Название книги в оригинале: Уэллс Марта. Город костей

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Уэллс Марта » Город костей.





Читать онлайн Город костей. Уэллс Марта.

Уэллс Марта

Город костей

 Сделать закладку на этом месте книги

Глава 1

 Сделать закладку на этом месте книги

А где-то совсем в другом месте, в комнате, где в воздухе витали старость и смерть, человек готовился заглянуть в будущее, возможно, в последний раз в жизни.

День был невыносимо длинный, и Хет жутко устал от крикливых споров с покупателями. Он прислонился к одному из столбов матерчатого навеса и стал смотреть на пыльную улицу, не обращая никакого внимания на жену Арнота, которая рассматривала предмет торга так, будто никогда не видела ничего подобного и надеется, что никогда больше и не увидит.

— Два дня, не больше, — наконец высказалась она, вытирая пот со лба уголком платка и стараясь выглядеть совершенно безразличной.

Лет отрицательно помотал головой, разозленный демонстрацией этого нарочитого невежества. Его партнер Сагай поднял бровь — красноречивый комментарий к кивку компаньона — и произнес:

— У мадам прелестное чувство юмора, а Арнот — человек достойный. Сто дней.

Хет про себя улыбнулся и подумал: «Мадам — воровка, а Арнот — просто крысиная задница».

На узкой улочке поднялись густые клубы пыли, их вздымали ручные тележки, доверху набитые товарами, предназначенными для рынков на более высоких ярусах города. Солнце уже прошло зенит, оставив ту сторону глубокого каньона улицы, где находилась лавка Арнота, в тени. Жара под полосатым тентом все еще стояла удушающая, а уж в похожей на пещеру дальней части лавки, вырубленной в черном камне, составлявшем костяк города, она должна была быть еще ужаснее, а именно там на своем денежном ящике восседал Арнот и прислушивался к тому, как торгуется его жена.

Человек в затененной комнате сжал в горсти обломки костей. Они были всего лишь средством, ибо способность заглянуть в будущее таилась в глубинах его ума, в его крови, в его живых еще костях, а не в мертвом веществе, зажатом в кулаке.

Смех женщины прозвучал почти как лай.

— Таких цен не бывает!

Вещь, о которой шел спор, лежала на табуретке, завернутая в кусок мягкой материи. Квадратный кусок керамики — изразец для пола, особая ценность которого заключалась в изображении птицы с перепончатыми лапами, плывущей по воде, а на воде — странные плавающие цветы. Цвета рисунка были приглушенными: красно-коричневое оперение птицы, голубовато-зеленая вода, желтые, как бы вылинявшие цветы. Главное же заключалось в том, что о водяных птицах никто и не слыхивал с тех пор, как города Приграничья поднялись из праха; нежные тона, которые не могли воспроизвести даже самые искусные мастера Чаризата, свидетельствовали, что это работа Древних, реликт давно ушедших времен, возможно, тысячелетий.

Под навесом были разложены другие товары Арнота: сервировочные столики, инкрустированные фаянсом, богато изукрашенные часы, алебастровые сосуды, маленькие декоративные шкатулки, изготовленные из ценного дерева, всякие украшения — бусы из ляпис-лазури, бирюзы и сердолика. На витрине лежало и несколько антиков, но вещи истинной ценности хранились в глубине лавки, подальше от невежественных взглядов случайных прохожих.

— Нам известно, что такие плитки в большом спросе на верхних ярусах, сказал Сагай с укоризной в голосе. — Не считайте нас за дураков, и наши цены покажутся вам вполне приемлемыми. — Он скрестил руки на груди, показывая, что способен прождать тут хоть целый день.

С иронией подняв бровь, Хет добавил:

— Мы пришли к вам первым только потому, что мы с вашим мужем закадычные друзья.

В темном внутреннем помещении лавки раздался сдавленный кашель, вполне возможно, означавший, что с Арнотом только что чуть не случился апоплексический удар. Супруга же Арнота закусила губу и возмущенно уставилась на продавцов.

Сагай был крупным мужчиной с темной кожей, его волосы, выбившиеся из-под головной повязки, уже поседели. Голубой бурнус изрядно поношен и сильно измят. Его презирали за то, что он иностранец, ибо приехал он из Свободного города Кеннильяра, но все торговцы редкостями знали, что он настоящий ученый и изучал древнее искусство задолго до того, как обстоятельства заставили его заняться торговлей антиками в Чаризате. Черты его лица отличались редкой выразительностью, и сейчас в темных глазах играла смешка, вызванная тем неловким положением, в которое попала супружница Арнота.

Что касается Хета, то он был крисом и стоял на социальной лестнице Чаризата еще ниже Сагая, так как родился в глубине Пекла. Хет был высок, худощав и мускулист, его длинные каштановые волосы отливали рыжим, кожа под лучами солнца стала совсем коричневой, а красивое, как он знал по обширному опыту, лицо не производило впечатления на жену Ар-нота, которая была профессионалом не хуже их с Сагаем.

Но все же Хет видел, что ее сопротивление слабеет. Гораздо мягче, чем раньше, он сказал:

— В верхних ярусах такие штуки покупают охотнее, чем дешевую воду. Ты сможешь перепродать ее там раньше, чем мы успеем дойти до Аркад.

— Или же мы уйдем и поищем место, где можно заключить сделку повыгоднее, — добавил Сагай, задумчиво хмуря лоб, будто вспоминая, к кому из конкурентов Арнота лучше обратиться в первую очередь.

Жена Арнота запустила пятерню в жесткие седые лохмы и вздохнула:

— Двадцать дней.

— Сорок, — тут же парировал Сагай.

Из глубины лавки послышалось ворчание, потом треск и звук, будто кто-то передвигает нечто тяжелое. По-видимому, сам Арнот готовился вот-вот появиться на публике. Жена его закатила глаза и сложила руки на своем сером рваном кафтане.

Человек сжал в руке обломки костей, думая про их бывшего владельца и про то, как неохотно тот расставался со своим имуществом.

Арнот появился в арке входа, ведущего в лавку, и злобно уставился на обоих продавцов из-под своих густых бровей, низко нависших над глазами. Он неспешно двинулся к изразцу. Когда он подошел к нему вплотную, Хет произнес:

— Бери за края.

Какое-то время Арнот молча изучал лицо Хета. Согласно легендам, цвет глаз у крисов меняется в зависимости от настроения. Сейчас глаза Хета посветлели и стали светло-зелеными. Опасность! Арнот осторожно поднял плитку за края и повернул ее так, чтобы свет, сочившийся сквозь красный навес, заставил цвета играть будто живые. Такие изразцы славились тем, что даже опытнейшие подделыватели редкостей не могли их скопировать. До того как Пекло распространилось на мир, такие плитки украшали фонтаны в домах Древних, и Арнот это хорошо знал.

Торговец подумал, потом осторожно опустил плитку на табуретку. Он показал жене кивком, что согласен, и она принялась рыться в кожаной сумке, висевшей на животе, в поисках нужных жетонов.

Что-то заставило Хета бросить взгляд на улицу.

Три человека наблюдали за ним из-за угла. Один носил длинные одежды и закрывал лицо чадрой, как это делают патриции. Остальные двое были в грубых рубахах и защитных кожаных штанах, какие носят грузчики в депо парафургонов. Патриций из высших ярусов, вдруг оказавшийся на этом рынке, мог быть только торговым инспектором.

Жена Арнота, которую застали врасплох в тот самый момент, когда она из рук в руки передавала бронзовые жетоны, каждый из которых был эквивалентен нескольким дням оплаты труда ремесленника, застыла, выпучив глаза на внезапно появившихся чужаков. Ее седые брови сошлись на переносице, мысли метались в поисках выхода.

Всем присутствующим потребовалось несколько долгих минут, чтобы вспомнить: в их сделке нет ничего противозаконного и товар лежит на виду прямо на табуретке.

Улыбаясь, человек поднял глаза на свою гостью, сидевшую по другую сторону стола, и сказал:

— Игра увлекательна, когда один из игроков видит всю доску, а у другого глаза завязаны.

— Да, — ответила та, — но каким из этих игроков являемся мы?

Арнот ткнул жену в бок, и она опустила жетоны в ладонь Сагая. Тот спрятал их в складках бурнуса и обменялся взглядом с Хетом. На их лицах не читалось никаких эмоций: было бы глупейшей ошибкой выдать испытываемый ими страх.

Арнот подхватил супружницу под локоть и повел ее к двери в лавку. Хета удивил этот заботливый жест, которого трудно было ожидать от такого кровососа, как этот торгаш. На ходу Арнот рыкнул:

— Сегодня мы закрываемся раньше.

Хет снова обменялся с Сагаем взглядами, желая убедиться, что они понимают друг друга, а затем вышел из-под тента на улицу. Один из грузчиков метнулся наперерез и сказал:

— Это ты Хет, торговец редкостями из Шестого яруса?

Улыбка, предназначенная Хету, не очень-то ему понравилась. Человек был слишком высок для жителя нижних ярусов, к тому же блондин; его коротко остриженные волосы лоснились от пота и осевшей на них пыли. А тот парень, что остался с патрицием, был низок, широкоплеч и носил на голове красную накидку. За его плечом небрежно висело пневматическое ружье. Бронзовый шар под стволом, служивший резервуаром для сжатого воздуха, был недавно начищен до блеска, бронзовые скрепы на облегченном прикладе тоже сверкали.

Хет ничего не ответил, а Сагай тихонько оттер грузчика в сторону, прежде чем тот успел что-либо предпринять, и вежливо сказал:

— Извините нас, господа.

Хет последовал за Сагаем вверх по узкому ущелью улицы. Стены из черного камня и кирпича высились по обеим сторонам; на нижних этажах виднелись щелевидные двери, ведущие внутрь, а на верхних — неглубокие лоджии и окна. Некоторые из окошек были прикрыты дешевыми жестяными ставнями с изображениями цветов и символов пустыни, приносящих счастье. Вывешенное для сушки белье фестонами окаймляло верхние этажи, а горячий тихий воздух был густо насыщен вонью из отхожих мест. Трое мужчин шли следом, хотя и не очень быстро, чтоб не создавать ощущения преследования. Человек с ружьем тоже не предпринимал угрожающих действий. Сагай пробормотал:

— Надо же, а день начался так прекрасно.

Торговые инспекторы никогда не позволили бы им уйти. Но ни у Хета, ни у Сагая никогда не было клиентов-патрициев, да и причин завести таковых пока не наблюдалось. Ни с вооруженными телохранителями, ни без оных.

— Прошедшее время тут действительно уместно, — ответил сердито Хет.

Их преследователи находились слишком близко, чтобы можно было нырнуть в какой-нибудь переулочек.

Улица вела на небольшую площадь, которую украшал фонтан в виде стоящей черепахи, а запах сточных канав был послабее. Сильно помрачневший Сагай сказал:

— Ясно одно — твое имя им известно. Должно быть, известно и то, где мы живем. Придется с ними поговорить.

Хет ничего лучшего тоже придумать не мог, а потому сел на край фонтана и стал ждать, пока преследователи поравняются с ними; Сагай же встал рядом, поставив одну обутую в сандалию ногу на парапет.

Женщины в своих окрашенных в светлые тона кафтанах набирали из фонтана воду в кувшины и ведра и болтали друг с другом, старики на каменных балкончиках курили глиняные трубки, группа ребятишек с воплями пронеслась по улице в погоне за отставшими от стада козами, по пути рассыпав товар плетельщика корзин. На выцветшем красном коврике неподалеку от фонтана сидела старуха, гадавшая прохожим на тлеющих осколках костей, которые лежали в жаровне. Сторож — смотритель фонтана медленно двигался в их направлении, тряся глиняным горшком, в котором позвякивали мелкие монеты и жетоны, намекая, что сначала надо заплатить за воду, а потом уж пользоваться ею.

Патриций и его наемник с ружьем остановились в нескольких шагах, а блондин подошел поближе и встал рядом с Хетом. Хет вольготно развалился на каменном парапете фонтана, а Сагай наблюдал за незнакомцем с вежливым интересом. Никто из обитателей окружающих площадь домов не убежал ввиду возможных грядущих событий, но женщины, которых присутствие Хета и Сагая нисколько не тревожило, все же сочли за благо разойтись по своим делам, а сторож фонтана перешел на дальнюю сторону площадки.

«Ружье странное», — подумал Хет. Такое оружие встречалось только на самых верхних ярусах города и использовалось ликторами, приставленными к важным придворным, и другими стражами. Даже похитители костей и воры-головорезы могли себе позволить только ножи. Можно, конечно, предположить, что патриций нанял грузчиков и вооружил их для охраны своей персоны, но трудно поверить, чтобы он оказал подобное доверие таким людям. Уж скорее это частные охранники, тоже привыкшие к жизни верхних ярусов, подобно своим хозяевам. «Так от кого же они его охраняют? — думал Хет. — От жалкого старика — смотрителя фонтана или от женщины-гадалки? К тому же это все-таки Пятый ярус, а не Восьмой».

Все еще улыбающийся блондин обратился к Хету:

— Я Кайтен Сеул, и я знаю, кто ты такой.

На столе стоял металлический сосуд, наполовину наполненный пылающими углями. Там будут гореть кости, когда человек вперит взор за пределы медленно движущегося времени. Он не знает, зачем, почему это происходит, но символическая смерть в огне, видимо, помогает этому процессу.

Его гостья внимательно следила за происходящим.

Что ж, Хету нечего прятаться. Он ответил:

— Тогда зачем спрашивать?

Хет чувствовал, что его выводы подтверждаются. Для грузчика из доков Сеул говорил на торговом диалекте слишком хорошо. Хет оглядел патриция, который под всем этим ворохом тяжелых одежд был, видимо, довольно хлипкого сложения. Его нижнее одеяние было из толстого шелка без вышивок и бисерных аппликаций, верхняя мантия сшита из прочного хлопчатобумажного материала, а лицо закрыто густой газовой чадрой, которая укутывала голову и нижнюю половину лица. Вообще-то ничего из ряда вон выходящего, если не думать, на какие расстояния пришлось везти эти материи через Пекло, чтобы они смогли появиться на рынках Чаризата. Сам Хет носил легкую рубашку навыпуск, облегающие штаны и кожаные сапоги. Его бурнус был свернут и обмотан вокруг пояса. Знати верхних ярусов Чаризата, привыкшей к мантиям и чадрам, человек в такой одежде казался просто-напросто голым. Крисы не нуждаются в особой защите от прямых солнечных лучей, но плохо переносят душную жару. В Пекле Хету было прохладнее, чем на черных камнях улиц Чаризата в полуденный час.

Сеул выразил свое долготерпение к наглости криса тем, что игнорировал его вопрос. Он со значением поглядел на Сагая и произнес:

— Твой приятель может идти.

— О, у нас есть еще на сегодня общие дела, — ответил Сагай, делая вид, что принял приказ за вежливое предложение.

Глаза Сеула посуровели, но улыбка не покидала губ. Хет уже начал ненавидеть эту улыбочку. Сеул же мотнул головой в сторону патриция и продолжал:

— Достопочтенный нуждается в опытном проводнике, чтобы проводить его к древнему Останцу на равнине Солончаков.

Сагай нахмурился.

— К тому, что на западе?

— Да.

Хет бывал там и раньше, но обычно с учеными из других городов или из Академии, сейчас же у него не было настроения.

— Если ты уже знаешь, где он находится, — сказал он ровным голосом, но так, будто говорил с ребенком, — то зачем тебе проводник?

— Мне не всякий проводник нужен, — в голосе Сеула прорезалась сталь. Я предпочитаю определенного.

— И ты хочешь, чтобы я тебе его порекомендовал? — Хет сделал глупое лицо. Он давно открыл, что среди методов, способных довести собеседника до бешенства, такой способ действует наиболее эффективно, особенно когда собеседник старается внушить вам прописные истины.

— Нет, мне нужен ты.

Хет впервые ухмыльнулся ему в ответ, ухмыльнулся специфической улыбкой крисов, обнажавшей острые собачьи клыки так, что они сами говорили за себя.

— Бордель — вон там.

Уголком глаза он видел, как Сагай возвел взор к небесам, будто прося духов воздуха быть свидетелями: у него впереди еще полно дел, которые должны занять уйму времени. Одновременно его партнер положил руку на рукоять ножа, скрытого в складках бурнуса.

Улыбка Сеула уже почти целиком испарилась, но он все же выдавил:

— Достопочтенный не нуждается в даровых услугах. Он намерен расплатиться.

Прежде чем Хет успел что-либо сказать, вмешался Сагай:

— А не будет ли позволено осведомиться почему?

— Он любознателен. — Улыбка вернулась, еще более ослепительная. — Он изучает прошлое.

Человек бросил кости на раскаленные угли в железном сосуде, и они сначала пожелтели, потом почернели. Тонкие нити дыма повисли в неподвижном воздухе комнаты, огороженной от течения времени.

Удивительно, но, сказав это, Сеул перестал улыбаться.

— Причина значения не имеет. Он заплатит десять золотых реалов.

Хет услышал, как Сагай хмыкнул, что выражало высшую форму неудовольствия. Он спросил:

— Шутишь, что ли?

Глаза Сеула перебегали с Хета на Сагая и обратно.

— Это хорошая цена.

— Больше, чем хорошая, — ответил Хет. — Но я крис. Я не имею права на лицензию, разрешающую владеть монетами имперской чеканки.

В Чаризате и в большинстве других городов Приграничья можно было купить гражданство, но лица, не имевшие его, не были вправе вести дела или обладать монетами имперской чеканки, за исключением тех случаев, когда они покупали на это специальную лицензию. Последняя была иногда почти так же дорога, как и покупка гражданства, а пользы часто приносила очень мало, ибо торговые инспектора сделки, осуществлявшиеся с обращением имперских денег, держали под неусыпным контролем. А торговые жетоны остались на рынке реликтами времен господства бартерных сделок и без печатей торговцев и учреждений, которые эти жетоны выпускали, были недействительны. Если население города слишком возрастало и ему угрожала нехватка воды или зерна, всегда можно было объявить, что торговые жетоны недействительны, заставив тем самым иностранцев либо покинуть город, либо подохнуть на его улицах с голоду.

И все же такая система была лучше, чем во времена, непосредственно последовавшие за образованием Пекла, когда Выжившие сражались за еду и безопасность на развалинах городов Древних, убивая всех чужаков, посмевших посягнуть на их водные ресурсы. По мнению же Хета, преимущество это было незначительным. На иностранцев, даже если они были жителями других городов Приграничья, здесь все смотрели с подозрением, и если вы были бедны, то ваши шансы собрать достаточно жетонов для покупки гражданства или специальной торговой лицензии были ничтожны. За любую цену — даже низкую.

— Я говорю об эквиваленте этой суммы в торговых жетонах, — пояснил Сеул.

Хет покосился на Сагая, который слегка качнул головой. Потом он перевел взгляд на Сеула и буркнул:

— Ладно. Я поведу его.

Сеул кивнул, его суровые глаза не выражали ничего, хотя, возможно, он и был удивлен столь быстрым согласием Хета.

— Я знаю, где ты живешь. Один из нас придет за тобой на восходе. — Он вернулся к патрицию, перекинулся с ним несколькими словами, а затем все трое не спеша пошли вверх по улице.

Глядя, как они уходят, Сагай вздохнул:

— Ну вот ты и нанялся для выполнения какой-то неизвестной и подозрительной работы к любителю антиков — дилетанту с верхних ярусов. Надеюсь, ты уже обдумал уловку, с помощью которой выберешься из этой истории?

Пока Хет молча смотрел на него, нищенка успела ухватиться за полу его одежды и стала теребить ее.

— Дай погадаю тебе, красавчик…

Из-за мутных бельм на обоих глазах она почти ничего не видела. Хет задумчиво порылся в карманах в поисках мелкого жетона и бросил его на вытертый коврик гадалки, ответив Сагаю:

— Он же знал, кто я и где живу. Как тут откажешься?

Нищенка вытащила еще щепотку костей из замызганного мешочка и растерла их между ладоней, готовясь бросить в жаровню. Некоторые гадалки бесстыдно пользовались костями крыс и ящериц. Большинство же покупало предположительно кости казненных убийц или мертворожденных детей у торговцев в Седьмом ярусе, хотя на самом деле это были преимущественно кости жертв, которых убивали мерзавцы — поставщики костей. Знатоки же этого дела считали, что лишь кости крисов дают истинные предсказания будущего, и, будучи одним из немногих крисов в Чаризате, Хет с большим трудом сохранял целостность своего тела.

Сагай отличался завидным терпением. Именно по этой причине их дружба с Хетом была столь крепка. Наконец Хет поймал взгляд своего приятеля и буркнул:

— Он хочет идти туда по какой-то важной причине. Может, знает что-то, чего не знаю я.

— Предательство, — пискнула нищенка, испугав их обоих. Она купала руки в струйках дыма, поднимавшихся от углей и горелых костей. — Тебя предадут, и ты предашь.

А в комнате, где пахло смертью, угли уже остыли, а кости превратились в прах.

Сагай все еще продолжал выражать недовольство, когда они достигли своего двора в Шестом ярусе. Строения были ветхие и нищенские, фонтан представлял собой крошечный бассейн, приткнувшийся возле одной из стен, но обмазанные глиной жестяные ставни второго и третьего этажей горели яркими узорами, нарисованными Сагаем. Соседи, сидевшие во дворе, радостно приветствовали их появление.

Дом, в котором они жили, состоял из трех комнат, громоздившихся одна над другой, и части площадки плоской крыши. Все это богатство принадлежало вдове Нетте и трем ее детям. Нетта и сама была вполне способна приглядывать за своими делами, но многочисленному семейству шляпников из соседнего двора ее дом пришелся по вкусу, впрочем, как и дочка Нетты, так что они предприняли ряд мер, чтобы выжить вдову. Тогда она впустила в дом парочку уличных актеров, чтоб те помогли ей удержать ее собственность. Однако борьба с настырными шляпниками продолжалась так интенсивно, что актерам почти не оставалось времени на занятие собственным ремеслом. Так дело и шло, пока Хет, Сагай и жена Сагая Мирам тоже не въехали сюда, и тогда шляпникам пришлось убедиться, что скромность — лучшее достоинство мужчины. Нетта хвалилась, будто все, что требовалось от торговцев древностями, это посидеть вечерок на пороге дома, и враги Нетты разбежались в беспорядке. Хет и Сагай не сказали ей, что однажды ночью они сходили к шляпникам и выбили либидо из всех троих старших братьев.

Остальные соседи по двору были преимущественно уличными фокусниками и торговцами вразнос, а других торговцев редкостями тут не было, так что Хету и Сагаю не приходилось бояться ни конкуренции, ни воровства.

— А ведь он мог быть и торговым инспектором, надеявшимся спровоцировать тебя, — продолжал спорить Сагай, пересекая двор. — Этот парень Сеул предложил тебе монеты.

— Тогда я буду честен, — ответил Хет, просовывая палец в дырку двери и открывая щеколду. — Впрочем, я всегда честен.

Сагай прокряхтел:

— Нет, просто ты думаешь, что всегда честен, а это совсем другое дело.

Их сторона двора лежала в тени, так как солнце уже почти обошло город, и, стало быть, в комнатах теперь должна была царить прохлада, если бы не тепло от разгоряченных тел. Пол комнаты был густо покрыт детьми всех возрастов: младшенький Нетты, который еще только учился ходить, три младшие дочери Сагая и Мирам, да еще их крошка сын, о котором Сагай говаривал, что это последний, кого он зачнет в Чаризате. Либра и Сенасе, двое юных актеров, валялись на дырявом матрасе и пересчитывали кусочки меди, которые им набросали сегодня зрители. Эти кусочки надлежало взвесить и обменять на торговые жетоны — еще один способ обойти закон о монетах.

На узенькой скамье, высеченной в каменной стене дома, сидела вдова Нетта, обмахивая опахалом себя и жену Сагая Мирам, которая на низеньком столике сортировала груду цветных бус на подносе, раскладывая их по цветам в отдельные бутылочки. Двое маленьких детей мешали ей, сражаясь за право залезть к ней на колени. Когда Мирам и Нетта купят металлическую нить, которая им нужна, они изготовят ожерелья из привезенных Мирам из Кеннильяра бусин и продадут их одному из соседей, державших лавчонку на базаре.

Мирам выглядела усталой и издерганной детьми, но все же улыбнулась, когда вошли ее муж и Хет.

— Ну что, мы все еще богачи?

Хотя Мирам по-настоящему не изучала искусство Древних, она кое-чему научилась от Сагая и интересовалась их делами. Разумеется, ее знания были не слишком обширны, но умение писать и читать на торговом языке позволяло ей подзаработать, объясняя юридические тонкости документов или помогая писать письма соседям.

— Нет, но вполне зажиточны, во всяком случае, на сегодня, — сказал Сагай, выкладывая на стол для всеобщего обозрения результаты их сегодняшних сделок.

Там была маленькая шкатулочка с гравированным цветочным узором, сделанная из мифеина — тяжелого серебристого металла Древних, из которого состояла большая часть хорошо сохранившихся изделий прежних времен. Там же лежали несколько полированных кусочков камня глубокого сине-зеленого цвета в круглых оправах из того же металла. Это могли быть обломки украшений, а могли быть и фишки от какой-то старинной забытой игры. Чаризатские ювелиры и камнерезы славились по всему Приграничью, вплоть до городов Последнего моря, но плавить этот металл они не умели.

Хет сел на скамеечку возле Нетты. Большую часть полок, высеченных в стене, занимали сосуды с водой, а на гвоздях, вбитых в гладкие глиняные стены, висела медная утварь для готовки, принадлежавшая Нетте. Тут же лежали жернова для выдавливания масла и для помола зерна — вещи необходимые в каждом хозяйстве. Самое видное место на полке занимал медный чайный поднос бабушки Нетты.

Сагай пустился в рассказ об их приключениях.

— Беспокойное дело, — сказала Мирам, бросая критический взгляд на Хета. — Идти в пустыню, когда тебе даже неизвестно, что этому человеку надо.

Она была моложе Сагая и происходила из зажиточной семьи в Кеннильяре, которая в высшей степени неодобрительно отнеслась к выбору Мирам ученого, но нищего мужа. Когда Сагай решил уехать в Чаризат, он попробовал убедить ее остаться в Кеннильяре и ждать, когда он вернется богатым или хотя бы с деньгами достаточными, чтобы купить себе место в Ученой гильдии Кеннильяра. К этому предложению Мирам отнеслась решительно отрицательно. Чаризат ей не нравился, но еще больше ей не нравилась перспектива жить с не одобряющей ее семьей и каждый день думать, жив Сагай или уже умер.

— В Пекле этот патриций будет бессилен, — сказал Хет. Мирам не одобряла и торговли Сагая реликвиями старины, считая это занятие опасным. На этот счет Хет с ней спорить не мог — дело действительно было опасное. Иногда она и самого Хета не одобряла, и в этом он с ней тоже соглашался. — Я выберусь оттуда живым, а он — нет… со стражами или без них, все равно.

— Его стражи тебя пристрелят, — весьма к месту вмешалась Нетта. — Они, знаешь ли, с ружьями не для забавы ходят.

Хет ничего не ответил. Он знал, что внимание горожан с верхних ярусов уже само по себе таит опасность, но не имел ни малейшего желания выкладывать сейчас настоящую причину того, почему он согласился взяться за это дело.

Дверь неожиданно распахнулась, и на пороге появился их сосед Рис, совершенно запыхавшийся. Это был болезненно худой темноволосый мальчуган, который, видимо, мчался во весь дух. Наконец он выдохнул:

— Тебя ищет Лушан, Хет.

— И с каких пор?

Рис сел на пол, схватил крошечного ползунка и принялся его щекотать.

— Примерно с полудня. Я слыхал об этом от огнеглотателя возле Одеона.

Нетта встала и отобрала визжащего ребенка.

— Возле театра? Надо бы пожаловаться твоей тетке.

— А она и сама знает! — ответил мальчишка.

Рис и его семья жили через дом отсюда, его отец был уличным актером. В прошлом году двое пьяных люмпов сломали его шарманку, чем лишили его возможности зарабатывать. Потом Хет кое-как починил шарманку, методом тыка заменяя проволочки и сломанные кусочки металла, а Сагай увенчал работу, разукрасив ящик изумительными рисунками. С тех пор Рис выполнял для них массу мелких поручений, бегая туда и сюда со всякого рода информацией.

— Опять Лушан? — удивился Сагай. — Что нужно этому мешку с нечистотами?

Хет прислонился к стене, стараясь выглядеть так, будто эти новости его не касались.

— Позже схожу с ним повидаться. Может, у него есть для нас какая-никакая работенка?

— А с чего это он нам будет благодетельствовать? — возразил ему Сагай, но малыш уже давно орал, цепляясь за его халат, и Сагай отвлекся. Взяв ребенка с пола, он все же добавил: — Я ему не верю. Впрочем, в нашем ремесле никому нельзя доверять в эти дни.

Хету очень не понравилась чеканность этой формулировки.


* * *

Хет прогуливался по театральной улице Четвертого яруса, наслаждаясь уходом дневной жары и долгими сумерками. Колоннады, выложенные цветной плиткой, давали убежище множеству разносчиков и служили входами в богатые лавки. Улица была полна народа, искавшего вечерних увеселений. Темнело, и лампы, помещенные в ажурные бронзовые вазы, уже загорались над дверями самых богатых заведений ювелиров, гранильщиков, пекарей, оружейников, торговцев винами. Многие лампы скрывались за красными стеклами, что, конечно, уменьшало яркость освещения, но зато, как считалось, отгоняло злых призраков и духов воздуха, не любивших красного света. Зазывалы приглашали игроков, а многочисленные предсказатели будущего сидели на корточках под мрачно-красными лампами как ради безопасности, так и для того, чтоб зрители видели, что они делают.

Зная, что у него еще есть время, Хет купил у уличного разносчика булочку, испеченную в виде цветка, и сел на ступени Одеона рядом с проститутками, работающими в толпе театралов. Приливы и отливы толпы на улице были необычайно живописны.

Там можно было вид


убрать рекламу






еть патрициев в мантиях и чадрах, патрицианок с открытыми лицами, но с волосами, скрытыми под развевающимися шарфами или под низко надвинутыми клуазоновыми шапочками; всех сопровождали слуги. Портшезы драпировались шелками и кисеей, в них сидели патриции, считавшие зазорным даже ходить по одной улице со всяким сбродом.

Публика с нижних ярусов была менее живописна, но зато более активна. Кое-кто даже осмеливался взбираться на ступени к самым колоннам, украшавшим вход в огромный театр прямо за спиной Хета; другие шли густой толпой к кабакам и обжорным рядам или туда, где вызыватели духов, факиры или клоуны давали представления на открытом воздухе. Среди них шатались приезжие с широко раскрытыми от удивления глазами, прибывшие из городов Приграничья, и портов Последнего моря, болтая на множестве диалектов менианского языка между собой или на торговом пиджине с местным людом.

Внезапно шум усилился, и из толпы вырвался один из иностранцев, таща за собой мальчишку. «Вора поймали», — подумал Хет. Затем группа людей в темно-красных одеяниях торговых инспекторов вывалилась из какой-то лавки. Один из них держал в руках что-то вроде обломка мифенина, в то время как мальчишка орал, отрицая свою вину. «Нет, попался идиот, попытался обмануть торговцев и продать какой-то антик за деньги». — Хет вздохнул и отвернулся. По дерюжной одежде и босым ногам было трудно предположить, что мальчишка имеет права гражданства. «Скоро сдохнешь, дурачина».

Глупый мальчишка попался на глупую приманку. Всем известно, что торговые инспектора часто гримируются под иностранцев и делают вид, что хотят приобрести запрещенные к продаже антики или монеты имперской чеканки у продавцов, не имеющих лицензий. Предположение Сагая, что патриций тоже принадлежал к переодетым инспекторам, не было лишено оснований.

Арестованного увели, но один инспектор все же остался, чтоб оглядеть толпу на ступеньках, ища возможного соучастника или просто дурака, у которого будет испуганный вид. Хет не выразил никаких эмоций, кроме любопытства, и инспектор повернулся, чтобы последовать за своими товарищами. Всегда надо быть настороже, даже сейчас, когда в карманах Хета не было ни одного осколочка керамики. Торговые инспектора особенно тщательно следили за торговцами древностями, не имевшими гражданства, а у Хета не было возможности приобрести таковое, даже если б он наскреб нужную сумму.

Традиционно считалось, что Древние сотворили крисов специально, чтобы те обитали в Пекле, ибо Древние боялись, что Пекло распространится на весь мир из конца в конец. Народ Хета рождался с иммунитетом ко всем ядам пустыни, со способностью ощущать, где находится север, что было очень важно: потеря направления в пустыне грозила верной смертью. А еще у крисов были сумки, в которых они вынашивали детей, тогда как обычным людям приходилось рожать своих в муках и крови. Но Древние вымерли, а их планы не принесли ожидаемых плодов. Пекло и в самом деле захватило большую часть мира, хотя и остановилось перед Последнем морем, оставив его побережье нетронутым. Крисов оттеснили в глубь пустыни, и люди Приграничья, а особенно имперской столицы — Чаризата, вовсе не хотели их видеть в своих стенах.

По мере того как темнело, все новые и новые лампы зажигались над дверями Одеона, и один из мужчин-проституток тихонько выразил пожелание, чтоб Хет, если не собирается кого-либо закадрить, убирался к такой-то матери. Хет ушел, не споря: теперь уже достаточно стемнело.

Главный зал театра был огромен, кругл, с куполом высоко-высоко над головами, на котором мозаика изображала восшествие на престол какого-то забытого уже Электора. Сцена, тоже круглая, располагалась в центре зала, где ее окружала со всех сторон шумная, шевелящаяся толпа.

Кое-где в зале имелись плетеные стулья и кушетки, а пол из керамической плитки покрывал толстый слой гниющих остатков еды и битого стекла. Воздух был спертый, несмотря на длинные узкие окна прямо под куполом, которые, как подразумевалось, должны были смягчать жару в зале. На сцене шел фарс — очень старый и большинству хорошо знакомый, что было совсем неплохо, так как большинство зрителей приходили сюда поболтать да пошвырять какой-нибудь гадостью в актеров.

Имелся и еще один повод для отвлечения внимания публики: прямо среди зрителей давал представление факир, который, несмотря на свою молодость для этого ремесла, ловко закинул в воздух футов на двадцать тут же отвердевшую веревку и стал карабкаться по ней наверх.

Хет пробирался по краю толпы, но тут его окликнул кто-то из группы конкурентов — торговцев древностями.

— Мы уже слыхали насчет той ерундовины, которую вы с Сагаем сегодня загнали Арноту. А там, где вы ее взяли, еще такие есть? — спросила Даниль.

Это была тощая хищная сука, торговавшая редкостями на Четвертом ярусе. Ее узкие глаза были искусственно увеличены с помощью порошков из малахита и свинцового блеска.

Хет облокотился о спинку ее стула.

— Обменяли, мы обменялись с Арнотом. Участвовать в продажах мне не дозволено.

Кое-кто из мужчин кутался в чадры, подобно жителям верхних ярусов, только из гораздо более дешевой материи, чем носили настоящие патриции. Большинство из них уже успели налакаться, а один так хохотал, что свалился со своей кушетки на пол.

Соблазнительная улыбка Даниль слегка поблекла. Она не любила, чтобы кто-нибудь мешал ей вынюхивать нужную информацию.

— А ты-то что тут делаешь вечером? — спросила она чуть-чуть резче, чем следовало. — Еще один покупатель?

Она была так далека от истины, что Хет совсем перестал беспокоиться. Он просто ухмыльнулся ей.

— Да просто зашел полюбоваться пьесой, милашка.

Он оставил конкурентов забавляться шутками, понятными только им, и отправился к задней стене, где в небольшом алькове пряталась винтовая лесенка, по которой можно было пройти в частные ложи. В конце лестницы прямо в стене был прорублен проход для господских слуг и театральных служителей: через него можно было пройти в ложи, не выходя на открытую галерею, предназначенную для богатых клиентов.

Проход был узок и освещался масляными лампами, которые противно воняли и сильно нагревали воздух. Хет миновал множество людей, выполнявших различные поручения. Никто из них не обратил на него внимания. Мало ли народу пользовалось коридором, желая одного — чтобы их делишки оставались в тайне. Хет нашел ложу Лушана без труда, потому что у входа в нее стояли два телохранителя, вооруженные посохами с острыми железными наконечниками. Они пропустили его, не сказав ни слова.

Полукруглая ложа была затянута частой медной сеткой, о которую разбивался шум театральной толпы. Пол покрывал тканый ковер необычайно яркой раскраски, а приводимое в Движение часовым механизмом опахало двигалось взад и вперед на красивом металлическом шесте, разгоняя застоявшийся воздух и запахи духов, от которых можно было задохнуться.

Лушан возлежал на низенькой кушетке, а прислужница в простом неотбеленном кафтане стояла возле него на коленях. Голову Лушана покрывали редкие светлые волосы, а одет он был в шитую золотом мантию темно-синего цвета, которая не могла скрыть его объемистого чрева. Один глаз Лушана был мал, прозорлив и жаден, второй — сильно косил и глядел неизвестно на что. В присутствии слуг он редко носил свою чадру, а при свиданиях с Хетом никогда. Это считалось дурным предзнаменованием.

Задумчиво глядя на Хета, Лушан взял чашу почти прозрачной керамики, расписанную нежным узором, — из винного сервиза, стоявшего возле кушетки на низком алебастровом столике, и сказал:

— Хоть раз ты явился без опоздания, парень. Я уж стал думать, что ты вообще не имеешь представления о времени.

— Я пришел к тебе вне связи с твоими поручениями. Ты же знаешь, я на тебя больше не работаю. — Хет прислонился к стене около двери, так как Лушан начинал беситься каждый раз, когда он чего-нибудь тут касался. Хет хотя и любил высоту, но здесь у него возникало ощущение, что он висит в медной клетке над озверелой толпой. — У меня есть для тебя монета, которую я, кажется, тебе задолжал.

Рот Лушана сжался в прямую черту. Он поставил хрупкую чашу на столик с таким громким стуком, что Хет от неожиданности поморщился. Люди, которые плохо обращаются с красивыми вещами, не должны их иметь.

— И как же тебе удалось ее добыть?

— А вот это уже не твое дело, верно?

Девушка наполнила графин вином и поставила его на столик, тщательно обтерев чистой тряпочкой, чтобы пот с ее пальцев не коснулся кожи Лушана. Патриции из верхних ярусов Чаризата были просто помешаны на том, чтобы не коснуться кого-либо, как и на своих чадрах, шарфах, скрывающих волосы, на медных сетках, защищавших их от взглядов толпы простолюдинов из нижних ярусов. Все это было просто недоступно пониманию Хета, который родился в селении крисов в Пекле, где было еще меньше возможности для уединения, чем во дворах нижних ярусов, и где вам легко могли надрать уши за отказ поцеловать самую морщинистую из прабабок — этакого древнего матриарха. «Как будто кто-нибудь в здравом уме захочет дотронуться до такого дерьма, как Лушан». Хет уже давно знал, что богатый брокер, может, и имел золотых монет больше, нежели патриций, но по рождению таковым не являлся и только повторял по-обезьяньи их манеры. Если отбросить все наносное, то Лушан был всего лишь вор с чистыми руками; его особый талант заключался в том, что он заставлял других людей пачкать руки, воруя для него.

— Мое дело — ты, — сказал Лушан; его здоровый глаз смотрел холодно и презрительно. — И пока я нахожу покупателей для древностей, ты, освобождающий от последних их нынешних хозяев, будешь представлять весьма значительный интерес для торговых инспекторов. В прошлом ты приносил мне немалый доход, и, если ты думаешь, что я так легко отпущу тебя, ты…

— Ты только и умеешь, что обещать да угрожать. Не думай, что я этого не знал раньше.

Хет позволил своим глазам скользнуть по мозаике купола — это было интереснее, чем смотреть на пол, где кишел плебс. Те части мозаики, что занимали ее края, были старше, куда старше центра с его не слишком талантливым изображением Электора, восходящего на престол. Надо думать, эти древние фрагменты сохранились с тех времен, когда это здание еще не было театром. Чаризат и другие города Приграничья в свое время были островами мелких пресноводных морей — еще за тысячи лет до победы Пекла над сушей. Художники населили эти моря странными и красивыми плавающими существами и испещрили бледно-голубые небеса огромными пузырями, похожими на наполненные воздухом мешки, которые перевозили пассажиров в привязанных под ними корзинах. Эта часть мозаики была очень ценна. Обесцвеченность вдоль трещин говорила, что снять мозаику со стены, не уничтожив, просто невозможно. А жаль.

— Если ты думаешь, что я так легко тебя отпущу, ты очень заблуждаешься, — говорил Лушан. — Если ты не вздумаешь пренебречь своей частью нашего соглашения, я перекинусь словечком с одним знакомым торговым инспектором, который…

— А что, если он услышит о твоей части нашего соглашения? — Лушан ненавидел, когда его прерывали, а потому Хет делал это часто и с удовольствием.

— Глупый мальчишка, да зачем ему слушать это? — Улыбка у Лушана была удивительно мерзкая.

— А ему и не придется меня слушать. Он выслушает патриция.

— Патриция?

— Ну да, того, с которым я теперь работаю. — Выдумка пускала корни и расцветала. — Он унаследовал коллекцию редкостей, и я нанялся оценить ее. Когда Хет был моложе, он никак не мог привыкнуть к мысли, что горожанам можно врать, глядя прямо в лицо, и меняющийся цвет его глаз им ничего не говорит. — Я сказал ему: ты хочешь, чтоб я работал и на тебя, но он ответил…

— Что? — Голос Лушана ржаво заскрипел.

— Что у меня не будет времени на это. Спорить с ним я не хочу. Ты ж сам знаешь, каковы они…

Лушан стукнул чашей по столу так, что она треснула, вино пролилось на ковер. Девушка-прислужница вздрогнула.

— Ничего ты ему не скажешь, крисовский ублюдок!

Смысла оставаться дольше не было. Хет отступил к хлипкой двери, прорезанной в медной сетке.

— Я пришлю к тебе кого-нибудь с монетой. Возможно, через несколько дней. Надеюсь, деньги тебе не нужны сейчас для оплаты долгов.

Вторая чаша из сервиза полетела прямо в Хета, но он увернулся и выскочил в дверь.

Короткая лестница вела отсюда к бронзовым перилам галереи, расположенной над частными ложами. Прямо над головой круглился купол. Ниже шумная толпа аплодировала факиру, который уже взобрался на самый конец магически отвердевшей веревки и теперь стоял вверх ногами, поддерживаемый лишь одним пальцем руки, упиравшимся в конец веревки. Хет мчался по галерее, не обращая внимания на крики богатых патронов, заметивших его из других частных лож. Он достиг первого вентиляционного отверстия — высокого, но всего в несколько футов шириной, — начинавшегося футах в восьми от галереи и кончавшегося под самым краем купола. Хет прыгнул и ухватился за край проема, потом подтянулся и исчез в окне.

Вечерний воздух казался необычайно свежим после жары внутри театра. Под Хетом простиралась обширная плоская крыша, где-то позади поднималась стена Третьего яруса, сейчас скрытая широким и высоким куполом театра. Позади еще слышались крики, поэтому Хет вылез из вентиляционного отверстия и спустился на выложенную шифером крышу.

Он быстро пересек ее, чувствуя себя как дома на скользких плитах. Теплый ветер шевелил его одежду и волосы, За ним никто не гнался. Лушан не стал бы привлекать к себе внимание, посылая за ним в погоню своих телохранителей, а владельцев театра беспокоило только одно — чтобы посторонний поскорее убрался из галереи и частных лож. А как он убежал оттуда, их не касается. Важно одно — его там больше нет.

Хет добрался до стены, доходившей ему до середины груди. Это была самая высокая часть фронтона театра. Он облокотился на нее, наслаждаясь уникальным видом, открывавшимся на расположенные внизу улицы. Хет подумал: «Как я рад, что с этим покончено». Он был идиотом, когда связался с Лушаном, на что Сагай и другие уже давно указали бы ему, кабы знали об этом. Но незнание послужило бы им защитой, если бы Хета когда-нибудь схватили за воровство редкостей на верхних ярусах.

Теперь оставалось лишь ждать, доживет ли таинственный патриций до того времени, когда сможет выполнить свою часть соглашения. «И проживу ли я столько, чтоб выполнить свою», — подумал Хет.

Там, внизу, вблизи театральных ступеней, произошло какое-то шевеление толпы. Спустя несколько секунд Хет понял его причину. Три Хранителя шли по улице, как бы прорубая себе дорожку в густой толпе. Их сверкающие белые мантии и чадры на лицах вспыхивали в колеблющемся свете ламп, привлекая к себе всеобщее внимание среди ярких красок одежд богачей и серых лохмотьев бедноты. «Может быть, это за Лушаном с Имперским приказом о казни?» — с надеждой подумал Хет. Но трио миновало театральные ступени, не останавливаясь.

Хранители были особыми слугами самого Электора Чаризата, защищавшими его от ядов и убийц, уничтожавшими его недругов в других городах Приграничья. По слухам, если кто-то замышлял убить Электора, Хранители тут же улавливали эту мысль. Они умели отводить глаза зрителей и скрываться от их взглядов на открытом месте. Они же заставляли людей видеть такие вещи, которых на самом деле не было. Хет не верил всему, что ему рассказывали про Хранителей, но считал их одной из самых неприятных диковинок Чаризата.

Прежде чем три Хранителя исчезли из его поля зрения, один из них внезапно отделился от своих товарищей.

Хет удивленно смотрел, как отставший Хранитель перебежал улицу и с бешенством накинулся на какого-то человека. Он тряс его, невзирая на сопротивление, выкрикивая нечто неразборчивое в ошеломленное лицо несчастного. Люди на улице испуганно метались, то ли пытаясь убежать, то ли желая подойти поближе. Хранитель подтащил свою жертву ко входу в театр и стал бить ее головой о колонну; голова с таким жутким треском ударилась о камень, что Хет прямо сморщился от сочувствия.

Другие Хранители подбежали и оттащили своего товарища от пленника, бессильно рухнувшего на тротуар. Но обезумевший Хранитель вырвался, с такой силой отпихнув одного из своих друзей, что тот упал.

Безумец замешкался. Он стоял будто парализованный, глядя на свою неподвижную жертву. Один из Хранителей все еще пытался его увести, а толпа колыхалась и что-то бормотала в ужасе.

Затем яркий белый свет стал как бы просачиваться сквозь землю, на которой лежал потерявший сознание человек, и вдруг его одежды вспыхнули ослепительным пламенем.

Хет почувствовал, как на шее у него шевелятся волосы. Улица гудела от криков. Зеваки в ужасе пятились, а другие Хранители продолжали скручивать безумца. Они тащили его прочь, а он продолжал бешено сопротивляться. Кто-то из толпы кинулся к лежащему человеку и стал сбивать пламя собственной одеждой. Потом тело подняли и унесли.

За прошедшие годы Хет нередко слышал о подобных историях, но это был первый раз, когда он видел все воочию. Все знали, что магия Древних делала людей безумными — они становились как отравленные солнцем нищие, — но Хранители продолжали заниматься ею, несмотря на грозную опасность. Уличные гадалки, заклинатели призраков, факиры, шаманы крисов пользовались лишь природной магией — простодушной, целительной, предсказывающей будущее, но даже они, бывало, заходили слишком далеко и уничтожали себя. Но более древние силы, с которыми путались Хранители, были куда опаснее. Хет мрачно покачал головой и поглядел на город и на черное тихое море каменной пустыни, лежавшей за ним. «И они еще думают, что Пекло опасно!»

Глава 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Хет прислонился спиной к низким поручням платформы парофургона и смотрел, как мимо него в отвратительном скрежете пролетает мир. От горизонта до горизонта лежала вековечная пустыня — волны бурого, золотистого и черного камня, сверкающие, будто позолоченный металл, под невыносимой тяжестью испепеляющих лучей солнца, приближавшегося к полудню. Огромные валуны самых невероятных форм создавали впечатление внезапно окаменевшего моря, волны которого вздымались все выше, по мере того как парофургон продвигался в глубь Пекла. Еще до того, как они доберутся до Останца Древних, каменные волны Пекла будут вздыматься на высоту, превышающую в несколько раз высоту самого парофургона. Изъеденные пустотами, каньонами и туннелями скалы станут опасными из-за обитающих в них хищников, прячущихся в мягком песке, лежащем под этим каменным покровом. Чего же удивляться, что жители городов Приграничья считают Пекло своего рода живым существом, стремящимся пожрать остатки обитаемой земли точно так же, как в свое время оно сожрало Древних.

То там, то здесь торчали колючие верхушки джамп-дерева, тихонько колеблемые знойным ветром. Конусообразные стволы вырастали примерно футов на шестьдесят из трещин и провалов, оттуда, где случайно под покровом скальной породы оказывались слои песка, достаточно мощные, чтобы дать развиться корневой системе деревьев. Острые колючие сучья сверкали под солнцем, но древесина ствола удерживала значительное количество влаги, которую всегда можно было добыть, если, конечно, знать, как это сделать.

Дорога Древних, по которой двигался парофургон, была ровной и прямой, будто ее выстругал плотник своим фуганком. Она врезалась в гладкий черный камень, на котором лежала грубозернистая порода, образующая теперь обочины дороги. Тяжелые чугунные колеса парофургонов уже проложили глубокие колеи в этой черной поверхности, которых не могли бы оставить ни парусные фургоны, ни те, что приводились в движение мускульной силой человека. Скоро и эта дорога, и другие дороги Древних окажутся погублены и непригодны ни для какого транспорта. «И что тогда будут делать эти долбаные идиоты?» — думал Хет. Дороги и Останцы Древних были последними бесспорными свидетельствами их трудов, выполненных уже после того, как моря высохли, а озера огня и расплавленной лавы испещрили лицо Пекла. А теперь уже нет Древних, которые могли бы восстановить торговые пути, разрушавшиеся невероятной глупостью Империи.

Чаризат провозгласил себя столицей Приграничья благодаря тому, что он был как бы ступицей, к которой сходились двадцать семь древних торговых путей, единственных безопасных дорог, пересекающих Пекло. Когда другие города начинали возражать против имперского диктата, Чаризат просто блокировал пути зерновым караванам от портов Последнего моря. Его влияние не распространялось на Нижнее Пекло, где еще теплилась жизнь в городах Илакры и в других мелких поселениях, а в Приграничье единственным городом, который держался особняком, был Кеннильяр. Свободный город Кеннильяр обладал собственным путем к Последнему морю и дрался за то, чтобы держать его открытым. Он цеплялся за это право из чистого упрямства, пока Чаризат не сдался.

Чаризат все еще виднелся в подернутой дымкой дали в виде гигантской пирамиды — огромной скалы, из которой был высечен целый город, поднимающийся восемью концентрическими ярусами к вершине, где находился дворец самого Электора. Город казался темным от черноты камня и грязи саманных построек на нижних ярусах, но по мере подъема ввысь краски светлели, и Первый ярус сверкал белизной под беспощадным солнцем — белизной известняка и мрамора. Отдельные выходы скальной породы внизу таили в себе шахты и заводы, кормившие кварталы горняков и металлургов, проживающих на Седьмом ярусе; там производилось все — от медных бус до парофургонов. Сейчас Чаризат казался городом мертвых, так как они отъехали уже далеко и не могли видеть ни суматохи у доков парофургонов, помещавшихся на этой стороне города, ни клубов Угольно-черного дыма, который постоянно дувший горячий ветер срывал с труб заводов и уносил прочь прежде, чем они успевали загрязнить небо над Чаризатом.

Толстый стражник с красным башлыком пришел за Хетом этим утром, когда крис уже сидел на бортике бассейна во дворе, наблюдая, как старик смотритель пересчитывает вчерашнюю выручку за воду. Стражник и утром выглядел, как докер: рубаха вся в грязных пятнах, потертые кожаные краги, неизменное духовое ружье за плечами.

— Жетоны, — сказал Хет, глядя на него снизу вверх.

Крошечный малыш Нетты выполз из дверей, лицо его было перемазано кашей. Добравшись до Хета, он попытался влезть к нему на колени.

Телохранитель улыбнулся ему, стараясь придать лицу фальшивое выражение дружелюбия.

— Он сказал, что заплатит потом.

В дверях дома появилась сама вдова, увидела незнакомого мужчину и инстинктивно потянулась за увесистой дубинкой, которую всегда держала под рукой.

— Все в порядке, Нетта, — сказал Хет.

Он снял протестующего младенца с колен и шлепком направил его к двери.

Нетта удалилась, подталкивая перед собой ребенка и воинственно оглядываясь назад. Нетта на самом деле вдовой не была, она носила это звание как своего рода свидетельство добродетели. Ее муж покинул город незадолго до того, как родился второй ребенок Нетты. В Чаризате существовало стойкое предубеждение против вдов, но оно было явно меньшим, нежели предубеждение против женщин, чьи законные мужья пускались в бега. Поэтому Нетта опасалась незнакомцев не меньше, чем Хет.

Телохранителю же Хет сказал:

— Нет, он должен был послать с тобой хоть половину денег.

«А как иначе, — подумал он, — мог бы он создать у меня фальшивое ощущение безопасности?» Кроме того, Хет так и не понял, кого телохранитель назвал «он» — Сеула или патриция. Трудно было понять, кто играет главную роль в этой истории.

Лицо телохранителя окаменело.

— Уж не хочешь ли ты назвать меня лжецом?

— Не хочу, — ответил Хет, потом помолчал и добавил: — Просто хочу получить жетоны, которые он передал с тобой для меня.

Старик смотритель чихнул. Вышел Сагай, остановился в дверях, прислонившись к косяку, поглядел на спорящих и сказал:

— Ну и ладно. Тебе нет необходимости терять время. В Аркадах у нас дел по горло.

Лицо телохранителя не дрогнуло, но Хету казалось, что он видит, как у того ворочаются извилины в голове, как будто это были часы в прозрачном футляре. Наконец тот сказал:

— А, так ты имел в виду торговые жетоны?

Он порылся в кармане, вынул пригоршню торговых жетонов и отсчитал их один за другим в протянутую ладонь Хета. Всего шесть жетонов по десять дней каждый; иначе говоря, каждый стоил десять дней труда ремесленника, то есть являлся эквивалентом половины имперского золотого, который пообещал Сеул.

На лице стража не отражалось никаких недобрых чувств к Хету, и тот подумал: «Это опасный парень». Половину полученных жетонов он отдал смотрителю фонтана, который тщательно их пересчитал и сделал пометку на своей счетной палочке. Остальные Хет передал Сагаю, сказав:

— Подбери мне что-нибудь симпатичное в Аркадах. Но Сагай был не из тех, кто упустит возможность прочесть мораль человеку, и тут же буркнул:

— Тут вполне хватит на оплату славных похорон.

И вот теперь солнце жгло Пекло, и Хет подвинулся, стараясь найти более удобное положение, но тут же передумал — попытка была явно пустым делом. Металл платформы парофургона раскалился под совместным воздействием солнца и котла, помещавшегося всего лишь в нескольких футах в подобии будки; жар проникал (и крайне неприятно) сквозь сложенный халат, который Хет использовал в качестве подушки, и через тонкую ряднину штанов. Даже сквозь подошвы сапог Хет ощущал этот жар. Работа поршней, приводившихся в действие паром, заставляла металлический фургон трястись, как перед концом света, а шипение и дребезжание котла терзали слух.

Парофургон был высок — он возвышался над поверхностью дороги футов на двадцать. Впереди находилась платформа для пассажиров и грузов, а меньшая, чуть приподнятая платформа была тем местом, где, как на насесте, торчал водитель. Будка же заключала в себе котел, угольный ящик и поршни, которые заставляли крутиться колеса, а также старика кочегара, который, собственно, и приводил в действие это странное сооружение. Хет, разумеется, предпочел бы парусный фургон, который хоть и кидало из стороны в сторону, да и надежность его была невелика, но зато шума он производил куда меньше.

Работодатель Хета тоже, видимо, не извлекал особого удовольствия из поездки. Жара уже заставила его взобраться на весьма ненадежную жердочку на ограждении платформы. Одет он был в выцветшую коричневую одежду, что придавало ему вид бедного торговца, но и в эту жару он не снял с лица свою кисейную чадру. Хет закатал рукава рубахи. Он не нуждался еще в защите халата, пока солнце не поднялось в зенит.

Хет как раз присматривался к патрицию, когда верхний бурнус у того слегка распахнулся, и крис увидел, что тот вооружен. Сначала Хет подумал, что это нож в красивых металлических ножнах, такой, как носят путешественники из городов Илакры. Только потом он понял, что это такое.

Все, что он мог сделать, — это сохранить спокойное выражение лица и перевести взгляд на дорогу и застывший каменный ландшафт.

Патриций небрежно поправил одежду. Трудно было сказать, заметил ли он взгляд Хета.

Патриций имел боль-палку — древность, в которой пряталось нечто, называемое учеными людьми «маленькой магической машинкой». Это была металлическая трубка со странным утолщением на конце, длиной примерно в фут, покрытая сложной гравировкой и украшенная полудрагоценными камнями. Такое оружие встречалось очень редко. Большинство жителей нижних ярусов приняли бы боль-палку за изящную булаву, даже если б заметили ее. Но такой опытный скупщик древностей, как Хет, знал, что дело обстоит совсем иначе.

Боль-палки в открытую не продавались. Легально ими могли владеть только Хранители. «А может, он подпольный коллекционер?» — подумал Хет. По собственному опыту он знал, что патриции могут получить что угодно как в рамках закона, так и за их пределами. «Но вернее всего, он Хранитель. И вот я торчу тут с патрицием-колдуном, который зарабатывает себе воду, проворачивая грязные делишки для Электора, и который в любой момент может спятить и убить первого, кто попадется ему на глаза». От этой мысли поднимающаяся вверх скальная поверхность Пекла начинала казаться более гостеприимной, если не сказать дружественной. Самое разумное было бы немедленно спрыгнуть с платформы и пешком вернуться в Чаризат. Но Хет не пошевельнулся. Ему были нужны остальные торговые жетоны, чтобы расплатиться с Лушаном.

Все еще наблюдая за патрицием краем глаза, он прикинул стоимость боль-палки на черном рынке и решил, что она должна стоить по меньшей мере 850 рабочих дней ремесленника, а то и больше. Хет подумал: нельзя ли уговорить патриция расстаться с этим оружием; а в случае такого весьма маловероятного события смог бы он разобрать эту штуковину, не разбудив маленькую магическую машинку, спрятанную в ней, так, чтобы не убить себя?

Телохранитель, приходивший утром за Хетом, обошел будку и вскарабкался на переднюю платформу. Он взглянул на патриция, сидевшего на поручнях, перевел взгляд на Хета, весьма непрезентабельно развалившегося в углу. Потом спросил:

— Далеко ли еще?

Хет с неудовольствием заставил себя подняться и подойти к ограждению.

— Несколько миль. Ты сможешь увидеть его, когда… — Он уже поворачивался, произнося это, чтобы показать то место, откуда будет виден Останец Древних над гребнями скал и волнами каменного моря.

Внезапно телохранитель оказался сзади Хета, схватил его за волосы и стал перегибать через ограждение. Хет не обращал внимания на боль, он изо всех сил старался получше ухватиться за поручень, чтоб не перелететь через него головой вперед прямо под передние колеса парофургона. Телохранитель шипел:

— Если ты, вонючий крис, врешь нам, тебе придется пожалеть…

Обычно


убрать рекламу






только патриции считают, что не имеющие гражданства жители нижних ярусов всегда врут просто из любви к искусству. Этот телохранитель так долго работал на них, что проникся их взглядами. Впрочем, следовало поскорее отвлечься от подобных размышлений. Его перегибали через поручень, а телохранитель стоял до отвращения близко. Хет с силой ударил локтем в пах телохранителя. Когда тот откатился, Хет вскочил и уселся на железное ограждение, цепко обвив ногами угловой столбик. Телохранитель валялся, сложившись почти вдвое. Его рвало. Хет послал улыбку патрицию, который весь подобрался и положил руку на боль-палку. Тогда крис сказал, как бы продолжая начатый разговор:

— Еще несколько миль. Ты увидишь его, как только мы одолеем следующий подъем.

Патриций ответил:

— Я не считаю, что это было необходимо.

Хет только теперь понял, что впервые слышит голос патриция. Голос был хрипловат, хотя и неожиданно мягок. Рост для патриция небольшой, фигура изящная, лицо прикрыто чадрой, несмотря на страшную жару, царившую в каньоне дороги. «Ведет себя так, будто что-то прячет…» Чтобы разговорить его, Хет кивнул головой на телохранителя, которому чуть полегчало.

— У него замашки, более подходящие для жителя верхних ярусов, чем для грузчика.

Патриций промолчал, но тут кочегар парофургона вылез на крышу своей будки и злобно поглядел на них. Это был старик в кожаном фартуке. Он кивнул на телохранителя, все ещё пытавшегося отдышаться, лежа на платформе, и сказал:

— Уборка блевотины стоит денег. Кто будет платить?

Немного поколебавшись, патриций порылся под своей мантией, нашел мелочь и швырнул ее на крышу будки. Кочегар в недовольном молчании собрал деньги и исчез.

Из-за будки появился Кайтен Сеул, посмотрел, что случилось. Хет ждал его реакции, внутренне напрягшись, но внешне сохраняя полное спокойствие. Сеул ограничился тем что послал патрицию взгляд, явно говоривший: «Я ж тебя предупреждал!»

Фургон одолел подъем, и вдали за морем скал показались прямоугольные очертания Останца Древних.

Еще одна миля осталась позади, и Хет натянул капюшон на голову, надеясь немного вздремнуть. Жар Пекла обжигал глаза, кожу как будто стягивало, каждый глоток раскаленного воздуха давался с трудом. Близилось то время дня, когда все разумные люди ложились отдыхать.

Останец Древних был виден недолго, пока возвышался над каменным морем, — гигантский монолит со слегка скошенными стенами тяжело вздымался над Пеклом. С такого расстояния его вполне можно было принять за невероятно узкое плато. Останец не вызвал бы особого удивления при сравнении с другими взлетами архитектурной фантазии в Чаризате или в других городах Приграничья, но тут его поразительное одиночество и простота смущали ум. Теперь, когда он был близок, скалы поднялись еще выше по обеим сторонам дороги и заслонили собой вид на окружающее пространство. Видно было только одно небо — такое яркое и слепящее, что казалось, оно сожжет любого, осмелившегося протянуть к нему руку.

Железо загудело, как колокол, когда что-то тяжело ударилось в фургон. Хет открыл глаза и увидел, как по платформе катится какая-то канистра, разбрасывая снопы искр.

Он мгновенно оказался на ногах, криком предупреждая об опасности. Перепрыгнув через перила, он сильно ударился о камень, но тут же пополз в поисках укрытия. Вскоре он достиг насыпи, окаймляющей край дорожного полотна, и тут вторая бомба приземлилась прямо под колесами фургона. Оба взрыва прозвучали почти одновременно, и Хет втянул голову в плечи, стараясь как можно глубже зарыться в песок. Вокруг него шипели раскаленные осколки металла; некоторые упали ему на спину, и он перевалился на бок, стараясь стряхнуть их прежде, чем они подожгут его одежду.

Парофургон стоял, накренившись вперед — одно из передних колес вырвало взрывом. Направляющие цепи порвались. Будка смотрела на мир разверстой пастью, из нее вырывались облака пара и дыма. Старик кочегар без движения валялся на дороге, его кожа была ярко-красной от ожогов, вызванных кипятком, выплеснувшимся при взрыве котла. Механик грязной тряпкой висел на рулевом колесе, чудом удерживаясь на платформе, наклоненной под каким-то нелепым углом. Ни патриция, ни его телохранителей Хет не видел.

Он обвязал скомканный халат вокруг талии и пополз назад — подальше от дороги. Разбойников он не видел, но зато услышал шорох гравия, сыплющегося из-под чьих-то ног, оскользнувшихся на камне. Вжимаясь в слежавшийся песок, Хет пополз дальше. Пока ему еще было неясно, в какую передрягу он попал. Банды разбойников сильно разнились, причем наименее опасные состояли из беглых преступников и бедняков, изгнанных из городов. Им нечем было платить за воду, а потому они уходили в Пекло и, если им удавалось уцелеть от первого контакта с ним, примыкали к шайкам разбойников. Другие же банды состояли из людей, давно потерявших право так называться. Это были потомки Выживших, которые по глупости покинули свои города, разрушенные в процессе образования Пекла. Такие банды были самые отчаянные и опасные. Они почти уничтожили анклав крисов, пока все Семьи крисов не объединились и не отбили их. Теперь разбойники убивали друг друга ради пищи, если им не удавалось захватить караван на торговых дорогах.

Эта банда должна быть одной из самых отчаянных, раз рискнула напасть на фургон в такой близости от хорошо охраняемых предместий Чаризата.

Снова на вершине скалы послышалось какое-то царапанье, и Хет замер. Чей-то темный силуэт перемахнул через открытое пространство и продолжал двигаться с прежней осторожностью.

Хет слегка изменил направление движения, чтобы ползти параллельно дороге и в глубь Пекла — подальше от города, то есть туда, где разбойники вряд ли будут искать уцелевших. И тут в щель между валунами он увидел тех, кому в голову пришла та же мысль.

Два тела лежали на открытом пространстве между хаотически разбросанными камнями. Песчаная почва Пекла изобиловала многочисленными роющими хищниками и таила в себе немало опасностей. Толстый телохранитель с красным башлыком был мертв — халат на его спине был весь изорван в клочья осколками, летевшими от фургона. Другим был патриций. Он лежал лицом вниз, подобно куче грязного белья, но Хет видел даже отсюда, что он еще дышит.

Хет приподнялся, чтобы разглядеть обломки парофургона в прогал между камнями. Вокруг обломков сновали фигуры в рваной одежде, пытавшиеся пролезть и в будку, и в находящееся под ней грузовое помещение, но им мешал перегретый пар, все еще вырывавшийся из котла. Через несколько минут они сообразят, что пассажиры бежали, и на них начнется охота. Хет понимал, что ему необходимо как можно скорее миновать мертвеца и умирающего и продолжать идти, но перспектива завладеть боль-палкой явно затуманила его разум. Инстинкт самосохранения недолго сражался с мыслью о возможности заполучить такую редкость и быстро проиграл.

Рука Хета уже коснулась рукоятки боль-палки, висевшей на поясе патриция, когда какое-то движение, замеченное краем глаза, насторожило его. Он уже поворачивался, но одетая в тряпье фигура сбила его с ног, так что он рухнул прямо на труп телохранителя. Нападавший и Хет покатились по песку, сражаясь за оружие.

Разбойник всем телом навалился на руку Хета, прижимая к его боку боль-палку. Тот бешено извивался, но боль-палка уже царапала ему ребра, а разбойнику удалось перехватить ее рукоять и нажать на спуск. Мышцы Хета скрутила такая боль, что ему показалось, будто все его тело пронзил язык пламени. Последний глоток воздуха, сохранившийся в его легких, с криком вырвался изо рта. На мгновение он потерял способность двигаться. Потеря контроля над собой привела его в ужас. Разбойник душил его, а он не видел ничего, кроме закрывавшего лицо башлыка и грязных лохмотьев. Вонючие тряпки были покрыты высохшими потеками крови и скреплялись с помощью острых костей и прядей человеческих волос, все еще липнущих к полоскам кожи от высохшего скальпа.

Внезапно над бандитом возникла чья-то фигура и сжала его горло тонкой рукой. Тот жадно попытался вдохнуть воздух, приток которого так неожиданно прервался, и упал на спину. Хет погрузил пальцы в песок и с трудом сел, изо всех сил пытаясь восстановить дыхание. Когда бандит вырвался из хватки хилого патриция, Хет уже вытащил из сапога спрятанный там нож. Бандит бросился на него, и Хет полоснул ножом наискось, попав тому прямо в горло. Разбойник забулькал и рухнул, бессильно дергаясь и кропя кровью песок.

Хета все еще била дрожь реакции на боль-палку. Он оглянулся и увидел, что юный патриций пытается встать на ноги. Его чадра слетела, и он… Нет, поправился Хет: не он, а она. Та мысль, которая так лениво промелькнула у него в голове, когда он впервые услышал ее голос, была не так уж и ленива. Волосы белокурые, острижены очень коротко — обычай, распространенный среди патрицианок. Черты лица вполне определившиеся, само лицо узкое, глаза мутно-голубые, сейчас суженные болью. Подняв руку ко лбу, она плюхнулась на песок и принялась заматывать свою чадру.

Хет выругался, горько прокляв себя, судьбу и весь мир в целом. Впрочем, это не помогло. Женщина спасла ему жизнь и, по-видимому, была слишком далека от смерти, чтобы ее можно было бросить без стыда. Он засунул боль-палку в рукав халата и завязал его узлом, затем встал и грубо поднял патрицианку на ноги. Наполовину волоком, наполовину неся на руках, он увлекал ее под защиту нависших скал, бормоча при этом: «Если б у тебя была хоть капелька вежливости, ты б подохла и избавила меня от этих трудов».

В сердце Пекла, да ещё путешествуя вдоль нижней кромки его каменного покрова, можно было ежеминутно ожидать нападения ядовитых хищников, живущих в заполненных песком пустотах и в тени утесов. Таща за собой оглушенную и раненую женщину, Хет вскарабкался по выбоине, проложенной скатившимся вниз камнем, до среднего уровня каменного нагромождения, который естественные тропы, туннели и пещеры превратили в подобие пчелиных сотов. Еще лучше было бы вскарабкаться на самый верх, где скальная поверхность, обработанная ветром, была гладкой и волнистой, но там их увидели бы разбойники, как только поднялись наверх из каньона, по которому проходит дорога.

Идти приходилось медленно, женщина обнимала его рукой за плечи, а он поддерживал ее, одновременно стараясь не оступиться на предательских карнизах и тропах. Большую часть времени они находились в глубокой тени, хотя порой солнце прорывалось сюда сквозь провалы и извилистые трещины в утесах над их головами. Хет все еще надеялся, что эта баба внезапно окочурится, освободив его от ответственности, но, видимо, у нее такого намерения не наблюдалось.

Наконец они достигли узкой «трубы», ведущей к слепящему свету поверхности Пекла. Тут женщина рванулась из рук Хета с такой силой, что он чуть не упал.

Она резко спросила:

— Куда мы идем? — Или она все еще пыталась изменить голос, или он был действительно необычно низким для женщины.

Слишком злой, чтобы соблюдать правила вежливости, Хет резко опустил ее на каменный пол и спросил:

— А ты как думаешь?

Она так натянула чадру, что скрыла все, кроме злых глаз. Стараясь подавить раздражение, она пробормотала:

— К Останцу? Что ж, неглупо.

Труба оказалась шероховатая, и карабкаться по ней было легко. Добравшись до верха, Хет оглянулся:

— А ну, пошли.

Осторожный взгляд, брошенный через край воронки, сказал ему, что разбойников они все же опередили. Это отребье все еще ищет раненых пассажиров у дороги, зная, что любой горожанин испугается даже мысли о движении в глубь Пекла. Хет с трудом выполз из дыры и наклонился, чтобы помочь неохотно следовавшей за ним девушке тоже вылезти на поверхность.

Она отшатнулась от протянутой руки Хета и скорчилась на камнях. Потом подняла взгляд, и у нее перехватило дыхание. Круто поднимающаяся стена Останца Древних вздымалась перед самым ее носом на высоту более ста футов. Патрицианка с изумлением смотрела на нее, не отводя завороженных глаз. Гладкие стены темно-янтарного цвета, казалось, горели, как золото, в жарких солнечных лучах. Плоские каменные блоки, образовывающие подножие стены, начинались всего лишь в нескольких шагах от колодца, из которого они вылезли. Даже под этим углом зрения было очевидно, что трапециевидная форма этого огромного сооружения слишком точна, чтобы быть естественной, линии слишком прямы, скругления слишком гладки и ровны.

Хет пересек подножие и приблизился к стене Останца, взглянул на трещину, свидетельствующую о древности постройки, затем отсчитал несколько шагов влево и нашел выступ в круге, как бы вытисненном в полированном коричневом камне. Круг был около фута в диаметре и находился в нескольких дюймах от того места, где стена встречалась с фундаментом. Выступ не сдвинулся с места, когда Хет нажал на него, и тому пришлось сесть и упереться в камень обеими ногами. Только тогда выступ поддался, со скрипом утонув в стене.

Камень дрогнул от работы шестерен и колес того механизма, который установили тут Древние, и десятифутовый блок медленно скользнул внутрь и вверх, открыв широкий вход в Останец.

Что-то ужалило Хета в руку, и он инстинктивно раздавил это существо о стену. Хищник был величиной с ладонь Хета — мешок с желеобразным содержимым, покрытый шипами, смертельно ядовитый для любого, кто не обладал естественным иммунитетом крисов. Тварь укусила Хета в подушечку большого пальца; он вытащил жало зубами и сплюнул в сторону, прежде чем встать на ноги. Завтра тут будет покраснение и небольшая опухоль, а проклятая тварь даже в пищу не годится.

Женщина все еще с ужасом смотрела на него и на черный квадрат входа.

— Ты ж хотела сюда попасть, верно? — холодно спросил Хет. Укус нисколько не улучшил его настроения.

Она вздрогнула, будто приходя в себя после шока, и повернулась, чтобы окинуть взглядом каменные волны Пекла в поисках разбойников.

— Они будут искать нас?

— Возможно. — Игнорируя ее очевидную брезгливость, Хет снова поднял патрицианку на ноги.

Когда они проходили под тяжелым четырехугольным камнем, висящим над входом, она снова остановилась, чтобы осмотреться. Эта часть Останца представляла собой обширное пустое помещение, освещенное рассеянным светом с помощью хитроумной системы шахт и ловушек для песка в толстом каменном потолке, которая пропускала воздух и свет, но задерживала все остальное, кроме самых мелких песчинок, переносимых ветром. Стены и пол были плоские и ровные. Швы между каменными блоками было невозможно разглядеть.

Единственным нарушением этого однообразия был черный квадрат другой двери на противоположной стене, который вел в зал Источника.

Хет помог патрицианке пройти в дверь, пересечь зал и ступить на первую ступень лестницы, ведущей в неглубокую выемку. Она имела примерно три фута в глубину и площадь около двадцати квадратных футов. Широкие ступени спускались к полу столь же гладкому и чистому, как и в главном помещении Останца. В центре выемки находилось еще одно углубление — квадратное, с закругленными углами, глубиной около двух футов и со сторонами квадрата в три фута. Оно часто использовалось посетителями Останца как очаг. По пеплу на дне можно было судить, что этой цели оно послужило и совсем недавно, а в дальнем углу помещения находился запас сухих стеблей итаки — растения, живущего на среднем уровне и дающего отличное топливо. Путешественники, а может быть, отряды крисов использовали это место в качестве караван-сарая. Разбойники же, видимо, Останцов избегали, в противном случае они загадили бы их, а не оставили чистыми, как кость, с которой съедено все мясо.

Каменный выступ на внутренней стороне помещения работал лучше, зато второй, который должен был служить запором, вообще бездействовал от долгого неупотребления. Хету все же удалось повернуть его на пол-оборота ценой огромных усилий, он подложил под него кусок камня, принесенного снаружи.

Хет встал на ноги и отступил назад, наблюдая, как медленно опускается на место тяжелый каменный блок, отгораживая их от разбойников, ядовитых хищников Пекла и прочих нежелательных посетителей. Толщина стен не пропускала жару внутрь, а теперь, когда дверь закрылась, здесь стало еще прохладнее.

Пронзительный вопль заставил его оглянуться. Патрицианка задрала широкую штанину и с ужасом смотрела на нечто среднее между пауком и клещом, крепко обхватившее ее ногу чуть повыше короткого голенища кожаного сапога. Тело клеща имело размер монеты, но зато ноги были толсты и длинны, достигая доброго фута. Яд сделал укус нечувствительным. Наверняка клещ напал на девушку еще тогда, когда она, не предвидя опасности, в полубессознательном состоянии валялась на песке. Хет сделал выдох и двинулся к ней, на ходу снова вынимая нож.

Патрицианка с воплем отпрянула назад, чуть не свалившись со ступени и сразу забыв, что только что пыталась содрать клеща с ноги.

Хет ухмыльнулся и лениво опустился на корточки.

— Или я, или он. Выбирай, время есть.

— Ты можешь снять его? — Тот кусочек лица, который Хет мог видеть, был бледен, но глаза над чадрой горели отчаянием и гордостью.

— Ну еще бы.

Торопиться было некуда. Наибольшую опасность эти клещепауки представляли для потерявших сознание или ослабевших: их они могли съесть заживо, стоило этой мерзости получить достаточно времени. Хет спокойно выковыривал грязь из-под ногтей острием ножа, что-то насвистывая под нос.

— Ладно.

Хет уже было собрался сказать, что это весьма благородно с ее стороны, но не хочет ли она подумать еще, однако все же пожалел девушку. Он спустился на ступеньку, встал на колени возле патрицианки, которая брезгливо отодвинулась, явно считая такую близость нежелательной. Работая острием ножа, Хет осторожно подцепил им тело клеща. Первый хоботок ему удалось вытащить легко, появилось лишь несколько капель крови, но второй оборвался в теле. Хет отцепил ноги, а затем шмякнул клеща о ступень. Мертвую тварь он швырнул в яму с золой.

Патрицианка смотрела на происходящее со смесью интереса и отвращения. Хет решил повременить с сообщением о том, что позже ей предстоит съесть этого паука на обед. Он ограничился лишь тем, что пальцами вытащил оборвавшийся хоботок.

Девушка потрогала распухшее и покрасневшее место укуса и небрежно бросила:

— Спасибо.

— Всегда к твоим услугам. А теперь вот что… — Хет поднял нож, но не отодвинулся, хотя она совершенно ясно показывала, что хочет этого. — Зачем тебе надо было прийти сюда?

Она колебалась, старательно избегая его взгляда, но так ничего и не ответила.

— Ты же знаешь, что это самый близкий к Чаризату Останец Древних. Его изучали десятки экспертов и любителей в течение многих десятилетий. Он пуст. Все, что можно было унести, унесли. Так что же хотели здесь найти? Что думали заставить меня отыскать? А главное — если б я это нашел, то оставили бы вы меня в живых, чтобы я мог поведать об этом всему свету?

У нее хватило наглости сделать вид, что она сердится.

— Я не убиваю нанятых мною людей.

— А тогда зачем вы обратились ко мне? Если вам понадобился эксперт по древностям, то в Академии найдется не меньше дюжины, которых вы могли пригласить, ежели цель была непротивозаконная. Почему вы пришли к дилеру из нижних ярусов, если не потому, что от него легко избавиться?

— Мы, патриции, до такого не опускаемся.

Ее презрение было почти убедительно, но Хет подумал: «Ты сама обманываешь себя. Если б ты и не убивала, то это сделали бы твои люди». В первую очередь он имел в виду Сеула. Но есть люди, с которыми лучше не спорить.

Он встал, продолжая думать о том, что же ей здесь понадобилось. Она следила за ним, все еще рассерженная, но не забывая об осторожности. Хет начал прохаживаться по залу, надеясь что-нибудь понять по ее реакции, сказал:

— Это всего лишь один из двадцати пяти Останцов Древних, которые существуют в официальной торговой зоне Чаризата. Вы уверены, что не ошиблись в выборе?

Она отвернулась, но ему показалось, что ее лицо выражает отнюдь не скуку.

— Конечно, остальные тоже обобраны дочиста. Некоторые находятся даже в худшем состоянии. Дверные проемы не закрываются до конца, ловушки для песка засорились. В том Останце, что лежит к югу отсюда, засорилась цистерна. Хет подошел к ближайшей стене и опытной рукой провел по ее прохладной поверхности. Этот камень обладал особой, похожей на мягкий бархат текстурой. — В этих стенах есть неглубокие, возможно, декоративные углубления; их особенно много. У входа в зал с источником. Да и на полу там тоже вырезан узор.

— Узор? — в ее голосе послышался тщательно скрываемый интерес.

— Узор из линий или канавок, которые раньше были выложены металлом, выдранным потом — уже в более поздние времена. Робелин считал, исходя из отдельных следов, что это было серебро. Кроме того, он думал, что Останцы построили для хранения магических машин — своего рода последняя попытка удержать Пекло от наступления на города. Была ведь такая легенда насчет магических машин, которые будто бы использовались Древними для того, чтобы успокаивать море вокруг Чаризата, когда вода еще покрывала пустыню и люди путешествовали по ней в деревянных сооружениях, совсем как сейчас торговцы на Последнем море. Если у древних магов были машины, способные контролировать движение ветра и воды, то они могли попытаться использовать такие приспособления и для контроля огня в Пекле. Но он не нашел ни единого факта, который подтверждал бы его гипотезу. Конечно, маги могли построить Останцы и для этой цели, а потом умереть, так и не успев поставить туда машины, но если ты думаешь, что…

— Ты знал ученого Робелина?

Хет уже давно привык к тому, чтобы его перебивали именно в этом месте. Мало кто, кроме ученых и коллекционеров, для которых не было ничего важнее их коллекций, задавался вопросами: «Что? Где? Почему?» Большинство предпочитали тратить свой энтузиазм на подсчеты того, какую цену можно получить на рынке за собранные ими редкости.

— Да. Я был с ним здесь несколько раз. Иногда он приходил в Аркады. Хет поглядел на патрицианку, увидел в ее глазах сомнение и разозлился. — А как ты думаешь, каким способом он мог узнать о Пекле все то, что он знал о нем? Думаешь, он высосал все факты из воздуха в саду Академии?

— А ты хочешь, чтобы кто-то поверил, будто такой известный ученый Академии… — тут она передернула плечом, красноречиво оборвав фразу.

Ее слова жгли, хотя она сама могла и не понимать этого. С тех пор как Робелин умер, для Хета закрылись Внутренние врата Академии. Направляясь ко входу в зал Источника, он бросил:

— Если угодно прогуляться, то ты знаешь, как обращаться с дверью. А разбойникам от меня привет.

Пандус, с наклоном чуть большим, чем это было бы удобно, вел вверх через толщу потолка на уровень зала Источника. Здесь в круто скошенном потолке не было вентиляционных ходов, отчего проход казался темным и душным. Вестибюль, в который вел пандус, нисколько не изменился и был таким же пустым, как и остальные помещения Останца.

Это была похожая на ящик комната, залитая рассеянным светом, проникавшим через высокую квадратную дверь, ведущую в зал Источника. Ее стены покрывали разнообразные рисунки, вырезанные в камне стены тонкими бороздками, окруженные спиралями и узорами из таких же бороздок. Это были квадраты, стилизованные изображения солнца, треугольники, абстрактные формы. Хет в свое время копировал их для того, чтобы продать ученым. Точно такие же изображения украшали стены помещений и в других Останцах, но их расположение было иным, в каждом случае особым. Служили ли они только для украшения или выполняли какие-то иные функции, можно было только гадать.

За вестибюлем находился собственно зал Источника. Это было обширное помещение, имевшее форму чаши, открытое к раскаленному синему небу, которое виднелось в отверстии глубокого сорокафутового колодца, пробитого в толще крыши Останца. Закраины крыши предохраняли зал от песка, приносимого ветром. В центре чаши находился бассейн глубиной футов в пять, а по длине занимавший половину зала. Существовала теория, что Останцы строились на артезианских источниках, равно как и города Выживших. Система, которая поднимала воду из подземных источников на этот уровень, была столь же хитроумна, как и та, что с помощью шахт пропускала рассеянный свет в центральный зал, или та, что поднимала и опускала двери. Тот узор, о котором говорил Хет патрицианке, находился между бортом Цистерны и дверью, но сейчас он был частично засыпан пылью и мелким песком. Узор состоял из перекрывающих друг друга треугольников, образовывавших вместе что-то вроде квадрата. Надо полагать, он имел чисто декоративное значение.

Останцы не предназначались для жилья. Об этом говорили и дороги, построенные одновременно с Останцами — во всяком случае, так гласили летописи Выживших, — которые никогда не вели прямо к ним. Именно это обстоятельство делало теории о том, что Останцы служили местом размещения магических машин, особенно вероятными.

Хет попрыгал на одной ноге, чтобы сбросить сапоги, разделся и бросился в воду. Она была согрета солнцем, но все равно освежала. Это было все, что мог предоставить людям Останец, — центральный зал, вестибюль и зал Источника. Хет бывал на крыше этого Останца много раз, да и в нескольких других — к востоку отсюда — тоже, но подобно всем исследователям, бывавшим здесь до него, нашел их лишенными отличительных черт. Если в толщах стен и таились другие помещения, то они были хорошо спрятаны.

Пока Робелин не умер, Хет проводил долгие послеобеденные часы в саду Академии, развалясь на травке и слушая уроки, которые давал ученый по проблемам искусства Древних богатым юношам Чаризата, время от времени вставляя свои поправки. Присутствие криса нередко вызывало возмущение наиболее высокомерных студентов, что ужасно забавляло Робелина. Ученый нередко шокировал своих коллег заявлениями, что крисы, живущие в Пекле, изучали древние развалины куда раньше, чем это стали делать в городах Приграничья, и что они являются еще никем не использованным ценнейшим источником знаний. «И он был прав, — думал Хет, лежа на спине в воде, — но даже мы уже позабыли больше, чем помним сейчас».

Было нечто ужасное в том, как уходило время. После Древних осталось очень мало письменных источников, а устная традиция была дырява, как решето. Большинство полезных текстов относилось ко времени Выживших. Чаще всего это были летописи, описывающие почти непосильную задачу выживания в условиях распространения Пекла; они же описывали ужас авторов перед противоестественными силами магов и их предрассудки в отношении новой расы крисов.

Выжившие поселились на развалинах городов Древних — например, в гигантском монолите Чаризата или на плато Экату, которые поднимались выше уровня распространения ядовитых газов и Огненных озер, пятнавших тогда лик Пекла. Развалины они использовали для жилья, а питались тем, что осталось от зерновых запасов этих городов. Артезианский источник Чаризата находился почти на самой вершине горы и все еще действовал. Источники Экату были погребены под многими тоннами обломков. Один из наиболее известных текстов Выживших содержал описание раскопок этих источников; он был написан несколько лет спустя после событий женщиной-писцом, которая тщательно записала все, кроме своего имени. Жизненная необходимость поисков воды все еще дышала с этих пожелтевших страниц, и, по мнению Хета, тот, кто мог прочесть это, не покрывшись холодным потом, был просто лишен всяких человеческих чувств. Эту летопись переписывали чаще других текстов Выживших. Даже в Анклаве крисов, изолированном от городов Приграничья Малой пустыней и долгими годами отторжения, имелось шесть списков. Этот текст подтолкнул немало юношей стать исследователями древней истории. Или торговцами древностями.

Хет почувствовал, что его мысли снова возвращаются к патрицианке, сидящей там, в нижнем зале. У нее должна быть причина, заставившая ее явиться сюда и путешествовать тайно на наемном парофургоне. У нее же, видимо, было достаточно средств, чтобы обеспечить себе путешествие с комфортом и безопасностью, со множеством вооруженных стражей, способных отпугнуть любую шайку разбойников.

Хет выбрался из воды, гонимый раздражением, и уселся на согретый солнцем край цистерны. Отсюда он мог видеть внутренность прохладного вестибюля и припоминать все те редкости, которые Робелин и другие исследователи таскали сюда, чтоб посмотреть, не соответствуют ли они изображениям на стенах. Многие из этих редкостей были декоративными табличками из мифенина, найденными в древних руинах или под обрушившимися стенами домов из саманных кирпичей на нижних ярусах Чарнзата. На этих табличках, если вам повезло, попадался тонкий цветочный орнамент, и множество коллекционеров в течение ряда лет сходили с ума от желания доставить их сюда, чтобы сверить с изображениями на стенах вестибюля, но ничего путного из этого не вышло. Хотя некоторые предметы довольно хорошо совпадали по форме с углублениями в стенах, но точного соответствия не было.

И тут Хет вспомнил, что единственный раз, когда патрицианка, обладавшая каменным спокойствием, проявила хоть какой-то интерес, совпал с его упоминанием об узоре на полу зала Источника. «Вот оно», — подумал он, стукнув кулаком по краю цистерны.

Он натянул одежду — задача, затрудненная тем, что с него капала вода, перебросил сапоги и халат через плечо и пошел по пандусу вниз.

Инстинкт предупредил его, как только он достиг двери в нижний зал, и крис мгновенно застыл на пороге.

Патрицианка встала и теперь, прихрамывая, шла вдоль дальней стены, время от времени останавливаясь и внимательно осматривая какое-нибудь место, предварительно нащупанное рукой. Увидев Хета, она застыла на месте; ее реакция была такой смесью испуга и нахальства, что он понял: застиг ее на месте преступления. Он поглядел вниз. На полу, прямо на пороге дверного проема, лежала тряпочка с завязанными на ней узелками — по-видимому, полоска, оторванная от платья девушки. Вс


убрать рекламу






его на тряпочке были три узелка, каждый последующий больше предыдущего. Шаман крисов пользовался такой веревочкой с узелками для того, чтобы выследить разбойников или найти подземные воды, а факиры — при изготовлении снадобий, отгоняющих смерть. Хранители, возможно, пользовались ими для каких-то других целей.

Хет, задумчиво покусывая губу, прикинул возможные варианты решения. Он знал, что патрицианка молода. И если она из числа Хранителей, то все равно ничего не сумела сделать ни для собственного спасения, ни для спасения своих людей. Значит, есть шанс, что она еще плохо владеет ремеслом Хранителей, а у самого Хета вовсе нет времени торчать тут слишком долго. Он наклонился и отшвырнул тряпку с порога.

Ничего не случилось, во всяком случае, ничего такого, что можно было заметить. Он взглянул на девушку и увидел её изумленные глаза. Видимо, она ожидала других последствий, но не дождалась.

— А зачем она? — спросил Хет.

Девушка насторожилась.

— Что ты имеешь в виду?

Как попытка исчерпать инцидент это никуда не годилось, и Хет потерял остатки терпения.

— Ладно… Хочешь держать при себе свое бабское колдовство, валяй, держи! Но сначала покажи, что ты тут нашла.

— О чем ты болтаешь? — попробовала она его оборвать но было ясно, что она испугалась и что его догадка верна.

Хет отшвырнул бурнус и сапоги и быстро подошел к ней. Он сказал:

— Ты что-то принесла сюда. И это что-то сейчас у тебя.

Она попятилась в страхе.

— У меня ничего нет! Ты просто спятил!

Патрицианка была на удивление сильна, но еще не успела оправиться от ушибов. Короткая схватка окончилась тем, что он прижал ее к полу. Ему удалось уклониться от удара кулаком, который, попади он в цель, мог оказаться очень болезненным. Во внутреннем кармане ее мантии он нащупал какой-то плоский предмет. Вытащив его оттуда, Хет откатился подальше, вскочил на ноги и начал сдирать обертку из серой материи.

Патрицианка с трудом поднялась, осыпая его ругательствами, пожалуй, слишком живописными для жительницы верхних ярусов города.

— А я-то думал, что ты защищала только свою честь, — сказал Хет. Последний слой тряпки развернулся, и Хет, только глянув на древнюю реликвию, сразу отказался от намерения и дальше дразнить девушку.

Это была тонкая мифениновая декоративная пластинка, в которую так, что швов не было видно, были вделаны длинные тонкие полоски то ли из стекла, то ли из хрусталя. Кристаллы вспыхивали различными цветами: сначала красным ярким и живым, потом солнечно-желтым, а затем более темными — зеленым, синим, почти черным, а потом опять красным. Пластина имела неправильную форму, хоть и близкую к квадратной.

Хет прошел почти весь зал и уселся на краю углубления в полу. Патрицианка прихромала за ним и дала ему сильного пинка в спину. Он вскрикнул и обернулся к ней. К счастью, удар не пришелся в почки — может, она промахнулась, может, и просто не целилась в них.

— Ты меня с ног сбил! — У нее бешено горели глаза, но она все еще придерживала свою разорванную и развязавшуюся чадру, закрывавшую нижнюю часть лица. Сделав неожиданный выпад, она попыталась выхватить у него украшение.

Он оттолкнул ее, чтобы помешать этой попытке.

— Тебе же все равно пришлось бы показать мне эту штуку, милашка, если ты не хочешь, чтоб наша поездка осталась чистой потерей времени. А там, на дороге, уже валяются несколько мертвецов, которым такое дело вряд ли пришлось бы по вкусу.

Девушка села на пол и сорвала чадру, швырнув скомканную кисею в яму. Та медленно спланировала на каменный пол, демонстрируя, что швырять такие вещи в приступе гнева не слишком эффективно.

— Если ты раньше не знал, что я женщина, то теперь-то наверняка обнаружил это, — проговорила она с горечью.

— А я и раньше знал.

Ее рот перекосило презрение.

— С какого ж это времени?

Он подумал, не сказать ли ей, что угадал это еще при первой встрече у фонтана на площади, но если они наконец-то стали говорить откровенно, то вряд ли стоит начинать с новой лжи.

— По голосу. Да и такую стрижку я видел только у женщин с верхних ярусов.

И уж если говорить по правде, то юноша из нее получался странный тощий какой-то, зато как девушка, стройная и с точеными чертами лица, она была хороша. Кожа у нее была светлая, что у патрициев свидетельствовало о недавнем вхождении в сословие; надо думать, происходила она из Третьего яруса. Густой же загар получен от длительного и частого пребывания на открытом воздухе.

— А почему ж ты тогда ничего не сказал?

— Какое мне дело до твоей личной жизни?

— Моя личная жизнь тут ни при чем. Какой дурак будет таскать на себе чадру, если только не обязан это делать? — Она нахмурилась и провела ладошкой по коротко остриженным волосам, как будто чувствовала себя очень неуютно без головного платка. — И откуда ты знаешь, какие прически носят патрицианки?

— Читал где-то, — ответил Хет и подумал, что пора менять тему разговора. — А ты кто такая?

Она заколебалась, закусила губу, а потом ответила:

— Илин.

Хет заметил, что она не назвала ни свое имение, ни свою семью, что могло бы указать на ее положение в обществе.

— Где ж ты взяла эту древнюю табличку, Илин? Она не относится ни к одному из известных типов.

Илин с надеждой взглянула на украшение в его руках и спросила:

— Значит, это действительно редкость, а? Не подделка?

— Нет.

Хет снова повертел драгоценность в руках, пытаясь заставить себя забыть о полученном им наслаждении, чтобы постараться оценить ее беспристрастно. Он покопался в кармане и отыскал там «блошиное стекло» — очень полезное приспособление, состоявшее из двух изящных костяных трубочек, в каждой из которых был набор увеличительных стекол. Рассмотрев украшение с помощью этого приборчика, Хет понял значение узора тонких линий, выгравированных между кристаллами.

— Да, это действительно ценность, — сказал он.

Обломки кристаллов и тяжелые запаянные стеклянные трубочки с ртутью, особенно если они были оправлены в мифенин, считались частями магических машин древних; вернее сказать, крисы и ученые принимали их за остатки таких машин. Хет подумал: а знают ли об этом Хранители?

— Напоминает ли тебе это что-нибудь находящееся здесь? Может быть, его можно куда-то вставить? — спросила Илин, стараясь заглянуть через его плечо.

Он повернул голову и дождался момента, когда их глаза встретились. Ее губы скривились в странной полуулыбке, и она добавила:

— Мы думали, что так может случиться.

Хет поднялся на ноги, все еще продолжая смотреть ей в глаза.

— О, так, значит, она должна была подойти к чему-то здесь? И это чей-то секрет, чей-то очень-очень важный секрет. И ты еще утверждаешь, что мы должны были расстаться друзьями, после того как я сделал бы то, что должен был сделать?

Она виновато развела руками.

— Да, но я тогда не знала, что ты так быстро соображаешь и тебе известно столь многое.

«Достаточно, чтобы стать опасным», — подумал Хет. И направился к пандусу. Он вошел в вестибюль и остановился в центре помещения, изучая формы, вырезанные в стенах. Илин тоже прохромала по пандусу вслед за ним, но остановилась у дверей, пораженная впервые открывшимся перед ней видом на зал Источника. Хет приблизился к стене, задумчиво вертя в руках пластинку. Форма, которую он выбрал, казалась правильной, но… Он вдавил украшение в углубление, и оно вошло в него, как входит нога в разношенный сапог.

Прошла минута. Илин нетерпеливо зашевелилась и сказала:

— Ничего не случилось.

— А ты хотела, чтоб был взрыв? Или чтобы Останец постепенно опустился в песок? — Хет попробовал вытащить табличку обратно, но она слишком плотно вошла в вырезанное для нее углубление. А у него с собой не было даже измерительной веревочки, чтобы замерить размеры пластины. — Знаешь, если бы ты посвятила меня в секрет до того, как мы ушли из города, я бы захватил с собой кое-какие инструменты, чтобы замерить, насколько точно совпадают размеры. А сейчас нам остается только сказать твоим друзьям, что да, мы его сюда вставили и что все вроде бы правильно.

— Но… — Илин подошла ближе и протянула руку, чтобы осторожно ощупать пластинку, особенно края ее соприкосновения со стеной. — …Я думала, что-то должно произойти!

Мысль, что древности имеют таинственное предназначение, была широко распространена среди тех, кто познавал историю Древних и Выживших из россказней суеверных и полусумасшедших старух.

— Самые большие неприятности на рынке древностей начинаются тогда, когда конкуренты решают избавиться от своего удачливого соперника, — сказал Хет девушке.

Магические машины Древних должны были быть дьявольски сложны, если те обломки, которые видел Хет, действительно имели к ним отношение. Можно было бы отыскать выложенные кристаллами таблички для всех углублений в стене вестибюля, но это, вероятно, не составило бы и половины того, что необходимо, а кроме того, все равно было неизвестно, как пустить эти механизмы в ход. И тем не менее эта табличка была бесценным ключом к открытию замысла создателей Останца. Робелин бы плясал от радости. Хет и сам бы пустился в пляс, если б мог постичь все значение случившегося.

Немного подумав, он слабо нажал пальцем в самом центре таблички. Издав похожий на звонок звук, она упала ему на ладонь.

— Можно с уверенностью сказать, что она предназначена для этого места, что само по себе является важным открытием. Ты понимаешь, что Академия сразу захочет приобрести эту вещь? Я могу сделать для тебя оценку, если хочешь, но какому-нибудь дилеру с верхних ярусов придется ее подтвердить — моя подпись на официальных документах ничего не стоит. — Он посмотрел на Илин и увидел, что она выглядит более чем разочарованной. Можно сказать, она была просто убита. — А ты чего ждала-то? — спросил он. — Все известные магические машины, которые продолжают действовать, я могу сосчитать по пальцам руки.

«Боль-палка, например, — подумал он. — Впрочем, она наверняка считает, что свою потеряла в Пекле».

— Я знаю. — Она покачала головой.

«Она же просто не понимает, — подумал он. — Они только воображают, что понимают. Все они одинаковы».

Как будто в подтверждение его мыслей, Илин сказала;

— Это совсем не то, на что я рассчитывала.

«Если бы в моих руках оказалась такая невероятная ценность, я не стал бы огорчаться, но в нашей ситуации все относительно».

— Утром мы можем попытаться еще раз до того, как уйдем. Тогда солнце осветит весь вестибюль и, может быть, мы узнаем еще что-то. Возможно, эта штука — всего лишь украшение. Если судить по тому, что Древние оставили нам после себя, у них вообще ничего не было, кроме безделушек.

«Хранители небось жаждут, чтобы это оказался кусок машины. К тому же декоративное украшение они просто обязаны будут продать Академии».

— Мы уйдем утром? — Она что-то прикидывала. — А как же разбойники?

— Это я уйду утром. А ты можешь оставаться тут сколько захочешь, сказал Хет, которому ужасно не хотелось сознаться, что из-за этой редкости он совсем позабыл о бандитах.

Она вздохнула и потерла переносицу.

— Я имела в виду, что если разбойники ушли, то не могли бы и мы уйти ночью? Я знаю, что по ночам путешествовать по Пеклу опасно, но…

Ночью хищники и паразиты, обитающие на нижнем уровне, поднимаются на средний и верхний уровни Пекла. Для человека, не имеющего естественного иммунитета к их яду, в этих условиях путешествия даже на небольшие расстояния делались не только трудными, но и просто невозможными. А тут еще эти подлые разбойники, с которыми нельзя не считаться. Особенно сейчас, когда Хет знал, почему они атаковали фургон.

— Разбойники могут и не уйти. Они ведь не получили того, что хотели, верно? — Хет протянул Илин табличку, и, помедлив, она взяла ее.

Глава 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Снаружи наступление ночи должно было принести облегчение от оглушающего зноя Пекла, но под защитой стен Останца единственным указанием на то, что солнце садится, было постепенное уменьшение освещенности главного зала. Хет принес охапку сухих стеблей итаки, сложенных в углу зала, чтобы разжечь маленький костер, при свете которого можно было видеть друг друга. Вентиляционные ходы в высоком потолке будут вытягивать дым, а ветер унесет его прочь.

С противоположной стороны ямы для костров Илин наблюдала, как Хет разводит огонь, и почему-то хмурилась.

— А тут водятся призраки? — спросила она.

Хет бросил на нее взгляд поверх костра.

— Бывает.

Городской народ верил в то, что души усопших уходят вниз, под каменный покров Пекла, к тому вечному пламени, которое там горит. Если ты прожил праведную и скромную жизнь, то душа твоя весит больше и, пройдя семь уровней пламени, оказывается в прохладном сердце Земли, где ночи извечно спокойны. Самые дурные души одновременно и самые лёгкие. Они носятся над землей, продолжая охотиться на других, как делали это при жизни своих владельцев. Они становятся все более злыми, ибо впитывают в себя всякую грязь, через которую протекает их невидимая субстанция. Такие души в конце концов могут обрести большую силу, они отрываются от земли, и их уносит ветром в виде злых духов воздуха.

Каковы были взгляды Древних на этот вопрос — неизвестно, ибо сведения такого рода утеряны. Что касается Выживших, то они считали, что их боги умерли, что их убило наступление Пекла, подобно тому как оно убило моря и города Древних. Во всех городах Приграничья возникло множество культов и культиков, но подавляющее большинство людей верили в призраков.

О чем думала Илин, понять было трудно. Что-то заложенное в нее воспитанием позволяло ей придавать такое выражение лицу, как будто оно было сделано из мертвого камня. Если ее и в самом деле тревожила мысль о призраках, это означало, что она все же не из Хранителей и получила свою боль-палку другим путем. Хет произнес:

— Они высосут из тебя жизнь, как ты высасываешь мозг из разбитой кости. — В странно неизменной синеве ее глаз возник намек на сомнение. — Но мне это не страшно, так как они едят только девушек. Хочешь половину клещепаука?

Упрямство, видимо, было одним из ее главных достоинств. Сжав губы в мрачную тонкую линию, она сделала новую попытку:

— А как насчет демонов каменной пустыни?

— Они довольно вкусны, особенно если им пустить кровь, перед тем как есть…

— Нет, я только хотела узнать: они тут бывают?

— К Останцам они никогда не приближаются. — Хет вырезал ядовитые железы клещепаука и швырнул их в костер. Языки пламени на мгновение обрели ярко-синий цвет. Он тут же добавил: — Они слишком боятся призраков.

Илин откинулась назад, привалившись к краю каменной ступени. Ей не было смешно. Она отказалась и от своей доли клещепаука, поэтому Хет обломал ему ноги и высосал их содержимое, прикончив все в одиночку. Тот шаман, которого он знал в Анклаве, однажды подверг демона пустыни вивисекции и показал всем, что это существо имеет рудиментарную сумку для вынашивания детей, а также еще несколько черт физического сходства с крисами. В связи с этим кое-кто стал задумываться: а не сделали ли Маги несколько серьезных ошибок, проводя свои эксперименты с Выжившими? Поделившись этой информацией с Илин, он мог бы стать свидетелем весьма любопытного эффекта, но все же решил оставить это до того времени, как она допечет его посильнее.

Потом Хет вытянулся на полу и стал наблюдать, как Илин посматривает на него, делая вид, что ни о чем подобном она и думать не думает. Еще раньше он заметил, что она прихрамывает от последствий укуса паука, хотя она и смыла кровь и пыль в цистерне. Ненавистной чадрой она повязала свои коротко остриженные волосы, тщательно прикрыв их, — жест странный для того, кто, как было ясно, не слишком уделяет внимание условностям. В ее пользу говорило и то, что она не проявила признаков отвращения, когда Хет ел клещепаука. Жители городов считали все, что росло или жило в Пекле, нечистым. Некоторые распространяли запрет и на крисов; среди горожан были и такие, которые плевали на крисов при встрече на улице.

Однако другие считали, что не в их собственных интересах включать крисов в эту категорию. Крисы и горожане — потомки Выживших — не могли иметь общих детей.

Несмотря на то что в Чаризате крисов было мало, большинству патрициев это обстоятельство было хорошо известно, как и последствия, каковые из него могут проистечь: в частности то, что они могут брать крисов в любовники, не боясь появления уличающих их детей. Особенно важно это было для патрицианок, которые были признанными хранительницами чистоты расы. Хет же считал беспокойство насчет нежелательного зачатия чистой воды ерундой. Ведь если женщина из племени крисов не хотела иметь ребенка, она просто выбрасывала оплодотворенное яйцо, вместо того чтобы положить его в собственную сумку, сумку мужа или еще кого-нибудь. Хет подумал: а знает ли об этом Илин? Возможно, да, но ее лицо хранило столь каменно-невинное выражение, что можно было поспорить — она вообще не знает, как родятся дети. Подобное поведение, безусловно, вполне подходило для Хранителей.

Удивив его, Илин внезапно сказала:

— А твои глаза и в самом деле меняют цвет. Я думала, это миф, но вот уже в третий раз я наблюдаю, как это происходит.

Хет изобразил такую мину, которая явно свидетельствовала, что подобные вопросы ему изрядно надоели. Ее слова были рассчитаны на то, чтобы отвлечь его внимание, и напомнили ему, что она так ни о чем ему и не рассказала.

— Где ты добыла эту редкость, Илин?

Она упрямо сложила руки на груди.

— По какому праву ты мне задаешь такие вопросы?

— Тогда попробуй задать свой.

Илин задумчиво поглядела на него.

— Если ты думал, что я собираюсь убить тебя, то зачем пошел с нами?

— Потому что мне нужны жетоны. Очень нужны.

Хет еще не убрал свой нож, после того как резал клещепаука Он наклонил костяную рукоятку к огню так, чтобы украшавшая ее бусина стала похожа на живой глаз. Это был тонкий длинный клинок из Кеннильяра, с глубоким крючковатым вырезом на тыльной закругленной части лезвия.

— А почему же ты меня до сих пор не убил? — спросила Илин еще мягче.

— Разве ты дала мне основания убивать тебя?

— Так ты же сказал, что тебе нужны деньги. Эта редкость стоит… — она сделала бессильный жест руками, — много сотен…

— Тысяч, — поправил ее Хет, помешивая палочкой в костре и не поднимая глаз.

— Так что же тебя останавливает?

«Я не убийца, я торговец редкостями и стараюсь не связываться с торговыми инспекторами, — мог бы ответить ей Хет. — Как ты думаешь, какой ущерб моим отношениям с Академией могли бы нанести слухи о том, что я отвел клиентку из верхних ярусов города в Пекло и с тех пор о ней нет ни слуху ни духу?» Но он не считал Илин способной понять его чувства. Вместо этого, движимый любопытством, он спросил:

— А что бы ты сделала на моем месте?

Она отвернулась.

— Не знаю.

Хет закатил глаза к небу.

— Беда заключается в том, что один из нас все еще делает вид, что эта штука — всего лишь случайная находка, которая может принести своему владельцу неплохую сумму на рынке редкостей, а другой прикидывается, будто искренне верит этим утверждениям. Который из них ты?

Вместо ответа Илин наклонилась и вытряхнула украшение из тряпки, в которую оно было завернуто. Мерцающий огонь костра оживил сотни разноцветных огоньков в кристаллах. «Какая красота», — подумал Хет и тут же обнаружил, что произнес это вслух. Серьезно глядя на него, Илин сказала:

— Вот уж не думала, что ты проявишь к этой вещи такое отношение…

Хет перевернулся на спину, чтобы скрыть свое смущение. Ему казалось, что его ранили, но он не мог понять почему. Сухо он отозвался:

— Какой кошмар! Оно, оказывается, имеет чувства!

— А еще оно слишком саркастично для долгой жизни, — сказала Илин и слегка улыбнулась. — Почему ты уверен, что я убила бы тебя, как только ты узнаешь об этой редкости?

Хет колебался. У нее была боль-палка. Она явно имеет отношение к коллекциям древностей на верхних уровнях… Впрочем, все это ни о чем не говорит. «Ну а кто теперь кого обманывает?» И он сказал совсем просто:

— Ты из Хранителей.

Илин моргнула, она была почти потрясена. Облизнула губы, сказала:

— Я… — и тут же остановилась, то ли не желая отвергнуть обвинение, то ли дольше не желая лгать.

Хет вздохнул и приподнялся на локте. Он все же надеялся, что она будет отрицать.

— В следующий раз, когда будешь маскироваться, не бери с собой боль-палку. Профессиональный торговец унюхает ценную вещь даже при сильном ветре, дующем над недавним кострищем.

Сейчас он сам обладал символом имперской мощи. Все Хранители имели статус патрициев Первого яруса, но, кроме того, они приносили особую клятву Электору, и предполагалось, что они исполняли его волю так, будто своей воли у них отродясь не бывало. Будучи Хранителем, Илин могла одновременно занимать немало разных важных постов. Она могла быть шпионом, дипломатом, убийцей. Какие последствия это могло иметь для их намечающейся дружбы, Хет и сам не мог определить. Он знал, что Хранители рыщут в поисках доказательств существования особых сил и талантов по всем городам Приграничья, отбирая среди молодежи тех, кто годится для Первого яруса Чаризата и достоин носить белую мантию. Они всюду подыскивают кандидатов, но в данном случае не требовалось особого умения, чтобы понять: Илин — патрицианка по рождению.

— И поэтому ты ее спрятал? — спросила она.

— Кого спрятал?

Теперь наступила очередь Илин в раздражении осматривать высокий потолок Останца. Наконец она сказала:

— Если я не ошибаюсь, мы заключили мир. Мне было бы приятно, если б ты попробовал вспомнить до того, как мы вернемся в город, где именно ты спрятал кое-что. Иначе я окажусь в еще более тяжелом положении, нежели сейчас.

Хет снова порылся в костре, обдумывая ситуацию. Если она действительно могла слышать то, что он думает, как это говорили о Хранителях, она должна была бы уже знать, где сейчас находится боль-палка. Илин все еще казалась ему слишком юной. Может, поэтому она и не смогла пустить в ход свои силы, когда на них напали разбойники? Тогда он спросил:

— А зачем была та тряпка с узелками? Предполагалось, что я рухну замертво?

— Да нет! — Она фыркнула и отвернулась, возможно, ощущая неловкость. Она должна была не пропустить тебя в зал. Мне казалось, я сделала все, как надо.

— И вышел пшик, — сказал он.

— Это-то я и без тебя поняла.

Ее голос звучал напряженно, и Хет решил больше не подшучивать по этому поводу. Он протянул руку и опять взял табличку. Удержаться было невозможно, раз кристаллики так горели в свете костра.

— Она твоя?

— Нет. Я… взяла ее. Мне надо было привезти ее сюда, чтобы посмотреть: в самом ли деле это то, что думает мой господин? Кто-то же должен был подтолкнуть их всех, чтобы перешли от бесплодной болтовни к действиям, чтобы добиться прогресса. — Она крепко растерла лицо ладонями и вздохнула. — Надо признаться, что я поступила… ну… несколько опрометчиво.

— Опрометчиво. Импульсивно. Глупо. — Это был пример, явно показывающий разницу в их положении: когда Хет что-нибудь брал, это называли воровством.

— Нет, не глупо. Сеул считал так же, как и я, что нам нужно принести эту редкость в один из Останцов, но никто из нас ничего не знал ни о них, ни о редкостях, и мы, оказавшись тут, стали бы тыкаться из стороны в сторону без всякого смысла. Я вообще никогда еще не забиралась так далеко в Пекло. Илин уставилась в огонь. — Это была его идея — нанять тебя. А Джак был моим ликтором. Он узнал, что мы затеяли, и настоял на том, чтобы идти с нами. Она сглотнула комок в горле, вспомнив, что оба мужчины уже давно мертвы.

Это объясняло отношение Джака к Илин. Телохранители обычно были наемные слуги, происходившие из нижних ярусов, тогда как ликторы — личные вассалы из семей патрициев низшего ранга. Их давал придворным сам Электор в награду за верную службу. Объясняло это и Сеула. «Итак, он тоже Хранитель», — подумал Хет. Он был рад, что тот погиб, хотя объявлять об этом вслух не торопился.

— Разбойники знали, что у тебя есть что-то такое, чем стоит завладеть. Быть пойманными в Чаризате — для них верная смерть, поэтому кто-то взял на себя труд предупредить, куда ты с этой вещью направляешься и где следует устроить засаду.

Ходили слухи, что некоторые торговцы верхних ярусов имели контакт с бандами разбойников и время от времени договаривались с ними о нападении на караваны конкурентов. Нападение на парофургон Илин и Сеула вполне могло быть организовано.

Илин покачала головой, не желая обсуждать подобное предположение:

— Тогда почему они не попытались проникнуть сюда? Эта дверь не такая уж толстая, мы бы услышали, как они ломятся.

— Может, они ушли. А может, хотят, чтобы мы думали, будто они ушли. Хотя Илин сделала еще одну попытку увести разговор в сторону, Хет спросил: Кто знал, что ты собиралась ехать сюда с этой вещью?

— Я уже сказала: никто.

— А где ты ее взяла?

Девушка нерешительно пробормотала:

— У моего господина. Он… изучает Древние времена. Ему хотелось самому доставить эту вещь сюда, чтобы проверить одну свою теорию, но я знала, как это опасно. И в этом оказалась права. Поэтому мы взяли ее без его ведома и привезли сюда.

Хет безмолвно смотрел на нее, пораженный тем, с какой быстротой развивались события. Он знал, что Хранители организованы в своего рода семьи, а главы этих семей имеют различные ранги при дворе Электора. Примерно так же организованы и крисы в Анклаве — группы, связанные происхождением, родственными отношениями, только в Анклаве нет одного определенного правителя. Все решается во время споров на Совете, причем решение обычно выносят самые старые женщины. Илин, говоря о господине, имела в виду главу той семьи, к которой принадлежала. Если этот человек последует за ней, то ему понадобится козел отпущения, чтоб уладить все возникшие неприятности, а она достаточно умна и обеспечила такового, наняв криса — торговца редкостями. Возможно, правда, что это же с самого начала намечал сделать Кайтен Сеул. Хет покачал головой.

— Илин, тебе даже в голову не приходит, сколько бед ты навлекла этим на меня.

— Чем это «этим»? — сразу готовясь к защите, спросила она.

Хет колебался. Илин откинулась назад, прислонившись спиной к стенке углубления в полу, поглаживая колени, все еще сгорающая от стыда, что ей пришлось сознаться в нарушении такого количества правил. Что ж, может быть, такие правила для кого-то и важны. Для самого Хета они были ничем не важнее правил игры в таблички или в манкаху. Молодая женщина, выросшая в верхних ярусах, обладающая богатством и патрицианскими привилегиями, а теперь ставшая ученицей Хранителя, пользующегося благоволением Императора… Нет, ни единого шанса, что она поймет его, не было и в помине.

— Не важно, — сказал он. — Не имеет значения.

Той же ночью, но позже, когда огонь почти догорел, а Илин уснула тревожным сном, Хет по пандусу поднялся в зал Источника. При входе в него он задержался, давая привыкнуть глазам. Лунный свет и сияние звезд отражались покойной водной поверхностью бассейна и были единственным источником освещения. Все помещения Останца в тишине ночи выглядели еще более чуждыми. Неудивительно, что большинство людей считало, будто Останцы битком набиты призраками.

Какой-то хитроумный ремесленник приделал к рукоятке боль-палки металлическую застежку, и Хет воспользовался ею, укрепив оружие на своем поясе. До сих пор он еще даже не имел возможности рассмотреть его повнимательнее.

Перекинув сапоги через плечо, он отыскал в стене ряд углублений и начал карабкаться по ним вверх. Ему приходилось делать это и раньше, но сейчас в темноте было куда труднее. Подобное восхождение стало возможным лишь потому, что углубления внутри были шершавыми и давали неплохую опору для влажных от пота пальцев. К тому времени, когда руки Хета коснулись закраины крыши, он уже дышал тяжело и до боли закусил губу.

Хет немного полежал на крыше, отдыхая, чувствуя под собой совершенно иную текстуру камня, который тут был источен многими годами обработки ветром и песком. Сохранившийся дневной жар делал крышу теплой, точно одеяло. Лишь слабый свет пробивался отсюда сквозь косо прорезанные отверстия вентиляционных ходов. Небо, у которого сейчас не было соперников — вечно освещенного Чаризата и рукотворных улиц-каньонов, — было черным и величественным, будто темнокожая красавица в ожерельях из сверкающих алмазов.

Хет надел сапоги и ощупью двинулся по крыше, разыскивая веревку.

Его последний визит сюда состоялся больше года назад. Это было еще одно тщательное исследование крыши, финансировавшееся коллегой Робелина. Веревка тогда ему очень пригодилась, и он оставил ее здесь, рассчитывая воспользоваться еще не раз.

Вскоре он обнаружил кусок промасленной ткани под кучкой наваленных камней и развернул ее; при этом его дважды укусили принесенные сюда ветром насекомые, спрятавшиеся в складках материи. Под тряпкой лежала аккуратно свернутая веревка, тоже промасленная, чтобы предохранить ее от капризов природы. Веревка была привязана к металлическому штырю, с большим трудом вбитому в поверхность Останца. Это было еще одно открытие. Стены Останца не поддавались стальным орудиям, но изъеденная песком крыша оказалась тем местом, куда удалось вогнать металлический штырь.

Хет размотал часть веревки, подошел к краю крыши и сбросил вниз конец. Спуск был относительно легкий — веревка держалась крепко, спускаться можно было спиной к гладкой наклонной стене Останца.

Соскользнув вниз, он присел на корт


убрать рекламу






очки у основания стены — просто еще один темный валун, не отличимый в темноте от других таких же. Веревка была невидима — она сливалась со стеной Останца; вокруг ничто не шевелилось. Испещренное резкими тенями и лунным светом Пекло было сейчас еще больше похоже на застывшее море. Даже на таком расстоянии поднимающийся от него жар напоминал о закрытой топке парового котла. Гладкая, волнистая поверхность верхнего уровня словно перекатывалась рябью, вся однотонно серая: ее однообразие нарушали лишь темные пасти провалов и зазубренные потеки расселин и мелких каньонов, ведущих на средний уровень.

Некоторое время Хет обдумывал возможность сразу же драпануть в Пекло, а оттуда — в Чаризат. Но брошенная Илин наверняка сразу же отправится к торговой дороге, где её захватят разбойники задолго до того, как ей попадется честный путешественник или патруль чаризатской стражи. А может, она надумает идти в одиночку Пеклом и там погибнет.

«Если бы она не набросилась на того разбойника, так ты бы и сам давно был мертвечиной, — напомнил себе Хет. — Да и если ты поможешь ей выбраться из этой каши, возможно, Илин так проникнется к тебе благодарностью, что не натравит на тебя торговых инспекторов и даже не прикончит тебя за то, что ты узнал тайну той редкости». Конечно, можно было бы отправиться навестить родичей Сагая в Свободном городе Кеннильяре и тем самым бежать из-под юрисдикции Имперского Чаризата. Собственные родственники Хета жили в поселении крисов, что было почти так же далеко за пределами этой самой юрисдикции, но у него не было ни малейшего желания возвращаться в Анклав. Даже если бы от этого зависела его собственная жизнь.

Немного посидев в тишине, он даже подумал: а не ушли ли разбойники из этих мест, но тут раздался резкий звук — чей-то неловкий шаг вызвал падение целой лавины мелких камешков. Нет, они все тут, они шляются вокруг Останца, отыскивая какое-нибудь надежное плато на верхнем уровне Пекла, где можно было бы занять хорошую оборонительную позицию. У них, конечно, есть серьезная причина, чтобы после заката солнца двинуться сюда через средний уровень, рискуя погибнуть от яда хищников, попасться призракам и духам воздуха, которые обитают тут же, и прочим смертельно опасным ночным охотникам. Поскольку он сам принадлежал к числу последних, Хет решил, что сейчас самое время начать избавляться хотя бы от части нахальных преследователей.

Прижимаясь к земле, он пополз вперед вдоль основания Останца к ближайшему открытому пространству, время от времени останавливаясь, чтобы прислушаться. Потом он спустился в один из провалов, тщательно ощупывая руками неровности стен. Из трещин, ведущих на нижний уровень, он слышал шипение и шорохи: ночные хищники вышли на охоту.

Достигнув среднего уровня, Хет протиснулся сквозь узкий туннель и попал в лабиринт извилистых и разветвляющихся ходов, по которым пробрался к тому месту, откуда до него донесся шум камнепада. Вскоре он достиг точки, где верхний уровень Пекла был смыт или уничтожен, образовав довольно длинный овраг с крутыми стенами. Дно оврага было песчаным, а по песку тянулась каменная гряда, одетая низкой порослью «ползучего дьявола» — пустынного растения, покрытого множеством острых шипов. Укрепившись корнями на одном месте, растение медленно, дюйм за дюймом продвигалось дальше, а его более старые части увядали и отмирали.

На своем пути «ползучий дьявол» встречал препятствия, но преодолевал их, взбираясь по склонам. Странное, но безобидное растение почему-то отпугивало от себя наиболее крупных подземных хищников. Хет уже начал было выбираться из узкого лаза, как вдруг тихий скрип гравия где-то наверху послал ему предупреждение.

Высокая фигура в лохмотьях появилась на кромке оврага, неуклюже пытаясь встать так, чтобы ее силуэт не вырисовывался на фоне неба. По крутой стене оврага она скользнула на песчаное дно. В руке человека блеснула сталь — свое оружие он прижимал к телу. Он постоял, настороженно оглядывая стены оврага. Хет лежал неподвижно; он думал только об одном — как бы разделаться с врагом. Ему очень хотелось покончить с ним одним ударом. Разбойников надо убивать быстро: иначе вспомнишь, что они тоже когда-то были людьми, а всякое колебание может оказаться фатальным.

Разбойник сделал шаг вперед и споткнулся. Приглушенно выругавшись, он вдруг принялся ожесточенно топать по песку, стараясь освободиться от чего-то, вцепившегося в его ногу. Хет не привык пропускать представившуюся благоприятную возможность; он прыгнул вперед. Завязалась схватка, в которой Хет получил небольшую царапину, но зато сам воткнул нож под ребра противнику.

Опустив труп на землю, Хет осмотрелся в поисках хищника, на которого наступил разбойник, и обнаружил его в нескольких футах — тот поспешно удирал по песку к своей норе. Это оказался «пузырь» — животное размером с фут, раздувшийся желеобразный мешок с огромным ртом, окаймленным множеством мелких острых зубов. Охотился он, зарываясь в песок, из которого торчала только открытая пасть, ожидая, пока какое-нибудь живое существо по неосторожности не окажется поблизости от него. Быстрое движение ножа криса покончило с хищником, и Хет швырнул его к трупу разбойника, чтобы потом не потерять в темноте. Крис решил, что было бы неплохо посмотреть, сколько еще упрямых разбойников шатается вокруг. По склону оврага он взобрался туда, где почти под самой его бровкой проходил карниз, и пополз по нему вверх. Время от времени он поднимал голову над краем оврага и всматривался, но ничего, кроме немых валунов и теней, не видел. Однажды он остановился, прислушиваясь к странному сопению, которое, казалось, доносилось из каменных складок вблизи дороги. Это был звук, который издает воздушный резервуар пневматического ружья при взводе курка. Возможно, это было то самое ружье, которое принадлежало ликтору Илин — Джаку: разбойники могли извлечь его из-под обломков крушения. Хорошее ружье могло выпустить двадцать пуль, издавая при этом звук не намного громче вздоха, так что уже в нескольких футах ничего нельзя было услышать. Правда, с каждым выстрелом давление в воздушном резервуаре падало, что влекло за собой и быстрое сокращение дальности полета пуль.

Хет прополз некоторое расстояние вдоль гряды и выбрался на участок с сильно пересеченным рельефом, где можно было легко скрыться от взгляда любого наблюдателя. Там он и затаился.

Теперь он мог видеть склон, уходящий вниз к искусственной выемке, в которой была проложена торговая дорога. После нескольких минут ожидания он заметил какое-то движение неподалеку от себя.

Вскоре его глаза обнаружили их. Ниже, примерно на половине расстояния от дороги, два человека двигались по поверхности верхнего уровня пустыни, следуя друг за другом. Вдруг тот, что шел немного позади, исчез. Исчез внезапно и беззвучно, видно, провалившись в колодец, ведущий на средний уровень. Хет даже поморгал, не веря своим глазам. Все произошло так внезапно, что товарищ исчезнувшего ничего не заподозрил. Затем какое-то существо бесшумно появилось из того же провала и стало подкрадываться ко второму несчастному бандиту. «Значит, там есть еще кто-то. Кто? Еще один попавший в засаду путешественник? Разбойник из конкурирующей банды?» — гадал Хет. Безмолвная фигура кинулась на второго бандита сзади. Но пока они беззвучно боролись в вихре развевающихся одежд, Хет увидел еще три силуэта, приближающиеся к двум первым.

Когда трое вышли из тени высокого утеса, лунный свет блеснул на клинках их ножей и высветил легко узнаваемый ствол пневматической винтовки. Занятый своим делом истребитель бандитов находился ниже и новых разбойников не видел.

Его противник тяжело осел на землю, а бандит с винтовкой поднял ее, остановившись для лучшего прицела. Одновременно с этим выпрямился и убийца. Хет завопил:

— Берегись!

Эхо пошло повторять его голос, но дичь уже успела спрыгнуть в провал, так что пуля прошла мимо. Резкий звук ее удара в камень еще долго повторялся волнами и складками окаменевшего моря. Хет тут же пополз назад, чтобы оказаться вне поля зрения бандитов, шепотом ругая себя. Эхо должно было обмануть преследователей и помешать им определить направление, откуда прозвучал его крик, но лучше все же покончить со всеми этими делами и вернуться в Останец. Тут, по его мнению, становилось несколько шумновато.

Он быстро проделал свой путь по карнизу обратно. Когда он спустился на песчаное дно оврага, то услышал писк разбегающихся тварей, быстро собравшихся, чтобы закусить мертвечиной. Надо было закругляться и побыстрее уходить, пока запах такого огромного количества парного мяса не привлек больше хищников, нежели Хет мог бы осилить.

Сидя на корточках на дне оврага, Хет свернул свой бурнус в подобие мешка и засунул туда мертвого «пузыря». Не то чтобы он уже проголодался, но из желудка этого хищника получался хороший бурдюк для воды, которая понадобится для завтрашнего путешествия в Чаризат. Сам Хет мог обойтись и без воды, хотя такая перспектива не сулила удовольствия, но Илин не прошла бы и мили, даже если бы они все время держались тени среднего уровня. Что-то маленькое и голодное ткнулось в его коленку и разочарованно удалилось, отброшенное толстой кожей голенища сапога.

Вернувшись к мертвому разбойнику, Хет откинул вонючие лохмотья и обыскал тело, которое они прикрывали. Там был нож, хотя его балансировка была куда хуже, чем у ножа Хета, сумка с вяленым мясом, круглыми кусочками черного черствого хлеба и фигами. «Какие богатые разбойники. Сначала бомбы с порохом, теперь городская еда для путешественников. Можно подумать, что они получили хороший аванс». Все это подкрепляло предположение, что тайная реликвия Илин была вовсе не такой уж тайной, как она считала. Хет тщательно выбрал кусочки сухого мяса и выбросил их на песок, где они сразу же исчезли, как только ночные подземные охотники учуяли их запах. Зная, какой сорт мяса предпочитают разбойники, надо было быть очень осторожным.

Хет сунул добычу в самодельный мешок, а затем перевернул труп на бок. Что-то выпало из его одежды, и Хет поднял это что-то. Еще одна боль-палка.

«Проклятие! Многие годы мне не удавалось даже краем глаза увидеть эту штуковину, а теперь они прямо падают на меня с неба. Но почему он не попробовал ее на мне?» Хет проверил оружие, проведя пальцем по всей его длине, и в слабом свете луны увидел трещину в металле. «Сломана. И если удар был таков, что расколол металлический корпус, то он уж наверняка расшатал механизм крошечной волшебной машинки, спрятанной внутри. Конечно, за боль-палку и сейчас можно получить несколько сотен дней на черном рынке. Но все это никак не объясняет, где этот мертвяк взял такое оружие».

Он не услышал тихого шороха шагов за спиной, как не слышал их и мертвый бандит.

Что-то ударило Хета в крестец, и он сложился вдвое, выронив боль-палку мертвеца. Рухнув на бок, он преувеличенно громко застонал и схватился за боль-палку Илин, висевшую у него на поясе. Когда над ним наклонилась какая-то фигура, он спустил курок и быстрым движением поднял оружие вверх. Человек отшатнулся, но выдержал удар и, схватив руку Хета, выбил из нее оружие Илин.

Хет извернулся и нанес своему противнику удар в середину туловища, на мгновение освободившись. Но не успел он вскочить на ноги, как его снова обхватили сзади и чья-то рука заткнула ему рот, чтобы заглушить непроизвольный крик. Он вцепился зубами в ладонь, глотая соленую кровь, чтобы не задохнуться. Попытка ударить локтем назад не удалась, и Хет попробовал закинуть руку через голову, надеясь попасть пальцами в глаза нападающему; однако схватил он только какую-то часть одежды и чадру, закрывающую лицо. Он рванул ее вверх, рассчитывая хотя бы временно ослепить врага, но тут же ощутил, как его поднимают в воздух. Прежде чем он успел как-то подготовиться, его швырнули лицом на каменный склон оврага, да еще с вывернутой назад рукой, что было ужасно болезненно. То существо, которое схватилось с ним, было слишком материальным, чтобы оказаться призраком, и слишком крупным и сильным для Хета.

Он ударил ногой назад, попав в то, что показалось ему коленом, — Хет считал, что сломанная рука все же предпочтительнее перерезанной глотки. Здоровой рукой он шарил по стенке оврага, надеясь наткнуться на какой-нибудь расшатавшийся камень, но поверхность оказалась прочнее городского тротуара. Он яростно проклинал себя за то, что с самого начала не взялся за нож. Теперь он считал, что боль-палки годятся только для продажи на рынке, где их купит какой-нибудь другой идиот, искренне верящий, будто они обладают какими-то исключительными свойствами для рукопашной.

От боли в руке из глаз Хета лились слезы, но его противник так и не завершил почему-то своего болевого приема, который должен был закончиться для Хета переломом руки. Теперь у нападавшего освободилась и рука, прежде закрывавшая рот Хету, — ладонь все еще кровоточила, кровь казалась совсем черной в призрачном свете луны.

Чей-то голос произнес ему тихо в самое ухо:

— Это ты предупредил меня?

Судя по выговору, голос принадлежал образованному человеку, который к тому же умел с актерским мастерством контролировать тембр и тон своего глубокого баса. Это привело Хета в неописуемое бешенство, в нем вспыхнуло желание убивать. Голосом, напряженным от подавляемой ярости, он прошипел:

— Клянусь никогда больше такого не делать!

Его нож все еще лежал за голенищем сапога, но достать он его не мог без того, чтобы не выдать свое намерение, а главное — местонахождение оружия.

Тая в голосе улыбку, человек ответил:

— Так зачем же ты сделал это?

Испытывая некоторую растерянность и закусив губу, Хет выдавил из себя:

— Потому, вонючий подонок, что я не разбойник!

Почему-то в этот момент он с симпатией вспомнил об Илин. Отнимая у нее ту реликвию, он сделал это почти так же неожиданно для нее, как взяли сейчас его самого, хотя и менее грубо. «И как это он отыскал меня?» Ведь эхо разнесло его голос по всей округе и, стало быть, предупреждение могло прийти с любого направления!

— Должен признаться, что ты смердишь немного иначе. Но откуда мне знать, может, ты только недавно присоединился к их очаровательной бандочке?

— Я — крис, и они не взяли бы меня в свою «очаровательную бандочку», даже если б я спятил и захотел к ним присоединиться.

Его слова, казалось, вызвали замешательство, и Хет попытался изменить положение тела, чтобы улучшить свои шансы в будущей драке. Потом свободная рука мужчины обняла его, ощупывая грудь и живот. Хет подавил непроизвольное рычание. Противник искал складку толстой кожи, которая окаймляет «вход» в сумку, — нечто такое, что бывает только у крисов; горожанин мог бы иметь на этом месте только шрам, полученный от удара в живот.

— Немного ниже, — сказал он ядовито.

Нащупав сумку, рука ушла, а голос произнес:

— Извини, но я должен был убедиться. Мои враги крисов не нанимают, но ведь у тебя было еще и это…

Краем правого глаза Хет увидел боль-палку Илин. Удар этой штукой по голове убил бы его на месте, но, может быть, псих этого не понимает. Во всяком случае, пока особо дурных намерений не заметно.

— Я взял ее взаймы у приятеля, — сказал Хет.

Хватка на его руке ослабела, но не полностью. Впрочем, может, и этого хватит. Да и та сила, с которой его прижимали к скале, тоже слегка уменьшилась.

Тот же насмешливый голос спросил:

— Да неужто?

Хет еще только набирал в легкие воздух для ответа, как вдруг откуда-то сверху на него пролился поток холода и жуткий, леденящий душу свист. Через мгновение все прекратилось. Это был дух воздуха, случайно оказавшийся в опасной для них близости, но тут же унесенный прочь внезапным порывом ветра. Хет почувствовал, как человек за его спиной дернулся в испуге. Он тут же воспользовался этим мгновением растерянности, оттолкнулся от стены, вырвал руку из болезненного захвата и освободился. Он упал головой вперед, откатился в сторону, стараясь оказаться как можно дальше от противника, и тут же вскочил на ноги, пригнувшись для прыжка и сжимая в кулаке нож.

Но его противник к этому времени уже перепрыгнул через неширокую рытвину и оказался позади убитого разбойника. Он казался теперь бесформенным силуэтом в темной одежде, на таком расстоянии нельзя было разобрать никаких деталей.

— Придется тебе покаяться своему приятелю, что ты потерял его игрушку!

— Чтоб ты трахал самого себя всю остальную жизнь! — высказал пожелание Хет в бешенстве от того, что понял: он не вырвался, его намеренно отпустили.

Противник издал сдавленный смешок и исчез среди скал.

Хет подождал, пока его сердце успокоится, боясь, что стук крови в ушах повлияет на остроту слуха. Он терпеть не мог неожиданностей и решил сделать все возможное, чтобы избежать их повторения хотя бы сегодня ночью. Отыскал свой мешок, добавил к коллекции сломанную боль-палку разбойника и отправился под сомнительную защиту стен Останца.

Глава 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Илин проснулась внезапно и села, вытянувшись в струнку. Ей понадобилось какое-то время, чтобы вспомнить, где она находится и что тяжелые каменные стены, вздымающиеся вверх в мерцающем свете костра, — это стены Останца, а странные образы, которые высвечивает на них огонь, — всего лишь пляшущие тени. Она прислонилась к стене углубления в полу и поморщилась, когда вытягивала пострадавшую ногу. Укус паука ощущался как раскаленный уголь, который кто-то воткнул ей прямо в плоть.

Потом она вспомнила, что Джак и Сеул мертвы, и постаралась загнать стыд поглубже с помощью Практики Молчания. Сейчас надо было думать спокойно и конструктивно, а не ныть и терзать душу сожалениями. Сеул, во всяком случае, знал, что их подстерегает опасность, да и идея принести сюда эту древнюю реликвию частично принадлежала ему. А вот Джак присоединился к ним только из преданности ей, и его смерть падет на ее голову.

«Ничего себе Хранитель из меня получился», — думала она, испытывая к себе почти отвращение. Полоска завязанной узелками материи должна была не позволить Хету переступить порог и вернуться в этот зал. Она пыталась вложить в каждый узелок ощущение опасности но все сработало не лучше, нежели любовный амулет, изготовленный уличным факиром. Илин вздохнула и протерла глаза. Счастье еще, что ей не надо защищать себя. Во всяком случае, от Хета.

Она еще никогда не общалась с крисами так близко. Она изучила то немногое, что было о них известно, поскольку Хранители должны знать такие вещи. В конце-то концов крисы были творениями древних магов, хотя теперь было принято считать, что данное творение явно неудачное. А встречаться с ними ей вообще не приходилось.

Кожа Хета была золотисто-коричневой, вспышки пламени рождали красные искры в том, что иначе считалось бы обыкновенными каштановыми волосами. Она слышала о том, будто внешность крисов меняется на свету или, наоборот, при его отсутствии, но единственное изменение, которое она наблюдала, происходило с его глазами. Странные перемены их цвета не бросались в глаза наблюдателю, если только он не искал их специально, а вот собачьи зубы были, пожалуй, слишком остры и служили неопровержимым напоминанием о чуждости крисов, о Пекле и его распространении на весь мир. А когда Хету случалось широко улыбнуться, так что зубы обнажались, ей казалось, что выражение его лица весьма далеко от настоящей улыбки. Этот намек на опасность вместе с формой лица — мужественного, с высокими скулами, — о которой, надо полагать, вздыхают придворные художники, образовывали интригующую комбинацию даже при том, что его нос был когда-то в детстве явно сломан. Одна из историй повествовала, что маги ценили свои создания за красоту, хотя Хета никак нельзя было назвать хорошеньким, а уж скорее мужественно привлекательным. Илин презрительно засопела. Насколько она могла судить, маги уж точно не разводили крисов ради хорошего характера последних.

Вдруг она обнаружила, что нервно грызет ногти, и поморщилась. Хуже всего было то, что ум Хета был полностью закрыт для нее. Когда он сидел вот тут, напротив нее, по ту сторону костра, она ничего не ощущала. И даже сейчас она не чувствовала: он в Останце или нет? Это была как раз одна из причин, по которым Хранители считали эксперимент Древних неудачей. Если они не могут читать мысли и эмоции крисов, лежащие на поверхности их душ, значит, крисы просто-напросто лишены душ, вот и все.

«Все это теория», — решила Илин. Она даже не была уверена, что сильно доверяет этой теории. Один из самых первых Мастеров-Хранителей, живший спустя несколько веков после времен Выживших, объявил, что женщины не обладают душой, ибо им недостает Силы. Его сын, сменивший его на посту Мастера, у которого, надо думать, накопилось немало злости на старого мерзавца, развил бешеную энергию, разыскивая женщин — кандидатов в Хранители, и лично тренировал самую первую из них. Но даже сейчас Илин была единственной женщиной-Хранителем в своем поколении. Она сильно подозревала, что виновниками такого положения являются ответственные за отбор и что, если бы они выполняли свои обязанности добросовестнее, нашлось бы немало женщин, пригодных к этой роли.

Суточное знакомство с Хетом укрепило ее сомнения в правильности теории. Всякий, в ком есть столько… характера, должен обладать душой или по меньшей мере её эквивалентом.

«Но куда же он подевался?» — думала Илин. Она предполагала, что вернее всего он где-то в Останце, но помещение казалось ей таким тихим, таким пустым. Человеческие души оставляют нередко следы на материальных предметах, на каменных стенах давно обжитых домов, на драгоценностях, которые надеваются на голую кожу. Даже при ее еще слабом умении Илин могла различать следы такого рода, особенно в жилищах самих Хранителей. Но в Останце подобных следов не было вообще, даже следов ее собственного присутствия. Похоже, этот золотистый камень отталкивает души так же, как он отталкивает жар и свет Пекла. Поэтому зал казался таким голым и изолированным от всего живущего, больше того, пребывающим в ожидании чего-то, что заполнит его…

Нет, все это, конечно, просто работа ее воображения, Илин взглянула на стену, в которой находилась дверь, ведущая на пандус, но та терялась в сумраке, и Внутренний Взгляд Илин оказался бесполезным, ибо свет костра слепил ее. Она было подумала, не пойти ли ей поискать Хета, но укус паука вызывал боль, поднявшуюся уже до бедра, да и что она скажет Хету, если отыщет его? Что ей одиноко? Но он и без того не слишком высокого мнения о ее возможностях.

Ее брови сошлись на переносице. Когда ей удалось сконцентрировать свои мысли и чувства, она вдруг ясно ощутила, что за толстыми стенами снаружи что-то есть. Что-то мерзкое, что-то похожее на давно не чищенную сточную канаву, напомнившее ей миазмы отчаяния, ярости и похоти, витающие над Восьмым ярусом. Что-то гнусное, что она уловила на Торговой дороге как раз перед тем, как разбойники напали на них, и что должно было бы предупредить ее и Сеула.

Удар глухо обрушился на камень, закрывавший вход зал заставив Илин еще больше насторожиться. Шум повторился, и она с усилием встала, горько сожалея, что у нее нет чего-то вроде костыля. Теперь ей было необходимо найти Хета.

Слишком усталый для того, чтобы спуститься в зал Источника без посторонней помощи, Хет воспользовался для этого веревкой. Когда он преодолел последние футы, голос из темноты сказал:

— Где ты был?

Хет развернулся, чтобы прижаться спиной к стене, но тут же понял, что это Илин. Вернув себе способность дышать, он прошептал:

— Ты не поверишь, что происходит снаружи. Толпа, как в Аркадах в день сбора налогов.

— Вот потому-то я тебя и ищу, — отозвалась она. Голос Илин после всего случившегося звучал тревожно, хотя она и старалась придать ему твердость. Разбойники пытаются пробиться внутрь. Они хотят поднять камень.

— И давно пора.

Оттолкнувшись от стены, он передал ей свой мешок. Сломанную боль-палку он оставил на крыше, спрятав под промасленной тряпкой.

— Что здесь? — Илин предусмотрительно открыла мешок и заглянула внутрь. — Что-то дохлое, — пробормотала она себе под нос.

Она стояла ближе ко входу в вестибюль, так что стены зала заслоняли ее от лунного света, и Хету был виден лишь ее силуэт. Он сказал:

— Для тебя — кожаный пакет.

— Хм… А что там такое? — спросила Илин, явно не расположенная совать руку в отверстие мешка.

— Сухие смоквы и хлеб в знак дружеского расположения одного из бандитов, — ответил Хет.

Илин, конечно, могла взять горящую головню, чтобы освещать себе путь, как факелом, однако предпочла прохромать всю дорогу по пандусу в кромешной тьме: это позволило ей увидеть Хета, спускающегося по веревке в почти полной темноте зала Источника. «Она может увидеть и то, что лежит на дне мешка», сообразил Хет.

— О! — Не роясь в мешке, Илин сразу же нашла в нем пакет и высвободила его из складок бурнуса. — Ну а как же насчет разбойников?

Они уже прошли вестибюль и спускались по пандусу. Хет хорошо знал эту дорогу по прошлым посещениям, а также благодаря отличному чувству расстояния и памяти на положение предметов. Илин же шла так, будто сейчас был солнечный день. «Итак, Хранители видят в темноте. Во всяком случае, Хранительница Илин видит». Было ли это одним из тех таинственных свойств, которыми они якобы обладают? Тот маньяк в Пекле тоже великолепно владел ночным зрением. Он забрал боль-палку Илин, но даже не наклонился, чтобы забрать оружие бандита, ибо через плечо Хета успел рассмотреть тонкую, как волосок, трещину в металле. «Так что, вполне возможно, там снаружи имеется еще и психованный Хранитель». Весьма утешительная мысль.

— Нам надо убедить их, что им нет причин продолжать болтаться тут.

— Ха! — восклицание Илин прозвучало весьма скептически. — Ты воспользовался веревкой, чтобы спуститься с крыши Останца. А что ты там делал?

— Осматривался. Сама идея, возможно, была и неплоха. — Он искоса бросил на нее взгляд, что в темноте было довольно бессмысленно. — Там в Пекле есть еще кто-то, кто отвлекает от нас внимание наших друзей. Вот почему они до сих пор не пытались прорваться к нам. Должно быть, думали, мы тут прочно закупорены.

«А потом… а потом я занервничал и насторожил этих подонков, дав им понять, что кое-кто из нас отнюдь не находится здесь в заточении, как им того хотелось».

— И тогда они увидели тебя, — закончила за него Илин. — Но это не имеет значения. Они все равно явились бы сюда за нами рано или поздно.

Хет и Илин добрались до главного зала. Огонь уже угасал — угли неярко светились оранжевым. Тяжелый скрежет, который, вероятно, разбудил Илин, теперь уже улавливался и Хетом. Вернее всего, этот звук издавал блокированный механизм подъемной двери, которую разбойники пытались поднять силой.

Хет уже подготовился к такому развороту событий.

— Драгоценность у тебя с собой? — спросил он. Илин оберегающим движением схватилась за внутренний карман своей мантии. — Тогда раскидай угли, и мы вернемся в зал Источника.

— И что ты собираешься делать?

— Позволить им добиться желаемого. Мы впустим их внутрь. — Он подошел к дверному блоку, тронул его рукой и почувствовал, как от усилий разбойников, собравшихся снаружи, дрожит камень. Возможно, им не удастся поднять блок самим, но зато они могут своими попытками сломать древний механизм. Хет знал, что, если так случится, каменный блок обязательно скользнет вверх. Видимо, Древние продумали все меры предосторожности, необходимые для того, чтобы никто из них не оказался замурованным в Останце.

— Кажется, я поняла. — Двигаясь с трудом, Илин разбросала угли и затоптала их. — Но ведь по этой горячей золе они узнают, что мы тут были.

— Так я же не пытаюсь убедить их, что нас тут не было никогда, а только в том, что сейчас нас здесь нет.

Последняя искра погасла, и он услышал шаги Илин, доносящиеся с другой стороны зала. Хет дал ей еще несколько секунд, затем выбил камень, мешавший рычагу двигаться свободно, и помчался к двери на пандус, держась одной рукой за стену, чтоб не потерять направления.

Пандуса он достиг в тот момент, когда камень стал подниматься, а Илин догнал, когда она уже добралась до вестибюля.

В зале Источника он придержал нижний конец веревки, пока Илин карабкалась по ней, а потом вихрем взлетел наверх сам. Хет втянул веревку, свернул ее в кольцо, чтобы она меньше бросалась в глаза, и велел Илин отойти подальше от края колодца. Затем улегся на теплый камень.

Банда ворвалась в зал Источника и в недоумении столпилась на пороге, обнаружив, что он совершенно пуст. В желтом свете старых побитых масляных ламп, принесенных разбойниками с собой, Хет видел, какое мерзкое отребье тут собралось. Их одежда перемазана грязью и вся в пятнах: сразу было видно, что лохмотья эти сорваны с мертвецов; зловоние же их тел доносилось даже до крыши. Торговый язык, на котором разговаривали бандиты, превратился в такой жаргон, что Хет его почти не понимал; однако злость и разочарование разбойников были очевидны и без слов. Один из этих умников взобрался на край цистерны и, высоко подняв лампу, старался разглядеть, нет ли беглецов под водой. Хет осторожно попятился от края отверстия в крыше туда, где уже сидела Илин.

Внизу шел какой-то спор, но слова были неразборчивы. Затем свет почти исчез: кто-то унес лампы в вестибюль. Хет подошел к краю крыши Останца — как раз к тому месту, которое находилось над входом. Он лег на живот задолго до того, как приблизился к краю, чтобы случайно не оказаться заметным на фоне звездного неба. Свет луны был ярок, и он легко насчитал девять фигур, вышедших из двери и ушедших под защиту Пекла. Девять. А в зале Источника их было по меньшей мере двенадцать.

Когда он вернулся на прежнее место, то вдруг услышал испуганный шепот Или


убрать рекламу






н. Те три бандита, которых он недосчитался, теперь карабкались по стене зала Источника на крышу.

Илин подбежала и пнула первого из них в грудь. Удар был слаб, и разбойник успел схватить ее за ногу. Хет подумал, что девушку сейчас стащат вниз, но Илин плашмя бросилась на крышу и другой ногой с силой ударила бандита в лицо. Со сдавленным криком он выпустил ее и рухнул в зал Источника.

Второй бандит успел вскарабкаться на крышу раньше, чем Хет атаковал его. В лицо Хету врезался локоть противника, и они оба покатились по крыше, оказавшись в опасной близости к отверстию колодца. Разбойник дал маху, попытавшись отодвинуться от края, и Хету удалось всадить ему нож под грудину. Бандит с криком отшатнулся и лицом вниз упал на крышу, благодаря чему нож вошел еще глубже. Хет поискал глазами третьего нападавшего, но увидел, что у него ещё есть время высвободить свой нож.

Третий бандит лежал плашмя на камне крыши и стонал. Совершенно очевидно, он сделал ошибку, не посчитав Илин опасным противником и попытавшись напасть на Хета сзади. Она, должно быть, нанесла ему удар в какую-то важную точку на спине или на шее, решил Хет. Этот разбойник даже сопротивляться не мог, когда Хет приканчивал его.

Потом он заглянул в колодец, ведущий в зал Источника, и увидел, что первый разбойник рухнул прямо в цистерну. Или он разбил череп о ее край, или вода оказалась недостаточно глубокой, чтобы смягчить удар падения. Он безжизненно лежал лицом вниз на дне цистерны.

Только теперь Хет отыскал взглядом Илин. Он увидел ее, скорчившуюся в три погибели; руками она держалась за то место, куда ее укусил паук, и раскачивалась из стороны в сторону. Хет присел возле нее на корточки.

— С тобой все в порядке?

— Еще бы. Я тренированный боец. Я же не валяюсь целыми днями возле фонтанов, как…

— Докажи это. Встань. Ходи. Танцуй.

— Перестань издеваться надо мной, — оскалилась она.

— Да кому это нужно — издеваться над такой обидчивой сучкой… Дай я погляжу на твою ногу.

Она подтянула штанину вверх, всхлипнув от унижения. Хет осторожно прощупал место укуса паука. Оно опухло и даже на ощупь казалось горячим, и он знал, что ей очень больно, хотя она ни разу не застонала. Яд, попавший в ее тело, вызвал появление нарыва, находившегося почти под самой кожей. Скрывать это, ходить, хромая, драться с бандитами — все это требовало большого мужества и выносливости.

— Яд подействовал на тебя сильно. Так с некоторыми бывает. Почему же ты молчала?

— А что ты мог сделать? Яд — это сила. Я должна была суметь… очистить себя с помощью своей силы.

Вот теперь она несла просто чушь!

— Больно много ты знаешь!

Своим ножом он не мог воспользоваться. Его надо было бы долго держать в пламени костра, после того как грязная кровь разбойника залила его до самой рукоятки. А Хет вовсе не хотел выдать свое местонахождение, разжигая костры на крыше Останца. Неизвестно было и то, сколько у них времени до возвращения бандитов. Значит, придется прибегнуть к традиционному способу. Он сильно сжал ногу Илин пальцами.

— Не вздумай орать! — И прежде чем она успела что-то сказать, он вгрызся в ее плоть в месте нарыва и тут же изо всей силы сжал ногу Илин, давая яду выйти наружу. Илин все-таки вскрикнула, но крик застрял где-то в горле: рта она не раскрыла.

Спустя мгновение она вздохнула и сказала с укором:

— Ну вот, теперь у меня по всей ноге течет кровь.

— Это течет то, что осталось от яда, милашка. Не вздумай трогать.

— Мог бы и предупредить.

Хет хмыкнул.

Она тут же продолжала:

— Ладно, согласна, моя первая реакция никуда бы не годилась, но все же… Если они вернутся, то как мне с ними драться с такой-то ногой?

— А ты попробуй походить.

Она с трудом поднялась и запрыгала на здоровой, стараясь не перегружать больную ногу.

— Теперь куда лучше, — сказала она удивленно. — Болит, конечно, но нет ощущения, что в тебя с каждым шагом втыкается нож.

Хет оставил ее приходить в себя, отыскал свой бурнус, который тоже лежал на крыше, там, где его бросила Илин. Он вытащил «пузыря» и сделал ножом несколько разрезов в нужных местах. Потом вытянул наружу внутренности и выдавил содержимое из желудка. Из носа Хета текла кровь — открылся порез, полученный в той, более давней драке. Им повезло, что они сражались вдали от верхнего уровня Пекла — там хищники обезумели бы от желания добраться до них, привлеченные запахом свежей крови.

— И что же дальше? — Илин прихромала к нему и теперь стояла рядом.

— Хочу воды набрать.

— Но ты же не можешь спуститься! А вдруг они в это время вернутся?

— Я не могу им позволить поймать нас в ловушку без воды. Утром эта крыша превратится в раскаленный противень. Кроме того, из цистерны необходимо убрать дохлятину.

Вот теперь она не могла с ним спорить. Все ее инстинкты кричали, что источник воды должен быть сохранен.

Она ждала на краю колодца, пока он вытаскивал труп из цистерны и наполнял самодельный бурдюк у противоположного края бассейна. Из внутренних помещений Останца не доносилось ни единого звука, но Хет решил, несмотря на острое желание, не испытывать удачу и не проверять все самому. Илин спустила ему веревку, и он взобрался на крышу без всяких новых инцидентов.

Идея обыскать трупы обоих разбойников показалась Илин странной, но свой протест она выразила мягко, сказав:

— От них же воняет!

Результаты оказались никудышные: у бандитов нашлись два длинных ножа, но никаких боль-палок — целых или испорченных — не обнаружилось, как не обнаружилось и другого имущества. «Как будто они знали, что будут пойманы или убиты, и решили не оставлять нам ничего полезного») — думал Хет. Впрочем, столь сложная идея вряд ли была по зубам такой публике, как разбойники.

Они ждали, вслушивались, всматривались, а час спустя Хет сказал:

— Ловушка. Они и не думали, что эти трое вернутся.

— Странно, — отозвалась Илин и легла, положив голову на сгиб руки.

— Но откуда они знали, что мы еще тут? Просто счастливая догадка? — Хет думал вслух и очень удивился, когда Илин вдруг ответила ему.

— Есть способы определить, имеются ли поблизости живые существа, где они находятся и даже каковы их намерения, — сказала она несколько нерешительно.

Он ждал продолжения, но Илин молчала. Он уже видел, как она ходит в полной темноте, будто при ярком свете солнца, поэтому подумал, что в ее словах может быть известный смысл.

— А ты так можешь? Можешь ли ты сказать мне, где сейчас остальные бандиты?

— Нет. — Ее голос был лишен всяких эмоций.

Тоном фальшивого сожаления он отозвался:

— О…

Глубокий вздох Илин свидетельствовал и о ее огорчении, и о том, что она закусила губу.

— Для меня это было бы небезопасно.

— Понятно…

— Ничего тебе не понятно! — Она села, обхватив руками колени. — Нам известно, что древние маги обладали силами, которые сделали бы в их глазах Хранителей просто неразумными ребятишками, но из того, что они знали, до нас дошло лишь немногое. Мы не умеем делать волшебные машины или осуществлять огромные магические проекты, как могли Древние. И чем дальше продвигаемся мы по пути Знания, тем больше рискуем погубить душу. Если бы у меня были возможности Древних, я бы могла превратить Пекло вокруг нас в картинку в собственном воображении, увидеть все живые существа и даже сказать, какие из них мыслящие. Но если я попыталась бы сделать это без нужного обучения и тренировки, я приблизилась бы еще на шаг к тому дню, когда моя Сила неизбежно сделает меня безумной, и другие члены моей семьи будут принуждены отправить меня куда-то. Разве ты хотел бы видеть меня безумной?

— Ну, если бы ты и спятила, то большой разницы я бы наверняка не обнаружил, — отшутился Хет почти автоматически.

Он знал, что Хранители сходят с ума, но в случае Илин беспокойства не испытывал. Она была столь нормальна, что это даже раздражало.

Но ведь тот маньяк так быстро нашел его на среднем уровне Пекла…

Он слышал, как Илин постукивает пальцами по выветренному камню крыши. Она холодно сказала:

— Пожалуй, стоит переменить тему.

— А умение видеть в темноте — тоже из числа древних Знаний? — Хет не был уверен, что она ответит, но стремление вернуться к излюбленной теме разговора независимо от желания или нежелания слушателя было пороком, свойственным не одним ученым или коллекционерам.

Илин помолчала и наконец ответила:

— На самом деле это не совсем умение видеть в темноте. Это лишь проявление Видения, способности видеть Оком Разума. Это же Видение позволяет нам проникать взором в будущее. — Она нерешительно бросила взгляд на запад, на бесконечные пространства Пекла. — Ничего особенного в этом нет. Это первый признак потенциального таланта Хранителя.

— Откуда ты все это знаешь, Илин? Разве существуют какие-то тексты времен Выживших, посвященные магии Древних? Впрочем, если такой текст и имеется, так его наверняка прячут от Академии.

— Нет. Все знания передаются от Учителя к ученику устно, никаких записей делать не разрешается. Правда, и писать-то почти нечего. — Илин пожала плечами. — Но слова Старейшего Учителя — древнего мага, который выжил и обучил первого Хранителя, были таковы: «Магия дана человеку, чтоб защитить себя от грозящих ему молний». Для меня эти слова — главный стимул продолжать обучение. И еще он сказал: «Магия открывает ум для познания мира, и тогда выясняется, что мир вовсе не таков, каким представляется». Он сказал не совсем этими словами, но мысль именно такова. Во всяком случае, мне так кажется. — Она тяжело вздохнула. — Есть еще многое, что будет открыто мне позже. Я еще слишком молода в искусстве Силы, так они мне говорят.

Опять это аморфное «они»… Опять те, кто владеет реликвией, те, кто ожидает ее в городе, а возможно, и его тоже. Хету очень не понравилось упоминание о них.

Внезапно Илин спросила:

— А почему ты не живешь в Пекле? Зачем ты приехал в Чаризат?

— А ты почему Хранитель?

— Нет, я серьезно спрашиваю. Я позволила тебе укусить меня за ногу, и теперь ты обязан ответить мне на такой простой вопрос.

Хет наблюдал, как причудливо меняющий направление ветерок вздымает песчаную завесу на краю кровли Останца. Она сверкнула в лунном свете мириадами искрящихся драгоценных камней и исчезла во тьме. Десять лет назад Анклав оказался перенаселенным, и отдельные семьи перебрались в пещеры и туннели его внешних стен. Тогда, должно быть, это казалось неплохой мыслью, лабиринт ходов во внутренних стенах массивной, похожей на чашу скалы, где размещался Анклав, был слишком переполнен и даже стал опасным для здоровья. Поэтому во внешний периметр ушло так много народа, что само по себе количество тамошних жителей стало казаться им достаточной защитой. Но одновременно множилась и численность разбойников. Когда они напали на Анклав, атака была быстрой, неожиданной и беспощадной. Маги создали только сорок один род первоначальных крисов, и поддержка сорока одной генетической линии требовала при заключении браков соблюдения очень сложных и жестких правил. Невезение, а может быть, просто глупость мешали роду Хета произвести на свет большое потомство. Нападение бандитов уничтожило его почти целиком. Обо всем этом Хет не собирался сообщать Илин. Он коротко сказал:

— Если я вернусь в Анклав, мне предстоит стать вторым мужем в семье с шестью ребятишками, которым надо будет вытирать сопли. А перерегистрация производится архивом один раз в двадцать лет. Этого перенести я не могу.

Ни одно из высказанных Хетом соображений по-настоящему не было преувеличением. В браке у крисов участвуют трое, а отношение к Хету до его ухода из Анклава было таково, что мало кто захотел бы остановить свое внимание на нем как на первом муже. Идея, что младший партнер в браке должен выполнять все домашние работы, неся на себе всевозможные тяготы семейной жизни, на самом деле вышла из моды, но Хет чувствовал, что в его случае все произойдет именно так, поскольку любая женщина, которая возьмет его, сделает это в виде одолжения, оказанного ею Анклаву, и своего рода жертвы долгу.

Он поглядел на Илин. То, что она видит выражение его лица, а он ее в темноте — нет, действовало ему на нервы.

— Ну а почему ты — Хранитель?

Ее голос прозвучал деловито:

— Моя семья — патриции из Третьего яруса. Однажды, когда я была еще маленькой, к нам пришли Хранители и сказали, что я наделена Силой и что я стану одной из них, после чего увели меня с собой. Отец к тому времени умер, а мать не протестовала. Я была у нее четвертой дочкой, а ей и без того было трудно обеспечить приемлемые партии для моих сестер. Да и вообще, кому нужные четвертые дочки? — Она тут же добавила ради справедливости: — Если бы мне пришлось выходить замуж и иметь шесть детей, я бы тоже убежала в другой город.

Хет сам не понимал, что толкает его добиваться, чтобы Илин обнажила перед ним свою душу, но при этом стараться не ответить ей хоть частично тем же самым. Возможно, он боялся ее, даже если она не хотела воспользоваться своей Силой из боязни, что та может ей повредить. Так или иначе, он спросил:

— Ты мне доверяешь?

Прошло несколько секунд. Затем она ответила:

— Думаю, я верю тебе. Я сегодня из-за тебя оказалась в столь компрометирующей ситуации, которая мне и присниться не могла. Но ты никогда не давал мне повода бояться тебя.

Хет попробовал найти в этом тезисе нечто такое, что можно было бы счесть оскорблением, но ничего не обнаружил. Он собрался было сказать, что красота Илин так мало подействовала на него, что, поскольку он все равно уже решил не убивать ее в конце их приключения, то и изнасилование показалось ему делом нестоящим… В последний момент он передумал и сказал:

— Извини, что я такой неромантичный. Я слишком беспокоюсь о том, чтобы не быть убитым или съеденным разбойниками.

— А они в самом деле едят людей? — позволила она отвлечь себя. — Это не миф?

— Они в самом деле едят людей. Но я для них не человек.

Помолчав, она сказала:

— Тогда мы с тобой в одном положении. Я женщина, а потому для них тоже не человек. Окажись я снаружи, я была бы просто вещью, которую используют.

Хет поглядел на нее, размышляя: неужели все женщины-Хранители так просто смотрят на вещи или только эта?

Первым предвестником появления солнца было слабое сияние вдоль восточной части горизонта. Когда оно поднялось выше, Хет вспомнил, что сейчас оно превратит верхний уровень Пекла в расплавленное золото, как бы на время воссоздавая то, как Пекло должно было выглядеть, когда впервые вдруг появилось из ада, чтобы навсегда истребить моря. Тогда вместо утреннего света, струящегося, как вода, по поверхности земли, солнце разлило огонь, стало плавить скалы, убивая все живое, на что падали его лучи, образуя озера огня, высвобождая газы, убивавшие тех, кого не успели сжечь лучи. Так говорят сказания. Но даже сказания молчат о том, почему это произошло.

Наконец Илин уснула, свернувшись в складках своей мантии, точно ребенок, приближение жары покрыло ее лоб мелкими бисеринками пота. Им следовало спуститься с крыши до того, как солнце поднимется на большую высоту.

Поскольку разбойники так и не вернулись, Хет не видел причин отказаться от своего первоначального плана: отправиться пешком в город. Когда они отойдут от Останца, гипотетические преследователи уже не смогут обнаружить их следов. Хета беспокоило не это, а то, что может случиться с ними, когда они достигнут Чаризата.

«Что-то ты размягчился», — сказал он себе. Жизнь в городе вместе с Сагаем и другими, необходимость полагаться на них — все это сделало его слабым и беззаботным.

Что-то заставило его отвести глаза от зрелища восхода солнца, и ему показалось, будто он увидел белый клуб дыма где-то в районе торговой дороги. А еще через минуту порыв ветра донес до него запах перегретого металла и горящего угля. Парофургон. Хет вскочил и потряс Илин за плечо.

— Вставай, нашей компании прибыло.

Она тут же проснулась, настороженная, с широко открытыми глазами.

— Где?

— Там, на дороге, парофургон. Пошли.

Она последовала за ним к месту на внешнем крае крыши над самой дверью, ведущей в Останец. Оба они как можно теснее прижимались к крыше, чтобы какой-нибудь наблюдатель не заметил их на фоне мутного утреннего неба. Оттуда Хет смог различить около двадцати фигур, продвигавшихся по верхнему уровню Пекла от дороги в направлении Останца.

— Ох, это они! — Илин уже хотела вскочить, когда Хет потянул ее вниз за полу. — Это Хранители, — объяснила она. Илин слегка задыхалась от возбуждения. — Должно быть, их послал мой Учитель. Наверняка почувствовал, что я попала в беду. — Она с некоторым недоумением покачала головой. Нелегкая будет задача — объяснить, что тут произошло. Я причинила ему больше беспокойства, чем стою вместе с костями и всем прочим.

Хет рассматривал приближающийся отряд. Никто из них не носил белоснежных мантий Хранителей, хотя, подобно Илин, они вовсе не обязаны были стремиться к тому, чтобы объявлять всем и каждому, кто они такие. Он чувствовал, как пот, не имевший никакого отношения к ранней утренней жаре, струйками сбегает по спине между лопатками.

— Ты уверена?

У Илин был уверенный вид, она давно проснулась, а уж сумасшедшей ее никак нельзя было счесть.

— Да, я узнаю их. Это трудно объяснить, но…

— Тогда объяснишь потом. — Он откатился от края, встал на ноги и отправился к колодцу, ведущему в зал Источника. Она последовала за ним и догнала, когда он уже начал опускать вниз веревку. — Тебе следует добраться до них прежде, чем они разберут этот Останец по камешкам, чтобы вызволить тебя.

Илин колебалась, пристально вглядываясь в него.

— В чем дело? — спросил ее Хет.

Она, несмотря ни на что, успела заметить, что вниз он спустил не всю веревку, а только те сорок с небольшим футов, которых хватало, чтобы оказаться на полу зала Источника. Наконец она произнесла:

— Тебе не следует убегать. Они тебе ничего плохого не сделают.

Хет уставился на нее, как бы в удивлении:

— Убегать? Откуда ты взяла такое?

— Ох, да брось ты! — Илин сделала такой жест, будто ей надоело слушать вранье. — Ты же ждешь не дождешься, чтобы смыться. Удерешь, как только я повернусь к тебе спиной.

— Я не говорю, что это правда, но с какой стороны она касается тебя?

— Ты бы мог нам помочь, — ответила она, и в ее голосе звучало настоятельное приглашение. Видно, она действительно искренне верила, что говорит правду. — Нам нужен совет кого-то, кто имеет опыт работы с древностями. Когда я расскажу тебе, что мы задумали…

— Не говори мне пока больше ничего, — перебил ее Хет. — Сделай только одно — спустись вниз и поговори со своими друзьями.

— А что будет с тобой?

У него быстро истекало время, вот что с ним было!

— Ладно, я не уйду. Но я хочу, чтобы ты спустилась первой и рассказала о том, что тут случилось. Я не желаю, чтобы они действовали второпях до того, как узнают, что я тут делаю. Разумно?

— Да, но…

— Ну тогда двигай, Илин.

По выражению ее лица было ясно видно, что она ему не верит, но, видимо, считает, что дальнейшие разговоры лишены смысла. Она ухватилась за веревку, которую придержал Хет, и скользнула за край колодца. Как только Илин оказалась на полу зала и отпустила веревку, Хет тут же втащил ее наверх.

Хет вернулся, чтобы бросить быстрый взгляд через внешний край крыши. Отряд уже достиг основания Останца. Нет, сегодня веселая прогулочка в Чаризат вряд ли состоится. Он решил спрятаться в какой-нибудь подземной пещере Пекла.

Он свернул и завязал узлом свой бурнус, отыскал сломанную боль-палку под промасленной тряпкой и привязал ее к поясу. Немного подумав, оставил бурдюк с водой на крыше. Нести его неудобно, а сам Хет проживет и без воды.

С противоположной стороны Останца он увидел пустынный ландшафт без всяких движущихся фигур. Ни Хранителей, ни их противников. Он перекинул веревку через край крыши и стал спускаться. Вряд ли у них есть причины окружать Останец со всех сторон, поскольку о существовании второго выхода они ничего не знают.

Хет достиг земли и замер, увидев какую-то фигуру, выступившую из-за одинокого валуна. Хет свернул вбок и помчался к ближайшему провалу, который был ярдах в сорока от него. Он знал, что от быстроты сейчас зависит его жизнь. Край узкого ущелья был уже совсем рядом, но если он рискнет нырнуть туда и обнаружит, что лаз не имеет выхода на средний уровень, то окажется в западне. Нет, провалы всегда ведут в сложные лабиринты ходов.

Теперь он видел уже две, нет, три движущиеся фигуры на периферии своего поля зрения. Справа от себя он услышал предупреждающий крик. И тут кто-то прыгнул на него сзади. Локоть Хета ударился о камень, причинив ему острейшую боль. Удар кулаком и пинок ногой отшвырнули нападавшего, который сам, видимо, чуть не задохся, догоняя Хета. Тот откатился в сторону и тут же вскочил на ноги. Затем что-то сильно ударило его, он потерял равновесие, и земля внезапно ушла у него из-под ног.

Ошеломленный, он растянулся на каменном ложе, а каменные стены крутились вокруг него в какой-то дымке. Где-то в глубине черепа он ощущал стреляющую боль, которая моментально вытеснила оттуда всякие мысли. Хет попробовал приподняться, но на него словно ринулась черная мгла. Земля опасно заколебалась, руки бессильно подогнулись.

Типичная картина. Он ничего не сделал Илин, разве только взял у нее боль-палку, которую, возможно, вернул бы, если бы ее не украл у него тот безумец прошлой ночью. Но бросившись на защиту своей юной коллеги, Хранители не сочли нужным поинтересоваться, что тут случилось. Где-то за его спиной послышались шаги, заскрипел мелкий гравий. Хет сделал еще одну попытку встать, дернуться, пошевелиться, но тут же рухнул на камень.

Когда шаги приблизились, какая-то часть здравого смысла уже успела вернуться к нему. Он заставил себе расслабиться, не дышать, не шевелить ни одним мускулом. Пусть они бросят его, сочтя мертвым. Может, их удовлетворит окровавленное, явно безжизненное тело? А он уж потом подумает, как ему выжить в Пекле.

Но удар носком сапога в ребра вырвал у него крик боли, и Хет понял, что им нужно от него нечто большее.

Глава 5

 Сделать закладку на этом месте книги

Постепенно всплывая к сознанию, Хет понял: он лежит на боку на чем-то мягком. Запах пота. Слабый запах крови. Он вспомнил, что попал в жуткую переделку. Потом что-то коснулось раскаленного узла боли на затылке, он рванулся от этого прикосновения… и внезапно полностью пришел в себя.

Над ним склонилась Илин.

— Выглядишь ты препаршиво, — преподнесла она ему утешительную новость. — Глаза такие черные, что зрачков не видно. Что бы это могло значить?

— Это значит, что я чувствую себя хуже некуда.

Его голос звучал, как скрип наждачной бумаги, что удивило даже самого Хета. Они находились в центральном зале Останца, почти на краю ямы, его собственный бурнус сняли и подсунули ему под голову как подушку, что слегка смягчало тупые удары, раздававшиеся внутри черепной коробки. Он попытался заставить себя встать, но боль, подобно копью, ударила в спину. Тогда, сделав глубокий вдох, с искаженным гримасой лицом, он осторожно отодвинулся от Илин и сел.

Входная дверь была поднята, проход для утреннего солнца и жаркого ветра открыт. Это подняло обычно нормально переносимую температуру внутренних покоев до удушливой жары. Вблизи входа стояли два человека, оба в чадрах, в бело-коричневой выцветшей одежде, и с явным подозрением следили за Хетом. Выглядели они обычными путешественниками, если не считать того, что за плечом одного висело необычайно красивое пневматическое ружье. Это не были обычные стражи. Стражи не носят чадру, Даже стражи из верхних ярусов. Кроме того, они обычно имеют под бурнусом кожаную кирасу, которая предохраняет их от ударов в спину ножом, и хотя некоторые и могут иметь пневматические ружья, но обычно вооружены металлическими посохами, весьма удобными для разгона пьяных драк возле кабаков. Эти же были, видимо, ликторы, такие же, как тот мертвяк Джак.

Сделанное Хетом движение поставило его в известность о множестве других ссадин и царапин, которые он недавно заработал. Особенно сильно болели ребра справа, и он, подняв рубашку, обнаружил там большую кровавую ссадину. Хет настороженно взглянул на Илин.

— Меня еще никогда не избивали так, как эти Хранители.

— Это были ликторы, которых привели Сеул и другие. Они говорят, что посчитали тебя за одного из разбойников. — Под ее глазами залегли глубокие тени усталости, а ее самодельная шапочка все время развязывалась. — Мне Ужасно жаль.

Трудно было сказать, действительно ли она сожалеет или нет. Теперь у нее было снова прежнее каменное выражение лица. Хет заметил, что нож у него отобрали, а во всем помещении нет ничего, что бы он мог использовать как оружие. Затем до него дошло, что сказала Илин, и он спросил:

— Сеул здесь? Ведь мы считали его погибшим!

— Да, его сбросило взрывом с платформы, а бандиты приняли его за мертвого. Ему удалось вернуться назад до дороги и добраться до города. Он-то и привел остальных. — Она отвернулась и стала рыться в клеенчатом мешке, откуда вытащила обмазанную варом кожаную фляжку. — Ну-ка, глотни этого.

Хет принял фляжку, понюхал, а затем сделал осторожный глоток. Питье было тепловатое, но в нем не чувствовалось привкуса опия или каких-либо эссенций, которые могли подавить его способность сопротивляться при допросе. Питье напомнило, что его желудок почти пуст, хотя в данной ситуации это было, пожалуй, даже хорошо.

Илин серьезно глядела на него. Он осторожно провел пальцами по лицу, обнаружил огромную шишку на скуле и тут же стал прикидывать, каким образом лучше выбраться из этой истории.

— Илин, в чем, собственно, дело? Я знаю, что у тебя есть та драгоценность. Но ведь ценнейшие редкости есть и в других домах верхних ярусов. Мне же ничего не известно такого, что может причинить тебе вред.

На лице Илин мелькнуло странное выражение, смысл которого Хет понять не сумел. Она заткнула фляжку пробкой и отложила в сторону.

— Когда ты сказал, будто ожидаешь, что я убью тебя, потому что я Хранитель, ты ведь не преувеличивал?

Он не был уверен в том, что она хочет сказать, а потому ответил честно:

— Нет, не преувеличивал.

Что-то мелькнуло в ее глазах, но она сказала с таким видом, будто все это ей давно надоело:

— Никто не собирается тебя убивать, или передавать в руки торговых инспекторов, или еще как-то причинять тебе вред. Мой Учитель желает всего лишь поговорить с тобой.

Все сказанное не слишком утешало, но все же объясняло, почему Хета сразу не лишили его жалкой жизни.

— О чем поговорить?

— Разумеется, о реликвии. О чем же еще? Ты же обращался с нею так, будто это открытие века.

— Ах, это…

Ну, если не века, так, во всяком случае, последнего десятилетия. Это уж точно, особенно для ученых, занимающихся историей в Академии. Если, конечно, они когда-нибудь услышат об этой редкости. Хет автоматически отверг все заверения Илин. Если она не смогла даже остановить ликторов, избивавших его, то как же сможет она остановить своего Учителя, когда тот решит устранить Хета по миновании надобности в нем? «Тут уж ничего не попишешь», — подумал Хет.

Тень закрыла свет, падавший снаружи, когда кто-то вошел в главный зал Останца. Когда эта фигура приблизилась к Хету, мускулы того напружинились сами собой. Кайтен Сеул даже не позаботился скрыть лицо под чадрой, поскольку, по его мнению, это было место, где, кроме ликторов и других Хранителей, не было никого, кто бы заслуживал внимания. Одет он был не как Хранитель — на белую одежду оказался накинут коричневый бурнус, но на поясе висела боль-палка. Сеул сказал:

— Илин, я же велел тебе не приближаться к нему.

— Поздновато говорить об этом, Кайтен, — ответила Илин, не поднимая глаз.

Сеул быстро глянул на нее, а Хет поморщился: ему жуть как хотелось хорошенько стукнуть Илин ее тупой башкой о ближайшую стену зала. Он подумал: а знает ли Илин о том, какое наказание полагается за изнасилование патрицианки, или о том, что ее чересчур заботливые родичи могут не поверить, когда она скажет им, что ничего такого с ней не произошло? Скорее всего она просто не умеет лгать, а потому и не знает, что правде можно не поверить. Ей это просто не приходило в голову.

— Он спас мне жизнь, — продолжала она, ничего не замечая. — Я же тебе говорила.

Хранитель явно остался недоволен тем, что она защищает Хета. Крису показалось, что нет смысла вести себя как трус, которым он себя ощущал, а потому он улыбнулся Сеулу и спросил:

— Ревнуешь?

Явно, удовольствия от этого Сеул не получил. Он сделал знак ликторам, которые ждали в другом конце комнаты, и они тут же подошли и встали рядом.

— Сейчас Он с тобой будет говорить, так что прикуси свой поганый язык.

Хет подумал, что Сеул хотел бы дать совершенно противоположный совет, чтобы иметь повод снова избить его до полусмерти.

Хет поднялся, и в глазах у него тут же все потемнело. Потом мгла постепенно ушла. Сеул наблюдал его слабость с легкой кривой улыбкой на тонких, крепко сжатых губах. Затем он направился к выходу. В окружении двоих ликторов Хет последовал за ним без всяких возражений. Он заметил, что Илин хромает гораздо меньше.

Снаружи лучи солнца горели на основании Останца слишком ярко, они зажигали огни в темном камне, придавая ему цвет расплавленного золота. На раскаленном синем небе не было ни единого облачка.

Там стояли еще ликторы, их капюшоны были надвинуты на глаза, защищая зрение от ослепительного блеска; пневматические ружья наготове. Среди них было и н


убрать рекламу






есколько Хранителей, которые легко узнавались по боль-палкам, висевшим на поясах.

Сеул прошел прямо через толпу ликторов. Некоторые из них таращились удивленно, другие — враждебно, как будто никогда раньше не видели крисов. Впрочем, может, оно так и было на самом деле. Хет никогда еще одновременно не видел столько представителей имперской юстиции и, будучи окруженным ими со всех сторон, чувствовал себя весьма неуютно. Когда они с Илин шли через строй ликторов, Хет слышал что-то вроде подавленного ворчания, а однажды разобрал и отчетливо произнесенное слово «дикарь». Хет сомневался, чтобы оно относилось к Илин.

Там, где основание Останца граничило с поверхностью пустыни, стоял старик. Он смотрел в небольшую медную трубу, позволяющую сокращать расстояние, направив ее на верхушку стены Останца. Старик носил простую одежду, но не имел ни оружия, ни чадры. Кожа на его лице была цвета темно-коричневого меда, вся в морщинах и шрамах. Седые волосы убраны с лица и завязаны сзади. Он опустил подзорную трубу, когда они подошли. Выцветшие бледно-голубые глаза не выражали ничего.

Илин подошла к нему, на ходу вынимая свою драгоценную реликвию из кармана. Тряпка, в которую та была завернута, слегка сползла, когда она протянула древность старику, и многоцветье кристаллов вспыхнуло. Илин сказала просто:

— Ты был прав.

Он было протянул руку к древности, но помедлил, протянутые пальцы замерли в нескольких дюймах от реликвии.

— Где? — спросил он. Глаза смотрели настороженно.

Илин поглядела на Хета.

— Вот он знает.

Надежда на то, что удастся разыграть роль невежды-идиота, лопнула. Хет перевел взгляд на небо, чтобы дать глазам привыкнуть к яркому свету, и сказал:

— Вестибюль, правая от пандуса сторона, углубление в третьем ряду снизу, четвертое от угла.

— Подходит точно? — Теперь старик смотрел прямо на Хета.

Того это нисколько не успокоило. Он видывал покупателей, которые фанатически увлекались редкостями и почитали Древних чуть ли не за богов, но не считал, что таким окажется и Учитель Илин. Он ответил:

— Насколько я могу судить.

— Покажи мне.

Эти слова послужили сигналом их маленькому отряду вернуться внутрь Останца. Старик шел впереди. Хет с радостью отметил, что большая часть ликторов осталась снаружи, видимо, охранять вход. Только Илин, Кайтен Сеул, еще один молодой Хранитель и три ликтора пошли за стариком. Ликторы следовали за Хетом во время всего подъема по пандусу, как будто надеялись, что он воспользуется теснотой на пандусе и нападет на кого-нибудь сзади.

Крутой угол подъема пандуса, по которому они шли, еще усилил головную боль Хета, так что он был принужден цепляться одной рукой за стену, чтобы удержаться на ногах.

В вестибюле старик вернул реликвию Илин, и она, отыскав нужное место, вдавила в него мифениновую табличку. Старик вышел вперед и легко провел пальцами там, где металл соприкасался с камнем. Потом сказал:

— Да, идеально. — Он поглядел на Хета. — Хорошая работа.

Хету удалось не изменить выражения лица. «Рад служить, — подумал он. Но ведь это было полегче, чем изготовить ту сволочную игрушку».

— И еще я благодарю тебя за спасение жизни Илин.

Вот этого Хет спустить никак не мог:

— Странный у вас способ проявлять благодарность. Будь она чуть глубже, я бы уже скончался.

Старец удивился, но улыбнулся:

— Всего лишь небольшая ошибка. Мои люди не знали, кто ты такой.

Извинение было весьма легковесным. Конечно, оно могло быть и искренним, но этот старикашка явно не счел бы делом большой важности, если бы криса поколотили еще раз, а потому не понимал, почему сам Хет может относиться к этому как-то иначе. Но прежде чем Хет успел что-то возразить, в разговор вмешался Кайтен Сеул.

— Есть кое-что, что вам следует знать, — сказал он, делая шаг вперед и протягивая боль-палку. — Он еще и украл у нее вот это.

Илин с испугом уставилась на новую улику, потом помигала и взяла оружие, чтобы рассмотреть получше.

— Это не моя. Она меньше, рисунок на металле другой, да и футляр у нее разбит. — Она с удивлением взглянула на Хета, который в ответ вопросительно поднял бровь.

Конечно же, это была чужая боль-палка. Палка Илин уже давно отправилась куда-то вместе с тем безумцем прошлой ночью.

— Где ты взял ее? — спросил старик уже без улыбки.

— Она была у одного из разбойников.

Такой поворот дела был явно не по вкусу Сеулу. Со слабой улыбкой старый Хранитель взял сломанное оружие и передал его одному из ликторов. Затем он вынул драгоценную пластинку из стены и протянул ее Илин.

— Я — Сонет Риатен, Мастер-Хранитель. У меня есть ещё кое-что, что я хотел бы тебе показать.

Глотка Хета внезапно пересохла. Это тебе не просто какой-то жалкий Хранитель! Мастер-Хранитель сидит по правую руку самого Электора, он говорит от лица всех Хранителей, он их главный начальник. «Ты уже сдох и просто пока не знаешь, где тебя похоронят, — сказал он себе. — Но зачем он играет со мной, если решил прикончить?» Эта мысль подозрительно походила на надежду, а потому он тут же безжалостно придавил ее. Если старикашка решил притвориться, что они оба уйдут отсюда живыми, то, надо полагать, это садизм чистой воды.

Риатен вышел в зал Источника, где света было больше. Остальные следовали за ним. Один из ликторов не слишком нежно толкнул Хета в спину в знак того, что пора пошевеливаться, и он потащился за всеми.

Риатен откинул с одного плеча свой верхний бурнус; под ним оказалась сумка на ремне. Открыв ее, он вынул толстый кожаный футляр. Протянув его Хету, он сказал:

— Здесь книга. Она считается древней, говорят, ей почти тысяча лет, и написал ее один из Выживших, всего лишь через несколько лет после того, как поверхность захватило Пекло. Это подделка?

Заинтригованный, несмотря ни на что, Хет вытер потные ладони о рубашку, прежде чем взять книгу. Футляр, в котором она лежала, был сделан из кожи, умягченной до такой степени, что она стала не толще кожи человека. Конечно, на футляре сказалось и время, и частое прикосновение рук, но все равно ему было гораздо меньше тысячи лет. Бронзовая застежка сломалась много лет назад; Хет откинул крышку и осторожно вынул оттуда книгу.

Кожаный переплет самой книги выглядел гораздо более многообещающим. Кожа казалась зернистой, как плохо перемешанное битое стекло, и трескалась даже от слабого прикосновения пальцев. На ней был выдавлен узор — круг, состоящий из путаницы линий, покрытых когда-то золотом. Это изображение соответствовало другим текстам времен Выживших, многие из которых сильно пострадали или были неполны и принадлежали к числу самых великих ценностей некоторых частных коллекций или Академии. То малое, что было известно ученым о Древних, заключалось в этих текстах. Были также сотни, а может быть, и тысячи копий и поддельных текстов, продававшихся на рынках городов Приграничья.

Легче всего было подделать узор и выделку кожи. Первоначальные ленточки-тесемки, скреплявшие компактную массу желтых страниц, давным-давно рассыпались в пыль. Их заменили новые, сделанные, вероятно, в то же время, что и футляр. Новые тесемки были красного цвета, они еще не успели выцвести. Возможно, это было свидетельством того, что книгу вынимали из ее футляра не слишком часто. Это объясняло как высокую сохранность текста, так и говорило в пользу его аутентичности. Фальсификатор обязательно соблазнился бы и добавил выцветшие или даже порванные тесемки. Хет поискал свое «блошиное стекло», но не нашел его. Надо думать, ликторы свистнули.

Он осторожно развязал тесемки и сел на корточки, положив книгу лицевой стороной вниз на гладкий камень и начав перелистывать ее с конца. Кто-то что-то сказал по этому поводу, кто-то остановил говорящего, но Хет игнорировал обоих. Его заворожила первая же открытая страница. Книга была написана Древним письмом.

Большинство текстов времен Выживших писалось на староменианском языке. Староменианским, насколько было известно ученым, пользовались в обширной области, которую сейчас занимали Пекло и Приграничье. Во времена Выживших каждый город Приграничья обзавелся за период изоляции собственным языком, испортив исходный и превратив его в совершенно иной диалект, чуждый остальным. Торговый язык был смесью этих новых диалектов, и, если вы умели читать и не страдали отсутствием воображения, у вас появлялся весьма приличный шанс научиться читать тексты и на староменианском языке. У Хета с этим вообще не возникало трудностей, во всяком случае, меньше, чем у других, так как язык Анклава был версией староменианского, настолько близкой к оригиналу, что между ними почти не было разницы. Что касается побережья Последнего моря и его островов, то там говорили на совершенно других языках, которые мало изменились с того времени, как возникло Пекло; там обнаружили так мало текстов Выживших, что те языки и учить-то не стоило. Вот Древнее письмо — это совсем другое дело.

Робелин считал его языком, который имел весьма узкое применение даже во времена Древних — что-то вроде языка ученых, юристов, возможно, магов. У него было некоторое сходство со староменианским, но оно лишь путало непосвященных. Каждое слово имело три-четыре разных значения в зависимости от контекста, что экономило силы писцов, но затрудняло дешифровку. Те несколько текстов на этом языке, что уцелели, относились к самым древним из найденных, но были в таком плачевном состоянии, что их и читать-то почти невозможно.

Оценка книги была делом долгим. Особое внимание Хет обратил на цвет бумаги на сгибах страниц, на те места, где бумага либо смялась, либо порвалась, на мускусный, слегка сладковатый запах старинных чернил. Он даже попробовал на язык крошечные кусочки бумаги из разных частей книги, чтобы убедиться, не была ли к старой бумаге подмешана новая бумажная масса. Он прочел достаточно, чтобы увериться: слова идут сначала слева направо, а потом справа налево, как и полагается в Древнем письме, и проверил правильность написания цифр. Чаще всего изготовители фальшивых текстов ловились на том, что забывали перевести на старый лад современные цифры.

То, что лежало перед ним, не было превосходной подделкой. Это был превосходный оригинал. Почти с момента первого прикосновения к книге Хет знал, что держит в руках драгоценность, которой нет цены.

Наконец Хет поднял глаза от книги и тут же удивился, почувствовав, что его спина болит от долгого пребывания в согнутом положении, а тени значительно удлинились. Ликторы и Хранители стояли, прислонясь к стенам, Илин сидела на краю цистерны, Сеул — рядом с ней. Только Риатен, казалось, даже не шевельнулся.

Хет обратился к нему.

— Это, бесспорно, труд времен Выживших. — Он глубоко вздохнул, почувствовав обиду, что говорит это не ценителю, а Хранителям, которым не нужны деньги и которые, как он считал, мало что понимают в древних реликвиях. — Это Древнее письмо, а потому сама рукопись может быть даже старше времен Выживших. — Никакой реакции. С тем же успехом он мог бы обращаться к статуе. — И это не просто прекрасно сохранившийся экземпляр книги, уже имеющийся в Академии. Это новинка.

— Можешь ли ты читать Древнее письмо? — спросил Риатен с тем же каменным лицом.

— Я знаю лишь несколько слов и цифры. Но по рисункам я могу судить, что это оригинал. — Хет солгал, повинуясь инстинкту, и от страха у него на шее поднялись волоски. Что книга — совершенно новая находка, он заподозрил с того момента, когда расшифровал название и убедился в верности своего перевода, бегло проглядев некоторые места текста. Илин знала о Хете достаточно, чтобы заподозрить ложь, и он ждал, что она сейчас выдаст его, но она хранила молчание. — Вам следует показать ее еще кому-нибудь, если вы хотите ее перевести, — добавил он ради пущей осторожности.

— Нет нужды. Я ее прочел. — Риатен принялся с преувеличенной тщательностью разглаживать полу своей одежды, и Хет решил, что старик явно чем-то доволен.

Но Кайтен покачал головой и страдальчески вздохнул; как было бы хорошо огреть его по башке крепкой дубиной.

— Откуда ты, Риатен, знаешь, что он говорит правду? — спросил он.

Хет в изнеможении опустился на пол. Руки безвольно упали на колени. В голове бухали колокола боли, все тело ныло, он только что выполнил очень важную работу, притом бесплатно, и вот теперь Сеул считает, что пострадавшей стороной являются Хранители.

— Отнесите ее другому дилеру. Но ему вам, разумеется, придется платить.

Губы Илин тронула улыбка. Хет притворился, что не заметил ее.

— А зачем ты пробовал бумагу на вкус? — спросил Риатен.

Хет глянул в сторону, неожиданно чувствуя себя неуютно под этим твердым взглядом.

— Новая бумага не имеет кислого вкуса. Пульпу теперь чаще промывают.

Наконец Риатен шагнул вперед и нагнулся, чтобы перевернуть несколько листов; он сделал это так осторожно, что не дал Хету повода поморщиться. Теперь Хет мог бы побиться об заклад, что знает, кто относился к этой книге так осторожно и почему она в таком прекрасном состоянии. Риатен проявил уважение к ее возрасту и хрупкости, но все же если б он был настоящим собирателем, его пальцы дрогнули бы, коснувшись этой драгоценности. Старик сказал:

— Я ищу еще две древности, похожие на те, что изображены на этом рисунке. Ты когда-нибудь раньше видел такие?

«На гравюре, — подумал Хет. — Не на рисунке». На этой странице чернила выцвели, и ему пришлось вглядываться пристальнее. Одна из гравюр изображала пластинку, которую стащила Илин. Форма была та же самая, и художник даже взял на себя труд передать игру цветов на поверхности и изобразить линии кристаллов. Рядом с табличкой было изображено нечто овальной формы с фасеточной поверхностью и стилизованным изображением крылатой фигуры, то ли выгравированной, то ли инкрустированной. Это придавало украшению особую значимость. Древние изображения птиц были редки и ценились высоко.

Третья вещь представляла собой большой прямоугольник, покрытый чем-то, что вполне могло быть случайным набором линий или же надписью, сделанной Древним письмом — теперь это уже невозможно было разобрать благодаря выцветшим краскам. Около всех трех гравюр аккуратными цифрами были указаны размеры, а сбоку написано слово «мифенин», что, видимо, указывало на материал, из которого таблички были изготовлены. Брови Хета поднялись, когда он перевел цифры, и он пересчитал все дважды, чтоб увериться в отсутствии ошибки.

Овальная фасетчатая вещица ничего особенного по размерам не представляла. Она была мала и могла поместиться на ладони. Прямоугольный же блок имел в длину четыре фута, а в ширину — два. Такие блоки не были известны, но упоминание о нем в тексте Выживших, причем с надписью «мифенин», говорило о том, что он мог относиться даже ко временам Древних.

— Этот овал довольно обычен, за исключением изображения или украшения в центре. Это повышает его ценность. Что касается другого, то о нем ничего сказать не могу. Вещь таких размеров произвела бы на рынке сенсацию. Если, конечно, размеры не перевраны.

— Размеры верны.

Хет не стал спорить. Он никогда не мог понять, почему люди считают, что писцы, трудолюбиво переписывавшие множество текстов, считаются непогрешимыми только потому, что прошло уже много лет с тех пор, как они померли.

— Мне известно, что эти предметы находятся где-то в Чаризате, — сказал Риатен. — Сколько ты возьмешь за то, чтобы отыскать их?

С лица Хета исчезло всякое выражение. Он поглядел на Илин, потом на Риатена.

— А какова будет цена мне, если я их не найду?

Риатен ответил совершенно серьезно:

— Я понимаю так, что тебя интересуют последствия неудачи? Я попросил бы тебя хранить молчание о наших с тобой делах, но понимаю, что подобное условие подразумевается во всех сделках такого рода. — Он пожал плечами. Просто тебе придется доверять мне так же, как я доверяю тебе.

Хету было чрезвычайно трудно собраться с мыслями и обдумать все вытекающие из этого предложения последствия. Если он займется поисками этих реликвий, то вроде это означает, что в ближайшее время его не убьют и не бросят в тюрьму.

— Я хочу получить остаток того, что мне обещала Илин, плюс… — Нет смысла просить о проценте с продажной цены; он был почти уверен, что старику эти вещи нужны не для перепродажи с прибылью. — …Плюс по два стодневных жетона за каждую находку, если они равны по цене той, которую я уже видел.

— Что ж, это кажется справедливым. — Риатен опять улыбнулся, и Хет понял, что тому эта цена представляется чудовищно низкой. Но она была справедливой, и на Шестом ярусе такие деньги были бы целым состоянием.

Подняв глаза на Риатена, Хет внезапно обнаружил, что там, в тени вестибюля, кто-то стоит за спиной старца.

Хет моргнул несколько раз, думая, что его обмануло облако пыли или отраженный отблеск воды в цистерне. Человек, стоявший за аркой входа в вестибюль, носил домотканую черную одежду, полы его бурнуса были подоткнуты выше обтягивающих ноги кожаных сапог, очень удобных для скитаний по Пеклу. Для горожанина он был очень высок, даже выше Хета, широк в плечах, но волосы под его темной головной повязкой уже побелели и от солнца, и от лет. Черную одежду носили приговоренные преступники, поэтому было не очень большой неожиданностью встретить этот цвет в пустыне, но с широкого кожаного ремня свисала боль-палка, так что незнакомец должен был принадлежать к Хранителям. Хет подумал, что он сам, должно быть, совсем ошалел, если не заметил эту фигуру среди тех Хранителей, что ожидали у входа.

А затем он встретился с глазами пришельца — светлыми, смеющимися и совершенно безумными.

Хет начал автоматически упаковывать книгу, не думая ни о чем, кроме того, что ей лучше быть подальше от той свалки, которая тут сейчас начнется.

Сонет Риатен проследил его взгляд, и отсутствие реакции с его стороны показалось Хету удивительным. Зато Кайтен Сеул вскочил на ноги и сорвал с пояса боль-палку. Один из ликторов поднял ружье, чтобы выстрелить, но другой Хранитель схватил его за ствол.

Риатен успокаивающе поднял руку. «Немного театральный жест», — подумал Хет и увидел, что та же мысль отразилась и в глазах внезапно появившегося человека. Только Илин не сдвинулась с места, продолжая сидеть на бортике цистерны, прямая, как стрела.

Лицо Риатена было мрачно, казалось, он встретился с опасностью, справиться с которой было не под силу даже Мастеру-Хранителю. Он тихо сказал:

— Что надо тебе здесь, Констанс?

— Да я хотел узнать, что надо здесь тебе. Ты же, надо думать, не рассчитывал, что отъезд такой важной персоны пройдет незамеченным?

Хет сразу узнал этот голос. «Но ты же был тут задолго до того, как сюда заявилась делегация Первого яруса». Размеры фигуры тоже совпадали, если судить по тому немногому, что он успел заметить ночью. Хет осторожно положил книгу в ее футляр, стараясь не отрывать от нее глаз и выглядеть человеком, чья значимость совершенно ничтожна.

— Чтобы отнести сплетни своему господину? — Это походило бы на рычание, если б Риатен не был воспитан так хорошо.

— Нашему хозяину. — В ответе звучала откровенная издевка.

— Как ты прошел мимо моих людей внизу?

— Очень просто. Теперь они все мертвы.

Хет поднял глаза. Он был поражен. Все остальные тоже не могли оправиться от полученного шока. Затем он увидел беглую улыбку на устах человека, которого называли Констанс, и тот сказал:

— Нет, я, к сожалению, оставил их живыми, так что они могут и дальше плести свои заговоры.

Брови Риатена сошлись на переносице.

— Все, что я здесь делаю, вовсе не является предательством.

— Я предпочитаю не открывать дискуссию по этому вопросу. Ты же знаешь, политика меня не интересует. — Потом Констанс взглянул на Хета, который все еще держал книгу, чувствуя, что потерпел полное поражение в своей попытке выглядеть незначительным. — А это, должно быть, то блистательное дополнение к твоей коллекции, о котором я столько слышал? Или это все еще считается секретом?

Хет продолжал молчать под этим спокойным, смеющимся взором, думая: «Он знает, что ночью здесь был я и что я знаю: он следил за Илин, а вовсе не за Риатеном». И еще он чувствовал, что его затягивают в заговор, участником которого он вовсе не стремился стать.

Губы Риатена растянулись в тонкую полоску.

— Никаких секретов, — сказал он с улыбкой, которая свидетельствовала о его лжи еще даже до того, как были произнесены слова: — Мои ученики изучают прошлое. Я принес книгу сюда, чтобы они увидели ее в современном ей окружении.

«Какое уж тут окружение, — возмущенно подумал Хет. — Ведь нет никаких доказательств, что Выжившие пользовались Останцами как убежищами».

— Тогда, надо полагать, не будет возражений, если я познакомлюсь с этой книгой, — сказал Констанс. От него прямо несло логикой и дружелюбием.

— Она слишком драгоценна, чтобы ее трогали посторонние.

Один из ликторов внезапно прыгнул вперед, подняв ружье над головой, как дубину. Он уже находился в полушаге от Констанса, когда вдруг зашатался и попятился назад как будто получил сильнейший удар. Ружье с лязганьем покатилось по каменному полу, лицо ликтора побледнело, затем стало белым от ужаса и наконец покрылось синевой смерти. Он рухнул с каким-то деревянным стуком, и все присутствующие попятились. Все, кроме Риатена, Илин, впившейся пальцами в борт цистерны, и самого Констанса, который взглянул на Риатена без сожаления и без вызова, просто сказав:

— Он застал меня врасплох.

Мастер-Хранитель ничего не ответил, но в глазах его горело бешенство.

Тело ликтора выглядело так, будто пролежало дня три под иссушающими лучами солнца, кожа на лице натянулась и стала ломкой, как старинный пергамент. Все смотрели на него со страхом. Хет почувствовал, как теплый камень цистерны впивается ему в спину, и понял, что он все еще пытается увеличить расстояние между собой и Констансом. Он заставил себя расслабиться, подумав: «Магия Хранителей, и он уже настолько обезумел, что вряд ли остановится перед ее новым применением». Никаких завязанных узлами шнурков, никаких магических машин… Просто мелькнула мысль — и вот уже мертвый человек валяется на каменном полу древнего Останца. Только теперь до Хета вдруг дошло, что именно он держит в руках эту проклятую книгу. К Риатену наконец вернулась способность говорить.

— Если ты не можешь себя контролировать… — начал он глухо.

Гнев Риатена, по-видимому, раздражал Констанса сильнее, нежели поступок ликтора. Он процедил:

— У меня истощилось терпение, Сонет, да и вообще я не могу торчать тут без конца, восхищаясь твоей попыткой показать свою изысканность в лучшем виде. Подай мне книгу.

Мастер-Хранитель заколебался, потом взглянул на хрупкий кожаный футляр в руках Хета. Поскольку Хет уже заключил сделку с Мастером, он тем самым как бы выбрал сторону, за которую стоит. Он встал, как будто приготовился вернуть книгу Риатену, а затем изогнулся над цистерной, вытянув руку с книгой над водой.

— Попробуй взять, — сказал он спокойно.

Древние чернила растворятся, бумага превратится в мокрую кашу. Илин смотрела на Хета с дикой надеждой в глазах. Теперь он понял, почему Илин была так неподвижна. Она все еще держала в руках ту цветную хрустальную драгоценность, она просто набросила край своей мантии на руку, лежавшую на коленях.

В полной тишине Хранитель-пришелец спросил:

— Неужели ты действительно поступишь так с вещью, которая стоит бог знает сколько тысяч имперских монет? — Казалось, в нем говорит чистое любопытство, его светлые глаза смотрели задумчиво и решительно.

— Это не моя книга, — ответил ему Хет.

Он скорее сам бы бросился с Останца. Против уничтожения любой реликвии восставали все его инстинкты, и даже мысль об уничтожении единственного в мире текста времен Выживших такой сохранности казалась ему непредставимым преступлением. И все же он продолжал держать это сокровище над водой, держать под невероятно неудобным углом, и, если бы этот Хранитель убил его или хотя бы прыгнул к нему, Хет неизбежно уронил бы книгу в воду.

— Что ж, ситуация патовая. Во всяком случае, на данный момент, — сказал Констанс, глядя на Риатена. Сейчас он, казалось, забавлялся, а не злился, но Хет не мог рассматривать это как сугубо воодушевляющий признак.

— На данный момент, — согласился Риатен, слегка наклонив голову.

Констанс вернулся на пандус, ведущий в центральный зал. Казалось, он просто растворился в сумраке и исчез без следа.

После минуты напряженной тишины Риатен произнес:

— Иди за ним, Гандин. Но не приближайся. Только проследи, ушел ли.

Молодой Хранитель кивнул в знак того, что понял, и скользнул вслед за Констансом. Хет прижал книгу к груди. Рука у него совсем затекла. Сеул опустился на колени возле погибшего ликтора.

— Все случившееся — моя вина, — горько сказала Илин, глядя на него. Это я привлекла его внимание, явившись сюда.

— Нет, он уже многое знал. — Риатен покачал головой, как бы освобождая ее от всякой ответственности. — Ты дала ему лишь возможность навязать нам конфронтацию. Но и он нам тоже кое-что выдал. — Риатен кивнул Хету, который все еще стоял, прислонившись к краю цистерны. — Он мог бы заставить тебя уничтожить книгу, но не сделал этого. Он жаждет получить ее в целости для себя.

Покачав головой, Сеул встал с колен и пробормотал:

— Я даже не подозревал, насколько он силен.

Вернулся Гандин; взбежав по пандусу и задыхаясь, он доложил:

— Насколько мне известно, он ушел. Я потерял его из виду у самого выхода из Останца. Никто из наших не пострадал. Они даже не знали, что он здесь. — Под своей свободной чадрой он казался совсем юным, а волосы, выбившиеся из-под головной повязки, были белокурыми, как у Илин.

Сеул глянул на Хета, потом спросил Риатена:

— А если бы вон тот уронил книгу, что могло произойти тогда?

Риатен потер лоб; сейчас он выглядел как обыкновенный старик, утомленный целым днем тяжелой работы. В эту минуту он даже показался Хету симпатичным. Потом Мастер-Хранитель сказал:

— Констанс мог или покориться неизбежности и уйти, или…

Он замолк, но за него продолжил Хет:

— Или убил бы нас всех в припадке ярости и разочарования.

— Такая возможность тоже существовала, — признался с горечью Риатен. Боюсь, ты связался с очень опасными компаньонами.

Хет отдал ему книгу, думая о тех вещах, о которых Риатен и понятия не имел, а потом отозвался:

— Что ж, может быть. Но и вы тоже.

Солнце затопило Пекло красным светом, пыль в вечернем воздухе добавила тона золотистого, апельсинового и янтарного цветов, а огромный парофургон Хранителей брякал, звякал и трясся по пути в Чаризат. Наблюдая закат, Хет вспомнил культ, распространенный в Свободном городе Кеннильяре, где заход солнца и наступление ночи трактовались как ритуальная смерть светила, адепты надевали траурные красные одежды и каждый вечер устраивали весьма пышные похороны. Хет даже решил, что отчасти сочувствует их стремлению как-то отметить хрупкость красоты и в то же время изобрести себе какое-то средство от скуки.

Илин сидела с ним рядом на ограждении задней площадки фургона, вокруг них расположились ликторы, зорко всматривавшиеся вдаль, высматривая разбойников или какие-нибудь опасности, таящиеся в наступающих сумерках. Сеул и другие Хранители были или на передней платформе или на крыше будки, за исключением Гандина, который торчал возле ограждения неподалеку от Хета и Илин. Тело убитого ликтора завернули в его собственную мантию и положили в будку. Хета удивило проявление такой заботы. Он не ожидал, что патриции и Хранители способны столь внимательно относиться к трупам своих слуг. Но никто ничего не говорил о человеке, который его убил, и это удивляло Хета.

— Кто такой Констанс, Илин? — спросил он, достаточно громко, чтобы пробиться сквозь дребезжание парофургона.

— Сумасшедший, — ответила она.

— А кроме того?

— Его зовут Аристай Констанс, — ответил голос Риатена за их спинами, откуда-то от будки, и Хет с трудом удержался, чтобы не вскрикнуть от удивления. — Всегда существовали Хранители, которые пытались овладеть такими возможностями своей Силы, которые значительно превышали уровень их готовности к этому, хотя и знали о грозящей опасности. А может, даже как раз из-за любви к ощущению опасности. Так вот он — один из них.

— Когда он убил Егзара, ликтора, это вполне могло заставить любого из нас переступить через грань, — сказала Илин и вздрогнула.

Хет подождал, пока Риатен ушел в переднюю часть фургона. Старик крался то туда, то сюда, как будто предвидел ожидающую их опасность. Гандин придвинулся ближе, тоже явно настороже. Вполне возможно, что ему приказали присматривать за гостем-не-по-своей-воле. Не обращая на него внимания, Хет продолжал расспрашивать Илин:

— Расскажи мне о Констансе.

Илин посмотрела на него, нахмурилась, видно, удивляясь его настойчивости, но все же ответила:

— Он был с Риатеном еще с мальчишеских лет. Он из Олси — это где-то на побережье. Риатен привез его оттуда, когда ездил с посольством. Все, что я знаю, только сплетни, конечно. — Она пожала плечами. — Он всегда был очень силен, всегда был лучшим учеником Риатена. Потом он подружился с Электором, и, я думаю, Риатен был этим доволен. — Теперь она говорила тише. — У Риатена отношения с Электором не ладились, насколько я могу судить. А это плохо. Обеспечение безопасности Электора — наиважнейшая обязанность Мастера-Хранителя.

Но когда Констанс был моих лет, он зашел слишком далеко. Я слышала, что он тогда учился предвидению будущего…

— Это чем-нибудь отличается от гадания?

— Нет, это два термина для одного и того же явления, — объяснила Илин. — Но он, должно быть, зашел слишком далеко, напрягая свои силы, потому и сошел с ума. Он убил Другого молодого Хранителя. — Она опять покачала головой. — Электор не позволил Риатену казнить Констанса. Я полагаю, что он просто не понял т


убрать рекламу






ого, что произошло с ним. Или захотел использовать его для каких-то своих целей.

«Или не хотел видеть, как гибнет его друг, — подумал Хет. — Впрочем, может, у них на верхних ярусах подобная лояльность неизвестна?»

— А тот, которого имели в виду Риатен и Констанс, кого они называли «хозяином», это Электор?

Она кивнула.

— Теперь ему нравится стравливать Риатена и Констанса. Мне кажется, Электор считает Мастера слишком сильным. Возможно, он прав. Для него это своего рода игра. А для нас — жизнь или смерть. — Она бросила взгляд назад, на пылающие камни Пекла, а потом повернулась к угасающему огню заходящего солнца. — Риатен думает, что редкости, одна из которых у нас, а другие две описаны в книге, откроют нам дорогу к машинам Древних. И что если мы их отыщем и узнаем их секреты, а возможно, научимся и пользоваться знаниями, которые они нам дадут, для строительства новых машин, то мы узнаем, почему многие из нас сходят с ума и, возможно, сумеем это остановить. А Электор не желает рисковать. Снятие ограничений в использовании нашего искусства сделает нас всех такими могучими, что Электору придется отдать нам большинство мест в своем Совете…

— И все тогда станут счастливыми, — откликнулся Хет с явным сарказмом.

Мысли его занимали гораздо более серьезные дела. Отношение людей, которые, как предполагалось, выполняют волю Электора, не задавая никаких вопросов, скорее говорило о враждебности к нему, Хету очень хотелось бы знать, относится ли это ко всем «семьям» Хранителей Первого яруса или только к семье Мастера.

— И ты, ясное дело, в это не веришь, — сказала Илин, и в голосе ее прозвучало раздражение.

У Хета все еще болела голова, к тому же он жутко устал.

— Илин, подобное я слыхал сотни раз. Не обязательно в виде варианта, в котором фигурируют Хранители, но по своей сути — то же самое. Между тем единственные магические машины, которые дошли до нас в действующем состоянии, а не разбитые на сотни и сотни кусочков, — это боль-палки, а единственная магическая реликвия — Чудо. Но ты о нем знаешь больше меня, так как его держат в Первом ярусе, там, где никто чужой его лицезреть не может.

— Я в этом не виновата.

— А разве я тебя винил? — Хет заметил, как Гандин все ближе придвигается к ним по ограждению, может быть, для того, чтобы убедиться: в пылу спора Хет не причинит Илин вреда. Он продолжал: — Дело в том, что все вы ждете одного — вот появится кто-то, откопает для вас волшебную машину, а она решит за вас все ваши проблемы, и у вас впереди будет несколько десятков десятилетий спокойной жизни.

Илин бросила на него сердитый взгляд.

— Мне не нужны никакие волшебные машины, чтобы решать мои проблемы. Я вполне могу… — начала она, но ее запал уже кончился.

— Можешь что? — пробормотал за нее Хет, слишком вымотавшийся, чтобы отпустить какую-нибудь колкость.

В этот момент Гандин хмыкнул.

Илин перегнулась через Хета и холодно уставилась на собрата-Хранителя, пока тот не принял мудрое решение удалиться в самый дальний угол платформы. Илин же заняла прежнее место на ограждении и долго любовалась медленно гаснущим сиянием черных скал Пекла. Наконец она произнесла:

— Нельзя сказать, что от тебя много пользы.

— Разумеется, нельзя. Так что лучше отпусти меня.

Илин так тяжело вздохнула, будто уже много-много раз отвечала на подобные просьбы.

— Ты не пленник.

Он поглядел ей в глаза.

— В самом деле?

— В самом деле.

В одно мгновение Хет оказался на ограждении, готовый прыгнуть с платформы и исчезнуть в бесконечных лабиринтах Пекла.

Ошеломленный Гандин шагнул вперед, почти одновременно с этим раздался щелчок ружья, которое ближайший ликтор привел в готовность, но Илин тут же подняла руку. В отличие от жеста Риатена во время его стычки с Констансом в ее жесте было гораздо меньше театральности, но больше раздражения непрошеным вмешательством. Ликторы неохотно попятились, а Гандин посмотрел на нее так, будто она и впрямь сошла с ума. Она же не сводила глаз с Хета.

Он поглядел на нее сверху вниз. Лицо Илин казалось ему совершенно спокойным. Горячий ветер пустыни трепал ее волосы и рвал дурацкую головную повязку, но Илин даже бровью не повела. Тогда Хет спрыгнул с ограждения и лениво прислонился к нему. Ликторы постепенно совсем успокоились, даже Гандин и тот отошел подальше.

На этот раз вздох Илин был вздохом облегчения. Она сказала:

— Мне приходится доверять тебе. Почему же ты не хочешь хотя бы попытаться верить мне?

Хет смотрел на Пекло и не отвечал. Его ребра заныли от резкого движения. Она даже не понимает, о чем просит.

К тому времени, когда фургон вкатился в доки у основания Чаризата, было уже совсем темно. Казавшаяся особенно странной в свете фонарей, территория доков представляла собой лабиринт, битком набитый людьми, лабиринт огромный, что соответствовало статусу доков как Торговых Ворот, ведущих ко всем городам, оказавшимся достаточно упорными, чтобы существовать на окраинах Пекла. Стоявшие на опорах каменные пирсы тянулись далеко в пески, готовые принять грузы с высоких парофургонов. Металлические мостики нависали над головами, они были предназначены для ручных тележек, перевозивших грузы; грузчики таким образом могли беспрепятственно миновать кипевшую внизу толкучку и доставить всевозможную кладь к многоэтажным складам, рискованно лепившимся к склонам горных отрогов. Пирсы были забиты рабочим людом, командами парофургонов, нищими даже в это время суток, и над всей этой суетой вздымалась, взирая на нее, колоссальная статуя Первого Электора, верхняя половина которой терялась во тьме. Днем же фигура в чадре, с факелом в руках, отлитая из черного чугуна, была видна отлично. Когда-то она была раскрашена и покрыта позолотой, но ветер и песок соскребли с нее эти украшения.

Отсюда был хорошо виден и обрамленный высокими стенами коридор, который начинался на верхнем уровне доков и шел, спирально поднимаясь, до тех пор, пока не достигал самого Первого яруса. Этот коридор раньше использовался только для ручных тележек, паланкинов и носильщиков. Недавно был изобретен новый тип парофургонов, движущихся по стальным рельсам. Они могли перевозить куда больше грузов и ехать гораздо быстрее, так что ходили слухи, будто не одна сотня носильщиков осталась без работы и превратилась в нищих из-за этого изобретения. Теперь эти парофургоны возили даже патрициев, которым нужно было попасть в доки, но хотелось избежать проезда через нижние ярусы и общения с тамошними обитателями. Все, что знал Хет, сводилось к тому, что эти фургоны производили страшный шум и что, если стражники ловили тебя при попытке прыгнуть со стены на платформу фургона, они тут же поднимали пальбу.

Их собственный фургон должен был швартоваться у одного из средних пирсов и теперь замедлял движение, выпуская клубы пара: все пассажиры автоматически начали перебираться на переднюю платформу. Когда Илин повернулась к нему спиной, Хет перескочил через ограждение и легко приземлился на утоптанную землю внизу.

Он обогнул фургон так, чтобы не оказаться в свете фонарей. Подняв полы своего бурнуса и засунув их за пояс, он скользнул мимо глубоких колей, выбитых большими колесами фургонов, направляясь к менее оживленным пирсам в самом дальнем конце доков. Дневная жара уже спадала, и в этой части доков было прохладнее, так как на них тень утесов падала чуть ли не весь день.

На опорах последнего пирса сидела группа бродяг. Доки служили последним пристанищем для бедняков, которым не по карману были даже трущобы Восьмого яруса и которым грозило изгнание из города. Изгнанные должны были либо присоединиться к шайкам разбойников, либо стать пищей для них. Большинство этих несчастных уже носили на себе следы тепловых ударов или солнечного отравления, так что скорее всего их ожидало именно последнее.

Города Приграничья вытесняли своих бедняков в Пекло, чтобы они превращались в бандитов; крисы убивали бандитов, чтобы те не могли совершать рейды на Анклав и на торговые пути. «Электору полагалось бы самому делать эту грязную работу», — подумал Хет. Когда он оказался на свету, вид человека, идущего по глубокому сыпучему песку, привлек любопытные взгляды нищих. Горожане обычно избегали ходить по песку, хотя хищники Пекла никогда не приближались к городу.

Хет вскарабкался по сваям и встал на пирсе, глядя туда, где фургон Хранителей входил в свой док. Узнав в нем криса, нищие отодвинулись, суеверно осеняя себя знаками, защищающими от призраков и от дурного взгляда. Когда Хет впервые прибыл в Чаризат, здесь были и другие крисы. Все это были одиночки или изгнанники; потом они или ушли, или умерли. Может, Хет был единственным, кто остался сейчас в городе.

Хранители пока еще, видимо, не подняли тревогу в связи с его бегством, да Хет и сомневался, что это случится. Они, казалось, больше заботились о том, чтобы никто ничего не узнал об их делах, а потому не станут привлекать к себе внимание. А если он и в самом деле будет работать на Сонета Риатена, то демонстрация свой независимости ему не повредит. «Будто у меня есть еще выбор». Недовольный собой, Хет покачал головой и потопал по пирсу.

Хет спрыгнул на потрескавшиеся кирпичи крыши своего дома с довольно широкого карниза соседнего строения. Он надеялся появиться незамеченным, но Рис как раз в это время карабкался по лестнице, ведущей к люку в крыше, и немедленно крикнул в одно из вентиляционных отверстий:

— Это Хет! Его опять измордовали!

Не обращая на него внимания, Хет добрался до кучи рваных подстилок и плюхнулся на нее. Он не хотел идти в дом, пока пребывание в городской атмосфере не притупит его обоняние. Даже его собственный запах был отвратителен, но ближайшая баня находилась в нескольких кварталах, и он чувствовал, что не в силах идти так далеко даже для того, чтобы смыть засохшую кровь.

Рис подобрался чуть ближе и посмотрел на него с любопытством, хотя было заметно, что все же предпочитает держаться подальше.

— Что случилось?

Закрыв ладонью глаза, Хет прохрипел:

— Пшел вон. — Тон был таков, что спорить не имело смысла.

Затрещала лестница, и его поддержал голос Сагая:

— Ступай домой, Рис.

Хет опустил руку, чтобы посмотреть на партнера: тот поморщился, взглянув на его покрытую синяками и ссадинами физиономию. Хету повезло, что Сагай был не из тех, кто вечно талдычит: «Я ж тебя предупреждал!»

Невзирая на протесты и даже угрозы Хета, Сагай детально изучил шишку на его затылке.

— Ничего себе, — сказал он. — Лучше, чем обычно, как мне кажется.

— Что у вас там происходит? — возопил сосед, чье окно выходило на эту крышу.

— Ничего, — ответил Сагай, в голосе которого таился намек на рычание. Дневные представления кончились. Иди и дрыхни.

Сосед исчез из окна, недовольно бормоча что-то.

— Ну, — сказал Сагай потише, — так что же случилось?

Хет приподнялся на локте и рассказал ему все без исключения, если не считать упоминания о первой встрече с Констансом. Хет хотел обмозговать ее сначала сам, а уж потом, позже, рассказать об этом случае Сагаю.

Сагай все равно древностями интересовался куда больше, нежели Хранителями.

— Новый текст Выживших, да еще Древнее письмо! И целый! — говорил он, и в глазах его горел огонь страсти исследователя.

«Наконец-то нашелся кто-то, кто уделяет находке то внимание, которого она заслуживает! Реликвии древности — не предмет торговли, а предмет обожания. Это-то и делает их уникальными, — думал Хет. — А разве торгаши могут относиться к своим горшкам со страстью?»

— Чего бы я ни отдал за то, чтобы видеть ее, держать в своих руках… говорил Сагай. — Ты много прочел? Как она называется?

— «О преодолении тестинти». Я успел прочесть то тут, то там по нескольку фраз. Все жутко неясно. Я никак не мог понять, о чем же говорит автор. А еще я не хотел показать Риатену, что умею читать. — Как бы он хотел, чтобы там с ним был его партнер! Сагай изучал Древнее письмо в Гильдии ученых Кеннильяра и был куда опытнее, чем Хет, в решении разного рода загадок этого языка. — А что значит «тестинти»?

— Очень трудный вопрос. Я подозреваю, ты забыл, какие там интонационные знаки?

— Разумеется, я ведь в это время был занят кое-чем.

— Хм-м-м… Это слово может иметь значение «стены», «барьеры»…

— Не думаю, что речь там идет об архитектуре, — заспорил Хет. — Мне удалось прочесть отдельные слова, но смысл прочитанного всегда ускользал от меня. Что-то такое… насчет «как войти и как покинуть западные врата Неба и познать души обитателей Запада».

— И там не было династической печати, как я понимаю?

— Во всяком случае, из семи определенных не было. А я не стал выискивать из сотни вероятностных. — Новички всегда хвастались, что им удалось найти новые династические печати: Академия вела им счет, и некоторые ученые тратили целую жизнь на проверку их подлинности хотя за последнюю декаду к списку «определенных» не прибавилось ни одной.

— Возможно, это философский труд. Ты сказал, что Хранители верят, будто книга имеет отношение к их Силам? Так, может, «Стены Разума»? Ах, как бы ухватилась за это Академия! Это, конечно, обошлось бы в тысячи монет: любопытство — штука дорогая! Неповрежденный текст на Древнем письме и кусочек магической машины, как-то связанной с Останцом! Ведь это может послужить доказательством верности теории Робелина об Останцах как о месте установки магических машин! Сокровище, которому нет цены! Я с трудом могу в это поверить!

Хету не хотелось охлаждать восторги своего партнера указанием, как ничтожна вероятность того, что кто-то из них опять получит шанс ознакомиться с этим трактатом или с магической машиной.

— Сомневаюсь, чтобы Риатен ее продал.

— Конечно, — отозвался Сагай, оглядев грязные крыши, тянущиеся к востоку, ряды дрянных саманных домишек, которые протянулись до границы яруса, где начиналось бесконечное Пекло, уходя за горизонт. Поднялся ветер, и ночь Чаризата, которая не знала покоя, наконец притихла, и только приглушенный лязг ручных тележек да слабые отголоски криков и потасовок долетали сюда.

Он спрячет книгу и будет драться за нее зубами и когтями, а может, станет на нее молиться. И никогда не задумается о возможности продать ее Академии, где настоящие ученые могли бы почерпнуть из нее такие ценнейшие знания, какие этому Хранителю и присниться не могут!

Хет зевнул и обнаружил, что один из его зубов расшатался. Значит, ещё один сувенирчик от Хранителей! Придется вырвать его, чтобы новый зуб вырос хорошим и прямым.

— Как ты думаешь, а есть что-то в той истории насчет реликвий, которые помогут Хранителям найти волшебную машину, способную открыть им секреты Древних?

Сагай улыбнулся.

— «Способную открыть все секреты Древних» — расхожая фраза, которой продавцы соблазняют неопытных покупателей редкостей. Я многого не знаю, но то, что знаю, заставляет меня сомневаться.

Хет кивнул, услышав подтверждение собственного мнения.

— Ты им поможешь? — спросил Сагай.

— Придется. А куда деваться — или сотрудничество, или бегство из города.

Глава 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Илин стояла в своей комнате на коленях, глядя на дверь, выходящую в небольшой садик с фонтаном. Солнце не поднялось еще совсем высоко и не освещало своими лучами большой дом, так что в предрассветном сумраке яркие цвета керамических плиток казались серыми, а брызги воды какими-то мутными. Ранняя утренняя жара уже заставляла струйки пота катиться по спине Илин и между грудями: этого ощущения было вполне достаточно, чтобы помешать медитации. Навыки Спокойствия и Молчания раньше всегда помогали ей восстановить силы после бессонной ночи, но сегодня они не дали никакого эффекта. Виновата в этом, конечно, была она сама, а вовсе не система упражнений.

Позади Илин раздались мягкие шаги, и голос Лите — служанки, убиравшей покои Илин, произнес:

— Илин, Мастер-Хранитель хочет, чтобы ты пришла к нему сейчас же.

— Ладно. — Илин встала и потянулась.

Риатен не знает сна. И он, и старшие Хранители научились использовать различные упражнения, чтобы те заменяли его. «Может быть, поэтому мы и сходим с ума?» — подумала Илин и тут же поморщилась, вспомнив про свою неудачную медитацию.

Она накинула мантию поверх кафтана и босиком прошлепала по коридору, выводящему на широкую центральную лестницу дома. Укус паука оставил следы на ноге Илин, которая выглядела куда хуже, чем чувствовала себя сама пострадавшая. Она почти не хромала. Конечно, объяснение врачу семейства того, какие средства были пущены в ход, чтобы проткнуть нарыв и выпустить яд, можно было бы назвать упражнением в нахальном вранье, которое Илин вовсе не хотелось бы повторить еще раз.

Прошлым вечером Илин удалось убедить Риатена в необходимости послать ее сегодня в лабиринт улочек и переулков нижних ярусов, чтобы убедиться: Хет намерен выполнять свою часть договора. Вчерашнее исчезновение криса очень встревожило Риатена. Илин тоже немного нервничала, но удивления не испытывала.

Никто из прочих Хранителей в семье не обладал нужными сведениями о крисах вообще, что превращало в данное время Илин в эксперта по этому вопросу. Она очень жалела, что у нее нет времени отыскать книгу по истории контактов Анклава с городами или хотя бы монографию, которая помогла бы ей понять значение изменения цвета глаз у крисов. Она по опыту общения знала, что посветление радужки до серого цвета означает гнев, потемнение — боль или неудовольствие, а быстрая смена зеленого, синего и коричневого цветов нечто противоположное, но было ли это общим правилом или следствием неустойчивого настроения Хета — оставалось ей неизвестно.

Покои Риатена располагались на верхнем этаже, у самой лестницы. На площадке Илин остановилась, глядя на дверь, которая вела в апартаменты Мастера. Если б ее спросили год назад, доверяет ли ей Риатен, она без всякого сомнения ответила бы утвердительно. Однако он все же до сих пор не сказал ей, откуда у него такая уверенность, что эти древности являются частями магической машины, способной помочь им отыскать потерянные секреты их собственной мощи. Илин коснулась новой боль-палки, висевшей у нее на поясе, испытывая какое-то внутреннее недовольство. Ведь эта палка доказывала, что некоторые древние волшебные машины и в самом деле опасны.

Она покачала головой, запрещая себе гадать о том, куда могут привести ее подобные мысли. Она и без того сильно испортила свои отношения с Риатеном, взяв у него без разрешения ту пластинку и увезя ее в Останец. «И после этого я осмеливаюсь критиковать его?» Смерть Джака и отчасти Езара была на ее совести. Она не заслуживала доверия.

Илин вошла в главную комнату, которая простиралась во всю длину этой части дома. Большие окна в наружной стене выходили в центральный двор, лежащий четырьмя этажами ниже, куда часто приглашали посетителей, которые, ожидая аудиенции, отдыхали в тени каменной веранды.

В нишах все еще горели лампы, бросая теплый свет на полки, заставленные книгами и астрономическими инструментами Риатена. Мастер-Хранитель сидел в мягком кресле у каменного низкого стола, инкрустированного черным янтарем и бирюзой и готовил чай для Кайтена Сеула, который выглядел совершенно свежим и отдохнувшим, будто не он подвергся нападению бандитов, а затем прошагал много миль вдоль торговой дороги, и все это за два последних дня.

При появлении Илин Риатен поднял глаза и приветливо улыбнулся. Илин улыбнулась в ответ и кивнула головой Сеулу, хотя не слишком хорошо чувствовала себя в его присутствии. Прошлым вечером он всю дорогу от доков до Первого яруса отчитывал ее за то, как она поставила себя с Хетом. Видно, Сеул считал ее просто доверчивой дурой. Она, разумеется, не сказала, что, пытаясь защититься, она воспользовалась своей Силой, но безрезультатно.

— Я сделал выговор Кайтену, — сказал Риатен, отставляя в сторону заварочный чайник из горного хрусталя с прожилками серебра и кладя в свою чашку несколько листиков мяты маленькой ложечкой. — И он заверил меня, что вина за твою экскурсию в Останец полностью лежит на нем и что это он подучил тебя одолжить мою реликвию и бежать в Пекло, подобно парочке безмозглых детишек.

Сеул нахмурился. Догадка Илин, что формулировка обвинений полностью принадлежала Риатену, а не молодому Хранителю, была совершенно верна. Трудно было сказать, каковы истинные чувства присутствующих. Атмосфера в комнате была напряженной, но с тех пор, как Констанс сошел с ума, все Хранители приобрели привычку защищать себя от чтения мыслей. А эти двое — Риатен и Сеул — особенно поднаторели в этом искусстве. Илин спокойно ответила:

— Нет, вина не полностью его. Я была целиком с ним согласна.

«Если б не так, я бы рассказала тебе обо всем, что задумал Сеул».

Сеул вздохнул так, будто она сморозила какую-то глупость, и сделал жест, говоривший: «Ты меня утомляешь». Риатену же он сказал:

— Если б бандиты не напали на фургон, все было бы хорошо, и вам не пришлось бы самому предпринимать эту поездку.

Илнн все же удалось промолчать. Она подумала, что намерения Сеула, возможно, и хороши, но Риатен — ее воспитатель и опекун с детства, с тех самых пор, как она впервые обнаружила некоторые таланты Хранителя. Он не раз отчитывал ее и, надо думать, будет делать это и дальше, она не нуждалась в защите какого-то там Сеула.

Мастер-Хранитель посмотрел на Сеула, подняв одну бровь.

— И Констанс не раскрыл бы наших секретов и даже чуть было не овладел бы книгой, а двое наших ликторов не погибли бы?

Сеул тихо сказал:

— Я очень виноват, Мастер.

— Ты будешь сопровождать меня в их семьи, когда я отправлюсь туда с печальным известием, и там извинишься перед ними. — Он взглянул на Илин. Ты готова отправиться на Шестой ярус сегодня?

— Да, я ожидала восхода солнца, чтобы уйти.

Она хотела сама поговорить с семьей Джака и удивилась, когда Риатен этого не потребовал. Видно, ее миссию он считал важнее. Что ж, она отправится, как только сможет.

— Хорошо, это даст мне и другим время, чтобы попытаться узнать, откуда та боль-палка, которой обладал разбойник. Я понимаю, что она может быть совсем из другого города, но все же… Констанс каким-то образом передал ее бандитам, и ему, надо думать, потребуются и другие.

Илин согласилась. Ей повезло, что Риатен дал ей новую боль-палку, а не заставил в наказание ходить без оружия. Если бы численность Хранителей за это десятилетие не стала ниже, чем раньше, дать ей новое оружие не было бы возможным. Ее старая боль-палка не имела для нее сентиментальной ценности: раньше она принадлежала ученику старого Хранителя — предшественника Мастера, но Илин здорово сердило, что она оказалась такой растяпой, что потеряла оружие. Если Хет ее не стащил, то боль-палка все еще где-то там. Впрочем, подумала она, к этому времени разбойники, должно быть, ее уже нашли.

Лицо Риатена оставалось серьезным.

— Сеул подозревает, что вовсе не Констанс организовал это нападение, а наш торговец редкостями. Ты веришь, что это возможно?

Илин фыркнула:

— Вряд ли. Они пытались убить его столь же старательно, как и меня. И он мог бы отнять реликвию у меня в любую минуту, а потом бросить там. «Он заботился обо мне, хотя я этого не заслуживала», — хотела она добавить, но решила воздержаться. Слишком уж упорно следил за ее лицом Сеул.

Риатен удовлетворенно кивнул.

— Тогда я прошу тебя выведать о нем все, что только можно. Когда и зачем он появился в Чаризате. Словом, все, что можно.

Она нахмурилась.

— А что общего это имеет с поисками редкостей?

— Вы уверены, что посылать туда Илин разумно? — спросил Сеул. — Она была наедине с этой тварью почти двое суток, и нам еще повезло, что… ничего не случилось. Посылать ее туда, может быть… опасно для нее.

Илин на него не смотрела, она даже не позволила себе обратить внимание на нотку собственнического неудовольствия в голосе Сеула. Она чувствовала, как ее щеки покрываются краской смущения и бешенства, и за это почти возненавидела себя. Она сказала:

— Я ничего не боюсь. Он не считает меня привлекательной. У меня достаточно оснований, чтобы быть уверенной в этом.

Сеул чуть не пролил чай. Риатен сделал вид, будто ничего не слышал.

— С поисками реликвий это связи не имеет, — объяснил он Илин очень серьезно. — Но я заглянул в будущее и результаты всего этого дела не так ясны, как хотелось бы. Впрочем, так бывает частенько. Мне нужна информация.

Илин кивнула.

— Поняла. — На самом деле она ничего не поняла. Она хотела лишь поскорее уйти отсюда. — Пожалуй, я лучше пойду?

Риатен кивнул, и она пошла к дверям, не попрощавшись с Сеулом. Спускаясь по главной лестнице, Илин на полпути поняла, что ей еще надо переодеться; старая поношенная пара сандалий, простой кафтан и шапочка, то есть то, в чем она рассчитывала раствориться среди жителей нижних ярусов, остались ожидать ее на кровати в комнате. «Что со мной случилось, — подумала она, — что я убегаю из дома, как обиженное дитя?» Она вышла через арку в сад, намереваясь оттуда пройти к себе. Она не должна разрешать Сеулу так подрывать ее доверие к собственным силам. Илин знала, что она опытный боец, особенно в сражении с противником собственного веса, и что ее знание двора Электора, знакомство с эмиссарами, засылаемыми туда из других городов Приграничья, понимание связанных с этим опасностей — все это делает ее вполне самостоятельной. Она даже играла роль телохранительницы при знатных дамах, участвовавших в государственных посольствах, она шпионила за ними, когда в этом бывала нужда, выполняя поручения, которые были трудны или даже невозможны для Хранителей-мужчин. Вот только Сила ее еще слабо подчинялась ей.

Опасная и далекая от природных сил магия Древних ускользала от нее, как тень, тающая на полуденном солнце.

Садик был невелик, но зарос изящными зелеными растениями, привезенными с берегов Последнего моря; их укрывали от жадных лучей солнца с помощью тонкой кисеи, подвешенной над садом. Здесь царила тишина, если не считать нежной музыки воды, стекающей в каменные бассейны. Кто-то окликнул ее по имени, когда она шла по дорожке, и она остановилась, чтобы посмотреть, кто это.

Это был Кайтен Сеул.

Илин было решила продолжать свой путь, не обращая внимания на его зов, но он был уже рядом; бежать же она не хотела.

Сеул поравнялся с ней и сказал:

— Илин, будь осторожна.

Она взглянула ему прямо в лицо, сурово сжав губы.

— Сеул, я уже говорила тебе, я…

Он поднял руки, точно умоляя о прощении.

— Не сердись на меня.

Илин вздохнула. Многое в Сеуле смущало ее. Он пришел к ним из другой семьи, был выращен другим уважаемым старым Хранителем, но принят Риатеном, как родной сын. Все считали, что Сеул станет следующим Мастером-Хранителем, и было ясно, каких отношений с женщиной-Хранителем, которая была воспитана в этой семье в качестве дочери Риатена, он желает.

— У тебя нет оснований беспокоиться о моих делах.

— Я знаю, — ответил Сеул с некоторым смущением. — И все равно, побереги себя.

Потребовалось какое-то время, чтобы она выдавила из себя:

— Спасибо.

Он кивнул и ушел.

Хет спал на крыше, пока первые лучи рассвета не разбудили его. Он долго глядел на полыхающий светом горизонт и постепенно гаснущие звезды, стараясь припомнить, что с ним было накануне, почему у него так ноют мышцы и кости. Потом он вдруг вспомнил, на что он согласился и кому доверил свою судьбу, и тут же сморщился, поражаясь глубине своей жадности и глупости.

Он осторожно потянулся, пришел к не слишком твердому убеждению, что будет жить, и приподнялся на локте. Двор внизу был еще тих, а непрерывный городской шум был лишь фоном, состоявшим из громыхания ручных тележек, человеческих голосов, звона парофургона, бегущего по стальным рельсам, непрерывного перемещения товаров вниз и вверх по пандусам, соединяющим ярусы между собой. Перевернуться на другой бок и снова уснуть было невозможно. Во всяком случае, здесь. Эта часть Шестого яруса в ближайшее время окажется под безжалостными лучами жаркого утреннего солнца.

«Обитатели Запада», — вспомнил Хет текст книги Выживших. Западнее Чаризата теперь никаких городов не было, поэтому если Обитатели Запада и существовали когда-то, то сейчас их город лежал под толстым слоем каменной корки Пекла. Если, конечно, таковые обитатели существовали реально, а не были каким-нибудь забытым философским понятием.

Хет спустился по лестнице в битком набитый людьми дом, оттуда вышел во двор, никого не разбудив, и отправился в ближайшую баню.

Когда он вернулся через час или около того, то Илин уже сидела на бортике бассейна, наблюдая, как старик смотритель перебирает свои счетные палочки. На ней был простой кафтан из небеленой ткани, шапочка, украшенная дешевыми бусами, и сандалии из покрытой лаком соломки. «Вот и началось», подумал он. Могли бы эти долбаные Хранители и подождать день-другой, дав ему отдохнуть.

Хет сначала подошел к Сагаю, который стоял, подпирая дверной косяк, курил глиняную трубку и изучающе поглядывал на юную Хранительницу. Когда Хет к нему приблизился, Сагай спросил:

— Это и есть твоя Илин?

— Она самая. И давно она тут торчит?

— Пришла сразу после восхода солнца.

— Так давно? Значит, мы уже беспокоимся, что ли?

Сагай поглядел на него с тревогой и сказал:

— Будь поосторожнее.

Хет подошел к Илин и прислонился к стене возле фонтанчика. Вонь от сточных канав стала уже меньше ощущаться, и утренний воздух был почти свеж. Запах каши, которую варили где-то поблизости, не мог полностью скрыть носящееся в атмосфере обещание одного из тех редких дождей, которые все же случаются в это время года. Кое-кто из


убрать рекламу






соседей уже встал, кто-то болтал за чаем, кто-то увязывал тюки, которые надо было волочить на рынок. Никто особенно не обращал внимания на Илин, разве что время от времени бросал на нее беглый взгляд. В одежде, в которую она была одета, на нее на Шестом ярусе никто бы во второй раз и не глянул. Эта мысль, однако, почему-то не утешила Хета.

Он свирепо уставился на смотрителя, пока тот наконец не понял намек и не удалился в обиженном молчании в дальний конец двора.

Не глядя на Хета, Илин заговорила:

— Риатен волнуется. Твой уход был несколько неожиданным.

— Вот уж не думал, что мне требуется его разрешение, — сказал Хет и подумал: «Сначала они пытаются вас нанять, а потом — поиметь».

— Не требуется. — Илин поерзала по грубой поверхности бортика бассейна. — Но тревогу это вызвало. Он хочет еще раз поговорить с тобой. Я думаю, просто для того, чтобы убедиться, что ты постараешься найти те реликвии.

Хету было любопытно поглядеть, как она поведет себя дальше, а потому он ничего не ответил. Как будто просто болтая, Илин взглянула на Сагая, все еще наблюдавшего за ними от дверей, и небрежно спросила:

— А что ты сказал своему партнеру?

— Все. — Она наконец поймала его взгляд, забеспокоилась, и он закончил: — Если ты думаешь, что я смогу что-то сделать без его помощи, то ошибаешься.

Илин поколебалась, потом нерешительно кивнула головой.

— Это я могу понять. — Потом внимательнее, нежели раньше, оглядела Хета и сказала: — Жуткий у тебя видок.

Он взъерошился:

— Ты что, пришла сюда, чтобы сообщить мне это? — Он знал, что выглядит не так уж плохо. Опухоль спала, оставив яркий синяк на челюсти — наименее заметное из его повреждений.

— Нет. — Она тяжело вздохнула. — Риатен хочет, чтобы я работала с тобой.

«Хочет, чтоб ты следила за мной», — подумал Хет.

— Я не смогу достичь успеха, если за моей спиной вечно будет торчать Хранитель.

Меж ее бровей залегла упрямая складка.

— Он хотел послать Сеула или кого-то еще. Я доказала ему, что справлюсь с этим делом лучше других.

— Тогда, может, будет лучше, если он наймет кого-нибудь другого, кто будет у него на побегушках? Мне, вероятно, придется разговаривать с торговцами с черного рынка. И я не собираюсь делать это под взглядами Хранителей.

Она повысила голос:

— Уж не думаешь ли ты, что я на них донесу? Мне плевать, что у вас там происходит на черном рынке! Я тебе не торговый инспектор! Более того, я их не больно-то люблю. Это ты можешь понять своей тупой башкой?

Он с восторгом наблюдал, как она заводится. Поэтому ответил просто:

— Нет.

Она кипела, но смолчала. Пока они еще не привлекали ненужного внимания соседей. Ссора мужчины с женщиной, да еще в такую рань, ни у кого не могла вызвать большого интереса, пока стороны не возьмутся за оружие. Наконец Илин предложила:

— Ты бы мог выдать меня за своего ученика.

К такому повороту событий Хет не был готов.

— Моего кого?

— Дилеры ведь берут учеников, так? Тогда все, что я увижу, будет тайной между учителем и учеником, и если я перескажу что-то кому-то, это будет уже нарушением торгового законодательства.

— С каких это пор торговое законодательство имеет силу на верхних ярусах?

Тут Илин взвилась.

— Или ты мне веришь, или нет! Ты хочешь, чтобы я пошла к Риатену и сказала ему: пусть ищет кого-нибудь Другого? — Она в ярости всплеснула руками. — Да, я знаю, ты не веришь, что эти реликвии являются тем, за что их принимает Риатен, но ведь ты же сам говорил, что это редкости. Неужели ты не хочешь найти их хотя бы по одной этой причине?

Теперь пришла очередь Хета отводить глаза. Еще вчера он, окруженный враждебно настроенными Хранителями, принял решение, которое тогда казалось ему совершенно простым. Настоящие древние ценности на земле не валяются, и то, что Риатен знает что-то об их местонахождении и готов платить жетоны тому, кто ему их отыщет, служило еще одним доводом для принятия положительного решения. Оставалось лишь одно возражение: вести дела с Хранителями дьявольски опасно. Покровительство Электора давало им власть даже над торговыми инспекторами, но чем же сегодняшняя ситуация отличается от вчерашней? Хет глянул на дверь, где все еще стоял Сагай, и, повысив голос, спросил:

— Как думаешь, я могу взять ученика?

Сагай подошел и критически оглядел Илин.

— Больно хлипкая. Тяжелой работы не побоишься?

— Нет, — решительно отозвалась Илин. — Я хочу учиться.

— Ладно, — кивнул Хету Сагай. — Согласен. Надеюсь, однако, она действительно так богата, как ты намекал.

— Это еще что? — с удивлением спросила Илин.

— Торговля редкостями — ремесло, и тебе должно быть известно, что ученик обязан в меру своих сил содержать своих учителей во время обучения.

Илин настороженно поглядела на них обоих.

— Нет, этого я не знала.

— И содержать их как можно лучше в зависимости от своих средств. Если б ты была дочерью гончара, мы бы от тебя многого ждать не могли. Но ты не дочка гончара, а в нашей семье уйма маленьких детей.

Проходя со своим новым учеником по узким извилистым уличкам Шестого яруса, Хет устало потирал лицо.

— Почему Риатен так уверен, что нужные ему древности находятся в Чаризате?

Сагай ушел в Аркады заниматься торговыми делами и обещал, что поспрашивает кое-кого. Слишком частые отлучки Хета и Сагая от места их торговли могли вызвать нежелательное возбуждение среди их конкурентов: те подумали бы, что Сагай и крис находятся на подступах к очень крупной сделке. И тогда они могли бы стать жертвами постоянного шантажа. Но Хет частенько занимался разными делишками, пока Сагай сидел у прилавка и вел торговлю, так что, придерживаясь этой системы и дальше, можно было держать свои секреты подальше от носов любопытных конкурентов.

— Он нашел ту табличку, что выложена кристалликами, здесь, в Чаризате. И он видел одну из двух других, — ответила Илин. Ей не слишком нравилась финансовая обуза, которую она взвалила на себя, пойдя в ученики, и, кроме того, она не слишком была удовлетворена ответом Хета, что сама во всем виновата: не надо иметь так много денег. — Я говорю о той маленькой, с вырезанной на ней крылатой фигурой. Он видел ее год назад в доме патриция во Втором ярусе. Именно этот патриций одолжил Риатену и книгу Выживших, сказав, что она содержит сведения, представляющие интерес для Мастера-Хранителя. Патриций сам изучал книгу и странствовал по разным местам в поисках древностей, которые в ней упоминались.

Будучи по натуре недоверчивым, Хет внимательно приглядывался к улицам, узеньким переулочкам, ведущим во дворы, балконам, краям крыш даже в те минуты, когда он обмозговывал сведения, полученные от Илин. Теперь он знал, на чем основывалась уверенность Риатена, что древности, изображенные в книге, существуют. Настоящий владелец книги проделал за него всю черную работу.

— А тот патриций рассказывал, откуда он взял текст?

— Нет. И Риатен, разумеется, не спрашивал, поскольку тогда он еще сам не знал, что к чему. Патриций показал Риатену и ту редкость, что с крылатой фигурой, и рисунки в книге. А через день он умер, и воры забрались в его дом и унесли большую часть его коллекции. К счастью, книга осталась у Риатена. Она опустила глаза, разглядывая свои ноги, уже покрытые черной уличной пылью. — Старика, по-видимому, отравили, но мы так и не узнали, кто в этом виновен. Риатен начал искать вещи, упомянутые в книге, и наконец нашел табличку с кристаллами в доме одного человека… Ну, он был Высоким судьей торговых инспекторов. — Хет бросил на нее острый взгляд. — И нечего пялить на меня глаза. Я с этим человеком вообще незнакома. Во всяком случае, он сказал Риатену, что драгоценность приобрел совершенно законно, хотя Риатен понимал, что судья получил ее либо от воров, либо от того человека, которому они продали краденое. Судья подарил эту редкость Риатену. Или, как я подозреваю, дал ее как взятку, чтобы Риатен не мог сказать, будто Главный судья торговых инспекторов скупает ворованные вещи. — Илин поглядела на Хета. — Ты сходишь со мной сегодня попозже, чтобы поговорить с Риатеном?

— Возможно. — Хету вовсе не хотелось снова оказаться в когтях Мастера-Хранителя, хотя он понимал, что, если собирается продолжать заниматься этим делом, такое свидание неизбежно. Но Илин полезно поволноваться, да и пораскинуть мозгами тоже.

— А знает ли он, сколько ворованных редкостей покидают Чаризат ежедневно?

— Он заглянул в будущее сквозь дым горящих костей и видел, что обе реликвии еще в Чаризате.

— А видел ли он, где они находятся?

Надо надеяться, гадание у Хранителей поточнее, нежели жулья, что практикует на улицах. А Сонет Риатен достаточно богат, чтобы раздобыть кости крисов, которые доставляются в города Приграничья разбойниками, совершающими набеги на Анклав. Первый ярус вряд ли поощряет такое дело, ибо с крисами заключены соглашения, уходящие корнями еще во времена Выживших, что они будут охранять торговые дороги от бандитов. Впрочем, все равно, торговли костями крисов никто не запрещал.

— Это было трудно. Риатен узнал, что обе реликвии перейдут в его руки и что это произойдет в Чаризате, но вот где они находятся сейчас и того, каким способом он их получит… — Илин пожала плечами.

Для многих день уже начался, люди копошились повсюду, спорили с учетчиком воды, выпекали хлебы в маленьких очагах перед дверями своих домов, проветривали одежду на оградах балконов, торопились по своим делам. Если принять все во внимание, то Хет не считал Шестой ярус таким уж плохим местом. Если научиться переносить зловоние, пить плохую воду и жить в жуткой скученности, то это был чуть ли не рай. Седьмой ярус занимал промежуточное положение между ним и Восьмым. Так что страх попасть на самое дно и быть изгнанным из города тут был слабее, а опасность оказаться в руках заготовителей костей, таившихся в переулках и на задворках домов нижних уровней, — не так уж велика. Здесь жило довольно много чужеземцев, кое-кто приехал сюда из краев более далеких, чем города Приграничья, так что мало кто возражал против Сагая и Мирам, прощая им такой небольшой проступок, как происхождение из Свободного города Кеннильяра.

И даже Хета в районе, прилегающем к их двору, принимали совсем неплохо. Ведь в Шестом ярусе было немало ворья, живущего за счет имущества своих бедных соседей и еще худшего, которое кормилось людьми, жившими в окрестных домишках. И те, и другие знали, что стража носа сюда не сунет. Оба типа хищников теперь избегали появляться поблизости, зная, что у криса чуткий сон и что он частенько бродит в неурочные часы по ночам.

— Если они все еще тут, то краденые вещи будет нетрудно отыскать. Не знаю только, как насчет того блока. Раз такая странная штука до сих пор не обнаружилась, то она может и дальше скрываться от наших глаз, — сказал Хет.

— А что, ворованное легче находить?

— Если редкости не выставлены на продажу и не находятся в Академии, то они лежат в чьем-то доме, покрываются пылью, и никто их не видит. Если же вещь украдена, то ее видят десятки людей, и она обязательно попадет на черный рынок. Так что о ней скорее услышишь.

Они свернули за угол, и внезапно узкая улица вышла на обширную площадь, где и находился рынок Шестого яруса.

— И мы надеемся услышать о них в этаком месте? — в недоумении спросила Илин.

Для непривычных глаз рынок был просто оглушающим хаосом. Переносные навесы с выцветшими от солнца красками давали приют лудильщикам, веревочникам, плетельщикам корзин, медникам, портным и шляпникам. Все оглушительно орали, зазывая покупателей, а зазывалы визжали на нестерпимых для слуха высоких нотах. Самые бедные разносчики сидели прямо на солнце в изгибах улочек и тупичков, разбегающихся от площади, разложив свои товары на грязных булыжниках мостовой. Но альковы, вырубленные в стенах улочек, были тихи — там делались большие дела, там переходили из рук в руки мешки угля и зерна, доставленные в город по торговым дорогам.

— Вот тут, — сказал Хет, подводя Илин к низкой стенке, где можно было посидеть за спинами нескольких женщин, торговавших дешевой тканью и пряжей, и за лавочкой веревочника.

Она неохотно села рядом с Хетом. Базар занимал открытое место, где Шестой ярус почти смыкался с основанием Пятого яруса. Правила, за соблюдением которых присматривали торговые инспектора, запрещали торговцам ставить свои прилавки возле самой стены яруса, так что узкая полоска вдоль стены оставалась во владении коз, которые кормились объедками, выбрасываемыми сверху. Там же торчала не слишком изящная конструкция подъемного крана.

Это был неуклюжий треножник, громоздившийся над черным камнем стены Пятого яруса. Он поднимал огромные тюки товаров, предназначенных для Пятого яруса, с помощью сложной системы канатов, укрепленных на самой стене. Эти толстые канаты наматывались на барабан, втрое превышающий рост людей, которые его вращали.

— Каждый, у кого есть настоящее дело, рано или поздно приходит сюда, объяснил Хет.

— Здесь продаются ценные древности?

Он фыркнул с явным презрением.

— Нет, здесь не продают ценных реликвий. Здесь ими занимаются. Было бы глупо обнаруживать свое ремесло на людях.

Илин прикрыла глаза рукой и без всякого удовольствия созерцала все возраставшую толпу, поднимавшуюся столбами пыль и раскаленные солнечные лучи, которые заставляли воздух над тротуарами дрожать и колебаться.

— Сеул все еще не верит тебе, — сказала она, вкладывая в свои слова некоторую долю укоризны.

— Это его проблема. — Хет подумал, а не заставит ли отсутствие доверия у Сеула начать слежку за ним и не глупость ли пытаться вступать в контакт с дилерами черного рынка на глазах у другого Хранителя? Но сегодня все равно никакие жетоны не будут переходить из рук в руки, и нет ничего, что могло бы сказать кому-то, что подошедший к нему человек не просто рыночный завсегдатай. Дельцы черного рынка — настоящие профессионалы: иначе они уже давно погибли бы от рук торговых инспекторов; права на ошибку у них не было. — У меня о Сеуле тоже мнение не так чтобы… Кто-то ведь должен был известить разбойников, что фургон, на котором находилась ты со своей драгоценностью, появится в такое-то время. И эти бандиты приняли лишившегося сознания Сеула за мертвеца, да и потом почему-то не подумали забрать его тело — такие ошибки голодные грабители редко совершают.

— Это не Сеул! Он нас никогда не продаст! — Илин пожатием плеч отвергла даже мысль о предательстве Сеула. — Да и тайны тут никакой нет. Это был Констанс. Вероятно, он жег кости, чтобы узнать, где находится та драгоценность, а потом отдал бандитам боль-палку в обмен на их услуги.

Хет подумал, что Илин напрасно так полагается на гадание; к тому же он точно знал, что Констанс не нанимал разбойников и не давал им боль-палку. Безумный Хранитель Электора был там в ту самую ночь, убивая бандитов задолго до того, как эта идея пришла в голову Хету. А единственная причина для убийства разбойников сводилась вот к чему — отвлечь их от Останца. Но почему же Констанс сам не явился в Останец и не забрал реликвию? «Он мог ждать приезда Риатена с книгой, — подумал Хет. — Если он так всесилен, то вполне мог знать, что Риатен привезет ее туда».

— Но Сеул слишком уж… покровительственно относится ко мне, — говорила между тем Илин. — А я вовсе не ребенок Риатена и не его домашняя собачка. Если б я не была достаточно компетентна, Риатен никогда бы не сделал меня Хранителем и не возлагал бы на меня обязанности и поручения. — Она покачала головой. — А все-таки, кого мы тут ждем?

— Кое-кого, кто кое-что понимает в древностях.

— Мы будем его разыскивать?

— Нет. Если я тут посижу подольше, он меня сам разыщет. — Видя, что она уже готовит следующий вопрос, Хет сдался и объяснил: — Он дилер, работающий на тех, кто не хочет, чтобы их имена стали известны. И к такому человеку просто так не ходят. Его надо подманивать. Если Риатен прав и те древности были украдены и проданы на черном рынке, дилер должен об этом знать.

Черные, или тайные, рынки существовали во всех цивилизованных городах. Они занимались подпольной торговлей многими товарами — от духовых ружей, владеть которыми в Чаризате могли только лица, обладавшие гражданством, «чудо-масла» — пахучей смолы, которая позволяет нюхающему ее видеть самые удивительные сны наяву и длительное употребление которой ведет к полному безумию, до текстиля и духов из городов Илакры в Низком Пекле, у которых нет официальных торговых отношений с городами Приграничья и торговля с которыми поэтому находится под запретом. Но в Чаризате главным предметом операций на черном рынке были редкости.

Ожидание дилера сопровождалось и кое-какими событиями. Хета прекрасно знали в этом районе, и люди приносили ему вещи для оценки, расплачиваясь за работу по обычной рыночной таксе — несколькими кусочками меди. Обычно находки были сделаны ими в кучах мусора и под фундаментами снесенных лачуг в Седьмом или Восьмом ярусах. У других были драгоценности, переходившие из поколения в поколение. За время ожидания Хет определил четыре кусочка необработанного мифенина, обломки керамической плитки с цветочным узором, а какому-то старику сказал, что ею «древняя деревянная табличка писца» изготовлена не больше года назад и что тому следует поскорее с ней расстаться, пока цена на тиковое дерево еще держится, так как не прибыли караваны Низкого сезона. А затем Хет наткнулся на маленькое сокровище.

Женщина была не старше Илин, босая, в кафтане из домотканой материи, которая от долгой носки стала совсем серой, с двумя маленькими детьми, цепляющимися за ее юбку. В руке она держала небольшой блестящий предмет, который Хет взял в руки весьма уважительно. Предмет имел в длину около двух дюймов и был сделан из тяжелого дымчатого стекла.

— Какая-то птица? — спросила Илин, перегибаясь так, чтобы тень Хета не мешала ей смотреть.

Он локтем отстранил ее.

— Нет, это морское животное. Вот эти похожие на крылья выступы и треугольный хвост служили ему для плавания в воде. Видишь, они гладкие, без перьев.

— О, я о таких читала. Они и сейчас еще живут в Последнем море.

Женщина смотрела на них с надеждой в глазах. Хет спросил ее:

— Этот кусок отбит от чего-то, возможно, от сосуда. У тебя больше ничего нет?

— Нет. — Она нервно облизала губы, и Хет подумал, что женщина очень близка к тому, чтобы сменить ярус на более низкий. Если б она уже жила в Восьмом и ей грозило бы изгнание, она бы выглядела куда более испуганной. Сколько…

Он вернул ей обломок.

— Отнеси его в Академию. Проси пятьдесят дней, но не отдавай меньше, чем за сорок. Это справедливая цена. Вся ценность тут в материале. Теперь такого стекла не найдешь.

— Сорок? — Удивленная, она тщательно спрятала осколок. — Неужели так много?

— Это справедливая цена. Они не будут торговаться. Но на всякий случай проси пятьдесят.

Глядя, как женщина собирает детей и исчезает в толпе, Илин спросила:

— Если это такая редкость, то почему ты сам не купил?

— Я не могу дать ей такую цену. А она не может взять меньше.

— Но ты же назвал цену?

Иногда Илин бывала настырна и тупа. Он бросил на нее косой взгляд.

— Есть люди, которых мне приятно было бы надуть. Но она не из их числа. Как ты думаешь, сколько она проживет в Пекле или даже в Восьмом ярусе?

Немного подумав, Илин качнула головой и ничего не ответила.

И в этот момент Хет увидел свою дичь. Дилер черного рынка небрежной походкой двигался в их направлении, иногда останавливаясь, чтобы полюбоваться на прилавки, мимо которых проходил. Хет же, когда человек был уже поблизости, проявил явно преувеличенный интерес к деятельности, кипевшей в лавке медника. Дилер на ходу закусывал жареными бобами, которые брал из дешевого глиняного горшочка, обожженного на солнце. У него было меланхоличное, непроницаемое лицо и ничего не выражающие, пустые глаза завзятого игрока. Звали его Кастер, и, хотя это был вовсе не тот человек, который приходит на рынок, чтобы полюбоваться на его шумную жизнь, все равно ни один неискушенный человек не догадался бы о настоящей цели его визита.

— Ну, удалось обделать какие-нибудь делишки сегодня? — спросил он, подойдя к Хету и Илин.

Хет дернул плечом:

— Мелочевка. Вообще последнее время тут ничего хорошего нет. На рынке один мусор, больше ни черта.

— Фигня одна, — согласился Кастер, тяжело вздыхая.

Дилеры — даже дилеры черного рынка — никогда не признавались, что дела у них идут хорошо. Рынок всегда был никудышный, продававшиеся там редкости мусор, или подделки, или дерьмо, которого всегда как грязи. Кастер осторожно указал на Илин.

— А это кто?

— Моя ученица.

— Ты взял ученика? — Его любопытство так возбудилось, что Кастер даже как-то ожил. — Тарги Изода озвереет. Он же хотел, чтобы ты взял его сына.

— Его сын идиот.

Кастер кивнул в знак полного согласия.

— Но ему этого не объяснили. О, я знаю, ты ему говорил, да только он слушать не стал. Я его парнишку тоже на дух не переношу, это уж точно! — Он поглядел на Илин с новым интересом. — Сагай тебя тоже будет обучать?

— Сагай еще не решил, но это возможно. — Хет решил, что Кастер уже созрел для разговора о делах, но хотел, чтобы инициатором стал дилер.

Кастер мечтательно оглядел ближайшие лавки.

— Ищешь чего или просто ее натаскиваешь?

Хет с сожалением покачал головой:

— Есть у меня покупатель, которому нужна хорошая вещь, но я для него ничего подходящего никак не найду. А его жетоны, между прочим, с верхних ярусов.

— Даже так? Плохо дело. — Кастер предложил горшочек с бобами Илин, которая взяла одну фасолину и разгрызла ее очень осторожно. — Он имеет в виду что-то определенное? Может, я тебе что-нибудь подыщу?

— Овал из мифенина, поверхность фасеточная, в центре вырезанная фигура с крыльями; вид примерно вот такой… — Легкими штрихами на пыльной стене Хет набросал контуры фигуры. — Другая же… — Хет чувствовал себя глупо, даже описывая эту вещь, которая совершенно не походила на древность. Если б он не видел ее изображения на страницах аутентичного текста Выживших, он бы сам не поверил в ее существование… — Большой прямоугольный блок, размер примерно четыре на два фута, на поверхности гравированный узор из линий.

Брови Кастера полезли на лоб, но он не сказал ничего, что вызвало бы сомнение в успехе поисков такой нелепой штуковины. Он помолчал, Хету даже показалось, что молчание длилось немного дольше, чем надо. Потом спросил:

— А насколько сечет в деле твой покупатель?

— Еще как сечет! — А Илин Хет объяснил: — Он спрашивает, примет ли покупатель подделку.

— Ох! — воскликнула она с удивлением.

— Обязан спросить, — объяснил ей Кастер. — Искусным ремесленникам тоже кушать надо. — Потом поинтересовался у Хета: — Это возвращение?

Некоторые коллекционеры нанимали дилеров, чтобы «возвратить» вещи, украденные то ли из их собственных коллекций, то ли из чужих, то ли из Академии. Хет понял, что ему сегодня везет.

— Давай лучше назовем это «вторичной находкой».

— Я знаю овальную вещицу или, во всяком случае, похожую на нее как две капли воды. Но ее больше на рынке нет.

— Надо разузнать подробности.

— Я сделаю, что смогу, но эту сделку организовать не сумею. Честно. Скажи ему, пусть ищет что-то другое.

— Частный коллекционер? — Кастер пожал плечами.

— Мы могли бы заплатить и за имя.

Кастер помолчал, показывая, что такие дела его не интересуют.

— Я спрошу, но ни на что не рассчитывай.

Для Хета это было хорошим знаком.

Глаза дилера внезапно прищурились.

— Ха! Ну и компания же у нас! — На краю рынка появились носилки, крикливо-пышные, с цветастыми шелковыми занавесками и множеством золоченых арабесок. Это был паланкин Лушана.

Кастер нырнул в толпу, и Хету очень хотелось последовать за ним. У него все еще болела голова, и для встречи с Лушаном настроения не было.

Человек в грязной и заношенной до дыр одежде уже давно сидел неподалеку, деликатно держась вне пределов слышимости. У него был вид и запах мусорщика, который зарабатывает прочисткой засорившихся сточных труб где-то на Восьмом ярусе. Теперь он решительно шагнул вперед и бросил у их ног мокрый мешок с кучей каких-то липких обломков, видно, собранных в городских стоках. Илин вцепилась пальцами в стену и отшатнулась, почувствовав всю силу аромата.

Хет наклонился, чтобы порыться в мусоре. Может, зловоние заглушит омерзительный запах притираний Лушана?

— Редкости! — сказал старик, улыбаясь им беззубой улыбкой.

— Такое часто бывает? — спросила Илин. Ей с трудом удалось сделать вдох, но выглядела она так, будто ее вот-вот вырвет.

— Иногда таким образом удается найти что-нибудь любопытное, — ответил Хет. Палочкой он отгреб в сторонку несколько сломанных деталек часовых механизмов — неопытные люди нередко принимали их за кусочки механизмов магических машин. — Это не древности, это тоже не древность. — Уголком глаза он продолжал следить за Лушаном, который с трудом вылез из паланкина и теперь, колыхаясь, тащился в их сторону. Он носил золотистую шелковую верхнюю мантию, ослепительно сверкавшую в злом солнечном свете; один из слуг расчищал ему дорогу, тогда как другой держал над его головой зонтик с кисточками, не позволяя солнцу пробиться через бесконечные слои кисеи, окутывающие лицо хозяина. Двое здоровенных наемников болтались позади носильщиков. Лушан посещал все рынки по очереди, чтобы присмотреть за дилерами, работающими на него, и попугать своих конкурентов. Просто Хету не повезло, что он пришел на этот рынок именно сегодня.

Лушан приблизился к ним, когда Хет выудил из кучи мусора несколько кусочков мифенина.

— Я вижу, у тебя новый мальчишка-помощник, — произнес брокер. — Неужто торговля дерьмом из сточных труб так прибыльна?

Илин моргнула — ее приняли за мальчишку, хотя она на этот раз и не маскировалась. Однако она благоразумно воздержалась от ответа. Мусорщик удивленно поднял на нее глаза. Мухи и оводы слетались со всех сторон, привлеченные пятнами на его одежде.

— Неужто я отбираю у тебя твой хлеб? Говорят, ты с этого начинал, ответил Хет.

Поговаривали, что Лушан родился в Восьмом ярусе и оттуда пробился наверх. Брокер терпеть не мог, когда ему об этом напоминали. Его чадра всколыхнулась — единственное свидетельство раздражения.

— Ты еще приползешь ко мне на брюхе за работой, крис. А куда тебе деваться! — Лушан злобно махнул своим слугам, и вся процессия проследовала дальше.

— Этот омерзительный тип решил, будто я мальчишка, — сказала Илин. Ее возбуждение было неподдельным.

«А вот это чудесно, — подумал Хет, глядя, как исчезает вдали чудовищная фигура, — но ты все же всего лишь одна из моих самых малых неприятностей». Жетонов, которые ему заплатит Илин, было достаточно, чтобы заплатить долг Лушану, да и дразнить его было весело.

— Это Лушан. Он слеп на один глаз, — ответил ей Хет. — Да, пожалуй, это удачно, что он принял тебя за мальчишку. — Репутация Лушана среди женщин-дилеров была какой угодно, только не белоснежной.

— Она же девушка, — сказал пораженный мусорщик, глядя на Илин.

— Мы знаем, — заверил его Хет. — Восемь кусочков меди за все.

— По рукам.

Когда мусорщик, забрав кусочки меди и свой мешок, ушел, Илин спросила:

— Почему этот Лушан хочет, чтобы ты работал на него?

— Он очень жадный подонок, но ему до меня никто этого не говорил. Хет, сощурившись, смотрел в небо. Уже с самого утра он чувствовал, что с востока надвигается дождь, а теперь на сверкающей синеве появилось несколько темных тучек. Все торговцы с надеждой посматривали на эти облака, вытирали горшки и всякую другую посуду, выставляя ее на всякий случай возле себя.

— Что ж, сказанное Кастером обнадеживает, — заметила Илин, вытирая кирпичную пыль с рук подолом своего кафтана. — Как ты думаешь, он что-то знает?

— Нет, но считаю, в самом недалеком времени он что-нибудь выкопает.

Внезапно пошел дождь. Облака были почти прозрачные, поэтому солнце продолжало ярко светить. Капли падали крупные, но редкие. Вся торговля остановилась, ибо продавцы стремительно кинулись на открытые места, чтобы собрать жалкие капли в горшки и ведра, а в самом крайнем случае — на свои тела. Хет просто улегся на стене, подставляя дождю все тело.

Дождь кончился так же внезапно, как и начался, и торговля на рыночной площади возобновилась. Беспокойство, лихорадившее всех, как-то улеглось, хотя дождь был так короток, что вряд ли мог хоть немного сказаться на цене воды на сегодня.

Илин воспользовалась своим влажным шарфом, чтобы смыть пыль с лица.

— А мы сейчас не можем сходить к Риатену?

Она вела себя на своем первом уроке спокойно, во всяком случае, большую часть времени, решил Хет. Что ж, пришла очередь сыграть по ее правилам, хотя бы пока. Он улыбнулся Илин.

— Пойдем, когда ты купишь мне завтрак.

На пути к пандусу, ведущему на Третий ярус, Хет оказался позади группы людей, возглавляемой почтенным торговцем с Пятого яруса, которая направлялась в дом какого-то патриция, чтобы показать ему частным порядком образцы своих товаров. Стража у ворот пропустила и торговца, и Илин с Хетом, не задавая никаких вопросов.

— Я думала, у нас будут трудности, — призналась Илин, когда они оставили за спиной ворота и двинулись по центральной улице Третьего яруса. Дома патрициев здесь несколько раз обворовывали за последние десять дней. В Третий ярус вход разрешался в течение всего дня, но прекращался после захода солнца для всех, кроме самих патрициев и их слуг. Ворота в Доках были единственными на нижних ярусах, где стояла стража, но даже они никогда не закрывались, и все петли давно проржавели.

Хет пожал плечами, ему было интересно все, что он видел вокруг, так что отвечать не хотелось. Ведь его предыдущие вылазки сюда приходились на ночное время,


убрать рекламу






когда доступ для выходцев из нижних ярусов прекращался, а настоятельная необходимость остаться незамеченным требовала безлунных ночей: это лишало его возможности составить полное впечатление о здешних достопримечательностях.

Казалось, Третий ярус мало чем отличается от лучших жилых районов Четвертого. Лавок тут было поменьше, и торговали они преимущественно предметами роскоши. В них сидели продавцы мяты и других редких трав, книготорговцы и ювелиры, которые из нитей драгоценных металлов изготовляли сетки и цепочки; все эти ремесла ориентировались исключительно на богатых людей. Торговля вразнос почти отсутствовала, гадальщики тоже, в переулках не толпились лодыри и бедняки. Ремесленники, покупавшие привозное сырье и создавшие славу Чаризату своими экспортными товарами, работали обычно в ярусах ниже Четвертого.

Здесь жили менее знатные патрицианские семьи, размещавшиеся в больших усадьбах, расположенных вблизи от чисто выметенных улиц, за высокими стенами и воротами, преграждавшими вход в частные дворы. Многие дома горделиво поднимали свои ветровые башни — высокие узкие надстройки на крышах, ловившие ветер узкими вентиляционными бойницами, чтобы снабжать чистым воздухом весь дом. Сквозь редкие незапертые ворота Хет мог видеть то колонну, то фонтан, то растения в больших горшках.

— А зачем тебе нужен партнер? — внезапно задала вопрос Илин. — Разве это не уменьшает твои доходы?

Хет фыркнул, обдумывая ответ.

«Доходы? Плохо ты, однако, разбираешься в делах, Илин».

— Сагай учился в Гильдии ученых Кеннильяра. Ему бы следовало сидеть в Академии, но туда чужеземцев-ученых не берут.

Удивленная Илин обдумывала услышанное.

— А тогда зачем ему нужен ты?

— Другие дилеры смотрят на него, видят его седину и думают: вот сидит старик, который может стать легкой добычей. Он-то на самом деле куда более крутой, чем выглядит, но ему приходится все время это доказывать. А он не любит калечить людей. — Хет искоса глянул на Илин. — А мне это менее противно, чем Сагаю.

— От твоих слов меня прямо в дрожь бросает, — отшутилась она, сохраняя тем не менее совершенно неподвижное лицо. — Неужели тебя кто-нибудь боится?

— Каждому нужен кто-то, кто подстрахует его с тыла. — Он смущенно пожал плечами. — На Восьмом ярусе меня как-то раз пытались поймать охотники за костями. Сагай наткнулся на нас как раз в ту минуту, когда они собирались перерезать мне глотку. Еще чуть-чуть, и он опоздал бы. У меня до сих пор есть шрам.

Охотники за костями хватали любого, а потом утверждали, что это кости крнса, казненного преступника или ребенка, родившегося в сорочке. Их главными охотничьими угодьями был Восьмой ярус, где царила страшная нужда, так что если они похищали ребенка, то его семья скорее ощущала радость, смешанную с чувством вины, а потому вероятность погони вопящей стаи родственников и соседей была маловероятна Многие поставщики костей на самом деле торговали костями ящериц или крыс, а также крали трупы из мертвецких до того, как те подвергались кремации. Но всем им было известно, какие кости приносят наибольший доход.

Охотники за костями, напавшие на Хета, не убили его сразу только потому, что знали — от своего покупателя они получат больше, если докажут, что он и в самом деле крис. Поэтому они и заспорили, как лучше это сделать: показав его мертвым или живым? Он очнулся, лежа лицом вниз на пропитанном кровью полу покойницкой. Голова трещала, его рвало, он был связан, так что двигаться не мог, и задыхался от кляпа во рту. Тот разбойник, который считал, что предъявлять лучше мертвяка, только что одержал в споре победу. Он схватил Хета за волосы и приставил ему к горлу острый кривой нож, служащий обычно для сдирания кож. Вот тут-то Сагай и свалился им на головы через люк в крыше лачуги. Никого из охотников в живых не осталось, а Сагай и Хет с тех пор могли беспрепятственно спускаться по делам в Восьмой ярус.

— О! — воскликнула Илин, чувствуя, что совершила какую-то неловкость. Но почему же ты остаешься здесь, где тебя поджидают такие опасности?

— Тут самые лучшие редкости, — ответил он так, будто это объясняет все. — А кроме того, ведь все равно когда-нибудь придется помирать.

У ворот, ведущих на Второй ярус, в тени, падавшей от пилонов, Хет, пока Илин договаривалась о проходе, отдыхал и думал о том, каким таким способом она умудрится пройти через хорошо охраняемые ворота сама, не говоря уж о нем.

Илин, однако, всего-навсего предъявила печать величиной с торговый жетон. Стражник торопливо поклонился и махнул рукой своим товарищам, чтобы они открывали тяжелые металлические ворота, украшенные резьбой.

— Если древности так дороги, то почему вы с Сагаем так бедны? спросила Илин, когда они шли по широкой улице, где не было даже признака вони от сточных канав. Высокие стены, скрывавшие частные дома, тянулись вдоль всей улицы. Здания за ними были велики, украшены куполами, сверкающими шпилями или высокими тонкими башенками, выложенными золоченой плиткой. Все кругом было из известняка или мрамора, и даже стены украшались узорами из полудрагоценных камней или мозаикой из эмали и стекла. Близилась середина дня, так что народу на улицах было мало: слуги, спешившие по поручениям хозяев и удивленно таращившиеся на Хета с Илин, да одинокие фигуры патрициев в чадрах и со слугами, закрывавшими их от солнца белыми зонтиками. Покрытые потом носильщики тащили богато изукрашенные паланкины с прозрачными шелковыми занавесями и золочеными украшениями на ручках.

— Ни один из нас не может купить лицензию на право пользования монетами имперской чеканки, так что если мы каким-то чудом нападем на редкую вещь, мы не можем продать ее коллекционеру, — объяснил ей Хет. Они только недавно миновали ворота, но эта улица уже успела вызвать у него раздражение. Она была слишком чиста, слишком тиха, слишком хорошо охраняема, и они на этой улице привлекали внимание одним фактом своего присутствия. На Третьем ярусе было куда больше деятельности, торговцев, метельщиков улиц, и он не ощущал там на себе подозрительных взглядов. — Мы можем заниматься только мелочевкой, достаточно дешевой, чтобы обмениваться на торговые жетоны, и брать комиссионные за оценку или помощь в заключении сделки, если, конечно, продавец нас не надует. А Сагай еще частенько уступает неплохие дела людям, которых он жалеет.

— Это Сагай, значит, так поступает? — Голос Илин звучал почему-то насмешливо.

Встречные обходили их далеко, одна старуха демонстративно подобрала юбки и трясла ими, будто боясь заразы. Илин на все это обращала внимания еще меньше, чем Хет.

Они шли вверх по улице, пока наконец Илин не свернула на посыпанную галькой дорожку, которая вела через что-то вроде общественного садика, где в каменных вазах росли быстро расцветающие цветы пустыни и низкие колючие деревца. Вскоре они подошли к высокой калитке, покрытой изображениями лиан и листьев. Стоило Илин протянуть руку к щеколде, как калитку открыл изнутри ликтор в белых одеждах и с духовым ружьем за плечами.

Хет замер на месте, и Илин, уже прошедшая в калитку, обернулась к нему:

— Пошли. Это частная дорога на Первый ярус. Она куда короче, чем если идти через главные ворота.

Хет еще колебался. Он знал, что ему придется побывать в местах, где люди с духовыми ружьями будут преграждать ему дорогу домой, но только сейчас до него дошло, как глубоко на вражескую территорию его завлечет это предприятие. Илин уже проявляла признаки нетерпения. «Слишком поздно пятиться назад», — сказал он себе и поплелся сквозь калитку.

Ликтор смотрел на них ничего не выражающими глазами.

Глава 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Дорожка уводила все дальше и дальше в глубину сада. По обеим ее сторонам поднимались патрицианские дворцы, впереди громоздилось черное облако стены, служившей основанием Первого яруса. Хет заметил, что земля между вазами с цветами и деревцами была покрыта «серебряным мечом» крошечным растением с узенькими листочками, похожими на белые иголки и блестящие волоски, отражающими яростный солнечный свет и превращающими землю в сверкающий ковер. Он подумал: а знают ли патриции этого яруса, что это растение встречается в песчаных «карманах» в сердце Пекла? Если б знали, то небось послали бы своих слуг тотчас выжечь такую пакость.

Они достигли стены яруса раньше, чем Хет заметил калитку, о которой ему говорила Илин. Прямо в стене был вырублен проход с узкими ступенями, уходящими вверх. Всякий, кто поднимался по ним, был скрыт от чужих взглядов выступом неровной стены; углубления же, в котором вилась лестница, с улицы, проходившей вдоль сада, вообще не было заметно.

— Лестница идет прямо к дому Риатена, — объясняла Илин, карабкаясь по узким и крутым ступенькам. — Но ты, конечно, никому об этом не должен говорить. — Хет промолчал. — Должна сказать, что ты здорово скрываешь свой энтузиазм при виде этого яруса.

Илин уже достигла верха, где ступеньки вели во двор выложенный синей и золотистой плиткой, с трех сторон огороженный стенами очень большого и красивого дома из полированного известняка. Хет, следовавший за ней еще медленнее, чем прежде, отозвался:

— Зато когда мы будем спускаться обратно, я выкажу весь энтузиазм, на который способен.

Илин остановилась и бросила на него суровый взгляд:

— А ведь тебе и вправду все не так уж тут нравится, верно?

Прямо перед ними во внутренней стене дома была дверь, перед которой стояли еще два ликтора с пневматическими ружьями. Это была вполне разумная предосторожность. Любой, кто пробрался бы по лестнице, оказывался в ловушке. Узкие прорези окон второго этажа скорее предназначались для стрельбы из укрытия, нежели для вентиляции комнат. Хет начал чувствовать себя как козел, которого ласковыми словами заманили на бойню. Он ответил:

— Разумеется.

Ликторы узнали Илин и открыли им дверь без всяких расспросов, тут же опять заперев ее. Внутренние стены вестибюля были облицованы синей плиткой различных оттенков, что создавало иллюзию прохлады; у подножия лестницы, ведущей внутрь дома, журчал трехъярусный фонтан.

Они поднимались, минуя площадки, откуда резные арки вели в другие комнаты. Весь дом Нетты уместился бы вместе с крышей и прочим внутри одного здешнего лестничного колодца. Стены украшала плитка, но там, где ее не было, сверкал полированный мрамор. Тут было действительно куда прохладнее, чем во дворе. И уж конечно, не пахло человеческими испражнениями и немытыми телами, а лишь слегка веяло запахом горящего сандалового дерева.

Но самым странным была тишина. Ни шума с улиц, ни криков, доносившихся сквозь щели в стенах соседних домов, не было слышно и обитателей этого дома. Это был тот тип тишины, который Хет встречал лишь на просторах Пекла. Несмотря на безмолвие, а может быть, именно из-за него, плечи Хета напружинились, будто он ожидал нападения сзади.

На следующей площадке лестницы большая дверь с занавесями из тюля вела во внутренний двор под открытым небом. Там Хет остановился, чтобы посмотреть, заинтересованный происходящим против своего желания. На согретом солнцем сером камне двора человек десять, все в возрасте Илин и даже моложе, совершали ритмические движения какого-то формализованного ритуального танца. Хет сразу же узнал эти движения: первая подготовительная ступень к освоению старинного боевого искусства — единственного вида древних искусств, дошедшего до нынешних времен почти в неизменном виде. Магия Хранителей тоже была искусством Древних, но она шла не от природы, как не от природы было и нашествие Пекла, а потому большинство Выживших от нее отказалось.

Танец учеников во дворе отличался медлительностью — ведь это всего лишь упражнение, которое должно приучить мышцы подчиняться определенным командам. Сами же движения, которым обучались, используя этот прием, были более грациозны — и смертельны, — и ими овладевали позже. «Значит, именно здесь Илин научалась убивать разбойников», — подумал Хет.

Илин подошла к нему, посмотрела и сказала:

— Их так мало. С каждым годом посвященных становится все меньше, говорит Риатен.

Хет ничего не ответил. По его мнению, их и без того было больше чем достаточно.

Сверху лестницы донеслись шаги.

Хет автоматически прижался спиной к стене.

Это был Гандин — молодой и старательный Хранитель, сопровождавший вчера Риатена и Сеула. За ним следовал вооруженный ликтор. Гандин был одет в белую мантию Хранителей, и так как он находился дома, то его чадра была откинута.

— Илин, наконец-то ты вернулась! Риатена вызвали к наследнице. Он хочет, чтобы ты присоединилась к нему там.

— Я подожду тебя снаружи, — буркнул Хет. Снаружи на Третьем ярусе, если ему удастся миновать ворота.

— Нет, — вмешался Гандин. — Он хочет, чтобы ты тоже явился туда.

— Я?

Илин оглядела себя и прикусила губу.

— Мне надо переодеться. Они меня и сквозь первые ворота не пропустят в таком виде. — Она посмотрела на Хета. — И тебя тоже. В противном случае все начнут вынюхивать, кто ты такой да почему там находишься.

И прежде чем Хету удалось придумать повод отказаться, ликтор взял его за руку и повлек по проходу в противоположном направлении.

Комната, в которую его почти втолкнули, имела высокий потолок, круглый мелкий бассейн в центре и освещалась через отверстие в потолке. На одной из стен висело большое зеркало. Хет высвободил руку резким рывком, но оказался лицом к лицу с Гандином.

— Прежде всего отдай оружие, — сказал тот.

Если бы у Хета было оружие, он наверняка воспользовался бы им сейчас, не позволив засадить себя в комнату наедине с Хранителем.

— У меня его нет.

Вероятно, по причине природной недоверчивости Гандин уперся:

— У тебя был нож вчера в Пекле.

— Твои ликторы украли его. И «блошиный глаз» тоже. Не иначе, такие крошечные линзы у вас почитаются за большую опасность. — Этот прибор и янтарная бусина на рукоятке ножа стоили Хету нескольких месяцев честной работы, но он сомневался, чтобы они много значили для Хранителей.

— Не верю, — решительно бросил Гандин. — Обыскать его.

Ликтор сделал шаг вперед, и Хет сбросил на пол бурнус, послушно подняв руки вверх. Обыск был проведен тщательно, но без грубости, и Хету пришлось с ним примириться, тем более зная, что они все равно ничего не найдут. Он не спускал глаз с Гандина, за что и был вознагражден густым румянцем стыда на щеках юноши. Наконец ликтор закончил обыск и сказал:

— Ничего нет. Даже фруктового ножичка.

— А мы на Шестом ярусе фруктов не едим, — сказал Хет, скрещивая руки на груди.

Гандин почувствовал себя неловко, когда выяснилось, что он ошибся, но постарался не показать этого. Вошел другой ликтор с узлом одежды в руках. Гандин взял у него одежду, сунул ее в руки Хету и буркнул:

— Надевай.

Хет обнаружил в узле длинное одеяние из отбеленного хлопка, мягкого, как шелк, чадру из тонкой, как паутина, кисеи, широкий пояс из серебряных бус и великолепной кожи. Такой кожи он еще никогда в руках не держал. А ведь это небось у них тут идет за второй сорт, а может даже и третий.

— Скажи «пожалуйста».

Никто из ликторов не рассмеялся. Либо они были отлично вышколены, либо Хет недооценил статус Гандина. Тот скрипнул зубами и ответил:

— Шевелись!

— Ладно, тогда выметайтесь отсюда.

От такого нахальства Гандин вздрогнул. На высших уровнях все были уверены, что слуги, лица без гражданства и прочие «нелюди» не имеют права на уединение, да и не нуждаются в нем. А именно это право патриции ценили превыше всего. Именно по этой причине Гандин и другие молодые Хранители-мужчины позволяли себе без всякого стыда снимать свои чадры при Хете. Поскольку он не был личностью, никакого значения не имело, увидит он их лица открытыми или нет. Придя в себя, Гандин начал было:

— У меня нет времени для…

— Ах, так мы, значит, торопимся? — прервал его Хет.

Для него стыдливость не так уж много значила еще и потому, что он привык к общественным баням нижних ярусов, но зато он знал, что для них она важна, а потому намеревался поставить на своем.

— Хорошо! — рявкнул Гандин, потерпев поражение и отлично это понимая. Только поторопись! — Он сделал знак ликторам и последовал за ними.

Но Хета обмануть было трудно — он отлично знал, когда противник бежит с поля боя.

Он не стал задерживаться, так как, по-видимому, действительно имело место нечто срочное, но главным образом потому, что считал: чем скорее с этим будет покончено, тем лучше. Он разделся, натянул тунику, надел мантию, подпоясался, подоткнув полы так, чтобы не запнуться о них. Свои сапоги он, однако, оставил, так как не привык к сандалиям и боялся, что они помешают ему бежать. Потом посмотрелся в зеркало и отбросил всякие возражения против головного убора и чадры — без них он выглядел бы как рабочий парнишка с какого-нибудь высокого яруса.

Вернулся Гандин. На этот раз его лицо было, как и полагалось, закрыто чадрой. Хранитель поглядел на тщетные усилия Хета справиться с кисеей, и грубовато предложил:

— Давай помогу.

Хет колебался. Вообще-то людей, которым он разрешал приближаться к себе, было мало, и все они жили в доме Нетты — там, на Шестом ярусе. Он раздраженно напомнил себе, что его присутствие настоятельно требуется где-то еще и что если бы Гандин хотел его прикончить, то он сделал бы это, не смущаясь присутствием ликторов. И все же Хету пришлось сделать над собой большое усилие, чтобы повернуться к юному Хранителю спиной на столько времени, сколько потребовалось тому на возню с чадрой.

В прохладном коридоре его ждала Илин, одетая в кафтан и мантию белого шелка. На тонкой серебряной цепочке к поясу была привешена боль-палка.

— Почему так задержались? — требовательно спросила она.

— Надо было, — ответил Гандин. — Пошли.

— Подождите, — прервал их Хет, который вовсе не собирался позволить тащить себя быстрее, чем то было необходимо. — Сначала дело.

— Это еще что? — спросила Илин, сердито хмуря лоб. Гандин вообще чуть не взорвался.

— Жетоны, которые ты мне все еще должна.

— Ах, это! — Ей явно полегчало. Возможно, она ждала, что Хет вообще откажется идти. — Ты хочешь получить их сейчас?

— Нет. Я хочу, чтобы ты послала кого-нибудь вручить их одному брокеру, занимающемуся редкостями. Это на Четвертом ярусе — самый большой дом на третьем дворе от угла Театральной улицы. — Смысла называть имя Лушана не было — это был единственный брокер по редкостям во всем дворе.

Удивленная Илин позвала ликтора и проинструктировала его, не обращая внимания на кипящего негодованием Гандина.

После этого Хет двинулся следом за ними. Мягкая чадра все время норовила сползти ему на шею, и он чувствовал себя ужасно неуютно. Они прошли еще через несколько прохладных пустынных залов, миновали двое запертых и охраняемых ликторами ворот и наконец оказались в открытом квадратном дворе, который превосходил даже форум Четвертого яруса. Площадь была вымощена плитами черного мрамора и обнесена колоннадой из красного оникса. Хет перестал даже приблизительно оценивать увиденное.

— Это место, где патриции провозглашают новых Электоров, — пояснила Илин, пока они пересекали двор. Она показала на огромное сооружение, которое виднелось над вершиной колоннады. — А это сам дворец. Он представляет собой как бы модель всего города.

Дворец поднимался восемью концентрическими ярусами, подобно Чаризату, но только его внешние стены были выложены полированным известняком и мрамором, сверкающими в солнечных лучах, а его кремовая поверхность разнообразилась балконами и террасами.

— Означает ли это, что в нижних пяти ярусах дворца вода тоже тухлая? спросил Хет.

Гандин бросил на него острый взгляд, но Илин спокойно ответила:

— Это не вполне точная модель.

Над колоннадой виднелись и другие здания; их купола и шпили отражали солнечные лучи подобно драгоценным камням… все, кроме одного. Его огромный купол рисовался на ярко-синем небе черной громадиной, будто вырубленной из обсидиана или оникса. Хет был просто вынужден спросить:

— А это что?

Илин приложила ладонь ко лбу, и лицо ее помрачнело.

— Это Цитадель Ветров. Это тюрьма для… ну… для Хранителей, которые воспользовались своей силой неразумно… и сошли с ума. Сейчас она принадлежит Аристаю Констансу. Ее отдал ему Электор.

Хет и раньше слышал упоминания об этом месте; обычно от факиров, которые считали его таким же средоточием Силы, как Мертвые Земли или Солнечные Горы. А он считал это таким же мифом, как и те два места.

— Разве сошедших с ума Хранителей не казнят? — Илин что-то говорила насчет того, что ее «отправят прочь», если она сойдет с ума, но Хет счел это выражение своего рода эвфемизмом.

— Раньше казнили. Но ведь нужно было место, в котором их можно было бы содержать до суда. Теперь таких тоже отправляют туда, но для того, чтобы служить Констансу. — Она взглянула на Хета. — Все говорят, что Цитадель построена магами во времена Выживших.

— Нет, на Выживших это не похоже, — возразил Хет, всегда скептически относившийся к подобным притязаниям. Единственными аутентичными постройками времен Выживших в Чаризате были несколько голых, похожих на пещеры каменных зданий вблизи доков; они и сейчас еще использовались в качестве складов. Выжившие ли, маги ли, они все равно не имели таких ресурсов чтобы строить роскошные дворцы.

— Как ты смеешь утверждать такое, впервые видя Цитадель, да еще издалека? — сердито спросил Гандин.

Хет даже не стал утруждать себя ответом.

С площади они вышли на широкую авеню, по сторонам которой шла двухъярусная колоннада для зрителей церемониальных процессий. Тут народу попадалось побольше. Патриции в пышных мантиях с узорами из золотых и серебряных бусин и вышивок, величественные паланкины, такие большие, что их несли шесть или восемь носильщиков сразу, придворные чиновники в золотых шапочках, за которыми следовали целые процессии слуг и писцов. Хет все пытался избавиться от иррационального ощущения, будто все они смотрят на него, зная: если это даже и так, то лишь потому, что они принимают его за Хранителя, а не из-за сверхчувственной способности определять чужих. За колоннадой раскинулась еще одна площадь: здесь на них упала тень самого дворца. Широкая пологая лестница вела к тройной арке, открывавшей доступ на первый ярус; блеск полированных поверхностей стен чуть ли не ослеплял входящих.

Ликторы у арок носили тяжелые золотые цепи — знак имперской службы. Гандин остановил Илин и Хета у первых ступеней лестницы и повернулся к своим людям, чтобы дать им приказ ожидать его здесь.

— Частным телохранителям не разрешается входить во дворец или находиться в присутствии Электора, — объяснила Илин. Она бросила на Хета критический взгляд. — С этой чадрой никто не увидит, какие у тебя зубы. Но ты на всякий случай не улыбайся.

— Вот уж не думал, что из-за зубов у меня будут проблемы!

— Хм-м-м. Надеюсь, они не заметят и твоих глаз.

— Существует такой простой трюк — не надо смотреть людям прямо в лицо, — ответил Хет, отводя глаза частично для того, чтобы показать, как это делается, частично чтобы посмотреть на множество имперских ликторов, стоявших по периметру площадки перед входом во дворец. Видимо, Электор в любой момент был готов отразить вооруженное нападение.

— Там, к сожалению, полно очень наблюдательных людей, — сказал Гандин, возвращаясь. Голос у него был мрачный.

— Тогда, пожалуй, тебе будет лучше подождать снаружи, — предложил Хет. Он нервничал и без этого мрачного вестника несчастий.

Гандин вскипел, но Илин торопила:

— Риатен ждет. Пошли.

Вверх по лестнице, вперед, мимо ликторов. Хет обильно потел, несмотря на то что материя мантии была куда легче, чем казалась.

Зал за арками был обширен и высок, стены плавно закруглялись к уплощенному куполу потолка. Все поверхности оказались выложены мрамором темных тонов, длинные проходы вели во всех направлениях. В нескольких десятках шагов от них, у одной из стен огромного зала приютился маленький, из светло-серого мрамора павильончик, увенчанный куполом, со стенами, изрезанными узкими дверями через равные интервалы. Пока Хет его рассматривал, внутри вспыхнул слепящий чистый белый свет и тут же погас.

Хет был поражен до глубины души, когда понял, что именно находится в этом павильоне. «Чудо» — легенда среди дилеров и коллекционеров древностей. Это действительно была волшебная машина, причем одна из немногих, которая функционировала, а не служила только для украшения. Правда, в чем заключались ее функции сказать было невозможно.

Илин потянула его за рукав, и он понял, что таращится как идиот.

— Сейчас смотритель зала спросит нас о причинах визита, — шепнула Илин.

Человек, который к ним приближался, был низкого роста, очень толст, облачен в мантию, густо покрытую золотым шитьем и кружевами, с массивными золотыми серьгами в ушах и в ажурной золотой шапочке. Золота, которое было на нем, хватило бы, чтобы кормить все население Восьмого яруса в течение месяца.

— Мы — Хранители, — сказала Илин, как показалось Хету, с ненужной официальностью. Но, видимо, в данном случае от нее как раз ожидали такого объявления очевидного. — Мы пришли по приказу Мастера-Хранителя.

Крашенные хной брови смотрителя поднялись в удивлении, может быть, оттого, что к нему обратилась Хранитель-женщина. Однако он низко поклонился и сказал:

— Разумеется. Мастер Риатен предупредил нас о вашем появлении. Он высказал пожелание, чтобы те, кого зовут Илин сон Диа'риаден и Гандин Риат, были допущены к нему немедленно, пока третий подождет здесь.

— Благодарю вас, — поклонилась в ответ Илин. Когда же смотритель важно удалился, она шепнула Хету: — Жди нас тут.

Хет проводил их взглядом, затем оглядел зал, полный патрициев и слуг, бегавших взад и вперед, обдумал возможные последствия того, что Риатен сначала захотел поговорить наедине со своими Хранителями, пока он, Хет, сидит тут в ловушке.

Но в это мгновение снова вспыхнуло Чудо, его свет хлынул сквозь узкие двери из специально построенного для него помещения. Две патрицианки подошли к одной из дверей и стали смотреть внутрь, пока новая волна света не заставила их отшатнуться. Они повернулись спиной к павильону и направились к аркам, оживленно болтая о чем-то.

«Он не охраняется, — подумал Хет. — Во всяком случае, не больше, чем зал». Сердце Хета колотилось, но на этот раз не от страха. Он много лет слышал разговоры о Чуде, видел его изображения, но ему и в голову не приходило, что когда-нибудь он окажется рядом с этой древностью.

За Хетом никто не следил, и, как ему казалось, никто не собирался преграждать ему путь к одной из узких дверей павильона. «Будь осторожен», сказал ему сегодня утром Сагай. Случай действительно малоподходящий для любопытства — и все же это был шанс, который больше мог никогда не выпасть.

Хет подошел к одной из дверей. Внутри павильона Чудо стояло на пьедестале, сооруженном из самого обычного кирпича. Это был похожий на пирамиду камень, высотой в рост человека, из какого-то материала, темного, как пережженный уголь, с отблесками стали на боках, почему-то напоминавший темный мрамор. Свет появлялся совершенно внезапно, так что Хет даже испугался и отпрянул назад. Свет, блистающий точно огонь, должен был бы обжигать сводчатые, ничем не отделанные стены павильона и, конечно, убивать всех, кто находился поблизости от него. Но свет Чуда, видимо, не нес тепла.

Хет заставил себя снова поглядеть на Чудо. Огненное свечение, казалось, исходило непосредственно от самой темной поверхности пирамиды. Оно появлялось импульсами, подобно сердцебиению, а тишина, в которой все это происходило, представлялась какой-то неземной. Ведь каждая световая вспышка была столь ярка, что вы невольно ожидали чего-то вроде звука взрыва.

Вокруг пьедестала был установлен барьер, высотой по пояс человеку. Не приняв сознательно никакого решения, Хет вдруг обнаружил себя стоящим вплотную к барьеру. Камень снова взорвался светом в полном безмолвии, ударив Хета по глазам и на время ослепив его.

А затем кто-то сказал:

— Легенды творят реальность. Магическая реликвия… — Последовала пауза, казалось, насыщенная еле уловимой иронией. — До того, как стало известно, что это такое, эту вещь держали в императорском саду.

Хет сразу же узнал этот голос, и холод, возникший где-то в спине, проник до самого мозга костей. Способность видеть возвращалась медленно, но следующая пульсация Чуда высветила ему Аристая Констанса, стоящего совсем рядом. Глотка Хета сразу пересохла, но ему все же удалось выговорить:

— Вечно ты появляешься в самых неподходящих местах!

— О, тут я провожу как раз немало времени. — Констанс лениво облокотился на кирпичный барьер — разговорчивый, небрежный и такой же опасный, как край обрыва высокой скалы. — Кстати, я был тут и в тот день двадцать лет назад, когда это Чудо решило вдруг привлечь к себе внимание. Отлично помню тот случай. Это был день, когда я сошел с ума.

Новая пульсация Чуда опять пришлась на паузу в разговоре, и Хет снова ослеп.

— А почему ты сошел с ума? — услышал он свой голос.

Это его поразило, хотя ему и в самом деле было интересно, несмотря на то что и инстинкт, и здравый смысл во весь голос советовали ему: беги!

— Экая жалость, что кое-кому другому не пришла мысль задать этот вопрос.

— Ты имеешь в виду Сонета Риатена? — Молчание. «А он вообще-то дышит?» Дыхание должно было слышаться в тишине этого помещения, но, возможно, громкий стук крови в ушах Хета глушил другие звуки. Он поинтересовался: — И каков же будет ответ?

— Это была лучшая из ряда очень скверных альтернатив.

Если судить по звучанию голоса, подумал Хет, то


убрать рекламу






Констанс уже отвернулся от Чуда и сейчас смотрит на него самого.

Хранитель спросил:

— А ты-то как здесь оказался?

— А у меня выбора не было. — Хет старался, чтобы его голос звучал легко, без горечи. А в Чуде есть что-то, что ему надо понять, поэтому с него нельзя спускать глаз ни на мгновение. Даже несмотря на возможность того, что его в любую минуту может прикончить этот сумасшедший Друг Электора.

— Ох, думаю, был. Он бывает у всех.

— Ты собираешься кликнуть ликторов? — Хет чувствовал, что Констанс движется за его спиной, но не реагировал на это. — Нет ли у вас каких-нибудь законов против крисов, оскверняющих своим присутствием священные залы Дворца, где прогуливается сам Электор?

— Чушь собачья, — отозвался Констанс уже откуда-то сбоку, — Электор тут никогда не бывает.

Снова пульсация Чуда — сердцебиение живого холодного света. На этот раз Хет не сводил с него глаз перед началом свечения, и теперь его образ горел перед внутренним взором Хета. Если бы ему надо было описать Чудо, он назвал бы его большим пирамидальным камнем, на котором высечена полустершаяся сеть линий. И если вторая реликвия Риатена — тот большой и некрасивый прямоугольный блок не был близнецом Чуда, то уж наверняка был его двоюродным братом.

— Кроме того, это не тот тон, который я хотел бы установить в наших отношениях, — продолжал Констанс.

— Нет у нас с тобой отношений, — ответил Хет, злясь, а потому забывая об опасности.

— А разве ты сам недавно не наказал человека, претендовавшего на то, что знает все?

Кто-то возвысил голос в главном зале, и Хет инстинктивно повернул туда голову. Он понял свою ошибку, когда Констанс внезапно схватил его сзади за шею. Его голос прошипел прямо в ухо Хету:

— Риатен ничего не знает. Они не знают, ни кто мы, ни что с нами происходит, ни в чем заключается для них опасность. Мой совет — соглашайся со всем, что они будут говорить, но не позволяй им привести тебя сюда во второй раз.

Мощный толчок заставил Хета отлететь, хватая воздух руками, и он восстановил равновесие, лишь уцепившись за притолоку. Он тут же оглянулся. При свете Чуда Хет увидел, что павильон совершенно пуст.

Он сразу заметил Илин, которая разыскивала его, вглядываясь в разодетые в мантии фигуры, толпившиеся в дальнем конце зала. Хету удалось неслышно приблизиться к ней, и он оказался рядом, как раз когда она повернула голову в его сторону.

— Где ты был?

— Здесь. Ты меня не видела, что ли?

Недоверчивое выражение все еще сохранялось на ее лице, но времени на спор не было.

— Не важно. Идем.

Они шли по каким-то длинным помещениям, поднимались по широким лестницам, на которых стояли слуги. Вполне возможно, все эти повороты и изгибы коридоров были придуманы для того, чтобы запутать гостей, но Хет всегда точно знал, где находится север, как знал, где верх, а где низ. Поэтому заблудиться он не мог. Трудность была совсем в другом — не думать об Аристае Констансе.

Илин каким-то ответвлением срезала путь по длинному кривому коридору, стены которого были выложены каменными плитками цвета индиго. Через каждые несколько шагов высились столбики высотой в половину человеческого роста, покрытые золотистым электроном — сплавом золота и серебра, и на каждом из них стояла необыкновенно изящная керамическая ваза. Крышки сосудов представляли собой очень детально выполненные бюсты мужчин. Это были кремационные урны, и Хету приходилось слышать об этом коридоре. В каждой урне находился прах какого-нибудь Электора.

Внезапно Илин остановилась, и Хет чуть не налетел на нее. На некотором расстоянии от них по коридору шел юноша. Он был одет в мантию и чадру черного цвета, которые почти сливались с темной облицовкой коридора. Почти шепотом Илин сказала:

— Это Асан Сиамис из клана Хранителей Гиана — двоюродного брата Риатена. Всего несколько месяцев назад он перешел к Констансу.

Черный цвет был цветом, в который принуждали одеваться осужденных преступников. Если все безумные Хранители, которые последовали за Констансом, носили такую одежду, это свидетельствовало об их непонятном и ненадежном статусе, даже если Электор и был полностью на стороне Коистанса. Пораженный увиденным, Хет спросил:

— Разве ты не предпочла бы видеть его мертвым?

Илин крепко сжала губы и промолчала.

После еще нескольких поворотов они попали в длинный зал, наполненный пением и запахом бегущей воды. Внутренняя стена зала делала небольшой изгиб, а широкие окна выходили во внутренний двор, лежавший этажом или двумя ниже и заполненный шумной толпой роскошно одетых людей. Слуги исчезли, как только Илин ввела туда Хета. Великолепие зала было несравнимо ни с чем, что он видел до сих пор. Резной мрамор высокого потолка покрывала россыпь золотых листьев, сверкала искусно разрисованная плитка стен и пола, окна прикрывали занавеси из тончайшего шелка и газа. Когда они проходили мимо текущей воды, Хет невольно задержался, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Одна из стен была слегка наклонной, и вода из какой-то невидимой щели вверху струилась по плите многоцветной яшмы, собиралась в неглубоком корытообразном углублении у подножия стены и тут же куда-то исчезала.

Илин тянула его за рукав, пока Хет не очнулся и не последовал за ней. Они подошли к арке. Охранявший ее служитель согнулся в низком поклоне и открыл дверь, сделанную из медной сетки.

— Дела идут не гладко, — шепнула Илин Хету и прошла дальше, прежде чем он успел спросить: «Почему?»

Выбор есть у всех, сказал Констанс. «У всех, кроме меня», — подумал Хет, идя за Илин.

Наследница трона Электора возлежала на низкой кушетке, глядя с вежливой внимательной улыбкой, приправленной некоторой долей скепсиса, на Сонета Риатена. Хет даже представить себе не мог, что она столь прекрасна, хоть и видел ее изображения на имперских золотых монетах. Всем ведь было известно, что Электор мал ростом, толст и обладает в высшей степени непривлекательной внешностью, но на его портретах все эти недостатки полностью отсутствовали. Отсюда следовало, что и портреты наследницы тоже могут быть подправлены. Но черты ее лица отличались тонкостью, умные глаза были большие и темные, даже без помощи краски для век, порошка малахита или других специальных притираний. Кожа имела нежный теплый цвет корицы, кафтан и мантия были из золотых и янтарных шелков, а ожерелья из золотых и янтарных бусин подчеркивали гибкость фигуры; голову украшала изящная шапочка.

Риатен в белой парадной одежде, в головной повязке, которую скрепляли золотые цепочки, и в короткой чадре, соответствующей его возрасту и высокому положению, взад и вперед ходил перед покрытым шелками ложем наследницы и говорил:

— Те две редкости, которые пока еще не найдены, являются ключом, необходимым для того, чтобы добыть знание, благодаря которому мы выживем. Он бросил взгляд на вошедших Илин и Хета, но не прервал свою речь. У одного из окон их ждал Гандин, обменявшийся с Илин еле заметным кивком. — Без них, — продолжал Риатен, — мы можем не больше, чем какой-нибудь уличный факир.

В комнате стоял длинный стол, сделанный из чего-то похожего на кедр, еще одна потрясающая экстравагантность, — а вблизи от одного из окон стояла бронзовая сфера — астрономический прибор, иметь который обычным гражданам города было категорически запрещено. Кресла из кедра и эбенового дерева с инкрустациями из слоновой кости и золота были изящны, как цветы.

Хет заметил большой шкаф из стекла с бронзовыми накладками, в котором хранились бесподобные изразцы с изображениями цветов самых разных размеров. Была там и древняя чаша из толстого молочного стекла, на котором были выгравированы мягкие волнистые линии, вероятно, символизировавшие воду, когда-то окружавшую Чаризат. Были десятки прекрасных изделий из мифенина, сосуды, заполненные доверху драгоценными камнями, сердоликовые геммы, осколки полированных зеркал из серебра с гравировкой и, наконец, самая большая редкость: драгоценности, зеркала и шкатулки, украшенные круглыми белыми мягкими камнями, считавшимися окаменелыми испражнениями какого-то давно вымершего морского зверя. «Наследница имеет достаточно древностей, чтобы открыть антикварную лавку на Четвертом ярусе», — подумал Хет с черной завистью в душе.

Наследница лениво разглаживала парчу, из которой были сделаны подушки на ее ложе. Ее безмятежность так противоречила взволнованности Риатена, что Хет почувствовал: старик явно проигрывает в споре. Наследница подняла глаза на Риатена и сказала:

— Когда ты говоришь «мы», я полагаю, ты имеешь в виду только Хранителей? — Низкий голос наследницы иногда звучал скрипуче — так скрипит при прикосновении толстый шелк.

Стоявшая рядом с Хетом Илин дернулась, а нервно шагавший Риатен оказался возле кедрового стола и принужден был устало опереться на него. Его рука, легко касавшаяся полированной поверхности дерева, слегка дрожала. Хет поглядел на него с удивлением, но Мастер-Хранитель невидящими глазами уставился в пространство. Потом он произнес:

— Вам ничего другого не остается, как верить мне, повелительница.

— Я и верю тебе, Риатен. Но меня очень беспокоит Констанс. — Она встала. Шелк ее одежд переливался, как вода. Наследница подошла к одному из широких окон, чтобы посмотреть на толпу внизу. — Число его приспешников растет. — Ее губы сжались, выражая отвращение. — Мой возлюбленный отец Электор окружен его прихвостнями. Вот одна из них!

Двор был декорирован зеленью — деревцами и цветами в вазах, а по полу, в каменном углублении, бежал, извиваясь, мелкий ручеек, перетекая из одного прудика, где били фонтаны, в другой. Во дворе толпились нарядные придворные, чьи голоса мешались с музыкой воды и хрустальных колокольчиков, украшающих миниатюрные деревья. Через элегантную толпу шла высокая женщина, одетая в черные развевающиеся одежды, голову которой прикрывал лишь капюшон, такой легкий, что солнце горело на ее белокурых волосах. Толпа расступалась перед ней с готовностью, пожалуй, объяснявшейся далеко не одной вежливостью.

— Это Шискан сон Карадон, дочь судьи Имперского Придворного Суда. Мало того, что Констанс и его присные нарушают обычаи патрициев, они еще развратили дочь судьи…

Когда наследница произнесла ее имя, женщина внизу остановилась и подчеркнуто подняла голову, как бы прислушиваясь сквозь гул толпы к тому, что говорит о ней другая женщина в тридцати ярдах от нее.

— Соблюдай осторожность, — пробормотал Риатен. Подойдя к наследнице, он мягко отвел ее от окна. — Никогда не произноси ее имени. — И, встретив удивленный взгляд, продолжал: — Мне известно о ее… обращении. Год назад я предложил ей мантию Хранителей и сказал, что готов сделать ее моей ученицей. Она отказалась. И я нисколько не удивился, узнав, что она примкнула к Констансу. А вы знаете, сколько еще таких? Мужчин и женщин с искрой Старого Знания в душе, которые могли бы занять достойное место среди Хранителей? И некоторые из них отнюдь не раскрывают себя, как эта.

«Они не знают, кто мы такие, они не ведают, что с нами случилось», вспомнил Хет. Женщина внизу пошла дальше, как бы прорубая просеку в толпе.

Помрачнев, Риатен сказал:

— Надо радоваться, что она еще не носит боль-палку. У меня подозрение, что Констанс нашел где-то целый склад этого оружия, хотя я полагал, что знаю каждую работающую боль-палку в нашем городе. Он, по-видимому, использует их для низких целей, в том числе для подкупа разбойников. И где только он их берет?

Наследница покачала головой. Ее рот был сурово сжат.

— Может быть, мой возлюбленный отец Электор каким-то образом снабжает Констанса. Неужели это тебя удивило бы? Думаешь, мой отец может ему в чем-нибудь отказать?

Никто не ответил на этот риторический вопрос. Хет подумал: а понимает ли наследница, что каждый раз, когда она произносит слова «мой возлюбленный отец Электор», яд в ее голосе слышится так отчетливо, что она может невзначай отравиться своей собственной слюной. Как только они выйдут отсюда, он должен рассказать Риатену о своих встречах с Констансом. Во всяком случае, о встрече с ним в Пекле. Аристай Констанс, конечно, безумен, но не настолько, чтобы подкупать разбойников такими редкостями, как боль-палки, а потом гоняться за ними по Пеклу и убивать. Во всяком случае, Хет так не думал.

Наследница опять повернулась к Риатену.

— Если ты найдешь эти редкости, ты поддержишь меня, когда придет время провозгласить меня Электором?

— Я уже клялся тебе в этом. — Если Риатен и повторял эти слова так часто, как, по предположению Хета, ему приходилось это делать, то он ничем себя не выдал.

Черные глаза наследницы сверлили Мастера-Хранителя, и Хет чувствовал, что она сейчас готова дать тому любое разрешение или благословение — чего бы он ни попросил. Тогда им наконец-то можно будет уйти. Но потом наследница качнула головой и сказала:

— Откуда мне знать, отыщешь ли ты эти древности, спрятанные где-то так давно? Разве ты уже не пытался сделать это раньше?

Риатен кивнул Хету, который тут же ощутил, как тяжело опускается на его плечи десница судьбы.

— Сейчас у меня появились другие возможности. Этот человек связан с торговцами древностями на тех уровнях города, которые раньше были для меня закрыты.

— В самом деле? — Наследница направила свой упорный взгляд на Хета. В нормальных условиях такое внимание столь прекрасной женщины было бы весьма многообещающим, но Хет внезапно понял, что она ему неприятна. Потом она произнесла: — Опусти чадру.

Хет замешкался и тут же обозлился на себя за это. Чадра — вещь неудобная, да и противоестественная к тому же, и до сегодняшнего дня он никогда ее не носил, но именно сейчас, в эту минуту, ему не захотелось ее снимать. И это при том, что он прекрасно знал: в пестрой социальной структуре Чаризата чадра — всего лишь символ и ничего более. Дело было в том, как сказала это наследница: голосом собственницы.

В известном смысле она действительно владела Хетом и всем остальным населением Чаризата или будет владеть, когда станет Электором, поскольку абсолютная власть по сути своей равна обладанию. Но обычно, особенно учитывая низкий социальный статус Хета, между властью и им всегда были какие-то посредники — могучие патриции, торговые инспектора, даже Хранители. Всех их нужно было побудить к действию или обойти, чтобы приказ дошел до лишенного гражданства криса, проживающего на Шестом ярусе. Услышать же эту команду сейчас было сродни ощущению от удара бича.

Опасаясь, что колебание выдаст его мысли, Хет рванул чадру вниз. Наследница долго изучала его лицо, а легкая улыбка ни разу не покидала ее губ. Если она рассчитывала увидеть краску стыда или унижения на щеках Хета, то была разочарована. Даже если бы Хет покраснел, это не было бы заметно на его коричневой коже, да еще под вчерашними синяками. Зато Илин, стоявшая у окна, всеми позабытая, как ненужный предмет мебели, краснела за них обоих.

Наследница бросила Риатену через плечо:

— Он крис. Это неожиданно.

Конечно, она знала. Он видел это по ее глазам. Хет с наслаждением дал бы Гандину пинок за то, что тот оказался прав. Еще один долгий, почти теплый взгляд, и наследница спросила:

— И кто же ты такой?

Хет не знал, имеет ли она в виду имя или место, которое он занимает в планах Риатена, и ответил:

— Я — почти никто.

— О? — Одна дивная бровь приподнялась: наследница уловила в ответе вызов.

Гандин хотел было что-то сказать, но Риатен взглядом заставил его умолкнуть. «Значит, вон оно как! — подумал Хет. — Пусть, значит, госпожа наиграется новой игрушкой без помех».

А наследница продолжала:

— Ты уверен, что найдешь эти мифические редкости?

— Нет, — ответил Хет. И без всякого стыда перебросил мяч Риатену: — Это он уверен.

Но когда наследница повернулась к нему, Риатен уже улыбался.

— Я предлагаю провести испытание.

Она помешкала, но все же приняла вызов.

— Отлично. — Наследница подняла палец, и тут же у занавешенных дверей возникла прислужница в длинном кафтане, которая, выслушав отданное вполголоса распоряжение, мгновенно исчезла. Наследница бросила насмешливый взгляд на Риатена. — Мысль биться со мной об заклад может оказаться рискованной. Я известный игрок.

Если это была попытка ослабить напряжение, сгустившееся в комнате, то она не удалась. Все же Риатен улыбнулся и сказал виновато:

— Я тоже, повелительница.

«Эти люди слишком часто улыбаются», — подумал Хет. Там, откуда он явился, подобная непрерывная демонстрация оскала считалась бы проявлением дурного воспитания. Да и здесь Мастер-Хранитель вряд ли улыбался из чистой вежливости. В лучшем случае эти двое всего лишь временные союзники, которые друг другу не слишком доверяют. Хет сделал ошибку, встретившись взглядом с Илин, которая выразила ему свое мнение о происходящем, закатив глаза и тут же опустив их вниз, как будто эта куртуазная пикировка вот-вот доведет ее до кататонии. Хет быстро отвел взгляд. Сохранять неприязненные чувства к Хранителям было бы легче, если б Илин нравилась ему меньше.

Снова появилась прислужница, которая несла большой лакированный поднос из папье-маше с целой коллекцией редкостей на нем.

лялся на полу на подстилке, его папаша поддерживал голову сына, пока Мирам стирала кровь с лица парнишки.

— Откуда столько крови? — испуганно спрашивал Раха.

— Из носа, я полагаю, — успокаивающе сказала Мирам. Рис зашевелился, застонал, и она шепнула ему: — Я знаю, что больно, малыш, но мне надо найти порезы.

— Что случилось? — снова спросил Хет.

Нетта плечом отодвинула его в сторону. Она принесла Мирам миску с чистой водой и тряпкой и бросила Хету:

— Уличное хулиганье! Житья от них нет.

Вслед за ней в комнату вошел Сагай, который тихо сказал Хету:

— Его поймала пара мужиков, когда он возвращался с Овощного рынка. Ничего у него не было, да они и не искали, а просто били, будто намеревались проучить за что-то. Или дать урок кому-то другому.

— Он их узнал?

— Еще бы. Это были Харим и Акай.

Два мелких бандита, которых нанимают сборщики долгов с Четвертого и Пятого ярусов.

Хет знал, что Лушан оплачивает все их счета за воду. Сегодня утром брокер получил свои жетоны от ликтора Илин задолго до того, как на Риса напали. Илин проверила это по его просьбе, когда они вернулись в дом Риатена.

Гнев, вскипевший в Хете, прожег его до самых костей. Такой же гнев он ощутил, когда узнал, что гуляки в их дворе хамят дочке Нетты, чувствуя себя в безопасности, так как у нее не было родственников-мужчин, способных защитить ее. Ему удалось очень быстро выбить из них подобные представления.

Может быть, все, что говорили городские, и было правдой, и в глубине души крисы — всего лишь общественные животные. Но Харим и Акай, раз Лушан держал зло на Хета должны были быть посланы к нему. «Рис же только выполнял мои поручения, — думал Хет. — И эти долбаные подонки все прекрасно знали».

В комнате скопилось слишком много народу, да и шума в ней хватало: вопили родичи, стонал Рис, что-то объясняли Мирам с Неттой. Хет пробился наружу, чтобы вдохнуть жаркого неподвижного воздуха двора.

Сагай вышел за ним и, поморщившись, спросил:

— Ты знаешь, почему напали на мальчишку?

— Нет, — честно ответил Хет.

«Но я узнаю. Только сначала немного покалечу Харима».

Сагай принял ответ без комментариев.

Они стояли во дворе, а соседи уже начали расходиться по своим домам. Все лампы, кроме тех, что нужны были Мирам, гасли одна за другой. Вдруг Сагай заговорил снова:

— Ох, за всей этой суетой я забыл тебе сказать. К Аркадам приходил Кастер. Сказал, что узнает для тебя имя к завтрашнему утру, если оно все еще интересует тебя.

Хет облегченно прикрыл глаза.

— Не то чтобы интересует, но оно мне нужно. Сагай качнул головой.

— Чем скорее кончатся дела Хранителей, тем лучше. Этим людям верить нельзя. Они другие.

— Я тоже другой, — ответил ему Хет.

Сагай жестом отмел его возражение.

— Ты же понимаешь, что я хочу сказать.

Глава 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Хет привалился спиной к колонне.

— Не забудь сказать ей о том, что если текстура изделия грубее, то его вес повышается.

Сагай показывал Илин, как определять разницу между кусками обработанного Древними металла и нынешним дерьмом. Он тут же прервал урок и бросил на своего партнера убийственный взгляд.

— Интересно узнать, кто из нас учит ее — я или ты?

Хет пожал плечами и отвернулся. Надо признать, Сагай как учитель гораздо лучше. Он-то сам сразу начинал злиться, если приходилось что-то объяснять по второму разу.

Они сидели в Аркадах Пятого яруса на своем обычном месте — в уголке между двумя массивными колоннами, давным-давно позаимствованными из какой-то древней постройки. Колонны покрывала полустершаяся резьба — стилизованные фигурки людей, танцующих, сражающихся, занимающихся любовью. Резьба была слишком неглубокой и пострадавшей от времени, чтобы снять с нее хорошие копии, и слишком банальной, чтобы стоило ее вырезать и утаскивать. Сами Аркады представляли собой лабиринт висячих галерей и кривых крытых проходов. Местами они достигали пяти этажей и поддерживались в стоячем положении скорее прилегающими к ним домами, чем собственными опорами. То место, которое Сагай и Хет считали своей торговой точкой, находилось на краю открытого сверху центрального зала, на третьем этаже Аркад. Два этажа, нависающие сверху, освещались косыми лучами солнца, проникающими сквозь дыры и старинные вентиляционные ходы в крыше; иногда какой-нибудь расшатавшийся камень отваливался от одного из перекинутых между помещениями мостиков и с грохотом падал на галерею, где шла оживленная торговля.

Громкая перебранка торговцев и ремесленников, работавших тут же, отражалась потрескавшимися и выщербленными стенами, эхом разносясь по всему зданию. Этот шум подкреплялся непрерывным грохотом молотков медников, расположившихся в закутках самого нижнего этажа Аркад. Этажом выше места Хета и Сагая работали плетельщики циновок, садившиеся там, где освещение было получше, а ниже располагались давильщики масла из оливок, свечники, продавцы угля, торговцы хной, малахитовым порошком, краской для век и средствами для очищения крови. Почти у всех большая часть рабочего дня уходила на перебранку с соседями по Аркадам.

Дела сейчас шли не слишком бойко. Несколько дилеров шлялись по Аркадам, вынюхивая, нет ли чего по их части, явились мусорщики с Седьмого яруса с корзиной всякого барахла, которую Сагай и Хет перерыли сверху донизу. Результаты этой работы Сагай использовал в качестве наглядного пособия для обучения Илин. Никаких темных дельцов с ценными, но неизвестного происхождения вещами на горизонте не возникало. Впавший в уныние Хет прислонился головой к камню и почесывал живот, как обычно сожалея (это бывало всегда, когда бессмысленное ожидание хоть-чего-нибудь-интересненького становилось невыносимым), что он не выбрал себе другую профессию.

Взять хотя бы эту книгу Сонета Риатена времен Выживших. Вот это действительно редкость, особенно со всеми рассуждениями о душах людей с Запада и Западных Вратах Неба. Интригующая редкость, да притом еще во многом отличающаяся от другого текста на Древнем письме, который ему удалось прочесть в оригинале, хранившемся в Анклаве крисов, и который, как говорили, был единственным дошедшим до этих дней произведением мага-философа, Древнего создателя крисов во время возникновения Пекла. О самих-то магах в том тексте говорилось мало, а больше рассказывалось, как много тревожных дней провели они в изготовлении магических составов, необходимых для трансформации, и о долгой работе на колоссальной волшебной машине, которая производила дистилляцию этих веществ.

Хет знал: сохранившийся у крисов текст точен, ибо сам видел машину, вернее, то, что от нее осталось, — куски мертвого мифенина, покрытого стершимися надписями на Древнем письме, все еще прекрасные образчики спиралей из золотой и серебряной проволоки, сплавленные в нелепые обломки или обгорелые до неузнаваемости, и все это засыпанное осколками стекла Древних. Обломки были раскиданы по пещерам и проходам самых нижних уровней Анклава. Из текста следовало, что магическая машина разрушилась сама по себе сразу же после того, как были изготовлены последние порции эссенции, убив при этом множество магов. Выжившие согласились попробовать эссенцию, хотя и не верили в ее действие — во всяком случае, до того, как у них начали рождаться первые дети.

А дальше текст становился тусклее песка пустыни: он касался линий скрещивания, бесконечно возвращаясь к важности продолжения работы, начатой древними магами и к тому, что магии не все под силу, а потому потомки первых родившихся детей-крисов обязаны приложить все силы, чтобы эту работу завершить; и так далее, и так далее. Автор просто помешался на этой теме, что вовсе не удивительно, решил Хет, если бедняга застрял в Анклаве, окруженном со всех сторон пламенем Пекла, где и поговорить-то было не с кем, кроме перепуганных Выживших-родителей, их мяукающих новорожденных и кучки бормочущих магов-философов, которые небось воображали себя чем-то вроде богов.

Голос Сагая вернул Хета к действительности. Тот говорил, заканчивая урок:

— Вот все, что я могу показать тебе на их этой дерьмовой коллекции.

Остатки он придвинул к Хету, который снова принялся лениво ворошить осколки стекла и кусочки мифенина, отбирая то, что можно было предложить неким типам с Шестого яруса, которые называли себя коллекционерами, а на самом деле изготовляли подделки, подобные тем, какие он видел у наследницы Электора.

Илин прислонилась к колонне, она выглядела потной и грязной. Метельщиков в Аркадах не было, а потому пыль поднималась удушливыми облаками над самыми оживленными переходами. И хоть девушка провела тут совсем немного времени, она почувствовала себя погибающей от жажды и купила у мальчишки-водоноса небольшой кувшинчик воды. В Аркадах не было фонтанчиков, снабжающих питьевой водой, хотя на самом нижнем уровне в каменном полу была прорублена траншея, которая, как первоначально предполагалось, должна была давать проточную воду местным жителям. Теперь траншея была суха и служила всего лишь сортиром. Илин проверила положение краев своей простой шапочки, чтобы увериться: ее короткие волосы спрятаны как подобает, — а затем лениво сказала:

— Ты слышал, что Анклав крисов прислал посольство к Электору?

Хет только тогда понял, что не ответил ей и что девушка смотрит на него с удивлением, когда кусок древнего стекла, который он сжал в руке, вдруг глубоко порезал ему ладонь. Он пробормотал:

— Нет, я об этом не слышал.

— В самом деле? И давно они здесь? — вмешался Сагай, отвлекая внимание Илин, пока Хет, выкинув осколок стекла, задумчиво принялся вылизывать кровь с ладони.

— Несколько дней, — ответила Илин. Она взяла кусок мифенина и принялась катать его в пальцах, возможно, пытаясь проверить способ Сагая: как определять те различия в структуре металла, которые позволяют понять, к какому типу древностей принадлежит тот или иной обломок. — Уже состоялись три встречи с Электором, а такое бывает исключительно редко. Посольствам из других городов Приграничья дают лишь одну аудиенцию. Думаю, разговоры идут о торговых путях, ведущих через Пекло, и о нападениях разбойников на караваны.

— А из какой они семьи? — спросил Хет.

— Не знаю. Я вообще ни о каких семьях не знаю. — Илин выглядела удивленной, потом она стала задумчивой. Слишком задумчивой. — Могу узнать, если хочешь.

Встревоженный Хет пожал плечами и отвернулся.

— Не имеет значения, — ответил он.

Сагай кашлянул, желая привлечь их внимание, и Хет, подняв глаза, увидел Кастера, который шел по проходу мимо мастеров мозаики, лениво любуясь образцами их искусства, выставленными для рекламы.

Дилер черного рынка подошел к ним и сел рядом с Хетом, вежливо поклонившись Сагаю и Илин.

— Ну? — спросил Хет, демонстрируя гораздо больше интереса к кусочку мифенина или к осколкам стекла, которые притащил мусорщик, нежели к персоне Кастера. Важно было не выдать свою заинтересованность. Ему очень нужна была информация Кастера, но он не желал, чтобы за это его обобрали до нитки.

Кастер тщательно обдумал вопрос, его пустые глаза перебегали с Хета на Сагая и обратно.

— Десять дней, — сказал он наконец.

Сагай от души расхохотался и покачал головой. Илин уже набрала воздуху, чтобы заговорить, но Хет незаметно наступил ей на ногу и сказал:

— Десять дней? За что это?

— Мне пришлось воспользоваться услугами лица, занимающего очень высокое положение на рынке, — промямлил Кастер. — Десять дней самое малое…

— Пять, — возразил Хет.

— Девять.

— Шесть.

— Семь.

Хет обменялся взглядом с Сагаем и сказал:

— Семь не получается.

Илин кусала губу в отчаянии. К счастью, Кастер в этот момент внимательно изучал сандалии на своих ногах, обдумывая последние слова Хета. Наконец он пожал плечами и произнес:

— Ладно, пусть будет шесть. Маленькая овальная фасеточная вещица из мифенина с крылатой фигурой в центре куплена в прошлом году человеком по имени Раду, проживающим на Четвертом ярусе в доме, что во Дворе Цветных Стекол в квартале заклинателей духов.

Сагай порылся в своем бурнусе и отсчитал торговые жетоны в ладонь Кастера. При упоминании имени он нахмурился:

— Он коллекционер?

Кастер покачал головой.

— Покупает понемногу, причем сейчас меньше, чем раньше. Он предсказатель будущего.

— Гадальщик? — удивленно переспросил Хет.

— Очень известный предсказатель, гадает только для патрициев. Иногда они даже сами приходят к нему. Уверяют, что у него живет оракул.

— А кто


убрать рекламу






ему продал редкость? — спросила Илин.

Хет сердито глянул на нее, но Кастер обдумал вопрос и пожал плечами.

— Эти имена вы покупать не станете. Их было трое, но все они уже мертвы.

Увидев, что дилер выдает информацию бесплатно, Хет спросил:

— А отчего они умерли?

— От рук торговых инспекторов, от чего же еще! Их схватил сам Высокий судья. — Кастер встал. — Ну вот и все. Уж и не знаю, будет ли вам от этого какая польза… — Потом поколебался и добавил: — Я слышал об этом парнишке, Рисе…

Немногое из того, что происходит в жизни тех, кто занят торговлей древностями, или тех, кто хотя бы каким-то краем соприкасается с ней, остается неизвестным Кастеру. Хет поднял глаза, чтобы встретиться со взглядом дилера — холодным и расчетливым.

— Кто?

Кастер неожиданно усмехнулся:

— Вот и я так подумал.

Он кивнул им на прощание и удалился, что-то мурлыча себе под нос.

— Зачем вы с ним торговались? — сердито сказала Илин, как только дилер черного рынка оказался вне слышимости. — У меня же этих жетонов хватает. Он вообще мог отказаться назвать имя…

— Денежки счет любят, — ответил ей Сагай очень твердо. — А кроме того, если бы мы не стали торговаться, он счел бы это подозрительным и обязательно продал свои подозрения кому-нибудь из наших конкурентов точно так же, как он продал нам имя Раду.

— А Раду, надо думать, хочет, чтоб это оставалось секретом — иначе имя не было бы товаром, — заметил задумчиво Хет.

— Но если он всего лишь покупает редкости… — начала Илин.

— Когда Кастер сказал «покупает», он имел в виду на черном рынке, поправил ее Хет. — Не в лавках Четвертого яруса или у независимых дилеров вроде нас, которые стараются не нарушать закон, если хотят сохранить право торговать в Аркадах.

Илин нахмурилась.

— А что такого, если он покупает редкости только на черном рынке?

— Немного странно, — пожал плечами Сагай. — Настоящий коллекционер покупает повсюду, где может, из любых источников. Он может купить и для перепродажи с целью получения прибыли, что связано с известным риском, если у него нет соответствующей лицензии… — Когда Сагай впервые появился в городе, ему сначала очень не понравился этот аспект нелегальщины в торговле реликвиями, и в первую очередь необходимость время от времени прибегать к услугам черного рынка. Теперь он к этому уже привык. Хет подозревал, что ему такое даже стало нравиться.

— Понятно. Но возможно, это даже лучше, что он не настоящий коллекционер, — сказала Илин. — Коллекционер ведь мог бы не захотеть продать нам такую вещь, верно?

— А разве мы обязаны ее покупать? — в свою очередь спросил ее Хет. Разве Риатен не может просто явиться к воротам Раду, постучать в них и потребовать отдать ему украшение… иначе…

— Я думаю, это могло бы привлечь нежелательное внимание, — сухо ответила ему Илин.

— Тогда я пойду и посмотрю, нельзя ли поговорить с Раду и выяснить: может, он захочет продать что-то из своих драгоценных вещиц, — сказал, подумав, Сагай. Потом, поглядев на Илин, добавил: — Не упоминая овал из мифенина с крылатой фигурой. Никогда не следует говорить о том, что вам нужно в действительности.

— Особенно любителю, — добавил Хет, катая на ладони кусочек мифенина. А я на Четвертый ярус пойду открыто. У меня есть кое-какие мыслишки насчет второй вещицы.

— Большого некрасивого камня?

— Наверняка большого, но, возможно, не такого уж некрасивого…

— И я с вами! — воскликнула Илин.

— Нет, кто-то же должен остаться и заниматься торговлей, как обычно. Особенно после того, как тут побывал Кастер. Если мы все разбежимся, все дилеры этого яруса помчатся за нами.

— А что может быть естественнее, чем оставить новичка заниматься делами, пока мы сами будем проворачивать кое-что другое? — сказал Сагай.

— Вы просто не хотите меня брать! Вы мне не доверяете! — объявила она.

— Ты что-то говорила насчет обещания вести себя так, как положено обыкновенному ученику, — улыбаясь, напомнил ей Сагай. — А кроме того, тебе ничего другого и не остается.

По правде говоря, Илин хорошо играла роль девушки-простолюдинки. Она не жаловалась на жару, на вонь в Аркадах и ловко уклонялась от физических контактов, не давая покупателям возможности заметить это.

— Ох, ну ладно, — сказала Илин, сдаваясь. — Но что мне делать, если кто-то захочет мне сбыть что-либо?

— Рассмотри получше, пользуясь теми приемами, которым я тебя обучил, сказал Сагай, вставая. — Потом прими умный вид и скажи, что не можешь назвать цену без консультации с одним из нас, а мы придем чуть позже.

— А они не заподозрят обмана?

— Так поступают все ученики, — отозвался Хет. — Счастливо!

И они пошли по галерее к испещренной трещинами каменной лестнице, которая вела вниз. Сагай вдруг сказал:

— Город этот велик, и посольство крисов может провести все свое время на Первом ярусе. Не надо паниковать.

— Паниковать? — с отвращением повторил это слово Хет. — А почему это ты решил, что я паникую?

Сагай дернул плечом.

— Всегда можно пойти и потолковать с ними. Сам погляди, из какой они линии происходят. Разумеется, если ты не считаешь, что они явились сюда только затем, чтобы против твоей воли утащить тебя обратно в Анклав.

Хет уставился на сверкающий вихрь пылинок, пляшущих в солнечном луче.

— Это не исключено.

— Я советов не даю; я только факты рассматриваю.

— Что плохой совет, что плохой факт — разницы никакой.

Сагай фыркнул, но разговора не поддержал. Да в этом и нужды не было. Хет и сам уже знал ответ: все равно фактам следует смотреть в лицо, независимо от того, хорошие они или плохие.

Снова они заговорили, лишь когда добрались до Четвертого яруса и отыскали проход в квартал заклинателей духов, через который Сагаю нужно было пройти, чтобы попасть в дом предсказателя будущего.

— Думаешь, тебе повезет? — спросил Хет партнера, когда они остановились перед домом.

— Если я увижу предмет, который мы ищем, то независимо от того, захочет он нам его продать или нет, буду считать, что повезло. Но сомневаюсь, что дело зайдет так далеко.

— Самое важное, что цена тут роли не играет. Деньги-то в любом случае Риатена.

— Верно, и в этом ощущении есть что-то успокаивающее. А ты в самом деле рассчитываешь обнаружить здесь следы этого большого безобразного камня? Сагай махнул рукой в сторону лавок, окаймляющих обе стороны широкой улицы Четвертого яруса, с их отмытыми добела навесами и выставками товаров, предназначенных для обитателей верхних ярусов.

— Нет, — признался Хет. — Но есть тут нечто иное, чем я должен заняться. А если насчет камня, то мыслишка у меня есть. Я тебе после скажу.

Они расстались, и Хет побрел по лабиринту улочек, где ютились лавки антикваров.

Эти лавки были куда просторнее, нежели похожие на норы аналогичные заведения нижних ярусов вроде лавчонки Арнота. Входы отделялись от улицы занавесами из тончайшего газа, которые свободно пропускали воздух, но задерживали пыль, а также скрывали от глаз прохожих тех богачей и патрициев, которые заглядывали в лавки, чтобы окинуть взглядом выставленные товары. Под навесами лежали разноцветные циновки и ковры, стояли инкрустированные скамеечки, цветы из пустыни в бронзовых горшках; слуги показывали заинтересованным посетителям редкости, подавали им разведенное водой вино из смокв и ломти медовых дынь. Дилеры, живущие на более низких ярусах, хотя и снабжали эти лавки всеми продающимися там богатствами, заходили в них лишь через задние двери, выходившие в тупички да проулки, если, конечно, они вообще сюда допускались.

Но сегодня древности Хета не интересовали. Если тот безобразный блок даже и будет найден, то уж никак не в элитарных антикварных лавках Четвертого яруса. Эти лавки регулярно прочесывались частым гребнем учеными Академии, которые высматривали древние вещицы, случайно пропущенные дилерами, а уж эти ученые, разумеется, видели Чудо и немедленно обнаружили бы сходство блока с ним. Сонет Риатен с его интересом к Древним тоже, бесспорно, видел Чудо, но мог и не связать с ним блок, ибо не обучался искусству распределения Древностей по топологическим группам и обнаружению в них отличий и сходств с уже давно известными образцами. А может, Риатен и угадал сходство с Чудом, но по каким-то личным соображениям промолчал.

Хет занял позицию в одном из тупичков, прохаживаясь в толпе торговцев вразнос, игроков, гадалок. Наконец он высмотрел уголок возле стены, откуда можно было следить за дверью одного привлекшего его внимание магазинчика.

Хет присел на корточки, такой тихий и незаметный, что через несколько минут обитатели этого тупичка, занятые своими делами, совсем забыли о нем.

Черный ход, за которым Хет наблюдал, вел в лавку принадлежащую Лушану. Сам Лушан рутинными торговыми делами мало занимался и сейчас вряд ли был в лавке.

Среди бродячих торговцев время от времени вспыхивали перебранки, откуда-то налетали тучи мух и комаров, выгоревшая штора на двери иногда вздрагивала, будто кто-то проходил за нею, а время по жаре тянулось ужасно медленно. Хет размышлял о возникших у него трудностях, оценивая ситуацию с самых разных точек зрения, а потому ожидание не казалось ему особенно тяжким. Кроме того, это было не просто ожидание, это была охота.

Наконец в переулке показалась фигура в красных штанах и рубашке, с накинутым поверх мятым коричневым бурнусом. Человек вошел в ту самую дверь с таким видом, будто ему принадлежала вся лавка. Хет сразу же узнал Харима он видел его стоящим на страже за спиной Лушана, когда Лушан вершил свой суд. У него были сальные волосы, а воняло от него хуже, чем от большинства горожан. По-видимому, Харим наслаждался, избивая людей по приказу Лушана. Он не заметил Хета, сидевшего неподвижно, будто статуя, в тени у стены.

Хет знал, что Харим приходит в эту лавку Лушана ежедневно в середине дня, чтобы передать распоряжения хозяина, а потому считал, что и этот день не станет исключением. Харим был слишком глуп, чтобы опасаться того, чего опасаться следовало бы.

Харим вышел из лавки довольно скоро. Он прошел мимо криса, не заметив его, и Хет поднялся, лениво потянулся и последовал за ним.

Вверх по переулку — подальше от оживленных улиц, — в глубь жилых кварталов, где живут большинство тех, кто работает в лавках. Пожалуй, Четвертый ярус не лучшее место для задуманного. Многие местные жители зажиточны, их дома содержатся в большем порядке, лучше охраняются. Но Хету не хотелось ждать, пока условия станут более благоприятными, а встреча произойдет где-нибудь на нижних ярусах. Возмездие должно быть немедленным, иначе смысл урока теряется. И в следующий раз это может быть уже не Рис, а кто-то из детей Сагая или Нетты.

Дошли до спокойной улицы — уютной и тихой. Яркие краски и красивая резьба украшали большинство домов. Хет резко сократил расстояние между ними, и Харим обернулся, руководимый, вероятно, каким-то шестым чувством, предупредившим его о приближении опасности.

Однако на Хета Харим смотрел скорее с насмешкой, чем с тревогой. Он был широкоплечий, крепкий, а для нижних ярусов даже высокий парень. Говорили, что череп у него крепче камня. Глаза Харима находились почти на одном уровне с глазами Хета. С гримасой, которая, видимо, должна была изображать ухмылку, он спросил:

— Чего надо?

Хет остановился там, где противник не мог достать его. Сегодня нож был спрятан за спиной, где рубашка и складки бурнуса скрывали его; Хариму же было известно, что обычно он носит нож в сапоге.

— Я Лушану заплатил. Почему он натравил вас на мальчишку?

— Это послание тебе. Ты будешь работать на Лушана, пока он не скажет довольно. Вот и все. — Харим даже улыбнулся, с удовольствием сообщая это известие.

По правой стороне лица Харима бежал розовый шрам. Хет подумал, что тот, кто нанес ему эту рану, действовал умом. Он шагнул вперед, так что Харим вряд ли мог разгадать его намерения, и тут же правым кулаком нанес мощный удар.

Харим откинул голову назад с расчетом, чтобы удар Хета лишь слегка задел его, рассчитывая сразу перейти в наступление. Он не заметил, что Хет уже выхватил нож, что рукоять его зажата в кулаке, а клинок опущен вниз. Он ничего и не ощутил до тех пор, пока длинная дорожка боли не побежала по его лицу чуть ниже старого шрама. Харим отшатнулся, его рот раскрылся от потрясения; кровь капала на пыльные камни. В разверзшейся ране белела кость.

Хет сделал шаг назад. Харим обычно возлагал свои надежды на крепкие мускулы и дубину. Специалист по драке на ножах никогда бы не подпустил Хета к себе так близко.

— А вот это — известие для тебя, — сказал Хет. — В следующий раз, когда кто-нибудь захочет проучить меня, откажись и не помогай.

Харим сел на тротуар, прижав ладонь к лицу. Он все еще был в шоке. Где-то на верхних этажах хлопали ставни, чуть подальше раздался крик. Хет ушел не торопясь.

Пыль и жару в Аркадах, где почти нет сквозняков, переносить труднее, чем на улице, но Илин все же удавалось извлекать удовольствие из своего положения. Народу было множество, и удивительно разнообразного. Некоторые мужчины носили чадры, другие о них даже не помышляли. Традиция патрициев носить чадру восходила ко временам Выживших: необходимо было дополнительно защищаться от яростного солнца и ядовитых газов, испускаемых молодыми горными породами Пекла, когда люди отправлялись добывать продовольствие. Тогда Чаризат был всего лишь обычным городом а не столицей торговой империи Приграничья, и чадра означала принадлежность к древнему роду. Теперь же чадра — лишь признак (и не очень надежный) определенного общественного положения. По той же причине патрицианки все еще следовали старинному обычаю и коротко стригли волосы. Когда-то это было средство борьбы с жарой, а теперь — просто свидетельство определенного социального статуса. Женщины с нижних ярусов к такой стрижке прибегали редко.

Илин знала: во многих отношениях жизнь на нижних ярусах давала женщинам куда больше свободы. Жительницы нижних ярусов могли стать кем угодно — от уличных акробаток и танцовщиц до владелиц лавок и хозяек караванов, и никому до этого не было дела. Если бы Илин не сделалась Хранительницей, она уже давно была бы замужем за каким-нибудь патрицием высокого ранга, которого ей подыскала бы мать, дабы поддержать выгодные семейные связи. И она погибала бы от скуки. По обычаю, патрицианки не могли работать, даже если их семьи были так или иначе связаны с торговлей. Дочь богатого торговца с Четвертого яруса была в лучшем положении — от нее даже ожидали, что она погрузится в проблемы семейного бизнеса.

Время бежало быстро, никто не пытался что-либо всучить Илин, к ее величайшему сожалению, хотя несколько человек весьма предосудительного вида подходили и таращились на нее. Только-только она настроила себя на долгое ожидание, как увидела шагающего по галерее Сагая.

— Что-то ты быстро вернулся! Хороших новостей нет? — спросила она, когда тот подошел.

— Он меня даже не принял. Слуга, с которым я разговаривал, сказал, что хозяин иногда продает редкости, но с посредниками дел не имеет; под этим, наверное, он подразумевал, что предсказатель продает редкости только своим клиентам-патрициям. — Сагай задумчиво поглядел на Илин. — У меня есть мысль, как его обойти по кривой. Мы ее обсудим, когда вернется Хет.

Илин кивнула. Она готова была ждать сколько угодно. Сагай погрузился в раздумье, но каковы бы ни были его мысли, Илин их прочесть не сумела. Иногда мысли Сагая было прочесть не легче, чем мысли Хранителей. Она не забыла наказ Риатена выяснить как можно больше насчет Хета, и ей показалось, что сейчас самое подходящее время для этого, хотя она и не думала, что узнает что-либо важное для Мастера-Хранителя. Впрочем, Хет заволновался при разговоре о посольстве крисов, а это требовало внимания.

Она понимала, что Сагай не принадлежит к тем, кого можно обмануть с помощью обходных маневров. Более того, Илин подозревала, что такой подход полностью уничтожит возможность откровенного общения с ним в дальнейшем. Она спросила:

— А где жил Хет до того, как появился в Чаризате? В селении крисов?

Сагай изучал ее лицо так долго, что она почувствовала себя неловко, а потом произнес:

— Это спрашивает Хранитель Илин или просто юная девушка Илин?

— Ну, не такая уж я юная. У меня есть подружка-ровесница, так у нее уже три ребенка. — Илин улыбнулась, она понимала, что Сагай старается увести ее прочь от заданного вопроса.

— Да, в Чаризате такие порядки. В Кеннильяре ранние браки не поощряются. Но в Кеннильяре нет патрициев и оттуда не прогоняют нищих, так что там существует проблема перенаселенности. Лично я не хотел бы, чтобы мои дочки выскакивали замуж так рано. У них мозгов еще нет, и в ближайшем будущем перемены в этом не предвидится. — Он пожал плечами. — А может, я просто не хочу, чтоб они выходили замуж в этом долбаном Чаризате.

Илин слышала, что вода и пища в Свободном городе Кеннильяре куда дешевле, так как он имел свой собственный торговый путь к берегу.

— Но если тебе тут плохо, то зачем же ты уехал из Кеннильяра?

— Мой дядюшка — ремесленник в Кеннильяре. Так себе — один из многих. Когда города Приграничья закрыли доступ промышленных изделий Кеннильяра на свои торговые дороги, дядюшка оказался в трудном положении и не смог содержать такую большую семью. Для меня там работы тоже не было, хотя я и получил образование в Гильдии ученых: требовались деньги, чтобы купить себе там местечко. Единственно, чем я мог заниматься, была торговля редкостями, но в Кеннильяре рынок древностей очень мал, и они ужасно дороги. Чаризат показался мне более многообещающим, тем более что торговля редкостями — одно из немногих занятий, доступных тем, кто не является гражданином Чаризата.

Значит, Сагай готов говорить о своем прошлом, сколько она захочет, но о Хете разговоров избегает. Илин решила подойти к проблеме с другого конца.

— И ты познакомился с Хетом в Чаризате?

Взгляд у Сагая был не менее подозрителен, чем у Сонета Риатена, разве что чуточку добрее.

— Нет, — сказал он, и ей показалось, что это все, что он намеревается ей сообщить. — Мы встретились на торговом пути, когда я вез сюда свою семью. Это было семь лет назад. Тогда торговые пути, по которым нам предстояло путешествовать, были ещё более опасны, а фургоны, из которых состоял караван, приводились в действие нашими мускулами. Парофургоны в те времена были слишком дороги для обыкновенных людей. Шли мы медленно, и в нескольких милях от границы городов Приграничья на нас напали разбойники. Банда была небольшая, но мы-то этого не знали. Они понимали, что их слишком мало для захвата каравана, в который входило около семидесяти фургонов, но их главная цель заключалась в том чтобы отбить и взять в плен нескольких защитников.

Я был одним из тех, кого послали прогнать разбойников из-за утесов по краям дороги, уже после того как их первая атака была отбита. У меня было ружье, которое я позаимствовал, и из него я одного подстрелил. Я полз между камней, пыжась от глупости и думая, что вот сейчас подберусь к другому, как вдруг что-то ударило меня сзади, и я потерял сознание.

Очнулся я с окровавленной головой и ощущением, что она у меня расколота. Когда же я увидел, где нахожусь, то горько пожалел, что это не так.

Разбойники разбили лагерь в узком овраге с каменистым дном. Я был накрепко связан, но лежал не на самом солнцепеке, а на узком карнизе, проходившем вдоль стены оврага. Связывавшие меня веревки были прикручены к железному штырю, глубоко забитому в камень. Я насчитал десятка два этих тварей, как будто этот подсчет что-то способен был изменить в данной ситуации. Они были неимоверно грязны, от них воняло, как от нищих, и мне показалось, что двое из них — женщины, хотя сказать наверняка было трудно. Говорили они на отвратительном жаргоне торгового языка, и я его понимал с трудом, будто Пекло выжгло их мозги так же, как оно высушило их тела.

Бандитам удалось изловить еще двоих из нашего каравана. Один уже умер, и они разложили в овраге костер и стали разделывать труп. Я, конечно, знал, как разбойники поступают с пленниками, но видеть это… Другой мои спутник был связан, как и я, и лежал на том же карнизе, но он был смертельно ранен ножевое ранение в живот — и уже умирал. К вечеру они и его стащили на дно оврага, позабавились с ним сначала, потом убили и поступили так же, как и с первым.

Я знал, что меня они отложили на время, так как я был ранен менее тяжело. Я проклинал себя, что обрек Мирам на то, чтобы заботиться о наших детях в совершенно чужом для них городе, и все это из-за собственной глупости, которая привела меня прямехонько в лапы бандитов.

Прошла ночь, а я все еще жил. В стене оврага, прямо над моим карнизом, было отверстие, но штырь, к которому меня привязали, не позволял мне даже дотянуться до него. Весь день я пытался ослабить свои узы, но безуспешно. Разбойники спали на дне оврага, и я видел, что они оставили как минимум одного часового наверху. Значит, никакой надежды.

И вдруг я заметил, что часового больше нет. Я подумал: может, он задремал, но я смотрел во все глаза, а он все не появлялся.

А затем я услышал слабое поскрипывание камней, доносившееся из того туннеля, что был у меня за спиной, и кто-то дотронулся до моих веревок. Я лежал тихо, боясь разбудить разбойников. Веревки упали, и я повернул голову. Я увидел согнувшуюся фигуру, одетую в плащ жителей пустыни, накинутый прямо поверх грязного и запыленного нижнего одеяния. Я подумал: может, он из нашего каравана, может, кто-то видел, как нас захватили, и последовал за нами? Но я был слишком преисполнен благодарности, чтобы задавать вопросы. Я пополз за ним по туннелю на средний уровень Пекла и там увидел труп пропавшего часового.

А затем что-то встревожило разбойников, и они обстреляли нас со склона оврага, когда мы выкарабкались из туннеля. Пуля попала в Хета, и он упал. Я тащил его на себе, не зная, жив он или умирает, но я знал, что не могу бросить его на съедение бандитам. Я шел в том направлении, откуда он пришел, и мне здорово повезло — я не провалился ни в один из колодцев, ведущих на нижний уровень.

Бандиты не стали нас преследовать. Потом я узнал, что Хет уже несколько дней как выследил их и убивал ночами по одному. Они не знали, сколько крисов преследуют их, и, похоже, не слишком стремились прояснить этот вопрос.

Когда мы добрались до убежища под нависшими скалами, я увидел, что он ранен в бедро — во всяком случае, кровь шла именно оттуда. Меня удивило, что он куда моложе меня. Мне пришлось ждать, когда он потеряет сознание, чтобы осмотреть рану. А до этого он отбивался так, будто я собирался покуситься на его девственность. — Сагай покачал головой, слегка улыбаясь воспоминаниям. Мне с ним пришлось куда как туго. Прошло целых два дня, прежде чем Хет перестал притворяться, будто не говорит ни на одном известном мне языке. Он был готов рискнуть своей жизнью и освободить меня только потому, что я был пленником той банды, которую он решил уничтожить, но он не желал иметь ничего общего со мной после освобождения; и уж во всяком случае, не желал принимать от меня помощи. Я уверен, что он с радостью истек бы кровью в Пекле, если бы это можно было сделать в одиночестве, без всяких там невежд-горожан, липнущих к нему.

Я достаточно знал о Пекле, чтобы оставаться на его среднем уровне. Сначала Хет согласился только на одно — показать мне направление, по которому можно выйти к дороге. Но мне все же удалось заставить его показать мне, какие растения среднего уровня содержат в своей мякоти воду; для этого мне пришлось выбрать самое неподходящее из всех и начать его грызть. Мое разочарование и бешенство сломили его решение не иметь со мной ничего общего, и он показал мне нужные растения.

— А ты хитрый, — воскликнула Илин. — Я только сейчас поняла, какой ты! А почему он притворялся, что не знает торгового языка?

— А чтобы разозлить меня, чтобы я принял его за обыкновенного дикаря, чтобы я бросил его! Тогда он просто не верил мне, не верил даже в возможность того, что я действительно хочу ответить на добро добром, а не замышляю новое предательство.

Только к концу второго дня я догадался, в чем тут дело и почему он так себя ведет. Я начал с ним разговаривать, и он сумел хранить молчание только в течение еще одного дня, а потом начал отвечать. — Сагай опять улыбнулся. Совершенно случайно я заговорил с ним о том, на изучение чего потратил большую часть своей жизни.

Илин тут же все поняла:

— О древностях и о Древних!

— Точно! Чтобы догнать караван, нам потребовалось четыре дня, и, когда мы его увидели, Хету вовсе не понравилась идея присоединиться к нему. Я думаю, к тому времени он уже успел привыкнуть ко мне, но мысль, что он может попасть в ловушку, раненый и беспомощный, и оказаться один среди множества горожан, переварить не мог. К счастью, к этому времени Хет был еще очень слаб, а я почти не умел охотиться на хищников Пекла, так что питались мы плоховато; поэтому мне все же удалось дотащить его до каравана, не получив особо тяжелых ранений. — Сагай хмыкнул. — Но прошел ещё целый месяц, прежде чем он сообщил мне свое имя.

— А чего он боялся? — хмурясь, спросила Илин.

— Горожан. Если крисов захватывают в юном возрасте, особенно в городах, что лежат дальше к востоку, то их продают в бордели. И кости крисов — ценный товар на черном рынке. А во многих местах их принимают за разбойников и убивают на месте. Когда Хету приходится иметь дело с черным рынком, он всегда идет на большой риск, но надо сказать, что, живя здесь, он рискует всегда, так как в торговле антиками без черного рынка обойтись никак нельзя.

Илин рисовала какой-то бессмысленный узор на пыльном камне. Кое о чем подобном Хет ей уже говорил, но услышанное сейчас выставляло его переговоры с Кастером совсем в ином свете.

— А когда караван достиг города, вы вместе занялись торговлей редкостями? — наконец спросила она.

— Нет, — поправил ее Сагай. — Прошел почти год со времени нашего приезда в Чаризат, прежде чем мы стали работать вместе, хотя время от времени мы виделись и до этого.

— Значит, когда он прибыл в Чаризат с твоим караваном, это был первый из городов Приграничья, в котором оказался Хет?

— Этого я не говорил. А уж если по правде, то Хет куда более опытный путешественник, чем я. Но об этом спрашивай у него. — Взгляд Сагая был задумчив. — Вот я рассказал тебе свою историю, а теперь ты мне расскажешь свою. Когда тебе заблагорассудится.

— Хорошо, — сказала она, невольно улыбаясь, — как-нибудь, когда мне захочется.

Когда Хет вернулся, они решили, что лучше всего будет, если Илин отправится в дом Раду не как Хранительница, а как патрицианка и попросит продать ей что-нибудь из его коллекции древностей.

— Скажи ему, что ты хочешь перекупить его вещицы потому, что они побывали в доме человека, обладающего магической силой, — поучал ее Хет. Тебе известно, что это повышает духовную мощь, таящуюся в древних реликвиях.

Илин была шокирована.

— Я такого говорить не буду. Он подумает, что я спятила.

— Поверь нам, — угрюмо сказал Сагай. — Это отнюдь не более странно, чем то, что нам приходится выслушивать от наших покупателей.

Хет отправился во Двор Цветных Стекол пораньше, чтобы встретить Илин возле дома Раду и не показаться связанным с ней давним знакомством. Он сидел в тени у одной из стен восьмиугольного дворика, окруженного домами, большинство из которых или пустовали, или принадлежали хозяевам, стремящимся к уединению. Все ставни были закрыты наглухо, а сквозь калитки в решетках, ограждавших маленькие палисаднички, никакой жизни не наблюдалось. Цветные стекла, по которым двор получил свое название, были всего лишь осколками, вделанными в стены домов и отражавшими лучи послеполуденного солнца.

Надо было дождаться утра, сказал себе Хет, но тут же пожатием плеч отогнал мысли о возможных последствиях этой ошибки. Квартал, где обитали заклинатели духов, жил своей особой жизнью, определявшейся множеством обстоятельств. Предсказатель будущего выбрал себе это место весьма продуманно, остановив внимание на улочке, где приходившие к нему патрицианки могли испытать приятное ощущение опасности от пребывания в пугающей атмосфере нижних ярусов, не покидая хорошо патрулируемых и безопасных улиц Четвертого яруса. На пути сюда, идя по узким переулочкам, Хет видел множество дверей, возле дверей стояли неглубокие медные сосуды, на дне каждого сосуда мрачно высыхали пятна крови: они должны были завлекать сюда странствующих призраков. Балконы и карнизы нависали над тротуарами, защищая их от яростных солнечных лучей и в то же время намекая на возможность разбойничьих засад. «Если мы когда-нибудь накопим столько торговых жетонов, чтобы оплачивать дорогую воду Четвертого яруса, — думал мрачно Хет, — мы сможем переехать сюда. Места тут хватит, особенно если духи уволокут хотя бы часть ребятишек». Это было единственное место в Чаризате, где вполне хорошие дома пустовали.

В доме Раду тоже не было заметно никакой деятельности, хотя и калитка, и дверь были открыты; вход в дом охранялся лишь чумазым привратником, сидевшим на корточках у двери.

Хет поднял глаза и увидел, что в конце улочки появились носилки Илин. Это был скромный паланкин с бронзовыми кольцами, на которых крепилось несколько ярдов кисеи. У более состоятельных патрициев кольца на паланкинах были золотые, а вместо кисеи — тонкий шелк. Одежда Илин была похожа на наряды девушек из патрицианских семей Третьего яруса. Ее кафтан и мантия голубого шелка, золотые украшения в ушах и на шее, а также краска и малахитовый порошок для глаз подкрепляли это впечатление.

Оба ее носильщика получше перехватили обтянутые мягкой материей металлические шесты носилок; лица носильщиков были мрачными, так как они знали, что, если их госпожа задержится слишком долго, им придется проделать обратный путь через дворы закли


убрать рекламу






нателей духов уже в сгущающейся темноте. Взятый Илин в качестве слуги Гандин шел сбоку паланкина; он был одет в простой бурнус, какие носят фамильные стражи. За спиной висело духовое ружье. Он был без чадры, и на его лице застыло очевидное для всех выражение недовольства. Тем не менее Хет не обнаружил ни в нем, ни в Илин ничего такого, что дало бы Раду намек на то, что они переодетые Хранители, разве что он был лучшим предсказателем будущего, чем можно было предположить.

Гандин оглядел двор с очевидным неудовольствием, приветствовал легким кивком Хета, а затем вернулся к носилкам и о чем-то пошептался с Илин. Хет неторопливо поднялся на ноги, стряхнул пыль со штанов и поплелся им навстречу.

Рот Илин был недовольно сжат. «Спорю, Гандин возражает», — подумал Хет. И сказал почти шепотом:

— Долго тут не торчать, рот держать на замке. — Илин говорила, что возьмет носильщиков из дома Риатена, но рисковать не стоило.

— Да, — шепнула Илин Хранителю, — пошли.

— Надеюсь, ты хорошо все продумала, — буркнул Гандин, направляясь к калитке палисадника Раду.

— К твоей-то помощи я прибегаю в последний раз, — прошептала Илин, когда тот оказался вне слышимости.

— Все время ругаетесь или только начали? — спросил Хет.

Его интересовало, что беспокоит Гандина: то ли дело в присутствии Хета, то ли другие Хранители чинят препятствия Илин, так сказать, по привычке.

Она все еще кипела, но, понизив голос, ответила:

— Да. Я знаю, что на свою Силу полагаться не могу, но все же вот в таких делах у меня есть кое-какой опыт. Я поймала шпиона Роуванли при дворе Электора всего два месяца назад. Не понимаю, почему они… А, наплевать…

Гандин был уже в вымощенном камнем палисаднике. Он попросил у мрачного привратника разрешения войти, сделав при этом нетерпеливый жест. Привратник увидел за спиной Гандина носилки и тут же исчез за занавешенной дверью.

Гандин ждал, настороженно осматривая дом; его ружье висело за спиной. У Хета вдруг зачесалось где-то между лопаток, будто кто-то сверлил его глазами. Он не понимал, откуда пришло это ощущение готовящейся засады. Ведь вся эта возня с переодеванием должна была только скрыть от Раду тот факт, что Риатен охотится за его редкостями. Никто не ожидал от пугливого прорицателя, привыкшего иметь дело с полоумными патрицианками, попытки нападения.

Штора на дверях откинулась, показался необыкновенно важный слуга в коричневом халате и украшенной бронзовой цепочкой шапочке. В знак приветствия он широко распахнул занавес, приглашая войти. Илин выскочила из паланкина так быстро, что носильщики чуть было не уронили его. Она перекинула шлейф своей мантии через руку и пересекла двор. Следовавший за ней Хет любовался открывшимся перед его глазами зрелищем.

В обычных условиях Илин ходила широкой уверенной походкой, будто все время готовилась преодолевать препятствия. Сейчас же она не то что семенила, но умудрялась создать впечатление, будто движется без малейших усилий, будто даже не знает, что ходьба требует какой-то специальной затраты сил. Хет подумал: как это Илин удалось внушить ему, будто она очень неумелая лгунья?

Небольшой вестибюль освещался лишь огарками свечей, плавающими в мелких серебряных сосудах, в которые было налито благовонное масло — по одному сосуду с двух сторон круглого маленького бассейна в центре вестибюля. Вероятно, подобное зрелище должно было убедить знатных клиентов, привыкших, что в богатых домах воду не экономят, в богатстве и в высоком общественном положении предсказателя будущего. Тусклый свет мало что освещал, а дым оставлял копоть на стенах, на которых мозаикой была выложена вполне приличная имитация древних узоров. Хет вдруг обнаружил, что он старается задержать дыхание и не вдыхать удушливый запах благовоний, приносимых сквозняком из внутренних покоев дома. Это был не легкий аромат драгоценного сандала, пропитывающий воздух в доме Риатена, а сладкий обессиливающий запах, в котором ясно ощущалась какая-то резкая кислая нота.

Внушительный слуга отвесил Илин глубокий поклон, выпрямился и отметил присутствие Хета лишь тем, что мышцы его лица еще больше окаменели. Впрочем, его лицо и без того привыкло к каменной неподвижности. Но и лицо Илин тоже носило привычную непроницаемую маску патрицианской надменности, а потому слуга не осмелился задать ей ни единого вопроса.

Они прошли по короткому лестничному пролету, миновав дверь, скрытую тяжелым пыльным занавесом, и попали в большую комнату с высоким потолком. Хет остановился, едва переступив порог. Что-то невидимое двигалось и дышало в этой комнате, что-то, заставившее короткие волосы на затылке Хета подняться дыбом.

Комната казалась пустой. Стена, состоящая из высоких арок, говорила, что эта комната выходит во внутренний дворик, но арки были надежно защищены от проникновения воздуха снаружи циновками и темными портьерами, а сама комната освещалась сотнями маленьких свечей, установленных в нишах, в висячих горшках и других сосудах. Их пламя Металось от ветерка, создаваемого полудюжиной опахал с часовым заводом, непрерывно вращавшихся над головой. Эти опахала с трудом разгоняли густой, насыщенный благовониями воздух. Пол украшала мозаика, но глаз останавливался лишь на отдельных ярких пятнах, так как остальное скрывалось под коврами и подушками.

Ощущение какого-то движения под потолком приковало взор Хета к тем темным участкам застойной атмосферы, что притаились где-то между опахалами. Когда его глаза привыкли к освещению, он увидел, что это не тени, а нечто задрапированное в темную материю и подвешенное к самой высокой потолочной арке. Драпировка вдруг заколыхалась, будто кто-то скрытый под ее складками пытался выбраться наружу.

Илин, которая остановилась рядом с Хетом, проследила за его взглядом и теперь тоже наблюдала за этим шевелящимся непонятным существом.

— Что это? — шепнула она.

Стоявший рядом Гандин половчее перехватил полированный приклад ружья.

— Это всего лишь оракул, о достойнейшая, — произнес важный слуга, заставив всех троих вздрогнуть. Хет начисто позабыл о нем. — Он заперт в клетке и не может вам навредить. Будьте же спокойны. — Слуга поклонился и, попятившись, скрылся в двери, почти незаметной для глаз.

Илин повелительным жестом приказала Гандину ждать в прихожей, он поморщился и вышел так же неохотно, как это сделал бы любой телохранитель. Единственным предметом меблировки был низкий стол из белого алебастра, края которого украшал орнамент из зеленых и синих полированных камней. Илин села на такой же стул, аккуратно расправив шлейф своей мантии.

Хет сел на пол, хотя никто его не приглашал, и постарался не обращать внимания на крадущиеся движения оракула в его клетке под потолком. Эта комната что-то смутно напоминала Хету, что-то вызывающее беспокойство, только он никак не мог вспомнить, что именно. Медленные движения опахал рождали шевеление теней в углах, он замечал слабые колебания занавесей на окнах и на дверях; все это действовало на нервы, и Хету начинало казаться, что вся комната наполнена какими-то загадочными существами.

А потом занавес на дверях дрогнул уже по-настоящему, сдвинулся вбок, открыв высокую худую фигуру, одетую в простую серую одежду без всяких золотых украшений, фальшивых драгоценностей и шелков ярких расцветок. Кожа человека была бледна, будто он никогда не бывал на солнце, а глаза над традиционной чадрой поражали своим темным цветом. Он низко поклонился.

— Достойнейшая, я к твоим услугам. Что тебе угодно? — Ничто во внешности Раду не говорило об актерстве, но у него был ровный мелодичный голос человека, привыкшего угождать привычкам и запросам сильных мира сего.

Илин доверчиво улыбнулась ему.

— Блага твоего духовного руководства, конечно. Кроме того, я хочу попросить тебя кое о чем.

Раду вошел в комнату.

— Мое руководство, разумеется, в твоем распоряжении. В меру моих слабых сил и умения. А вот просьба…

— Я слышала от… своих агентов на рынке… — Она слегка поколебалась, будто решая, выдать источник своей информации или нет. Сам Хет не придумал бы лучшего способа подать Раду идею, будто она тоже связана с черным рынком. — …Что ты коллекционируешь редкости и сокровища Древних, как и я, и подумала, что в этой коллекции есть что-нибудь, с чем ты можешь расстаться.

Раду сел за низкий алебастровый стол напротив Илин.

— Ах… Это вы посылали сегодня ко мне своего слугу?

— Дилера по торговле редкостями. Партнера вот этого. — Раду проследил взглядом направление ее жеста, и его внимательный взгляд остановился на Хете. В черных глазах предсказателя было трудно что-либо прочесть, хотя Хет уже годы учился разгадывать выражение глаз, которые меняют свой цвет разве что под воздействием света. Он заметил, как поползли вверх брови Раду, когда тот понял, что приведенный патрицианкой дилер не только житель нижних ярусов, но еще к тому же и крис. Хет не пропустил и того хитрого взгляда, который Раду бросил на Илин, когда пришел к определенному заключению. Хет чуть было не улыбнулся. Теперь подозрение, что Илин Хранительница или торговый инспектор, никогда не придет Раду в голову.

Илин сказала с подчеркнутым недовольством:

— Он передал мне, что я должна сама поговорить с тобой. Снова появился важный слуга, теперь уже с подносом с вином и медовым инжирным печеньем, которое он тут же предложил Илин. Хет отвернулся и постарался приглушить бурчание голодного желудка.

— Понятно, — сказал Раду, начиная вынимать из-под стола предметы, необходимые для гадания: медные тарелочки с узорами для ворожбы по пеплу сожженных костей, какими пользовались лишь самые дорогие предсказатели будущего, особый мелкий металлический сосуд. Слуга внес жаровню, полную горящих углей, поставил ее на деревянную подставку, чтобы защитить от жара поверхность стола, и снова ушел. Приглушенное бормотание из задрапированной клетки над головой предсказателя становилось то громче, то тише. Делая вид, будто ничего особенного не происходит, Раду спросил:

— Вас интересует какой-нибудь определенный предмет?

Вспомнив, с какой лихорадочной торопливостью отнеслась Илин к новостям Кастера в Аркадах, Хет напрягся, ожидая, что она попадет в ловушку. Но Илин осталась совершенно спокойна и ответила только:

— Нет. Моя собственная коллекция невелика, хотя я льщу себя мыслью, что делаю удачные покупки. Впрочем, есть одна вещица… может, в твоей коллекции есть…

Раду бросил на нее острый взгляд, но ничего не отразилось на его лице. Илин наклонилась к нему еще ниже и, понизив голос почти до шепота, сказала:

— Говорят, что некоторые древности обладают… таинственной силой…

Хотя Раду и не допустил такой грубости, как удовлетворенный кивок, но Хет почувствовал, что под прикрытием чадры тот улыбнулся.

— Да, — сказал он внушительно, — моему ремеслу обладание древними редкостями очень помогает, особенно теми, на которых покоится магическая сила. Но прежде чем мы продолжим…

Он поднял руку, и драпировка сама собой соскользнула с подвешенной к потолку клетки. Магия тут была ни при чем — в углу стоял все тот же представительный слуга, который потянул темный шнур, почти невидимый на индиговых изразцах потолка.

Клетка была круглая, изготовленная из изящно переплетенных металлических прутьев. Оракул съежился на дне, глядя сквозь решетку пронзительным взглядом. На его лице росли покрытые грязью волосы, из чего можно было заключить, что он принадлежит к мужскому полу. Одетый в лохмотья, со сверкающими безумными глазами, он злобно смотрел на Раду, издавая при этом неразборчивые звуки. Был оракул невелик, но сказать, стар он или молод, не представлялось возможным.

Предсказатель будущего произнес:

— Возможно, мой оракул окажет вам помощь, достойнейшая. Вы имеете в виду какую-то определенную вещь? Большую или, наоборот, маленькую?

«Мошенник пытается расколоть ее», — подумал Хет. Он и сам чувствовал себя не в своей тарелке. Илин удалось все же оторвать взор от клетки. Ее руки нервно поигрывали краем шелковой мантии. Смущенно улыбаясь, она сказала:

— Что-нибудь небольшое, что можно носить с собой.

— У меня есть множество прекрасных небольших вещиц, некоторые из них большой магической силы.

Оракул внезапно вскрикнул, Илин поморщилась. Возможно, это была первая ее искренняя реакция за все время. Потом она сказала:

— Другой предсказатель поведал мне, что изображения крылатых являются символом моей собственной души.

Хет потер переносицу, чтобы скрыть свои мысли, если они вдруг отразились на его лице. Он подумал: осторожнее, осторожней. Теперь, когда с клетки сняли драпировку, источник вони, которую тщетно заглушали благовония, сразу же обнаружился.

Однако Раду ничего не заподозрил.

— Изображение крылатого? Не птицы ли? Госпожа, конечно, видела рисунки птиц из городов Последнего моря?

— Конечно. Но предсказатель сказал точно — крылатое изображение.

— Древности с крылатыми фигурами очень редки, очень… — Раду явно колебался. Хет не сомневался, что тот подыскивает замену слова «дороги»…высоко ценятся. Я не так давно расстался, признаюсь, крайне неохотно, с тем единственным крылатым изображением, которое у меня было.

— Ох! А не скажешь, у кого оно теперь?

Хет задержал дыхание, но отнюдь не из-за вони. Может быть, Илин читала мысли Раду, а может, она гениально уловила выражение его лица, даже скрытого чадрой. Она вдруг весело добавила:

— Конечно, уже после того, как я осмотрю твою коллекцию и выберу себе что-нибудь.

Раду поклонился, как поклонился бы слуга, исполненный благодарности. Он был на крючке.

— Разумеется. Но сначала я сожгу для вас кости. Хет испытал огромное облегчение. Когда Раду начал готовиться к гаданию, Хет даже позволил себе отвлечься и поглазеть по сторонам. Может, Илин удастся купить вещицу сразу, добившись успеха на первой же стадии их предприятия и при этом ни в чем не нарушив закона. Эта мысль доставила бы ему еще больше радости, если бы он не думал, что вторая часть полученного ими задания практически безнадежна.

Оракул сидел в своей клетке тихо, все его внимание, внимание безумного существа, было сосредоточено на действиях хозяина. Какой-то легкий шорох коснулся слуха Хета и привлек его внимание к другой занавешенной двери, и тут же колеблющееся пламя свечи высветило часть лица — это был все тот же слуга, следивший за ним из другой комнаты. Не желая выдать свой интерес к окружающей обстановке, Хет тут же перевел глаза на Раду.

Прорицатель уже вынул откуда-то шелковый мешочек, казалось, сиявший при свете ламп, и осторожно вытряхнул из него горсточку молотых костей. Все время, пока Илин продолжала оживленно лепетать что-то насчет древних реликвий, смешивая в разных пропорциях правду, полуправду, непроверенные слухи и чистейшее вранье, Раду все больше Успокаивался и, надо думать, уже подсчитывал количество монет, которые намеревался выудить у нее. Хет же в это время размышлял о посольстве крисов на Первом ярусе и о том, достаточно ли богат Раду, чтобы покупать первоклассный материал для гаданий, или же пользуется костями ящериц, подобно уличным гадалкам.

Илин остановилась, чтобы передохнуть, и Раду поднял руку, сказав:

— А теперь сосредоточь все свое внимание, достопочтеннейшая, покуда я буду вглядываться в тени времен.

Илин послушно примолкла, внимательно следя за действиями прорицателя. Желтоватые кусочки костей медленно падали из бледных рук Раду на горячие угли. Вверх потянулись струйки дыма, но прорицатель вдруг вскочил на ноги и попятился, уронив на пол тяжелый алебастровый стул.

Илин с испугом смотрела на него. Хет наполовину привстал с пола и уже потянулся к ножу, но тут к нему вернулся здравый смысл. Гандин приоткрыл портьеру и подозрительным взглядом окинул темную комнату.

Раду переводил с Илин на Хета расширенные от ужаса глаза. Илин, чуть дыша, спросила:

— Что это? Что случилось?

Оракул начал метаться, прыгать взад и вперед, биться о прутья клетки. Его визгливые выкрики превратились в пронзительные вопли. А сам голос внезапно обрел сходство с человеческим и стал удивительно похож на голос юноши.

— Слышу голоса, — выдавливал он из себя, будто каждое слово рвало ему голосовые связки. — Они ошиблись и погибли, а их великий труд остался неоконченным. Смерть — это Путь. Голоса… — Последнее слово превратилось в неистовый вопль. Теперь перед ними снова было животное, безуспешно пытающееся просунуть грязную голову между прутьев клетки.

В тяжелой тишине Раду низко склонил голову.

— Прости меня, достойнейшая. Мне надо… Тебе придется уйти…

Илин открыла было рот, но ничего вразумительного не произнесла. Чтобы выиграть время, вмешался Хет:

— Я пришел сюда оценивать древности, а не глазеть на гадание. Кто-нибудь собирается оплатить мне потерянное время?

Раду не снизошел до того, чтобы обратить на него внимание.

— Прости меня, достойнейшая, — опять промямлил он. — Тебе придется прийти в другой раз. — Он снова поклонился и почти бегом выбежал в дверь.

Появился представительный слуга, смущенный и испуганный не меньше своего хозяина, чтобы проводить Илин. Она поглядела на Хета: тот недоуменно покачал головой, удивленный не менее ее.

Через минуту они оказались снаружи, во дворе. Закат уже окрасил небо кровавыми полосами. Темнело. В палисаднике Раду кто-то успел зажечь два красных фонаря, но носильщики были явно счастливы увидеть Илин и вскочили на ноги, готовясь нести ее домой.

— Вот, видимо, и все, — огорченно сказала Илин. Она протянула Хету кусок медового печенья, который стащила с подноса и спрятала в рукаве.

Гандин беспомощно пожал плечами.

— Я слышал весь ваш разговор из прихожей. Все вроде было нормально.

Илин ему не ответила.

— Я допустила ошибку? — спросила она Хета. — Все это представление было затеяно, чтобы отделаться от меня?

Он покачал головой.

— Нет. Нет, все выглядело так, будто он… — Хет не нашел нужных слов, чтобы закончить фразу.

Илин сделала это за него:

— Увидел что-то, когда жег кости. Но ведь ты говорил, что он шарлатан!

— Я сказал, что он, вероятно, шарлатан. Но я в этих делах слабо разбираюсь.

— Я не сказала бы, что он обладает Истинным Зрением. Всякий, кто держит оракула… — Она передернула плечами, будто ей стало холодно, несмотря на постоянную жару. — Бедное безумное существо…

Носильщики чуть не подпрыгивали от нетерпения, им хотелось выбраться из этих мест, пока не наступила ночь. Гандин произнес:

— Пожалуй, нам лучше уйти. Он может следить за нами. Хранитель зашагал прочь, и Илин нехотя последовала за ним. Хет принял внезапное решение. Он ухватился за край ее мантии, только в последнее мгновение вспомнив, что не должен касаться ее кожи, и шепнул:

— Жди меня на ступенях Одеона в два часа ночи.

Илин, не колеблясь, кивнула, а затем послушно влезла в носилки, как и подобало настоящей патрицианке.

Глава 9

 Сделать закладку на этом месте книги

Колоннада Одеона освещалась факелами и кроваво-красными фонарями и была битком набита народом — театралами и богатыми бездельниками, а также теми, кто кормился от их щедрот. Двое акробатов подбрасывали друг друга в воздух, как будто вовсе не имели веса; блики света вспыхивали на их темных, покрытых липким потом телах. Глотательница огня пыталась раздвинуть круг зрителей, ей нужно было, чтобы они находились от нее на безопасном расстоянии. Игроки расчищали себе небольшие площадки для игры в кости или в другие азартные игры, а в это время сказитель устраивался возле самой дальней колонны прямо на ступеньках — остров тишины среди моря смеха и шума.

В эти ночные часы публика состояла в основном из обитателей нижних ярусов, если не считать нескольких патрициев, которые казались шокированы такой демонстрацией голого тела акробатами. Хет прислонился к одной из колонн в сторонке, наблюдая за происходящим насмешливыми глазами.

Не успел он появиться, как из окружающих плотных теней материализовался Айвен Сата и встал рядом, ухмыляясь, будто считал свое присутствие радостным событием для других. Сата разыгрывал роль дилера по антикам, но его дела были связаны преимущественно с черным рынком, и Академия отказалась иметь с ним дело. Тот факт, что его до сих пор не казнили торговые инспектора, заставлял многих считать, что Сата — их шпион. Хет несколько раз обещал вышвырнуть его из Шестого яруса, но такое, видимо, случалось с Сатой не впервой, так что он не проявил особого беспокойства.

— Лушан тебя ищет, — сказал он льстиво.

У него почти не было зубов, а выглядел он так, будто жил в одной из сточных канав Восьмого яруса. Ростом Сата не вышел даже для обитателей нижних ярусов, так что Хет имел возможность любоваться толпой поверх его головы.

— Вон как? — сказал он без всякого выражения.

— Довольным его не назовешь. Должно быть, ты его здорово огорчил, продолжал Сата.

Хет только плечом повел.

— Мы с ним конкуренты.

Сата хрюкнул.

— Конкуренты, ха! Может, по бабьей части? Хотелось бы мне знать, что он подумает…

— Тебе чего надо-то? — Хет разозлился, ему надоело смотреть сверху вниз на этот человеческий огрызок, а потому он резко наклонился к нему, так что Сата испуганно отпрянул.

— Просто дружеский совет, — пробормотал он, нервно усмехаясь. А потом быстро растворился в толпе.

Наблюдая за его исчезновением, Хет заметил Акая, поднимающегося по ступеням Одеона, вероятно, на свидание с Лушаном. Акай был жилист, его одежда цвета пыли свободно свисала с тощей фигуры. Он хорошо орудовал ножом, был гибок, как ремень бича, и очень опасен. Поручение Лушана отколотить такого мальчишку, как Рис, было, конечно, пустой тратой талантов Акая, но Хет знал, что Лушан не слишком скареден. Он подумал, что Акая вернее всего придется убить.

Из толпы, окружавшей глотательницу огня, вышла Илин. Хет оттолкнулся от колонны и стал спускаться к ней по ступеням театра.

Она уже успела снять драгоценности, вымазала пылью щеки, стерев косметику, надела темный дешевый кафтан и шапку — ни дать ни взять мальчишка с какого-нибудь из низших ярусов.

Он постоял с ней рядом несколько минут, давая ей возможность самой обнаружить его присутствие, а потом пошел вниз по улице. Она последовала за ним и поравнялась, только когда они миновали Первый Форум и вышли из густой толпы.

— Возвращаемся в дом Раду? — спросила она.

В этой более тихой части площади фонари отстояли друг от друга дальше, и прохожие торопились миновать ее быстрее.

— Он не ответил на твой последний вопрос, а это очень невежливо, сказал Хет.

— Фатальная невежливость?

Он остановился, повернулся к ней лицом и смерил ее взглядом.

— Что такое?

— Я просто спросила, — сказала Илин, как будто защищаясь. — Мне хотелось узнать, что мы будем делать.

— Мы собираемся пошататься около дома и поглядеть, нельзя ли заглянуть через какие-нибудь окна верхнего этажа. — Явно это было не все, что он имел в виду, но Хет формулировал только главную цель. — И постараться выяснить, кому он продал нашу редкость. Фатальная невежливость… — повторил он, неодобрительно качая головой. — Наслушалась ты всяких баек, Илин…

— И все это мы сделаем, заглядывая в окна? — спросила она скептически.

— Ты собираешься помочь или хочешь услышать обо всем, что случилось, утром?

— Конечно, помочь.

Он снова двинулся вниз по улице, и ей пришлось ускорить шаги. Хет свернул в переулок, ведущий в квартал заклинателей духов. Ночью тот был ничуть не привлекательнее, чем вечером, когда длинные тени ложились на тупички и калитки. В редких окнах за закрытыми ставнями горели лампы, но нигде не было видно поднимающих дух кроваво-красных фонарей или хотя бы соседей, вышедших подышать менее удушливым ночным воздухом, поболтать и посплетничать.

В первом относительно ярко освещенном дворе, мимо которого они прошли, какой-то заклинатель духов давал свое представление. Хет обошел молчаливый круг доверчивых ротозеев, остановившись там, откуда было хорошо видно. Илин, которая тоже выворачивала шею, чтобы краем глаза взглянуть на представление, врезалась ему в спину, пробормотав извинение.

Заклинатель духов был гол, если не считать мазков белой и синей краски да подсохших потеков крови из нанесенных самому себе ранок на пальцах. Лицо и тело принадлежали, казалось, молодому человеку, но длинная грива на голове была совершенно седа. Заклинатели духов вообще рано старели. Он окропил по кругу дорожную пыль кровью из порезанных пальцев и встал в центре этого круга, откинув голову назад, раскачиваясь и бормоча бессмысленные слова в безоблачное ночное небо.

Кровавый круг должен был сдерживать призраков, не давать им добраться до зрителей, но Хет не поставил бы свою жизнь в заклад, что это действительно поможет. Заклинатели духов, работавшие на открытом воздухе, были по преимуществу обманщики; зрители платили главным образом за право поглазеть на голые тела и на всякого рода самоистязания, которыми сопровождались такие представления, а также за ощущение опасности, которое, впрочем, ничем не подтверждалось. Представление предсказателя будущего, предназначенное для небольшого числа истинно верующих, могло оказаться и интересным.

— Пошли, — шепнул Хет совсем тихо, и Илин охотно последовала за ним из этого тускло освещенного двора.

Луна была в первой четверти, она еле высвечивала шершавые края стен и заброшенных балконов своим серебристым светом. Без ламп, которые слепили бы глаза, такого света хватит, чтобы сориентироваться, решил Хет. Вырубленные прямо из тела горы дома высились над головами, глуша звуки веселья и шум повозок из других кварталов. Можно было подумать, что они попали в город мертвых.

Они достигли двора, расположенного позади дома Раду, — маленького и заваленного всяческим хламом. Только в двух узких домах окна были плотно прикрыты ставнями, что говорило о том, что в них, возможно, живут люди. В остальных зданиях окна смотрели прямо в пустую темноту улицы. Хет с трудом различал темный абрис дома Раду, который во всем своем величии — он был вырублен из скалы — высился над жалкими соседями, сложенными из плохо обожженного кирпича.

Илин внезапно остановилась, прошептав:

— Там кто-то есть! — Она смотрела на крышу дома прорицателя, возвышающуюся на три этажа над уровнем дворика и тонущую в тени.

— Где?

— Прямо на крыше. Там кто-то притаился.

Вот этого Хет не ожидал. Он нырнул в дверь заброшенного дома, примыкавшего к задней стене дома прорицателя. Что-то с визгом пробежало по полу — еще одно подтверждение, что дом заброшен. Внутри было почти совсем темно, лишь слабый свет луны просачивался сквозь окна, но дом был так мал, что отсутствие освещения не имело особого значения, — две похожие на ящики комнатенки, одна над другой. Хет, перепрыгивая сразу через три ступеньки, взбежал по узкой скрипучей лесенке. Илин карабкалась за ним.

Крышка на люке, ведущем на плоскую крышу, отсутствовала, и Хет осторожно выглянул наружу, отнюдь не желая рисковать своей головой. Крыша была плоская, лунный свет не вырисовывал на ней никаких деталей. Дом прорицателя возвышался над ней примерно футов на шесть. Домишко клонился к своему более рослому собрату, как пьяный.

Хет бесшумно выбрался на крышу и на четвереньках стал красться дальше. Перед ним во все стороны простиралось неровное море крыш, прорезанное угольно-черными ущельями тупиков и переулков — мрачных и пустых, которое упиралось в освещенные границы кварталов с другой спецификой. Илин тоже вылезла из люка и села на его краю, пытаясь что-то нашарить в своей одежде. Хет не успел ещё и спросить, что она ищет, как Илин вытащила боль-палку и укрепила ее на поясе, прошептав:

— На всякий случай…

Хет встал, ухватился за край более высокой кровли и подтянулся. Дом Раду имел на крыше четыре ветровых башни; там же возвышалось несколько кучек битого кирпича, разнообразя голую поверхность плоской кровли. Они создавали великолепные укрытия для любого числа налетчиков. Он подождал, пока Илин отыщет выщербинки в стене — опору для ног, а сам в это время настороженно присматривался, не шевельнется ли что-то на крыше. Ничто не двигалось, но помня, что зрение Хранителей в темноте куда лучше, чем у него, он не видел причин не доверять Илин или сомневаться в ее словах. Илин подтянулась на руках и села рядом с Хетом. Он тихо спросил ее:

— Видишь что-нибудь?

Она отрицательно покачала головой. Хет сделал ей знак идти налево, а сам двинулся направо, одновременно вытаскивая нож. Если это были местные воры, которые решили именно сегодня ночью «взять» дом Раду, они скорее убегут, чем вступят в сражение. Во всяком случае, именно так действовал сам Хет, когда обворовывал дома патрициев на Третьем ярусе. Он добрался до третьей ветровой башни, обнаружил, что за ней никто не прячется, и бесшумно скользнул ко второй.

…Это если они воры… Не успел он доползти до второй ветровой башни, как что-то взорвалось прямо за его спиной. Он вообще-то ожидал, что тот, кто прячется, нападет на Илин, которую сочтет слабейшим противником, и будет неприятно удивлен, обнаружив опытного бойца, вооруженного боль-палкой. Это задержит нападающего, а Хет тем временем успеет добраться до него по крыше. Это была наилучшая тактика, которую можно было применить в данной ситуации, но, видимо, противник не желал считаться ни с какой тактикой.

У Хета хватило времени лишь на то, чтобы нанести один удар ножом, но клинок только слегка коснулся ключицы нападающего и тут же был вырван из руки криса, а сам Хет оказался лицом к лицу с кем-то равным ему по росту, но еще более ловким. Затем противник Хета сделал подсечку, и крис спиной рухнул на теплый камень крыши, пытаясь руками


убрать рекламу






оттолкнуть грозившую его голове боль-палку. Придавившее его тело было тяжелым, но явно женским. Хет ухватил женщину за предплечье, стараясь отодвинуть ее руку от своего горла, и ее кожа показалась ему нежной, как шелк, натянутый на крепкий камень. Хет вывернул ей кисть, боль-палка упала, но незнакомка двинула Хета локтем в подбородок, заставив отпустить себя.

Женщина вскочила на ноги, ее капюшон свалился, и скудный лунный свет показал Хету ее профиль и посеребрил неприкрытые светлые, кажущиеся бесцветными волосы. «Я знаю, кто это», — подумал он сбивчиво. Хет не мог видеть, течет ли у нее кровь от удара ножом или нет. Во всяком случае, рана нисколько не уменьшила быстроты ее движений. И тут же еще две темные фигуры выскочили из-за прикрытия, перепрыгнули на другую крышу, а женщина схватила свою боль-палку и повернулась, чтобы последовать за ними. Тут-то Хет изо всех сил и пнул ее в колено, свалив с ног.

Она тяжело рухнула на крышу, но тут же откатилась в сторону и вскочила на ноги, будто и падение, и удар ногой были совершеннейшими пустяками.

Она было замешкалась, но, когда Хет с трудом поднялся на ноги, бросилась за своими товарищами, легко перепрыгнув на крышу соседнего дома.

И сейчас же рядом с ним возникла Илин. Сражение продолжалось всего несколько секунд.

— Ты разглядел, кто это? Шискан сон Карадон! Мы ее видели во дворце. Значит, и Констанс тоже тут!

— Был тут. Не знаю, заметила ли ты, но они здорово торопились покинуть эти места. — Хет потрогал нижнюю челюсть и вспомнил дочь судьи, которая была последовательницей Констанса и которая подняла голову, когда наследница, стоя у окна, назвала ее имя, хотя была так далеко, что никак не могла расслышать сказанное. Он и сегодня видел ее не слишком ясно, но это мало что меняло в его отношении к ней.

Хет встал на ноги и, поискав немного, обнаружил свой нож там, куда тот откатился. Он тщательно вытер пальцами лезвие. Пальцы тут же окрасились кровью. «Шискан сон Карадон. Все-таки я достал ее, но для нее это все игрушки, Констанс ведь тоже не почувствовал удара боль-палки Илин тогда в Пекле».

— Должно быть, они следили за нами в наш первый визит сюда. — Илин в гневе ударила кулаком по колену. — И если они узнали, кому Раду продал древнюю реликвию…

— В любом случае стоит поглядеть. — Может, это позволит ему забыть о жгучем желании заняться любовью с женщиной, которая только что старалась его убить. — Пошли!

В крышу была вделана легкая медная задвижка, позже укрепленная железными болтами. Эти крепления уже ни к чему, если замок все рано сбит. Внутрь шла узенькая лестница, кончавшаяся площадкой с двумя дверями. Одна из них вела в неиспользуемую кладовку, а другая была прикрыта тяжелой хлопчатобумажной тканью. Хет раздвинул портьеру и увидел, что дверь выходит прямо в комнату Раду для гаданий. Это была та самая дверь, откуда сегодня за ним следил тот важный слуга.

Он посмотрел вверх и обнаружил, что клетка пуста, дверца ее распахнута настежь и висит на сломанных петлях. Он поколебался, прислушиваясь, но в комнате явно никого не было. Ни звука, ни признака жизни Раду или его слуги, но Хет и не ожидал иного после визита сюда Констанса или кого-нибудь из его наемников. Дом был мертв.

Однако смысла рисковать не было.

— Илин! — Хет показал на клетку. — Будь осторожна.

Илин бросила взгляд на пустую клетку и состроила гримасу.

— Ах, как очаровательно! Но если бы я была на месте этого урода, то выскочила бы отсюда и бежала без оглядки, пока не достигла границы этого яруса. — Она оглядела комнату и в задумчивости покусала губу. — У Раду под этим столом были какие-то ящички или отделения, или что-то в этом роде.

— Проверь, а я обойду остальные комнаты на этом этаже.

На первом этаже, по-видимому, никого не было. Никаких следов представительного слуги, хотя Хет нашел комнатушку, где тот, вероятно, спал. Она находилась рядом с комнатой, где хранились вода, масло и зерно. Внутренний дворик был пуст, если не считать довольно безобразного фонтана, откуда вода подавалась на кухню, и куполообразной печи для хлеба. Окна верхних комнат, выходившие сюда, были заделаны кирпичами от воров, что представлялось весьма разумным в этом полузаброшенном квартале. Если у Раду и было что-то ценное, оно должно находиться наверху.

Хет остановился, чтобы зачерпнуть из фонтана пригоршню воды. По крайней мере те заложенные кирпичами окна не могут взирать на него с осуждением. «Где-то в доме лежит мертвый Раду», — подумал он. Самое странное, что нет никакой разумной причины, которая объясняла бы, почему они с Илин не лежат сейчас мертвыми на крыше этого дома. Да, сделка с Риатеном получилась неважнецкая. Торговля предметами старины, конечно, не самое безопасное дело в мире, но в нормальных условиях оно уж не столь и смертоносно. Над крышей пронесся ветер, шевеля пыль, кирпичную и штукатурную крошку, и Хет быстро отступил к стене. Больше ничего не двигалось, и он приказал своему воображению, чтобы оно не слишком разгуливалось. Ведь даже в Пекле призраки и духи воздуха встречались весьма редко.

Он вернулся в главную комнату, где Илин уже успела вывалить на стол содержимое потайных ящиков.

— Ничего тут нет, кроме всякой ерунды, нужной, как я полагаю, для гадания, — сказала она. — Я помню, каков он был, и все больше сомневаюсь, что Раду обладал Истинным Зрением; скорее это был просто фокус, чтобы отделаться от меня.

— Может быть, так оно и было, — согласился Хет, — но странно, что он не заставил тебя заплатить за потерянное время.

Задрапированная дверь скрывала внутреннюю лестницу, ведущую к комнатам верхних этажей. Хет вооружился одним из светильников, взяв его из ниши, и пошел наверх.

Спальня прорицателя находилась на самом верху. Его кровать принадлежала к самой дешевой разновидности из тех, что распространены на верхних ярусах: бронзовая рама, поставленная на короткие ножки и заваленная подушками. Вот тут-то и лежал Раду.

Он наполовину свешивался с кровати, руки были раскинуты на подушках, а ноги вытянуты на покрытом циновками полу. Раду все еще был одет в те же серые одежды, в которых готовился гадать Илин. Возможно, еще не удалился на покой, а просто вбежал в панике в спальню, и тут, когда он рухнул на постель, его и схватили. Крови, которую Хет мог бы видеть или обонять, не было, а глаза Раду, все еще широко открытые, с укором смотрели на противоположную стену.

— Должно быть, это сделал Констанс, — шепнула Илин. — Или Шискан сон Карадон.

— А она тоже может убивать взглядом, как это сделал Констанс в Останце? — спросил Хет. И к своему неудовольствию, обнаружил, что тоже говорит шепотом.

— Не думаю. Чтобы обладать таким могуществом, нужны годы тренировки. Она склонилась над телом. — Полагаю, это было сделано боль-палкой. Похоже, он умер от страха.

Здесь для них тоже ничего не нашлось. Хет прошел через низенькую дверь в следующее помещение и сделал приятное открытие: прямо в стенах этой длинной комнаты были вырезаны полки, на которых лежала коллекция древностей Раду.

Хет прошелся по комнате, осматривая вещицы, время от времени останавливаясь, чтобы потрогать то один, то другой предмет. У Раду было всего лишь несколько изразцов, два из них очень плохой сохранности, с трещинами, которые мешали даже разобрать узор. Были там украшения из мифенина, некоторые с красивыми драгоценными камнями старинной огранки, но большая часть их принадлежала к довольно редким типам — мифенин, стекло, камень изображали животных, лица и морских обитателей. Недоверчивый Хет взял в руки одну из стилизованных масок и долго вертел в пальцах. И вес был не тот, и что-то не то с текстурой материала. «Подделка», — подумал он. Было не похоже, что воры трогали эти вещицы.

В углу стоял металлический ящик. Вышитая ткань, покрывавшая его, оказалась сброшена на пол. При свете свечи Хет внимательно осмотрел шкатулку. Вряд ли ее открывали. Из спальни Раду пришла Илин.

— Нашел что-нибудь? — спросила она, с любопытством глядя на коллекцию.

— Вот это.

Шкатулка была украшена орнаментом в виде завитков и пляшущих скелетов предупреждение потенциальным ворам. Он передал Илин лампу и сказал:

— Близко не подходи. Замок с секретом. В замке скрыты отравленные иглы. Я таких сотни повидал.

Поскольку шума можно было не опасаться, Хет использовал рукоять своего ножа, нанеся удар по каждому из замков, а затем обломал выскочившие после ударов иглы. Когда он впервые встретился с таким замком, одна из игл вонзилась ему в руку. Яд одного из хищников Пекла, которым была смазана игла, заставил Хета проболеть несколько дней. Больше никаких вредных последствий не было. Вообще-то крисов отравить можно, только сделать это нелегко.

Внутри шкатулки оказалось несколько золотых и серебряных монет вероятно, плата от клиентов-патрициев — и еще что-то, похожее на почти пустой мешочек. Хет встряхнул его, и в тишине раздался слабый звон. По величине мешочка и его завязкам можно было заключить, что еще недавно он был набит до отказа. Если б там были одни золотые монеты, то почему Раду продолжал жить в таком месте? Хет развязал мешочек и вытряхнул его содержимое на циновку.

— Торговые жетоны, — нахмурилась Илин.

На циновке лежала горсть жетонов, каждый на пять дней труда ремесленника. Хет улыбнулся.

— А вот и доказательство, что он сказал правду о том украшении. Он и в самом деле продал его. И теперь мы знаем кому.

Хет протянул Илин один из жетонов, и девушка внимательно осмотрела его. На жетоне стоял имперский символ солнца, в центре его помещалась свободная спираль — символ Выживших, означавший книгу.

— Академия! — чуть не задохнулась Илин, сразу поняв, в чем дело. — Эти жетоны помечены печатью Академии!

— Верно говоришь! Должно быть, у него были долги, и поэтому он продал свою лучшую вещь Академии. Черный рынок любит жетоны Академии — они красивы, никто не опасается, что это может быть фальшивка. — Хет ссыпал остальные жетоны в мешочек и вручил его Илин. — Ну а теперь пошли отсюда.

Илин была так обрадована находкой, что даже не заметила, как Хет, уходя, стащил один из лучших изразцов и оправу из мифенина для зеркала.

Они добрались до вестибюля с его мелким бассейном и копией древней мозаики. Дверь была распахнута настежь, как и калитка. Свечи в красных фонариках почти догорели. В этом не было ничего удивительного: они не нашли тела слуги Раду, который, должно быть, бежал в страхе, возможно, прихватив с собой и оракула. «Оракул на свободе в квартале заклинателей духов», подумал Хет. Но может быть, он все же не так вредоносен, как другие создания, что бродят в этих местах? Хет никак не мог понять, как тот выбрался из своей клетки. Возможно, Шискан и ее друзья освободили его, решив позабавиться.

Двор был пуст, другие дома безмолвны. Хет шел впереди, но Илин вдруг схватила его за руку, прошипев:

— Стой! Там кто-то есть!

Он замер, изо всех сил вглядываясь в распахнутую калитку и открытое пространство лежащего за ней двора. Если что-то заставило Илин забыть о своем патрицианском воспитании и схватить его за руку, он мог быть уверен там таится неведомая опасность.

— Где?

— Совсем близко, почти рядом. — Она скользнула вперед и обошла его, держа руку так, будто пыталась нащупать что-то в жарком ночном воздухе. — Я не знаю, что это такое…

И тут Хет вдруг ощутил холод, внезапный, как пощечина, пронизывающий до самых костей, холод, выжимающий из легких последние глотки воздуха.

Хет стиснул руку Илин и потащил ее к калитке. Она споткнулась и чуть не упала, чудом удержавшись на ногах. Туман, пронизанный иглами льда, окутывал их, и Хет понимал: нечто сдвинулось вбок, чтобы загородить им выход. Инерция движения вынесла их за калитку, прежде чем холод успел сковать дыхание, и тогда они рванули через пустой двор и дальше вниз, в первый же переулок. Хет не позволил Илин остановиться, пока они не оставили несколько дворов между собой и проклятым домом Раду.

Только тогда он отпустил руку Илин, и она прислонилась к грязной стене заброшенного здания. Илин тяжело дышала, но отнюдь не от одного быстрого бега.

— С тобой все в порядке? — спросил он ее.

Тусклый свет луны не позволял видеть выражение лица девушки. Самого Хета задел лишь самый краешек поля воздействия этого существа, но Илин, должно быть, приняла весь удар на себя.

Илин кивнула, прочистила горло и ответила:

— Да. Я чуть не задохнулась. Кто это был — призрак?

— Призрак, — ответил он, понемногу успокаиваясь. Если Илин может говорить, значит, у призрака не хватило времени серьезно навредить ей. Думаешь, ты его узнаешь, если придется встретиться снова?

— О да, уверена в этом. — Она бросила взгляд в сторону узкого переулка. — А что случилось бы с нами, если б нам не удалось убежать?

— Если бы он нас поймал? — Хет соскользнул по стене вниз и сел на выступ фундамента. После могильного холода призрака сохраненный камнем дневной жар солнца ощущался его кожей, как нечто волшебное. Илин села рядом. Он ответил самому себе и ей: — Призраки впитывают твое дыхание, они делают твою кожу сначала синей, а потом белой; она начинает казаться чем-то чужим, ощущается не как кожа, а скорее как воск. Во всяком случае, так выглядят трупы, когда их находят. Лично со мной такого еще не случалось.

— Ужас какой! — сказала Илин, нервно растирая руки, будто желая их согреть.

— Так случается с людьми, заблудившимися в Пекле и совершившими ошибку, устроившись на ночлег прямо на верхнем уровне. Иногда это бывают призраки, обитающие на поверхности, а иногда — духи воздуха, которые летят вместе с ветром и нападают на путешественников.

Отсюда можно было хорошо слышать шум толпы, доносившийся от театра и форумов. Это был приятный контраст мертвой тишине квартала и угрюмым теням, отбрасываемым громоздящимися над их головами домами. Чьи-то громкие шаги раздались во дворе, лежащем ниже по улочке, и, когда они заглохли, Илин произнесла:

— Может быть, именно поэтому Шискан сон Карадон и ее люди и бежали так поспешно? Но… — Она покачала головой. — Я не могу представить себе их бегущими даже от призрака.

— И я не могу. Я думаю, они торопились потому, что исполнили то, зачем пришли. Они заставили Раду сказать, кому в Академии он продал крылатую редкость. А мы пока застряли и топчемся на месте. Быстро отыскать этого человека мы не сумеем.

Илин задумчиво сказала:

— Вовсе не обязательно. В Академии должны вестись списки редкостей, которые она покупает, и имен ученых, эти покупки совершивших, а также выплаченных сумм. Мы можем просмотреть эти записи и узнать, кто из ученых недавно выплатил большую сумму в жетонах за одну-единственную редкость. Таких много быть не может.

— Это возможно? — Мысль, высказанная Илин, казалась новой и свежей.

— Еще бы! Риатен все может. Я бы тоже, вероятно, могла получить эти записи, затребовав их как Хранитель, но я не знаю, к кому нужно обращаться за ними. Мне хотелось бы закончить это дело сегодня же ночью, но Риатен находится во дворце у Электора и беспокоить его нельзя.

Хет был доволен, что Илин понимает необходимость быстроты действий. Разделаться с ученым труднее, нежели с Раду — предсказателем будущего, но рано или поздно его тоже ждет визит Аристая Констанса.

Мирам открыла дверь, когда Хет еще только начал возиться со щеколдой, и сказала:

— Ну наконец-то! Мы тут все переволновались!

— С чего бы это?

— А потому что носишься как угорелый по кварталу заклинателей духов, да еще по ночам!.. — ответил голос Нетты откуда-то из самой глубины тесной комнаты. — Погоди, лампу зажгу.

— Только одну, — предупредила ее Мирам, закрывая за Хетом и Илин дверь. — А то опять все соседи набегут.

В крошечной комнате огонек расцвел, как цветок, в глиняном горшочке масляной лампы. Нетта поставила ее на полку; в тусклом свете она и Мирам с удивлением уставились на Илин, которая неуверенно жалась у двери.

— Это Илин, это Мирам, это Нетта, — сказал Хет. — От ужина что-нибудь осталось?

— Привет, — смущенно сказала Илин.

Обе женщины кивнули в знак приветствия и обменялись взглядами, в которых содержался невероятно богатый запас информации. Мирам ответила:

— Есть немного хлеба. Сагай ждет тебя на крыше. Я принесу туда.

— Пошли наверх, — сказал Хет Илин, указав ей на узенькую лестницу, которая вела в верхнюю комнату, и на стремянку, приставленную к люку в потолке. — Не наступи на Либру и Сенасе. — Уличные акробаты спали у самой стены, свернувшись калачиком, точно маленькие дети.

Илин осторожно переступила через них и стала подниматься по лестнице, держась одной рукой за обмазанную глиной стену, чтобы не упасть.

Прежде чем Хет успел за ней последовать, Мирам ухватила его за полу и дернула, чуть не задушив. Он ухватился за угол стола, чтобы не потерять равновесие, и чуть было не наступил на Сенасе.

— Эй!

— Это не Хранитель! — зашипела на него Мирам. — Это чья-то дочь!

— И что же?

— Ты будь с ней поосторожнее!

Она подчеркнула значение своих слов еще одним рывком и только потом отпустила Хета. Когда он пролез сквозь люк, Илин уже рассказывала Сагаю о доме Раду и о том, что они там обнаружили. Хет сел у самого края крыши, нависавшего над двором. Встреча с Шискан сон Карадон растревожила его мужские чувства самым неприятным образом, и он сейчас обдумывал, куда бы направиться в поисках наилучшей замены Шискан. Были две хорошо знакомые ему сестрички, которые держали продовольственную лавчонку в двух кварталах отсюда и которые как раз сейчас, должно быть, закрывали ее… Нет, лучше уж остаться здесь. Если он уйдет, то будет беспокоиться: не следит ли за ним кто-то или что-то с самого Четвертого яруса? Он соскользнул еще ниже и уперся ногами в рассыпающийся карниз, ощущая себя несчастным до самой глубины души.

Сагай сидел, скрестив ноги, внимательно слушая Илин, и его глиняная трубка тихо посапывала. Когда Илин закончила рассказ, он сказал:

— Эта Шискан и ее приятели могли легко прикончить вас, если они обладают такими же сверхъестественными силами, какие Констанс продемонстрировал в Останце.

— А зачем им беспокоиться? — Хет дернул плечом и взглянул в ту сторону, где лежала граница яруса, даже не пытаясь скрыть горечь в своем голосе. — Мы сами привели их к Раду, то есть прямо туда, куда они хотели. А теперь они здорово опередили нас.

— Мы в этой ошибке не виноваты, — очень тихо возразила Илин.

Сагай успокаивающе улыбнулся ей, но заметил:

— Да, нам необходимо отыскать того ученого, с которым Раду имел дело, и отыскать как можно скорее. И когда найдем следует отнести плитку с крылатой фигурой Риатену так быстро, как если бы от этого зависела наша жизнь, ибо если эти люди нас поймают с той штуковиной, сомнения в том что тогда произойдет, нет никакого. — Он снова посмотрел на Хета и спросил: — А как насчет того безобразного камня? Ты говорил, что придумал что-то в связи с ним.

Хету хотелось обдумать свои выводы более тщательно, но те полтора дня, которые прошли с тех пор, как он видел Чудо, ни в малейшей степени не изменили его мнения.

— Ты видела Чудо? — спросил он Илин.

— Во дворце-то? Конечно, я пару раз заходила туда из любопытства. — Она перевела взгляд с Хета на Сагая и обратно. — Ну и что?

Сагай вздохнул.

— Перед ней одна из немногих магических машин, которые обнаружены неповрежденными, а она, видите ли, заходит взглянуть на нее пару раз из чистого любопытства!

— Ну… как сказать…

Хет покачал головой, осуждая тупость Илин, а потом произнес:

— Я думаю, это тоже часть магической машины.

Брови Сагая поднялись, выражая удивление и раздумье.

— Быть того не может, — запротестовала Илин. — Магические машины делались из металла со стеклянным шарами и кристаллами, с трубками, по которым льется ртуть. Они выглядели как гигантские модели Вселенной!

— Именно по этой причине они сохранились только в виде боль-палок или в обломках, — возразил Хет, теряя терпение. Эти Хранители воображают, будто им известна каждая волшебная машина, когда-либо сооруженная! — Но Чудо — тоже часть магической машины, точно так же, как и наша вещица с кристалликами!

— Так ты же сам говорил, что это просто украшение и ничего больше, обвинила его Илин.

— Это было, когда я еще надеялся уговорить тебя продать ту вещь Академии, то есть до того, как узнал, какие вы все фанатики.

— Я тебе не…

Сагай, наклонившись вперед, прервал ее:

— Поясни свою гипотезу. Почему ты думаешь, что Чудо — часть магической машины?

— Из-за того текста Выживших, что у Риатена. Гравюры трех древних предметов. Там ведь сказано, что все это части магической машины, не так ли? — Хет снова посмотрел на Илин. — А почему Риатен уверен, что обнаружение их приведет к обретению Хранителями еще большего могущества?

— Этого я не знаю. Древние тексты я читать не могу. И Риатен со мной никаких деталей не обсуждал. Он просто рассказал мне о своих надеждах насчет того, что из всего этого может получиться.

Хет снова повернулся к Сагаю.

— Чудо куда больше нашего безобразного блока, да и форма у него немного другая, но между ними есть определенное семейное сходство.

Отвечая на вопросы Сагая, он подробно описал оба предмета, и его партнер наконец согласно кивнул.

— Конечно, мне бы ужасно хотелось взглянуть на них хоть одним глазком самому, — сказал Сагай, — но у нас всё же появилась зацепка, от которой можно начинать танцевать.

Илин нахмурилась.

— Ты видел только рисунки в книге, да и то один раз! Как же ты можешь быть уверен, что запомнил все верно?

Прежде чем Хет успел ответить, Сагай, занятый своими мыслями, сказал:

— У него превосходная память. Слишком даже хорошая, так что от нее могут быть и неприятности. Если ты думаешь, что та пластинка с кристаллами и каменный блок — детали одной магической машины, то куда должна войти маленькая овальная вещица? Она ведь ничем не отличается от множества декоративных украшений, за исключением того, что на ней изображено крылатое существо.

— Не знаю! — Хет пожал плечами, продолжая смотреть в сторону Пекла. Его память была действительно слишком хороша, чтобы принести ему счастье, но почему-то слова Сагая отозвались в его сердце болью, и он даже не мог понять почему.

Теперь они сидели молча. Хет слышал, как где-то вдали дребезжит по стальным рельсам парофургон; его машина пыхтела, с натугой преодолевая крутой подъем с Шестого яруса на Пятый. Затем печальный голос из окна соседнего дома, выходившего на их крышу, произнес:

— Я бы не хотел жить даже рядом с парой бродячих торговцев, которые сидят на крыше под моим окном и всю ночь напролет болтают о бабах. Но вместо этого мне приходится жить с парой черт-его-знает-кого, которые торчат всю ночь на моей крыше и говорят, можете себе представить, об истории!

Илин разинула рот, потрясенная тем, что их подслушали. Сагай тут же ответил:

— А тогда ступай жить в другое место.

Заскрипела стремянка — это Мирам лезла через люк. Сев рядом с Сагаем, она передала Хету горбушку хлеба и спросила:

— Ну как, обыск прошел удачно?

Илин снова была потрясена. «Ничего, привыкнет, — подумал Хет. — Как она думает, кому может донести Мирам? Может, самому Электору?» Хет был единственным, кто иногда разговаривал с врагами.

— Теперь стало яснее, но мне все больше не нравятся некоторые вещи из тех, что мы раскопали.

Хет ожидал, что Мирам сейчас задаст кучу вопросов, но ее, видимо, занимало совсем другое. Хет впервые встретился с ней в караване, шедшем в Чаризат, куда его дотащил Сагай — раненного в ногу разбойниками. Он проснулся и увидел над собой лицо Мирам, которая пробовала обработать его рану. Он оскалился на нее, а она изо всех сил стукнула его по голове, да так, что он почти потерял сознание. После этого случая никаких трений между ними уже не возникало. Мирам была низенькая, к тому же еще горожанка, но при ее вспыльчивости шутить с ней не следовало. Она резко повернулась к Хету и сказала:

— Тут тебя кое-кто искал сегодня. Это Акай, который избил Риса.

— Он сюда приходил?

— Да. Сказал, что видел твое послание, которое ты оставил у Харима, и хочет обсудить его лично с тобой. — Потом, помолчав, она резко спросила: Ты этого Харима пришил?

— Нет! — Рану, нанесенную достоинству Хета, несколько смягчала надежда, что Харим мог за это время умереть от заражения крови. Или помрет позже, но послужив, таким образом, подтверждением удачи Хета. Теперь же он намеревался обязательно убить Акая за наглость, с которой тот заявился сюда. Но, видимо, весточку от него они все же учли — теперь ребята Лушана займутся только им а не кем-нибудь еще.

— Но ты его ранил? — не отступала Мирам. Мерзавцам с нижних ярусов просто повезло, что иностранке Мирам никогда не бывать следователем Нижнего Суда Стражи.

— Было дело.

Она повернулась к Сагаю, который все это время таинственно помалкивал.

— Ты об этом знал?

— Не знал, — ответил он с достоинством. — Но, конечно, подозревал, что Харим и Акай в ближайшем будущем могут оказаться жертвами несчастных случаев, хотя не мог бы сказать, ни когда это произойдет, ни каков будет характер этих случаев.

Мирам всплеснула руками.

— Мужики и детишки, все вы одинаковы! У вас у обоих здравого смысла… здравого смысла… — Она тщетно искала нужные слова и наконец закончила: Никакого здравого смысла! — Мирам обратилась за поддержкой к Илин: — Ты тоже так думаешь?

— Ну, Сагай… он получше Хета, — ответила Илин после долгого размышления. — Впрочем, разница невелика.

— Сагай — ученый человек, который от одного вида древностей лишается ума, — поправила ее Мирам. — Но я не жалуюсь. Мы живем лучше любого семейства в этом дворе, и мой муж не возвращается домой полумертвым от усталости после тяжкого труда. — Она поглядела на Хета яростными глазами. И пока ты не явился сюда, Нетта боялась посылать свою дочку на рынок, потому что все бездельники знали, что у девочки нет отца, чтобы защитит её. Теперь Нетта может посылать ее куда угодно в этом квартале и никто не осмелится даже дважды взглянуть на неё. И я не беспокоюсь за Сагая, так как знаю, что есть человек, защищающий его спину, когда он идет в толпе воров черного рынка.

Мирам остановилась, чтобы перевести дух. Инстинктивное чувство самосохранения заставило Хета и Сагая примолкнуть, а Илин была слишком увлечена происходящим, чтобы промолвить хоть слово. Мирам продолжала:

— Все, что я говорю, означает лишь одно: будьте осторожны. — Она свирепо поглядела на Хета. — Оба! — Тут она резко встала и пошла к лестнице, ведущей внутрь дома.

Все сидели молча, пока Хет не спросил:

— Она ругалась или нет?

— Моя жена очень страстная женщина, — объяснил Сагай. — Но она не слишком часто говорит людям то, что думает о них. Даже тем, которых любит. Ухаживать за ней было увлекательнейшим занятием.

Глава 10

 Сделать закладку на этом месте книги

В предрассветный час Хет провожал Илин через все ярусы к дому Риатена.

Он намеревался оставить ее на Третьем, но, когда они миновали сонных стражников у ворот, он увидел, как еще темны и безлюдны улочки, лежащие за воротами, и, вспомнив о Констансе, решил, что ему не мешает остаться с ней.

На Втором ярусе их трижды останавливали патрули, которым очень хотелось швырнуть Хета со стены яруса вниз, но они пропустили их обоих, проверив пропуск Илин. Вскоре они достигли маленького садика. Освещенный лишь лампами, укрепленными на стенах домов, весь испещренный таинственными мрачными тенями, он показался Хету совсем незнакомым. Хет остановился у калитки, но Илин спросила.

— Разве ты не пойдешь со мной? У Риатена наверняка найдутся к тебе вопросы. Что, если задержка произойдет только потому, что ты не зашел?

Хет прислонился к каменной ограде садика.

— Илин, ты не обижайся, но мне там не по душе.

— Сейчас еще рано и, кроме Хранителей, никого будет, — сказала она.

Он был уверен, что ей такой ответ кажется вполне естественным.

Илин показала ему в сторону улицы, где мерное покачивание фонарей свидетельствовало о появлении нового патруля.

— Ликтор стоит там на страже всю ночь, так что ты не будешь чувствовать себя одиноким. А эти тут же заберут тебя в каталажку.

Хет чувствовал, что попался в ловушку, ему это очень не нравилось, но Илин была права. И это тоже ему было не по душе.

Они поднялись по лестнице, вырубленной в углублении; миновали ликтора, стоявшего на стене; тот узнал Илин и пропустил их, не сказав ни слова; потом прошли через пустой двор и поднялись по широкой лестнице, освещенной восковыми свечами и лампами, заправленными душистым маслом. Там тоже почти не было народа, хотя Хет слышал голоса, раздававшиеся где-то в комнатах первого этажа. На второй площадке они встретили одетую в серое служанку, которая, увидев, кто сопровождает Илин, чуть было не уронила поднос с грязной посудой.

Когда она убежала со всех ног, Хет сказал:

— Все, Илин. Дальше я не ходок.

— Ладно. М-м-м… Иди вот сюда.

Она провела его сквозь арку, а потом через настоящий лабиринт крошечных двориков, каждый с лепечущим фонтаном и растениями, листья которых чуть заметно шевелились под слабым ночным ветерком, и вывела на просторную террасу. За ней лежало открытое пространство. Вдали виднелись освещенные окна, говорившие, что оно окружено другими богатыми домами. Еще выше виднелись ярусы имперского дворца, возвышающиеся над черными массивами домов, освещенные, как Одеон в праздничную ночь, пылающими факелами, лампами с зеркальными отражателями, которые из окон и с балконов бросали яркий свет на белые известняковые стены.

Илин сказала


убрать рекламу






:

— Сейчас тебе не видно, но дальше лежит сад и дома важных придворных чинов, чьи террасы выходят в этот сад. — Она запнулась, потом добавила: Там есть еще небольшой павильон, где иногда размещаются посольства, прибывающие из других городов Приграничья. Посольство крисов из Анклава тоже там. Оно пробудет здесь еще по меньшей мере один день.

Хет бросил на нее острый взгляд, но никакого особого выражения на лице Илин не заметил. Он опустился на ближайшую каменную скамью и выжидающе посмотрел на девушку, не выдавая своего любопытства к тому, как будет выглядеть это место при свете дня.

Илин тоже не обратила внимания на его сдержанность и сказала:

— Вернусь, как только смогу. — И ушла.

Хет без всякого удовольствия приготовился к долгому ожиданию.

По главной лестнице Илин отправилась в покои Риатена. После знакомства с нижними ярусами вообще и квартала заклинателей духов в частности ничем не нарушаемая тишина дома Мастера-Хранителя показалась ей другим миром. Полированные каменные плиты под ее рваными сандалиями вместо щербатых кирпичей из плохо обожженной глины, аромат сандала и запах свежей воды вместо пота и зловония сточных труб. Она предполагала, что со временем ко всему этому можно привыкнуть. Более того, считала, что Хет, Сагай и другие уже свыклись со своим окружением, хотя и не могла представить себе, каким образом. Она припомнила, как в первый раз привела сюда Хета и как он презрительно игнорировал прохожих, которые чуть ли не плевали в пыль у его ног. И ее ног, поскольку она шла рядом с ним. Да, решила она, действительно привыкнуть можно ко всему.

Когда Илин была девочкой, она считала, что нижние ярусы — сплошная грязь и полное моральное разложение. Жизнь на Первом ярусе не добавила ей опыта по части бедности, существующей, невзирая на тяжкий труд, и даже не внушила ей мысли, что лица без гражданства и прочие пришельцы и иностранцы не обязательно являются преступниками. Не имея ни опыта, ни знаний Хранителей, патрицианские семьи, как правило, считали, что это именно так и есть.

На третьей площадке перед Илин вдруг возник Сеул, испугавший ее так, что она чуть было не споткнулась на ступеньках. Понизив голос, он спросил:

— Ты, кажется, не ночевала дома?

Илин, удивленно моргая, посмотрела на него. Потом сказала:

— Конечно.

Она еще не проснулась по-настоящему, хотя спать на крыше дома Нетты на обрывках циновок, которые считались слишком изношенными для жилых комнат, было не так уж неудобно, как могло показаться. Она ужасно устала; к тому же встреча с призраком, кажется, оказала на нее более сильное действие, чем она сама предполагала. Ее силы и ее способность видеть внутреннюю сущность всегда были невелики, но даже несмотря на это, она поняла, что неизвестное существо высосало из ее души изрядную долю. Это было нечто такое, о чем Хранители должны непременно знать. Может быть, когда все кончится, она расскажет новичкам-ученикам о своем опыте.

Все это вряд ли годилось для ответа Сеулу, все еще пялившемуся на нее сверху со все более каменеющим лицом.

— Где ты была? — требовал он ответа.

На этот раз смысл вопроса дошел до нее, и она почувствовала, как багровеет от гнева.

С растущим раздражением она подумала, насколько унизительна сама попытка объяснить Сеулу, взиравшему на нее с гневом отца или скорее обманутого мужа, что хотя она и провела ночь с Хетом, но они находились под более чем достаточным присмотром, что Сагай — достойный муж и отец, что Мирам и Нетта — женщины порядочные во всех отношениях, не говоря уже о том, что в доме всюду кишат дети и что она не может представить себе интимных отношений в переполненных людьми комнатах этого дома. И что в предрассветной тиши она проснулась, обнаружив какого-то ребенка, спавшего у нее под боком. И что мысль о чем-либо непотребном у нее даже не возникала до этой самой минуты, а теперь такая мысль касается лично Сеула, которому она от души желает совершить весьма непристойный акт с самим собой.

Голос Илин слегка дрожал, когда она начала:

— Ты не имеешь права…

Сеул даже не попытался читать у нее в уме и ошибочно принял дрожь в ее голосе за стыд.

— Мне известно, что ты снова вернулась на нижние ярусы вчера вечером. Гандин мне все рассказал. Ты не понимаешь, в какую грязь ты вляпалась с этим крисом. Если ты уже зашла так далеко, что… — Он с сожалением покачал головой. — Я понимаю, ты молода и, должно быть, излишне любопытна. Но ему доверять нельзя, а вступать с ним в такие близкие…

Илин была слишком зла, чтобы обдумывать свои слова.

— Мы почти отыскали одну из нужных нам древностей! — крикнула она. Ей было все равно, перебудит она весь дом или нет. — Все говорили, что это невозможно, а вот мы почти нашли ее! Это что — ничего не стоит?

По-видимому, это и в самом деле ничего не стоило, но Сеул, во всяком случае, уловил бешенство в ее голосе.

— Илин, ты должна успокоиться и выслушать меня… — начал он.

Однако она была вовсе не в настроении слушать что-либо, не начинающееся со слов «извини меня». Она обошла Сеула, но он схватил ее за руку. Тогда она толкнула его с такой яростью, что Сеул пошатнулся и дал ей пройти.

В слепом бешенстве Илин взбежала по лестнице. Когда она добежала до верхнего этажа, один из учеников сказал ей, что Риатен только что вернулся из дворца, так что ей пришлось дожидаться в приемной, бормоча под нос нечто сердитое, пока ночные тени не уступили место перламутру восхода. Наконец слуга откинул перед ней портьеру, и Илин вошла в тихую комнату, с радостью убедившись, что Риатен один, что он сидит за низким столом, а перед ним лежит нераскрытая древняя книга Выживших. Он поднял глаза и Улыбнулся ей.

— Вижу, у тебя новости.

— Да, мы немного продвинулись вперед.

Она с усилием изгнала Сеула из головы, села возле стола и стала рассказывать Риатену о том, что им удалось узнать. Она как раз дошла до смерти Раду и выводов Хета насчет Академии, когда Риатен прервал ее и вызвал одного из своих писцов.

Когда тот записал все поручения хозяина на покрытой воском табличке, Мастер-Хранитель сказал:

— Им потребуется некоторое время, чтобы заставить писцов Академии засесть за свои бумаги в такую рань, потом еще время, чтобы просмотреть нужные записи, но уже утром у тебя будут все необходимые данные.

— Отлично.

Риатен поднял глаза, чтобы встретить ее взгляд, — стеклянные, непроницаемые.

— А что ты узнала о нашем таинственном торговце древностями?

Это был вопрос, к которому Илин оказалась не готова. Она вспомнила то, что ей рассказывал Сагай, но это была история скорее самого Сагая, а не Хета. А что Риатена заинтересует тот факт, что Хет когда-то был одержим идеей убивать разбойников, она просто представить себе не могла. Другие же вещи, которые она узнала о нем, казались ей тоже чересчур банальными, чтобы заинтересовать Мастера-Хранителя. Девушка сказала:

— Почти ничего. В городе он живет уже довольно долго. — Она недоуменно развела руками. — По-моему, он таков, каким кажется.

— В этом я не сомневаюсь, — Риатен раскрыл книгу, нежно прикасаясь к древним страницам. — Посольство крисов запросило сведения о том, не живут ли у нас в городе люди из их Анклава. Кое-кто при дворе думает, что они ищут какого-то определенного человека. А я пока не слыхивал ни о каких крисах в Чаризате, кроме Хета. — Он бросил на нее изучающий взгляд. — Подумай-ка об этом.

Илин ощутила тревогу, подумав, не проникает ли взгляд Риатена через те заслоны, которые она выставила для защиты от проникновения в свои мысли. Она указала Хету павильон посольства, считая, что просто забрасывает удочку с приманкой, чтоб извлечь нужную информацию.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она.

— Завтра они покидают город. Мне намекнули, что Электор не слишком доволен ходом переговоров. Видишь ли, у него нет власти над ними, а они буквально контролируют торговые пути в Пекле. Электор и наследница могут многое выиграть, если в их распоряжении окажется нечто важное для крисов, с помощью чего можно будет оказать давление на делегацию. — Риатен осторожно вложил книгу в футляр и встал, расправляя свою мантию. — Если ты выяснишь, что они разыскивают именно Хета, это может дать нам преимущество на переговорах.

— Понимаю, — ответила она, старательно сохраняя выражение безразличия на лице.

Риатен улыбнулся неожиданно ласково.

— Я знал, что ты поймешь. Ты ведь лучшая среди моих учеников, Илин.

«Тебе бы только Силы побольше, мог бы он добавить», — подумала она. Но говорить ей такое он никогда не станет.

Илин вышла из кабинета Риатена и стала спускаться по лестнице, чувствуя, как в ней снова пробуждается гнев. Со стороны Риатена нечестно просить ее предать того, кто дважды спас ей жизнь, кто так легко стал ее другом. Это было столь же недостойно, как недостойно Сеулу интересоваться тем, где она проводит свои ночи.

Теперь надо быть очень осторожной, задавая вопросы, так как даже недоверчивый Хет может ответить на них. Но несмотря на это решение, она все равно чувствовала себя предательницей.


* * *

Ночь уступила место неверному рассвету, и сад превратился в большой шевелящийся оазис, с искусно расположенными купами акаций, тамарисков, пейена и фиг. Хет наблюдал, как садовник поднимает воротом ведра из пруда, заросшего лотосами, и выливает воду в облицованные камнем канавы, которые орошают землю. Окружающие дома теперь казались совсем небольшими.

Тот маленький павильон, о котором говорила Илин, имел добрых три этажа, большие террасы опоясывали его, а стены были отделаны белым мрамором, светившимся красками раннего рассвета.

Хет услышал шаги; на дальнем конце террасы появилась группа из двадцати или более молодых людей, одетых в свободные брюки и рубашки. Пожилой человек в официальной одежде Хранителей расставил их в шеренги, а затем принялся обучать начальным приемам защиты в боевом искусстве. Хет подумал, не лучше ли ему вернуться в дом, но затем решил, что безопаснее оставаться там, где он есть, особенно пока он не привлекает к себе внимания.

Немного погодя пожилой Хранитель ушел, а Хет продолжал с презрением наблюдать за приемами молодых бойцов. Их движения были мягкими и плавными, возможно, даже излишне плавными, слишком похожими на па танца, а не на настоящую схватку. Их стиль не был похож на тот, которому его обучали в Анклаве, но так оно и должно было быть. Центр тяжести тела взрослого криса-мужчины находился ниже, чем у мужчин — потомков Выживших — горожан или разбойников, что очень многое меняло в балансировке тела. Странно, но центр тяжести был совершенно одинаков как у крисов-женщин, так и у женщин, происходящих от Выживших. Горожане, даже изучавшие боевые искусства, видимо, не знали таких интересных вещей, что, впрочем, было неудивительно — контакты между Анклавом и городами редки.

Исключение — посольство крисов, да и оно, по словам Илин, должно уехать через день.

Хет отогнал беспокоившую его мысль. Он надеялся, что Риатен начнет действовать немедленно; кто-то в Академии должен быть немедленно предупрежден. Если бы Хета не изгнали из ее внутренних двориков после смерти Робелина, он нашел бы нужного ученого, просто порасспросив кое-кого. Смешно, не правда ли? Академия более чем определенно намекнула, что не желает иметь с ним никаких дел, разве что у входа, предназначенного для торговцев, а он рискует всем, чтобы защитить одного из ее членов от визита Констанса! «Но я всегда был таким идиотом», — подумал он.

— Ты что тут делаешь?

Захваченный врасплох Хет вцепился пальцами в шероховатый камень скамьи и усилием воли заставил себя остаться сидеть. Он забыл, как ловко умеют Хранители подкрадываться. Он поднял глаза и взглянул в лицо Кайтена Сеула.

— Пришел с Илин.

Сеул откинул чадру. Лицо его выражало холодное презрение, хотя в глазах горела злость.

С ним были еще двое — молодые Хранители, один — блондин, с такой нежной кожей, что она краснела даже от утреннего солнца, другой — брюнет, оба в тонких придворных одеяниях с откинутыми чадрами. Темноволосый улыбался.

— Значит, это и есть крис — любимчик Илин? — сказал он.

Хет ждал, что ответит Сеул, поскольку вопрос был адресован явно ему. Вместо этого тот тихим, таящим угрозу голосом спросил:

— Тебя никогда не учили вставать в присутствии тех, кто выше тебя?

Хет опустил глаза на истертые камни террасы, потом взглянул на Сеула. «Сам напросился на это, — сказал он себе. — Явился сюда неизвестно зачем». Он ответил:

— Надо думать, нет.

Блондин нахмурился. Его длинное лицо могло бы считаться классическим образцом патрицианской красоты, хотя бледность кожи и цвет волос говорили о сравнительно низком происхождении.

— Ты слышал, что тебе сказали? Встать!

Хет не обратил на него внимания, продолжая смотреть на Сеула, который теперь улыбался. Сцена привлекла внимание и других молодых Хранителей; некоторые из них оставили упражнения и переминались, подумывая, не подойти ли поближе.

Темноволосый поглядел на Сеула.

— Это правда, а? У них ведь нет душ? Я не могу читать в нем?

— Не можешь чего? — неожиданно для себя спросил Хет, который так удивился его словам, что даже задал прямой вопрос.

Сеул мягко ответил:

— Конечно, правда. Они такие же нелюди, как и демоны пустыни.

Блондин же был утомительно однообразен в своем приставании:

— Я тебе сказал: встать!

На этот раз Хет встал, чуть не ударив головой в лицо молодого Хранителя.

Сеул никак не отреагировал, но двое остальных, видимо, ожидали, что Хет будет невысок, подобно всем обитателям нижних ярусов, и были удивлены, когда он оказался ничуть не ниже их самих.

Восстановив равновесие, блондин сказал:

— Не наше дело, если Илин нравится заводить любимчиков-животных, но она не должна таскать их сюда.

Другие юноши-Хранители подходили все ближе, чтобы лучше видеть и слышать, так что отступать было поздно.

— Почему бы тебе не сказать об этом самой Илин? — спросил Хет.

Сеул отступил, все еще улыбаясь, и отвернулся. Разрешение молодым Хранителям поступать, как им заблагорассудится, было очевидно. Хет понимал, что удивляться тут нечему. Он ведь и раньше знал, что Сеул — подонок. Он был прижат к стене, дорога в дом закрыта, а вокруг ни одного дружественного лица.

Кто-то из группы молодых сказал:

— Гандин говорил, что эта тварь знает кое-какие боевые приемы. Он даже затеял драку с нашими двумя ликторами, но они справились с ним без труда.

— Он боец? — сказал темноволосый, с ухмылкой оглядываясь на говорившего. — А я думал, они славятся кое-чем другим.

Блондин решил обсудить тему более подробно:

— Может, он и ликторам показывал совсем другое умение?

Юмор того же уровня, что и у подонков с нижних ярусов, шляющихся по улицам в поисках прохожих, которых нетрудно измордовать. Плохо, конечно, что Хет не может разделаться с этими, как разделался бы с теми, то есть просто воткнуть нож в брюхо вожаку и уйти. Он сказал:

— Вполне возможно. А что, обычно это твоя работа? Снова раздался смех, но на этот раз в адрес блондинчика.

Даже его приятель осклабился и с насмешкой спросил:

— Неужто это правда, Терат?

Терат ничего не ответил ему, но, когда он заговорил, в голосе его звучала ярость:

— Думаю, мы должны преподать ему урок.

— Предлагаю сбросить его с яруса, — вмешался кто-то из доброхотов.

Несколько Хранителей-учеников вернулись назад, намереваясь заняться своими упражнениями, то ли потому, что им надоело, то ли по соображениям здравого рассудка. И все же, хотя численность участников экзекуции уменьшилась, раздались громкие возгласы согласия и одобрения. Хет ощутил, как по спине бегут мурашки. Нож у него был, но он с тем же успехом мог просто перерезать себе глотку — в конечном счете конец будет тот же самый. Даже просто ударить патриция — значит подвергнуться жестокой публичной казни, если, конечно, не вмешается Риатен по каким-то своим соображениям. И ведь это всего лишь наемники с верхних ярусов! Вряд ли они могли измордовать его сильнее, чем те, кто делал это раньше. Но ему не хотелось, чтоб его избивали.

— Мы замараем себе руки, — возразил приятель Терата. Ему явно надоела эта игра, и он был уже готов бросить ее. — Пошли отсюда, Терат. Нас ждут и…

Из складок одежды Терата появилась боль-палка. Слишком близко и слишком неожиданно, чтобы можно было избежать удара, — это Хет понял почти в ту же секунду, как увидел ее. Он отшатнулся, уперся в стену за спиной, и палка уткнулась прямо в середину его туловища.

Ноги Хета подогнулись, и он больно ударился о край скамьи, а потом рухнул на каменные плиты террасы, содрогаясь от боли, не в силах вдохнуть хотя бы глоток воздуха. Все его чувства внезапно обострились, гладкие плиты пола стали непереносимо шершавыми для его рук, а вес собственного тела представился непомерно большим. Действие боль-палки показалось ему сейчас совсем другим, непохожим на то, что оказала на него боль-палка разбойника тогда в Пекле. Может быть, эти магические машинки отличаются друг от друга и вызывают разные типы боли? А может, это зависит от того, в чьих руках они находятся? Вскоре волна боли схлынула, сменившись приливом бешенства, его зрение прояснилось. Хет поднял голову.

Терат тем временем говорил ученикам:

— Я вот что решил. Если он будет драться с одним из нас и победит, мы, может быть, и отпустим его — пусть убирается на свой нижний ярус. — Он поглядел на лежащего Хета и спросил улыбаясь: — Ну как?

— Ладно, — ответил Хет. Он с трудом поднялся на ноги. О последствиях он уже не думал. Он вообще больше не думал ни о чем. — Я выбираю тебя.

Боль-палка полетела в одну сторону, Терат — в другую. Кто-то из Хранителей замахнулся на Хета, но тот перехватил его руку в воздухе и, используя преимущества веса своего тела, швырнул его в кого-то еще. За это время Терат успел вскочить на ноги и снова бросился на Хета.

Когда к Хету вернулась способность думать, Терат уже лежал на полу, рука его была вывернута так, что ее можно было сломать самым легким нажатием. Еще двое учеников валялись без сознания. Прочие же разбежались.

Над Хетом склонилась Илин. Она сказала только:

— Мне очень хотелось бы, чтобы ты воздержался от этого.

Он взглянул на нее, и на мгновение ее глаза расширились от страха. Его это удивило, так как у него вообще никогда не появлялось желания пугать ее, разве что поддразнить, если Илин начинала уж слишком раздражать его. Он отпустил юношу и встал. Правое колено подгибалось, ребра, до сих пор нывшие после избиения в Останце, разболелись еще сильнее.

Позади Илин стоял Гандин, который, оглядев молодых Хранителей, презрительно и сердито покачал головой. Илин пошла прочь, и Хет последовал за ней сквозь арку в один из маленьких садиков. Она повернулась к нему лицом и наконец позволила своему гневу вырваться наружу.

— Ты же мог его убить!

Хет промолчал. Страх и гнев так смешались в его сознании, что он даже не мог в правильной последовательности восстановить события. Схватку он помнил какими-то обрывками и фрагментами, все остальное обесцветила ярость. Ученики были неплохо натренированы, но никому из них не приходилось применять свое умение на улицах нижних ярусов Чаризата, никто из них не дрался ради спасения собственной шкуры. По крайней мере ему хватило здравого смысла не воспользоваться ножом. Хет отвернулся от Илин.

— Отвечай! — потребовала она.

Конечно, Хранители спровоцировали его, но ведь если он будет драться каждый раз, когда его провоцируют, то ни на что другое у него и времени не останется. Хет поглядел на нее сверху вниз и оскалился.

— Я? Чтобы жалкая мразь из Пекла да убивала Хранителей? Ты что шутишь?

Илин в гневе всплеснула руками:

— Перестань валять дурака! Мне сейчас не до того!

Она устало отвернулась и пошла, а Хет вдруг подумал, что он у нее в долгу.

— Илин…

Она остановилась. Видимо, Илин всегда была готова выслушать людей, желающих с ней поговорить. Весьма вероятно, это было причиной многих неприятностей, выпавших на ее долю.

Хет продолжал:

— Когда я жил в Анклаве… — Она повернулась, чтобы видеть его лицо, но Хет отвел глаза. — Бандиты атаковали пещеры, в которых жил мой клан, они убили большинство моих родных и захватили пленников, в том числе и меня. Они держали нас в плену три дня, но я почти ничего не помню об этом времени. Когда пришли наши, все остальные были мертвы, кроме меня. Этот-как-его-там-звать сказал мне, что они отстанут от меня, если я буду драться с одним из них. Я думаю, именно это пообещал и один из тех разбойников. Но только все произошло совсем иначе.

Нет, надо думать, тут добавилось и еще кое-что. Возможно, удар боль-палки что-то нарушил в его сознании, но в какое-то мгновение он снова очутился там — среди разбойников.

Илин двинулась к нему, но остановилась у фонтана. Вымыла руки, обтерла их о кафтан и смущенно посмотрела на Хета.

— Вот потому-то ты и не живешь в Анклаве?

Рассказ Хета не был ни объяснением, ни попыткой оправдаться. Он сам не знал, почему ему показалось столь важным объясниться с Илин.

— Раз они убили всех, кроме меня, значит, для этого была какая-то причина. Во всяком случае, так решили все остальные семьи…

Илин сделала вдох, чтобы ответить ему что-то, но он перебил ее:

— Что ты узнала от Риатена?

Она запнулась:

— Он послал кого-то за записями. — Теперь наступила ее очередь прятать от Хета глаза. — Я хочу кое-что сказать тебе. Пожалуйста, выслушай и не задавай вопросов, на которые я не смогу ответить. Есть большой шанс, что посольство крисов разыскивает именно тебя. Если бы ты сумел с ними договориться, это… облегчило бы положение нас обоих. — Она покопалась в своих карманах и достала оттуда жетон, который показывала страже, используя его в качестве пропуска на верхние ярусы. Она протянула его Хету. — Мне придется ждать, пока писцы Риатена найдут для нас того ученого; а я улажу все с этой дракой с учениками. А ты лучше отправляйся за Сагаем. Мы встретимся в Академии.

Хет внимательно осмотрел пропуск со всех сторон, не зная, как понимать слова Илин. Жетон был тяжел, имел вид монеты и все еще хранил тепло тела Илин. На нем было изображено перечеркнутое солнце — символ императорского двора. Хету нравилась Илин, он считал ее честной (в пределах этики Хранителей), но он никак не ожидал, что она так проникнется чувством к нему, что предаст самого Риатена. А выражение ее лица, ее поза — все говорило именно о предательстве. Он поднял глаза и увидел, что с террасы, нависающей над садиком, за ними пристально наблюдает Кайтен Сеул. Тогда Хет схватил Илин за плечи, приподнял и поцеловал в губы. Он исчез задолго до того, как она или Сеул успели отреагировать на его выходку, скрывшись под ближайшей аркой, которая вела из садика.


* * *

Илин присела на край фонтана. Жар, который она ощущала, подсказывал ей, что сейчас цвет ее лица приближается к прекрасному малиновому оттенку. Удивительно было другое — почему она от подобного шока не посинела?

Пока Сеул шел к ней с одной стороны, с другой в садик вошли тренер молодых Хранителей и Гандин. Гандин присел рядом с ней. Он ухмылялся. Илин хотела бы пощечиной стереть это выражение с его лица, но все же сумела вовремя удержаться.

Гандин спросил:

— Ты видела, что он сделал с Тератом?

Теперь Сеул нависал над ней, испепеляя взглядом. Она сделала вид, что не видит ни того, ни другого, и обратилась к тренеру:

— Глубоко сожалею о том, что произошло. Этого не должно было случиться.

— Терат сам напросился, — возразил Гандин.

— Мне это известно, — резко оборвала его Илин, недовольная его вмешательством.

Тренер кивнул. Она знала его почти столько же лет, сколько и Сонета Риатена. Он обучал ее приемам боя, которые уже не раз спасли ей жизнь, когда придворные интриги доходили до смертельного накала. Тренер пробормотал:

— Юные идиоты, вот они кто такие. Я позабочусь, чтобы шума по этому поводу не было. — Он поднял брови. — Если потребуется, скажу, что сам устроил это — как проверку их готовности.

— Спасибо. — Илин посмотрела на него с удивлением и благодарностью.

Она ожидала, что ей придется внести за Хета большой залог, когда Терат обвинит его, и искать какой-то выход, чтобы крису не пришлось предстать перед Высоким Судом. Лица, не имеющие гражданства, не могли давать показаний — разве что под пыткой, — даже если они были единственными свидетелями.

— В этом уроке они очень нуждались, — продолжал тренер. — Теперь они знают, что одно низкое происхождение противника отнюдь не гарантия того, что тот не выпустит им кишки в открытом бою.

— Ох! — Илин вспомнила, что ответил ей Хет, когда она обвинила его в том, что он чуть не прикончил Терата. «Мне лучше накопить денег и уехать в Кеннильяр, как хочет сделать Сагай. Там нет Хранителей. Я смогу там чем-нибудь заняться, чем-нибудь таким, что не требует мозгов».

Гандин, нахмурившись, поглядел на Сеула:

— Что с тобой сегодня такое?

— Ничего особенного, — ответил старший Хранитель сдавленным голосом.

Илин посмотрела на Сеула и, вложив в голос как можно больше стали (в глубине души она сожалела, что не может добавить к этому и добрую порцию Силы), спросила:

— Разве тебе некуда пойти? Нечем заняться?

Глаза Сеула сузились, но Илин была слишком зла, чтобы ее сейчас можно было победить в этой войне взглядов. Сеул удалился, широко шагая по плитам двора.

— Что с ним такое? — снова спросил Гандин.

Илин покачала головой, не имея никакого желания отвечать.

Тренер же пробурчал в пространство:

— Много о себе понимает. Слишком много друзей наверху.

— Что? — спросила Илин, удивляясь неприязни, прозвучавшей в голосе тренера.

— А, болтовня, — пожал тот плечами.

Тренер пошел к своим ученикам, а Илин, не обращая внимания на попытки Гандина завязать разговор, дождалась, пока он наконец не ушел. Ей было о чем подумать.

Хету пришлось предъявить свой пропуск только раз — у ворот дома Риатена. Новости о драке сюда еще не дошли, и ликторы смотрели на него как на обычного, а возможно, и желанного посетителя.

Улицы, что отходили от центральных и извивались между домами патрицианских семей, мало чем отличались от мощеных тенистых дорожек и были столь же узки, как переулки и тупички нижних ярусов. Теперь Хет понимал: это потому, что тут нет ручных тележек. Улицы были отданы деревьям, кустарникам и другим растениям. Пешеходов было мало даже сейчас, так что перелезть незамеченным через ограды было совсем легко.

Хет избегал дорожек, посыпанных гравием; он предпочитал пробираться к павильону через душистые заросли, стараясь, однако, не наступать на лунные цветы. У двери первого этажа, защищенной бронзовой решеткой, стояли два имперских ликтора. Это были почетные стражи, ничего больше. Колонны украшались изображениями сплетенных змей, по которым можно было бы взобраться, как по лестнице. Хет обошел павильон сзади и полез вверх по одной из колонн.

Достигнув второго этажа, он перешагнул через балюстраду на террасу. В облицованной мрамором стене шли арочные двери. Павильон был построен так, чтобы в него свободно проникал даже слабенький ветерок, а крытые террасы защищали от солнца, пока оно не опускалось за окружающие дома. Хет обошел террасу, переходя от одной двери к другой. В комнатах, куда ему удавалось заглянуть, он видел стены и полы, украшенные мозаикой; яркие цветные кусочки мозаик складывались в виды Чаризата — дворец Электора, Порта-Майор и другие старинные здания Академии, Первый Форум Четвертого яруса и другие. Цвета мозаики были слишком яркими, им недоставало мягкого сияния работ Древних, но Хету все же пришлось сознаться, что этот модерн ему по душе.

У одной из арок Хет остановился, услышав тихие голоса. Они говорили на староменианском языке, хотя слова он разбирал плохо. Язык, как и полагалось, был чистым, далеким от той изуродованной версии, которая получила наименование торгового. Время повернуло вспять свое течение, и Хету вдруг показалось, что один из голосов ему хорошо знаком. Он понимал, что голоса спорят, и в этом тоже было что-то знакомое.

По неизвестной причине по спине Хета проползла холодная дрожь, ему показалось, что он снова один в Пекле, что он вслушивается в тонкие голоса духов воздуха, вплетенные в завывания ветра. Слишком уж долго он пробыл среди Хранителей — вполне достаточно, чтобы крыша могла поехать.

Он осторожно двинулся вперед, надеясь получить маловероятную возможность увидеть дальний конец комнаты. Там никого не оказалось. Дальше идти он не решился; это были люди его народа, а не полуслепые горожане, и с ними надо было соблюдать предельную осторожность.

Голоса стихли, говорившие покинули комнату. Хет подождал немного, потом прошел в арку… и оказался лицом к лицу со своим двоюродным братом Рханом. Их разделяли каких-нибудь десять шагов.

Вряд ли Рхан удивился меньше Хета. Он шагнул вперед, а Хет попятился обратно на террасу. Рхан остановился в дверях, как будто понял, что на радостное свидание рассчитывать не приходится.

— Как ты сюда попал? — спросил он.

На этот вопрос можно было дать дюжину столь же неумных ответов. Поэтому Хет спросил:

— Вы сюда явились за мной?

Рхан был его возраста, его роста, одет так, будто только что явился из Пекла — лишь пыли на нем не было: в бурнусе, сапогах, свободных штанах. Прошли годы с тех пор, как Хет видел его в последний раз; за это время он успел стать шаманом-хилером. Лоб Рхана украшала татуировка — синий круг, символизирующий третий глаз, который сквозь реальность смотрит в потусторонний мир. Хет и Рхан были раньше очень похожи, но сейчас Хет не узнал бы себя в спокойных чертах лица Рхана.

— Нет, — ответил Рхан. Увидев выражение лица Хета, он сделал гримасу и добавил: — Точнее, это только часть


убрать рекламу






наших дел. У нас есть ряд вопросов, связанных с торговыми путями. Но от торговца в караване мы узнали, что ты в Чаризате. Это было первое известие с тех пор, как Леслан видел тебя в Дунзаре. Мы приехали…

— Какой торговец? — прервал его Хет. Он вдруг обнаружил, что тоже говорит на староменианском Анклава. Странно, оказывается, он все еще помнит его.

Рхан смешался, как будто не понял, какое это имеет значение.

— Горожанин по имени Биакту.

Хет выругался. Надо было самому догадаться. Биакту — известное трепло.

Рхан нетерпеливо произнес:

— Мы хотим, чтобы ты вернулся в Анклав вместе с нами. — Он шагнул вперед, но Хет тут же отступил к балюстраде. Рхан опять остановился, удивленный. Он медленно выговорил: — А ты изменился.

Возможно, дело было именно в этом. Хет физически не мог заставить себя посмотреть в глаза брата, боясь увидеть, что чувствует тот, и из страха выдать собственные ощущения. Он сам не знал, зачем явился сюда. Вероятнее всего — из чистого любопытства. Того любопытства, которое заставляет тебя тыкать пальцем в полузажившую рану и смотреть, как из нее выступает кровь. Он ответил:

— Итак, вы хотите, чтобы я вернулся. Говори: зачем?

Его дядя, отец Рхана, был, вероятно, самым влиятельным человеком в Совете Анклава. К этому дело шло уже тогда, когда Хет покинул Анклав.

— Леслан говорил тебе…

— Я хочу услышать это от тебя.

Рхан перевел дыхание.

— Ты — последний из линии Амахер. Если ты не вернешься, если ты не оставишь нам детей, Анклав полностью потеряет эту линию. Вот почему мой отец хочет, чтобы ты вернулся. Все остальные наши только… тоже хотят твоего возвращения.

Хет знал, что, когда он уходил из Анклава, его линия уже умирала. Теперь это его не трогало.

— Надо было думать до того, как он выгнал меня из Анклава.

— Он не приказывал тебе уходить!

Теперь Хет уже не ощущал никакой неловкости, глядя в глаза Рхану.

— Нет. Он только сказал, что лучше бы я умер вместе с остальными. Он пытался выяснить, что я сделал такое для разбойников, что побудило их оставить меня в живых. Он все сожалел, что они не придумали ничего лучшего, чем бросить меня в Пекле медленно истекать кровью. Он сожалел, что ты и другие подоспели слишком быстро и я не успел оправдать надежд разбойников… И тогда я тоже об этом сожалел. Если все это не называется «выгнал», то я хотел бы знать, что это было.

Рхан покачал головой, но теперь уже он был тем, кто не смеет поднять глаза, а Хет не настолько давно покинул родину, чтобы забыть, что означает подобное поведение у других крисов. Рхан ответил ему:

— Он был не прав, и теперь половина членов нашей семьи проклинает его за то, что он изгнал тебя. Ты необходим ему. Он велел мне отыскать тебя. Разве ты мало настрадался? — Рхан жестом указал на город. Он почти впал в ярость. — Как можешь ты жить в таком месте? Они невежественны и грязны, их город воняет, они превращают своих собственных сограждан в мерзких разбойников!

— Да, — тихо ответил Хет. — Мы гораздо лучше их. Мы превращаем в разбойников всего лишь своих родственников. Во всяком случае, мы пытаемся.

Глаза Рхана совсем потемнели.

— Я знаю, ты мне не веришь, но мой отец стремился совсем к другому.

— Ты прав, я тебе не верю.

Два почти смертельных оскорбления были нанесены почти одновременно — их разделяло время, достаточное, чтобы успеть один раз вздохнуть, а то, как прозвучали эти слова на староменианском, не оставляло сомнений, что оскорбление было умышленным. Но Рхан все же отвел глаза и промолвил:

— Мы уходим завтра. Что бы ты ни натворил в этом городе, ты все рано можешь уйти с нами как член нашего посольства, находящийся под защитой Электора, пока мы не минуем границ Чаризата.

Хет окинул сад взглядом и мрачно усмехнулся. Предположение, что он тут сотворил нечто такое ужасное, что ему требуется защита самого Электора, дабы сохранить жизнь и бежать из города, даже слегка щекотало его тщеславие. Ему показалось странным, что убеждение, будто каждый крис, живущий в городах Приграничья, является преступником, разделяется и самими крисами. Но он знал — предложение сделано искренне, хотя и сомневался в чистоте побуждений, заставивших его сделать.

Хет был не такой дурак, чтобы питать какую-то привязанность к Чаризату, но жить здесь ему нравилось. Он любил древности, радовался, что легко может получать книги, любил здешнюю еду, даже некоторых людей, хотя и не всегда.

Конечно, сейчас он мог покинуть город, оставив за спиной Риатена: пусть торгуется с этой гнусной наследницей; оставив Аристая Констанса: пусть тот безуспешно разыскивает его, Хета. Тогда и Сагай с Мирам никогда не узнают, что он воровал для Лушана, и все останется как есть, если, конечно, он не станет горевать о том, что никогда больше их не увидит. Но это он осилит. Он привык терять друзей. Илин… Илин узнает имя того ученого и одна продолжит эти дурацкие поиски.

Но дело в том, что Констанс не считает их идиотскими, иначе он не посылал бы Шискан убивать предсказателя Раду. Так что поиски могут оказаться отнюдь не дурацкими.

Хет никак не мог решить, кто же он такой: дурак или трус, или и то и другое вместе? Он поглядел на Рхана.

— Нет.

— Что…

— Нет… Я еще не отомстил, — сказал он и перепрыгнул через балюстраду, прежде чем Рхан успел его задержать.

На границе зарослей кустарника Хет заколебался. Справа в зелени раздавался какой-то шум, вспыхивали отблески на бронзовых украшениях оружия стражи. Наверняка кто-то видел, как он пробирался через сад. У Хета все еще был пропуск Илин, но объяснения будут непросты, а может, даже невозможны. Он бросился бежать меж деревьев куда-то в направлении стены.

Здесь садовники обрезали разросшиеся кусты, и Хет попал прямо на кучу сухих обрезанных веток. Он даже не предполагал, что сухие сучья могут так громко трещать, если на них наступишь. Уже через несколько секунд стражники мчались, по его следам.

Теперь Хет выскочил на открытое место, где землю покрывали «серебряные мечи», а в стену сада был вделан небольшой фонтан, роняющий струйки в облицованную камнем канавку. Хет повернулся, чтоб защищаться — сейчас его будут брать.

Но оба стражника почему-то не погнались за ним через цветущие заросли. Он видел, как они бродят, спотыкаясь, размахивая руками, показывая пальцами в разные стороны, давая друг другу противоречивые указания; потом они побежали в сторону рощицы.

Хет с удивлением наблюдал за ними. «Что они, с утра нализались, что ли? Ну и порядки у них на Первом ярусе», — подумал он.

— Я же велел тебе не возвращаться сюда.

Хет быстро повернулся и взлетел на стену так, будто у него в ногах были пружины. Только оказавшись на стене, он поискал взглядом Констанса.

Безумный Хранитель стоял, прислонившись к стволу фигового дерева с таким видом, будто был тут хозяином, что, на взгляд Хета, вполне могло оказаться правдой. Он был в той же черной пыльной мантии и без чадры.

— Я сказал, что это не принесет тебе пользы. Разве я ошибся? — повторил безумный Хранитель.

— А я не знал, что ты разгуливаешь и при свете дня, — ответил Хет. Это было лишь отчасти насмешкой: Констанс при свете утреннего солнца выглядел как-то нереально. С его ростом, выцветшими волосами и светлыми глазами Аристая легко можно было принять за криса, за какого-нибудь спятившего престарелого дядюшку. Конечно, если этот неизвестно чей сумасшедший дядюшка умеет к тому же силой своей воли заставить двоих взрослых мужчин потеряться ясным днем среди нескольких кустиков…

— Так я ошибался? — мягко настаивал Констанс.

Хет вцепился ногтями в камень, чтобы не упасть, и огляделся. По другую сторону стены шла пешеходная дорожка, вдоль которой тянулась дававшая тень колоннада и изразцовые скамейки для прохожих. Ни единой живой души не было видно.

— Это не то, что ты имел в виду, — ответил он.

— Верно, — отозвался Констанс, — но я все равно был прав.

Легкий ветерок взъерошил волосы Хета. В просвете между деревьями он видел тех же стражей, которые сейчас прочесывали сад уже возле пруда с лотосами, продолжая при этом пререкаться. Хет не знал, сколько еще времени он может чувствовать себя тут в безопасности.

— Почему Шискан убила Раду, а не меня? Констанс покачал головой, будто был слегка удивлен.

— Раз ты не знаешь, что там произошло, значит, ты вообще ничего не знаешь.

«В этом он тоже прав», — подумал Хет.

— Тогда зачем ты вообще связываешься со мной?

— А долго ли тебе удастся избегать ловушек? — Голос Констанса звучал так, будто он и впрямь ожидал ответа.

В этом городе, где труп Хета стоил гораздо дороже, чем Хет живой, разумеется, не слишком долго. И в Пекло бежать нельзя — некуда. Того человека, которого Рхан и другие хотели вернуть, давно не существовало — он умер много лет назад, когда разбойники показали ему, что значит быть бессильным. Если бы Хет и решил поселиться в пустыне, ему пришлось бы жить среди призраков. Констанс видел в будущем больше того, что безопасно знать, а потому любой ответ, особенно близкий к правде, был опасен. Хет вместо ответа спросил снова:

— Чего ты привязался ко мне?

— А Риатен жег для тебя кости? — Констанс сделал шаг вперед, его движения были полны ленивой грации. — Лучше бы ты попросил меня сделать это. Я не позволяю заботам затемнять мое Зрение.

Хет подумал: «Хватит с меня». Он спрыгнул со стены, приземлившись на ноги, и помчался по дорожке, не оглядываясь назад.

Глава 11

 Сделать закладку на этом месте книги

— Илин — славная девчонка, а искать в ее обществе древности со странной репутацией необычайно увлекательно, — сказал рассудительно Сагай. — Но как бы мне хотелось найти способ тихонько выйти из этой игры…

— Не следовало мне втягивать тебя в нее, — отозвался Хет. Он как раз кончил рассказывать Сагаю о своих последних приключениях, промолчав, однако, о свидании с Аристаем Констансом.

— Я себя туда сам пригласил, и если кто-нибудь и несет за это ответственность, то пусть им будет Риатен, который мне кажется личностью в высшей степени противной.

Хет возражать не стал. Они стояли у стены Академии в тени одной из двух колоннад, окружавших двор. Почти все жители города были знакомы именно с этой частью Академии, и именно здесь студенты и начинающие ученые читали лекции для тех, кто мог платить им за это. Тут обучали чтению и письму на торговом языке будущих писцов, счету — чиновников, а иногда появлялся какой-нибудь ученый с безумными глазами и в домотканой поношенной одежде, рассказывавший исторические байки о Древних за крошечные кусочки меди. Здесь же ученые покупали у дилеров с нижних ярусов редкости; несколько таких сделок заключалось и в данную минуту. Хет увидел Даниль и другого знакомого дилера, которые разложили целую коллекцию изразцов и осколков керамики для весьма энергичного молодого ученого. Хет очень надеялся, что Илин придет раньше, чем те кончат торговаться и начнут приставать к нему и Сагаю, чтобы выудить у них какую-нибудь информацию.

А на другой стороне толпа уличных торговцев продавала все нужные ученым товары — от листков бумаги и брусков сухих чернил до форм, в которых отливали восковые таблички. Академия была основана Седьмым Электором в качестве скромной школы для изучения Древних. По мере роста и усиления мощи Чаризата, а также роста спроса на антикварные вещи и цен на них, размеры Академии и ее значение тоже росли. Теперь тут изучалось все — от медицины до философии, и здесь находился один из крупнейших во всех городах Приграничья архив текстов Выживших.

Илин появилась из толпы и подошла к ним. Она кивнула Сагаю, а затем сухо сказала Хету:

— Я должна была бы извиниться перед тобой, но после твоей выходки не думаю, что это уместно.

— А Сеул не помер от апоплексии? — осведомился Хет.

Губы Илин дернулись, будто она преодолевала борьбу множества чувств. Затем уже обычным голосом она сказала:

— Нет, но он умрет от чего-нибудь еще, если будет вести себя так же, как ведет сейчас.

— Ты узнала имя? — спросил Сагай.

Илин протянула ему листок бумаги.

— Да. Я пришла сразу же, как только писцы получили его. Это некий Арад-еделк.

— Никогда о таком не слыхал, — сказал Хет.

Он надеялся, что ученый окажется кем-то, с кем он имел дела, кем-то, кто поверит их предупреждению; хорошо еще, что это не окажется какой-нибудь надутый индюк, славящийся своим презрительным отношением к продавцам редкостей. Может, с Арад-еделком говорить будет легче.

Вооруженная клочком бумажки, Илин подошла к стражнику, стоявшему у ворот.

— Нам надо встретиться с ученейшим Арад-еделком. — Говоря это, она откинула полу мантии, показывая висящую на ее поясе боль-палку.

Смущенный страж поглядел на одежду Илин, вроде бы свидетельствующую о происхождении ее владетельницы из самых нижних ярусов, на Хета и Сагая, но калитку все же открыл.

Они оказались в небольшом дворике, где арки, выложенные белыми и голубыми изразцами, вели куда-то внутрь. Оттуда к ним вышел старый ученый, поспешно поправляя на лице чадру.

— Стражник, возникли какие-то проблемы?

— Нам надо поговорить с ученейшим Арад-еделком. Вот и все.

Улыбка Илин должна была успокоить его, однако старик взглянул на девушку исподлобья.

— Понятно. Он занят сейчас важнейшим делом, но возможно…

И тут же появился второй ученый, который так быстро подошел к ним, как будто они намеревались взять Академию штурмом. Его мантия и прочая одежда были богаче, чем у других, и он носил цепь из мифенина, что говорило о его высокой должности. Хет узнал его и внутренне поморщился. Это был Еказар, занимавший должность Мастера-Ученого последние десять лет. У Академии было много направлений деятельности, но Еказар занимался только изучением древних реликвий. Кроме того, он и старый Робелин никогда не соглашались ни в чем.

Еказар оглядел Хета с ног до головы, как будто подозревал его в омерзительнейшем деянии, и спросил у Илин:

— Что все это означает?

Тут Илин перестала улыбаться. Она сказала очень жестко:

— Я Хранительница из дома Мастера Риатена. Все, что мне нужно, несколько минут времени ученейшего Арад-еделка для короткого разговора, если это не составит большого труда.

Еказар попытался придумать причину, по которой мог бы отказать в просьбе, но не нашел и сдался с недовольным видом.

— Хм-м-м. Сюда, пожалуйста.

Он быстро провел их через двор, а старый ученый, который их встретил, плелся следом, как послушный слуга. Еказар недолюбливал Хранителей, поскольку Академия подчинялась непосредственно Электору, а Хранители были всего лишь придворными чиновниками, которые вряд ли имели право ставить под сомнение власть Мастера-Ученого в стенах Академии. То, что Илин появилась здесь с Хетом, тоже дела не улучшало.

Илин и ученый шли немного впереди. Идущий сзади Сагай спросил Хета:

— Что случилось с Илин?

— Ничего, — ответил тот. — Она просто притворяется.

Сагай этому явно не поверил.

Еказар провел их сквозь арку по широким ступеням короткой лестницы, а затем через целую серию двориков. Все здания тут были старые, каменные, их арки и наличники Дверей были выложены изразцами или мозаикой. Фонтаны преимущественно имели форму черепашьих панцирей или абстрактных изображений солнца, состояли из двух-трех ярусов, что свидетельствовало об их назначении скорее служить украшениями, чем обеспечивать потребности в питье или умывании; Академия получала деньги на пользование водой из дворцовых средств. Они прошли небольшую площадь с башенкой и часами в ней, почти такую же древнюю, как и сама Академия. Часы били каждый час, и на каждой из пяти галерей башенки появлялась процессия золотых и серебряных лун, солнц и других астрономических символов, которые кружились назначенное им время. Занимавший три этажа анкерный механизм считался самым точным механизмом этого рода во всех городах Приграничья. Он показывал фазы луны, годовое движение солнца и предсказывал наступление Высокого и Низкого сезонов ежегодно, но все это предназначалось только для ученых.

Ученики, которые читали или разговаривали в тени маленьких двориков, прекращали свои занятия и удивленно смотрели вслед Илин и ее спутникам. Среди учеников были мальчики-патриции в чадрах и юные патрицианки, украшенные драгоценностями и в красивых кафтанах, но в большинстве своем это были дети торговцев с Четвертого яруса.

«Как давно это было», — думал Хет. Когда-то он был тут такой привычной фигурой, что почти никто не обращал на него внимания. Он заметил, что его партнер смотрит по сторонам с огромным интересом. Ведь именно такую жизнь должен был бы вести Сагай как член Гильдии ученых Кеннильяра. Сагаю все же удалось сделать несколько работ для Академии, когда он прибыл в Чаризат, но большая часть тех поручений, которые могли передаваться в руки лиц без гражданства, доставались ученикам Академии, а потому на редкие и небольшие комиссионные Сагай содержать семью не мог. Хет спросил:

— Тоскуешь об этом?

— Время от времени, — признался Сагай. — Но после восторгов и волнений, связанных с торговлей древностями, такая жизнь теперь показалась бы мне пресной.

«Вряд ли, — подумал Хет. — Вряд ли». Ему самому не хватало этого, а особенно свободного доступа к библиотеке Академии. Книги время от времени появлялись на рынках Пятого яруса, но преимущественно это были дешевенькие брошюрки, заполненные дурацкими сказками авантюристов-караванщиков и торговцев о приключениях в иноземных городах. Мирам откладывала иногда жетоны и покупала такие книжки, читала их вслух Нетте и детям, а когда страницы уже начинали рваться, продавала их торговцам с Шестого яруса. На Четвертом ярусе были настоящие книготорговцы, которые регулярно приобретали копии трудов ученых Академии и давали их читать за относительно скромную плату, но никому из них не нравилась мысль одалживать книги лицам без гражданства, а Хета туда и на порог не пускали. Даже Сагай со своим красноречием, и тот имел право брать только по одному тому за раз. Он называл путешествия к книготорговцам проверкой на унижение и говорил, что это единственное место в городе, где человек платит за привилегию быть обруганным нищим иностранцем и отбросом нижних ярусов, вместо того чтобы быть обруганным этими же словами совершенно бесплатно прямо на улице.

Они подошли к низкому зданию с портиком, одиноко стоящему посреди довольно обширного двора. Когда они поднялись по широкому лестничному пролету в прохладный и пустой холл, Еказар сказал Илин:

— Вот здесь живет Арад. Он получил этот дом в связи со своей работой.

Сагай поглядел на Хета и поднял бровь, но тот пожал плечами. Если Арад получил для себя одного целый дом в перенаселенной Академии, значит, он и в самом деле важная птица.

Они прошли через тихий безлюдный холл и попали в большую комнату с несколькими наклонно прорезанными в купольном потолке окнами, через которые проникали воздух и свет. Стены комнаты не имели никаких украшений, но кто-то в прошлом покрыл их штукатурку чертежами и надписями, которые впоследствии были стерты недостаточно хорошо.

— Ждите здесь и ни к чему не притрагивайтесь, — сказал им Еказар. — Я сейчас позову Арада.

Он ушел, а старый ученый-привратник занял позицию у одной из дверей, наблюдая за ними так, будто он стоял на посту.

— Конечно, — пробормотала Илин и огляделась. — Как вы думаете, чего они так трясутся? — спросила она шепотом, но ни Хет, ни Сагай ее не слышали.

Их внимание было полностью поглощено тем, что, очевидно, и было работой Арад-еделка, а также служило причиной выделения ему отдельного дома.

В дальнем углу зала, прямо на полу, казалось, полыхал костер ярких красок. Это была древняя фреска, восстанавливаемая из множества отдельных потрескавшихся кусков. Центральная часть фрески имела по меньшей мере футов семь длины и десять высоты. Края еще были неровны, да и в середине на некоторых участках зияли дыры, показывая, что работа пока далека от завершения. У Сагая перехватило дыхание, а Хет почувствовал, что у него подгибаются ноги.

— Ох! — воскликнула Илин, увидев мозаику. — Да вы только поглядите на это!

Многие из уцелевших древних фресок изображали морские виды, но это был ландшафт, непохожий на все виденное ими до сих пор. Художник изобразил бескрайний простор низких пологих холмов, поросших высокими травами, испещренных искрами красных, желтых и даже пурпурных цветов. На переднем плане виднелась рощица неизвестных деревьев. Одни из них могли быть акациями, только более высокими и с обильной листвой, чем те, которые Хет видел в садах Первого яруса. В тени деревьев сидела женщина.

Ее кожа отличалась теплым коричневым цветом, длинные тяжелые темные волосы достигали талии и были заплетены в косы, в которых горели то ли кристаллы, то ли украшения из стекла, окрашенного каким-то серебряным пигментом. Черты лица по патрицианским стандартам были тяжеловаты, но улыбка на губах и в черных глазах превращала эти стандарты в сплошную фальшь. Женщина носила коротенькую светлую тунику и многочисленные нитки бус, которые не скрывали достоинств ее великолепной фигуры; талия женщины была тонка, как у юной девушки. Она сидела на табурете и, наклонившись, протягивала руку существу, игравшему у ее ног.

— Что это? — тихонько пробормотал Сагай.

Хет вдруг обнаружил, что сидит на корточках у самой картины, но так, чтобы не нарушить порядок этих бесценных кусочков мозаики. Сагай стоял рядом с ним.

— Может, такой безобразный ребенок? — спросил он.

Существо выглядело как сморщенный, ссохшийся старикашка, покрытый короткой рыжевато-коричневой шерстью и с длинным, похожим на змею хвостом. Он улыбался женщине с довольным идиотским видом, но Хет понимал, что, если б лично он, Хет, оказался в положении этого существа, у него на лице появилось бы точно такое же выражение.

— Я не думаю, что это человек, — сказала за их спинами Илин. — У него всего четыре пальца. Это какое-нибудь мифологическое существо, может, даже животное.

Несколько кусочков мозаики лежало на полу, дожидаясь своей очереди. Другие лежали подальше на низких полках из светлого дерева. Возможно, их только что очистили от грязи и пыли, которая покрыла их за бесчисленные годы.

— На первый взгляд, — сказал Сагай, все еще разговаривая сам с собой, пять тысяч пятьсот дней.

— Шесть тысяч, а может быть, семь, — поправил его Хет. — Ты только взгляни на эту синь! — Небо было чистого драгоценного цвета лазури; по небу скользило белоснежное кружево облаков. Современные изразцы со временем теряли свои цвета, а здесь они были такими же яркими и живыми, как и в день изготовления. По отдельным деталям было видно, что эта работа необыкновенно тщательно исполнена и что не только голубое небо сохранило свое великолепие, но и красная краска осталась красной, а не ржаво-коричневой, как это нередко бывало с древними изразцами, в остальном сохранившимися очень прилично.

— Ах, да! Ты прав. Шесть или семь тысяч дней. По меньшей мере. Я не уверен, что смогу правильно оценить такую работу.

Вероятно, Сагай был прав. Даже если учесть другие изменения, которые время оставило на этой мозаике, она выглядела почти так же, как выглядела когда-то — еще до того, как Пекло сожгло облака и расплавило голубой цвет неба, дав ему сегодняшнюю режущую глаз окраску.

— Она была найдена на Восьмом ярусе, под развалинами рухнувшего свода, — сказал чей-то тихий голос.

Илин выпрямилась и инстинктивно отступила назад. Сагай же только поднял глаза.

— И сколько времени ушло у тебя на это?

— Год. Теперь дело пошло быстрее.

— И где будет находиться мозаика, когда ты закончишь? — Хет впервые поглядел на человека, вошедшего в зал.

Арад-еделк был невысок, его глаза над чадрой казались совсем черными, в них светились усталость и подозрение. Смуглая кожа у глаз испещрена морщинками — следами забот. Вторая часть имени объяснялась старинным обычаем, ведущим начало еще от времен Выживших. В большинстве городов этот обычай давно вымер и сохранился он, вообще говоря, лишь на нижних ярусах Чаризата. Арад-еделк мог происходить из старинной семьи, но не из такой, членам которой удавалось выйти за пределы Пятого яруса. Он настороженно взглянул на Илин и ответил:

— Во дворце.

Хет и Сагай тоже обернулись к Илин. Она ответила им бешеным взглядом.

— А неплохо иметь под руками имперского представителя, которого можно сразу обвинить в грабеже.

— Но мы же ничего подобного не говорили, — хрипло ответил Хет. — Или ты думаешь, что нам следовало бы тебя обвинить?

— Но вы это имели в виду.

Еказар стоял в дверях за спиной Арада и с подозрением смотрел на всех присутствующих, а Арад не отрывал глаз от Илин, как будто считал ее безумной. Видя, как она не только разговаривает с дилерами с нижних ярусов, но и спорит с ними, он, вероятно, чувствовал, что никаких других подтверждений ее сумасшествия ему не нужно. Илин, казалось, поняла это, взяла себя в руки и даже улыбнулась Араду.

— Извини. День был уж очень тяжелый. Не сможем ли мы поговорить где-нибудь наедине?

Арад неуверенно взглянул на остальных ученых. Еказар что-то недовольно буркнул и вышел. Другой ученый, привратник, слегка поклонился Илин и последовал за ним.

— Ты ученейший Арад-еделк? — спросила Илин.

— Да. — Признание было сделано крайне неохотно.

— И ты недавно купил некую редкость у предсказателя будущего по имени Раду?

— Нет.

Арад лгал и при этом смотрел прямо в глаза.

«Ишь, коротышка поганая», — подумал Хет.

Илин пристально всматривалась в ученого. Потом сказала:

— В покупке редкостей нет ничего незаконного. И стыдного ничего нет. Но купленная тобой вещь представляет большую опасность для своего владельца.

Арад был упрям.

— Я не покупаю древностей в Четвертом ярусе. Я покупаю их у мусорщиков.

Илин не упоминала Четвертого яруса, говоря о Раду. Хет прочистил горло, надеясь, что она заметит эту оговорку Арада. Она снова бросила на него злобный взгляд, из чего он заключил, что оговорка замечена.

Сагай держался так, будто ничего не слышал вообще. Он изучал мозаику, как будто хотел запечатлеть в памяти каждый дюйм ее поверхности. Однако сейчас он взглянул на Арада и тоном вежливого сомнения спросил:

— А это чудо ты тоже у мусорщиков Восьмого яруса купил?

Глаза Арада сузились, но он ничего не ответил.

— Раду мертв, — еле слышно произнесла Илин. — И убит он из-за той реликвии, которую продал тебе.

— Мне все это ни о чем не говорит. Спутали меня с каким-то другим ученым. Я требую, чтобы вы ушли отсюда, я должен вернуться к работе.

— Тебе следует выслушать нас, — настаивала Илин. — Ты можешь попасть в большую беду.

— Нет, вы меня путаете с кем-то другим, — упрямо твердил свое Арад. Уходите немедленно.

— Все это бесполезно, — поднялся Хет. — Пошли отсюда.

Арад смотрел на них все с той же настороженностью.

Еказар больше не появлялся, но старик ученый вернулся, как только они вышли из дома Арада, и молча довел их до ворот.

— Он ничуть не удивился, — тихо сказала Илин, когда они покинули стены Академии. — Но почему он от всего отпирался?

— Он купил древности у Раду на академические жетоны, но скрыл свои приобретения от других, а это может привести к неприятностям, — объяснил ей Сагай. Потом пожал плечами. — Это довольно распространенная практика, но такое прегрешение может стать поводом для изгнания ученого, который впал в немилость у своего начальства. Вопрос вот в чем: знал ли Арад заранее, что эта редкость опасна для владельца?

Илин покачала головой, не зная, что ответить.

Солнце стояло отвесно над головами, и людей на улицах почти не было. Все ученые и их ученики ушли из-под колоннады, а торговцы спрятались под свои бурнусы, растянутые так, чтобы дать клочок тени. Хет и Сагай по привычке свернули в узкую улочку, которая должна была вывести их к району лавок, торговавших древностями.

— Она спрятана где-то у него, — сказал Хет. — Придется нам прийти сюда ночью и найти ее.

Глаза Илин полезли на лоб.

— Ты хочешь сказать — украсть?

Даже Сагай и тот был поражен.

— Если мы начнем стучаться в главные ворота Академии, не думаю, что это принесет нам много пользы, — ответил Хет.

— Мне это не нравится, — заспорила Илин. — Если нас поймают, Риатену придется заступаться, и все выйдет наружу. И то, если он решит заступиться. А ведь он может и не захотеть рисковать тем, что станут известны некоторые поступки наследницы.

Хет скептически поглядел на нее. За нее-то Риатен заступится, в этом сомнений нет. А вот что Мастер-Хранитель шевельнет хоть пальцем ради него и Сагая, в этом у него были большие сомнения, разве что у того появится острая нужда в них. Вот почему Хет решил организовать все так, чтобы Сагай остался за воротами Академии.

— Мне тоже это не по душе, — говорил между тем Сагай, — но я другого пути не вижу. — Он взглянул на Хета. — Откуда у тебя такая уверенность, что мы попадем внутрь?

На этот вопрос надо было отвечать. Пока Хет обдумывал, сколько правды он может выложить, из переулка, мимо которого они проходили, выскочил человек в капюшоне и скользнул мимо них.

Знакомая фигура, но с закрытым лицом.

Хет оглянулся и одновременно втянул голову в плечи; он не видел самого ножа, но солнце сверкнуло на стали, и удар, который должен был распороть ему горло, пришелся мимо, в нескольких дюймах от цели. Потеряв равновесие, Хет оперся о стену и успел оттолкнуться от нее как раз вовремя, чтобы избежать удара, направленного ему в глаза.

Сагай отшвырнул Илин с дороги и бросился к нападавшему. Акай отбросил капюшон. Его жесто


убрать рекламу






кие глаза горели злобой, но худое лицо выражало лишь одно — суровую беспощадную собранность. Он прошипел:

— Не мешайся в это дело, дилер. Лушана ты не интересуешь.

Хет сделал Сагаю знак отойти. Он не хотел, чтобы Сагай оказался втянутым в драку, но зато партнер дал ему время вытащить свой нож. Он шагнул вперед, и Акай отскочил влево, так, чтобы держать Сагая в поле зрения. Краем глаза Хет видел, что Илин попятилась к стене переулка. По ее позе он понял, что она обдумывает, как лучше воспользоваться боль-палкой. В глубине души он очень надеялся, что она не вмешается. Акай был слишком увертлив для столь неуклюжего оружия.

Самым разумным на этой стадии драки на ножах было бы бежать. Но ни тот, ни другой не собирались этого делать.

Акай сделал ложный выпад и нанес удар вверх, целясь опять в шею. Хет шагнул прямо навстречу удару, и противники вдруг оказались на земле. Нож Акая был прижат к каменному тротуару телом Хета. Он чувствовал, что острое лезвие впивается ему в бок. Он нанес удар своим ножом, и Акай завизжал.

Хет откатился в сторону. Повсюду на камнях была кровь, но ему потребовалось какое-то время, чтобы понять: часть этой крови его собственная. Акай извивался в пыли, пытаясь втянуть в легкие воздух. Клинок Хета попал Акаю в верхнюю часть бедра, где главная паховая артерия идет почти под самой кожей. Акай пытался зажать рану, но каждое сокращение сердца выбрасывало из раны новую струю алой крови.

Илин с тревогой наклонилась к Хету.

— Ты серьезно ранен?

Нож Акая разорвал Хету рубашку и нанес не очень глубокую царапину вдоль ребер. Хет отрицательно качнул головой. Акай проиграл свой бой уже тогда, когда не сумел убить Хета тем первым ударом.

— Надо уходить, — сказал Сагай. — В любую минуту могут появиться торговые инспектора.

Драка со смертельным исходом в Четвертом ярусе, так близко к лавкам, могла рассматриваться как нарушение порядка, наносящее вред торговле. Хет с трудом встал. Сегодня он дрался уже во второй раз — один раз из гордости, второй — за спасение своей жизни. Третий раз ему был явно ни к чему.

Они пошли по переулку, пересекли другой, свернули в третий. Сагай остановился у фонтана в тихом дворике, где обитатели домов то ли спали, то ли отсутствовали. Илин швырнула несколько кусочков меди старому смотрителю, который еще даже не успел встать со своей скамьи, и окунула шарф в воду бассейна. Потом протянула Хету шарф — вытереть кровь.

— Кто был этот человек? — спросила она. — Почему он хотел тебя убить?

— Это был Акай. Он работал на Лушана, — ответил ей Хет. — Я ожидал, что рано или поздно он появится.

Илин все еще не понимала.

— Это тот самый, о котором Мирам говорила, что он приходил в ваш дом?

— Да. — Сагай смотрел на Хета с выражением странной решимости. — И есть еще одна вещь, которую я попросил бы тебя объяснить.

Хет поежился. Теперь уже поздно притворяться, будто он ранен сильнее, чем на самом деле.

Сагай продолжал:

— Я думал, что Лушан подослал своих мерзавцев к Рису, чтобы заставить тебя работать на него, и что тебе не хотелось в этом признаваться нам. Это так, или он хотел, чтобы ты работал на него опять?

Хет не отводил глаз от фонтана.

— Когда я впервые попал сюда, я делал многое, чего теперь делать бы не стал. — А поскольку Хет был правдив, то он добавил: — А тогда мне это даже нравилось.

— В том числе и воровство для Лушана? — Сагай был очень мрачен.

— В числе прочего.

— А тогда почему ты перестал этим заниматься? — Вопрос задала Илин.

— Мне перестало нравиться.

Не спортивно красть вещи, когда их владельцы спят или отсутствуют, а если они бодрствуют, то выигрыш слишком мал в сравнении с грозящей расплатой. Куда интереснее самому разыскивать редкости в развалинах или в выходах сточных труб. Впрочем, у Хета хватило здравого смысла не пытаться объяснять это Лушану.

— И это всё? — в голосе Илин звучал скепсис.

— Нет, — признался Хет, решивший говорить правду. — Один раз я попался. — Он взглянул на них. — Я был в доме патриция на Третьем ярусе. Лушан узнал, что там есть прекрасные антики; особенно он хотел заполучить сосуд для благовоний из мифенина, который якобы там имелся. Я не знал, что это дорогая вещь. Такие сосуды почти не попадаются в неповрежденном состоянии, разве что починенными во времена Выживших с использованием какого-то другого металла. Когда я его нашел… целехоньким, с ажурной крышкой, с золотой насечкой, изображающей цветы… — Он видел, что Сагай с трудом пытается не выдать любопытства. — Этот сосуд держали в шкафчике вместе с кремационными урнами. — Теперь Хет повернулся к Илин. — В Анклаве нам не разрешали владеть древними реликвиями. Они не могут принадлежать кому-то одному, никто не имеет права брать их, прятать, никому не сообщая о находке.

Сагай скрестил руки на груди.

— Хет! Ты читаешь на трех языках! Ты был почти во всех городах Приграничья! Ты знаешь наизусть торговые кодексы Чаризата, а о Древних ты успел забыть больше, чем знала когда-либо половина так называемых ученых. Не вздумай сказать мне, что ты не знал, что творил!

— Ну… нет, я понимал, что делаю, — сознался Хет. — На этот раз стража была бдительнее, нежели обычно. Я выбрался из дома, но с крыши спуститься не мог. Я перепрыгивал с одной кровли на другую, а они стреляли в меня. Пришлось влезть в одно из окон. Там на полу сидел человек и что-то писал при свете лампы. Это был ученый Робелин.

— Ах, — сказал Сагай, — меня всегда интересовало, как вы познакомились.

— Стража пришла к его двери, но он их не пустил и сказал, что ничего не видел. Заявил даже, что стрельба по окнам в темноте не лучший способ обеспечить безопасность честных граждан. Они ушли, а он прочел мне лекцию о том, почему мне не следует воровать на Третьем ярусе.

К этому времени я уже читал все его труды: это были сообщения о древностях, найденных вблизи Останцов, и я показал ему флакончик, и мы тут же затеяли спор о том, есть ли связь между рисунком на нем с фресками в Батайе. Связи не оказалось. Вообще-то фон имел в обоих случаях сходный вид, но то было чистое совпадение.

— Почему ты так считаешь? — спросил Сагай, но тут же спохватился и покачал печально головой. — Не имеет значения, продолжай.

— Он сказал, что хочет, чтобы я пришел к нему в Академию и помог ему работать по проблемам Останцов. Это был первый случай, когда мне удалось туда попасть. — Хет пожал плечами. — Он не должен был помогать мне. Поэтому я отдал ему сосуд.

— Постой! — вскричала Илин. Она все еще ничего не понимала. — Он бранил тебя за воровство, но взял у тебя краденую вещь?

Сагай хмуро посмотрел на нее.

— Полностью сохранившуюся урну из мифенина? Еще бы! Да он был бы круглым идиотом, если б отказался! — И тут же переключился на Хета: — И Лушан, я полагаю, захотел, чтобы ты возместил ему цену потери?

— Он просто псих! Она же ему не принадлежала! Я имел право подарить ее кому угодно! Но он этого пережить не мог. Иногда, чтобы заставить его отвязаться от меня, я воровал для него что-нибудь. Я не делал этого уже долго, так как у нас с тобой было много работы. Наконец я заплатил ему, но от этого он совсем осатанел. Тебе все это непонятно, кажется, наверное, сумасшествием…

— Давай посмотрим, так ли я понимаю суть дела, — сказала Илин. — Пока мы искали эти редкости, от которых, возможно, зависит жизнь и смерть Хранителей, живущих сейчас и будущих поколений тоже, ты вел личную войну с этим… этим… домовым вором с Четвертого яруса?

— А ты думала, я брошу все свои дела из-за твоих проблем? — спросил раздраженно Хет. — Кроме того, я же предупредил Риатена, что ему не следует меня нанимать.

Илин закрыла лицо руками, видимо, стараясь успокоиться.

— Я все поняла, — сказала она. — А ты когда-нибудь думал о том, что Лушан до встречи с тобой, возможно, был нормальным человеком?

Хет не обратил на этот выпад внимания. Все его внимание принадлежало Сагаю.

— Мы все еще партнеры? — спросил он.

Подумав, Сагай тяжело вздохнул.

— Ну а кому ты еще нужен, такой-то?

Глава 12

 Сделать закладку на этом месте книги

Хет сказал Илин и Сагаю, что вряд ли они смогут попасть в Академию раньше четырех часов ночи. И это была истинная правда; к тому же он получил возможность сделать еще шаг в том, что Илин называла его частной войной с домовым вором с Четвертого яруса. Потеря Харима и Акая наверняка вызовет перемены в хозяйстве Лушана, да и вообще брокер никогда не принимал особых мер предосторожности, полагаясь на страх перед возмездием, который должен был держать воров на расстоянии. «Теперь пришло время, — подумал Хет, парочке-другой молодых профессионалов покопаться в обширных запасах редкостей Лушана». Особенно если они получат подсказку кого-нибудь, кто бывал в тех комнатах, где хранится эта коллекция, и может во всех деталях описать им внутренность дома. А Кастер как раз тот, кто может все это организовать.

Хет отыскал его в Аркадах перед закрытием. Они удалились в одну из верхних галерей, которая всегда пустовала из-за опасности обвалов, а также дыр в полу. Здесь Хет изложил свой замысел и изобразил в пыли план дома Лушана.

Пока Кастер высчитывал долю каждого участника в возможной добыче, Хет вслушивался в привычные шорохи Аркад. Здесь становилось все темнее, по мере того как сгущались сумерки снаружи, и все тише: деятельность на нижних этажах замирала. Ничего необычного Хет не слышал, но ему показалось, что он что-то уловил краешком глаза.

— Ты ничего не заметил? — спросил он Кастера.

— Ничего. — Дилер черного рынка подозрительно огляделся. — А ты?

— Нет.

Хет пожал плечами, отбрасывая подозрения. У Лушана врагов куда больше, чем у любого другого брокера в Чаризате. Вряд ли он мог заподозрить Хета в злом умысле, да и вряд ли решился бы донести на него торговым инспекторам слишком много краденых редкостей хранилось в его доме. Взятки, которые он давал, еле-еле позволяли ему держаться на плаву и заниматься своими делишками.

— Я слышал, будто Раду-предсказатель умер.

Хет пристально посмотрел на дилера. Слова прозвучали вроде бы как совершенно случайные. Кастер должен был узнать об этой смерти и о том, что нашли в доме, сразу же после того, как местные воры набрались смелости и вошли в опустевшее здание. Весьма возможно, дилер считает убийцей Хета.

Не поднимая взгляда, Кастер добавил:

— Впрочем, ему так и так оставалось жить на свете недолго. По слухам, торговые инспектора уже открыли на него охоту.

— Торговые инспектора охотятся за всеми, — ответил Хет, которому надо было сказать хоть что-то, но тут же сам удивился сказанному. Если судить по денежному ящику Раду, то свои редкости он продавал преимущественно за жетоны. Имперских монет было мало, и они были небольшого достоинства видимо, плата за гадание. — А ты знаешь, почему они на него охотились?

— Женщина, знавшая Раду, говорит, что Высокий судья очень им интересовался. — Кастер пожал плечами. — Погадал, может, плохо или что…

Хет хмуро наблюдал за муравьями, лезшими из щели в полу. Илин рассказывала, как Риатен получил табличку с кристалликами от какого-то Высокого судьи. Странным совпадением было бы, если бы тот же судья заинтересовался Раду-предсказателем — ведь таких судей в Чаризате не слишком много. Впрочем, может, он дал волю воображению и выдумывает заговоры, которых нет в природе. И он спросил:

— А больше она ничего не говорила?

Кастер покачал головой.

Они обсудили все детали предстоящего дела, и Кастер сказал:

— Лучше всего обделать дело сегодня же ночью. Я зайду к тебе во двор завтра вечерком, когда все будет уже кончено. — Он встал и поглядел на сидящего Хета. — Поберегись, — сказал он.

Кастер направился к одному из пешеходных переходов, а Хет подумал: «Дилеры черного рынка советуют мне быть поосторожнее». Что ж, он понимал: то, что он затеял, вряд ли можно назвать самым благоразумным поступком его жизни, зато этот поступок, возможно, доставит ему самое большое удовлетворение.

Место Хет выбрал самое удачное. Жителям города запрещалось строить дома впритык к стенам Академии, точно так же, как и вдоль стен ярусов; только в случае Академии правило оставлять обязательные двадцать шагов между стенами соблюдалось менее жестко. Хет уже давно отметил места, где перенаселенность Четвертого яруса заставила строить лачуги из плохого кирпича шагах в шести-семи от академических стен. Стража наверняка следит за ворами, которые попробуют перескочить с крыш домов на стену или перебросить оттуда веревку, но стражники не могут быть одновременно повсюду, а дома хорошо скроют всякого, кто рискнет взобраться по самой стене.

Хет нашел Сагая и Илин там, где он и велел им быть, — в узкой улочке между стеной и скопищем кирпичных домишек, построенных противозаконно близко к ней.

— Где ты был? — спросил Сагай почти неслышным шепотом. Сейчас было особенно опасно дать кому-нибудь подслушать их разговор, а ведь множество людей спали совсем рядом с ними за этими тонкими, непрочными стенами.

— Да были кой-какие дела, — тоже шепотом ответил Хет.

Лунный серпик в небе давал так мало света, что он видел вместо друзей лишь бесформенные, жмущиеся к земле тени. Хет вытащил из-под одежды веревку и сделал на ней петлю, чтобы перекинуть через плечо. Веревка была очень тонкая и крепкая, сплетенная из волос, и такая темная, что на фоне стены оставалась невидимой. Под сапогами скрипнул песок. Видимо, метельщики улиц не слишком заботились об этом закоулочке, а жители домов не считали нужным жаловаться на них из страха, что какой-нибудь чиновник обратит на них внимание и им придется покинуть свои дома.

— Помни, ты стоишь на стрёме, — шепнул Хет Сагаю. Все это они успели обсудить заранее. Его партнер кивнул, и Хет полез на стену.

Дотянувшись до края, он с трудом взобрался на гребень стены в поверхность которого были вмазаны острые стеклянные осколки. Впрочем, большая их часть была уже кем-то раздавлена. По другую сторону стены лежали здания Академии — лабиринт из камня и керамики, молчаливый, но не такой уж темный. Несколько окон были освещены, а в многочисленных двориках светились фонарики, отгоняющие призраков. Здесь могли жить только ученые, ученики да слуги, не имевшие семей, и только самые усердные готовы были работать так поздно при свете слабых ламп. Прямо перед Хетом лежал длинный узкий дворик скорее даже проход, соединяющий несколько спящих домов.

Хет наполовину развернул веревку и спустил ее Илин, уложив в бороздку между двумя камнями, откуда она не могла выскользнуть и попасть на острый край стекла. Затем он спрыгнул во двор.

Он притаился, скорчившись на плитах, но единственное, что он услышал, было встревоженное шуршание разбегающихся ящериц.

Хет ощутил рывок веревки, когда Илин вскарабкалась на стену, и другой когда она стала спускаться. Через мгновение она уже стояла рядом с ним. Он поднялся на ноги, чтобы сдернуть веревку вниз, но тут же на гребне стены показался Сагай. Выругавшись себе под нос, Хет отступил, чтобы дать тому место.

— Ты же должен был стоять на стрёме, — возмущенно прошипел он, когда Сагай оказался рядом.

— Тебе вовсе не нужен наблюдатель, — отозвался Сагай, дёргая веревку так, чтобы она соскользнула с гребня стены. — Если б меня кто-нибудь заметил, он сразу же заподозрил бы неладное.

У Хета возникла мысль: с ним расплатились за то, что он так долго не делился с Сагаем своими маленькими проблемами насчет Лушана. Сагай выбрал такой момент, когда Хету было трудно или даже невозможно воспротивиться его действиям. Покорившись, он забрал у Сагая веревку, свернул ее и спрятал под своей одеждой.

Дальше они шли молча; Хет полагался на ночное зрение Илин, которое должно было позволить им без помех дойти до места. Он знал, в каком направлении лежал дом Арада, но не мог определить, какие именно узкие проходы вели к дворикам, а какие кончались тупиками. Изредка они слышали голоса и даже шаги бессонных ученых или их слуг, а однажды даже укрылись за какой-то дверью, когда два стража прошли мимо них совсем рядом, лениво переговариваясь и покачивая своими отгоняющими призраков фонариками.

Наконец они добрались до двора, где стоял дом Арада. Он выглядел заброшенным и безлюдным, но слабый свет, исходивший откуда-то с несколько наклонной крыши, свидетельствовал, что в большом зале с куполом все еще горят лампы. Наблюдая за домом из прикрытия — они спрятались в узкой щели между двумя зданиями, — Хет никак не мог понять, беспокоит его отсутствие стражи и света или, наоборот, радует.

— Разве дом не охраняется? — шепотом спросила Илин. — Эта удивительная мозаика…

— Да, должен был бы, — ответил ей Сагай, — но именно строгая охрана мест, которые до того не охранялись вовсе, может привлечь к себе внимание воров. Кроме того, ученейший Арад мог и сам воспротивиться усиленной охране, особенно если у него есть ценности, которые он старательно прячет.

— Если у него их нет, то наше предприятие — пустая трата времени. пробормотал Хет.

Он повел их по дорожке через двор, зная, что если кто-то заметит их издалека, то скорее всего подумает, будто они здешние. Взойдя на ступеньки и оказавшись под крышей портика, Хет почувствовал себя в укрытии; но он был достаточно опытен, чтобы знать: чувство защищенности в подобной ситуации, как правило, — вещь опасная.

В вестибюле не оказалось притаившегося охранника, и Хет мог видеть свет лампы, стоявшей где-то в глубине большой комнаты. Он сделал знак Сагаю и Илин, чтобы они оставались на месте, а сам осторожно двинулся по короткому коридору. Из комнаты доносилось чье-то дыхание.

Теперь Хет достиг точки, откуда ему сквозь арку было видно все помещение, и первой его мыслью было, что это совсем другая комната.

Освещенная лишь яркой лампой, она казалась куда больше; к тому же обнаружилась еще одна дверь, которая вела не в коридор, а в небольшую комнатушку, заставленную деревянными полками и лотками. А вот мозаика озерцо светящихся красок — оставалась на прежнем месте и вспыхивала в мигающем свете. Тут же находился и Арад, сидевший на полу с развернутой книгой и рассматривавший некий небольшой предмет, который играл в свете огня свойственными мифенину отблесками.

Хет вошел в комнату, и Арад поднял глаза, удивленный и одновременно пристыженный. На нем были линзы для чтения, удерживаемые веревочками, обмотанными вокруг ушей, сильно увеличивавшие его глаза. Когда ученый увидел, кто стоит перед ним, выражение стыда сменилось страхом.

— Значит, ты никогда не имел дела с Четвертым ярусом, а? — спросил Хет.

И тут же в комнату вбежала Илин, которая выхватила из рук Арада маленькую вещицу и стала вертеть ее у ученого перед носом.

— Она была у тебя все это время! Да знаешь ли ты каким опасностям ты подверг и себя, и нас своей ложью?!

Арад попятился назад.

— Что вам тут надо? Вы кто — воры?

— Перестань размахивать руками, Илин, — вмешался Сагай. Он взял у нее украшение и добавил: — И не кричи на этого человека. Добра из этого не будет.

Он держал украшение так, чтобы его могли видеть одновременно и он сам, и Хет. Это была небольшая овальная пластинка из мифенина, обработанная по краям фасеточной гранью, с фигурой безликого человека с широко распахнутыми крыльями. Изображение, помещавшееся в самом центре овала, поражало тонкостью работы. Пластинка оказалась гораздо меньше, чем Хет представлял себе по рисунку в книге, — вроде крупной монеты. Хет сказал:

— Она меньше, чем сказано в книге.

— Да, — согласился Арад, ухватившись за слова, которые единственные из всего услышанного имели для него смысл. — Цифры в книге неправильные. — И тут же замигал глазами: — Но ты-то откуда знаешь об этом?

Хет и Сагай обменялись взглядами. Илин, как зачарованная, медленно произнесла:

— Потому, что мы видели ту книгу. А вот ты откуда знаешь, что там написано?

Арад махнул рукой в сторону:

— Так вот же она! А вы ее где видели?

Все взглянули на книгу. Текст лежал на полу, еще развернутый полностью. Бумага была коричневая, чернила выцвели. Хет разгладил страницы с цветными изображениями и тихонько выругался. Он уселся на корточки, чтобы видеть получше, и осторожно перевернул несколько страниц. Арад смотрел встревоженно, но возражать не стал.

— Это та книга, Илин, — сказал Хет.

— Ты хочешь сказать — текст Выживших? — Сагай встал на колени, чтобы с трепетом взять книгу в руки.

— Это копия, — поправился Хет. — Возможно, сделанная в то же время, что и текст Риатена, а может, чуть раньше.

Одна сторона обложки книги сильно выцвела под солнцем, некоторые страницы были вырваны.

Сагай раскрыл книгу на том разделе, где были цветные гравюры, и с восторгом стал изучать их.

Илин глядела на Арада с таким выражением, будто наконец-то случилось что-то, имеющее смысл.

— У старика было две копии, — воскликнула она. — Конечно же! Вот почему он так легко отдал ее Риатену.

— Он отдал ему ту, которую было легче прочесть, — продолжил Хет, садясь на пол, чтобы Сагай мог вполне насладиться текстом. Раз старый патриций хотел узнать мнение Мастера-Хранителя о содержании книги, то такой поступок был вполне объясним — этот экземпляр сохранился гораздо хуже, на некоторых страницах чернила вообще выцвели и многие буквы неразличимы.

— Две копии? — Арад вообще ничего не понимал. — Этот я купил у Раду прорицателя с Четвертого яруса. Я думал, вам это известно.

Илин села на пол и обхватила голову руками. Она продолжала размышлять:

— Копия этой книги, а также вон та редкость с изображением крылатой фигуры вначале принадлежали патрицию со Второго яруса. Он отдал книгу Сонету Риатену, Мастеру-Хранителю, а потом старый патриций был убит в его дом вломились воры, укравшие все его редкости. Риатен нашел одну из них пластинку из мифенина с кристаллами; она оказалась у Высокого судьи…

Как ни странно, но Арад до сих пор не сделал ни единой попытки позвать на помощь. Он с любопытством перевернул страницу с цветными изображениями, которым Риатен придавал такое большое значение.

— Вот эту пластинку из мифенина?

— Да, — Илин кивнула, — эту самую.

Видимо, все эти редкости почему-то находились поблизости друг от друга.

— Не странно ли, что Раду получил целых две редкости из добычи, взятой в одном месте? — сказал Хет, поглядев на Илин.

— Это действительно странно, — отозвался Сагай. — Но вполне возможно, что Раду сам организовал эту кражу.

Хет пожал плечами. Такое не исключено. Но Раду не был ни брокером, ни настолько крупным дилером по древностям, чтобы стать известным на черном рынке. Хет не считал вероятным, чтобы он сам организовывал кражи.

— Скорее он все-таки просто покупал их, заведомо зная, что они краденые.

— Не могу сказать, будто удивлен, узнав, что Раду сотрудничал со многими воровскими шайками, — сказал Арад. — Я пробовал выяснить, откуда у него столь необычные древности, но все, что я услышал в ответ, была какая-то мистическая чушь. Между прочим… — Он с интересом посмотрел на них. — А вы-то кто такие сами.

Теперь таиться уже причин не было.

— Это Сагай, а я — Хет. Мы оба занимаемся торговлей редкостями на Шестом ярусе. А Илин и в самом деле Хранитель.

— Зря я, значит, надеялся, что она может оказаться не из них, вздохнул Арад. — Я мечтал разгадать эту тайну сам, но вы, как мне кажется, знаете все, чего не знаю я. — Он отрешенно покачал головой. — Давайте я вам кое-что покажу.

Он с трудом поднялся на ноги, взял одну из ламп и направился к двери в кладовку, которая как бы чудом появилась в этой большой комнате после того, как они отсюда ушли утром. Хет последовал за ним и увидел, что она скорее представляла собой большой шкаф. По-видимому, он закрывался каменной плитой в несколько дюймов толщиной, которая опускалась и поднималась так, что никаких зазоров в стене не оставалось. Плита приводилась в движение с помощью системы противовесов, помещавшихся у самого потолка, в особом тайничке. Она имела даже фальшивые бороздки, которые были вырезаны на ней так, чтобы совпадать с бороздками на других плитах облицовки комнаты.

— Ты это сам сделал? — спросил Хет Арада.

— Нет. Я открыл тайник совершенно случайно, — объяснил ученый.

Спрятанные редкости были аккуратно разложены: стеклянные предметы с одной стороны, из металла и мифенина — с другой, изразцы и прочая керамика в центре. Многие стояли на листках бумаги, на которых были сделаны пометки, касающиеся того, где найдена данная редкость и какие особенности обнаружил у нее Арад. Этим же методом пользовался и Робелин.

Арад указал куда-то под полки и сказал:

— А эту вещь вы тоже разыскиваете, верно?

На полу лежал блок из какого-то блестящего черного камня. В отношении его книга тоже ошибалась. Он имел примерно два фута в вышину, около трех футов в длину и трех в высоту, а не четырех, как утверждала надпись в книге Риатена. И было совершенно ясно, что сделан он не из мифенина.

— Я купил его у Раду в прошлом году, тогда же, когда и книгу, — сказал Арад. — Цена была поразительно низкой. И Раду, пожалуй, даже хотел отделаться от этого камня.

Хет сел на корточки, чтобы погладить камень ладонью.

— Вот почему никто о нем не слышал! Он попал к Раду прямо от воров, а от Раду — к тебе. Он никогда не появлялся на черном рынке.

На ощупь камень был прохладен, имел ту же шелковистую текстуру, что и внутренние стены Останца. Хет не мог понять смысла линий, высеченных на камне; подобно насечкам на Чуде, они казались просто абстрактными узорами спирали, закругления, пересекающиеся друг с другом и плавно переходящие одно в другое. Попытка проследить эти линии взглядом вызывала сонливость. Хет стряхнул ее с себя и поднял глаза на Арад-еделка.

— Что это?

Ученый покачал головой и поправил очки.

— Не знаю. Это одна из тайн, которые я надеялся раскрыть. Я ведь собирался сначала закончить полный перевод текста, который, по моему мнению, должен объяснять значение редкостей, так тщательно изображенных на рисунках. Я намеревался передать это все Академии, когда кончу перевод… Сходство этого камня с Чудом не может быть случайным совпадением, но в данном случае магический эффект отсутствует, по крайней мере по моим наблюдениям.

— Чудо тоже ничем не проявляло своей сущности на протяжении многих лет. Его держали в саду Электора, пока оно не начало испускать свет, — сказал Хет и тут же подумал: а не спросит ли его кто-нибудь об источнике его знаний? Сагай поглядел на него с удивлением, опускаясь на колени, чтобы исследовать странный камень. Другие же просто приняли сказанное к сведению.

Арад смотрел на них с опасением.

— Вы заберете его сегодня?

Илин было начала уже отвечать, замолчала, сделала еще одну попытку, но снова у нее ничего не получилось. По натуре она была человеком властным, но отбирать ценнейшие древние реликвии у этого маленького ученого, такого беззащитного, так покорно смотревшего на нее, ей совершенно не улыбалось.

Поднявшись с колен, Сагай промолвил:

— Сегодня никто ничего отсюда не возьмет. И вообще нам сначала многое следует обсудить.

Пока Арад готовил чай на жаровне в другом конце зала, Хет наблюдал за Илин, которая покусывала губы, вертя в пальцах маленькую овальную вещицу с крылатой фигуркой и рассматривая ее так внимательно, будто та что-то скрывала от нее.

— Что с тобой? — спросил он. — Мы же нашли их, как ты и надеялась.

— Есть нечто, что мне очень не нравится во всей этой истории. Воровство, смерть Раду, участие Констанса, — ответила она. — Действительно ли Раду организовал самое первое ограбление, нет ли тут просто совпадения?

Сагай, все время изучавший текст Выживших, поднял на нее глаза и сказал:

— Возможно, и так. Но не исключено, воры обманули тех, кто заказал им похищение, и продали краденое в разные руки, чтобы заработать побольше.

Илин даже не взглянула в его сторону, продолжая всматриваться в крылатое изображение. Голос ее был мрачен.

— Но кто же все-таки заказал самое первое ограбление? Констанс?

«Должно быть, Констанс», — подумал Хет. Но ведь Констанс обладает способностями, которые позволили бы ему самому совершить такое похищение, а не доверяться наемникам с нижних ярусов. К тому же у Хета сложилось впечатление, что Констанс заинтересовался древностями только после того, как Сонет Риатен сам занялся их поисками.

Арад присоединился к ним и сел на одну из низких скамеечек. Он уже закрыл свой потайной шкаф, и теперь Хет, хотя и знал, где тот находится, все равно с трудом мог бы отыскать зазоры, обрисовывающие дверцу. Учитывая аккуратность Арада, Хет сомневался, что другим ученым вообще известно о существовании тайника. Арад спросил Хета:

— А не работал ли ты одно время с ученейшим Робелином?

— Было дело.

— Мне твое имя показалось знакомым. Еказар до сих пор вспоминает о тебе.

Но не успел Хет поинтересоваться, что же этот достойный человек говорит о нем спустя столько времени, как Илин нагнулась к Араду и спросила:

— Ученейший Арад, не можешь ли ты рассказать нам, что тебе известно об этой книге и об этих редкостях?

Глядя ей прямо в глаза, Арад поинтересовался:

— Твой Мастер-Хранитель заберет их у меня, да?

Она серьезно кивнула.

— Да, но он заплатит тебе за них.

Арад махнул рукой в сторону мозаики.

— Мне заплатят и за ту вон работу, но я ее больше никогда не смогу увидеть.

Илин, казалось, спорила сама с собой, а потом сказала:

— Пожалуйста, Арад, я знаю, что у тебя нет причин помогать нам, но не расскажешь ли ты, что узнал из этой книги? Понимаешь, это очень важно для нас.

— Хорошо. — Арад с


убрать рекламу






нял линзы и устало протер глаза. — В ней говорится о магии, о вторжении…

— Вторжении? — прервал его Хет, игнорируя бешеный взгляд Илин в его сторону. — Через Последнее море?

Сагай передал Араду книгу, но ученый положил ее на колени, не раскрывая.

— Нет, не оттуда. Здесь говорится: «Они пришли сквозь Западные Врата Неба, из Страны Мертвых…»

— Но ведь Страна Мертвых находится, как говорят, под землей? удивленно возразил Сагай.

Арад постучал по переплету закрытой книги.

— Согласно тому, что написано здесь, дело обстоит иначе.

— Но кто эти «они»? — спросила Илин.

— Народ Запада? — повторил Хет вспомнив фрагмент, который он успел прочесть в книге Риатена.

— Обитатели Запада, — поправил его Арад. — Разница большая. В книге нигде не говорится о них как о людях. — Он раскрыл текст, медленно водя пальцами по хрупким страницам. — Она рассказывает о захваченных в плен мужчинах и женщинах, унесенных прочь сквозь Врата Запада, об огне…

— Может, здесь говорится об образовании Пекла? — спросил Сагай.

— Я тоже так считаю. — Арад пожал плечами. — Но там обо всем этом рассказывается так невнятно, с употреблением многих слов, имеющих двойной смысл, с такой намеренной усложненностью, что мне потребовалось много времени даже на извлечение хотя бы тех малых сведений, которые я вам поведал. Да и то, что многие страницы почти не читаются, тоже делу мало помогает.

— А сказано там что-либо о магических машинах? — настаивала Илин. — И о том, как их строить?

Сагай поднял взгляд и встретился глазами с Хетом. Это было то самое, о чем они часто говорили между собой. Арад прав: сходство камня с Чудом — не случайность. Но как представляет себе Риатен результаты действия такой машины, если он соберет ее? Этого Хет не знал. Мастер-Хранитель говорил Илин, что он намерен с помощью этих древностей открыть секреты магии Древних, и Хет, хотя он всей душой хотел бы раскрытия этих тайн, в то же время сомневался в том, стоит ли вообще открывать некоторые из секретов.

— Что-то в этом духе, — ответил Арад. — Но я лишь бегло просмотрел ту часть, где говорится об этом. Мне показалась более интересной история изложенных там событий. — Он взглянул на изделие с крылатой фигурой, имевшее форму большой монеты. — Впрочем, я узнал достаточно, чтобы понять: та штука есть часть чего-то большего… Я не знаю, подходит ли тут слово «машина»…

Хет растянулся на полу, облокотившись на руку.

— Та пластинка с кристалликами, что на гравюре, она ведь вошла в одно из резных изображений на стене Останца на равнине Солончаков, — вспомнил он. — Об этом там ничего не сказано?

— Нет… — Арад был потрясен. — Это правда? По теории Робелина, Останцы хранят в себе магические машины. Это первое подтверждение гипотезы…

Хет кивнул, слегка улыбаясь растущему возбуждению ученого.

— Но пока это окончательно прояснится, тебе придется разыскать еще много доказательств, подтверждающих такой вывод! — воскликнул Арад.

Хет отвернулся, внезапно вернувшись к реальной жизни. Даже если он докажет верность теории Робелина, у него нет ни малейших шансов стяжать за это славу в Академии. Любая документация научного открытия полностью исключает даже упоминание о его роли в разработках. Он заметил, что Илин с удивлением смотрит на него, и постарался спрятать от нее свое огорчение.

Арад же ничего не заметил. Он только произнес задумчиво:

— Какая великолепная мысль. В тексте книги Останцы упомянуты много раз.

— Вот как? — Сагай выглядел теперь еще более заинтересованным, хотя такое было вряд ли возможно. — Но ведь во всех других известных текстах Останцы упомянуты лишь мельком, да и вообще о них почти не идет речь, сказал он.

Арад слегка улыбнулся.

— Да, о таком тексте ученые мечтали много десятилетий, надеясь, что он существует где-то, помимо их воображения. Ведь он может оказаться ключом к вопросу о том, зачем вообще были построены Останцы. — Он серьезно посмотрел на Сагая. — Ты только подумай: разрасталось Пекло, моря высыхали, умирали города. В горах, которые потом стали Анклавом крисов, кучка магов уже, должно быть, занималась своим великим экспериментом, чтобы создать людей, способных выжить в том, во что уже начал превращаться наш мир. И в это время другие маги отдавали огромную часть своих сил и человеческих ресурсов на то, чтобы построить Останцы. Зачем? — Он снова взглянул на книгу. — Единственный факт, который мне удалось установить, состоит в том, что существование этих «Врат Неба» определяет выбор точек местоположения Останцов. — Он покачал головой. — Все это пока глубокая тайна. Но когда я закончу свой перевод и представлю его другим ученым…

— Погоди! — воскликнул Хет, выпрямляясь и прислушиваясь к чему-то. Что-то такое послышалось ему в коридоре, ведущем к выходу из дома. За своей спиной он услышал шепот Сагая:

— На всякий случай закрой книгу и положи ее… Хет вспомнил об окнах. Он взглянул вверх и отступил назад как раз в ту минуту, когда через отверстие в потолке проскользнула первая темная фигура. Кто-то закричал, и Хет прижался спиной к стене, готовый к схватке. Какой-то человек приземлился на каменный пол в двух шагах от него, легко проделав почти двадцатифутовый прыжок. Все нападавшие были одеты в черные и индиговые одежды, отлично сливающиеся с тенями, в чадрах, безликие. Тот, что был ближе, пришел в себя и бросился на Хета в плавном прыжке. Но Хет уже выхватил нож, и только великолепная реакция спасла нападавшего от тяжелой раны. Человек успел поднять руку, чтобы защитить глаза от второго удара, и Хет метнулся к нему, готовый разить насмерть. Но тут что-то обрушилось на него сзади.

На мгновение его оглушило и придавило к полу что-то тяжелое. Камень, которого касалась его щека, казался ужасно шершавым; голова разрывалась от боли. Он мог видеть Илин, выхватившую боль-палку и стоящую спиной к дальней стене комнаты. Она уже воспользовалась оружием Древних — один из нападавших валялся на полу перед ней. Каким-то образом она завладела книгой и сейчас крепко прижимала ее к груди. Арад лежал у противоположной стены, а Сагай стоял перед ним, удерживая на почтительном расстоянии еще двоих нападающих. Хет не понимал, почему никто не движется, а потом сообразил, в чем дело: кто-то коленом упирался ему в спину и прижимал нож к шейной артерии Хета чуть пониже шрама, оставленного охотниками за костями, которые тогда почти прикончили его. Голос Шискан сон Карадон произнес:

— Вы знаете, что нам нужно.

Пол был тверд, Шискан — тяжела. Ее голос Хет слышал впервые. Он был нежен и чуть-чуть хрипловат; говорила Шискан совершенно спокойно. Слева от него раздался шорох — человек, которого он полоснул ножом, поднялся, сжимая окровавленную руку.

Илин глянула на Сагая, и он сказал ровным голосом:

— Отдай им ее, Илин.

Он не сделал никакого видимого акцента на слове «ее», но Хет понял. Украшение с крылатой фигурой лежало в пыли около стены, где стояла Илин, слабо поблескивая в свете лампы. Потайной шкаф был надежно скрыт вместе с хранящимся в нем каменным блоком. Теперь многое зависело от того, как долго пробыли на крыше Шискан и ее люди и сколько им удалось подслушать.

Шискан сказала:

— Ардан, возьми книгу.

Человек в чадре, стоявший перед Илин, сделал к ней шаг, но она внезапно рванулась к нему, и ее боль-палка почти коснулась его. Человек быстро отскочил назад.

Илин опять отступила к стене. Шискан крепко выругалась себе под нос, когда Илин чуть не попала в цель. Все еще прижатый к стене Арад-еделк с тревогой смотрел на Сагая; взгляд того был прикован к Илин, стоявшей у стены подобно статуе, изваянной из мрамора.

Тихо, чтобы не быть услышанным другими, Хет обратился к Шискан:

— Ты не можешь убрать с меня колено? — Оно давило на спину Хета в особенно болезненном месте. Это была оптимальная позиция, чтоб не дать Хету разорвать хватку Шискан, а потом откатиться, если, конечно, он рискнул бы забыть, что ему могут мгновенно перерезать горло.

Она мягко ответила:

— Боюсь, что нет.

Сагай с тревогой в голосе сказал:

— Илин…

Хет гадал: куда, к дьяволу, подевались академические стражи? Весь этот шум уже давно должен был обязательно привлечь их, если они вообще способны пробудиться от сна. И еще его занимал вопрос: что собирается делать Илин?

Решающий момент наступил без предупреждения. Внезапно ожившая Илин подняла книгу вверх и приказала:

— Сначала отпусти его.

Хет не верил, что она собирается отдать книгу; он побился бы об заклад, что она этого не сделает.

— Илин, не отдавай ей книгу!

Шискан пнула его в наказание за вмешательство.

— Не приставай к ней, и все кончится через несколько минут.

«Этого-то я и боюсь, — подумал Хет. — Отвлеки же их, Сагай…» Противников было всего пятеро. Один стоял против Илин, другой все еще корчился от прикосновения боль-палки, двое опекали Сагая и Арада, и еще один, которого ранил сам Хет, прислонился к стене и тяжело дышал. Но все это без Шискан сон Карадон — а не учитывать ее было бы грубейшей ошибкой. Он видел, как глаза Сагая перебегают от двух человек, угрожающих ему, к Шискан и обратно. Многим могло бы показаться, что Сагай нервничает, но Хет видел, что его партнер просто думает и рассчитывает. Арад не шевелился, он только один раз взглянул на Сагая. За происходящим он следил не без страха, но без паники. Вероятно, на него даже можно было рассчитывать в момент кризиса, хотя его действия вряд ли могли быть очень эффективными.

Один из бойцов, стоявших перед Сагаем, сдвинулся с места и оказался в опасной близости от неоконченной мозаики. Хет сказал:

— Скажи своему приятелю, чтоб он убрал ножищи от изразцов!

Шискан тут же скомандовала:

— Лайан, осторожнее!

Мужчина взглянул под ноги и сделал шаг в сторону.

Илин же она сказала:

— Отдай нам книгу, и я его отпущу.

— Сначала отпусти, — упрямо стояла на своем Илин.

— Не могу, он убьет меня, — вполне резонно указала Шискан.

— Вы так и будете валять дурака друг с другом до бесконечности? вмешался Хет.

— А ты заткнись! — оборвала его Шискан. Ее голос стал еще грубее, когда она снова обратилась к Илин: — А ну, отдавай книгу!

— Илин, послушай, это все равно придется сделать, — проговорил Сагай, делая шаг к ней и держа ладони открытыми. Но в следующее мгновение он уже сцепился с Хранителем, который стоял к нему ближе. Арад же скользнул в сторону, решив, видимо, подкатиться под ноги второму.

Шискан рванулась к ним, сместив свой вес и потеряв равновесие; конец ее ножа отклонился в сторону от шеи Хета. Прежде чем она успела понять свою ошибку, Хет схватил Шискан за запястье и выгнулся, скидывая ее с себя. Тот человек, которого он ранил, сделал неуклюжую попытку броситься на Хета, но Хет откатился в сторону и толчком швырнул противника на пол. Хранитель растянулся, уже не имея сил подняться, но Шискан успела вскочить на ноги. Хет схватил нож, выпавший из ее руки, и тут увидел еще одного человека, лезущего через окно.

Сагай крикнул:

— Бегите! — и все одновременно рванулись в сторону двери.

Хет видел, как Илин исчезает в арке, стремясь поскорее добраться до выхода, и устремился за ней. Она все еще прижимала к груди книгу, а потому должна была стать главной целью преследователей. Он надеялся, что Сагай или Арад вспомнят о крылатом украшении, и рассчитывал, что Шискан и другие Хранители даже не подумают вступать с ними в схватку.

Один из противников уже преследовал Илин. Хет догнал его у двери, круто развернул и с хрустом ударил о стену. Зная, что другие где-то совсем рядом, он прыгнул через все ступеньки, даже не потрудившись сосчитать их количество.

На середине двора Хет поравнялся с Илин и потащил ее в сторону одной из арок, ведущих в какой-то проход. Ночной воздух был жарок и тяжел, он прямо застаивался в легких Хета. Хет остановился под прикрытием небольшой беседки и оглядел темный двор. Тот был пуст и подозрительно тих.

— А остальные убежали? — спросила Илин задыхающимся шепотом.

— Думаю, да. Ведь им нужна книга.

— Я это знала. — Она все еще прижимала книгу к груди. — Что будем делать?

Хет услышал нисколько не таящиеся шаги на кровле беседки, прямо над их головами, и шепнул:

— Беги!

Они помчались по узкому дворику, перешедшему в почти такой же узкий садик, пересекли его и оказались в крытой колоннаде. Хет снова порадовался, что Илин видит в темноте, хоть это и был фокус Хранителей. Ей удавалось не натыкаться на растения в кадках и на низкие бортики фонтанов, она вовремя замечала ступеньки, которые иначе при такой скорости наверняка стали бы причиной падения. В конце колоннады он снова придержал Илин, чтобы прислушаться. Илин шепнула ему:

— Послушай, а когда ты побежал за мной, у тебя уже был какой-нибудь план действий?

Где-то в той стороне, откуда они примчались, Хет услышал крики. Люди Шискан вряд ли стали бы вопить. Значит, это стража Академии, которая наконец-то проснулась и сообразила, что происходит нечто странное.

— Интересно, а у тебя был такой план, когда ты удирала оттуда во все лопатки?

— Намек поняла.

— Они не могли совершать такие прыжки с потолка, не поломав ног. Не является ли умение летать еще одним талантом Хранителей, о котором ты забыла упомянуть?

— Есть умения, есть тренировки, которые позволяют телу преодолевать боль, делаться гораздо сильнее физически на короткое время. Риатен говорит, что Констанс был очень силен в этих умениях.

«„Очень силен“ — выражение, явно недооценивающее истинное положение вещей», — подумал Хет. Он хотел добраться до внешней стены Академии, перемахнув через которую, они смогут найти уйму мест для того, чтобы скрыться. Больше всего он боялся оказаться загнанным в угол в одном из этих тупиковых двориков. Он потянул Илин за рукав и повел вдоль колоннады, только гораздо медленнее, чем раньше, чтобы слышать своих преследователей.

— Я придумала, — прошептала Илин. — Почему бы нам не спрятать где-нибудь эту книгу, например, швырнуть ее в чье-то окно, а потом увести похитителей подальше отсюда?

Хет обдумал это предложение, но оно не меняло того факта, что, если их поймают — с книгой, без нее ли, — они все равно что мертвы. А сейчас, когда древние реликвии были у него почти в кармане, он совершенно не желал их упускать, если это не будет совершенно необходимо. И уж особенно такую драгоценность, как книга.

Он начал было отвечать, как вдруг Илин резко затормозила, и он почти налетел на нее. Прежде чем он успел выругать ее, Хет увидел, как тьма перед ними зашевелилась. Что-то там было. Что-то бесформенное, но пугающе массивное, будто кусок темной стены выступил им навстречу, готовясь схватить их в свои объятия. Илин сжала ему руку, и они попятились, инстинктивно стараясь не шуметь, хотя Хет не мог бы сказать, откуда у него возникло убеждение, что быстрота движений лишь увеличивает опасность.

Сгусток тьмы покинул колоннаду и оказался освещен луной. На какую-то долю секунды красноватые отблески пронизали его, обрисовав нечто отдаленно человекообразное, но с поднимающимся за головой гребнем и странной формой тела. Волосы на затылке Хета зашевелились. Это нечто двигалось так, будто пребывало в нерешительности.

— Мне кажется, оно не знает, что мы тут, — почти беззвучно шепнула Илин.

Внезапно существо молниеносно пришло в движение, сначала кинувшись от них, но тут же изменив направление и двинувшись обратно, но с такой быстротой, что смертельный холод, исходивший от него, заставил Хета попятиться на несколько шагов.

Нечто остановилось, но тут же поплыло, как бы гонимое ветром, к ним медленно и угрожающе.

— Теперь оно уверено, что мы тут, — мрачно предположил Хет.

Существо гнало их в направлении темного входа во двор. Хет попытался обойти его, но оно двигалось быстрее ветра, перекрыв проход и продолжая загонять их в темный двор. «Потому что там мы будем заперты», — думал в отчаянии Хет.

— Это опять призрак? — спросила Илин. — Вроде того, что был в доме Раду?

— Я надеялся, что ты сама поймешь.

— Мое образование не простирается в такие области. По-моему, этот куда сильнее. Ты не находишь?

Он находил. Воздух вокруг них становился все холоднее, загоняя их под арку. Это нечто действовало как призрак, оно ощущалось как призрак, оно, надо думать, и убьет их как призрак, но Хет никогда не слышал о призраках, которые бы выглядели как кусок окаменевшей тьмы. Они становились видимы, лишь когда взметали вихрем пыль или роняли какие-нибудь предметы. «Возможно, каждый, кто встречался с призраком этого сорта, мертв», — подумал Хет. Это была теория, которую они вот-вот могли проверить на практике.

А сейчас они оказались в ловушке. Двор был маленький, окруженный стенами зданий без окон и ограниченный в конце глухой стеной.

Внезапно холод как бы исчез из воздуха, а само нечто закрутилось, будто боролось с кем-то. Затем оно вдруг уменьшилось в размерах и превратилось в маленькую красную точку.

Позади точки стоял Аристай Констанс, загораживая выход из двора.

Илин с трудом вдохнула воздух, шепча:

— О нет, нет, нет…

Констанс сделал какой-то жест, и последний красный огонек призрака исчез. Аристай неторопливо подошел к ним и произнес:

— Что ж, я думаю, мы все знаем, зачем я здесь.

Хет шагнул вперед, не имея никакого другого плана, кроме как отвлечь внимание Констанса от Илин, чтобы та успела проскочить у него за спиной. Но он тут же оказался на земле, а в легких у него не осталось ни капли воздуха, а ноги онемели, начисто отказались ему служить.

— Постарайся хоть иногда не вмешиваться, Хет, если можешь, — сказал Констанс.

— Оставь его в покое, — ответила Илин.

Она вытянула одну руку, ее глаза сузились, выдавая внутреннее напряжение. Воздух между ними, казалось, сгустился, тени обрели объемность, даже вес, наливаясь какой-то силой. Констанс шагнул вперед, и слабая конструкция, сооруженная Илин, развалилась, распалась, будто кучка соломы, попавшая в песчаный вихрь. Констанс спокойно произнес:

— У меня нет времени играть с тобой в игрушки, Илин. Отдай мне книгу. Риатен показал себя дураком, выпустив ее из рук. Не добавляй к его глупости свое сопротивление мне.

«Он думает, это экземпляр Риатена», — удовлетворенно подумал Хет, но тут же постарался выбросить из головы все мысли.

Илин покачала головой, мудро решив не тратить дыхание на то, чтобы исправить ошибку Констанса. Она проделала какие-то пассы, явно пытаясь применить еще что-то, благодаря чему воздух вокруг них засветился, по плиткам пола двора побежали яркие цвета. Хету очень хотелось отвернуться, но вместо этого он осторожно попытался приподняться. Боль была меньше, чем тогда, когда его ударили боль-палкой, но сам он был готов поставить свои нынешние ощущения в начале длинного списка самых страшных происшествий, когда-либо случавшихся с ним. Он вспомнил ликтора, которого Констанс убил так легко в Останце, и решил, что должен полагать себя счастливчиком.

Лицо Илин выглядело почти страшным в этом искусственном свечении воздуха, бледным как смерть и напряженным от боли. Неудивительно, что она так не любила пользоваться своей Силой и никогда ничего не делала, кроме разных пустячков, которые к тому же у нее плохо получались.

Констанс остановился, пристально всмотрелся в Илин, сделал еще один шаг вперед, что явно потребовало от него немалых усилий, и сказал:

— Я вижу, что уроки, которые дает Риатен, со временем лучше не стали. Ты ведь даже не почувствовала, что Шискан и другие сидят на крыше, Илин. Неужели твое искусство читать в душах стоит на такой низкой ступени?

Внезапно стена света, сооруженная Илин, рухнула, будто невидимый вихрь закрутил ее и унес в ночное небо.

Из-за стены блеснул свет фонаря, и кто-то крикнул:

— Гляньте-ка вон туда!

Констанс выругался и сделал еще шаг вперед.

Но Илин была быстрее. Она швырнула хрупкую книгу вверх и назад через голову, через стену, к ногам того, кто только что кричал.

Сама Илин, не удержавшись, стала падать на спину, но Хет умудрился подхватить ее и оттолкнуть в сторону от ищущих рук Констанса, Однако обоих словно прижала к стене неизвестная сила. И вдруг большая группа стражей с духовыми ружьями на изготовку появилась в сиянии фонарей в конце двора. Констанс кинулся вправо к глухой стене дома и стал взбираться по ней так, будто под ногами у него были ступеньки лестницы. Хет услышал, как дробь стучит по камням, и припал к земле, потащив за собой Илин. Стрельба тут же прекратилась, и он рискнул приподнять голову.

Констанс исчез. Стража заполнила маленький двор, все размахивали руками, выкрикивали приказания; фонари раскачивались из стороны в сторону.

Илин села, обхватив голову обеими руками, будто любое движение причиняло ей ужасную боль. Она тяжело дышала, сотрясаемая крупной дрожью.

— С тобой все в порядке? — спросил Хет, высматривая, не ранена ли она.

— Думаю, все в порядке. — Она приоткрыла глаза. — А где книга?

Между ними неожиданно просунулось ружье, и свет фонаря высветил серебряные арабески, украшающие ствол. Хет поднял глаза на мрачного человека, с цепью главного стражника на груди.

— Ваш приятель далеко не уйдет, — буркнул тот. — А ну, выкладывайте, кто он такой!

— Лучше тебе этого не знать, — ответил Хет. Всякий, кто сейчас преследует Констанса, может почитать себя счастливчиком, ежели не встретится с ним лицом к лицу.

— Я — Хранительница, — сказала Илин. — У кого из вас моя книга?

Главный стражник оскалился:

— Ты вонючая воровка! Когда я…

Она оказалась на ногах прежде, чем он успел понять, что происходит, а ее боль-палка уперлась ему прямо в подбородок. Стражник был на голову выше Илин, но сейчас это не казалось существенным. Голос Илин был тих и даже немного дрожал, когда она произнесла:

— Второй раз повторять не буду. Подай мне книгу.

Хет тоже встал, только медленно-медленно, чтобы не отвлекать ее. Он думал о том, что делать, если стражи начнут стрелять в Илин.

Но главный стражник сдался:

— Прошу прощения, достойнейшая.

После мгновения напряженной тишины Илин сделала шаг назад. Один из стражей покорно подал ей книгу в кожаном футляре. Илин зажала ее под мышкой и сказала Хету:

— Книга у нас. С тобой все в порядке? Нам надо найти остальных.

Он только кивнул. Физические последствия того, что с ним сделал Констанс, уже полностью прошли, хотя Хету было суждено помнить о них долго-долго. Стража заполнила переднюю часть двора. Все глазели на происходящее так, будто попали в театр.

— Прикажи им дать нам дорогу, — вполне своевременно подсказал Хет.

В рядах стражей началось торопливое движение — они спешили расступиться. Исключением был главный стражник, который уступил дорогу медленнее всех, при этом одарив Хета испепеляющим взглядом.

Илин решительно направилась к дому Арада, чему Хет очень обрадовался, не будучи удивленным, что ему удалось бы уговорить ее пойти туда, реши она в охватившем ее бешенстве направиться в какое-то другое место. Им было необходимо найти Сагая, а если кто и мог вытащить их всех из крайне неприятного положения, то только один Арад-еделк. Из любопытства и желая удостовериться, не спятила ли Илин от всей этой магии, Хет спросил:

— Как думаешь, Констанс натравил на нас этого призрака или, наоборот, прогнал его?

Илин наморщила лоб.

— Не знаю. — Голос ее звучал, как ему показалось, нормально. По-моему, скорее прогнал.

У входа в дом Арада теперь стояли стражники, а когда они с Илин поднимались по ступенькам, Хет ясно услышал голос ученейшего Еказара, в котором даже на таком расстоянии легко угадывались нотки сарказма. Начальник стражи дал знак караульным расступиться и вошел в дом впереди Илин и Хета, как бы указывая им путь, но одновременно стараясь особенно не приближаться к Илин.

В комнате Арада было еще несколько стражников, а ученейший Еказар бегал взад и вперед, выкрикивая:

— В самом лучшем случае ты подверг опасности завершение своей работы! Эта мозаика — самое важное поручение, данное кому-либо из ученых в этом году, и если ты окажешься замешанным в незаконных сделках…

Сагай стоял рядом совершенно спокойно и задумчиво разглядывал Еказара. Арад-еделк трясся от гнева, поскольку его обвиняли в жульничестве. Ни тот, ни другой, казалось, не пострадали от событий сегодняшней ночи.

Когда Еказар наконец умолк, чтобы набрать побольше воздуха, Арад заговорил:

— Твои обвинения возмутительны! На меня напали в моем собственном доме! Эти… эти… — он яростно размахивал руками, явно стараясь потянуть время, — …эти…

— Ворюги, — тихонько подсказал ему Сагай.

— Именно ворюги, и я остался жив только благодаря присутствию моих дорогих друзей, которые пришли ко мне, чтобы проконсультироваться по совсем другому вопросу…

— Друзья! — Сейчас Еказар был само презрение. — Ты их и в глаза до этого дня не видал, как ты сам заявил об этом еще днем. А это что? — И он потряс перед носом Арада чем-то, в чем Хет с упавшим сердцем узнал маленькое украшение с крылатой фигурой, которое не заметили ни Шискан, ни ее люди. Тебя обвинили в покупке этой реликвии у какого-то вора с Четвертого яруса…

— Это было не обвинение, а всего лишь вопрос, — возразил Сагай.

Тут Еказар увидел Илин и Хета и вновь замахал украшением, глядя в их сторону.

— Я должен был понять, что ты как-то замешан в этом деле, еще когда снова увидел тебя сегодня утром! — Сейчас он впервые напрямик обратился к Хету с тех самых пор, как выгнал его из стен Академии после смерти Робелина. — И ты, Хранительница, вступила в заговор с этим крисом, промышляющим кражами древностей!

Илин медленно прошла вперед, все еще прижимая к груди книгу.

— Я нахожусь здесь по делам Хранителей, а больше тебе знать не положено!

— А это что еще такое? — Теперь все внимание Еказара было приковано к книге. Он нахмурился. Он мог быть мелочным старым педантом, но он сразу узнал текст Выживших, как только увидел его. — Где ты его взяла? требовательно спросил ученейший.

— Книга была у них, когда они пытались драпать, — вмешался главный стражник, не спуская с них глаз. — Они отделались от книги, швырнув ее через стену.

— Я пыталась спасти ее от воров, которые напали на нас, — сказала Илин, стараясь держаться как можно естественнее. — Твои стражники вспугнули их. Лучше поздно, чем никогда, я полагаю, — добавила она, и начальник стражи поморщился.

Еказар опять обратился к Араду:

— Она получила эту книгу от тебя? А ты откуда ее взял?

Арад вздохнул поглубже, явно не представляя, что сказать, но тут вмешалась Илин.

— Это моя книга.

— Да, — подтвердил невозмутимый Сагай. — Она принесла книгу сюда, чтобы показать ученейшему Араду по просьбе Мастера-Хранителя. И сделать это надо было обязательно сегодня.

— Именно это я и собирался тебе сообщить, — добавил Арад, победоносно скрещивая на груди руки.

Брови Еказара гневно сошлись на переносице, и он обвел подозрительным взором всех присутствующих. Хет молчал. Его друзья и без него достаточно замутили воду.

— А как насчет этого? — наконец возопил Еказар, поднимая редкость с крылатым изображением. — Она-то тут откуда?

Илин только что было сделала вдох, чтобы заявить, будто украшение тоже принадлежит ей, как предупредительный кашель Сагая остановил ее. Еказар ухмыльнулся.

— Уж она-то твоей никак не может быть. Только сегодня утром ты спрашивала, нет ли ее у Арад-еделка. И Арад всячески отпирался от этого.

— Я отрицал… — начал было Арад, — …я действительно отрицал это…

— Потому, что ее уронили воры, пока искали здесь другие ценности, закончил за него фразу Сагай. — Вот как она попала сюда, о Мастер-Ученый. Видимо, они ее у кого-то украли сегодня вечером. Удивительнейшее совпадение, ибо мы разыскивали ее целый день! Лучше отдай ее Илин, чтобы Хранители могли передать эту древность ее законному владельцу.

— Да, — согласилась Илин, — пожалуй, так было бы лучше всего.

— Лучше всего! — зашипел Еказар. — Ты лжешь! Говори правду, Арад! Эти люди пришли сюда, чтобы украсть у тебя древности, древности, которые ты купил у скупщика краденого и спрятал от своих собратьев-ученых, но тут вам помешала другая шайка воров…

Хет не выдержал:

— Не слишком ли ты все усложняешь, а? Все воры города собрались здесь в одно и то же время?

Взгляд Еказара горел яростью.

Арад же упрямо покачал головой.

— Эти люди — мои друзья. Они пришли проконсультироваться у меня по делу очень большой важности. Воры бежали. Вот все, что я могу сказать.

— Если ты будешь держаться за эту ложь, она обрушится на твою же голову! Я добьюсь, что у тебя отберут диплом, Арад. — Еказар повернулся к выходу.

Илин загородила ему дорогу и протянула руку.

— Отдай мне эту реликвию.

— О нет, — ответил Еказар, глядя на нее сверху вниз. — Она была обронена ворами, а значит, ее у кого-то украли. Следовательно, она должна быть передана торговым инспекторам. Что же касается тебя, то у тебя нет причин оставаться в наших стенах, и… — Еказар смешался.

Хет понимал, что ученый хочет приказать Илин покинуть Академию, но реальной власти над ней у него нет, а сама Илин вовсе не собирается забыть о том факте, что она Хранительница, только на том основании, что он повысил на нее голос.

Наконец он закончил:

— Я предложил бы вам, достопочтеннейшая, отправиться по своим делам и впредь выбирать себе компанию более осмотрительно. — Он бросил взгляд на начальника стражи. — Продолжайте поиски. И поставьте стражу у этого дома, чтобы не дать ворам возможности нанести сюда еще один визит.

Еказар зашагал к двери, стража за ним. Последним шел главный стражник.

— Невозможный человек! — продолжал кипеть Арад-еделк, когда те ушли. Только потому, что я родился на Шестом ярусе, он считает, что я потерплю подо


убрать рекламу






бное обращение! Он умирает от зависти, что я получил работу над мозаикой, вот и все!

Сагай сказал совсем тихо:

— Торговые инспектора. Только этого нам еще не хватало.

— Надо торопиться, — согласился Хет. — Здесь был сам Констанс. Вот почему Илин пришлось бросить книгу стражникам. — Он подошел к Араду, который все еще продолжал возмущаться, бормоча про себя ругательства в адрес нахальных педантов. — Арад, куда Еказар понес эту редкость? — Хет говорил очень тихо, чтобы никто из охранников, вероятно, оставшихся у дома, не мог ничего услышать.

— Не знаю. — Ученый отрешенно пожал плечами. — Торговые инспектора…

— Нет. Если к ним, то все кончено.

— Хет, да все кончено уже теперь, — резонно заметил Сагай.

— Нет! — неожиданно вмешалась Илин. Ее глаза снова горели жизнью. Сначала он захочет исследовать эту вещицу, а уж потом пошлет слугу за торговыми инспекторами.

— В свои покои в Порта-Майор, вот куда он понес ее, — оживился Арад. Но не думаешь же ты…

— Если мы отправимся сейчас, я проберусь внутрь и украду реликвию раньше, чем Еказар поймет, что произошло. — Хет утвердительно кивнул головой, как бы убеждая себя в сказанном. — Счастье еще, что они не видели камня. Его мы бы обратно не получили без дополнительной помощи.

— Я всегда считал этого криса психом, но сейчас у меня есть прямое доказательство, — пробормотал Сагай.

— Мы можем это сделать, — стоял на своем Хет.

— Вот это-то и пугает меня больше всего.

Илин обернулась к Сагаю.

— Ну пожалуйста…

— Неужели это так важно, Илин, что стоит наших жизней? — спросил Сагай резко. — Теперь в это дело вмешаются торговые инспектора. Тебе известно больше, чем ты нам рассказала, и я думаю, время, когда можно было секретничать, прошло. Стоит ли это дело наших жизней?

— Я и в самом деле больше почти ничего не знаю, — ответила Илин, в растерянности разводя руками. — Все это догадки, но моей жизни они стоят, и я пойду до конца, Даже если идти придется одной.

Сагай выругался, покачал головой и сказал:

— Что ж, распрекрасно. Поторопимся же туда, где нас всех прикончат.

Арад схватил фонарь и повел их из зала вниз по ступенькам в пустой двор. Двое стражей, стоявших у дверей, с удивлением смотрели на их появление; потом один из стражей окликнул:

— Ученейший, куда ты направляешься?

Арад распрямился во весь рост — образец оскорбленного достоинства.

— Я провожаю этих людей к воротам. Полагаю, именно таково было пожелание ученейшего Еказара. А что? Разве я пленник в собственных покоях?

Стражник сделал им знак проходить, и они услышали, как он пробормотал товарищу:

— Я же только спросил, вот и все.

Они пересекли пустой двор. Арад вел их по тем дворикам, которые действительно могли вывести их к главным воротам, но могли — и к Порта-Майор. Сквозь узкие просветы между домами они видели фонари стражников, все еще разыскивавших воров. Хет все время думал, не поступает ли он как идиот, рискуя всем и даже не зная истинной цели, во имя которой действует. Но об Илин он мог сказать с уверенностью одно — она не из тех, кто способен преувеличивать что-то под влиянием истерии. Если она говорит, что считает возвращение реликвий делом, стоящим ее жизни, значит, так оно и есть.

А за его спиной Илин тревожно спрашивала Сагая:

— Ты ведь не говорил Мирам, что мы ночью идем сюда, верно? Ты ничего не говорил там, где тебя могли подслушать?

— Я что — сумасшедший? Сказать жене, что я собираюсь вломиться в Академию? Нет, конечно! — Все еще раздраженный тем, что ему пришлось действовать против своего желания, Сагай не скрывал недовольства и был гораздо более брюзглив, чем обычно.

— Никому мы не говорили, — нетерпеливо ответил Илин Хет. — К чему ты ведешь?

— Дело в том, что я сказала Риатену.

Хет остановился так резко, что Сагай наткнулся на него. Оба смотрели на Илин как на идиотку.

— Да быть этого не может! — воскликнул Хет.

Илин тоже остановилась, кивнула головой и подтвердила:

— Я ему все рассказала.

Арад-еделк заметил, что они отстали, и поспешил назад, чтобы с тревогой спросить, не случилось ли чего.

Илин знаком предложила ему подождать.

— Я рассказала ему, так как хотела, чтобы он защитил нас. Если бы нас поймали, то меня могли и отпустить, но вас — никогда… А вот если бы вы оба могли сказать, что действовали с разрешения Мастера-Хранителя… Но теперь все это не важно. Я рассказала Риатену обо всем. Почти обо всем. Я говорила ему, и когда мы отправляемся к Раду… Я хочу сказать, что говорила еще до того, как мы вернулись оттуда той ночью. Неужели вы не понимаете? — В ажиотаже Илин размахивала руками. — Констанс вовсе не следил за нами до дома Раду, точно так же, как не следил и за нашим походом в Академию. Кто-то предупредил его. Кто-то подслушал мой разговор с Риатеном, а может, Риатен сам сказал кому-то — близкому человеку, которому он доверяет, — а тот продал его Констансу.

Сагай хлопнул себя по лбу.

— Какое облегчение! Значит, мы еще можем выжить!

— Что ты хочешь сказать? — несмотря на свое волнение, Илин была разочарована, что ее сообщение встречено не с таким уж восхищением.

— Перестань трепать языком Риатену о наших действиях, Илин. Черт возьми, что у тебя за мозги! — Хет даже не стал ждать ее ответа. Он скользнул вперед, и Арад поспешил за ним, чтобы показывать дорогу.

Следуя за ними, Сагай прошептал:

— Вот так-то лучше. Я все время молчал, но про себя думал, что Констанс шпионит за нами с помощью своих магических сил, предвидя все наши действия благодаря дыму костей и прочей подобной ерунде.

— И я тоже, — поддержал его Хет.

У него для этого было даже больше оснований, чем у Сагая. Просто прекрасно, если способность Констанса следить за ним опирается лишь на наличие шпиона в окружении Риатена.

Кипящая от возмущения Илин поравнялась с ними.

— Вы даже не понимаете, что это значит для Риатена!

— А нам плевать! — ответил Хет, дав Илин возможность выпустить пары и тем самым на время прекратив дискуссию.

Глава 13

 Сделать закладку на этом месте книги

Они достигли того места, где один длинный проход вел к главным воротам Академии, а другой — вглубь группы зданий и оттуда — к Порта-Майор. Стражники все еще обыскивали прилегающие территории, но в тихой центральной части царила полная тишина. Хет остановил Арада, который хотел их сопровождать и дальше, сказав ему:

— У тебя и без того много сложностей с Еказаром.

— Но ведь я могу вам и пригодиться, — запротестовал маленький ученый. Я бы мог стоять на страже, а возможно, сложится ситуация, где мои умения…

— Нет, это значило бы просто рисковать тобой без всякой на то разумной причины. Кто-то же должен остаться и охранять реликвию из камня, кто-то должен окончить работу над фреской, а это Арад-еделк сделает куда лучше, чем какой-нибудь вшивый дружок Еказара со своими негнущимися пальцами.

Илин тоже поддержала Хета:

— Верно. А если нас поймают, ты отправишься к Мастеру-Хранителю и расскажешь ему обо всем, что случилось, и передашь все, о чем мы говорили.

— О предателе в его доме, — серьезно сказал Арад. — А он мне поверит?

— А ты повтори только то, что я сказала. Он узнает, что ты говоришь правду. Пожалуйста, — добавила она. — Я смогу отдаться предстоящему нам делу с чистой совестью, если буду знать, что ты расскажешь Мастеру-Хранителю о том, что произошло.

— И зачем это тебе понадобилась чистая совесть? — совершенно неуместно вмешался Сагай. — Все, что тебе требуется, это весьма туманное представление о долге и полное презрение к собственной жизни.

— Илин себе нравится больше, когда у нее чистая совесть, — отозвался Хет. И спросил Илин: — Ты закончила? Можем идти?

— А ты заткнись! — рявкнула Илин. — Вы оба куда хуже Гандина, Сеула и Риатена, вместе взятых. Кошмар какой-то! — Она снова повернулась к Араду. Ты передашь мои слова Мастеру-Хранителю?

— Передам, достойнейшая. Не сомневайся. Но мне не придется этого делать, потому что все кончится хорошо.

Хету очень хотелось бы обладать такой же уверенностью. Он позволил Илин идти немного впереди, пока они пробирались по длинному пустынному проходу между спящими домами и открытыми галереями. Он тихонько шепнул Сагаю:

— Шискан сон Карадон не собиралась убивать нас.

— Я заметил это, — ответил тот, хмуря брови. — Готов спорить на свою и твою жизнь, что тут мы правы. Странно, верно? К чему бы такая снисходительность?

— Но они убили Раду, а ведь у него не было того, что они искали, продолжал Хет.

— А они убили Раду?

— Она же была там. Впрочем, как я и Илин.

— Это нужно обдумать.

— О чем вы говорите? — шепнула Илин, останавливаясь, чтоб они могли поравняться с ней.

— Ни о чем.

Они подошли к довольно обширной площади в центре академического комплекса и остановились под прикрытием портика с колоннами. Порта-Майор много десятилетий назад служила входом в Академию, еще в те времена, когда вся Академия состояла всего из группы зданий и небольшого сада. Две арки, через которые когда-то можно было пройти в этот сад, теперь представлявший чудесное собрание фонтанов и редких растений, а не просто тенистое местечко для чтения лекций, все еще существовали. Над ними были надстроены два этажа помещений, а еще выше — терраса с парапетом, украшенным лепниной. На каждом конце получившегося здания была круглая башенка — одна в четыре этажа, другая — в три; обе венчались куполами в виде луковок с золотыми шпилями. Башенки имели широкие арочные окна, а на верхних этажах прогулочные аркады, открытые вечернему бризу. Нижние этажи когда-то тоже были украшены колоннами и арками, но их теперь заложили камнями из соображений безопасности. Остатки старых стен по обеим сторонам двух главных арок давно уже стали частями домов для ученых.

Ночью двери здания запирались, за исключением той, которая вела в более низкую башню — она оставалась открыта и была окружена отгоняющими призраков фонарями, которыми могли вооружиться стражники, выбегающие из этой двери. Хет увидел, как один из них подошел к двери, выглянул наружу, а потом вернулся обратно. За плечами у него висело духовое ружье.

Апартаменты Мастера-Ученого располагались на втором этаже над арками между двумя башнями. Пока Хет наблюдал за окнами, одно из них осветилось лампой. Да, Еказар вернулся, отдал нужные распоряжения и отнес добычу в свои покои, чтобы насладиться ею в одиночестве.

— Мы попробуем взобраться снаружи? — шепотом спросила Илин.

Хет предпочел бы взбираться по этой части фасада, если бы не то обстоятельство, что дом был слишком хорошо освещен, а фасад Порта-Майор слишком хорошо виден.

— Нет, я пойду через дверь. А вы с Сагаем произведете отвлекающий маневр.

— Отвлекающий маневр? — тут же возмутился Сагай. — Если уж мне суждено стать преступником, я хочу быть в центре событий, а не где-нибудь на обочине. Хорошенькое будет дело, если меня поставят перед Высоким судьей, а все, что я скажу, будет: «Я проделывал отвлекающий маневр». Лучше бы я сидел дома!

— И я бы хотел того же, — ответил Хет.

Проникнуть в дом Арада тоже было достаточно рискованно, и им просто повезло, что этот ученый встал почему-то на их сторону. Если же их поймают сейчас, после того как Еказар выгнал их с территории Академии, то это будет уже самое настоящее и наглое воровство, и никакая ложь Арада, никакие ухищрения Риатена им не помогут.

— Если вы сделаете все как надо, то мы не предстанем перед Высоким судьей.

— А что это будет за маневр? — с сомнением спросила Илин.

Это был хороший вопрос. Хет колебался. Приходившие ему в голову уловки: Илин, которая вновь требует разговора с Еказаром, Сагай, который выдает себя за ученого и поднимает шум по поводу воров, нарушающих его покой, — все это казалось ему не гарантирующим успех и к тому же недвусмысленно указывающим на того, кто похитил древнюю реликвию. Кроме того, была еще проблема ворот.

Еказар приказал им убираться, и только высокое положение Илин помешало страже выкинуть их наружу. Теперь ни Сагай, ни Илин не могут выйти за внешние ворота Академии без него, ибо это покажется подозрительным каждому, кроме полного идиота. Если они выйдут через ворота втроем, но через продолжительное время, это покажется весьма подозрительным; если же они минуют ворота вовсе и переберутся через стену, примерно так же, как пришли, это сделает истину еще более очевидной. И Еказар, надо полагать, как раз сейчас ждет от стражников у ворот донесения, что они все покинули территорию Академии. Все это очень походило на задачку о человеке, который пытается переправиться через реку с козами и охапкой сена. Хет изложил проблему остальным.

Сагай пожевал губами.

— Трудновато. Мы ведь уже все под подозрением. — То, что Сагай тоже не видел выхода, было тревожным признаком: он мыслил куда логичнее Хета, который имел манеру думать на бегу.

— Ну ладно, — сказала устало Илин. — Есть кое-что, что я могу сделать. Я могу пройти через ворота одна и заставлю стражу думать, будто Сагай и ты идете вместе со мной. А потом Сагай начнет кричать насчет воров, отвлекая стражу, что даст тебе возможность пробраться внутрь. А потом вы оба перелезете через стену с помощью веревки.

В голосе Илин не было ни особой уверенности, ни энтузиазма. Хет знал, что сегодня она уже прибегала к опасной магии Хранителей, чего постаралась избежать, даже когда они сидели в ловушке в Останце. Он спросил:

— Но ведь для тебя это не пустяки? Тебе опять придется пользоваться магией Древних?

— Да. Ты боишься, что я сойду с ума? — спросила она напрямик.

— Я-то нет, а ты?

— Нет. Во всяком случае, не очень, — призналась она помолчав. — Я не чувствую себя близкой к безумию. Я устала и разбита, я зла на Еказара за то, что он нам помешал, когда мы уже были у цели. Впрочем, не думаю, что я буду что-то ощущать до того, как у меня поедет крыша.

— Нельзя сказать, чтобы ты здорово укрепила нашу уверенность, Илин, сказал Сагай. — Но мы должны точно знать, сумеешь ли ты сделать то, о чем только что говорила.

— Да, в этом я уверена. Создать обман зрения — самое простое из таких дел. А ночью это так же просто, как… ну совершеннейший пустяк. — Она заколебалась, вероятно, вспомнив, что именно пустяки у нее частенько не получались. — Никто ничего не заметит, разве что еще раз появится Констанс…

А Хет как раз думал о Констансе. Он слышал, что Хранители якобы умеют читать все мысли или хотя бы самые «громкие», лежащие на поверхности души. Но ведь Констанс стоял всего лишь в нескольких шагах, высмеивая Илин за то, что она не сумела прочесть мысли Шискан и других, сидевших на крыше, а сам в то же время не сумел понять, что существуют две копии книги, хотя мысль об этом билась в сознании Хета. И Хет тут же вспомнил, где он недавно слышал этот термин — «читать в душе».

— Илин, сегодня Хранители говорили, что в моей душе они читать не могут, что будто бы доказывает отсутствие у меня таковой. Что они хотели этим сказать?

Илин потерла глаза.

— Чтение в душах — это вроде ощущения присутствия человека или его намерений, ощущение того, что занимает его мысли в это время. И Хранителям удается читать в душах далеко не всегда. Например, я большую часть времени не могу читать мысли Сагая, хотя в данный момент чувствую: он думает, будто сейчас не время обсуждать этот вопрос. — Сагай бросил на нее изумленный взгляд. А Илин добавила: — И мы защищаемся от того, чтобы другие Хранители читали наши мысли. Но ни один Хранитель не может читать в душе криса. Я совершенно уверена, что я не могу, хотя мое свидетельство и немного стоит, потому что мое искусство вообще не слишком велико. — Она глубоко вздохнула. — А что касается тех, то они просто хамили. — Она отвернулась и пошла к воротам, стараясь все время держаться в тени.

Сагай тихонько спросил:

— Как думаешь, она в порядке?

Хет пожал плечами, не желая слишком углубляться в возможность того, что дело обстоит вовсе не так хорошо. Он до сих пор никогда не принимал близко к сердцу страхов Илин. Она была слишком осторожна и казалась последним человеком в мире, от которого можно ждать чрезмерного использования магии и которому бы, как следствие, угрожала потеря разума. Теперь же он надеялся на то, что эти редкости действительно важны, как считают Констанс и Риатен: тогда Илин рисковала не зря.

Они выжидали, давая ей время добраться до ворот и проделать там свой фокус; надо было дать и время обитателям Порта-Майор успокоиться после пережитых тревог. Правда, ждать так долго, как хотелось бы Хету, было нельзя — ведь ночь коротка и дело идет уже к рассвету, а стражники, прочесывающие территорию Академии в поисках воров, скоро могут вернуться. Хет заметил, что лампа в комнате Еказара все еще горит.

Сагай намечал начать свою диверсию где-то в дальних дворах, чтобы иметь побольше времени на бегство от стражей. Прежде чем он отправился на поиски подходящего места, Хет передал ему свою веревку: если его самого поймают в покоях Еказара, нет причин страдать обоим.

Дав Сагаю время отойти достаточно далеко, Хет направился к Порта-Майор, прячась в тени стен. Он дошел до башни, у двери которой висели фонари, отгоняющие призраков, и, не дожидаясь, пока их свет выдаст его, скользнул в густую тень у подножия одной из декоративных колонн.

Где-то в отдалении, в одном из дворов, находящихся на пути к главным воротам, раздался хриплый крик — это Сагай орал диким голосом, совсем непохожим на его собственный, но неплохо имитирующим вопль пожилого ученого, только что внезапно грубо разбуженного:

— На помощь! Воры! Воры в моей комнате! На помощь! Эй, стража!

Два стражника выскочили из открытой двери башни. Схватив по фонарю, они помчались на выручку. Старый-престарый привратник вышел за ними и дошел как раз до границы освещенного круга; он спотыкался, будто только что проснулся, и подслеповатыми глазами с тревогой всматривался в темноту. Хет без всякого труда проскользнул у него за спиной в открытую дверь.

Это, видимо, было служебное помещение для ночной охраны. Оно было почти пусто, чисто выметено, на полках стояли незаправленные лампы, а под полками — тяжелые сосуды с водой; на столике в углу комнаты валялись разбросанные фишки какой-то неожиданно прерванной игры. Две двери вели в другие помещения, еще одна выходила на узкую винтовую лестницу. Из соседней комнаты кто-то окрикнул привратника, спрашивая, что случилось. Хет уже взлетел по лестничным ступенькам, преодолев первый виток к оказавшись вне поля зрения, когда привратник устало проковылял в комнату, чтобы ответить на заданный вопрос.

Хет остановился на лестнице, стараясь уловить движение у себя над головой, и тихонько выругался. Академия, как видно, не каждую ночь переживала подобные потрясения, и сейчас бодрствовало гораздо больше народа, чем полагал Хет. Впрочем, изменить это он никак не мог. Он должен был украсть утраченную древность обязательно сегодня, до того как Констанс или торговые инспектора наложат на нее лапы.

Сверху не было слышно ни шагов, ни голосов. Он поднялся на следующую площадку, откуда открывался проход на первый этаж строения, соединяющего обе башни. Помещение освещалось висячими лампами, по одной стене шли окна, выходившие в темный сад, расположенный за Порта-Майор, а в другой стене коридора были двери, занавешенные портьерами. Волоски на шее Хета встали дыбом, когда он подумал, что сейчас из любой двери может кто-то выйти. За спиной он услышал звук шагов — кто-то спускался с верхних этажей башни. Хет прижался к стене и осторожно отодвинул портьеру на первой двери. Слабый свет из незанавешенного окна падал на бронзовые дверцы шкафчика и низкий столик, на котором лежали забытые писцом перья и бутылочка чернил. Хет вошел в комнату и задернул портьеру как раз когда кто-то спускавшийся сверху достиг лестничной площадки и прошествовал дальше по коридору.

Снова шаги, но уже с другой стороны, а потом из холла тихий женский голос спросил:

— Из-за чего был весь этот переполох?

Хет не стал задерживаться, чтобы услышать приглушенный ответ; он бесшумно прошел от двери к окну. Порта-Майор явно была слишком возбуждена, чтобы решиться снова идти по внутренней лестнице. Придется рискнуть и попробовать взобраться на следующий этаж по внешней стене в надежде что ни один стражник, возвращающийся после поисков воров не поднимет глаз, проходя через площадь.

Карниз за окном был широк, его край являлся частью антаблемента, тянувшегося по всему фасаду. Хет вылез на карниз и из осторожности постоял, прислонясь спиной к стене, обдумывая дальнейший план действий. Завитушки вокруг окон были сделаны из прочного камня, который не крошился. Хет медленно подтянулся до следующего этажа и сел на карниз, чтобы передохнуть.

Как раз в эту минуту те два стражника, которых отвлек Сагай, возвращались в караульную; они пересекли площадь, покачивая головами и освещая фонарями темные куртины и аллеи, но так и не подняли глаз и не взглянули на стену здания. Потом из другого прохода показалось еще несколько стражей; все они о чем-то оживленно переговаривались, показывали пальцами в разные стороны, спорили, а затем одновременно разошлись по разным дворикам, где и стали продолжать свои поиски. Хет решил, что это добрый знак: если бы они поймали Сагая, вид у них был бы куда более самодовольный. Хет пополз по карнизу к окну Еказара.

Он скорчился в тени под самым окном таким образом, чтобы кисейная занавеска не мешала ему видеть, но в то же время скрыла бы его от взгляда того, кто случайно подойдет к окну. Комната была большая, но пышным убранством не отличалась. Циновки и ковры выцвели от солнца, большую часть стены занимали бронзовые шкафчики, где хранились книги, рукописи, записки других ученых.

Почти в центре комнаты за низким столом, заваленным переплетенными томами in-folio, сидел Еказар. В одной руке он держал украшение с крылатой фигурой, другой — переворачивал листы книги. Скосив глаза, Хет увидел, что тот проглядывает страницы рукописи с какими-то заметками, диаграммами и рисунками.

«Что-то такое он нашел», — подумал Хет. Ученый явно искал какую-то дополнительную информацию, касающуюся именно этой редкости. Он не поступил бы так, если бы считал, что это всего лишь украшение. Что ж, Еказар стал Мастером-Ученым по заслугам. Хет отдал бы многое, чтобы узнать, что тот думает о крылатом изображении.

А время шло. Хета слишком интересовали действия Еказара, чтобы он мог скучать, хотя несколько раз даже он вынужден был подавить зевки. Наконец Еказар с раздраженным видом закрыл книгу и встал из-за стола, массируя затылок. Он отнес маленькую реликвию в один из шкафчиков, убрал ее в особый ящичек и тщательно запер дверцу, положив ключ в карман. Взяв один из сосудов со свечой, он задул все остальные лампы и вышел через дверь, находившуюся в дальнем конце комнаты.

Когда глаза Хета привыкли к темноте, он подвинулся по карнизу и перешагнул через подоконник. Потом пересек комнату, нащупал дверцу нужного отделения и проверил на ощупь качество замка. Потом вынул нож, чтобы сломать механизм, ощутив при этом непривычный стыд. Он никогда до этого ничего в Академии не крал. Хет сломал замок и вынул из ящичка овальную пластинку, умышленно игнорируя все остальное, что лежало вместе с ней. Мифенин еще хранил тепло рук Еказара.

Краем глаза он заметил, как что-то шевельнулось.

Темнота вдруг обрела плотность, в ней появилась чуть заметная полоска красного света. Инстинкт заставил Хета замереть.

То ли по случайности, то ли намеренно это нечто отрезало Хета от двери. «Нет, — подумал Хет с бешено бьющимся от близости призрака сердцем, — это не случайность». Сначала он поймал их с Илин, когда они бежали от Констанса, а теперь выследил его здесь. Хет поглядел на ближайшее окно, но понял, что до него он не успеет добежать. При желании призрак мог двигаться с огромной быстротой, а карниз был недостаточно широк, чтобы бегать по нему.

Теперь призрак окончательно сформировался; он висел в воздухе перед дверью с таким видом, будто решал, как ему поступить дальше. Еказар сидел в этой комнате не меньше часа, вертя в руках древнюю реликвию, но призрак его не потревожил. Арад тоже не упоминал, чтобы ему кто-то являлся. Зато Хет великолепно помнил неожиданное появление призрака во дворе Раду. Тогда это не показалось ему странным — призрак в квартале заклинателей призраков, чего тут удивительного. Зато теперь… А кстати, отгоняющие призраков фонари снаружи все еще горели, и они, должно быть, только мешали другим рассмотреть выдающие призрака красные проблески, которые Хет сейчас великолепно видел. Приятно было узнать, насколько неэффективны эти фонари, предназначенные для отпугивания призраков!

Призрак скользнул в сторону, подплыл к Хету ближе, но все еще продолжал загораживать ему дорогу к двери. Возможно, это и было то самое, что Раду рассмотрел в дыме горящих костей, когда он так неожиданно выпроводил Илин. Возможно, именно призрак и убил Раду. Во всяком случае, Хет на это надеялся. Ибо другим объяснением было бы то, что призрак просто не хотел связываться с Еказаром или с Арадом, а преследовал лично его, Хета, так же, как к Констанс. То ли присутствие Хета облегчало призраку поиски реликвии, то ли реликвия помогала ему обнаружить Хета, все равно вывод получался неутешительный. «Думай логически, — сказал он себе. — Призрак видит тебя, когда ты начинаешь двигаться. Он легко нашел Илин и тебя во дворе около дома Арада. Он, по-видимому, не видит тебя, когда ты сейчас стоишь, оцепенев от страха. А что, если попробовать двигаться медленно-медленно? Сможет ли призрак тогда обнаружить тебя?»

Попробовать явно стоило. Медленно, стараясь не сделать ни одного лишнего движения, Хет передвинул на дюйм одну ногу по направлению к окну. Призрак не бросился к нему, он все еще без толку плавал около шкафчиков, где раньше лежало крылатое сокровище. Еще один незначительный, тщательно рассчитанный шаг… и никакой реакции. Теперь Хет всего лишь в десяти шагах от окна.

И вдруг занавес на двери ожил и свет лампы залил комнату, сразу утопив в своем блеске свечение призрака. Хет, который чуть не выпрыгнул из собственной шкуры, резко обернулся.

Красные одежды — торговые инспектора. Один из них стоял в дверях, другие толпились позади.

Хет бросился к окну, прорываясь сквозь газовые занавески, и выскочил на карниз.

Пули защелкали по камню около него, но он даже не глянул на стрелков, засевших во дворе. Он раскачался и прыгнул на другой карниз — этажом ниже. Ногтями он уцепился за стену, пытаясь удержать равновесие, и через открытое окно ввалился в чью-то комнату.

Комната была темна, но, когда он спрыгнул на пол, кто-то взвыл в испуге, видимо, со сна. Хет выскочил через дверь и опять оказался в коридоре, залитом светом масляных ламп. На лестнице уже раздавались крики. Он бросился к окну, выходившему в темный сад. Должно быть, торговые инспектора окружили весь дом. «Похоже, Еказар наврал им, будто мы ограбили всю Академию», — подумал Хет в отчаянии. В дальнем конце коридора гремели сапоги, и он нырнул в другую комнату.

Она тоже была темна и благословенно пуста. Хет остановился и, тяжело дыша от усталости и страха, прислонился к стене у самого дверного проема. Вот он и в ловушке, из которой выхода нет. Он знал, что ему остается. Надо верить в то, что Илин и, что еще хуже, Риатен выручат его. Но если торговые инспектора обнаружат у него украденную драгоценность, даже Мастер-Хранитель не сможет вырвать Хета из их рук. Спрятать ее здесь?.. Нельзя. Хет знал: они перевернут тут все вверх дном и разыщут ее.

Было лишь одно потайное место,