Название книги в оригинале: Некрасов Евгений Львович. Блин и клад Наполеона

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Некрасов Евгений Львович » Блин и клад Наполеона.



убрать рекламу



Читать онлайн Блин и клад Наполеона. Некрасов Евгений.

Евгений Некрасов

Блин и клад Наполеона

(Бриллианты светлейшего князя)

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава I

Болото, полное сокровищ

 Сделать закладку на этом месте книги

Игрушка была классная: пластмассовая рвота с двумя зелеными мухами. Глянешь – с души воротит. Она сминалась в упругий комок, умещавшийся в кулаке. Если надо, ее можно было кому-нибудь подбросить одним незаметным движением. Причем безразлично, на какой стороне она развернется: это была двусторонняя рвота, одинаково противная и сверху, и снизу.

Лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы Дмитрий Олегович Блинков-младший скучал. Он поглаживал рвоту в кармане куртки и ждал подходящего случая.

За окнами электрички в рамке из морозных узоров ехал-покачивался зимний лес. Иногда он раздавался, и в просветах мелькали садовые домики, окруженные голыми заиндевевшими деревьями. «Бежим-бежим, – стучали колеса, – бежим-бежим». Змеились бесконечные провода, и как худенькие озябшие часовые, твердо стояли километровые столбики. Если смотреть назад, они показывали, на сколько ты отъехал от Москвы (на девяносто два километра), а если вперед, – сколько осталось до какого-то большого города, до которого электричка все равно не доедет.

– Повезло вам, господа восьмиклассники! – говорил старший Блинков, мечтательно глядя за окно. – Вы эти каникулы запомните на всю жизнь. Лыжи, природа… Боровок – древний город, исторический. А какой необыкновенный человек Виталий Романович! Универсальный талант, боровковский Леонардо да Винчи!

– Рисует хорошо? – спросил Блинков-младший.

– Нет, рисовать он как раз не умеет. Когда человека сравнивают с Леонардо да Винчи, имеют в виду, что он разбирается в самых разных вещах. Леонардо же не только хорошо рисовал. Он знал все, что мог узнать человек в его времена, и совершал удивительные открытия. Придумал схему вертолета, работал на подводной лодкой, изобрел парашют, только не складной, а вроде палатки на прутьях.

– А Виталий Романович?

– Считайте. В Афганистане он был артиллеристом, офицером – раз. Потом его ранили, и Виталий Романович пошел служить в музей Вооруженных сил, стал военным историком, кандидатом наук – два. Сейчас живет в Боровке, занимается археологическими раскопками и сам реставрирует старинные вещи – три и четыре. А еще он великолепный цветовод – пять. Митек, помнишь черные тюльпаны с красной каймой? Это его сорт, называется «Память Афганистана».

– Я помню, только это было давно, – влезла Ирка. – Прихожу к вам, а на Митькином диване какой-то старикашечка спит весь в цветах. Он их на выставку привозил, что ли.

– Сама ты старикашечка, – обиделся за Виталия Романовича папа. – У него пороху на пятерых! Летом как пойдет с миноискателем – километров по сорок в день.

– А миноискатель зачем?

– Клады искать. Я же говорил, он археолог.

Про клады папа сказал запросто, как про грибы! Чего проще: встал с утра пораньше, пока другие кладоискатели из дому не вышли, и до обеда нашел горшок с золотом…

– Олег Николаевич, вы про настоящие клады?! – громким шепотом спросила Ирка.

– А про какие ж еще?! – изумился папа. – Ребята, вы что, до сих пор не поняли, куда мы едем? В город Боровок! В тот самый! Ира, ты же отличница! Его в школе проходят.

Отличница помалкивала.

– Война 1812 года, – подсказал папа.

Ирка развела руками.

– Вы хотя бы помните, что Наполеон не хотел отступать из Москвы по Смоленской дороге, а Кутузов его заставил?

– Как сейчас помним, – поддакнул Блинков-младший. – Не томи, пап, рассказывай.

И старший Блинков рассказал.


Наполеон был хорошим командующим армией, но плохим стратегом. А как еще назвать полководца, который выиграл много сражений, но проиграл войну и потерял армию?

Осенью 1812 года в пылающей Москве он задал себе вопрос, который должен был задать раньше, когда собирался воевать с Россией. «Ну, хорошо, – сказал себе Наполеон (разумеется, по-французски), – я самый великий, я всех победил, я занял Москву. А что теперь?».

Ответ был один: теперь надо отступать, и не просто отступать, а быстро. Удирать надо из России. Улепетывать!

Армия Наполеона жила грабежом, но это не могло продолжаться долго. Люди еще находили, чем прокормиться, но лошади начали голодать. Каждый день им были нужны тонны овса и сена, а где столько взять? Французы хозяйничали только поблизости от Смоленской дороги, где сами же все разорили. А стоило фуражирам отойти в сторону, как русские встречали их стрельбой или по-простому, по-домашнему – вилами в живот.

Все шло к тому, что армия останется без лошадей, – без артиллерийских тяжеловозов, без средних упряжных и без легких верховых.

Значит, придется бросить пушки и воевать без артиллерии.

Значит, пехота, взорвав повозки с боеприпасами, истратит в боях последний порох и последние пули и останется беззащитной под залпами русских.

Значит, непобедимая кавалерия, потеряв коней, станет плохонькой пехотой, не обученной и не вооруженной для боя в пешем строю.

13 октября в Москве выпал первый снег, торопя отступление французов. Был собран огромный обоз Наполеона с «московской добычей» – награбленным золотом и драгоценными камнями, серебряными окладами с икон и старинным оружием, редкими картинами и книгами. Свои обозы имели и наполеоновские маршалы, свои повозки – офицеры. Да что там! Каждый солдат нес в ранце добычу.

Чтобы не отступать по разоренной и голодной Смоленской дороге, Наполеон повел армию на Калугу. Нагруженные драгоценностями зарядные фуры, госпитальные и провизионные повозки, отобранные у русских кареты, дрожки и крестьянские телеги двигались в несколько рядов. По привычке эту банду продолжали называть «великой армией», а на самом деле она уже превратилась в великий обоз.

В сражении под Малоярославцем русские потрепали грабителей и заставили повернуть на Можайск. Французы двинулись навстречу своей гибели. В поход на Россию выходила шестисоттысячная армия, которую считали лучшей в мире. Здесь она и осталась, почти вся. Пятьсот двадцать семь тысяч французов были убиты в сражениях, попали в плен или замерзли в русских снегах.

Но пока большинство из них были живы. Сгибаясь под тяжестью ранцев, солдаты, наверное, думали, как здорово будет вернуться домой с награбленными сокровищами. Они еще не знали, что из каждых ста человек вернутся только тринадцать.

Колонна отступающих французов растянулась на многие километры. Увязая в грязи, сцепляясь колесами, повозки пробками вставали на пути войск. Падали измученные лошади. И тогда Наполеон отдал строгий приказ: сбрасывать с дороги все, что мешает быстрому продвижению.

Замедлившие ход повозки полетели в реки, озера, болота и заполненные водой овраги. Нерешительных и жадных подгоняла дивизия генерала Жерара, шедшая в арьергарде армии. С дороги сбрасывали даже пушки, которые на войне дороже золота, потому что могут спасти жизни обороняющимся. На переправе через реку Протву генерал приказал отставшим пехотинцам вытряхнуть в воду их набитые драгоценностями ранцы. Вдали уже маячили разъезды донских казаков, поэтому генерал не церемонился.

Весь путь отступавшей французской армии усеян кладами. Найти их в те времена можно было только по случаю, ведь металлоискатели еще не изобрели

Шли годы. Сокровища на дне рек и озер затягивало илом. Осыпались берега оврагов, еще глубже хороня едва присыпанные землей клады. Зарастали проселочные дороги, где проходила «великая армия», и новые прокладывались в стороне от них. Теперь уже никто не знает маршрута наполеоновских войск настолько точно, чтобы прийти и копать, пока не наткнешься на брошенный воз с серебряной посудой. Время от времени клады продолжают находить, но – тоже по случаю.


– А при чем тут Боровок? – спросила Ирка.

Старший Блинков с томительной неторопливостью протер очки, посмотрел их на свет и ответил:

– А при том, что армия Наполеона проходила через него по пути к Можайску. Стоит Боровок у реки Боровки, на обрывистом берегу. В конце октября, когда подошли французы, подъем от реки к городу покрылся льдом. По нему можно было на коньках кататься. Тогда Боровка была полноводной рекой, и армия оказалась в ловушке: мостов нет, единственный брод ведет к подножью горы, а в гору не подняться. Простояли там французы целый день. Искали другие броды, тронулись в обход, по низкому берегу, а он оказался болотистым. Да еще сверху болото подмерзло, а когда обозы вышли на трясину, ледок стал подламываться, и повозки увязли. Одни целиком утонули, с других французы сами сбросили груз в болото, а оставшиеся расстреляли из пушек. Потом гору взорвали порохом, пробили в ней отлогую дорогу и пошли дальше на Можайск…

– А драгоценности в болоте! – охнула Ирка. – Олег Николаевич! Олегчик Николаевич, неужели их никто не пробовал достать?!

– Многие пробовали. Был, например, такой купец Синеносов, который велел прорыть каналы, чтобы вода из болот ушла в Боровку. А вода потекла в другую сторону, и болота стали озерами… Если интересно, вы расспросите Виталия Романовича, он лучше знает, – будничным тоном заключил старший Блинков и стал снимать рюкзаки с полок. – Давайте собираться. Наша станция следующая.

Озера! Клады на дне! Блинков-младший пожалел, что сейчас зима. А что? Ныряет он отлично… Хотя вряд ли сокровища лежат прямо на дне. Их сначала затянуло в болото, а потом накрыло водой. Они глубоко в толще дна. Но все равно стоило бы понырять в этих озерах. Вдруг под водой совсем недавно пробился родничок и размыл донный ил?! Может быть, прямо сейчас он смыл остатки мути, и в подледном полумраке блеснул ободок золотой чаши? Никто не знает об этом, только глупый сонный окунь тычется губами в похожий на рыбий глаз кровавый рубин…

Блинков-младший хотел переглянуться с Иркой, но ничего не получилось. Она смотрела сквозь него на эту чашу, нет, на сундук, на десять сундуков, так набитых драгоценностями, что лопались почерневшие в воде гнилые доски. Рот у нее был разинут, как будто Ирка показывала свое хозяйство доктору «Ухо-горло-нос».

– Скажи «а-а-а», – поддразнил ее Блинков-младший.

Ирка только дернула плечом. Тогда он бросил ей на колени пластмассовую рвоту.

– Убери, – сквозь зубы потребовала Ирка.

Она не испугалась – уже видела. А папа лицезрел рвоту впервые и ничуть не обрадовался.

– Единственный сын, я не понимаю, что это за игра – в рвоту. Как в нее играть?! – сказал он особым воспитательным голосом. Неизвестно, в чем тут секрет (им владеют одни взрослые), только подростки сразу же тупеют от этого голоса. Их тянет ко сну. Они готовы согласиться с чем угодно, лишь бы их перестали воспитывать.

– Ну, как же! Подложить кому-нибудь… – начал объяснять Блинков-младший, хотя было ясно, что папу не интересуют правила игры в рвоту.

– А смеяться-то когда? Что тут смешного – напакостить человеку?! – перебил старший Блинков.

– Юмор для балбесов, – влезла Ирка. – Он ее выменял у Князя. Нашел себе товарища!

Блинков-младший скатал рвоту трубочкой и засунул в тюк со спальными мешками. Он молчал, чтобы не начинать каникулы со ссоры.

– Мне, например, даром не нужна пластмассовая рвота, – ни к кому специально не обращаясь, заметила Ирка. Когда кто-нибудь сглупил, приятно чувствовать себя умной.

Воспитание продолжалось. Пластмассовая рвота выросла до размеров планетарного бедствия.

– К середине двадцать первого века почти совсем не останется нефти, – сообщил папа. – Пластмасса будет стоить, как слоновая кость. Когда ваши дети узнают, что вы изводили нефть на рвоту, они назовут вас дикарями!

– Меня не назовут. Я в такие игрушки не играю, – отмежевалась от Блинкова-младшего Ирка. – А ее что, из нефти делают?

– Можно из нефти, а можно из газа, – кивнул старший Блинков. – Газ дешевле, но его тоже скоро не останется.

– Конечно, если из него рвоту делать, – подхватила Ирка.

Блинков-младший понял, что они не отстанут, и пообещал:

– Я ее выброшу. И своим детям ничего не скажу.

Папа с Иркой обрадовались, что так быстро и правильно его воспитали. Они сразу почувствовали себя замечательными педагогами.

– Каждый может совершить глупость. Главное, вовремя остановиться, – великодушно заметил папа, а Ирка еще великодушнее поправила:

– Да это не Митькина глупость, а тех, кто такие игрушки делает!

Электричка рассерженно зашипела, и торопливый перестук колес – «бежим-бежим» – сменился неспешным «стоп-стоп… стоп-стоп…».

– Митек, тащи лыжи! – спохватился папа.

Блинков-младший сгреб в охапку все три пары лыж и побежал в тамбур. Странно, что больше никто из пассажиров не выходил в историческом Боровке… Вещей у них было много. Прислонив лыжи к дверям, он хотел вернуться, но увидел, что папа и так справился. Один рюкзак он закинул за спину, второй на грудь, как парашют, а тюк со спальными мешками нес в руке. Ирке остался ее чемодан.

Двери разъехались, и прислоненные лыжи с грохотом посыпались на перрон. Блинков-младший выскочил за ними, стал поднимать и оттаскивать, но не успел. Следом шел тяжелогруженый папа. Ничего не видя под ногами из-за переднего рюкзака, он запутался в лыжах и вывалился. Бросаясь на помощь, Блинков-младший увидел, что Ирка застряла в тамбуре. Ей некуда было сойти – не на папу же.

Угрожающе пшикнули двери. Ирка завизжала. И тогда Блинков-младший совершил решительный поступок, навсегда вошедший в семейную историю. С криком «Прости!» он шагнул на папу и, прежде чем двери захлопнулись, сдернул с подножки Ирку вместе с чемоданом.

Само собой, они (то есть Блинков-младший, Ирка и чемодан) рухнули опять же на папу. Больше было некуда. Весь этот сложный бутерброд расползся и перемешался. Получилась куча-мала, в которой было невозможно разобрать, где люди, где рюкзаки, где чьи руки и ноги, а где лыжи с палками.

Электричка рявкнула и умчалась.

– По-моему, уже можно встать, – невозмутимо заметил снизу старший Блинков.

– Неплохо бы, – согласился младший, – но на мне Ирка.

Ирка поворочалась и спросила:

– А кто же тогда на мне?

– Чемодан, – предположил Блинков-младший. – Спихни его.

– Нет, он мягкий. А вдруг это человек? Кажется, за мной старичок выходил. Эй, гражданин! – позвала Ирка.

Гражданин молчал.

– Не видел я никого, – возразил Блинков-младший. – А если даже и старичок, то чего он разлегся? Спихни, и все!

– Не шевелится, – пожаловалась Ирка. – Ой, у него лицо холодное. Может, он умер с перепугу?! ОЙ-ЁЙ-О-О-ОЙ!!!

Ирка ящерицей выскользнуло из кучи-малы, и ледяное лицо мертвеца уткнулось в шею Блинкову-младшему. Он боялся вздохнуть.

И вдруг стало легче. Мертвец скатился. А ЛИЦО ОСТАЛОСЬ!

– Балбес ты, Митяище, – спокойным голосом сказала Ирка. – Вставай. Это же рвота твоя.

Блинков-младший прихлопнул на шее сползающую рвоту и встал. Точно, она.

– А я уже начал привыкать, – сказал папа, протирая залепленные снегом очки.

Снега на платформе было по колено – чистого, нетронутого, если не считать примятого кучей-малой пятачка. Папа нацепил на нос очки, огляделся и заметил то, на что уже молча смотрели Блинков-младший с Иркой.

Платформа стояла в чистом поле. Вдали синела неровная бахрома леса, а перед ней – кучка садовых домиков. Ни одна тропинка не вела к ним, ни одного дымка не поднималось над крышами. По другую сторону платформы был песчаный карьер с какой-то занесенной снегом машиной. Блинков-младший не сразу понял, что это кабина экскаватора. Стрела с ковшом валялась отдельно.

– Меня интересует только одно, – вздохнул папа. – Почему наша электричка остановилась там, где электрички не останавливаются?!

Глава II

Где папа?

 Сделать закладку на этом месте книги

Блинков-младший не сомневался, что все случилось из-за рвоты. Сколько раз он замечал: неприятности ходят стаями, как шпана. Сначала пристанет маленький, потом навалятся большие.

Папа с Иркой не знали всего. «Выменял у Князя»! Как же! Он за эту рвоту влез на второй этаж по водосточной трубе. По готовой оторваться, скрипящей, стылой! Без перчаток, чтобы не скользили руки. Он половину кожи с пальцев оставил на этой мерзлой железяке. За дрянную пластмассовую рвоту.

Князь притащил ее в школу и подкладывал девчонкам. Известно: на дураков не обижаются, особенно если дурак – самый сильный в классе. Все помалкивали, а Князь стал хвалиться, что подсунет рвоту химичке Бяке. Тогда Блинков-младший не выдержал. Пожилую впечатлительную Бяку доводили только последние отморозки. Это было неспортивно, все равно, что первоклассника за уши таскать. Отнять рвоту Блинков-младший не мог и предложил Князю поменяться на любое желание.

Честно говоря, он думал отделаться полусотней щелбанов или кукареканьем под столом – Князю всегда не хватало фантазии. Но тут как назло хватило. На перемене Князь, прихватив свидетелей, вывел Блинкова-младшего во двор и показал на окно директорского кабинета: «Споешь «Жил-был у бабушки серенький козлик». Во-он оттуда». Отказываться было поздно. Блинков-младший влез на карниз и спел. Ему повезло: в кабинете никого не было. Допевая «рожки да ножки», он увидел через стекло, что дверь приоткрывается, и спрыгнул в сугроб.

Если Блинков-младший о чем и жалел, так только о том, что показал рвоту папе с Иркой. Взрослые и девчонки таких вещей не понимают. Рассказать им, что рисковал за рвоту, они стали бы говорить, что Князь взял его на слабо. Хотя на самом-то деле плевать ему было на Князя, пускай бы даже он ходил по школе с плакатом «Блин – слабак». Плевать, и все! А из-за чего он рисковал, Блинков-младший и сам до конца не понял. Не из-за рвоты – это ясно – и не только из-за Бяки…

И вот – мороз, платформа в заснеженном поле и ни малейших признаков исторического города Боровка. А все из-за рвоты! Скомкав ее в кулаке, Блинков-младший размахнулся… И спрятал рвоту в карман. Поймите правильно: эта глупая игрушка была для него, как медаль «За победу над Князем».


– Ну, что приуныли, господа восьмиклассники? – бодрым голосом сказал папа. – Начнем каникулы с лыжной прогулки! Это же замечательно!

«Только не с таким грузом», – подумал Блинков-младший, но промолчал, потому что не был нытиком.

– От станции до Боровка все равно нужно добираться автобусом, а мы срежем: пойдем напрямик… – Папа посмотрел на солнце, посмотрел на часы и уверенно ткнул пальцем в сторону леса. -…Туда, на два лаптя от солнца. Километров пятнадцать, не больше. На лыжах это пара пустяков, даже вспотеть не успеем!

– А почему бы нам не дождаться следующую электричку? – спросила Ирка.

Вместо ответа папа широко повел рукой. Платформа была совсем развалившаяся. Местами из нее вывалились целые плиты. От названия остались только фанерная единица и повисшая вверх ногами буква «М». Было ясно, что и в лучшие свои времена платформа не имела имени и называлась просто «сто какой-то километр». И тогда на ней останавливалась не каждая электричка, а сейчас они вообще не останавливаются.

– А мы помашем машинисту, – упрямо сказала Ирка.

– Видишь ли, Ира, чтобы остановиться, машинист должен заранее снизить скорость. Тормозной путь электрички – метров пятьсот… – начал объяснять папа. Он совсем не умел разговаривать с девчонками.

– Дурында ты, – сказал Блинков-младший. – Тебе электричка такси, что ли? Помашешь, и остановится?

– Сам ты дурындас, – огрызнулась Ирка. Губы у нее плаксиво кривились. – А чемодан я в зубах понесу?!

Словом, каникулы начинались в непринужденной, дружеской обстановке.


Минут через пять маленький отряд двинулся на поиски исторического Боровка. Тяжести из Иркиного чемодана разложили по рюкзакам, а к самому чемодану приделали веревочные лямки, как к школьному ранцу. Ирке даже понравилось.

– Как пушинка, – хвасталась она. (Еще бы, когда чемодан был почти пустой).

И вот они шли. Впереди двугорбый папа с привязанным поверх рюкзака большим тюком со спальниками. Из-за этого тюка его голову не было видно. Казалось, что рюкзак и спальники путешествуют сами.

Папа прокладывал лыжню, а за ним шла Ирка. В походе самых слабых и беззащитных надо ставить в середину. Это знают даже коровы: именно в таком порядке они пасутся. Но Ирке, чтобы не обижалась, сказали, что ее задача – утаптывать лыжню за папой. Из-за этого Ирка задрала нос. Она то и дело оглядывалась на Блинкова-младшего, и по ее разочарованному лицу было видно, что Ирка ждет, когда он отстанет. Тогда бы она сказала: «Эх, ты! Вот я лыжню утаптываю, и то не отстаю!». Или, наоборот, подбодрила бы его: «Вперед, Митяище! Потерпи, еще немного осталось!» – и чувствовала бы себя взрослой и мудрой.

Но Блинков-младший не доставлял ей такого удовольствия. Он бежал за Иркой по пятам. На каждом шаге зеленый носок его лыжины, загнутый кверху, как персидская туфля, догонял, догонял, догонял красный кончик Иркиной, а потом этот кончик вдруг отдергивался и удирал, как живой. Схваченный морозом снег скрипел, свистел и охал, когда его протыкали палками. Было весело мчаться на лыжах, не глядя по сторонам. В Блинкове-младшем каждая кровинка играла, как говорила бабушка. Они играли, кровинки, они бежали наперегонки; зеленые лыжи перемигивались с красными, как огни светофора.

Проложенная папой лыжня врезалась в низкие кустики, засыпанные снегом по маковку. Сверху торчали только редкие спичечные прутики, как будто снег был небритый. Стало темнее; Блинков-младший огляделся и увидел, что они въехали в лес. Заброшенная платформа позади них была размером с мизинец. Пропадая в белом поле, к ней тянулась ровнехонькая лыжня. Папа просто здорово умел держать направление. На его месте Блинков-младший обязательно дал бы крюка.


Лес густел, густел, и даже умевшему держать направление папе то и дело приходилось объезжать совсем уже непролазные заросли. Минут через двадцать он объявил привал.

– Ну-с, господа восьмиклассники, как я погляжу, вид у вас бодрый. Отмахали мы, по моим скромным подсчетам, километров десять, а по нескромным даже больше, и пора бы появиться на горизонте городу Боровку.

Папа достал из рюкзака термос и налил Ирке чаю в пластмассовый колпачок. Ирка отхлебнула и закашлялась:

– Горячий!

– Горячий не холодный, – сказал папа, – остынет. Вон какой мороз заворачивает. К ночи будет градусов двадцать. Если невтерпеж напиться, подсыпь снежку, он здесь чистый.

От снега Ирка отказалась и стала ждать, когда чай остынет. Пар из колпачка в ее руке так и валил. Сквозь лесные хвойные запахи пробивался умопомрачительный аромат чая с лимончиком. Блинков-младший почувствовал, что продрог. Он сейчас все на свете отдал бы, чтобы хлебнуть горяченького, не дожидаясь, пока Ирка освободит колпачок. Ни кружек, ни другой посуды они не взяли – не в поход же ехали. И чаю-то папа налил на всякий случай, чтобы не возить пустой термос. Блинков-младший отвернулся от колпачка в Иркиной руке и сказал:

– Пап, чтобы Боровок показался на горизонте, надо, чтобы сначала показался горизонт, а тут лес кругом.

– То-то и странно, Митек, – ответил папа. – Я хорошо помню карту: здесь нет сплошных лесов.

– Туристические карты бывают неточные, – со знание дела заметил Блинков-младший.

Простое объяснение «заблудились» не приходило никому в голову. Такому человеку, как папа, полевому ботанику, прошедшему тысячи километров по тайге, было бы смешно заблудиться в подмосковном лесу.

– Если бы мы пошли вдоль железной дороги, то сейчас уже были бы на станции, – стал объяснять он. – Но автобусы на Боровок ходят четыре раза в сутки. К пятичасовому мы опоздали бы, а следующий, он же последний, – в восемь вечера.

Было похоже, что папа оправдывается.

– Не маленькие, понимаем, – веско сказала Ирка и протянула термосный колпачок с чаем Блинкову-младшему. – Хлебни. А то смотришь, как жертва стихийного бедствия.

– Подожду, – отказался Блинков-младший.

– Пейте чай, а я сбегаю на разведку, – решил папа. – Пятнадцать минут туда, пятнадцать обратно. Я уверен, что до края леса не больше двух километров. Достаньте спальники, грейтесь.

И папа умчался, роняя снег с низко нависших еловых веток.

– Вот попали-то, – глядя ему вслед, вздохнула Ирка. – А все из-за рвоты твоей!

– Все из-за того, что некоторые как начнут воспитывать, так ничего вокруг себя не видят, – огрызнулся Блинков-младший.

Мороз добрался до потных ног и схватил за пальцы. Самое верное, когда замерзают ноги – покачаться с пятки на носок и попрыгать. Митек расстегнул крепления, сразу оба, шагнул… и провалился по пояс! Он бы никогда не подумал, что бывает столько снега. Хотя в лесу дворников нет, сколько нападало, столько и лежит до весны. Вытащив одну ногу из протоптанного колодца, Блинков-младший ступил на казавшийся твёрдым наст и снова провалился. Снег не держал. По нему можно было только плыть.

– Спасательные работы! – объявила Ирка. – Я буду сенбернаром с бочонком рома, а ты – засыпанным лавиной альпинистом. – Она сунула колпачок с чаем в рот Блинкову-младшему. – Пей.

Митек с благодарностью отхлебнул.

– Какой ты хорошенький! Маленький такой! – умильным голоском сказала Ирка. Присев на корточки, она была вровень с Блинковым-младшим. – А представь, ты был бы лилипутиком. Я бы тебя водила в класс за ручку и не давала никому обижать.

Блинков-младший молча барахтался в снегу, добираясь до своих лыж. После приступа вредности у Ирки начался приступ нежности. Такой уж она человек. Иногда Блинкову-младшему казалось, что он приговорен к Ирке, как к пожизненному заключению. А все из-за того, что когда-то Иркин папа служил с его мамой в контрразведке, и квартиры им дали в одном дворе, только в разных домах…

Ирка поняла, что Блинкову-младшему не до шуток (еще бы, торча в снегу, как морковка на грядке!). Она подогнала палкой Митькины лыжи и сама встала рядом. Улегшись животом на две пары лыж, Блинков-младший потихоньку выкарабкался.


Они долго развязывали заколодевшую капроновую веревку на тюке со спальными мешками, потом грелись, усевшись на рюкзак и накрывшись спальниками.

Из любопытства Блинков-младший проверил одну штуку, которую знал от папы, но сам раньше не видел. Нашел старую ель с низкими разлапистыми ветками, стряхнул снег и, сняв лыжи, протиснулся к самому стволу. Все точно: там была сухая берлога, усыпанная желтой хвоей, такая просторная, что можно было сидеть не сгибаясь. Блинков-младший стал звать Ирку, она отвечала, что боится запачкать в смоле куртку. Но потом ей стало холодно и скучно, и она перебралась к нему вместе со спальниками и термосом.

Они сидели, пили чай и полегоньку пихались для тепла и от нечего делать. В берлоге было темно и одуряюще пахло хвоей. Блинков-младший чувствовал себя бывалым таежным охотником, который бьет белку в глаз, чтобы не портить шкурку. Он стал подумывать, что неплохо бы поцеловаться. Не станет же Ирка отказывать бывалому таежнику.

На часы он посмотрел случайно, потому что задел ими за ветку, и вдруг оказалось, что с тех пор, как ушел папа, прошло больше часа.

Этого не могло быть, потому что не могло быть никогда. Папа не шутил с такими вещами. Если сказал, что пройдет пятнадцать минут и повернет обратно, значит, это и будет пятнадцать минут, а не «еще чуть-чуточку» и не «до вон той елки».

Ирка тоже прекрасно знала старшего Блинкова. Она все поняла, как только Митек посмотрел на часы, и твердо сказала:

– Пойдем вместе.

– Само собой, – ответил Блинков-младший. Расставаться в такой ситуации было нельзя. – Я думаю, как мы вещи понесем.

– На чемодане, – ни секунды не раздумывая ответила Ирка. Иногда она соображала просто здорово.

Пока они сидели в берлоге, погода начала портиться. Ветер скакал по верхушкам елей, швыряясь охапками слежавшегося снега. Ирке досталось за шиворот. Она погрозила кулаком, а ветер в ответ надавил так, что весь лес пригнулся и застонал.

У папы был старый брезентовый рюкзак со шнуровкой по бокам, как на ботинках. Блинков-младший вытащил оттуда веревки, сделал из поясного ремня лямку и привязал к ней чемодан. На чемодане как на санках поехал тюк со спальниками и тяжелый папин рюкзак. Впрягся в него Блинков-младший, а Ирка надела его рюкзак. Они хлебнули для бодрости чайку и так дернули по лесу, что только лыжи трещали по насту.


Скоро папина лыжня пошла под уклон. Блинков-младший перестал чувствовать привязанный к лямке чемодан. Он оглядывался – чемодан бежал за ним, как собачонка, веревка провисла. Еловый лес сменился осинником. Ветер трепал тонкие ветки, как хотел. Обнаглевший чемодан стал наезжать на задники лыж, потому что уклон становился все круче и круче. Блинков-младший с Иркой ехали вниз накатом, отталкиваясь палками только тогда, когда лыжня огибала какой-нибудь кустик.

Осинник редел, редел и кончился. На просторе ветер совсем рассвирепел и гнал в лицо колючие снежные заряды. В сплошной белой мгле впереди светилось большое размытое солнце. На него было не больно смотреть.

Папину лыжню заметало на глазах. Чемодан догнал Блинкова-младшего и устроился на задниках лыж. Раз! – мимо пролетела облепленная снегом коричневая колбаска камыша. Потом камы


убрать рекламу




убрать рекламу



ш пошел сплошной стеной. Похоже, они угодили на замерзшее болото.

И тут лыжня совсем потерялась.

– Па-па! – закричал Блинков-младший. Посмотрел на часы – ровно пятнадцать минут с тех пор, как они вышли со стоянки. Точка папиного поворота.

– П-а-па! Па-а!

– Стой!

Папин голос раздался совсем рядом. Блинков-младший остановился и стал озираться. Как ни сильно мело, но шагов на двадцать вокруг он видел. Вон, Ирка его догоняет.

– Папа!

– Стой, Митек, не двигайся! – непонятно откуда откликнулся папа.

Голос шел как будто из-под земли. Блинков-младший взял поправку на ветер и чуть в стороне увидел занесенный снегом край ямы.

– Папа, ты здесь?

– Под ноги смотри. Яму видишь?

– Вижу.

Блинков-младший потыкал палкой и почувствовал твердый грунт. Снега здесь было по щиколотку – его сметало ветром. Он расстегнул крепления и пошел к папе, ощупывая дорогу палкой.

Яма была глубоченная, в два человеческих роста. Папа сидел на дне среди каких-то гнилых досок.

– Ловушка для слонопотама – печально сказал он. – Очки вот потерял…

Очки Блинков-младший заметил сразу – они завалились за доску. И папа их заметил бы, ЕСЛИ БЫ ПРИВСТАЛ. Мороз пробрался за пазуху и ледяной лапой сжал сердце. Блинков-младший смотрел на папины ноги, зачем-то укутанные курткой. Настоящая полярная куртка была у папы: пуховая, ярко-оранжевая, чтобы далеко видеть ее на снегу. На веселой апельсиновой ткани слабо различался кровавый отпечаток ладони…

Подъехала Ирка и спросила:

– Олег Николаевич, у вас вывих?

– Немного хуже, – не поднимая глаз, ответил старший Блинков.

Глава III

Операция в яме

 Сделать закладку на этом месте книги

Даю вводную, как говорят офицеры на военных учениях. Вам четырнадцать лет. Вы находитесь неизвестно где. На дне мерзлой ямы с отвесными стенками лежит самый родной вам человек (есть еще мама, но сейчас неподходящий момент, чтобы выяснять дурацкий вопрос: «Ты кого больше любишь?»). Темнеет и морозеет, то есть замораживает. А вокруг – ни души, если не считать Ирку, которая уже кривит губы и готова разреветься. Ваши действия?

У кого как, а у Блинкова-младшего сразу возник план. Первым делом он сказал Ирке:

– Не реветь! Без тебя тошно.

Вторым делом сбросил папе тюк со спальниками.

На этом первая часть плана была завершена, а вторую Блинков-младший не успел придумать.

– Пап, что делать-то? – спросил он.

– В город идти, – удивился вопросу папа, посмотрел снизу вверх и понял: – Ты не видишь?

Блинков-младший помотал головой.

– Он же рядом, – убитым голосом сказал папа. – Чуть больше километра до города… А солнце видишь?

– Минут пять назад еще видел.

Папа стал молча распаковывать тюк со спальниками. Говорить было не о чем.


Чуть больше километра до города, но – в какую сторону? По такой погоде можно блуждать часами и замерзнуть в ста шагах от ближайшего дома.

– Собирайте все, что горит, только не отходите далеко, – решил папа. – А как замерзнете, спускайтесь ко мне. Здесь хоть ветра нет.

– А мы потом вылезем? – засомневалась Ирка.

Блинков-младший без разговоров побросал в яму рюкзаки и чемодан. Выбраться – не проблема. И папу можно вытащить хоть сейчас: сцепить две лыжные палки, и он бы подтянулся на руках. Проблема в том, куда потом идти.

Они с Иркой обломали весь камыш вокруг ямы. Ирка придумала воткнуть в снег лыжу и отходить, отходить, пока ее не станет плохо видно, потом воткнуть вторую. Лыжи были маяками, чтобы отойти подальше от ямы, не рискуя заблудиться в пурге.

Сухие промерзшие камышины ломались, как спички. Блинков-младший с Иркой много набрали, но что какое камыш? Трава, сено. Полыхнет и сгорит; теплый воздух улетит кверху, как ему положено по законам физики, а всю земную атмосферу не натопишь.

– У меня уже пальцы не гнутся, – пожаловалась Ирка. – Пошли к Олегу Николаевичу.

Вернулись к яме. Блинков-младший спрыгнул и подставил Ирке спину. Она сползла, цепляясь за край ямы. Когда ее подошвы коснулись Митькиных плеч, голова еще торчала над краем.

– Так и вылезать будем, – сказал Блинков-младший. – А ты боялась.

– Ничего я не боялась… Опускай.

Блинков-младший присел, и она спрыгнула, напоследок даванув по мякоти твердыми каблуками.

Папа, хоть и с больной ногой, успел похозяйничать: сделал подстилку из камыша и, сняв кольца с трех лыжных палок, глубоко вбил их в стены ямы, а рукоятки связал ремешками. Получился скелет палатки. Блинков-младший натянул на него Иркин спальник – он расстегивался и становился как одеяло. Стряхнул успевший нападать на подстилку колючий снег, и под навесом стало совсем хорошо. Папа бросил ему свой огромный экспедиционный нож.

– Митек, вырой ямку, разведи костер.

– Ямку-то зачем? Этой недостаточно? – спросила Ирка, влезая под навес и тесня Блинкова-младшего.

– Сухой рогоз – как порох. А мы на нем сидим, да вы еще вон сколько накидали. Чуть огонь колыхнется, и мы сгорим, – объяснил папа. – А костер в ямке ничего не подожжет, если подбрасывать понемногу.

– Может, ну его совсем? – испугалась Ирка.

Папа сказал:

– Мне нужен кипяток.

– У нас чай остался.

– Мне нужен кипяток, живой, – терпеливо повторил папа. – Давай-ка, Ира, хозяйничай. У меня тут в рюкзаке консервы. И белье сухое приготовь мне и себе.

– Переодеваться?! Не буду! – стала отказываться Ирка. – Мне и подумать-то страшно: на морозе да еще и при Митьке!

– Залезешь в спальник и переоденешься, – отрезал папа. – Какие шутки, можешь насмерть замерзнуть!

Блинков-младший тем временем проковыривал ножом ямку. Странная там была земля: насквозь промерзшая, но не прочная, а ломкая, как вафля. Местами в ней попадались линзочки хрупкого льда, пронизанные тонкими корнями. Скоро Блинков-младший углубился на длину лезвия.

– Быстро копаешь, – удивился папа и растер в пальцах мерзлый ком земли. Земля была бурой, похожей на гнилую щепку. – Торф. Мы на болоте, ребята.

– Разведем костер, и он загорится, – заосторожничала Ирка.

– Да нет, мокрый же торф, – сказал папа, – Он скорее зальет костер, чем сам загорится. Здесь летом не пройдешь, самая трясина. И сейчас-то странно, что эту яму не затянуло жижей. Здесь метра три. Земля в Подмосковье не промерзает на такую глубину.

– Думаешь, ее зимой рыли? – спросил Блинков-младший.

– Именно зимой. И недавно. Когда я упал, снежку было на полпальца. Это потом начало ветром кидать… Скорее всего, эту яму рыли понемногу: выкопают полметра, подождут, пока глубже промерзнет, потом опять копают. Только вот зачем?

Ирка рылась в рюкзаке. Доставала консервы и объявляла:

– Оливки с анчоусами. Перцы жгучие. Ветчина деликатесная. А хлеба нет. Самая походная еда.

– Мы же в гости ехали, а не в поход, – развел руками папа. – Это закуска, а не еда. Я думал, что мы с Виталием Романовичем выпьем по махонькой.

– Ага, и водка имеется. Особенно сейчас это своевременно: выпить и хором спеть «В той степи глухой замерзал ямщик», – с вредным видом заявила Ирка.

– Не ехидничай, Иа-Иа, – сказал папа. – Надо будет – выпьем. И вам налью по чуть-чуть. Мы сейчас не живем, а выживаем… Поищи там в кармане зажигалку.

– В каком? – спросила Ирка.

– Безразлично.

Иа-Иа было Иркино детское прозвище. Она никому не позволяла так себя называть. Блинков-младший подумал, что если бы он сказал «Иа-Иа», то получил бы по шее, а папе – ничего, папе можно.

Ирка зашарила по рюкзачным карманам.

– Здесь зажигалка. И здесь. Зачем столько, Олег Николаевич?

– В рюкзаке должно быть три независимых источника огня, – механически ответил папа. – Давайте-ка, ребята, ускорим темпы, а то мне что-то плохо.

Вот это да! Ни Блинков-младший, ни тем более Ирка никогда не слышали от папы таких слов. Даже когда он однажды разбился на вертолете и сутки пробирался по джунглям со сломанной ногой! Потом они встретили его, закованного в гипс по шею, как рыцарь в доспехи, потому что ребра у папы тоже были переломаны… Ну да что вспоминать? Восьмиклассники стали порхать, как бабочки.

Под папиным руководством Блинков-младший перелил оливки из банки в полиэтиленовый пакет, банку набил снегом и стал растапливать его на костерке. Камышинки прогорали мгновенно. Ирка вспомнила, что на дне ямы были какие-то доски, и раскопала одну из-под снега. Доска была совсем гнилая. Ирка легко разломала ее руками. Гнилушки не горели, а тлели, но все же давали ровный жар.

Когда вода вскипела, папа велел положить в нее бритву. Вообще-то он брился электрической, а в рюкзаке носил опасную, похожую на складной нож с обломанным кончиком. Это была бритва для экспедиций, где нет электричества и магазинов, в которых продавались бы лезвия для станочков. Когда Митек бросил ее в банку с кипящей водой, у него опять холодно сжало сердце. Кровавый отпечаток ладони на папиной куртке так и лез в глаза. Папа заметил его взгляд и прикрыл отпечаток рукой.

– Чуть не забыл, – сказал он и сам отправил в кипяток пробку с воткнутыми в нее швейными иголками. Иголок было три; заранее вдетые в них нитки – черная, белая и зеленая – обмотаны вокруг пробки.

Пробка прыгала в кипящей воде. Блинков-младший ждал, что сейчас папа покажет что-то какое, что раньше не хотел показывать. А папа дотянулся до рюкзака, достал бутылку водки и, лихо свернув ей пробку, отпил из горла.

– Оливку дай, – сказал он, утираясь рукой.

Ирка протянула ему раскрытый пакет с оливками. Глаза у нее стали по блюдцу, рот сам собой разинулся. Старший Блинков почти не пил, ему и без этого было интересно жить.

– Для обезболивания, – объяснил папа, закинул оливку в рот и крякнул. – Ну-с, приступим, помолясь.

И он откинул куртку с ног.

В левой пониже колена торчала здоровенная железяка. Ржавая, острая, изогнутая. Железяка насквозь пробила папе икру. От острия она расширялась и заканчивалась чем-то вроде большой катушки с затянутым ржавчиной отверстием.


Папа двумя руками взял раненую ногу и как чужую переложил ее к ямке с костром. Со штанины посыпались бусинки замерзшей крови. Выше колена нога была перетянута оторванным от рубашки рукавом.

– Режь, – сказал он Блинкову-младшему. – Штанину режь. Да не бритвой, а ножом!

Блинков-младший обтер об колено нож, которым копал ямку, и стал надпарывать шов на штанине.

– Решительней, – поторопил папа. – Воткнул и вспорол.

Не сводя глаз с ржавой железяки, Блинков-младший оттянул штанину, вонзил нож и полоснул.

– Молодец! Теперь с другой стороны… Отрежь половинки – мешать будут, – командовал папа. Когда Блинков-младший отхватил ножом лохмотья штанины, он откинулся на спину и спокойным голосом приказал: – А теперь ты это вынешь. Смелее, Митек. Если потеряю сознание, все равно тащи. Потом похлопаешь меня по щекам, это вызывает прилив крови к голове.

Ирка отвернулась и зажала уши руками.

– Давай, единственный сын, – сказал старший Блинков. – Ждать нельзя, а то я без ноги останусь.

Блинков-младший схватился за железяку и дернул. Он действовал левой, потому что был левша, а правой упирался в папину ногу. И вот под этой правой хрупнуло, а потом железяка пошла легко.

– Отлично! – совсем не изменившимся голосом сказал папа. – Теперь я ослаблю жгут. Крови не бойся. Стакан потерять не страшно, зато она вымоет из раны всю заразу.

Папа развязал рукав рубашки, которым была перетянута нога, и стал смотреть на рану. Кровь ручьями потекла с обеих сторон.

– Все гораздо лучше, чем я думал. Крупные сосуды не повреждены, значит, операция не нужна, – морщась, объявил папа и снова затянул жгут.

– Как ты узнал? – спросил Блинков-младший.

– Ты бы тоже сразу же узнал. Из артерии кровь била бы фонтаном.

– И что тогда?

– Тогда нужно добраться до нее и перевязать ниткой. А так мы просто зашьем. Давай иголки.

Обжигая пальцы, Блинков-младший выловил из горячей воды пробку с иголками. Папа растолок на лезвии ножа таблетку стрептоцида, посыпал рану и начал шить. Оттянет кожу, сделает стежок и завяжет узел. Потом – следующий. По четыре стежка с каждой стороны.

– Ты как Рэмбо, – сказал Блинков-младший. Он перестал бояться.

– Что там Рэмбо, – отмахнулся папа. – Я рядовой сороковой армии генерала Громова. Мы в Афганистане крошили этих рэмб только так. Правда, и они нас тоже.

– Разве американцы там воевали? – удивился Блинков-младший.

– Там воевали наемники со всего света. Как и у нас в Чечне. Страшные люди – наемники. Не потому, что крутые, а потому, что гнилые. Человеку не должно быть все равно, с кем воевать и за что. А они могут сегодня воевать за одних, завтра за других, лишь бы платили.

– А ты-то за что воевал в Афганистане? – спросил Блинков-младший.

– Долго объяснять, – ответил папа. – А если коротко, то не знаю, за что, но воевал вместе со своими. Когда тебе восемнадцать лет, это самое главное: что ты не струсил, не прибавил себе половинку диоптрии, чтобы медкомиссия тебя забраковала по зрению, что ты был со своими ребятами и прикрывал их огнем, а они прикрывали тебя. Я теперь на всю жизнь уверен в себе. Бывают всякие неприятности: обманут, обделят, обидят. А я говорю себе: «В Афганистане легче было, что ли?». И смеюсь над неприятностями.

– У вас все?! – крикнула Ирка. Она так и сидела, отвернувшись и зажав уши руками. А кричала, потому что сама себя плохо слышала.

Блинков-младший оторвал одну ее руку от уха и сказал:

– Все.

Обернувшись, Ирка посмотрела на папину работу и ни к селу ни к городу ляпнула:

– Разноцветными нитками!

– Да, белыми было бы красивей, – признал старший Блинков.


Ирка набралась храбрости и стала обмывать папину окровавленную ногу, макая бумажные салфетки в воду, где кипятились нитки и бритва. Бритву папа выловил, отряхнул и сунул в рюкзак. Там у него было много всякой всячины, которая не вынималась, даже когда папа возвращался из экспедиции и бросал в стирку все вещи. Это и бритва, и три зажигалки, и нож, и зазубренная проволочная пилка, и маленькая аптечка из десятка таблеток, бинта, пластыря и йода.

Йодом рану смазали, бинтом забинтовали. Папа попробовал ходить и сказал, что могло быть и хуже. Главное – он чувствует ногу, пальцы не обморожены.

– Отлично, – повторял он, – отлично! Ну, господа восьмиклассники, давайте устраиваться на ночлег.

– Что вы, Олег Николаевич! Рано еще, семи часов нет, – удивилась Ирка.

– Если рано, включай телевизор, посмотрим… – согласился папа и серьезно добавил: – Наша задача – сберегать силы и тепло.


Сбережение сил и тепла оказалось непростым делом. Над ямой завывал ветер, швыряясь пригоршнями снега. Папа поддерживал костерок из камышин и гнилушек, а Блинков-младший с Иркой, раскрыв над огнем спальник, напустили в него теплого воздуха.

Этот спальник был папин, таежный, с толстой стеганой спиной и капюшоном, похожий на зашитую снизу длинную куртку, только без рукавов. Ирка нырнула в него, застегнулась и стала барахтаться. Она охала, стонала и жаловалась, что ей холодно, холодно-о, холодно-о-о, но все же переоделась в нагретую над костерком футболку. Папа плеснул ей водки на дно колпачка от термоса. Ирка выпила и стала кричать, что ей обожгло весь рот, все горло, все внутренности и… и…

– Тепло, – призналась она. – Счас спою!

Папа растерялся.

– Ира, я тебе капнул двадцать грамм – лечебная доза, с этого захмелеть невозможно!

– Для нас нет ничего невозможного, – ответила Ирка и затянула: – «Я – пленница свобо-оды! Ты – узник светлой тьмы-ы!».

– Теперь твоя очередь, – сказал папа. Он уже достал из рюкзака Митькину рубашку и грел над огнем.

Блинков-младший снял ботинки и штаны в катышках примерзшего снега и юркнул к Ирке в спальник. Ее спина показалась горячей, как печка.

– Ледышка! – закричала Ирка – Об тебя простудиться можно!

Он до упора застегнул молнию на спальнике и стащил с себя свитер и майку. Нагретая папой рубашка была обжигающе горячей.

– А водки ему? – спросила Ирка. – Подпоили девушку, а сами не хочете?

Блинков-младший выпил из протянутого папой колпачка и закусил оливкой, которых терпеть не мог. Водка показалась сначала ледяной, а потом огненной, как расплавленный свинец. Оливка воняла отвратительно, зато жжение сразу стало слабее. Он подумал, что в чем-то взрослые правы: гадость надо закусывать гадостью.


Папа ошибался: с двадцати граммов захмелеть можно, когда пьешь водку в первый раз. Минут пять спустя Блинков-младший полюбил всех на свете. Даже придурков, которые вырыли эту яму, даже Князя и пластмассовую рвоту! Если бы не Князь, не было бы рвоты. Если бы не рвота, папа с Иркой не увлеклись бы его воспитанием и осмотрелись бы, прежде чем выходить из электрички. А если бы не яма, то сейчас они бы скучно пили чай у Виталия Романовича, и не было бы блуждания в метели и этой ранней ночевки на морозе… Только папу жалко.

– Будешь лягаться, выгоню! – сонным голосом предупредила Ирка, хотя Блинков-младший не лягался.

– Намек понял, – ответил он и нырнул в озеро глупого купца Синеносова, к сверкающим на дне сокровищам.

Глава IV

Болотные копатели

 Сделать закладку на этом месте книги

Разбудил их папа.

– Подъем, господа восьмиклассники! Волчье солнышко встало.

В широком капюшоне спальника, где помещались обе головы – Иркина и блинковская, – оставалась щелка для вентиляции. «Молния» там не доходила до конца. Блинков-младший посмотрел в эту щелку и увидел печальную луну с ровно откушенным краем. Небо было чистое, звезды дрожали от космического холода.

– Вылезайте, – поторопил их папа. – Через полчаса будем у Виталия Романовича.

Почему-то он говорил полушепотом.

Блинков-младший решительно расстегнул «молнию». Мороз резанул так, что перехватило дыхание. Он спохватился, что лежит в одной рубашке. И ведь не холодно было, пока не раскрылся.

– Закройте форточку, – сонно пробормотала Ирка.

Папа уже протягивал им нагретые над костерком куртки.

– Одевайтесь. Только тихо.

– А в чем дело? – тоже понизила голос Ирка.

– Да ходят наверху какие-то люди. Мне это не нравится: что им нужно ночью на болоте?

– Пиявок выдалбливать. Ломом, – предположила Ирка. – От бронхита и от гриппа и как там еще поется.

Папа успел собрать все вещи, кроме спальника, в котором лежали Блинков-младший с Иркой. Теперь он дырявил ножом новенький вкладыш в спальный мешок, сшитый из простынки специально для каникул.

– Митек, вылезешь первым и посмотришь, что за люди и как их обойти. Я не хочу, чтобы нас видели. Помощь нам не нужна, а на неприятности можно запросто нарваться.

Папа делал маскхалат! Похоже, он серьезно беспокоился.

С Блинкова-младшего слетели остатки сна. Он вылез на мороз, оделся и, присев на рюкзак, с удовольствием обулся в нагретые на огне ботинки. Сказать в классе, что ночевал на морозе в стылой яме, а ноги теплые, как из домашних тапочек – никто не поверит. Все-таки героический у него папа. Пускай дураки дразнят «ботаниками» заучившихся очкариков. Папа – ботаник, очкарик и ученый, но с ним нигде не пропадешь!

– Встань, руки в стороны.

Папа нахлобучил на голову Блинкову-младшему угол вкладыша и стал затягивать только что приделанные веревочные завязки: вокруг запястий, вокруг щиколоток, на животе… Вкладыш – простыня, только с одного конца зашитая колпаком, – превратился в свободный балахон. Спереди в прорехах мелькала синяя Митькина куртка, казавшаяся черной в слабом лунном свете. Но если упасть в снег, балахон ляжет бесформенными складками, прикроет с головы до пят – в двух шагах не разглядишь.

– Вперед, – сказал папа, присел у стенки и сложил замком руки.

Блинков-младший встал на них, как на ступеньку, папа выпрямился, подкинул его, и – раз! – Митек уже лежал на краю ямы.


Исторический город Боровок был совсем близко. Блинков-младший различал кресты аккуратной, как игрушка, церковки на крутом берегу. За ней вдоль обрыва тянулись какие-то развалины – похоже, руины древней крепости. По пустынной улице проехала машина. Вот и отлогий спуск к реке, сделанный еще наполеоновскими саперами, а сама река… Реки, считай, нет – обмелела. Мост есть, хотя и недостроенный: голые балки без настила. Он тянется далеко над низким болотистым берегом, но под ним – камыши, камыши, камыши почти до самой горы. Между камышами и высоким берегом – узенькая полоска чистого льда. Похоже, это и есть река Боровка, без малого двести лет назад остановившая армию Наполеона. Так, а что с нашей стороны? Где эти ночные гуляки по болоту?

Блинков-младший огляделся и поначалу не увидел ничего подозрительного. В голубых снегах четко выделялись заросли камышей, слишком редкие, чтобы в них мог спрятаться человек. Вдалеке, на пригорке, темнел густой лес, который они сегодня прошли по пути с безымянной платформы. Черные ели сливались с черным небом. На километры вокруг все замерло, как нарисованное. Хоть бы ветер колыхнул камыши – нет…

Таинственные любители ночных прогулок по болоту успели уйти. Если только не затаились, укрывшись маскхалатами, как Блинков-младший.

И вдруг он заметил промельк света. Еще. Еще! Свет ритмично мелькал из-под земли, как будто там копали яму, подсвечивая себе налобным фонариком вроде шахтерского. Нет, почему «как будто»?!

Мороза Блинков-младший не чувствовал. Он встал и прошел вперед шагов двадцать. Подходить ближе было опасно: рано или поздно болотные копатели вылезут из ямы и заметят следы на снегу… Сомнений не оставалось: в яме, такой же, как та, в которую свалился папа, работали двое. Один взламывал мерзлый торф киркой или ломом: его фонарик часто мелькал в такт ударам. А когда торфа набиралось на лопату, второй выкидывал его наверх широким взмахом, черкая лучом своего фонарика по камышам на краю ямы… Непонятно, зачем им копаться на болоте. Добывают торф? Ночью?!

Было бы любопытно еще понаблюдать за ними, но пора подумать и о папе с его раненой ногой. Блинков-младший стал пятиться к яме, которую про себя уже называл своей. Свет фонариков метался по стене. И вдруг на ней, как на черном экране, появилась голова в оранжевой строительной каске!

Человек выкарабкивался наверх по невидимой лестнице.

Блинков-младший упал в снег и пополз к папе с Иркой.

– Засыпайте костер! – прошептал он. – Идут.


Зарывшись лицом в снег до самых глаз, невидимый в своем маскхалате, Блинков-младший остался лежать на краю ямы. Болотные копатели прошли от него шагах в пяти. Митек разглядел на плече у одного легкую алюминиевую стремянку, другой шел с пустыми руками. Фонари на касках они погасили и почти не разговаривали. Только раз тот, что со стремянкой, спросил:

– Как ты видишь, куда идти?

– А я не вижу. Я ухом, – ответил второй.

– На слух?! – изумился первый.

– Не-а. Церковь должна быть за левым ухом.

Они шли к лесу, забирая чуть правее от осинника, который по пути сюда проехали наши. Ни одного огонька не светилось в той стороне.

Когда болотных копателей не стало видно, Блинков-младший поднялся и вышел на еле заметную в темноте цепочку их следов. Лес вдали стоял, как подстриженный, глазу не за что зацепиться. А церковь, действительно, за левым ухом: не сбоку и не за спиной, а посередине. Ориентир не самый удобный – надо все время оглядываться, – но лучше нет.

– Ушли, – объявил он своим.

Папа выкинул из ямы Ирку и вещи, а потом вылез сам. Без посторонней помощи! Одна нога у него была разута. Ирка, улегшись на край ямы, выудила палкой лыжу с ботинком, и тогда стал ясен папин секрет: он прислонил лыжу к стенке и как на ступеньку встал на ботинок.


Исторический город Боровок манил теплыми огоньками окон. Усыпанный чистым снегом, с луной, зацепившейся за купол церкви, он был красивый, как на открытке. Все встали на лыжи и поехали. Папа шел хорошо, только старался подольше скользить на здоровой ноге, а так и не заметишь ничего. Его рюкзак и тюк со спальниками Блинков-младший тащил на чемодане.

Пусть не через полчаса, а минут через сорок-пятьдесят они стояли у двухэтажного бревенчатого дома Виталия Романовича.

Участок у боровковского Леонардо да Винчи был большой, за глухим забором. В доме не горел ни один огонек. Папа подергал калитку. Она даже не шелохнулось.

– Виталий Романович! – крикнул папа и обернулся к Блинкову-младшему с Иркой. – Неудобно может получиться. Я твердо пообещал, что мы приедем сегодня. Похоже, он встретил последний автобус, не дождался нас и поехал на станцию.

– Или спит, – предположил Блинков-младший.

– Не такой он человек, – ответил папа и еще раз крикнул: – Виталий Романы-ич!

В окне на втором этаже распахнулись ставни. Свет не горел, но под луной был отчетливо виден блеск ружейных стволов.

– Что надо? – металлическим голосом спросил «не такой человек».

В морозном воздухе один за другим звонко щелкнули взводимые курки.

Глава V

Без цапли

 Сделать закладку на этом месте книги

– Виталий Романович! – изумился папа. – Это же я, Олег!

– А я – Дедушка Мороз, – хладнокровно ответил боровковский Леонардо да Винчи и захлопнул одну ставню.

– Да что с вами?! – испугался папа. – Виталий Романович, мы же только позавчера по телефону…

Начавшая было закрываться вторая ставня снова распахнулась.

– Латинское название ширяша! – как пароль потребовал офицер-цветовод.

Блинков-младший и русское-то слышал впервые в жизни, а папа не задумываясь выдал:

– Эреморус спектабилис, семейство лилейных.

– Тьфу ты, Олег! – с облегчением крикнул Виталий Романович и тут же снова насторожился: – Ты один?!

– С ребятами, как договаривались.

– Олег, если ты только с ребятами и больше никого рядом нет, скажешь, как по латыни называется кровохлебка, а если тебя «пасут», скажешь, как называется крушина.

– Сангвисорба, – сказал папа.

Ставня лязгнула, закрываясь, и в щели пробился зажегшийся в комнате свет.

– Сейчас открою! – глухо крикнул Виталий Романович.


Ждали долго. Было слышно, как хозяин топает в глубине деревянного дома, гулкого, как гитара, как спускается по скрипучей лестнице и лязгает замками. Тявкнул от усердия крупный, тяжело дышащий пес, заскрипел снег под ногами. Наконец, стукнула щеколда калитки, и Виталий Романович потребовал:

– Заходите по одному.

Первым вошел папа, заранее сняв перчатку для рукопожатия. Да так с протянутой рукой и протопал на лыжах дальше, волоча за собой палки.

Блинков-младший пропустил вперед Ирку. Когда он вошел и втянул на веревке чемодан, стало видно, почему Виталий Романович не подал папе руку. Обе руки у него были заняты: в одной ружье, в другой – огромная оскалившаяся овчарка. Виталий Романович держал ее за ошейник. Собака поднималась на дыбы и рыла снег задними лапами. Она молчала, и это было страшнее лая.

– Закрой калитку, – приказал он. – Проходите.

У крыльца старший Блинков замешкался, снимая лыжи. Ему было трудно присесть на корточки с раненной ногой. Ирка стала ему помогать, а Блинков-младший путался в вещах.

Все это время Виталий Романович стоял, обернувшись к калитке и нацелив на нее ружье. Он вошел в дом последним, вместе с псом, запер дверь и вдруг из настороженного и злого стал очень даже приличным человеком. Как будто маску снял: заулыбался, добро сморщился и бросился снимать с Ирки рюкзак. Пес уселся у двери, зевнул во всю черно-розовую пасть и вывалил язык. Он тоже по-своему улыбался.

– Можно, я его поглажу? – спросила Ирка.

– Сейчас будет можно, – остановил ее Виталий Романович и скомандовал: – Душман, свои!

Душман обнюхал Ирку и Блинковых, и его стало можно не только гладить. Из него стало можно пироги лепить – в такого он превратился милого и приветливого лентяя. Лег, растекся по полу, а когда Ирка почесала ему за ухом, перевернулся за спину и стал валяться.

– Соскучился, – объяснил Виталий Романович. – У меня всегда полно мальчишек и девчонок, только последние дни…

Он замолчал, увидев окровавленные клочья штанины старшего Блинкова. Папа натянул на раненую ногу высокий шерстяной носок, но бинт высовывался из-под него краешком.

– И тебя не пощадили, гады! – взорвался Виталий Романович. – Стреляли?!

– Да никто не стрелял, что вы! – попытался успокоить его старший Блинков. Виталий Романович не слушал:

– Негодяи, негодяи! Ах, Олег, как ты вовремя… Хотя что я говорю, уезжай завтра же! Тебе ребят спасать надо! Я запретил детям ко мне ходить и тебе отправил телеграмму, чтобы ты не приезжал!

– Я не получал телеграмму, – сказал папа. – В чем дело-то?

– Чук и Гек, – непонятно заметил Виталий Романович. – А может, оно и к лучшему… Пойдемте, пойдемте, я все расскажу!

Обняв за плечи Блинкова-младшего с Иркой, Виталий Романович ввел их в большую комнату, которую хотелось назвать залом. Высокая, с двумя люстрами, с камином и десятком светильников на стенах, она вся была увешана старинным оружием!

Блинков-младший так и разинул рот: шпаги, сабли, палаши, кремневые ружья, пистолеты! А еще – какие-то блестящие медные шапки, эполеты с потускневшим серебряным шитьем, форменные пуго


убрать рекламу




убрать рекламу



вицы, нашитые на черные бархатные планшеты, кирасы – нагрудная броня, бабушка бронежилетов.

– Как в музее, – выдохнул он.

– Лучше, чем в музее. Во всяком случае, в нашем, – поправил Виталий Романович. – Я и собираю все это для музея, а им, видишь ли, негде выставить мою коллекцию! У них экспозиция, утвержденная при царе Горохе министром Фурцевой: лапти, прялка, кремневый нож древнего человека, десять самоваров и график повышения надоев… Вот плюну и отдам в Можайск, там с руками оторвут! – ожесточился боровковский Леонардо. – Ладно, ребята, раз вам понравилось, то давайте здесь и попьем чаю. Я вас помню: Ира и Дима, вы меня тоже знаете: Виталий Романович. Церемонию знакомства можно считать состоявшейся, дуйте на кухню, ставьте самовар. Кухня за той дверью, удобства по пути. В ванной газовая колонка; сначала пустите воду, потом газ. Что еще?

– Скатерть, – сказала Ирка, кивнув на голый стол из толстенных темных досок.

– Зачем? – удивился Виталий Романович. – Это не ваша городская фанеровка с полировкой, а русский дубовый стол. По мере загрязнения моется кипятком и скоблится ножом. Вперед, а мы с папой поговорим и его ногу посмотрим.

И он потащил старшего Блинкова к другой двери. Их было в зале четыре: похоже, сюда сходились все коридоры большого дома.

– Минуточку, – остановился папа. – Митек, Ира, вы, как поставите самовар, помойтесь, и не под душем, а в горячей ванне. Надо мороз из костей выгнать. Боюсь, простудятся, – объяснил он Виталию Романовичу. – Шесть часов на дне ямы проспали.

– Какой ямы?

– Да смешно сказать: в километре от города…

И они ушли.

Блинков-младший с Иркой переглянулись и поняли друг друга без слов.

– Но самовар поставить надо, – сказала Ирка. – И в ванну воды налить.

– Ты первая, – предложил Блинков-младший.

– Ага, – согласилась Ирка и юркнула в дверь, за которой скрылись старший Блинков с Виталием Романовичем.

Митек остался один. Было поздно объяснять, что он имел в виду «ты первая ставь самовар, а я первый буду подслушивать». Он поплелся на кухню.


Самовар оказался электрический. Это не то, что обычный, который надо топить шишками. В электрический налил воды и включил… И с газовой колонкой в ванной Блинков-младший легко разобрался, хотя раньше таких не видел. В большой белой коробке, похожей на увеличенный почтовый ящик, тлел голубой огонек, а внизу был рычаг. Блинков-младший сначала пустил воду, как велел Виталий Романович. Повернул рычаг чуть влево – огонек стал меньше. Повернул вправо, и вспыхнули газовые горелки, как в духовке. Бежавшая из крана вода моментально стала горячей.

Блинкову-младшему так захотелось в ней растянуться, так захотелось, что он и растянулся, не дожидаясь, когда наполнится ванна. По спине побежал озноб. Может быть, папа сказал и не вполне научно, зато верно: из костей выходил мороз. Все-таки здорово они намерзлись!

Ванная комната у Виталия Романовича была огромная, не то, что в городских квартирах. А что ему? В своем доме как захотел, так и сделал. И Оружейный зал, и второй этаж, и большую ванную. Да хоть бассейн!… Не сказать, что все это выглядело богато. Блинкову-младшему приходилось бывать в миллионерском особняке. Дом Виталия Романовича там не приняли бы и в сараи. Но все же боровковский Леонардо был не обычным военным пенсионером. Клады он ищет. С миноискателем, – вспомнил Блинков-младший. Похоже, старинное оружие – из этих самых кладов.

– Митек, ты в каком виде? – постучалась Ирка.

Блинков-младший задернул розовую детскую занавеску с утятами и крикнул:

– Входи!

Занавеска колыхнулась от сквозняка.

– Все ясно, – объявила Ирка. – У Виталия Романовича пропал товарищ по прозвищу Ник-Ник, а перед этим он где-то раскопал пушку без цапли…

– Без цапли?

– Ага, без правой. Они так говорили: «пушка без правой цапли». Пушка тоже пропала. Догоняешь, почему Виталий Романович боится? Человек нашел пушку, потом раз – ни пушки, ни человека. Чья теперь очередь?

– Если цапля еще раньше пропала… – начал Блинков-младший.

– Очень остроумно. Я хохочу, – мрачным голосом сказала Ирка. – Тормоз ты, Митяище! Прикинь: Виталий Романыч последний, кто знает про пушку. Его могут убрать как опасного свидетеля! Теперь понял?

– Чего ж не понять? Само собой, если кто видел, как правая цапля бросила пушку и ушла, то левая должна убрать свидетеля. Элементарно, Ватсон.

– Вот привязался к этой цапле! Если ты такой умный, то сам бы и подслушивал, а меня в ванну пустил! – обиделась Ирка. Как будто не сама побежала подслушивать.

Блинков-младший не стал спорить.

– Сейчас выйду, а ты пока проверь самовар. И на стол накрой: это женское дело.

– Тиран, – сказала Ирка, – деспот. Рано я пообещала выйти за тебя замуж!

Митек нырнул в воду и забулькал. Пообещала она! А ее просили?!


Когда он вынырнул, Ирки не было. Сквознячок раскачивал занавеску. И дверь не закрыла, вредина!

Пушка без цапли… Блинков-младший был уверен, что речь идет о старинной, наполеоновской пушке. Ведь тем и славен город Боровок, что французы побросали здесь часть своих обозов и, наверное, пушки.

А что за цапля в таком случае? Какое-нибудь заводское клеймо. Может, на одних орудиях выбивали двух цапель, правую и левую, а на других – по одной. А пушка без правой цапли считается особенно редкой. Ведь у коллекционеров как? Скажем, есть две почтовых марки с одинаковым рисунком, только одна красная, а другая синяя. Красных напечатали миллион, а синих – сто штук, поэтому синие ценятся выше… А может, цапля – совсем даже не цапля, а какая-нибудь железка? Как журавль: есть птица, а есть колодезный журавль, ведра с водой поднимать… Нет, бесполезно гадать. Одно ясно: спрашивать про цаплю сейчас нельзя, а то Виталий Романович с папой сразу догадаются, что их подслушивали.

Мимо ванной прошла Ирка, балансируя постукивающими друг о друга чашками.

– Митек, выметайся!

Мыться с мылом было лень. Блинков-младший так разомлел в горячей воде, что насилу встал, вытерся и оделся.


Папа с Виталием Романовичем уже вернулись в Оружейный зал. Самовар на столе был окружен замысловатыми чашечками на ножках, блюдечками, вазочками, тарелками и большими блюдами. На каждом, понятно, лежало что-нибудь вкусное, иногда одинокая ложечка варенья. Просто Ирке понравилась старинная посуда, и она устроила выставку.

На краю стола валялась железяка, проткнувшая папе ногу.

– Поздравляю с ценной находкой. У меня такого нет, – говорил Виталий Романович, кивая на витрину с ружьями, затянутую изнутри тонкими проводками охранной сигнализации.

Блинков-младший посмотрел и сложил два и два: железяка была штыком от старинного ружья! В витрине красовалось четыре почти таких же, только начищенных, сверкающих льдистым блеском.

– Немного погнулся, – заметил он.

– Нет, – покачал головой Виталий Романович, – он специально погнут… Год определить затрудняюсь. Факт тот, что это, во-первых, не багинет, а во-вторых, штык для ружья, заряжавшегося с дула. Значит, конец восемнадцатого, начало девятнадцатого века.

– А что такое багинет? – спросила Ирка.

– Во времена царя Петра штык имел на тупом конце что-то вроде железной пробки и вставлялся прямо в дуло. Это и был багинет. Не самое удачное изобретение, – заметил Виталий Романович. – Со вставленным багинетом нельзя ни выстрелить, ни зарядить. Потом к багинету приделали сбоку вот такое колечко, – показал он, – и получился почти современный штык. Его надевают на ствол ружья снаружи. У некоторых штыков кончик отводили чуть вбок, потому что ружья тогда заряжались с дула. Представляете, что могло получиться? Солдату нужно со всего маха вбить пулю шомполом, а тут штык торчит. Он мог сильно поранить руку. А изогнутый штык почти не мешает заряжать. Просуществовали такие кривые штыки лет сто. Когда появились ружья, которые заряжаются сзади, с казны, отгибать кончик штыка стало не нужно. То есть по всему выходит, что этот штык – времен войны 1812 года.

– Хорошо сохранился, – сказал папа. – Пролежал почти двести лет…

– В болоте все хорошо сохраняется, – ответил Виталий Романович. – Мне случалось находить кирасу с целыми кожаными ремнями… А знаешь, Олег, сдается мне, что ты провалился В ТУ САМУЮ ЯМУ.

Старший Блинков только пожал плечами. Мол, полна чудес великая природа, и каких только ям в ней нет: бывают и ТЕ САМЫЕ, и совсем даже не те.

Притихшие восьмиклассники позвякивали ложечками в чашках. Всем своим видом они показывали, что их нисколько не интересуют ямы.

Запах тайны сгустился. Они по-разному пахнут, тайны. Эта отдавала морозом, гнильцой оттаявшего торфа и старой позеленевшей бронзой пушечного ствола.

И все-таки, при чем тут цапля?!

Глава VI

Рыжее Существо в ватных штанах

 Сделать закладку на этом месте книги

Сначала Блинков-младший подумал, что это сон. Еще бы, когда на коленях у него лежала волчья голова!

За окном серело ленивое зимнее утро. Тикали ходики, где-то далеко протарахтел трактор. Волчья голова была тяжелая. Она щурилась и смешно морщила нос, показывая совсем не смешные клыки. «Душман», – вспомнил Блинков-младший и потянулся к голове рукой. А Душман рыкнул и вдруг, вцепившись зубами, потащил на себя спальник.

Ну-ну, подумал Блинков-младший и стал ждать, чем это кончится. Спальный мешок – не одеяло. Когда ты в нем, его с тебя не стянешь.

Душман старался. Стянуть спальник С МИТЬКИ не удавалось, зато он успешно тянул спальник С МИТЬКОЙ на пол. Раз! – и ноги свесились с дивана. Душман передохнул и приступил к средней блинковской части.

Тут дело пошло не так легко, потому что средняя часть потяжелей, да и Блинков-младший вцепился руками в валик. Ему вовсе не улыбалось шмякнуться с дивана. Упрямо сопя, Душман пятился, пятился и отвоевывал сантиметр за сантиметром. Блинков-младший держался так, что ныло под ногтями, но все равно понемногу сползал.

Когда средняя часть уже балансировала на краешке, готовая свалиться на пол, пес вдруг замер. Его большие уши вздрагивали, ловя какие-то неслышные для человека звуки. Блинков-младший воспользовался моментом и потащил край спальника из псиной пасти. Душман с неохотой разжал зубы. Он прислушивался. Теперь и Блинков-младший расслышал, что в прихожей топают – похоже, сбивая снег с ног.

– Витальроманч! – крикнул незнакомый тонкий голос.

Душман вскочил и убежал. (Хочется добавить «ни слова не говоря», и я уже это сделал. Хотя, разумеется, знаю, что собаки не разговаривают, даже когда им очень нужно. А жаль).

Митек втянул ноги на диван, откатился к спинке и задремал.


Второе пробуждение было еще чуднее первого. Открыв глаза, он увидел у себя в ногах что-то курносое, веснушчатое, остриженное «под ноль». На круглой ушастой голове пробивалась рыжая щетина. Если бы это была не голова, а мужской подбородок, можно было бы сказать, что ОНО не брилось дня три.

Рукава застиранной олимпийки ЭТОГО болтались на бледных руках, слишком уж птенечьих для парня. Приподнявшись над подушкой, Блинков-младший посмотрел ниже. Там были взрослые ватные штаны, стянутые на поясе ремешком. Худенькое ОНО торчало из них, как цветок из горшка.

– Проснулся, – заметило ОНО. – Ты к Витальроманчу в гости?

Без всякого сомнения, ОНО было человеком, причем умевшим разговаривать и знавшим Виталия Романовича. С дальнейшими выводами Блинков-младший решил не торопиться. Про себя он пока что назвал ЭТО Рыжим Существом.

– Нет, я сам в дом забрался, – ответил он. – Переночевать негде было.

РС (Рыжее Существо) кивнуло, молча соглашаясь: мол, всякое в жизни бывает.

– Теперь Душман фиг нас выпустит. Придется Витальроманча ждать. Не знаешь, куда он поехал?

– Откуда мне знать?

– Да, москвич, влипли мы с тобой, – заключило РС. – Если бы Витальроманч собирался в магазин или еще куда по городу, то пешком бы пошел. А он в машине уехал, значит, далеко. Может, на весь день. Или на два…

– Откуда ты знаешь, что я москвич? – спросил Блинков-младший, надеясь, что РС ответит, к примеру, «догадалСЯ» – тогда оно парень, а «догадалАСЬ» – ясно, девчонка.

– По вещам видно. Москвичи богатые, – без зависти сказало РС, мусоля пальцами блинковский спальник. – Мешок-то с собой принес?

– Ага. Я же не знал, найдется для меня постель или нет, – ответил правду Блинков-младший. Спальники заставила взять мама: «Виталий Романович одинокий человек, а вы едете втроем, на целую неделю»… Все ворчали, даже предусмотрительный папа, а вышло, что спальники спасли их от простуды, если не от гибели.

– Наверно, тепло в мешке спать, – заметило РС. – И дров меньше уходит. Что я ненавижу, это дрова пилить! Колоть тоже не радость, если суковатые. – Оно стало загибать пальцы. – И воду носить с колонки я терпеть не могу, и поросенка кормить, и особенно за ним убирать.

Последний палец загнулся, и вышел маленький костистый кулак.

– Воняет он сильно, поросенок, – доверительно сообщило РС, разглядывая кулак, словно в первый раз видело. – Уберешь за ним – надо мыться, а мыться – надо сперва дров напилить и воды наносить. А вы в Москве ручек не запачкаете!

Кулак повис в воздухе. РС раздумывало, не стукнуть ли москвича за несправедливость жизни. Блинков-младший сто раз слышал такие разговоры и знал, как отвечать.

– В глаз дать легко. Труднее сделать, чтобы никому не приходилось пилить дрова и таскать воду.

РС вздохнуло и смущенно засунуло кулак в карман своих великанских штанов.

– У нас газа нет. Был бы газ, тогда конечно. Сделать отопление по всему дому, как у Витальроманча – красота!

За дверью что-то клацнуло, заскреблось, она распахнулась на всю ширину, и ввалился Душман. Он толкал дверь, встав на задние лапы, а когда опустился на все четыре, то сразу весь оказался в комнате.

– Душман! – обрадовалось РС, без опаски ухватило пса за холку и стало трепать.- Душманка, вражина! Ты что меня из дому не пускаешь?

Душман беззлобно ворчал.

– Если ему сказали «Стеречь!», нипочем не выпустит. Войти – пожалуйста, а выйти – фиг, – объяснило РС. – А у меня поросенок некормленый. Мать узнает – выдерет! В тот раз поленом кидалась.

– Ну уж – поленом! – не поверил Блинков-младший.

РС повернулось к нему спиной и задрало олимпийку. Под лопаткой переливался старый, пожелтевший с краев синяк. Отпущенный Душман встряхнулся, приводя в порядок всклокоченную шерсть, отошел и лег на пол.

– А все потому, что газа нет. Где бы она полено взяла, когда с газом дрова не нужны!? С газом все люди добрые, – одергивая олимпийку, мечтательно вздохнуло РС. – И с водопроводом, конечно.

Блинков-младший знал дрянных людей, которых не вылечили от злости ни газ с водопроводом, ни машина с дачей. Но возражать не хотелось. Пусть лучше РС надеется, что газ все исправит в его (или в ее) жизни.

– Взять Витальроманча, – продолжало РС. – Вот кто добрый! Приходи к нему, когда хочешь, делай, что хочешь, только не ломай ничего. А что ему злиться-то, Витальроманчу, когда все есть?

Ого! Блинков-младший понял, что угодил на золотую жилу. Если РС запросто ходит к «Витальроманчу», оно, наверное, кое-что знает о загадочных делах боровковского Леонардо. Например, что такое пушка без цапли и почему из-за нее пропал товарищ Виталия Романовича.

– Действительно, что ему злиться, – поддакнул Блинков-младший и как бы между прочим добавил: – Вот и с Ник-Ником он душа в душу…

– Душа в душу?! Кто тебе сказал?! Да если хочешь знать, Ник-Ник у Витальроманча спер драгунскую кокарду, а свалил на меня! – возмутилось РС. – Тоже мне, нашел маленького мальчика!

Ага, девчонка! Хотя нет, парень тоже мог так сказать. Кто же ОНО такое, в конце-то концов?! Спрашивать в лоб не стоило: еще обидишь…

– Ник-Ник тоже не маленький мальчик, – заметил Блинков-младший. Когда хочешь что-нибудь выведать потихоньку, не задавай вопросов, а просто ГОВОРИ ПО ТЕМЕ, если даже нечего сказать. Мели, что в голову придет: «Как же, Ник-Ник!», «Еще бы, Ник-Ник!», «Ник-Ник, он такой!». В ответ РС обязательно выложит что-нибудь про Ник-Ника и само не поймет, что ты подвел его к этому разговору.

И РС поддалось на уловку:

– Коллекционеры, они хуже маленьких! Ник-Ник прямо на кусочки лопался, что у Витальроманча две такие кокарды, а у него ни одной. У него инфаркт был, у Ник-Ника. Или инсульт. В общем, спать не мог. А как он пушку нашел, тогда, конечно, Витальроманча стала жаба сосать.

– Пушку? Настоящую?! Врешь! – подначил Блинков-младший.

– Я?! Вру?! – обиделось РС. – Да он при мне хвастался Витальроманчу! Бронзовая пушка без какой-то там штуки. Бабка говорит, перед войной две такие нашли. Спустили синеносовские озера, а они торчат из торфа.

Вот это был удар!

– КАК СПУСТИЛИ?! – взревел Блинков-младший.

Мечты о кладе рухнули. Если озера купца Синеносова давным-давно спущены, то что получается? Озерное дно, скрывавшее сокровища из французских обозов, стало сушей. Приходи любой с лопатой и выкапывай! Конечно, там ничего не осталось!

– Плотину какую-то взорвали, Боровка и обмелела. Хотели торф добывать, – объяснило РС и уселось на любимого конька. – Торф много куда годится. Скажем, насушил его и топи печку. Конечно, не газ, но и не дрова. Главное, его пилить не надо. И колоть.

– Говоришь, «хотели»? – уцепился за слово Блинков-младший.

– Угу. Ничего не вышло: были озера, стали болота. И Боровка – одно слово, что река, а так, считай, болото.

Блинков-младший перевел дух. Целы французские клады! В болоте лежат, дожидаются.

Он улыбнулся, а РС обиженно скуксилось и кончиками пальцев поправило щетинку на голове. Жест был девчачий.

– Извини, я не хотел над тобой смеяться, – сказал Блинков-младший. – А кто тебя так оболванил?

– Сама. Я же рыжая, – шепотом сообщила РС, как будто Митек не видел. – А бабка говорит, если стричься, волосы темнеют. Каштановые будут! – похвасталась она, кокетливо вертя головой.

Тут на глаза РС попались часы, и она помрачнела:

– Мать придет через полчаса, а у меня…

– Знаю, поросенок некормленый. Вот сама и покормит, – перебил Блинков-младший. Ему не понравилась эта мать, которая швыряется поленьями.

– Что ты, она же с ночи! Сейчас отдежурила в больнице, поспит и к часу пойдет в поликлинику. Медсестра она. Бьется на двух работах, а мы с бабкой у ней на шее сидим и ноги свесили, – объяснила РС чьими-то чужими словами: у нее даже голос изменился. – Так что прости, москвич. Я уже и штаны Витальроманчевы надела… Дай пять.

Блинков-младший протянул руку. Девчонка сунула ему в ладонь что-то угловатое и заставила сжать кулак.

– Это вроде подарка. Не подумай чего – я его сама нашла.

Не успел Блинков-младший сообразить, при чем тут штаны, как она вскочила и кинулась на прорыв!

Душман был начеку. Одним прыжком перелетев комнату, он вцепился ей в толстую ватную штанину! Но девчонка успела выскочить в коридор и тянула на себя дверь, прищемляя псу морду.

– Душманка, пусти!

Крак! – порвалась штанина.

Хлоп! – Душман с клоком ваты в зубах шмякнулся на хвост, и дверь захлопнулась.

Щелк! – а это задвижка.

– Москвич! – крикнула из коридора девчонка. – Дверь не ломай, Душман этого не любит! Скажи Витальроманчу, что телеграмму я отправила, сдача в прихожей – не вздумай свистнуть, я проверю! А штаны потом зашью.

Блинков-младший разжал кулак. На ладони, впившись в кожу наполовину отломанным ушком, лежал орденский крестик. Вид у него был такой, словно крестик долго и разнообразно использовали по хозяйству: распрямляли на нем гвозди, сковыривали пивные пробки, подкладывали под ножку стола.

Хлопнула входная дверь. В окно было видно, как девчонка бежит через двор. Купленное на вырост длинное пальто черкало по сугробам. В снегу отпечатались автомобильные шины; след вел к воротам. Ясно, как РС поняла, что Виталий Романович уехал на машине… И папа с ним: к гаражу шли две цепочки взрослых следов. Скорее всего, Виталий Романович повез его в поликлинику, обрабатывать раненную ногу. Значит, скоро вернутся.

Душман выплюнул вату и с печальной мордой улегся, положив голову на передние лапы.

– Надули нас, братец, – сказал ему Блинков-младший, снова устраиваясь поспать. А что еще делать взаперти?


Загадок не убавилось. Была пушка без цапли, было непонятное исчезновение Ник-Ника, а что стало? «Бронзовая пушка без какой-то там штуки». Что в лоб, что по лбу (хотя бронзовая – нелишняя подробность: значит, Блинков-младший не ошибался, пушка старинная).

И еще: Ирка говорила, что Ник-Ник – товарищ Виталия Романовича. Но РС так не считает, и Блинков-младший с ней согласен: товарищи у товарищей кокарды не воруют.

Что же получается? Отношения у них неважные. Но папе Виталий Романович сказал (а Ирка подслушала), что Ник-Ник ему товарищ. Почему?

Глава VII

Под присмотром Душмана

 Сделать закладку на этом месте книги

В третий раз за нынешнее утро его разбудила Ирка, умытая, причесанная и розовая.

– Митек, вставай! Ты от кого заперся?

– Ага, – поддакнул Блинков-младший. – С той стороны заперся, а потом влез в окно. В заклеенное. Шутка.

– А кто же тебя? Скажешь, Виталий Романович или папа?

– Да была тут одна. Рыжая, в чужих штанах.

– Штаны в коридоре валялись, я убрала, – подтвердила Ирка и, забыв об РС, затараторила: – Митяище, какая тут посуда, какие штучки военные! Вот раньше была форма – гусары, драгуны! Блеск! Пойдем посмотрим!

– Неудобно, – стал отказываться Блинков-младший.

– Ха, неудобно! Во-первых, все двери открыты. Во-вторых, мы под присмотром Душмана. Он знает, что нам удобно, а что неудобно. Мне кажется, у Душмана приказ: поднять нас, накормить и провести экскурсию.

– И песенку спеть на ночь? – засомневался Блинков-младший.

– Может быть. Вечером увидим, – невозмутимо ответила Ирка.

Услышав свою кличку, Душман подошел к ней, приласкался и вдруг повторил свой фокус со спальником. На этот раз он застал Блинкова-младшего врасплох. Дернул и стащил с дивана.

– Я же говорила, у него приказ нас поднять, – заметила Ирка. – Пойду на кухню. Одевайся.

Она ушла, а Душман с умильной мордой уселся рядом с барахтавшимся на полу Митькой. В уголке огромной пасти повисла слюнка. Душман облизнулся и по-щенячьи тявкнул. Блинков-младший понял, что ему и на самом деле было дано такое приказание, и теперь пес ждет награды за то, что так хорошо его выполнил.

– Молодец, – сказал он и потрепал Душмана по лобастой башке.

Да, овчарка – это вам не любая другая собака. Овчарки – собачьи мудрецы. Они только разговаривать не умеют, а так понимают все.


Пока восьмиклассники уминали поджаренную Иркой яичницу, Душман деликатно лежал в углу кухни. У него там было две миски, и обе пустые.

– Надо ему что-нибудь дать, – решила Ирка. Нашла в холодильнике колбасы и отрезала ломтик. – Душман, служи!

Пес изумленно поднял одну бровь и отвернулся.

Ответ был яснее ясного: «Что я тебе, комнатная собачка, что ли? У меня служба посерьезнее, чем на задних лапках ходить!». Смущенная Ирка бросила колбасу в миску. Душман взял ее зубами и переложил в другую, а пустую миску стал гонять по полу носом.

– Пить хочет, – догадался Блинков-младший и налил Душману воды.

Пес напился, закусил колбасой и стал ждать, когда позавтракают люди.

Потом он повел наших по музею Виталия Романовича. Как настоящий экскурсовод, шел впереди и распахивал двери. Чего там только не было! Старинная посуда, иконы, чаши и лампады, фигурки из нежного просвечивающего мрамора, чернильницы и песочницы, ордена и военные значки, старинные конские уздечки с бляхами, подгнившие и аккуратно подшитые новой кожей.

В Оружейном зале, где вчера пили чай, Блинков-младший не удержался: снял с крючков в витрине пистолет с серебряной насечкой. Душман тут же оказался рядом и уселся в полушаге от Митьки, присматривая, как бы он чего не сломал или не свистнул.

Пистолет был в идеальном порядке. Он так и сверкал сталью, серебром насечек и красноватым лаком деревянных частей. Если присмотреться, на металле были видны оспинки, вроде мелких дырок на сыре. Только винт и пластинка, которыми зажимался кремень, выглядели совсем новенькими. Блинков-младший понял, что пистолет, как папин штык, почти двести лет полежал в болоте, а потом его восстановил какой-то мастер – не сам ли Виталий Романович?

Следующая комната подтвердила его догадку. Душман впустил их туда неохотно: сначала сел на пороге и рычал, а потом вдруг передумал и уступил дорогу. Здесь у Виталия Романовича была мастерская. Все инструменты, которые Блинков-младший только видел в своей жизни и которых не видел никогда, висели на стенах или лежали на полочках. Под каждым был нарисован черной краской его силуэт. Снимешь со стены, к примеру, молоток, а силуэт напомнит, куда его повесить, когда он перестанет быть нужен.

В длинной пластмассовой коробке, накрытой стеклом, Блинков-младший увидел папин штык. Он отмокал в какой-то жидкости и был уже не бурым от ржавчины, а черным. Митек приподнял стекло и понюхал. Жидкость воняла отвратительно. У него заслезились глаза.

– Пойдем, – заторопила его Ирка. Ей было неинтересно.


Бродя по комнатам, они совершили открытие, поразившее Ирку в самое сердце: у Виталия Романовича не оказалось телевизора. У Митькиных занятых родителей телик тоже был не в почете, они если смотрели, то новости да время от времени какой-нибудь фильм. Но чтобы совсем! Не иметь! Телика!

– Ну, пойдем хоть погуляем, – упавшим голосом сказала Ирка.

– Сначала у Душмана отпросись, – посоветовал Блинков-младший.

Ирка решила, что он шутит. Улыбнулась, вышла в прихожую… И тут Душман подтвердил, что гулять не велено. Улегся поперек двери и рыкнул, подняв шерсть на загривке.

– Я тебя предупреждал. Думаешь, почему рыжая от него драпала в ватных штанах? – стал объяснять Блинков-младший и вдруг увидел на подзеркальнике какие-то бумажки, придавленные горстью мелочи. Рыжая говорила о телеграмме. Не о той ли, которую не получил папа?

Блинков-младший посмотрел – так и есть: почтовая квитанция и записка. «ОЛЕГ ЗДЕСЬ ЖАРКО ТЧК НЕ БЕРИ ДЕТЕЙ САМ ЛУЧШЕ НЕ ПРИЕЗЖАЙ ШПАГИН». Почерк был взрослый, бегущий, а ниже приписано круглыми девчачьими буквами: «ВР! С Можайска забыла, отправила сегодня с нашей почты. Ничего? Полина».

«Из Можайска», – механически поправил про себя Блинков-младший. Ох, Полина, очень даже «чего»! Опоздала телеграмма. Вот почему Виталий Романович вчера вспоминал Чука и Гека. Маленьким мальчикам доверили папину телеграмму, а они ее потеряли. Рыжей Полине тоже доверили телеграмму, только не получить, а отправить. А она что сделала?!

Так, так, А ЗАЧЕМ ОТПРАВЛЯТЬ ТЕЛЕГРАММУ, КОГДА В ДОМЕ ТЕЛЕФОН? Да не самому, а через Полину, и не из своего города, а из соседнего?

Блинков-младший побежал в Оружейный зал.

– Ты что?! – бросилась за ним Ирка.

– Сейчас. Надо кое-что проверить.

Телефон стоял на камине, а рядом – растрепанная брошюрка «Боровковская городская телефонная сеть». Блинков-младший уже интересовался, перелистывал. Номера в историческом Боровке были четырехзначные – маленький город. А когда город маленький… Он раскрыл брошюрку на первой странице – так и есть! «Междугородняя связь – 08», автоматической нет.

На всякий случай Блинков-младший набрал «08». Отозвался сонный голос телефонистки, он извинился и положил трубку.

– Да в чем дело-то? – теребила его Ирка.

Блинков-младший не торопясь уселся за дубовый стол и спросил:

– Ир, ты хорошо помнишь, что Виталий Романович говорил: «Ник-Ник мне товарищ»?

– Конкретных слов не помню, – с умным видом ответила Ирка, – но из контекста я сделала вывод, что они товарищи и даже друзья.

– А точнее?

– Виталий Романович его балбесом называл. И еще темнилой. «Доигрался Ник-Ник!» и все такое. Он по-настоящему беспокоился, понимаешь? Ну, как если бы я пропала, и ты бы орал: «Где эта Ирища-дурища?!». А на самом-то деле ты меня любишь?!

В Иркином голосе слышался вопрос.

– Конечно, – ответил Блинков-младший, потому что это была правда. А Ирка из девчачьей вредности сказала:

– А тебя и не спрашивают. Еще бы ты меня не любил!

– Любовь зла, полюбишь и козла, – заметил Блинков-младший, чтобы сохранить мужское достоинство.

Следующие пять минут Ирка гонялась за ним по всему дому и лупила куда ни попадя «Боровковской городской телефонной сетью». Было не больно, а весело, потому что вся телефонная сеть Боровка умещалась на полусотне страничек. Это вам не Москва. С Московской телефонной сетью шутки плохи! Примчавшийся на шум Душман вертелся под ногами и лаял. Ему не нравился беспорядок в охраняемом доме.

В конце концов Ирке самой надоела беготня. Она загнала Блинкова-младшего обратно в Оружейный зал и потребовала:

– Кончай темнить! Рассказывай, а то еще не так врежу!

– Да что тут рассказывать? Ничего особенного, – еще немного потянул время Митек и объявил: – Можешь не верить, но здесь идет криминальная война. Есть версия…


То, что Виталий Романович кого-то боится, доказывать не надо. Стоит вспомнить вчерашнюю встречу: науськанного на незваных гостей Душмана и ружье с взведенными курками. Можно возразить, что это нормальная осторожность человека, у которого дома хранится столько всяких ценных штук. Но все, что было потом, только подтверждает: ВИТАЛИЙ РОМАНОВИЧ НЕ ОСТОРОЖНИЧАЕТ


убрать рекламу




убрать рекламу



, А ИМЕННО БОИТСЯ, причем не случайных грабителей.

Взять его телеграмму. Это же мольба о помощи! Если бы Виталий Романович на самом деле не хотел, чтобы папа приезжал, он бы нашел, что написать. «Извини, болею, приезжай летом» или что-нибудь в том же духе. А он сообщает: «ЗДЕСЬ ЖАРКО». Разумеется, не о погоде, зимой-то. «Жарко» говорят о войне: жаркий бой, жаркая схватка. Это «афганец» пишет старому знакомому, тоже «афганцу». «НЕ БЕРИ ДЕТЕЙ» похоже на приказ, а «САМ ЛУЧШЕ НЕ ПРИЕЗЖАЙ» – на просьбу и предупреждение. «Детей не привози, а сам – как совесть подскажет. Лучше не приезжай (а приедешь – будет хуже)».

Здесь жарко. Так жарко, что пропал Ник-Ник вместе с найденной им пушкой.

Так жарко, что Виталий Романович боится позвонить в Москву, потому что телефонистка может подслушать.

Так жарко, что и телеграмму он пытается отправить из Можайска, чтобы ее не прочли на боровковской почте.

Так жарко, что, как только Виталий Романович увидел папину забинтованную ногу, он первым делом спросил: «Стреляли?». (Разве мало других возможностей нечаянно поранить ногу? Почему же сразу «стреляли»?!).

Это уже кое-что говорит о его противниках.

Они достаточно сильны или достаточно богаты, чтобы запугать или подкупить людей на почте и на телефонной станции.

Они способны подстрелить ни в чем не повинного человека только за то, что он едет к Виталию Романовичу.

Во всяком случае, так считает сам Виталий Романович, а ведь он – боевой офицер и не стал бы паниковать из-за пустых подозрений.

Короче говоря, ОН СТОЛКНУЛСЯ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППОЙ!


– Это все? – спросила Ирка.

– Пока все, – с достоинством подтвердил Блинков-младший.

Он гордился собой. По нескольким слабым зацепкам построить в общем-то неплохую черновую версию… Не зря он считал себя лучшим сыщиком из всех восьмиклассников Москвы, и с этим не спорила даже мама (если кто не знает, подполковник контрразведки)! Да он размотает это дело только так! И Ник-Ника найдет, и пушку, и цаплю, если только ее не стащили двести лет назад!

И тут Ирка спустила его с небес на землю.

– Может, ты и прав, Митек – сказала она. – Даже скорее всего прав. Но тогда нас отправят в Москву сегодня же!


Блинков-младший не успел ответить (да и что тут было отвечать?). Во дворе коротко вякнул гудок машины. Он бросился к окну и увидел старый армейский «Уазик» с брезентовым верхом. Припадая на раненую ногу, к дому шел папа, а Виталий Романович с кем-то еще закрывал ворота. Этот кто-то, третий мужчина, был одет в новенькую дубленку. Ворота он толкал двумя пальцами, боясь запачкаться.

Душман подкатился к хозяину, заюлил, заплясал на задних лапах. Для порядка он оскалился на третьего и тут же начал его обнюхивать – похоже, Виталий Романович подал команду «Свой!». Третий опасливо отдергивал руки.

Он стоял спиной к Блинкову-младшему, а когда обернулся, Митек узнал человека, которого совсем не ожидал здесь увидеть.

Глава VIII

Корреспондент «ЖЭ»

 Сделать закладку на этом месте книги

Корреспондент газеты «Желтый экспресс» Игорь Дудаков жил в Иркином доме. Раньше Блинков-младший часто бывал у него и даже отвозил дудаковские статьи в редакцию. Он гордился знакомством с настоящим журналистом.

Потом сыщицкая судьба свела его с Дудаковым в ночном клубе. Корреспондент «ЖЭ» угощался со стола грязных бизнесменов и преступников. Это не было ошибкой: Дудаков прекрасно знал, кто ему в тарелку подкладывает и в рюмку подливает. В ту ночь он сам привез в клуб свежий номер «Желтого экспресса», где писали об этих негодяях.

Блинков-младший видел все, а Дудаков его видеть не мог, потому что Митек прятался в сундуке фокусника. Не спрашивайте, как он туда попал и как вообще подростка пропустили в ночной клуб. Хороший сыщик знает многое о многих, а о нем самом знают немногие и мало. Жалкое лизоблюдство Дудакова осталось тайной. Блинков-младший перестал его уважать, но никому ничего не рассказывал.

А теперь Дудаков с Виталием Романовичем, догнав прихрамывающего папу, входили в дом.

Ясно, это папа вызвонил из Москвы знакомого корреспондента. Зачем? Блинков-младший мог только догадываться. Бывает, что статья в газете останавливает преступников. Если двести пятьдесят тысяч читателей узнают о пропавшей пушке, ворам будет нелегко ее продать… Все бы хорошо, только просить помощи у таких, как Дудаков – все равно, что охотиться с шакалом. Ты считаешь, что вы с ним идете на медведя, а шакал может передумать и пойти с медведем на тебя. Блинков-младший решил глаз не спускать с Дудакова.


В Оружейный зал ввалился Душман. Он вилял хвостом и оглядывался – звал за собой. Стали слышны голоса: Виталий Романович и Дудаков продолжали разговор, начатый, похоже, давно.

– Французская, системы генерала Грибоваля.

– По слогам, – попросил Дудаков. – Гри-бо-валя, в середине «о» или «а»?

– «О». Как русский Грибов, только на конце «аль».

Они вошли, притиснув друг друга в дверях. Дудаков подсовывал Виталию Романовичу к губам карманный диктофон.

– А почему без цапфы?

– Отпилили. Так их портили, чтобы врагу не достались.

Блинков-младший уничтожающе посмотрел на притихшую Ирку. Вот тебе и «пушка без цапли»! Сама ты цапля!

– Виталий Романович, а что такое цапфа? – влезла Ирка.

– Действительно, объясните попроще, для читателей, – поддакнул Дудаков с таким видом, как будто сам был выдающимся специалистом по цапфам.

– Цапфы – это два выступа на стволе пушки, справа и слева. Ствол на них качается вверх и вниз, и можно брать прицел выше или ниже. А без цапф прицелиться невозможно, – Виталий Романович уселся за стол, потрогал холодный самовар и красноречиво взглянул на Блинкова-младшего. Митек сделал вид, что ничего не понял. Уйти от такого разговора?! Вот уж нет!

– Ладно, перерыв! – улыбнулся Виталий Романович. – Дмитрий, покажи гостю, где удобства, и ставь самовар. Ира, накрывай на стол.

– И то верно, – согласился Дудаков и щелкнул кнопкой диктофона. – Соловья баснями не кормят!


Митек проводил «соловья» в уборную, поставил самовар и понес на стол посуду. Ирка нагрузила ему целый поднос. Было страшно споткнуться и кокнуть все разом.

Когда он вернулся в Оружейный зал, папа сидел рядом с Виталием Романовичем. Вид у него был неважный: лицо серое, глаза блеклые, и даже очки на носу сидели криво.

– Болит? – посочувствовал Блинков-младший.

– Да не особенно. Плохо, что много крови ушло. Мне же сегодня рану чистили.

– Надо тебе отлежаться, Олег, – заметил Виталий Романович.

Видимо, этот разговор он заводил не в первый раз, потому что папа только упрямо мотнул головой и сказал Блинкову-младшему:

– Вот что, единственный сын. У Виталия Романовича большие неприятности. Хотели мы отправить вас с Ирой домой, а мама опять уехала в командировку. Иван Сергеевич сейчас работает здесь поблизости, в Можайске. Это Иринин отец, – объяснил он Виталию Романовичу, – командует группой физической защиты в налоговой полиции… Сколько езды сюда от Можайска?

– Смотря какая погода, какая дорога и какая машина, – рассудительно ответил боровковский Леонардо. – Если как сейчас, то на «Уазике» я бы доехал за полчаса, а на обычной легковушке можно и засесть. У нас редко убирают снег.

– У Ивана «Нива», пробьется по снегу. Лучше бы ему не мотаться к ребятам в Москву, а ночевать в Можайске, тогда в крайнем случае можно будет его вызвать. – Папа обернулся к Блинкову-младшему. – И выходит, что и оставлять вас здесь нельзя, и сдать в Москве некому.

– Вот и уезжал бы с ними, – сказал Виталий Романович.

– Нет, – отказался папа. – Нет, и все. Если бы я получил вашу телеграмму, то еще подумал бы, ехать сюда или нет. Но я уже здесь, я все знаю! А вы мне предлагаете спрятаться за детей и за свою болячку. Никогда я так не поступал и не собираюсь. Что обо мне сын подумает?

– Что ты хороший отец, – подсказал Виталий Романович, глядя на Блинкова-младшего.

Митек отвернулся. Может, хорошие отцы и бегают от опасностей. Тогда его папа плохой. Но ему такой нравится.

– Это кто хороший отец? – спросил, входя, Дудаков. Диктофон у него был наготове.

– Да мы тут Митьку немножко повоспитывали. А вообще говорили про Ник-Ника, – папа уводил разговор в сторону, и Блинков-младший понял, что он тоже не очень-то доверяет Дудакову.

– Ах, темнило Ник-Ник! – подхватил Виталий Романович. – Вот, значит, где он эту пушку нашел!

– Где? – поинтересовался Дудаков.

– А откуда, по-твоему, взялась яма, в которую Олег свалился?! Тут и думать нечего: Ник-Ник в этом месте выкопал пушку.

Вошла Ирка и с каменным лицом поставила на стол самовар. Обиделась, что разговор идет без нее.

– А ушки на макушке, – понял Виталий Романович. – Не прислушивайся, я и так скажу. Есть у меня товарищ, Николай Никифорович, сокращенно Ник-Ник. Неделю назад он раскопал французскую пушку. Приходил ко мне, показывал фотографии, а потом исчез! Дома его нет, соседи ничего не знают, и я, честно говоря, уже не надеюсь, что он жив. Не представляю, что могло случиться, но морозы сейчас такие, что замерзнуть недолго… Ходил я в милицию, а там говорят: «Мало ли, куда человек уехал. Он же не обязан вас предупреждать. Кто вы ему? Не родственник и даже не сосед». Словом, не знаю, что делать, и за свою жизнь боюсь. Я единственный, кого интересует судьба Ник-Ника, а исчезну – будет тишь да гладь. Кому-то, видно, этого хочется.

– Почему вы так думаете?! – насторожился Дудаков. Его рука с диктофоном дрожала.

– У меня за последние три дня отказали тормоза в машине – раз, – стал перечислять Виталий Романович. – Обнаружилась утечка газа – два. Хорошо, Душман меня поднял с постели, а то бы я или отравился, или взлетел на воздух. А вчера вечером кто-то кидал через забор мясо – три. Душман, конечно, есть не стал – не так воспитан. А соседский кот сдох!

Блинков-младший прихлебывал чай и слушал. Испорченные тормоза, утечка газа – почти верная смерть. Душман спас хозяина, и его пытались отравить. Да, случайностями это не назовешь. Неужели она такая ценная, эта пушка, что из-за нее погубили одного человека и хотят погубить второго?!

– А дорогая эта пушка? – как будто специально для Митьки спросил Дудаков.

– Не знаю, не продавал, – сухо сказал Виталий Романович. – Самое обидное, что пушку-то, скорее всего, украли не из-за ее исторической ценности, а просто как бронзовую болванку, продать и переплавить на дверные ручки!

Ну вот, ответ получен. Момент был неподходящий для улыбок, и Блинков-младший нагнулся к столу, чтобы никто не увидел, как у него сами собой расползаются губы. Бронзовая болванка – хороший куш для пьяницы, только зачем ему человека похищать? А братва, способная похитить человека, не замарает белых ручек о металлолом. Не сходится… А ЕСЛИ НИК-НИК И НЕ ДУМАЛ ИСЧЕЗАТЬ? Яма-то не одна! Пускай та яма, в которую провалился папа, осталась от пушки. Тогда КТО ПРОШЛОЙ НОЧЬЮ КОПАЛ ВТОРУЮ?!

– Виталий Романович, а у Ник-Ника нет оранжевой каски? – с замиранием сердца спросил Блинков-младший.

Боровковский Леонардо внимательно посмотрел на него, вскочил со стула и быстро вышел. Все молчали. Дудаков с громким щелчком выключил диктофон, чтобы не тратить пленку.

– Какая еще каска? – спросила Ирка.

Блинков-младший никому не говорил ни про то, что болотные копатели были в касках, ни про вторую яму. Просто к слову не пришлось. Вчера ночью никого не интересовало, чем они занимались и что у них было на головах. Ушли – и хорошо.

Не успел он ответить Ирке, как Виталий Романович вернулся с фотокарточкой и строительной каской, очень похожей на те, которые были на болотных копателях.

– Она, – подтвердил Блинков-младший. – И еще у них были налобные фонарики.

– Фонарики! Конечно, фонарики! Есть у нас фонарики! – Виталий Романович забегал по комнате. – Ну, Коля, ну, конспиратор! Где ты его видел?!

– Он яму копал. Шагах в ста от нашей.

– А зачем из дома-то уходить?! Нет-нет, чепуха! Это не он! Ты лицо не разглядел?! – Виталий Романович шлепнул на стол фотокарточку. – Он копал? Он?!

Боровковский Леонардо покраснел и вспотел. Блинков-младший редко видел, чтобы взрослый так волновался. Понятно: речь шла о жизни человека! Или о каком-то оскорбительном обмане – если Ник-Ник был одним из болотных копателей… На фотографии он сидел верхом на своей пушке, еще не очищенной от налипшей мерзлой земли, седой, улыбающийся, перепачканный, и двумя пальцами держал у груди что-то блестящее (похоже, нашел это рядом с пушкой).

– Не разглядел, – с сожалением ответил Блинков-младший. – Фонарик же на лбу, а лицо в тени, под козырьком. А потом они вообще фонарики выключили… Виталий Романович, а что это у него за штука?

Боровковский Леонардо поднес фотографию к очкам, потом, наоборот, очки к фотографии. Митек заглянул сбоку – очки сильно приближали, он различал ногти на пальцах Ник-Ника. Но блестящая штука пустила зайчик в объектив фотоаппарата и выглядела белым пятном.

– Монета, судя по размерам, – решил Виталий Романович.

– Клад?! – вскинулся Дудаков. Митьке показалось, что он задергал ушами, как Душман.

– Да нет, про клад Ник-Ник сказал бы, а он все пушкой хвастался: «Находка века!». В раскопах часто попадаются одиночные монеты, пуговицы, пряжки – миноискатель их не пропускает.

Блинков-младший рассматривал фотографию. Пейзаж вокруг Ник-Ника был знакомый: заснеженные камыши. Краешком виднелась перевернутая каска – снял, чтобы сфотографироваться.

– Виталий Романович, а зачем вам каски?

– Скажем, меня трижды засыпало в раскопе, а уж головой бился – без счета. Когда и сам себя стукнешь по лбу черенком лопаты. Раскоп же роется узенький, еле-еле протиснуться. Если находка ценная, тогда разрываешь все вокруг. А чаще всего докопаешься до какого-нибудь ржавого корыта и пойдешь дальше.

– Техника безопасности, – вставил Дудаков. И тут Митьку осенило:

– А где вы взяли свои каски?

– В магазине… – Боровковский Леонардо приуныл. – Действительно, с чего я решил, что ты видел Ник-Ника? В магазине любой мог купить каску.

Блинков-младший так не думал. То есть, конечно, МОГ купить любой. Но кто КУПИТ? Зачем? Строителям их выдают бесплатно, а кладоискателей не так уж много. Если спросить в магазине, наверняка окажется, что каски покупают плохо… СПРОСИТЬ В МАГАЗИНЕ! Боровок – город маленький, и продавец, скорее всего, помнит своих покупателей если не по имени, то в лицо!

Теперь Блинков-младший знал, что делать. Если, разумеется, их с Иркой не отправят в Москву.


Дудаков, услышав, что «находку века» можно продать разве что на дверные ручки, потерял всякий интерес к судьбе Ник-Ника. Он увлеченно копался в банках с вареньем, пробуя по ложечке того-другого, и вдруг спросил:

– Виталий Романович, а сколько стоит ваша коллекция?

Боровковский Леонардо поморщился и заглянул в прозрачное окошечко диктофона. Пленка не крутилась.

– Не включай, – предупредил он. – Вообще, Игорь, когда будешь писать, пожалуйста, обойди этот вопрос. А то у нас в районной газете напечатали: «Французские эксперты оценили собрание Шпагина в триста тысяч долларов», и ко мне в тот же день залезли воры.

– Что-нибудь украли?!

– Пытались. Душман их задержал.

– А что, правда коллекция стоит триста тысяч? – не отставал Дудаков.

Виталий Романович помолчал и нехотя ответил:

– Раз в пять дороже… Знал бы ты, Игорь, как тяжело с такой коллекцией! Всякие жуки вроде этих французов ходят, уговаривают продать, запугивают: «Сгорит дом – ни с чем останетесь!». Живу, как сторож. Ночью захочешь форточку открыть – звони на пульт охраны: «Отключите сигнализацию». Вот погоди, сделают в музее ремонт, и я все туда отдам!

– И не жалко будет?! – удивился Дудаков.

– А тебе не жалко печатать в газете свои статьи? – вопросом на вопрос ответил Виталий Романович.

– Но я же для этого и пишу!

– А я для этого и собираю.

У Дудакова перекосило рот.

– Я пишу за деньги. И все люди работают за деньги…

– …Кроме меня? – досказал Виталий Романович. – Теперь я понял. Тебе обидно, что какой-то старый дурак сидит на миллионах, а сам одно пальто носит по десять лет. Вот ты на моем месте пожил бы!

– Да, – признался Дудаков. – Не обижайтесь, но, по-моему, это глупо. Вы могли бы жить в каменном особняке, отдыхать за границей, ездить на «Мерседесе», а вместо этого караулите свои старые железки.

– ОЧЕНЬ старые железки, – уточнил Виталий Романович и снял с витрины пистолет, который сегодня утром рассматривал Блинков-младший. – Например, вот эта железка изготовлена в Париже в 1779 году. По закону я ей хозяин: захочу – продам, захочу – сломаю. Но по совести нельзя распоряжаться историческими ценностями, как нам хочется. Мой прадед еще не родился, а этот пистолет уже был. Меня не будет, а он останется. Какой же я хозяин? Это все равно, что Душманкины блохи сказали бы: «Мы – хозяева собаки». Я только один из хранителей, которых у этого пистолета будут еще сотни! А по-настоящему он принадлежит госпоже Истории. Моя коллекция собрана по здешним лесам и должна остаться в Боровке. Если бы музей мог ее купить, я бы продал. Но музею дают на весь год меньше денег, чем стоит один этот пистолет. Значит, придется мне подарить коллекцию и остаться без «Мерседеса» и отдыха за границей. Я так считаю.

Дудаков сидел со злым красным лицом.

Его переспорили. Но это не значило, что его убедили.

Глава IX

В двух шагах от загадки оранжевых касок

 Сделать закладку на этом месте книги

Папа долго решал, куда девать лишних подростков, и в конце концов объявил:

– Господа восьмиклассники, придется вам пожить в Москве одним. Вечером Виталий Романович отвезет вас с Игорем на станцию, посадит в электричку, и езжайте. Дня два-три вы продержитесь и без взрослых, а там видно будет.

«Там видно будет» могло означать что угодно. Или мама приедет из командировки, или Ник-Ник найдется. Или папа с Виталием Романовичем победят преступников, или преступники победят их. Вслух об этом папа не говорил, но Блинков-младший понял и так.

Конечно, ему не хотелось бросать своих в такой опасный момент. Если бы на каждое «тебе еще рано» он отвечал «Есть!» и шел играть в песочек, то не стал бы лучшим сыщиком из всех восьмиклассников Москвы! Но еще Митек знал, что спорить со взрослыми бесполезно. Зато можно ими управлять, если знаешь, как.

Он быстро нашел слабое место в папиных планах: Дудаков! Днем корреспондент «ЖЭ» будет занят с Виталием Романовичем. Блинкову-младшему с Иркой придется ждать, хотя они прекрасно доехали бы до Москвы и без такого защитничка. А там стемнеет, в безлюдных электричках появятся хулиганы… Если вдруг Дудаков решит остаться в Боровке, то восьмиклассников ни за что не отпустят одних. Сутки будут выиграны, а дальше – как получится.

Беда в том, что Дудаков ни в какую не хотел оставаться. Он приехал с большой сумкой, значит, собирался заночевать. Но, услышав об отказавших тормозах, утечке газа и отравленном мясе, здорово струхнул. Виталию Романовичу еле удалось вытащить корреспондента «ЖЭ» на прогулку по Боровку, и то Дудаков настоял, чтобы они взяли с собой Душмана. При этом он с видом знатока говорил:

– Собакам нужны длительные прогулки, чтобы у них очистился кишечник.

Блинков-младший с Иркой тоже пошли. Ирке хотелось посмотреть исторический Боровок, а у лучшего сыщика из всех восьмиклассников Москвы были свои причины, о которых он помалкивал.


И вот они гуляли. До крыш засыпанные снегом окраинные улочки Боровка были совсем деревенские, с бревенчатыми домами и огородами. Трубы дымили. Ветер загибал дымные хвосты, и казалось, что весь город тронулся в путь, как уходящий в ледовое плавание караван пароходов. Душман купался в сугробах, гонял посторонних собак и вообще развлекался. А Виталий Романович показывал боровковские достопримечательности: три церкви, библиотеку, открытую писателем Короленко, и все остальное.

Всем остальным в городе лет двести подряд владело семейство купцов Синеносовых. Их особняки занимали весь центр: в одном теперь был кинотеатр, в другом городское начальство, в третьем музей, в четвертом школа, в остальных просто жили. У отдела милиции слонялись кошки, тревожно дергая носами. До революции там был синеносовский рыбный магазин, и запах копчений навсегда впитался в стены.


Бродили долго. Блинков-младший запутался и не смог бы сказать, в какой стороне дом Виталия Романовича, в какой – река. Улица уперлась в полуразрушенную кирпичную стену с аркой. За ней виднелись какие-то заснеженные развалины, а дальше земля обрывалась, и совсем далеко чернела щеточка леса.

Люди и пес вошли под арку и очутились на обрывистом берегу реки. Развалины казались остатками крепости. Они тянулись вдоль берега на полкилометра, местами разбитые в щебень, местами почти целые. В сохранившиеся узкие бойницы не пролезла бы и кошка.

– А это наш позор, – вздохнул Виталий Романович и, встав у обломка стены, развел руки. Размаха не хватило: стена была толще. – Три аршина, больше двух метров! – со страдальческим лицом сообщил он. – Синеносовские лабазы, построены в восемнадцатом веке. А в двадцатые годы двадцатого века кому-то пришло в голову их взорвать, чтобы добыть кирпичи. Взорвать взорвали, а кладка такая прочная, что кирпичи раскалываются, но не разбираются! Так все и бросили…

Сгорбившись, боровковский Леонардо побрел вдоль берега. Напуганный Дудаков озирался, словно ожидал увидеть за каждым углом по киллеру, и жался поближе к Душману, которого тоже побаивался.

У спуска к реке руины были разобраны. Уцелевшие стены из старинного коричневого кирпича тут и там рябили свежими оранжевыми заплатами. Окна были забраны коваными решетками, новенькая железная крыша пускала солнечные зайчики.

– Вот, полюбуйтесь! – Виталий Романович подвел своих экскурсантов поближе, и Митек увидел чудную вывеску:

Скобяные, колониальные и прочие товары

купца первой гильдии Синеносова

Портрет купца красовался тут же. Нос у него был нормального цвета, а синим – только кафтан (а может, камзол, архалук или епанча – Митек в этом не разбирался). Голубую ленту на груди осыпали нечетко нарисованные медали.

– Двойной самозванец, – заметил Виталий Романович с той непонятной гордостью, которая заставляет людей хвастаться всякой дрянью: «Разве у тебя синяк? Вот у меня СИНЯК!!».

– Интересно, интересно! – встрепенулся Дудаков. – Почему двойной?

– Если бы кто-то из настоящих Синеносовых осмелился напялить голубую ленту через плечо, его забрали бы даже не в полицейский участок, а в сумасшедший дом. Голубая лента – знак ордена Андрея Первозванного, высшего в России. Особ царской крови им награждали по праву рождения, потомственных дворян – за особые заслуги, купцов – никогда! Впрочем, нашему Разгильдяю сие неведомо. Когда лет десять назад сей «Синеносов» приехал в Боровок, его фамилия была Сморчков.

– Почему Разгильдяю? – не понял Дудаков.

– Ник-Ник его так прозвал: «Раз-гильдяй». Купец первой гильдии.

– А как же он стал Синеносовым?

– Обыкновенно: поменял фамилию. У него и выписка есть из церковной книги, что его прабабка была Синеносова, только верится с трудом… – Боровковскому Леонардо явно не хотелось продолжать. – Словом, жулик порядочный этот Разгильдяй, – заключил он. – Однако избавляет город от руин, а так бы их нескоро разобрали.


Блинков-младший слушал вполуха. Магазин был интереснее, чем его хозяин. «Скобяные товары» – это засовы, замки и прочие гвозди-шурупы. Зайти бы! Может, и каски здесь продают?

Но Виталий Романович, потоптавшись у магазинных дверей, пошел дальше, к церкви, которую Митек видел вчера с болота:

– Храм Спаса-на-Боровке, четыреста лет ему!

– Виталий Романович, а каски вы не здесь покупали? – подлез Митек.

Боровковский Леонардо ошпарил его коротким взглядом и ускорил шаг. Дудакова он взял под руку и начал без остановки грузить историческими сведениями:

– что храм этот грабили трижды – французы в 1812-м году, большевики в 1922-м и фашисты в 41-м;

– что еще десять лет назад в нем хранили картошку;

– что местная жительница старуха Монеткина…

Блинков-младший с Иркой отстали.

– Поняла? – спросил Митек.

– Само собой. Каски из этого магазина. Виталий Романович вроде хотел зайти, спросить, кто их покупал, а потом раздумал.

– Дудакову не доверяет, – уточнил Блинков-младший. Ирка фыркнула:

– А тебе, что ли, доверяет?

– Он доверяет папе и мне заодно. А Дудакова…

Митек не успел договорить.

– Москвич! – закричали откуда-то издали.


От церкви по отлогому спуску неслась на санках Полина. Тонкие ноги в ботинках торчали из-под пальто, платок сбился на затылок, и рыжая Полинина щетина горела на солнце, как начищенная медь.

– Это еще что за чучело? – ревниво спросила Ирка.

– Здешняя девчонка, она к Виталию Романовичу приходила.

– Которая убежала без штанов?

– Ага. Она мне крестик подарила, орденский. Только вид у него – козья морда на лугу.

Блинков-младший полез в карман, чтобы показать крестик Ирке, и замер. Он придумал, как задержать Дудакова в Боровке!

Санки приближались.

– Москви-ич! – Полина затормозила каблуком и ловко развернулась у самых ног Блинкова-младшего с Иркой, обдав их снегом из-под полозьев.

Ирка, понятно, заметила ее оригинальную стрижку и, чтобы поставить Полину на место, сдернула с головы шапочку. Длинные волосы рассыпались по плечам. Сидя на санках, Полина снизу вверх уставилась на москвичку.

– Какая ты хорошенькая! – простодушно выдохнула она и потянулась к шапочке в Иркиной руке. – Сама вязала? Дай померить.

Ирка растаяла и заулыбалась:

– Сама, на «труде».

– Ой, а нас на «труде» вязать не учат. Была раньше Марьданилна, она девчонок даже прясть учила, а потом на пенсию ушла…

И пошло девчачье курлыканье. Полина примеряла шапочку, Ирка крутила у нее перед носом карманным зеркальцем. Постояв с ними полминуты, Блинков-младший догнал мужчин.

– Извините, Виталий Романович. Игорь, можно вас на минутку?

– Конечно, старичок, – снисходительно кивнул Дудаков. «Старичок» означал, что корреспондент «ЖЭ» в хорошем настроении. В плохом он, случалось, вообще не узнавал Митьку.

Отойдя с Дудаковым шага на три, Блинков-младший шепотом попросил:

– Одолжите десятку. Вернемся к Виталию Романовичу, сразу отдам.

– Какие счеты могут быть между мужчинами?! Бери, не жалко! Девочек хочешь угостить? – громко начал Дудаков.

– Чш-ш!! – зашипел Блинков-младший, показывая глазами на Виталия Романовича. – Есть одно дело. Я все потом расскажу.

– Только не это! Возьми двадцать и ничего не рассказывай, идет? – проявил чувство юмора Дудаков.

– Десятки хватит. Из первых рук покупаю, – туманно пояснил Блинков-младший, взял деньги и вернулся к девчонкам.

Разумеется, лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы не собирался платить за подарок (кстати, а подарить что-нибудь рыжей не мешало бы). Деньги он спрятал в перчатку, а крестик незаметно от Дудакова сунул Полине и стал ее расспрашивать:

– Это Георгиевский?

– Угу. У Витальроманча полно таких, только целых. И этот был ничего, пока Сережка им в расшибалочку не поиграл, – сообщила Полина, не объясняя, кто такой Сережка. Она, видно, привыкла, что в маленьком Боровке все знают всех. – Совсем он без мозгов, Сережка, да? Такой вещью – в расшибалочку! И орден испортил, и неудобно играть, крестом-то!

После Полины крестик взяла посмотреть Ирка, потом вернула Блинкову-младшему, а он – снова Полине. Расчет был на то, что Дудаков хоть разок взглянет в их сторону. Пускай видит, как орден переходит из рук в руки.

– Полин, а где ты его нашла?

– В огороде. У нас разные интересные штуки находят, особенно по весне, когда землю размоет. У соседей крот выбросил из норы две монетки. Золотые! Они всё перерыли, нашли разбитый горшок. Был там клад, только его раньше кто-то выкопал, может, сто лет назад.

– Интересно, – с завистью вздохнула Ирка.

– Кому интересно, а кому страшно. Другие-то соседи, которые за бабушкой Серафимгаврилной, снаряд под баней нашли. Чуть не взорвались! – Полина закатила глаза и по-старушечьи прошамкала: – Уж такие бои у нас шли в сорок первом году, такие бои! То немцы на наших, то наши на немцев! Огород сколько ни копай, каждый раз осколки попадаются.


Подбежал Душман, схватил Блинкова-младшего за рукав и потянул за собой. Виталий Романович с Дудаковым ушли далеко вперед. Боровковский Леонардо оглядывался. Ясно: приказал Душману подогнать отставших.

– Ну, мы пойдем, – стала прощаться Ирка. – Приходи со спицами, я покажу, как такую шапочку вязать.

Душман успел оттащить Блинкова-младшего шагов на пять. Он обернулся, чтобы помахать Полине, но рыжая не глядела в его сторону. Усевшись на санки, она уже отталкивалась ногами, чтобы съехать к реке.

Обрыв был крутой. Митек посмотрел вниз и крикнул:

– Полина!

Потерявший терпение Душман дернул его за рукав и повалил в снег. Санки пропали за срезом обрыва. Отпихиваясь от пса, Блинков-младший пытался вспомнить, зачем окликнул Полину. Кажется, хотел о чем-то спросить… Да нет, пустяки. Было бы важное, не забылось бы. Главное, он расставил ловушку для Дудакова. Остальное, сам о том не подозревая, должен был сделать Виталий Романов


убрать рекламу




убрать рекламу



ич. И дудаковская жадность.

Глава X

Ловушка для Дудакова

 Сделать закладку на этом месте книги

Догнав корреспондента «ЖЭ» и Виталия Романовича, Блинков-младший показал им крестик.

– Полинин, – узнал коллекционер. – Подарила?

– Ага, – подтвердил Митек, бросив на Дудакова красноречивый взгляд: «Поняли, на что ушла ваша десятка?»

Дудаков понял, потому что сразу спросил:

– Виталий Романович, а сколько может стоить такой крест?

– Смотря сколько ему лет и как он сохранился. Самые дешевые – солдатские «Георгии» времен первой мировой войны: долларов за сто можно купить коллекционный экземпляр. А этот – просто серебряный лом. Хотя серебро чистое.

– Чистое серебро? – переспросил Дудаков с такой жадностью, что Виталий Романович улыбнулся:

– Чувствую, и ты заражаешься «боровковской лихорадкой». Здесь отбоя нет от кладоискателей.

– Ну и как?! – оживился Дудаков. – Находили что-нибудь?

– Например, мины, гранаты, снаряды. За прошлое лето двоих покалечило. Еще нескольких отдали под суд – кого за найденный автомат, кого за взрывчатку… Ну, да «черных следопытов» не особенно жалко: сами знали, на что шли. Допустим, ты честный кладоискатель. Копаешь неделю, копаешь две и находишь такого «Георгия», – Виталий Романович кивнул на крестик. Чтобы поддразнить Дудакова, Митек нес его в руке. – Серебра в нем рублей на двести, но ты получишь не двести рублей, а большую головную боль. По закону клады принадлежат государству, а тебе положена премия – четверть стоимости. Но сначала клад нужно оценить, а в случае с крестиком это бессмысленно.

– Почему? – удивился Блинков-младший.

– Возни много: комиссии, экспертизы, протоколы… Государство потратит больше денег, чем стоит это серебро. Полинка носила крестик в музей, там сказали: «Оставь себе». Хотела заказать из него брошку, а за работу просят четыре сотни. Так что не стоит овчинка выделки. С кладоискательства не разбогатеешь.

– А вы-то? – буркнул Дудаков.

– Я историк! – с гордостью сказал Виталий Романович. – Я шесть лет провел в архивах и знаю, что делал каждый полк французской армии в тот день, когда она стояла у Боровка. Я советовался с гидрологами, лесоводами, геологами и метеорологами, чтобы уяснить себе, как выглядели эти места в 1812 году. Я обошел с миноискателем все окрестности и перелопатил тонны земли! А нашел за все время десятка два золотых монет.

– А как же ваша коллекция? – уличающим тоном спросил Дудаков. – Сами говорили, она стоит больше миллиона!

– Сейчас – да. А когда в мои руки попал, скажем, пистолет, который вы видели, он был куском спекшегося ржавого железа. Музей от него отказался. Я реставрировал его больше года, и теперь он дороже автомобиля. Но любителю такая работа не под силу.

– А папа говорил, что здесь каждый год находят золотые клады, – наугад сказал Блинков-младший. Он боялся, что Дудаков разочаруется.

– Находят. Случайно. – Виталий Романович ковырнул снег носком ботинка. – Боровок стоит на кладах. Может быть, мы идем по горшкам с золотом, но металлоискатель их не «увидит» сквозь землю – слишком глубоко. Нужно снимать почву слой за слоем, и тут уж как повезет. Если вам не жалко убить лето, можете попробовать. Приезжайте, я вам покажу места, где сам еще не копал, и дам все инструменты.

Дудаков механически поддакивал и смотрел под ноги. Ему не хотелось летом. Ему хотелось немедленно и без труда.


Возврат долга Блинков-младший обставил, как встречу секретных агентов в плохом шпионском фильме. Завел корреспондента «ЖЭ» в ванную, запер дверь, пустил воду и только после этого отдал Дудакову его собственную десятку.

– Игорь, пожалуйста, никому не говорите!

– Понимаю, старичок: мелкий бизнес втайне от родителей. Выгодную сделку ты провернул. Вложил десять рублей, а получил серебра на двести, – свысока похвалил его Дудаков. Конечно, крестик Полины был для него невеликой ценностью.

И тут Блинков-младший захлопнул ловушку.

– Это не сделка, а пристрелка, – сказал он и сделал вид, что собирается уйти. Дудаков схватил его за рукав:

– У нее что, есть еще?

– Здесь у многих есть еще, – Блинков-младший дернулся, но корреспондент «ЖЭ» не отпускал.

– Откуда ты знаешь?

– Сказали. Вам-то не скажут – кому охота с журналистом связываться…

Митек сам плохо представлял, на что намекает, но верная союзница – дудаковская жадность пришла на помощь.

– Скажем, нашел человек клад, – начал вслух рассуждать корреспондент «ЖЭ». – По закону ему полагается четверть стоимости, а он хочет оставить себе всё и тайком продать за полцены. И ему прибыль вдвое, и тому, кто купит, прибыль вдвое.

Блинков-младший солидно кивнул.

– И ты знаешь такого человека? – горячо зашептал Дудаков.

– Да так, обещали показать.

Дудаков наконец-то выпустил его рукав и заявил безразличным тоном, каким берут на слабо дошколят:

– Врешь ты все, старичок, а я уши развесил. Да у тебя денег таких нет, чтобы купить настоящий клад!

– У меня нет, а у других есть, – заметил Блинков-младший.

– У кого это – у других?

– Так я и сказал!

– Ага, ты посредник! – снова выручила Митьку дудаковская жадность.

– Ну! Люди платят, я их знакомлю.

– А меня можешь познакомить?

– Не сейчас, – Блинков-младший достал из кармана крестик и подбросил на ладони. – Этот клад, считайте, уже купленный. Отвезу в Москву образец, покажу, а там покупатель с хозяином без меня договорятся.

– Ловко! – ахнул Дудаков. – Крестики-нолики, детские игры, а на самом деле…

– Раскололи вы меня, – понурился Митек. – Учтите, Игорь, если вы об этом напишите в газете, нас обоих порубят в капусту. С братвой шутки плохи!

– Как ты мог подумать?! Я же не предатель! – оскорбился Дудаков. – Но, сам понимаешь, и мне хочется что-то поиметь. А то все разболтал, а потом говоришь: «Не пишите». Ты уже не маленький, старичок, должен соображать. Если журналист что пишет, он получает гонорар, а если не пишет, должен получить втрое.

– Получите, – успокоил Дудакова Митек. – Послезавтра меня сведут с одним человеком, которой нашел в огороде горшок с золотыми монетами. Только, понимаете, папа хочет отправить нас с Иркой в Москву.

– Знаю, – кивнул Дудаков. – Так вот он почему…

– Ага, подозревает что-то. Он в таких вещах полный тормоз. Если узнает, что я золотом спекулирую…

– …Не поймет, – закончил Дудаков.

– Ха, не поймет. Не то слово! Мне и подумать страшно, что будет.

– Не расстраивайся, – утешил Дудаков. – Отцы и дети, вечный конфликт. Другой бы гордился, что его сын в четырнадцать лет сам зарабатывает. Ничего, я его уговорю!

– Только не раньше вечера, – подсказал Блинков-младший. Дудаков подумал и согласился:

– А ты соображаешь, старичок! Скажу, что еще не собрал материал для статьи и хочу остаться. А без меня вас не отпустят на ночь глядя…


Окрыленный Дудаков удалился, а Митек запер за ним дверь и присел на край ванны. Лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы мог собой гордиться: за полчаса он втемную завербовал троих. Полина и Виталий Романович, ни о чем не подозревая, подготовили ловушку для Дудакова; обманутый Дудаков будет лезть из кожи вон, чтобы обмануть папу… Все в порядке, а на душе пакостно, как будто Митек на самом деле вступил в заговор со скользким жадиной Дудаковым.

Из крана с шумом бежала пущенная для конспирации вода. Митек потрогал пальцем – ледяная – и заставил себя умыться. Настроение от этого не улучшилось.

Глава XI

Тайна Ник-Ника

 Сделать закладку на этом месте книги

Версия Блинкова-младшего понемногу обрастала подробностями, и в ней все яснее становились видны дыры. Это хорошо – когда видишь дыры. Значит, понимаешь, что еще нужно узнать.

К примеру, сейчас он знал, где продают оранжевые каски и видел три таких: две на головах болотных копателей и одну – в доме Виталия Романовича. Оставалось спросить в магазине, много ли распродано касок (это продавцы должны точно знать) и кто их покупал (а это могли не запомнить). Если повезет и окажется, что продали всего три штуки, тогда можно считать установленным, что одним из болотных копателей был Ник-Ник! Впрочем, и любой другой ответ продавцов будет полезен для расследования (кроме ответа: «Иди отсюда, мальчик»).

Заполнить другую дыру в Митькиной версии было потруднее. Из-за чего пропал Ник-Ник? В то, что преступникам понадобилась пушка, Блинков-младший не верил.

А КТО СКАЗАЛ, ЧТО В ЯМЕ БЫЛА ТОЛЬКО ПУШКА?!!

Ник-Ник сказал. Он и фотокарточку подарил Виталию Романовичу. Но, по словам того же Виталия Романовича, Ник-Ник – темнило. И завистник: свистнул кокарду, свалил на Полину… А ЕСЛИ ОН СКАЗАЛ НЕ ВСЁ? Если кроме пушки выкопал что-то другое, в тысячу раз более ценное?! В яме точно было что-то, кроме пушки! Например, папин штык. И монета (вдруг не одна?). И гнилые доски… Вот что может подсказать ответ: доски! Если это остатки какой-нибудь телеги, то, конечно, ничего нового по ним не узнаешь. А если доски когда-то были, например, сундуком… Ведь французы не стали бы возить пустой сундук!


Митек проскользнул в прихожую, схватил в охапку лыжи и незамеченным вышел из дома. Отпрашиваться у папы не стоило – может и не отпустить. Лучше потом прикинуться веником: «А что, разве погулять нельзя?». Уже за воротами он подумал, что Ирка обидится, но поздно и глупо возвращаться, когда побег удался. Он встал на лыжи и заскользил по натоптанному снегу посреди улицы, держа направление на церковь. Ее купола светились сквозь дымное марево из труб совсем недалеко.

На расследование у него было двое суток, если Дудаков сумеет уговорить папу. Или сегодняшний день до вечера и ночь, если Дудаков подведет. Надо рассчитывать на худшее, тогда лишние сутки будут как подарок. Работая палками, Блинков-младший прикидывал план розыскных мероприятий.

Первое. Спросить в магазине про каски.

Второе. Покопаться в яме.

Третье. Узнать, куда шли ночью болотные копатели (что там за лесом – деревня?).

Четвертое. Хорошо бы ночью последить за раскопками во второй яме. Но тут будут трудности, и главная из них – Душман. Ночью пес будет караулить дом и никого не выпустит. А если повторить Полинин фокус с ватными штанами, Душман всех перебудит.

Пятое. Найти Полину. Пожалуй, это самый первый пункт. С ней будет легче: и в магазине у нее наверняка есть знакомые продавцы, и про деревню за лесом она, конечно, знает.


Полина опять каталась с обрыва, только теперь с ней был какой-то малявка бессознательного возраста. Он сидел на санках, укутанный и обвязанный, с торчащими в стороны не сгибающимися руками. Ноги в валенках выше колен тоже не сгибались, рот был закрыт шарфом. Малявка мог двигать только носом.

– Сережка соседский, – объяснила Полина. – Его надо гулять.

– Выгуливать, – поправил Блинков-младший.

– Не, выгуливают собак.

– Тогда не «его надо гулять», а «ему надо гулять».

– Непонятливый ты, москвич! – вздохнула Полина. – Если бы он сам гулял, тогда было бы «ему надо гулять». Но ведь он еще маленький, и Я ЕГО ГУЛЯЮ!

Митек понял, что знает русский язык недостаточно для споров с Полиной, и перешел к делу:

– Хочешь посмотреть яму Ник-Ника? Пойдем со мной за реку.

– А тебе откуда знать про яму? – не поверила Полина. – Ник-Ник ее даже Витальроманчу не показал!

– Мы нечаянно ее нашли, и она уж пустая, – объяснил Блинков-младший.

– А если пустая, так чего смотреть?

– Ну, не совсем пустая. Там был французский штык и еще какие-то доски остались.

– Пошли за компанию, – без особой охоты согласилась Полина. – Это далеко?

– На болоте.

– Знаю, что на болоте, где ж еще? Ты рукой покажи.

Митек посмотрел с горы и растерялся. За узкой речкой начинались поросшие камышом болота с редкими лесистыми островками. Камыши раскачивались на ветру. От них рябило в глазах, и каждая проплешина казалась присыпанной снегом ямой. «Церковь за левым ухом», – вспомнил он разговор болотных копателей и встал, как надо. В поле зрения осталось с десяток того, что можно было принять за ямы. А может быть, их и на самом деле не две, а больше?…

– Ну, где? Потерял, что ли? – дергала его за рукав Полина.

– Погоди… – Блинков-младший пытался разглядеть вчерашнюю лыжню, но ее то ли совсем замело снегом, то ли не было видно издалека. Одна проплешина в камышах была побольше остальных, и в центре что-то темнело. Ну да, они с Иркой обламывали камыши, собирая топливо для костра!

– Вон она, – уверенно показал Митек.

– Вижу. – Полина установила в нужном направлении санки с кукольно неподвижным Сережкой, уселась за ним и ухнула с обрыва.

У Блинкова-младшего дух захватило! Наискось прорезая нетронутый снег на склоне и подскакивая на кочках, санки камнем полетели вниз и высочили на лед. Сверху они казались не больше самой маленькой почтовой марки.

Нарочно или нет, но Полина взяла его на слабо. Глядя вбок, на отлогую дорогу к мосту, Блинков-младший как во сне шагнул по следу санок. Когда носки лыж повисли над пропастью, он мысленно заорал себе: «Дурак!!!». Но было уже поздно. Лыжи понеслись вниз, убегая из-под Митьки. Он еле удержал равновесие.

Пушистый снег немного сбивал скорость бешеного спуска, больше похожего на падение. Но все равно Блинков-младший летел с кручи слишком быстро. Съезжать зигзагами, чтобы погасить скорость, он почти не умел, да и опасно это было на его беговых лыжах. Поэтому он просто мчался, все быстрее и быстрее. Обрыв и сверху выглядел немаленьким, а теперь его как будто растянули. Митьке казалось, что позади уже половина спуска, а речной лед внизу не приближался. Лыжи с костяным стуком бились о какие-то невидимые под снегом кочки. Впереди в колее от санок что-то чернело. Он успел отвернуть, и мимо промелькнул то ли булыжник, то ли ком промерзшей земли. Наехать на такой с разгона – костей не соберешь! Колени стали подкашиваться. Хотелось плюхнуться на задники лыж и съезжать хоть кувырком, лишь бы поближе к земле и помедленней.

Следующее препятствие он заметил слишком поздно. Не булыжник и не ком, а ровное место. Соскользнувший полоз санок ободрал с него снег до голой земли; Блинков-младший наехал и полетел дальше, а лыжа осталась стоять, как приклеенная. Когда она догнала хозяина, Митек бороздил носом исторический склон, остановивший французскую армию на целые сутки.

Все перемешалось: верх и низ, бесцветное зимнее небо и белый снег. К счастью, он умел падать по-борцовски, не калечась. Если на спину, то нагнув голову и оттопырив назад локти, чтобы защитить затылок и позвоночник, а если вперед, то не животом, а боком, выставив плечо и сберегая кисти рук. (Ну вот, теперь и вы знаете, как падать. Месяца два тренировок, сотня синяков – и будете не только знать, но и уметь).

Далеко внизу, на речном льду, мелькнула предательница лыжа; ее обогнала вторая, а Блинков-младший еще кувыркался по склону. Иногда в снегу попадалось что-то твердое и било его куда ни попадя. Улучив момент, он раскинул руки и ноги, перестал кувыркаться и лежа на спине сполз на лед.

Бросив санки с Сережкой, к нему бежала Полина. Лицо у нее было испуганное. Митек для проверки пошевелил всем, что у людей шевелится, и встал.

– Эх, ты, а еще москвич! – укорила Полина, подбирая его лыжи. – Наши мальчишки с этой горы запросто съезжают. Правда, не все. И не на таких лыжах, а на коротких. На коротких поворачивать легко. И вообще, ты гад! Кто тебя просил с обрыва ехать?

Она села на лед и стала утирать глаза варежкой. Губы у нее плаксиво кривились, совсем как у Ирки.

– Отморозок! Чайник со свистком!

Блинков-младший подошел и протянул ей руку, но Полина вскочила сама.

– Ты грабли не распускай! Думаешь, если москвич, так я тебе на шею буду вешаться?!

– Я думаю, что ты очень добрая, только почему-то этого стесняешься, – сказал Митек.

– Добреньким на голову садятся, – отрезала Полина.

Блинков-младший вернулся за далеко разлетевшимися палками, взял у Полины свои лыжи, и они пошли к Сережке. Малявка молча сидел на санках и смотрел, как ветер покачивает камыши.

– Этот, что ли, в расшибалочку крестом играл? – усомнился Блинков-младший.

– Не, то другой Сережка, Елизаветлукьянны.

Полина впряглась в санки и пошла. Малявка моргал круглыми кукольными глазами.

– Давай, я санки потащу, – предложил Блинков-младший.

– Без сопливых обойдусь.

Митек не понял, из-за чего Полина злится, и промолчал, но, кажется, только раздразнил ее.

– Москвич, а если я в тебя плюну?

Вот это вопросик!

– За что?! – изумился Блинков-младший.

– А чтоб не выпендривался! «Ты очень добрая», «давай, я санки потащу»! – блеющим голосом передразнила Полина. – Тебя сопливым обзывают, а ты даже по шее дать не можешь! Не мужик ты, что ли?!

– Конечно, не мужик. Я мужчина.

– А, все вы одинаковые! – заученно буркнула Полина, и Митек подумал, что мать воспитывает ее не только поленьями.

Разговор показался ему пустым, и он спросил, чтобы сменить тему:

– А откуда ты знаешь, где яма?

– Я? – все еще кипятясь, оскорбленным тоном переспросила Полина.

– Ты сама говорила: «Знаю, что на болоте, рукой покажи».

– А-а… Это все знают: наши клады в городе, французские – на болоте. Ведь как получаются клады? Французы подошли, народ кинулся имущество закапывать, а обратно выкопали только те, кто живой остался. А с французскими кладами вышло по-другому…

– Знаю, – сказал Блинков-младший. – У них обозы в болоте увязли.

– А знаешь, так чего спрашиваешь? – огрызнулась Полина и вдруг запросто выдала тайну Ник-Ника! – Все знают, что в болоте, а ты попробуй найди, когда весь берег – болото! Вот Ник-Ник что придумал? Тут же трясина только летом, а по весне болото водой заливает. Он купил «резинку» и всю весну плавал с телевизором. А зимой, как вода замерзла, пришел с ломом и тяп-ляп – выдолбил пушку!

Насчет «резинки» Блинков-младший сразу понял: резиновая лодка. Но зачем телевизор?

– У него телекамера была, что ли?

– Во чумовой! – изумилась Полина. – Кто ж станет камеру в воде мочить?! Говорю же: те-ле-ви-зор! Он точечками рисует, что там на дне. Я видела.


У Блинкова-младшего голова пошла кругом! Почти две сотни лет каждый ребенок в Боровке мог ткнуть пальцем за реку и сказать: «Клады? Во-он они лежат». Будь там земля, ее бы сто раз перекопали и просеяли сквозь пальцы. Будь там вода, со дна подняли бы каждый камушек. Но там трясина. Ее не процедишь сетями и не прощупаешь баграми, как воду. В ней не выкопаешь яму, как в земле. Поэтому никто так и не смог добраться до кладов. А Ник-Ник смог!

Вот какой «находкой века» он хвастался Виталию Романовичу! Не пушкой, а ВСЕМ ФРАНЦУЗСКИМ ОБОЗОМ! Конечно, Ник-Ник не мог в одиночку разведать все клады. Зато нашел СПОСОБ находить и доставать из болота вещи. Теперь находки пойдут одна за другой!

Что же за прибор такой загадочный? Полина рассказывала так, как сумела понять. Экран с две ладошки, на экране точечки и цифры; Ник-Ник в них что-то понимал и в некоторых местах опускал в воду какую-то фиговину на складной удочке. Это все.

Впрочем, для расследования было неважно, как устроен «телевизор». Главное, он действует, он дал первую находку – пушку. Прибор, умеющий отыскивать клады на дне болота – лакомый кусочек для преступников. За него и человека похитить не лень.


У преступления появился мотив. Если только преступление было совершено. Блинков-младший по-прежнему не исключал, что Ник-Ник мог сам уйти из дому по какой-то пока неизвестной причине.

Глава XII

Снова в яме

 Сделать закладку на этом месте книги

За разговором они чуть не свалились в яму. Случится же такое: шли, смотрели по сторонам, искали, и вдруг…

Носки лыж повисли в воздухе.

– Стой! – Блинков-младший успел оттолкнуть Полину, уперся палками и попал на самый край ямы. Одна палка соскользнула. Он потерял равновесие и готов был кувыркнуться вниз. В последнее мгновение Полина так дернула его за руку, что Митек отлетел на шаг и упал, запутавшись в лыжах.

– А ты сильная! – признал он, отплевавшись от снега.

– Попилишь дрова, так будешь сильная, – Полина заглянула в яму. – Глубоко. Полезешь?

– Я за этим и пришел. Надо посмотреть, что там осталось.

– Ничего не осталось, – уверенно сказала Полина. – Ник-Ник дотошный, он все миноискателем проверяет.

– Я все-таки посмотрю, а то зачем шли? – ответил Блинков-младший, освобождаясь от лыж. Не такой уж дотошный Ник-Ник, если не заметил в яме штыка. Но зачем спорить по пустякам, если можно проверить?… Странно: штык Ник-Ник пропустил, а монету нашел.

Обжитая за ночь яма показалась маленькой и мелкой. Дно было ровно засыпано снегом – ни досок, ни камышовой подстилки не видно.

– Смотри, москвич, это же болото, оно на всю глубину не промерзает, – предупредила Полина. – Сейчас вроде прочные стенки, а как их подмоет водой, яма – раз! – и захлопнется.

Об этом говорил папа: яму рыли слой за слоем, вынимая часть застывшего грунта и дожидаясь, когда дно промерзнет еще глубже. Но вчера Блинков-младший не сообразил, чем это грозит. А теперь очень ясно представил себе картинку «болото в разрезе»: сверху лед, снизу жижа, и в нее как пустая коробка вставлена яма. Мороз схватывает стенки ямы снаружи, а изнутри незамерзшая вода их подтачивает. Чуть потеплеет, и вода прорвется в яму. Ударит мороз посильнее – тоже может залить, потому что в морозы лед лопается.

– Ерунда, мы в этой яме ночевали, – сказал Блинков-младший скорее себе, чем Полине.

Он бодрился, но лезть в яму после такого предупреждения было страшновато. Вместо того, чтобы лихо спрыгнуть, как хотел раньше, Митек начал сползать по стене, цепляясь за корни обломанных камышей. Когда над краем ямы торчали только голова и руки, корни стали рваться. Он разжал пальцы и спрыгнул. И вдруг оказалось, что дно совсем близко: вытянутые руки чуть-чуть не доставали до края ямы. Митек притопнул, ожидая, что вот-вот провалится, но снега под ногами было всего-то по щиколотку.

Яма стала мельче! ИЛИ ЭТО БЫЛА НЕ ТА ЯМА.

Расшвыряв ногой снег, Блинков-младший почти сразу наткнулся на что-то длинное и тяжелое. Лом! Он лежал у стены и, когда Митек потащил его из-под снега, громыхнул по железу. Ага, вот и лопата.

– Что там? – наклонилась над ямой Полина.

Блинков-младший рассматривал свою находку. Приметная лопата, он таких еще не видел: треугольная, как мастерок каменщика, с остро заточенными краями.

Сверху посыпался снег – Полина легла на край ямы, чтобы лучше видеть. И вдруг сказала:

– Глянь, там нет метки? На черенке, внизу.

Блинков-младший повернул черенок. У него дрожали руки. Было ясно, что рыжая спрашивает не просто так: лопата ей знакома.

Метка была еще недавно. На захватанной деревяшке белел свежий срез.

– Это лопата Ник-Ника? – спросил Блинков-младший.

Полина колебалась:

– Похоже. Если бы метка была… Надо у Витальроманча спросить, он точно знает.

– А что, у многих такие лопаты?

– У наших ребят есть, кто с Витальроманчем на раскопки ходит. Она углом заточена, чтоб срезать корни. А, положим, в огороде с такой лопатой неудобно.

– Да погоди ты с огородом! Смотри как следует, может, узнаешь.

– Говорю, надо Витальроманча спросить. Ребята себе точили разные лопаты, кто какую дома нашел. А Витальроманч купил две одинаковые, заточил и одну подарил Ник-Нику. Поэтому Ник-Ник вырезал на своей «Н.Н.», чтоб не путать… Они синие были! – вспомнила Полина.

Лопатой пользовались так часто, что краска облезла. Блинков-младший ногтями выковырял мерзлую землю из-под загнутого для ноги краешка и нашел сохранившуюся чешуйку краски. Точно, синяя. Он побоялся вслепую выбрасывать лопату из ямы, когда где-то поблизости санки с Сережкой, и протянул ее Полине:

– Возьмем с собой.

– Ты что, москвич! – испугалась она. – Нехорошо! Люди оставили, чтоб зря не таскать, снегом присыпали. Придут работать…

– Это не люди, а преступники, – перебил Блинков-младший.

Полина колебалась:

– Почему?

– Потому! Ты бы срезала метку со своей лопаты?

– Нет. Но, может, Ник-Ник ее кому подарил?

– Ага. Лопату подарил, пушку дал поиграть, а сам под кровать спрятался. Бери, не рассуждай!

Полина нехотя потянула на себя черенок:

– А что с ней делать?

– В милицию нести! Помолчи минутку.

Блинков-младший думал. Лопата, лопата со срезанной меткой! Единственное доказательство того, что Ник-Ник не уехал, как сказали Виталию Романовичу в милиции, а похищен отсюда, с раскопа. Если лопата исчезнет, преступники насторожатся. У них впереди еще два зимних месяца: бросят работу на неделю-другую, и как их искать? А если оставить лопату в яме, то с чем идти в милицию? С Полининой неуверенностью – «Надо у Витальроманча спросить»?… Вот именно: надо спросить у Виталия Романовича, надо показать милиционерам обе лопаты и объяснить, что третьей такой нет. А потом вернуть лопату Ник-Ника в яму и взять преступников с поличным… Нет, не успеть! Болотные копатели приходят и уходят затемно, чтобы их не увидели с обрыва. Темнеть начнет через час-полтора; через два они появятся.

Как взять лопату и не спугнуть преступников?

Схватив лом, Блинков-младший начал долбить дно ямы. Работа шла легко: еще вчера он заметил, что мерзлый торф рыхлый и ломкий, как вафля. С каждым ударом лом погружался сантиметров на десять.

– Ты что?! – испугалась Полина. – Сейчас вода хлынет!

– А я этого и хочу.

Блинков-младший продолжал орудовать ломом. Лунка наполнилась хрустким бурым крошевом. Сантиметров на тридцать он углубился. Вчера ночью болотные копатели сняли верхний слой промерзшего торфа, значит, вода должна быть близко.

Высоко замахнувшись, он что было сил всадил лом. Еще раз. И еще!

На пятом или шестом ударе лом провалился! Блинков-младший не устоял и полетел кувырком. Лом торчал из дна ямы на полметра, еще чуть-чуть, и Митек напоролся бы животом. Крошево в продолбленной лунке потемнело от влаги!

Блинков-младший вскочил на ноги, выдернул лом – из дыры потекла бурая жижа. Он стал бить не переставая, и каждый раз ледяная корка проламывалась под ломом. Лунка была уже размером с кастрюлю. Жижа перла из нее, как пригоревшее молоко, вынося осколки мерзлого торфа и паря на морозе, как будто и вправду кипела.

Митек ударил в последний раз, и лом провалился в лунку почти до конца. Он готов был поклясться, что расслышал, нет, почувствовал кожей, костями, металлический звон!

Ник-Ник с его чудо-прибором не ошибся и на этот раз: в яме что-то было!


– ВЫЛЕЗАЙ, МОСКВИЧ!!! – страшным голосом закричала Полина.

Митек посмотрел под ноги. Он стоял по щиколотку в жиже. Лежа на краю ямы, Полина протягивала черенок лопаты.

– ВЫЛЕЗАЙ, ПОТОНЕШЬ!!!

Черпая жижу лыжными ботинками, Митек подскочил к ней, схватился за лопату, стал подтягиваться…

Полина была сильная, она запросто удерживала лопату. Но легкая: подтягиваясь, Митек стаскивал ее к себе. Секунду-две он еще надеялся, что успеет зацепиться за край ямы, но увидел, что нет, Полина съезжает быстрее, чем он поднимается. Отпустив лопату, Митек соскочил в яму. Дно под ногами содрогнулось. Жижа подступала к его коленям.

Кончик лома торчал из лунки пальца на два, как сумасшедший железный поплавок. Митек выдернул его, чувствуя, что дно под ногами обламывается и разъезжается, подскочил к стене и начал вырубать ступеньку. Ему и нужна-то была всего одна.

– ПОТОНЕШЬ, МОСКВИ-И-ИЧ!!! – взахлеб кричала Полина.

«Вот чего я не люблю, это когда под руку орут», – спокойно подумал Блинков-младший. Бояться было некогда.

Удар, еще удар! Жижа дошла до колен. Попробовать? Нет, ботинки мокрые, соскользнут. Прорублю поглубже…

Жижа поднималась все быстрее.

– Ты где там?! – не глядя на Полину, закричал Митек. – Давай лопату!

Черенок замаячил у лица и чуть не ударил по носу. Отшвырнув лом, Блинков-младший вставил ногу в ступеньку (глубокая получилась. Хорошо). Вцепился в черенок, дернул и выскочил из ямы с такой силой, что упал шагах в двух от края.

Подняв голову, Митек увидел у самого лица полоз санок и маленький валенок с галошей. Сережка моргал, глядя на свалившегося ниоткуда человека, кряхтел, а потом вдруг разревелся.

– В штаны надул с перепугу, – прокомментировала Полина. – Пойдем, пока не замерз.

– В памперсах не замерзнет, – сказал Митек. У него хлюпало в ботинках, и надо было хотя бы отжать носки.

– Какие памперсы?! Он их на елке видел, памперсы! Думаешь, все живут, как вы в Москве?

– Не надоело? – спросил Митек, вставая на лыжи. – И в Москве по-разному живут, и в Боровке, и в Магадане. Ваш Разгильдяй Синеносов, что ли, бедный?… А ГДЕ ЛОПАТА?!

– Выронила, – опустив глаза, призналась Полина. – Ты так дернул, что я сама еле удержалась. Еще бы чуть – и бултыхнулась.

Митек заглянул в яму. Жижа била ключом. Она поднялась на добрый метр и прибывала на глазах. Всплывали со дна и лопались пузыри болотного газа.

– Пошли уж, – сказал он, разбирая лыжные палки.

Промерзшее болото под ногами вдруг охнуло и просело


убрать рекламу




убрать рекламу



. Из жижи вырвался огромный пузырь, лопнул, и завоняло тухлым яйцом. Вынырнул и снова утонул совершенно черный обломок деревянного колеса с остатком ржавой железной шины. Жижа заполнила яму до краев и потекла, не останавливаясь. По ней шли густые кисельные волны.

Бурый дышащий вонючим паром язык подступил к носкам лыж. Митек повернулся и побежал за Полиной, увозившей прочь хныкающего Сережку.

Глава XIII

Замерз

 Сделать закладку на этом месте книги

Мокрые штанины схватило морозом. При каждом шаге они громыхали друг о друга, как жестяные. В ботинках хлюпало, жижа выдавливалась из дырочек шнуровки, и это было еще терпимо. Хуже станет, когда жижа начнет застывать.

Блинков-младший бежал в темпе, пока замершие ноги не начинало колоть горячими иголочками, и тогда возвращался к отставшей Полине. Она тоже спешила, потому что Сережка вопил во все горло, но успеть за Митькой не могла. Он попробовал буксировать санки. Веревка оказалась слишком короткой, полозья наезжали на задники его лыж, и он спотыкался.

В конце концов Полина сказала:

– Беги быстрей, а то без ног останешься. Захочешь, приходите с Ирой вечером, телик посмотрим. Мой дом за Витальроманычевым, только у него Стрелецкая улица, а у меня Рыбачья Слободка, соседняя. Так вы идите не по улице, а огородами: выйдешь с его огорода и попадешь на мой.

– Скажи адрес, – попросил Блинков-младший, чтобы не путаться.

И Полина дала ему самый полный боровковский адрес:

– Дом с зеленой крышей, где бабка Филимоновна живет. На самом деле она моя прабабушка, ее все знают. А если будешь спрашивать по почтовому адресу, то никто тебе не скажет.


Блинков-младший все же проводил Полину до реки, и тут она его прогнала:

– Беги! Мы без сопливых обойдемся.

«Сопливых» Митек пропустил мимо ушей. Он давно понял, что Полина только на словах грубая, и то у нее плохо получается.

По речному льду он побежал к мосту. Оттуда начинался отлогий подъем к церкви – не совсем в нужную ему сторону, зато удобный. Знаменитый обрыв, остановивший французскую армию, нависал над рекой, отбрасывая глубокую тень. Митьке самому не верилось, что он рискнул съехать с самого верха.

Над кромкой обрыва торчали развалины синеносовских лабазов, чуть впереди блестела крыша магазина. Подняться бы, а там прямая дорога к дому Виталия Романовича… Честно говоря, совсем невмоготу стало лучшему сыщику из всех восьмиклассников Москвы! Ботинки залубенели от мороза и терзали ноги, как тупые ножи. Он чувствовал, что уже намял себе волдыри на пятках и на пальцах. Каждый шаг был пыткой.

И вдруг Блинков-младший увидел на обрыве натоптанные ступеньки. Посмотрел вверх – круча была такая, что местами на ней не держался снег. Но ступеньки прибавляли уверенности: другие ходили и он пройдет. Взяв лыжи на плечо, Митек стал карабкаться в гору. Отставшая Полина что-то кричала. Он помахал ей рукой.

Без лыж можно было идти, не сгибая ногу в подошве и щадя свои мозоли. На одном дыхании он поднялся до середины горы, и тут ступеньки кончились. Над головой нависала круча. Видно, тот, кто прорубил ступеньки в снегу, просто катался – рядом был наезженный спуск.

Спускаться и бежать в обход? Митек попробовал шевельнуть пальцами в ботинках и совсем их не почувствовал. Права Полина: так и без ног останешься. Он вынул из штанов поясной ремень, надел поверх куртки, заткнул за спину лыжи и еще привязал их шарфом, чтобы не болтались. Попробовал, как будет идти – нормально – и, опираясь на палки, полез на кручу.

Последние метры он преодолевал ползком. Обрыв здесь был отвесный, голый. Пришлось вырубать лыжной палкой ступени в мерзлой глине.

Перевалив через край, Блинков-младший обнаружил, что вылез на задний двор магазина. Посмотрел налево – запертые ворота. Посмотрел направо – забор. Обрыв не оградили, видимо, потому, что Митек был первым в истории Боровка ненормальным, который сумел на него влезть.

Оставалось идти через магазин. Ну, обругают, что с того? Не замерзать же. Митек пошел вдоль стены, пробуя все двери. Закрыто, закрыто… Увидел подвальный люк, поднял створку.

В подвале горел свет. Вниз убегал блестящий стальной желоб, и Митек подумал, что спуститься по нему не фокус, а вот подняться – фиг. И тут до него дошла волна такого благостного, аппетитно пахнущего тепла, что, больше не раздумывая, он сбросил вниз лыжи и соскользнул сам.


Сначала Блинков-младший не заметил ничего интересного для усталого и до полусмерти замерзшего человека. Куда не посмотри, всюду стояли, лежали штабелями и валялись какие-то ящики, бочки, бумажные мешки, доски, двери, оконные рамы – словом, как по вывеске: «Скобяные, колониальные и прочие товары». Минут пять он просто сидел, расстегнув куртку и набирая под одежду тепла. Хотел снять ботинки, но шнурки смерзлись и были как проволочные. Потом его стал бить озноб, и Митек почувствовал, что тепло здесь только по сравнению с улицей, а вообще – не май.

Спрятав лыжи под желобом, Блинков-младший пошел на разведку. Где-то гудел мотор. Идя на звук, он разыскал источник тепла и вкусных запахов: из стены торчала короткая и толстая жестяная труба с вентилятором. Поток горячего воздуха умопомрачительно пах свежим хлебом.

Блинков-младший подошел ближе и увидел сквозь мелькание лопастей то, что и ожидал – пекарню. Жарко пылала печь. Машина выдавливала на противень густое тесто, и получались бледные сырые булочки – по пять штук за раз. Серьезная, как врач, женщина в белом халате смазывала их то ли маслом, то ли яичным желтком, а вторая вставляла в каждую по изюминке. Она стояла прямо у жерла вентилятора и, подняв голову, могла бы встретиться с Митькой глазами.

Главное стало ясно: в подвале не пропадешь. Блинков-младший решил заняться своими ногами. Шнурки уже оттаяли; он снял ботинки, вытряхнул из них остатки жижи, отжал носки и засунул вместе с ботинками в трубу вентилятора. Со штанин капало. Блинков-младший выкрутил их, не снимая, лег на пол и задрал ноги к потоку горячего воздух. Смешно будет, если женщина с изюминками заглянет в трубу вентилятора.

Ноги стало так ломить, что Митек чуть не заорал. Отморозил, точно отморозил! Как бы пальцы не отрезали-и!! Ой-ей-ей!!

Понемногу боль отпустила, и его потянуло в сон. С задранными ногами. На цементном полу. В подвале, куда он забрался, честно говоря, по-воровски, но что было делать?

Он заставил себя встать и обулся. Штанины и носки высохли совсем, а ботинки были еще влажные, зато теплые. Посмотрел – вид приличный, болотная жижа не оставила заметных следов – и пошел искать выход.


С самого начала он понял, что подвал остался от синеносовских лабазов. И стены, и сводчатые потолки были сложены из старинного кирпича – коричневого, с малиновым оттенком. Блинков-младший шел и шел, но ничего не менялось. Редкие лампочки, низкие своды, желоба вроде того, по которому он сюда съехал.

По пути он подобрал свои лыжи и пошел, держась той стенки, в которой видел единственное окошко в мир – вентилятор пекарни. Шагов через пятнадцать ему попался другой такой же вентилятор, только не работающий и закрытый с другой стороны частой запыленной сеткой. Наверное, его включали только летом. За сеткой какой-то лысый человек увлеченно щелкал костяшками счетов и записывал цифры в большую книгу.

– И это – в век компьютеров и космических полетов! – заметил Митек и удрал, прежде чем лысый успел обернуться.

Он прошел мимо еще двух вентиляторных окошек, глядевших в темноту. Третье выходило в пустую раздевалку с одинаковыми железными шкафчиками. Выхода из подвала не было. Как же они товар выносят?!

Далеко впереди завыл электромотор и что-то металлически громыхнуло. Ага, лифт! Послышались голоса. Блинков-младший юркнул за штабель ящиков. Лыжи он положил на пол. Вот уйдут люди, тогда можно подняться в магазин. Что он, лифтом пользоваться не умеет? А то попадешься кому-нибудь на глаза и объясняй, зачем влез в подвал и что здесь делал…

– Я иной раз люблю съездить в родную Дудаковку, – сказал над самым ухом Дудаков.

Сердце у Блинкова-младшего рухнуло в пятки и разбилось вдребезги!

– Как я вас понимаю! – ответил незнакомый голос.

До Митьки дошло, что стоит он у еще одной вентиляционной дыры. Обернулся – точно: вентилятор, сетка, а за ней комната – нет, кабинет с огромным черным столом. В кожаном кресле восседал господин во фраке. Фрак был ярко-синий. Блинков-младший не видел таких даже в кино. Обычно фраки черные, редко белые, а в цветных щеголяют клоуны. Раздвоенный ласточкин хвост фрака господин разложил на подлокотниках кресла – справа одну половинку, слева другую. При том, что Митек едва ли раньше встречался с фрачным клоуном, он казался знакомым.

Дудакова было не видно, зато прекрасно слышно – похоже, корреспондент «ЖЭ» сидел под самой отдушиной:

– Обширными поместьями владели мои предки, столбовые дворяне Дудаковы! Идешь по полям, и щемит в груди: ведь это все могло быть моим!

– И-и, батенька, и не мечтайте! – горько улыбнулся фрачный клоун. (Где Митек его видел?). – До революции нас, Синеносовых, было в Боровке пятьдесят шесть человек. Мы владели всем городом. Потом кто погиб в гражданскую войну, кто уехал в эмиграцию, а последних сослали в Сибирь в двадцать шестом году. Я потомок тех, сибирских Синеносовых, но в Боровок попал только десять лет назад…

Теперь Митек понял, откуда знает фрачного клоуна. Портрет на вывеске магазина был здорово похож! А потомок старинного купеческого рода продолжал:

– Представляете, с каким чувством я бродил по здешним берегам? Какими глазами глядел на руины синеносовских владений?! Я ведь родился вдали от этих мест, но память предков живет в крови.

– Как это тонко! – восхитился Дудаков. Митек очень живо вспомнил басню Крылова «Кукушка и петух».

В невидимом для него углу кабинета звякала посуда. Купец первой гильдии то и дело поглядывал в ту сторону. Похоже, он занимал гостя разговором, ожидая, когда накроют на стол:

– Короче, я предложил городским властям: «Хочу в память предков восстановить развалины. Только вы мне их верните по закону, как наследнику Синеносовых». Видели бы вы, как они обрадовались! Никому эти развалины были не нужны, а вид портили. Из-за них Боровок не включают в туристические маршруты. Помогли мне восстановить фамилию, вернули развалины. Я открыл этот магазин и заявил свои права на остальное имущество: «Раз я единственный наследник Синеносовых, то, будьте любезны, верните заодно и восемь особняков в центре города»! А они судиться со мной вздумали! Бред?

– Бред! – категорически подтвердил Дудаков.

– Прошу к столу, – пригласил купец первой гильдии.

– Я не рассчитывал на обед. Просто зашел познакомиться к представителю боровковской элиты, – голос Дудакова становился глуше. Похоже, корреспондент «ЖЭ» уже перемещался поближе к закускам. Купец первой гильдии тоже встал:

– А вы-то какими судьбами в нашем городишке?

– Да знакомый вызвал: «Игорь, здесь творится беззаконие!». А по-моему, дело не стоит выеденного яйца! Шпагина знаете?

– Старичка, коллекционера? Интересно, интересно!

– Да ничего интересного… О, лобстеры!

– Обычные речные раки. Так что натворил этот Шпагин?

Загромыхали стулья, и голоса стали глуше. Звякала посуда, один раз Дудаков отчетливо произнес: «Будьте здоровы, Савелий Митрофанович!», а так вместо слов Блинков-младший слышал только бубуканье. Жалко.

Со стороны лифта уже минуты две не доносилось ни звука; он потихоньку выбрался из щели и пошел туда. Неужели Дудаков не понял, что купец первой гильдии Сморчков-Синеносов – отъявленный жулик?! Да нет, не такой уж он болван! Просто Дудаков любит вертеться около богатых, а жулики они или нет – ему все равно. Вокруг Виталия Романовича он тушканчиком скакал, пока не узнал, что боровковский Леонардо хочет подарить свою коллекцию музею. Богатый коллекционер оказался бедным пенсионером, и Дудаков потерял к нему интерес… Ох, как бы корреспондент «ЖЭ» не навредил Виталию Романовичу!


Блинков-младший дошел до лифта. Как и должно быть в магазине, он оказался большущим, грузовым. В кабине было всего три кнопки: со стрелкой вверх, со стрелкой вниз и третья – непонятная, с замком вроде замка зажигания в машинах. Такие запирающиеся кнопки Митек видел только в кино. Они отправляют лифт на подземные этажи к секретным отделам и тайным лабораториям.

Из любопытства Блинков-младший потыкал в секретную кнопку – она, понятно, не сработала без ключа – и поднялся в магазин. Ему повезло: лифт открывался прямо в торговый зал. У прилавка с елочными игрушками стояла небольшая очередь. Блинков-младший протиснулся за чьими-то спинами и пошел к выходу.

– Эй, «спорттовары», а кто будет лифт закрывать? – увидев поверх голов лыжи, крикнула ему вслед продавщица. Митек только ускорил шаги.


На крыльце магазина рядом с пустыми детскими колясками и санками сидел Душман. Значит, и Виталий Романович здесь. Это меняло дело. Блинков-младший прислонил к стене лыжи, приказал Душману: «Стеречь!» и вернулся в магазин. Раз оказался здесь, надо узнать про каски. И возвращаться лучше с Виталием Романовичем. Известно, при посторонних родители меньше ругаются.

Глава XIV

Ботаники и сыщики

 Сделать закладку на этом месте книги

Магазин был похож на увеличенный раз в десять вагон метро: узкий и длинный, с одним проходом в центре. Слева и справа – прилавки или отделы самообслуживания, под потолком – вывески. Блинков-младший издали увидел «Стройматериалы», подошел и чуть не налетел на сутуловатую спину Виталия Романовича.

Боровковский Леонардо разговаривал с продавцом. Судя по всему, они были давними, но неблизкими знакомыми. И разговор получался давний и неблизкий: об охоте в позапрошлом году, о съеденных грибах и летней засухе. У продавца было странное отчество: Электрификациевич. Виталия Романовича он называл «товарищ полковник».

Чтобы не мешать, Блинков-младший стал рассматривать садовые инструменты. Лопат было четыре вида, но ни одна даже не напоминала кладоискательское орудие Ник-Ника.

Пустой разговор продолжался:

– А помните, Петр Электрификациевич…

– Как же, товарищ полковник, не помнить, когда я в тот год женился?!

Блинков-младший подошел поближе к боровковскому Леонардо, но тот его не заметил. Встал с другой стороны – ноль внимания.

– А скажите, Петр Электрификациевич, каски у вас еще остались?

КАСКИ! Теперь Митек решил не попадаться на глаза Виталию Романовичу и спрятался за дверь. Она никуда не вела, а стояла на специальных ножках и продавалась.

– А как же. Их никто и не брал, кроме вас…

Непонятная пауза. Выглянув, Блинков-младший увидел, что Петр Электрификациевич с глупым лицом смотрит на полки. КАСОК ТАМ НЕ БЫЛО!

– Может, Анюта продала? – Обладатель странного отчества достал из-под прилавка толстую тетрадь, полистал. – Вот они! Да, товарищ полковник, придется вас огорчить. Проданы касочки, и новых не предвидится. Случайный был товар и лежал долго. Вы с Ник-Ником взяли весной по каске и вот еще третьего дня ушло три штуки, под остаток…

– Третьего дня? А кто купил? – заволновался Виталий Романович.

– У Анюты спросите, ее смена завтра. Хотя нет, здесь хозяин расписался, значит, он и продал. Возьмите в «спорттоварах» мотошлем. Там подкладка на поролоне, зимой даже лучше – теплее.

– Да мне зимой не надо, – отказался боровковский Леонардо. – Я так спросил, на будущее.

– А что же ваша каска?

– Там внутри все ремешки оборвались. Делают из полиэтилена.

Утром Блинков-младший держал в руках эту каску, и ремешки были в порядке. Виталий Романович врал! А когда он стал покупать у продавца с чудным отчеством шурупы, Митек понял все окончательно. Виталий Романович действовал, как Штирлиц. Человек запоминает начало и конец разговора. Вот он и болтал обо всякой ерунде, а потом купил шурупы, чтобы продавец сказал, если спросят, что полковник приходил за шурупами.


Блинков-младший вернулся к Душману и вместе с псом дождался боровковского Леонардо. Тот прошел в полушаге от Митьки, глядя вниз, на высоту собачьего роста, кивком подозвал Душмана и зашагал к дому. Сверток с шурупами он рассеянно клал мимо кармана и в конце концов уронил в снег.

– Виталий Романович! – догнал его Блинков-младший.

Боровковский Леонардо посмотрел жалеющим взглядом, как на больного котенка:

– Дима, я не хочу вмешиваться в твои отношения с отцом. Но на твоем месте я бы встал на лыжи и быстро-быстро побежал домой.

– А что случилось?

Ох, как Блинков-младший не любил прикидываться дурачком! Взрослый бы сказал: «Пойду на разведку», и все пожимали бы ему руку. А ты не можешь сказать даже: «Пойду гулять», потому что еще неизвестно, отпустят ли. Ты удираешь от папы, чтобы помочь папе, как будто это два разных человека. А теперь тебе еще и влетит от папы за помощь папе!

– Я не хочу вмешиваться, – повторил Виталий Романович. – Но, по-моему, мы с тобой теперь долго не увидимся.

Ничего, подумал Митек, Дудакова сейчас клещами не вытянешь из-за синеносовского стола, а затемно нас не отправят.

– Спасибо за все, – сказал он и стал застегивать крепления.

Виталий Романович промолчал. Блинков-младший собирался показать ему яму Ник-Ника. Но, раз боровковский Леонардо не хотел разговаривать, Митек решил не навязываться. Он отбежал за угол магазина и остановился на обрыве. Темнело, и болота на низком берегу сливались с меркнущим небом. Им не было конца. Блинков-младший посмотрел влево, на яму, и застыл.

Про заснеженному болоту разливалось огромное пятно, раз в сто больше, чем была затопленная яма. В полутьме краски поблекли, и пятно казалось черным. Но и это еще не все, как говорят в телевизионной рекламе, когда хотят всучить вам десять ненужных кастрюль вместо одной ненужной кастрюли. В зарослях камыша Блинков-младший увидел прямую колею, проложенную какой-то машиной. Следы шин давно замело снегом, но поломанный камыш остался лежать; это было похоже на пробор во взлохмаченных волосах. Колея шла к правой окраине леса, куда держали путь болотные копатели…

Минуту спустя свет закатного солнца упал по-другому, и причесанные камыши слились с непричесанными. Блинков-младший обернулся – может быть, Виталий Романович все же подойдет? Но боровковский Леонардо уходил не оглядываясь.

Митек обогнал его и побежал дальше, зло и сильно работая палками.


У ворот стояла знакомая белая «Нива» Иркиного папы. Его-то Блинков-младший совсем не принимал в расчет! Проходя мимо, он потрогал капот – горячий.

В Оружейном зале за столом сидела Ирка со старинной книгой в кожаном переплете без названия и делала вид, что читает. Зрачки у нее не двигались. Верная напарница лучшего сыщика из всех восьмиклассников Москвы подслушивала двух пап – своего и Митькиного. Они тихо разговаривали у камина, повернувшись к огню. Иван Сергеевич был в форме, на спинке кресла висел ремень с пистолетом. Блинков-младший подумал, что Иркин папа специально не загнал во двор «Ниву» с московскими номерами. Те, кто устроили Виталию Романовичу утечку газа, сломали тормоза и пытались отравить пса, наверняка наблюдают за домом. Одно появление полковника из Москвы наведет шороху среди боровковских мафиози.

Его заметили не сразу, а когда обернулись, у папы окаменело лицо.

– Дмитрий, ты мне нужен. – Он говорил, почти не шевеля губами, а только раскрывая рот, как кукла. «Дмитрий» вместо «Митек» или «единственный сын» не предвещало ничего хорошего.

– А что, и погулять нельзя? – буркнул Блинков-младший.

Папа молча захромал к двери. За его спиной Ирка передала всю необходимую информацию, то есть покрутила пальцем у виска и поболтала высунутым языком. «Дурак! Почему не сказал, что уходишь?», – понял Митек и пожал плечами. Сама разве не понимает, что его не отпустили бы?

Иван Сергеевич все заметил и улыбнулся:

– Привет, Митек. Ты что не здороваешься?

– Навязываться не хочу. Некоторые со мной уже не разговаривают.

– А я думал, ты разбогател и заважничал, – непонятно намекнул Иван Сергеевич. Голос у него был обычный, и Блинков-младший подумал, что, может быть, не так уж все и плохо.

Папа ждал в комнате, где сегодня ночевал Блинков-младший. Собранный рюкзак и скатанный спальник валялись на диване.

– Закрой дверь. Я слушаю.

Митек чувствовал себя виноватым, но не настолько, чтобы получать выговоры при закрытых дверях. Не настолько, чтобы папа смотрел на него, как на какую-нибудь жабу в соплях! Он сегодня чуть не утонул в болоте и чуть не отморозил ноги – для себя, что ли?!

– В чем дело-то пап? Я в Москве целыми днями один и не спрашиваю, когда мне гулять, а когда уроки делать. А тут сходил на лыжах покататься – и нате!

Папа выслушал с застывшим лицом и потребовал:

– Крест.

До Блинкова-младшего начало доходить.

– Пап, она мне подарила.

Папа протянул руку:

– Крест!

– Папа, – снова начал Митек, выуживая из кармана Полинин крестик.

– Только не ври. Лучше молчи.

Тут Митек понял все окончательно: Дудаков проболтался! Теперь папа считает единственного сына спекулянтом…

– Он врет! – еще раз попытался объясниться Митек. – То есть нет, он тебе сказал, как было, это я ему наврал.

– Я не желаю слушать, что там один жулик врал другому. Мне это неинтересно, – отрезал папа. – Верни крест.

В животе у Митьки что-то сжалось и застыло большим холодным булыжником. Он положил крестик папе на ладонь.

– Не требуй с нее деньги. Она мне подарила, а не продала. Это правда. – И Митек отвернулся.

За спиной скрипнула дверь, но папа не уходил.

– Интересно, – глядя в окно, сказал Митек, – если бы то же самое Дудаков рассказал про маму, ты с ней разговаривал бы так же?

Тишина длилась целую минуту. Потом дверь захлопнулась, и он услышал в коридоре папины неровные удаляющиеся шаги.


Теперь Блинков-младший признался себе, что выбрал не самое удачное вранье для того, чтобы остаться в Боровке. То, что он сам представился Дудакову спекулянтом – куда ни шло: сыщикам часто приходится работать под таким прикрытием. Но ведь он и Полину испачкал грязью!

Дверь скрипнула. Тяжелых папиных шагов Блинков-младший не слышал и понял, что это Ирка.

– Ну, ты и дал, Митяище! – начала она.

– Если пришла воспитывать, то лучше уматывай, – огрызнулся Блинков-младший.

– Дурак, – Ирка подошла сзади и положила руку ему на плечо. – Я сама ничего не знаю. Дудаков что-то сказал твоему папе, твой папа на него накричал и стал звонить моему, а в результате нас высылают в Москву.

– Нас бы и так выслали. А я хотел остаться и наврал Дудакову, что помогу ему купить золотой клад.

– Ну и что? – не поняла Ирка.

– А то, что это незаконно.

– Я не про то. Ты разве не мог признаться Олегу Николаевичу, что наврал?

– Он слушать не стал.

На улице загудела машина.

– Это нас, – вздохнула Ирка.


Когда Митек высказал про себя все слова, которые не пожелал выслушать папа (не так уж их было много), «Нива» уже бойко скакала по снежным заносам.

– Ну, что на этот раз? – ни кому специально не обращаясь, спросил Иван Сергеевич.

Ответила Ирка:

– Пропал человек. Митек уже кое-что разузнал, но его даже слушать не захотели.

– Про человека мне Олег рассказал. А вы расскажите про спекуляцию золотом.

– Это было прикрытие, – буркнул Блинков-младший.

Иван Сергеевич помолчал, оценивая информацию.

– К похитителям хотел внедриться?

Вот это нормальный сыщицкий разговор! У Митьки ком подступил к горлу: ну почему Иван Сергеевич понял все с двух слов, а папа не захотел понять?!

– Нет, дядя Ваня, это моя дурость, – признал он. – Я хотел остаться. Любой ценой, понимаете? Папа раненный, Виталий Романович старый… Я и пообещал Дудакову, что достану золото. Думал, он уговорит папу оставить меня дня на два.

– Он уговаривал, – подтвердил Иван Сергеевич. – Знаешь, как? Говорит: «Олег, купим золотишка! Я тебя в долю возьму!»… В общем, хорошо уговаривал. Года на четыре в колонии общего режима.

– А разве нельзя? – спросила Ирка.

– Если ты купишь у подруги ее собственное колечко, это ваше личное дело. А так, как Митек изобразил, – сплошная уголовщина… Ладно, сыщик, поговорю с твоим папой, – пообещал Иван Сергеевич.

– Я не просил, – заметил Блинков-младший.

– А я не для тебя, а для него поговорю. Думаешь, легко узнать про сына такие гадости? Да он места себе не находит!

– Если бы послушал меня, то нашел бы. Вы-то сразу все поняли.

– Я друг, а он – твой отец. Если ты станешь преступником, я всегда смогу с тобой раздружиться. А он станет отцом преступника и не простит себе этого никогда. Понял разницу?

– Да, – буркнул Блинков-младший, отвернувшись к окну.

Стекло замерзло по краям, а в середине было чистое. В домах горел свет. Наверное, болотные копатели уже вышли из своего убежища за лесом, чтобы дойти до ямы, когда совсем стемнеет. Хороший сюрприз их ждет на болоте! Он представил, какие физиономии будут у преступников: шли за сокровищами, а получат море болотной жижи!


Промелькнули последние дома исторического Боровка. Иван Сергеевич включил фары и обернулся на непонятные звуки.

– Митек!… Ира, он что, плачет?

– Как же, станет он плакать! – фыркнула Ирка. – Он смеется!

Глава XV

Побег из-под конвоя.

 Сделать закладку на этом месте книги

Обычно налоговый полицейский не похож на полицейского. Это вежливый человек в гражданском костюме. Он как сыщик занимается розыском, только не на улицах и не в бандитских притонах, а в денежных документах. Какой-нибудь бизнесмен прячет от налогов свои доходы и вредит стране, как диверсант! Из-за жадности таких, как он, стоят оборонные заводы, не летают космические корабли, ветшают мосты, дороги, школы и больницы. Но налоговый полицейский проводит свое тихое расследование, и бизнесмену приходится заплатить и налоги, и еще штраф, а может, и отправиться за решетку.

За решетку не хочется. У бизнесмена миллионы долларов и сотни способов помешать правосудию, от подкупа до убийства. Он пытается запугать полицейского или просто спрятать от него документы. Тогда – вежливость в сторону. Появляется группа физической защиты, которой командует полковник Иван Сергеевич Кузин, Иркин папа.

Рост у Ивана Сергеевича – метр девяносто два. Вес – сто двадцать килограммов, и, будьте уверены, на его мускулах нет ни грамма лишнего жира.

Форма у Ивана Сергеевича – камуфляж «ночка» с дубинкой и пистолетом на ремне.

Задача Ивана Сергеевича – произвести самое неблагоприятное впечатление. Часто ничего больше не требуется. Нужные документы находятся, руки преступника тянутся к полицейским «браслетам», и он мечтает об уютной камере, где нет этого ужасного полковника.

На самом деле Иван Сергеевич не ужасный и не прекрасный, а для кого как. Преступники его боятся, Ирка обожает, Митек относится с уважением. Но производить впечатление он умеет и пользуется этим не только для того, чтобы бизнесменов гонять.


На станции полковник заглянул в отделение транспортной милиции. Дежурный вскочил, увидев черно-белый камуфляж, такой же, как у милицейского СОБРа и ОМОНа.

– Товарищ младший лейтенант, – глядя сверху вниз, пробасил Иван Сергеевич, – у меня к вам личная просьба. Ваши люди все равно патрулируют электрички. Нельзя ли, чтобы они заодно приглядели за моими детьми?

Дежурный обрадовался, что у Ивана Сергеевича личная просьба, а не служебный нагоняй.

– Конечно, можно! – горячо воскликнул он, вставая на цыпочки и пытаясь разглядеть погоны Иркиного папы. Иван Сергеевич был выше него на целую голову. – Для вас, товарищ генерал, можно все!

– Полковник, – поправил Иван Сергеевич.

– Виноват, товарищ генерал-полковник! – испугался дежурный.

На этот раз Иван Сергеевич не стал возражать, решив, что детей генерал-полковника проводят еще надежнее.

– Значит, я на вас надеюсь, – со строгим лицом сказал он. – Посадите ребят на московскую электричку и скажите патрульным, чтобы приглядели.

Дежурный нахлобучил шапку и отдал честь:

– Есть посадить ребят на московскую электричку!

– А вы – чтоб вели себя как подобает! – подпустил строгости Иван Сергеевич.

Блинков-младший с Иркой тоже гаркнули «Есть!». Когда к тебе обращаются из-под потолка командным басом, трудно ответить по-другому.

Иван Сергеевич откозырял и вышел. Дежурный утер пот со лба.

– Строгий? – спросил он, пытаясь что-нибудь узнать о свалившемся как снег на голову «генерал-полковнике».

– Зверюга! – ответила Ирка.

– Лупит?

– Нет, на совесть давит.

– На совесть – это ничего, – решил младший лейтенант. – Меня папаша ремнем прикладывал.

Он посмотрел на часы и крикнул:

– Иванов, Фарафонов, на выход!

Отворилась боковая дверь, и оттуда вышли двое милиционеров в тулупах и валенках, на ходу подпоясываясь ремнями. У Иванова (или Фарафонова) в руке был недоеденных хвостик воблы. А Фарафонов (или Иванов) тер щеку с красным отпечатком бантика – видно, спал, подложив под голову шапку.

– Через пять минут московская. Посадите ребят и


убрать рекламу




убрать рекламу



проводите до конца. Приказ генерал-полковника, – веско сказал им дежурный.

– Конвоировать или как? – терзая зубами хвостик, спросил Иванов-или-Фарафонов.

– Охранять от преступных посягательств.

– А-а… Я к тому, что, может, надеть на них наручники? Или так не сбегут?

– Ну какие наручники?! – простонал дежурный. – Тебе говорят: генерал просил присмотреть за его детьми, чтобы не случилось чего.

– Раз не сбегут, так ничего и не случится, – ответил Иванов-или-Фарафонов и протянул нашим по маленькой соленой рыбке. – Угощайтесь, сам ловил.

Ирка поблагодарила и сунула рыбку в карман. А Блинков-младший сразу окрутил своей голову, оторвал спинку и вместе с чешуей сунул в рот. Он же с утра не ел.

– Знаешь, лейтенант, я бы все-таки надел на него наручники, – сказал Иванов-или-Фарафонов. – По аппетиту он беглый преступник, а не генеральский сынок.

– Все шутишь, Фарафонов, – неодобрительно заметил дежурный. – Ребята, не обращайте внимания, у него юмор такой.

– Да, такой уж незатейливый у меня юмор, – подтвердил Фарафонов. – Так как насчет наручников?

– Фарафонов!!! – взревел дежурный.

– Ладно-ладно, пусть у меня язык отсохнет, если я еще раз пошучу. Пусть меня переедет электрическим составом. Пусть мне никто не одолжит сотню до получки! – И, подталкивая Блинкова-младшего с Иркой, патрульный выскочил на перрон. Митек еле успел схватить рюкзак и лыжи. Заспанный Иванов молча взял Иркин чемодан и вышел за ними.


Было темно и холодно. Из зала ожидания, поднимая воротники, выходили редкие пассажиры. Блинков-младший поискал глазами название станции, не нашел и подумал, что теперь это не важно. Его не ждут в историческом Боровке.

– Мы не генеральские дети, – признался он патрульным.

Фарафонов подумал и решил:

– Это меняет дело. Выплевывай мою воблу.

– А вы не пробовали для разнообразия не шутить? – поинтересовалась Ирка.

– Пробовал. Все равно говорят: «Опять твои шуточки, Фарафон!». А когда шучу, наоборот, думают, что я серьезно.

– Как с сиденьями, – подсказал Иванов. Фарафонов заулыбался. Было заметно, что он гордится этой историей.

– Расскажите, – попросила Ирка.

– Это был обычный подвиг, каких немало в нашей опасной, но нелегкой службе… – издалека начал Фарафонов.

Рявкнула подъезжающая электричка, и Блинков-младший спохватился:

– Мы же билеты не взяли!

– Ничего, с нами не пропадете, – утешил его Фарафонов. – Оштрафуем вас и высадим на следующей станции.

Электричка тормозила, скрипя, как резинкой по стеклу. Сорванный с платформы снег крутился маленькими злыми вихрями.

– Садимся, – сказал Иванов. – Не слушайте его, ребята.

Все вошли в полупустой вагон и уселись у дверей. Не успела электричка тронуться, как неугомонный Фарафонов вскочил:

– Схожу попатрулирую на предмет хулиганских проявлений. Саша, развлекай подконвойных. – Он протянул Блинкову-младшему еще одну рыбку. – Питайся, подконвойный. Будешь сорить на пол – в застенок брошу.

И Фарафонов удалился, а Иванов стал примащиваться у окна, сдвинув на ухо шапку и подложив под нее руку.

– Так что за случай был с сиденьями? – спросила Ирка.

Иванов зевнул.

– Да задержали мы двоих вандалов…

– Из древней истории, которые Рим разграбили?

– Нет, которые сиденья в электричках режут. Полвагона исполосовали, да еще один полез на меня с ножиком. Само собой, мы их повязали. Фарафон и говорит: «Ну как, будем сажать или поступим по приказу от первого четвертого?». То есть от первого апреля. Такого приказа у нас нет. А эти уже поняли, что влипли. Стали спрашивать, что за приказ – может, говорят, мы вам заплатим, и дело с концом. «Мы взяток не берем, – отвечает Фарафон, – а приказ такой: сиденья порезали, теперь свою одежду режьте. Чтобы так же, точь-в-точь». – Иванов замолчал. Он клевал носом.

– Порезали? – спросила Ирка.

– На ленточки, и счастливы были! Им же срок грозил за вооруженное сопротивление. Сами посчитали, сколько разрезов на сиденьях, сами себя обработали. По-моему, справедливо. А Фарафона потом по начальству мотали, чуть не выгнали со службы, – сонно пробормотал Иванов.


Блинков-младший сел к окну, продышал дырочку в замерзшем стекле и стал смотреть.

Электричка мчалась среди полей. Снег в сумерках казался серым. Промелькнула безымянная платформа, на которой начались недолгие приключения восьмиклассников, и Митек загрустил. Эх, сойти бы сейчас, прямо в поле! Он бы не заблудился. Тут километров десять, на лыжах – раз плюнуть: полчаса до леса, меньше часа по лесу – и вот он, болотистый берег Боровки… Странно: Иван Сергеевич вез их на станцию минут двадцать – это двадцать километров, а то и больше!…

Блинков-младший попробовал ногтем иней на стекле и процарапал ровную линию: железная дорога. Под углом к ней лес, за ним, параллельно, река и город на высоком берегу. Выходило, что сейчас электричка приближается к Боровку!

«Ну и что?», – остудил себя Блинков-младший. Его из Боровка выгнали. В нем не нуждаются… Карта мозолила глаза. Он пририсовал развалины синеносовских лабазов, церковь и недостроенный мост. Церковь за левым ухом! Правая окраина леса, куда шли болотные копатели, колея в камышах… Вот так она шла, к железной дороге.

– Какая сейчас станция? – растолкал он Иванова.

– Не станция, а платформа. Сто второй километр.

– Мы ее проехали.

– Так то был сто шестой, там электрички не останавливаются… А зачем тебе?

– В Боровок надо.

Ирка выпучила глаза и незаметно от милиционера показала Блинкову-младшему кулак.

– Забыл что-нибудь? – без любопытства спросил Иванов, уминая подложенную под щеку шапку.

– Лыжи перепутал, взял папины, – нашелся Блинков-младший. – У него другой размер, мои крепления не подойдут.

– Подойдут! – убивая его взглядом, процедила Ирка.

– Да нет, – поддержал Митьку Иванов. – Смотри, какая у него нога маленькая. Сороковой размер?

– Ага, а у папы сорок пятый, – Блинков-младший вскочил и взял свои лыжи. Выбитая на креплении цифра «41» так и лезла в глаза. Он прикрыл ее рукой.

Электричка замедляла ход.

– Пешком не ходи! – стал наставлять его Иванов. – Вообще, от сто второго до Боровка рукой подать, но без лыж ты в снегу завязнешь: там дорога недостроенная. Дождись можайской электрички, вернешься и успеешь на восьмичасовой автобус.

– Дождусь, – пообещал Блинков-младший, продвигаясь к выходу.

– А без лыж твой папа не обойдется? – жалким голосом спросила Ирка.

– Нет.

Блинков-младший говорил правду, хотя лыжи тут были ни при чем. Не обойтись без него папе. Он один видел, в какую сторону шли болотные копатели. Он один заметил колею в камышах и только сейчас понял, когда она проложена и почему. Все ниточки Дела о пропавшем кладоискателе были у него в руках. Оставалось найти дом, в который привезли пушку – здесь, на сто втором километре!

– Нет, папа не обойдется, – повторил Митек. – А Я ПРИЕДУ ЗАВТРА. Обещаю.

Заскрипели по рельсам колеса; он подхватил рюкзак и вышел в тамбур. Ирка догнала его и сунула в кулак скомканные деньги.

– Это нам папа дал на хозяйство. Смотри, Митяище, я себе только на метро оставила: если завтра не вернешься, буду голодать.

– Ир, погоди! А вдруг…

Но Ирка уже юркнула в вагон.

Двери распахнулись, и лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы, схватив лыжи в охапку, вышел на темную платформу. Напарница показала ему язык через оконное стекло.

Глава XVI

Возвращение сыщика

 Сделать закладку на этом месте книги

Карта, нарисованная ногтем на замерзшем стекле, все еще стояла у него перед глазами. Блинков-младший огляделся и понял, что не ошибся: отсюда пришли болотные копатели, больше неоткуда. Далеко вокруг, куда ни посмотри, была темнота, и только здесь, на сто втором километре, в домах светились окна и воздух вкусно пах печным дымом. Лес подступал совсем близко. Если бы не он, Митек увидел бы вчера ночью с болота поселковые огни.

Получается, что Боровок-то рядом. Другое дело, что дороги к нему нет, как сказал Иванов, поэтому болотные копатели ходили пешком. Но однажды, дня три-четыре назад, им пришлось найти вездеход или трактор, чтобы по мерзлому болоту вывезти с раскопа пушку Ник-Ника. Вот как появилась колея в камышах, вот куда она ведет: в один из этих дворов.

Ближайшие дома Блинков-младший уже рассмотрел: машин или гаражей во дворах не было. Он спустился с платформы и встал на лыжи. Чего проще – прокатиться по единственной улице поселка, заглядывая за заборы.

За пять минут он пробежал поселок из конца в конец, не встретив ни одной живой души, кроме собак. Машин в поселке было много, но ему не попалось ни одной, на которой можно вывезти пушку. Кое-где они просто стояли во дворах: «Жигули», «Москвичи» или неновые иномарки с низкой посадкой – по бездорожью на таких не проедешь. Чаще машины прятались в гаражах; тогда Блинков-младший рассматривал следы в снегу. Он искал отпечатки широких вездеходовских шин с рисунком «елочкой», а попадались только узенькие – от малолитражек.

Версия «Болотные копатели живут в поселке» зашаталась. Вездехода здесь нет; с другой стороны, машин полно и, значит, есть автомобильная дорога. Болотные копатели могли приезжать издалека… Блинков-младший повернул назад. Накатанная машинами колея привела его к железнодорожному переезду, которого он раньше не заметил, потому что сходил с другого конца платформы. За переездом колея уходила в темноту. Что там вдали, какие города и деревни?… Выходит, он знал не место, в которое вывезли пушку, а только направление.


Надежды рухнули. До сих пор каждое расследование Блинкова-младшего заканчивалось победой. Но рано или поздно даже лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы должен был проиграть. Работы без неудач просто не бывает…

Блинков-младший готов был вернуться в Москву. Его задержала только сыщицкая добросовестность. Машина с пушкой должна была проехать через лес, а там ветер не заметает следы, как на болоте. Значит, можно их найти и проследить путь машины. Девяносто девять шансов против одного, что след приведет к накатанной дороге и потеряется. Тогда можно будет со спокойной душой сказать себе: «Я сделал все, что мог».

Чуть в стороне от переезда, на расчищенном от снега асфальтовом пятачке, стоял киоск. Витрина сияла, как новогодняя елка. Блинков-младший представил себе, сколько там всякой вкусноты, и рванул, не чувствуя рюкзака за плечами.

Он так спешил, что подлетел к киоску, шлепая по асфальту не снятыми лыжами. Пересчитал Иркины деньги – три сотни! – и постучался в окошко:

– Печенья, орешков, пепси… – Он задрал голову, выбирая на витрине, чего бы еще взять, и наткнулся взглядом на вывеску:

Еда от Синеносова

– Каких орешков? – спросил продавец.

Митьке было уже безразлично. Теперь вся версия с пушкой готова была лопнуть! А вдруг колею в камышах оставил грузовик, возивший в киоск продукты из синеносовского магазина?

– Откуда у вас продукты? – спросил он.

– Придирчивый какой! – по-своему понял его продавец. – Ну, был у нас арахис недожаренный, его в булочки пустили. А это хорошая партия.

– Из магазина в Боровке? – не отставал Блинков-младший.

– Да говорю, это совсем другая партия! Не из Боровка, у нас свой склад! – продавец ткнул пальцем себе за спину. Он показывал в сторону леса!

– Давайте арахис, – согласился Митек и сунул в окошко деньги.

Обертку с печенья он сорвал зубами и, пока продавец отсчитывал сдачу, проглотил полпачки. Потом отошел в сторону, сел на сброшенный рюкзак и начал есть не спеша.

От площадки с киоском к лесу вела наезженная колея. Блинков-младший присмотрелся, и сердце у него забилось так громко, что, казалось, вот-вот услышит продавец в киоске. Отпечатки шин! Те самые, которые он искал: с рисунком «елочкой» и к тому же двойные! Их оставили задние скаты маленького грузовичка, «Уазика» или «Газели». Обе марки подходят, чтобы вывезти пушку с болота!

Теперь он жевал печенье, как бумагу, не чувствуя вкуса. «Еда от Синеносова»… Опять этот Разгильдяй!

Пропала пушка, исчез Ник-Ник, и начатые им раскопки на болоте продолжили новые люди. Они в оранжевых касках. В те же дни такие же оранжевые каски были кому-то проданы из синеносовского магазина. Причем кто продал-то? Сам хозяин, господин купец первой гильдии. ИЛИ НЕ ПРОДАЛ, А ВЗЯЛ ДЛЯ СЕБЯ?

Второй подозрительный момент: Синеносов угощает Дудакова и расспрашивает о Виталии Романовиче. Дудаков ему – мол, чепуха. А Синеносов упорно возвращает его к той же теме: «Так что натворил этот Шпагин?». В то же самое время «этот Шпагин» пытается исподтишка вытянуть из продавца, кто и кому продал каски. А потом по рассеянности роняет в снег купленные в магазине шурупы и не замечает потери. Волновался! Может быть, Виталий Романович тоже подозревает Разгильдяя?

Наконец, третье: болотные копатели идут к лесу, колея в камышах ведет к лесу, и в этом же лесу синеносовский склад и грузовичок. Это, пожалуй, не одно, а целых два совпадения!

Четыре косвенные улики набираются против Синеносова. Каждую из них можно было бы объяснить случайностью, но все вместе они превращаются в обвинение!

Митек запил печенье холодной пепси, встал, надел рюкзак и пошел по колее, проложенной грузовичком. Что там за склад в лесу?


Шагов через триста лес раздался. На поляне, окруженный кустарником и высокой оградой из стальных заостренных пик, стоял особняк. Трехэтажный, краснокирпичный, он казался вырезанным из глянцевого журнала и наклеенным на черно-белый зимний пейзаж. Проложенная грузовичком колея сворачивала к воротам. Туда же, к воротам, со стороны болот вела вторая колея, только слабее накатанная и припорошенная снегом. Ну да, ей три-четыре дня.

Вот вам и особнячок: и продуктовый склад, и убежище болотных копателей, и дом (или только загородная дача) господина купца первой гильдии!

Над воротами горел маленький прожектор. В его свете было видно, что свежий снег в колее притоптан. Блинков-младший нагнулся и разглядел следы, много следов! Они перекрывали друг друга и вели в обе стороны: и к особняку, и к болоту. Одна пара была приметная: подошва в мелкий рубчик, раза в полтора больше, чем обычные мужские следы. Скорее всего, их оставили «луноходы» или валенки с галошами.

Митек прошел по колее метров пять. Ведущие к болоту следы Мелкого Рубчика нигде не были затоптаны. Он ушел на раскопки и вернется, как только увидит затопленную яму. Может быть, он уже рядом и смотрит из лесной тьмы!

Оглянувшись, Блинков-младший понял, что свалял дурака: оставленная им лыжня так и бросалась в глаза. Лыжи он снял и пошел назад, забрасывая снегом дырочки от палок и затаптывая лыжню. На следы ботинок среди следов ботинок никто не обратит внимания…

Прожектор бил в лицо. Разрезая кусты пополам, на снегу лежала четкая граница света и тьмы. Блинков-младший торопился уйти с освещенного места – мало ли кто в особняке посмотрит в окно. До спасительной темноты оставалось два шага, как вдруг луч прожектора скользнул дальше. Словно кто-то специально освещал ему путь!

Прикрыв глаза перчаткой, он сквозь пальцы посмотрел на прожектор. Человека рядом не было и быть не могло – на столбе-то. Зато имелось кое-что похуже: телекамера! Блинков-младший встал на лыжи и не оборачиваясь дунул назад к поселку. Знает он эти штучки! Сам, бывало, сидел со знакомым охранником в комнатке, именуемой «Контроль за периметром». Такой там, братцы, контроль, что каждую прохожую собаку снимают на видео!

Луч прожектора вел его, пока не потерялся в ветвях. Блинков-младший свернул и побежал среди елок, огибая особняк по широкой дуге.

Не повезло. Обычно когда попадешь под объектив, это еще не значит, что тебя заметил охранник. Может быть, он в этот момент смотрит «картинки» с других телекамер. Но раз прожектор (и с ним камера) поворачивался, значит, охранник следил за подозрительным лыжником. Теперь кассету с фильмом «Сыщик у логова преступников» не пустят, как обычно, на другие записи, а сохранят…

«Ну и что? – успокоил себя Блинков-младший. – В Боровке меня никто не знает, кроме Виталия Романовича. Подумаешь, покрутился какой-то мальчишка у ворот». В этот момент ему хотелось быть совсем крохотным мальчишкой. Сопливым таким.


Участок у купца первой гильдии был здоровенный. Блинков-младший в хорошем темпе бежал минут пятнадцать, поглядывая на мелькавший за деревьями особняк. Прожекторы на столбах ограды попадались через каждые сорок шагов. Их неподвижно скрещенные на снегу лучи время от времени оживали и шарили по кустам. Было ясно, что Митькино бегство не успокоило охрану.

Обогнув особняк, он свернул вправо, к болотам, и еще долго видел промельки света за спиной. Теперь прожекторы помогали: раз светят в затылок, значит, не сбился с направления. А лес редел! Еще пять минут хода – и в путанице ветвей мелькнула низкая луна.

Блинков-младший вышел на болота.


Огни Боровка светились всего-то километрах в двух, впереди и чуть справа – лишнее подтверждение тому, что Митек шел по пути болотных копателей. Если повернуть обратно, церковь окажется точнехонько за левым ухом.

На болотах гулял ветер. Из-за быстрых туч то краешком, то целиком показывалась луна, и тогда становилось так светло, что Блинков-младший различал стрелки часов: половина десятого. Наверняка Мелкий Рубчик возвращается в особняк, если уже не вернулся, разминувшись с ним в лесу. Митек зашел за куст и достал из рюкзака сделанный папой маскхалат. Простыня с веревочными тесемками была большая и налезла поверх рюкзака. Теперь он был уверен, что если наткнется на болотных копателей, то увидит их первым.

Болото шло под уклон к реке. Въехав на кустистый пригорок, Блинков-младший разглядел впереди сотворенную им лужищу. Ну и здоровенная! С футбольное поле. Выдавленную из болота жижу схватило ледком, и ветер гонял по нему маленькие снежные смерчи. Придется объезжать, и лучше справа, держась края леса, чтобы спрятаться в случае опасности. Блинков-младший уже поднял палки, чтобы оттолкнуться и съехать с пригорка…

…и вдруг увидел болотных копателей!

Их было четверо. Ну да, он давно подозревал, что третью каску из синеносовского магазина взяли не про запас. А четвертая – каска Ник-Ника – вполне могла оказаться у преступников вместе с его лопатой… Или сам Ник-Ник в своей каске сейчас шел среди тех четверых.

Блинков-младший затаился в кустах. Болотные копатели приближались. Они шли краем леса; минутой позже Митек столкнулся бы с ними нос к носу!

– Почему, почему… Я тебе как рыбак скажу. Бывает, лед висит над рекой: пробьешь лунку, а до воды сантиметров десять. А бывает наоборот: река лед взломает и пойдет по верху. Потом, конечно, застынет. А почему – Бог его знает.

– Так то на реке, там течение, – заспорил другой голос.

– Зато из болота газы выходят. Увеличилось давление, вот стенки и продавило. Паш, ты как считаешь?

– Я считаю, надо просить у Носика прибавку за риск, – практично заметил Паша. – Может, яму за секунду затопило. А если бы я там был в это время?

– Да, из болота не выплывешь, – авторитетно подтвердил рыбак. – Надо просить прибавку, только всем вместе. Сан Иваныч, пойдешь с нами?

Луна как назло скрылась в облаках. Блинков-младший пытался узнать среди болотных копателей Ник-Ника. Паша и Сан Иваныч, понятно, исключаются. Рыбак – тоже: он пузатый, а Ник-Ник на фотокарточке худой. Остается последний, тот, который спорил с рыбаком. По фигуре подходит, а голос высокий, молодой. Хотя и у стариков бывают высокие голоса.

– А Сан Иванычу все по фигу, – сказал Молодой Голос. – Вот спросите его, что мы выкапываем.

– Звяки, – ответил Сан Иваныч. – Я знаю, что за каждый первый звяк мне платят сто долларов, а если буду копать дальше, то не заплатят. Вот я и не лезу дальше. И прибавки просить сам не пойду и вам не советую. Не наглейте, мужики. В охране мы месяц работаем за двести долларов, а тут можно за неделю столько срубить.

В охране! Блинков-младший перевел дух. За минуту он узнал не меньше, чем за весь прошедший день! И тут Молодой Голос – последний, кто мог оказаться Ник-Ником, – сделал ему еще один подарок.

– Три ямы, и в каждой звякало, – вслух подумал он. – И как только Носик угадывает, где копать?

Охранники удалялись; если кто-то и ответил Молодому Голосу, то Блинков-младший не расслышал. Но и один вопрос говорил о многом!

Во-первых, Молодой Голос не мог быть Ник-Ником. Пропавший кладоискатель безо всякого Носика прекрасно знал, где копать.

Во-вторых, ям с кладами было не две, а три. Из одной Ник-Ник достал пушку, вторую затопило, а что с третьей? То ли ее тоже залило разлившейся жижей, то ли клад из нее выкопали раньше.

В-третьих, теперь окончательно ясно, что Ник-Ник похищен. Среди болотных копателей его нет. Места, где спрятаны клады, показывает опять же не Ник-Ник, а Носик (и он же платит за работу). То есть ничто не говорит о том, что Ник-Ник добровольно подарил или продал тайну кладов. А раз не добровольно, то его заставили. Пытали?

И, наконец, главное: «НОСИК» – ЭТО СИНЕНОСОВ! А кто же еще, если его охрана в его касках идет с раскопок в его особняк!


Блинков-младший сильно оттолкнулся палками, съехал с пригорка и побежал к мерцавшим в ночи огням города. Морозный ветер бил в лицо и надувал самодельный маскхалат из простынки. Непонятый, оскорбленный, изгнанный самым родным человеком, сыщик возвращался, чтобы ему помочь.

Глава XVII

Погоня или…?

 Сделать закладку на этом месте книги

Огни Боровка приближались медленней, чем хотелось бы. Напрямик до них оставалось километра полтора, но Блинкову-младшему приходилось огибать разлившееся болото. По кустам, по камышам и кочкам да еще в темноте не разбежишься. Он двигался не быстрее пешехода, объезжая густые заросли и проламываясь сквозь жидкие.

Кочек попадалось все меньше; камыши стали редеть, и, наконец, Блинков-младший выехал на речной лед. Боровок был в сотне шагов, но – вверх по обрыву, остановившему французскую армию. Обрыв Митек сегодня уже штурмовал, только без рюкзака и днем. Повторять этот опыт сейчас он бы не стал ни за какие коврижки. Оставалось идти вдоль реки, в обход, а это еще полтора километра.

По ровному заснеженному льду можно было бежать. Блинков-младший в хорошем темпе домчался до моста и, ставя лыжи «лесенкой», взошел по невысокому скату на дорогу.

Отсюда начинался подъем в город – пологий и длинный «тягун». На таких даже автомобильные моторы перегреваются. А поскольку Митек одолевал «тягун» на лыжах, с рюкзаком за плечами, то пар от него повалил, как от вареной картошки. Дойдя до вершины, он уселся в снег и начал развязывать веревочные тесемки маскхалата. Пальцы дрожали и путались в узлах. От усталости в голове было пусто. Он смотрел на церковь и тупо думал: «Церковь». Смотрел на мост и думал: «Мост». Потом взглянул на болото и подумал: «Фары»…

ФАРЫ!!! Ночью! На болоте, куда и днем-то никто не сунется, потому что и опасно, и незачем!

Силуэт машины терялся на фоне темного леса. Блинков-младший видел только два скачущих по снегу пятна света. Машина повторяла его путь! Сейчас свернет на реку… Точно, свернула!

Погоня это или случайное совпадение? Теперь, на присыпанном снегом льду, он ясно разглядел блестящую жучиную спинку машины. «Газель», фургон. Значит, задние колеса сдвоенные – те самые, которые наследили у особняка купца первой гильдии! Нелишним будет вспомнить, что час назад у того же особняка снимался видеофильм под названием «Подозрительный тип у ворот». Спрашивается: что теперь делать этому подозрительному типу? Отвечается: надо делать ноги!

Блинков-младший помчался изо всех сил! Наполовину развязанный маскхалат полоскался и трещал на ветру. Если «Газель» сумеет въехать с речного льда на хорошую дорогу, она в два счета догонит лыжника!

Рев мотора слышался уже за спиной: точно, на берег карабкается, дрянь такая! Блинков-младший замолотил ногами и руками с палками, как будто не на лыжах бежал, а выплывал из водоворота. Воздуха не хватало, сердце колотилось у горла.

Дорога вывела его на площадь у синеносовского магазина. Снег здесь был утоптан до глянцевой корки – хорошо, следов не останется. Влево от площади расходились окраинные улицы Боровка. Не улицы – ловушки: сплошные заборы по обе стороны, ни свернуть, ни скрыться. Справа на сотни метров тянулась стена древнего лабаза. Единственным местом, где хоть как-нибудь мог спрятаться человек, было дощатое крыльцо магазина.

Блинков-младший обернулся. Свет фар еще невидимой машины скользил по подъему и таял в небе. Он забежал за крыльцо и рухнул в сугроб, широко раскинув ноги с не снятыми лыжами. Не прошло и секунды, как свет лизнул стену, сполз ниже и упал на затоптанный грязный снег. Фургон ехал прямо к магазину!

Проверяя свою маскировку, Блинков-младший огляделся… И обмер. Посреди тени от крыльца торчал горб – его рюкзак, попавший в луч света. Мало того, на освещенное место предательски высунулся носок лыжи. Балбес! В детском саду прячутся лучше!

Свет становился ярче. Ревел мотор, и казалось, что фургон вот-вот наедет на лыжу. Шевелиться было нельзя, это любой жук знает и при опасности прикидывается дохлым. Пока ты неподвижен, белый горб рюкзака под маскхалатом и кончик лыжи привлекают не больше внимания, чем снег и мусор. Но если «снег» и «мусор» начнут прятаться, люди в «Газели», конечно, заинтересуются таким редким явлением природы.

Блинков-младший лежал, вжавшись щекой в забросанный окурками снег. Как только машина остановится, надо вскакивать и бежать в развалины – там ни один вездеход не пройдет. Главное, не позволить страху командовать, не сорваться с места, пока не поймешь окончательно, что раскрыт…

Сдвоенное пятно света подрожало на снегу и вдруг скользнуло в сторону. Звук мотора стал удаляться. Высунувшись из-за крыльца, Блинков-младший увидел, что «Газель» свернула на улицу, где жил Виталий Романович!


От прошедшего страха еще ныло в животе. Похоже, за ним и не думали гнаться. Совпадение: и он, и преступники двигались к дому Виталия Романовича и выбрали одну дорогу… А может, и не преступники, и не к дому, и не Виталия Романовича. Скажем, водитель едет на бензоколонку или домой ночевать. Но это ничего не меняет. Все равно «Газель» синеносовская, а Синеносов под подозрением, значит, отпускать его машину без проверки нельзя!

Блинков-младший вскочил и побежал за фургоном. Окраинные домики Боровка слепо глядели погасшими окнами. Редкой цепочкой светились уличные фонари. «Газель» мелькала далеко впереди, то выезжая на освещенный пятачок снега, то пропадая во тьме. Лампочка над задним номером у нее не горела. Ох, не к теще на блины едет синеносовский водитель!

И вдруг фургон исчез. Въехал в темноту, а под следующим фонарем не появился. Ни отсвета фар на снегу, ни вспышки тормозных огней… Блинков-младший всматривался в темноту, пока не заслезились глаза. Сморгнул и сразу потерял место, где остановился фургон. Дом Виталия Романовича он тоже не видел, но это было не важно. Если преступники наглые, то подъехали к самым воротам, если осторожные, то встали в стороне. ГЛАВНОЕ, ОНИ ПРЕСТУПНИКИ, и в этом уже нет никаких сомнений. Потому что ни один нормальный водитель не бросит машину в полной темноте, когда можно остановиться под фонарем. Он боится угонщиков, хулиганов и наезда другой машины.

Блинков-младший поймал себя на том, что торчит посреди улицы, заметный, как муха на сахаре, и отбежал в темноту. Надо подойти поближе, но как? Фонари не обойдешь. Маскхалат не поможет, а только вызовет лишние подозрения. Он снял маскхалат и комом затолкал в рюкзак. Прикинуться случайным прохожим? Глупо. Если преступники узнают его по видеозаписи, то схватят, если не узнают, то затаятся… Может, зайти к дому Виталия Романовича сзади, с огорода? С Полининого. Она так и объясняла: «Мой дом за Витальроманычевым, выйдешь с его огорода и попадешь на мой»… А улица ее – соседняя, Рыбацкая. Нет, Рыбачья Слободка. «Дом с зеленой крышей, где бабка Филимоновна живет». Ну и адресок дала рыжая! Весны, что ли, ждать, когда снег с крыш стает?


Пришлось вернуться к магазину и бежать обратно уже по Рыбачьей Слободке. Спросить про бабку Филимоновну было некого, и оставалось только смотреть поверх крыш. Дом у Виталия Романовича был приметный: в два этажа да еще с мансардой. Блинков-младший заметил его издалека, но вовсе не был уверен, что по соседству нет другого похожего.

Он подошел к забору (хотелось надеяться, что Полининому). Окна в доме не светились – к лучшему: не надо тратить время на объяснения. Покосившаяся калитка закрывалась на веревочное кольцо. Стоило ее тронуть, как петли пронзительно взвизгнули. После этого уже не было смысла красться. Блинков-младший настежь распахнул калитку, пулей пролетел через двор, пригнувшись, юркнул под окнами и забежал за сарай. Если кто и проснулся от шума, то пока он встал с постели, пока посмотрел во двор, там уже никого не было.

В сарае похрюкивало, и воняло из щелей, как в зоопарке. Полинин поросенок! Митек обрадовался ему, как родному: значит, ошибки нет! Он пробежал по огороду и не снимая лыж перешагнул через невысокий занесенный снегом забор.

Сразу чувствовалось, что здесь начинаются владения боровковского Леонардо. На огороде рядами стояли теплицы с пустыми рамами, за ними – шеренги каких-то ровно подстриженных кустов, потом сад. Ветки нависали


убрать рекламу




убрать рекламу



низко, и пришлось идти, согнувшись в три погибели.

Дом с мансардой поднимался черной громадой, заслоняя луну. Вблизи от него падала такая густая тень, что Блинков-младший не видел собственных рук. Он брел на ощупь, нагнув голову, чтобы не выхлестать глаза ветками, и сослепу нанизался рюкзаком сразу на несколько сучков – ни вперед, ни назад. До дома оставалось шагов десять. Митек снял с плеч лямки – рюкзак повис на сучьях. Ничего, не пропадет. Заодно надо бросить лыжи и палки, они теперь только мешают…

Как же легко ему стало! Хорошо как! Часа за три он снимал рюкзак только два раза – когда доставал маскхалат и когда прятал, – а лыжи вообще не снимал! Зато сейчас он летел, он порхал, он ужом скользил под самыми низкими ветками. И с каждым шагом приближался к смертельной опасности.


Берегись, сыщик! Может быть, через секунду, выглянув во двор, ты глаза в глаза столкнешься с преступниками. Они не шутят: утечка газа в доме Виталия Романовича, сломанные тормоза его машины, отравленное мясо для Душмана – все их пакости пахнут смертью… Кстати сказать, а Душман-то что же – сидел и смотрел? Наверное, Виталий Романович запирает его на ночь в доме. Ладно, у Душмана свои заботы, у тебя свои: выследить преступников и понять, какую ловушку они готовят на этот раз.

Глава XVIII

Готовься к войне!

 Сделать закладку на этом месте книги

Блинков-младший остановился за углом дома и стал прислушиваться. Со двора не доносилось ни звука. Плохо. Синеносовские подручные опережали его минут на пятнадцать – это много, если преступление заранее подготовлено. А вдруг они уже провернули свое грязное дело и скрылись?!

Он выглянул во двор. Уличный фонарь висел у самых ворот и заглядывал через забор. Ворота и калитка закрыты. Следов на снегу много, кто здесь только не ходил: Виталий Романович, папа, Дудаков, Иван Сергеевич, Ирка, Полина и он сам. При дневном свете можно будет поискать свежий чужой следок, а сейчас – бесполезно… «Соображай!», – поторопил себя Блинков-младший. В дом преступники не сунутся, там Душман. Гараж под замком, но это ни о чем не говорит: когда портили тормоза, тоже, наверное, замок был на месте. Сарай закрыт снаружи на щеколду…

Стоп! В щелях сарая мелькнул свет! Блинков-младший присел, слился со стеной дома. Вот он где, голубчик! Один, светит фонариком – это при том, что к сараю тянутся провода. Боится включить лампочку, выдать себя!

Луч фонарика то пропадал, то метался по стенам, высвечивая щели и дырочки от выбитых сучков. Пришелец что-то искал. С полминуты свет неподвижно стоял в щели под крышей, как будто фонарик положили куда-то на стропила, чтобы освободить руки. И вдруг пропал.

Стукнула доска. Блинков-младший расслышал скрип шагов по снегу. Ага, преступник вылез позади сарая, в пролом или подкоп! Сейчас выйдет во двор… Где же он?!

Шаги удалялись. Блинков-младший осторожно двинулся к сараю, и снег под ногой оглушительно скрипнул. Он попробовал не шагать, а брести, волоча ноги. Уже лучше: идти труднее, зато скрип стал глуше. А шаги за сараем утихли! Снова деревянный стук и царапанье, знакомое каждому, кто лазил через забор. Блинков-младший лазил и узнал эти звуки: подтягивается и носками ботинок скребет по доскам.

Не особенно скрываясь, он добежал до сарая и выглянул из-за угла. В лунном свете чернела двойная цепочка следов – от забора и обратно. Ночной пришелец явился не с улицы, а с соседнего участка. Блинков-младший быстро нашел щель в заборе и застал финал грязного дельца. Человек в черном длинном пальто спокойно, как свою, открыл соседскую калитку, вышел на улицу, и там взревел мотор. Судя по звукам, «Газель» развернулась и поехала назад, к реке.


По болоту и по лесу быстро не поездишь, однако и ехать здесь недалеко. Через полчаса Человек в Черном Пальто доложит Синеносову, что задание выполнено. Только бабушка надвое сказала: может, выполнено, а может, прогажено самым позорным образом. Потому что есть на свете такой Дмитрий Олегович Блинков-младший, лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы!

Следы вели к задней стене сарая. В снегу валялись щепки. Вот на что преступник потратил свои пятнадцать минут форы: пролом, классика игр невинного детства – доска на одном гвозде. Кто не знает, не заметит, кто знает, отодвинет. Митек отодвинул, заглянул… И, конечно, ничего не увидел. Интересно, что украл Человек в Черном Пальто? Что-то маленькое – руки у него были пустые… Или не украл, а оставил?! ЛИШЬ БЫ НЕ БОМБУ!!! От этих гадов можно всего ожидать. Не удалось взорвать газ, могли сарай заминировать.

Чем больше Митек над этим думал, тем кислее становилось на душе. Любой человек, входя в темный сарай, обязательно сделает два жеста: распахнет дверь и включит свет. Значит, если кто-то хочет без особых затей, на скорую руку, взорвать Виталия Романовича, он заминирует либо дверь, либо выключатель, либо и то, и другое. Разумеется, сам преступник не будет включать свет и выходить через дверь, а посветит себе фонариком и уйдет через пролом в стене. НО ИМЕННО ТАК И ПОСТУПИЛ ЧЕЛОВЕК В ЧЕРНОМ ПАЛЬТО!!! Значит, в сарае наверняка бомба!

Самым правильным было бы немедленно бежать к папе и Виталию Романовичу. Но даже лучшие сыщики из всех восьмиклассников Москвы не всегда поступают правильно. Честно признаться, Блинкову-младшему просто хотелось оттянуть объяснение со взрослыми. Сейчас у него нет доказательств – одни догадки, а их в двух словах не выложишь. Вдруг папа опять упрется: «Не хочу слушать, молчи»? Другое дело, если прийти и так спокойно сказать: «В сарае бомба. Я ВИДЕЛ». А еще лучше принести штуку, спрятанную Человеком в Черном Пальто (если это не бомба) и без единого слова бросить ее на стол. Это будет достойно. Веско. Победителей не судят, и папа сразу позабудет свои воспитательные меры!

Решено. Раз преступник выходил через пролом, то и войти через него можно, не рискуя подорваться. Надо только найти, чем посветить. Блинков-младший стал шарить по карманам. Ключи, пластмассовая рвота, мелочь, нож, бумажные деньги… А где папина зажигалка?! Он хорошо помнил, как разводил костер в яме. Долго разводил, потому что огонек заливало растаявшим снегом, и он держал зажигалку наготове… В кармане спортивных штанов, которые сейчас лежат в рюкзаке.

Блинков-младший побежал за дом, нырнул в гущу черных веток… и заблудился. То есть он прекрасно видел белеющий за стволами деревьев снег и не терял направления: за спиной дом, впереди чистый снег – там сад кончается. Идешь и выходишь. А рюкзак где-то позади, висит на сучках в той части сада, где и луна не светит, потому что ее заслоняет дом.

Он вернулся к дому, попробовал снова – мимо. Еще раз вернулся. И еще. Фигушки! Может быть, он проходил в двух шагах от рюкзака – темнота стояла такая, что пока носом не ткнешься, ничего не увидишь.

На улице взвыла милицейская сирена. Звук был робкий, если сирена вообще может быть робкой: уи-у-у, молчание, потом еще раз, коротко: уи-у. Машина явно не двигалась. Блинков-младший не мог определить на слух, где она стоит – у ворот Виталия Романовича или у соседских.

В окошке мансарды зажегся свет, упал на ветви, и он увидел свой рюкзак. Действительно, в двух шагах. Испачканные вчера штаны лежали отдельно, под клапаном. Он быстро нащупал сквозь ткань зажигалку, немного попутался, добираясь до кармана…

Бум-м! Бум-м! Бум-м! Промерзшие доски гудели под ударами, как барабан. Похоже, били резиновой дубинкой. Сомнений не осталось: милиция приехала к Виталию Романовичу – у соседей забор из сетки, звук был бы другой.

Вот это поворот событий!… Первое, что пришло в голову – милиционеры задержали «Газель» и нашли у Человека в Черном Пальто что-то украденное из сарая. А значит, искать там уже нечего, и зажигалка не нужна. Блинков-младший рвался к месту событий. Если бы он услышал стук дубинки секундой раньше, то побежал бы во двор, не тратя времени на поиски зажигалки. Но сейчас она была уже в кулаке. Блинков-младший сунул зажигалку в карман, не подозревая, что в самом скором времени она спасет человека.


Света из окошка мансарды хватало, чтобы не натыкаться на ветки. Он дошел до угла дома, выглянул и не увидел ничего нового. Шли переговоры.

– Я милицию не вызывал! – кричал из окна боровковский Леонардо.

– Лучше откройте! – настаивал невидимый милиционер, для убедительности постукивая дубинкой по забору. Ого! Если это не угроза, то предупреждение.

– А в чем дело?

– Не буду же я с вами через забор перекрикиваться! Впустите, объясню.

– Приходите днем, тогда впущу, – невозмутимо ответил Виталий Романович и со стуком захлопнул окно.

Милиционер со злости врезал дубинкой по занывшим доскам. Хлопнула дверца машины. Уезжает? Нет, из машины вышел второй.

– Ты видал, а?! Разговаривать не хочет! – стал жаловаться любитель орудовать дубинкой.

– Полегче, полегче! Он имеет право нас не впустить.

– Да я сейчас прокурору позвоню… – Голос ЛОР (Любителя Орудовать Дубинкой) оборвался, как будто ему заткнули рот. Из-за забора слышалось только невнятное бурчанье.

Да, ЛОР был совсем не похож на доброго Дядю Степу, желающего вернуть украденные вещи. Прокурору звонить собирается… Зачем? А затем, что милиционеры не имеют права врываться в дома. Если там драка, стрельба – тогда другое дело. А так они должны собрать улики, допустим, на Виталия Романовича, доказать прокурору, что он преступник, и получить разрешение на арест и на обыск.

НА ОБЫСК! Блинков-младший бросился к сараю. Вот зачем приходил Человек в Черном Пальто! Бомба под дверью, звонок в милицию: «Шпагин Виталий Романович прячет в сарае то-то и то-то (золото, например)». Милиционеры приезжают к боровковскому Леонардо и заставляют его открыть сарай, не подозревая, что дверь заминирована. Взрыв происходит у них на глазах…

– Виталий Романович! Это я, Кузнецов, участковый ваш! Выйдите хоть во двор, поговорим! – упрашивал второй милиционер.

Блинков-младший был уже за сараем. Отодвинул доску, протиснулся, черкнул зажигалкой… Огонек резанул по привыкшим к темноте глазам. Митек заслонил его ладонью и осмотрелся. С первого взгляда стало ясно, почему сарай не запирается, а только закрыт на задвижку. Он был пуст, если не считать дров, сложенных поленницей у боковой стены. Дрова посерели от влаги и совсем не пахли деревом – старые. Видно, остались с тех времен, когда в доме не было газа.

Железячка на конце зажигалки раскалилась и стала жечь палец. Блинков-младший погасил огонь. Сквозь дырявую крышу была видна луна. Во дворе участковый продолжал уламывать Виталия Романовича. Боровковский Леонардо хоть и вышел к забору, но впускать милицию не спешил:

– Ну почему же ночью?

– Вы знаете, как я вас уважаю… бу-бу-бу… – Голос участкового из-за забора слышался хуже и временами становился невнятным.

– Вот и приходили бы днем!

– Бу-бу, сигнал поступил… Обязаны…

– А кто на меня заявил?

– Бу-бу…

– Ну, знаете ли! Каждый остолоп будет хулиганить по телефону…

– Анонимные сигналы тоже проверяются!

– А у вас есть санкция прокурора?

– Бу-бу-бу… В особых случаях…

– Ну что вы городите, какой тут особый случай!

– …Не советую оказывать сопротивление…

«Чего я жду?!» – спохватился Блинков-младший. Его догадка подтвердилась: был звонок в милицию! Надо искать бомбу! Скорее, пока боровковский Леонардо не сдался!

Светя под ноги и стараясь не наступать на подозрительные щепки, Митек стал по шажку подходить к двери. Маловато для своих четырнадцати лет он знал о минах! Бывают детонаторы электрические и капсюльные. Бывают взрыватели натяжного и нажимного действия, часовые и химические. Даже из куска яблока можно сделать взрыватель: яблоко сгниет или ссохнется, пружинка с него соскочит и – бабах!… Что это за проволочка?! Нет, она просто валяется, оба конца видны. Перешагнуть на всякий случай и… Снег. Намело из щели под дверью целый сугроб.

Опять стало жечь палец. Блинков-младший выключил зажигалку, помахал ею в воздухе, чтобы остудить, и снова высек огонек. Снег был ровный, чистый, без единого следа. Он лежал у двери, как специально постеленный коврик. Не наступая на снег, Блинков-младший потянулся к двери. Дотронуться можно, устанавливать мину, работая вытянутыми руками – неудобно и ненужно: все равно взрыв стер бы следы. Тем не менее, снег остался нетронутым. Может быть, Человек в Черном Пальто вообще не подходил к двери?

Голоса во дворе смолкли. Что-то звенело; обиженно взлаивал Душман. Похоже, Виталий Романович сажал его на цепь. Значит, сейчас впустит милиционеров!

Блинков-младший посветил вокруг, ища проволочку натяжного взрывателя. Ничего. Поднял зажигалку выше – ага, вот и выключатель. Тоже ничего подозрительного: два провода входят через дырку снаружи, два тянутся вверх. Лампочка… Голая, без плафона – взрывчатку спрятать некуда.

– Ну, заходи, – неохотно пригласил Виталий Романович. – А этот дуболом пускай на улице стоит, вежливости учится.

– Это почему?! – заспорил ЛОР.

Истекали последние секунды. Если звонивший в милицию преступник точно сказал, что Шпагин прячет ЭТУ ШТУКУ в сарае (а не «где-то прячет»), то и начнут обыск с сарая. Что это за ШТУКА? Теперь ясно, что она не бомба, не мина, но все равно опасная, раз милиция приходит за ней среди ночи.

– Не пущу, и все! Я вас не знаю! – упрямился боровковский Леонардо.

«Виталий Романович, ну продержитесь еще чуть-чуть!», – умолял про себя Блинков-младший. Поискать ШТУКУ в поленнице? Дрова за день не разберешь. В углах… Пусто. Земля мерзлая…

– …Тогда пригласим в понятые моего гостя. Он ученый-ботаник, москвич…

Странно, подумал Блинков-младший, а про Дудакова Виталий Романович ничего не сказал. И про Ивана Сергеевича. Уехали они, что ли?… Не отвлекаться!

– …Да я в этот сарай сто лет не заглядывал!

Огонек зажигалки плясал в руке. По сараю метались тени. И тут Блинков-младший вспомнил, как точно так же прыгал в щелях луч фонарика. Человек в Черном Пальто искал, куда бы спрятать ШТУКУ. А потом нашел и положил фонарик куда-то наверх… Вот сюда, на балку – другого подходящего места нет. Значит, положил он фонарик, освободил руки… Зачем? Чтобы подтянуться!

Скрип шагов. ИДУТ!!! Ну и пусть. Ничего ему милиция не сделает – подумаешь, залез в дровяной сарай… Взяв зажигалку в зубы, Блинков-младший подпрыгнул, на ощупь схватился за балку, подтянулся… Бум! Здравствуй, крыша. Больно-то как – прямо по макушке!

– Олег, выйди! – закричал совсем рядом Виталий Романович. И – милиционерам: – Не входите! Дождемся понятого!

Блинков-младший уселся на балку верхом и чиркнул зажигалкой. ШТУКА была заткнута в угол между балкой и стропилиной. Он узнал ее сразу, хотя раньше видел только на картинках. Такая уж система – с другими не перепутаешь.


Тот момент, когда Блинков-младший коснулся рифленой рукоятки ШТУКИ, не был отмечен громом, молнией и прочими эффектами природы. Салюта тоже не было и праздника не объявляли. Никто не заметил, что предотвращено еще одно преступление, что спасены честь и судьба человека. Но так оно и было, хотя даже спасенный не подозревал, какая опасность ему грозила и кто его выручил.

А лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы запросто сунул ШТУКУ в карман, бесшумно соскочил с балки и, отодвинув доску в проломе, выскользнул из сарая.

В целом операция была закончена. Обвинить Виталия Романовича теперь не в чем. Если Блинкова-младшего схватят со ШТУКОЙ в кармане, то это будет уже ЕГО ШТУКА с отпечатками ЕГО пальцев. Он специально снимал перчатки, чтобы оставить «пальчики». Подростка за нее судить не будут, хотя и лезть на рожон незачем. Лучше исчезнуть, избавиться от ШТУКИ, а потом вернуться.

Митек стоял у пролома за сараем, Виталий Романович с милиционерами – с другой стороны, у двери, и пройти мимо них было невозможно. Оставалось ждать.

– Виталий Романович, ну зачем нам ваш гость? Это же обычная проверка, – ныл участковый. – Для обыска, если на то пошло, нужно двое понятых.

– Олег не ваш понятой, а мой понятой, – ответил боровковский Леонардо. – Боюсь я, что не услежу за вами двоими!

– Вы на что намекаете?! – возмутился ЛОР.

Правильно, между прочим, намекает. Почти что в «яблочко»: милиционеры должны были помочь преступникам, хотя сами вряд ли знали об этом. Виталий Романович боится, что ЛОР или участковый подсунут ему ШТУКУ, а ее уже подсунул Человек в Черном Пальто…

Блинков-младший достал ШТУКУ из кармана и попытался взвести затвор. Не получилось. Может, смазка замерзла, может, ШТУКА стояла на предохранителе, а может, вообще не работала. Она была нужна не для того, чтобы стрелять, А ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ЕЕ НАШЛИ. Поэтому Человек в Черном Пальто и не стал прятать ее в поленнице: там дров много, милиционеры замучились бы искать. Он спрятал так, чтобы нашли наверняка. Тогда Виталия Романовича задержали бы, и неизвестно, чем это могло кончиться. Вообще за незаконное хранение оружия сажают, но не всех и не всегда.

А ШТУКА замечательная, кто понимает. Изобретена в Германии сто лет назад и понемногу выпускается до сих пор. Есть такое латинское изречение: «Си вис пацем, пара беллум» – «Если хочешь мира, готовься к войне». Изобретатель ШТУКИ Георг Люгер, видимо, бредил славой древнеримских полководцев. Потому он и назвал свой пистолет «Парабеллум» – «Готовься к войне»!

Глава XIX

Как избавиться от пистолета

 Сделать закладку на этом месте книги

Представьте себя на месте Блинкова-младшего. Только сутки назад, такой же звездной ночью, он выбрался из ямы и впервые увидел болотных копателей. Сколько же всего произошло с тех пор!

Он тонул в болоте, он летел кувырком с речного обрыва, остановившего французскую армию, и его же штурмовал, замерзая в обледеневшей одежде. Он выслеживал преступников и подслушивал их разговоры. Он сам себя оболгал, был изгнан собственным папой и понят Иркиным. Наконец, он спас человека, который, наверное, до сих пор считает его вруном и спекулянтом. В кармане у него пистолет, в пяти метрах от него, за сараем, – двое милиционеров, и снова нужно скрываться!

Блинков-младший слышал, как Виталий Романович пререкался с участковым и ЛОРом, как вышел заспанный папа, и ему долго объясняли, что происходит. На глаза наворачивались слезы. Размахнуться бы, зашвырнуть парабеллум куда попало и спокойно пойти к своим!

Нельзя.

Сотни лет многие поколения оружейников, металлургов, химиков работали, делая оружие все лучше и лучше. Чтобы не слабели пружины, чтобы не ржавела сталь, чтобы не подмокал порох. В результате получились вечные машинки вроде этого парабеллума. Он, скорее всего, лежал в боровковской земле с сорок первого года, а что ему сделалось? Ничего. Нашли, отмочили в керосине, почистили – и он как новенький. Готов убивать, потому что для этого и сделан. Разве можно швырнуть в снег такую опасную штуку просто потому, что ты устал и хочешь к папе?!

Если бы Блинков-младший нашел парабеллум на улице, то сдал бы в милицию. Но после звонка преступников и обыска он боялся навлечь подозрения на Виталия Романовича. Ведь как может получиться? Приносит он пистолет. «Молодец!» – говорит, допустим, участковый Кузнецов. И начинает записывать его данные: Дима Блинков, город Москва… «А что ты, Дима Блинков, делаешь в нашем городе? Ах, гостишь у Шпагина Виталия Романовича?»… Кузнецов складывает два и два: у гражданина Шпагина искали оружие и не нашли, а потом его гость приносит пистолет… И начнут допрашивать «молодца» Диму Блинкова, а он будет врать и путаться. Серьезными неприятностями это не грозит ни ему, ни Виталию Романовичу. Но если Человек в Черном Пальто снова подбросит оружие боровковскому Леонардо, то во второй раз милиция примчится с уже подписанным ордером на арест!

Итак, нельзя врать, что нашел пистолет на улице. Сказать правду? Хотелось бы. Только Виталий Романович разок сказал в милиции правду: Ник-Ник пропал, надо розыск объявлять. А какой результат? Заявление на розыск Ник-Ника у него не приняли, но как раз после визита в милицию начались покушения на его жизнь. Насколько понял Блинков-младший, Виталий Романович даже не заикался милиционерам об утечке газа, несправных тормозах и отравленном мясе для Душмана. Он им не доверяет и, скорее всего, правильно делает. Так что сдавать парабеллум в боровковскую милицию не стоит.

О том, чтобы оставить оружие себе, не могло быть и речи. Это преступление, и весь сказ. В доме и вообще на участке Виталия Романовича прятать парабеллум нельзя – могут найти. Да, не так это легко – избавиться от пистолета!


За сараем все никак не могли приступить к обыску. Теперь Виталий Романович вспомнил, что еще года два назад отключил там провода, потому что сараем не пользовался и боялся короткого замыкания. Пошли за фонарями. Блинков-младший так и не понял, оба ли милиционера ушли, или один остался караулить папу. Папа остался точно – караулить, чтобы милиционеры не подложили что-нибудь в сарай. Окликнуть его? Нет опасно: вдруг ЛОР или участковый стоят рядом…

Снова пришлось ждать. У Блинкова-младшего начали мерзнуть ноги. Ботинки так и не просохли по-настоящему с тех пор, как он чуть не утонул в яме. И спать хотелось. Для развлечения он присел на корточки и, подсвечивая себе зажигалкой, стал рассматривать следы Человека в Черном Пальто. Их и так было неплохо видно при луне: большие, одинаково закругленные с носка и с пятки.

Огонек зажигалки трепетал на ветру. Его почти сразу же задуло, но Блинков-младший успел разглядеть рисунок подошвы на отпечатке. Мелкий Рубчик! Тот самый болотный копатель, который наследил у купеческого особняка. Митек не особенно удивился: и так было ясно, что Человек в Черном Пальто из разгильдяйской шайки. Если он еще и клады выкапывает, значит, у Синеносова не так много доверенных людей.

А за сараем наконец-то собрались искать вчерашний день. Лязгнула задвижка, дверь со скрежетом отворилась. Не дожидаясь, когда все войдут, Блинков-младший тронулся по своему старому следу. Он шел проверенным способом – волоча ноги, чтобы не хрустеть по снегу.

– Вот это да! – присвистнул в сарае участковый. Ясно: дрова увидел. – Виталий Романович, у вас, кажется, был миноискатель?

Боровковский Леонардо взвился:

– Вламываетесь среди ночи, потом – принеси вам фонарь, потом – принеси миноискатель! А дальше что? Сам себя обыщи и протокол составь?!

– А есть причина составлять протокол? – невозмутимо спросил участковый.

Дальнейшего Блинков-младший не слышал. Под лай Душмана и громыхание цепи он перебежал через двор и скрылся за углом дома.


Так что же делать с парабеллумом? Пока Блинков-младший решил одно: с парабеллумом надо смыться. Он разыскал в саду свои лыжи и побежал старым путем через Полинин огород. На глаза попалась дощатая будка. Вот и ответ: в уборной утопить! Раньше это не приходило ему в голову – дома канализация, у Виталия Романовича канализация. Уму непостижимо, что в двадцать первом веке кто-то мерзнет в таких будках!

От радости у Блинкова-младшего даже ноги согрелись, как будто он уже сидел у камина, протянув босые ступни к самому огню. Утопить парабеллум в выгребной яме, и можно возвращаться! Милиционеры скоро уйдут. Проблем с папой быть не должно: Иван Сергеевич обещал провести с ним воспитательную работу. Если папа еще не простил единственного сына, то все равно не оставит его на улице. И расскажет лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы все, что пожелают выслушать. И завалится он в теплую постельку!

Блинков-младший приоткрыл скрипучую дверь уборной и вдруг понял, что поступает неправильно. СЕЙЧАС пистолет может принести одни неприятности. А В БУДУЩЕМ?

В будущем Синеносовым займется милиция, и не боровковская, а областная. Он, Дмитрий Олегович Блинков-младший, постарается довести это дело до конца. Тогда и понадобится парабеллум. Неизвестно, какова его история. Может, он со времен войны пролежал в земле, а может, уже стрелял в руках преступника. Нет, его надо не выбрасывать, а прятать!

И парабеллум избежал бесславной гибели. Сам того не желая, Блинков-младший уходил все дальше от своих. В сарайчике опять хрюкал поросенок. Не спит всю ночь или почуял человека? На мгновение Митьке остро захотелось подбросить парабеллум хрюшке, но это было бы подло. В случае чего отвечать будет не хрюшка, а Полинина семья. Лучше найти для тайника ничейное место… Блинков-младший улыбнулся себе. Он выбрал такое место!

Снова рывок через Полинин двор, визг калитки, и вот уже одинокий лыжник мчится по сонной улице. Хотя это чересчур сильно сказано: «мчится». Устал сыщик. Еле ногами двигал.

Еще несколько минут, и он дошел до синеносовского магазина. Вот оно, ничейное место. Снег на площади, утоптанный тысячами ног, собьет с толку любую собаку-ищейку. По дощатому крыльцу с утра до вечера ходят покупатели. А под крыльцом – пустота. Подрыться острием лыжной палки, сунуть парабеллум, потом забить подкоп снегом и утоптать – вот и будет отличный тайник.

Блинков-младший огляделся – никого. Подбежал к крыльцу и уже встал на колени…

…как вдруг дверь магазина распахнулась медленно и беззвучно, как в кошмарном сне.

– На ловца и зверь бежит, – сказал Человек в Черном Пальто.

Глава XX

Словоохотливый похититель

 Сделать закладку на этом месте книги

Первой мыслью было – выхватить парабеллум. Но дальше-то что? Одним видом пистолета преступника не испугаешь. Надо пальнуть для начала в воздух – показать, что ты умеешь и не боишься стрелять. Беда в том, что стрелять ИЗ ПАРАБЕЛЛУМА ты как раз и не умеешь. Даже взвести затвор не смог, хотя тогда, за сараем, у тебя было время. Нет, с парабеллумом надо разбираться долго. Сказано же: система особенная, на другие не похожая – не то, что знакомый даже на ощупь мамин пистолет Стечкина.

Пришлось отставить ковбойские фантазии. Блинков-младший как следует уперся палками, подскочил и – раз! – одним прыжком развернулся. Широко шагнул, собираясь бежать… Левая нога уехала, а правая осталась. Человек в Черном Пальто успел спрыгнуть с крыльца и наступить на задник его лыжи.

– Кричать бесполезно, – ровным голосом сказал он.

До ближайших домов было шагов сто. Митек мысленно согласился: докричаться, пожалуй, сможешь, но прибежать на помощь не успеют. Если вообще побегут.

– Тебе ничего не будет. Пойдем, я тебе плеер подарю, мультики поставлю, – продолжал Человек в Черном Пальто.

– А как насчет карамельки Чупа-Чупс? – поинтересовался Блинков-младший.

Человек в Черном Пальто хохотнул бесстрастным голосом робота, показывая что оценил шутку.

– Снимай лыжи. Где твой рюкзак?

– Дома, – соврал Блинков-младший

– Неправда, ты не боровковский.

– Тогда потерялся.

– Можешь не отвечать, – решил Человек в Черном Пальто. – Это, в конце концов, неважно.

Блинков-младший еще не отказался от мысли о побеге. Раз противник стоит на его лыжах, надо снять лыжи и бежать на своих двоих.

Он присел, чтобы расстегнуть крепления, и почувствовал, что Человек в Черном Пальто держит его за капюшон куртки. Тоже мне, напугал! Правой рукой Митек управился с креплениями, а левая поползла к замку «молнии». Расстегнуть куртку, выскочить… В локоть как будто ударило током, и рука опала. Блинков-младший не понял, чем его стукнули – скорее всего, носком ботинка. Несильно, однако в болевую точку Человек в Черном Пальто попал.

– Даже не думай.

– А то что? – зло спросил Блинков-младший. Ровный голос Человека в Черном Пальто начал его бесить.

Клац-клац! В запястье сыщика врезался холодный браслет наручников. Второй браслет Человек в Черном Пальто защелкнул у себя на руке. Одно утешение – Блинкову-младшему он сковал правую, не зная, что Митек левша.

Блинков-младший поднял голову, взглянул в лицо противника и отшатнулся. Лица не было! Только черная размытая клякса с приплюснутым носом. Из глубины как сквозь туман поблескивали глаза. Мгновение спустя он сообразил, что Человек в Черном Пальто напялил на голову чулок. Только и всего! Страха у него сразу поубавилось. Обычный уголовник, а не привидение и не космический пришелец. Уже легче.

– Пошли. – Человек в Черном Пальто тянул его к магазину.

– Лыжи, – дернулся Блинков-младший.

О лыжах он думал меньше всего. Но в магазине, за закрытыми дверями, враг сделает с ним, что захочет. А пока они были на площади, оставался шанс, что кто-нибудь придет на помощь. Случаются же счастливые совпадения. Почему бы, скажем, участковому и ЛОРу не проехать мимо, возвращаясь после неудачного обыска?

Браслет впился в запястье.

– Лыжи я потом подберу, – отрезал Человек в Черном Пальто.

Митек побрел за своим похитителем. В последний момент он запустил свободную руку в карман и бросил на снег у крыльца пластмассовую рвоту. Дверь за ним закрылась.


В магазине редко горели дежурные лампочки. Самое удивительное, что похититель действительно привел его к отделу с видеокассетами! Свой браслет он снял с руки и защелкнул на отопительной трубе.

– Выбирай. Пойду за лыжами схожу.

Успокаивает, решил Блинков-младший, а потом заведет в подвал и треснет чем-нибудь по башке.

Человек в Черном Пальто уходил. Повернувшись к нему спиной, Блинков-младший попытался оживить парабеллум.


убрать рекламу




убрать рекламу



Нашел флажок предохранителя, сдвинул вниз. Потянул затвор – не взводится. Сдвинул флажок вверх – опять не взводится!

Защелка обоймы у парабеллума была заметная, в форме кнопки с углублением под палец. Митек нажал, и обойма со стуком вывалилась на прилавок. Сверху торчал медно-розовый патрон, в прорези сбоку были видны еще четыре. Он чуть в голос не завыл от разочарования! Погибать, вплотную подойдя к разгадке Дела пропавшего кладоискателя! С заряженным пистолетом в руке!

Винить было некого, кроме себя. Блинков-младший затолкал обойму в рукоятку, перепрятал парабеллум во внутренний карман и невидящим взглядом уставился на коробки с кассетами.

– Выбрал? – подошел сзади Человек в Черном Пальто. Митек наугад потащил кассету с прилавка.

– «Слияние двух лун»? Это тебе еще рано, – остановил его похититель. Надо же, какой заботливый гад. – А вообще какие фильмы ты любишь?

– Фантастику, только не всякую, – буркнул Блинков-младший. – «Газонокосильщик», «Терминатор», «Пятый элемент» – в таком духе.

– Губа не дура, – одобрил Человек в Черном Пальто и стал почти не глядя вынимать кассеты и бросать в пакет.

Чулок на голове мешал, преступник сдернул его механическим жестом. Блинков-младший узнал Синеносова! Не скрывает лица, значит, хочет убить!… Хотя мало ли кто чего хочет. Остаться бы минут на пятнадцать наедине с парабеллумом, и тогда посмотрим, кто кого!

– Тебя как зовут?

В голосе Синеносова не слышалось ничего, кроме обычного любопытства, и Митек решил, что запираться глупо.

– Дима.

– И откуда же ты такой, Дима?

А вот это – фиг ему. Сначала «Откуда?», потом – «Как в Боровок попал?», потом доберется до Виталия Романовича… Похоже, купец первой гильдии хотел выведать, что известно Блинкову-младшему по Делу пропавшего кладоискателя, и тогда уже решить его судьбу. А поскольку ему было известно почти все, то и судьба его ждала незавидная.

– Ты не из Боровка, – без особого интереса попытался угадать Синеносов. – Со сто второго километра?

Блинков-младший молчал.

– Ну, как хочешь, – пожал плечами Синеносов и задал неожиданный вопрос: – Микроволновкой пользоваться умеешь?

– Умею.

– Тогда пойдем за микроволновкой.

Синеносов снял браслет наручников с трубы и перестегнул на свое запястье.

– Давай, Дима, разойдемся без обид, – он больно тянул Митьку за прикованную руку. – Я ни о чем не спрашиваю, а про себя готов рассказать все, что тебя интересует. Тут и секретов-то нет особых: через неделю об этом весь Боровок будет сплетничать. Но пока неделя не прошла, тебе придется погостить у меня.

– Погостить?

– Давай считать, что ты у меня в гостях.

– Гостей в наручниках не водят, – буркнул Блинков-младший.

– Это временно, – утешил Синеносов, направляясь к знакомому отделу скобяных изделий.

Продавца Петра Электрификациевича, конечно же, не было на месте. Купец первой гильдии хозяйским жестом выкатил из-за прилавка садовую тачку и бросил в нее пакет с кассетами.

– Мы с тобой враги поневоле, – продолжал он, налегая на рукоятки тачки. – Причем ты для меня опаснее, чем я для тебя.

– Это почему? – спросил Блинков-младший.

– Если не догадываешься, то и не надо. Но, по-моему, ты догадываешься. Я не собираюсь играть с тобой в партизана на допросе. Хочешь молчать – молчи на здоровье, а я объясню, почему ты здесь, а не дома в кроватке. Ты вертелся у моего особняка. Ты подслушивал моих людей у раскопа. Ты следил то ли за домом Виталия Романовича, то ли за моей «Газелью» у дома Виталия Романовича. Этого достаточно, чтобы тебя изолировать, пока я не уеду. Если бы раскоп не затопило, то вторую пушку достали бы уже завтра, и денька через два ты был бы свободен. А так придется подождать.

Блинков-младший поймал себя на том, что бессознательно кивает: дескать знаю, о каком раскопе речь. А Синеносов сбоку заглядывает ему в лицо и довольно улыбается: подловил!

– Теперь я подозреваю, что раскоп затопило не без твоей помощи.

«А то!», – одними глазами ответил сыщик, а вслух спросил:

– Откуда вы про меня знаете?

– Я шел за тобой от особняка. Вернее, шел-то на раскопки; вижу, человек в кустах прячется, и решил проследить. На реке ты убежал, и я вызвал машину, а потом шофер видел тебя на улице, но ты опять убежал.

«Допустим, машину ты вызвал, чтобы парабеллум подбросить», – уточнил про себя Блинков-младший.

– А почему вы уверены, что в яме была пушка?

– Металлоискатель у меня хороший, – поделился секретом Синеносов. – Отличает цветные металлы от железа и даже, к примеру, золото от серебра. До пушки оставалось каких-нибудь полметра. Ее уже «прозвонили» и обозначили вешками – не заметил?

Надо признать, что купец первой гильдии ловко пользовался своей откровенностью: Митьку подлавливал, а свои цели маскировал. Блинков-младший решил пойти на обострение.

– Нет, не заметил, – глядя преступнику в глаза, с вызовом ответил он. – А насчет полуметра вы ошибаетесь: на самом деле больше. У меня лом провалился почти до конца.

– Звякало? – с острым любопытством спросил Синеносов.

– Звякало. В самой глубине.

– Ну и зачем ты мне все испортил?

– Мне была нужна лопата Ник-Ника, – ответил правду Блинков-младший.

– ИЗ-ЗА ПАРШИВОЙ ЛОПАТЫ?!!

Вот когда преступник по-настоящему разозлился! Глаза как помидоры, руки сжимаются и разжимаются, как будто ищут горло, чтобы вцепиться. У Блинкова-младшего задрожало в животе: на куски порвет!

– Я хотел отнести ее в милицию, чтобы Ник-Ника объявили в розыск. А раскоп затопил, чтобы лопаты не хватились, – объяснил он.

Синеносов тяжело дышал, раздувая ноздри.

– Оторвать бы тебе башку, – сказал он мечтательным голосом. – Но нельзя. За убийство МЕНЯ в розыск объявят, а Ник-Ник опять выскочит чистеньким.

Вот это да! «ОПЯТЬ» – значит, уже выскакивал, и Синеносов об этом знает! Что же получается?! Ник-Ник – не жертва, а сообщник преступников?!

Все белые пятна версии Блинкова-младшего мгновенно налились красками. Были там неясности, размытые детали – над ними предстояло подумать, – но в целом картина сложилась. Оставалось прорисовать детали.

– Вы пообещали рассказать все, что меня интересует, – напомнил сыщик.

– Спрашивай. – Синеносов толкал тачку к продовольственному отделу. Блинков-младший бежал за ним, «браслет» врезался в запястье.

– Вы собираетесь уехать – за границу?

– Ну не в Можайск же! Стал бы я тебе все рассказывать…

– Думаете, вас не найдут?

– Да за что меня искать? Долгов я здесь не оставляю, таких преступлений, чтобы попасть в картотеку Интерпола, за мной нет.

– А кто хотел Виталия Романовича убить?

– Во-первых, не я, во-вторых, не убить, а отправить в больницу. Ненадолго.

– «Не я» – это Ник-Ник?

– Идея его, исполнение – других людей. – Синеносов вкатил тачку за прилавок и сунул Блинкову-младшему пустой пакет. – Раскрой и держи.

Распахнув холодильник, Синеносов свободной от браслета рукой стал метать в пакет все подряд: стопку замороженной пиццы, котлеты, антрекоты… Блинков-младший подумал, что если бы преступник хотел его убить, то не обставлял бы свой обман так убедительно. Плевать ему было бы на то, что подумает жертва, которой оставалось недолго жить. Он приободрился и сказал:

– Я не люблю готовые котлеты. Лучше пиццы и мороженого побольше.

Пакет уже был полон.

– Не вынимать же, – решил Синеносов. – Держи второй.

Стали наполнять второй. Преступник норовил как родной подсунуть что-нибудь полезное, а Митек – взять что-нибудь вкусное. Как известно, вкусное и полезное редко совпадают, поэтому Синеносов, чтобы никого не обидеть, набил третий пакет одним мороженым, а четвертый антрекотами.

Пошли дальше, наполняя тачку водой для питья, сластями, мандаринами и прочей едой. Блинков-младший собрался с мыслями и выдал еще серию вопросов:

– Ник-Ник хотел украсть коллекцию Виталия Романовича?

– Зачем? Он свою здесь бросил.

– Он уже за границей?

– Сегодня ровно неделя, как уехал.

– А зачем же было отправлять Виталия Романовича в больницу?

– Так Ник-Ник распорядился.

Ответ купца первой гильдии ни о чем не говорил. Блинков-младший понял, что нащупал главную тайну, и многозначительно поддакнул:

– Ну да, «находка века»…

Тяжелая упаковка с шестью бутылками пепси выскользнула из руки Синеносова. Купец первой гильдии отпихнул ее ногой и бросил в тачку другую.

– С едой вроде все, – как ни в чем не бывало заключил он. – Видик там есть, а микроволновку и раскладушку я тебе вторым рейсом привезу.


Что значит «привезу» – куда, на чем? Блинкову-младшему пришлось гадать недолго: Синеносов шел к лифту. По пути он бросил поперек ручек тачки скатанный рулоном небольшой ковер:

– А то там пол холодный.

Ясно, где «там» – в подвале… На ковре болтался приклеенный липкой лентой ценник: 1000 зачеркнуто, новая цена – 400.

– Рождественская распродажа? – спросил Блинков-младший.

– Последняя, – уточнил купец первой гильдии. – Видал, какие у меня очереди? А что останется, отвезу в детский дом. Я сам детдомовский.

– Я знал, что вы ненастоящий Синеносов, – заметил Блинков-младший.

– Да нет, самый настоящий, только по бабке.

– А я думал, вы присвоили фамилию, чтобы магазин получить.

Синеносов усмехнулся:

– С точностью до наоборот. Магазин получить Ник-Ник мог бы и без меня…

При чем тут Ник-Ник?!! Блинков-младший кивнул с умным видом, хотя на самом деле перестал понимать купца первой гильдии. А тот продолжал:

– Эти развалины продавались за один рубль с единственным условием: либо их восстановить, либо доломать и расчистить место. У города не было на это денег, поэтому так придумали: платишь рубль, а потом тратишь миллионы. Не выполнишь условие – у тебя все отберут.

– А Ник-Ник нашел вас! – догадался Блинков-младший.

– Ну да! Городским властям было все равно, продавать ли развалины за рубль или отдать мне как наследнику Синеносовых. А когда меня признали законным наследником…

– …Вы сказали: отдавайте синеносовские особняки. Это Ник-Ник вас подучил?

Синеносов посмотрел с уважением:

– Интересный ты Дима. Самый интересный из всех моих знакомых Дим. Я в первый раз тебя вижу, а ты все про меня знаешь.

– Я тоже сегодня увидел вас в первый раз, – сказал Блинков-младший, не уточняя, что это было много часов назад. Сейчас он хорошо вспомнил подслушанный разговор Дудакова с купцом первой гильдии и даже его имя-отчество: – Савелий Митрофанович, только я не понимаю, на что вы рассчитывали. Все старые дома до революции были чьими-то, но их не отдают наследникам.

– Сейчас не отдают, – подтвердил Синеносов. – А десять лет назад этот вопрос только решался, и везде по-разному. Скажем, в Прибалтике решили отдавать, а у нас в России – не отдавать. Могли решить и по-другому, тогда Ник-Ник владел бы всем Боровком.

– Ник-Ник?!

– Да… Я был бухгалтером в Красноярске, считал чужие деньги и получал двести рублей в месяц. И вдруг как в сказке является добрый волшебник: вот тебе трехэтажный дом в Подмосковье, вот тебе магазин со всем товаром, а взамен подари мне то, чего у тебя еще нет. Я и подписал дарственные документы на все синеносовские особняки.

В сыщицкой работе это называется «вновь открывшиеся обстоятельства». Они открываются – и версии летят кувырком, Дело возвращают на доследование… Блинков-младший представлял себе Ник-Ника таким же чудаковатым коллекционером, как Виталий Романович. «Я не хозяин, я хранитель», на себя лишнего рубля не потратит. А он, оказывается, втайне ворочал немаленькими деньгами и мечтал заполучить целый город. Ведь в этих старых синеносовских особняках – все, что есть важного в Боровке, от школы до милиции…

– Выходит, Ник-Ник ошибся, – выдавил Митек, стараясь не показать удивления.

– Да нет. Он поступил, как бизнесмен, – туманно заметил Синеносов и потащил пленника в секцию спорттоваров.

В тачку полетели кроссовки, футболки, трусы и спортивный костюм. Размеры купец первой гильдии угадывал на глазок и ни разу не ошибся.

– Обойдусь, – буркнул Блинков-младший.

– Не обойдешься. Тоже, раскомандовался: антрекоты есть не хочет, переодеваться не хочет. В конце концов, кто из нас похититель – я или ты?

Когда гору вещей украсила коробка с елкой и вторая – с новогодними игрушками, Митек окончательно поверил, что если и умрет в плену, то нескоро и нескучно.

– Компьютер, – обнаглев, потребовал он.

– Завтра принесу, – невозмутимо пообещал Синеносов. – Я ими не торгую, а которые в бухгалтерии, старые и без игрушек.

Блинков-младший молча кивнул и, чувствуя себя Особо Важной Персоной, пошел за Синеносовым к лифту.

Кабина, как это иногда бывает, поднялась чуть выше пола. Митек заглянул через щель вниз, в шахту, но там было темно. В лифте всего три кнопки: «вверх», «вниз» и секретная, с замком. Едва ли Синеносов станет прятать пленника в подвале – туда заходят продавцы. Остается третье помещение… Синеносов перехватил Митькин взгляд и, похоже, сделал свои выводы, потому что брови у него изумленно поползли на лоб. «Ого! Ты и об этом знаешь!», – говорила его гримаса. Но купец первой гильдии, как и обещал, не стал ни о чем расспрашивать.

Тут и появился на свет ключик от секретной кнопки. Синеносов вставил его в замок, повернул, и кабина поползла вниз. Миновав освещенный редкими лампочками подвал, лифт провалился в полную темноту.

– Приехали, – сказал Синеносов, подхватив тачку с вещами. – Что стоишь? Открывай дверь

Когда они вышли из лифта, свет в кабине погас. Темнота была абсолютная: Блинков-младший с Синеносовым находились метрах в шести под землей. Митек нащупал в кармане зажигалку, но потом решил не показывать, что у него есть огонь.

– Выключатель справа, – подсказал Синеносов.

Блинков-младший нашел, нажал. Тусклая лампочка осветила знакомую картину: точно такие же, как в верхнем подвале, низкие кирпичные своды без единой колонны.

– Про этот подвал никто не знает. Я здесь нашел кое-какие товары, припрятанные в семнадцатом году! – с гордостью сказал купец первой гильдии. Намек был ясен: «И тебя могу припрятать лет на сто».

– Те, кто строили вам лифт, знают, – возразил Блинков-младший.

– Они из Македонии. Заработали денег и уехали домой.

– А продавцы каждый день видят секретную кнопку…

– …и считают, что она лишняя. Знаешь, как бывает: в доме девять этажей, а щиток в лифте с двенадцатью кнопками, потому что другого не было.

Шагах в двадцати от лифта подвал перегораживала стена из нового оранжевого кирпича. Без всякого сомнения, старинные своды тянулись и дальше, на всю длину разрушенных лабазов. Бросив тачку, Синеносов подвел пленника к новенькой железной двери, обтянутой дерматином. Вид у нее был самый домашний, не хватало только звонка и номера квартиры.

– Подвал, как видишь, сухой, – сообщил он таким тоном, как будто сдавал Митьке квартиру, и стал перебирать ключи на связке. – Прохладно будет, но ничего не поделаешь: здесь и зимой, и летом температура одинаковая – плюс девять.

Ключей у купца первой гильдии было много. Он искал нужный, примерял некоторые к замочной скважине… И вдруг из-за секретной двери секретного подвала кто-то спросил сонным голосом:

– Кто там?

Глава XXI

В компании с лизоблюдом

 Сделать закладку на этом месте книги

Вопросик был что надо! Синеносов чуть ключи не выронил. Представляете, тюремщик отпирает дверь камеры, а оттуда спрашивают: «Кто там?»…

Ух, как Блинков-младший обрадовался! Ясно, что за дверью был его товарищ по несчастью, сильный духом человек, не потерявший чувства юмора и готовый дать отпор! Вдвоем они поднимут восстание! Скрутят этого Разгильдяишку, закуют в его собственные наручники и сдадут, куда следует!

Блинков-младший покосился на Синеносова: что-то слишком беспечно для тюремщика вел себя купец первой гильдии. Подобрал нужный ключ, вставил, повернул…

Яркий свет ударил в глаза и заставил сощуриться. Надо полагать, Синеносов тоже в первое мгновение ослеп – самое время напасть на него! Митек отшатнулся, чтобы случайно не попасть под удар незнакомого пленника, сунул свободную левую руку за парабеллумом. Стук сердца отдавался в ушах. Преступник что-то говорил, но Митек не слышал… Ну что же ты, друг?! Бей! Я добавлю рукояткой!

Ни-че-го. Скованную руку потянуло вперед, Блинков-младший вслед за Синеносовым вошел за дверь и огляделся.

Под потолком висела громадная хрустальная люстра с неснятым ценником. Режущий свет заливал серый пол (не земляной ли?) и боковые стены, а впереди была как будто черная занавеска. Подвал там продолжался, может быть, на сотни метров. Люстра не могла осветить его до конца, как уличный фонарь не может осветить горизонт.

В углу справа от двери бормотал телевизор. Товарищ по несчастью вместо того, чтобы поднимать восстание, валялся на раскладушке, повернувшись к вошедшим спиной. В левом углу стоял холодильник и штабелем возвышались коробки: от видика, от телевизора и непонятно от чего.

– Садись пока к Игорю. Я сейчас тебе что-нибудь из мебели привезу, – сказал Синеносов, отстегивая браслет с Митькиной руки, и попросил заключенного: – Игорь, сходи к лифту за тачкой. Я там и для тебя кое-что захватил.

– Морской закон: «деды» отдыхают, салаги трудятся, – не оборачиваясь, ответил корреспондент «ЖЭ». Это был он!

– Ты бы у меня и дня не проработал, – беззлобно заметил Синеносов, присел к Дудакову на раскладушку и стал растирать ноги. Митек подумал, что грязные дела требуют не меньше сил, чем добрые.

– Я схожу за тачкой, а то мороженое растает, – сказал он детским писклявым голоском.

Синеносов молча кивнул. Не веря такой шальной удаче, Блинков-младший стал пятиться к лифту. Тюремщик даже не взглянул в его сторону. Дело решали метры и секунды. Лифт манил распахнутой дверью. У Митьки было целых тридцать шагов форы! Да еще пока Синеносов поймет, что к чему, пока встанет с низкой раскладушки. Вскочить в кабину, захлопнуть дверь…

– Без ключа лифт отсюда не поднимается, – не повышая голоса, сказал Синеносов. – Ну, чего встал? Иди за своим мороженым.

Блинков-младший сразу ему поверил. Конечно, Синеносов не выпустил бы его за дверь, если бы из подвала можно было уехать без ключа. Потому и Дудаков такой равнодушный: не рассчитывает отобрать ключ своими силами. Ничего, вот уйдет Синеносов за раскладушкой, и можно будет сговориться…


Вернувшись, Блинков-младший застал непонятную сцену: Дудаков сдвигал холодильник и коробки в свой правый угол. Надо полагать, левый он оставлял для нового узника.

– Подвал большой, – заметил Митек.

– Дальше нет электропроводки, – объяснил Дудаков и озабоченно сунул нос в тачку. – Елка одна на двоих?!

– Могу вторую привезти, – не стал жадничать Синеносов.

– Да уж, привезите. А то нехорошо получается: что же мне, у ребенка елку отнимать? И видик ему привезите во избежание недоразумений. У нас разный уровень культурных запросов: мне захочется посмотреть одно, ему другое…

По локоть зарывшись в пакеты, Дудаков стал делить продукты: что направо, что налево. Подростковую одежду он милостиво отправил на Митькину половину, а елку с игрушками прибрал к себе.

Синеносов смотрел с гадливым изумлением.

– Вы тут играйте, мальчики, а я пойду, – заключил он.

Хлопнула дверь, лязгнул замок и чуть погодя взвыл мотор лифта.


Дудаков лежал, уставившись на экран, как будто был один. Похоже, он ждал скандала из-за елки или еды. (Вот уж что совсем не интересовало Блинкова-младшего. Какой он был бы сыщик, если бы купился на подарки преступника?!).

– Где здесь туалет? – спросил он, показывая, что ссориться не намерен.

– Везде, – не оборачиваясь буркнул Дудаков. – Только отойди подальше.

Ответил – уже неплохо. Митек продолжал развивать успех:

– А вы не пытались дойти до конца?

– Зачем? – Дудаков соизволил взглянуть на Митьку. – Ты же видел, старичок, эти развалины на полкилометра тянутся. Ну, дойдешь до глухой стены или до завала… Я просто не хочу уходить, пока платят.

ПЛАТЯТ?! Митек сел бы на месте, но пол выглядел грязным, а прикасаться к дудаковской раскладушке даже штанами было противно.

– Что происходит? – в лоб спросил он.

– А что? – встрепенулся Дудаков, готовый защищать свое имущество. – Насколько я понял, мы с тобой в равном положении. Тебе Синеносов сколько пообещал?

– Коммерческая тайна, – ответил Блинков-младший, стараясь казаться равнодушным. Когда хочешь что-нибудь узнать, намекни, что уже знаешь гораздо больше.

– Зря темнишь, старичок! – обиделся Дудаков. – Вдвоем бы мы сговорились: устроили бы голодовку – пускай повышает гонорар!

Блинков-младший расстелил ковер, уселся и начал переодеваться. В подвале действительно было холодно; пропотевшее белье ледяным компрессом облепило тело. Дудаков ревниво приглядывался к одежде, подаренной преступником.

– Кроссовочки «Найк», а моего размера таких не было. Небось, доволен?

– Ужасно! – не стал спорить Блинков-младший. Кажется, он понял, как Дудаков угодил в заточение. – А на чем вы холодильник собираетесь вывозить?

– Найму грузовик до Москвы. Окупится, – ответил Дудаков, подтверждая Митькины подозрения.


Теперь картина сложилась окончательно.

Синеносов спит и видит, как бы ему выкопать вторую пушку. Что в ней такого ценного – отдельный вопрос. Пока известно одно: если верить купцу, то Ник-Ник, найдя первую пушку, уехал за границу, причем тайно и навсегда. Теперь то же самое собирается сделать Синеносов. Он так спешит, что распродает товары за бесценок и готов отдать остатки даром. Значит, жизнь за границей, которую обещает находка пушки, лучше, чем жизнь владельца магазина и отличного особняка на сто втором километре.

Итак, Синеносов готовится уезжать. Вторая пушка найдена. Однако выкапывать ее нужно не торопясь, давая промерзнуть яме в болоте. Купцу приходится ждать, а тем временем о его тайне узнает все больше нежелательных людей.

Сначала тревогу поднял Виталий Романович. Ник-Ник сам похвастался ему найденной пушкой (и, наверное, успел об этом пожалеть). Когда счастливый кладоискатель исчез вместе со своей находкой, Виталий Романович пошел в милицию. Известно, к чему это привело. По словам того же Синеносова, Ник-Ник дал команду отправить Виталия Романовича в больницу (чтобы не мешал закончить дело). Но устроить ему автомобильную аварию или отравить его газом не удалось. Мало того, боровковский Леонардо вызвал на подмогу старшего Блинкова, а с ним и лучшего сыщика из всех восьмиклассников Москвы!

Младший Блинков начал свое расследование. А старший пригласил в Боровок корреспондента «ЖЭ», надеясь на помощь газеты.

Дудаков, лизоблюд и трепло, напросился на обед к купцу первой гильдии и выболтал все, что узнал от Виталия Романовича. Наверное, и цену себе набил: мне, мол, только написать в газете о преступном бездействии боровковской милиции, и здешние шерлоки мухой летать начнут! Из-под земли достанут Ник-Ника!

Синеносов схватился за голову. Стоит милиции всерьез начать расследование, как в два счета станет известно, что Ник-Ник уехал из России! (Вторая неясность: почему надо скрывать его отъезд?). Поняв, что за фрукт корреспондент «ЖЭ», Синеносов его подкупает. Но до конца доверять Дудакову все равно нельзя. И Синеносов отправляет журналиста в подвал, расплачиваясь с ним за неудобства деньгами и барахлом.

Ненадолго ему показалось, что он контролирует ситуацию. Дудаков выведен из игры. Виталий Романович стар и напуган покушениями. Старший Блинков ранен, а о младшем Синеносов если что-то и слышал от Дудакова, то пропустил мимо ушей.

Вечером Синеносов отправляет своих охранников на раскопки, а сам от нетерпения или от недоверия скрытно идет за ними. Пушка совсем близко. Ее выкопают если не сегодня, то завтра… И тут купца первой гильдии один за другим настигают удары, нанесенные человеком, которого он совсем не принимал в расчет!

Охрана видит у особняка подозрительного лыжника. Судя по всему, Синеносову докладывают о нем по сотовому телефону, но скоро он и сам замечает лыжника в кустах на окраине леса. Тот наблюдает за болотными копателями. Значит, он вовсе не случайно крутился у особняка!

Потом лыжник исчезает (к стыду лучшего сыщика из всех восьмиклассников Москвы, он убежал от Синеносова нечаянно, так и не заметив за собой слежку). В те же минуты Синеносов узнает самое страшное: яма затоплена, пушку можно будет достать в лучшем случае через неделю!

Неделя – большой срок, особенно когда за тобой следят. Наверное, Синеносов заподозрил, что таинственный лыжник связан с Виталием Романовичем. Или подкинуть парабеллум он решил еще раньше? Факт тот, что не проходит и часа, как синеносовская «Газель» мчится по болоту к дому боровковского Леонардо…

Сейчас купец первой гильдии уверен, что разделался с врагами: лыжник брошен в подвал, Виталия Романовича должна задержать милиция. Он и не подозревает, что задерживать старика не за что – ведь парабеллум у Митьки!

Отсюда ясно, что размахивать пистолетом нельзя ни в коем случае, даже если разберешься в его механизме. Пускай Синеносов остается в приятной уверенности, что милиция нашла парабеллум у боровковского Леонардо.

Надо сказать, что преступнику не позавидуешь. Завтра же (нет, сегодня: уже второй час ночи) Виталий Романович найдет брошенный в саду рюкзак и пустит Душмана по следу. Вопрос только в том, как Душман поймет Митькину «пересадку» на лыжи, не потеряет ли след. На этот случай Блинков-младший и бросил у крыльца магазина пластмассовую рвоту. Посторонний человек на нее и не взглянет. Но если рвота попадется на глаза папе, он и без Душмана поймет, где искать единственного сына.

Так что счет игры был в пользу сыщика. Хотя он и дал маху, позволив Синеносову схватить себя, но и свое спасение подготовил! Поэтому план оперативно-розыскных мероприятий на ближайшие часы состоял в том, чтобы как следует выспаться и ничего не делать.


Дожидаясь купца первой гильдии с раскладушкой, Блинков-младший начал прощупывать Дудакова.

– Игорь, а вы уверены, что вас не обманут?

Похоже, корреспондента «ЖЭ» мучили такие сомнения.

– Какой смысл, старичок? – ответил он без особой уверенности. – Все равно Разгильдяй чуть ли не даром товары раздает. Я попросил, чтобы он выписал чеки на все подарки, как будто я их купил. И ты попроси. Сейчас он вернется -требуй музыкальный центр, и чтоб с чеком!

– У меня есть компьютер, он диски хорошо проигрывает, – отказался Блинков-младший.

– Да ты эгоист, старичок! – с возмущением заявил Дудаков. – Я же просил для тебя видик! А ты проси два центра, по справедливости.

Спорить не имело смысла. У Блинкова-младшего была другая задача: сыграть на дудаковской жадности, чтобы корреспондент не верил Синеносову.

– С чеками вы хорошо придумали, – поддакнул он, – спасибо за подсказку… А вдруг Синеносов деньги потом не отдаст?!

Дудаков хихикнул:

– Старичок, «деньги потом» – это чаще всего «деньги никогда». Гонорар надо требовать вперед! Вот я взял авансом за три дня полторы тысячи долларов.

Блинков-младший осторожно подбирался к своей цели:

– Хорошо, допустим, сейчас он дает нам деньги. Дает, дает… Но мы же в плену! Потом он придет и деньги отберет.

– Я тоже об этом думал, – пригорюнился Дудаков. – Но знаешь, что Синеносов говорит?

– Знаю: хочет уехать за границу чистеньким, чтобы его Интерпол не разыскивал.

– Вот именно! Честное имя стоит тысчонки-другой долларов!


Дудаков сиял. Как все безвольные люди, он уговорил себя, что если ничего не делать, то все само решится наилучшим образом. Подбивать этого тряпочного человека на восстание было просто глупо. Но Блинков-младший не жалел о потерянном времени: кое-какие уроки корреспондента «ЖЭ» ему пригодились. Когда вернулся Синеносов с раскладушкой и микроволновкой, Митек прикинулся Дудаковым номер два:

– Что ж вы мне раньше-то все не объяснили?! Я хочу, чтобы мне платили, как Игорю! И ролики! И музыкальный центр! А видик почему не принесли?!

– Тогда и мне микроволновку, чтобы вам два раза не ходить, – подлез Дудаков.

Купец первой гильдии смотрел на спевшуюся парочку с двойным чувством: губы у него улыбались, а глаза были гадливые.

Глава XXII

Наследство купца первой гильдии

 Сделать закладку на этом месте книги

В подвале не было дня и ночи. Блинков-младший проснулся в полной темноте и чиркнул зажигалкой. Часы показывали девять – утра или вечера?

Ого! У его раскладушки стояла коробка с видеодвойкой, на ней ролики, а сверху еще и налобный фонарик на резинке. Вчера этого не было. Похоже, Разгильдяй обрадовался, что подкупил и второго пленника, и решил сыграть в Деда Мороза. Что ж, спасибо тебе, враг, особенно за фонарик. Теперь можно разведать пути к бегству.

На всякий случай отвернувшись от спавшего Дудакова, Митек стал разглядывать парабеллум. Вот за эти два выступа, похожие на лягушиные глазки, надо тянуть. Может, не назад, как в других пистолетах, а вверх? Затвор взведется, из обоймы всплывет патрон. Потом затвор надо отпустить, и он задвинет патрон в начало ствола, которое называется патронником. Только после этого из пистолета можно стрелять, а так он, считай, не заряжен…

Дудаков заливисто всхрапнул. В полной тишине его рулада пр


убрать рекламу




убрать рекламу



озвучала, как гром! Он неожиданности Блинков-младший выронил парабеллум, сжался – вдруг бабахнет?! Да нет, ерунда. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Испуг прошел, и Блинков-младший снова занялся парабеллумом. «Лягушиные глазки» еле заметно поддавались. Значит, механизм не заржавел. Но потом затвор во что-то упирался, и сдвинуть его дальше было невозможно.

Блинков-младший провозился минут пять, повторяя то, что уже делал раньше: поднимал предохранитель, опускал предохранитель; тянул затвор на себя, тянул вверх. Так и не придумав, что бы еще попробовать, он сунул парабеллум под подушку и стал надевать ролики. Дудаков то заливался, то хрюкал, как Полинин поросенок. Гадам вообще не везет в жизни: маленький он, Дудаков, губошлепый, жадный, да еще и храпит. Может, потому и гадом стал…

Напялив на лоб резинку с фонариком, Митек покатил в беспросветную тьму подвала.


Трехсотлетние кирпичные своды были пошире, чем тоннель метро, и поуже, чем станция. Земляной пол пел и лязгал под роликами, как бетонный. Видно, его специально чем-то утрамбовали, и как следует – на века хватило… В луче фонарика метнулась черная голохвостая крыса. Это был добрый знак. Ведь она что-то ест! Значит, из подвала должен быть другой выход, кроме шахты лифта.

Сначала Блинков-младший ехал медленно, вертя головой с фонариком. Вокруг ничего не менялось, и незаметно для себя он разогнался. Крысы попадались еще несколько раз. Они не успевали удрать и застывали, блестя черными бусинками глаз.

Ролики побежали хуже, и звук, с которыми они лязгали по полу, стал глуше. Со сводов капало. Судя по всему, Блинков-младший добрался до той части лабазов, которая наверху, на земле, была взорвана.

Из темноты вдруг вынырнуло что-то светлое, Блинков-младший тормознул, и тут пол показал, что он все-таки земляной, а не бетонный. Сошка тормоза ушла в него глубоко, Блинков-младший слишком резко остановился, клюнул носом и врезался в какие-то ящики. Стало темно. Руки во что-то вляпались; хотелось думать, что это раскисшая от влаги земля. Блинков-младший потряс погасший фонарик, и вспыхнул свет. В глаза бросилась крупная надпись на ящике: «СТЕКЛО» и выжженные клейма с российскими двуглавыми орлами. Какие-то они были неправильные: перья растопырены, над головами корона…

Ба, да это же дореволюционные орлы! В ящиках товары, припрятанные в семнадцатом году прадедушкой Разгильдяя!

Ящики громоздились до потолка. За много десятилетий они просели под собственной тяжестью; кое-где доски еле держались. Блинков-младший оторвал одну, посыпались гнилые опилки. Он просунул руку поглубже, и вдруг ящик словно взорвался! Со всех сторон из него полезли крысы. Одна, ошалев от неожиданности, бросилась Митьке на грудь. Неизвестно, кто больше испугался, но победил сыщик: стряхнул негодяйку и пнул пластмассовым роликовым башмаком.

Что же это за «стекло» такое? Оторвав еще одну доску, Митек добрался до содержимого ящика: что-то вроде ваз, только без дна. Он покрутил «вазу» так и этак и, наконец, сообразил: стекло для керосиновой лампы.

Где накатом, где шагом по раскисшей земле Блинков-младший передвигался среди ящиков, бочонков, сгнивших мешков и рогожных кулей. Многие были открыты – видимо, купец первой гильдии осматривал прадедушкино наследство. В годы разрухи оно сделало бы счастливой не одну семью, а сейчас годилось в лучшем случае на металлолом. Заржавевшие спекшиеся гвозди, рассыпающиеся в труху штуки материи, железки, похожие на огромные кривые топоры (Блинков-младший решил, что это лемеха для плугов, но не был уверен).


Желтоватый свет фонарика стал мешаться с дневным. Блинков-младший поднял глаза и далеко вверху увидел небо. Щель была узкой и мраморно светилась по краям. Снег! Пробиться через него, а там… Он полез на ящики. Подгнившие доски отрывались, под ногти впивались занозы.

Треск, стук – тра-та-та-та-та! Из-под оторванной доски посыпались пуговицы, тысячи латунных позеленевших пуговиц. Ящик перекосился, и другие, лежавшие на нем сверху, поползли на Блинкова-младшего!

Он застыл, боясь шелохнуться. Движение остановилось, только пуговицы продолжали выкатываться по одной. Стук, стук, стук по доскам – как из плохо завернутого крана. В грудь Блинкову-младшему упирался окованный ржавой жестью угол ящика, на нем стояли еще три. Они угрожающе кренились. На глазах у Митьки разбухшая от сырости гнилая доска стала медленно отрываться вместе с державшими ее гвоздями. Желто-зеленые пуговицы таращились из щели. Как только доска оторвется еще на полсантиметра, пуговицы посыплются, ящики просядут, и верхние упадут на Митьку.

До земли было метра два. Спрыгнуть? Ящики все равно упадут, только быстрее и не три верхних, а весь штабель.

Невесело погибнуть в расцвете лет, раздавленным пуговицами! За что хоть боролись? Митек пригляделся к мерцавшей в вышине светлой щели и понял, что рисковал зря. Над проломом лежала рухнувшая плашмя стена с полностью сохранившимся окошком. Эти окошки он видел – узкие, голову не просунешь. И стены видел тоже: толще двух метров.

Он посмотрел по сторонам. Рядом были два штабеля, казавшиеся надежными. Будь он в кроссовках, ничего не стоило бы перепрыгнуть на них. Но когда на ногах ролики, и ты еле цепляешься краями подошв…

Все равно падать, решил Блинков-младший и по-обезьяньи, на одних руках, перепрыгнул на соседний штабель. Ящики накренились и пошли, пошли заваливаться, а Митек уже перепрыгнул на другие, в сторону и ниже, потом еще и еще.

Грохот поднялся неимоверный! Гнилые ящики лопались, выпуская содержимое, штабеля обрушивались. Митек прыгал, бежал, снова вскакивал повыше, потому что ящики норовили отдавить ноги. Ошалевшие крысы с писком метались по своему гибнущему царству. Вдали вспыхнула дудаковская хрустальная люстра, осветив обстановку обычной городской комнаты: две постели, телевизор и прочее. Только у комнаты не было одной стены и окон. Это было похоже на театральную декорацию, когда смотришь из темного зрительного зала.

– Что?! Где?!! – спросонок орал корреспондент «ЖЭ».

Разгоняя крыс, Блинков-младший отъехал подальше от продолжавшего рушиться наследства купцов Синеносовых и крикнул:

– Все в порядке, Игорь! Это я в туалет отошел!

Неизвестно, что подумал Дудаков, только люстру он погасил.

Грохот утих. Блинков-младший оглядел сотворенное им безобразие и в клубах вековой пыли увидел ДВЕРЬ.

Глава XXIII

Рухнувшие надежды

 Сделать закладку на этом месте книги

С первого взгляда было ясно: это не какая-то случайная дыра в потолке, а настоящий выход из подвала. Дверь, старинная дубовая дверь в стене, показавшаяся за рухнувшими ящиками, должна была вернуть сыщику свободу! Крысы сломя голову метались рядом с ней, и уж конечно не ради спортивного интереса. Где-то внизу у них должен быть прогрызенный ход, только сейчас его завалило.


В кино если что-нибудь обвалится, то уж до конца, в пыль! Остается шагнуть, и сразу тебе золотые слитки, машины космических пришельцев или еще что-нибудь приятное вроде боеголовки, украденной террористами. Словом, достойная награда за головокружительные подвиги. А в жизни дверь показалась Митьке только краешком. Открывалась она внутрь и была завалена тоннами барахла.

Разобрать завал было каторжной работой. Начинаешь поднимать какой-нибудь тяжеленный ящик, надсаживаешься, кряхтишь, и вдруг у него выпадает дно! Результат всех усилий – десяток отброшенных в сторону досок и куча гвоздей на том же самом месте, где они и были.

Через час полученный от купца первой гильдии новенький спортивный костюм превратился в тряпку. Изрезанные гвоздями и острыми железками перчатки висели лохмотьями. Расчистив половину двери, Блинков-младший поддел ее ржавым топором без топорища – такого добра под ногами хватало. Нажал, дверь спружинила, и оттуда пахнуло холодом!

Рубить топором было невозможно. Блинков-младший подобрал второй и стал пользоваться одним как зубилом, а другим как молотком. Прикладывал к двери острие, бил сверху обухом и – раз! – откалывалась длинная щепка. Чтобы не услышал Дудаков, он подкладывал под обух тряпку. Первая доска была уже отколота. В щель дуло так сильно, что лохмотья на Митькиных руках трепыхались. Удача! Вторая доска подалась целиком, в ней гвозди проржавели. Блинков-младший вырвал ее из кучи хлама, прижимавшего низ доски, и сунул в щель голову с фонариком.

Из-под двери круто вверх уходила винтовая лестница!


Не особенно торопясь, он вернулся за парабеллумом. Дудаков опять всхрапывал. Спи спокойно, жадный лизоблюд. Тебе везет: взял с Разгильдяя плату за три дня вперед, а выйдешь из подвала уже сегодня.

Блинков-младший переобулся в кроссовки и хотел позавтракать, чтобы лучше думалось и быстрее бегалось, но синеносовские дары не лезли в рот. В кармане куртки он наткнулся на пакет орешков, купленных еще вчера на сто втором километре, и пошел к двери, кидая орешки в рот. Может, радоваться еще рано? Да нет, ошибки быть не должно. Крысы вам не мухи, чтобы вылетать сквозь дыру в потолке. Если они здесь живут, значит, как-то выходят – пускай не на улицу, а хотя бы в верхний подвал.

Сквозняк из щели отдавал талым снегом – запах свободы! Блинков-младший протиснулся за дверь и стал подниматься. Подгнившая деревянная лестница ходила ходуном. Одна ступенька начала подламываться под ногой; он успел перескочить на следующую. Бивший в лицо сквозняк становился все холоднее. Площадка, дверь в верхний подвал… Закрыта с той стороны. Выше, выше! Лицо уже схватывало морозом. Последние ступеньки Митек пролетел, не заметив.

Лучик света!

Дверь была как-то странно выгнута, в щелях между досок виднелись кирпичные обломки. В верхнем углу светилась дыра с неровными краями. Он заглянул… Снег! Только не внизу, а на уровне глаз, как будто смотришь лежа. На снегу игрушечная тропинка со следами лапок – вот где крысиная дорога в большой мир. Но для человека она не годится. Снаружи дверь завалена.

Не веря себе, Митек навалился плечом. Ступенька под ногами заскрипела, дрогнула, и он опомнился: завал без бульдозера не разберешь, а гнилую лестницу можно обрушить одним чихом.

Самое дрянное, крысиная дыра выходила к обрыву. Далеко внизу виднелось опротивевшее болото. Если бы дыра смотрела на город, была бы надежда докричаться до прохожих, а так можно вопить, пока не состаришься. Оставалось попытаться выйти через верхний подвал.

Блинков-младший посмотрел на часы – десять. Теперь он хоть знал, что утра, а не вечера.


Дверь в верхний подвал выглядела сухой и прочной. Топоры осталось внизу, и пришлось за ними вернуться. Вылезая из пролома, Митек услышал вопли: Дудаков начал тревожиться, однако не настолько, чтобы встать с постели. Он только включил люстру и кричал в темноту, сложив ладони рупором. Издалека он казался маленьким и невредным.

– Все в порядке! Я в туалет ходил! – крикнул Митек. Вранье было неновым, зато надежным.

– А почему так далеко?!

– Стесняюсь!

Корреспондент «ЖЭ» погасил свою люстру. Улегся досыпать или следит из темноты? Дверь в верхний подвал требовала долгой работы, а этот крикун уже настороже. Митек решил отложить побег. Выход на лестницу он завалил пустыми ящиками и вернулся к себе.


Дудаков опять храпел – надо же, как быстро засыпает. При свете фонарика Митек нашел бутылку питьевой воды, намочил полотенце, обтерся и лег на раскладушку. Эх, в душ бы сейчас!…

А не так уж плохо начался первый день в плену. Во всяком случае, он дал надежды на спасение. Прежде всего – дверь в верхний подвал. Допустим самое плохое: разобьешь ее, а с той стороны кирпичная стена: Синеносов загородил. Ничего страшного, ведь Виталий Романович на свободе! В саду на ветках висит рюкзак, а у магазина валяется пластмассовая рвота – по ним Душман разыщет Митьку. Если Синеносов устроит еще какую-нибудь пакость и выведет из игры боровковского Леонардо, останется папа. Если Синеносов очумеет и схватит папу, то Ирку в Москве ему не достать. А Ирка уже к вечеру начнет беспокоиться и позвонит Ивану Сергеевичу. Мама в командировке, но и ее вызовут в крайнем случае… Нет, не так-то легко похитить человека, у которого есть родные и верные друзья!

Храп корреспондента «ЖЭ» становился все тише, пока не перешел в тихое сопение. Блинков-младший тоже заснул, сунув парабеллум под подушку.


– Дим, ты веришь в реинкарнацию? – спросил Синеносов.

Он сидел рядом с Митькиной раскладушкой и вертел в руках парабеллум. Ярко светила люстра, а Дудаков себе похрапывал. Конечно же, он только притворялся спящим – и сейчас, и когда подглядывал, как Блинков-младший возился с парабеллумом! Предатель!

– А что такое реинкарнация? – невозмутимо поинтересовался Блинков-младший. Про себя он орал, он кидался на Дудакова с кулаками! Но лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы не имел права терять лицо.

– Переселение душ. Мне кажется, в прошлой жизни ты был каким-то шкодливым зверьком – хорьком или скунсом, -купец первой гильдии вцепился пальцами в затвор и – клац-клац – взвел его с потрясшей Митьку легкостью. – Почему ты не стрелял в меня?

– А вы кем были в прошлой жизни? – вместо ответа буркнул Блинков-младший.

– Бараном. Но сейчас не хочу, надоело. – Бездонный зрачок дула уставился в лоб сыщику. – Я считал, что Шпагин под присмотром нашей доблестной милиции, и был спокоен. Через неделю я бы уехал и устроил так, чтобы его выпустили. А ты что наделал?! Как мне теперь поступить – может, перестрелять вас всех, чтоб не мешали?

Блинков-младший старался смотреть не на парабеллум, а в глаза преступнику. Если хочет стрелять, то пускай стреляет в лицо! Предатель Дудаков тоже свое получит: уж конечно, убийца не оставит в живых свидетеля.

– У вас все равно нет недели, – сказал он. – У вас ее не было с самого начала. Если бы Ник-Ник не похвастался Виталию Романовичу фотокарточкой, а сказал, что едет отдохнуть за границу, то никто бы вам не помешал.

Взгляд купца первой гильдии метнулся. Конечно же, он проклинал длинный язык сообщника.

– Думаешь, я ему не говорил?! – вздохнул он, опуская пистолет.

– Как вы взвели затвор? – осмелел Блинков-младший.

– Обыкновенно… А-а-а, – купец первой гильдии усмехнулся, – значит, вот почему ты не стрелял! Это старый пистолет, здесь флажок предохранителя сработался и прокручивается впустую. Надо немного прижать его пальцем, только и всего… А если бы смог взвести, то шлепнул бы злого дядьку Синеносова?

– Сначала я выстрелил бы в воздух.

– А почему не в лоб? Чтоб кровь по всему экрану, как в стрелялке?!

– Я знаю, что такое оружие, – серьезно ответил сыщик. – Поэтому мне было страшно, когда вы целились. Не как в игре, а по-настоящему страшно. И я вам этого не прощу!

Купец первой гильдии выслушал его с пустым, как маска, лицом.

– Отдыхай, Дима. Скоро тебе будет гораздо веселее.

И, отпустив это непонятное замечание, он ушел так же тихо, как появился.


– Неосторожно ведешь себя, старичок, – как ни в чем не бывало заметил Дудаков. – Ты бы видел, как он разозлился, когда нашел у тебя под подушкой пистолет!

– Когда вы ему сказали, что у меня под подушкой пистолет, – уточнил Блинков-младший.

– Сказал, – не смутился Дудаков. – Ты еще маленький и не все понимаешь. Я спас тебе жизнь, старичок! Ты должен мне спасибо говорить.

– Нет уж, – отказался Блинков-младший, – пусть вам Синеносов спасибо говорит. А вы – ему за халявный видяшник.

– Зачем же так, старичок? Ты ведь тоже себе кое-что попросил, и правильно сделал. Из каждого неприятного положения нужно извлекать приятные моменты.

– Спасибо за подсказку. Когда заснете, я со всей приятностью стукну вас чем-нибудь по башке.


Обменявшись любезностями, пленники отвернулись каждый в свою сторону. Дудаков сразу же включил видик и стал чем-то чавкать. Можно было не сомневаться, что теперь он долго не заснет.

Глава XXIV

Рухнувшие надежды – II

 Сделать закладку на этом месте книги

Прошло не больше получаса, как вдруг в двери завозили ключом. Зачем еще вернулся Синеносов – пугать или задабривать подарками? Блинкову-младшему было все равно. Он даже не поднял голову от подушки. И вдруг… Клацанье когтей по полу, горячее дыхание, запах псины. И в довершение всего большой слюнявый язык умыл Блинкова-младшего от подбородка до лба.

Душман! Смеясь и отплевываясь Блинков-младший скатился с раскладушки. А в подвал уже входили Виталий Романович, прихрамывающий папа и почему-то Полина. Это было так здорово, что Митек испугался: а вдруг я сплю?!

– Вот видите, жив и здоров ваш Дима, – с улыбкой приговаривал купец первой гильдии, подталкивая застрявшую в дверях Полину.

Блинков-младший встретился с ним глазами, все понял и метнулся к двери:

– Папа-а!

Поздно.

Дверь захлопнулась, повернулся ключ. Никто еще ничего не понял. Полина ошалело вертела головой, Виталий Романович с научным интересом рассматривал старинные своды. Папа шел к Митьке, протягивая руки, и лицо у него было строгое, а глаза смеялись.

– Добро пожаловать, присаживайтесь, – залебезил Дудаков. Хитрый предатель уже сообразил, что перевес теперь на Митькиной стороне.

Блинков-младший добежал до папы и обнял. Надежды на спасение, которые он строил еще недавно, рухнули, но это казалось нестрашным. Все равно с папой было хорошо и надежно.

– Откройте! – ударился в дверь Виталий Романович.

Старший Блинков первым из вошедших разобрался, что к чему.

– Бросьте, – сказал он боровковскому Леонардо, – не для того же нас сюда заманили, чтобы выпустить.

– Здорово мы влипли?! – охнула Полина.

– Да нет, – сказал Митек, – это Разгильдяй влип. Нас тут долго не удержишь.

Услышав эти слова сыщика, Дудаков сжался в комок на своей раскладушке.

– Это ты для бодрости говоришь или по делу? – спросил старший Блинков.

– По делу. Только нужно дверь забаррикадировать, а то Синеносов войдет и помешает. У него пистолет.

Папа с Виталием Романовичем дружно схватились за холодильник и под протестующие вопли Дудакова уронили его поперек двери. Дверца распахнулась, посыпались замороженные продукты. Несчастный Дудаков кинулся подбирать и запихивать, но только стронул готовые обрушиться пакеты и бутылки, и они горой вывалились на пол.

– Сойдет, – заметил папа, – в одиночку он холодильник не сдвинет. Игорь, а ты почему так убиваешься?

– А это его жратва и его холодильник. Игорь староста в нашем бараке, – мстительно заметил Митек. – Надо взять его с собой, чтобы он Синеносову не помог.

– Я никуда не пойду! У меня имущество! – быстро сказал Дудаков.

Папа взял его под правый локоть, Виталий Романович под левый; Дудаков повис у них на руках, но его пинком поставили на ноги.

– У меня там деньги! – рванулся назад корреспондент «ЖЭ».

– Милиция разберется, чьи это деньги, – безжалостно пообещал Митек, надвигая на лоб резинку с фонариком.

Пленники двинулись в зияющую темноту подвала. Дудакова почти несли, он только перебирал ногами.

– Тюремщики! Вы нарушаете права человека! – фальцетом выкрикивал корреспондент «ЖЭ».

– Интересная постановка вопроса, – заметил папа. – Напомни мне потом, обсудим.

Впереди бежал Душман и недовольно взлаивал.

– Крыс чует, – предупредил Митек Полину.

– Ну и что?

– Ничего, я только заранее сказал, чтобы тебя подготовить.

– А я и не боюсь. Что я, крыс не видала? Это вы у себя в Москве от каждой мышки шарахаетесь, – завела любимую песню Полина и без паузы спросила: – Москвич, а у тебя с Ирой любовь?

– Скорее всего, – честно ответил Блинков-младший. Он еще сам до конца не разобрался.

– Жалко. А то бы я тебе письма писала.

– Ты даже не знаешь, как меня зовут.

– Я бы спросила.

– Спроси сейчас.

– Зачем? Я нарочно не знакомилась, а то ты уедешь, а мне будет жалко. Пускай ты будешь Москвич, а я буду Рыжая. Так легче.

Блинков-младший ждал, что Полина заговорит про крестик. Если бы она была в обиде, то с этого бы и начала. А раз помалкивает, то, скорее всего, папа ей крестик и не вернул. Иван Сергеевич успел ему объяснить, что единственный сын не спекулировал драгоценными металлами, а проводил оперативное мероприятие. А Полина… Влюбилась она, что ли? Блинков-младший давно смирился с тем, что девчонок трудно понять. Если не влюбилась, то почему Ирка мешает ей письма писать? А если влюбилась, то когда успела?

– А ты как здесь оказалась? – спросил он.

– Я твой рюкзак нашла. Бежала к Витальроманчу, смотрю, висит на ветках. Кстати, на…

В руку Блинкову-младшему ткнулось что-то холодное и скользкое. Он посветил – пластмассовая рвота. Лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы мог себя поздравить: его расчеты оправдались. Рюкзак нашли, Душмана пустили по следу, и он привел к магазину. Обидно, что папа и Виталий Романович дали себя обмануть! Полине простительно – она вообще ни о чем не подозревала.

– Что же вы уши развесили? – спросил Блинков-младший.

– А ты бы не развесил? Разгильдяй сам к нам подошел. «А я, – говорит, – за вами собирался идти. Дима у меня в медпункте, ногу подвернул». И повез на лифте в подвал. Нас четверо с Душманом, а он был один, мы и не боялись. Твой папа удивился, что здесь дверь заперта, а Разгильдяй говорит: «Это служебный вход, Диму через другой принесли».

Блинков-младший представил, как это было. Людный магазин, лифт… Ничего подозрительного. Что медпункт в подвале – тоже нормально. Ведь в магазин ходят не лечиться.

– Да, я бы тоже купился, – вздохнул он и протянул рвоту Полине. – Возьми себе, если хочешь. Подбросишь кому-нибудь.

– Не, я ее буду хранить. По ней Душман тебя нашел. – Полина с довольным видом сунула подарок куда-то на живот, где у девчонок карманы (у них все не как у нас).

Точно, влюбилась, подумал Блинков-младший.


Из темноты стал проступать завал. Митек снова поразился тому, что натворил: ни одного целого ящика. Пленники остановились.

– Фамильные сокровища купцов Синеносовых, – сообщил он, взбираясь на кучу хлама. – Стекла ламповые, гвозди ржавые. А здесь дверь.

Обнаглевшие крысы шныряли по ногам и убегали за ящики, которыми он завалил дверь. Душман рявкнул, и крысы исчезли в темноте. Митек расшвыривал ящики.

– Там что? – заглянул через плечо старший Блинков.

– Лестница. Выход наружу завален, но есть дверь в верхний подвал. Только ее надо подрубить, а топоры без топорищ. Знаешь, как я с этой намучился? – пожаловался Митек.

– Считай, что это было наказание, – сказал папа. – Детей наказывают взрослые, а взрослых – судьба.

– Никакая не судьба, – заспорил Блинков-младший. – Я же сам не поехал в Москву и сам виноват, что попался.

– Так это и есть судьба. Мы ее выбираем сами, но никогда не уверены, что она приведет куда надо. Как эта лестница, – папа кивнул в темный пролом. За разговором он разыскивал в хламе и нанизывал на снятый ремень топоры.

– Пять… шесть, – вслух сосчитал Блинков-младший. – Куда столько?

– Вобью, как клинья, и расколю дверь или отожму. Дай-ка фонарик.

И, надев резинку с фонариком на лоб, старший Блинков нырнул в пролом. Стало темно, только в щели за дверью метался свет.

– За мной не поднимайтесь, а то лестница слабая! – крикнул папа. – Проломлю дверь, тогда пойдем по одному.

Раздался грохот, фонарик погас.

– Папа! – испугался Блинков-младший. – Ты в порядке?!

Щель снова осветилась.

– Я-то в порядке, – печально сказал папа и что-то с треском сломал.

Послышалась возня, потом снова треск. Папа выглянул из пролома. Он выглядел смущенным.

– Вот что, Митек, не держит меня лестница. Попробуй ты.

Блинков-младший полез к нему за дверь. Да, папа в буквальном смысле наломал дров: все нижние ступеньки подгнившей лестницы были повыбиты.

– Я тебя подсажу, – сказал он, опускаясь на корточки. – Лезь на плечи.

Митек залез, шагнул с папиной спины на ступеньку… И почувствовал, что она уходит из-под ног!

Крак! Ступенька обломилась. Он успел схватиться за верхнюю, подтянулся. Крак-крак! Обломились и эта, и следующая. Столб, державший всю лестницу, закачался.

– Прыгай! – закричал папа.

Падать столбу было некуда: он стоял в узкой лестничной клетке, словно карандаш в стакане. Когда нижние ступеньки отлетели, «карандаш» потерял равновесие и встал наперекосяк. Площадка у двери в верхний подвал сорвалась и рухнула вниз.

Ба-бах! Луч фонарика утонул в клубах пыли. Папа успел сдернуть повисшего на столбе Митьку и втиснуть его в угол, прикрыв собой. Никого не задело. Потерпевшие отделались легким испугом и большим разочарованием. Лестницы не стало. Гнилые ступеньки выскочили из своих гнезд и валялись на полу беспорядочной кучей.

– Что там?! – кричал в щель Виталий Романович.

– Ничего, – ответил папа. – В том-то и беда, что ни-че-го…


К обжитому пятачку у двери брели в полном молчании. Только Дудаков суетливо убеждал всех, что жизнь в подвале не такая уж и плохая, если, конечно, не дразнить Синеносова. Синеносов, по словам Дудакова, был щедрый, справедливый и добрый. Вот ведь мог застрелить Митьку, а не стал. Мог держать пленников впроголодь, а вместо этого вкусно кормит и дарит подарки.

– Он аптечку не оставил? – наслушавшись Дудакова, спросил Виталий Романович.

– А что вам нужно? Я попрошу – Синеносов что хотите принесет, – с довольным видом похвастался Дудаков.

– Пластырь нужен, чтобы тебе рот залепить. Игорь, ты позор всей журналистики! – взорвался боровковский Леонардо. – У нас в Афганистане журналисты лезли под пули. Никто их не заставлял, а они все равно лезли! Хотели все попробовать сами, потому что боялись с чужих слов нечаянно написать неправду! А ты изоврался так, что перестал отличать хорошее от плохого!

– Ой, что это?! – закричала Полина.

Тьма рассеивалась. В свете еще далекой дудаковской люстры казалось, что земляной пол шевелится. Наклонив голову с фонариком, папа посветил под ноги.

Крысы!

Десятки, сотни, полки и дивизии крыс, покинув свое разрушенное царство, тронулись на поиски нового жилья. Раскладушки с теплыми одеялами, открытый холодильник и рассыпанные по полу продукты им понравились.

Чем ближе к свету, тем плотнее крысы жались к стенам, продолжая двигаться вперед. Передовой полк уже завладел холодильником. Оттуда торчали голые розовые хвосты. Пятясь, крыса вытаскивала из прогрызенного пакета сардельку или колесико замороженной пиццы, и на добычу сразу же набрасывались другие. Завязывались мгновенные пискливые драки. Обменявшись укусами, бандитки быстро выясняли, кто круче. Победительница тащила добычу дальше, а побежденные возвращались к холодильнику потрошить пакеты.

Полина видала крыс (нет причины сомневаться в ее правдивости), но, похоже, не в таких количествах. Пискнув, она с ногами вскочила на раскладушку. Постель зашевелилась. Крысы вылезали посмотреть, что случилось, и снова ныряли под одеяло. Рыжая подумала и скакнула на руки к боровковскому Леонардо.

– Витальроманч! Сделайте что-нибудь!

– Ну что же я сделаю, Полинушка? – усаживая ее поудобнее, вздохнул Виталий Романович и кивнул на пса. – Вон, Душманка и то боится!

Душман, здоровяк Душман, обученный всему, что может знать собака, жался к ноге хозяина и беспомощно порыкивал. Шерсть на его загривке стояла дыбом.

Роты две крыс трудились над вещевым складом Дудакова. Может, их не пускали к холодильнику, а может, они спешили запастись строительными материалами для гнездышек. Во всех коробках уже зияли прогрызенные дыры. Крысы шныряли туда и обратно с разноцветными лоскутками в зубах.

– Мои костюмы! – взвыл Дудаков. Из лоскутков можно было бы скроить костюмы разве что для куклы Барби.

Корреспондент «ЖЭ» бросился спасать имущество. Крысы не разбегались, а вставали на дыбы, оскалив длинные желтые резцы. Отмахиваясь от них, Дудаков перевернул раскладушку и поднял выпавший из-под подушки бумажник. Рука прошла в него насквозь. Наружу торчали пальцы. Не веря себе, Дудаков вывернул бумажник наизнанку, и оттуда, порхая и кружась, посыпалась бумажная труха. Потеряв голову, он схватил в охапку телевизор, потянул за собой на проводах видик и грохнул об пол то и другое.

Взгляд обезумевшего корреспондента «ЖЭ» остановился на последнем подарке преступника – хрустальной люстре.

– Держите его! Он без света нас оставит! – закричал Митек, бросаясь наперерез Дудакову.

Старший Блинков успел раньше. Расшвыривая крыс ногой, он без видимой спешки пошел к Дудакову, который уже примеривался сорвать люстру, и врезал ему сочную оплеуху.

– Это тебе даром не пройдет! – жалким голосом пробулькал корреспондент «ЖЭ». – Ты замахиваешься на свободную прессу!

– Добавить? – заботливо спросил папа.

Совсем поникший Дудаков замотал головой.

– Игорь, сейчас не до твоих глупостей. Если будешь мешать, я тебя свяжу.

Старший Блинков решительно снял с плеча ремень с нанизанными топорами без топорищ. Дудаков понял его по-своему: отшатнулся, вжал голову в плечи. Но папа уже не смотрел на него. Походя захлопнув ногой холодильник, он шел к двери. В холодильнике сразу же поднялся крысиный визг и скрежет.

– Прогрызутся. Сквозь металл прогрызутся, – сказал папа. – Вот что, друзья и гражданин Дудаков: оставаться нам здесь нельзя. Хуже нет, чем голодные крысы. Сначала они сожрут все, что не сопротивляется, потом возьмутся за нас.

Митек не по


убрать рекламу




убрать рекламу



нимал, зачем папа взял с собой топоры. Здесь же дверь не дубовая, а стальная, как ее рубить? А старший Блинков черкнул топором по бетону в том месте, где дверной косяк соединялся со стеной.

– Поддается! – уверенно сказал он.

Все смотрели на белую царапину в бетоне. Мелкая она была. Не глубже толщины спички.

Глава XXV

Бриллианты светлейшего князя

 Сделать закладку на этом месте книги

– А потом что? – спросила Ирка.

– Разобрали топоры, поделились, кому в каком месте ковырять… За час эту дверь выставили. Нас же было много.

– И Полина ковыряла?

– И Полина, и Дудаков, – Митек хотел добавить что-нибудь отчаянное и героическое, вроде «На карте стояли наши жизни», но это было ясно и так.

– А кругом крысы… – передернулась Ирка. – Я бы залезла на потолок и орала.

– Заранее таких вещей никто про себя не знает, – заметил Митек. – Вот Полина сначала испугалась, а потом всех спасла.

– Это когда?! – ревниво спросила Ирка.

– Когда мы к лифту прорвались. У нас же не было ключа от секретной кнопки, а без него кабину не вызовешь. Она стояла на самом верху, в магазине. Полина скинула валенки и полезла по шахте, а мы за ней. До верхнего подвала там всего ничего, метра три. Душмана потом подняли на веревках.

Ирка фыркнула:

– Ну, это не спасла. Может, наоборот, она первая от крыс удирала.

Лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы развел руками. Что здесь ответить? Все удирали от крыс, и тот, кто удирал первым, показал остальным путь к спасению.


Они стояли на обрыве у синеносовского магазина. Ветер гулял по болоту, надувая брезентовые палатки. Там работала археологическая экспедиция. На месте затопленной ямы возвышалась ни на что не похожая конструкция из стальных балок, моторов и покрытых инеем труб.

– Говоря попросту, это холодильник. Его у метростроевцев одолжили, – объяснял каким-то любопытствующим боровчанам Виталий Романович. Археологи обещали позвать его, когда болото промерзнет на всю глубину и пора будет выдалбливать пушку. Но боровковский Леонардо все равно бегал на обрыв каждый час, боясь, что раскопки начнут без него.

Вообще, на обрыве побывал весь Боровок. За реку посторонних не пускали, боясь, что лед проломится под толпой, и любопытствующие боровчане наседали на Виталия Романовича:

– Уже что-нибудь нашли?

– Пушку, французскую, системы Грибоваля, – в девяносто седьмой раз отвечал боровковский Леонардо.

– А она дорогая?

Первые сорок два раза Виталий Романович говорил: «С точки зрения истории – бесценная». Но любопытствующие боровчане все равно спрашивали, сколько это по деньгам, и он стал отвечать:

– Если мерить на деньги, то не очень.

Рекордным был вопрос «А сейчас что ищут?». Его задавали сто сорок девять раз, если Блинков-младший не ошибся с подсчетами.

– Еще одну пушку, – вздыхал Виталий Романович, – тоже не очень дорогую.

Любопытствующие боровчане уходили разочарованными. Никто не догадался задать главный вопрос: А ЧТО В ПУШКАХ?


Эта история начиналась много раз и не кончится никогда. Прав был Виталий Романович, когда говорил, что один человек не может быть хозяином исторических ценностей. И ценности, и саму историю создают ВСЕ люди, сколько их ни жило и сколько еще ни будет жить на свете. Один тут не пляшет. Он может купить, отобрать, украсть, спрятать историческую вещь. Все равно когда-нибудь она вернется.


Итак, с какого же из начал мне начать?

С самого последнего? «Когда лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы догадался повнимательнее рассмотреть фотокарточку Ник-Ника…» Неплохо. Не хуже остальных начал. Только я сперва объясню, почему Ник-Ник показал фотокарточку Виталию Романовичу. Дело в том, что он поверил лейтенанту Дюбуа…

Это еще одно начало. «Лейтенант наполеоновской армии Дюбуа, приговоренный маршалом Даву к повешению на первом суку и доживший до глубокой старости…» Спросите, как Ник-Ник мог ему поверить? С привидением разговаривал, что ли? Я отвечу, пожалуйста, но тогда придется начинать с того, кто такой Ник-Ник…

Нет, чтобы не путаться, начну с самого-самого первого из начал.

Был у Петра Великого близкий друг – талантливый полководец, мудрый царедворец, неграмотный прощелыга и великий казнокрад светлейший князь Ижорский Александр Данилович Меншиков. Такая уж это историческая личность – и позор, и гордость России в одном лице.

Меншиков не раз отличался в многолетней Северной войне со шведами. В 1706 году кавалерия под его командованием решила исход битвы при Калише, подарив русской армии одну из самых крупных побед. Обрадованный Петр придумал особую награду для своего любимца. Меншикову была пожалована усыпанная алмазами и крупными изумрудами трость с его гербом. Стоила она царской казне три тысячи шестьдесят четыре рубля шестнадцать алтын. Много это или мало? Точно пересчитать петровские рубли на нынешние невозможно. Скажем так: если бы Александр Данилович решил продать царский подарок, то получил бы за него больше килограмма золотых червонцев.

С этой трости начинается загадочная история бриллиантов светлейшего князя.

Меншиков очень дорожил царской наградой и никогда с ней не расставался. Но «дорожить» и «не расставаться» – это совсем не одно и то же! В военном походе полководцу нужна шпага, а трость – дорогая обуза, которую боязно потерять или сломать. Поэтому дорожил Меншиков НАСТОЯЩЕЙ тростью. Хранил ее под семью замками. А не расставался с ее КОПИЕЙ.

Никто не знает, сколько таких тростей было у Меншикова. Он-то утверждал, что одна. Только драгоценные камни на царском подарке почему-то стали расти. Меншиков богател, и богатела трость.

После смерти Петра Меншиков возвел на престол его вдову Екатерину I и сделался истинным правителем России при этой бездарной царице. Вот тогда-то на трости появился бриллиант с грецкий орех.

Каждый бриллиант такого размера известен во всем мире. Они носят собственные имена. Об их судьбах пишут книги. Но этому, получившему имя «Меншиков», не повезло.

Впервые он мелькнул в российской истории 28 января 1726 года, в день коронации Екатерины I. А 8 сентября 1728 года, вскоре после смерти императрицы, светлейший князь был арестован и сослан. Когда Меншиков уезжал в ссылку, трость со сверкающим бриллиантом была у него в руках. Никто не посмел отобрать награду Петра Великого.

Вслед за тем громадные богатства Меншикова были конфискованы. В списке драгоценностей числилась и трость с бриллиантами и изумрудами. Но это была НЕ ТА трость. Бриллиант «Меншиков» исчез из истории на полтора столетия.

Серьезные историки решили, что его вообще не было в природе. Несомненно, что у Меншикова, богатейшего человека России, хватило бы денег на любой драгоценный камень. Бриллиантами поменьше он мог бы пулять по воронам для тренировки меткости. Вопрос в том, где Меншиков взял «Меншикова». Ведь все такие камни известны наперечет. Поэтому серьезные историки считали, что тщеславный Меншиков вправил в царскую трость ограненный кусок горного хрусталя, чтобы пустить пыль в глаза придворным.


Тут пора вспомнить лейтенанта наполеоновской армии Дюбуа, несправедливо заслужившего репутацию «французского Мюнхгаузена».

В конце XIX века в Париже с аукциона были проданы его воспоминания. Сначала они вызвали сенсацию среди историков всей Европы. Дюбуа участвовал в разграблении Кремля, а при бегстве французов сопровождал второй, самый ценный обоз с «московской добычей» Наполеона. Известно, что до Парижа обоз не добрался. Частично его разграбили потерявшие человеческий облик французские солдаты. Но большая часть драгоценной поклажи зарыта в землю по всему пути отступления французов. Записки Дюбуа рассказали о судьбе одного из таких кладов.


Даже этот личный императорский обоз не избежал судьбы всей армии, погибшей в России. Повозки ломались в непролазной осенней грязи, от холодов и бескормицы падали лошади.

Так и случилось при переходе к Боровку с повозкой, которой была придана офицерская охрана. Попросту говоря, на заколоченных ящиках зяб лейтенант Дюбуа и следил, чтобы разболтавшиеся в отступлении солдаты чего не свистнули. На крутом спуске лопнул деревянный обод колеса, обломки впились в землю, как якорь, лошадь оступилась и сломала ногу.

По колонне гулял слух о стычках арьергарда с русскими казаками, и медлить было нельзя. Обоз ни на минуту не прекратил движения. Лошадь пристрелили и бросили в канаву, повозку оттащили на обочину. Дело привычное. К тому времени французы уже бросали повозки десятками. Но только не императорские. Но только не с драгоценностями.

– Отвечаешь головой! – бросил проезжавший полковник, превратив Дюбуа в самого несчастного лейтенанта французской армии.

Ездовой удрал, не забыв прихватить походный сундучок своего лейтенанта. Обворованный Дюбуа стоял у повозки, набитой сокровищами, а мимо текла бесконечная колонна отступавших. Самой маленькой золотой монетки из груза, доверенного лейтенанту, хватило бы, чтобы купить новую повозку с лошадью. Но только не сейчас. Лейтенанта просто не слушали. Он пытался отобрать повозку силой, но солдаты из чужих полков были готовы драться насмерть. Да и то сказать, какой груз дороже на войне? Мука и солонина, порох и пули или золото императора? Никому не хотелось умирать без еды и боеприпасов.

И вдруг – удача! В потоке войск лейтенант увидел родное лицо! Собственного дядю, капитана Дюбуа, командира батареи двенадцатифунтовых орудий.

Дядя не отказался выручить родственника, но и его батарея была в печальном положении. Треть лошадей уже пала, артиллеристам пришлось бросить на дороге две фуры с зарядами. Повозки для грузов лейтенанта не нашлось. Золото навалом пересыпали в зарядные ящики. Драгоценные кубки и чаши заняли место выброшенных в грязь чугунных ядер.

Когда повозка опустела, дядя и племянник нашли на дне длинный плоский ящик. То, что там было, незнакомый с русской историей Дюбуа назвал «посохами русских царей». И добросовестно описал красовавшийся на каждом «посохе» герб светлейшего князя Меншикова!

Если верить лейтенанту, посохи украшали драгоценные каменья, «иные из которых стоили состояния, иные – целой провинции, а один стоил Парижа».

Именно это заставило серьезных историков усомниться в правдивости Дюбуа. Было совершенно ясно, что «камень, стоивший Парижа» – не что иное как бриллиант «Меншиков». А «Меншикова», как постановили те же серьезные историки, не существовало в природе.

Но дядя и племянник этого не знали. «Царские посохи» и особенно бриллиант, которого не было, испугали двух офицеров. Озлобленные солдаты не слушались приказов. Воровство стало самым обычным делом. А лейтенанту было сказано: «Отвечаешь головой». Он охранял груз императора Франции! Если солдат запустит руку в золотые монеты, это еще сойдет. Но пропажа камня ценой в Париж означает для лейтенанта смертный приговор!

Обстановка не располагала к долгим раздумьям. Шесть посохов завернули в плащи и спрятали в стволы двух орудий – по три в каждое. Дула накрепко забили деревянными пробками. Солдатам сказали, что это знамена, которые не должны достаться неприятелю.

С чувством исполненного долга дядя с племянником тронулись в путь. А сутки спустя на болотистом берегу реки Боровки произошла известная читателям история. Армия не смогла подняться по обледеневшему обрыву и получила приказ искать брод выше по течению реки. Свернув с дороги, батарея капитана Дюбуа тронулась по равнине. Никто не подозревал, что под засыпанной снегом льдистой коркой ждет добычи незамерзшая трясина.

Когда ледяной панцирь треснул, батарея уже отошла далеко от дороги. Первая пушка утонула мгновенно, увлекая за собой бьющихся в постромках лошадей. Видимо, она угодила в окно чистой воды, какие встречаются на болотах. Нахлестывая лошадей, ездовые стали разворачиваться. Корка промерзшей грязи лопалась, колеса увязали в трясине.

Капитан был расторопным офицером. По его приказу из безнадежно увязших пушек выпрягли лошадей и попытались двойной тягой вывезти остальные. Из шести орудий удалось спасти два. Оседлав тонущие в трясине стволы, артиллеристы с лихорадочной поспешностью отпиливали цапфы. Таков был отданный войскам приказ: не оставлять исправных орудий. Невоенный человек улыбнулся бы: ведь пушки все равно утонут и не достанутся неприятелю. Военный поймет капитана, который как величайшую драгоценность спрятал отпиленные цапфы в седельную сумку. Теперь у него было доказательство, что он до конца выполнил свой долг.

По-иному обернулась судьба младшего Дюбуа. Среди четырех утонувших были обе пушки, набитые бриллиантами светлейшего князя. Он чуть сам не утонул, пытаясь раскрошить штыком дубовую пробку в стволе, но это было безнадежным занятием. Когда последнее орудие погрузилось в трясину, лейтенанту показалось, что на его шее захлестнулась петля. На расстрел он и не надеялся. Это было бы слишком почетной казнью для офицера, не сохранившего императорский бриллиант ценой в Париж.

Дядя-артиллерист привязал к карте ничем не примечательную точку на болоте, похоронившую сокровища. Он взял по компасу направления на дальние ориентиры: приметный дуб, водяную мельницу и церковь над обрывом. В своих воспоминаниях лейтенант Дюбуа подробно все описал, правда, без цифр, объяснив, что записи с тех пор потерялись.


Казалось, что найти пушки – раз плюнуть. Но, как только серьезные историки повнимательнее изучили описания, выяснилось, что ни одно не совпадает с картой! Как будто лейтенант побывал не в той России, где вся остальная французская армия, а в какой-то другой.

Несуразности в сочинении лейтенанта выявлялись одна за другой. Он путал цвета мундиров, петличек и выпушек, названия полков, системы ружей. Если верить ему, то войска французов были вооружены и обмундированы, как полстолетия спустя, во времена осады Севастополя. Разочарование серьезных историков сменилось насмешками. Никто не сомневался, что воспоминания лейтенанта – недавняя подделка, состряпанная, чтобы продать рукопись какому-нибудь наивному кладоискателю.

Итак, серьезные не верили лейтенанту, но ведь всегда хватает наивных. В России сочинение Дюбуа перевели на русский язык и продавали на базарах по три копейки. Сотни плохо образованных людей покупали описание клада, кидались на поиски и ничего не находили. Много лет спустя одна из таких брошюрок попалась в руки Ник-Нику…


Это уже третье начало истории бриллиантов светлейшего князя.

Жили в Боровке Колька и Виталик, дружили, ходили в школу и мечтали из Боровка уехать. Потому что им, как сейчас Полине, совсем не хотелось кормить поросенка, пилить дрова и таскать воду. Они мечтали совершить что-нибудь великое. А из-за поросенка, дров и воды на великое совсем не оставалось времени.

Друзья окончили школу и разъехались. Виталий поступил в артиллерийское военное училище, Николай хотел поскорее начать зарабатывать и поехал на Север, потому что там больше платили.

Вновь они встретились, когда большая часть жизни была уже позади. Раненный в Афганистане Виталий Романович приехал в Боровок поправляться и думать, как еще послужить Родине. Врачи не разрешили ему возвращаться в артиллерию, и Виталий Романович стал изучать военную историю. А Ник-Ник приехал в Боровок скрываться и думать, как бы еще обворовать Родину.

Его прошлое туманно. Позже, когда французское бюро Интерпола выдало Ник-Ника российским властям, выяснилась одна любопытная подробность.

Под городом Усть-Каменогорском у речки Салкан-Тюбе есть могила Ник-Ника. Его там хорошо помнят и жалеют. Добрый был человек и непьющий. Работал инкассатором на прииске Антиповский. Там добывали золото, а Ник-Ник отвозил его на вертолете в город и возвращался с деньгами на зарплату рабочим.

Однажды вертолет сломался. Весь прииск мог остаться без зарплаты, и добрый Ник-Ник вызвался отвезти золото на моторке по Иртышу. Ему доверили месячную добычу прииска – два с половиной килограмма золотого песка. Но лодка опрокинулась на каменистых порогах. Обезображенное до неузнаваемости тело Ник-Ника нашли и похоронили только через месяц. Искать золото никому не пришло в голову.


Виталий Романович обрадовался встрече со школьным другом. О темном прошлом Ник-Ника он знать не знал и позвал его на раскопки. Как раз в то время боровковский Леонардо купил и отремонтировал старый миноискатель. Новичкам везло. Обмелевшие берега Боровки, когда-то скрытые под водой, легко отдавали вещи, оброненные французами – оружие, пуговицы и монеты.

В тот год оба заболели «боровковской лихорадкой» и начали собирать коллекции. Виталий Романович – чтобы передать в музей, а Ник-Ник – чтобы «отмыть» деньги, вырученные за украденное с прииска золото. Когда соседи спрашивали, откуда у него новый дом и самая дорогая по тем временам машина – «Волга», Ник-Ник отвечал: «Трудовые сбережения. Ну и клады ищу помаленьку».

Так или иначе, преступник занялся кладоискательством. А для этого пришлось изучать историю. Тут Ник-Ник и разыскал в библиотеке пожелтевшую брошюрку с воспоминаниями лейтенанта Дюбуа.

Ник-Ник не знал, что серьезные историки считают Дюбуа вруном. Ошибок в цвете петличек и выпушек он вообще не заметил, зато легко раскрыл другую, главную ошибку.

Пора оправдать лейтенанта Дюбуа. Он говорил чистую правду. Вот именно: ГОВОРИЛ полстолетия спустя после событий под Боровком. А ПИСАЛ его внук. Дюбуа-дед, глубокий старик, многое позабыл и перепутал. А Дюбуа-внук, добросовестно пытаясь ему помочь, насажал ошибок, из-за которых серьезные историки не поверили бывшему наполеоновскому лейтенанту.

Когда дед заговорил о русском городе над рекой, внук раскрыл самую большую французскую энциклопедию, нашел карту Московской губернии, а на ней – название. И записал: «BOROVSK». Потому что Боровка на французской карте не было!

Есть два города – Боровск и Боровок. Между ними двадцать километров и разница в одну букву. При этом Боровок и поменьше, и помоложе, и славными битвами не отмечен. Он и в историю попал только из-за того, что французы там не могли на гору влезть. А битвы никакой не было. Хоть бы кто булыжником запустил сверху в захватчиков – ничего подобного. Поэтому многие даже не подозревают, что Боровок есть на земле. Если его название раз в год случайно попадет в газету, думают, что это опечатка: надо читать не «Боровок», а «Боровск».

Точно так же читал совместное сочинение лейтенанта и его внука Ник-Ник. Только он родился и вырос в Боровке, поэтому, наоборот, видел «Боровск», а про себя исправлял: «Боровок». Он узнавал в описаниях лейтенанта знакомые болота и церковь над обрывом и не сомневался в том, что бриллианты схоронены в получасе ходьбы от его дома.

Разумеется, найти пушки было не так просто. Давно сгнил приметный дуб в форме подсвечника. Водяную мельницу на реке Боровке не помнили даже самые старые бабки. Два из трех главных ориентиров лейтенанта исчезли, оставалась церковь.

Надеясь разыскать старинную карту или рисунок с дубом и мельницей, Ник-Ник рылся в архиве городского музея. Карту он так и не нашел, зато узнал продолжение истории лейтенанта Дюбуа.

Во-первых, в архиве сохранился написанный по-русски приказ наполеоновского маршала Даву. Маршал требовал от жителей Боровка сыскать и выдать дезертира Мишеля Дюбуа, приговоренного к повешению.

Во-вторых, в семействе купцов Синеносовых служил гувернером некий Михаил Петрович Дибва, из пленных французов. В Боровке он прожил тридцать лет, обучил болтать по-французски два поколения синеносовских детей, а потом уехал на родину. Случилось это после того, как тогдашний глава купеческого семейства испросил в городской управе разрешения осушить болота.

Ник-Ник торжествовал! Все сомнения отпали, серьезные историки были окончательно посрамлены. Ясно, что Дибва и Дюбуа – один человек. Боясь казни за утерянные бриллианты, он дезертировал из армии, а затем поселился в Боровке – а не в Боровске! – неподалеку от сокровищ. Шли годы, достать клад не удавалось и, отчаявшись, Дибва рассказал о нем Синеносову. Купец рьяно взялся за осушительные работы, но как известно, дело кончилось неудачей. Вода по прорытым каналам потекла не из болот в Боровку, а из Боровки в болота. Разочарованный Дюбуа вернулся во Францию и уже на склоне лет выдал внуку тайну бриллиантов светлейшего князя.


Много лет Ник-Ник мечтал о бриллианте ценой в Париж. Болота были огромны. Если пользоваться единственной приметой Дюбуа – «к северо-востоку от церкви», пришлось бы осушить пять квадратных километров трясины. Может быть, остатков украденного с приисков золота и хватило бы на такие работы. Но Ник-Ник скрывал свое богатство и уж тем более не хотел заниматься раскопками на глазах у всего города. Ведь закон требует сдать найденный клад государству. Вознаграждение в четверть стоимости бриллианта не устраивало преступника. Такие, как он, не любят делиться.

Оставалось надеяться на технику. Кладоискателей вообще-то немало, особенно за границей. Одни ходят по пляжам, разыскивая в песке потерянные монеты, часы и украшения. Другие тратят миллионы на поиски затонувших кораблей с золотом. Для них выпускают самые разные металлоискатели. Ник-Ник следил за техническими новинками и, наконец, дождался. В каталоге товаров по почте появился новейший металлоискатель, способный «видеть» и под водой, и на три метра под землю!

Остальное известно. Перехожу к последнему началу неоконченной истории бриллиантов светлейшего князя.

Глава XXVI

Как посмеялся преступник

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Блинковы, старший и младший, Виталий Романович, Полина, Душман и предатель Дудаков выбрались из шахты лифта в верхний подвал…

Когда они поднялись в магазин и, смешавшись с покупателями, вышли на улицу…

Когда они попали в дом к Виталию Романовичу, то в прихожей столкнулись с выходившим Синеносовым!

Его задержали играючи. Синеносов сунулся в карман за парабеллумом, Душман прокусил ему руку, а потом выволок успевшего спрятаться под лестницей второго вора.

Вызвали милиционеров, и те спросили, что пропало. Оказалось, что ничего. Коллекция боровковского Леонардо не интересовала воров. При обыске у Синеносова нашли только фотокарточку Ник-Ника с пушкой. Кража показалась милиционерам настолько ничтожной, что снимок вернули Виталию Романовичу, даже не записав в протокол. Разумеется, Синеносова все равно задержали. За пистолет и похищение людей по головке не погладят. Если кто-то из боровковских милиционеров и был подкуплен купцом первой гильдии, то не стал ему помогать.

Преступников увели, а Блинков-младший стал рассматривать фотокарточку. Он-то сразу понял, что это важнейшая улика в Деле о пропавшем кладоискателе. Ведь не для того Синеносов выкрал фотокарточку, чтобы лунными ночами любоваться физиономией своего сообщника!

Оставалось разобраться, в чем именно уличает преступников эта улика. Про пушку Виталий Романович сказал, что для истории она ценная, но не единственная. Такие же стоят у здания Арсенала в Кремле. Может быть, бежавший Ник-Ник не хотел оставлять свой портрет? Тоже нет. В перерытых ворами ящиках письменного стола было еще несколько снимков Ник-Ника, но Синеносов украл только этот.

Митек по сантиметру изучил фотокарточку, глядя то в лупу, то невооруженным глазом. Каждый раз он возвращался к блестящему кругляшу, который Ник-Ник держал двумя пальцами. Вспомним, на снимке этот кругляш пустил зайчик в объектив фотоаппарата, и получилось белое пятно. На первый взгляд Виталию Романовичу показалось, что это монета. Но после того, как преступники хотели похитить снимок, он сам в этом засомневался.

И тогда Блинков-младший проделал следственный эксперимент. Виталий Романович с монетой в руке был усажен верхом на диванный валик, изображавший пушку. Сбоку Митек поставил торшер и начал его двигать, пока тени на лице Виталия Романовича не легли точно так же, как на фотокарточке Ник-Ника. А Митек отошел на то место, с которого снимал фотограф.

Монета не пускала солнечного зайчика. Она выглядела темной, потому что лампочка оказалась позади нее. Тогда Блинков-младший дал Виталию Романовичу его собственные очки. В стеклышке засиял торшер, изображавший низкое зимнее солнце!

В ту минуту лучший сыщик из всех восьмиклассников Москвы не знал ни о лейтенанте Дюбуа, ни об алмазе «Меншиков». Он только доказал, что находка Ник-Ника была прозрачная. И тогда на помощь сыску пришла наука. Виталий-то Романович прекрасно все знал!


Надо было видеть, что творилось с боровковским Леонардо! Не будем забывать, что он был СЕРЬЕЗНЫМ ИСТОРИКОМ. То есть знал не только историю французского лейтенанта, но и то, что верить ей нельзя. Не только об алмазе «Меншиков», но и то, что такого алмаза не было в природе. И вдруг он понял, что за сверкающая штучка в руке у Ник-Ника! Понял, почему школьный друг твердил: «Находка века, находка века»!

Это было, как если бы Великого Инквизитора, который сжег на костре Джордано Бруно, посадили в космический корабль и показали в иллюминатор: а Земля-то круглая! А Великий Инквизитор – честный, порядочный средневековый человек. Он же твердо ЗНАЛ, что Земля плоская. Сколько книжек об этом прочел! Сколько сам написал! Вот и отправил ученого на костер, чтоб не смущал добрых людей своей болтовней о круглой Земле. Спрашивается: как ему после этого жить?!

Виталий Романович охнул и схватился за сердце. Опытный папа стал шарить у него в нагрудном кармане, нашел валидол и сунул старику под язык.

– Я смеялся над Ник-Ником, – простонал боровковский Леонардо. – Я говорил: «Ты ищешь то, чего никогда не было, там, где быть не может». Я смеялся потому, что до меня все серьезные историки больше ста лет смеялись над лейтенантом Дюбуа! Больше ста лет! А Ник-Ник посмеялся один раз. ЗАТО КАК!


Так раскрылась последняя загадка Дела о пропавшем кладоискателе. Почему Ник-Ник, собираясь удрать с «Меншиковым» за границу, пошел на такой страшный риск – рассказал про пушку да еще и фотокарточки показывал?

Он посмеялся.

Ник-Ник ненавидел школьного друга, как преступник может ненавидеть честного человека. Он завидовал всему, что было у Виталия Романовича. Орденам, ранениям, друзьям, знаниям, цветам, которые разводил боровковский Леонардо, и увлеченности, с которой тот возился со ржавыми историческими железками. Вместо всего этого у Ник-Ника было ворованное золото. Оно заставляло скрываться, помалкивать, видеть в каждом прохожем под окном либо вора, либо милиционера и бояться и тех, и других.

Ник-Ник чувствовал, что проиграл жизнь. Это обидное чувство. Ему хотелось доказать, что все наоборот: если кто-то из них двоих неудачник, то это Виталий Романович!

И такой случай представился. Разве мог Ник-Ник его упустить?!

Он пришел к боровковскому Леонардо и швырнул на стол фотокарточки. Вот он сам, вот пушка, вот он с пушкой, а вот и бриллиант ценой в Париж.

Только не нужно думать, что преступник потерял голову от счастья. Он действовал расчетливо. Фотокарточки выбрал такие, где не видно, что в руках у него бриллиант, и не собирался их дарить.

Виталий Романович смотрел и не видел главного! Ему в голову не приходило, что белое пятнышко на снимке – тот самый «Меншиков», которого якобы нет в природе!

Про себя преступник корчился от смеха. Если бы он посмел выдать свои мысли, то сказал бы школьному другу: «Ну что, съел?! Ты учился на историка, писал диссертацию, облазил каждый километр вокруг Боровка. А «Меншикова» нашел я! По трехкопеечной книжонке, без особого труда!». Но вслух он повторял только:

– Находка века, Виталий! Находка века!

Боровковский Леонардо из вежливости соглашался. Пушка была самая обычная. Одна из более чем тысячи потерянных французами во время той войны. А затопленная батарея с «царскими посохами», как известно, только красивая легенда. Это Виталий Романович заучил так твердо, что даже не задумывался.

Преступник уехал за границу счастливым.

Ему нужно было время, чтобы продать бриллиант. Поэтому Синеносову он приказал скрывать его отъезд и, разумеется, откапывать остальные пушки. В третьем раскопе, о котором Блинков-младший узнал из разговора ночных копателей, оказалась пустая пушка. Четвертую Ник-Ник не нашел даже со своим чудо-прибором.

Уже после отъезда преступник не досчитался одной фотокарточки. Она упорхнула под стол в доме боровковского Леонардо. Ни о чем не подозревавший Виталий Романович в это время разыскивал школьного друга и показывал карточку кому попало. Об этом узнал Синеносов, доложил по телефону Ник-Нику, и тот потребовал от своего сообщника, чтобы улику выкрали. Утечка газа и остальные козни купца первой гильдии были придуманы Ник-Ником именно для этого.


Кажется, я все объяснил.

На Боровковском болоте день и ночь гудят моторы, гонят по трубам охлаждающую жидкость. Болото промерзает все глубже. Скоро археологи позовут Виталия Романовича на раскопки. Металлоискатели уже подтвердили, что в трясине скрыта большая масса бронзы.

В этой ли пушке остальные трости светлейшего князя? Вероятность пятьдесят на пятьдесят: еще не найдена последняя из четырех затопленных пушек батареи капитана Дюбуа.

Но мы-то уже знаем, что это не очень важно. У исторических ценностей впереди вечность. Если их не найдут сейчас, то найдут в будущем году или через сто лет.

Ведь все тайное когда-нибудь становится явным.


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Некрасов Евгений Львович » Блин и клад Наполеона.