Название книги в оригинале: Фоули Луиза. «Яд!» – сказал кот

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Фоули Луиза » «Яд!» – сказал кот.



убрать рекламу



Читать онлайн «Яд!» – сказал кот. Фоули Луиза Манро.

Луиза Манро Фоули

«Яд!» – сказал кот

 Сделать закладку на этом месте книги

С любовью посвящаю эту книгу моей матери, Мэри Р. Монро, обожающей кошек…

Может ли настырный кот найти убийцу?

Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром в понедельник Кики Коллир подъехала к школе и ещё возле велосипедной стоянки увидела группу ребят, которые взволнованно обсуждали несчастье, случившееся с миссис Аткинсон на горнолыжном курорте. В вестибюле, на лестнице – всюду толпились ребята, стоял сплошной гул, все разговаривали, спорили, высказывали всевозможные предположения о состоянии здоровья учительницы домоводства миссис Аткинсон, одной из самых любимых учительниц школы.

Когда Кики направлялась к лестнице, её схватил за руку одноклассник Калвин Лонг и крикнул, перекрывая жужжание голосов:

– Эй, Кики! Твоя мама видела её этой ночью?

Мама Кики работала врачом в местной больнице.

– Не знаю, – крикнула в ответ Кики. – Миссис Аткинсон привезли в больницу очень поздно, она была ещё в операционной, когда у мамы закончилась смена.

– Вот невезуха! А мы надеялись, что узнаем от тебя все подробности…

– Мне самой очень жаль, – сказала Кики и, поднявшись по широкой деревянной лестнице на второй этаж, вошла в редакцию школьной газеты «Курьер». В комнате уже сидел Эндрю Карлайл – редактор газеты и её лучший друг. Расположившись за письменным столом, он с бешеной скоростью стучал на пишущей машинке.

– Создаешь ещё один шедевр американской литературы? – улыбаясь, спросила Кики и, проскользнув через узкий проход между столами, с шумом бросила на стул свой ранец.

Эндрю поднял глаза от машинки и мрачно сказал:

– Пишу ещё одну рекламную заметку насчет нашей затеи с благотворительным обедом. Эту работу должна была сделать ещё в пятницу Елена, но она, разумеется, ещё и не приступала к ней… Меня это и не удивляет, – добавил он саркастически. – Она не хочет унижаться до такой работы – она выше этого! Писать о коммерции ниже её достоинства, ниже её творческого уровня…

Он стукнул ещё несколько раз по клавишам машинки и вытащил из неё лист бумаги.

Кики улыбнулась.

Елена Морган была одноклассницей Эндрю и сотрудницей газеты «Курьер». Она надеялась стать редактором газеты, но когда редактором был назначен Эндрю, договорилась с наставницей редакции миссис Ламберт, что будет писать для газеты еженедельную колонку на любую тему, которую она сама выберет. В результате Елена почти ничего, кроме своей колонки, для газеты не писала, и было очень трудно Добиться её помощи при составлении макета и верстки каждого номера «Курьера». «Я писательница, а не литературный поденщик», – часто напоминала она своим коллегам и ловко избегала участия в подготовке материалов на спортивные темы, не брала интервью, не хотела заниматься составлением планов на будущее. Хотя Эндрю и Кики считали, что Елена пишет хорошо, её высокомерие примадонны, суперзвезды журналистики, вызывала у них, мягко говоря, немалое раздражение.

– Ты слышал что-нибудь новое о миссис Аткинсон? – Спросила Кики.

– Только то, что передавали в утренних новостях по школьному радио. Несчастье случилось потому, что оборвался трос подъёмника: трое лыжников погибли, а восемь покалечились. Миссис Аткинсон пострадала сильнее всех: у неё множественные переломы обеих ног. Я думаю, что она ещё должна быть счастлива, что осталась жива…

Кики отвернулась к окну и сказала:

– Как ужасно! Она говорила нам в классе в пятницу, что впервые в этом году отправится на уик-энд кататься на лыжах. Может быть, она предчувствовала что-то…

Подойдя к редакционному столу, она взяла листок, который Эндрю вынул из машинки, взглянула на него и сказала:

– Хотела бы я знать, состоится ли без миссис Аткинсон наш праздник? Не уверена, что в школе найдётся другой человек, способный организовать обед на девятьсот персон.

– Ну, кого-нибудь, кто справится с этим, найдут, – отозвался Эндрю. – В противном случае мы останемся без плавательного бассейна. К тому же я слышал, что мы уже продали пятьсот билетов.

– Неплохо, – сказала Кики. – Но недостаточно.

Строительство школьного плавательного бассейна тянулось уже больше года. До сих пор школьная команда пловцов пользовалась чужим бассейном, который принадлежал соседней школе. В прошлом году школе, в которой учились Кики и Эндрю, удалось получить деньги от государства и от одного спонсора на строительство собственного бассейна. Но трудности возникли оттого, что при этом часть необходимой суммы на строительство – пятьдесят тысяч долларов – должна была добавить сама школа. Поэтому в последние месяцы ребята занялись зарабатыванием денег: продавали булочки и газеты, мыли машины, устраивали платные спортивные соревнования, собирали для продажи бутылки и осуществляли множество других коммерческих операций. Последней из них была затея устроить праздничный прием с обедом для гостей, причем входной билет стоил пять долларов, и каждый из трехсот школьников должен был обеспечить продажу трех билетов.

Редакции газеты «Курьер» было поручено провести широкую рекламную кампанию для сбора денег, и Кики уже несколько недель тратила на эту работу много времени и сил. Миссис Аткинсон приложила много усилий, чтобы обеспечить благотворительный обед бесплатными продуктами, и сумела договориться об этом со многими магазинами и продовольственными складами. (Теперь, когда она попала в больницу, проблема подготовки званого обеда стала трудноразрешимой. Кики была, конечно, этой ситуацией сильно расстроена.)

– Не унывай! – сказал ей Эндрю, увидев её озабоченное лицо. – Чтобы приготовить обед, кто-нибудь найдется. Кики состроила гримасу:

– Кто-нибудь вроде той тетки, которая предложила свои услуги на последнем заседании нашего исполнительного комитета. Ей, наверное, сто лет и она два дня учила нас, как приготовить апельсиновое желе.

– Если ей поручат это дело, получим на обед даже апельсиновое желе с коньяком…

– Не шути, Эндрю! – она стукнула его по голове сложенной газетой. – Это очень серьезно!

– Ну, может быть, миссис Махони возьмется за это…

– У нас в школе нет ребят, которые стали бы платить по пять долларов за её стряпню. И тебе это известно! Кроме того, приготовить обед на девятьсот персон – этого она не осилит. Она едва справляется с приготовлением завтрака человек на сто пятьдесят…

Заведующую столовой миссис Махони ребята невзлюбили и за спиной называли «макаронная Махони».

– Может быть, исполнительному комитету надо дать объявление, что нужен подходящий работник?

– Может быть, – согласилась Кики. – Но похоже, стоило бы дать объявление, что нужна нянька для самого исполнительного комитета.

Однако Кики была не права. Это выяснилось довольно скоро. Уже когда она сидела в своем восьмом классе, туда пришел директор школы мистер Макетти и сказал:

– У меня для вас есть новости – хорошие и плохие. Хорошие: состояние здоровья миссис Аткинсон больше не вызывает опасений.

Он подождал, пока стихнут аплодисменты, и продолжал:

– Плохо то, что ей придется остаться в больнице для лечения на несколько недель.

Это сообщение вызвало в классе волну вздохов и сожалений. После непродолжительного молчания руку поднял Курт Роудз и спросил:

– Что же теперь будет с благотворительным обедом?

Мистер Макетти пожал плечами.

– Пока не знаю. В районном отделе образования мне обещали прислать к нам завтра временную учительницу домоводства, на то время, пока болеет миссис Аткинсон. Но я ещё не имел возможности поговорить с ней: она едет к нам из Техаса, где недавно вышла на пенсию.

Класс охнул.

– Её зовут мисс Беннет. Ширли Беннет, – добавил директор и спросил: – Есть ещё вопросы? На этот раз руку подняла Сьюзен Фрай.

– А можно передать миссис Аткинсон открытку с пожеланием скорого выздоровления и с подписями всего нашего класса?

– Разумеется! Я собственноручно доставлю её в больницу, – ответил директор. – Она находится в отделении интенсивной терапии, и посетителей к ней пока не допускают. Но я оставлю открытку у медсестры.

Тут он вынужден был замолчать, чтобы призвать к порядку учеников, которые, подписывая пущенную по кругу открытку, устроили в классе настоящий базар. После небольшой паузы он продолжал:

– Как только вы закончите дело с открыткой – отнесите её мистеру Ли. И последнее: члены комитета по подготовке благотворительного вечера Кики и Натали после уроков приходите на заседание комитета в моем кабинете.

Как только директор ушел, Кики подхватила ранец и перебралась поближе к своей подружке Натали Родригес.

– Как ты думаешь, нам придется возвращать деньги за проданные билеты? – спросила Натали. – Держу пари, что именно об этом будет идти речь на совещании у директора.

– Что бы ни происходило, мы близки к цели и не должны отступать. Надо во что бы то ни стало добиться, чтобы вечер состоялся.

– Эй, – сказала Натали. – Какие у нас наполеоновские планы!

– Извини, – улыбнулась Кики. – Но я не хочу допускать мысли, что можно бросить дело на полпути, когда мы его уже так широко разрекламировали.

Однако, когда после занятий они пришли на заседание комитета, оказалось, что Натали во многом была права. Руководители комитета хотя и не настаивали на том, чтобы отменить благотворительный вечер, предложили отложить его на неопределенное время.

После двадцатиминутных дебатов ребята вопреки возражениям директора всё-таки одержали победу: было принято решение, что благотворительный вечер состоится, как и было намечено, в субботу. Они обосновали свою позицию тем, что в организации вечера им поможет новая учительница, которая завтра приедет из Техаса, – Ширли Беннет. Комитет поручил Кики и Натали уговорить её.

Мистер Макетти возражал против этого.

– Мне кажется, что оказывать давление на учительницу подобным образом нечестно, – сказал он. – Я должен предупредить её, что она имеет право отказаться от такой работы, если захочет.

В эту ночь Кики спала беспокойно, потому что устала за день и потому что её большой рыжий кот по кличке Рыжик считал своей обязанностью несколько раз за ночь пройтись взад и вперед по её спящему телу и не забыть при этом лизнуть её лицо своим розовым шершавым языком. Он как раз занимался этим делом, когда прозвенел будильник.

– Хватит тебе! – сказала она коту, сталкивая его с постели.

– Мяу, – заявил кот и уставился на неё немигающими, зелеными, невинными глазами, как бы спрашивая: «Что я тебе сделал?»

Он сидел неподвижно и картинно, как статуя. Но как только Кики встала с кровати и подошла к двери, он в одно мгновение пронесся мимо неё на кухню.

– Вот дурашка, – сказала Кики и положила в тарелку овсяную кашу. Потом она села за стол и, нагнувшись, погладила кота, что было им воспринято как разрешение вскочить ей на колени и приступить к исследованию содержимого её тарелки. Но в тот момент, когда он высунул язык, чтобы попробовать это содержимое на вкус, его хозяйка, смеясь, опустила кота на пол.

– Сиди здесь, баловник. Сейчас я дам тебе твою еду…

Она положила в миску кашу, налила туда молока и снова принялась за свой завтрак. Однако кот тут же опять прыгнул ей на колени.

– Ну и настырный ты! – сказала она и поставила свою тарелку с остатками каши на пол. – Ну, вперед! Вычисти её…

Кот не заставил просить себя дважды, он быстро вылизал тарелку, выскочил из кухни и помчался в гараж, где стоял её велосипед.

Кики поставила тарелку в мойку и написала записку маме, которая ещё спала.

– Должно быть, у неё была трудная ночь, – подумала Кики. Обычно её мама даже после ночного дежурства в больнице не ложилась спать до тех пор, пока не проводит дочку в школу. – Наверное, она очень устала из-за того, что привезли раненых лыжников…

Кики знала, что ещё когда началась перевозка раненых на вертолетах с места аварии в больницу, туда вызвали срочно всех необходимых врачей. Место аварии находилось в сотне километров от больницы. Трагичность ситуации усугублялась тем, что этот уик-энд был последним в этом лыжном сезоне: хотя в горах ещё держался снег, в долину уже пришла весна.

Кики положила записку на такое место, где мама должна была обязательно увидеть её – на холодильник, – и пошла в гараж за велосипедом.

Она подъехала к школе в тот момент, когда ставил свой велосипед на стоянку и Эндрю.

– Ну, что вы решили на заседании у директора? – спросил он. – Я надеялся, что ты позвонишь.

– Я пыталась, – сказала Кики. – Но у тебя телефон был занят два часа.

– Ага, – ухмыльнулся Эндрю. – Это мой братец номер три. У него появилась новая подружка. Наш отец грозится поставить в гостиной таксофон.

Кики рассмеялась. Она знала, что Эндрю был младшим из четырех братьев и завидовала той веселой и дружеской атмосфере, которая царила в его семье. Ей очень хотелось иметь брата или сестру, но Эндрю уверял её, что она ещё не знает, чего хочет. Кики, однако, понимала, что он просто шутит. После того как два года назад в автомобильной катастрофе погиб её отец, они жили вдвоем с матерью, и Кики часто чувствовала себя очень одинокой.

По дороге от стоянки к школе она начала рассказывать Эндрю, что произошло на заседании комитета:

– Мне и Натали поручили сегодня уговорить новую временную учительницу по домоводству взяться за организацию благотворительного обеда. Директор, правда, был не в восторге от такого решения.

– Понятно, – сказал Эндрю. – Ну, тебе надо очаровать её. Или поплакать, чтобы тебя пожалели…

– Ни то, ни другое мне особенно не удается, – сказала Кики. – Кроме того, она может оказаться маленькой старушкой, которую нелегко очаровать. Макетти сказал, что она уже вышла на пенсию и приехала к нам из Техаса.

– Ну, если из Техаса, она приготовит нам убийственную еду, – засмеялся Эндрю.

Он открыл дверь главного входа в школу, и в тот же миг рыжий метеор пролетел мимо них и помчался по лестнице вверх.

– Ты видела это? – спросил Эндрю, поворачиваясь к Кики.

– Не могу поверить, что настырный кот опять прибежал за мной, – пробормотала Кики, поднимаясь по лестнице.

– Да уж придется, – сказал Эндрю. – Вот он собственной персоной.

Возле двери в редакцию «Курьера», дожидаясь их, сидел Рыжик и умывался. Кики вошла в комнату, а её любимец влетел туда вслед за ней и, прыгая со стола на стол, Добрался до подоконника, где расположился на своем любимом местечке на солнце и блаженно замурлыкал.

– У мисс Морган случится припадок, – сказала Кики. – Но у меня нет времени везти кота домой. Когда Рыжик прибегал сюда прошлый раз, она забаррикадировалась от него столами и сумками, а он полчаса шипел на неё. Она его ненавидит.

– Похоже, это чувство взаимное, – усмехнулся Эндрю, кивая на Рыжика: кот встал, спина его выгнулась дугой, глаза сузились, хвост вытянулся трубой, и шипел, как пар, вырывающийся из закрытого котла. – Ой, кажется, она уже идет…

Не успел он закончить фразу, как в комнату вошла Елена, красивая девушка с молочно-белой кожей, темными, длинными, блестящими волосами. На ней был вязаный костюм, тонкую талию опоясывал широкий желтый пояс.

– Это животное опять здесь, – обратилась она к Кики, бросая свою сумку на стол, – я говорила тебе в прошлый раз, что, если ты ещё раз приведешь сюда кота, я на тебя пожалуюсь. Пребывание животных в школе запрещено! А у меня от кошек аллергия.

– Мы уже исчезаем, – поспешно сказала Кики, подхватывая кота. – Здешний воздух, видно, вреден для нас обоих.

Она вышла за дверь с котом на руках, который всё ещё шипел на Елену и вырывался, но Кики не ослабляла своей хватки.

– Успеха тебе! – крикнул ей вслед Эндрю. Кики вынесла кота на школьный двор и, подведя к воротам, строго приказала:

– Теперь отправляйся домой. Прямо по этой улице! Она даже махнула рукой в сторону их дома, но кот смотрел на неё широко открытыми глазами, как если бы ничего не слышал.

В этот момент к тротуару подъехала машина, за рулем которой сидела женщина. Когда она вышла из машины, Кики подумала, что такими бывают манекенщицы: высокая, стройная, в прекрасно сидевшем на ней зеленом платье. Её светлые волосы были искусно причесаны, а золотые серьги и цепочки завершали впечатление. Блондинка направилась к школьным воротам, и Кики заметила, что эта женщина заинтересовала не только её, но и кота: он смотрел на неё во все глаза и, когда она прошла мимо них, внезапно кинулся за ней.

– Рыжик! – крикнула Кики.

Женщина обернулась на крик, а когда кот прижался к её ногам, она наклонилась, чтобы погладить его.

Потом, подняв голову, она сказала с улыбкой Кики:

– Какой у вас милый кот!

– Он, конечно, очень милый, но он бывает и несносным. Особенно когда увязывается за мной в школу, – ответила Кики.

– А он может сам найти дорогу домой? – спросила женщина. Голос у неё был приятный и нежный.

– Он может найти дорогу даже на Марс. Если захочет, – с невольным раздражением объяснила Кики.

Женщина улыбнулась, открыла свою сумочку и сказала:

– Может быть, мне удастся уговорить его вернуться домой…

Из сумочки она достала шоколадку, сняла с неё обертку, поднесла к кошачьему носу и, размахнувшись, перебросила её через забор на улицу. Рыжик сорвался с места и помчался за угощением.

Кики засмеялась:

– Спасибо. Он обожает шоколад. Если бы не вы, кот задержал бы меня здесь надолго, а мне уже необходимо вернуться в школу.

Когда они поднимались по лестнице, прозвенел звонок на урок.

– Вы не скажете мне, как пройти к кабинету директора школы? – спросила женщина, и её голос был так мягок и тих, что Кики с трудом слышала его. – Мне нужно кое-что выяснить насчет моей дочки…

– По этому коридору вторая дверь слева, – объяснила Кики.

– Спасибо, – поблагодарила её незнакомка.

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

Встретившись на большой перемене, Кики и Натали направились прямиком к мистеру Макетти. Перед кабинетом директора его секретарша, миссис Джонсон, сказала им, понизив голос:

– Заходите, девочки. Желаю вам успеха! Я ведь купила восемь билетов на этот благотворительный вечер с обедом, и мне будет обидно, если вместо этого придется в субботу стряпать себе еду дома…

– Мы постараемся сделать все наилучшим образом, – пообещала ей Кики и вслед за Натали вошла в кабинет.

Закрывая за собой дверь, она услышала голос мистера Макетти:

– Мисс Беннет! Я хочу представить вам двух наших учениц – Кики Коллир и Натали Родригес.

Кики взглянула на мисс Беннет и остолбенела. Это была «манекенщица»!

– Мы уже немного знакомы с Кики, – сказала мисс Беннет. – Рада познакомиться с тобой, Натали. У тебя красивое имя…

Она приветливо улыбнулась девушкам и обернулась к директору со словами:

– Может быть, мы все сядем?

– Конечно, конечно, – охотно согласился он и, когда все расположились за столом, мисс Беннет обратилась к Кики с вопросом:

– Кики – это сокращенное имя?

– Да, – ответила Кики. – Моё полное имя Кэтрин Кристин…

– Очень интересно, – сказала мисс Беннет. – Мистер Макетти рассказал мне о несчастном случае с миссис Аткинсон и о ваших волнениях насчет того, состоится ли в субботу благотворительный вечер для сбора средств на строительство школьного бассейна…

– Правильно, – сказала Натали. – Мы планируем принять и накормить обедом из мексиканских блюд девятьсот гостей.

– Но пока удалось продать всего пятьсот билетов на этот вечер, – добавила Кики. – Необходимо найти специалиста, который возглавил бы всю работу по подготовке вечера, организовал приготовление обеда и других запланированных мероприятий. Вот мы и подумали…

– Мы подумали, – может быть, вы согласитесь… – подхватила Натали.

– Наши ребята готовы во всем помогать вам, но руководить всем должен специалист, – сказала Кики. – Все продукты для обеда уже получены, но мы задержали продажу билетов до тех пор, пока не поговорим с вами.

Слушая взволнованную речь девушек, мисс Беннет улыбалась, а когда они замолчали, сказала:

– Я приехала из Техаса, а там живет немало мексиканцев. И к тому же приготовление мексиканского обеда – моя специальность!

Обе девушки в один голос спросили:

– Значит, вы согласны?

– Конечно, согласна, – засмеялась мисс Беннет. – Это веселое занятие, и оно поможет мне быстрее познакомиться с ребятами.

– Мы надеемся продать все девятьсот билетов к концу недели, – уверила её Натали.

– Я умею приготовить обед на любое количество гостей, – успокоила её мисс Беннет. – Я раньше три года работала сестрой-хозяйкой в большой государственной больнице.

– Спасибо! – сказала Кики, но широкие радостные улыбки на лицах девочек говорили больше, чем слова.

Выйдя из кабинета и проходя мимо секретарши, которая в этот момент разговаривала по телефону, Кики бросила ей:

– Вам не придется в субботу стряпать обед дома…

Миссис Джонсон, говорившая по телефону, в ответ показала ей большой палец.

Новость о том, что благотворительный вечер все же состоится, облетела школу со скоростью света. Мисс Беннет стала героиней дня.

После уроков Кики пришла в редакцию «Курьера» и, обсуждая с Эндрю все эти события, сказала:

– Я одного только не могу понять!

– Чего именно? – спросил Эндрю.

– Когда утром мисс Беннет спрашивала у меня, как ей найти кабинет директора, она сказала: «Мне нужно кое-что выяснить насчет моей дочки». Я уверена в том, что она так сказала. Как будто родительница, которая пришла в школу поговорить о проблемах своего чада. Что она могла иметь в виду? Но она точно сказала «дочка».

– А может, «ночка»? – насмешливо спросил Эндрю. Кики сердито взглянула на него.

– А может, «точка», «кочка», «бочка»? – продолжал резвиться Эндрю.

– Заткнись, – крикнула Кики и начала колотить его свернутой в трубку родной газетой «Курьер». – Посмотрим, что ты скажешь, когда увидишь её. Она – красотка! Нельзя поверить, что она на пенсии. И она не замужем… по крайней мере, не носит обручальное кольцо…

– Кого все это интересует? – засмеялся Эндрю и схватил её за руку, чтобы прекратить экзекуцию. – Пусть она будет хоть Аттилой, но она умеет стряпать мексиканскую еду, а на остальное нам наплевать…

Его речь была прервана знакомыми звуками, доносившимися из коридора: «мяяяу». Дверь тут же распахнулась, и в комнату впрыгнул Рыжик. Он проскользнул к столу, принадлежащему Елене, пошипел немного на её мусорную корзину, оттуда прыгнул Кики на колени.

– Это он сделал важное заявление, – хихикнула Кики. – Хотела бы я знать, где он шлялся целый день… И где сейчас леди Морган.

– О, она услышала слово «реклама» и решила, что ей здесь делать нечего. Ушла домой.

– Представляю, – сказала Кики. – Но в ней никто и не нуждается.

– Я тоже так думаю, – согласился Эндрю и перевел разговор на другую тему. – У меня есть одна идея, выскажи свое мнение. Кто, по-твоему, выгадает от строительства нового бассейна?

– Дурацкий вопрос, – удивилась Кики. – Мы все, конечно.

– Но кто, кроме нас?

– Ну, наверное, школа, которой принадлежит тот бассейн, где сейчас тренируются наши пловцы, – ведь им теперь приходится делить с нашими ребятами время для тренировок…

– Правильно! И в той школе пятьсот учеников…

– А у нас осталось четыреста непроданных билетов, – подхватила эту идею Кики. – И не только наши ребята любят полакомиться мексиканской вкуснятиной…

– Так почему бы нам не напечатать специальные рекламные листки о благотворительном обеде для ребят из той школы. Пусть мистер Макетти поговорит с их директором, и мы отправим туда своих ребят продавать билеты.

– Блеск, Эндрю, – закричала радостно Кики. – Просто блеск!

Эндрю встал и театрально изобразил поклон артиста, раскланивающегося перед восторженной публикой. Но в тот же момент весь эффект был испорчен Рыжиком, который вскочил ему сзади на плечи и начал лизать шею.

– Нелегко принимать признание публики, когда у тебя на спине сидит большой рыжий кот, – высокопарно произнес Эндрю с акцентом чопорного англичанина. Он тут же снял со своих плеч Рыжика и погладил его за ушами.

Через полчаса рисунок для рекламного листка был готов. На нем была изображена вышка для прыжков в воду, на которой стояла девушка, готовая прыгнуть в огромное блюдо с мексиканскими закусками. За ней выстроилась большая очередь школьников. Сверху было написано крупными буквами: «Прыгай сюда, к нам!»

– Мы попросим Брэда нарисовать это как следует, – предложил Эндрю, – а миссис Джонсон размножит этот рисунок. Только не забудь попросить Макетти, чтобы он позвонил в ту школу.

– Будет сделано, – пообещала Кики, подхватила на руки кота и добавила: – Пошли теперь домой.

По дороге к велосипедной стоянке Эндрю начал расспрашивать Кики насчет мисс Беннет.

– Она хорошая учительница? – спросил он.

– Ещё не знаю. Ведь она провела у нас пока только один урок. Говорит она тихо, как будто разговаривает сама с собой. Под её руководством мы сегодня готовили торт с шоколадным кремом.

– Шоколадный торт? – с деланным возмущением вскричал Эндрю. – Ты приготовила шоколадный торт и не принесла его мне? Какой же ты после этого друг?

– Но я не припомню случая, чтобы ты рискнул отведать то, что девочки приготовили на уроке домоводства, – начала с улыбкой оправдываться Кики. – Мисс Беннет дала мне кусок торта и сказала, что я должна его попробовать. Но я несу этот кусок Рыжику. Она же не узнает, кто его съел, – я или кот.

– Или я, – сказал Эндрю и протянул к ней руку. Он прикинулся обиженным: – Значит, ты готова скорее накормить кота, чем своего лучшего друга?

Кики опустила свой ранец на землю и начала рыться в нем, насмешливо приговаривая:

– Ладно! Так и быть, получи кусок торта, если ты готов отобрать его у маленького, беззащитного, умирающего от голода котенка. Торт, конечно, в ранце потерял товарный вид, но вполне съедобен.

Она протянула Эндрю кусок торта в пластиковой коробочке. Он осторожно взял подношение двумя пальцами и подозрительно осмотрел его со всех сторон.

– Это торт? – спросил он. – Не похоже! Если это торт, то не для людей. Это, должно быть, торт для кошек…

Эндрю поднес еду к самому носу кота, поддразнивая его. Он знал, как тот любит шоколад, но сейчас Рыжик настороженно смотрел на торт и не делал ни малейшей попытки схватить его.

– Кот заболел, – удивленно сказал Эндрю. – Даю ему шоколад, а он и не чешется! Кот, наверное, заболел.

– Просто он умный, – сказала Кики – Он ждет, когда ты положишь еду перед ним.

– Ладно, ты меня совсем опозорила, – сказал Эндрю и положил коробочку с тортом на землю. – Разве я похож на человека, способного съесть торт, предназначенный голодному коту? Давай, парень, налетай на угощение!

Рыжик посмотрел на Эндрю, перевел взгляд на Кики, а затем повернулся к лежащей на земле коробочке с тортом. Вдруг он поднял переднюю лапу и нанес по ней сокрушительный удар, за которым последовала ещё целая серия таких же ожесточенных ударов. После этого он вырыл ямку, скинул в неё ошметки торта вместе с коробочкой и землей. Глядя на все это, ребята остолбенели от изумления.

– Никогда не видела, чтобы он отказался от шоколада, – сказала Кики. – Был, правда, один случай, когда ему вместо шоколада дали торт с корицей. Он знает разницу между ними.

– Так, может быть, там была корица?

– Нет. Это обыкновенный шоколадный торт. Возможно, кот действительно заболел.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

На следующее утро Кики увидела на школьном дворе стайку столпившихся ребят и, поставив велосипед на стоянку, подошла к ним, чтобы узнать, в чем дело.

Там её сразу схватила за руку Анжела и выпалила:

– Жуть! Бедняжки! Не смотри на них.

– Кто бедняжки? Что случилось? – спросила Кики. И тут же увидела, что к ребятам направляется школьный сторож с лопатой на плече.

– Там лежат четыре мертвых воробья, – объяснила Анжела.

Сторож подошел к толпе, снял с плеча лопату и сказал:

– Кончайте глазеть! Нечего вам тут делать. Я сам сделаю, что надо. А вы быстренько бегите в школу. Сейчас уже звонок будет.

Ребята пошли к школе, и Кики спросила у Анжелы:

– Их убила кошка?

– Нет, они не были растерзаны. Они просто были мертвые. – Анжела смотрела на Кики глазами, мокрыми от слез. – И как они могли умереть все сразу? Сразу четыре воробья…

Стук лопаты заставил Кики обернуться; она увидела, что сторож закапывает мертвых птиц под деревом у забора. Легкая дрожь пробежала по всему её телу, и, сидя на первом уроке, она все никак не могла отделаться от мысли о несчастных воробьях. «Отчего они погибли? Может быть, ребята подстрелили их из рогатки или мелкокалиберки? Нет, тогда бы на их трупиках остались следы». Смерть пугала её, особенно с тех пор, как в автокатастрофе погиб её отец. Это была такая неожиданная смерть! Однажды Кики спрос


убрать рекламу




убрать рекламу



ила у мамы, привыкла ли она к тому, что её пациент может умереть. Доктор Коллир опустила глаза на руки, потом перевела взгляд на дочь и сказала мягко: «Каждая смерть печалит меня. Если когда-нибудь при этом останусь равнодушной – уйду из медицины!»

На большой перемене Кики пошла в редакцию «Курьера», чтобы узнать, как идут дела с рекламным листком для соседней школы. В комнате она застала Елену, печатающую свою колонку для пятничного номера газеты, и Эндрю, который работал над текстом для рекламного листка.

– Ты получил рисунок? – спросила она Эндрю.

– Угу, взгляни! – сказал он и протянул ей карандашный набросок.

Художник сделал великолепный рисунок: девушка на вышке улыбалась перед прыжком, и ребята, стоящие в очереди у трамплина, также радостно улыбались, предвкушая предстоящее удовольствие.

Кики одобрительно кивнула головой и сказала:

– Брэд нарисовал замечательную картинку. Можно даже узнать кое-кого из ребят. Тебя, например… Вот Дебби… И Натали… А эта похожа на меня…

Вне всякого сомнения, Брэд Лопес был лучшим художником школы. За два доллара он мог написать портрет каждого желающего, и портрет получался великолепный.

– Как жалко, что мы не можем напечатать этот рисунок в цвете, – сказала Кики. – Это было бы сногсшибательно…

– Твоя великая идея уже воплощается в жизнь, – засмеялся Эндрю. – Брэд нарисует огромный цветной плакат, который мы повесим в нашей столовой. А рекламные листки я собираюсь напечатать в пестрых красках – ярким фиолетовым, флюоресцирующим зеленым и так далее… Ты уже попросила Макетти позвонить в соседнюю школу?

– Ещё нет. Мы договорились с Натали встретиться сегодня за завтраком и вместе пойти к директору. Он её любит…

– Наверное, потому, что она не приводит в школу кота, – ухмыльнулся Эндрю, но Кики пропустила его ядовитую реплику мимо ушей.

– Ты видел сегодня Натали в школе? – спросила она.

– Нет.

– Её здесь нет, – вступила неожиданно в разговор Елена, отрываясь от машинки. – Она заболела…

– О, спасибо, что ты сказала мне об этом, – обратилась к ней Кики. – Тогда я не буду её ждать…

Кики хотела спросить у Елены, откуда она знает о болезни Натали и о том, чем она больна, но «звезда журналистики» уже снова застучала на машинке, демонстрируя всем своим видом, что она уже выложила всю ту информацию, которую считала нужным сообщить. Кики прекрасно знала, как Елена умеет отшить каждого, кто вступит с ней в разговор, когда ей этого не хочется. И к чему было затевать с этой зазнайкой перепалку? Кики, не говоря ни слова, вышла из комнаты и направилась к кабинету директора.

Ещё в комнате его секретарши она услышала из-за закрытой двери кабинета гул голосов.

– Посиди пока здесь, директор скоро освободится, – предложила ей миссис Джонсон. Тут зазвонил телефон, и она сказала в трубку:

– Да, это школа… Да… Кто? Да. Нет, доктор, сейчас директор занят, но, может быть, я могу быть полезной? Да, доктор, я знаю всех наших учеников… Натали Родригес? Да, она наша ученица. О… О… Понимаю… О Господи! Это ужасно! Нет, сэр, сегодня никто не жаловался на плохое самочувствие. Сейчас посмотрю, – она поспешно достала из папки какую-то бумагу и, взглянув на неё, сказала в трубку: – Нет, сегодня отсутствующих не больше, чем обычно. Да, конечно, мы будем внимательно следить за этим. Спасибо, доктор…

Она повесила трубку и покачала головой.

– Что случилось с Натали? – спросила Кики. Миссис Джонсон минуту поколебалась, но потом всё-таки ответила ей:

– Звонили из больницы. Вчера её привезли туда с пищевым отравлением.

– Пищевым отравлением? – переспросила Кики. – Но вчера мы с ней вместе завтракали в столовой сразу после встречи с миссис Беннет у мистера Макетти.

– А ты не заболела, – подхватила с облегчением секретарша. – Вы обе ели в столовой или ты принесла завтрак из дома?

– Мы обе ели в столовой, – заверила её Кики. В этот момент мистер Макетти вышел из кабинета, провожая своего посетителя, и улыбнулся Кики:

– Ты ко мне по делу? – спросил он.

– Я только на одну минуту, – успокоила она директора. Но в этот момент секретарша сказала, что у неё для него срочное сообщение, и он предложил Кики:

– Заходи в кабинет, а я сейчас вернусь.

В ожидании директора Кики думала о том, что секретарша рассказывала ему о телефонном звонке из больницы. Она поняла, что не ошиблась в своих предположениях, когда увидела мрачное лицо директора, вошедшего в кабинет.

– Неприятная вещь – пищевое отравление. Хотя, может быть, это окажется чём-то другим, например, желудочной формой гриппа, – сказал он и улыбнулся. – Натали – твоя близкая подруга, и я не вижу ничего плохого в том, что миссис Джонсон сказала тебе, что с ней случилось. Но у меня к тебе просьба: не рассказывай никому в школе, что она попала в больницу с отравлением. Не хотелось бы создавать в школе панику. Еда в нашей столовой и так не настолько хороша, чтобы ещё к тому же её можно было назвать отравой. Но мы уже приняли меры, чтобы поправить дело. Мисс Беннет взяла на себя руководство над работой миссис Махони, и думаю, что ребятам понравятся новые порядки и новое меню в нашей столовой. Извини, кажется, ты пришла ко мне не для того, чтобы обсуждать работу столовой.

После того как Кики кратко познакомила его с тем, по поводу чего она пришла, он тут же согласился позвонить своему коллеге из соседней школы и одобрил идею о распространении в ней билетов на благотворительный вечер, назвав эту идею «удачным расширением рынка».

В приемной директора Кики увидела Эндрю, оживленно беседующего с миссис Джонсон. В руке он держал рисунок Брэда.

– Всё в порядке, – сообщила ему Кики. – Директор позвонит кому надо!

– Дела идут неплохо, – обрадовался он и обратился к миссис Джонсон, передавая ей листок. – Напечатайте, пожалуйста, это таким же, как на рисунке, ярко-пурпурным шрифтом.

– Но здесь вовсе не пурпурный цвет, – сказала миссис Джонсон, взглянув на рисунок. – Это фиолетовый. Эндрю, тебя надо снова отправить учиться в первый класс, где тебя научат тому, как называется каждый цвет.

– Я не против, – ухмыльнулся Эндрю. – Значит, мы выбираем ядовито-фиолетовый! А вы сможете сделать эту работу срочно?

– К трем часам все будет готово, – пообещала миссис Джонсон, и школьники тут же вышли из её комнаты.

– Натали обрадуется, когда узнает о нашей идее, – сказал Эндрю. – Она сама ломала голову над тем, как продать побольше билетов. Надеюсь, что к завтрашнему дню она будет чувствовать себя лучше!

– Я тоже надеюсь, – подхватила Кики.

– Но она умеет бороться с недугом? – спросил Эндрю. – Я имею в виду её желание быстрее выздороветь…

– Уверена, что она справится с болезнью. У неё, возможно, просто легкий грипп. – Кики очень хотелось рассказать Эндрю о том, что она узнала о болезни Натали, но она не могла нарушить обещание, данное директору. У неё никогда не было секретов от Эндрю, и теперь она чувствовала себя виноватой перед ним за то, что обманывала его.

Вечером дома Кики рассказала маме о том, что она узнала в кабинете директора о болезни Натали, и заключила:

– Мне кажется очень странным, что из больницы позвонили в школу, а не родителям Натали.

– Миссис Родригес тоже сообщили об этом, после того как был установлен диагноз. А в школу позвонили потому, что по закону врач несет ответственность не только за здоровье своего больного, но и за здоровье других людей. Если мы подозреваем, что пищевое отравление произошло в учреждении общественного питания, мы обязаны немедленно сообщить об этом как в само это заведение, так и в отдел здравоохранения. Затем мы составляем специальные документы с данными о наших выводах на случай, если дело обернется для больного совсем плохо, и тогда такие документы понадобятся для суда над виновными. А тут речь идет о школьной столовой!.. Представь себе, что бы случилось, если бы все дети, позавтракав в столовой, заболели…

– Но я съела точно такой же завтрак, как и Натали, – рассмеялась Кики. – Ребята, правда, давно уже называют школьные завтраки отравой, но не в буквальном же смысле! Ой, я забыла рассказать тебе, что наша новая учительница по домоводству согласилась с завтрашнего дня наблюдать за приготовлением пищи в нашей столовой. Директор сказал мне, что теперь хорошая еда нам будет обеспечена.

Доктор Коллир удивленно подняла брови и задумчиво промолвила:

– Эта женщина берет на себя огромную ответственность. Вести уроки, руководить подготовкой благотворительного обеда да ещё и столовой! Она заслуживает медали! Тебе она нравится?

– Она что надо. И хорошо относится ко мне…

– Это потому, что ты хорошая, – улыбнулась мать.

– Это тебе так кажется, – смутилась Кики. Хотя слова матери ей были приятны. Потом она вернулась к разговору о деле. – Мама, что ты имела в виду, когда говорила о медицинских данных, которые входят в документы для возможного суда?

– О Кики! Ты на самом деле хочешь разобраться во всех деталях и подробностях?

– Да, мне это интересно.

– Готовишь заранее темы для своей колонки в «Курьере», которую надеешься вести в газете, когда оттуда уйдет Елена?

– Может быть, – покраснела Кики. Мама, как всегда, разгадала её тайные желания. Она знала, что её дочь терпеть не может Елену за предоставленную ей свободу в выборе тем.

– Если мне поручат вести колонку в газете, буду писать совсем на другие темы. Елена только и знает, что рассуждать про моды или про джазовый клуб, или просто распространять слухи и сплетни, которые бродят по школе… Ну, всякую дребедень.

– А ты будешь писать о…?

– О том, как проводятся расследования преступлений, о том, как устроена наша судебная система, о том, какие права имеют школьники и о…

– О том, какие данные документируют врачи, если возникнет подозрение, что их пациент был отравлен, – закончила мать монолог своей дочери.

– Да, – улыбнулась Кики. – Так что это за данные?

– Ну, тут многое зависит от обстоятельств. Обычно мы берем у пациента анализ мочи, крови и кала, исследуем пряди волос, а также кусочки ногтей, а кроме того, и еду, если удается раздобыть её. Ну и, конечно, делаем анализ рвоты или того, что получаем при промывании желудка.

– Фи, – поморщилась Кики.

– Я предупреждала тебя: не углубляйся в детали, – засмеялась мама. – А теперь, моя милая, закончим на этом разговор и отправляйся спать. Уже поздно, а завтра тебя снова ждет школьный день. Завтра утром в больнице я зайду к Натали, если её к тому времени ещё не выпишут домой.

– Спасибо, мамуля! – Кики встала с ковра и потянулась.

– Пошли, Рыжик, – позвала она кота, который похрапывал, лежа на телевизоре. – Время спать!

Кот нехотя потянулся, как бы подражая своей хозяйке, и легко спрыгнул на пол.

– Когда-нибудь ты напишешь статью про золотоволосую девочку и её рыжего кота, – сказала доктор Коллир.

– Все наоборот, – сказала Кики. – Статья будет о рыжем коте и его золотоволосой девочке. У нас в семье главный он!

– Возможно, ты права. Спокойной ночи, дорогая! Спокойной ночи, Рыжик.

Глава четвертая


На следующее утро, перед тем как отправиться в школу, Кики позвонила Натали домой.

– Она ещё в больнице, – сообщила ей мама Натали. – Врачи хотят задержать её до вечера, чтобы понаблюдать за ней. Она чувствует себя гораздо лучше… Нет! У врачей ещё нет полной уверенности, что они точно установили причину болезни… Спасибо за то, что ты позвонила, Кики!

В редакции «Курьера» Кики обнаружила на своем столе записку от Эндрю: «Приходи в столовую!» Она тут же снова подхватила свой ранец и спустилась по лестнице.

В столовой Эндрю и Брэд Лопес стояли на стульях, отодвинутых один от другого метра на два, держа за концы длинный бумажный плакат, который представлял собой гигантскую репродукцию рекламного листка, выполненную в ярких красках.

– Ты пришла в тот момент, когда я уже превратился в статую! – сказал Брэд, обернув голову к Кики.

Кики подбежала к ним, влезла на ящик и помогла ребятам повесить плакат. Когда работа была закончена, она сказала:

– Вы выбрали хорошее место! Но, если бы я не пришла, вы бы простояли на стульях до полудня…

– Ха, – сказал Эндрю. – Кто-нибудь из столовских работников сжалился бы и помог нам…

Кики повернулась в сторону раздачи и, увидев на кухне мисс Беннет, разговаривающую с миссис Махони, ответила:

– Пустые надежды. Они обе даже не подозревают, что вы вообще существуете в природе… – Она снова посмотрела на плакат и восхищенно добавила:– Брэд, это потрясающе! Я и представить не могла, что он будет такой огромный!

– Я тоже, – засмеялся Брэд. – Но когда я рисовал ребят у трамплина, которые хотели попасть на наш обед, их очередь на рисунке все увеличивалась… Ты, конечно, всех их не знаешь, но взгляни на эту рыжую девушку в голубом платье – это ты!

С этими словами он неуклюже спрыгнул со стула.

– А сами листовки уже готовы? – спросила Кики у Эндрю.

– Весь тираж у меня, – ответил он, подошел к одному из столиков, взял в руки целую пачку фиолетовых листков и показал их Кики.

– Они тоже выглядят замечательно, – восхитилась она.

– Если каждый из нас возьмет по стопке этих листков, мы ещё до звонка на урок можем разнести их по кабинетам всех наших учителей, – сказал Эндрю. – А у меня останется ещё достаточно для наших ребят и для ребят из соседней школы…

– Дай-ка мне одну, – попросила Кики и, взяв листок в руки, направилась в кухню. Миссис Махони в тот момент вынимала что-то из холодильника, а мисс Беннет, заметив плакат, начала разглядывать его.

– Здрасьте! – сказала ей Кики, протягивая рекламный листок. – Это тот же рисунок, но в миниатюре. Правда, замечательный?

Но учительница продолжала молча рассматривать плакат на стене.

– Около картины стоит Брэд Лопес, который нарисовал все это, – продолжала Кики. – Он самый лучший художник в школе…

– Да, Джулия, – пробормотала мисс Беннет, не поворачивая головы.

– Я – Кики, – поправила её девушка и, спохватившись, подумала, прилично ли поправлять учительницу. Повернувшись к ней, мисс Беннет удивленно посмотрела на неё, как будто не узнала. Но через минуту сказала более естественным голосом:

– Да, конечно. Плакат очень хороший, – и неожиданно спросила: – А как ты себя чувствуешь, Кики? Теперь пришла очередь Кики удивляться:

– Отлично, – твердо ответила она.

На большой перемене Кики вышла вместе с Эндрю на школьный двор, захватив с собой принесенные из дома бутерброды.

– Ну, наша карьера рекламных магнатов почти закончена, – сказал Эндрю, набивая рот сандвичем с арахисовым маслом и маринованным укропом. – Пора возвращаться к работе в редакции «Курьера».

Кики поморщила нос и воскликнула:

– Как ты можешь это есть?

– Ну, значит, так, – сказал Эндрю серьезным учительским тоном и, показывая, начал объяснять: – Прежде всего вы берете сандвич в руку, затем подносите эту руку ко рту, потом располагаете сандвич между зубами и сжимаете зубы, в конце вы отводите руку с остатками сандвича ото рта на то время, пока ваши зубы двигаются и нажимают сверху и снизу на то, что находится у вас во рту и…

– Ты невыносим, – хихикнула Кики, прерывая его монолог.

– Ладно! Теперь давай вернемся к редакционным делам. Как ты относишься к тому, чтобы сделать интервью для пятничного номера газеты?

– Я – с удовольствием! А у кого брать интервью?

– У леди, которая занимается устройством мексиканского обеда…

– Правильно! Это надо сделать сегодня же. Попробую поймать мисс Беннет перед последним уроком. Но вообще-то она очень странная: удивилась, увидев меня сегодня утром, и спросила, как я себя чувствую.

– Возможно, она слышала насчет болезни Натали и спутала тебя с ней. Дай ей время войти в курс дела. Она ведь здесь всего три дня.

– Наверное, ты прав, – согласилась Кики.

– Ну, пора возвращаться в редакцию и поворчать на Елену за её «писанину». Увидимся позже!

На уроке по обществоведению, когда учитель мистер Дартмаус занудно рассказывал о жизни в колониальных странах Латинской Америки, с улицы вдруг послышался вой сирены. Конечно, такие звуки доносились в класс во время уроков не так уж редко, но обычно они звучали вдалеке и через несколько секунд исчезали вовсе. На этот же раз звук сирены не удалялся, а звучал все громче и громче, так что даже учитель прервал объяснение и подошел к окну, а за ним потянулось и полкласса.

Ребята начали обсуждать возможные причины такого события, но разговоры сразу смолкли, когда они увидели, что машина «скорой помощи» с невыключенной сиреной влетела на школьный двор, остановилась у входа, из неё выскочили санитары с носилками и скрылись в здании школы.

– Займите свои места! Пожалуйста, поскорее рассаживайтесь, – громко сказал учитель, вернувшись к своему столу.

Им всем тоже пришлось оторваться от окна и отправиться к своим партам. Но вдруг, когда уже все почти расселись, раздался крик парня, который всё ещё смотрел в окно:

– Они вывозят носилки из школы!

Все снова кинулись к окнам – и ученики, и учитель. В полном молчании смотрели они, как санитары катили носилки к машине, погружали их внутрь и как «скорая помощь», тут же сорвавшись с места, помчалась по улице с зажженной мигалкой и включенной сиреной.

В этот момент неожиданно заговорил динамик внутри-школьной радиосвязи. Из него послышался голос директора:

– Внимание! Говорит мистер Макетти. Вы все, конечно, слышали сирену «скорой помощи». Она приезжала к нам не потому, что у нас произошел какой-то несчастный случай. Просто у двух наших учениц появились некоторые симптомы желудочной формы гриппа, и их увезли в городскую больницу для наблюдения и установления диагноза. Поэтому нет никаких оснований волноваться. Все остальные уроки будут проходить сегодня по обычному расписанию. Спасибо.

Голова у Кики заработала, как компьютер: у Натали были боли в животе и рвота, теперь ещё двух девочек отвезли в больницу. Что это – случайное совпадение?

Прозвенел звонок, Кики собрала учебники и вышла из класса. В коридорах стоял гул возбужденных голосов. «Кто?» – этот вопрос был у всех на устах. Но пока Кики дошла до вестибюля, все уже знали имена заболевших учениц: Дебора Стайлс из седьмого класса и Мерилин Ямамото из восьмого.

Кики заглянула в редакцию. Эндрю, как всегда в это время, был на месте. Он сидел за столом, ел банан и что-то разъяснял большому рыжему коту, который лениво развалился у него на коленях.

– Откуда он взялся? – удивилась Кики. – Рыжик! Ты же знаешь, что в школу тебе ходить нельзя!

Кот спокойно смотрел на неё печальными глазами.

– Не ругай его, – сказал Эндрю, отломив кусочек банана для Рыжика, который осторожно попробовал его на зубок. – Кота просто испугала сирена.

– Это точно! – согласилась Кики и погладила кота. – Сирена, наверное, единственная вещь в мире, которая может испугать его. Он ужасно трусит, когда слышит её. Ты знаешь, кого увезла «скорая помощь»?

– Ага. Говорят, вроде Дебби простудилась…

– Думаешь, у неё грипп?

– Сейчас очень многие болеют гриппом.

Киви кивнула головой и снова подумала о Натали.

Зазвенел звонок.

– Ого, – воскликнула Кики. – Опаздываю! Я не говорила ещё с мисс Беннет, но уверена, что она не уйдет домой сразу после уроков. Интервью не задержит вас надолго. Кики минуту поколебалась, посмотрев на кота, потом все же решилась попросить: – Ты не мог бы…

– Мог бы! – усмехнулся Эндрю. – Рыжик побудет здесь и поможет мне в работе сразу после того, как перестанет дрожать от страха.

Кики благодарно улыбнулась, вышла из комнаты, пробежала по коридору и успела проскользнуть в класс по домоводству чуть раньше, чем туда вошла мисс Беннет. С приходом учительницы разговоры в классе притихли, но напряжение, связанное с болезнью двух учениц, так и витало в воздухе. Мисс Беннет подошла к учительскому столу, села на его угол и обвела строгим взглядом своих учеников. Она была в прекрасно сшитом голубом замшевом костюме с розовым шифоновым шарфиком вокруг шеи. Её светлые волосы красивой волной падали на спину, а несколько локонов вились возле ушей. И Кики уже в который раз подумала о том, что учительница выглядит потрясающе – как шикарная манекенщица.

– Я уверена, что никто из вас не остался равнодушным к тому событию, которое произошло сегодня в нашей школе, вы все взволнованы и вряд ли способны сосредоточиться на теме нашего урока. Я хорошо все понимаю и хочу успокоить и ободрить вас, поэтому сначала мы с вами обсудим эти печальные события, – такими словами мисс Беннет начала свой урок. – Ужасно, когда «скорая помощь» вдруг приезжает в твою школу. Особенно если она увозит в больницу двух твоих друзей…

Ребята одобрительно зашумели, но мисс Беннет, подняв руку, восстановила тишину и обратилась к Анжеле, сидевшей за первой партой:

– Как ты считаешь, почему увезли этих девочек? Анжела пожала плечами и сказала неуверенно:

– Не думаю, что это грипп.

Марк Винтере поднял руку и сказал:

– Я слышал о пищевом отравлении…

– Конечно, мы не можем дать ответ на этот вопрос до тех пор, пока в больнице не проведут всех необходимых обследований, – задумчиво сказала учительница. – Может быть, это и пищевое отравление – такое всегда возможно, когда пища приготовляется для большой группы людей, как, например, в нашей столовой. Даже удивительно, что этого не случилось раньше. Теперь скажите мне, что вы вообще знаете о пищевых отравлениях?

– Можно отравиться даже картофельным салатом, если его долго держали не в холодильнике, – высказал предположение один парень. -

– Или едой, в которой есть яйца, например, майонезом, – сказала девушка.

– Или грибами, – добавила Кики, вспомнив, как когда-то, ещё маленькой девочкой, она вместе с отцом собирала в лесу грибы. Она очень гордилась тогда, что собрала полную корзинку, но очень расстроилась, когда отец запретил взять эти грибы домой, назвав их несъедобными поганками.

– Ну, вряд ли вас могут накормить в столовой несъедобными грибами, – улыбнулась мисс Беннет и спросила: – А что, по вашему мнению, может стать гарантией защиты от пищевых отравлений?

– Хорошая гигиена…

– Резиновые перчатки…

– Мощный холодильник…

– Отлично, – улыбнулась учительница. – Теперь поговорим о тех ребятах, которые приносят в школу завтраки из дома. Как обстоят дела в таких случаях?

– Мы приносим сандвичи с арахисовым маслом, – сказала девушка, сидящая сзади Кики. – Потому что приходится держать домашние завтраки в наших шкафчиках для одежды.

– Рада, что ты упомянула об этом, – поддержала её мисс Беннет. – Некоторые из вас, возможно, уже знают о том, что я попросила директора позволить ребятам пользоваться холодильниками в столовой для домашних завтраков. Он дал такое разрешение. Некоторые ученики из других классов сегодня уже им воспользовались. Там достаточно места и для столовских продуктов, и для еды, принесенной ребятами из дома. Мы уже отвели специально для бутербродов отдельные полки.

Ещё один парень поднял руку и спросил:

– Если это было пищевое отравление от столовской еды, то, наверное, все, кто завтракал в столовой, заболеют?

– Бывает и так, – сказала учительница. – Например, в тех случаях, когда отравление произошло на пикнике или в ресторане, обычно заболевает много людей.

Тут подняла руку робкая Керри Нельсон, которая почти никогда не принимала участия ни в каких обсуждениях, и сказала:

– Я стояла в очереди за завтраком сразу позади Дебби. И мы с ней ели одно и то же.

Тогда энергично замахала рукой Стейси О 'Нил и, не дожидаясь разрешения, уверенно крикнула:

– Это не пищевое отравление: Мерилин Ямамото ела только то, что принесла из дома, – мы с ней завтракали вместе!

Шум, возникший в классе, показывал, что ребята бурно обсуждали новую информацию, но учительница прервала дискуссию, громко сказав:

– Кто-то из вас упомянул слово «гигиена»! Мы все знаем о значении личной гигиены при приготовлении пищи. Но нам следует рассмотреть случай, когда еда приготовляется для большой группы людей.

– Ну, я полагаю, что в таких случаях имеет значение чистота ложек и вилок, – сказала Кики.

– Хорошо, – одобрила мисс Беннет. – Что к этому можно добавить?

– Грязные тарелки, – пробормотал Кен. Мисс Беннет кивнула головой:

– Правильно! Мойщик посуды может делать это небрежно. Или мыть тарелки холодной водой. А для мытья посуды вода должна быть 170 градусов по Фаренгейту.

Кики восхищенно слушала учительницу.

Мисс Беннет рассматривала проблему со всех сторон, учитывала все возможности, и Кики подумала, что она действует, как следователь или журналист. Как будто учительница играла в телевизионной серии роль блестящего частного детектива. И мисс Беннет, как будто прочитав её мысли, сказала:

– Поскольку мы сейчас играем в детективов, скажите мне, какие ещё причины могут привести к пищевому отравлению?

Кто-то из ребят крикнул:

– Еда!

Весь класс снова зашумел, прерывая размышления Кики.

– Отравления возможны независимо от того, как работают миссис Махони и её помощники, – сказала с улыбкой мисс Беннет. – Многие продукты, которые мы едим каждый день, представляют для нас потенциальную опасность… Например, зеленые части картофеля – ростки, глазки и так далее – токсичны. Или ревень: его стебли вкусны и безопасны, а листья ядовиты…

Учительница продолжала рассказывать о хороших и плохих свойствах разных продуктов питания, но Кики почти не слушала её, она снова погрузилась в собственные мысли. О том, как сейчас себя чувствует Натали, и о том, что произошло с теми двумя девушками, которых увезли в больницу. Потом она начала думать о том, какие вопросы следует задать мисс Беннет, если та согласится дать интервью для газеты. На этот раз её размышления были прерваны звонком, который извещал, что закончен не только урок, но и весь учебный день. Ребята радостной толпой выбежали из класса, а Кики осталась сидеть на своем месте.

– Тебе что-нибудь нужно, Кэти? – спросила учительница и тут же поправилась: – То есть Кики…

– Я хотела попросить вас дать интервью для школьной газеты.

– Прямо сейчас?

Кики кивнула головой и объяснила:

– Редактор нашей газеты Эндрю Карлайл хочет напечатать статью о вас в следующем номере, поскольку вы взяли на себя руководство в приготовлении благотворительного обеда…

– Это очень лестное предложение, – сказала мисс Беннет. – Конечно, я дам тебе интервью. Это ведь недолго, правда?

– Нет, – успокоила её Кики и добавила: – Сегодня ваш урок был очень интересным!

– Спасибо, – сказала мисс Беннет с такой ослепительной белозубой улыбкой, что Кики невольно подумала о картинках на рекламе зубной пасты. – Я решила, что если мысли учеников заняты какой-нибудь посторонней проблемой – особенно такой, как судьбы двух их подруг, попавших в больницу, – то глупо говорить с ними о чем-нибудь не связанном с тем, что им интересно. И сейчас, прежде чем дать тебе интервью, я хочу пойти к мистеру Макетти и узнать у него, что ему известно о заболевших девочках. А ты пока подожди меня в моем кабинете.

Она вышла из класса, а Кики направилась к двери, которая вела прямо из классной комнаты, в кабинет учительницы, если можно было назвать так каморку, больше похожую на чулан, в которой раньше находился склад учебников.

Когда Кики вошла туда, ей сразу бросились в глаза четыре ящика в углу, на каждом из которых было написано имя: Аткинсон. Кики возмутилась тем, что временная учительница поторопилась упаковать вещи своей предшественницы, как будто миссис Аткинсон уже никогда сюда не вернется.

На столе лежала пачка бумаг, стояла вазочка с фруктами позолоченная статуэтка девушки, прыгающей с трамплина.

Такими призами обычно награждают спортсменок, победивших в соревнованиях по плаванью или прыжкам в воду. Подойдя поближе к статуэтке, Кики увидела на подставке из Орехового дерева прямоугольное пятно со следами засохшего клея и поняла, что раньше здесь располагалась отвалившаяся или снятая табличка с именем пловчихи, награжденной этим призом.

Рядом со столом стоял книжный шкаф, и Кики наклонилась к полкам, чтобы посмотреть, нет ли там чего-нибудь интересного. «ПРИГОТОВЛЕНИЕ ПИЩИ», «ГИГИЕНА», «ИСКУССТВО ШИТЬЯ», «УХОД ЗА РЕБЕНКОМ», «САД И ОГОРОД», «СЕМЕЙНЫЙ БЮДЖЕТ»… Не очень-то увлекательное чтение!

Она выпрямилась, и в ту же самую минуту за её спиной что-то ударилось об стол и, перелетев через её голову, плюхнулось на крышку шкафа. Закрыв глаза, Кики воскликнула:

– Не говори ни слова! Я сама угадаю, кто это! Мне хорошо известно это летающее тело!

Она открыла глаза и строго добавила:

– Рыжик! Тебе же было приказано оставаться с Эндрю!

Кот, свернувшись калачиком, мурлыкая и зевая, расположился на крышке шкафа. Он недовольно зашипел, когда Кики попыталась стащить его оттуда.

– Ладно, оставайся здесь, – сказала она. – Зачем же ты сюда пришел? Что хочешь сказать мне?

Знакомство Кики с большим рыжим котом состоялось на ферме, куда она со своими соседями приехала собирать тыквы. А двумя днями позже этот кот, непонятно каким образом, появился в добрых десяти милях от родной фермы, в городе, возле школьной велосипедной стоянки. С тех самых пор он вел себя так, как будто взял шефство над Кики, как бы «удочерил» её.

Когда Рыжик хотел привлечь её внимание, он начинал шипеть. Поначалу это только раздражало её, но, поняв, что он таким образом пытался сообщить ей что-то, она стала относиться к этому серьезно. Теперь он уселся на лежащую на столе книгу в малиновой обложке с золотыми буквами, ритмично стуча по ней хвостом. Кики отодвинула его в сторону и прочитала на обложке книги:


«1989. НАША ГОРДОСТЬ. Драйтон, Техас».


Это был ежегодник драйтонской школы. Кики открыла книгу. На первой странице она увидел


убрать рекламу




убрать рекламу



а фотографию красивой улыбающейся девушки. Под фото было написано:


Эта книга посвящена памяти

ДЖУЛИИ ПЕТЕРСОН

1972-1989

от её школьных друзей.


Кики вздрогнула. «Как ужасно! Девочка умерла, не успев закончить школу. И она была всего на три года старше меня, когда умерла». Кики начала листать книгу. Там были фотографии школьных спортивных команд – футбольной, баскетбольной, команды пловцов, теннисистов, а также фото, снятые скрытой камерой, с короткими, иногда забавными подписями. Кики занялась поисками фотографии мисс Беннет, которая, судя по всему, работала в той школе. Но её фотографии она так и не нашла.

Неожиданно Рыжик зашипел и спрыгнул со стола. Он, однако, запоздал.

– Кики! – прозвучал за её спиной резкий голос мисс Беннет. – Что ты здесь делаешь с этой книгой?

Быстро захлопнув книгу, Кики повернулась к учительнице.

– Извините, – сказала она. – Я только посмотрела некоторые картинки. Я не думала, что вы будете возражать.

Лицо учительницы покраснело, а голубые глаза холодно смотрели на Кики. Она ухватилась рукой за угол книжного шкафа и, стараясь говорить спокойно, произнесла:

– Нет, конечно, я не возражаю. Я была так резка с тобой только потому, что всё ещё расстроена тем, что случилось с Мерилин и Деборой.

– Что с ними теперь?

– Мистер Макетти пока ничего не сумел толком узнать. Он собирается сам пойти в больницу… Садись. Я вижу, твой кот пришел сюда, чтобы участвовать в интервью?

Кики чувствовала, что учительница хочет свою резкость сгладить шуткой. Мисс Беннет протянула руку, чтобы погладить кота, но он отпрянул от неё.

– Рыжик! – смущенно пробормотала Кики. – Нельзя быть таким невежливым!

Кот, однако, не обратил на эти слова ни малейшего внимания. Он двинулся к двери, подальше от стола, сел там, навострив уши, и не отрываясь глядел на учительницу.

Кики бросила на него сердитый взгляд и повернулась к мисс Беннет.

– Та девушка, которой посвящена книга, была одной из ваших учениц? – спросила Кики. Учительница пожала плечами.

– О, с тех пор прошло уже несколько лет! Я многое забыла. Возможно, она и была ученицей, но всего не упомнишь. За все годы, что я проработала учительницей, у меня перебывало множество учеников, – говоря это, она устроилась поудобней за столом и добавила с улыбкой: – Ну-с, мисс репортёр! Я готова ответить на все ваши вопросы.

Вынимая из своей сумки блокнот и карандаш, Кики про себя подумала: «Нет, вы не собираетесь рассказать мне все, что я хочу узнать. Я, например, хочу знать, отчего вы так рассердились на то, что я рассматривала эту книгу».

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Стараясь сосредоточиться на интервью, Кики все же никак не могла отделаться от мысли, чем объяснялась странная реакция мисс Беннет на то, что она рассматривала ежегодник из чужой школы. Несомненно, на лице учительницы в тот момент было крайнее раздражение, но за ним чувствовалось нечто большее. Это было что-то такое, чего Кики не могла понять. Был ли это страх? Чувство вины? И возвращение мисс Беннет к спокойствию было слишком поспешным, чтобы выглядеть естественным: слишком скоро она перешла от ярости к беззаботности. Разве можно представить себе педагога, который легко забыл своего погибшего ученика? Странным было и то, как поспешно её гнев сменился доброжелательностью. «А может быть, я несправедлива, – подумала Кики. – Что, если Джулия Петерсон не была ученицей мисс Беннет? Или она вообще никогда не работала в этой школе? Но тогда откуда у неё именно этот ежегодник? И почему она его держит в своем служебном кабинете?

Кики взглянула на кота: он распростерся на полу возле двери, сверкая глазами, навострив уши и выпустив когти. «Он занял воинственную позицию, – подумала с удивлением Кики. – Почему? Что ему не понравилось в мисс Беннет? Ведь когда он увидел её впервые, этого не было. Наверное, ему не понравился тон, каким она со мной говорила, когда застала меня за чтением ежегодника…»

Обеспокоенная своими размышлениями, Кики все же должна была задавать мисс Беннет свои вопросы.

– Вы с детства жили в Техасе? – спросила она, желая побыстрее разделаться с интервью.

– Нет, Техас был только одной из остановок на моем жизненном пути, – охотно начала рассказывать учительница. – Я выросла в маленьком городишке в штате Айова. Мой отец торговал лекарствами для людей и домашних животных, а мать была учительницей музыки. Но их уже нет в живых.

– У вас есть братья и сестры?

– Нет, я единственный ребенок…

– Вы всегда, с детства, хотели стать учительницей домоводства?

– Боже мой! Конечно, нет! – засмеялась мисс Беннет. – Я мечтала быть химиком – наверно, это желание появилось от интереса, вызванного отцовским занятием. Бывало, глядя, как он готовит какой-нибудь порошок, я спрашивала, что он готовит и для чего нужен такой порошок. Почему я этим интересовалась? Наверно, обычное любопытство маленькой девочки.

– Тогда что же заставило вас выбрать профессию учителя домоводства?

– Мои родители. Они хотели, чтобы у меня была надежная специальность. В Айове крепко придерживаются традиций, и там для женщины легче найти работу учителя домоводства, чем химика. Кроме того, они считали, что такое образование поможет мне лучше подготовиться к семейной жизни. – Тут мисс Беннет нервно рассмеялась и посмотрела на свои наманикюренные пальцы. – Они тогда не знали, что их дочь интересуется своей карьерой больше, чем созданием семьи.

Этими словами мисс Беннет как бы сделала излишним вопрос, который собиралась задать журналистка: «Вы замужем?» Теперь было уже неудобно спрашивать о её семейном положении. Ведь мисс Беннет уже как бы сообщила, что предпочитает деятельность учительницы домоводства занятию домашним хозяйством для собственной семьи.

– Где вы преподавали до нашей школы? – задала Кики следующий вопрос.

Мисс Беннет смахнула со своего жакета невидимую пылинку.

– Ох, я работала в разных местах – и в штате Индиана, и в штате Мичиган, и в Техасе. Но не всегда учительницей. У меня есть также диплом специалиста по диетологии, и одно время я занималась этим в крупной больнице.

Кики торопливо записывала её рассказ в блокнот, одновременно продолжая задавать свои вопросы:

– У вас есть хобби? Или любимый вид спорта?

– Да… Мне нравится плаванье, водные лыжи, верховая езда.

– А хобби?

– Люблю читать и ходить в кино.

Делая заметки в блокноте, Кики обдумывала, стоит ли на этом закончить интервью или задать ещё несколько личных вопросов. Казалось, что мисс Беннет теперь настроена более дружелюбно, даже приятельски, и Кики решила продолжать.

– Ещё до вашего приезда сюда мистер Макетти сказал нам, что вы пенсионерка, и ребята ожидали увидеть учительницу более пожилого возраста. Вы действительно находитесь на пенсии?

– Вас, подростков, не проведешь, – добродушно засмеялась учительница. – Дело в том, что недавно был окончательно улажен вопрос о имуществе, завещанном мне родителями. Я получила приличные деньги и решила, что хватит мне работать на других людей, пора начать трудиться для себя – например, открыть фирму по моделированию одежды.

– Но почему именно в нашем городе? Ведь наш город не является каким-нибудь особым центром производства одежды!

– Это верно, – согласилась с улыбкой мисс Беннет. – Но здесь есть аэропорт, откуда можно быстро долететь до Нью-Йорка. Я изучила жизнь во многих маленьких городках, прежде чем остановила свой выбор на вашем. Во-первых, в вашем городе более дешевая жизнь. Кроме того, здесь относительно низкий уровень преступности, есть музей, бывают симфонические концерты. Поэтому я сорвалась с насиженного места в Техасе, приехала сюда и зарегистрировалась в отделе образования временно, замещать учительницу домоводства, пока не выздоровеет постоянная учительница. За это время я постараюсь получше подготовиться к карьере процветающего модельера. Например, костюм, который сейчас на мне, я придумала и сшила сама. Нравится он тебе?

– Красивый, – одобрительно сказала Кики. – Такой же красивый, как и тот зеленый, в котором вы вчера приходили в школу.

– Тот тоже – моё произведение. И к нему пальто. А тебе интересно самой придумывать и шить нестандартную одежду?

– Конечно, это интересно, но для этого нужно иметь особый талант.

– Ты должна как-нибудь в ближайший уик-энд прийти ко мне и посмотреть мою мастерскую. Я мечтаю стать знаменитым дизайнером одежды!

– Потрясающе, – воскликнула Кики, заражаясь возбуждением учительницы. – Значит, вы для этого вышли на пенсию?

– Разумеется! – подтвердила мисс Беннет и, протянув руку, погладила Кики по коленке. Тут же послышалось тихое шипение кота. Но Кики не повернула к нему голову, потому что мисс Беннет продолжала говорить: – Когда джинсы перестанут служить униформой для всех школьников в нашей стране, тогда, может быть, и ты станешь моей клиенткой. Ну, а теперь ты получила ответы на все свои вопросы?

– Да, спасибо! – сказала Кики, вставая со стула. – Всё замечательно. Интервью будет напечатано в завтрашнем номере газеты. Окончательный текст мы согласуем с вами завтра утром. По нашим правилам мы должны проверить вместе с интервьюируемым правильность написанного перед тем, как напечатать статью в газете.

– Отлично! – одобрила учительница. – Завтра я приду в школу пораньше.

Когда Кики вернулась в редакцию, Рыжик был уже там и преспокойно лежал на подоконнике.

– Слышала новости? – мрачно спросил у неё Эндрю.

– Какие новости?

– Пищевое отравление. Его обнаружили и у Дебби, и у Мерилин!

– Отравление? – Кики была потрясена. – Как ты узнал?

– Я пошёл в столовую, чтобы собрать материал для статьи о работе команды миссис Махони по подготовке благотворительного обеда. И застал там целую кучу типов из городского Отдела здравоохранения – думаю, они сумеют навести в столовой порядок. Мне обо всем рассказала миссис Ламберт. Я был уверен, что она тебе рассказала обо всем этом…

– Кто? Миссис Ламберт?

– Нет, детка! Беннет. Она была в столовой вместе с директором и дюжиной учителей и обо всем знала ещё до интервью с тобой.

– Она не только не рассказала мне ничего об этом, но, наоборот, сообщила, что директор не имеет никаких сведений о девочках и что даже собирается сам пойти в больницу, чтобы узнать диагноз. Почему она солгала мне?

Эндрю пожал плечами и сказал:

– Может быть, чтобы не огорчать тебя ещё одной плохой новостью.

– Ещё одной плохой новостью? Какой? – спросила Кики, но уже догадалась о том, какой получит ответ.

– Благотворительного обеда завтра не будет!

– Все! Конец! – сказала Кики, бессильно опускаясь на стул.

– Работники здравоохранения запретили даже выдавать завтра еду в школьной столовой, – продолжал Эндрю. – Они уже привезли портативную передвижную кухню в автофургоне.

– Все наши усилия пошли насмарку, – сказала Кики с тяжелым вздохом. – Мы никогда не получим своего плавательного бассейна.

– Ну уж – «никогда», – успокоительно сказал Эндрю. – Может быть, через неделю кухню приведут в порядок и тогда разрешат провести наше мероприятие. А как у тебя прошло интервью?

– Нормально, – сказала Кики. – Хотя поначалу этого нельзя было ожидать. Я думала, что она оторвет мне голову из-за того, что я до её прихода заглянула в ежегодник одной техасской школы, который валялся в её кабинете. Однако потом она изменилась, стала дружелюбной и охотно отвечала на вопросы. Но я никак не пойму, почему она не сказала мне о пищевом отравлении, хотя уже знала об этом.

– Газете нужна сенсация, – сказал Эндрю. – Я оставил место для твоего интервью. Все остальные материалы уже готовы. Получу я твой материал завтра утром?

Кики кивнула головой.

– Сегодня вечером я напишу его, а завтра утром, после разговора с мисс Беннет, принесу в редакцию.

– Договорились, – сказал Эндрю и добавил: – А теперь пошли домой!

Подхватив Рыжика с подоконника, Кики бесцеремонно засунула его в свой ранец и, как обычно, объяснила коту причину:

– Не думаю, что людям из Отдела здравоохранения понравится, если они увидят, как ты бегаешь по школе.

С этими словами она закрыла ранец, и всю дорогу, пока они шли к велосипедной стоянке, из ранца до неё доносилось мурлыканье. Путешествия в ранце своей хозяйки не были для Рыжика новостью. Ранец стал его вторым домом, где он находился в тех случаях, когда Кики появлялась в таких местах, куда котов не приглашают.

Отвязывая свой велосипед, Эндрю сказал:

– Нам следовало бы позвонить миссис Остенбуш и известить её о наших проблемах.

– И я так думаю, – согласилась Кики и посмотрела на часы. – Она накупила кучу билетов для своих друзей и будет огорчена, что наше дело срывается. Наверно, я прямо сейчас поеду к ней – терпеть не могу звонить ей по телефону. Может, ты поедешь со мной?

– Поезжай одна! – сказал Эндрю. – Я не смогу: обещал маме, что сразу после школы постригу траву на лужайке возле дома. Если я не выполню это обещание – получу строгое наказание: на этой неделе я не самый любимый из её сыновей!

– Тогда до завтра, – сказала Кики, и они разъехались в разные стороны.

Пристроив свой велосипед на стоянке в городском парке, Кики, дождавшись зеленого сигнала светофора, перешла улицу и направилась к фешенебельному многоквартирному «Дому ветеранов сцены», в котором жила миссис Остенбуш. Увидев её, охранник дома Фред дружески помахал ей рукой. Такая встреча разительно отличалась от того, как их встретил тот же Фред несколько месяцев назад, когда они с Эндрю пришли сюда впервые: охранник чуть ли не силой хотел преградить им путь в здание. По-видимому, опасаясь преступников, он не должен был пускать сюда никого без предварительного разрешения.

Войдя в подъезд, Кики нажала кнопку домофона возле фамилии «Миссис Остенбуш» и назвала себя. Она поднялась наверх на скоростном лифте. Миссис Остенбуш – величественная, несмотря на свой маленький рост, белокурая дама – уже ждала её возле квартиры. Она обняла юную гостью и сняла с неё ранец, по опыту зная, что там должен находиться Рыжик, за что была вознаграждена радостным урчанием, исходившим из ранца. Войдя в комнату, Кики выпустила кота на волю, и он тут же подбежал к хозяйке дома, которая, подхватив его с пола, посадила рядом с собой.

– А где Эндрю? – поинтересовалась она.

– Он постригает лужайку, – сказала Кики.

– Ах, бедняга! – воскликнула миссис Остенбуш и показала рукой на стул, приглашая Кики сесть. – Мистер Остенбуш, царство ему небесное, никогда этого не делал. Никогда, никогда, никогда! Он говорил мне в таких случаях: «Милли! Если ты хочешь увидеть хорошую траву – я повезу тебя в Ирландию. Если хочешь увидеть цветы – повезу в Голландию. Но у меня есть дела поинтереснее, чем возить взад и вперед по лужайке машину для стрижки газонов. И я не желаю тратить время на то, чтобы сто раз опускаться на колени в грязь, пытаясь разобраться, где сорняк, а где цветок».

Кики рассмеялась. Она знала, что покойный мистер Остенбуш был бизнесменом, но, даже никогда не видя его, она представляла себе его таким же театралом, каким была его супруга – оперная певица.

– Кэтрин Кристин, ты должна остаться у меня на обед, – сказала миссис Остенбуш. – И Рыжик, разумеется, тоже. Мне случайно удалось достать особые сардины из Норвегии – они ему понравятся…

– Спасибо, миссис Остенбуш, – сказала Кики. – Но я, к сожалению, никак не могу остаться. Я пришла только для того, чтобы сообщить вам кое о чем.

– Ну, тогда хотя бы слегка перекуси, – решила гостеприимная хозяйка, поднялась с изящного белого стула и направилась к кухне. – Чипсы с содовой водой – неплохая закуска…

– Миссис Остенбуш! – простонала, пробуя протестовать, Кики.

Миссис Остенбуш посмотрела на неё через плечо и пошла дальше, продолжая говорить с Кики из кухни.

– Мои друзья из нашего дома с большим нетерпением ждут благотворительного вечера! Придут гости с этого этажа и с нижнего. За исключением, может быть, Лайлы Витсон, которая страдает гастритом. Никогда не видела, чтобы кто-нибудь так носился со своим желудком. «Я не могу есть мексиканскую еду, – хнычет она. – Это расстраивает мою желудочно-кишечную систему». Но я пообещала купить для неё желудочные капли, и она, наверное, тоже придет. Для меня посещение вашего праздничного вечера будет особенно приятно – это поднимет мне настроение перед поездкой. Я говорила тебе, что собираюсь в ближайшие дни в путешествие?

– Миссис Остенбуш, – попыталась прервать её рассказ Кики и сама пошла в кухню. Но у неё ничего не вышло.

– Я еду в Техас! – продолжала рассказывать актриса. – Хочу вернуться к своим корням…

– Миссис Остенбуш, – перебила её решительно Кики. – Я пришла к вам сообщить, что наш благотворительный вечер не состоится. По крайней мере, в эту субботу. Может быть, удастся его устроить в следующую. Загвоздка в школьной столовой: некоторые наши ребята заболели и…

– Возможно, они наелись зеленых яблок, – весело решила миссис Остенбуш, наполняя чипсами хрустальную с серебром вазу.

– Нет, дело более серьезное: три школьницы отправлены в больницу.

– Больница! Ужасное местечко, – язвительно сказала миссис Остенбуш. – Короткая, не по росту, одежда, кровати, как садовые скамейки, медсестры, которые в любой момент готовы разбудить вас, жидкая кашица на завтрак и жесткий салат на ужин. Не удивительно, что там ребята болеют. О, извиняюсь! Я забыла, что твоя мама работает в больнице…

– Не в этом дело! – улыбнулась Кики. – Беда в том, что наши девочки заболели не в больнице, а до того, как туда попали. Говорят, что у них пищевое отравление, хотя это ещё не официальный диагноз. Думаю, что об этом напишут завтрашние газеты. Как бы то ни было, праздник в эту субботу не состоится. В таком случае мы всем вернем деньги за билеты.

– Я не желаю, чтобы мне возвращали деньги, – раздраженно сказала миссис Остенбуш. – Мне доставляет удовольствие помогать вам построить плавательный бассейн. Я даже собиралась позвонить тебе, чтобы купить ещё десяток билетов.

Она открыла дверцу буфета, вытащила оттуда пачку зеленых билетов, перевязанную резинкой, разорвала их и со словами «Туда им и дорога!» выбросила билеты в мусорный ящик под мойкой, как выбрасывают ненужный хлам.

Рыжик тут же решил, что у него появился удобный случай исследовать содержимое мусорного ящика, и потянулся к нему, но миссис Остенбуш решительно отпихнула его рукой и захлопнула крышку.

– Ты сейчас получишь кое-что получше, чем мусор, дорогуша! – ласково сказала она коту и, поставив перед ним обещанную банку импортных сардин, снова повернулась к Кики: – Можешь рассматривать пятьдесят долларов, потраченные на покупку выброшенных билетов, как моё пожертвование на строительство бассейна, Кэтрин Кристин! А когда вы установите новую дату для благотворительного обеда, приходи ко мне, и я куплю ещё пачку билетов.

– Красота! – воскликнула с восторгом Кики. – Вот это здорово!

– Захвати с собой содовую воду, дорогая, – сказала миссис Остенбуш и, взяв в руки вазочку с чипсами, направилась из кухни в комнату. – Было бы ужасно, если бы ваш благотворительный обед вообще не состоялся. Мы, пожилые люди, живущие в этом доме, рассчитывали, что это будет праздник и для нас. Уже заказан огромный белый лимузин, который привезет нас к школе. Рути Хэгл специально для этого случая купила мексиканскую шаль, а старина Пэт Малине распаковал сомбреро, которое он купил в Гвадалахаре ещё в 1942 году. Ну, ничего, я уверена, что праздник все равно состоится. Ужасно только, что заболели эти бедняжки из вашей школы. Ты говоришь, у них пищевое отравление?

– Пока это только предположение. Когда я сегодня уходила из школы, в нашей столовой собралась целая толпа сотрудников Отдела здравоохранения.

– А, эти бюрократы, – скривила рот в саркастической усмешке миссис Остенбуш. – Они придумают множество заумных теорий, напишут пятьдесят страниц вздора в своем отчете, наймут кучу лишних работников специально для этой работы, как бы временно, но потом эти временные чиновники будут получать зарплату ещё двадцать лет и ни на йоту не приблизятся к разгадке того, почему заболели школьницы. Слушая этот монолог, Кики тихонько хихикала, но она по опыту знала, что единственная возможность дождаться окончания потока слов – не прерывать его. Прервал монолог Рыжик. Покончив с сардинами, он давно появился в гостиной, сначала удобно устроился на коленях хозяйки дома, потом спрыгнул и начал бродить по комнатам в поисках залитого солнцем подоконника, пока не удостоверился, что в этой квартире подоконников вообще не было, поскольку все окна состояли из стекол от пола до потолка. В конце концов кот исчез в глубине кухни.

– Бедный котик! – пожалела его миссис Остенбуш. – Он сегодня очень нервничает. Такое бывает от недостатка витамина В. Но я думаю, что дело не в этом, Кэтрин Кристин! Мне кажется, что он переживает и волнуется из-за этого пищевого отравления в школе. Почему ты не предложила Рыжика с его умственными способностями в сотрудники Отдела здравоохранения? Он бы за одну неделю решил проблему школьной столовой. Да! Это блестящая идея! Я немедленно сама обращусь в Отдел здравоохранения с таким предложением!

– Нет, нет, миссис Остенбуш. Не надо! Они поднимут вас на смех!

– Поднимут на смех? – вскричала сердито миссис Остенбуш. Вскочив с места, она решительным шагом направилась к телефону. – Почему ты думаешь, что они будут смеяться, если даже газеты писали о том, как кот помог найти пропавшее завещание и спасти ценности музея?

– Никто не поверит тому, что в газетах писали именно об этом коте, о Рыжике, – запротестовала Кики. – Меня до сих пор дразнят, что та история не имеет к нему никакого отношения…

Однако миссис Остенбуш, не слушая её, уже начала говорить по телефону:

– Я хочу поговорить с директором! С, каким директором? С директором Отдела здравоохранения! С доктором Винсентом Рико! – Она прикрыла телефонную трубку рукой и, качая головой, пробормотала: – У них три директора! Вот бюрократы, – и снова вернулась к телефонному разговору: – Да, слушаю… Какое мне дело, что у него сейчас заседание? Вызовите его с заседания! Уверена, что он может побывать и на том заседании, которое у вас будет завтра… Да, мне срочно нужно поговорить с ним, – она кивнула головой, как бы подтверждая крайнюю необходимость разговора с директором, но в то же время по её лицу пробежала улыбка. – Это очень срочно!

Слушая разговор, Кики улыбалась про себя, удивляясь тому, как настойчиво и успешно добивалась своего эта немолодая женщина. И, конечно, добилась!

– Винсент, – сказала она в трубку после небольшой паузы. – Говорит Милли Остенбуш. Насколько я понимаю, у вас возникли проблемы со столовой одной из городских школ… Да… Да… Я могу, пока неофициально, предложить способ быстрого разрешения этой проблемы… Ну, полагаю, вы помните статью в газете, опубликованную пару месяцев назад, о коте, который помог разоблачить в музее подделку… Да, кот по кличке Рыжик! Так вот, я предлагаю использовать его и в данном случае! Конечно, я говорю серьезно, Винсент. Не груби мне! Хозяйка этого кота – мой друг, а школьницы, пострадавшие от пищевого отравления, – её друзья.

Тут миссис Остенбуш вопросительно взглянула на Кики, как бы ожидая подтверждения, и Кики быстро сказала:

– Натали Родригес – мой самый близкий друг… Следующий за Эндрю…

– Да, пострадали самые близкие её друзья, – повторила в трубку миссис Остенбуш. Слушая ответ своего собеседника, она то закатывала глаза, выражая неодобрение, то нетерпеливо постукивала по полу носком своих изящных красных туфель. Наконец она дождалась возможности снова вступить в разговор:

– Значит, так, Винсент! Когда куча ваших жалких чиновников определит, что причина отравлений кроется вовсе не в недостаточно горячей воде, которой моют посуду в столовой, позвони мне и я свяжу вас с этим умным котом… Почему с котом? Потому что чиновники всех уровней лишены воображения и каких-либо творческих способностей, кроме способности зря получать деньги налогоплательщиков. Вот почему, Винсент!

С этими словами она повесила трубку.

– Винсент всегда был нерешителен, – сказала она. – Он когда-то был моим студентом. Имел замечательный голос – оперный тенор. Но испугался артистической карьеры. Он уже достиг немалых успехов, но его голова говорила ему: «Ты не сможешь! Ты не сможешь!» А я повторяла: «Ты сможешь! Ты сможешь!» Но победила, к сожалению, его голова! Он уже сделал себе на сцене некоторое имя. Но что такое имя? Он при рождении получил имя: Винсент Эмилио Рико. Рико – по-испански – богатый! Но что сделал он сам, чтобы прославить это имя? Бросил учиться пению, поступил в медицинский колледж, чтобы резать трупы и научиться тому, как вести себя у постели больного. Ремесленник! Проверяет в столовых систему мойки посуды!

Этот монолог был внезапно прерван треском и грохотом, доносившимся из кухни. Кики и миссис Остенбуш вскочили на ноги и поспешили туда. Они увидели опрокинутый мусорный ящик, из которого на пол вывалилось его содержимое. А под кухонной раковиной горделиво, с высоко поднятой головой сидел Рыжик.

– Вот ужас! – начала извиняться смущенная Кики и тут же бросилась наводить порядок. – Как это он сумел забраться под мойку и так набезобразничать!

– О, разве он не умен и не мил? – спросила миссис Остенбуш, с восхищением глядя на огромного рыжего кота.

– Я бы подобрала для него другие эпитеты, – сквозь зубы пробормотала Кики и протянула руку к коту под раковину, чтобы вытащить его оттуда. Но кот ударил лапой по её руке, а миссис Остенбуш в тот же момент отвела её руку от Рыжика.

– Не надо его трогать! Он же хочет общаться с нами, – сказала она и обратилась к коту: – Что ты хочешь сообщить нам, детка?

– Он хочет сообщить, что этот детка на самом деле – просто хулиган, – высказала свое мнение Кики и снова запустила руку под раковину. На этот раз кот ударил лапой по лежащей перед ним жестянке с такой силой, что она, подскочив, стукнула Кики по колену и свалилась на пол. Это была круглая белая банка, на крышке которой резко выделялись черные буквы.

– Вот это да! – вскрикнула Кики. – Здесь ответ на вопрос!

– Да, здесь ответ на вопрос, – повторила за ней миссис Остенбуш, поднимая с пола банку. – Я говорила тебе, что кот откроет тайну отравления!

Она закрыла глаза, картинно вытянула руки с белой банкой, приняла театральную позу и запела, долго держа одну ноту, как и надлежало это делать певице с колоратурным сопрано. Затем, резко оборвав пение, она протянула банку Кики и сказала своим обычным голосом:

– Вот разгадка: твои друзья были отравлены крысиным ядом.

Кики посмотрела на жестяную банку, которую всё ещё держала в руках, и увидела, что над черными буквами был изображен череп со скрещенными костями.

– «Крысиный яд», – повторила Кики. – Но как он мог попасть в пищу, даже если в столовой водились крысы? Кроме того, девочки ведь заболели не все сразу… Кроме того, одна из них вообще ела на завтрак только то, что принесла из дома…

– Теперь мы знаем, чем они были отравлены, – сказала миссис Остенбуш с порога, отвергая возражения, высказанные Кики. – Осталось узнать, как это было сделано и кем!

Не вступая в бесполезный спор с миссис Остенбуш, Кики, более внимательно прочитав надписи на банке, хмуро сказала:

– В состав крысиного яда входит мышьяк.

– Мышьяк и вызвал отравление! – торжественно объявила миссис Остенбуш и подошла к своему любимцу коту, который теперь лениво улегся на микроволновой печке и умиротворенно умывался.

Тем временем Кики собрала рассыпанный мусор в ящик, поставила его на место под раковину, вымыла руки и подхватила Рыжика.

– Нам пора домой, миссис Остенбуш, – сказала она. – Ещё раз большое спасибо за пожертвования. Скоро я сообщу вам дату, когда все же состоится наш благотворительный вечер.

– Но я ещё не успела сказать тебе о моем намерении совершить поездку в Техас, – запротестовала миссис Остенбуш.

– Возможно, я приду к вам в субботу, – постаралась успокоить её Кики. – А сейчас мне на самом деле надо идти домой, иначе мама будет волноваться.

Возле двери миссис Остенбуш обняла девушку и сказала:

– Все будет хорошо! Надеюсь, твои друзья скоро поправятся! Теперь мне следует срочно позвонить Винсенту и сообщить ему о том, что Рыжик сказал нам: ищите мышьяк!

Кики ещё не успела выйти из квартиры, когда услышала громкий голос миссис Остенбуш, разговаривающей по телефону с секретаршей Отдела здравоохранения:

– Немедленно позовите к телефону мистера Рико… Я звоню из Шотландии, из города Эдинбурга! Из Королевского госпиталя! Поторопитесь, милочка, – междугородный разговор стоит дорого!

Улыбаясь, Кики вышла к лифту на лестничную площадку.

Глава шестая


Доктор Коллир вернулась с работы через несколько минут после Кики и, обняв дочку с несвойственным ей пылом, пошла наверх к себе в комнату, чтобы переодеться. Вскоре она появилась в старых джинсах и теплом свитере, в изнеможении опустилась на стул и устало сказала:

– Ох, Кики! Сейчас бы поесть! Не возражаешь против пиццы?

– Ага! Позвоню и закажу у Пеперони… Ладно?

Мама кивнула головой. Кики, сделав по телефону заказ в ближайшем ресторанчике, вернулась к матери, села на скамеечку у её ног и спросила:

– Тяжелый был день?

– Я очень разволновалась, когда узнала, что к нам в больницу привезли ещё двух учениц из вашей школы. Страшно было и подумать, что это могло произойти с тобой, Кики! Я так переживала!

– Мама! Ничего со мной не случится, – уверенно сказала Кики и, чтобы ещё больше успокоить её, добавила: – Между п


убрать рекламу




убрать рекламу



рочим, сегодня специалисты из Отдела здравоохранения начали проверку нашей столовой, и если болезнь Натали и других девочек была не простой случайностью, они найдут причину и устранят её.

– Ужасно, что человек никогда не знает, что может случиться, – глубоко вздохнула доктор Коллир.

«Бедная мама, – подумала с жалостью Кики, и, хотя прошло уже два года с тех пор, как в результате несчастного случая погиб отец, она помнила, что происходило с матерью, когда она узнала, что её муж никогда не вернется домой. – Мама всегда казалась мне такой сильной», – подумала Кики, но заговорила совсем о другом:

– Ты видела их? Дебби и Мерилин…

– Да. Их задержат в больнице на сутки или двое, но у них все будет в порядке.

– Всё так ужасно, – сказала Кики.

– Ты имеешь в виду отравление?

– И отравление, и то, что никто не знает, как оно случилось. Я вспоминаю, что случилось с папой, – как он высадил меня из машины возле школы… – Тут она почувствовала, что у неё перехватило горло, и только сделав над собой усилие и проглотив слюну, она смогла говорить дальше: – Все было бы по-другому, если бы он высадил меня из машины на пять минут раньше или на пять минут позже! Или даже на одну минуту! Когда он высадил меня, я даже представить себе не могла, что…

– Что больше никогда его не увидишь, – досказала за неё мама. По её щекам медленно текли слезы, и у Кики от этого ещё сильнее сдавило горло.

– Иногда я прихожу в ярость! Это несправедливо! – взволнованно проговорила Кики. – У меня появляется желание рассчитаться с кем-нибудь за это.

Мать ласково погладила дочку по плечу и призналась:

– Понимаю тебя, любимая моя! У меня тоже иногда появляется желание отомстить кому-то. Но сколько бы не горевать – папу не вернешь! Некоторые люди позволяют злобе одерживать верх над ними и мечтают рассчитаться с обидчиком. Но такие люди заканчивают попыткой самоубийства или психиатрической клиникой,

– А бывает, что и ты от этого становишься, как помешанная?

– О да, – улыбнулась сквозь слезы мать. – Тогда я начинаю бегать трусцой, или ношусь на велосипеде, или просто выхожу на задний двор и начинаю бросать комками грязи в забор.

– Комками грязи, – хихикнула Кики. – Вот это да! Не могу представить тебя бросающей комки грязи! Теперь мать и дочь вместе плакали и смеялись.

– Я как-нибудь приглашу тебя на задний двор посмотреть на меня в такие минуты, – пообещала мама.

Кики представила себе картину, как доктор Коллир кидает в забор комки грязи и, чтобы не рассмеяться громко, закусила губу и сказала:

– Я тоже иногда схожу с ума. А иногда мне становится страшно – в голову приходят ужасные мысли.

– Какие? – спросила мать, вытирая с лица слезы.

– Например, что, если несчастье случится с тобой? Я ведь тоже беспокоюсь о тебе. Недавно по радио передавали, что одна медсестра в Нью-Йорке умерла от СПИДа, которым она заразилась от пациента в больнице. Мама, может ли нечто подобное случиться с тобой?

– Все этого боятся, – сказала доктор Коллир и погладила дочь по голове. – Поэтому мы в больнице принимаем все меры предосторожности. Спасибо, что ты заботишься обо мне, но человек не должен допускать, чтобы страх парализовал его. Нельзя из страха перед смертью остановить свою жизнь и ничего не делать, потому что это опасно!

– Наверное, ты права. Но это очень трудно, – сказала Кики и перевела разговор на другую тему, спросив: – Ты видела сегодня Натали?

– Да. Её ещё днем выписали из больницы. Она просила передать, чтобы ты позвонила ей. Возможно, уже в понедельник она приступит к занятиям в школе.

– Что у неё определили, пищевое отравление?

– Нет, – покачала головой доктор Коллир. – Лабораторный анализ с полной уверенностью показал, что причиной отравления был мышьяк.

– Мышьяк? – повторила страшное слово Кики, и мурашки побежали по её спине. – Но как?..

– Мы не знаем «как», – чаще всего источником случайных отравлений мышьяком является крысиный яд, и нет ничего удивительного, если он оказывается в какой-нибудь столовой, насыпанный под раковиной или возле мусорных ящиков. Но как он мог оказаться в пище? Могло случиться непоправимое. – Она снова ласково положила руку на плечо дочери, и её глаза вновь наполнились слезами. Однако как только слезы скатились по щекам, доктор Коллир решительно вытерла их ладонью и улыбнулась. И в тот же момент раздался резкий звонок в дверь.

– Возьми деньги из моей сумочки, – сказала мама, и Кики, выполнив её приказание, пошла к входной двери. Рыжик тут же соскочил с дивана, на котором он безмятежно спал во время разговора матери с дочкой, и отправился вместе с Кики к двери.

– Ты мой сторожевой пёс! – с горделивой улыбкой сказала ему Кики.

Вернувшись в гостиную с коробкой, в которой лежала пицца, и поставив её на стол, Кики почувствовала её особый, специфический запах и поняла, что она очень проголодалась. Откусив изрядный кусок, она спросила маму:

– Что ещё сказала Натали?

– Она беспокоится о тебе: вы ведь завтракали вместе…

– Ага! Вот чего я и не могу понять! Ведь мы вместе с ней провели почти весь день. Как только мы кончим обедать, я позвоню ей. К тому же мне надо сегодня вечером написать интервью с нашей новой учительницей домоводства, потому что оно будет напечатано в завтрашнем номере «Курьера».

– Тебе нравится эта учительница? – спросила мама, свернула ломтик сыра в трубочку и засунула её себе в рот, приговаривая: – Уууу, как вкусно…

– Она – что надо! Похожа на манекенщицу. Но у неё часто меняется настроение…

Кики описала матери инцидент с техасским школьным ежегодником, рассказала о том, как Рыжик избегал внимания и ласки Ширли Беннет, и наконец передала содержание телефонного разговора миссис Остенбуш с директором Отдела здравоохранения. Они разговаривали и смеялись, а Рыжик сидел рядом с ними, с увлечением расправляясь с лакомыми кусочками, доставшимися ему с хозяйского стола.

– Пойду приму горячую ванну, – сказала, закончив трапезу, миссис Коллир, – а ты не забудь приготовить себе что-нибудь покушать на завтра.

– Я и сама собиралась это сделать, – усмехнулась Кики. – Но сейчас я хочу позвонить Натали.

Она унесла на кухню остатки обеда и с кухонного телефона позвонила подруге. Номер был занят. С третьей попытки наконец она дозвонилась и тут же спросила у Натали:

– Как у тебя дела?

– Теперь все в порядке! Но я похудела килограмма на три. Не советую тебе попадать в больницу!

– Ладно! Если удастся этого избежать…

– Я слышала, что наш званый обед сорвался?

– Да. Но официально об этом объявят только завтра. Откуда ты это знаешь?

– Мисс Беннет звонила вчера моей матери. Она какая-то странная! Сказала маме, что уверена, будто я очень огорчена болезнью, поскольку являюсь членом нашей команды пловцов.

– Ты в команде пловцов? – засмеялась Кики при мысли, что её маленькая, пухленькая, боящаяся воды подруга прыгает в бассейн, плывет и ныряет.

– Очень странно! – продолжала Натали. – Ведь если мне суждено утонуть, то только в ванне. Моя мама пробовала объяснить ей, что я не занимаюсь плаваньем, но потом поняла, что это безнадежно, и просто поблагодарила её за телефонный звонок. И ещё одну вещь я не могу понять: мы с тобой ели один и тот же завтрак, – почему же я отравилась, а ты нет?

– Ага! Мы обе ели фирменные блюда макаронной Махони: макароны с сыром и мясной подливой, зеленый горошек, салат. И пудинг…

– И шоколадный торт, который испекли на уроке по домоводству, – добавила Натали. – Конечно, в нем лишние калории, но кто же откажется от шоколада!

– Мне не удалось попробовать торт, – засмеялась Кики. – Эндрю и Рыжик уничтожили его.

– Ох ты! Ты не должна была отдавать такую вкуснятину. А они пусть бы ели макароны.

– Правильно, – засмеялась снова Кики. – Но мне пора садиться за работу: надо написать интервью с мисс Беннет для завтрашнего «Курьера». Рада, что ты чувствуешь себя лучше!

– И я этому рада, – сказала Натали. – Спасибо! Встретимся в понедельник!

Кики ещё немного повозилась на кухне. Когда вместе с Рыжиком она вернулась в гостиную, там сидела с книгой в руках её мама.

– Что ты читаешь? – поинтересовалась Кики.

– Я не читаю, – сказала доктор Коллир и показала Кики книгу – это был какой-то справочник. – Я ищу номер телефона врача в штате Кентукки, который раньше лечил одного моего пациента.

– А этот пациент не может дать тебе номер телефона своего врача?

– Нет. Все не так просто. Фамилия врача – Смит. Людей с такой фамилией множество, а пациент не помнит даже его имени. Вот я и пытаюсь найти в справочнике. Мне известно, что этот врач является специалистом по диабету, а значит, он, скорее всего, эндокринолог. Но, возможно, он вообще теперь живет в каком-нибудь другом городе.

– О! Значит, в этом справочнике есть список всех врачей в стране?

– Здесь собраны данные обо всех терапевтах и хирургах Соединенных Штатов, – подтвердила доктор Коллир.

– Ты сейчас занята работой детектива, – воскликнула Кики. – Это по моей части. Ну, я иду к себе писать заметку об этой Беннет. А потом лягу спать.

Ночью Кики проснулась, включила лампу на столике возле своей постели и взглянула на часы. Четыре часа двадцать минут. Что разбудило её? Рыжик лежал на её подушке и, моргая на свет лампы, сонно потягивался. Она приподнялась на одном локте. Её разбудил сон, но что это было за сновидение?

Кики снова опустила голову на подушку, кот расположился на её животе, и она почувствовала успокоение и удовольствие от теплоты и тяжести его тела, она поглаживала его густую шерсть и вспомнила, что он был вместе с ней в её сновидении.

Ей приснилось, что она сидела на поле в высокой зеленой траве, рядом протекал ручей, а вокруг, низко, почти над самой землей, с пением и чириканьем летали маленькие, ярко окрашенные птички – малиновые, зеленые, желтые. Рыжик прыгал в воздух, пытаясь поймать их, но они были проворнее него и при каждом его прыжке успевали взмыть в вышину. Потом одна желтая птичка неожиданно подлетела к Кики, села рядом с ней на камень, но, когда девушка протянула руку, чтобы потрогать её… птичка исчезла!

Вспомнив этот сон, Кики так резко села в постели, что кот упал с кровати.

– Птички! – прошептала она. – Мертвые воробьи на школьном дворе. Они были тоже отравлены!

Она снова легла, кот тут же прыгнул на неё и снова удобно устроился на её животе.

«Но как птицы могли отравиться? – размышляла Кики. – Раз в месяц в школу после уроков приходят работники санитарной службы». Она знала об этом потому, что однажды, задержавшись надолго в редакции газеты, увидела через окно, как они во дворе обрызгивали из пульверизаторов школьный фундамент. Когда она выходила из школы, санитарные работники тоже собирались уходить, но она успела спросить одного из них, чем они занимались.

– Мы разбрызгивали приманку с отравой для пауков, мышей и крыс, – объяснил он. – Это очень старое здание, мисс. И оно нуждается в такой профилактике.

Сейчас, вспомнив этот разговор, Кики подумала, что, возможно, санитарные работники приходили в школу и накануне того дня, когда заболела Натали. Может быть, Дебби, которая принесла с собой завтрак на следующий день, выбросила сандвич на двор, и тогда птички могли поклевать его возле фундамента, обработанного отравой. Может быть… Может быть… Может быть!..

Выключив настольную лампу, Кики забралась под одеяло. Кот улегся рядом с ней, счастливо мурлыкая. Через минуту они оба уже спали.

На следующее утро, оставив свой ранец в редакции «Курьера», Кики пошла искать мисс Беннет и нашла её в её маленьком кабинете. Учительница встретила Кики приветливой улыбкой.

– Доброе утро, – сказала Кики, уставившись на учительницу. – Какое шикарное платье! Неужели это одно из тех, которые вы сшили сами?

На мисс Беннет было лимонно-желтое платье с длинными рукавами и широким поясом. Несколько тонких золотых цепочек вокруг шеи дополняли золотые сережки.

– Это одна из моих самых первых моделей, – объяснила учительница. – И одна из самых любимых.

– Платье – блеск! – сказала Кики. – А я совсем не умею шить. У меня были большие неприятности с отметками за шитье.

Мисс Беннет засмеялась:

– Невозможно быть мастером на все руки, – сказала она. – А я слышала, что ты очень хороший репортёр, Кики. Миссис Ламберт говорила мне, что ты даже провела успешное журналистское расследование, о котором писали местные газеты. На самом деле она говорила мне не только о тебе, но и о твоем коте, однако в это, конечно, трудно поверить.

– У него, кажется, есть шестое чувство, – усмехнулась Кики.

– Ты принесла наше интервью?

– Вот оно, – сказала Кики, передавая ей напечатанную на машинке страницу. Молчаливо ожидая, пока мисс Беннет прочитала заметку, Кики увидела, что та начала все больше и больше хмуриться.

– Это читается как сказка, – сказала учительница медленно, опуская листок бумаги на стол и поднимая глаза на Кики. – Мой отец никогда не был продавцом в аптеке, он был фермером. И я терпеть не могу плавание. И я ни разу в жизни не каталась на водных лыжах! Откуда ты взяла, что я хотела быть химиком? Все это выдумки!

– Но…

– Кики, ты не можешь публиковать эту заметку. Она вся – сплошное вранье! Это вздор! – злобно воскликнула мисс Беннет. Её лицо покрылось красными пятнами, она почти кричала, а потом, схватив заметку, она разорвала её пополам, затем на четыре части и выбросила в мусорную корзину под столом.

Кики была ошеломлена такой реакцией учительницы и ещё раз пыталась возразить:

– Но…

– Но? Это всё, что ты можешь сказать? Твоя заметка – это поклеп и клевета, – продолжала кипятиться мисс Беннет. – Её надо полностью переписать!

Не в состоянии выносить это, Кики вылетела из кабинета. Слезы обиды наполнили её глаза, когда она вбежала в редакцию «Курьера». Эндрю, стоя на ящике, приклеивал к стене объявление. Он оглянулся и спросил:

– Интервью с Беннет готово?

– Оно у Беннет в мусорной корзине! – крикнула в ответ Кики. – Она сказала, что моя заметка – вздор! Что я исказила все её слова! Но я ничего не исказила! Я написала только то, что она мне вчера рассказала! Я ничего не придумала сама!

Эндрю повернулся к ней. Она кричала и плакала одновременно.

Такой он её никогда не видел.

– Нет проблем, – сказал он неуверенно. – Нет проблем! Я заполню это место в газете рисунком Брэда: рисунок можно уменьшить до нужного размера. Не беда, если мы не напечатаем в текущем номере это интервью, поскольку благотворительный обед на этой неделе все равно не состоится.

– Не в том суть! – выкрикнула Кики. – Суть в том, что я ничего не исказила! Я написала только то, что она рассказала мне! Настоящий врун не я, а она!

В этот момент дверь в комнату открылась и оттуда послы шалея женский голос:

– Ой-ой! Мне следует заткнуть уши, чтобы не слышать, как вы обсуждаете ваши проблемы. Мне можно войти? Или прийти попозже?

В дверях стояла Елена и с явным удовольствием наблюдала за плачущей Кики.

Эндрю перевел взгляд с Кики на Елену. На ней были светло-голубые обтрепанные джинсы, красная блузка свободно спадала до пояса, длинные черные волосы были перехвачены красной лентой.

– Входи, – пригласил он и свистнул: – Новый наряд?

Прежде чем Елена успела ответить, Кики схватила свой ранец и пулей выскочила из комнаты. Она была вне себя от обиды. Эндрю даже не пытался защитить её! Паясничал по поводу нарядов Елены и без сожаления заполнил её место в газете другим материалом! Разве так поступают друзья?

Выбежав из школы, она села на каменную ступеньку и просидела там до самого звонка.

Она ненавидела мисс Беннет. Как посмела та обвинить её во лжи! Ведь она сама сказала, что обожает плавать и кататься на водных лыжах! И сообщила, что её отец был аптекарем, даже рассказала, как она, бывало, ещё девчонкой расспрашивала отца о разных лекарствах и их свойствах!

– Мне же это все не приснилось! – вслух воскликнула Кики. Она ненавидела и Елену, женственные формы которой ещё больше подчеркивали её дорогие наряды; она выглядела всегда так, словно только что сошла с подиума, где демонстрировала модную одежду. И как Елена радовалась, что заметка Кики не пойдет в газету! Она даже не читала эту заметку!

Но потом мысли Кики снова вернулись к мисс Беннет: как мучительно будет присутствовать в классе на уроке домоводства, когда там будет находиться эта женщина!

– Не хочу никогда больше видеть её, – опять вслух сказала Кики. – Как посмела она разорвать мою заметку и выкинуть её в корзину! Она не имеет права! Это моя собственность, а не её…

Эти размышления прервал звонок на урок, и тут же в её голове промелькнула неожиданная мысль. Она сорвалась с места, вбежала в школу и успела встретиться с учительницей миссис Хейли у двери кабинета физики.

– У меня очень сильно болит голова, – сказала она. – Можно я пойду в медпункт и немного полежу там?

– Конечно, Кики, – разрешила ей учительница и тут же написала записку медицинской сестре.

Кики медленно пошла по направлению к медпункту, но как только в классах начались уроки и коридоры полностью опустели, она повернулась, взбежала на второй этаж и направилась к кабинету по домоводству. Ей было известно, что первый урок – урок кулинарии – мисс Беннет проводила не в классе, а в школьной столовой. Ей повезло: классная комната была не заперта и в ней никого не оказалось. Она пересекла комнату и вошла в кабинет учительницы.

Первым делом Кики подбежала к столу, выдвинула из-под него мусорную корзину и, пугливо озираясь на дверь, начала искать в ней клочки своей разорванной заметки. Но заметки там не было! В корзине она нашла кучу измятых, скомканных, порванных рекламных листков о благотворительном вечере! Дюжина листков, не просто выкинутых в мусор, но измятых и разорванных!

Удивившись, Кики начала более внимательно исследовать содержимое корзины. Теперь она была уверена, что её заметки там уже не было. Она снова сложила измятые клочки листовок в корзину и поднялась с колен.

Происходило что-то странное, но что именно – она не могла понять. Бросив взгляд на книжную полку, она увидела, что школьный ежегодник из города Драйтона штата Техас лежал теперь там, и на нем стояла ваза с фруктами. Увидела она и то, что между страницами книги лежали полоски бумаги. Кики сняла с книги вазу и открыла первую страницу. Полоски бумаги оказались не чем иным, как клочками её разорванной на четыре части заметки. Пока она доставала эти клочки бумаги из книги, Джулия Петерсон улыбалась ей с книжной фотографии.

Почему мисс Беннет достала эти обрывки из мусорной корзины и поместила их в книгу рядом с фотографией погибшей девушки из Техаса? Кики села на стол с книгой в руках и снова начала читать первую страницу. Она прочитала, что Джулия Петерсон погибла в семнадцать лет. Она была замечательной ученицей и великолепной спортсменкой, получавшей награды за успехи в баскетболе, футболе и в плавании. Ещё раз взглянув на фотографию в книге, Кики подумала: «Какая она симпатичная! Интересно, буду ли я когда-нибудь выглядеть так же, когда стану старше?»

В книге было также написано, что Джулия получила предложение от трех престижных университетов обучаться со стипендией. Она также сама себе шила платья, пела в школьном ансамбле и была казначеем школьного совета. Погибла она от несчастного случая, готовясь к соревнованию по прыжкам в воду в бассейне.

Как же могло случиться, что учительница мисс Беннет не помнила такую замечательную ученицу? Кроме всего прочего, имя этой девушки упоминалось на каждой странице школьного ежегодника, который принадлежал учительнице. Там же были помещены несколько больших фотографий девушки: вот она солистка на рождественском концерте, вот играет на баскетбольной площадке, вот манекенщица на школьной сцене при демонстрации модной одежды. Это последнее фото привлекло особое внимание Кики: на Джулии было желто-лимонное платье с длинными рукавами и широким поясом.

У Кики сработал инстинкт следователя. Сомнений быть не могло: платье, которое на фото демонстрировала Джулия Петерсон, было точно таким же, как платье мисс Беннет, о котором она сказала, что это одна из первых и самых любимых её моделей. В таком случае возникает вопрос: каким образом девушка получила такое платье и как могла мисс Беннет забыть и об этом?

Мельком взглянув на часы, Кики трясущимися руками начала листать книгу в поиске списка учителей этой школы. На одной из последних страниц она увидела групповую фотографию учителей и начала искать знакомое лицо. Безуспешно! За исключением чернокожей учительницы математики, все остальные учительницы были значительно старше и некрасивее, чем мисс Беннет. А преподавательнице домоводства в больших темных очках по имени миссис Ренерт было лет под шестьдесят и у неё был тяжелый подбородок.

Раздался звонок на перемену. Поспешно положив клочки своей разорванной заметки на первую страницу поверх фотографии Джулии и взгромоздив на закрытую книгу вазу с фруктами, Кики стремглав выскочила в коридор и смешалась с толпой школьников.

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

В этот день время тянулось для Кики бесконечно. Её злость на мисс Беннет сменилась решимостью докопаться до истины. Почему учительница сначала сообщала ей о себе сведения, которые потом сама же стала отрицать? Каким образом её странное поведение связано с ежегодником драйтонской школы в Техасе и с девушкой по имени Джулия Петерсон?

Уроки казались нестерпимо скучными, и Кики страдала от того, что надо было сидеть на уроках математики, английского и обществоведения, вместо того чтобы поскорее заняться поисками ответа на вопрос: почему так странно ведет себя мисс Беннет. Кроме того, её, как и всех ребят, всё ещё волновала история с отравлением школьниц.

В полдень она зашла в приемную директора, чтобы поговорить с его секретаршей миссис Джонсон.

– Здравствуй, Кики! – приветствовала её миссис Джонсон. – Как жалко, что так получилось с благотворительным вечером… У тебя ко мне какое-то дело?

– Я бы хотела узнать у вас кое о чем, – сказала Кики. – Вам известно что-нибудь о работе санитарной службы, которая иногда приходит к нам в школу?

Миссис Джонсон утвердительно кивнула головой.

– Они приходили на этой неделе? – спросила Кики.

– Нет. Они приходят к нам только раз в месяц. Теперь появятся у нас в следующий понедельник… А сотрудники Отдела здравоохранения уже проверили вчера, не остались ли от прошлого раза ядовитые вещества на школьном дворе…

– О, – выдохнула Кики, только сейчас поняв, что мысль о такой проверке могла прийти в голову специалистам ещё раньше, чем ей.

Поблагодарив секретаршу, Кики отправилась завтракать во двор и расположилась в дальнем его конце, где было поменьше ребят. Ей хотелось, чтобы никто не мешал ей составить план дальнейших действий.

Она решила не вести больше разговоров об отравлениях девочек, а сосредоточить все внимание на мисс Беннет. Даже досада на Эндрю должна быть временно отодвинута в сторону, хотя Кики чувствовала некоторое удовлетворение от того, что, проходя мимо редакции «Курьера», где у двери Эндрю ждал её, она сделала вид, что очень увлечена разговором с Анжелой и как бы не заметила его. Пусть теперь поразмыслит кое о чем! Она всегда на большой перемене, прежде чем завтракать, приходила в редакцию. А теперь пускай он ест свой завтрак с Еленой и вникает в её заботы!

По дороге во двор Кики захватила с собой сегодняшний номер газеты «Курьер» и убедилась в том, что место, предназначенное для её интервью с мисс Беннет, было заполнено рекламой благотворительного обеда и сообщением, что он переносится на другое время.

Достав из ранца блокнот и карандаш, Кики кратко набросала на бумаге, что происходило в школе за последние несколько дней. Это помогло ей привести свои мысли в порядок. Таким методом она пользовалась всегда, если сразу не могла разобраться в какой-нибудь трудной ситуации.

Вскоре на листке появились такие записи:


Вторник: Приезд Беннет / Подготовка обеда.

Среда: Мертвые птицы во дворе / Болезнь Натали.

Четверг: Интервью с ШБ / Заболели Мерилин и Дебби / Обед отложен.

Пятница: Заметка отвергнута ШБ / Ссора с Эндрю / Джулия Петерсон: прыжки в воду, несчастный случай / Рекламные листовки в мусорной корзине / Отравились только девушки.


Прозвенел звонок, Кики встала, потянулась и пошла к входу в школу. Ей предстояло отсидеть ещё два урока. Один из них – домоводство!

– Кики! Кики! Подожди! – услышала она крик за спиной и, повернувшись, увидела, что к ней бежит Брэд Лопес. Опустив на землю ранец, она остановилась, поджидая его.

– Привет, Брэд! – сказала она, когда он, запыхавшись от быстрого бега, подскочил к ней.

– Ты слышала, что случилось с моим плакатом?

– Нет.

– Ночью его кто-то изрезал!

– Что? – удивленно спросила Кики. – Кто это сделал?

– Наверное, какой-нибудь дурак, который решил, что вечер вообще не состоится…

– Как это подло!

– Ещё бы! Если бы утром, увидев, что сотворили с моим плакатом, я поймал того, кто это сделал, я бы убил его! Кики сочувственно кивнула головой, и Брэд продолжал:

– Как только сегодня я узнал, что завтрашний благотворительный вечер не состоится, я пошел в столовую снять плакат, чтобы изменить на плакате дату, если обед будет перенесен на следующую субботу, и снова повесить его. Мой рисунок висел на стене, где мы вчера его прикрепили, но лицо девушки, прыгающей с трамплина, было вырезано вообще, а лица нескольких ребят, стоящих в очереди к трамплину, были изрезаны… Мне не хочется говорить тебе, но и ты в числе этих ребят…

– Как это? – не поняла Кики.

– Сама увидишь. После следующего урока зайди в кабинет рисования к мистеру Ли, плакат я отнес к нему: он считает, что его можно ещё спасти, восстановить.

На уроке Кики достала свой блокнот и дополнила события пятницы ещё одной пометкой: «Плакат Брэда изрезан».

Она чувствовала, что этот акт вандализма совершен не каким-нибудь балбесом-школьником и что вопрос о том, кто и как совершил его, и является ключом к разгадке всей тайны.

Сразу после звонка она отправилась в кабинет рисования. Плакат был разложен на большом столе мистера Ли. Брэд был уже там: стоя за мольбертом, заново рисовал лицо девушки, прыгающей в бассейн. Рядом с ним на длинном столе лежал в развернутом виде испорченный плакат. Лицо девушки, прыгающей с трамплина, было вырезано полностью: через дырку видна была коричневая поверхность стола. Лица ещё шестерых ребят были изрезаны. Кики содрогнулась от мысли, что это было не просто вандализмом и хулиганством – кто-то хотел сказать что-то этим поступком! Но что именно?

Учитель рисования мистер Ли подошел к Кики и сказал с печальной улыбкой:

– Кто бы ни сделал это, он умел пользоваться специальными портновскими ножницами. К счастью, несмотря на все это, рисунок мы сумеем восстановить.

Он достал из стоящей рядом с ним тележки широкий рулон прозрачного скотча и несколько больших листов бумаги, а Кики, продолжая рассматривать плакат, пошла вдоль стола и увидела на рисунке свое изображение, разрезанное надвое от головы до ног. Среди изображений других ребят, разрезанных пополам, она обнаружила Натали и Дебби.

– Какая подлость! – воскликнула Кики. – Чудесно, что вы сможете восстановить рисунок! – и, услышав звонок на урок, добавила: – Ой, мне надо бежать.

Она успела проскользнуть в класс по домоводству до прихода учительницы, но чувствовала она себя здесь ужасно. А когда в класс вошла мисс Беннет, Кики охватило негодование – унижающие её достоинство несправедливые обвинения всё ещё отзывались в ней острой болью. Сумеет ли она сдержать гнев и ненависть, если учительница вызовет её к доске или заставит участвовать в какой-нибудь дискуссии? Кроме того, она упорно обдумывала ещё одну важную проблему: почему среди изуродованных ножницами изображений школьников оказались две девушки, пострадавшие от отравления?

Тем временем мисс Беннет начала урок с рассказа о видах и свойствах различных текстильных материалов и, достав из своего чемоданчика кипу образцов, пустила их по классу.

А Кики все никак не могла отделаться от своих мыслей. Не станет ли она сама следующей жертвой отравителя? Не похоже! Ведь прежде чем плакат был изрезан, все в школе знали, кто из ребят попал в больницу. Но кто и зачем их изрезал?

Её тронул за плечо Курт Родис и передал пачку образцов.

Учительница рассказывала о разных тканях, о промышленном производстве пряжи и домашних способах окрашивания тканей натуральными красителями. К счастью, мисс Беннет не задавала вопросов ученикам, которые участвовали в работе только тем, что передавали друг другу эти образцы, поэтому Кики могла спокойно думать о другом. И как только прозвенел звонок, она первой сорвалась с места.

Мисс Беннет посмотрела на неё и, перекрывая гомон голосов, сказала ей с улыбкой:

– Желаю тебе хорошо провести выходные, Кэтрин!

Тон, которым было высказано это пожелание, не был ни желчным, ни слащавым. Она, казалось, говорит совершенно искренне.

– Спасибо, – с трудом выдавила из себя Кики.

Выскочив из класса, она стремительно пробежала по коридорам, мимо редакции «Курьера», по лестнице, по школьному двору. А в голове её стучала навязчивая мысль: «Я знаю только одно: я не могу понять эту мисс Беннет!»

Возле велосипедной стоянки её ждал Рыжик. Она подхватила его на руки, прижала к груди, а он в ответ лизнул её щеку.

– Ладно, дружище! – сказала ему Кики. – Нам надо провести одно расследование. Поехали в библиотеку!

Она поставила сво


убрать рекламу




убрать рекламу



й открытый ранец на землю, большой рыжий кот влез в него, устроился там поудобнее и лизнул её руку, Кики подняла ранец и установила его на багажник велосипеда.

До городской библиотеки было пятнадцать минут езды, но на этот раз Кики преодолела все расстояние за одиннадцать минут. Поставив велосипед возле трехэтажного особняка и предупредив кота, чтобы он вел себя в ранце тихо и незаметно, она вошла в двери библиотеки.

На втором этаже она остановилась возле стола библиотекаря, и он обратился к ней с обычным вопросом:

– Чем я могу помочь вам?

Это был ещё довольно молодой, но преждевременно полысевший человек, его лысина, правда, была искусно прикрыта длинными прядями волос, зачесанных от ушей к макушке; с подбородка свисала косматая борода. «Если бы не добрые глаза, он выглядел бы, как настоящий пират», – подумала Кики.

– У вас есть справочник с именами всех учителей в стране? – спросила Кики. – Я знаю, что существует такой справочник о врачах. Мне нужен такой же о педагогах!

– Ну, наверно, не все педагоги собраны в одном месте, – сообщил он с улыбкой. – Педагогов гораздо больше, чем врачей. Но существует несколько ассоциаций учителей по предметам. Какие именно учителя вам нужны? По математике? По истории? По рисованию?

– По домоводству, – сказала Кики. Библиотекарь повернулся к компьютеру, нажал какие-то кнопки и, посмотрев на экран, сказал извиняющимся тоном:

– У нас имеются справочники, но, к сожалению, не с самыми последними данными. И в них помещены не только учителя, но и другие специалисты, работающие в системе школьного образования.

– А можно посмотреть эти книги? – спросила Кики.

– На дом мы их не выдаем. С ними можно ознакомиться только здесь, – строго сказал библиотекарь и пошел в читальный зал. Кики последовала за ним. Рыжик в ранце попытался недовольно замяукать, но его хозяйка легонько стукнула рукой по ранцу, и он замолчал. На этот маленький эпизод обратил внимание только какой-то старичок, который за длинным столом читал газету, – он оторвался от своего занятия и подмигнул Кики.

Библиотекарь достал с полки толстый фолиант и сказал:

– Вот эта книга. Но её данные устарели года на два. К сожалению, нам каждый год урезают бюджет и мы не имеем возможности пополнять наш справочный материал. Но если вы не найдете то, что вам требуется, можно заказать более поздние издания по межбиблиотечному абонементу.

Поблагодарив его, Кики поставила свой ранец на стол и подождала, пока библиотекарь не покинул читальный зал. Потом она перенесла ранец и книгу к другому столу и села за него. Из ранца снова послышалось тихое мяуканье. Кики приоткрыла крышку, и оттуда показалась кошачья голова, которая с любопытством начала осматриваться вокруг. Книжные шкафы, как и залитые солнцем подоконники, были одним из любимых мест отдыха Рыжика.

– Смотри не натвори здесь чего-нибудь, – приказала ему Кики шепотом и постаралась успокоить его: – Мы здесь пробудем недолго!

Кики сунула коту в рот кусочек шоколада, чтобы ублажить его, и открыла толстый фолиант. Пролистав несколько страниц, она поняла, что в справочнике учителя домоводства разделены по ряду более узких специальностей: преподаватели по диетологии, по защите прав потребителей, по маркетингу, по общественному питанию, по конструированию одежды, по устройству дома, по семейной жизни. В каждом разделе фамилии специалистов располагались по алфавиту, Каждая фамилия сопровождалась краткой биографической справкой о специалисте и перечнем мест его работы.

В разделе по диетологии оказалось несколько людей с фамилией «Беннет», но Ширли Беннет отсутствовала.

Одной рукой Кики успокаивающе поглаживала кота, который делал ленивые попытки выбраться на свободу, а другой перелистывала страницы, внимательно изучая в каждом разделе всех специалистов на букву Б. И нашла: Ширли Беннет!

Волнуясь, она начала читать биографическую справку.

Но скоро обнаружилось, что женщина с этим именем и фамилией была, по крайней мере, на двадцать лет старше, чем учительница домоводства Кики. Опять неудача! Разочарованная, Кики устало откинулась на спинку стула… Но, может быть, она чего-то недоглядела? Может быть, надо более внимательно прочитать список специалистов по моделированию одежды?

Кики снова открыла книгу на этом разделе, начала листать страницы, и вдруг Рыжик, резко высвободив лапу из ранца, ударил ею по книге.

– Прекрати! – прошептала Кики сердито. Но тут же у неё возникла странная мысль: а что, если он подает ей какой-то сигнал? Иногда ей казалось, что кот проявляет способность вынюхивать важные улики для раскрытия тайны, а иногда она думала, что он просто играет с ней.

– Ну, чего тебе надо? – спросила она шепотом у кота. Как бы в ответ он вылез наполовину из ранца и положил обе лапы на книгу.

– Тебе надо учиться разбираться в алфавите, – сказала она, убирая со справочника его лапы. – Эта страница с буквой «П», а нам надо букву «Б»….

Она закрыла книгу и задумалась. Несомненно, существует какая-то связь между Ширли Беннет и Джулией Петерсон. И скорее всего, именно эта связь может объяснить странное поведение учительницы домоводства. Что известно об этой связи? Джулия Петерсон погибла от несчастного случая в плавательном бассейне. На плакате в столовой было вырезано лицо девушки, прыгающей с трамплина в бассейн. В тот день, когда Эндрю и Брэд вешали плакат в столовой, мисс Беннет назвала Кики Джулией. На фотографии в школьном ежегоднике Джулия была в платье, сконструированном по модели Ширли Беннет. Фамилии Ширли Беннет не оказалось в списке учителей драйтонской школы в Техасе. При первой встрече Кики с учительницей в школьном дворе мисс Беннет упомянула, что имеет дочь…

– Дочь! – воскликнула Кики. Дрожащими руками она снова взяла книгу. Могла ли Джулия Петерсон быть дочерью Ширли Беннет? Кики отыскала в справочнике раздел по моделированию одежды, и её палец побежал по всему списку фамилий. Стоп! Вот она.

«Ширли Беннет ПЕТЕРСОН. Родилась в Айове, получила образование в штате Айова, работала учительницей в штатах Индиана, Мичиган, Техас».

Значит, Беннет на самом деле – её девичья фамилия.

Обращало на себя внимание и то, что в биографической справке не указывалась её работа диетологом. Но там сообщалось, что она была замужем и приняла фамилию мужа: Петерсон. А Джулия Петерсон была её дочерью! Возникал вопрос: где её муж? Может быть, они развелись? А может быть, он тоже умер? Может быть, она потеряла и дочь, и мужа?

«Какой ужас!» – подумала Кики, и новые мысли начали тесниться в её голове. Не удивительно, что она не хотела, чтобы кто-то посторонний заглядывал в ежегодник, посвященный её покойной дочери. Это можно понять: дело слишком личное, слишком болезненное для неё. Понятны и её чувства при ответах на вопросы об отце Джулии – ей не хотелось, чтобы кто-то чужой вторгался в её жизнь. И всё-таки непонятно, почему она отрицала то, что сама же сказала Кики на интервью! По-видимому, она вернулась к своей девичьей фамилии, чтобы легче забыть свои ужасные несчастья, забыть о прошлом. Но почему Ширли Беннет Петерсон хотела забыть свое прошлое?

Кики закрыла справочник, погладила Рыжика по голове и сказала ему:

– Ты опять вывел меня на правильную дорогу! Даже не зная алфавита!

Когда она пришла домой, на холодильнике лежала записка:

«Срочно вызвали в больницу. Увидимся завтра. Ветчина в холодильнике. Мама. Звонил Эндрю».

Мамины записки, написанные неразборчивым почерком, были всегда похожи на предписание врача. Кики улыбнулась и решила не выполнять предписание: она не была голодна и не имела ни малейшего желания разговаривать с Эндрю. Скинув с ног кроссовки и сняв носки, она босиком подошла к телефону. Включила автоответчик, чтобы узнать, не звонил ли ей кто-нибудь. Тут же она услышала знакомый голос с шутовской интонацией:

– Алё. Алё! Это ваш потерянный братец Эндрю, который только что сошёл со школьной тропы войны. Звякни мне. Адью…

Обычно Кики забавляли шутки Эндрю, но сейчас она была в другом настроении. Открытие, сделанное ею в библиотеке, поразило её, но как действовать дальше, она не знала. Конечно, хорошо было бы ещё раз заглянуть в ежегодник драйтонской школы. Там наверняка есть список членов родительского комитета, возможно, Ширли Беннет участвовала в его работе, и это дало бы дополнительную информацию. Или из этой книги можно было бы узнать что-нибудь о мистере Петерсоне. Куда он делся? Развод? Но когда он произошел – после гибели дочери или раньше?

Кики попыталась представить себе жизнь этой семьи в те годы, когда Джулия была ещё жива. Возможно, она, как и Кики, была единственным ребенком, и Кики мысленно вернулась к разговору со своей матерью, который состоялся вчера вечером.

– Что ты об этом думаешь, Рыжик? – спросила она кота, сидящего у её ног. – Что бы сделала моя мама, если бы такое несчастье случилось со мной? Уехала бы отсюда? Начала бы новую жизнь где-нибудь в другом месте? Рассказав что-нибудь, отказалась бы от своих слов на следующий день?

В ответ кот лениво потянулся, обхватил передними лапами её лодыжку и начал лизать босую ступню.

– Прекрати! – воскликнула Кики и затрясла ногой, стараясь сбросить с неё кота. Его язык щекотал ногу, и она вскочила со стула. – Пошел вон, дикарь!

Зазвонил телефон, и Кики помчалась было к нему, но вспомнив, что телефон поставлен на автоответчик, она не стала поднимать трубку. «Если это снова звонит Эндрю, – подумала она, пусть подождет до тех пор, пока я сама захочу разговаривать с ним». Когда звонки смолкли, она снова включила автоответчик и услышала голос, записанный на пленку:

– Кэтрин, это говорит Ширли Беннет…

В эту минуту телефон показался ей живым существом. Машинально она почти схватилась за телефонную трубку. Но сразу вспомнила, что это всего лишь голос из автоответчика. И тут же возникла другая мысль: неужели она смогла бы сейчас разговаривать с мисс Беннет после того, что она узнала в библиотеке? Двойная жизнь человека – это не тема для легкой болтовни по телефону.

Между тем на автоответчике продолжал звучать тот же голос:

– Кики, я очень сожалею, что сегодня утром мы не поняли друг друга.

Не поняли? Нет, это было нечто совсем иное. Вопреки возникшему сочувствию к учительнице Кики всё ещё не могла забыть, как несправедливо отнеслась мисс Беннет к ней и к её заметке. Между тем она продолжала слушать то, что говорила учительница:

– Я хотела бы, чтобы завтра ты пришла ко мне на ленч и мы бы с тобой поговорили… Кроме того, я покажу тебе образцы моих моделей одежды. Сегодня меня не будет дома, так что позвони мне завтра утром. Надеюсь, ты сможешь прийти. Запиши мой номер телефона…

На этом телефонный монолог был закончен. Кики нахмурилась. Её ещё никогда ни один учитель не приглашал к себе домой на ленч.

– Да, это необычное приглашение, – сказала она Рыжику, который настороженно смотрел на неё. – У меня нет никакого желания идти к ней на ленч.

И всё-таки она решила записать номер телефона, взяла карандаш и снова включила автоответчик.

– Кэтрин, это говорит Ширли Беннет…

Как только снова зазвучал этот голос, кот бросился на телефонный аппарат, чуть не сбросив его со стола. Шипя и урча, он бил по аппарату лапами в такой ярости, какой Кики никогда прежде не видела у него.

– Рыжик! Ты что, взбесился? – воскликнула она, пытаясь его успокоить, но кот продолжал свою атаку на телефон, пока тот не замолчал. Только после этого он спрыгнул со стола и выбежал из кухни.

Кики была в растерянности. Как жалко, что мамы нет дома! Необходимо с кем-нибудь посоветоваться. Может быть, позвонить Эндрю? Но она тут же отказалась от этой мысли: она всё ещё была обижена на него. Кроме того, она решила срочно продолжать свое расследование. Взяв в руки телефонный справочник, она нашла телефон своей одноклассницы Керри Нельсон и тут же позвонила ей.

– Керри? Привет! Это Кики Коллир. У меня к тебе вопрос. Когда ты и Дебби завтракали вчера в столовой, кто вам выдавал еду?.. О, понимаю… Нет, я спрашиваю просто из любопытства… Я очень рада, что Дебби выздоравливает. Увидимся в понедельник. Пока.

Она повесила трубку в состоянии, близком к шоку: в тот день на раздаче в столовой стояла мисс Беннет и она же дала Дебби в руки её поднос с едой. Ничего не видя, Кики Уставилась на стену и только слышала, как громко стучит её сердце.

Поговорив по телефону с миссис Остенбуш, Кики выбежала на двор, нашла Рыжика, который, сидя на заборе, дразнил соседскую немецкую овчарку, посадила его в ранец, и через пять минут они уже ехали на велосипеде к миссис Остенбуш.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Миссис Остенбуш, в просторном цветастом шелковом платье с красным шарфиком вокруг шеи, ждала их у дверей своей квартиры. Её коренастая, почти квадратная фигура была похожа на футбольный мяч на ножках.

– Кэтрин Кристин! Входи. Как себя чувствуют твои подружки? Я прочитала в газете, что они, возможно, отравились водой, в которую могла попасть краска, распыляемая при ремонте стен в школе. Но мы-то знаем, в чем тут дело. Не так ли? Рыжик открыл нам тайну отравления! – при этих словах она вытащила из ранца Рыжика, ласково приговаривая: – Милости просим к Милли, малыш! Я приготовила замечательный сюрприз для тебя!

Они прошли в гостиную, где кот получил полную миску цыплячьих потрошков, а Кики была усажена на изящный стул перед вазочкой, в которой лежали печеные яблоки, покрытые сверху ванильным мороженым.

– Потрясно, – сказала Кики, попробовав угощение. – Вы сами эту вкуснятину приготовили?

– О Боже! Конечно, нет! – замахала руками хозяйка дома. – Я заранее заказала это в ресторане. Мистер Остенбуш, царство ему небесное, часто повторял мне: «Милли! Мы бы с тобой утонули в море денег, если бы они не утекали в рестораны». Разумеется, он шутил. Это угощение я купила в ресторане на первом этаже нашего дома, а в холодильнике у меня лежит ещё одна порция: я ожидала, что Эндрю придет вместе с тобой. Где мальчик? Я не видела его целую вечность!

– Мне наплевать, если этот мальчик окажется даже на Аляске, – брюзгливо сказала Кики. И сразу перешла к рассказу о том, как Ширли Беннет разорвала её статью в газету, а также о том, как оскорбил её Эндрю своим равнодушием. При этом она не упомянула о том, какими глазами Эндрю смотрел на Елену в экстравагантной одежде, потому что Кики до сих пор старалась убедить себя, что это не имеет для неё никакого значения.

– Ну, я бы хотела сказать этой Беннет пару слов, – с возмущением сказала миссис Остенбуш. – Как смеет она критиковать твои журналистские способности! Помню, однажды в Филадельфии у меня был концерт – я должна была петь арии из оперетт. А на утренней репетиции пианист-аккомпаниатор… – тут она прямо задохнулась от возмущения, а Рыжик, заметив это и опасаясь пропустить что-то важное, подошел к ней и уставился на неё, не отрывая глаз. – Представь себе, этот репетиционный пианист позволил себе учить меня контролю за дыханием! Но, разумеется, в ту же минуту он потерял возможность работать со мной!

– Да. Но я не имею права воевать с учительницей, – сказала Кики, чувствуя вместе с тем, что от разговора ей становится как-то легче. – Кроме того, теперь я чувствую какую-то жалость к мисс Беннет: её дочь утонула в плавательном бассейне, когда они жили в Техасе.

– Это очень печально, – сказала миссис Остенбуш. – Но все равно не дает ей права устраивать тебе неприятности.

– Конечно. Но это, по моему мнению, как-то объясняет её странное поведение. Хотя вообще-то в ней много непонятного. Так же как много непонятного во всех тех событиях, что происходят в школе. Пища, которой отравились все три девочки, каким-то образом проходила через её руки. Она разорвала мою заметку, выбросила её в мусорную корзину, а потом достала оттуда обрывки и поместила их в книгу, где напечатана фотография её дочери.

– Да, все это странно, – согласилась миссис Остенбуш.

– Она ведет себя так, будто хочет помешать строительству нашего школьного плавательного бассейна, – задумчиво промолвила Кики и рассказала своей собеседнице о разорванных рекламных листках в мусорной корзине, о изрезанных лицах на плакате Брэда в столовой и наконец о своем открытии в библиотеке с помощью справочника об учителях.

– Заявляю тебе ответственно, Кэтрин Кристин, – торжественно объявила миссис Остенбуш, – что, если ты сумела проделать такую работу, ты можешь стать прекрасным детективом! Где именно жила эта женщина в штате Техас?

– Ежегодник принадлежал школе из города Драйтона. Я хотела спросить у вас, где он находится, а потом представила себе, какой большой штат Техас, и решила, что вряд ли вы знаете такой город.

– Я не знаю город Драйтон в Техасе? – воскликнула с возмущением миссис Остенбуш. – Кэтрин Кристин! В каждом захолустном местечке «Штата Одинокой звезды» у меня есть дальние и близкие родственники! Драйтонский дикий «шерстяной» район расположен на краю света. Мой кузен живет поблизости от Драйтона. В этом округе три городка – Драйтон самый большой из них: примерно три тысячи жителей. Мой двоюродный брат Том живет в городке Шемрок, а название ещё одного городишки я не могу вспомнить, хотя это не имеет никакого значения, поскольку там нет даже почты и супермаркета. В Шемроке я однажды провела лето – когда была в твоем возрасте. Ухаживала за Томом и его сестренками, которые ещё не умели ходить. Ну и жара тогда стояла! Ужасное пекло! Я боялась, что расплавлюсь и останусь в расплавленном виде на всю жизнь!

Она рассказывала о своей юности с таким воодушевлением, что Рыжик подскочил с пола и уселся у неё на коленях.

– Я не общалась с Томом с позапрошлого Рождества. Наверно, пришло время позвонить ему и узнать, как он поживает, – решительно сказала миссис Остенбуш и поднялась со стула, сбросив кота на пол. – Может быть, он расскажет нам что-нибудь интересное про Ширли Беннет. Том знает всех людей в округе и к тому же он любит влезать в чужие дела. Сейчас мы позвоним ему и кое-что разузнаем. Разве не так должен действовать хороший детектив? А, Кэтрин Кристин? – с этим вопросом она повернулась к Кики и, не дожидаясь ответа, сама ответила на него: – Да, именно так поступает хороший детектив. Видишь, я учусь у тебя многим важным вещам!

Рыжик следовал за ней по пятам, в спальню и обратно, когда она вернулась, держа в руке записную книжку.

– Заодно испытаем этот новомодный аппарат, – сказала она, присаживаясь у того конца стола, где стоял бело-золотой телефон.

– Разве это новый аппарат? – удивилась Кики, поскольку он ничем внешне не отличался от того, что был раньше.

– Конечно, старый, – подтвердила её сомнение хозяйка дома. – Но вчера я его случайно уронила и он приобрел новые качества. Я позвонила в ремонтную мастерскую, и как только мне там ответил приемщик, его голос загремел на всю комнату. Я чуть не умерла от страха! Приемщик мне объяснил, что у меня аппарат с усилителем голоса, но раньше усилитель был выключен, а при падении он сам включился. А я никогда и не знала, что у меня такой аппарат…

Она набрала номер и закричала в трубку:

– Том! Том, это твоя кузина Милли! В ответ мужской голос с техасским акцентом наполнил всю комнату:

– Милли, моя кормилица! Как ты живешь, куколка? – его голос на секунду стал потише, как будто говорящий отвернулся от трубки: – Эй, Сиди! Это Милли звонит! Подойди сюда! – и снова голос загремел с полной силой: – Милли! Как поживаешь? Когда приедешь к нам повидаться?

– Милли, дорогая! Здравствуй! Как дела? – вступил в разговор женский голос, и тут же послышался лай собаки.

– Сиди, у меня все хорошо! – сказала миссис Остенбуш и спросила: – А почему я слышу по телефону сразу вас всех: и тебя, и Тома, и собаку?

– Потому что Том приставил к телефону такой микрофон, который позволяет говорить по телефону всем, кто находится в комнате. Это очень удобно, особенно для телефонных разговоров с нашими детьми, – объяснила Сиди.

– Славное изобретение! – похвалила миссис Остенбуш. – У моего телефона тоже есть новомодное устройство. Тут рядом со мной сейчас находится моя юная подружка, и она хочет поприветствовать вас…

Кики немного смутилась, так как не знала, что надо сказать незнакомым людям, и решила ограничиться кратким приветствием.

– Привет! – сказала она, но кот, который до этого времени с любопытством смотрел на странный телефонный аппарат, наконец решил, что поблизости находится настоящая собака, вскочил на стол и злобно зашипел.

– Привет, девушка! – закричал в ответ Том. – Как твоё имя? У вас там в комнате нет кошки? А то наш старый пёс прямо выходит из себя!

– Это Рыжик, – сказала, хихикая, миссис Остенбуш.

– Рад познакомиться с тобой, Рыжик, – сказал Том, – но, клянусь, я никогда не встречал девушки с таким именем.

– Ох, Том, – сказала Сиди. – Рыжик – это, наверно, кот.

– Мою юную подружку зовут Кэтрин Кристин, – пояснила миссис Остенбуш.

– Славное имя, – сказал Том. – Как поживаете, мисс Кэтрин Кристин?

– Спасибо, хорошо, – ответила Кики. – Рада поговорить с вами.

– Томас! Ты по-прежнему в курсе всех слухов и сплетен в округе? – прервала их вежливый разговор миссис Остенбуш.

– Я первый, кто обо всем узнает, и первый, кто обо всем рассказывает! У меня здесь прозвище: всезнайка Том!

Он засмеялся своей шутке, но тут же послышался мягкий голос Сиди:

– О Том, зачем ты сам себя позоришь?

Не обращая на эти слова внимания, он спросил:

– Милли! Что ты хочешь у меня узнать?

– Мы хотим узнать об учительнице, которую зовут Ширли Беннет.

– Петерсон, – подсказала ей Кики.

– Я неправильно назвала имя – меня интересует Ширли Петерсон.

– Петерсон… Петерсон… Что-то знакомое крутится в моей голове. Дай мне какую-нибудь зацепку.

– У неё была дочь, которая училась в драйтонской школе и погибла от несчастного случая в плавательном бассейне.

– Да, да, да! Мама была настоящая красотка. Как я мог её забыть!

– О Том! Несчастная женщина перенесла такую трагедию! – сказала Сиди.

– Это так, Сиди, – согласился Том. – Но при этом она оставалась красивой женщиной.

– Потерять в один год дочь и мужа – не знаю, как она выстояла, – сказала Сиди.

Миссис Остенбуш сочувственно закудахтала, а Кики молча слушала этот разговор между Томом и Сиди, которые как бы забыли о включенном телефоне и выясняли между собой обстоятельства дела.

– На самом деле она и не выстояла! – возразил жене Том. – Разве ты не помнишь, что она попала в психушку?

– Томас! Нехорошо так говорить, – сказала Сиди и, видимо, вспомнив, что существуют те, кто поднял вопрос о Ширли Петерсон, добавила: – Эта бедная женщина действительно после смерти мужа заболела и лечилась в психиатрической больнице. Не знаю, что с ней было после этого. Мы её больше никогда не видели. Но я не могу обвинять её за то, что она уехала из наших мест: здесь происходили очень странные события.

– Какие странные события? – немедленно спросила Кики.

Тут в разговор снова вступил Том:

– Например, кто-то насыпал в плавательный бассейн щелок. Очень вредное вещество! К счастью, это обнаружили до того, как кто-нибудь заболел. Пришлось закрыть бассейн на все лето! А это единственный плавательный бассейн на всю округу. И летом им обычно пользовалось множество людей. А тут они лишились такого удовольствия. Мне помнится, что многие ребятишки вынуждены были вместо купанья поливать друг друга водой из шланга возле своих домов.

– Кроме того, в тот год два члена школьной команды пловцов сильно заболели и чуть не умерли, – сказала Сиди.

– Ты в этом уверена, Сиди? – перебил её Том. – Я что-то этого не помню…

– Уверена! Конечно, уверена! – настаивала Сиди. – Вспомни! Это была Натали Вестерман и её подружка, кажется, Катрин, забыла её фамилию. Обе девочки были в одной команде с дочкой Петерсон. Я забыла, как её звали… Джун или Джоан или что-то вроде этого…

– Джулия, – подсказала Кики.

– Точно, – подтвердила Сиди. – Джулия Петерсон. Красивая девочка. И умненькая. Её мама шила ей платья, и все девушки в городе зеленели от зависти…

– Её мать работала учительницей в этой школе? – спросила Кики.

– Нет, – ответила Сиди. – Это была обеспеченная семья, и её мама не работала. Её отец зарабатывал у нас большие деньги. Он чём-то торговал, верно, Том?

Кики ещё ближе подошла к телефонному аппарату.

– Ага, – сказал Том. – Он торговал удобрениями, пестицидами и другой химией для фермеров. И ветеринарными лекарствами. Обходительный был человек. Правда, все торговцы обходительные, как я понимаю. Его звали Роберт. Роберт Петерсон. Он здесь имел все, что было нужно для безбедной жизни.

Кики была поражена: это описание занятий мужа Ширли Беннет было почти таким же, какое она приписала своему отцу, давая интервью.

Кот подкрался совсем близко к телефону и злобно зашипел. Собака в Техасе в ответ на его шипение громко залаяла, заставив кота отскочить.

– Бадди! Сидеть! – приказала псу Сиди. А Кики, перенеся Рыжика на пол, спросила:

– Скажите, пожалуйста, а от чего умер мистер Петерсон?

– Сгорел, – ответил Том. – Во время пожара. Загорелся : дом. Летом в наших местах вообще нет воды, а в тот год нас к тому же была засуха. Никто не мог предположить, что он остался в горящем доме. Его жена уехала на его машине в город. А когда вернулась, от дома осталась куча пепла.

– Да, бедная женщина перенесла ужасное потрясение, – сказала Сиди, и решив, по-видимому, что тема исчерпана, спросила другим тоном: – Милли! Когда ты приедешь повидаться?

– Думаю, что, может быть, отправлюсь в путешествие в конце этого месяца, – сказала Милли. – Я собиралась ехать на следующей неделе, но мне придется, наверное, задержаться до тех пор, пока не состоится благотворительный вечер с мексиканским обедом в нашей школе.

– Боже мой! Неужели у вас там тоже устраивают мексиканские обеды? – удивленно воскликнула Сиди. – У меня есть потрясающий рецепт мексиканских блюд! Я дам вам эти рецепты!

– Когда ты будешь в Техасе, я приеду за тобой на машине в аэропорт и увезу тебя к нам. Мы попросим тебя петь. Ты ещё поешь, Милли? И привези с собой своего юного друга Кэтрин Кристин. А кота вы можете оставить дома. Вряд ли наш Бадди горит страстным желанием оказаться в кошачьей компании.

Том сам расхохотался своей шутке, а миссис Остенбуш пообещала:

– Когда я надумаю приехать к вам, я сообщу. И мы обо всем поговорим.

Потом они попрощались друг с другом, собака гавкнула пару раз, кот зашипел, и на том междугородный разговор завершился.

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

– Замечательно! – сказала миссис Остенбуш с самодовольной улыбкой. – Мы провели неплохое расследование. Не так ли? Семья Тома сильно разрослась. У них с Сиди шестеро детей, которые выросли в этом доме, а теперь все разъехались. Один сын занялся политикой, второй – врач, две девочки – медсестры, насчет двух остальных я ничего толком не знаю. Один, кажется, школьный учитель в Австралии. Должно быть, Тому и Сиди теперь одиноко в их большом опустевшем доме. Том подал нам хорошую идею, чтобы ты приехала к ним вместе со мной. Я могу подождать, пока у тебя кончатся занятия в школе, если твоя мама разрешит тебе поехать со мной.

– Не знаю, – неуверенно сказала Кики. – Но вообще-то приглашение очень заманчивое.

На самом деле её голова была занята той новой информацией о мисс Беннет, которую она только что получила. Странным образом новые факты не упростили ситуации, а сделали её ещё более загадочной, чем она была раньше. Она чувствовала жалость к мисс Беннет, чья жизнь, казалось, состояла из сплошных трагедий. И вместе с тем к этому чувству невольно примешивались какие-то новые сомнения.

– Если я сейчас закажу обед для нас, ты успеешь добраться домой засветло. Тебе нравится китайская кухня? – спросила миссис Остенбуш и, увидев, что Кики кивнула головой, приняла решение: – Отлично. Сейчас я по телефону закажу обед в ресторане «Восточные сады», который расположен в нашем доме.

Она сняла трубку и заказала кисло-сладкую свинину с яйцами, жареными овощами и разные другие блюда. Рыжик расположился рядом с Кики на диване и удовлетворенно мурлыкал, пока она гладила его по шелковистой шерсти.

За обедом миссис Остенбуш спросила Кики:

– Что беспокоит тебя, малышка? У тебя такие глаза, как будто ты где-то далеко отсюда. Из-за этой Петерсон, не правда ли?

– Действительно, я чувствую жалость к ней, – сказала Кики, поливая соевым соусом рис в своей тарелке. – Но очень многое не сходится. Не знаю, как мне поступить. Сегодня утром она позвонила мне домой и оставила на автоответчике приглашение к ней на ленч…


– Ты намерена принять это приглашение? – спросила миссис Остенбуш.

Прежде чем ответить, Кики отломила кусочек от цыплячьего крылышка и дала его Рыжику, который схватил лакомство и тут же взглядом попросил ещё одну порцию.

– Не знаю, пойду ли я к ней, – сказала Кики и в свою очередь спросила: -Как вы думаете, какие события, связанные с ней, являются случайными совпадениями, а какие могут быть специально подстроены?

– Что именно ты имеешь в виду?

– Ну, например, одну девушку из команды пловцов в Техасе, которая заболела, звали Натали, а мою подружку, которая отравилась, зовут тоже Натали, и когда мисс Беннет звонила её маме, то сказала, что Натали – член команды пловцов. Как будто она спутала двух разных Натали… Другую де


убрать рекламу




убрать рекламу



вушку, заболевшую в Драйтоне, звали Кэтрин, и я тоже ведь Кэтрин…

– Невероятно, – пробормотала миссис Остенбуш, угощая кота кусочком свинины. – Что ещё ты считаешь странным?

– Во время интервью она рассказывала мне о своем отце так, что её описание полностью подходит для её мужа. Ещё одна странность: девушки, нарисованные на плакате Брэда, которых кто-то изрезал, были именно те самые, которых накануне увезли в больницу с отравлением. Конечно, не было секретом, кто именно попал в больницу, об этом знали все. Но почему только у девушки, которая на рисунке прыгала с трамплина в бассейн, было полностью вырезано лицо? Как будто её вообще уже нет в живых. Как нет в живых Джулии… Вы понимаете, о чем я говорю?

Миссис Остенбуш кивнула головой и Кики продолжала:

– И мертвые птички на школьном дворе. Четыре птички! Моя подружка Натали съела кусок шоколадного торта, который мы изготовили на уроке мисс Беннет. Мне учительница тоже дала кусок этого торта, но во дворе мы с Эндрю повздорили из-за того, кому его съесть, и он дал пирог Рыжику. Рыжик не стал его есть! Он начал гонять торт по двору, как мяч, а остатки закопал в землю…

– Ты думаешь, что птицы склевали крошки от этого торта?

– Да. Полагаю, что они отравились. Куски торта мы с ребятами ели в классе, но когда я и Натали уже уходили из школы, нас догнала мисс Беннет и выдала каждой из нас ещё по куску. Натали пошла домой, а я зашла в редакцию «Курьера». Натали съела свой кусок и загремела в больницу. А меня на другой день мисс Беннет начала расспрашивать, как я себя чувствую.

– Ты рассказала обо всем этом Эндрю?

– Нет! Он считает, что я просто ненавижу учительницу за то, что она назвала меня никудышным журналистом. Кроме того, я обижена на него.

– Ох! И ты собираешься завтра пойти к этой женщине?

– Не знаю. Я позвоню ей завтра утром – она просила меня прийти к ленчу, – сказала Кики.

– О Господи! – обеспокоенно проговорила миссис Остенбуш. -Ты не должна брать в рот ни крошки из её угощений.

– Я так и решила сделать. Скажу ей по телефону, что приду попозже – посмотреть её модели одежды.

– Это будет разумно, – заключила миссис Остенбуш. – А сейчас я ещё раз позвоню Винсенту. Хватит ему заниматься грязью в столовых – пускай займется делом более благородным: раскопками.

– Раскопками? – удивилась Кики.

– Да, – подтвердила миссис Остенбуш, поднялась со стула и направилась к телефону. – Я хочу, чтобы он выкопал этих мертвых птиц на школьном дворе.

Набрав номер, она долго держала трубку возле уха, но наконец повесила её и сказала:

– Не отвечают. Должно быть, рабочий день закончился. Ну, ничего, попозже позвоню ему домой. У меня где-то есть его телефон.

– Мне пора домой, – сказала Кики, взяла в руки ранец и потянулась к коту. Он не давался ей, несмотря на её уговоры: – Быстро залезай на свое место, дурашка! Ты мне понадобишься завтра, если я пойду кое к кому в гости!

Усадив Рыжика в ранец, Кики вышла в сопровождении хозяйки дома в холл и на прощание сказала:

– Спасибо за обед, миссис Остенбуш, и спасибо за то, что вы принимаете такое участие в наших делах!

– Будь осторожна, Кэтрин Кристин, – целуя её на прощание, сказала хозяйка дома. – Если я дозвонюсь Винсенту – сразу сообщу тебе… И не бери у неё ни крошки в рот…

Дома Кики не могла найти себе места, не могла ни читать, ни смотреть телевизор. Она бесцельно бродила по комнатам, пока не зазвонил телефон. Кики сняла трубку:

– Алло!

– Говорит ваш личный представитель в фирме «Великолепная швабра»!

– О Эндрю! Ты совсем чокнулся!

– «Великолепная швабра» осуществляет работы по очистке домов от драконов и собак! Мадам имеет дракона или собаку?

– Мадам имеет чокнутого друга, – сказала Кики. – Кроме того, я сержусь на тебя.

– Неужели? А я и не догадывался! Я только хочу сказать тебе, что очень сожалею о том, что случилось с твоим интервью.

– Я тоже сожалею. Но все, что я написала для газеты, было произнесено её устами!

– Я звонил тебе и оставил на автоответчике просьбу позвонить мне. Почему ты не позвонила?

– Меня не было дома. Я ходила к миссис Остенбуш. Кроме того, когда я позвонила тебе, телефон был занят, – приврала Кики, зная, что ничем не рискует: в семействе Эндрю телефон всегда был занят.

– А как насчет того, чтобы завтра сыграть в теннис? – спросил он.

– Утром?

– Утром не получится: мать собирается заставить меня убирать двор.

– А днем я не смогу. У меня другие планы!

– Ладно… А как насчет воскресенья?

– Может быть, – сказала Кики, повесила трубку и почувствовала, что после этого разговора ей стало повеселей. Ей снова захотелось действовать, и она решила позвонить подруге заболевшей Мерилин. Было уже пятнадцать минут одиннадцатого. Может, неудобно звонить так поздно? Хотя в пятницу, наверное, не страшно. Она нашла в записной книжке номер телефона Стейси О' Нилл и набрала этот номер.

– Привет, Стейси! Извини, что звоню так поздно. Хотела узнать, что нового у Мерилин…

– Мне сказали, что ей гораздо лучше.

– Замечательно! Ты говорила, что в тот день завтракала вместе с Мерилин. Скажи, пожалуйста, она держала свой завтрак в своем шкафчике?

– Она собиралась его туда положить, – засмеялась Стейси. – Но в столовой нас настигла мисс Беннет, почти выхватила завтрак из её рук. И из моих тоже. Оказывается, в тот день вводилось новое правило, чтобы ребята клали свои завтраки в холодильник. Мисс Бенет настояла, чтобы мы положили свою еду туда. Хорошее правило, верно?

– Верно, – сказала Кики. – Передай Мерилин от меня привет!

– Ладно! Я собираюсь завтра навестить её в больнице.

После этого разговора Кики долго сидела неподвижно, устремив глаза на стену. Все было ясно теперь! Ширли Беннет отравила школьников! Никаких случайных пищевых отравлений не было! Учительница домоводства раздавала ребятам куски шоколадного торта, она имела доступ к завтраку Мерилин и она же дала Дебби в столовой поднос с завтраком.

Оставив маме записку «Привет и спокойной ночи», Кики отправилась в свою спальню. Уже лежа в постели, она сказала Рыжику, который приготовился ко сну на её подушке:

– Теперь скажи: что может случиться, если я завтра пойду к ней домой? Это единственный способ узнать всю правду до конца. И если я буду осторожна, она не сможет мне навредить. Правильно?

– Мммяяяууу… – ответил Рыжик, вытянувшись, сузив глаза и выпустив когти, как бы готовясь к смертельному прыжку на врага.

– Не думаю, что она осмелится что-нибудь сделать со мной в своем доме, – продолжала размышлять вслух Кики. – Слишком большой риск. Тогда все бы заподозрили её…

В этот момент кот спрыгнул с кровати с такой быстротой, что даже испугал свою хозяйку. Он стоял возле кровати на коврике, оскалив зубы, грозно шипя, и походил на маленького тигра, готового к смертельной схватке.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

На другое утро Кики проснулась рано и долго лежала без сна. Рядом с ней тихо посапывал кот и при каждом вдохе и выдохе его живот поднимался и опускался. Через открытое окно доносился веселый свист мальчишки, разносящего газеты. Потом раздался сердитый голос соседа, отчитывающего за что-то свою собаку. Рыжик тут же прыгнул на книжный шкаф, чтобы понаблюдать за этой сценой на улице. А Кики все думала о мертвых воробьях на школьном дворе, о том, дозвонилась ли миссис Остенбуш до доктора Рико, о своем предстоящем визите в дом мисс Беннет. Надо ли ей идти туда? Не опасно ли это? Она поправила подушку за спиной, облокотилась на неё, подтянула к подбородку колени и обхватила их руками. Может, у неё просто слишком буйное воображение? Эндрю не раз издевался над ней, говоря, что её любимое занятие – играть в игру «А что, если?».

– Ну что ж, сыграем в эту игру, – сказала себе Кики. – Что, если Ширли Беннет действительно отравительница? Что, если я пойду к ней? Что может случиться со мной, если ничего у неё не есть? Вряд ли учительница нападет на меня с оружием, с молотком или с мачете! Что, если я позвоню ей и скажу, что не могу прийти? Тогда мисс Беннет может что-нибудь заподозрить. Что, если я пойду напролом и скажу мисс Беннет напрямик о том, что мне известно насчет Джулии? Придет она в ярость или почувствует облегчение?

Кики поднялась с постели, пошла босиком на кухню, и за ней туда же направился кот.

На холодильнике лежала записка: «Привет, солнышко! Ленч с мс. Б. – это интересно. Увидимся утром».

Черт возьми! Кики забыла стереть голос мисс Беннет с автоответчика, и мама знает о приглашении. Если теперь Кики не пойдет в гости, ей придется объяснить матери причину. Несколько дней назад мама сказала: «Нельзя допустить, чтобы страх парализовал нас!» Теперь Кики чувствовала, что страх парализует её. Она вышла во двор, села на скамейку, размышляя, и просидела так до девяти часов, когда услышала доносившийся из дома шум воды из ванной. Значит, мама встала. Кики вернулась в кухню, подняла телефонную трубку и набрала номер мисс Беннет.

– Доброе утро, – почти пропел в трубке голос учительницы.

– Это звонит Кики Коллир.

– Кики! Как ты себя сегодня чувствуешь? – спросила мисс Беннет и, не дожидаясь ответа, продолжала: – Надеюсь, ты придешь ко мне на ленч! Я покажу тебе много интересных вещей.

– Ну, на ленч я не смогу прийти. Но могу немного попозже… Примерно часам к двум…

Возникла небольшая пауза. Потом мисс Беннет сказала:

– О, это будет замечательно! Ты знаешь, как ехать ко мне? Я живу недалеко от школы…

Она продиктовала свой адрес. Кики записала его в записной книге, лежащей возле телефона.

– Я найду ваш дом, – сказала она.

– Отлично! И приноси с собой Рыжика, – хихикнула мисс Беннет. – Я знаю, что вы неразлучны. Кроме того, если ты не возьмешь его с собой, он все равно прибежит за тобой следом. Верно?

– Верно!

Повесив трубку, Кики не сразу отвела глаза от аппарата. Все! Сделано! Правильно или неправильно, но дело сделано! Она идет к Ширли Беннет!

– Ждешь звонка от кого-то? – услышала Кики за спиной голос матери и вскочила со стула, а мама продолжала с улыбкой: – Ты смотришь на телефон так, как будто приказываешь ему позвонить.

– Нет, – сказала Кики с ответной улыбкой. – Я только что сама позвонила мисс Беннет.

– Было очень любезно с её стороны пригласить тебя в гости. Между вами ведь было какое-то недоразумение?

– Ничего серьезного, – соврала Кики. – Маленькое недоразумение насчет моей заметки в газете.

– Как ты относишься к бекону и вафлям на завтрак? – спросила мама, склоняясь к открытому холодильнику.

– Великолепно! – отозвалась Кики, обрадованная тем, что вопросов о «недоразумении» больше не будет.

– Кики, ты вчера звонила в больницу, чтобы спросить, в какую смену я буду дежурить сегодня?

– Нет.

– Кто-то звонил! Хотелось бы знать, кто именно.

– Может быть, твой тайный поклонник, мамочка! – весело сказала Кики, хотя на самом деле ей было не до смеха. Не мисс Беннет ли пыталась узнать, в какое время мамы не будет дома?

В одиннадцать тридцать доктор Коллир собралась идти на работу и спросила у Кики:

– Хочешь, я подброшу тебя на машине к дому мисс Беннет?

– Не надо, мамочка! Я поеду на велосипеде…

– Ну, желаю тебе приятного ленча! Я приду с работы примерно в девять тридцать.

– О'кей! – сказала Кики, чувствуя облегчение от того, что мама уходит в больницу и ей не надо будет объяснять, почему дочка отказалась от ленча. Такие веши не так-то легко объяснить родной матери. Кики даже невольно усмехнулась, когда представила себе, будто говорит маме: «Понимаешь, мамочка, я считаю, что мисс Беннет отравила наших ребят в школе, поэтому я не хочу идти к ней на ленч!»

Когда затих шум отъезжающей от дома машины, Кики вернулась в кухню. Ей следовало заняться домашними делами, но она не могла отделаться от мыслей о том, что может случиться, когда она придет к мисс Беннет. Чем они будут заниматься? Может, учительница просто покажет ей свои модели одежды? Хватит ли у Кики мужества и появится ли удобный случай упомянуть в разговоре имя Джулии? Или заговорить о несчастном случае в драйтонском бассейне? Или о том, что мисс Беннет является на самом деле миссис Петерсон?

Кики бродила по дому в поисках занятия, которое помогло бы ей убить время. Но в телевизионной программе она не нашла ничего, что ей хотелось бы посмотреть. И ни одна книга не казалась ей интересной.

Вернувшись в кухню, она позвонила миссис Остенбуш. Но там никто не ответил. Дозвонилась ли миссис Остенбуш до доктора Рико, и принял ли он решение взять на анализ мертвых воробьев со школьного двора?

Ей очень нужен был человек, с которым она могла бы поговорить.

Но исчез куда-то даже кот. Никогда раньше не испытывала она такого внутреннего напряжения. Ждать! Только ждать? И даже не знать, чего ждать! А она никогда не отличалась большим терпением.

Без двадцати минут два она заперла дом, села на велосипед и поехала. Но, проехав всего полквартала, она услышала за спиной знакомый звук: мммяяяууу!

Рыжик путешествовал на своем привычном месте – на велосипедном багажнике. Она почувствовала облегчение, напряжение спало и, обернувшись к нему, она сказала с улыбкой:

– Ладно, парень! Оставайся со мной!

Кики подъехала к небольшому сборному домику и увидела мисс Беннет, которая сидела в старомодной качалке на веранде.

– Оставь велосипед возле гаража, Кэтрин, и входи в дом, – пригласила хозяйка. – И ты тоже входи, Рыжик!

Она протянула к коту руку, чтобы приласкать его, но он ловко уклонился от её прикосновения и вошел в гостиную на некотором расстоянии от них. Там он немедленно занялся исследованием мебели, всех углов, штор и портьер, пока не выбрал себе удобного места на подоконнике, где и расположился.

– Он похож на телохранителя королевы, – смеясь, сказала мисс Беннет. – Проверяет все вокруг неё, чтобы не допустить никаких неожиданностей. Знаешь, короли даже использовали специальную проверку пищи, чтобы не быть отравленными!

Кики молча посмотрела на неё.

– Твоя мама сегодня работает в больнице? – спросила хозяйка дома и, не дождавшись ответа, продолжала: – Конечно! Она работает до девяти часов вечера. Ведь ты говорила мне об этом? Ты должна гордиться тем, что твоя мама – врач! Это она лечит школьниц, которые попали в больницу?

– Нет, не она, – сказала Кики и про себя решила: «Я не дам тебе никакой информации о маме. Наверно, это ты звонила в больницу, чтобы узнать, в какие часы мама на работе. Но зачем тебе понадобилось это знать?»

Между тем мисс Беннет продолжала свой монолог:

– Извини за беспорядок: дом старый, маленький, только одна эта комната достаточно велика, чтобы заниматься шитьем. Но в этом доме я живу только временно: летом найду себе другое жилье. Сейчас я работаю над новой моделью.

С этими словами она подвела свою ученицу к портновскому манекену: на его проволочном каркасе красовалось почти готовое ярко-розовое платье. Сверху манекен заканчивался металлическом кольцом, напоминая собой обезглавленную куклу. Размер и форма платья несомненно повторяли фигуру мисс Беннет: стройную, высокую, с тонкой талией и узкими бедрами.

– Тебе нравится? – спросила у Кики автор модели.

– Ага, – сказала Кики. – Только цвет дикий…

Она оглядела комнату. В углу рядом с длинным столом, на котором лежали рулоны тканей и обрезки толстой бумаги, оставшиеся от выкройки, стояла швейная машина. В специальных ящичках лежали мел и булавки, а рядом с ними располагалась подушечка для булавок, напоминающая черепаху. Там же, как скальпели в операционной, сверкали блеском специальные портновские ножницы. В голове Кики немедленно зазвучал голос мистера Ли: «Тот, кто вырезал лицо девушки на плакате, умел пользоваться специальными портновскими ножницами!»

Её мысли прервала мисс Беннет, которая взяла в руки огромный альбом, пошла с ним к дивану и позвала Кики;

– Иди сюда, девочка. Сядь рядом со мной – я покажу тебе мои самые новые образцы.

Они сидели вплотную друг к другу, расположив раскрытый альбом на коленях. Учительница рассказывала об особенностях каждой модели. Рисунки были выполнены углем, но некоторые из них были раскрашены акварельными красками – в основном голубой и зеленой. Самым интересным Кики посчитала красное зимнее пальто с черными отворотами. Под каждым рисунком от руки были написаны сведения о сортах тканей и особенностях отделки. В некоторых случаях дополнительно приводились модели аксессуаров к наряду: сумки, туфли, шарфики.

Восхищаясь элегантными образцами, Кики невольно почувствовала, как ощущение опасности оставляет её.

– Блеск! – сказала Кики. – Наряды такие, как будто их купили в самом знаменитом магазине мод!

При этих словах мисс Беннет даже покраснела от удовольствия.

– Спасибо! Рада, что мои работы тебе нравятся. В последнее время мне не с кем было обсудить мои модели, – сказала она и после небольшой неловкой паузы добавила: – Кики, я хочу извиниться за мой вчерашний срыв.

Спина у Кики одеревенела от напряжения. А учительница продолжала говорить:

– Не знаю, как тебе объяснить моё состояние… Работа в новой школе вызывает стресс… Заболевшие школьники… Может быть, сыграло роль и то, что сорвался проект строительства плавательного бассейна и он не будет построен…

Кики взглянула на неё с удивлением и сказала:

– Но бассейн будет построен!

– Но… Но… – в смятении роняла слова мисс Беннет. – Но ведь бассейн не нужен, если пропала команда пловцов…

Её лицо стало неподвижным, глаза остановились. Увидев эти неподвижные глаза, Кики почувствовала, как сердце её застучало громче и к ней возвращается страх.

– Ну, как бы то ни было! – резко сказала мисс Беннет. – Оставайся при своем мнении!

В этот момент Рыжик спрыгнул с подоконника, подбежал к Кики, прижался всем телом к её ногам, как бы давая ей понять, что она не одинока в этом доме.

Ужасная минута прошла. Мисс Беннет встала, заставила себя улыбнуться и пошла к двери.

– Когда ты пришла, я как раз собиралась пойти в гараж и разобрать новую партию тканей, – сказала она как ни в чём не бывало. – Хочешь взглянуть на них? Я ещё не все рулоны распаковала, так что мне придется задержаться там на пару минут.

– Я подожду, – сказала Кики и подумала с удивлением о том, как изменился тон, каким говорила мисс Беннет. Теперь в её голосе звучала напускная сердечность. Как будто не она, а кто-то другой произнес слова: «Команда пловцов пропала».

– Чипсы лежат на кухне, содовая вода – в холодильнике. Угощайся пока! – сказала учительница уже совсем весело. Но Кики тут же вспомнила предупреждение миссис Остенбуш: «Ничего там не ешь!» А мисс Беннет продолжала любезный разговор: – На кухонном столе лежат некоторые мои образцы – можешь посмотреть на них. Правда, это не самые лучшие мои работы, я ещё кое-что в них изменю. Но тебе будет интересно взглянуть на них!

С этими словами мисс Беннет вышла из дома, а Кики через окно следила за тем, как она направлялась к гаражу. Когда послышался скрип гаражной двери, она медленно поднялась с места, подумав о том, какая она дура, что пришла в этот дом одна. Ноги у неё стали как ватные, коленки дрожали. Но она всё-таки направилась к кухне.

В маленькой кухоньке вдоль одной стены стоял такой же длинный стол, какой был в гостиной. Никаких образцов на нем не было. Но на висящем над столом стеллаже размещались краски, химикалии и небольшие тазики. Все это было выстроено в шеренгу.

А перед шеренгой стояла одна маленькая бутылочка. Кики протянула к ней дрожащую руку. На этикетке с изображением черепа и скрещенных костей большими красными буквами было написано: «ИСПОЛЬЗОВАТЬ С ОСТОРОЖНОСТЬЮ!» А мелким шрифтом напечатано: «Употреблять только для окраски тканей. В случае попадания в рот лечить от отравления мышьяком. Обращаться за медицинской помощью немедленно!» Бутылка почти наполовину была заполнена белым порошком.

Нет, эта находка не была случайностью! Ширли Беннет хотела, чтобы Кики обнаружила эту бутылочку. Недаром она была поставлена на виду, перед строем других бутылок и банок.

Кики обвела взглядом стол и увидела на дальнем его конце раскрытую книгу. Рядом стоял кубок за победу на соревнованиях по прыжкам в воду, тот самый, что недавно находился в школьном кабинете мисс Беннет. Поставив на место бутылочку с черепом на этикетке, Кики направилась к книге, хотя заранее знала, что книга окажется ежегодником драйтонской школы. Рыжик вскочил на стол и застучал лапами по книге.

Когда Кики прочитала, что было напечатано на странице, открытой специально для неё, её глаза наполнились слезами ужаса. Там был список школьной команды пловцов: девять девушек вместе с Джулией Петерсон. Первые в списке три имени – Натали, Мерилин, Дебора – были зачеркнуты красным карандашом. Следующим в списке стояло имя – Кэтрин.

– Бежим отсюда! – сказала Кики коту дрожащим голосом, и он тут же бесшумно спрыгнул со стола на пол.

«Как будто я попала в фильм ужасов, – заметались мысли в голове Кики. – Все это не может быть случайностью. Демонстрация вещей устроена именно для меня. Надо бежать отсюда! Но ведь мой велосипед стоит у самого гаража! Бежать через боковую дверь! Бросить велосипед! Идти домой! Бежать домой!»

Она рванула боковую дверь – та не открывалась. Западня! Кики навалилась на дверь всем своим весом – бесполезно. В панике она выскочила из кухни, пробежала через гостиную и с силой толкнула дверь. Сердце её оборвалось. Тот скрип, который она раньше приняла за скрип гаражной двери, доносился вовсе не оттуда, – это Ширли Беннет снаружи приставила к входной двери что-то огромное и тяжелое.

Дверь не открывалась. Кики попала в ловушку!

Что делать? Найти телефон? Кики помнила, что в кухне аппарата не было. В гостиной тоже. Может быть, в спальне? Но пока она будет искать телефон, пока будет дозваниваться кому-нибудь, пока сюда приедут на выручку, может быть уже слишком поздно. Надо бежать. Бежать из этого дома немедленно! Нужно вылезти в окно. А потом перелезть через забор!

Вбежав в кухню, Кики подскочила к окну и сразу почувствовала сильный запах. Она втянула носом воздух. Бензин! Откуда взялся в саду бензин? Гараж стоял далеко от кухни с другой стороны дома. И вообще отчего бы такой сильный запах бензина шел из гаража?

На подоконнике Рыжик приготовился к прыжку. Кики толкнула оконную раму и в тот же момент со двора послышались голоса.

Рыжик мгновенно кинулся в гостиную. Кики похолодела от страха.

Заскрипела входная дверь. И сразу Кики услышала знакомый голос:

– Вы всегда подпираете входную дверь железным ломом?

Кики повернулась к гостиной и чуть не расплакалась от радости: на диван в гостиной, оглядываясь по сторонам, усаживалась миссис Остенбуш. Кот немедленно тоже вскочил на диван и уселся к ней на колени.

– Нет, конечно, – смеясь, сказала мисс Беннет. – Это сделано только для того, чтобы кот не убежал. Входная дверь закрывается не очень плотно.

«Врешь! – подумала Кики, направляясь к гостиной. – Ты заперла дверь, чтобы не выпускать меня из дома. Здесь ты могла меня убить. А я ещё думала, что если ничего не буду здесь есть, то все будет в порядке!»

– Привет, Кэтрин Кристин, – сказала миссис Остенбуш таким тоном, как будто нет ничего странного в том, что она появилась в чужом доме незваным гостем. – Я надеялась, что ты представишь меня мисс Беннет. Но мне пришлось это сделать самой, поскольку мы с ней встретились во дворе.

– Извините! – пробормотала Кики в полной растерянности, не зная, смеяться ей или плакать.

Она была счастлива от того, что они с Рыжиком теперь не останутся наедине с мисс Беннет в этом доме. Но как сюда попала миссис Остенбуш?

Она подошла к окну и увидела, что перед домом на улице стоит длинный белый автомобиль. За рулем сидел шофер в униформе, а роскошный лимузин уже привлек внимание соседских ребятишек и даже двух женщин, которые глазели на него из своих дворов.

– Кэтрин Кристин сказала мне, что вы моделируете одежду. Мне нужны новые модные платья. И нужны срочно, – сказала миссис Остенбуш, обращаясь к хозяйке дома.

– На вас и сейчас очень модный костюм, – сказала мисс Беннет. – Это работа знаменитой Анны Гастгнола. Не так ли?

– Точно! – подтвердила миссис Остенбуш и расправила плечи, как бы демонстрируя свой белый жакет из легкой шерсти. – Вы хорошо разбираетесь в таких делах!

– Какое именно платье вы бы хотели иметь? – спросила мисс Беннет.

Стоя у окна, Кики слушала разговор и не могла поверить своим ушам – свихнувшаяся учительница домоводства и отставная оперная певица болтали о модах и фасонах, как будто не было ни угроз, ни опасности, вообще ничего особенного, кроме легкого облачка, ненадолго закрывшего яркое субботнее солнце.

– Я собираюсь поехать на гастроли на юго-запад страны. Поэтому мне нужна одежда, пригодная для теплой зимней погоды, – объяснила миссис Остенбуш.

– На гастроли?

– Я певица… Опера, оперетта, иногда мюзиклы на Бродвее… Но шоу только самого высокого класса!

– О! – сказала мисс Беннет. – Встаньте, пожалуйста. Мисс Беннет достала из кармана портновский сантиметр и начала измерять фигуру миссис Остенбуш.

– Так, так, – приговаривала она. – Сделаем широкую талию, чтобы не давила на диафрагму, широкий вырез у горла, чтобы ничего не мешало пению…

– Согласна, – сказала заказчица.

– А не хотите ли посмотреть мои самые новые образцы?

– Конечно, хочу!

– Кики, дорогая, – сказала мисс Беннет. – Принеси из кухни какое-нибудь прохладительное питье и что-нибудь закусить. Чипсы лежат в шкафчике. Я надеялась, что ты все это найдешь, пока я была в гараже…

Учительница как бы слегка журила Кики со снисходительной улыбкой на устах, но глаза у неё были холодные, как лед.

«Ты прекрасно знаешь, чем я занималась на кухне, пока ты была в гараже, – подумала Кики. – Осматривала бутылку с мышьяком, которую ты специально выставила напоказ, и изучала ту страницу в ежегоднике, которую ты оставила открытой. Ты знаешь теперь, что мне известно обо всем. Что же ты собираешься предпринять сейчас, когда здесь миссис Остенбуш? Отравить нас обеих? Но ты же не сможешь скрыться отсюда незамеченной! Теперь не сможешь! Тебя увидят соседи, привлеченные шикарным автомобилем».

– Кики! – повелительным тоном повторила учительница.

Кики молча пошла на кухню, нашла там нераспечатанный пакет кисленьких чипсов – своих любимых. Потом вымыла стеклянную вазочку, вытерла её бумажным полотенцем, захватила три бутылки содовой воды и принесла все это в гостиную.

Расставляя закуску на кофейном столике, Кики увидела улыбку миссис Остенбуш, которая как бы говорила, что их мысли работают на одной волне. Чипсы в запечатанном пакете нельзя отравить заранее. Открывать пакет придется при всех.

– Принеси, пожалуйста, стаканы и немного льда, – ласково попросила мисс Беннет.

Кики послушно вернулась на кухню. Она вымыла и вытерла стаканы и принесла их вместе с кубиками льда на подносе в гостиную. Когда она расставляла все это на столике, кот поднял голову, навострил уши и смотрел с нескрываемым подозрением.

– А чём мы угостим Рыжика? – спросила мисс Беннет, всё ещё разыгрывая роль гостеприимной хозяйки. Кики решила поддержать игру в кошки-мышки.

– Он кушает всё, что ему дают, – сказала она спокойно. – Например, он может угоститься чипсами.

Она пересыпала чипсы в вазочку, а миссис Остенбуш тем временем открыла одну бутылку содовой.

– Возьмите, – любезно обратилась к пожилой гостье мисс Беннет, подавая ей стакан и подвигая к ней кубики льда.

– Нет нужды пачкать стакан, – заявила миссис Остенбуш и, рассматривая альбом, приложилась к бутылке. – Приятно глотнуть из горлышка!

Каждый нерв был натянут у Кики как струна. «Когда это кончится? – думала она. – Чем это кончится? Почему здесь оказалась миссис Остенбуш? Может быть, ей известно нечто такое, чего не знаю я? Или она почувствовала опасность и испугалась, что я нахожусь с мисс Беннет наедине?»

У Кики не было теперь ни малейших сомнений в том, что мисс Беннет опасная ненормальная женщина. Бутылочка мышьяка и раскрытый на определенной странице ежегодник убедительно свидетельствовали о том, что именно учительница домоводства виновна в отравлении нескольких школьниц. Очевидно было, что она умышленно заперла Кики в своем доме. Что она намеревалась сделать, если бы её планы не разрушил неожиданный приезд миссис Остенбуш? Что означал острый запах бензина, доносившийся со двора в дом?

– Вот замечательная вещица! – сказала миссис Остенбуш и так повернула альбом, чтобы все увидели образец красного женского пальто.

– Спасибо! Но пальто слишком теплое для весенней поры на юго-западе, – сказала мисс Беннет и добавила, глядя на гостью сощуренными глазами: – В какое именно место вы едете на гастроли?

Её тон с полной очевидностью показывал, что она не верит ни одному слову собеседницы.

Напряжение достигло такой силы, что Кики чуть не закричала.

– Техас, – сказала миссис Остенбуш спокойным голосом.

– Техас? – повторила за ней мисс Беннет.

– Штат Техас, город Драйтон! – не выдержала Кики и посмотрела мисс Беннет прямо в глаза.

– Техас. Драйтон, – прошептала учительница. Её глаза сузились. Лицо побледнело и стало каменным. Она резко поднялась с места, задев кофейный столик, с которого свалилась откупоренная бутылка содовой воды. Она покатилась по полу, и все содержимое из неё вытекало да ковер. Переводя взгляд с одной гостьи на другую, хозяйка дома сказала устало: – Значит, вы все знаете… Я так и думала, что вы все знаете…

– Да, мы всё знаем, – подтвердила Кики.


убрать рекламу




убрать рекламу



– И полиция уже едет сюда, – добавила миссис Остенбуш.

Мисс Беннет сначала заметалась по комнате, потом неожиданно остановилась перед Кики, обхватила её плечи руками и её пальцы вцепились в тело девушки. Сердце Кики стучало, как тамтам.

– Я пыталась предупредить вас всех! – вскричала Шир-ли Беннет, ещё больше усиливая свою хватку. – Вы думаете, это случайность, что никто из отравленных школьниц не умер? Я знала, что делаю! Я знаю все, что нужно знать о мышьяке: как появляется чесночный запах при дыхании, как наступает обезвоживание организма, как возникает такая жажда, что хочется выпить целый плавательный бассейн. Рвота. Понос… Я знаю, какая доза приводит к смерти, а какая нет! – она засмеялась диким смехом безумия. – Если бы я этого хотела, то могла бы убить вас всех!

Неожиданно она высвободила Кики из своих объятий и захлопала в ладоши. Кики сделала шаг назад, к дивану, на котором сидела миссис Остенбуш. Но Ширли Беннет тут же снова придвинулась к ней, приблизила свое лицо с горящими глазами почти вплотную к лицу девушки и громким шепотом прошипела:

– Я не хотела убивать… Но ты суешь нос в мои дела, шпионишь за мной, Кэтрин. Ты и эта Натали! Вы объединились против моей Джулии. Если бы ты не осталась в тот вечер в доме Натали, моя Джулия была бы сейчас жива.

Слезы наполнили глаза Кики, катились по щекам. Её всю трясло.

– Если бы ты не задержалась так долго в доме Натали, она пошла бы на другое утро в бассейн с Джулией. Но она не пошла! – продолжала Ширли Беннет свою безумную обличительную речь, но тут голос её изменился, будто она передразнивала какую-то девочку: – «Я не могу пойти в бассейн с Джулией, миссис Петерсон: Кэти остается у меня на всю ночь и мы не можем завтра вставать так рано…» Из-за этого с Джулией в бассейн пошел Роберт! О, если бы он остался с ней! Он обязан был! Если бы! Тогда Джулия не погибла бы! Я никогда ему этого не прощу! Никогда! Я убила его! И не могла поступить по-другому!

Теперь по лицу Ширли Беннет текли слезы. Миссис Остенбуш многозначительно посмотрела на Кики. Перед ними открывалась тайна мисс Беннет.

– Вы не понимаете? – с отчаянием продолжала учительница. – В то утро Джулия собралась идти на тренировку очень рано. Ей нужно было тренироваться по прыжкам в воду с двойным сальто. Никто из их команды не захотел так рано начинать тренировку. И Натали не пришла… Из-за тебя, Кэтрин! Тогда Роберт сказал, что в это утро он будет тренером Джулии. Но он вышел из бассейна на улицу, чтобы взять какую-то вещь из машины… А когда он вернулся, она лежала на дне. Её нельзя было спасти: прыгая с вышки, она ударилась головой о каменный бортик и сломала шею. Она была уже мертва… Поэтому я отравила его и сожгла вместе с домом. – Мисс Беннет посмотрела на Кики с жгучей ненавистью. – Это была его вина! Его и ваша! Я бы уничтожила тебя, Кэтрин, если бы мне не помешали…


«Бензин, – подумала Кики. – Заперев меня в этом доме, она хотела сжечь его вместе со мной».

Неожиданно учительница заговорила спокойным и нормальным голосом:

– Теперь вы должны понимать, почему я решила воспользоваться удобным случаем – возможностью заменить миссис Аткинсон. Я прочитала в газете, что у вас в школе затеяли строительство плавательного бассейна, и у меня появился шанс помешать этому строительству. Бассейн – это дьявольское изобретение…

В дверь постучали. С трудом передвигая ноги, Кики пошла открывать её. На пороге стоял полицейский в форме и мужчина в сером костюме. На улице рядом с лимузином миссис Остенбуш стоял черно-белый полицейский автомобиль.

– Входите, – устало сказала Кики.

Прибывшие представились, и полицейский сообщил мисс Беннет её права, прежде чем детектив задаст ей несколько вопросов. Кики отошла к окну. Миссис Остенбуш, с Рыжиком на коленях, продолжала сидеть на диване.

– Разумеется, я отвечу на ваши вопросы, – сказала бледная как смерть учительница тихим, охрипшим голосом.

Откашлявшись, она добавила погромче: – Могу я выпить глоток воды? Пожалуйста!

Полицейский в штатском костюме кивнул головой, и миссис Остенбуш, наполнив стакан водой и положив туда квадратик льда, протянула питье мисс Беннет.

– Спасибо, – сказала та, улыбнулась и поднесла стакан к губам. Но Рыжик тут же вскочил, изогнул спину и, оскалив зубы, зашипел.

– Нет, – закричала Кики. – Не давайте ей пить!

Она бросилась к учительнице и выбила стакан из её рук. Стакан упал на кофейный столик, вода из него потекла на пол.

– Питье отравлено, – объяснила Кики полицейским. – В лед подмешан мышьяк!

– Вы лишили меня последнего шанса, – всхлипнула мисс Беннет.

– Нам пора ехать, – сказал детектив, кивая патрульному полицейскому. – Пожалуйста, идите с этим человеком к машине. Я сам запру дом.

Уходя, учительница сказала Кики холодным тоном:

– Прощай, Кэтрин! Ты разрушила все мои планы. Надеюсь, ты довольна!

Слезы опять покатились у Кики из глаз. Она подошла к двери и увидела, как полицейский помогает мисс Беннет сесть на заднее сиденье автомобиля.

Глава одиннадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Кики вернулась в гостиную, детектив записывал показания о случившемся, которые давала миссис Остенбуш. Но Кики так трясло, что миссис Остенбуш встала с дивана, подошла к ней и нежно обняла за плечи, а Рыжик спрыгнул с подоконника и прижался к её ногам. Потом женщины сели на диван, и Кики сказала сквозь слезы:


– Ничего… Не беспокойтесь – я здорова. Просто это все… так ужасно. Она такая красивая… и талантливая модельерша… Не могу никак поверить в то, что я о ней знаю…

Детектив, которого звали Джой Дженсен, принес ей из кухни стакан воды. После этого он поместил кусочки льда, лежащие на кофейном столике, в специальную коробку.

– Вы сделали то, что должны были сделать, мисс Коллир, – сказал он. – Иногда люди, испытавшие страшный удар судьбы, как миссис Петерсон после ужасной гибели своей дочери, так и не могут прийти в себя. У таких людей в голове что-то ломается. Происходит нечто вроде короткого замыкания, и они не в состоянии отличать реальный мир от выдуманного ими самими. Вы спасли её жизнь. Скорее всего, она бы покончила с собой. Но почему вы заподозрили, что вода в её стакане была отравлена?

– Я покажу вам кое-что, – сказала Кики и повела детектива и миссис Остенбуш на кухню. Она показала им лежащий на столе ежегодник драйтонской школы и пояснила: – На этой странице помещены имена школьниц, которые были в одной команде пловцов с Джулией Петерсон.

– Что означает этот список? – спросил детектив, читая страницу.

– Имена трех девушек из списка зачеркнуты красным карандашом. А три девушки из нашей школы, которые отравились, имеют те же самые имена: Мерилин, Натали и Дебора.

– А кто четвертый?

– Кэтрин. Это моё имя. Я была следующей в её списке. Из того, чем она предложила мне закусить на кухне, все было в фабричной упаковке. Кроме кусочков льда. Поэтому я поняла, что именно в нем находится яд. Недаром Рыжику очень не понравилось то, что я принесла этот лед с кухни! Он чувствовал неладное!

С этими словами она прошла вдоль стола к дальнему его концу и, взяв в руки коричневую бутылочку, сказала:

– Тут мышьяк. Она использовала этот химикалий для окраски тканей. Разве не странно, что она поставила бутылку отдельно, на виду? Так же как и книгу?

– Она хотела, чтобы её поймали, мисс Коллир, – сказал детектив. – Она хотела, чтобы кто-нибудь остановил её…

– Но она хотела отравить меня этим льдом! – воскликнула удивленно Кики. – А потом сжечь вместе с домом!

– Знаю, – сказал детектив. – Некоторые соседи видели, как она поливала бензином углы дома. Но в ней, по-видимому, боролись противоречивые чувства.

– Что же с ней теперь будет?

– Полагаю, её отправят в психиатрическую больницу, – сказал детектив и посмотрел на часы. – С минуты на минуту сюда приедут полицейские криминалисты. Вы и миссис Остенбуш можете идти домой, если хотите. Но завтра, пожалуйста, приходите ко мне в полицейский участок, там запишут ваши показания. Кстати, миссис Остенбуш сообщила мне, что учительница призналась вам, что убила своего мужа. Это верно?

Кики кивнула головой.

– Я свяжусь с полицией Техаса: попрошу их сделать исследование останков его тела. Если от него что-нибудь осталось, – сказал детектив Дженсен.

– Поедем, Кэтрин Кристин, – сказала миссис Остенбуш, обнимая Кики за плечи. – Ты выглядишь очень усталой. Я отвезу тебя домой.

– Это невозможно: здесь мой велосипед, – засомневалась Кики.

– Нет проблем! – сказала миссис Остенбуш. – Подожди меня минуту…

Она вышла во двор, оставив за собой открытую дверь, так что Кики из гостиной было видно, как она подошла к шикарному лимузину, что-то сказала шоферу в униформе, и он вылез из машины.

– Такой лимузин может перевезти не только велосипед, но и малолитражку, – объяснил детектив Дженсен. – Она говорит шоферу, чтобы он погрузил в машину велосипед.

Но детектив Дженсен ошибался. Миссис Остенбуш о чём-то спорила со своим шофером. Потом она вернулась к дому, остановилась в дверном проеме и сказала:

– Детектив Дженсен!

– Да, мэм.

– Одолжите мне, пожалуйста, монетку в четверть доллара, – сказала неожиданно миссис Остенбуш и, получив то, что просила, добавила: – Спасибо, я сейчас вернусь.

– Для чего ей четверть доллара? – спросила Кики.

– Понятия не имею, – сознался детектив.

– Ну, тогда пойдемте к машине и посмотрим, в чём дело, – предложила Кики.

Возле лимузина перед ними разыгралась такая сценка.

– Орёл или решка, Джордж? – спросила владелица лимузина своего шофера.

– Орёл! – ответил тот.

Миссис Остенбуш подбросила вверх монетку, и когда она упала на тротуар, они оба присели, разглядывая её.

– Орёл! Я выиграл! – победно вскричал Джордж. И передал владелице ключи от машины: – Я поеду за вами! Только не гоните слишком быстро!

Миссис Остенбуш бросила на шофера гордый взгляд, вернула мистеру Дженсену его монетку и приказала Кики:

– Залезай в машину! Вместе с Рыжиком!

Джордж сел на велосипед Кики. Сама она вместе с котом забралась в лимузин. Миссис Остенбуш заняла место за рулем, где её, при её маленьком росте, почти не было видно. Когда заурчал включенный мотор, Кики опустила стекло в дверце и помахала на прощание рукой детективу, который с улыбкой наблюдал за развитием событий. Автомобиль тронулся с места. За ним двинулся и Джордж на велосипеде.

– Ещё в детстве, в Техасе, я научилась управлять трактором, – начала рассказывать миссис Остенбуш, умело поворачивая огромный лимузин за угол. – Вместе с прицепными орудиями: комбайном, сенокосилкой и так далее. Но моей мечтой было прокатиться на велосипеде. Но я уже много лет не ездила на велосипеде…

– Вы можете воспользоваться велосипедом моей мамы, – предложила Кики. – Мы по выходным иногда катаемся с ней вместе.

– Очень заманчивое предложение, – сказала миссис Остенбуш, разворачивая машину к дому Коллиров.

– Миссис Остенбуш! Меня просто поразило ваше появление в её доме. У вас было предчувствие? Или вам что-то сообщил доктор Рико?

– И то, и другое! Я поймала Винсента, он нашел школьного сторожа, который показал место, где были закопаны мертвые воробьи. Срочный анализ обнаружил в их телах следы мышьяка. Обо всем этом я сообщила в полицию. Но нужно было найти судью и получить у него ордер на арест, ордер на обыск или что-то в этом роде. Это могло затянуться надолго – ведь сейчас выходные, – и я решила поехать к нему сама.

– Как я обрадовалась, увидев вас! – воскликнула Кики и, потянувшись к миссис Остенбуш, чмокнула её в щеку. – Вы спасли мне жизнь!

– Мы поговорим обо всем завтра! А сейчас ложись поспать, – сказала миссис Остенбуш, погладила Рыжика за ушами и, подождав, пока вместо них в машину сел Джордж, отъехала от дома. Кики смотрела им вслед. Когда лимузин скрылся из виду, она вошла в гостиную.

На автоответчике она обнаружила послание от Эндрю, но Кики чувствовала себя слишком утомленной, чтобы звонить ему. Она легла на диван, Рыжик разместился рядом, и они проспали до тех пор, пока в девять тридцать не пришла из больницы мама.

Кики рассказывала ей о событиях этого дня до полуночи.

Глава двенадцатая

 Сделать закладку на этом месте книги

Школьный двор и окружающие школу улицы были забиты автомобилями, как это бывает возле стадионов во время соревнований. Брэд Лопес и Эндрю, вооруженные фонариками, направляли движение подъезжающих и уезжающих машин. На улице движение регулировали двое специально присланных полицейских.

Благотворительный обед состоялся! Были распроданы билеты на все три смены, и у входа в школу шла продажа дополнительных билетов.

Кики и Натали работали внутри здания, регулируя движение гостей возле столовой. Несмотря на оглушительный шум голосов, они слышали доносившуюся оттуда мексиканскую музыку.

Мама Кики приняла участие в праздничном обеде в первую смену, потому что торопилась на работу в больницу.

Когда, отобедав, вторая смена начала покидать столовую, а до прихода третьей смены оставалось ещё двадцать минут, Кики и Натали получили передышку.

– После такой работы я буду отсыпаться неделю, – сказала Натали.

– И я, – поддержала её Кики.

– Великолепный получился обед! – сказала Натали. – Не ожидала, что макаронная Махони справится с такой огромной работой.

– Рецепт мексиканских блюд прислали родственники миссис Остенбуш из Техаса, – напомнила ей Кики, вглядываясь в подъезжавшие к школе машины.

– А миссис Остенбуш придет?

– Она собиралась не только прийти сама, но и привести с собой половину жителей своего «Дома ветеранов сцены», – сказала Кики. – Но пока ещё не видно её роскошного лимузина. Её соседи на самом деле очень старательно готовились к нашему празднику. Например, мистер Смит вчера перерыл весь свой сундук в поисках настоящего мексиканского пледа для миссис Хэгл, а она, не зная об этом, уже купила такой в магазине. Но он заявил, что купленный ею плед – подделка.

– Может, в его сундуке спрятан и небольшой мексиканский оркестр? – хихикнула Натали. Но тут же дернула Кики за руку: на улице появилась необычная процессия.

Огромный трактор тащил широкую платформу на колесах, какие обычно используют для рекламы. Она была украшена яркими флажками и фонариками. Посередине расположился небольшой оркестр, исполняющий мексиканские песни.

– Миссис Остенбуш появилась, – со смехом воскликнула Кики. – Бежим к ней.

Пробегая мимо Эндрю, она крикнула: «Приехала миссис Остенбуш», – и дальше они побежали уже втроем.

Кики высматривала на платформе знакомую белокурую голову певицы, но её там не было.

– Уверена, что это прибыла команда миссис Остенбуш, – сказала, задыхаясь от бега, Кики. – Вон стоит мистер Смит в своем мексиканском пледе. Но миссис Остенбуш почему-то не видно!

– А ты посмотри на тракториста, – крикнул Эндрю.

В эту минуту полицейский помогал выйти из кабины трактора миссис Остенбуш. На ней было красное платье с оборками, её короткие белокурые волосы скрывал парик с длинными черными волосами, на котором сидела тореадорская шляпа с яркой пряжкой.

– Удивительно, что она не привезла с собой и быка, – хихикнула Кики.

– Не вздумай ей сказать об этом, а то она его привезет! – засмеялся Эндрю.

– Кэтрин Кристин! И Эндрю! Разве не забавно, что полисмены по указанию детектива Дженсена будут охранять наше средство передвижения, пока мы не вернемся с обеда? – весело защебетала миссис Остенбуш. – Но прежде всего я должна сделать важное публичное заявление. Эндрю, помоги мне, пожалуйста, забраться на платформу!

Вокруг ярко освещенной и украшенной флагами платформы уже собралась толпа. Миссис Остенбуш подошла к микрофону, оркестр перестал играть, шум толпы затих.

– Леди и джентльмены, – сказала она голосом опытного конферансье, – я хочу представить вам звезду сегодняшнего праздника: доктор Винсент Эмилио Рико!

Публика зааплодировала. Невысокий мужчина в сомбреро подошел к микрофону.

– Директор Отдела здравоохранения, – шепотом объяснила Кики своим друзьям. – Он раньше учился у миссис Остенбуш пению…

Оркестр грянул залихватскую мексиканскую мелодию. Старая певица и её бывший ученик запели. Две её соседки, наряженные в национальные костюмы, стуча кастаньетами, пустились в пляс.

Рядом с оркестром Кики увидела сидящего на стуле соседа миссис Остенбуш, который в настоящем мексиканском пончо развлекался тем, что подыгрывал музыкантам на тамбурине. На его коленях удобно расположился большой рыжий кот. Это был Рыжик!

Когда под неистовые аплодисменты публики представление закончилось, миссис Остенбуш заметила в толпе директора школы и пригласила его подняться на платформу. Очевидно, мистера Макетти совершенно не смутила вся эта незапланированная кутерьма. Он поднялся на платформу, подошел к микрофону и, откашлявшись, сказал:

– Позвольте мне сделать короткое заявление. Спасибо всем тем, – по существу, всем вам, – чьими усилиями наш школьный плавательный бассейн будет построен уже через два месяца! – Он подождал, пока смолкнет радостный шум толпы, и закончил свою речь: – Спасибо всем: школьникам, учителям, родителям, жителям нашего города – и особая благодарность нашим друзьям из Дома ветеранов сцены – музыкантам. Ура!

Все закричали «ура!». Но сквозь звуки радости и веселья вдруг прорезался резкий, тревожный и хорошо всем знакомый звук сирены «скорой помощи». Сердце у Кики сжалось. Она готова была закричать.

«Скорая помощь» остановилась возле платформы. Из неё выскочили санитары и открыли заднюю дверь машины. Оттуда появилась женщина в белом халате.

– Мама! – крикнула Кики и начала пробираться сквозь толпу. – Что случилось?

Доктор Коллир повернулась к дочке, и на её лице появилась широкая улыбка.

– Всё в порядке! Я просто привезла вам на праздник особого гостя!

Санитары выкатили из машины коляску. Кики воскликнула радостно:

– Миссис Аткинсон!

Да, это была учительница домоводства миссис Аткинсон!

Толпа восторженно приветствовала её появление. Миссис Остенбуш подбежала к ней с микрофоном в руке. Глаза миссис Аткинсон наполнились слезами, но она улыбнулась, глядя на столпившихся вокруг неё школьников, и тихим голосом сказала:

– Спасибо! Я никогда не забуду эти минуты! С понедельника меня будет заменять миссис Стедман, а я надеюсь вернуться в свой класс уже через несколько недель.

Громкие крики и аплодисменты почти заглушили её слова.

Доктор Коллир покатила коляску к столовой.

– Какой замечательный сюрприз. Как я рада, что она выздоравливает, – сказала Кики Эндрю. Но что он сказал в ответ, она не услышала, потому что снова заиграл оркестр. Миссис Остенбуш и доктор Рико запели школьный гимн. Его подхватила вся публика.

После того как отгремели аплодисменты, миссис Остенбуш спустилась с платформы и подошла к Эндрю и Кики.

– Теперь пошли в столовую и поглядим, как Гарриета справилась с рецептами Сиди.

– Гарриета? – спросил Эндрю шепотом у Кики, наклонившись к самому её уху. – Кто такая Гарриета? И кто такая Сиди?

– Гарриета – имя миссис Махони, – громко объяснила ему Кики, поскольку миссис Остенбуш уже отошла от них, направляясь к дверям школы. – А Сиди – родственница миссис Остенбуш из Техаса. Я приглашена к ним в гости на лето. Именно Сиди прислала нам в школу рецепты мексиканских блюд. А миссис Остенбуш вчера приходила к миссис Махони, и они приготовили по этим рецептам обед, сняли пробу…

– Как же они не пригласили на пробу меня? – сказал Эндрю, изображая смертельную обиду.

– Ну, у нас был замечательный дегустатор, который сообщил нам свое мнение, – засмеялась Кики.

– Да? – спросил Эндрю. – Кто же этот гурман?

– А ты как думаешь? – спросила в свою очередь Кики. Она наклонилась и подняла на руки Рыжика, который уже вертелся возле её ног.

– Он? – вскричал с напускным возмущением Эндрю. – Ты имеешь в виду, что меня может заменить кот?

– Смирись с этим фактом, Эндрю, – хихикнула Кики. – Жизнь прекрасна! Пошли наслаждаться вкусным обедом!


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Фоули Луиза » «Яд!» – сказал кот.