, теряя терпение. – Нет мамы – папу позови. Ты же видишь, я на службе. Спешу.

– А папа у себя в Ботаническом саду, – вздохнул Блинков-младший. – Ему позавчера сняли гипс, и с тех пор я его не видел. Все никак наработаться не может.

– Нелегкая у тебя судьба, – заметил полковник. Из наколенного кармана он вытащил большой блокнот и начал торопливо писать на весу.

– Вам же неудобно. Пройдите в комнату, сядьте за стол, – пригласил Блинков-младший.

– У меня ботинки грязные, боюсь наследить, – отказался полковник, и Блинков-младший еще раз подумал, что у него серьезные проблемы. Надо быть слепым, чтобы не заметить, что наследить в квартире просто невозможно. Вся прихожая была засыпана соскобленной с потолка побелкой, и по этой побелке на кухню и в комнаты вели протоптанные белые тропы.

Полковник с треском вырвал из блокнота исписанную страницу. Из другого кармана, на предплечье (все-таки удобная одежда – камуфляж!), он извлек тощенькую пачку денег и не считая разделил ее пополам. Пол пачки он оставил себе, полпачки вручил вместе с запиской Блинкову-младшему.

– Все понятно? Блинкову-младшему было понятно и то, что имел в виду Иван Сергеевич, и еще кое-что. Во-первых, полковник уезжает в командировку. Такое нечасто, но все же случалось. Во-вторых, свою Ирку он оставляет на попечение Блинковых. А это значит, что Ирка поселится у них.

Она будет спать на диване Блинкова-младшего, играть на его компьютере в девчачью игру «Виртуальный визажист» и есть его детской ложкой, которой он сам уже не ест, но все равно жалко. И это при том, что Ирка живет в соседнем доме. Она, видите ли, одна в квартире ночевать боится.

– Ну, ты доволен? – бодрым голосом спросил Иван Сергеевич. – Вдвоем-то вам будет веселей. Сходите куда-нибудь – в кино или на Москву-реку. А то целыми днями торчишь дома как сыч.

Блинкову-младшему очень захотелось высказать все, что он об этом думает. Но полковник уезжал на свою опасную службу. Расстроишь его, а он в самый неподходящий момент задумается о домашних делах, и тогда его могут ранить преступники. Поэтому Блинков-младший улыбнулся из последних сил и сказал:

– Конечно, Иван Сергеевич, вдвоем нам будет ужасно весело. Обхохочемся.

– Ну-ну, – произнес полковник с большим сомнением и потрепал его по запорошенным побелкой волосам. – Только смотри, чтоб порядок был. Мать пожалей.

– Вы надолго? – спросил Блинков-младший.

– Недельки на две, а вообще как получится. Может, и задержусь. Надо помочь одной республике, вставшей на путь независимого развития.

По тону полковника было ясно, что на этом пути республика наломала много дров. Он уже открыл дверь, собираясь уходить, и тут Блинков-младший спохватился:

– А Ирка-то где?

– Сам не знаю, Митек, – глухо ответил Иван Сергеевич. – Я вообще-то думал, она у вас. Так и уезжаю, не попрощавшись.

И он ушел, а Блинков-младший снова взгромоздился на стремянку. Шпатель скрежетал и визжал. Соскобленная побелка висела в воздухе пыльным облаком и лезла в рот. Блинков-младший старался дышать носом, но побелка и в нос лезла точно так же. Ей никакой разницы, лишь бы влезть.

Между прочим, шпатель дал ему Иван Сергеевич. И вообще полковник многое сделал для того, чтобы единственный сын его лучших друзей проторчал целый месяц каникул на стремянке под потолком.

Надо сказать, что старшему Блинкову это совсем не нравилось. Но спорить с мамой папа не стал, чтобы не ронять ее авторитет в глазах единственного сына. Он пообещал Митьке помочь, как только с его сломанной ноги снимут гипс. Гипс сняли еще позавчера, и что бы вы думали? И позавчера, и вчера, и сегодня папа с утра до ночи торчал у себя в Ботаническом саду. Он уходил, когда Блинков-младший еще спал, и возвращался, когда Блинков-младший уже спал. О том, что папа ночевал дома, а не в своем любимом Ботаническом саду, можно было догадаться только по уровню борща в скороварке. К утру от полной кастрюли оставалась половина, как будто ужинал не один-единственный кандидат ботанических наук, а бригада грузчиков.

В замке завозили ключом. Блинков-младший сообразил, что если сейчас дверь откроется пошире, то попадет точнехонько по ножкам стремянки. Он крикнул:

– Осторожно!

А вошедший папа спросил:

– В чем дело?

И сразу же узнал, в чем дело. Дверь ударила по ножкам, ножки сложились, и стремянка с Блинковым-младшим рухнула на папу.

– Привет, Митек. Видишь, я пораньше пришел. Сейчас поужинаем, и помогу тебе, – невозмутимо сказал старший Блинков, выкарабкиваясь из-под единственного сына. Он считал, что глупо переживать из-за неприятностей, которые уже случились. Сколько ни ахай, а время обратно не повернешь, поэтому и ахать нечего.

Блинков-младший молча поставил стремянку, влез на нее и черкнул шпателем по потолку изо всей силы, чтобы звук получился как можно противнее. Говорить с папой было не о чем. Если одиннадцать вечера у него называется «пораньше»…

– Не дуйся, – миролюбиво сказал старший Блинков. – Раз я обещал помочь, то помогу. В субботу. Хотя в субботу мы с Виталием собирались поработать. У него там не клеится один моментик в диссертации. Но в воскресенье я твой.

– А как же Галя? – язвительно поинтересовался Блинков-младший, скрежеща шпателем. – У тебя же двое аспирантов, Галя и Виталий. Тогда уж в воскресенье надо помочь Гале, а то будет несправедливо.

Старший Блинков ничего не понял! Никакой иронии! Он протер запотевшие очки и растроганно сказал:

– Да, о Гале-то я и не подумал. Я очень рад, единственный сын, что у тебя так развито чувство справедливости. Пожалуй, ты прав: надо в воскресенье помочь Гале.

Блинков-младший задохнулся. У него просто не было слов, чтобы достойно ответить. Все, все как будто специально сговорились отравить ему жизнь!

Неизвестно, чем закончился бы их разговор, если бы в этот момент не открылась дверь. Старший Блинков не успел ее запереть, поэтому все повторилось быстро, легко, непринужденно, как пишут композиторы в примечаниях для исполнителей песен. Дверь – бац по ножкам стремянки, ножки – вжик по полу, стремянка – громых, Блинков-младший – кувырк! Только мама успела его поймать. У нее была реакция контрразведчика.

– Привет, Митек. Проголодался, наверное? – сказала мама, одной рукой прижимая к себе пойманного Блинкова-младшего, другой устанавливая стремянку, а спиной захлопывая дверь.

Покончив со стремянкой, она перечмокала своих Блинковых и начала командовать:

– Олег, переодевайся и подмети за Митькой – он устал. Митька, помойся и поставь чайник. Поужинаем чаем с бутербродами, а то я ничего не успела купить. У нас были стрельбы. Кстати, давали пластиковые пули, и я выпросила себе лишнюю обойму. Очень практично: пальнешь – и преступник в нокауте, а вреда ему почти никакого.

И мужчины отправились выполнять приказания, а мама – чистить свой двадцатизарядный пистолет Стечкина. У нее было железное правило: постреляла – сначала почисть, а потом все остальное. Блинкову-младшему хотелось застать маму за этим интересным занятием, поэтому он пулей кинулся в ванную, на ходу стягивая запорошенную побелкой футболку. Если быстренько помыться, мама даст ему собрать вычищенный пистолет. Потом, конечно, разберет и соберет заново, но тут нечего обижаться. Второе железное правило – собирать оружие должен тот, кто будет из него стрелять. Чтобы, если случится осечка, винить одного себя.

Глава III

Поздний звонок

 Сделать закладку на этом месте книги

Телефонный звонок застал мужчин Блинковых на кухне. Митька наливал воду в чайник, а папа резал хлеб. Звонок был не прерывистый городской, а длинный-длинный.

– Мистер Силкин, – догадался старший Блинков. Вид у него был мрачный.

Наверняка мистер Силкин еще не знал, что подмена открылась, а то бы, конечно, не отважился звонить своему обманутому учителю.

– Возьми трубку, – брезгливым голосом сказал старший Блинков. – Если это он, передай, что я ни слышать, ни видеть его не хочу.

– Неужели ты его даже не обругаешь? – удивился Блинков-младший.

Папа подумал и решил:

– Узнай, что ему нужно, а там посмотрим. Может быть, ты и прав. Надо раз и навсегда выяснить отношения, чтобы он больше не звонил.

И старший Блинков ушел в комнату, а Митька снял трубку.

– Привет, старик! – близко-близко сказал из Америки мистер Силкин.

Тут надо пояснить, что в доме было много телефонов, и все разные. Это и сыграло свою роковую роль года три назад, когда Блинков-младший страдал болезнью разбирать что попало, чтобы узнать, как оно устроено. Если бы телефоны были одинаковые, он бы разобрал один и успокоился. А так пришлось разбирать все. Причем в них оказалось много разных штуковин, которые почему-то называют неразборными, хотя правильнее было бы называть их несборными.

Короче говоря, совершенно целый телефон был только в комнате родителей, и старший Блинков отправился туда разговаривать с мистером Силкиным. А Блинков-младший остался в кухне с телефоном, в который надо было кричать, а то тебя не услышат. И он снял трубку этого телефона, чтобы прокричать мистеру Силкину, что папа сейчас подойдет. Но кричать не понадобилось, потому что вторую трубку сняла мама.

– Это не старик, – холодно сказала она, – это старуха.

Мистер Силкин дядя Миша был странный. Если он чувствовал, что кому-то не нравится, то говорил с этим человеком ласково, а тем, кому нравился, он помаленьку хамил. С мамой он говорил очень ласково.

– Ольга Борисовна! Как ваше драгоценное здоровьичко?

– Миша, который час? – поинтересовалась мама.

– Извините, Ольга Борисовна, – понял намек мистер Силкин. – А у нас утро. Извините, дело важное.

Услышав про важное дело, Блинков-младший, который уже нацелился положить свою трубку, еще на секунду задержал ее в руке, да так и остался слушать.

Мистер Силкин говорил действительно важное. Он говорил:

– Хочу забрать у вас мужа на месячишко в Америку.

Мама совершенно не обрадовалась.

– Сейчас Олег подойдет, – сказала она недовольным голосом. Потом трубку взял старший Блинков.

– Старик, есть работа на десять тысяч долларов, – сообщил ему мистер Силкин и стал ждать, что старший Блинков заахает или хотя бы спросит, что за работа. Но старший Блинков молчал.

– Олег! – позвал мистер Силкин. – Эй, ты меня слышишь?

– Слышу, – отозвался старший Блинков, – и думаю, почему ты сам не взялся за эту работу.

Похоже, он сразу попал в больную точку.

– Я бы взялся, – промямлил мистер Силкин обиженным тоном двоечника, – но тут нужен ботаник с полевой практикой. Я рекомендовал тебя…

– … Потому что в Америке таких ботаников нет, – закончил старший Блинков. – Не финти, Миша, скажи честно: почему какой-нибудь американец не согласился?

Мистер Силкин растерялся и на самом деле ответил честно:

– Они себя чересчур любят, американцы. Плату им увеличь, страховку им оформи…

– …И ты решил на мне сэкономить.

– Ты обо мне плохо думаешь! – возмутился мистер Силкин. – Я бился за тебя, как лев! Если хочешь знать, они сначала и десяти тысяч не давали! И страховку я для тебя выбил – в разумных пределах, конечно: тысяч пятьдесят.

Мама, похоже, слушала разговор по третьему телефону, в Митькиной комнате.

– Та-ак, – сказала она. – Никуда Олег не поедет.

Старший Блинков и мистер Силкин дядя Миша замолчали, как будто мама застала их за каким-то шкодливым занятием.

– Мы это потом обсудим, Оля, – сказал наконец старший Блинков. – Сначала надо узнать, какая работа.

– Обычная экспедиция. Определение ресурсов, – сообщил мистер Силкин.

Попросту говоря, это значило, что старший Блинков должен был добраться до нужного места, примерно сосчитать, сколько там лекарственных трав, и насобирать немного для химического анализа. Потом, если все в порядке, туда отправят людей, которые начнут собирать эти травы уже помногу и отправлять их на фабрики или сразу в аптеки.

– Ты что-то недоговариваешь, Миша, – сказал старший Блинков. – Это слишком простое дело, чтобы вызывать человека из России и платить ему десять тысяч.

– Что я недоговариваю? Все договариваю. Ты, может быть, неправильно понял: экспедиция не в Северную Америку, а в Южную. В Венесуэлу, – бодро сказал мистер Силкин и добавил будничным тоном, будто приглашал в кино: – Кстати, можешь взять своих. Поживут месячишко в Каракасе, а ты пока смотаешься в джунгли. Фирма оплачивает билеты для троих.

Блинков-младший как стоял, так и сел на пол. Трубку он из руки не выпустил, и вслед за трубкой с полочки слетел телефон и грохнулся ему на голову.

– Неполадки на линии, – заметил мистер Силкин. Ему вообще нравилось замечать всякие неполадки.

– Нет, это наш единственный сын подслушивает, – осуждающе сказала мама, как будто сама не подслушивала.

Пойманный с поличным единственный сын оправдываться не стал и трубку не положил. Ему было не до этого. Сердце выпрыгнуло из груди и скакало по кухне. Остальное он слушал без сердца. Если бы мистер Силкин сказал, что на обратном пути можно будет залететь на Марс, Блинков-младший ничуть не разволновался бы, потому что сильнее волноваться было уже некуда.

Старший Блинков, наоборот, успокоился. То ему было непонятно, за что платят такие большие деньги, а теперь он понял: за труд и за риск. А трудиться и рисковать вежливый и тихий папа умел получше многих. Он стал расспрашивать о деле: куда именно ехать, какие собирать растения. Мистер Силкин отвечал на все: «Мне пока не велено говорить» и «Узнаешь, когда подпишешь контракт». Это снова насторожило старшего Блинкова.

– Я подумаю, – сказал он. – Что-то мне не нравятся твои секреты.

А мистер Силкин сказал:

– А ты что хотел – чтобы я тебе все по телефону выложил? Коммерческая тайна! Я и сам не все знаю. Так, догадываюсь, что фирма собирается прямо там, на месте, строить фабрику. Соображаешь? Если конкуренты узнают, они же могут послать свою экспедицию, чтобы потом перекупить эту землю.

– Какая хоть фирма? – спросил старший Блинков.

Мистер Силкин помолчал и сказал:

– Врать не хочу, а сказать не могу. Да у вас в России ее и не знают, маленькая фирма.

– Я подумаю, – повторил старший Блинков, – но, скорее всего, откажусь.

– Подумай, Олег, – проникновенно сказал мистер Силкин. – И знаешь, о чем еще подумай? Помнишь, ты мне показывал семена Уртики из сарматского могильника? Одно проросло, а рядом в чашке лежали контрольные?

– Я знаю, что ты украл Уртику, – ровным голосом ответил старший Блинков. – И кому ты ее продал, знаю.

Мистер Силкин озадаченно помолчал и признался:

– Ну, не украл, а подменил. Только настоящую Уртику я не продавал, она сейчас у меня. Так что для науки твой росток не пропал. Если согласишься на эту экспедицию, можешь взять его себе.

– У тебя его не купили, – догадалась мама.

– Да, – легко согласился мистер Силкин. – Мне просто не поверили, что это росток из того самого семени.

– Как же ты его унес? – спросил старший Блинков, задним числом переживая за судьбу Уртики.

– Намочил носовой платок, завернул… А на его место положил обычное, из контрольной чашки.

– Негодяй, – сказал старший Блинков. – Я согласен.

И они стали говорить о контракте, загранпаспорте, визах и других малопонятных вещах.

Блинков-младший положил трубку и стал механически отщипывать по кусочку от нарезанного папой хлеба. Он был настолько потрясен, что сам не заметил, как съел полбатона. В коридорчике у кухни показалась мама. Держа наотлет перепачканные оружейной смазкой и пороховым нагаром руки, она открыла дверь в ванную локтем, чтобы не заляпать дверную ручку. Идет мыть руки, значит, пистолет уже был вычищен и собран без Митькиного участия. Блинков-младший об этом даже не пожалел. Америка важнее.

Вот так-то. Живешь хуже крепостного крестьянина, целый месяц скоблишь потолок, и даже компьютер у тебя без выхода в Интернет. И вдруг такой подарок безрадостной судьбы. Америка! И не Северная, где бывали многие, а Южная. Блинков-младший не знал ни одного человека, который побывал бы в Венесуэле. А уж в их классе он точно будет первый.

И тут он вспомнил об Ирке. Мистер Силкин ясно сказал: фирма оплачивает билеты для троих. А Ирку-то куда девать?!

Вряд ли фирма, которая приглашает папу на работу, оплатит билеты на самолет для какой-то еще Ирки. Билеты в Венесуэлу дорогие. Это же уму непостижимо – лететь через половину земного шара, а потом возвращаться обратно. Ни оставленных Иваном Сергеевичем денег, ни, пожалуй, всех сбережений Блинковых на это не хватит.

Бросить Ирку в Москве одну тоже нельзя. Раз Иван Сергеевич доверил Блинковым это сокровище, ничего не попишешь. Раньше мама с Иваном Сергеевичем вместе служили в контрразведке. Они подружились, еще когда ни Блинковамладшего, ни Ирки на свете-то не было. Такими друзьями не разбрасываются. Скорее всего мама останется приглядывать за Иркой и кормить ее борщом из скороварки. Но в таком случае кто будет приглядывать в Венесуэле за Блинковым-младшим, когда папа уйдет в экспедицию?! Само собой, Митька был уверен, что приглядывать за ним вообще не надо. Но старшие бывают непредсказуемы. Ты считаешь, что тебе просто невозможно отказать. У тебя есть на это сто причин. А старшие побьют твои сто одной-единственной и такой бестолковой, что она тебе и в голову не придет. Скажут: «А вдруг ты забудешь помыть фрукты и заболеешь дизентерией?» И вся твоя Венесуэла запросто полетит в тартарары не из-за того, что ты заболел, и даже не из-за того, что ты не моешь руки, а из-за того, что ты можешь забыть вымыть руки!

И Блинков-младший принял решение: родителям об


убрать рекламу




убрать рекламу



отъезде Ивана Сергеевича не говорить. Ирке отдать оставленные на ее кормежку деньги (можно и от себя добавить рублей двести из личных сбережений), и пускай поживет одна. С Иркой можно договориться. Не такая она вредина, чтобы лишать человека поездки в Венесуэлу. Положим, к своей маме она не поедет – у мамы новая семья и новая дочка, Ирка не любит у них бывать. Ну и ничего страшного. Иван Сергеевич говорил, что уезжает недельки на две, но Блинковы-то улетят не завтра. Пока билеты купят, пока оформят все документы, Блинков-младший будет за Иркой присматривать. А там и ее папа успеет вернуться. А если не успеет, Ирка перебьется без старших. Ничего ей не будет. Яишенку себе поджарит, и все в порядке. Оставалось уговорить Ирку. Откладывать это дело на завтра было нельзя. Ирка, конечно, привыкла, что Иван Сергеевич поздно приходит со службы, и сама торчала на дискотеке, пока свет не выключат. Но двенадцатый час – это слишком поздно. С минуты на минуту она может спохватиться и начать разыскивать своего папу. Тогда она, конечно, первым делом позвонит Блинковым.

Блинков-младший набрал номер Кузиных. Телефон был занят. Ясно: Ирка вернулась с дискотеки и треплется. Болтать по телефону она могла круглосуточно. Ночью заберется под одеяло, чтобы Иван Сергеевич не слышал, и давай названивать: «Але, Блинок, ты спишь?… Ну, раз я тебя все равно разбудила, то слушай…»

Мама и папа вошли на кухню одновременно и застали единственного сына, когда он вешал телефонную трубку.

– Ты кому звонишь? – спросил старший Блинков. – Уже без четверти двенадцать, порядочные люди посмотрели телевизор и спать легли.

«Порядочные люди» и «телевизор» были у папы ругательными словами. Он обожал свою работу и втайне гордился тем, что приходит домой и садится ужинать, когда порядочные люди уже спят. А по телевизору смотрел только «Новости», чтобы не терять времени на все остальное.

– Он звонит Ире, – сказала мама, глядя на единственного сына проницательным взглядом контрразведчика. – Хочет позвать ее на ужин, а у Иры телефон занят. Ничего, Митек. Не беспокойся, Иру я уже пригласила.

Блинков-младший застонал про себя. Мама же чистила пистолет на его письменном столе. А там лежит записка и деньги Ивана Сергеевича. Она все поняла! Все его мысли!

– Я еще подумаю, стоит ли отпускать такого конспиратора с папой в Венесуэлу, – заметила мама, подтверждая догадку Блинкова-младшего.

Старший Блинков понял только одно: мама остается.

– Почему «с папой»? – удивился он. – А ты разве не поедешь?

– Олежек, – ласково сказала мама, – как ты себе это представляешь: я заполняю анкету, пишу в графе «профессия» – контрразведчик, «цель визита» – туризм? Думаешь, мне разрешат въехать в страну?

Папа приуныл, но сдался не сразу.

– Ты же ездила во Францию, – сказал он.

– Во Францию я ездила, потому что Интерпол специально приглашал делегацию от нашей контрразведки. Нет, Олег, даже не думай. И не пустят меня, и я сама не хочу. У меня работы полно. А Митьку с Ирой ты, конечно, возьми, – сказала мама и добавила, совершенно растоптав самолюбие единственного сына: – А то кто за ним будет приглядывать, когда ты уйдешь в экспедицию?

В дверь позвонили. Блинков-младший встал и поплелся открывать Ирке, этой ехидне, этой фрекен Бок, которая, видите ли, будет за ним приглядывать. Мама догнала его в прихожей и шепнула:

– Ты хотя бы понял, что друзья не бывают лишними?

Блинков-младший молча кивнул, чтобы не затевать долгий разговор. А так он мог бы ответить, что Ирка ему не друг, а просто Ирка. Вроде болячки: и надоедает, и зудит, но если ее тронет кто-то посторонний, то может запросто получить от него в глаз. Потому что Ирка все-таки своя. Он знает ее столько, сколько помнит себя.

Глава IV

Могущественный и подозрительный дон Луис

 Сделать закладку на этом месте книги

Представьте себе, что вам почти четырнадцать (некоторым это и представлять себе не надо, потому что им на самом деле почти четырнадцать).

Представьте себе, что в свои почти четырнадцать вы летите в Венесуэлу.

Там Белый Ягуар – вождь араваков и всякие другие книжные герои.

Там река Ориноко с настоящими крокодилами, а может быть, аллигаторами или кайманами. Но страшнее крокодилов стаи маленьких зубастых рыбок-пираний, которые могут до голых костей обглодать живого буйвола, если буйволу вздумается поплавать.

Там джунгли называют сельвой, что, согласитесь, звучит гораздо таинственнее.

По сельве бродят гаримперос – люди с ружьями, отчаянные контрабандисты золота, оружия и наркотиков. Они стреляют в каждого, кого увидят, потому что боятся, что этот каждый выстрелит в них первым.

А еще в сельве живут совсем дикие индейцы, которые ходят без трусов и ни разу в жизни не видели простого карандаша, не говоря уже о компьютере. Эти дикие индейцы тоже на всякий случай стреляют во всех из своих длинных луков. Стрелы у них легонькие, с осколком обезьяньей косточки вместо наконечника. Но эта несерьезная обезьянья косточка смазана страшным ядом кураре, от которого у кого хочешь навсегда останавливается сердце.

Много всякой интереснейшей всячины имеется в Венесуэле. Не имеется там только ни одного вашего знакомого, кроме мистера Силкина дяди Миши, который вообще-то живет в Пенсильвании (это, понятно, Северная Америка), но обещал прилететь и встретить вас в Каракасе (а это уже Южная). Причем этот мистер Силкин совсем не лучший ваш знакомый. Мистер Силкин украл Уртику и может выкинуть еще неизвестно какую гадость.

Представьте, что вы долго-долго летите на очень большом самолете «Боинг-767», а время не меняется. Как вылетели в три часа ночи, так и остается три часа ночи. Летите час – время три часа ночи, летите два – три часа ночи, летите четыре часа – время все равно три часа ночи! Потому что самолет летит с такой же скоростью, с какой вертится Земля. Он летит, и под ним все время чуть-чуть розовые облака. Это позади него все время встает солнце и никак не может встать – самолет от него улетает.

Так вы и засыпаете в три часа ночи. А потом вас будят. Самолет сел. Ему нужно заправиться керосином.

Вы первым делом кидаетесь к иллюминатору, но в него не видно никакой заграничной страны, а видна только стена из стекла и металла, и там, в тусклом свете за стеклами, – пустые коридоры и лестницы. Конечно, эта стена, эти коридоры и лестницы – заграничные, но от этого они не становятся ничуть интереснее.

Дверь самолета открывается прямо в длинный коридор, и по этому коридору вас ведут в совсем неинтересный зал с креслами и автоматами для продажи газировки. Газировка вас не интересует абсолютно. Во-первых, у вас нет иностранных монеток для автоматов, и потом, вы этой газировки напились в самолете так, что булькает в животе. И совершенно бесплатно.

Час или два вы дремлете в этом неинтересном зале, и вас по тому же неинтересному коридору ведут в тот же самолет. Но пока он заправлялся и никуда не летел, солнце успело его догнать и уже утро, и когда самолет начинают вывозить на взлетную дорожку, вы наконец видите заграницу. Вы видите все здание аэропорта, а не одну стену. За аэропортом вы видите сетчатую ограду, а за оградой шоссе, и по нему редко проезжают машины. Вы видите сотни самолетов, которые взлетают, садятся, едут по дорожкам за впряженными в них низкими оранжевыми тягачами и просто стоят.

Самолеты – это интересно всегда. Но все равно вы совершенно не чувствуете, что оказались за границей.

– Я летала с папой в Новосибирск, – сказала по этому поводу Ирка, – так там совершенно тоже самое. Только еще в самолете дают курицу с зеленым горошком.

Самолет взлетел, и опять под ним были облака, только не розовые, а белые, а под облаками – невидимые заграничные страны, потом невидимый океан, океан, океан и опять невидимые страны.

Газировку давали непрестанно, но сколько можно пить газировку? А еще крутили кино на английском языке. Блинков-младший неплохо понимал, что там к чему. Скажем, плохой парень хватает красивую девушку за руку и тащит ее танцевать. А хорошему парню тоже хочется потанцевать, но как ему объяснить девушке, что он хороший? Тогда он и говорит ей: «Траст ми», то есть «Доверься мне». И девушка моментально понимает, с кем идти танцевать, а кто и без нее перетопчется. А потом он побеждает всех плохих и, понятно, кричит: «Аи дид ит!» – «Я сделал это!» В общем, скукота ужасная, если смотреть много часов подряд. Блинков-младший спасался чтением «Белого Ягуара – вождя араваков», которого знал почти наизусть.

И в другом самолете, тоже «Боинге», но поменьше, опять крутили кино и давали газировку, только кино было на испанском языке. Блинков-младший всего себя отсидел. Если встать, ноги подкашивались, и в них бегали горячие иголочки.

В Каракасе случилась неприятность. Таможенный чиновник в фуражке с золоченым витым ремешком увидел в багаже старшего Блинкова гербарные сушилки. Это деревянные рамки величиной с газетный лист, на которые натянута обычная металлическая сетка. Между рамками, проложив бумагой, зажимают растения, которые хотят засушить.

Так вот, чиновник никак не мог взять в толк, зачем было старшему Блинкову везти через полмира старые облезлые рамки. Он все время повторял: «файв доллар», дескать, пятерка – красная цена этому барахлу. А старший Блинков не мог объяснить, что дорожит этими рамками, потому что сделал их еще когда был студентом и с тех пор они побывали с ним во многих экспедициях. Такие вещи трудно объяснить некоторым людям, даже когда разговариваешь с ними на одном языке, а тут старший Блинков говорил по-английски, а чиновник – по-испански.

Рамки простукали, просветили рентгеновским аппаратом, а одну даже распилили. Старший Блинков тяжело вздыхал и говорил Ирке и Блинкову-младшему, что Венесуэла – мировой центр контрабанды наркотиков, поэтому здесь такие придирчивые таможенники. Они должны разыскивать в багаже пассажиров запретные вещи.

В конце концов рамки на всякий случай конфисковали, как говорят таможенники, когда что-нибудь отбирают насовсем. Хотя, конечно, ничего запретного в них не было.

Когда Блинковых с Иркой отпустили, остальные пассажиры давным-давно прошли таможню и разъехались. В большом зале аэропорта остались одни таксисты и мальчишки-носильщики. Таксисты все сразу стали кричать, что отвезут их в гостиницу («отель» – это Блинков-младший понял), а мальчишки молча хватали чемоданы и тащили их неизвестно куда.

Мистера Силкина не было, хотя он обещал встретить их в аэропорту. Блинковы с Иркой гонялись за мальчишками, отбирая свои чемоданы, и не знали, что делать.

Тут, к счастью, пошли пассажиры с другого самолета. Таксисты с мальчишками набросились на них.

Старший Блинков посадил Ирку и Блинкова-младшего на спасенные чемоданы и пошел звонить. У него был какой-то каракасский телефон, который дал ему мистер Силкин.

– Как будто и не Южная Америка, – сказала Ирка. – Я с папой летала в Азербайджан, так там абсолютно то же самое: все смуглые и говорят не по-русски.

– Много ты понимаешь, – сказал Блинков-младший.

– А вот и понимаю, – сказала Ирка.

Блинков-младший для профилактики стукнул ее по голове «Белым Ягуаром – вождем араваков». А Ирка вместо того, чтобы по-нормальному дать сдачи, заплакала.

– Ладно, ты чего? – утешил ее Блинков-младший.

– Я очень боюсь за папу, – сказала Ирка сквозь слезы. – У меня больше никого нет во всем мире, только папа. И я боюсь, что его застрелят в командировке.

Старший Блинков вернулся с каким-то усатым испанским доном или, может быть, идальго. Оба довольно улыбались, но улыбка старшего Блинкова не шла ни в какое сравнение с улыбкой этого скорее всего дона. Дон скалился, как будто у него было не тридцать два зуба, а все сто. Каждый зуб сиял и пускал солнечные зайчики. Сто первым зубом казался сам дон, одетый с ног до головы в белое. Белые туфли, белые носки, белые брюки, белая рубашка с короткими рукавами и белая панама. Только смешные острые усики дона были черные, и казалось, что сейчас появится доктор из рекламы зубной пасты и, указывая на эти черные усики, скажет страшным голосом: «Это кариес!»

Под мышкой дон держал картонку с крупной надписью: «Blynkov».

– Прилетел нас встречать, а сам сидит в баре, кофе пьет, – осуждающе сказал старший Блинков.

Дон разулыбался просто до невозможности, показав еще по меньшей мере двадцать зубов.

– Буэнос диас! – сказал он Блинкову-младшему с Иркой и потряс картонкой. – Блинков?

– Блинков, Блинков, – не вдаваясь в подробности, подтвердил Блинков-младший.

– Кузина, – пискнула Ирка, но дон уже не слушал. Подхватив сразу три чемодана, он помчался куда-то в глубь аэропорта, мимо стойки, где таможенники осматривали багаж пассажиров.

Старший Блинков пустился следом, порываясь взять хоть один чемодан, но дон улыбался и чемодана не отдавал. Таможенники оборачивались и здоровались с доном. Он тоже здоровался направо и налево и знай себе махал такими широкими шагами, что Блинкову-младшему с Иркой приходилось почти бежать.

Было похоже, что у дона тут все друзья-приятели. В двери со всякими запретительными надписями и перечеркнутыми красной чертой человечками он входил запросто. Охранники благосклонно ему кивали.

По служебным коридорам с дребезжащими лампами дневного света дон вывел всех на какой-то неглавный аэродром. Было слышно, как за ангарами, похожими на половинки огромных бочек, взлетают и садятся тяжелые «Боинги». А здесь, у короткой взлетной полосы, стояли разноцветные самолеты и вертолеты размером с автомобиль. Жара была несусветная, от раскаленного воздуха перехватывало горло.

Один вертолет, белый, с черными крупными цифрами на борту, сразу же заклекотал, закашлял, его винт медленно провернулся и закрутился быстро-быстро. Проросшие между бетонными плитами колючки легли, как будто на них наступила невидимая великанья нога. Опустив голову навстречу летящему из-под винта горячему вихрю, дон пошел к вертолету. Панаму с него сдуло. Блинков-младший бросился ее ловить и нос к носу столкнулся с вредным таможенником, который отобрал гербарные сушилки. Сейчас эти связанные веревочкой сушилки он протягивал Блинкову-младшему и улыбался похлеще дона.

– Спасибо, – сказал Блинков-младший и взял сушилки. Таможенник погладил его по голове, что-то приговаривая по-испански.

Донову панаму поймала Ирка. Она уже поднималась в брюхо вертолета по короткой ненужной лесенке в две ступеньки. Дон уселся в кабину рядом с летчиком и махал Блинкову-младшему рукой.

– Буэнос диас, – сказал Блинков-младший странному таможеннику, потому что не знал, как будет по-испански «до свидания», и побежал к вертолету.

Лопасти винта крутились так низко, что было страшно получить по голове. Пригибаясь, Блинков-младший нырнул в обитое красной кожей вертолетное нутро. Дверь за ним сразу же захлопнулась, и вертолет взлетел так стремительно, что защекотало в животе. Внизу, среди маленьких самолетиков, стоял совсем крохотный таможенник и делал ручкой, как будто провожал близких родственников.

Вертолет поднялся выше, и в иллюминаторе справа Блинков-младший увидел крыши домов, пригнанные друг к другу плотно, как чешуйки еловой шишки, и за крышами – зеленые горы. В иллюминаторе слева было Карибское море.

А Карибское море, если кто-то забыл, многие века считалось самым опасным на свете. И не потому, что оно такое уж бурное, а потому, что в этом море было ужасно много пиратов.

Глава V

Схватка с кайманом

 Сделать закладку на этом месте книги

Блинков-младший валялся на полу и смотрел телевизор. С террасы было видно поле для гольфа, криво поделенное пополам тенью горы, каскад бассейнов, площадка для вертолета без вертолета, сараи с желтыми тростниковыми крышами, похожие издали на стога сена, и коттедж, в котором жили охранники. За коттеджем была пропасть.

Где-то жужжал электрический моторчик. Это индеец Паблито бродил с газонокосилкой и сносил головы упрямым травам. Ровно шумел водопад, а так было тихо. Звук в телевизоре Блинков-младший выключил, он все равно не понимал по-испански.

Передача шла страшная. Показывали мордастых молодых людей, про которых хотелось сказать «здоровые», если бы не их забинтованные руки и ноги. А после доктор в белом халате показывал плакаты с червями, бациллами и рыбами. Молодые люди сходили на выходные отдохнуть в сельву и вернулись инвалидами. Доктор объяснял, кто их укусил и какой болезнью они заразились.

– Тебе не надоело? – крикнула из комнаты Ирка, она там в десятый раз штудировала «Белого Ягуара – вождя араваков». – Пойдем лучше крокодила подразним.

– Каймана, – поправил Блинков-младший, не двигаясь с места. Доктор как раз дошел до червей, которые заползают в ботинки невнимательным людям и откладывают им под кожу свои яички. Отвратительное было зрелище! Даже на картинке – отвратительное. Блинков-младший сжал зубы и терпел, потому что мужчина должен сносить все.

– Ну каймана, – нудила Ирка. – Пойдем подразним!

Тут на экране появилась нога, не нарисованная, а настоящая. С этой ноги доктор медленно снимал бинты.

– Пойдем, – сдался Блинков-младший и выключил телевизор.

Кайман жил в старом заросшем тиной бассейне. Иногда туда выпускали живых рыб, и кайман их ловил. А так развлечений у него не было. Он валялся на мелком месте, выставив из воды глаза и ноздри, и зевал, когда становилось уж очень скучно. Если кто-нибудь один, к примеру, Блинков-младший или Ирка, отвлекал каймана, то кто-нибудь другой, к примеру, Ирка или Блинков-младший, мог подкрасться к нему сзади и дернуть за хвост или хлопнуть по лоснящейся чемоданной спине. А если не отвлекал, то кайман мог запросто тяпнуть за ногу. Насовсем бы не откусил – он был мелкий кайман, – но в страшной телепередаче из больницы тяпнутого показали бы точно. Еще неприятно то, что кайман зубов не чистит и в раны от его укусов обязательно попадает всякая дрянь.

Если вам придется дразнить каймана или, допустим, крокодила (особой разницы нет), запомните, во-первых, что они не умеют пятиться назад. Это облегчает вашу задачу. Во-вторых, запомните, что они очень гибкие и у них очень сильный хвост. Наподдадут вам хвостом под коленки, потом изогнутся и схватят. Запросто. Это делает вашу задачу чрезвычайно опасной. Поэтому лучше вообще не дразнить каймана.

Но если вы третью неделю сидите без дела на очень уютной, но очень скучной вилле белозубого дона Луиса; если с двух сторон от виллы горы, а с двух других сторон – пропасти и ходить вам, получается, некуда; если телевидение на испанском языке, а «Белый Ягуар – вождь араваков» прочитан и от корки до корки, и наугад с любого места, и для пробы задом наперед, то никуда вы не денетесь: пойдете дразнить каймана. Кто хочешь пойдет, когда больше нечего делать.

По дороге Блинков-младший поймал лягушку, потому что была его очередь отвлекать каймана. Лягушки здесь водились удивительно здоровенные. По вечерам они ревели так, что было страшно. Казалось, выскочит сейчас из темноты лягушища, перекинет тебя через холку и утащит. Хотя, конечно, нет на свете таких лягушек, которые могли бы утащить нашего восьмиклассника. Будь их даже целая стая на одного.

Короче говоря, поймал он лягушку, нашел в кустах припасенную палку от метлы и к этой палке привязал лягушку. Она сначала затихла, а потом начала безобразно орать. На горле у нее был кожаный мешок, он раздувался, как воздушный шарик, и Блинков-младший опасался, что лягушка лопнет от натуги. Он поднял лягушку на палке, и она замолчала от удивления, потому что никогда не смотрела вокруг с такой высоты.

Ирка отстала и пошла в обход бассейна, чтобы не попадаться кайману на глаза. А Блинков-младший опробовал лягушку. Если ее опустить поближе к земле, она снова начинала орать и рваться на свободу.

С орущей лягушкой на палке, стараясь не смотреть в Иркину сторону, чтобы кайман ни о чем не догадался, Блинков-младший подошел к бортику бассейна.

Кайман ждал. За последнюю неделю он успел привыкнуть к тому, что его дразнят, и не терял надежды тяпнуть Блинкова-младшего или Ирку. На этот раз Ирку, ведь была ее очередь дразнить, а Блинков-младший лишь отвлекал.

Вода в бассейне воняла зоопарком и рыбным магазином. Вокруг каймана плавали головастики размером с хорошую сливу. Блинков-младший стал медленно подносить лягушку к ноздрям каймана. Кайман стал медленно разевать пасть. А Ирка (Блинков-младший видел краем глаза) залезла в бассейн и стала медленно подкрадываться.

Дно бассейна было покатым. В глубоких местах Ирке и Блинкову-младшему оказалось бы с ручками, но Ирка брела по мелкому месту, воды там было по колено.

Чем ближе подкрадывалась Ирка, тем ниже Блинков-младший опускал палку с лягушкой и тем шире кайман разевал пасть с длинными как гвозди зубами. Нельзя забывать о том, что и лягушка принимала в этом деле самое активное участие. Она вопила так, что у Блинкова-младшего звенело в ушах.

Ирка уже подошла к хвосту, но дергать не стала. Она решила выполнить упражнение второй категории сложности: шлепнуть каймана по спине. И вот она шла вдоль каймана. Она так долго шла, что кайман стал казаться Блинкову-младшему бесконечным, как товарный поезд.

И вдруг Ирка поскользнулась.

Мгновение она балансировала, размахивая руками, и за это мгновение Блинков-младший догадался пожертвовать лягушкой, которую вообще-то хотел отпустить на заслуженный отдых. Лягушка отвлекла каймана, но когда на спину ему свалилась Ирка, он уже ни на что другое не отвлекался. Сначала кайман замер от неожиданности, но тут же сообразил, что к чему, изогнулся и хлопнул своей огромной пастью.

– Папочка! – завопила Ирка, изо всех сил вцепившись в каймана, как будто он и был ее папочка.

Если бы Ирка вцепилась поближе к хвосту, кайман бы ее сцапал. Но Ирка вцепилась в спину точно посередине, а уж достать собственную спину кайман не мог, он все-таки не змея.

Стоит ли говорить, что Блинков-младший не испугался? Говорить этого не стоит, потому что Блинков-младший испугался. Только дураки ничего не боятся. Другое дело, что не каждый испугавшийся – трус. Блинков-младший испугался, ему жутко не хотелось оказаться в больнице и чтобы доктор из телепередачи разбинтовывал ему изуродованную кайманьими зубами ногу. Но если бы кайман изуродовал Иркину ногу, то Блинкову-младшему было бы еще хуже. Просыпаться и думать о том, что ты струсил, идти в школу и думать о том, что ты струсил, засыпать и думать о том, что ты струсил, – разве это жизнь?

И Блинков-младший решился. Он вскочил на бортик бассейна и сунул палку кайману в пасть. Пасть захлопнулась, палка разлетелась в щепки, и тогда Блинков-младший взревел от ужаса, как несчастная лягушка, и рухнул с бортика прямо на бугристую кайманью башку.

У каймана очень сильные челюсти. Они могут перемолоть палку, могут схватить и утащить в воду неосторожного зверька и расправиться с любой рыбой. Но мышцы, которые раскрывают пасть, у каймана гораздо слабее. Сильные мышцы тут просто не нужны: подумаешь, великое дело – пасть разинуть.

Блинков-младший оседлал кайманью башку и обхватил его челюсти сомкнутыми в замок руками.

– Беги! – кричал он Ирке.

Кайман бился. Ирка тоже не такой человек, чтобы бросать своих. Она думала, что каймана можно как-то победить, и висела на нем в точности как Блинков-младший, только подальше, верхом на спине.

– Беги! Зови людей! – кричал Блинков-младший.

У каймана, конечно, мышцы, которые раскрывают пасть, слабые – я от своих слов не отказываюсь. Но остальные мышцы у него сильные. Гораздо сильнее, чем у Ирки и Блинкова-младшего вместе взятых. Так что страшно подумать, чем это могло кончиться. Может быть, через минуту кайман стряхнул бы наших ребят и прошелся бы по ним своими длинными зубами, которые насквозь пронзают рыбу в воде. Но тут появился индеец Паблито.

Вообще-то у него было другое имя. Но у индейцев строго-настрого запрещено вслух называть собственные имена. Они боятся, что злые духи могут подслушать имя и навредить его хозяину. Называть вслух чужие имена у индейцев не запрещено. Злые духи от этого путаются и ничего плохого сделать не могут. Получается, как если нечаянно разбить в школе стекло и сказать завхозу, что ты какой-нибудь Петя Петров из седьмого «Б». Ну, придет завхоз в седьмой «Б», увидит, что Петя Петров – совсем не тот человек, и уйдет. Вот так и духи. Паблито не называл своего настоящего индейского имени, и духи к нему не приставали. Но и люди не знали его настоящего имени. Если бы поблизости был индеец из племени Паблито, он мог бы произнести это имя без риска для жизни. Но все индейцы на вилле были из других племен и не знали его секретного имени, поэтому Паблито звали Паблито.

Индеец с секретным именем нес головой вниз цыпленка со связанными ногами. На Ирку и Блинкова-младшего, бьющихся в смертельной схватке с кайманом, он посмотрел осуждающе, но без особых переживаний. Как будто они перемазались манной кашей или сотворили еще какую-нибудь невинную детскую шалость.

– Хелп! – завопил Блинков-младший, хотя индеец едва ли понимал по-английски. А Ирка завопила:

– Помогите!

Индеец присел на корточки и тихонько свистнул. Такой он был спокойный, что Блинков-младший с Иркой замолчали. Индеец свистнул еще раз. Блинков-младший почувствовал, что кайман под ним дергается слабее. Зато цыпленок в руках индейца приоткрыл затянутый пленкой глаз и стал биться. Кайман обмяк и шумно фыркнул в воду. Он заметил цыпленка. А индеец, опустив цыпленка к самой воде, засвистел коротко и часто: «Фи-фу, фи-фу», как будто подзывал собаку.

И кайман сдался. Кайман пополз к цыпленку. Наверное, он подумал: «Зачем связываться с этим Блинковым-младшим и с этой Иркой? От них все равно много не откусишь. Возьму-ка я лучше цыпленка, пока дают».

Ползти кайману было трудно. Еще бы, когда на нем сидели двое. Он пытался стряхнуть седоков, но без злости, дескать, поиграли – и хватит, у меня тут наметилось одно важное дело.

Не переставая свистеть, индеец показал большим пальцем: соскакивайте.

– Три-четыре! – скомандовал Блинков-младший, и они с Иркой так лихо соскочили, что сразу оказались за надежной спиной индейца. По воде двумя цепочками расходились круги, показывая, где они бежали. Но момент, когда они бежали, совершенно вылетел у Блинкова-младшего из головы.

Кайман тоже времени зря не терял. Сглотнул цыпленка и выложил свою зубастую башку на бортик бассейна. Индеец почесывал ему грязным ногтем то место, где у нормальных животных ухо.

Потом индеец сделал невероятное. Он спокойно, как собственный чемодан, раскрыл кайману пасть и стал ковыряться у него в зубах острой палочкой. Палочку он достал из кармана штанов. Это была специальная палочка, чтобы чистить кайману зубы.

– Он из рода каймана, – шепнула Ирка. – Как в «Белом ягуаре – вожде араваков».

Кайман, оказавшийся индейцу кем-то вроде дальнего родственника, пялил свои бессмысленные желтые глаза. Зрачки у него были щелочкой, как бойницы старинного замка.

– Тотем, – вспомнил Блинков-младший слово, которым называются такие звериные родственники индейцев.

– Уази, – сказал индеец, похлопывая каймана по нахальной морде.

Ирке тоже захотелось похлопать по морде, раз выпал такой интересный случай. Но кайман символически лязгнул на нее зубами.

– Гадина, – определила Ирка.

Наши еще немного посидели на корточках рядом с индейцем, глядя, как он чистит кайману зубы. Взбаламученная вода улеглась, и опять в ней зашмыгали черносливые головастики. Солнце жарило, белая Иркина футболка уже подсохла на плечах и оказалась грязно-зеленой. Блинков-младший покосился на свое плечо – его футболка выглядела не лучше. Между прочим, воняло все время ужасно, только раньше Блинков-младший не обращал на это внимания, а сейчас понял, что воняет не только вода в бассейне.

– Пойдем купаться, – сказал он Ирке. А индейцу для закрепления знакомства сказал:

– Уази.

– Уази, – подтвердил индеец.

Бассейнов у дона Луиса было целых три, если считать занятый кайманом, и дон подумывал, не построить ли четвертый. Первый бассейн был с настоящим водопадом. Горный ручей сбегал в запруду, вода там копилась, копилась и рушилась в бассейн со здоровенного обломка скалы. Под этим водопадом можно было стоять, как под великанским душем, но никто не стоял. Считалось, что вода с гор слишком холодная. Блинкова-младшего с Иркой не сразу об этом предупредили, и они начали купаться под водопадом с самого первого дня. По-нашему, вода там была вполне терпимая, как в Москве-реке весной.

Вода в первом бассейне тоже считалась слишком холодной. Его устроили не для купания, а для того, чтобы вода нагрелась на солнце. Потом она по трубе стекала во второй бассейн и там тоже нагревалась, и вот в этой дважды нагретой воде дон Луис плавал для бодрости пять минут утром, пять минут вечером. Он замерзал так, что становился похож на мороженую курицу. Но все равно гордился своей закалкой до невозможности. Старшего Блинкова он вызвал на соревнование, кто дольше просидит в воде, и старший Блинков не стал смеяться над закаленным доном, а, наоборот, сдался и первым вышел из воды. Из вежливости он даже клацал зубами, как дон Луис.

Представьте, как расстроился бы гордый дон Луис, если бы узнал, что Блинков-младший с Иркой купаются под водопадом! Ведь сразу бы стало ясно, что старший Блинков поддался ему нарочно, раз даже восьмиклассники не боятся этой будто бы холодной воды с гор. Поэтому они бегали к водопаду, стараясь не попадаться на глаза дону Луису. Блинкову-младшему даже нравилось, что о


убрать рекламу




убрать рекламу



ни купаются не просто так, а скрытно.

Последнюю неделю скрываться было не от кого: дон Луис и старший Блинков где-то летали на вертолете. Это была еще не настоящая экспедиция. Настоящая будет, когда в верховьях реки Ориноко пройдет много дождей и гибельные болота станут безопасными протоками. Тогда старшего Блинкова высадят как можно ближе к нужному месту, а дальше придется ему плыть на лодке, потому что вертолет не может сесть в сельве – деревья там стоят очень густо. Где это нужное место, знал один дон Луис, но пока не говорил. Известно было только, что там живет племя индейца Паблито из рода каймана. Паблито будет в экспедиции проводником. Когда он встретит своих, то, наверное, попросит, чтобы они сказали его секретное имя старшему Блинкову.

Блинков-младший с Иркой долго стояли под водопадом. На плечи им как из ведра лилась чистейшая и холоднейшая вода с гор, а из-под ног стекала грязнейшая и немножко согретая вода с них.

– Отвернись, – сказала Ирка.

– Ты тоже отвернись, – сказал Блинков-младший и честно отвернулся.

Вода у него за спиной плескалась не как раньше. Вода плескалась то громче, то тише, то звонче, то глуше, то ровно, то дробно. Так плескалась эта вода, что сердце прыгнуло Блинкову-младшему в голову и забило дробь по барабанным перепонкам. Чтобы не думать, чем там занимается Ирка, он стал заниматься тем же самым. Он снял футболку и прополоскал ее под водопадом. Он снял шорты и прополоскал их под водопадом. Он оделся в эти мокрые насквозь футболку и шорты и спросил:

– Можно? Ирка не ответила.

– Можно? – еще раз спросил Блинков-младший и стал медленно оборачиваться.

Он увидел огромные выпученные глаза. Он увидел оскаленную пасть с высунутым языком. Он увидел оттопыренные уши.

– Ну ты и дурища, Ирка! – сказал он.

Ирка перестала корчить рожу и сказала обиженно:

– Сам дурак!

И солдатиком прыгнула в бассейн.

Блинков-младший не стал прыгать за ней, а просто ушел. В глубокой, надо сказать, задумчивости. Потому что, если девчонка обзывает тебя дураком, это не всегда означает, что она в самом деле считает тебя дураком.

Глава VI

Начинается стрельба

 Сделать закладку на этом месте книги

Вертолет вынырнул из-за горы, лег на бок и заскользил вниз быстро-быстро, как будто догонял кого-то на земле или удирал от кого-то в воздухе. Пилот дона Луиса всегда так водил. Отвязный малый был этот пилот: весь в разноцветных татуировках, с пиратским банданом на голове. И звал себя Вольфом, что по-немецки значит Волк. Хотя был американцем и по этой причине презирал или жалел всех, кто американцем не был.

Вертолет падал камнем! У Блинкова-младшего екнуло сердце. Очень было похоже, что на этот раз Вольф доигрался. Сейчас разобьет всех в лепешку – и себя, и пассажиров. И папу. Папа скорее всего тоже летит с Вольфом.

Но вертолет завыл, застрочил, как швейная машинка, завис в воздухе и приземлился легче перышка.

Двигатель смолк, лопасти вертолетного винта крутились сами по себе, с посвистом рубя воздух. Из пилотской кабины выскочил голый по пояс Вольф и первым делом затолкал в уши маленькие наушнички плейера. На тощих ляжках Вольфа болтались два револьвера в открытых кобурах, да еще он выволок из кабины американскую автоматическую винтовку «М-16». У нее сверху ручка, похожая на дверную. Хотя на самом деле это прицел. Из пассажирского салона вышел дон Луис с помповым ружьем и старший Блинков с гербарными сушилками. Все эти абсолютно ненужные в полете вещи брали на случай аварии, если вертолет упадет в сельве и придется долго выбираться к людям.

Минуту или две папа и дон Луис ничего не делали, только поглядывали на дверь салона, как будто ждали еще кого-то. И этот кто-то появился. Сначала появилась согнутая спина. Рубашка на ней задралась, и была видна полоска незагорелого тела. Потом появилась нога и стала нащупывать ступеньку лесенки. Блинков-младший подумал, что это, наверное, какой-нибудь очень осторожный пенсионер, потому что все выпрыгивали из низкого вертолета просто так, без лесенки. Нога коснулась ступеньки, поерзала и соскочила. Осторожный пенсионер вывалился на землю, ругаясь знакомым голосом, и оказался не пенсионером, а мистером Силкиным дядей Мишей.

Тут же стало ясно, почему мистер Силкин выкарабкивался из салона так странно, задом наперед. Он тащил за собой огромный чемодан на колесиках. К таким чемоданам приделывают ремешок, чтобы возить их за собой. Так вот, падая, мистер Силкин вцепился в этот ремешок и выдернул чемодан из вертолета. Прямо на себя.

Дон Луис и старший Блинков кинулись спасать мистера Силкина из-под чемодана. Его подняли, отряхнули и похлопали для бодрости по спине. Чемодан тоже подняли. Старший Блинков взялся за ремешок и повез чемодан к вилле. Пострадавший мистер Силкин заковылял следом, опираясь на дона Луиса.

Отвязный пилот Вольф вообще не заметил этого переполоха. Пританцовывая под свой плейер, он открывал всякие лючки на фюзеляже вертолета. Голова у него моталась в такт неслышной музыке. Дон Луис что-то ему сказал через плечо, показывая на вертолет стволом ружья, – Вольфова голова мотнулась, вроде бы пилот все понял. Хотя ничего Вольф не понял. Не слышал ничего, кроме музыки.

После каждого полета воздушные машины полагается осматривать. Вольф не любил этого ужасно. Когда дон Луис со старшим Блинковым ушли на виллу, Вольф лючки позакрывал и отправился к себе. Он вместе с пятью белыми охранниками жил в дощатом коттедже на самом краю пропасти.

Блинков-младший все это время стоял за сараем. Папа с чемоданом и дон Луис с мистером Силкиным прошли совсем рядом. Свободной от мистера Силкина рукой дон придерживал папу за локоть и говорил по-английски самым любезным тоном. Старший Блинков на дона не смотрел. Лицо у него было расстроенное. Может быть, он думал о том, что неделю не видел единственного сына, и нате: этот единственный сын даже встретить его не вышел. А Блинков-младший рад был бы выйти, но не в мокрой же футболке. Спросят, в чем дело, и что прикажете отвечать? Про каймана рассказывать нельзя. Скажешь, купался – спросят, почему в одежде. А врать, например, что Ирка столкнула его в бассейн, рискованно. Для этого надо было раньше сговориться с Иркой, а то она может соврать что-нибудь другое, и тогда оба попадутся.

Прикинув, где бы отсидеться, пока не просохнет одежда, Блинков-младший выбрал вертолет. Не сарай же с прошлогодними окаменевшими початками кукурузы. Надо быть совсем крейзи, чтобы прятаться в сарае когда вертолет на площадке, а Вольф ушел.

Пилотская кабина оказалась заперта. Ничего особо интересного не ожидая, Блинков-младший сунулся в дверцу пассажирского салона. И сразу же увидел, что разгильдяй Вольф оставил аварийную сумку!

Эта сумка была Блинкову-младшему очень даже известна. Сколько раз он получал от Вольфа по рукам, но потихоньку все там обследовал и знал, что где лежит. Где аптечка, где консервы, где похожие на сабли ножи мачете, где надувная лодка с радиомаячком, который включается сам собой, когда попадет в воду. По сигналу такого маячка терпящих бедствие людей найдут обязательно. Хотя может оказаться и так, что они погибли и помощь им не нужна.

Самое главное – в сумке было оружие. Револьвер с отпиленным стволом и патронами, начиненными дробью, чтобы разнести в клочки ядовитую змею. Помповое ружье на серьезную дичь. Автомат Калашникова – защищаться от бандитов-гаримперос, которые могут встретиться в сельве. Ничего, кстати, удивительного в том, что наш автомат Калашникова сплошь да рядом встречается во всем мире. Просто во всем мире не смогли придумать автомата лучше. Блинков-младший сел на красное кожаное сиденье, счастливо вздохнул и потянул автомат из сумки.

Женщины и девчонки этого не поймут никогда, а мальчишки, мужчины и старички, пусть им хоть сто лет и девяносто шесть из них они ловили бабочек, – все знают, что ничего нет на свете интереснее, чем оружие. С оружием ты в сто раз сильнее кого хочешь, даже Шварценеггера, если, понятно, у него оружия нет.

Честный и справедливый человек, если дать ему оружие, ни за что не станет стрелять в живых людей или, например, в собак. Он даже драться станет без интереса и только в исключительных случаях. Зачем ему драться, раз он и так всех сильнее? Лучше совершать благородные поступки.

А вот дураки и негодяи, если к ним попадает оружие, зачинают ко всем задираться. Ждут случая, чтобы в кого-нибудь выстрелить. Так они хоть боялись получить сдачи, а с оружием не боятся ничего.

В общем, оружие делает хороших еще лучше, а плохих еще хуже. А само по себе оружие не хорошее и не плохое. Оно не совершает ни подвигов, ни подлых убийств.

Рукоятка автомата сама легла в ладонь. Блинков-младший ухватился другой рукой за кривулину на затворе и потянул ее к себе. Ничего не получилось. Потому что у всякого оружия есть предохранитель. Позади кривулины Блинков-младший нашел рычажок и сдвинул его вниз.

Любое, пусть самое сложное оружие устроено так, чтобы стрелять из него было просто. Чтобы каждый солдат, вскочив по тревоге, может быть, спросонок, может быть, даже раненный осколком вражеской гранаты, сразу открыл бы огонь. Поэтому если кто-то хоть раз в жизни из чего-нибудь стрелял, он запросто сможет выстрелить из чего-нибудь другого. А Блинков-младший целых два раза в жизни стрелял из маминого пистолета Стечкина, и с автоматом дело у него пошло как нельзя лучше.

Так вот, предохранитель он сдвинул и еще раз попробовал тянуть за кривулину. На пистолете ее не было, и Блинков-младший не знал, как она называется. Затвор туго пошел назад. Блинков-младший чувствовал, как в маслянистом нутре автомата сжимается пружина. Что-то щелкнуло, и на ковровый пол вертолета кузнечиком выскочил патрон с медной головкой и зеленой лакированной гильзой. Этого Блинков-младший не ожидал. Из пистолета патроны не выскакивали. Гильзы – да, вылетали, но только после выстрела. А тут без всякого выстрела – щелк, скок, и на полу патрон, и надо его как-то засунуть обратно.

У пистолета обойма с патронами вставляется в рукоятку. У автомата магазин снаружи. Там должна быть какая-то защелка, чтобы магазин не отвалился. Блинков-младший очень легко нашел эту защелку. Стал дергать магазин, и она сама попалась ему под большой палец. Чик – и отщелкнутый магазин остался в руке. В щели торчит патрон, под ним бочком виден следующий. Все точь-в-точь как в пистолетной обойме. Блинков-младший сто раз видел, как мама ее заряжает: надо просто положить патрон сверху и надавить.

Положил, надавил – ничего не получилось. Пружина в магазине была сжата двадцатью девятью патронами и не хотела впускать тридцатый. У Блинкова-младшего просто не хватало сил перебороть эту пружину.

Минут десять он помучился и бросил это дело. Еще не факт, что пружину надо перебарывать. Автомат – точный механизм, он сам знает, сколько патронов у него в магазине. И если последний патрон без молотка не вобьешь, может, он вовсе лишний. А почему нет? Может, отвязный Вольф затолкал в магазин лишний патрон, а что пружина могла вот-вот лопнуть, Вольфу плевать, он и с вертолетом обращается кое-как. Хорошо еще, автомат попался в руки бережливому человеку, который вынул этот лишний патрон. Теперь пружина ни за что не лопнет. Теперь этот лежащий в аварийной сумке автомат в трудную минуту спасет кому-нибудь жизнь. Скорее всего Вольфу – он же все время летает на вертолете, а пассажиры разные, и, выходит, именно у Вольфа больше всего возможностей попасть в аварию. Автомат спасет жизнь Вольфу, а он и знать не будет, что пружина не лопнула благодаря одному бережливому человеку, который спрятал в карман этот лишний и даже вредный патрон и собирается улепетнуть из вертолета. Надо только примкнуть магазин к автомату и уложить все как было.

Блинков-младший снова взял автомат. Без магазина он выглядел как ненастоящий. Как пневматическая винтовка в тире. Дверца вертолета осталась приоткрытой. Блинков-младший прицелился в далекую гору и нажал на спусковой крючок. Грянул выстрел!

Так Блинков-младший выяснил сразу две интересные вещи.

Во-первых, даже когда автомат без магазина, у него может остаться один патрон в стволе.

Во-вторых, отвязный Вольф бегает очень быстро. У вертолета он оказался, когда Блинков-младший еще не успел уяснить себе первую интересную вещь, а просто сидел без единой мысли в голове, зажав под мышками трясущиеся руки.

Вольф моментально обезоружил преступника, то есть подобрал и отшвырнул в сторону пустой автомат. А самого преступника он выдернул из вертолета одной левой, как морковку. И тут выяснилась третья интересная вещь: у Вольфа был тот же излюбленный прием, что и у князя Голенищева-Пупырко-младшего. Он точно так же завернул Блинкову-младшему руку за спину и пригнул ему голову к коленям. Только бил по мягкому месту не ногой, а тяжелой ладонью.

Экзекуция прекратилась внезапно. Вольф мало того что выпустил Блинкова-младшего, он еще сунул автомат ему в руки и стал объяснять, как надо прицеливаться. Блинков-младший не сразу догадался посмотреть в сторону виллы. Там на террасе стоял в своем белом костюме дон Луис и наводил на них бинокль. Вольф сделал вид, что заметил хозяина только что – повернулся к дону, махнул рукой. Мол, все в порядке, а что стреляли, так это я учил мальчишку.

Это была четвертая интересная вещь: отвязный пилот боится дона Луиса и не хочет признаваться, что оставил сумку с оружием без присмотра. Значит, Блинкова-младшего он выдавать не станет.

Когда Блинков-младший это понял, он взял реванш, как говорят по телевизору политические обозреватели. В вертолете был мусорный бачок, доверху наполненный банками из-под пива и кока-колы. Блинков-младший мухой слетал за бачком и, не успел Вольф сообразить, что к чему, стал расставлять банки на ограде вертолетной площадки. Вольф ругался, как злодей в американском боевике, но ничего не мог поделать. Раз уж дали понять дону Луису, что у них тренировка, надо тренироваться.

Ну, Блинков-младший и оттянулся! Из автомата. Из змеиного револьвера. Опять из автомата. Помповое ружье Вольф ему не дал, объяснив по-английски (а больше жестами), что у ружья сильная отдача, и неопытному стрелку может раздробить плечо прикладом.

На вилле стреляли по банкам часто и подолгу. И охрана, и Вольф, и сам дон Луис, и старший Блинков, который не держал в руках автомата с тех пор, как служил в армии. Между собой все говорили, что это настоящее мужское дело – стрелять по банкам. Что в опасной сельве такая тренировка может оказаться нелишней. Хотя, скорее всего, взрослые стреляли по той же причине, по какой Блинков-младший с Иркой дразнили каймана. Им было скучно.

С такой тренировкой все стреляли просто великолепно. А если кто-то умеет делать что-нибудь великолепно, для него нет большего удовольствия, чем наблюдать за человеком, который умеет это плохо. Поэтому дон Луис уселся в шезлонг, потягивал пиво из банки и поглядывал в бинокль, как идут дела у Блинкова-младшего. Донова голова мокро блестела. Он искупался в своем прогретом бассейне или, может быть, принял душ и теперь отдыхал.

Дела у Блинкова-младшего сначала шли не блестяще. Он расстрелял три полных магазина – девяносто патронов! – и попал всего раз десять. При выстреле затвор отскакивал назад с такой страшной неживой силой, что запросто мог переломать сунутые куда не надо пальцы. Но ведь это не означает, что надо бояться. Это означает, что надо правильно держать автомат. Блинков-младший запретил себе думать о сломанных пальцах и сразу же четырьмя выстрелами снес четыре банки подряд! Потом он, правда, заторопился и стал мазать. Зато потом еще выбил пять из пяти. Он же, вообще-то, неплохо стрелял из пневматической винтовки в тире, а пневматичка отличается от автомата примерно как велик от мотоцикла.

Четвертый магазин Блинков-младший израсходовал только наполовину. Вольф отнял у него автомат и снес оставшиеся банки одной длинной очередью. Блинков-младший, который было загордился своими успехами, понял, что гордиться было нечем. Вот Вольф стрелял! От пояса. Глядя не на мушку, а на мишень. Казалось, что банки разлетаются от одного его взгляда.

Напоследок Вольф заставил его собрать гильзы и простреленные банки. Но и это не все. После стрельбы оружие положено чистить. Подросткам доверять это важное дело не положено. Однако Вольф, как уже не раз отмечалось, был отвязной личностью, то есть плевать хотел на всякие «не положено». И еще он был ужасно ленивой личностью. Поэтому автомат чистил Блинков-младший. А потом еще пытался его собрать, до кровоподтеков отбивая себе пальцы выскакивающей из рук пружиной.

Он только через час вырвался из коттеджа, где жил Вольф. И то удрал, когда Вольф вышел на кухню за пивом. Змеиный револьвер остался невычищенным.

Под ногтями у Блинкова-младшего было черным-черно от смешанного с оружейным маслом порохового нагара. Мелкие ссадины и заусенцы, на которые обычно не обращаешь внимания, жгло невыносимо. В них попала щелочь, которой отчищают опять же пороховой нагар. В ушах звенело – это уже не от чистки, а от стрельбы. И, само собой, масло, щелочь и пороховой нагар были на футболке, на шортах, на локтях, на коленях и, как потом выяснилось, на лбу и под носом.

Чем хорошо было у дона Луиса, так это тем, что каждому гостю отвели по целой маленькой квартирке с душем, туалетом и даже баром в углу комнаты. Бар был совсем настоящий: посудная полка, холодильник, стойка, три высоких неудобных табурета.

Блинков-младший отмылся, смазал свои болячки йодом, надел дон Луисов махровый халат и пошел развлекаться в бар. Сначала он как бармен смешал себе коктейль из лимонного сока с колой и тремя кубиками льда. Потом обошел стойку и уже как посетитель уселся на табурет и стал потягивать коктейль через соломинку. Коктейль был теплый.

– Мор айс, – сказал Блинков-младший как посетитель. Вернулся за стойку и ответил себе как бармен:

– Уиллингли. Джаст э момент.

Добавил еще пару кубиков льда, вышел из-за стойки и опять уселся на табурет, думая, что бы еще заказать бармену. Вишневого сока? А как по-английски «вишневый»?

– Шерри джус, – вспомнил Блинков-младший. И подумал, что если за этой игрой его застанет Ирка, она решит, что он дурак или маленький.

– Аи эм фул ор смол, – сообщил он бармену, потому что хорошим парням в кино всегда не с кем поговорить, кроме как с барменом.

– У аи со? – поинтересовался, входя, старший Блинков. – Почему такое самобичевание, единственный сын?

– Да так, – сказал Блинков-младший. Он подрастерялся, а вообще был рад, что папа наконец прилетел.

Старший Блинков подошел и сильной ладонью прижал голову Блинкова-младшего к своей груди. Вот этого Блинков-младший не любил. Но глупо было бы отталкивать папу, который ведь не хотел сделать ничего обидного. Блинков-младший просто дождался, пока не отпустит его папа, и поздоровался по-мужски, за руку.

– Сегодня ночью вылетаем, – сказал старший Блинков. По его тону было ясно, что это не очередной полет на разведку, а тот самый полет. Что завтра он уже будет плыть по реке Ориноко или с длинным ножом мачете прорубаться сквозь сельву, которой побаивается даже отвязный пилот Вольф.

– Что-то ты невеселый, – заметил Блинков-младший.

– Не нравится мне все это. То есть сама по себе экспедиция – мечта, – поправился старший Блинков. – Когда еще я попал бы в Венесуэлу! Может, вовсе никогда. И лодку мы купили ну просто великолепную, я тебе покажу. И проводник, этот Паблито, вроде надежный, только по-английски почти не говорит… Все бы, Митя, хорошо, если бы не мистер Силкин. Смотреть не могу на этого мистера Силкина и ничего от него не хочу.

– А Уртику он вернул? – спросил Блинков-младший.

– Вернул. Только я ему не верю. Откуда мне знать, какая это Уртика – моя или вчера за помойкой выкопанная?

– Под микроскопом посмотри, – сболтнул Блинков-младший. Папа улыбнулся.

– Да в том-то и дело, Митек, что никто не знает, какая она должна быть. Если она отличается от современных, это очень важно для науки. И если не отличается, тоже очень важно. А теперь отличается, не отличается – любой результат под сомнением, – старший Блинков махнул рукой. – Ладно, а ты-то как?

– А что я? Купаюсь, телевизор смотрю, – сказал Блинков-младший.

– …Каймана дразню, – добавил папа, и Блинков-младший понял, что индеец Паблито все же достаточно хорошо говорит по-английски. – Ты смотри, сын. Ты теперь остаешься за старшего.

Он снова прижал голову Блинкова-младшего к своей груди. Только теперь это почему-то было приятно.

– А зачем это мистер Силкин прилетел? Он что, с вами пойдет в экспедицию? – вдруг сообразил Блинков-младший.

Папа безнадежно вздохнул, что можно было понять так: «Пойдет, сын гиены и шакала, глаза бы мои его не видели».

Глава VII

Какой все-таки негодяй этот мистер Силкин

 Сделать закладку на этом месте книги

В классе считалось, что Блинкову-младшему всегда везет. Хотя он сам не замечал за собой какой-нибудь особенной везучести. Если только не относиться всерьез к разговорчикам типа: «Везет же тебе, Блин, тебя еще вчера спросили, можешь уроки не учить». Ну в чем ему везло? Автомобилей по пробкам от газированной воды не выигрывал. Снимался раз в телепередаче, так потом всех показали: Ломакину, которая сидела справа, Суворову, которая сидела слева, князя Голенищева-Пупырко-младшего, который сидел сзади и пинал его в спину ногами. Всех показали, а его нет. С девчонками был в сложных отношениях, причем сразу с тремя: с Ломакиной, и Суворовой, и с Иркой. С Иркой, как понемногу выяснялось, – в самых сложных.

Другое дело, что в жизни у Блинкова-младшего было полно случайностей, которые неизвестно как называть – везением или самой черной невезухой. Скажем, когда он стащил у бабки Пупырко кролика, это было везением для кролика, но всему семейству Блинковых принесло сплошные неприятности. Но, с другой стороны, Блинков-младший очень расстроился бы, если б кролик погиб в пасти кровожадного питбультерьера. Так что, может быть, эти неприятности всего-навсего уравновешивали главное везение: спасти чью-то жизнь, хотя бы и кроличью.

То, что на каждое везение приходится неприятность, Блинков-младший знал совершенно точно. Само собой, хорошо попасть в Венесуэлу, дразнить каймана, стрелять из автомата и усложнять свои отношения с Иркой. Это везение. Но то, что папа улетает в опасную сельву да еще вместе с бессовестным и ненадежным мистером Силкиным, – это уже неприятность, которая может обернуться бедой.

В горах темнеет внезапно, как будто выключают лампочку. И вот в этой новорожденной темноте, которая еще несколько минут назад была вполне сносным светом, появился далекий огонек. Дон Луис, который так и просидел до ночи на террасе и выпил целый ящик пива, огоньку очень обрадовался. Он выхватил из-под своего шезлонга ракетницу, похожую на огромный пиратский пистолет, и начал палить в сторону огонька: две белые ракеты, одна зеленая. Перезарядил и опять: две белые, одна зеленая.

По вилле забегала индейская прислуга, зажигая свет во всех комнатах. Охранники включили прожектор на крыше своего коттеджа и направили его на вертолетную площадку. Там, у ограды, с которой Блинков-младший сегодня выстрелами сшибал пустые банки, суетился косматый и, как всегда, голый по пояс Вольф.

Огонек приблизился. Гудел он очень солидно, не то что вертолет дона Луиса. И тогда Вольф зажег фальшфейеры. Они пылали невыносимым для глаз магниевым светом, разбрасывая искры и чуть затухая иногда. В черном небе проявилось зацепившееся за гору молочное облако. На нем как на экране метался десяток гигантских теней Вольфа.

На минуту огонек пропал за облаком и вынырнул уже совсем близко. Стало видно, что это не сам по себе огонек, а прожектор в носу большого грузового вертолета. Управлял вертолетом если не брат-близнец, то друг-приятель Вольфа. В лучших традициях отвязного пилота он камнем бросил свою машину вниз и остановил падение у самой земли. Дон Луис на террасе восхищенно ругался по-испански.

Блинков-младший, разумеется, не ложился спать. Он ждал, что старший Блинков зайдет за ним, чтобы, как обещал, показать лодку и попрощаться. Но к вертолету уже несли собранные для экспедиции оранжевые мешки, а старшего Блинкова не было. Блинков-младший подумал и решил, что если гора не идет к Магомету, то Магомету надо не обижаться, а брать ноги в руки и бежать к горе, пока она не улетела. А то выясняй потом (недели через три, самое маленькое), кто к кому должен был зайти.

Попасть в комнату к старшему Блинкову можно было через коридор или через общий балкон, который опоясывал дон Луисову виллу по второму этажу. Воспитанный человек пошел бы коридором, чтоб не заглядывать в чужие, а точнее, в Иркины, окна. Блинков-младший пошел по балкону. Специально подглядывать за Иркой он не позволил бы себе ни за что! Но если человек провожает папу в далекую и опасную экспедицию, почему бы этому человеку и не пройти по балкону, пусть даже мимо Иркиных окон?

Ирка валялась в постели под противомоскитной сеткой как спящая красавица и крутила ручку транзистора. Блинков-младший представил себе, как Ирке захотелось посмотреть на вертолет, она высунулась и увидела его! Нос к носу! Объясняй ей, вредине, что не подглядываешь, а идешь по делу. Он пригнулся и почти на четвереньках пробежал под одним Иркиным окном и под вторым Иркиным окном. А из третьего окна вылетела сигарета, мелькнула красным светляком и разбилась внизу на крохотные затухающие искры. Третье окно было старшего Блинкова. Он сроду не курил.

– И думать не смей. Это мафия, Олег. А ты с детьми, – печально сказал мистер Силкин.

Блинков-младший затаился.

– Ну, Миша! Ну, удружил! – голос старшего Блинкова слышался из глубины комнаты. Он всегда расхаживал вперед-назад, если волновался. – Всю жизнь ты делал мелкие пакости, всю жизнь тебя прощали, а ты в благодарность принимался за крупные. Знал я, что ты таскаешь казенный спирт, – прощал и сам тебе наливал, когда ты просил. Но ты таскал и без спроса. Знал, что ты назанимал денег, когда увольнялся, – деньги тебе тоже простили. Но ты не хотел чувствовать себя обязанным. Перед отъездом в Америку ты пришел в лабораторию и пообещал всем, кому должен, прислать кроссовки, джинсы и все такое. Тогда этого не было в магазинах. Люди составили тебе список, у кого какие размеры.

– Я его забыл дома, – сообщил мистер Силкин, – и поэтому ничего не прислал.

– Нет, Миша, ты его выбросил там же, у меня в кабинете.

– А ты, значит, доставал из мусорной корзины? Следил?

Мистер Силкин закурил новую сигарету и выдохнул над головой Блинкова-младшего клуб светлого дыма.

– Да не следил. У меня чек на лабораторное стекло потерялся, и я все перетряхнул, в том числе корзину… Как ты, Миша, ловко все переворачиваешь с ног на голову! А Роза Моисеевна, между прочим, до сих пор ждет от тебя посылку. Прочитала, что первые пять лет для эмигранта самые трудные, а у тебя пять лет вот-вот кончаются, – она и ждет. Мне это по-человечески непонятно, Миша! Зачем ты наобещал то, что выполнять не собирался?

Над Блинковым-младщим долго плыли колечки дыма, рваные и кривобокие. Может быть, ветер их сносил, а может, колечки не получались потому, что мистер Силкин нервничал. Потом он пустил дым струей, и колечки скомкались.

– Тебе, Олег, этого действительно не понять, – заявил мистер Силкин. – У тебя Ольга, Митька, коллеги. А я один. Я сам за себя. Да, я всех обманул, но в тот вечер они были просто счастливы. И все меня любили. А не обманул бы – не любили бы.

– Тебя любили бы до сих пор, – сказал старший Блинков, – если бы ты не обманул.

– А оно мне надо? – мистер Силкин хихикнул и объяснил старшему Блинкову тоном ясельной воспиталки:

– На кой мне сдалась эта Роза Моисеевна? Или Николай Николаевич ваш тупой и прочая компания? Человеческие отношения проще пареной репы, Олег: товар – деньги – товар. А у них ни денег, ни товара.

– Теперь ясно, почему ты меня подставил, – сказал старший Блинков.

– Нет! – вторая сигарета полетела вниз и рассыпалась искрами. – Вот к тебе я отношусь совсем не так. Ты протащил меня в аспирантуру. Ты выбил мне комнату. Ты работал над моей диссертацией больше, чем над своей докторской. И ты ни разу не попрекнул меня, когда я уходил. Я обязан тебе всем. Другое дело, что все, чем я тебе обязан, осталось в прошлом.

– И за это ты устроил мне выгодную работу у наркобарона, а моих детей оставляешь заложниками, – спокойно закончил старший Блинков. А младший чуть не завопил в голос. Дон Луис – наркобарон! А они с Иркой – заложники! Ничего себе!

– Это действительно выгодная работа, – убежденно сказал мистер Силкин. – Фармацевтическая фирма направляет нас на обследование лесного массива. Документы в порядке, если встретим патрули национальной гвардии, они возьмут под козырек: работайте, мистер Силкин и мистер Блинков. Вернемся, дашь заключение по деревьям кока, получишь зелененькие и забудешь все как страшный сон. А зелененькие останутся – ты столько за два года не заработал бы. Тут нечего бояться, Олег.

– Я не боюсь, – вздохнул старший Блинков. – Мне противно.

Блинков-младший понял, что главное он знает, и не сидеть под окном надо развесив уши, а действовать. Плана у него пока что не было. Он решил действовать без плана, как получится.

Ирка по-прежнему валялась в постели и крутила свой транзистор. Хорошо, что она не закричала, когда Блинков-младший полез к ней в окно. А ведь могла. Не от испуга, так из вредности.

– Я знала, что ты зайдешь извиниться, – томным голосом сказа


убрать рекламу




убрать рекламу



ла Ирка.

У Блинкова-младшего совершенно вылетело из головы, за что ему надо извиняться. Если бы не вылетело, он бы еще подумал – может, извиняться и не стоит. А так сказал:

– Извини. Дон Луис – наркобарон, посылает папу в экспедицию за кокой, а мы остаемся в заложниках.

– Здравствуй, дерево! – среагировала Ирка. – Ты совсем, что ли, крейзи?! В экспедицию за кокой я сегодня десять раз ходила: два шага до холодильника. Если все, кто пьет коку, наркобароны, то я наркографиня. Графин могу выпить.

Блинков-младший, который задержался на подоконнике, чтобы выслушать эту тираду, спрыгнул в комнату и шепотом объяснил:

– «Кока-кола» – просто торговое название. Как батончик «Марс» – там же планеты Марс нет. А в дереве кока есть кокаин. Наркотик.

Ирка присвистнула, но у нее получилось шепеляво.

– Я так и знал, что здесь нечисто, – горячо зашептал Блинков-младший, подсев к Ирке на кровать. – Летают, фотографируют с вертолета, карточки папе показывают, а что надо искать – не говорят. А теперь сказали: дерево кока. Фармацевтическая фирма его направляет на обследование лесного массива.

– Так фирма же, – неуверенно сказала Ирка. – Может быть, все в порядке.

– Документы в порядке, я сам слышал, – подтвердил Блинков-младший, и ему очень, очень захотелось, чтобы все было в порядке: обычная экспедиция, папа слетает и скоро вернется, а они с Иркой будут сидеть дожидаться его на вилле белозубого дона Луиса, и Вольф еще даст ему пострелять из автомата, а дразнить каймана они больше не будут. В конце концов, из-за чего он решил, что здесь замешана мафия? Из-за того, что мистер Силкин прямо так и сказал: «Это мафия»? Да бабка Пупырко, когда цены повышают, всегда орет: «Это мафия!» А то, что папа назвал дона Луиса наркобароном и говорил, что дети остаются заложниками, так взрослые не всегда говорят понятно. Если вам по телику заворачивают что-нибудь вроде «заложников несовершенства налоговой системы», это ведь не значит, что в налоговой системе настоящие заложники сидят связанные.

– Ты что молчишь? – толкнула его локтем Ирка.

– Понимаешь, папа сказал, что ему противно делать эту работу. Но пока мы здесь, он будет ее делать, потому что боится за нас. Надо бежать, – сказал Блинков-младший и представил себе, как далеко отсюда его квартира с мамой, белым кроликом и компьютером. До нее половина земного шара! И как тут, спрашивается, бежать, если с двух сторон пропасти, с двух сторон горы?

Нужно забраться в вертолет. Не в дон Луисов, а в грузовой – в нем легче спрятаться. Забраться в вертолет, долететь до Каракаса, а там видно будет.

Блинков-младший понял, что это и есть план.

В окончательном виде план выглядел так: а) выйти из дома незамеченными и раствориться в ночи; б) улучить момент, подозвать старшего Блинкова и обо всем с ним договориться; в) как-нибудь попасть в грузовой вертолет и затаиться; г) завладеть оружием экспедиции (с ума сойти, как жутко и сладко это звучало: «завладеть оружием экспедиции!») и, когда вертолет взлетит, требовать, чтобы их со старшим Блинковым высадили в Каракасе; д) просить убежища в российском посольстве, а если посольства в Каракасе нет, то в консульстве – выбирать не приходится.

Примечание: все вещи бросить. Надеть под джинсы по лишней паре белья на смену, но чтобы никаких сумок. Тогда если даже их поймают в самом вертолете, можно будет сказать, что забрались посмотреть.

Примечанием Блинков-младший гордился больше всего. Без примечания нельзя было сказать, что план продуман во всех деталях. А с примечанием можно. Потому что план, продуманный во всех деталях, должен предусматривать и полный провал этого плана.

Блинков-младший сбегал к себе переодеться. Он честно выполнил условие бросить все вещи. Взял только патрон от автомата и ножичек с десятью приборами, считая зубочистку, который мама называла действующей моделью швейцарского офицерского ножа, потому что он был совсем как швейцарский, но китайский и тупился моментально.

Ирка была уже готова. Карманы ее джинсов оттопыривались, как будто она засунула в каждый по маленькой дыне, но, в общем, Ирка тоже выполнила условие.

Пора было выходить из дома незамеченными и растворяться в ночи. Но внизу, на террасе, собралось все население виллы дона Луиса. Работники-индейцы, охранники-испанцы, американец Вольф и пара белых пилотов с грузового вертолета в форме неизвестной авиакомпании. Подносили оранжевые непромокаемые мешки, распаковывали. Вольф, даром что разгильдяй, аккуратно пересчитывал консервы, гамаки, противомоскитные сетки, рыболовные снасти – короче, там было что пересчитать. Он пересчитывал, ставил галочки в огромном списке и командовал запаковывать и грузить. Какой-нибудь индеец закидывал мешок за спину, а веревочную петлю, которой затягивалась горловина мешка, пристраивал себе на лоб и уходил к вертолету. Мешок висел у него за плечами, как странный рюкзак без лямок.

– Уэр из май фазе? – спросил Вольфа Блинков-младший, решив действовать нахально, раз уж невозможно действовать скрытно. Занятый Вольф молча показал шариковой ручкой на выход.

– Хеликоптер? – уточнил Блинков-младший. Вольф кивнул.

Растворяться в ночи было уже незачем. Блинков-младший с Иркой просто пошли к вертолету и еще издали услышали в его толстом распахнутом брюхе голос старшего Блинкова.

Он разговаривал по-русски. С кем – вопроса не было. Здесь, кроме наших, один-единственный человек понимал русский язык и этим был в сто раз опаснее наркобарона дона Луиса со всей его охраной.

Внутри вертолета не оказалось никаких перегородок, закутков или ящиков. Совершенно негде спрятаться. Торчали голые металлические ребра, и было похоже, что Блинков-младший с Иркой вошли в огромную, хорошенько выпотрошенную воблу. На замасленном полу стояла расчаленная стальными тросиками моторная лодка. Рядом лежала точно такая же, но совершенно пустая, как половинка горохового стручка.

– Ира, Митя, подождите, мы сейчас освободимся, – сказал старший Блинков.

Они с мистером Силкиным перекладывали в моторке мешки. Брали по мешку в каждую руку и балансировали ими, как на весах.

– Оба килограмм по двадцать, – говорил старший Блинков.

– А у меня вот этот фунтов на пятнадцать тяжелее, – говорил мистер Силкин.

Мешки подбирали по парам, чтобы они весили одинаково, и тогда укладывали один к правому, другой к левому борту. Это чтобы лодка не перевернулась, когда окажется на плаву. Старший Блинков поругивал мистера Силкина, который совсем уже заделался американцем и сбивает его с толку своими фунтами. А так они очень по-товарищески работали. Потому что мистер Силкин хотя и гад, но плыть в этой лодке им придется вместе.

На вторую лодку никто не обращал внимания. Мистер Силкин походя о нее споткнулся, поднял одной рукой и прислонил к борту вертолета. Совсем легонькая оказалась эта вторая лодка.

Блинков-младший все время делал старшему знаки отойти. А старший делал ему знаки подождать. Продуманный во всех деталях план рушился на глазах. В нем, понял Блинков-младший, не хватало еще одной детали: надо было написать папе записку, а уж сунуть ее как-нибудь потихоньку от мистера Силкина он бы сумел.

Последний индеец принес последний мешок, и план рухнул окончательно. За индейцем шла целая толпа, вернее, две толпы. Дон Луис, Вольф и охранники пришли попрощаться со старшим Блинковым и с мистером Силкиным, а человек двадцать индейцев провожали Паблито.

За спиной у него был двухметровый лук и плетеный колчан со стрелами. В руке была духовая трубка, чтобы стрелять отравленными колючками. И больше никаких вещей. Из одежды он оставил на себе драные шорты. Он уже почти не чувствовал себя Паблито, работником дона Луиса. Он чувствовал себя лесным индейцем с секретным именем.

Индейцы остановились шагах в пяти от вертолета и загомонили на своем странном лепечущем языке. А дон Луис и компания ввалились в вертолетное брюхо, и все по-хозяйски попытались раскачать моторку, проверить, хорошо ли она закреплена и не будет ли болтаться в полете. Само собой выяснилось, зачем вторая лодка: она оказалась не лодкой, а пластиковой крышкой. Ею накрыли моторку. Дон Луис сказал речь, которую Вольф перевел на английский короче некуда: «Гуд-бай». Старший Блинков обнял Ирку и обнял Блинкова-младшего. Тут-то и можно было шепнуть ему что следует, но шептать стало нечего, раз план рухнул. А потом все, топая и толкаясь, повалили из вертолета фотографироваться.

У дона Луиса была японская «мыльница» со вспышкой. У Вольфа была американская «мыльница» со вспышкой. У пилотов с грузового вертолета, у мистера Силкина и у старшего Блинкова были «мыльницы» со вспышкой, и еще выяснилось, что в оттопыренном Иркином кармане тоже была «мыльница» со вспышкой. И все-все стали снимать сами и просить кого-нибудь, чтобы он их щелкнул. На фоне вертолета и на фоне темных гор, которые все равно не получились бы на снимке. С индейцами. С пилотами. Всех вместе и каждого в отдельности.

Блинков-младший вытащил из этой кутерьмы очумелую Ирку. Она сопротивлялась и щелкала на ходу.

– Тихо ты, дурища! Настало время «Ч», – сказал ей Блинков-младший.

– За «дурищу» ответишь, – автоматически сказала Ирка, но она уже все поняла и шмыгнула за Блинковым-младшим в черную тень вертолета.

Никто их не искал, только один раз в чужой вспышке мелькнуло обеспокоенное лицо старшего Блинкова. Все ослепли от этих вспышек.

Пялились десятками ослепших глаз и не увидели, как наши юркнули в брюхо вертолета. А там их увидеть уже не могли. Там кто-то выключил бортовое освещение, оставив одну тусклую красную лампочку. Ведь это был грузовой вертолет, а грузам свет не нужен.

Блинков-младший сдвинул с моторки крышку. В щели было черным-черно, как будто моторку наполнили черной тушью.

– Я боюсь, – сказала Ирка.

– Тогда я первый, – сказал Блинков-младший.

Ирка моментально юркнула в щель. Только подошвы кроссовок мелькнули. Блинков-младший огляделся. Красная лампочка под потолком светилась, как глаз вампира. В распахе огромных дверей вертолета сверкали вспышки. Стало страшно, что Ирка уже спряталась, а он еще нет, и Блинков-младший поскорее нырнул в моторку, попал на мягкое (Ирка зашипела), скатился на ребристый пол и только тогда задышал. Оказалось, он уже давно не дышал. Забыл.

Теперь надо было поставить крышку на место. Если упираться в нее лежа, руки дотягивались только кончиками пальцев и не хватало сил. А сесть крышка мешала. В конце концов Ирка догадалась, что упираться в крышку надо ногами, лежа на спине. Поднажали, сдвинули, и в лодке стало совсем темно.

– Сейчас взлетим, – шепнул Блинков-младший, – и начнем завладевать оружием.

А Ирка шепнула:

– За «дурищу» ответишь, – автоматически сказала

Ирка, но она уже все поняла и шмыгнула за Блинковым-младшим в черную тень вертолета.

– Расслабься. Достал уже со своим оружием.

Послышались шаги. Кто-то потоптался у моторки, пристукнул по барабанно загудевшей крышке, перешел к другому борту и еще раз пристукнул. Потом заныли какие-то механизмы, лязгнуло – это закрылись двери, – и почти сразу же над головой загрохотало невыносимо. Блинков-младший почувствовал, что вертолет отрывается от земли. Побег удался!

Глава VIII

Две жизни висят на волоске

 Сделать закладку на этом месте книги

Есть целая наука о том, как бороться с шумом и тряской. В грузовом отсеке вертолета эта наука совершенно не нужна. Там всегда грохочет и трясет невыносимо, и грузам на это начхать. А если в грузовом отсеке иногда летают люди, то считается, что люди потерпят. Это лучше, чем на такой редкий случай покрывать отсек специальной обивкой, которая стоит денег, занимает место и кое-что весит. Для грузового вертолета главное – грузоподъемность. Катать по воздуху лишнюю обивку ему ни к чему.

Моторка с беглецами гудела, как большой полковой или даже дивизионный барабан. Стальные тросики-расчалки ныли, как струны. Что-то наверху посвистывало, как флейта, и грохотало, как лист железа, которым в театре за кулисами изображают грозу. И весь этот сумасшедший оркестр несся в полной темноте неизвестно куда. Вдобавок моторка мелко дрожала, и все незакрепленные вещи в ней ползали, как живые. На Блинкова-младшего постоянно наезжала канистра с водой. Он просто не знал, куда деваться от этой канистры. Отпихнешь ее ногой, а чуть погодя она оказывается под локтем. Уткнешь ее в лодочный борт, а вертолет как заложит вираж, а канистра как свалится тебе на голову!

При этом Блинков-младший не просто так ведь полеживал и отбивался от канистры. Он искал оружие, а оружия не было.

Ирка лежала, растянувшись посредине лодки, и Блинкову-младшему никак не помогала. Может быть, она жалела, что согласилась бежать, а может, просто боялась. Блинков-младший обползал ее то по правому, то по левому борту, ощупывал мешки со снаряжением и злился. Когда что-то не получается, обычно злятся на совершенно невиноватого в этом человека, а других совершенно невиноватых людей, кроме Ирки, рядом не было, и Блинкову-младшему приходилось злиться на Ирку.

– Подвинься! – крикнул он, хотя Ирка ему совершенно не мешала.

– Не кричи! – крикнула Ирка.

– Я не кричу! – крикнул Блинков-младший. – Я так разговариваю!

Он почувствовал на щеке Иркину ладонь. Ладонь добралась до рта и больно ударила по губам. Потом Ирка подползла ближе и сказала ему в ухо:

– Не кричи, услышать могут!

Она была права. Неизвестно, кто там летел в грузовом отсеке. Может быть, и никто – все поместились в кабине с пилотами. А может быть, кому-то не хватило места с кабине, и он сидит рядом с лодкой. Может, это старший Блинков или индеец Паблито, а может – зловредный мистер Силкин или сам дон Луис, которому вздумалось проводить экспедицию до места высадки. Так что лучше было помалкивать. Но Блинков-младший еще сильнее разозлился на Ирку из-за того, что такая простая мысль не пришла ему в голову, а ей пришла.

– Много ты понимаешь! – закричал он и тут же получил увесистую оплеуху. Ирка била не прицельно, потому что в темноте, и попала по затылку. На мгновение Блинков-младший ткнулся губами в теплое и понял, что кричал тоже не прицельно. Не в ухо, а прямо в Иркины губы. Его бросило в жар. В полной темени он вдруг увидел Ирку, как она давно, месяц назад, и далеко, за тысячи километров отсюда, подняла голову над подушкой и сказала: «Митя, у тебя волосы дыбом».

– Еще, – выдохнул Блинков-младший, складывая губы трубочкой.

И еще раз получил по затылку.

Давать сдачи не хотелось абсолютно. Блинков-младший откатился на спину и немного полежал, глядя перед собой. В глазах плавали огоньки, которых на самом деле не было.

– Может, сдвинем крышку? Чуть-чуть, на щелочку, и посмотрим, – сказал Блинков-младший. А Ирка сказала:

– Не сдвигается крышка, я уже два раза пробовала. Нас заперли.

Сельва не такая, как джунгли в кино. В настоящей сельве просто невозможно снимать кино, такая она густая. Травы и кустарники, деревья поменьше, средние деревья и деревья-гиганты в сельве переплетены лианами, как сплошной сетью. По сельве не ходят. По сельве прорубаются большими, как сабли, ножами мачете.

Можно летать над сельвой целый день и не найти даже маленькой поляны, чтобы посадить вертолет. А если вдруг увидите такую поляну, ровнехонькую и сочно-зеленую, как газон в цветном телевизоре, – не верьте. Не сажайте свой вертолет. Это не поляна, а бездонное болото с десятиметровыми водяными змеями-анакондами. Вертолет утонет в нем, как ключ в молоке, и никто его никогда не разыщет.

Поэтому в сельве полно мест, где не ступала нога белого человека. Иногда пилоты видят над такими местами дымок. Иногда патрули национальной гвардии, которые плавают по Ориноко на моторках, замечают на берегу охотников из племени лесных индейцев яномами. А чаще не замечают. Яномами не любят чужаков и прячутся, как только услышат звук мотора. Если даже вы заметите охотника яномами, бесполезно догонять его, чтобы познакомиться. Маленький голый индеец ускользнет в непроходимые для белого человека заросли.

Именно в такое место шла экспедиция старшего Блинкова.

В сезон дождей каждый незаметный овражек в сельве становится речной протокой, каждое болото – озером. Плыть по ним, конечно, лучше, чем прорубать себе дорогу посуху. Другое дело – откуда плыть. На берегах Ориноко есть поселки, где садятся вертолеты и даже маленькие самолеты. Для них специально вырубают площадки. Можно посадить вертолет у такого поселка, выгрузить лодку и долго плыть по реке. А можно высадиться прямо на сельву, совсем близко от нужного места. Людей спустить с вертолета лебедкой, а лодку просто сбросить. Вот для чего старшему Блинкову понадобилась лодка с водонепроницаемой крышкой: сбросить ее с вертолета над самой узкой протокой, которую вплотную обступают деревья. Обычная лодка могла бы при этом опрокинуться и утонуть, а лодке с крышкой ничего не сделается. Снаряжению в лодке тоже ничего не сделается: консервы в металлических банках, палатки, удочки и все такое не разобьются. Разбиться могут люди.

Старший Блинков не знал, что в лодке сидят его сын и дочь его товарища. И что еще раньше, чем разбиться, они могут задохнуться под герметичной крышкой.

– Душно, – пожаловалась Ирка. – Не замечаешь?

– Ничего особенного, – заявил Блинков-младший, потому что мужчина должен быть мужественным.

Но просто так лежать и задыхаться до смерти, пусть даже и приговаривая «Ничего особенного», мужчина не должен. Он должен действовать. Блинков-младший уже потихоньку действовал на крышку ногами. Ему даже показалось, что крышка приподымается. Но потом он сообразил, что крышка ведь пластмассовая, вот она и пружинит.

– Давай вместе упремся, – пропыхтел Блинков-младший, и они стали упираться в крышку вместе.

Сначала – невпопад. Потом – одновременно, на «три-четыре». Потом – поставив задранные кверху ноги рядом, чтобы нажимать в одну точку. Посередине лодки, у кормы и у носа лодки. Посередине крышка пружинила сильнее, но толку от этого не было. Что-то крепко держало крышку – специальные зажимы или обычные болты, – и это что-то можно было снять или отвернуть только снаружи.

– Надо стучаться, – предложила Ирка.

– Без паники, – сказал Блинков-младший и неизвестно по какой причине добавил: – Десантура не сдается!

Ирка смолчала, давая понять, что к ней эта глупость не относится.

Они не десантники. И снаружи, в грузовом отсеке вертолета, сидят, может быть, очень плохие люди, но не враги. Воевать с восьмиклассниками они не собираются. Им нужно, чтобы старший Блинков обследовал какой-то квадрат в сельве, ни больше ни меньше. Его жизни тоже пока что никто не угрожает, кроме диких зверей.

И все же, когда Блинков-младший постучал в лодочную крышку, он чувствовал себя предателем. Поэтому он стучал тихо. Как будто вовсе и не для того, чтоб их услышали и выпустили.

Потом он постучал громко. Потом они с Иркой оба стали колотить в крышку изо всех сил. Они уже задыхались. А еще потом Блинков-младший поймал себя на том, что стучится еле-еле, даже не стучится, а скребется. Ирка нашарила в темноте его руку и сказала:

– Брось, давай так полежим. Когда не двигаешься, дышать меньше хочется.

Они снова улеглись на жесткое подрагивающее дно лодки. Блинков-младший поцеловал Ирку в губы и не получил по затылку. Хотя, может быть, у Ирки уже просто не хватало сил драться. Или она подумала: пускай целуют кому хочется, пусть даже этот Блинков-младший – все равно помирать.

– Десантура не сдается, – повторил Блинков-младший, потому что так говорил раненый в Чечне десантник Всеволод, который в Ботаническом саду работал самым младшим садовником и мечтал поступить в университет. Всеволод очень убедительно это говорил. Скажет: «Десантура не сдается» – и уже никто не сомневается, что наша десантура не сдается ну просто ни при каких обстоятельствах. Всеволод бы точно не сдался. Он сорвал бы эту проклятую крышку одной левой. Он бы пальцем ее проткнул, как бумажную.

– Ирка, у тебя нет чего-нибудь острого? – спросил Блинков-младший таким слабым голосом, что сам себя не услышал. И засмеялся.

– Это ты с ума сходишь, – определила Ирка. – От кислородного голодания.

– Нет, – сказал Блинков-младший нормальным и даже громким военным голосом. – Это я дурак. У меня же есть ножик.

Он достал из кармана свою действующую модель швейцарского офицерского ножа и раскрыл шило.

Шило было длинное. Шило было четырехгранное. Шило вгрызалось в пластмассу пусть не как нож в масло, а как дрянное шило в прочную пластмассу, но все же работа шла!

Блинков-младший просверлил в крышке дырочку и попытался дышать. Воздух из дырочки приходилось высасывать, и все равно его не хватало. Тогда Блинков-младший раскрыл кривой консервный нож и расковырял дырочку в солидную дыру. Большой палец проходил в нее свободно. И они с Иркой стали по очереди дышать через эту дыру. Четыре вдоха он, четыре – Ирка. Они не могли надышаться.

– Вообще-то ты мог бы провертеть для себя вторую дыру, – немного погодя сказала Ирка.

Блинков-младший подумал и отказался:

– Нет. Это ослабит конструкцию.

– И ничего не ослабит. Просто тебе нравится дышать через одну дыру со мной. Потому что у тебя период полового созревания, – заявила Ирка.

Она была абсолютно права, но Блинков-младший, понятно, возмутился и сказал, что ничего подобного, не нравится.

– Ах не нравится?! – обиделась Ирка. – А с Ломакиной и Суворовой небось нравится!

– Это еще что! Некоторым нравится с Васечкой на дискотеку бегать, – парировал Блинков-младший. – А с Ломакиной и Суворовой я через одну дыру не дышал.

Ирка зашипела, как закипающий чайник.

– Ты с ними кое-чем похуже занимался. Обещал Надьке колготки купить. Скажешь, нет?

– Я ей обещал в порядке деловых взаиморасчетов, – отмел Иркины подозрения Блинков-младший. – Суворова мне дала заработать, а я им дал десять долларов… Ир, ну что ты городишь? Тут наркомафия, оружия найти не можем, а ты – про колготки.

– Дитя, – свысока заметила Ирка. – Оружие ему подавай.

Блинков-младший как следует надышался через общую дыру, отполз и стал проковыривать лодочную крышку в новом месте.

Через минуту шило увязло в пластмассе, он попытался его расшатать, и шило сломалось. Пришлось возвращаться к дыре, которая теперь стала как бы Иркина. Отдышавшись, Блинков-младший попробовал ковырять крышку лезвием и сразу же обломил кончик. Штопор вообще не брал пластмассу – скользил. Блинков-младший понял, как ему повезло. Если бы шило сломалось на первой дыре, они с Иркой задохнулись бы насмерть.

– Рассвело или мне кажется? – миролюбивым тоном спросила Ирка.

В темноте блестели ее глаза, казавшиеся очень большими. Блинков-младший поднес к дыре часы, и стало видно часы, но стрелки еще не различались.

– Рассвело. Как думаешь, Ир, сколько мы летим?

– Сто лет… Какая тебе разница? Летишь – и лети, люди придут – постучимся. Господи, лучше бы я в Москве осталась! – раздраженно сказала Ирка.

Блинков-младший понял, что ей очень страшно.

Вертолет заложил такой крутой вираж, что Ирку бросило на Блинкова-младшего, а потом его – на Ирку. Еще громче завыли и загрохотали механизмы, и к этому шуму добавились другие шумы, чем-то знакомые: скрип и, кажется, урчание электрических моторов. Потом рядом с лодкой затопало по железу сразу несколько человек. Блинков-младший прильнул глазом к дыре и увидел чей-то волосатый впалый живот – Вольфа, наверное, он всегда ходил голый по пояс. Живот навалился на лодку, закрыв дыру.

– Ты кричать собираешься? – прошипела Ирка, но сама не закричала и Блинков-младший не успел.

Лодка вдруг заскользила, заскользила и ухнула вниз, как скоростной лифт, только еще быстрее. Блинкова-младшего затошнило, и сердце ушло в пятки.

Ирка закричала, и он тоже, кажется, закричал… Но было уже поздно.

Лодка падала. Среди тех, кто вытолкнул ее из вертолета, был старший Блинков. Он сам выбрал в сельве протоку как можно ближе к тому месту, в которое шла экспедиция. Протока была такая узкая, что деревья почти смыкались над ней кронами. Снизиться над ней вертолет не мог, а то бы сломал винт об эти деревья, поэтому лодку бросали с большой высоты. Вода не сжимается. Это знает любой школьник, даже двоечник, если он хоть раз нырял с высоты и неудачно плюхнулся животом. Вода, если упадешь плашмя, твердая, как булыжник. О нее можно разбиться насмерть. Другое дело – если ты нырнешь вниз головой или «солдатиком». Тогда удар о воду получится гораздо слабее. Но в том-то и дело, что старший Блинков старался сбросить лодку именно плашмя. Ему вовсе не улыбалось, чтобы лодка упала носом или кормой вниз, ведь протока могла оказаться мелкой, и тогда лодка воткнулась бы в ее дно и могла расколоться, как орех.

Разумеется, лодка падала гораздо быстрее, чем вдумчивый читатель пробежал глазами эти строки. Какой-нибудь невдумчивый читатель, может быть, пропустил все объяснения, чтобы поскорее узнать, спаслись Блинков-младший с Иркой или нет. Вот этот невдумчивый читатель, если он начал со слова «разумеется», читал ровно столько времени, сколько падала лодка. За эти мгновения решилась судьба Блинкова-младшего с Иркой. Сначала лодка падала на ровном киле, как говорят моряки. Но потом она угодила в крону дерева, задела за большущий сук, перевернулась носом вниз и, ломая тонкие ветви, рухнула в протоку.

Представляете, что там, в лодке, творилось?! У-у-ух! – лодка падает, падает, падает! Бам-м! – удар, все гудит, Блинков-младший с Иркой становятся на голову, и на них сыплются всякие тюки. Чмок! – лодка нырнула в воду, всплыла и осталась стоять торчком, как поплавок, потому что все тяжелые вещи попадали в нос. А как раз в носовой части, в крышке, была проковырянная Блинковым-младшим дыра. В нее сразу же хлынула вода.

– Наверх! – скомандовал Блинков-младший, и они с Иркой начали карабкаться наверх, на корму, чтобы перевесить вещи в носу лодки. Сначала, конечно, им пришлось выбраться из-под этих вещей.

Хорошо, что на дне лодки были деревянные решетки. Моряки называют их рыбинами. Они нужны, чтобы не промочить ноги в воде, которая всегда попадает на дно лодки, даже если она не протекает. Цепляясь за рыбины как за ступеньки лестницы, Блинков-младший добрался до кормы и подтянул к себе Ирку. Лодка покачалась, подумала и опустилась на воду почти как надо, хотя и продолжала сильно клевать носом.

Глухо рокотал зависший над протокой вертолет, иногда что-то шуршало по дну лодки – ее, наверное, потихоньку несло течением, – и больше ничего не происходило. Потом вдруг лодка закачалась. В вышине простучала короткая автоматная очередь. Скорее всего это был прощальный салют, потому что вертолет почти сразу же улетел. Стало слышно, как то справа, то слева от лодки плещется вода.

– Кажется, кто-то сидит на нас верхом и гребет, – сказал Блинков-младший. – Покричим, что ли?

– Молчи уж. Что теперь-то кричать? – вздохнула Ирка. – Господи, с кем я связалась? Сарафан оставила на вилле, новый!

Снаружи невнятно бубнили голоса, казавшиеся незнакомыми. Лодку крутили так и сяк и корябали крышку. Блинкову-младшему пришло в голову, что все-таки крышка держится на болтах, и гаечный ключ от этих болтов остался в вертолете. А то почему бы взрослые люди столько возились с этой несчастной крышкой? Опять стало тяжело дышать – дыра-то была в носу лодки.

– Ничего, – подбодрил Ирку Блинков-младший. – Сейчас откроют, а мы им: «Здра-асьте!»

Люди снаружи потеряли терпение и стукнули по крышке так, что затрещала пластмасса. В глаза ударил свет, Блинков-младший сощурился и сквозь ресницы увидел, что лодка вскрыта, как створки раковины.

В щели между крышкой и бортом лодки торчало копье с костяным наконечником.

– Это Паблито, – дрогнувшим голосом сказала Ирка, а в щель уже заглядывали глаза, и глаза эти были чужие.

На копье нажали, крышка отлетела, и Блинков-младший с Иркой увидели жуткие лица, похожие на маски.

Глава IX

Коварные планы самого высокого война

 Сделать закладку на этом месте книги

Набу! – вскричал кто-то страшным голосом, и в Блинкова-младшего с Иркой нацелились два копья, два лука с тонкими стрелами из тростника и одна духовая трубка, стреляющая, конечно же, отравленными колючками.

Блинков-младший сразу же заслонил Ирку собой. Он почти не испугался. Он как будто смотрел кино, потому что в настоящей жизни такого не бывает.

В настоящей жизни взрослые большие, а дети поменьше, все ходят одетые и никто не разрисовывает себе лицо в полосочку. А если в настоящей жизни кому-нибудь в кого-нибудь вздумается пострелять, он будет стрелять хоть бумажными пульками из рогатки, хоть ракетами из установки залпового огня «град», но только не тростниковыми стрелами из лука и тем более не отравленными колючками из трубки.

А тут, окружив лодку, по колено в воде стояли явно взрослые, но очень маленькие люди с большими животами. Самый высокий воин был ростом с Блинкова-младшего. В том, что они воины, Блинков-младший не сомневался: во-первых, оружие, во-вторых, боевая раскраска. У самого высокого воина красные полоски на лице, у другого черные, у третьего и четвертого красные и черные, а пятый все лицо намазал черным, оставив полоски чистой кожи, и у всех в проколотых ушах торчали перышки. Воины были не краснокожие, как часто называют индейцев, а терракотовые, вроде цветочного горшка. Самое главное, все пятеро были совершенно голые и совершенно этого не стеснялись. Поэтому они казались как бы одетыми. На них было несты


убрать рекламу




убрать рекламу



дно смотреть.

– Набу! – повторил самый высокий воин и натянул тетиву лука.

И опять Блинков-младший почти не испугался. Но ему стало очень, очень грустно.

Вы только представьте себе: с риском для жизни бежать с виллы наркобарона дона Луиса, чуть не задохнуться в лодке, потом в этой же лодке чуть не разбиться и чуть не утонуть (хорошо, что Блинков-младший проковырял в крышке не очень большую дыхательную дырку, а то бы лодка успела нахлебаться воды). И все это зачем? Чтобы голый человек влепил тебе в грудь стрелу с осколком косточки вместо наконечника?! И, кстати, стоило ли ради этого семь лет учиться в школе? Да если бы Блинков-младший заранее знал о такой своей бесславной кончине, он провел бы эти семь лет гораздо приятнее. Он бы целыми днями дулся на компьютере в «Принца Персии» и катался на роликах. Ну, может быть, иногда сходил бы в булочную, если мама попросит.

Грязные пальцы на тетиве лука дрожали от напряжения.

– Уази, – сказал Блинков-младший. Так индеец Паблито называл крокодила. Может быть, это было оскорбительное для воинов слово. Они могли подумать, что Блинков-младший обзывает их крокодилами. Но терять Блинкову-младшему было нечего, а других индейских слов он все равно не знал. «Уази» он запомнил, потому что оно похоже на вездеход «уазик».

Воины переглянулись. Натянутая тетива лука чуть ослабла.

– Уази, – повторил Блинков-младший, решив, что кашу маслом не испортишь.

Два копья, два лука с тонкими стрелами из тростника и одна духовая трубка, стреляющая, конечно же, отравленными колючками, медленно опустились. Самый высокий воин снял стрелу с тетивы, сунул ее в плетеный колчан и спросил с большим сомнением:

– Уази?

– Уази, уази, – подтвердил Блинков-младший.

Самый высокий воин подошел к нему ближе, протягивая руку. Было заметно, что воин побаивается. Блинков-младший взял эту руку с обломанными ногтями, чтобы пожать, но воин скорее всего просто не знал такого приветствия. Он вцепился в запястье Блинкова-младшего и заставил его вылезти из лодки прямо в воду. А потом с улыбкой подал руку Ирке.

– Но-но, без хамства, – дрогнувшим голосом сказала Ирка и сама перевалилась через лодочный борт.

У самого высокого воина обиженно вытянулось лицо, и он сразу начал командовать, чтобы показать, кто здесь главный. Наших взяли под конвой и повели неизвестно куда.

Сельва окружала протоку непроходимым плетнем. Из воды поднимались толстые и гладкие стволы деревьев с воздушными корнями. Там, где оставалось хоть малейшее место, росли кустарники, и буквально все было плотно перевито лианами. Другого пути, кроме как по протоке, по колено в воде, просто не было. Впереди шел самый высокий воин, за ним наши, а за нашими – еще двое: который в черную полосочку и который в черную и красную. Еще двое индейцев остались у лодки.

Идти было трудно. Под ноги все время попадались затопленные то ли ветки, то ли корни. Ноги цеплялись, соскальзывали и проваливались. За полминуты такой ходьбы Блинков-младший дважды чуть не погиб. У него нога провалилась в какую-то подводную нору и готова была сломаться. Падая, он схватился за свисавшую над водой лиану, и эта будто бы лиана вдруг зашевелилась у него в руке! Блинков-младший завопил от ужаса, рухнул в воду, захлебнулся и начал по-настоящему тонуть, хотя воды было по колено. Ногу в норе зажало, как тисками. Блинков-младший не мог встать, даже если бы соображал получше, а он, честно сказать, уже ничего не соображал, только бился, как рыба в сети. В руке он еще чувствовал шевелящуюся змею!

Потом-то Блинкову-младшему стало ясно, что это ему только показалось. На самом деле тот воин, который в черную полосочку, мгновенно схватил змею и убил. Когда второй воин, в черную и красную полосочку, поднял Блинкова-младшего из воды и помог ему освободить ногу, первый уже потрошил змею.

Это сильнее всего потрясло Блинкова-младшего. Воин расщепил ногтем только что сорванный стебель тростника. Расщепленный край получился острым, как бритва. Этим краем воин что-то такое сделал со змеей (Ирка отвернулась, а Блинков-младший смотрел, но не успел заметить). По воде поплыли змеиные потроха, а в руках у воина осталась тушка и отдельно – снятая чулком шкурка. Мало того, вокруг потрохов, тут же начали драться неизвестно откуда взявшиеся рыбешки, а потом плеснула большая рыба, и воин моментально подбил ее из лука и тоже выпотрошил одним неуловимым движением.

Может быть, на рыбьи потроха в конце концов приплыл бы крокодил, и воин в черную полосочку разделался бы с ним точно так же. Но ушедший вперед самый высокий воин что-то недовольно прокричал, и все пошли дальше. Рыбу и змею воин в черную полосочку завернул в сорванные на ходу листья, обвязал тючок лианой и надел через плечо, как сумку на ремне.

Блинков-младший шел и поглядывал под ноги и особенно по сторонам, замечая всякие подозрительно смахивающие на змей лианы. Он, конечно, не мог все время оборачиваться на воина в черную полосочку, но видел, как тот вырезает своей расщепленной тростинкой что-то мелкое. А потом воин догнал Блинкова-младшего и молча накинул ему на шею связанную кольцом веревочку. На веревочке висели два змеиных зуба, кривых и острых, как турецкие кинжалы. С внутренней стороны на зубах были бороздки, по которым змея пускает яд. Блинков-младший понял, что даже для привычных к сельве индейцев это была не совсем обычная змея.

Они шли долго, иногда садясь прямо в воду, чтобы отдохнуть. Блинков-младший не смотрел на часы, потому что нет никакого смысла смотреть, если не засек время с самого начала. Правда, после второго или третьего привала он все-таки попытался запомнить время, но тут же забыл. Он совсем отупел от этой долгой ходьбы и от впечатлений. Он перестал бояться, жалеть себя и думать о том, как их с Иркой ищут на вилле дона Луиса и догадался ли кто-нибудь, что они прятались в лодке. На привалах прямо у его ног плескались мелкие рыбешки. Они приплывали на кровь – неизвестно где и обо что Блинков-младший изрезал щиколотки, но совершенно этого не чувствовал.

С Иркой он почти не разговаривал. Только попросил показать ноги, не объяснив, зачем. С ногами у Ирки оказалось все в порядке – у нее были высокие кроссовки. А про свои раны Блинков-младший ничего ей не сказал. Не потому, что чувствовал себя героем и настоящим мужчиной, а просто ему все было безразлично.

Самый высокий воин вдруг исчез. Вот так шел впереди, шел, потом Блинков-младший на что-то отвлекся – и его уже нет. А воин в черную полосочку и воин в черную и красную полосочку догнали Блинкова-младшего с Иркой и стали подталкивать их куда-то в заросли. В этих зарослях и кошка бы не проскочила. Блинков-младший стоял и тупо смотрел перед собой, пока воин в черную полосочку не пригнулся почти к самой воде, показывая пальцем в гущу зелени. Блинков-младший тоже пригнулся и увидел тоннель в зарослях. Сверху сплетенные ветви, снизу сплетенные корни, а в глубине тоннеля – песчаный берег со следами босых ног. Следы были еще мокрые – ясно, что их оставил самый высокий воин.

Согнувшись, Блинков-младший нырнул в тоннель, прошел совсем немного, и сельва как будто распахнулась. Блинков-младший, а за ним Ирка и воины очутились на большой вытоптанной площадке. Посередине площадки стоял частокол из тонких кривых стволов, связанных лианами. Входа не было видно. Воины опять начали подталкивать Блинкова-младшего, да он и сам догадался, что вход где-то сбоку, и стал обходить частокол.

Вход был просто вход – узкая щель без двери. Протиснувшись в нее, Блинков-младший увидел маленькую толпу индейцев, человек сорок.

Голые воины были при оружии, голые дети жались к животам своих голых мам. По возрасту большинство этих мам, да и воинов, тянули самое большее на десятиклассников. Тут Блинков-младший, конечно, мог ошибаться, но несильно. Все индейцы были очень молоды, потому что в опасной сельве мало кто доживает до старости. Только один выглядел как настоящий старик – с морщинистым лицом и сединой в волосах. Этот индеец вышел из толпы так уверенно, а остальные расступились так почтительно, что сразу стало ясно: это вождь. В продырявленные мочки ушей вождя были продеты острые белые палочки. У некоторых женщин такие же палочки, только поменьше, торчали из носа и нижней губы. А лица у всех были чистые, без полосок. Наверное, у индейцев эти полоски вроде костюма, который надевают на охоту или когда выходят из дома погулять.

Самый высокий воин встал за спиной вождя и для внушительности положил стрелу на тетиву своего лука.

– Набу, – угрожающе сказал вождь, и самый высокий воин прицелился из лука в Блинкова-младшего, как-будто они были совершенно незнакомы.

Остальные воины тоже наставили на наших свое оружие. В общем, все повторялось, но Блинков-младший уже знал, что говорить.

– Уази, – сообщил он вождю.

Вождь подумал, глядя на Блинкова-младшего с большим сомнением, и не согласился.

– Набу, – повторил он. А Блинков-младший настоял:

– Уази.

Вождь опять задумался. С ним было бы хорошо играть во всякие настольные игры – обязательно выиграешь, потому что вождь совершенно не умел скрывать свои мысли. У него разве что буквами не было написано на лице: ох, парень, какой из тебя уази, если ты самый натуральный набу? Хотя, с другой стороны, раз ты сам себя называешь уази, то, наверное, имеешь причины. Почему бы тебе, в самом деле, не быть уази?

Неизвестно, чем бы это закончилось. Может быть, вождь решил бы, что Блинков-младший с Иркой все-таки набу, и тогда их могли убить! Но тут вперед выступил воин в черную полосочку и горячо заговорил, повторяя: «Шавара, шавара» – и показывая на ожерелье из змеиных зубов, которое сам же и подарил Блинкову-младшему.

Вождь так заинтересовался этой историей, что подошел к Блинкову-младшему и потрогал змеиные зубы. Самый высокий воин из-за этого ужасно занервничал и тоже стал говорить про щавару, показывая не на зубы, а на Блинкова-младшего. Это звучало как страшное обвинение! Дети в толпе стали прятаться за взрослых.

Против Ирки самый высокий воин ничего не имел. Он даже отвел ее немного в сторону, чтобы показать, что с Иркой вопрос отдельный, а вот с Блинковым-младшим все решено: он и есть не кто иной, как шавара.

Но вождю не понравилось, что самый высокий воин так раскомандовался, и он решил это дело по-своему. Громко, для всех, вождь объявил, что Блинков-младший с Иркой, может быть, и не уази, но уж во всяком случае не шавара. Скорее всего они нохи или даже шори.

Наши, разумеется, не понимали ни слова, но легко разбирались, что к чему. Вождь говорил очень выразительно, а индейцы вообще вели себя, как дети дошкольного возраста, которым рассказывают про Красную Шапочку. Если они слышали про набу, то хватались за оружие, шавару боялись, к нохи относились неплохо, а к шори – еще лучше. Совсем хорошо было бы, если бы они признали Блинкова-младшего с Иркой уази. Но до уази, по всеобщему мнению, наши пока что не дотягивали.

Закончив свою речь, вождь стал поглаживать Блинкова-младшего по плечам. А потом ударил себя в грудь и сказал:

– Тушуауа!

Скорее всего это и означало «вождь». Ведь свои имена индейцы вслух не произносят.

– Ирка, скажи ему мое имя, – попросил Блинков-младший, – а я скажу твое.

Ирка недовольно фыркнула, но все-таки прошептала что-то на ухо тушуауа, тыча пальцем в грудь Блинкова-младшего. А тот показал на Ирку и шепнул тушуауа в другое ухо:

– Ирина.

– Рина! – обрадовался тушуауа. – Блин!

Индейцы оказались милыми людьми, если, конечно, не считать того, что для первого знакомства они чуть не убили Блинкова-младшего с Иркой. Но ведь не убили же! И сами этому очень обрадовались. Приобняв наших за плечи, тушуауа тут же сплясал с ними народный индейский танец, похожий на «Прыг-скок, обвалился потолок». А потом на радостях устроил пир.

Женщины разложили прямо на земле кожистые листья какого-то водяного растения, и все индейцы стали выкладывать на эти листья у кого что есть. Большие желтые бананы, такие же, какие продаются в Москве, и маленькие красноватые бананы, каких в Москве днем с огнем не сыщешь. Толстенькие печеные корешки, похожие вкусом на картошку. Всякие неизвестные нашим плоды: у одних можно было есть только кожуру, у других все, кроме кожуры, у третьих только косточку. Первым угощение пробовал тушуауа и показывал Блинкову-младшему с Иркой, что как едят.

Если честно, все, кроме бананов, было на вкус так себе. Вдобавок индейцы жарили на костре термитов и щелкали их, как семечки. Нашим это зрелище аппетита не прибавляло.

Коронным блюдом была добыча воина в черную полосочку: змея и рыба. Воин закопал их в золу вместе с листьями, в которые они были завернуты. Когда змея и рыба испеклись, он преподнес обугленный сверток тушуауа. Индейцы смотрели, вытянув шеи, даже термитов перестали щелкать. Острым костяным ножом тушуауа разрезал сверток, и оттуда ударил пар. Пахло вкусно, Блинков-младший даже на секунду забыл, что это печеная змея, хотя и с рыбой.

– Шавара, – философски заметил тушуауа, разделывая змею на четыре части. Дескать, была ты опасной шаварой, могла кого-нибудь укусить до смерти, а теперь мы тебя съедим.

Один кусок змеи, похожий на сосиску, тушуауа вручил воину в черную полосочку, и тот моментально его проглотил, даже косточек не выплюнул. Второй кусок тушуауа съел сам. Кому предназначались оставшиеся два куска, Блинков-младший уже догадался. Его заранее тошнило.

Подрумяненная с одного бока змеиная сосиска замаячила у самого лица Блинкова-младшего. Тушуауа хотел сам положить ему в рот это изысканное угощение. Он улыбался с видом Деда Мороза, только борода у него не росла. Сосиска ткнулась в плотно сжатые губы Блинкова-младшего. Индейцы затаили дыхание. Стало слышно, как давится Ирка. Она сообразила, что последний лакомый кусочек оставлен для нее.

Тушуауа еще раз ткнул куском змеи в губы Блинкова-младшего. Он уже не улыбался. Зато самый высокий воин, который все время держался у вождя за спиной, прямо засиял.

– Шавара! – произнес он таким тоном, как будто выносил судебный приговор.

Блинков-младший понял, что если он сейчас не съест шавару, то индейцы решат, что он сам шавара. Ведь они едят все подряд, кроме тех зверей, которых считают своими родственниками. Попробуй им объясни, что ты не ешь змею просто потому, что не хочется, а не потому, что ты сам злой и коварный, как змея!

Зажмурившись, Блинков-младший как пылесос втянул в себя змеиную сосиску.

Индейцы все разом вздохнули. Тушуауа презрительно сказал что-то самому высокому воину, и тот опустил голову.

– Ирка, – тихо сказал Блинков-младший, заедая змею бананом, – хоть умри, а съешь! А то ведь они подумают…

– Не дура, поняла, – перебила его Ирка. – Но лучше я умру, а глотать эту мерзость не стану.

А тушуауа потянулся к последнему куску змеи!

У Ирки было такое лицо, как будто она уже лежала в гробу, красивая и юная, и над ней рыдали безутешные одноклассники.

Надо было спасать положение. Блинков-младший проворно цапнул последний кусок и затолкал его в рот не ожидавшему ничего подобного тушуауа.

Он был готов к любому наказанию. Убить его не убьют, раз уже доказано, что он с шаварой не имеет ничего общего. Может, поколотят, но это пустяки. Главное, шавары больше нет, и никто теперь не попытается накормить ею Ирку.

Но тушуауа не стал колотить Блинкова-младшего. Совсем наоборот! Сначала он, конечно, растерялся и посмотрел на Блинкова-младшего с опаской, дескать, это что за новости? Потом он посмотрел на лист, где только что лежал кусок змеи, но, разумеется, куска уже не увидел. Тогда тушуауа запустил пальцы в рот, вытащил кусок и посмотрел на него. У Блинкова-младшего мелькнуло опасение, что сейчас тушуауа таки скормит его Ирке. Но Тушуауа отправил кусок в рот и стал медленно жевать, закатывая глаза и причмокивая от удовольствия. При этом он похлопывал Блинкова-младшего по плечу. А когда рот у тушуауа освободился, он произнес речь. Блинков-младший был готов поклясться, что понял ее пусть не дословно, но совершенно правильно. Если бы тушуауа был пенсионером в костюме с галстуком, его речь звучала бы примерно так:

– Многие ругают подростков. Говорят, что они нахальные и без уважения относятся к старшим. Все это абсолютно верно. Будь моя воля, я бы для профилактики сажал всех подростков в колонию строгого режима, пока не состарятся. Но ведь есть среди них и счастливые исключения! Взять, к примеру, Дмитрия Блинкова. Это юноша с изысканными манерами, отрада моего престарелого сердца и гордость родителей, с которыми я, к сожалению, не имею чести быть знакомым…

Ну и так далее. Тушуауа говорил долго, а точного перевода у меня все равно нет, поэтому сразу скажу, чем это кончилось. Блинкова-младшего все стали называть шори, а Ирку – нохи. Им подарили по плетеному гамаку и показали место в шабона, куда эти гамаки можно повесить. Шабона – тот самый частокол, за которым все происходило. Он окружает большую утоптанную поляну в сельве. Над частоколом навес из веток и листьев, под ним индейцы все вместе спят в гамаках. А посередине шабона горит костер, и навеса там нет.

– Ты зачем сказала вождю, что меня зовут Блин? – спросил Блинков-младший, когда все улеглись спать и многие уже захрапели.

– Не знаю, Мить, я как-то не нарочно, – вздохнула Ирка. – Ты был такой серьезный… Это у меня, наверное, возрастное. А вообще я невредный человек.

– Он невредный, – сказал Блинков-младший. – Я так и знал, что ты не нарочно.

– А за мной один ухаживал, – пожаловалась Ирка. – Хотел меня накормить муравьями.

– Термитами, – поправил Блинков-младший. – А я не заметил… Кто?

– Да есть тут… Самый высокий.

– Вредный тип, – заметил Блинков-младший. – Шаварой меня обозвал.

– Он думает, что ты мой муж.

– Скажешь тоже… Откуда тебе знать, что он думает?

– А вот знаю. Он сам говорил, а я поняла, – сказала Ирка. – Мить, пускай он так и думает. Не отказывайся от меня. А то он хочет на мне жениться!

Глава X

Охотники мы или дичь?

 Сделать закладку на этом месте книги

Представь себе, что все вокруг исчезло. Я к тебе обращаюсь, вдумчивый читатель, а невдумчивые и нетерпеливые могут пропустить это место. Может быть, сейчас ты сидишь с ногами в кресле, или читаешь мою повесть, валяясь на диване, или раскрыл ее под партой на уроке. (Спрячь немедленно! Нам ли с тобой не знать учителей?! Отберут, и тогда ты не скоро узнаешь, чем закончилась эта история.)

Так вот, оторвись на минутку и внимательно посмотри вокруг. А потом представь себе, что ничего этого нет. Ни книжек, ни дивана, ни даже плохонькой табуретки, ни окон, ни дверей, ни самого дома с полом, потолком, водопроводом, электричеством и телевизором, ни улицы за окном, ни магазинов, ни автомобилей, ни метро. Школы тоже нет. Некоторых это обрадует.

Представил? Добавь к этому или, вернее, убавь сникерсы, пельмени, конфеты, борщ, газировку, картошку, жевательную резинку, мороженое, колбасу и все остальное, к чему ты привык.

Индейцы в сельве живут без всего этого.

Ты понимаешь, что их жизнь для нас просто невыносима?!

Мало того, их жизнь смертельно опасна. В ней полно таких безобразий, которые нам только снятся в кошмарных снах, если насмотреться на ночь ужастиков. Хищные звери, ядовитые змеи, мохнатые тарантулы, пираньи, крокодилы и неизвестные медицине болезни.

Но индейцы привыкли к такой жизни. Другой они не знают. Если бы они изобрели алфавит и научились писать и читать, какой-нибудь индейский сочинитель обязательно написал бы про нашу невыносимую и смертельно опасную жизнь. Представь себе, написал бы он, душные каменные шабона, в которых нельзя разводить костер. Там в стенах есть дырочки, похожие на пятачок свиньи. В них прячутся злые духи, убивающие каждого, кто сунет в дырочки пальцы. Представь рычащих зверей с огненными глазами. Они так ужасны, что люди не пикнув сами лезут к ним в брюхо. Об их панцирь ломаются даже копья с наконечником из клыка старой обезьяны, а ведь известно, что на свете нет ничего крепче. Так что, может быть, они вовсе и не звери, а тоже злые духи, написал бы этот индейский сочинитель, скромно умалчивая о том, что он сам на пробу тыкал панцирного зверя копьем с наконечником из клыка старой обезьяны. А главное, написал бы он, там совершенно не на кого охотиться. Там нет вкусных тарантулов, пираний, змей и крокодилов. Некоторые белые люди, правда, разводят тараканов, но сами же и травят их ядами вместо того, чтобы ловить и жарить на закуску. Кошек и собак есть запрещается. Панцирного зверя, даже мертвого, не прожуешь. Бедные, бедные белые люди!

Самое интересное, что этот индейский сочинитель был бы по-своему прав! Случалось, что белые люди брали с собой в город заболевших индейцев, чтобы спасти им жизнь. Индейцы выздоравливали и сразу же начинали проситься домой. В городе они всего боялись, попадали в неприятности и от этого начинали бояться еще сильнее. К тому же, честно говоря, они вели себя безобразно. Я не буду перечислять всего, что они вытворяли, чтобы не оскорблять этих ни в чем не виноватых людей. Они вели себя, как привыкли в сельве. А в сельве все по-другому, и наше поведение, очень правильное для города, тоже может показаться индейцам из сельвы безобразным. Это нужно все время помнить не только индейцам, но и вдумчивым читателям, которые, может быть, еще попадут когда-нибудь в сельву. Вот так.



А НЕВДУМЧИВЫЕ И НЕТЕРПЕЛИВЫЕ МОГУТ ЧИТАТЬ ПРЯМО С ЭТОГО МЕСТА

Под утро у Блинкова-младшего разболелись порезанные ноги. Он долго ворочался, потому что устал вчера ужасно и хотел еще поспать, но боль спать не давала. В полудреме ему казалось, что лежит он в гамаке под яблоней, и сейчас керченский дедушка Борис Владимирович придет будить его на рыбалку. И вот он ждал дедушку, а его раны сначала ныли, потом их стало печь, а потом дергать. В конце концов Блинков-младший решил проснуться сам, без дедушки. Он открыл глаза и очень расстроился. Все в его сне оказалось неправдой, кроме гамака. Гамаков было много, они висели под крышей шабона в ряд, и в каждом лежал голый индеец. Блинков-младший перевернулся на другой бок и увидел еще один ряд гамаков. В самом ближнем спала Ирка, и это немного его успокоило.

Стараясь не шуметь, он встал и вышел на середину шабона, к костру. Индейцы все равно проснулись – жизнь в сельве приучает спать чутко. Но взрослые посмотрели, кто это ходит – ага, шори Блин, – и опять заснули. А дети уставились на него своими похожими на черносливины большими глазами.

Под их взглядами Блинков-младший сел у костра, засучил джинсы и снял кроссовки. Они с Иркой спали одетые, потому что, во-первых, стеснялись, во-вторых, опасались, что индейцы стянут их вещи. Раны на ногах казались несерьезными – так, царапины. Но в них, наверное, попала инфекция, потому что кожа вокруг царапин припухла. Ни йода, ни бинтов у индейцев, само собой, не было, а снаряжения из лодки Блинков-младший не видел со вчерашнего дня. Зато, убегая с виллы дона Луиса, он про запас надел сразу три футболки. Одну он разорвал на бинты, обмотал сначала левую ногу и потянулся за кроссовкой.

Кроссовка отпрыгнула от его руки и довольно резво побежала, надетая на чужую грязную ногу. Шагов через пять похититель упал, кроссовка отлетела далеко в сторону, и тут началось! На утоптанную площадку в середине шабона высыпали индейские дети. Они визжали, они бегали друг за другому просто так, они боролись, сцепившись руками и бодаясь головами. И во всей этой суете летала, рвалась из рук и примерялась на ноги кроссовка Блинкова-младшего. Спасти ее нечего было и надеяться. Блинков-младший надел одну правую кроссовку и стал ждать, когда маленькие индейцы набегаются:

У них, у маленьких, был свой самый высокий воин ростом с первоклашку. Но индейцы вообще низкорослые, так что маленькому самому высокому воину было не меньше двенадцати лет. В конце концов кроссовка оказалась у него. С полминуты он ее рассматривал, мял и даже пробовал на зуб, потом надел и попытался ходить, но все время падал.

После третьей попытки маленький индеец подошел к Блинкову-младшему, и они немного поговорили про обувь. Понимать его было легче легкого: когда человек тебе показывает кроссовку и корчит недовольную гримасу, а потом показывает собственные босые ноги, ясно, что обычай белых людей ходить обутыми кажется ему странным и диким. В ответ Блинков-младший показал, как кроссовки надеваются, как зашнуровываются и как удобно в них прыгать. А маленький индеец согласился, что да, удобно, только – зачем, если прыгать можно и без кроссовок?

Так они мирно беседовали у костра, и вдруг маленький индеец схватил двумя руками ногу Блинкова-младшего и впился в нее зубами! В правую незабинтованную ногу – в самую рану!

«Людоед!» – мелькнуло в голове у Блинкова-младшего, и он приготовился дорого продать свою жизнь. Маленький индеец урчал и терзал его ногу, как шашлык на шампуре, явно собираясь отгрызть ее заживо. Если бы у Блинкова-младшего под рукой оказался его швейцарский нож китайского производства, он бы, наверное, ударил им врага! Только нож куда-то запропастился – наверное, выпал из кармана, когда Блинков-младший спал, и остался в гамаке. А уже через минуту оказалось, что маленький индеец никакой не враг и даже наоборот.

Маленький индеец оторвался от блинковскои ноги и сплюнул блинковскую кровь. Лицо у него было довольное.

– Доса! – сказал он, тыча пальцем в развороченную рану, как будто приглашал Блинкова-младшего полюбоваться проделанной работой.

Блинков-младший присмотрелся, и его затошнило. В ране копошились тонкие, как волос, червячки. А маленький индеец взял из костра ветку с обгорелым концом и стал выжигать-выскребать червячков. Боль была невыносимая, но Блинков-младший как-то ее выносил. Потому что, подумал он, это ведь только так говорится – невыносимая боль, а на самом деле как бы ни болело, другую ногу себе не приставишь и свою на время не оторвешь, так что деваться некуда, приходится выносить.

Голова закружилась, маленький индеец, костер и весь шабона побежали в глазах, и Блинков-младший почувствовал, что теряет сознание. Значит, все-таки не всякую боль можно вынести.

Он очнулся опять от боли. Ирка перебинтовывала ему ноги, роняя на них теплые щекотные слезы.

– Не плачь, – сказал Блинков-младший. – Все в порядке. Если бы этот не прочистил мне раны, тогда другое дело. А сейчас нечего плакать.

– Размечтался, – сказала Ирка. – Стану я из-за тебя плакать. Это дым попал в глаза. И не «этот», а Оау, я узнала.

– Ay?

– Нет, О-а-у, – по слогам повторила Ирка. – Ты как себя чувствуешь?

– Бывало хуже, – бодро сказал Блинков-младший, а сам подумал, что нет, хуже еще не бывало. Червяки в ране! Да в Москве его уже давно увезли бы на «Скорой помощи» и уложили бы на месяц в больницу!

– Это хорошо… – Ирка не смотрела ему в глаза и вообще была сама не своя. – Митя, он серьезно хочет жениться. Он сказал, что ты не воин, а еще мальчик.

– А сам-то! От горшка два вершка! – разозлился Блинков-младший. Он сразу понял, что Ирка говорит про самого высокого воина. – И как вы, интересно, разговаривали – по-русски, что ли?

– Не перебивай. Мы так разговаривали, что друг друга поняли. Сегодня тебя и Оау будут испытывать. Вождь подарил тебе обезьянью жилу, и Оау уже начал ее жевать. Вам нужно добыть инье, а потом бороться с другими воинами.

– Та-ак, – только и смог сказать Блинков-младший. Главное дело, обезьянья жила. Зачем ему, скажите на милость, обезьянья жила, и почему ее жует этот Оау? Не тебе подарено – не тебе и жевать.

Но Ирка опять капнула ему на ноги, и Блинков-младший не стал задавать лишних вопросов.

– Добудем, – поспешно сказал он. – И поборемся. Мне мама знаешь какие приемчики показывала?!

Инье – это любая еда, на которую охотятся. Лягушки и жуки не в счет. Молодой индеец должен сделать себе оружие и добыть столько инье, чтобы хватило на угощение всему племени. После этого он считается взрослым и может побороться с остальными воинами. Кого победишь, тот и станет во всем тебя слушаться, а кому проиграешь, того, будь любезен, слушайся сам.

Блинкову-младшему здорово повезло, что сдавать эти индейские экзамены ему пришлось не одному, а с Оау. Маленький индеец вырос в сельве и знал ее как свои пять пальцев. Он умел варить страшный яд кураре из трав, известных только индейцам и ботаникам, выслеживать в сельве зверей и убивать их отравленными стрелами. Стрелы, лук и копье он тоже сделал сам.

Оау давно выдержал бы испытание на воина, если бы не был такой маленький. Охотился Оау просто здорово, но приносил домой всякую мелочь. Ему не хватало сил донести крупную добычу. А оставить подстреленную дичь в сельве и бежать за подмогой – это все равно что специально созвать на обед енотов, диких кошек и хищников пострашнее, вроде ягуаров и пум. Пока бегаешь, они все слопают да еще того и гляди набросятся на тебя из засады, когда ты будешь возвращаться.

Поэтому Оау считал, что ему здорово повезло с Блинковым-младшим. Он уже понял, что шори Блин совсем не умеет жить в сельве. Зато он такой сильный, что запросто дотащит хоть дикую свинью, хоть даже оленя. А уж подстрелить дичину Оау сумеет.

Тушуауа тоже считал, что ему повезло. Он справедливо рассудил, что из двоих мальчишек – маленького и умного и большого и глупого – может получиться один воин. А еще один воин гораздо полезнее для всего племени, чем двое мальчишек. Поэтому тушуауа подарил Блинкову-младшему сушеную обезьянью жилу из своих личных запасов, а Оау начал ее жевать.

Если вам когда-нибудь придется делать копье, сразу же начинайте жевать обезьянью жилу. Это самое долгое дело, и ускорить его невозможно. Жила должна размокнуть и стать как резиновая.


убрать рекламу




убрать рекламу



Оау, значит, жевал жилу и давал советы Блинкову-младшему.

Сначала надо было найти подходящую косточку и камнем раздробить ее так, чтобы получился острый осколок. Этих косточек валялось у костра великое множество. Блинков-младший перепортил штук двадцать, прежде чем Оау одобрил его работу, а время-то шло. Хорошо еще, что нашелся швейцарский нож китайского производства. Блинков-младший быстренько обстругал древко да еще и вырезал на нем похожий на паука разлапистый значок, такой же, как на копье Оау. А без значка, объяснил Оау, копье бы никуда не годилось. Оно не захотело бы охотиться без этого значка.

Косточку вставили в расщепленный конец древка и примотали разжеванной жилой. Теперь она должна была высохнуть, и это дело тоже невозможно было ускорить. Зато высохшая жила намертво стянула деревяшку, косточка как будто вросла в нее и совершенно не шаталась.

Думаете, это все? Нетушки! Готовое копье понесли тушуауа, который был не только вождем, но и колдуном. Тушуауа стал говорить над копьем заклинание, без которого оно тоже не захотело бы охотиться. Он ходил вокруг воткнутого в землю копья и выкрикивал имена зверей, а копье должно было их запоминать. Если бы оно забыло какое-то имя, то не увидело бы этого зверя и обязательно промахнулось бы. Поэтому на всякий случай тушуауа повторил заклинание три раза.

На часах Блинкова-младшего было семь утра, когда они с Оау вышли из шабона. Оау не знал, что такое семь утра, но считал, что это очень, очень поздно. Он показывал на солнце и сокрушенно качал головой.

И ведь они еще легко отделались. Тушуауа заговорил копье только для охоты. Заговорить его для войны он обещал, когда Блинков-младший пройдет испытание.

Белые люди прорубают себе дорогу в сельве большими ножами мачете, а индейцы ходят звериными тропами. Если ты охотишься на зверей, то и надо ходить звериными тропами. Но это трудный и очень опасный путь. Охотник никогда до конца не уверен, кто за кем охотится – он за зверем или зверь за ним.

Лучше уж, если ты не специально идешь охотиться, прорубаться мачете вдалеке от звериных троп. Если даже тебя услышит крупный хищник, он, скорее всего, уйдет с твоей дороги, чтобы не связываться. А вот на звериной тропе шуметь не стоит. Хищник, наоборот, побежит выяснять с тобой отношения из-за того, что ты зашел на его охотничью территорию и распугал всю дичь.

Маленький индеец шел по звериной тропе быстро и бесшумно. Острием копья он указывал Блинкову-младшему на всякие опасности, но бестолковый шори Блин все равно не видел и половины из них. Какие-то жучки сидели на кончиках листьев, вытянув крючковатые лапки. Почему-то Оау их обходил, а некоторых стряхивал на землю и давил толстокожей пяткой. Один раз у самой ноги Блинкова-младшего шевельнулся древесный корень, и оказалось, что это не корень, а змея. Блинков-младший коротко вякнул и пролетел над змеей, как на крыльях. После этого он, конечно, стал внимательнее смотреть под ноги. И буквально нос к носу столкнулся с исполинским удавом! Главное, Оау только что прошел мимо этого места – и ничего. А перед Блинковым-младшим высунулась из веток здоровенная треугольная башка и уставилась на него немигающими глазами. Удав обвил ствол дерева и висел вниз головой, поджидая добычу. Блинкова-младшего он попробовал на вкус быстрым раздвоенным языком и втянулся обратно в гущу веток.

Наверное, решил, что Блинков-младший все-таки для него великоват. А ушедший вперед Оау, когда вернулся, решил, что удав для них маловат. Он смотрел на удава исключительно с этой точки зрения и не мог понять, почему шори Блин стоит столбом и молчит.

К несчастью, «стоит столбом» – только фигура речи, а в действительности Блинков-младший стоял крючком. Звериные тропы – как тесные тоннели в сельве. Самый крупный зверь, не считая, конечно, слона, ниже самого маленького человека. Он идет по тропе, обламывая спиной и боками ветки, которые ему мешают. А которые не мешают, низко сплетаются над тропой, и человеку приходится ходить по ней согнувшись. Через полчаса такой ходьбы у Блинкова-младшего заболела спина. Через два часа стало казаться, что на нем возили камни. Хотелось встать прямо или упасть на землю, лишь бы разогнуться. Но Блинков-младший слишком хорошо помнил про удава на дереве и про змею на тропе.

Иногда им попадался звериный помет, и Оау внимательно его рассматривал. После этого он корчил такие рожи, как будто ожидал от помета чего-то совсем другого. Одна кучка понравилась маленькому индейцу больше, чем остальные. Он даже потрогал ее рукой и Блинкова-младшего заставил потрогать. Помет был теплый. Оау припустился бегом! Блинков-младший еле успевал за ним. Тропа петляла, и он то и дело терял Оау из виду. Как раз в такой момент маленький индеец вдруг выскочил из-за дерева ему навстречу и еще резвее побежал обратно. Само собой, Блинков-младший сообразил, что надо сначала удирать, а потом выяснять, в чем дело.

Они остановились, только свернув на совсем незаметную боковую тропку. Оау молча стал устраиваться на привал: понюхал воздух, стряхнул и раздавил насекомых с веток и потыкал в кусты копьем, спугнув кого-то мелкого. Мелкий убежал, недовольно фыркая, а Оау сел на корточки и устроил военный совет.

Ничего, что Оау не знал ни русского, ни английского, а Блинков-младший не знал языка Оау. Человек с человеком всегда договорится, если речь идет о простых вещах, которые можно потрогать руками.

Плохо дело, скорчил кислую гримасу Оау. Блинков-младший по-русски спросил, что случилось. Оау, разумеется, угадал вопрос (а о чем еще можно было спросить?) и зашмыгал носом, а потом очень удачно изобразил кого-то когтистого и зубастого. Надо понимать, когтистый-зубастый лежал в засаде у тропы, а маленький индеец учуял его запах. Блинков-младший кивнул на отравленные стрелы в колчане Оау. На их костяные наконечники были надеты тростинки, чтобы случайно не уколоться. «Что ты, – замахал руками Оау. – Яд же действует не сразу. Когтистый-зубастый успеет разорвать нас в клочки». – Тогда останемся здесь», – предложил Блинков-младший, показав себе под ноги. Оау на кончике пальца отмерил, как здесь мало инье, и разведенными руками показал, как много инье дальше по тропе.

Блинков-младший вспомнил, что ведь звериные тропы – это тропы к водопою. Таких мест, где есть удобный спуск к реке, в сельве не так уж много, и звери сходятся к ним отовсюду. Чем ближе к водопою, тем больше зверей, и наоборот. Вот эта тропа, на которой сидят они с Оау, совсем незаметная. По ней мало кто ходит. Тропа, у которой залег когтистый-зубастый, хорошо натоптана, на ней уже легче кого-нибудь встретить. А дальше, может быть, та тропа вольется в звериную дорогу, по которой ходят целые стада.

– Ну и гадина! – с выражением сказал Блинков-младший про когтистого-зубастого. Оау понял и согласился.

– Может, в обход? – Блинков-младший пошагал пальцами по ладони.

Оау показал вверх, туда, где, по его прикидкам, находилось солнце, хотя его не было видно за густыми ветками. А Блинков-младший посмотрел на часы. Было полвторого! Если даже немедленно повернуть назад, они возвратятся в шабона не раньше шести вечера. А ведь нужно еще кого-то выследить и убить. С пустыми руками возвращаться нельзя, а то самый высокий воин возьмет и женится на Ирке. И ночевать в сельве нельзя, это верная смерть. Ничего себе охота: целый день ходить, согнувшись крючком, и не встретить никого, кроме удава и ядовитой змеи. Правда, еще был мелкий, которого спугнул Оау, и вообще сельва кишела невидимой и тихой жизнью. Иногда постреливали сломанные ветки, кто-то возился в кронах деревьев, или вдруг мелькали пестрые птичьи перья, и хозяин их орал дурным голосом и тут же замолкал. Но все это было не то. Им с Оау нужна была крупная дичь.

Глава XI

Сделано только полдела

 Сделать закладку на этом месте книги

Оау воткнул в землю свое копье и обсудил с ним создавшееся положение. Было непохоже, чтобы маленький индеец молился. Он просто советовался с боевым товарищем. Разговор был долгий. Блинкову-младшему слышались знакомые имена зверей, которые называл тушуауа, когда заговаривал его копье. Блинков-младший расстроился и разнервничался. Время идет, а Оау треплется, и с кем? С деревяшкой, обезьяньей жилой и косточкой, наверное, тоже обезьяньей.

Не переставая что-то втолковывать копью, Оау стал поглядывать на небо.

– Ну да, – сказал Блинков-младший. – Битый час тут сидим.

Оау покрутил в воздухе пальцем и зарычал. Он изображал звук мотора! Конечно, маленький индеец не понимал, что такое мотор, но уж самолеты и вертолеты в небе видел. Неизвестно, за кого он их принимал. Может быть, за странных птиц, а может быть, за злых или добрых духов.

Блинков-младший стал прислушиваться и уловил знакомый посвист вертолетных лопастей.

Звук приближался! Блинков-младший вскочил. И опять сел на тропу. Не было никакой надежды, что с вертолета увидят их в густой сельве. И какой-нибудь поляны поблизости не было. Он вообще не видел здесь открытых мест, если не считать утоптанной площадки, на которой стоял шабона индейцев.

Похоже, вертолет прочесывал сельву ходом малярной кисти, туда и обратно. Звук совсем было затих, а потом снова стал приближаться. На этот раз вертолет пролетел совсем близко и низко. Рев стоял оглушительный, на секунду Блинкову-младшему даже показалось, что вертолет падает и прямо на них с Оау. Он вскочил, он кричал, он прыгал и махал руками, хотя понимал, что это совершенно бесполезно. Не то что вертолета – в густой листве не было видно ни клочка неба.

В ушах еще звенело от рева турбины и от собственного крика, а вертолет улетел и больше не возвращался. Блинков-младший опомнился и виновато посмотрел на Оау.

Маленький индеец улыбался. Схватив копье, он указал острием в сторону большой тропы, откуда они пришли на эту, незаметную, и побежал туда с очень решительным видом. Блинков-младший до боли в ногтях стиснул древко своего копья и ринулся за Оау, как солдат в штыковую атаку.

Сначала Блинков-младший ничего не увидел. Что незаметная тропа, что большая были в густейшей тени, разве что на большой редко лежали прокравшиеся сквозь листья солнечные пятна. Оау пригвоздил одно пятно к земле, навалившись на древко копья грудью, пятно дернулось, и как на загадочной картинке сразу стала видна очень большая и очень тощая дикая свинья. Блинков-младший набежал и не раздумывая ткнул ее в бок своим копьем.

Свинья умирала. У нее были светлые глаза с редкими белесыми ресницами, и в них блестели слезы. Блинков-младший подумал, что охота, конечно, мужское занятие, но это когда людям больше нечего есть. А так вообще это довольно гадкое занятие.

Присев на корточки, Оау костяным ножом выковыривал из свиного бока стрелу. Наверное, он ее пустил, когда Блинков-младший отвлекся на вертолет. На стреле, развалившись пополам, висели остатки тростинки, которая была надета на отравленный наконечник. Понятно, почему свинья вместо того, чтобы убежать, дала проткнуть себя копьем: на нее уже действовал яд.

Свинья была что надо! Оау связал ей ноги, продел между ними копье Блинкова-младшего, и они взвалили концы копья на плечи. И тут же не сговариваясь бросили. Свинья оказалась даже больше, чем надо. Блинков-младший прекрасно помнил, что до шабона около шести часов хода, и какого хода! Они же почти бежали. А с тяжеленной свиньей поплетутся в два раза медленнее. Им не успеть до темноты.

Оставалось выпотрошить свинью, и Оау сообразил это раньше Блинкова-младшего. Он уже пилил ей горло костяным ножом. Блинков-младший пустил в ход свой швейцарско-китайский. Было непередаваемо противно, но дело пошло быстрее.

Оау нервничал. Смахивая окровавленной рукой лезшие в глаза волосы, он поглядывал в ту сторону, где залег когтистый-зубастый. Свое копье он держал на коленях и колчана со стрелами с плеча не снимал. Блинков-младший понял это так, что свинью, наверное, спугнул когтистый-зубастый. Тогда он придет за своей законной добычей, и надо, стало быть, поскорее уносить ноги.

Без головы и потрохов свинья стала вдвое легче. Хотя если бы дело было в Москве, Блинков-младший не прошел бы с таким грузом больше километра. А тут бежал как миленький, без привалов! Только через час Оау остановился, и то потому, что на глаза ему попались какие-то плоды, похожие на манго. Сели на корточки, съели по два и припустили дальше. Оау не нравилось, что из свиньи еще помаленьку капает кровь. Не только когтистый-зубастый, но и любой другой хищник побежит за ними по этим каплям крови, как будто ему в санатории объявили ужин по радио.

Если честно, Блинков-младший считал, что маленький индеец преувеличивает опасность. Может быть, свинью спугнул не когтистый-зубастый, а вертолет. А может, когтистого-зубастого вообще не было. Видел его кто-нибудь? Никто не видел, даже сам Оау. Он только запах учуял и удрал моментально. Само собой, так и надо было сделать. В бизнесе тоже имеется на этот счет правило (тут Блинков-младший вспомнил, что он финансово одаренный): надейся на хорошее, а поступай, как если бы случилось плохое. Пускай когтистого-зубастого даже и нет. Что ж, они с Оау пробегутся, только и всего. Гораздо хуже, если они поплетутся еле-еле. Потому что когтистый-зубастый, может быть, и есть!

Как ни уговаривал себя Блинков-младший, ему стало казаться, что убегают они с Оау вроде бы понарошку, на всякий случай. От таких мыслей свинья как будто потяжелела. Силы оставили Блинкова-младшего, как деликатно писали в старинных романах. Дескать, сам герой еще хоть куда, но вот эти противные силы взяли да оставили его, не спросившись. «Еще сто шагов, – сказал себе Блинков-младший, – и я упаду». И стал считать.

На семьдесят восьмом шаге когтистый-зубастый показал, что он очень даже есть.

Он еще не догнал охотников. Он только рыкнул им вслед. Послышались как будто раскаты далекого грома. Гром катился, катился по тропе. И докатился. Блинкову-младшему показалось, что он чует дыхание из клыкастой пасти, и от этого дыхания волосы шевелятся на его голове. Хотя волосы шевелились сами по себе.

Бежавший впереди Оау скинул с плеча свой конец копья. Блинкову-младшему стало обидно – неужели они так вот запросто отдадут свинью? Столько ее тащили, уже, наверное, полдороги прошли. А Ирка?! Разве можно возвращаться с пустыми руками, когда Ирка, когда самый высокий воин…

– Вперед! – мужественным голосом закричал Блинков-младший.

И получил по шее от Оау. Маленький индеец не собирался отдавать свинью, он только хотел поменяться местами. А Блинков-младший замешкался, и тут уж Оау не стал церемониться.

Блинкову-младшему было не до обид. Теперь он летел первым, ничего не замечая вокруг. Может быть, он и наступал на змей – тогда, значит, плохо было змеям, потому что Блинков-младший топал, как забивалка для свай. Позабывший об осторожности Оау тоже громко топал босыми пятками. Свинья казалась легонькой, как будто ее надули водородом.

Но жуткий звериный рык догонял их быстрее. Даже неопытный Блинков-младший слышал, что хищник рычит все ближе, и бежал изо всех сил. Влажный тяжелый воздух сельвы застревал в горле, сердце выскакивало из груди. На поворотах свинья раскачивалась, и Блинкова-младшего болтало из стороны в сторону, ветки хлестали его то справа, то слева, то по голове, когда он забывал нагибаться. А тропа петляла меж деревьев, она вся состояла из поворотов. Может быть, хищник был уже рядом – сколько ни оглядывайся, не увидишь.

Потом они сдались. Рык раздался так близко, что они сдались. Надо было думать уже не о свинье и даже не об Ирке, а о собственной жизни, потому что, если их загрызет хищник, Ирку никто не спасет. И они сдались!

Блинков-младший почувствовал, что копье больше не давит на плечо. Это Оау выпустил свой конец копья, и свиная туша соскользнула с него. Секундой позже Блинков-младший сделал бы то же самое, тут нечего изображать из себя героя. Оау догнал его и подтолкнул в спину, Блинков-младший наддал, волоча копье по земле, а потом перехватил его поудобнее. Хоть оружие не потерял.

Хищник зарычал далеко позади. Гнаться за охотниками он явно не собирался, отбил свинью – и ладно.

– Я в шабона не вернусь, – сказал Блинков-младший, когда они остановились и отдышались. Оау уловил слово «шабона» и потряс копьем, дескать, будем охотиться до последнего. Но лицо у него было печальное.

Блинков-младший боялся смотреть на часы. Было уже, наверное, начало седьмого, а стемнеет в начале двенадцатого. Да часа два-три отложим на дорогу – остается не больше трех часов на то, чтобы выследить и убить зверя. Блинков-младший уже хорошо знал, как это мало.

Незаметной тропинкой Оау вывел его к речной протоке. Оказывается, она была совсем рядом, но почему-то звери не ходили сюда на водопой. Тропинка совсем заросла, на песчаном берегу не было следов.

Маленький индеец ловко подбил копьем двух кожистых черепах, и на том везение совсем кончилось. Охотники медленно брели вверх по течению. Блинков-младший без расспросов догадался, что они возвращаются.

Потом он убил маленькую анаконду – водяного удава. Анаконда сама нарвалась. Она зашипела, хотя Блинков-младший не заметил ее в воде и уже прошел мимо, а потом еще дожидалась, пока он бегал к Оау спросить, считается ли анаконда инье. Оау подошел, посмотрел и сказал, что считается. Тогда Блинков-младший пробил ей голову копьем.

Все это было не то. Чтобы накормить целое племя, понадобилось бы полсотни таких черепах или два десятка анаконд. Оставалось надеяться, что какой-нибудь зверь покрупнее подойдет к воде напиться. Но уже приближался тот час, когда выходят на охоту ночные хищники, а остальное зверье забивается в гущу се львы и лежит, боясь шелохнуться. Никого не было на берегу. Никого. Только раз охотники увидели свежие следы обезьян. Оау показал на кроны деревьев и обреченно вздохнул. Выслеживать с земли скачущих по веткам обезьян – пустое дело.

Песчаный берег кончился, сельва плотно обступила протоку, и пришлось идти по воде. Все было как вчера, когда индейцы вели Блинкова-младшего с Иркой к своему шабона. Только вчера они шли с другой стороны, вниз по течению.

Оау стал все чаще поглядывать на солнце и ускорил шаг. Блинков-младший долго не понимал, отчего такое беспокойство. Протока сама выведет к шабона – не заблудишься. Но потом ему пришло в голову, что он продолжает думать как белый человек: стемнеет – включим фонарик или зажжем факел. А у индейцев ничего этого нет. И у него сейчас ничего этого нет. В темноте они с Оау могут не заметить нужную тропу и погибнуть в двух шагах от шабона.

Блинков-младший с тоской подумал об Ирке. Конечно, их спасут. Их уже ищут, не зря же вертолет летал над сельвой. Спасут! Но может оказаться поздно. Этот подлый самый высокий воин может уже сегодня жениться на Ирке. И как ей потом разводиться?

И вдруг… В жизни такое случается гораздо реже, чем в книжках, но тоже случается – из-за поворота показалась лодка! Белая пластмассовая лодка белых людей! Блинков-младший сразу же увидел себя со стороны: оборванный мальчик-европеец с первобытным копьем из палки, косточки и обезьяньей жилы бредет в компании голого индейца. Смешно это или печально – не важно. Важно, что теперь ему помогут. Кто бы там ни был в этой лодке – старший Блинков, или пускай даже мистер Силкин, или кто-то совершенно незнакомый, – он все равно свой. Он должен помочь.

Лодка зацепилась за торчащую из воды корягу, развернулась поперек течения и поплыла бортом вперед. Никто не пытался грести.

Блинков-младший узнал ее. Это была их с Иркой лодка.

Лодку поймали и привязали к воздушному корню дерева. Оау был рад просто посидеть на сухом, не опасаясь пиявок и прочей водяной гадости. А Блинков-младший сразу же кинулся проверять запасы.

Боже, в каком они были виде! Индейцы перетряхнули все и не взяли ничего или почти ничего. У них же нет ни карманов, ни комодов, чтобы хранить лишние вещи. Все свое они носят с собой. Могли бы, конечно, взять консервы, но ведь они не знают, что такое консервы, и не умеют открывать банки. Палатка? Но индейцы специально живут в шабона все вместе, чтобы присматривать друг за другом. Если кто-нибудь спит и к нему в гамак заползла змея, соседи увидят ее и убьют. Зажигалка? Не смешите меня. Ну как индейцам из сельвы было догадаться, что такое зажигалка, когда они видели ее первый раз в жизни?! Кстати, Оау то и дело брал какую-нибудь вещицу из кучи, в которой с урчанием копошился Блинков-младший, и просто играл. Мачете ему нравился полминуты: острый. Потом Оау показал, что для ножа мачете слишком тяжел, а для копья – коротковат. Фонарик повертел в руках и отбросил. Накололся на рыболовный крючок, испуганно сунул палец в рот и стал сосать и сплевывать кровь – а вдруг отравленный? Блинков-младший сказал себе, что сам еще вчера не понимал ценности, например, обезьяньей жилы и не имеет права считать Оау дураком.

Маленький индеец обсох, отдохнул и стал поторапливать Блинкова-младшего. Ему надоели чужие непонятные вещи. Он совсем не понимал, как им повезло!

– Инье, Оау, – сказал Блинков-младший, щедрым жестом показывая на гору консервов.

Оау из вежливости улыбнулся, как будто услышал неудачную шутку. И так он был не самого высокого мнения о бестолковом шори Блине, а тут и вовсе стал считать его несмышленышем.

Блинков-младший нашел банку ветчины с ушком и одним движением сорвал с нее крышку. Пахла ветчина божественно. Трясущееся желе, которого Блинков-младший вообще-то терпеть не мог, казалось мармеладом. Еще бы не проголодаться, когда отмахал по сельве километров тридцать.

– Инье! – брызгая слюной, повторил Блинков-младший, честно разрезал ветчину пополам и одним куском запихнул свою долю в рот. Доля Оау досталась, разумеется, Оау.

Маленький индеец совершенно не удивился тому, что в металлических банках оказалось мясо. В ракушках тоже мясо, а на вид они камень камнем. Он осторожно полизал свою половинку, сморщился и очень красноречиво показал Блинкову-младшему, что надо сунуть два пальца в рот и освободить желудок. Тогда, мол, у тебя есть шанс выжить, а так – пеняй на себя.

Блинков-младший энергично замотал головой. Рот у него был набит ветчиной. Он уже, считай, съел эту ветчину и не расстался бы с ней ни за что на свете.

Тогда Оау пригорюнился и стал ждать неминуемой смерти шори Блина.

Но шори Блин умирать не спешил. Наоборот, он еще сметелил полбаночки паштета и стал угощать Оау.

В конце концов маленький индеец решил довериться шори Блину и с видом человека, совершающего отчаянный поступок, ополоснул ветчину в воде и откусил кусочек. Так понемногу он съел все, не пропадать же добру, но гримасы при этом корчил самые ужасные. А потом лег животом на борт лодки и долго пил воду из протоки.

Ветчина показалась Оау невыносимо соленой. Индейцы ведь совсем не знают соли.

После этого героического опыта на себе Оау заключил, что консервы сойдут, когда больше есть нечего, но это не инье.

Блинков-младший совсем приуныл. Надежды выручить Ирку почти не оставалось. С минуты на минуту Оау позовет его домой, а там… Не принес инье – значит, пока что ты мальчик, а не воин, и нет у тебя никаких прав на Ирку, раз ты не можешь ее прокормить. А самый высокий воин может и поэтому женится на Ирке. Не пропадать же ей с голоду.

Такой у индейцев закон, и, наверное, в сельве нельзя жить по другим законам. Конечно, Блинков-младший будет защищать Ирку до последнего. Теперь у него есть два мачете, есть фальшфейеры и сигнальные ракеты в залитых парафином картонных трубках. Но долго ли он продержится против индейцев с их отравленными стрелами?!

Оау понравилась консервная банка. Он мыл ее за бортом и для развлечения пытался зачерпнуть мальков, собравшихся на мясную муть.

– Инье? – осенило Блинкова- младшего.

Оау показал руками, что мальки не считаются, а рыба покрупнее – да, инье. Но настрелять из лука много рыбы лично он, Оау, не возьмется.

– Зачем же из лука? – счастливым голосом сказал Блинков-младший. Он точно помнил, что в беспорядочной куче вещей была сеть!

Маленький индеец оказался толковым помощником, хотя ставил сеть впервые в жизни. Блинков-младший тоже ставил сеть впервые в жизни, зато читал рассказ про браконьеров и мужественного инспектора рыбнадзора. Они там перегораживали своими сетями речку, а инспектор гонялся за ними на моторке. В конце концов химическая фабрика спустила в речку очистные воды, и вся рыба передохла, но это не важно. Главное, там было художественно описано, как они ставили сеть, чтобы ее не запутать, и как загоняли рыбу. Очень полезный был рассказ. Так Блинков-младший ни за что бы не догадался, что у сети должны быть грузила и поплавки. Вместо грузил он привязал к сети консервные банки, а без поплавков обошелся. Сеть была тонкая, но большая, с запасом. Они с Оау натянули ее поперек протоки, как волейбольную сетку. Снизу сеть с грузилами касалась дна, а сверху поднималась над водой на полметра. Потом они зашли выше по течению и, колотя палками по воде, погнали рыбу.

Это было до обидного просто. Узкая лесная протока кишела рыбой. Знай выбирай из сети запутавшихся рыбин и кидай в лодку. Выловил всех – опять поднимайся по течению и загоняй рыбу в сеть.

Блинков-младший с Оау сделали четыре захода. Четвертый – из жадности. Они уже набрали по такому здоровенному мешку, что их можно было унести только волоком по воде. Но именно в четвертый раз в сеть попался маленький пресноводный дельфин. Он один занял целый мешок. Рыбу перебрали, оставив только самую крупную. Оау дулся от гордости, да и Блинков-младший уже чувствовал себя воином на все сто.

Солнце как будто упало за сплошную стену сельвы, и протока оказалась в глубокой тени. Оау спохватился, показал в сторону солнца, показал на мешки, и лицо у него стало несчастное. Не быть нам воинами, шори Блин. Придется бросать добычу и бежать, чтобы успеть домой до темноты. А то пропадем – или сожрет кто-нибудь, или наткнемся в сумерках на ядовитую змею.

Блинков-младший улыбнулся.

Блинков-младший сказал: «Ха!»

Блинков-младший небрежно нажал на кнопку.

Лодка взревела мотором. Лиана, которой она была привязана, лопнула, как вареная макаронина, и лодка понеслась!

Это был сюрприз Блинкова-младшего. Если кто-то забыл, старший-то Блинков купил лодку с мотором. Как ее заводить, Блинков-младший совершенно не представлял, но присмотрел две кнопки и рычаг. На красную он уже потихоньку нажимал, но ничего не получилось. Он и на черную нажимал потихоньку, чтобы не позориться перед Оау, потому что, честно говоря, надеялся на фонарик и фальшфейеры, а не на лодку. Неизвестно, как она пережила падение с вертолета и вообще была ли заправлена бензином. Но все получилось просто замечательно.

Лодка неслась, протока впереди поворачивала, а Блинков-младший поворачивать не умел. Но, похоже, неудачи его сегодня кончились, и пошла сплошная полоса удач. Ничего похожего на руль в лодке не было, только рычаг, и Блинков-младший осторожно потянул этот рычаг влево. Лодка пошла влево и аккуратно вписалась в поворот. Оау смотрел на шори Блина с восторгом.

Выше по течению протока мелела. Стали попадаться полузатопленные сучковатые коряги. Один удар на полном ходу – и коряга могла запросто пробить днище. Надо было плыть помедленнее, но Блинков-младший не знал, как сбросить газ, и времени подумать у него не было. Он мчался, огибая коряги, как слаломист с горы. Впереди был залом: упавшее дерево загородило протоку, и течением на него нанесло кучу веток.

– Держись! – крикнул Блинков-младший, забыв, что Оау не понимает по-русски. Но что такое опасность, маленький индеец понимал очень хорошо. Он схватил в обнимку мешки с добычей и скатился на дно лодки. А Блинкову-младшему надо было рулить, и он только покрепче вцепился в рычаг.

Лодка с барабанным звуком врезалась в ствол, подскочила… и, перелетев над заломом, помчалась еще быстрее!

Хорошо, что предусмотрительный старший Блинков купил лодку с водометом. Обычный гребной винт обязательно сломался бы от удара, или еще раньше на него намоталась бы всякая подводная растительность. А в лодке с водометом винт спрятан, он засасывает воду из-под днища и выбрасывает ее назад сильной струей.

После удара мотор стал сильнее трещать и чадить синим дымом. Но до шабона оставалось уже немного. Блинков-младший даже пожалел, что они с Оау домчались так быстро. Под конец он научился сбрасывать скорость: рычаг вниз – и лодка идет медленнее, а вверх – само собой, быстрее.

Он был так счастлив, что почти забыл про самого высокого воина.

Глава XII

Вторая половина дела

 Сделать закладку на этом месте книги

Каждому индейскому воину разрешается иметь столько жен, сколько он сможет прокормить. Причем кормить надо не только жену, но и ее родителей. Поэтому жены без родителей ценятся выше.

Именно такой ценной, на взгляд индейцев, женой была Ирка.

Самый высокий воин присмотрел ее буквально в первую минуту.

Я, конечно, не знаю, о чем он думал, но догадываюсь о многом. Во-первых, мог рассуждать самый высокий воин, Иркиных родителей поблизости нет. Это ее главный плюс. Во-вторых, Ирка высокая и сильная, и на нее можно нагрузить много бананов. В-третьих, все индейцы черноволосые, а у Ирки волосы русые. Ни у кого в племени нет такой жены, а у самого высокого воина будет. Это, конечно, еще выше поднимет его репутацию.

Самый высокий воин очень беспокоился о своей репутации, хотя, конечно, не знал этого слова. Он мечтал иметь четырех жен, как тушуауа, но пока что имел всего-навсего двух. Сами посудите, как ему недоставал


убрать рекламу




убрать рекламу



о Ирки.

На наш-то взгляд, эти рассуждения самого высокого воина – совершеннейшая глупость. В тринадцать лет замуж не выходят – это раз. Ирке сначала нужно хотя бы окончить школу – это два. Наконец, неплохо бы спросить саму Ирку, понравится ли ей голый жених с лицом в полосочку.

Но самый высокий воин не знал ни что такое школа, ни что такое тринадцать лет. Индейцы яномами не ведут счета годам. Они вообще считают только до двух, а все, что больше двух, для них «много». Первую жену самый высокий воин взял, как раз когда ему исполнилось тринадцать лет, только он об этом не подозревал. Его женитьба была связана с другим событием: он подстрелил такую большую обезьяну, что ее хватило на свадебное угощение. Девушка, которую он выбрал в жены, пошла за него с большим удовольствием. Ей не пришло в голову отказать охотнику, который подстрелил большую обезьяну.

Короче говоря, самый высокий воин думал и вел себя так, как это принято у индейцев сельвы. А раз Ирка и была не в Москве с папой, а в сельве у индейцев, то никто не мог помешать самому высокому воину.

Никто, кроме Блинкова-младшего.

Самый высокий воин был и самым сильным в племени. Поэтому он просто не принимал Блинкова-младшего всерьез. Хотя, говоря по-нашему, он собирался соблюсти формальности. То есть победить Блинкова-младшего в поединке и уж потом по всем законам индейцев отобрать у него Ирку.

До темноты оставалось совсем немного, поэтому Оау сразу же начал готовить Блинкова-младшего к схватке. Рыбу они отдали женщинам, и началась предпраздничная суета, в которую воинам лучше не соваться. Ирка, между прочим, вместе со всеми ловко потрошила рыбу расщепленной тростинкой. В волосах у нее торчали пышные белые перья.

Первым делом Оау заставил Блинкова-младшего раздеться. Он долго не мог понять, почему шори Блин отказывается снять трусы, но в конце концов смирился с этими трусами – мало ли у кого какие причуды. Зато Блинков-младший очень быстро понял, зачем индейцы ходят голые. У него плечи под футболкой оказались осыпаны клещами! Оау долго и больно выжигал их головешкой из костра. Тонкость была в том, чтобы не испечь клеща до смерти, а так, маленечко его поджарить, и тогда клещ попробует удрать и отцепится сам. А если, допустим, просто тянуть клеща, он разорвется пополам, и его острые крючковатые челюсти останутся в ранке.

Разделавшись с клещами, Оау подозвал какую-то странную девчонку с надутыми щеками и совершенно черными губами. Он очень ласково погладил ее по плечам и Блинкову-младшему дал погладить. Девчонка смотрела на Оау с обожанием. Блинков-младший понял, что она невеста маленького индейца. Невеста вынула из-за надутых щек два черных урука – плода – и стала разрисовывать Оау и Блинко-ва-младшего. Она старалась, как настоящий художник. Проведет Оау полоску на щеке или на лбу, потом такой же полоской украсит Блинкова-младшего, отойдет и полюбуется. Зеркала не было, но Блинков-младший видел Оау и хорошо представлял себе, как выглядит его собственное лицо. Ирке, между прочим, понравилось. Она сказала, что Блинков-младший теперь почти похож на мужчину. Невеста Оау провела ей несколько волнистых полосок ото лба до подбородка.

Женщины между тем разбросали костер, закопали рыбу в горячую землю и снова нагребли на это место головешек. А воины потихоньку, для начала, стали постукивать копьями по своим духовым трубкам. Стук был беспорядочный, и воины безо всякого порядка кто сидел у костра, кто валялся в своем гамаке. Но потом сразу три копья ударили одновременно, а в следующий раз – уже пять. Через минуту все воины расселись у костра широким кругом и в такт колотили по своим трубкам, как целый оркестр барабанщиков. В круг вошли индейские девчонки и стали прыгать под эту музыку: прыг-скок вперед, руки вверх, прыг-скок назад, руки вниз. Ирку тоже затащили танцевать, а одну малышку не пустили, хотя она просилась. Блинков-младший решил, что это, наверное, танец невест.

Копья стучали по трубкам все чаще и чаще, как будто поезд на сумасшедших квадратных колесах набирал ход. Невесты прыгали, прыгали, прыгали, теряя белые перышки из волос. Пот ручьями бежал по их разрисованным лицам. Одна сбилась с ритма, и взрослые женщины криками прогнали ее из круга. Это был не просто себе танец, а испытание невест!

Блинков-младший перевел дух. Весь вечер он только и думал, что добыть инье – всего-навсего полдела, а ведь надо еще бороться и обязательно победить самого высокого воина. Если честно, надежды на это не было никакой. Ведь мама так и не показала ему ни одного секретного приема контрразведчиков. Кое-какие несекретные приемы он знал, но что толку, если они не особенно помогали даже против младшего князя Голенищева-Пупырко?! А теперь-то все будет просто. Теперь Ирка нарочно собьется с ритма, и ее прогонят. Скажут, не годишься ты пока что в невесты, нос не дорос.

Еще одна девчонка не успела вовремя прыгнуть, на нее налетела другая, и обе упали. Трубки трещали, как пулеметы. В кругу осталась невеста Оау, две незнакомые Блинкову-младшему девчонки и дурища Ирка. Лица у них были сосредоточенные и пустые. Блинков-младший попытался поймать Иркин взгляд, но Ирка смотрела сквозь него как слепая. Костер отражался на дне ее зрачков маленькими военными пуговками. Прыг-скок вперед, руки вверх, прыг-скок назад, руки вниз. Она как будто не понимала, что ей грозит, и старалась изо всех сил.

Блинков-младший поймал себя на том, что барабанит пальцами по древку своего копья. Да и все остальные, даже малыши, стучали и прихлопывали по чему попало – кто по земле подобранной у костра палкой, кто ладонями по пузу. Напротив Блинкова-младшего, вытянув к костру, босые ноги с растопыренными пальцами, сидел самый высокий воин. С азартом колотя копьем по трубке, он подтолкнул своего соседа и кивнул на Ирку.

– Ирка, падай! – заорал Блинков-младший, но упала не Ирка, а чужая девчонка, которой вовсе не нужно было падать.

И все разом перестали бить, стучать и хлопать.

Испытание кончилось.

– Идиотка! – простонал Блинков-младший.

Ирка смотрела на него чужими непонимающими глазами. Другие невесты отошли и сели в сторонку, к женщинам, а на нее напал столбняк.

– Ой, Митя, – сказала Ирка. – Митя, что же я наделала-то, а?!

В наступившей тишине громко засмеялся самый высокий воин.

К костру вышел тушуауа и стал не то произносить речь, не то молиться. Он говорил долго, с выкриками и причитаниями, как не очень хороший театральный актер. Блинкову-младшему почему-то казалось, что тушуауа по-индейски читает рассказ «Каштанка».

Вечер угас, звезды в небе были совсем чужие. В глубине шабона счастливо смеялась невеста Оау, Там собрался кружок женщин, они делали что-то непонятное. Иногда Блинков-младший видел в толкотне бледное Иркино лицо.

Он сходил к своему гамаку проверить фальшфейеры и ракеты. Прихваченный из лодки мешочек был приятно тяжелым, ракеты сидели в нем плотно, как патроны в барабане револьвера. Блинков-младший свинтил с них предохранительные колпачки. Первую ракету – самому высокому воину, прямо в живот. Пускай Блинкова-младшего потом застрелят отравленной стрелой, но сегодня индейцам уж точно будет не до Ирки. А завтра ее, может быть, найдут свои.

Воины вразнобой ударили копьями по духовым трубкам. Тушуауа отошел в сторонку и сел на корточки, а к костру выскочил самый высокий воин и затрусил по кругу, вызывая соперника на поединок. Блинков-младший подумал, что пришел его черед, но тут навстречу самому высокому воину вышел воин в черную полосочку, который вчера так ловко прикончил змею. Не успел он приготовиться, как самый высокий воин с разбега налетел на него, ударил грудью в бок и сбил с ног. Это было не по правилам, потому что индейцы неодобрительно загудели, а тушуауа прикрикнул на самого высокого воина и заставил повторить схватку. Он сам расставил соперников как положено, лицом к лицу. Воины вцепились друг другу в плечи и давай пыхтеть! По-нашему, их борьбу нельзя было даже назвать борьбой. Они толкались, и все. Одолевал самый высокий воин, он так нажимал, что воину в черную полосочку приходилось пятиться.

К Блинкову-младшему подошел Оау и сочувственно вздохнул. Без слов было ясно, что он хочет сказать.

– Давай потренируемся, а то я ваших правил не знаю, – предложил Блинков-младший и взял Оау за худые крепкие плечи.

Маленький индеец не умел бороться. То есть совсем. Блинков-младший свалил его простенькой подсечкой.

У костра загалдели. Воин в черную полосочку валялся на земле, а самый высокий воин снова бежал по кругу. Он улыбался и потрясал поднятыми вверх руками. Другие воины сосредоточенно били копьями по духовым трубкам и отворачивались, чтобы не встретиться с ним взглядом. Никто не хотел принимать вызов.

– Эй, гражданин! – крикнул Блинков-младший. – Эй, я иду!

Самый высокий воин остановился, приложил к уху ладонь и сделал вид, будто бы ищет у себя под ногами кого-то совсем крохотного. Шутка показалась ему такой удачной, что он сам же и засмеялся.

На минуту Блинкову-младшему стало жалко самого высокого воина, который так уверен в своей легкой победе. Он почувствовал себя в сто раз старше, чем все индейцы, и это на самом деле было так. Много тысяч лет назад прапрапрапрапрадедушка блинковского прапрапрапрапрадедушки (который, если помните, караулил по ночам пещеру) жил так же, как самый высокий воин. Ну, может, не совсем так же, может, он ходил в звериной шкуре и копье у него было с каменным, а не с костяным наконечником, но это не важно. Главное, с тех пор потомки блинковского пра научились всякой всячине, о которой даже и не подозревает самый высокий воин. Блинков-младший, конечно, тоже о многом не подозревает, но по сравнению с индейцами он великий мудрец. И дурак он будет, если со всеми этими знаниями – да не победит!

– Погоди, я скоро, – сказал Блинков-младший, похлопав Оау по спине. Маленький индеец еще не успел подняться после блинковской подсечки. Он стоял на четвереньках и ошарашенно мотал головой.

Сидевшие у костра потеснились, пропуская Блинкова-младшего. Самый высокий воин поджидал его, скрестив руки на груди. Ему показалось очень смешным, что шори Блин подходит согнувшись и широко расставив руки. В следующую секунду Блинков-младший поймал его ногу под коленом, дернул, и самый высокий воин с застывшей на лице улыбкой полетел кувырком!

Что тут началось! Весь шабона: и воины у костра, и женщины, отошедшие с невестами в сторону, и дети, и сам тушуауа – все закричали, застучали копьями по трубкам. Некоторые стали плясать от полноты чувств, а другие повалились на спину и дрыгали ногами.

Самый высокий воин от ярости катался по земле и кричал громче всех. Конечно же, он кричал: «Нечестно!» – ничего другого ему не оставалось.

Тушуауа подошел к Блинкову-младшему, погладил его по плечам и подтолкнул к самому высокому воину. Это можно было понять так, что вождь, конечно, уважает его победу, но просит повторить, чтобы уж ни у кого не осталось сомнений, что шори Блин сильнее всех.

Индейцы замолчали. В костре тихо потрескивали ветки и шипел пар от зарытой в золу рыбы.

Самый высокий воин поднялся, и они с Блинковым-младшим сцепились, как положено по индейским правилам.

С первых же мгновений Блинков-младший почувствовал, что легкой победы не будет. Самый высокий воин так и впился ногтями ему в плечи и сразу начал давить. Он, конечно, был сильнее, потому что вырос в сельве и целыми днями охотился, а не сидел за компьютером. Мускулы у него были как деревянные.

Но Блинков-младший знал, что умный борец всегда использует силу противника. Сначала он сопротивлялся, а потом вдруг сбросил свою правую руку с плеча самого высокого воина, а левой как следует его толкнул. Самый высокий воин крутнулся на месте, и Блинков-младший подставил ему подножку. Воины у костра в один голос ахнули – самый высокий воин летел прямо на них. Если бы эта компания сидела на шаг ближе, он рухнул бы споткнувшись о чьи-нибудь ноги. А так ухитрился затормозить и прыжком повернулся к Блинкову-младшему. Лицо у него было презлющее.

Все повторилось: Блинков-младший и самый высокий воин вцепились друг другу в плечи и стали толкаться. Но теперь самый высокий воин был начеку и на уловки не поддавался. Он буквально вдавливал Блинкова-младшего в землю, а Митька-то уже устал и еле держался. Пот заливал ему глаза и щекотно сбегал по носу, коленки тряслись. Со свежими силами он попытался бы сделать самому высокому воину подсечку, а сейчас не мог, упустил момент. Для подсечки пришлось бы оторвать от земли ногу, а на одной ноге Блинков-младший не устоял бы. Краем глаза он видел бледное Иркино лицо. Она стояла за спинами воинов, прижав к груди руки, и неслышно шевелила губами.

«Ну, еще минуту ты, может, и продержишься, – холодно сказал себе Блинков-младший, – и все пропало, Бобик сдох. Придумай что-нибудь».

Он знал, что у него в запасе только один прием. На второй не хватит сил.

Самый высокий воин почувствовал, что противник слабеет, и навалился, возя ногами по земле. Изо рта у него сладко пахло бананами.

Будь что будет! Блинков-младший ослабил хватку и резко присел. От неожиданности самый высокий воин выпустил его плечи и перевесился, через Блинкова-младшего, как плащик через веревку. Блинков-младший выскользнул из-под этого плащика, отскочил, обернулся, но еще раньше на все голоса загалдели индейцы.

Самый высокий воин лежал на земле.

– Вот так, брат, – сказал ему Блинков-младший. – А то в первый класс еще не пошел, и чего придумал? Жениться!

Глава XIII

Схватка с пираньями

 Сделать закладку на этом месте книги

ЗДЕСЬ ДОЛЖНО БЫТЬ ОПИСАНИЕ ИНДЕЙСКОГО ПРАЗДНИКА, НО ЛУЧШЕ Я ЕГО ПРОПУЩУ

Потому что, во-первых, я не представляю себе человека, которому было бы интересно читать, как два совершенно незнакомых ему индейца толкались, пока один из них не упал, а второй, стало быть, победил; потом два других совершенно незнакомых ему индейца толкались, пока один из них не упал, а второй победил; потом еще два совершенно незнакомых ему индейца толкались, пока один из них не упал, а второй победил; потом четвертая пара совершенно незнакомых ему индейцев толкалась точно так же, потом пятая, шестая, седьмая и восьмая, и, наконец, победители стали толкаться с другими победителями, а побежденные – с другими побежденными.

Нет, нет, это никому не интересно, разве что если какая-нибудь бабушка мучается бессонницей – тогда она, конечно, может вообразить чемпионат индейской борьбы и вести счет. Это ничуть не хуже, чем считать на ночь овец, и гораздо лучше, чем пить снотворное, которое плохо влияет на нервную систему. А если вы не бабушка и не собираетесь заснуть в ближайшие пять минут, забудьте про эту индейскую борьбу.

Для нашей истории важно только то, что Блинкова-младшего больше не вызывали на поединок. После того как он победил самого высокого воина, остальные решили, что бороться с шори Блином – только срамиться. Ну и, может быть, особенно вдумчивым читателям покажется любопытным, что Оау кое-как научился делать подсечку и стал пятым от конца, а это совсем не плохо для маленького индейца ростом с первоклашку.

Во-вторых, я не хочу описывать индейский праздник, потому что уже описал, что едят индейцы и как танцуют: прыг-скок, им нравится.

В-третьих, я боюсь ученых-этнографов, которые изучают племена лесных индейцев. Они до сих пор не договорились между собой даже о том, как правильно называются эти племена – не то яномами, не то яномама. Или взять прозвище Блинкова-младшего: шори Блин. Кто такой шори? Одни переводят это слово как «братец», а другие – как «зятек» или «куманек». Ясно, что, напиши я хоть «братец», хоть «зятек», обязательно не один, так другой ученый скажет: нет, это ошибка, и отправит письмо в Академию наук, чтобы мою повесть запретили как антинаучную и вредную для молодежи.

В-четвертых, и в-главных, никто, кроме индейцев, точно не знает, что там было на празднике. Блинков-младший с Иркой более или менее одинаково рассказывают о всяких незначительных вещах, а про свою свадьбу они врут очень разнообразно. Если послушать все, что говорит Блинков-младший дома, в школе и на холодильнике за помойкой, может показаться, что он женился три раза. Причем на какой-то другой Ирке, потому что наша Ирка рассказывает все совершенно по-другому и тоже в трех вариантах.

Так что пропустим тот вечер и начнем с утра.

С того момента начнем, когда в горло Блинкову-младшему уперлось острие копья.

Еще как следует не проснувшись, он понял, что это копье, а не какая-нибудь упавшая с крыши безобидная ветка. Самый высокий воин не простил ему своего поражения. Блинков-младший так и думал, что от него надо ждать гадостей, но ведь не с утра же пораньше и не копьем в горло!

Гамак Блинкова-младшего тихонько покачивался. Шабона храпел в пятьдесят глоток, посвистывал носами и вскрикивал во сне. Вчера индейцы доплясались до того, что некоторые падали замертво. Приходилось отливать их водой.

Блинков-младший как будто спросонок оттолкнул копье и перевернулся на бок. Копье уперлось ему в шею.

Если бы собирался ударить, уже ударил бы, сказал себе Блинков-младший и открыл глаза.

Самый высокий воин был не один. У него за спиной стояла почти вся компания, которую Блинков-младший с Иркой встретили в сельве, не хватало только воина в черную полосочку. Двое держали под руки перепуганную Ирку, у третьего под мышкой была скомканная блинковская одежда.

Приложив палец к губам, самый высокий воин повелительно взмахнул копьем: вставай.

Делать нечего. Блинков-младший выкарабкался из гамака, сел на землю и стал обуваться. Самый высокий воин уколол его копьем, чтобы поторапливался, но Блинкову-младшему поторапливаться не хотелось, а хотелось ему как-то, не привлекая внимания, добраться до мешочка с ракетами. Этот мешочек со вчерашнего дня висел на сучке под крышей. Блинков-младший возился со шнурками кроссовок и представлял себе, как распускает веревку на горловине мешочка и…

Р-раз! – самый высокий воин как палкой перетянул Блинкова-младшего копьем по спине, два! – острием поддел его под ребра и заставил встать. Из-под грязного костяного наконечника закапала кровь. Ирка пискнула, и ей сразу же заткнули рот.

Блинков-младший так разозлился, что безо всякой осторожности взял и достал мешочек из-под крыши. Самый высокий воин ему не мешал, но мешочек сразу же отнял и высыпал ракеты в гамак. Ничего, на их взгляд, опасного индейцы не увидели – какие-то трубки с веревочками. Один воин подул в трубку на тот случай, если она стреляет колючками, но, конечно, никакой колючки не выдул. У всех на глазах Блинков-младший набрал из гамака столько ракет, сколько мог удержать в руках – штук восемь. Самый высокий воин нетерпеливо подтолкнул его копьем под лопатку, и они пошли к выходу из шабона.

Этот выход, если помните, был просто щелью в частоколе. На ночь его заваливали от зверья толстыми ветками. Самый высокий воин с копьем на изготовку стерег Блинкова-младшего с Иркой, а остальные без шума разобрали завал, осторожно кладя каждую ветку на землю. Блинков-младший давно догадался, что воины нарушают индейские законы, а то почему бы они все время молчали и затыкали Ирке рот?

Знакомой тропинкой в гуще сельвы наших вывели к протоке. Берега тут не было, прямо из воды росли кусты и деревья с переплетенными воздушными корнями. К одному такому корню Блинков-младший вчера привязал свою лодку. За ночь ее развернуло по течению, борт оказался вровень с уходящей в заросли гнилой корягой, и сейчас по этой коряге как по мосту шмыгали острорылые зверьки величиной с котенка. Они совершенно изгрызли сеть в лодке, добираясь до запутавшихся в ячейках мелких рыбешек, а так вроде бы ничего не пропало. В куче вещей поблескивало мачете без ножен.

Полезайте – движением копья приказал самый высокий воин, а тот, который нес Блинковскую одежду, швырнул ее на дно лодки.

Не веря себе от счастья, Блинков-младший забросил в лодку ракеты, подсадил Ирку и вскочил сам. Одну ракету он зажал в кулаке и все время держал индейцев под прицелом.

Самый высокий воин что-то сказал с нехорошей усмешкой. Он обращался к Ирке.

– Отпускает, – уверенно сказала Ирка.

– Ага, – согласился Блинков-младший.

В этот момент он заметил, что у самого высокого воина побелели костяшки пальцев, сжимавших копье. Перемазанный в крови костяной наконечник был нацелен Ирке в грудь!

Не раздумывая, Блинков-младший дернул за веревочку ракеты. Багровая молния ударила над головами индейцев и взорвалась в листве, разбрызгивая искры. Само собой, воины обернулись. Даже привычный человек на их месте обернулся бы, а индейцы совершенно не привыкли к ракетам. Я даже думаю, они перепугались, только виду не показали.

Цепляясь за ветки, догорающая ракета медленно проваливалась в заросли. Воины следили за ней, взяв на изготовку свои копья. А Блинков-младший тем временем полоснул мачете по причальной веревке, оттолкнулся от дерева и, пока лодка разворачивалась носом по течению, скакнул на корму, к волшебной черной кнопке. По пути он схватил еще несколько ракет. Одну не удержал, она булькнулась в воду. Самый высокий воин оглянулся на шум. Для закрепления пройденного Блинков-младший всадил ракету ему под ноги. На мгновение самый высокий воин скрылся в туче брызг и песка со дна протоки.

Блинков-младший нажимал на кнопку, мотор кашлял синим дымом, но заводиться не хотел. Ирка легла на нос лодки и подгребала двумя руками. Размазывая по лицу грязь, самый высокий воин протирал глаза. У остальных с глазами было все в порядке – ракета взорвалась, когда они стояли к ней спиной. Что ж, Блинков-младший не пожалел еще двух ракет. Он выпустил их дуплетом, как из охотничьей двустволки. Взрыв получился такой, что брызги долетели до лодки, а уж индейцев окатило, как из десятка ведер. Вместе с водой взлетела на воздух целая стайка рыбок. Они осыпали кусты и посверкивали среди зелени, похожие на елочные игрушки.

Блинкову-младшему было не до рыбок. Мотор не заводился ни в какую. Хотя лодка уже отплыла по течению шагов на двадцать, индейцам ничего не стоило догнать ее бегом. Там, где они стояли, вода была им чуть выше щиколоток, а в самом глубоком месте, наверное, по пояс.

Как будто подслушав его мысли, самый высокий воин вышел на середину протоки, окунулся с головой и начал промывать глаза.

«Искупался бы и шел домой, – мысленно упрашивал его Блинков-младший. – А я к себе домой поплыву. Зачем я тебе нужен?»

Ракет осталось только три – одну Блинков-младший держал в руке, и еще две валялись на дне лодки. Если индейцы полезут, придется стрелять уже не под ноги, а на поражение.

Стрелять на поражение не хотелось. Блинков-младший вовсе не был уверен, что самый высокий воин собирался ударить Ирку копьем. А если он хотел только попугать наших и отпустить?

Самый высокий воин отер лицо ладонью и проморгался. Трое других были пока что вне игры. Один по-обезьяньи карабкался на ветку, как будто за ним черти гнались, еще двое ковыряли в глазах пальцами. Блинков-младший перестал терзать черную кнопку и как дуэльный пистолет нацелил свою ракету на самого высокого воина. Ему пришло в голову, что множество людей на свете оказались врагами, а то и поубивали друг дружку только потому, что у кого-то не выдержали нервы.

Настала случайная тишина. Не хлопали ракеты, не плескалась взбаламученная вода, не кашлял мотор, и люди молчали и ничего особенного не делали.

Потом индеец, который сидел на ветке, что-то крикнул, и все остальные с ловкостью невероятной полезли на дерево. Тот, который сидел на ветке, поднялся еще выше, двое других взвились за ним, как огонь по занавеске. А самый высокий воин подпрыгнул, схватился за росший над протокой сук и поджал ноги.

За спиной Блинкова-младшего довольно засмеялась Ирка.

– Пираньи, – сказала она. Блинков-младший обернулся. Ирка сидела на носу лодки, подняв кверху залитый кровью палец. У ее ног скакала рыбка величиной с пол-ладони. Вид у рыбки был преподлый. Она так яростно щелкала пастью, как будто специально забралась в лодку, чтобы всех перекусать. Хотя, конечно, ее закинуло взрывом. Вообще-то жалостливая Ирка очень старательно притаптывала рыбку подошвой кроссовки. Раздавила, поддела кончиком мачете и выкинула за борт. Блеснул грязно-оранжевый рыбкин бок, потом ее накрыло как будто облачко, и под водой опять стало видно поросшее травами дно протоки.

– Слопали. А не кусалась бы, я бы тебя отпустила, – назидательно сказала Ирка этой не только дохлой, но и съеденной пиранье.

Лодку отнесло так далеко, что Блинков-младший уже не надеялся попасть ракетой в индейцев. Да и не было такой необходимости. Пираньи охраняли лодку лучше самых надежных собак. Только непонятно, откуда они взялись, пираньи. Еще вчера их не было.

Блинков-младший бросил на дно лодки ненужную ракету и еще раз нажал на черную кнопку. Долго повизгивал электрический стартер, и вдруг мотор завелся сразу, без предупреждающего кашля. Лодка рыскнула, Блинков-младший схватился за рычаг и еле успел вписаться в поворот протоки. Оглянувшись, он в последний раз увидел самого высокого воина, который с ногами взобрался на сук и уныло глядел им вслед.

– Класс! – оценила блинковские способности Ирка.

– Палец забинтуй, – сказал ей Блинков-младший.

– Ага, – сказала Ирка, но бинтовать свой укушенный палец не стала, а перебралась на корму к Блинкову-младшему и положила голову ему на плечо. Митька сидел, боясь шелохнуться, и смотрел вперед, потому что, во-первых, ему надо было управлять лодкой, во-вторых, посмотреть на Ирку он тоже боялся.

Протока петляла по сельве замысловато и нечаянно. Иногда на ее пути попадались такие здоровенные деревья, что если бы их распилить поперек, можно было бы наделать из кругляшей обеденных столов на двенадцать персон. Лодка проплывала под их воздушными корнями. На этих корнях, на торчащих из воды стволах и корягах были видны сырые полосы. Еще недавно вода стояла на целую ладонь выше. Значит, где-то в верховьях кончился сезон дождей и протока стала мелеть. Скоро она где совсем пересохнет, где превратится в стоячее болото.

Как-то сама собой у Блинкова-младшего отгадалась загадка пираний: они вошли в протоку по высокой воде, чтобы поразбойничать в верховьях, а теперь спешили обратно в настоящую реку. Блинков-младший вспомнил, как они с Оау ставили сеть, заходя в воду по грудь. Днем бы позже – и шори Блин с маленьким индейцем стали бы отличным инье для пираний.

– Родителям будем рассказывать? – спросила Ирка.

Блинков-младший сообразил, что она говорит об их свадьбе. Ответить было не так-то просто – что он, девчонок не знает, что ли? Скажешь «не будем», а Ирка подумает, будто бы он от нее отказывается. С другой стороны, если ответить «будем», Ирка может решить, что он хвастается или навязывается.

Тут за поворотом показался залом, и Блинков-младший отложил решение этого вопроса.

Нечего было и думать проскочить залом, с разгона, как вчера. За ночь он успел превратиться в настоящую плотину из перепутанных течением коряжин, веток и целых кустов с корнями. Оставалось разобрать залом. А для этого нужно было выйти за борт, в кишащую пираньями воду.

Блинков-младший заглушил мотор, чтобы зря не жечь бензин, взял мачете и померил глубину у носа лодки. Мачете весь ушел под воду, а за ним и рука по локоть. Ирка молча стала снимать джинсы.

– Ты что?! – испугался за нее Блинков-младший, но тут же понял, что Ирка не собирается лезть в воду, а просто хочет отдать джинсы ему.

Вообще Ирка соображала насчет одежды просто здорово. Придумала насовать палок в штанины: одна пара джинсов, палки, сверху вторая пара, и все это обмотано обрывками сети. Рот у пираньи хотя и широкий, но мелкий, цапнет – и наткнется если не на палку, то на пустоту под штаниной. Грудь и спину Блинкову-младшему тоже защитили палками, намотав сверху сеть. Выглядел он чучело чучелом, зато в воду прыгнул без опаски.

Пираний пока что не было видно. Блинков-младший бойко растащил с десяток веток. Он шел впереди, как ледокол, подтягивая лодку за собой. Следующим поперек протоки лежало солидное деревце. Поднять его Блинков-младший не смог – деревце вплелось в залом сучьями и корнями.

Пришлось взяться за мачете, и сначала Блинков-младший даже обрадовался такой красивой мужской работе. Мачете длинное и широкое, как самурайский меч, ствол у деревца нетолстый – раззудись, плечо, размахнись, рука! Плечо раззуделось, рука размахнулась, мачете ахнуло по нетолстому стволу, ствол спружинил, и на его гладкой коре осталась только маленькая насечка. А мачете выскользнуло и утонуло. Сгоряча Блинков-младший нырнул следом и чуть не выколол себе глаз сучком. Потом он догадался подождать, пока течением не снесет взмученную воду, и тогда мачете нашлось.

Для второй попытки Блинков-младший привязал к рукоятке мачете веревочную петлю и надел ее на руку. И рубить стал не сверху вниз, а наискосок. Дело пошло, хотя деревце все равно пружинило. При каждом ударе мачете вздрагивали над водой самые дальние ветки, на первый взгляд, не связанные с деревцем. Оно было ключевым в заломе, как самая нижняя из большой стопки тарелок. А что будет, если выдернуть самую нижнюю тарелку из стопки?

И вот когда Блинков-младший перерубил деревце, залом сдвинулся, заколыхался, и все ветки, все коряги и кусты поплыли вниз по течению, толкаясь, цепляясь и перемешиваясь, как борщ в скороварке. Лодку потащило вместе со всеми этими дровами прямо на Блинкова-младшего. Он успел подпрыгнуть и схватиться за обрывок причальной веревки. Справа и слева из воды опасно торчали расщепленные сучья, они цеплялись за одежду, а руки у Блинкова-младшего были заняты, и он мог только отбрыкиваться. Верная Ирка пыталась за шиворот вта


убрать рекламу




убрать рекламу



щить его в лодку, он и сам подтягивался по веревке, чувствуя, как острые сучья рвут на нем джинсы и впиваются в ноги.

Блинков-младший не сразу понял, что это не сучья. Это приплыли пираньи.

Почти все рыбы боятся шума, а пираньи плывут на шум. Слишком они глупые и слишком их много, чтобы кого-нибудь бояться. Пираньи налетают целыми тучами, как комары, только они в тысячу раз опаснее. И воевать с ними так же бесполезно, как воевать с комарами. Хоть динамитом их глуши – оставшиеся в живых сожрут погибших, и стая от этого не особенно уменьшится.

Чем сильнее Блинков-младший бил ногами по воде, тем больше пираний приплывало на шум. Пираньи нападают на все, что движется, – и они напали на блинковские ноги. Первой в разведку боем кинулась мелкая рыбья шпана и стала терзать самодельные доспехи из палок и обрывков сети. На глазах у Блинкова-младшего одна пиранья вгрызлась в штанину с головой. Он кожей чувствовал, как она там бьется и крошит зубами палку. Держась одной рукой за веревку, он изловчился и выдернул негодяйку за хвост. Осатаневшая пиранья впилась ему в палец, повиснув, как бульдожка. Блинков-младший бил ее о борт лодки и чувствовал, как другие пираньи рвут мясо у него на ногах. Кровь попала в воду, и на этот сигнал бросилась вся стая!

Сначала пираний были десятки. Через несколько секунд их подплыли сотни. А еще через несколько секунд Блинков-младший уже сидел в лодке и смотрел, как пираньи толкутся у самой поверхности воды. Спроси его, как он сумел выскочить, – ни за что бы не ответил. С его джинсов капала розовая разбавленная кровь. Пираньи дрались из-за этих капель.

Лодку несло по течению вместе с ветками, а всякие обломки покрупнее отстали. Блинков-младший запустил мотор, водомет всосал и выплюнул за кормой с два десятка оглушенных пираний, и стая накинулась на них. Смотреть на это было противно. Блинков-младший прибавил газу.

– Остановимся, – сказала Ирка, а Блинков-младший сказал:

– Нет.

Ирка откопала в куче вещей аптечку, села у его ног и маленькими ножницами стала разрезать на нем изодранные окровавленные джинсы. – Если остановимся, эти коряги нас догонят, и может получиться новый залом, – объяснил Блинков-младший.

– Какая разница! – отмахнулась Ирка. Блинков-младший подумал, что плыть или торчать в заломе – разница очень большая. А раз так, Иркина «какая разница» – это не про залом, а про то, что, если бы они остановились и ему не надо было управлять лодкой, Ирка все равно сидела бы у его ног и бинтовала бы его раны.

Было, разумеется, больно. Ирка боялась заражения и поливала каждую рану йодом. Но и приятно было так, что передать невозможно.

– А хорошо, что нас поженили, – сказал Блинков-младший.

Ирка посмотрела на него снизу вверх, сдула лезшие в глаза волосы и посмотрела еще, как будто первый раз видела.

– Чего ж хорошего?! – сказала она. – Рыба без соли и термиты на закуску. И это называется – свадьбу сыграли?

Глава XIV

Ужасное известие

 Сделать закладку на этом месте книги

Вода в протоке спадала очень быстро. Блинков-младший заметил консервную банку из-под ветчины, которую утопил за бортом Оау. Сейчас на этом месте обнажилось дно, и какая-то сухопутная птичка, сидя на краю банки, ковырялась в ней длинным изогнутым клювом. Потом слева от лодки потянулся песчаный пляжик с двумя цепочками следов – утюжком от кроссовок Блинкова-младшего и разлапистых, как будто их оставил Дональд Дак, – от босых ног Оау. Там, где вчера охотники шлепали по мелководью, следы размыло, но сегодня-то вода отступила метра на два и картина получилась престранная: то следы есть, то вдруг пропали, как будто люди шли себе, шли, а потом взлетели на крылышках.

Надо было торопиться, пока протока совсем не обмелела, но плыть быстрее Блинков-младший боялся. По днищу лодки то и дело скрежетали полузатопленные коряги, и каждый раз сердце его уходило в пятки. Еще напорешься, как жук на булавку, и что потом? Об этом даже думать не хотелось, особенно после того, как их с Оау следы пересеклись с другими, когтистыми, размером с тарелку. Хорошо, что когтистый-зубастый наелся отнятой у охотников свиньей. Он преследовал их недолго, попил водички и прыжком скрылся в сельву. На том месте, где он оттолкнулся задними лапами, в песке остались две глубокие воронки. Очень впечатляющие были воронки. В каждую поместилось бы по арбузу.

Словом, бросить лодку и пробираться по сельве пешком было бы самоубийством. Лодка им и стол, и дом, а сельва – враг. Оставалось плыть, пока это возможно. Пускай не быстро, но без остановок! Где-то впереди протока обязательно впадет в речку побольше, которая впадает в совсем большую реку, а по большим рекам люди с древних времен строили города. Хочешь к людям – плыви по течению, река вынесет.

Так Блинков-младший и объяснил Ирке, велев разобрать вещи и отложить фонари, фальшфейеры и вообще все, чем можно светить.

– Слушаюсь, мой повелитель! – съехидничала Ирка и деловито зарылась в свалку на дне лодки.

Если не считать мелких подколок, Ирка вела себя замечательно. Она вела себя безропотно. Как настоящая индейская скво. Блинков-младший посиживал себе на корме, управляя лодкой так легко и привычно, что сам себе нравился, и с умилением думал, какая хорошая жена получится из Ирки. Хочешь не хочешь, но жениться все равно когда-нибудь придется, а то неудобно банкиру без жены. Ну а раз имеется такая суровая необходимость, то лучше Ирки все равно никого не найдешь.

Плыли весь день, если не считать коротеньких остановок по всяким понятным вдумчивому читателю надобностям. Один раз Блинков-младший между делом набрал за пазуху похожих на маленькие дыньки плодов, а так ели консервы и запивали пахнущей полиэтиленом водой из канистры. Вода кончалась, и надо было бы пристать к берегу надолго, чтобы накипятить про запас речной. Какого-нибудь котелка или кастрюли в лодке не нашлось – может быть, посуду взяли индейцы, – зато пустых консервных банок после обеда образовалось множество. С огнем все было в порядке: Ирка нашла среди вещей не меньше десятка валявшихся россыпью одноразовых зажигалок. Но Блинкову-младшему жаль было тратить время на долгий привал. Он твердо сказал своей скво, что воду из канистры надо экономить. Лучше поменьше пить и подальше уплыть, чем распивать чаи, сидя на мели.

И вот они плыли и экономили воду. Блинков-младший ждал, что в небе покажется вертолет, и на этот случай держал под рукой оставшиеся ракеты. Ведь не может быть, чтобы их с Иркой поискали один день и решили плюнуть на безнадежное дело. Но вертолета не было даже слышно. Он, скорее всего, прочесывал сельву поблизости от места, где индейцы захватили лодку. А Блинков-младший с Иркой от этого места удалялись, и с каждым часом все меньше надежды оставалось на помощь и все больше надо было надеяться на себя.

Протока стала чуть шире; у берегов лежала сплошная густая тень, а до середины тенистые ветки уже не дотягивались, и вода там сверкала и пускала солнечные зайчики. Жара стояла как в бане – влажная. Из сельвы несло какой-то сладкой гнилью, как от помойки у овощного магазина. Держаться в тени было опасно – чем ближе к берегу, тем больше коряг, – и Блинков-младший правил по солнечной дорожке, такой ослепительной, что в глазах рябило.

Сослепу он и угодил на мель.

Ирка в этот момент приспосабливала под тент найденную в лодке легонькую палатку, а размякший на жаре Блинков-младший лениво подумывал, не сказать ли, что палатка будет закрывать ему обзор. Хотя, может, и не будет. Надо сначала посмотреть, как Ирка натянет палатку… И вдруг – удар, он летит на дно лодки, Ирка летит на дно лодки, какие-то неизвестные, но, скорее всего, нужные вещи с бульканьем летят за борт, мотор чихает, но продолжает работать, а лодка стоит.

Не долго думая Блинков-младший встал и солдатиком прыгнул в воду. Лодка стала легче и подвсплыла над мелью, но днище все равно черкало по песку, и водомет выбрасывал за кормой сплошную желтую муть. Держась за борт, Блинков-младший стал подталкивать лодку вперед, как забуксовавшую в грязи машину. О пираньях он приказал себе не думать.

Мель была узкая. Нос лодки уже миновал ее и повис над темной подводной ямой. Блинков-младший всем весом налег на лодочный борт, песчаное дно расползалось под ногами, и было непонятно – то ли лодка понемногу продвигается, то ли подошвы уходят в песок. Что-то громко плеснуло, борт как живой вырвался из рук, и Блинков-младший, потеряв равновесие, окунулся с головой.

Верх и низ перемешались, он пытался встать и не мог нащупать дно. Потом сообразил, что течением его снесло в ту самую яму, вынырнул и в два взмаха отплыл на мелкое место.

Вдалеке он увидел пустую лодку, плывшую по течению, потрыкивая мотором. Вблизи он увидел Ирку, стоявшую по колено в воде.

– Я спрыгнула, чтобы тебе было легче, – объяснила Ирка.

Блинков-младший, хотя и был мокрый с головы до ног, почувствовал, как его пробирает холодный пот. Минуту назад все было так хорошо: покой, жара (ну и пускай жара), копошащаяся по хозяйству Ирка, и где-то впереди – речка побольше, которая впадает в совсем большую реку, и так далее, до прохладных домов с кондиционерами, чистой одеждой и билетами на самолет домой. Если продать лодку, на билеты должно хватить. Вот как глубоко все продумал Блинков-младший. И вдруг оказывается – фигушки, придется идти по смертельно опасной сельве, что лодки нет и, значит, не будет билетов. Ужасно обидно и еще ужаснее и обиднее оттого, что минуту назад все было хорошо!

Ирка села в воду и заплакала.

– Побежали! – скомандовал Блинков-младший. – Где-нибудь во что-нибудь она уткнется.

Как они бежали! Вчерашний драп от когтистого-зубастого показался Блинкову-младшему детскими салочками. На берегу не было ни клочка земли, где бы не рос куст или дерево, и они мчались по краю протоки то по щиколотку в воде, то по колено, то с разбега ухая в яму и выгребая лихорадочными саженками. Никакой олимпийский чемпион-марафонец не смог бы долго выдержать эту сумасшедшую гонку. Марафонцу что: он бежит себе по дорожке, и девушки бросают ему цветы, а тренеры суют бутылочки с водой прополоскать рот. А тут дорожки не было совсем, а воды чересчур много. И еще у Блинкова-младшего с Иркой был самый безжалостный в мире тренер. Вслед им течением несло стаю пираний. Пираньи не особенно торопились, пока могли найти и сожрать что-нибудь живое. Но, может быть, вода уже донесла до них поднятый Блйнковым-младшим с Иркой шум, и пираньи выслали вперед разведку из мелкой шпаны. Это ведь только люди называют подводный мир миром безмолвия. А рыбы, хотя и нет у них ушей, чувствуют каждое колебание воды.

Если наши не успеют догнать лодку, пираньи не простят им проигрыша.

Вся надежда была на то, что лодка зацепится за что-нибудь или уткнется на повороте в берег. И ведь она зацеплялась и утыкалась! Но течение расшатывало ее из стороны в сторону, как молочный зуб, подхватывало и уносило, прежде чем наши успевали подбежать. Был даже момент, когда лодка угодила носом в развилку замысловатой коряги, развернулась и поплыла им навстречу. Блинков-младший несся к ней из последних сил, брызги летели выше головы, он был уже вровень с лодкой, только ближе к берегу – и с разбега кинулся в глубину. А когда вынырнул, гадская лодка удаля вниз по течению. Ее развернуло волной, которую он же и поднял.

Блинков-младший выплыл на мелководье и через силу погнал себя дальше. Бинты у него на ногах давным-давно размокли и стали сползать. Они были розовые от крови. Пираньи не учуют кровь, пираньи выше по течению, но мало ли какая еще опасная дрянь может плавать в этой протоке.

– Ирка! – на бегу крикнул Блинков-младший. – Залезь на дерево и сиди, я за тобой вернусь!

Дно было ровное, коряг не попадалось – бежать удобно, только ветки низко нависали над водой и приходилось от них уворачиваться. Блинков-младший видел, что понемногу, но уверенно догоняет лодку. Хоть бы на минуточку что-нибудь задержало ее – и порядок. Он теперь ученый. Он забежит ниже по течению, и лодка сама приплывает к нему в руки. Ага, протока поворачивает. Впише.тся лодка в поворот, или мотор уведет ее с быстрины на мелкое место?

Все вышло даже лучше, чем надеялся Блинков-младший. Лодка ткнулась в отмель и прочно увязла. Огромными прыжками он догнал присмиревшую беглянку и намотал на руку обрывок привязанной к лодочному носу веревки.

В груди клокотало, как у старого курильщика. Блинков-младший перевалился через борт и сел на горячую пластмассовую скамейку. Веревку он из руки не выпускал, так и сидел в лодке, для страховки держа ее за веревочку.

Тихо потрескивал мотор, выплевывая за кормой нечистую пену. На лодку падала тень нависшей над водою ветки, и в ней копошилась тень поменьше. Блинков-младший посмотрел вверх и совсем близко увидел птицу с отвратительной носатой физиономией. Птица пялилась на него безо всякой опаски.

Надо было возвращаться за Иркой или хоть заглушить мотор, чтобы не жечь бензин попусту, но Блинков-младший не мог и пальцем пошевелить. Он устал и разнюнился. Ему хотелось к маме.

Тень птицы завозилась в тени ветки, осыпав лодку древесной трухой, и улетела.

– Ну вот, – бармалейским голосом сказал кто-то у него за спиной. – Вот мы и встретились, Дмитрий Блинков!

Блинков-младший медленно обернулся. В двух шагах от лодки стоял по колено в воде не кто иной, как мистер Силкин дядя Миша!

Вид у мистера Силкина был такой, как будто по нему прошлись граблями: одежда располосована в лохмотья, лицо исцарапанное и красное, как антрекот. Это он успел сгореть на солнце. При всем при том мистер Силкин довольно улыбался. Симпатичности это ему не добавляло.

Лодка прочно сидела носом на отмели. Столкнуть ее и удрать Блинков-младший не успел бы. Мистер Силкин подошел совсем близко и голодными глазами смотрел на консервы.

– А где твоя подружка? – спросил он без особого любопытства.

– Там осталась, – неопределенно махнул рукой Блинков-младший.

Мистер Силкин не слушал. Цапнув из лодки банку ветчины, он торопливо сорвал с нее крышку и запустил в банку пальцы.

– Поплыли, а то вода спадает, – сказал Блинков-младший, перебираясь к мотору. – Оттолкните.

Обе руки у мистера Силкина были заняты ветчиной. В правой он держал банку, в левой – здоровенный шмат с трясущимся желе, и уже нацелился откусить от этого шмата как можно больше. Мысли у мистера Силкина тоже были заняты ветчиной, поэтому он поддался на уловку Блинкова-младшего, как первоклашка. Уперся ногой в нос лодки, толкнул раз, толкнул два, а на третий Блинков-младший дал задний ход!

Лодка сползла с отмели, а мистер Силкин не заметил, он в этот момент всей душой тянулся к ветчине. И еще раз толкнул ногой то место, где только что была лодка. Со стороны могло показаться, что мистер Силкин валяет дурака: пнул пустой воздух, закачался (а рука тянет ко рту ветчину и физиономия блаженная), не удержал равновесие и плашмя рухнул в воду.

Блинков-младший, сдав лодку задним ходом, разворачивался на середине протоки. Надо было вернуться за Иркой, а потом как-то прорываться мимо мистера Силкина вниз по течению.

– Не спеши! – крикнул вслед ему мистер Силкин, он сидел по шею в воде, подняв над головой шмат ветчины и банку. – Не спеши, Дмитрий Блинков! Тебе не к кому спешить, твой папа разбился на вертолете!

Глава XV

Нет, это неправда!

 Сделать закладку на этом месте книги

Папа, тихий папа в очках, не было на свете человека вежливее тебя. В самых скандальных случаях, когда другие люди, даже воспитанные, срывались и говорили «Дурак!», ты говорил: «Мне кажется, вы не все поняли». Вместо «Отвяжись!» ты говорил: «Ваш вопрос ниже уровня полемики» – и замолкал, и, если мог, уходил от приставалы. Мама, случалось, ругала тебя за такие манеры. Она это называла виктимным поведением. Попросту говоря, ты вел себя так, что всем казалось, будто бы тебя легко обидеть. Хотя на самом деле, ради справедливости добавляла мама, с папы где сядешь, там и слезешь. Так оно и было.

Однажды Блинков-младший сам видел, как ты расправился в троллейбусе со здоровенным хулиганом. Ты просто поднял его, как мешок, за шиворот и за брючный ремень и громовым голосом потребовал остановить троллейбус. Водитель послушался, что само по себе можно считать маленьким чудом. Пока он тормозил, а изумленный хулиган тряпкой висел у тебя в руках, ты направо и налево извинялся перед пассажирами. «Я прибегаю к насилию только потому, что исчерпал другие средства убеждения», – сообщил ты, выбросил хулигана в открывшуюся дверь и забыл о нем прежде, чем троллейбус поехал дальше.

Знакомые женщины завидовали маме, что у нее такой удобный в домашнем хозяйстве муж, который ест что дают, носит что купили и не ругается из-за того, что мама все время готовит один и тот же борщ в скороварке. Все правда: ты считал такие вещи ерундой, на которую не стоит отвлекаться. Но соседки не знали, что у тебя в жизни были главные вещи, которых ты не уступал никому.

Они не знали, что когда тебе стал нужен компьютер, ты преспокойно продал свадебные серебряные ложки. Ни одна знакомая женщина не простила бы такого своему мужу, а мама даже не вздохнула по своим любимым ложкам. Она-то знала, что компьютер тебе нужен, чтобы работать дома, а работа – как раз та главная для тебя вещь, и тут уж спорить бесполезно, ты все равно поступишь по-своему.

Над тобой посмеивались все, кому не лень, и ты сам над собой посмеивался. Жена-контрразведчица и муж-ботаник, добрый такой рохля – очень смешно. Эти самые «все, кому не лень» понятия не имели, что на своей ботанической работе ты погибал от жажды в пустыне, тонул в болотах и как-то раз двести километров нес по тайге своего напарника, который сломал ногу.

Они понятия не имели, что ты воевал в Афганистане.

Ты не любил об этом рассказывать, а если спрашивали, отшучивался, что служил в ботанических войсках и всю свою службу прособирал гербарии.

Но один раз ты пришел домой поздно и от тебя пахло водкой. Ты молча сидел на кухне и дымил крепкими дешевыми сигаретами, хотя вообще-то не курил, а потом вдруг сказал: «Нет смерти достойнее, чем солдатская смерть», и в глазах твоих стояли слезы. «Плевать, – сказал ты, – на бездарных правителей, которые сами не знают, зачем послали тебя воевать. Просто в какой-то момент это становится твоим личным делом, и ты ложишься с пулеметом у дороги, не думая о патронах, потому что товарищи и так оставили тебе все, что могли. И либо умираешь, либо живешь гордо». Мама увела тебя спать и укладывала долго, как маленького, а потом вернулась на кухню и тоже стала курить сигареты из оставленной тобою пачки. Она сказала, что ты сегодня похоронил товарища, который был ранен давно, а умер вот теперь. А Блинков-младший ляпнул: это, мол, папа-то – с пулеметом у дороги? Он тогда считал, что все герои должны быть как Шварценеггер и обязательно с орденами. «Конечно, – сказала мама, как будто не заметив грубости и глупости единственного сына. – Конечно, папа. С пулеметом у дороги. Стал бы он трепаться о таких вещах».

Вот какой ты был, папа. Тихий и смелый. Бывалый и нехвастливый. Мягкий как пух и твердый внутри как железо.

А теперь тебя нет.

И твой сын далеко, далеко от дома.

Блинков-младший не плакал. Сердце застыло тяжелой колючей ледышкой, и эта ледышка при каждом ударе корябалась в груди. Он удивлялся, почему ледышка еще бьется. Лучше бы она остановилась навсегда.

Лодка ходила кругами; мистер Силкин по пояс забрел в воду, дождался, пока лодка не подплыла к нему, и схватился за борт. Блинков-младший подумал, что еще не поздно газануть и удрать от мистера Силкина, но ничего делать не стал. Мистер Силкин подтянулся и плюхнулся в лодку, пузатый и мокрый, как лягушка.

– Поплыли, – сказал он. – Чего уж.

– Надо вернуться за Иркой, – сказал Блинков-младший. – И вы все врете.

Мистер Силкин не ответил. Спотыкаясь о разбросанные в лодке вещи, он стал перебираться на корму к Блинкову-младшему. Вода лила с него ручьями.

– Вы все врете, – повторил Блинков-младший.

– Мне нечего тебе сказать, Митя, – вздохнул мистер Силкин. – Если тебе так легче, считай, что я вру.

Он подсел к Блинкову-младшему и деловито распорядился:

– Пусти-ка, теперь я лодку поведу. Отдыхай, Дмитрий Блинков, потом поговорим.

Вернулись за Иркой. Она сидела на дереве, развесив по сучкам свои кроссовки и грязнющие белые носки, и сразу стала жаловаться, что без мыла совершенно невозможно стирать. А потом ойкнула и уставилась на мистера Силкина.

– Папа погиб, – сказал ей Блинков-младший.

Ирка побледнела так, что губы у нее стали серые.

– Твой папа?

– Мой, мой, успокойся, – зло сказал Блинков-младший. – Разбился на вертолете.

– Я только подумала… – пролепетала Ирка, глядя на мистера Силкина. Было ясно, что она подумала: последние два дня мистер Силкин жил не как они, в индейском шабона, а на вилле с телефоном. Он мог знать про полковника Кузина то, чего Ирка еще не знала.

Блинков-младший улегся на расстеленную палатку и стал смотреть в небо. Пустое было небо и неглубокое. Как будто нарисованное на бумаге. Иногда в нем проплывала нависшая над водой ветка.

Боковым зрением Блинков-младший видел какую-то прозрачную козявочку. Присмотреться к ней было невозможно, двусмысленная козявочка уплывала от прямого взгляда. Стало быть, она была у него в глазу – микроскопическая соринка или царапинка. Но Блинкову-младшему хотелось думать, что это высоко-высоко, чуть пониже космоса, парит гигантский аэростат размером с Москву или еще больше. Вместо гондолы к аэростату подвешен целый остров, только его не видно издалека. Там в круглобоких домах без углов живут ученые. Они давно уже открыли секрет Уртики сарматской принцессы и стали бессмертными. Потому что им не мешали всякие гады. А когда у них появилось сколько угодно времени для работы, научные открытия пошли прямо косяком! Они научились выращивать себе дома – кто из арбузов, кто из тыкв, кому как нравится. Одинокие старички так вообще живут в маленьких дынях, а у кого много детей, тот выращивает себе дом побольше. Сердцевину выедают, а корка засушивается, и потом в нее вставляют окна и двери.

«Если бы папа не разбился, у нас было бы так же».

Хотя в мире осталось еще сто девяносто девять ученых, которые занимаются папиными исследованиями. Нет, сто девяносто восемь, без мистера Силкина. Пускай через пятьдесят лет, пускай через сто они обязательно откроют и секрет бессмертия, и арбузы с дом. Все люди сразу же подобреют, потому что наедятся витаминов и перестанут ссориться из-за жилплощади. Конечно, будут и трудности: то яблоко упало с дерева и раздавило самосвал, то кто-нибудь выедает себе в арбузе двухкомнатную квартиру и не может справиться. Но вообще пойдет другая, незлая и необидная жизнь.

И тогда летающий остров опустится на землю.

– Что же это вы? – скажут летающие ученые земным ученым. – Что же это вы, братцы, так затянули со своим эпохальным открытием? Уж мы ждали вас, ждали…

– А нечего было ждать, – обидятся наши. – Спустились бы да помогли.

– Мы, если честно, боялись, – признаются летающие ученые. – Как посмотрим вниз, а у вас творятся всякие безобразия. Голодные голодают, военные воюют, преступники совершают преступления, хулиганы хулиганят.

– А мы, думаете, не боялись? – скажут наши. – Одни дураки ничего не боятся. Но мы боялись и работали, а вы боялись и сверху на нас поглядывали.

Летающие ученые пожмут плечами и унесутся в небо еще на сто лет.

И о них сразу же забудут, только один восьмиклассник увидит в небе какую-то прозрачную козявочку и догадается, что это аэростат с летающим островом.

Блинков-младший проснулся в слезах. Неба с летающим островом над ним не было, а была растянутая на палках Иркина запасная футболка, и сквозь нее незло просвечивало солнце. А Ирка сопела ему под мышку. Она так доверчиво сопела, во сне забросив ему на живот руку с бьющейся на сгибе локтя голубой жилкой, что у Блинкова-младшего перехватило дыхание от нежности. Он по-взрослому подумал, что еще неизвестно, как сложится жизнь и поженятся ли они с Иркой по-настоящему. Может, и нет, а может, поженятся и будут все время ссориться. Они ведь и сейчас все время ссорятся по одной простой причине: слишком друг на друга похожи и слишком часто понимают друг про друга такое, что лучше бы не понимать. В общем, бесполезно загадывать на будущее, когда тебе нет четырнадцати и ты плывешь по речной протоке в самом центре южноамериканской сельвы с пособником наркомафии мистером Силкиным. Но! Что бы ни случилось в следующую минуту или через много лет, прошлое-то не изменится. Их с Иркой сегодняшняя погоня за лодкой, их индейская свадьба, побег с виллы дона Луиса, то, как они дразнили каймана, и то, как Ирка ходила на дискотеку с милицейским курсантом Васечкой, а Блинков-младший переживал, – не изменится никогда. И если он сейчас любит сопящею у него под мышкой Ирку, это не изменится тоже. То, что уже было, не меняется. Оно навсегда.

– Я тебя люблю, – прошептал Блинков-младший тихо-тихо, чтобы не разбудить Ирку. Пускай услышит во сне и, если вспомнит потом, решит, что это ей приснилось.

– Просто у тебя половое созревание, – совершенно несонным голосом поставила диагноз Ирка. – В твоем возрасте мужчины еще не способны на глубокие чувства.

Блинков-младший легонько треснул свою скво по затылку. А скво, как сказал бы папа, реагировала неадекватно. Она еще крепче прижалась к Блинкову-младшему и шепнула:

– И я тебя.

Страшно плыть среди сельвы по речной протоке. Особенно в узких местах, где гигантские серокожие деревья обнимаются ветвями у тебя над головой. Мало ли кто там прячется за этими деревьями и в этих ветвях.

Ночью сельва еще страшнее и загадочнее, чем днем. Потому что ночью не видно ничего, зато прекрасно слышно, как сельва попискивает, щелкает, хрипит, цвиркает, ревет и хохочет голосами неизвестно кого. Шарахнется над лодкой спугнутая птица, шевельнув твои волосы упругим воздухом из-под крыла, да ка-ак квакнет в самое ухо!

Свет фонаря не помогает. Свет фонаря обманывает. Глядишь, запутавшись в прибрежных кустах, качается на воде оранжевый баскетбольный мяч. Ничего себе, думаешь, а мячу-то здесь откуда взяться? И вдруг в метре от наплывающей лодки этот мяч стонет душераздирающе, как привидение, и сдувается. А в кустах сидит лягушка размером с хороший кулак и неслышно пульсирует оранжевым горлом. Или в заводи сонной, среди похожих на великанские сердца плавучих листьев, замерцают десятки золотистых блесток. Они переливаются, как гаснущий салют. Они парят над водою, как фонарики эльфийских принцесс. А потом под ближайшей парочкой фонариков раскрывается пасть, что-то великоватая для эльфийской принцессы. В нее поместилась бы виолончель, если бы кто-нибудь не пожалел виолончели. Это пасть каймана или крокодила. Их можно различить по зубам, но тебе почему-то не хочется. Ты сразу же очень ясно себе представляешь все остальные пасти под всеми остальными фонариками, которые, само собой, не фонарики, а бессмысленные глаза убийц.

Ирка все же натянула палатку, распялив ее на дугах из тонких прутьев. Получилась низенькая каюта посередине лодки, и теперь Ирка ее обживала, то есть спала, не видя ни лягушек, притворяющихся баскетбольными мячами, ни чарующих крокодильих глаз. А Блинков-младший неудобно лежал на лодочьем носу и светил мощным шестибатареечным фонарем. Если в сельве кто-то рычал особенно близко и угрожающе, он зажигал фальшфейер. Нестерпимо яркий свет густо разливался над протокой. Сельва испуганно умолкала. Все моментально понимали, кто здесь царь природы, а кто просто так гуляет, пока в зоопарк не отправили. В изумленной тишине потрыкивал мотор и с шипением падали в воду прогоревшие кусочки фальшфейера.

Когда фальшфейер сгорал весь, до пояска на картонной рукоятке, в глазах еще долго металось черное пламя. Свет фонаря казался немощным, черное пламя приглушало его, как солнечные очки. А сельва начинала потихоньку наглеть. Кто-то в ней опять возился, попискивал, щелкал, хрипел, цвиркал, ревел и хохотал. Блинков-младший пересчитывал фальшфейеры и ждал близкого угрожающего рыка. Он был уверен, что лодку преследует один и тот же зверь. Наверное, ягуар, как в «Белом Ягуаре – вожде араваков». Или пума. Главное, зверь с каждым разом все меньше боялся фальшфейера. Когда сгорел первый, он целый час не подавал голоса, а после шестого зарычал минут через двадцать. Если так пойдет дело, то фальшфейеров не хватит до утра. Или зверь до того надрессируется, что и при свете фальшфейера не побоится запрыгнуть в лодку.

Мистер Силкин дядя Миша как уселся к мотору еще засветло, так и сидел нахохлившись. Он переел консервов и мучился одной важной проблемой. Блинков-младший хотел дождаться, пока проблема мистера Силкина не вырастет до нестерпимо важной, и удрать на лодке, бросив мистера Силкина в кустиках.

Но в сельве рычал зверь. Бросать мистера Силкина на съедение – это было бы слишком. Пришлось отложить побег.

А про папу мистер Силкин говорил неохотно. Будто бы полетели они с папой и Вольфом разыскивать детей. Потом вертолет упал в сельву и взорвался. Он, мистер Силкин, успел выскочить, а другие не успели. Вот и все, что удалось из него вытянуть за весь день.

Глава XVI

Ученик Блинкова-старшего

 Сделать закладку на этом месте книги

Бывают


убрать рекламу




убрать рекламу



люди, которые не живут, а мучаются. Утром они мучаются, потому что нужно вставать на работу, а ведь есть счастливчики, которые вообще не работают и живут себе припеваючи. Не успели на троллейбус – мучаются. Долго нет следующего – мучаются. Опоздали на работу – само собой, мучаются, потому что за опоздание никого по головке не погладят. Но ведь они мучаются и когда приходят пораньше. Петров или Иванов, думают они про сослуживца, никуда не торопится, а я тут сиди работай за всех. В обед они мучаются потому, что в буфете очередь. Если очереди нет, они мучаются потому, что котлета дорогая, а винегрет дешевый, но винегрета им не хочется. После обеда они домучиваются на работе и, мучаясь, едут мучиться домой.

Если же по какой-то случайности все у них складывается хорошо и мучиться нечем, такие люди начинают беспокоиться, придираться к пустякам и обижаться без повода. Им чего-то не хватает. Они мучаются оттого, что нет причин мучиться.

Таким человеком был мистер Силкин. Старший Блинков однажды три месяца провел с ним в поле, как говорят ботаники, геологи и вообще все, кому приходится работать в местах, где никто больше не работает и не живет. «В поле» – это может быть и в настоящем поле, и, например, в тайге. А тогда они работали в пустыне.

Зарытое в песок яйцо там испекалось за несколько минут – значит, температура песка была за шестьдесят градусов. Бегающие по этому песку ящерицы иногда переворачивались на спину, чтобы остудить лапки. Сорок градусов в тени считалось вполне сносной температурой. Старший Блинков и мистер Силкин не могли прохлаждаться даже в этой сорокаградусной тени – они составляли карту пустынных растений. Ведь даже в пустыне что-то да растет.

Вода, которую они пили, была горячая и воняла железной бочкой. Ее надо было экономить, и за три месяца им удалось помыться три раза. От пота их кожа покрылась коркой соли, они до язв растерли себе ноги и такие места, которые у человека обычно не растираются.

Мистер Силкин все время ныл, но несильно и по пустякам. Из-за того, что он устал, а делать привал еще рано. Или, наоборот, из-за того, что они сделали привал, а он еще не успел устать. А так вообще он довольно стойко переносил все эти на самом деле мучительные трудности. Ему было приятно, что он мучается, может быть, сильнее всех в мире.

Потом они вышли к людям, и это оказались очень хорошие люди. Им дали помыться, дали чистое белье и мази, чтобы смазать язвы. Сладчайшей и холоднейшей родниковой воды им дали, конечно, в первую очередь. Их посадили в по-настоящему прохладную комнату с кондиционером. Поставили на стол дыни трех сортов и виноград четырех сортов, арбузы и соленые огурчики, которые в тех местах гораздо большая редкость, чем дыни, виноград и арбузы. Поставили ледяную бутылку водки, и они налили себе водки, потому что могли себе позволить после трех месяцев такой работы.

Наконец хозяин, улыбаясь, принес миску самосольной черной икры и грохнул ее на стол. В миске торчало две ложки. Они сидели, как таможенник Верещагин в «Белом солнце пустыни», не хватало только павлинов. И вот чистые, благостные, голодные, они выпили водки и потянулись за ложками. Та, которую вытянул из икры старший Блинков, оказалась побольше.

Мистер Силкин уже схватил свою ложку и отправил ее в рот. И вдруг обнаружил такую несправедливость. Он подавился и долго кашлял, не сводя глаз с блинковской ложки.

Старший Блинков уже достаточно узнал мистера Силкина. Ни слова не говоря, он протянул ему большую ложку.

– Стану я есть твоей ложкой, – оскорбился мистер Силкин.

Это была несусветная глупость. Во-первых, старший Блинков еще не успел поесть этой ложкой. Во-вторых, мистер Силкин три месяца ел именно ложкой старшего Блинкова, потому что потерял свою. Причем ту ложку они не мыли, а для экономии воды чистили песком, и мистер Силкин ничего, не брезговал.

Но старший Блинков не стал выяснять отношения. Он, опять же молча, стряхнул с большой ложки икру, вышел, помыл ложку и вручил ее мистеру Силкину чистенькой.

Мистер Силкин совсем исстрадался. Он три месяца ел одни консервы. Он пожирал глазами дыни трех сортов и виноград четырех сортов, арбузы и соленые огурчики, не говоря уже об икре. Но плюнуть на свою глупую обиду и вкусно поесть – значило бы прожить день без мук, а мистер Силкин не представлял себе, как это делается.

– Мне подачек не надо, – сказал он. – Ты как хочешь, а я ухожу.

И пошел собирать вещи.

Старшему Блинкову тоже пришлось уйти голодным, чтобы не бросать напарника одного.

Хозяин дома смотрел на них как на ненормальных. Простился он очень холодно, потому что ничто так не ранит людей, как неблагодарность.

Вдумчивый читатель может спросить: а почему старший Блинков возился с этим мистером Силкиным, который сделал ему столько пакостей? Все просто. Старшему Блинкову больше не с кем было поговорить. Научными, проблемами, которыми он занимался, интересовались еще человек двести во всем мире. Сто двадцать из них жили в Америке, а остальные – кто в Европе, кто в Японии, кто в Австралии, кто в Индии. А у других ботаников была своя работа. Проблемы старшего Блинкова они могли понять только в общих чертах. Представляете? Ты совершаешь научное открытие или, наоборот, мучаешься над каким-то трудным вопросом природы и не можешь ни с кем поделиться. Ну, напишешь статью в научный журнал, через полгода ее опубликуют, а еще через месяц придет письмо от австралийского ученого: дескать, молодец, мистер Блинкофф, я вас прекрасно понимаю. А у мистера Блйнкоффа за это время появились новые проблемы и открытия.

Вот поэтому он очень хотел воспитать себе ученика. Так хотел, что замечал только успехи мистера Силкина и совсем не замечал, что ученый он, может быть, и неплохой, а товарищ просто никудышный. Ведь каждый меряет других людей на свой аршин. Старший Блинков всех людей считал хорошими. Случалось, он ошибался. Но это все же лучше, чем считать всех негодяями, каждого бояться и каждого подозревать.

На большую воду выплыли незаметно. В фонаре подсели батарейки, желтое пятно света терялось уже метрах в пяти от лодки, и Блинков-младший не сводил глаз с этого пятна, боясь проглядеть опасную корягу. Но коряг давно не попадалось. Он для разнообразия посветил по сторонам и ничего не увидел. Тогда он зажег фальшфейер, предпоследний, и опять ничего не увидел, кроме, конечно, воды. Зато воды было много. Отвернувшись от слепящего фальшфейера, Блинков-младший едва различил по берегам темные стены сельвы. Река показалось ему очень серьезной. Неизвестно, была ли это уже Ориноко или какой-то ее приток, но то, что она вдвое шире Москвы-реки где-нибудь у Воробьевых гор, – точно.

– Гаси! – зашипел мистер Силкин. В свете фальшфейера его лицо казалось плоским, как на фотокарточке. Только на фотокарточках Блинкову-младшему не приходилось видеть таких испуганных людей.

Было жалко гасить предпоследний фальшфейер. Его потом не дожжешь, как свечку, потому что зажигается он специальной чиркалкой, которая тут же сгорает. Мистер Силкин уже не шипел, а стонал: «Гаси!», и Блинков-младший торопливо ткнул фальшфейер в воду. Пламя заплевалось, забулькало паром и не погасло. От удивления Блинков-младший макнул фальшфейер поглубже, как будто там была другая вода. На мгновение он испугался, что река сейчас вспыхнет и взорвется. Фальшфейер полыхал, пуская серебристые клокочущие пузыри, вода за бортом сияла, как в подсвеченном лампочками бассейне дона Луиса, и в этом сиянии, наверное, очень далеко был виден силуэт лодки.

И тут заглох мотор. Этого ждали давно; мистер Силкин еще засветло копался под крышкой моторного отсека, искал, где там указатель горючего, не нашел и лазил в бензобак прутиком. Бензина тогда оставалось на три пальца. Мистер Силкин сказал, что автомобилю этого хватило бы километров на сто, а на сколько хватит лодке – неизвестно. Теперь вот стало известно, и мистер Силкин, придавленно ругаясь, нажимал на пусковую кнопку. Противно визжал стартер. Было ясно, что мотор уже не заведется.

Блинков-младший запоздало понял, чего так боится мистер Силкин, и ему стало жутко. Торчишь посреди реки да еще и светишься, как новогодняя елка на площади. А с берега тебя, может быть, кто-то берет на мушку. Здесь это бывает. Вольф рассказывал, здесь могут убить за одноразовую зажигалку, а не то что за лодку со снаряжением. Такой уж беззаконный народ попадается в сельве: и бандиты из шаек наркобаронов, и золотоискатели, и контрабандисты. И все держатся поближе к рекам. Реки в сельве вместо дорог.

– Что делаешь, что делаешь! – причитал мистер Силкин. – Гаси, всех нас погубишь!

– А что я могу? – огрызнулся Блинков-младший, баламутя фальшфейером забортную воду. – Не гаснет же!

– Отруби, что горит, бестолочь! Блинков-младший полез свободной правой рукой в левый карман за ножом, потом сообразил, что лучше взять мачете, а то его швейцарско-китайским можно до утра пилить плотную картонку фальшфейера. В лодке вровень с бортами стояла тьма. Он вытащил из воды плюющийся кипятком фальшфейер, и в режущем свете стали видны даже песчинки, занесенные в лодку на подошвах. Мачете не было, наверное, его прибрала в палатку Ирка.

– Ну вот, – с непонятным облегчением сказал мистер Силкин, глядя куда-то за спину Блинкову-младшему. – Вот и доигрались. Убить тебя мало, Дмитрий Блинков. Хотя, может, нас всех теперь убьют.

Блинков-младший подумал, что это глупо и недостойно – сидеть спиной к опасности, но не мог заставить себя обернуться. Лодка с металлическим лязгом ударилась обо что-то, и тогда он осторожно посмотрел через плечо.

Это был плот. Десятка два бочек из-под бензина, сверху дощатый помост, а на помосте – крытая пожухлым тростником хижина. Двери у хижины не было, у входа на одном гвоздике висел кусок брезента. Наверное, им занавешивались, когда шли дожди. Свет фальшфейера косо падал в дальний угол, выхватывая из темноты большой фанерный ящик, заставленный консервными банками. В двух открытых торчали ложки. Другой ящик, повешенный на стену вместо кухонной полки, был набит помятыми алюминиевыми кастрюлями, бутылками, пластмассовыми стаканчиками и прочей никудышной утварью. Сверху на нем красовался новенький ярко-желтый примус. Главное, в полосе света на полу краем виднелось какое-то тряпье, которое не могло быть ничем иным, как брошенной второпях постелью обитателей хижины. А сами они, выходит, прятались в темноте и оружие держали наготове. Похоже, они были порядочные люди, раз не напали первыми. Или боялись еще больше, чем мистер Силкин и Блинков-младший. В любом случае стоило не дразнить их и поскорее убраться.

Так-то оно так, но в лодке не было весел.

Блинков-младший кинул фальшфейер в воду, чтобы освободить руки, и оттолкнулся от плота.

Лодку сильно прижимало течением. Отплыв немного назад, она как на резинке возвращалась к тому же самому месту. Мистер Силкин не понимал, в чем дело, и шепотом ругался, а потом полез к Блинкову-младшему показывать, как надо. По пути он разбудил Ирку и был до крови укушен за палец, когда попытался заткнуть ей рот. Ирка все же успела крикнуть: «Эй, люди!», потому что обрадовалась плоту и не понимала, зачем надо бежать. И укушенный мистер Силкин крикнул довольно громко, а лодка, которую Блинков-младший отталкивал, передвигаясь к краю плота, несколько раз с лязгом и гулом врезалась в бочки. Фальшфейер за это время не погас, их специально делают негаснущими, чтобы моряки могли сигналить во время шторма. Бурля и фыркая паром, он метался по воде, как ракета, и наконец заплыл под плот и уткнулся между бочек. Потянуло горелой краской.

Самые порядочные, да и самые испуганные на свете люди давно бы уже вышли поинтересоваться, в чем тут дело. Еще бы, когда твой плот поджигают. Но в хижине помалкивали, и всем вдруг стало ясно, что там никого нет.

Мистер Силкин окреп голосом и принялся отчитывать Ирку, мотая своим укушенным пальцем, как будто стряхивал градусник. Ирка подавленно кивала, вроде бы признавая себя виноватой, но, когда мистер Силкин переводил дыхание, вставляла вредные замечаньица вроде: «Пальцем в рот! А здесь, может, кругом холера!» Блинков-младший послушал их, взял фонарь и вспрыгнул на плот.

Из дверного проема пахнуло таким омерзительным запахом, что заходить в хижину расхотелось. Конечно, никто там не прятался да и не жил давно. Блинков-младший посветил снаружи, боясь увидеть на постели мертвеца. Тряпье валялось жалкой кучкой, под которой не поместился бы человек. Смердели консервы. Вблизи стало видно, что некоторые банки вздулись и потекли. У входа, в углу, стоял здоровенный жестяной совок с двумя ручками. Из лодки его нельзя было заметить. Непонятный совок, странный совок – не мусор же им убирать, – но те, кто жил в хижине, хорошо знали, зачем такой нужен, и пользовались им очень часто. Обе ручки – и деревянная сзади, и металлическая поперек глубокой, изогнутой ковшом черпалки – были до блеска отполированы ладонями. Блинков-младший подумал, что совком в случае чего можно будет вычерпывать воду из лодки. А еще стоило поискать бензин. Где примус, там должен быть бензин, если, конечно, примус не работает на керосине.

Он задержал дыхание, вошел в хижину и завертел во все стороны фонарем. Было скорее противно, чем интересно. В открытых консервах завелись белые толстенькие личинки. Самое отвратительное, они ползали по оставленным в банках ложкам. Блинков-младший вспомнил, как Оау внимательно относился к звериному помету – читал, как будто ему записочка оставлена: это, мол, я, свинья, была тут полчаса назад, извини, что не дождалась. Маленький индеец запросто мог бы сказать по личинкам, как давно заброшена хижина. А личинок бы слопал. Индейцы таких едят и облизываются, Блинков-младший сам видел.

Под крышей, за стропилами из неободранных суковатых веток, торчали мотыги, лопаты и ломы. Вид у них был самый рабочий. Понятно, чем тут занимались, когда не ели консервы: что-то выкапывали и куда-то носили в совке. Пару лопат Блинков-младший взял вместо весел. Отличные были лопаты: на длинных черенках, большие и легкие. Он вытащил их на плот и молча забросил в лодку.

– Молодец! – похвалил его мистер Силкин и сразу же как будто спохватился, что не ругается и не командует, а говорит по-человечески. – Чего встал, прыгай в лодку! Видишь, что творится!

Ничего особенного Блинков-младший не видел, разве что сквозь щели в помосте пробивался дымок, хорошо заметный в свете заплывшего под плот фальшфейера. Это и дымил фальшфейер, и еще, кажется, продолжала гореть краска на бочках – после ароматов хижины такие тонкости не различались.

– Я сейчас, – сказал Блинков-младший, – только бензин поищу.

– Давай быстрее. Неизвестно, что там, в этих бочках. Как бы не взорвались, – и, сделав это приятное напутствие, мистер Силкин схватился за лопату.

Ныряя в хижину, Блинков-младший заметил, что он уже уперся черенком лопаты в плот и пробует оттолкнуться. Все-таки никудышный человек был мистер Силкин. Даже любопытно стало от эдакой подлости: неужели хочет удрать не дождавшись? Хотя Ирка ему не даст удрать. Закусает. Потом Блинков-младший подумал, что сам хотел удрать от мистера Силкина, и устыдился. Бывают времена и случаи, когда приходится терпеть даже самых никудышных людей. Потому что, если бросишь их без помощи, сам плохим человеком станешь.

В примусе булькал бензин. Кажется, бензин был и в стоявшей рядом бутылке – открыть ее и понюхать Блинков-младший решил потом, на свежем воздухе. Вообще-то в ней что угодно могло оказаться, в этой бутылке. Хоть уксус.

– Ты еще долго там?! – крикнул мистер Силкин.

Блинков-младший промолчал, чтобы не тратить воздух. Он старался не дышать, пока был в хижине.

Допустим, в бутылке бензин. Все равно этого мало для примуса. Бензоколонок на реке нет, и хозяева хижины должны были запастись как следует. Блинков-младший еще раз огляделся. Все хозяйское имущество было на глазах: два ящика и тряпье. Содрогаясь от омерзения, он поддел ногой крышку ящика, заменявшего стол. Консервные банки посыпались, личинки поползли.

В ящике тоже было тряпье. Только из упрямства Блинков-младший поворошил измазанные глиной штаны и рубахи. Он думал, что зря старается. Ну кто станет держать бензин вместе с одеждой?

Оказалось, были такие люди. Под тряпьем нашлась оплетенная тростником бутылища.

– Ты что молчишь?! Беги скорей, я ждать не буду! – надрывался мистер Силкин.

– Ща! – экономно ответил Блинков-младший, вышвыривая из ящика скомканное тряпье. По углам его напихали так плотно, что бутылища не вынималась. Пришлось волочить к лодке весь ящик. Зато в него поместились еще и фонарь, маленькая бутылка, примус и совок.

– Барахольщик! Всех угробишь! – вместо «спасибо» закричал мистер Силкин. Лодку он перетащил на край плота, и течение больше не прижимало ее, а старалось унести. Мистер Силкин держался на месте, неудобно цепляясь за бочку. Было видно, что у него дрожат руки.

Валивший сквозь щели в помосте дым стал гуще. Под плотом клокотало, как в огромной кастрюле. Это уж верно горел не один только фальшфейер. Блинков-младший заторопился и чуть не утопил свою добычу. Хорошо, что Ирка подхватила ящик, а то бы он булькнулся в воду. А Блинков-младший еще и обругал ее разнолапой.

Мистер Силкин сразу же оттолкнулся от плота и начал бешено грести лопатой, стоя на одном колене: гребок справа, гребок слева. У него это здорово получалось.

– Есть бензин, – сказал Блинков-младший. Мистер Силкин мотнул головой:

– Некогда!

Блинков-младший хотел помочь, разок гребнул и сцепился с мистером Силкиным лопатами. Поделились: он гребет с правого борта, мистер Силкин – с левого. Но мистер Силкин сильнее загребал, и лодка уходила вправо.

– Отдыхай, Дмитрий Блинков, – неприязненно сказал мистер Силкин, налегая на лопату. Даже не обернулся.

Получалось, что Блинков-младший кругом виноват: и плот поджег, и теперь мешает. Ирка залезла в палатку и делала вид, что ящик ее совершенно не интересует. Ирку обидел тоже он.

– Не хотите – как хотите, – буркнул Блинков-младший и уселся на свой ящик, как царь Кощей. Впереди качалась в такт гребкам спина трудолюбивого мистера Силкина, и это еще сильнее портило настроение. Вдруг света прибавилось и стало видно, что рубашка на спине рваная и в прорехах мелькает исцарапанное тело. Блинков-младший оглянулся. На плоту полыхала тростниковая крыша хижины.

Ух как там рвануло!

Вот только что был плот как плот. Горел, конечно. И в одно мгновение на месте плота стал огненный шар, плюнул горящими досками и погас. Грохнуло, дохнуло в лицо гарью. А доски еще разлетались, прочерчивая огненные следы. Какая-то бесформенная штука покувыркалась в небе и колом пошла вниз. Блинков-младший еле узнал в ней бочку. Она была похожа на собственную выкройку – так ее разворотило взрывом. Стало ясно, где хозяева хижины держали бензин. Бам-м – приводнилась эта бывшая бочка, плюх-х, плюх-х – посыпались большие доски, чмок-чмок-чмок – обломки поменьше. Некоторые падали рядом с лодкой, и было слышно, как вода с шипением заливает огонь.

Мистер Силкин перестал грести и смотрел вверх. Лопату он держал наперевес, чтобы в случае чего отбить падающую головешку.

Блинков-младший подумал, что мистер Силкин ни много ни мало – спас всем жизнь.

– Простите, – сказал он. – А я хотел от вас убежать.

– Это почему же?

Мистер Силкин сел, положив рядом лопату.

– Я вам не верю, – признался Блинков-младший. – Вы Уртику стащили. И заставили папу работать на дона Луиса.

Мистер Силкин долго молчал. Было ясно, что ему не хочется лишний раз говорить, мол, нет больше у тебя папы, Дмитрий Блинков.

Следом за лодкой несло течением большой обломок плота с одной уцелевшей стенкой хижины. Пламя на нем только разгоралось.

– Ладно, – вздохнул мистер Силкин. – Давай посмотрим, что ты там накопал.

Стали смотреть, и Блинков-младший расстроился окончательно.

Мистер Силкин открыл маленькую бутылку, понюхал горлышко и, как говорят политики, без комментариев свесился через борт. Его начало рвать. Бутылку и пробку мистер Силкин второпях сунул Блинкову-младшему. Пока он кашлял, отплевывался и умывался, Митька держал эти, судя по всему, опасные вещи на вытянутых руках. Пробка была на ощупь как будто в мыле. Пальцы легонько щипало. Потом с них слезла кожа.

– Кислота. Сильней, чем серная в аккумуляторах, – сказал мистер Силкин, отирая ладонью брызги с лица. Взял у Блинкова-младшего бутылку, взял пробку и зашвырнул в реку.

После этого к бутылище в ящике подступались осторожнее, чем саперы к противотанковой мине. Мистер Силкин велел Блинкову-младшему отойти подальше. Услышав это, Ирка вылезла из палатки, и они отошли подальше вдвоем. А мистер Силкин вынул из бутылищи пробку и отшатнулся, как будто ждал, что сейчас оттуда вылетит старик Хоттабыч. Ничего опасного не случилось, и мистер Силкин стал приближаться к бутылище, нюхая воздух. Нюхал и приближался, пока не ткнулся носом в горлышко. Бутылища не пахла ничем. Тогда мистер Силкин посветил в нее фонарем и присвистнул:

– Ртуть!

Само собой, Блинков-младший с Иркой подошли. Ртуть они видели только в градусниках по капельке, а тут ее было литров десять. Спрашивается: зачем людям в сельве ртуть?

Непонятными делами занимались хозяева плота.

В примусе-то, конечно, был бензин. Мистер Силкин до капельки вытряхнул его в бензобак, попробовал, как заводится мотор, и лицо у него стало довольное. Неплохо заводился мотор, со второго чиха.

– Минут на десять хватит, – сказал мистер Силкин и выключил зажигание, – а это как-никак на десять минут лучше, чем ничего. Удирать и догонять – милое дело.

Мистер Силкин даже потрепал Блинкова-младшего по плечу, но легче от этого не стало. Ведь он чуть всех не погубил, а из-за чего? Из-за жалкого литра бензина.

Ирка докопалась до дна ящика и нашла под тряпками:

– аптечные весы с крохотными гирьками,

– мыло («Вы пойдете на нос, а я помоюсь»),

– камень в коробочке, похожий на обломок мраморной плитки,

– ржавые ножницы,

– приличную рубашку для мистера Силкина («Только воротник грязный. Ничего, я постираю»),

– сигару в алюминиевом пенальчике, которая тоже досталась мистеру Силкину,

– всякую дребедень, о которой не стоит вспоминать.

Блинков-младший с мистером Силкиным пошли на нос и уселись на скамейке, как два впередсмотрящих. Ирка у них за спиной плескалась и время от времени покрикивала, чтобы напомнить, что она взрослая девушка:

– Вы там не подсматривайте!

– Гляди, крокодил тебя тяпнет, – сказал ей Блинков-младший, чтобы не зазнавалась.

Мистер Силкин долго нюхал сигару, потом закурил и стал похож на себя самого. На жуликоватого и нахального мистера Силкина, который обманом затащил папу в Венесуэлу, а потом сказал, что помогает наркомафии. И папу заставил помогать, и погубил в конце концов. Того, прежнего, мистера Силкина Блинков-младший ненавидел. А к нынешнему относился не так уж плохо. Как-никак сегодня мистер Силкин спас всем жизнь.

Надо сказать, что спасти всем жизнь очень приятно. Если кто-то не верит, может сам попробовать. Мистеру Силкину понравилось. Он чувствовал себя сильным и добрым. Слугой царю, отцом солдатам. Ему хотелось сделать или хотя бы сказать еще что-нибудь хорошее.

– Теперь вы с мамой небедные люди, – благодушно сообщил он Блинкову-младшему. – Олег был застрахован на сто тысяч долларов. Получите деньги, откроете счет в банке и будете каждый месяц получать проценты, долларов примерно с тысячу – смотря какой банк. А как вырастешь, приезжай ко мне в Америку. С такими деньгами в любой университет поступишь запросто.

– В общем, умер папа, и хорошо, – с тихой яростью ответил Блинков-младший. – Дядь Миш, а своих родителей вы на сколько застраховали?

Мистер Силкин смущенно умолк и запыхтел сигарой. В кулаке он зачем-то держал коробочку с камнем, которую нашла в ящике Ирка.

– Не надо смешивать, – сказал наконец мистер Силкин. – То, что он погиб, – ужасно, а то, что застраховался, – хорошо. Он сам очень хотел застраховаться. Потому что думал о твоем будущем.

– Зачем мне будущее на папиных костях? – возразил Блинков-младший.

– А вот это зря. От денег отказываются только дураки, – веско произнес мистер Силкин. – Я торговал на улице хот-догами, мыл посуду в кафе и жил так себе. А теперь служу дону Луису, никого не граблю, не убиваю – занимаюсь ботаникой и живу на всем готовом, да еще и заплатить он обещал хорошо. Поверь мне, эти деньги не хуже, чем деньги мойщика посуды. А главное, их больше.

– Значит, вы наврали, что работаете в Пенсильванском университете, – отметил Блинков-младший. – Дядь Миш, а ведь вас никто не заставлял уезжать. Жили бы сейчас в Москве, работали бы с папой…

– Нет уж, – отказался мистер Силкин. – Сейчас лучше быть мойщиком посуды в Америке, чем ученым в России. Работа должна кормить, а если не кормит, это не работа.

Блинков-младший изложил мистеру Силкину то, что слышал от папы с мамой тысячу раз.

Восемь часов в сутки люди спят. Два часа едят, одеваются, чистят зубы, застилают постель и сидят в туалете с журналом. Час или два ездят на работу и с работы. Еще два-три часа чего-нибудь ждут, ходят по магазинам, подметают, стирают и варят борщ в скороварке. Остается часов десять просто жизни, и восемь из них люди работают. Ну, еще по выходным они отдыхают, то есть ходят по магазинам, подметают, стирают и все такое не два-три часа, а, скажем, пять. Вечером они посмотрят телевизор или сходят куда-нибудь развлечься. Пускай они развлекаются до упаду – все равно самая большая часть жизни уходит на работу. Что получается? Если ты занимаешься работой, которая тебе не нравится, значит, тебе не нравится самая большая часть собственной жизни. Зачем же так жить?

– Ничего ты не понимаешь, – буркнул мистер Силкин. Его благодушное настроение улетучилось. – Ты еще маленький, тебя родители кормят. А начнешь сам зарабатывать и поймешь, что такое деньги.

– Это, что ли, такие бумажки с циферками? – прикинулся веником Блинков-младший.

– Тратить все могут, – назидательно продолжал мистер Силкин. Блинковское замечание он пропустил мимо ушей. Потому что не понимал шуток с деньгами. – А зарабатывать умеет один человек из десяти. Я просто так иду по улице и замечаю: ага, домов много, а магазин один и маленький – прикоплю денег и открою рядом лавочку. А вообще моя мечта – купить землю под автостоянку где-нибудь в большом городе. Ничего не делай, только деньги собирай.

– Вы, значит, как разведчик. Жизнь начеку: где пулемет поставить, а где минное поле, – не одобрил такую жизнь Блинков-младший. Но мистеру Силкину его сравнение понравилось.

– Вот именно, как разведчик! Штирлиц.

Он и с Борманом разведчик, и с радисткой Кэт разведчик. Уж на что Плейшнер голубиная душа, а он его на смерть послал. Потому что и с Плейшнером он разведчик. Обедает – разведчик, погулять вышел – разведчик, спит – все равно разведчик: думает, как бы во сне по-русски не заговорить! А я все время думаю про деньги.

– Так кто кому хозяин? – спросил Блинков-младший. – Вы деньгам или они вам?

– Когда как, – легко признался мистер Силкин и погладил коробочку.

Глава XVII

Тайна дона Луиса

 Сделать закладку на этом месте книги

Эй, вы слышите? – спотыкаясь и раскачивая лодку, к ним перебиралась вымытая Ирка. От нее остро пахло хозяйственным мылом. – Это не мотор? Я уже давно слышу, только думала, что в ухе звенит.

Блинков-младший тоже давно слышал, но вообще об этом не думал. Мало ли что там звенит. В сельве и на реке тысячи звуков, и ни одного знакомого. А сейчас он ясно различил тонкое пение мотора.

– Это все из-за тебя, – сварливо заявил мистер Силкин. – Услышали взрыв и плывут.

– Ну и хорошо, – заикнулась Ирка.

– Хорошо, хорошо… Неизвестно еще, кто там плывет и зачем.

Мистер Силкин посмотрел на свою коробочку, как будто вспомнил о ней только сейчас, и кинул ее за борт. А потом стал выбрасывать все вещи из хижины, даже рубашку, хотя сам остался в лохмотьях.

– А я-то стирала… Сказали бы сразу, что не будете носить, – огорчилась Ирка.

Мистер Силкин не ответил и преспокойно утопил обе лопаты. Тут уж возмутился Блинков-младший:

– А грести чем?

– Они тебе погребут. Они тебе так погребут… – ворчал себе под нос мистер Силкин, примериваясь к бутылище с ртутью. Лицо у него стало непередаваемо страдальческое. Как будто ему без наркоза выдергивали зуб и одновременно сообщали, что его решено выслать из Америки.

– Ртуть нельзя в реку, она ядовитая, – запротестовала Ирка.

– Ох, нельзя, – вздохнул мистер Силкин и поставил бутылищу на борт. – А что поделать?

Бутылища качнулась, и мистер Силкин испуганно подхватил ее двумя руками, как младенца. Он передумал.

– Ну ладно. Если женщина просит… Только уж вы помалкивайте.

Неизвестная лодка приближалась. Ее мотор уже не звенел, а гудел басом. Блинков-младший пытался разглядеть лодку, но глаза слепили первые лучи солнца. Сначала они были малиновые, потом накалились добела, и вдруг солнце выскочило над рекой и проложило по воде золотую дорожку.

Мистер Силкин тоже обернулся на звук мотора и схватил мачете. Взлохмаченный и небритый, в разодранной рубашке, он был похож на пирата, готового идти на абордаж.

– Ничего, успею, – подбодрил себя мистер Силкин, взмахнул мачете и отхватил от палатки капроновую веревку. На одном конце он соорудил петлю и затянул ее на горлышке бутылищи. Другой конец, опасно свесившись за корму, привязал к лодке где-то под водой. Подергал на всякий случай – крепко. И вывалил бутылищу в реку.

– Только никому не говорите, – напомнил мистер Силкин, усаживаясь к мотору. Взвизгнуло, кашлянуло, водомет погнал за кормой взб


убрать рекламу




убрать рекламу



аламученную воду. А мистер Силкин как ни в чем не бывало закурил свою потухшую сигару, и вид у него стал совсем независимый. Плывет человек с детьми по своим надобностям, ну и вы плывите себе мимо.

Катер оказался рядом очень быстро, как будто вынырнул из воды. Да, это был катер, большой. Его темный силуэт заслонял солнце. Пенные буруны разбегались из-под хищного носа. На мачте трепетал флаг Венесуэлы. Для тех, кто, может быть, не понял, что это не просто себе катер, а служебный катер, военный катер, на борту было написано латинскими буквами: «Гуардиа национале». А для особо непонятливых на носу стоял похожий на колодезный журавель одноногий пулемет. Гвардеец при пулемете был в одних трусах, но выглядел очень солидно. При пулемете кто хочешь будет выглядеть солидно.

Мистер Силкин сразу же заглушил мотор. Лодка раскачивалась на поднятой катером волне. Послышались команды на испанском, топот босых ног. Сбавляя ход, катер наплывал, наплывал как-то боком, пока лодка не ткнулась в серый высокий борт. К ногам мистера Силкина упал буксирный канат. Матрос угрожающе лязгнул затвором пулемета. Растерянный мистер Силкин подобрал канат и зачем-то встал.

– Хай! – крикнули сверху, и кто-то голый по пояс, худой, исцарапанный, спрыгнул в лодку.

Это был Вольф!

Мимоходом хлопнув Блинкова-младшего по плечу, пилот дона Луиса подошел к остолбеневшему мистеру Силкину и без лишних слов врезал ему кулаком в подбородок. Удар пришелся вскользь. Вольф подумал и ударил еще раз.

– Уотс зе метте, Вольф? – спросил знакомый-презнакомый, родненький голос.

На корме катера.

В оранжевом шезлонге.

Силясь повернуть голову, обхваченную каким-то высоким пластмассовым воротником, сидел…

– Папа! – завопил Блинков-младший.

Чьи-то мускулистые загорелые руки втащили его на палубу.

Папа сидел неподвижный, криво улыбаясь разбитыми губами. И опять у него нога была в гипсе. Блинков-младший замешкался, не зная, как прикоснуться к папе, чтобы не сделать ему больно. А потом кинулся к нему на грудь и все равно сделал больно. Под рубашкой у папы были бинты, и пахло от него лекарствами.

На катер подняли бутылищу с ртутью и мистера Силкина.

– Скажи им, Олег! – бросился мистер Силкин к папе. – Я сам, добровольно сдаю патрулю национальной гвардии найденную при случайных обстоятельствах ртуть…

– Не суетись, Миша. Они видели в бинокль, как ты ее прятал, – холодно сказал папа.

Блинков-младший сел рядом с ним на палубу, держа обеими руками папину руку. Холодная была рука, нездоровая.

– Он вас бросил, – без особого интереса к подлостям мистера Силкина догадался Блинков-младший.

– В общем, да, – подтвердил папа. – Мы послали его к реке. Компас дали, единственный…

Мистер Силкин все, конечно, слышал.

– Я спас твоих детей! – заявил он и гордо вскинул голову.

– Хочешь сказать что мог бы и бросить их, как нас, да? – папа вздохнул. – Чем гордишься, Миша?

Подходили какие-то не очень одетые люди – кто в плавках, кто в шортах, кто в форменных брюках с кантом, и все по пояс голые. У одного через плечо висел поясной ремень с кобурой. Блинков-младший решил, что это, наверное, офицер. На корме стало тесно. Ни Блинковым-младшим, ни мистером Силкиным никто особенно не интересовался. Зато все присаживались перед бутылищей с ртутью на корточки и пытались ее приподнять. «Бэйнтидос килограмо», – говорил кто-нибудь, а остальные ахали. «Бэйнтикуатро», – возражал другой. Остальные ахали и цокали еще громче.

– Эй, а про меня-то забыли! – Над палубой вынырнуло багровое от натуги Иркино лицо. Хватаясь за борт, она пыталась влезть на катер. – Здрасьте, Олег Николаевич!

– Здравствуй, Ира, – ответил папа и осуждающе посмотрел на единственного сына.

Блинков-младший кинулся втаскивать свою скво на палубу. Он вдруг поразился, какие у Ирки тонкие, ломкие пальцы. Конечно, ей пришлось тяжелее всех.

– Папа, – начал Блинков-младший, не выпуская Иркиной руки. – Папа…

Ему хотелось сказать много и сразу, но все слова казались неподходящими. Их уже произносили миллионы человек, а специальных слов про него с Иркой не было.

– Папа, это Ира, – выдавил он, и папа с очень большим пониманием кивнул в своем неудобном пластмассовом воротнике.

Оставшийся в лодке Вольф махал рукой кому-то на катере:

– Кам он!

Буксирный канат он продел в кольцо на лодочьем носу, а сам уже развалился, нога на ногу, и затолкал в уши маленькие наушнички своего плейера.

Низко загудел мотор, вскипела за кормой вода, и катер с места набрал ход. Лодка заскакала за ним по волнам, как мыльница.

Блинков-младший с Иркой уселись на палубу рядом с папиным шезлонгом – он справа, Ирка слева. А гвардейцы продолжали танцы вприсядку вокруг бутылищи. Кто-то уже заявил, что она весит «трэйнтакилограмо», другие с ним спорили. Наконец пришел штатский человек в белоснежном костюме. Он был очень похож на дона Луиса – такой же маленький, быстрый и решительный. Все расступились. Офицер с кобурой подтянул шорты и заговорил, показывая на бутылищу и повторяя: «Оро, оро». Дона Луиса-2 он называл дотторе.

– А дона Луиса поймали? – спросил Блинков-младший.

Папа удивился.

– Зачем его ловить?

– Ну как же! Он ведь наркобарон!

– Наоборот, – сказал папа, – он прокурор в отставке, его весь Каракас знает. Я, если честно, тоже не сразу разобрался. Слишком уж он секретничал, дон Луис. А потом оказалось, он помогает полиции. Тут один влиятельный человек хотел строить бумажный комбинат. У полиции были кое-какие подозрения: что это за бумажный комбинат посреди сельвы, какие там деревья растут и на что они годятся – на бумагу или на кое-что похуже? Вот и решили потихоньку проверить…

– Прокурор, значит? – потерянным голосом сказал мистер Силкин. – Полиция?!

Папа улыбнулся.

– А ты думал… Ох, Миша, наверное, интересные разговоры ты вел с наркобароном доном Луисом!… Постой-ка! Теперь я кое о чем догадываюсь, – папа строго посмотрел на Блинкова-младшего. – Так вот откуда у моего единственного сына эта недостоверная информация про дона Луиса. И вот почему он убежал.

– Он нечаянно подслушал, – вступилась за Блинкова-младшего Ирка.

– Ну да! И потом, откуда я знал, что мистер Силкин тебе врет? – подхватил Блинков-младший. – «Это мафия, Олег! А у тебя дети, Олег!» Ну, мы и убежали.

– А Миша не врал. Он и сам думал, что работает на мафию, а дон Луис не стал его разубеждать. А когда вы исчезли, очень расстроился, национальную гвардию на ноги поднял, – папа взял Блинкова-младшего за подбородок холодными пальцами и посмотрел ему в глаза.

– Прости, сын, – произнес он торжественно. – Я думал, что ты просто искатель приключений. А ты вступил в борьбу с мафией.

– Ну, не то чтобы в борьбу… – засмущался Блинков-младший.

Мистер Силкин отошел к борту и стоял с таким несчастным видом, как будто собирался утопиться в реке. Он шевелил губами, не то вспоминая что-то, не то повторяя.

– Олег, ты извини, но мне теперь лучше не встречаться с доном Луисом, а денег на обратную дорогу у меня нет, – в конце концов заявил мистер Силкин. Оказалось, он считал про себя. – В общем, полторы тысячи долларов, и Уртика твоя. А ту, которую я тебе отдал, выброси.

Блинков-младший почувствовал, как напряглась папина рука.

– Значит, настоящая у тебя?

– Ну да, растет дома в горшочке.

– Покупаю, – быстро сказал папа, а мистер Силкин еще быстрее ответил:

– Две тысячи для ровного счета.

– Ладно, – согласился папа, – грабь.

И пояснил для Блинкова-младшего с Иркой:

– Дон Луис мне заплатил. Мы же с Вольфом выходили по тем самым местам, и я проверил, что было нужно.

– И билет мне на самолет, – сказал мистер Силкин.

Папа кивнул.

– И деньги за билет сюда, – добавил мистер Силкин. – Если бы не ты, я бы и не прилетел в Венесуэлу.

Папа кивнул еще раз. Тогда мистер Силкин зажадничал:

– Не продам. Она мне, может, самому нужна.

– А я и не куплю, – опомнился папа. Стало видно, какой он больной и усталый. Блинков-младший вспомнил свой с папой разговор на вилле дона Луиса и расстроился. Ничего не поделаешь, из-за вранья мистера Силкина Уртика сарматской принцессы потеряна для науки.

Может быть, ее схарчил богач, которому мистер Силкин продал какой-то росток еще в Москве.

Может быть, она дожидается их на вилле дона Луиса, ведь мистер Силкин и папе отдал какой-то росток.

А может, настоящую Уртику он оставил себе.

Правду знает один только мистер Силкин. Но мистеру Силкину верить нельзя. Он же опять соврет и глазом не моргнет.

– Так и быть, уступлю за полторы, – ныл мистер Силкин. Он понял, что никто с ним связываться не захочет, и сбавлял цену. – А хочешь за тысячу?

По команде дотторе на палубу вынесли примус, точно такой же, какой Блинков-младший притащил из хижины, а мистер Силкин потом утопил в реке. Один гвардеец накачал его и зажег, другой тем временем отплеснул немного ртути в фарфоровую мисочку и поставил ее на огонь. Между собой гвардейцы почти не разговаривали. Было видно, что им не впервой заниматься таким странным делом. А дотторе вытащил из кармана камень, тоже очень похожий на тот, который хранили обитатели хижины.

– Скажи им, что это недоразумение, Олег! – застонал мистер Силкин.

– Ну как я им скажу? Я по-испански знаю два десятка слов, – папа уже начинал жалеть мистера Силкина. – Ничего, Миш, разберутся. Дадут переводчика, объяснишь. Вольфа я бы на твоем месте не просил переводить… А может быть, там и нет никакого золота.

Если бы Блинков-младший не сидел, он бы упал. Откуда золото, при чем тут золото?!

Папа, конечно, видел, что единственный сын готов лопнуть от любопытства.

– Ртутью промывают золотоносный песок, и самые маленькие крупинки золота в ней растворяются, – объяснил он. – Потом ртуть выпаривают, а золото остается. Вон тот камень у дотторе – это пробирный камень. С ним определяют, какой чистоты золото. Если сейчас ртуть выпарят и останется золотой налет…

– …А я скажу, что знать ничего не знал! – перебил папу мистер Силкин. От возбуждения он задыхался и хватал ртом воздух. – Я не знал, что здесь нельзя мыть золото! И я его не мыл! Я просто нашел ртуть! Если в ней золото, я требую мою законную часть!… А в тюрьму я не хочу, – закончил он жалобным голосом. – Я лучше попрошусь в Россию и буду сидеть в нашей родной тюрьме, хотя в здешней гораздо теплее и кормят бананами.

Катер мчался по мутным водам Ориноко, задрав нос, как будто собирался взлететь. Поднятые им волны с шумом накатывались на илистые берега, и вылезшие погреться на солнышке крокодилы от греха подальше плюхались обратно в воду. За кормою плясала белая лодочка. Отвязный пилот Вольф валялся на спине, закрыв глаза и дирижируя неслышным оркестром в наушничках. Блинков-младший без расспросов знал, что Вольф спас его папу, и, если честно, не видел в этом ничего особенного. Вольф поступил по-человечески, вот и все. Мы же люди, и нас еще довольно мало на этой планете. Мы должны помогать друг другу.

Он поймал Иркин взгляд. Глаза у нее были счастливые, а по щекам бежали слезы.

– Ты чего? – спросил Блинков-младший.

– Да так, – Ирка улыбнулась и размазала слезы по лицу. – Просто я подумала, что все уже кончилось.

– Ну что ты! Нам с тобой еще жить да жить! – утешил ее Блинков-младший.

А мистер Силкин добавил, хотя его и не спрашивали:

– Мы еще поборемся!

Глава XVIII

Которая не написана

 Сделать закладку на этом месте книги

ЗДЕСЬ НУЖНО ОПИСАТЬ, КАК НАШИ ЛЕТЕЛИ ИЗ КАРАКАСА В МОСКВУ, НО Я НЕ БУДУ. МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ЭТО НЕ ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО. А ОСОБО ВДУМЧИВЫЕ ЧИТАТЕЛИ, КОТОРЫМ ВСЕ-ТАКИ ИНТЕРЕСНО, МОГУТ ПРОЧИТАТЬ ЗАДОМ НАПЕРЕД ГЛАВУ ТРИНАДЦАТУЮ, ГДЕ НАШИ ЛЕТЕЛИ ИЗ МОСКВЫ В КАРАКАС

Глава XIX

Скромный триумф Блинкова-младшего

 Сделать закладку на этом месте книги

Если кто-то думает, что наших встречали с цветами, оркестром и стихотворными приветствиями от школьников столицы, этот кто-то ошибается. А вдумчивые читатели понимают, что за границу ездят сотни тысяч русских людей, и некоторые, само собой, попадают в опасные переделки. Каждого так встречать – цветов не напасешься, а музыкантам и школьникам придется целыми днями торчать в аэропортах и на вокзалах. Поэтому наших встречали скромно. Только не очень большой броневик, воя сиреной и сверкая четырьмя мигалками, подкатил к трапу самолета, вот и все.

Из броневика выпрыгнул полковник в незнакомой многим оливковой форме и стал бегом подниматься по трапу. Навстречу ему шли пассажиры, толкаясь мелким ручным багажом. Мужчины толкались кейсами, женщины сумочками, а у одной пожилой дамы была кошка в клетке, так она толкалась кошкой. Некоторые стали ворчать, что полковник тут путается под ногами, а ведь они прилетели с чужбины и мечтают поскорее ступить на родную землю. «Успеете, – отвечали за полковника другие пассажиры. – Все ступят, никого назад не отправят. А у военного, может быть, важное правительственное задание».

Полковник не принимал в этом споре никакого участия. Он занырнул в низкую дверь самолета и немного погодя снова показался на трапе. Рядом ковылял высокий худой мужчина, поджимая ногу, закованную в толстый гипсовый валенок. Одной рукой он опирался на палочку, а другую закинул на плечо полковнику.

Пассажиры притихли. Все подумали, что это, наверное, наш контрразведчик-нелегал возвращается на родину, с блеском завершив особо опасную стратегическую операцию. В полном молчании полковник с этим скорее всего контрразведчиком сошли к броневику и скрылись в его стальном кузове. Пассажиры ужасно удивились, когда следом задними в броневик сели двое самых обычных подростков, мальчик и девочка. Дверь за ними сразу же захлопнулась, броневик замигал мигалками, рявкнул сиреной и умчался.

Вдумчивые читатели, конечно, догадались, кто это был. Я только скажу, откуда взялся броневик. Полковник Кузин Иван Сергеевич одолжил его у знакомого банкира. Вообще-то Иван Сергеевич хотел взять лимузин или микроавтобус, потому что в обычной машине старшему Блинкову было бы неудобно со сломанной ногой. Но у банкира все лимузины и микроавтобусы были с утра заняты. «Бери, если хочешь, любой броневик, – сказал он Ивану Сергеевичу. – Им, наоборот, по утрам нечего делать, а вечером они поедут по магазинам собирать выручку». Иван Сергеевич не стал капризничать. «Дареному коню в зубы не смотрят», – сказал он и взял броневик.

Словом, дело было самое обычное. Но среди пассажиров оказалась тетя корреспондента газеты «Столичный отморозок», и она, конечно, рассказала племяннику и про полковника в незнакомой форме, и про неизвестного с ногой в гипсе, и про загадочных подростков, которые уехали с ними в броневике. Племянник моментально во всем разобрался и написал заметку «Золотая нога. По достоверным источникам, сокровища дома Романовых возвращаются из-за границы». Все, что касалось ноги старшего Блинкова, он сдул из фильма «Бриллиантовая рука», а Блинкова-младшего с Иркой назвал генетическими копиями царя и царицы, выведенными в секретной лаборатории одной из латиноамериканских стран.

Надо сказать, что и Блинковы, и Кузины прочли эту заметку, но себя не узнали. Старший Блинков ужасно жалел о том, что летел в одном самолете с настоящими генетическими копиями и не обратил на них никакого внимания.

…Как вы думаете, кто после всех своих славных подвигов доскабливал проклятый потолок?


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Некрасов Евгений Львович » Блин – гроза наркобандитов.