Название книги в оригинале: Фоули Луиза. «Вор!» – сказал кот

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Фоули Луиза » «Вор!» – сказал кот.



убрать рекламу



Читать онлайн «Вор!» – сказал кот. Фоули Луиза Манро.

Луиза Манро Фоули

«Вор!» – сказал кот

 Сделать закладку на этом месте книги

Джейн Худ и Кэти Коул

с признательностью

и пожеланием счастья

Глава первая

 Сделать закладку на этом месте книги

– Я пошла, Кики. Хорошенько закрой дверь, когда будешь уходить, и не забудь взять ключи, – донесся снизу голос матери, разом вернувший Кики к действительности.

Она посмотрела на часы. Без четверти семь. В семь она должна быть у Кендриков, сидеть с их малышом.

– И закрой окно! Обещали дождь.

– Хорошо, мам!

Кики, долговязая рыжеволосая девчонка, соскочила с кровати, уронив книжку, которую читала. Та шлепнулась ей на ногу, а потом на пол, и уютно дремавший рядом с девочкой кот недовольно заворчал, возмущенный тем, что его потревожили. Кики доскакала до лестницы, поджав ушибленную ногу, и перегнулась через перила.

– Пока, мам! – с улыбкой сказала она стоявшей у двери привлекательной молодой женщине. – Приходи скорее.

И Кики запрыгала на одной ножке, потирая ноющие пальцы.

– Готовишься к бегу на трех ногах? – с насмешкой поинтересовалась мама.

– Уронила на ногу книгу, – сморщилась от боли Кики. – Координации никакой. Растяпа, попросту говоря. Ты поздно придешь?

– Я сегодня до двенадцати на вызовах. Если всё будет спокойно, к половине первого должна вернуться… но ты, пожалуйста, не жди меня и ложись! Миссис Кендрик сказала, что они к десяти будут дома. И не забудь закрыть дверь на задвижку!

Мама Кики нервничала, оставляя дочь одну: за последний месяц ограбили двоих их соседей – ровно через минуту после того, как машина хозяев отъехала от дома. Словно за домами все время следили.

– Не волнуйся, мам! Мне как-никак уже четырнадцать, я не маленькая.

– Сколько раз тебе говорить, Кики: я – твоя мать и буду волноваться за тебя, даже когда тебе стукнет сорок, так что привыкай.

Доктор Коллир помахала рукой и закрыла за собой дверь. Кики поскакала назад в свою комнату, отпихивая рыжего кота, который счел эту новую игру забавной: он бросался на поднятую ногу Кики, испытывая её терпение, – она опасалась, что потеряет равновесие и упадет.

– Прекрати, Рыжик! – угрожающе произнесла Кики. Она села на край кровати и потянулась за теннисными тапочками. Достала один и сунула в него ногу.

– Прекрасно, а что ты сделал со вторым? – Кот сидел у её ног, невинно уставясь на неё своими зелёными глазами. – Не делай вид, будто не понимаешь, о чем я говорю. Рыжик! У тебя есть две страсти – шоколад и туфли. На туфли ты не можешь смотреть спокойно, правда ведь? – Кот мяукнул и продолжал с вниманием слушать. – Ты прячешь туфли, ты мечтаешь о туфлях, ты портишь туфли. Грязные туфли, чистые туфли, старые туфли, новые туфли, нарядные туфли, спортивные туфли…

Монотонный голос Кики становился все тише по мере того, как она скрывалась под кроватью в надежде отыскать пропавший тапок. Когда она, пятясь, выползла назад с запутавшимися в волосах клоками пыльной кошачьей шерсти, Рыжик продолжал важно восседать у кровати и смотреть на неё.

– Оставь этот вид оскорбленного монаршего достоинства, – сказала Кики, завязывая второй тапок. – Мне пора идти. Постарайся ничего не натворить, хорошо? – Она в последний раз взъерошила коту шерстку, схватила из-под письменного стола рюкзак и направилась к двери. Кот вдруг оживился и пошёл следом за ней. – Ну, нет! – воскликнула Кики. – Знаем мы твои штучки!

Оттолкнув кота рукой подальше в комнату, она стремительно выскочила на лестничную площадку и захлопнула за собой дверь. Пока она спускалась по лестнице и осторожности ради закрывала входную дверь на задвижку, её преследовал разъяренный вопль. Взглянув под лампочкой на крыльце на часы, она увидела, что уже без пяти семь. Она успевает. Кендрики жили в конце квартала.

Кики бросилась бежать. Ветер, воющий в ветвях гигантских дубов, что росли вдоль улицы, напомнил ей о предостережении матери. Чёрт! Она же забыла закрыть в своей комнате окно! Кики посмотрела на темное небо. У неё уже нет времени возвращаться. И вообще, может, дождь до утра так и не соберется.

– Мя-я-я-а-о-у-у! – Неожиданно прорезал вечернюю тишину знакомый крик.

– Кики, – мрачно сказала себе девочка, – есть две причины, по которым нужно закрывать окна: чтобы внутрь не залился дождь и чтобы наружу не выскочил кот. Ты шляпа!

– Мя-я-я-у-у! – Голос кота был почти миролюбивым, когда он догнал Кики и побежал рядом с ней.

– Сейчас ты превратишься в немого кота, – сказала Кики, не сбавляя скорости. – Ты знаешь, что это значит. Полезай в рюкзак, и чтобы я не слышала от тебя ни звука, пока не уйдут Кендрики.

– Мя-я-у! – перебил её кот.

– Я ещё не закончила, – продолжала Кики. – Я работаю на Кендриков первый раз: они совсем недавно здесь поселились и не знают, что ты самый доброжелательный кот в квартале. Так что веди себя пристойно.

Она свернула на широкую и длинную подъездную аллею, которая делала полукруг перед домом Кендриков. Подходя к двери, Кики замедлила шаг. Засовывание Рыжика в рюкзак, когда ему этого вовсе не хочется, не входило в число её любимых занятий, хотя в последнее время это приходилось делать с поразительной регулярностью. Прошлым месяцем он прокрался за ней в школьный автобус, когда они ездили на экскурсию в рыбное хозяйство. Нелегкая это была работенка – удержать кота на расстоянии от лососей: в течение всей экскурсии рюкзак жил своей собственной насыщенной жизнью. Иногда Рыжик сопровождал её в библиотеку, где любил взгромоздиться на самую верхнюю полку и своим мяуканьем выражать одобрение или неодобрение её выбору. Временами же, уютно устроившись в рюкзаке между книжками, он вел себя спокойно, но Кики никогда не могла с определенностью сказать, как долго это будет продолжаться. Она надеялась, что на этот раз кот не подведёт.

Кики сняла рюкзак и потянулась за своим питомцем. Однако Рыжик опередил её. Он метнулся в кусты рядом с домом и притаился где-то у самого фундамента.

– Рыжик! – громким шепотом позвала Кики. – Немедленно иди сюда! – Она опустилась на колени и, сунув голову под розовый куст, строго посмотрела своими зелёными глазами на кота, который отвечал ей не менее суровым взглядом. – Рыжик! – настойчиво повторила она. Она слышала, как часы в доме пробили семь. – Из-за тебя я опоздаю!

Она потянулась, чтобы схватить его, но рыжий кот вдруг зашипел. В изумлении Кики отдернула руку.

– Ты что? – прошептала она.

Рыжик ещё никогда на неё не шипел. Казалось, он хочет привлечь её внимание. Мя-я-у! Кот заскрёб когтями по земле в клумбе.

– Что там? – Кики легла на траву и заползла под куст. Колючие ветки царапали ей шею, а когда она потянулась, чтобы отодвинуть их, шипы впились ей в руку. – Иди сюда, – позвала она, сменив тон на просительный. – Миленький Рыжик, хорошенький Рыжик, иди к своей Кики.

Но кот не двинулся с места. В слабом свете, который проникал из подвального окошка, было видно, как он быстро и энергично разгребает под кустом землю.

– Понимаю, – с досадой произнесла Кики. – Опять эти собачьи штучки. Ты – старый добрый пёс и отрываешь кость. Очень впечатляет.

Рыжик фыркнул. Он перестал копать и, обхватив руку Кики передними лапами, с неожиданной силой стиснул её, а потом потянул руку к себе, подталкивая что-то к её пальцам. Это был ключ.

– Откуда под кустом ключ? – вслух удивилась Кики, засовывая его в карман джинсов. – Странно.

Завершив свою миссию, Рыжик прошествовал на дорогу и запрыгнул в рюкзак, ожидая, когда его упакуют. Кики застегнула над его головой ремешки, подошла к входной двери и позвонила. «Только ни звука», – молила она про себя, вслушиваясь в приближающиеся шаги. Словно читая её мысли, кот заворочался в рюкзаке, но мяукать не стал.

Дверь открыл мистер Кендрик.

– Привет, Кики! – сказал он. – Входи. Я вижу, ты с учебниками, будешь заниматься. Тащи всё туда. – И он махнул рукой в сторону гостиной, пол которой от стены до стены покрывал роскошный ковер желто-лимонного цвета. Кики замешкалась, помня о своей ноше. Вряд ли кот остался чистым после того, как рылся в земле.

– Лучше я здесь оставлю, – сказала Кики, опуская рюкзак на выложенный плиткой пол холла рядом с хозяйским портфелем. – Извините, что опоздала.

– Ты нисколько не опоздала, – возразил мистер Кендрик. – Сьюзен как раз готовит Джеффри ко сну. Он ждал твоего прихода.

Неделю назад, через несколько дней после переезда, миссис Кендрик позвонила Кики и попросила её зайти. Она сказала, что ей рекомендовали Кики как приходящую няню, и она хотела бы с ней познакомиться. Поэтому на следующий день Кики заглянула к ним по дороге из школы и встретилась с миссис Кендрик и двухлетним Джеффри, который оказался симпатичным малышом, как и все ребятишки в таком возрасте. Но мистера Кендрика она видела впервые. Он был высоким черноволосым мужчиной – полная противоположность своей жене, миниатюрной блондинке; и Кики наверняка смутилась бы, не улыбайся он так по-приятельски. Своей добродушной наружностью и тихим голосом он больше походил на футболиста, чем на нового окружного прокурора.

– Проходи в кухню, – сказал он и вышел из холла. Кики бросила взгляд на рюкзак, мгновение поколебалась, затем подхватила его и последовала за прокурором.

– Интересное имя – Кики. Это прозвище или сокращение?

Кики сморщила нос.

– Кэтрин Кристин.

– Красивое имя, но Кики мне тоже нравится. Кажется, оно тебе подходит. – Мистер Кендрик открыл холодильник и, оглянувшись, через плечо посмотрел на девочку. – Хочешь молока? – предложил он. – Я собираюсь выпить стаканчик.

– Пожалуй. – Кики неожиданно почувствовала себя непринужденно. – Спасибо.

Ей хотелось спросить, почему он сказал, что имя Кики ей подходит, но она не решилась – вдруг он просто старается быть вежливым и поддерживать беседу, как это принято у взрослых.

– Кто тебя так окрестил? – спросил мистер Кендрик. – Мама?

– Нет, папа.

Кики почувствовала в горле ком. Она сжала веки и отвернулась, боясь, что расплачется.

– Ведь твой папа умер, – участливо заметил мистер Кендрик. Это был не вопрос, скорее утверждение.

Кики кивнула, опасаясь, что, если она произнесет хоть слово, голос выдаст её. Прошло два года, но при упоминании об отце у неё до сих пор на глазах наворачивались слезы.

Мистер Кендрик потер подбородок и задумчиво посмотрел на неё.

– Твоя мама рассказывала мне об аварии, – признался он. – Я завел этот разговор не из праздного любопытства. Просто если мы собираемся стать друзьями, мы должны что-то знать друг о друге. У меня тоже умер папа, когда мне было семь лет. Мне очень его не хватало, было трудно расти с одной только мамой. – Он потянулся и поднял пластмассовую крышку с блюда с кексами. – Сьюзен пекла сегодня шоколадные кексы, – сказал он. – Хочешь попробовать?

Кики только собралась ответить, как её рюкзак, который она прислонила к табуретке рядом со столом, неожиданно ожил. Изнутри кометой вылетел рыжий комок шерсти, который на предельной скорости пронесся по кухне, в мгновение ока оказался на стуле, затем на столе и застыл в позе мраморной статуи в трех дюймах от лица мистера Кендрика и всего в дюйме от шоколадных кексов.

Кики закрыла глаза и вздохнула.

– Вы произнесли заветное слово, – сказала она сквозь стиснутые зубы. – Шоколад.

Однако мистер Кендрик её не слышал. Согнувшись пополам так, что сполз под стол, он беззвучно хохотал. Затем, сдвинув очки на лоб, вытер с глаз слезы.

– А это ещё кто такой? – спросил он, давясь от смеха.

– Мой кот Рыжик, – ответила Кики. – Прошу познакомиться.

Говоря это, она быстро оглядывала своего питомца. Лапы казались чистыми. На шерсти тоже не было ни грязи, ни листьев, ни другого мусора. Кики понимала, что в такой ситуации надо быть благодарной хотя бы за это. По крайней мере, незваный гость имел приличный вид. Пребывая в уединении, маленький прохвост изрядно потрудился, чтобы навести на себя лоск, но Кики было страшно подумать, во что превратились её книги.

– Киска! – воскликнул в дверях детский голосок.

Розовый после ванны Джеффри улыбался – он уже был в пижаме. За ним стояла миссис Кендрик, удивленная неожиданным гостем.

– Это я виновата, простите меня, – принялась извиняться Кики. – Я закрыла его в комнате, когда уходила, но он выбрался через окно и увязался за мной. Он может посидеть в подвале до вашего прихода, если вы не против. – Девочка переводила взгляд с одного родителя на другого. – У меня уже не было времени загонять его обратно. Я и так из-за него опоздала… Да, я забыла вам сказать: Рыжик нашёл под кустом рядом с домом вот этот ключ.

Она вынула из кармана ключ и положила его на стол.

Пока Кики говорила, Рыжик соскочил со стола и стал обнюхивать Джеффри, который наблюдал за его движениями с живым любопытством.

Мистер Кендрик поправил очки на переносице и улыбнулся Кики.

– Как я уже предлагал, – начал он, протягивая руку к тарелке с кексами, – не хочешь ли попробовать…

– Не говорите! – в испуге выкрикнула Кики. – Не говорите слова ш-о-к-о-л-а-д, – по буквам произнесла она, и Рыжик недоуменно посмотрел на неё. – Он сходит по нему с ума, это его любимая еда.

– Никогда такого не слышала, – улыбнулась миссис Кендрик. – Кот, который ест шо… я имею в виду ш-о-к-о-л-а-д! Что ж, он попал туда, куда ему нужно. Я как раз собиралась дать Джеффри кексик перед сном. Твой пушистый друг тоже может угоститься одним. – Она протянула кекс Джеффри, а другой положила на пол. – Иди сюда… – Миссис Кендрик подняла глаза на Кики.

– Рыжик, – подсказала та. – Его зовут Рыжик.

– Вот ты какой, Рыжик, – сказала миссис Кендрик, гладя кота, который, облизываясь, преданно смотрел на неё с морозильника. – И не надо запирать его в подвал, – добавила она. – Он может остаться здесь и составить вам компанию. – Она помолчала. – Он ведь домашний кот?

– Домашний, – кивнула Кики. – Ровно настолько, насколько мне удалось его приручить.

– Кстати о подвале, – обратилась миссис Кендрик к мужу. – Я совсем забыла, что у меня в сушилке белье.

– Я могу его вынуть и разобрать, – предложила Кики.

Хотя это вовсе не входило в её обязанности, она была рада чем-нибудь услужить, чтобы загладить непрошеное вторжение кота.

– О, я вовсе не имела этого в виду! – воскликнула миссис Кендрик.

– Конечно, – согласилась Кики, – но мне ничего не стоит сложить вещи. Я их достану и сложу.

– Если тебя это не затруднит, я буду очень благодарна, – сказала миссис Кендрик. – Спасибо, Кики. – Она казалась довольной, и Кики порадовалась, что предложила свою помощь. – Дверь в подвал вон там. – И миссис Кендрик указала на дверь в противоположном конце кухни. – Я только возьму плащ и буду готова, Лорн. На улице настоящая буря. – Она порылась в ящике буфета, достала фонарь, проверила его и положила на стол. – На случай, если вдруг отключат электричество, – бросила она Кики, выходя из кухни.

Кики успела забыть о надвигающейся грозе. В доме Кендриков было так уютно и тепло. Она даже не знала, как лучше описать свое состояние. Вернее всего было бы сказать, что она чувствует себя в безопасности.

– Я присоединюсь к тебе через минуту, дорогая, – сказал мистер Кендрик, глядя на ключ и в очередной раз потирая подбородок. – Где, ты говоришь, его нашла? – спросил он Кики.

– На самом деле его нашёл Рыжик, а не я, – ответила та. – Он был под одним из розовых кустов.

Мистер Кендрик взял со стола ключ и подошёл к чёрному ходу. Распахнув дверь, он вставил ключ в замочную скважину снаружи.

– Да, это один из наших ключей, – сказал он, поворачивая ключ в замке. – Однако я ума не приложу, как он мог там очутиться. Въехав, мы поменяли все замки. Теперь все двери открываются одним ключом. Почти все. – Он указал на дверь в подвал. – Вот эта – единственная, на которой остался старый наружный замок. Но она не имеет большого значения для безопасности. Через подвальное окошко может пролезть разве что отощавший гном.

Кики кивнула с улыбкой, вспомнив узенькое окошко за розовым кустом.

– Я заказал три ключа – один для Сьюзен, один для себя и один запасной, который должен быть в буфете. – Он распахнул дверцу, открыв взору Кики аккуратные стопки тарелок и мисок и ряд свисающих с крючков чашек. Сбоку был ещё один крючок. Пустой. – Вот где должен висеть этот ключ, – сказал мистер Кендрик, возвращая ключ на место. – Не понимаю, как он мог оказаться во дворе.

– Может, миссис Кендрик срезала розы или работала в саду, или ещё что-нибудь и уронила его, – пожав плечами, предположила Кики.

– Сомневаюсь. Она ненавидит возиться в саду. Дорогая! – крикнул он. – Ты сегодня что-нибудь делала в саду?

– Я? Ты же знаешь, я там только гуляю, – засмеялась миссис Кендрик. – Кстати, я наняла сегодня человека, чтобы он привел сад в порядок. Только я подумала, что нужно кого-нибудь найти, как он сам заявился. Он придет на следующей неделе. Хотел начать сразу же, но я сказала, что мы вечером уходим и у меня нет времени объяснять ему, чего я хочу. Пойдем, Лорн! Мы уже опаздываем!

Кики вышла в холл проводить их.

– Я ведь показывала тебе, как действует селектор? – спросила миссис Кендрик. – Он сейчас запрограммирован таким образом, что передает все звуки из детской. Когда Джеффри у себя, ты можешь слышать его из любой комнаты.

Кики кивнула.

– Пульт управления на столе в кухне. Все кнопки подписаны, и ты можешь при необходимости включить микрофон в другой комнате.

– Не думаю, что мне понадобится, – сказала Кики.

– Джеффри сегодня днем не спал, так что он наверняка скоро устанет, но пока пусть немного поиграет с Рыжиком.

Хорошо, – кивнула Кики. Она чувствовала, что миссис Кендрик нервничает, оставляя сына.

Пойдем, Сьюзен! Мы уже опаздываем, – торопил её муж. – На Кики можно полностью положиться. Иначе бы ты её не пригласила.

– Я знаю, – улыбнулась миссис Кендрик, – я веду себя как глупая курица, но ещё вот что. – Она смущенно посмотрела на Кики. – Не пускай Рыжика в комнату Джеффри. Я уверена, что все это вымыслы, но я слышала истории о том, как коты наваливались на детей и они задыхались под их тяжестью.

– Сьюзен! Этот кот не может никого придушить, потому что он ни на секунду не останавливается! – воскликнул мистер Кендрик, одобрительно наблюдая за тем, как Джеффри гоняется за котом по гостиной. – Готов поспорить, что через пять минут они оба свалятся замертво от усталости. А может быть, и раньше. Пока, Кики. Увидимся часов в десять.

Кики тщательно закрыла входную дверь и послушала, как машина выезжает из гаража на улицу. Тем временем её подопечные переместились в холл и носились теперь там, заворачивая время от времени на кухню, обегая её кругом и опять выскакивая в прихожую. Здесь им ничто не мешало, и, поскольку они были полностью поглощены своим занятием, Кики обошла извивающиеся, визжащие тела и спустилась в подвал разгрузить сушилку.

– Я сейчас вернусь, – предупредила она.

Она как раз вытаскивала из машины последние наволочки и складывала их в корзину, когда услышала, как хлопнула дверь. Кики похолодела. Неужели это дверь в подвал? На лестнице, освещавшейся падающим из кухни светом, стало темно. Кики взлетела по ступенькам и попыталась повернуть ручку. Ручка не поддавалась. Тогда она толкнула дверь. Безрезультатно. Должно быть, Джеффри с Рыжиком налетели на дверь и захлопнули её. И теперь она заперта в подвале!

Кики слышала, как парочка за дверью гоняется из кухни в холл, играя в свою дурацкую игру. Только теперь это уже была не игра, а почти неминуемое бедствие. Её безумный кот и ребенок, за которым она согласилась присмотреть (за деньги!), носились по огромному дому, предоставленные сами себе. Они могли в любой момент сменить маршрут своих гонок. Кики мерещились разбитые лампы в гостиной (интересно, может ли от разбитой лампы возникнуть пожар?), набеги на ванные комнаты (вдруг Джеффри упадет в ванну и разобьет себе голову?), опрокинутые книжные полки; пока она боролась с запертой дверью, в воображении её возникали самые страшные картины.

Но ужас, который ей предстояло пережить, превзошёл самые мрачные её предчувствия.

Глава вторая

 Сделать закладку на этом месте книги

Кики села на верхнюю ступеньку лестницы и попыталась оценить ситуацию. В кухне, которая была всего в нескольких дюймах от неё, Джеффри с Рыжиком продолжали свой бег по кругу.

– Джеффри! – позвала Кики. – Джеффри, ты слышишь меня?

Она постучала по двери, но всё без толку. «Насколько их хватит, – размышляла Кики, – ведь должен же малыш когда-нибудь устать, раскапризничаться или захотеть в туалет. А что будет, если Рыжику все это надоест и он попросту завалится где-нибудь в теплом уголочке подремать, как он это любит». Звуки стали тише. Наверное, парочка переместилась в холл. Кики встала и огляделась. Может, ей всё-таки удастся заставить дверь открыться. Она поднялась на самую верхнюю ступеньку и навалилась всей тяжестью на дверь. Удар был внушительным, но дверь даже не шелохнулась. Кики потерла бедро и пожалела, что не нарастила на свой долговязый скелет побольше мяса.

У неё не было другого выхода – она должна была вновь оказаться в доме! И тут на Кики снизошло вдохновение. Быть может, Кендрики держат в подвале инструменты! Она сбежала с лестницы и обследовала территорию. У одной из стен стоял рабочий столик с нависающей над ним лампой. Кики нажала на кнопку выключателя, и подвал залил флюоресцентный свет, отбрасывая на стены уродливые тени. На столе ничего не было, но внутри ящика она нашла молоток и отвертку. Вдруг ей удастся отвинтить дверную ручку! Ведь замок внутри. Сам мистер Кендрик так сказал!

Сжав инструменты в руке, Кики вновь взбежала по лестнице и просунула отвертку под круглую медную пластинку, которая окружала ручку. Мама делала так год назад, когда перекрашивала дверь спальни. Постукивая потихоньку по отвертке молотком, Кики загоняла её все глубже и глубже, до тех пор, пока диск не отскочил. Однако ручка продолжала оставаться на месте. Внимательно обследовав её, Кики обнаружила по бокам два винтика. Если отвернуть их, ручка наверняка отвалится. Тепло от сушилки уже улетучилось, и замерзшие руки девочки с трудом попадали в прорезь на головке винта. «Успокойся, не надо нервничать», – уговаривала она себя. Тупо заточенный конец отвертки не влезал в отверстие, и ей приходилось вставлять его под углом, чтобы захватить винт. Работа продвигалась медленно, но наконец-то победа! Один из винтов упал на лестницу. Ручка зашаталась! Второй винт оказался менее податливым, и Кики пришлось сосредоточить на нем все свое внимание, хотя ей не давала покоя мысль, что звуки возни в кухне затихли. Где теперь эта парочка? В спальне? В кабинете? В гостиной?

На верху лестницы было почти темно, Кики едва видела, что делает. Но вот наконец-то последний поворот отвертки и винт у неё в руке! Однако радость мгновенно улетучилась, когда Кики поняла, что ручка со стороны кухни осталась на месте и дверь по-прежнему на запоре.

– Проклятье! – выругалась Кики, чувствуя себя несчастной и замерзшей.

Она вернулась к шкафчику с инструментами в надежде отыскать хоть что-нибудь, что поможет ей выбраться из подвала. Было совершенно очевидно, что Кендрики не отличаются деловитостью и инструментов днем с огнем не найдешь. И почему только она не осталась сидеть с ребенком водопроводчика? Или плотника? А ещё лучше слесаря? Кики положила отвертку с молотком обратно в ящик. Потянувшись, чтобы выключить свет над рабочим столиком, она заметила встроенный в стену микрофон. Селектор! Значит, в подвале тоже есть селектор!

Кики включила звук и прислушалась. Она знала, что селектор настроен на детскую. Если Джеффри с Рыжиком там, ей удастся что-нибудь выяснить. Но она услышала только шорох, который приняла поначалу за порывы ветра на улице, нагоняющие грозу. Кики поднялась на цыпочки и, склонившись над столом, приложила ухо к микрофону. Неужели это ветер? Да нет, какой там ветер! Она поняла, что слушает эти звуки каждый вечер, когда Рыжик, запрыгнув к ней на кровать, сворачивается клубочком на специальной подушке возле её уха. Это было урчание довольного, усталого, спящего кота. Кики горестно улыбнулась. Вот тебе и не пускай кота в детскую! Но где же Джеффри? Она ещё раз прислушалась. И различила ещё один звук: тихое, равномерное детское посапывание. Два всхлипывающих вздоха – и опять посапывание. Уснули оба!

«Хорошо, если бы они спали, пока я не выберусь отсюда, – подумала Кики. Она опять включила свет. – Нужно найти какой-то другой выход».

Кики обошла подвал. В нем было три маленьких окошка, включая то, у розового куста. Но даже если ей удастся вылезти через окно, как она попадет в дом? О, если бы ключ всё ещё лежал у неё в кармане! Кики закрыла глаза и представила, как мистер Кендрик в задумчивости вешает ключ обратно на крючок в шкафу. Какой от него там толк!

Она должна, просто обязана выбраться из этого подвала! Надо торопиться, пока наверху все спокойно. Кики ещё раз подошла к микрофону, чтобы удостовериться в этом. Из него по-прежнему неслось сонное посапывание. Тогда она продолжила осмотр окон. Они были почти под самым потолком подвала и закрывались на шпингалеты изнутри. Два можно было исключить сразу же – одно упиралось в ствол дерева, другое закрывала решетка. Оставалось только то, что у розового куста. Кики не прельщала мысль вновь оказаться под колючками, кроме того, не было никакой гарантии, что ей удастся войти в дом, но она должна была попробовать. Вдруг Кендрики оставили открытым какое-нибудь окно.

– Что ж, Кики, – напутствовала она себя, – придется тебе, как сказал мистер Кендрик, превратиться в отощавшего гнома.

Шпингалеты были тугими, и ей пришлось изрядно попотеть, чтобы открыть их. Единственная лампочка над стиральной машиной и сушилкой находилась где-то посередине большого подвала, и дальний его конец оставался в полумраке.

«Это окно, наверное, несколько лет не открывали», – подумала Кики.

Она поглубже вздохнула и изо всех сил рванула шпингалет. Запор поддался. «Ну вот, полдела сделано», – подбодрила себя Кики. Она потянула раму вверх. Рама поднялась на дюйм и застряла. Тогда Кики решила прибегнуть к помощи молотка. Она была уверена, что с молотком справиться будет легче. Ещё неплохо подставить что-нибудь под ноги, так будет удобнее дотягиваться до окна. Кики вернулась к рабочему столу, взяла молоток, быстро приложила ухо к микрофону, чтобы удостовериться, что все в порядке, и потащила к окну деревянный ящик. Взобравшись на него, она только приготовилась стукнуть молотком по раме, чтобы подтолкнуть её вверх, как на ведущей к дому аллее вспыхнули фары, и мимо подвального окна проехал автомобиль.

Кики замерла на ящике. «Наверное, Кендрики что-то забыли», – решила она. Фары погасли, двигатель смолк. Хлопнула дверь, потом другая. «Через минуту они войдут в дом и поймут, что случилось», – подумала Кики. Она слезла с ящика, взбежала по лестнице и забарабанила в дверь. Никакого ответа.

Где же Кендрики? Не успела она задаться вопросом, как в подвальном окне мелькнул луч света. Кики скрючилась на лестнице, боясь пошевельнуться. Кто-то топтался возле розового куста, как раз на том самом месте, где Рыжик нашёл ключ! Сердце Кики отчаянно колотилось, её охватил ужас. Кто бы там ни был, но это не Кендрики. Она на цыпочках сошла с лестницы и осторожно вскарабкалась на ящик. Перед ней возникла нога, потом другая. Они принадлежали мужчине в ковбойских сапогах и джинсах. Кики нагнула голову, чтобы лучше видеть, и почти уткнулась носом в чью-то руку, едва не потеряв равновесие. Прозрачное стекло между рамой и её лицом было плохой защитой, но самозванец так сосредоточенно что-то искал, что даже не заметил приоткрытое окно и испуганно притаившуюся за ним девочку.

– Посвети мне, Коротышка! – сказал грубый голос. – Что-то я не могу его найти.

Фонарный луч нырнул под куст, и Кики разглядела, что на розы наброшен кусок брезента – как защита от колючек. Рука шарила по земле под самым кустом.

– Здесь ничего нет, – сказал мужчина.

– Пусти меня, Лео, дай-ка я посмотрю, – произнес другой голос хриплым шепотом. – Я же знаю, куда я его положил!

Второй говорил с явным британским акцентом. Ковбойские сапоги уступили место куда более внушительного размера паре кедов. Кики разглядела через стекло, что они были какого-то странного цвета. Фиолетового!

Мужчина опустился на корточки, и Кики обратила внимание, что он высоченного роста и широк в плечах. Она ещё удивилась его прозвищу. Коротышка.

– Я положил его именно сюда! – сказал он растерянным голосом.

«Конечно, положил, – подумала Кики. – Теперь я знаю, что вы ищете. Ключ! И вы можете искать его до скончания века и не найдете, потому что Рыжик нашёл его первый!»

– Знаешь что, – продолжал Коротышка, – под этим кустом кто-то рылся. И окно раньше было закрыто. Кики затаила дыхание и прижалась к стене.

– Ну и что с того? – возразил другой голос. – Может Кендрики решили проветрить подвал?

– Не нравится мне это, Лео. Кто мог его взять? Так все было гладко. Его жена с ходу заглотнула наживку, мол, вас-то мне и нужно, в саду столько работы. Даже пригласила зайти и выпить чашеч


убрать рекламу




убрать рекламу



ку чая, пока она объяснит, что нужно сделать. Тогда-то я и приметил в буфете ключ. Она как раз доставала чашки, а тут кто-то позвонил в дверь, и она пошла открывать. Я его взял.

– Всё было бы гладко, если бы ты, дурачина, держал ключ при себе, а не совал его под куст. Что за глупая идея!

– Конечно! Только этого мне не хватало, с моими-то заслугами! Чтобы меня сцапали с ключом от дома окружного прокурора в кармане.

– Но ты ведь даже не знаешь, может, это вовсе не ключ от дома.

– Точно не знаю, но шанс был. А с ключом попасть в дом гораздо легче, чем взламывать замок.

– Но теперь ничего другого не остается, – сказал тот, кого звали Лео. – И чем скорее мы начнем, тем лучше, не то они вернутся и нам придется иметь дело не только с приходящей нянькой. Машина отъехала с полчаса назад, и ребенка в ней не было.

– Я же тебе говорил, что она при мне звонила няне, пока я пил в саду чай. Она просила её прийти в семь вместо половины седьмого.

«Это когда она разговаривала с мамой», – подумала Кики.

– Может, нам больше не выпадет случая прибрать его к рукам…

Голоса становились все тише и тише по мере того, как взломщики удалялись от розового куста.

Сердце Кики бешено колотилось. Они собираются проникнуть в дом, а Джеффри с Рыжиком там одни!

Несколько секунд она стояла неподвижно, стараясь успокоиться. Мысль её работала с бешеной скоростью. Вдруг это та самая парочка, которая ограбила соседние дома? Интуиция подсказывала ей, что нет. Хотя они и появились сразу после отъезда Кендриков, как бывало в остальных случаях, но один из них посетил дом заранее. Это были не обыкновенные воры, они охотились за чем-то определенным. Жаль, что ей не удалось услышать, за чем именно. Что, интересно, за сокровище есть у Кендриков? Но что бы это ни было, она должна остановить их!

С неизвестно откуда взявшейся силой Кики рванула раму так что та взлетела вверх, и стала протискиваться в узкую щель, изворачиваясь, как червяк, пока не схватилась руками за куст. Не обращая внимания на колючки, которые впивались в неё сквозь свитер, она высвободила сначала туловище, затем ноги и поползла к краю газона. Одно она знала определенно: теперь ей можно не беспокоиться насчет открытого окна, она проникнет в дом тем же путем, что и эти двое. Прижавшись к стене, так, чтобы её не было видно, Кики гадала, что они могли предпринять. Крадучись пробираясь вдоль дома, она попробовала рассуждать, как грабитель. Не будь она так напугана, она бы расхохоталась. Воображать себя грабителем в доме нового окружного прокурора! Однако кое-кто, даже не один, а двое, не просто фантазируют! «Что ж, посмотрим…» – сказала себе Кики. Фасад – не самое удачное место, если хочешь тайно пробраться в дом. Все видно с улицы, и окна огромные. Попробуй такое разбей – переполошишь весь дом. Кики мрачно усмехнулась. «Но ведь в доме никого нет, кроме двухлетнего ребенка и кота, – подумала она, – которые, надеюсь, по-прежнему мирно спят».

Она прошмыгнула мимо гаража, остановившись на мгновение, чтобы разглядеть автомобиль. Это был грузовик, старый «форд». Вообще без номеров. С помятой передней левой фарой. Какого-то темного цвета, синего или чёрного. Кики с благодарностью подумала о своем приятеле Эндрю Карлайле, редакторе школьной газеты. «Детали, самое главное детали, – учил он её, – без деталей рассказ ничего не стоит. Нужно уметь видеть, что происходит вокруг». Она посетовала, что улица с фонарями так далеко, – при свете она могла бы разглядеть больше.

Над гаражом не было окон, поэтому Кики завернула за угол во двор. Именно там они и шли – садовая калитка осталась открытой. Она осторожно заглянула за следующий угол, пытаясь высмотреть в темноте, куда подевались грабители, – их нигде не было видно.

К тому времени небо совсем затянуло тучами, но ветер не ослабевал. Что-то ударило Кики по лицу. Она вздрогнула от неожиданности. Капли дождя. Ещё одна и ещё. У Кики взмокли ладони, все её чувства были напряжены до предела, пока она кралась по двору, выслеживая воров. Теперь дождь лил как из ведра, впиваясь в Кики под порывами холодного ветра сотнями жгучих жал.

Только в кухонном окне был свет. Хрустнула ветка. Кики настороженно замерла. Откуда этот звук: она наступила на что-то или это один из воришек? Или это ветер? Она ещё раз обогнула дом, оказавшись с западной его стороны. Здесь все окна были темными, и Кики с сожалением вспомнила о фонарике, который миссис Кендрик достала из ящика на случай неполадок с электричеством. Подняв глаза к темному окну, она мысленно представила себе план дома. Должно быть, это кабинет мистера Кендрика, уставленный юридическими справочниками, с огромным столом из красного дерева посередине и таким же большим кожаным вертящимся креслом, со старомодным телевизором на ножках в углу. Миссис Кендрик водила её в эту комнату на прошлой неделе. «Он здесь работает не меньше, чем в городе», – сказала она с улыбкой, показывая на беспорядок.

У дальней стены выстроились коробки с бумагами. «Дела, которые мистер Кендрик вел в суде», – решила Кики. Рядом со столом на специальной тумбочке стоял компьютер. Кики помнила, что в той комнате был телефон. Если бы ей удалось пробраться внутрь, она бы могла позвонить оттуда с просьбой о помощи. Кухня для этих целей не годилась: в холле такой яркий свет, что ей никогда не прошмыгнуть в кухню незамеченной. Кики осторожно двинулась вдоль западной стены.

У последнего окна валялся брезент, которым воры накрывали розовый куст. Кики посмотрела вверх: окно было открыто. «Это, наверное, спальня», – подумала она, поднимаясь на цыпочки и с опаской заглядывая внутрь. Если они охотятся за драгоценностями миссис Кендрик, то попали по назначению. Кики обратила внимание, что на миссис Кендрик в тот вечер была изящная бриллиантовая брошь и дорогие кольца.

Но в спальне, судя по всему, никого не было. Кики на секунду замерла. А что, если они вовсе не воры? Что. если они хотят выкрасть Джеффри? Она отогнала эту мысль. Нужно любой ценой попасть в дом. Нельзя терять ни минуты!

Уцепившись руками за край подоконника, она рывком подтянулась и, подавшись вперед, ввалилась в комнату вниз головой. Ковер на полу приглушил звук падения, и какое-то время она лежала не шевелясь, вслушиваясь. Однако ничего не услышала, кроме завываний ветра за окном.

Где они могли быть?

Кики на цыпочках подкралась к двери и выглянула в холл. Слабый свет карманного фонарика шёл из кабинета мистера Кендрика. Что им там нужно? Кики затаила дыхание и прислушалась. Казалось, воры о чем-то спорили, и каждые несколько секунд раздавался стук ящика. Наверное, выдвигая ящик за ящиком, искали что-то в столе.

– Посвети сюда! Я ничего не вижу!

– Вряд ли она в столе! Проверь телек и те коробки. Воры шныряли с фонарем по комнате, и в холл через дверной проем выскакивали нелепые тени.

– Бумаги и больше ничего, одни бумаги!

В спальне над кроватью крякнул селектор и разразился детским плачем – ошибиться было трудно. Джеффри! Джеффри проснулся. Раз она его слышит, то услышат и те двое. Она должна во что бы то ни стало добраться до телефона! Разглядев аппарат на тумбочке у кровати, Кики бросилась к нему и дрожащими руками подняла трубку. Однако циферблат не зажегся и не было гудка. Никакого. Телефон не работал. Кики охватил ужас. Ветер? Или воры перерезали провода?

Забыв о всякой осторожности, она кинулась обратно к двери, как раз чтобы услышать слова Лео: «Давай возьмем младенца, Коротышка, а потом попробуем его обменять». Они направлялись прямиком в её сторону, и, чтобы попасть в детскую, ей пришлось бы проскользнуть мимо них.

– А где, интересно, девчонка? – спросил Коротышка. – Лучше сначала её найти. Давай посмотрим в гостиной. Кендрики не могли оставить ребенка одного, говорю тебе, я слышал, как жена договаривалась с нянькой.

Не успел он докончить фразу, как навстречу им метнулся дикий вопль.

Мя-я-о-у!

– О-о-ой! – Было трудно разобрать, где человеческий крик, а где разъяренные вопли животного.

– У-у-у! Этот маленький звереныш укусил меня за щиколотку! Лови его! Вот он!

– Что это у него во рту? Чёрт! Как больно! Что-то свалилось, пока воры носились в темноте, стараясь увернуться от рассвирепевшего Рыжика. Мя-я-я-о-у!

– Убери от меня этого проклятого кота! Бей его! Бей фонарем!

– Я пытаюсь! У-у-у! Это чудовище укусило меня за руку!

«Давай, Рыжик! Ты как раз вовремя, отвлеки их внимание», – молила про себя Кики.

Проникнувшись к кому-нибудь неприязнью, Рыжик превращался в грозного врага. Мальчишка-разносчик сказал однажды Кики, что он предпочитает встретиться лицом к лицу с крокодилом, чем уносить ноги от её кота. – Чёрт!

Бумс!

Сейчас или никогда! Кики выскочила в холл и метнулась к открытой двери детской.

– Вот она! – крикнул один из грабителей, бросившись за ней.

На мгновение Кики ослепил свет фонарика, но она была гораздо проворней незваных гостей. По счастью, Рыжик не уступал ей в проворстве. Он влетел в комнату как раз в тот момент, когда она захлопнула перед самым носом вора дверь и повернула ключ в замке. Кики задыхалась, колени у неё были как ватные. Ей хотелось в изнеможении повалиться куда-нибудь, но она не могла оставить свой пост. Что, если они попытаются выломать дверь? Она быстро оглядела комнату. У стены стоял комодик в три ящика. Кики подтащила его к двери, с громким стуком повалила набок и взгромоздила наверх стул и детский столик. Рыжик запрыгнул на вершину этой баррикады и фыркнул.

За дверью громким шепотом держали совет.

– Похищение ребенка не шутка, Лео. Если нас поймают, смертный приговор обеспечен. Обещаешь половинную долю, тогда я готов подумать.

Рыжик снова фыркнул.

– Нет уж. Ладно, плюнем на ребенка. Давай только осмотрим его комнату и уберемся отсюда, пока Кендрики не вернулись. Вдруг оно там.

Рыжик ещё раз фыркнул, погромче.

– В детской? С какой стати ему быть в детской?

– Кендрик вполне мог его там оставить. Сейчас почти в каждой детской стоит телевизор.

– Да ведь их сын совсем младенец! И потом там этот дикий кот.

Твоя правда. Пусть он лучше сидит за дверью с девчонкой, чем наскакивает на нас. Спокойно оглядев тоненькую дверь, отделявшую её от грабителей, Кики выхватила из ящика с игрушками тяжелый деревянный грузовик, приготовившись использовать его как оружие, если понадобится защищать себя и Джеффри. Что им стоит сломать замок? Затаив дыхание, она смотрела на пришедшую в движение ручку – дверь несколько раз дернулась, но не поддалась.

Рыжик с диким воплем бросился на неё.

– Пойдем, наверняка его там нет. Говорю тебе, если это здесь, то где-нибудь в другой комнате. А девчонка теперь отсюда никуда не денется, пока мы не исчезнем. Ты ведь не собираешься никуда звонить, золотко? – повысил он голос, чтобы Кики могла его хорошо слышать. – Мы позаботились об этом! – И он мерзко расхохотался.

– Я уже позвонила в полицию! – прокричала в ответ Кики. – Из подвала, пока вы ковырялись под кустом. Полиция уже едет! Так что вас ждет приятная встреча.

За дверью состоялся торопливый обмен мнениями, а затем воцарилась тишина. Убедившись, что грабители пошли к выходу, Кики подошла к кровати и села рядом с Джеффри, который с интересом прислушивался к происходящему, не подозревая об опасности. Кики погладила его по голове и крепко прижала к себе. Его волосы приятно пахли шампунем, от его маленького, запакованного в байку тельца шло тепло, которое немного успокоило Кики. Она вдруг поняла, что вся дрожит.

Что им было нужно? Они собирались делить какие-то деньги, говорили о телевизоре.

– Кики! – позвал Джеффри, ерзая у неё на коленях, чтобы высвободиться из объятий.

Вместо неё отозвался Рыжик – он тут же запрыгнул на кровать и свернулся калачиком у них под боком. Не отпуская мальчика, Кики долго гладила кота. Наконец она услышала, как взревел мотор… и через секунду смолк. Потом опять заурчал. Лишь на третий раз двигатель завелся, но Кики ждала, пока шум не смолкнет в отдалении, и лишь затем, отодвинув от двери мебель, открыла её.

В другом конце дома пробили часы. Кики включила над кроватью лампочку и посмотрела на свои часики. Была только половина девятого, а казалось, что уже полночь.

Она направлялась в гостиную, чтобы полюбоваться на учиненный ворами беспорядок, когда услышала, как во входной двери поворачивается ключ.

– Что ещё? – простонала Кики, замерев посреди холла.

Побелев как мел, она в ужасе смотрела на распахивающуюся дверь.

Глава третья

 Сделать закладку на этом месте книги

– Кики! – воскликнул мистер Кендрик, врываясь в дверь вместе с женой. – На тебе лица нет! Что случилось? Мы пробовали дозвониться, но телефон не отвечал!

– С Джеффри всё в порядке? – задыхаясь, выпалила миссис Кендрик.

Кики с облегчением вздохнула. Мало-помалу к ней возвращался румянец и дар речи.

– С Джеффри ничего не случилось, – сказала она. – Он даже не понял, что что-то произошло. Они его не видели.

И, словно в подтверждение её слов, в холл притопал сам Джеффри, волоча за собой деревянный грузовик, который Кики собиралась использовать как оружие. Следом за ним, игриво потрагивая грузовик лапой, скакал Рыжик, сама покладистость и благовоспитанность.

Миссис Кендрик бросилась к сыну и сжала его в объятиях.

– Мой мальчик! – воскликнула она. – Мы так волновались!

– Кто здесь был, Кики? О чем ты говоришь? – спросил мистер Кендрик.

– Два грабителя, – ответила Кики. – Нас только что пытались обворовать.

О нет! – простонала миссис Кендрик. Подхватив Джеффри; она взяла Кики за руку. – Какой ужас! С тобой всё в порядке? Иди сюда и садись. – Она провела Кики в гостиную и села рядом с ней на диван.

Кики посмотрела на валявшуюся на полу разбитую лампу

– Вот, значит, что упало, когда Рыжик гонялся за ними, – в задумчивости произнесла она.

Мистер Кендрик взял у жены сына и поцеловал его в макушку.

– А теперь поцелуй маму и тебе пора назад в постель. Я мигом вернусь, – бросил он через плечо, направляясь к двери.

– Пойдём в кухню, – предложила миссис Кендрик. – Я приготовлю тебе чего-нибудь горячего.

Кики последовала за ней и села к столу, неожиданно почувствовав себя смертельно усталой.

– Как насчёт чашечки горячего шоколада? – спросила миссис Кендрик, нервно перебегая от буфета к холодильнику. – Ты выглядишь совершенно измученной.

– Так оно и есть, – призналась Кики, но не успела она открыть рот, как в кухне возник непонятно откуда взявшийся Рыжик, который запрыгнул прямо на стол.

– Привет! – сказала миссис Кендрик. Она старалась говорить спокойно, но её голос всё ещё дрожал. – Кажется, я произнесла то самое заветное слово. – Она взъерошила коту шерсть. – Ты сегодня, как я понимаю, был героем, поэтому я тебя тоже угощу.

– А теперь, Кики, расскажи, что произошло, – сказал мистер Кендрик, входя в кухню. Он внимательно оглядел её. – У тебя весь свитер рваный. А это что, кровь?

Кики опустила глаза на свитер.

– Это всё розовый куст, – объяснила она, закатывая рукава и осматривая руки. На обеих были глубокие царапины.

– О Боже! – ужаснулась миссис Кендрик. – Надо их чем-то обработать.

Она поставила перед Кики большую чашку горячего шоколада и пододвинула блюдце Рыжику, который одобрительно замурлыкал.

– Нет, не нужно, – помотала головой Кики. – Я в полном порядке. Это всего-навсего царапины. Они даже не болят.

Но миссис Кендрик уже полезла в буфет за йодом.

– Слава Богу, что мы вернулись домой, Лорн, – сказала она, промывая царапины. -Знаешь, Кики, ведь это вышло по чистой случайности. Я решила позвонить тебе, чтобы узнать, как дела, но линия не срабатывала. Сначала я подумала, что что-нибудь вышло из строя из-за сильного ветра, но телефонистка сказала мне, что у всех соседей есть связь. Тогда я забеспокоилась.

– Так что же всё-таки произошло? – снова спросил мистер Кендрик.

– Сразу после вашего отъезда я спустилась в подвал, чтобы вынуть из сушилки белье, – начала Кики. – Джеффри с Рыжиком играли в кухне. Очевидно, они толкнули дверь, и она захлопнулась.

И Кики рассказала все до самого конца. Как, волнуясь за Джеффри, она слушала в подвале селектор; как пролезла через крошечное окошко и забралась в дом через спальню; как Рыжик напал на грабителей и как наконец она промчалась в детскую и забаррикадировала дверь.

– Мне очень жаль, что все так случилось, простите меня, – виновато сказала она, переводя взгляд с одного на другого.

– Простить тебя? Тебе не за что просить прощения! – воскликнула миссис Кендрик.

– Конечно, не за что, – поддакнул прокурор. – Ты отважно защищала Джеффри в наихудших обстоятельствах из всех возможных!

– Значит, вы не сердитесь, что я оказалась закрытой в подвале?

– Нет, – покачал головой мистер Кендрик. – Само Провидение тебя туда отправило. Лучше места не придумаешь, благодаря этому ты смогла застать воров врасплох. Ты вела себя молодцом. Хотя в следующий раз всё-таки лучше беги к соседям и вызывай полицию, – предостерег он её. – А теперь пойдем посмотрим, где они побывали. Что-то я не вижу, чтобы что-нибудь пропало.

– Кстати, о полиции, – сказала миссис Кендрик. – Сейчас я им позвоню.

Кики провела прокурора по комнатам. Шкатулка с драгоценностями миссис Кендрик казалась вроде бы нетронутой на месте были стереомагнитофон, телевизор, видео и лазерный проигрыватель. Когда они дошли до кабинета мистера Кендрика, он быстро осмотрел его и сказал:

– Здесь ничего нет, что могло бы их заинтересовать. Одни только юридические бумаги. На этом не наживешься. Единственная ценная вещь – компьютер, но он на месте. Правда, вот «мышь» оторвали, я нашёл её в гостиной, – Он вытащил из кармана коробочку. – Вырвали и почему-то не взяли.

– Можно посмотреть? – попросила Кики. Взяв «мышь» в руки, она насмешливо хмыкнула.

– Не думаю, что её вырвали воры. Посмотрите на эти следы от зубов.

– Рыжик? – догадался мистер Кендрик. Кики кивнула.

– Он, наверное, сжал шнур в зубах и вертелся, чтобы «мышь» била по ногам, – предположила она.

Как раз на эти слова явился Рыжик и, подпрыгнув, выхватил из рук Кики коробочку. Вцепившись зубами в завивающийся спиралью провод, он бешено завертелся вокруг своей оси.

Кики и мистер Кендрик отпрянули от стремительно несущейся по кругу «мыши», которая врезалась во все, что ей попадалось на пути.

– Молодец, Рыжик, – похвалила Кики, на лету схватив изобретенное котом оружие. – Спасибо, что показал. Мистер Кендрик был озадачен.

– Не могу понять, – произнес он, – зачем они залезли в дом, если ничего не взяли?

– Из их слов следовало, что они искали что-то определенное, – сказала Кики. – Они всё время возвращались в эту комнату. И говорили о каком-то телеке – телевизоре, наверное. Одного звали Коротышкой, это он приходил к миссис Кендрик договариваться насчёт работы в саду. Он и украл ключ.

– Вот и объяснение! – воскликнул мистер Кендрик. – Полагайся после этого на женщин! – добавил он с мрачной усмешкой. – Но что они могли искать?..

Они завершили обход и вернулись в кухню вместе с миссис Кендрик, которая выходила в гараж.

– Я позвонила в полицию из машины, – сказала она. – Сейчас они кого-нибудь пришлют. Тебе придется дать показания, Кики. Ты в состоянии?

– Вполне, – кивнула Кики.

Им пришлось ждать почти час, пока не приехали полицейские. Они заставили Кики повторить весь рассказ с начала до конца. Потом один из них начал задавать вопросы.

– Можешь ли ты описать, как выглядели воры?

– Не совсем, – призналась Кики. – Я хорошо видела только их ноги. На одном были высокие фиолетовые кеды, а на другом ковбойские сапоги. Позднее, когда я видела их уже в доме, было темно, и я не разглядела лиц. Думаю, что на головы у них были натянуты чулки, потому что волосы казались гладко прилизанными.

– Они были высокие, ростом с мистера Кендрика?

– Тот, кого звали Лео, был ниже ростом и более худым, чем мистер Кендрик. А другой, Коротышка, был очень высокий. Мне показалось, что у него британский акцент. Миссис Кендрик может его вам описать, она видела его сегодня утром.

– Я уже беседовал с миссис Кендрик, – недовольно буркнул полицейский, – сейчас я разговариваю с тобой. Цвет волос?

– Не знаю, ведь было темно. Честное слово, кроме ног, я толком ничего не видела.

Полицейский поднял на неё глаза.

– Следствие начнут с изучения фотоархива, – сказал он – Ты могла бы узнать их по фотографиям? Кики отрицательно помотала головой.

– Может, стоит поискать отпечатки пальцев или ещё что-нибудь в этом роде?

– Мой коллега сейчас этим как раз занимается, но результаты часто неубедительны. Показания свидетеля более надежны. Теперь посмотрим, что у нас получилось. Ты была в доме одна с маленьким мальчиком, так? Кики кивнула, добавив:

– Ещё с нами был мой кот.

Рыжик лениво возлежал на ковре, вытянув задние ноги.

– Да-да, но кот вряд ли годится в свидетели, – возразил полицейский.

Рыжик поднялся. Его устремленный ввысь хвост явно выражал неодобрение. Однако полицейский не обратил на кота ни малейшего внимания.

– Ты видела их автомобиль? – спросил он.

– Да, – ответила Кики. – Старый фордовский грузовичок, либо чеёный, либо тёмно-синий.

– Какой модели?

– Не знаю, было слишком темно. Полицейский нахмурился.

– Что значит старый? Какого года выпуска? Пять, десять лет назад?

У Кики возникло чувство, что с ней обращаются скорее как с преступником, чем как со свидетелем, и она возмутилась.

– Десять лет, а то и больше, – отрезала она. – Машина сильно потрепана. Со стороны водителя большая царапина, как будто он за что-то зацепился, и левая передняя фара помята.

Полицейский сменил тон.

– Какой номер? – спросил он, слегка подняв бровь.

– Номера не было ни спереди, ни сзади. Закрыв блокнот, он посмотрел на Кики.

– Ещё что-нибудь можешь сказать?

Кики напрягла память, изо всех сил пытаясь сосредоточиться.

– Ещё вот что. С зеркала что-то свисало. Какое-то украшение. Что-то вроде пушистой обезьянки.

Полицейский вновь открыл блокнот и черкнул пару слов. Затем он зевнул, и Кики поняла, что он, наверное, устал не меньше её. Она пожалела о своей резкости.

– Простите, что больше ничем не могу вам помочь, сказала она.

– Всё в порядке, – успокоил её полицейский. – Лучше сказать правду, чем насочинять с три короба. И если учесть обстоятельства, – добавил он, – ты запомнила немало. – Он улыбнулся и протянул Кики листок бумаги с именем и номером телефона. – Вот, возьми. Если завтра вспомнишь ещё что-нибудь, позвони мне.

– Хотите ещё кофе? – предложила миссис Кендрик.

– Нет, спасибо. Сержант Ролинс, думаю, уже заканчивает. Я подожду её на улице.

Только он начал собирать свои вещи, как задняя дверь открылась и вошел мистер Кендрик с другим представителем закона. Им оказалась толстенная негритянка. Она улыбнулась Кики, у которой на коленях уже успел свернуться Рыжик.

– Это, должно быть, наш доблестный боец, – сказала она, почесав кота за ухом. – А ты мисс Коллир. Кики кивнула.

– Что-нибудь нашли?

– Около куста осталась парочка следов, но отпечатки пальцев на подоконнике затерты.

– Это из-за меня, – посетовала Кики. – Я же следом за ними лезла. Хороша помощница – уничтожила улики!

– Ты всё сделала правильно, – успокоила её сержант Ролинс.

– А в кабинете и в гостиной вы посмотрели?

– Единственные вещественные доказательства, которые нам удалось обнаружить, – усмехнулся мистер Кендрик, – это клочки рыжей шерсти, и мы знаем, откуда они взялись!

– А вы сняли отпечатки пальцев с ручки на двери детской? Я точно знаю, что они трогали её. Изнутри я видела, как ручка поворачивалась.

– Сняли, но улов невелик.

Полицейские уехали, и Кики принялась упаковывать Рыжика в рюкзак.

– Оставайся у нас ночевать, Кики, или хотя бы побудь, не вернется с работы мама, – предложила миссис Кендрик. – Тебе, наверное, неуютно будет сейчас дома одной.

Спасибо, я уже в полном порядке.

– В любом случае пешком ты не пойдешь, я отвезу тебя, – сказал мистер Кендрик тоном, не допускающим возражений.

Кики последовала за ним в гараж.

– Так, значит, они ничего не взяли? – спросила она.

– Из спальни пропало жемчужное ожерелье Сьюзен, ответил прокурор. – Но старинное опаловое кольцо, которое лежало на туалетном столике, они почему-то оставили.

– Ожерелье дорогое?

– Да нет. Девятнадцать долларов девяносто пять центов, куплено в нашем местном универмаге там, где мы раньше жили. Не могу понять, что им было нужно. У них был грузовик, они могли вывезти телевизор, видео, компьютер или микроволновую печь. Продать и получить кругленькую сумму. Просто загадка.

Кики откинулась на роскошное сиденье автомобиля.

– Они что-то искали в вашем кабинете, – сказала она. – Там они провели больше всего времени.

– Ума не приложу, – продолжал недоумевать мистер Кендрик. – Может, они искали секретный сейф? В некоторых домах бывают такие.

Он затормозил у дома Кики и протянул ей чек на двадцать долларов.

– Так много! – запротестовала Кики.

– Ты заработала эти деньги. Я плачу тебе за ум, сообразительность и находчивость.

Мя-я-у! Рыжик высунул голову из рюкзака.

– И тебе тоже, Рыжик, – сказал мистер Кендрик, почесав его за ушком. – Мне очень жаль, Кики, что все так случилось. Приходи к нам ещё раз посидеть с Джеффри, если тебя не пугает эта мысль.

Кики покачала головой, но мистер Кендрик, не дав сказать ей ни слова, продолжил:

– Завтра я попрошу сделать на окнах засовы и ещё раз поменяю все дверные замки, ведь они могли снять копию с ключа.

– Хорошо, – согласилась Кики, вылезая из машины. Спасибо, – она попробовала улыбнуться. – Поздравляю с новосельем!

Мистер Кендрик поднял брови.

– Что ж, во всем есть свои хорошие стороны. Во всяком случае, нам удалось найти отважную няню, которая приходит со своим четвероногим охранным устройством.

Смутившись, Кики рассмеялась и вошла в дом.

Там она выпустила кота из рюкзака и посмотрела на часы. Была почти полночь. Писать маме записку или не писать? После гибели отца маме пришлось вернуться на полную ставку и, поскольку бывали дни, когда они с Кики почти не виделись – только коротко за завтраком или за обедом, они договорились оставлять друг другу записки под большой магнитной маргариткой на холодильнике. Идея о записках пришла в голову маме, и Кики поначалу думала о них с тоской, но постепенно привыкла и иногда даже радовалась возможности черкнуть маме пару слов.

Но сегодня был не тот случай. История получилась бы слишком длинной, а у Кики не было сил излагать всё ещё раз. А если написать что-нибудь вроде: «Привет, мам, пока я сегодня сидела у Кендриков, их ограбили», – маму хватит удар. «Лучше отложить до утра и самой все рассказать» – сонно решила Кики.

Глава четвёртая

 Сделать закладку на этом месте книги

Утром будильник успел изрядно потрезвонить, прежде чем Кики услышала его, а услышав, с досадой отключила и продолжала спать, пока её не разбудила мама. Еле-еле натягивала она на себя одежду; после неспокойного, полного кошмаров сна в голове стоял туман. Когда она спустилась вниз завтракать, доктор Коллир сидела за столом ещё в халате, с чашкой кофе и утренней газетой.

Привет, детка, – сказала она, подняв глаза. – Не нашла от тебя никакого послания. Как вчера прошло у Кендриков?

Кики уселась напротив матери.

– И что это у тебя за царапины? – спросила та, оглядывая дочь уже более озабоченно

– Ты не поверишь, – начала Кики и рассказала все по порядку.

– Какой ужас, Кики! – воскликнула доктор Коллир, побледнев, и потянулась, чтобы взять дочь за руку. – Слава Богу, что все окончилось благополучно. Я бы перепугалась до смерти!

– Я тоже перепугалась, но у меня не было времени думать об этом.

– Твой отец лопнул бы от гордости! Его малышка прогнала воров! – Она издала горький смешок и оглядела кухню. – А где Рыжик? Впредь я буду относиться к нему с большим почтением.

– Отсыпается наверху, – ответила Кики, как всегда почувствовав при упоминании об отце ком в горле. – У него ведь нет сегодня математики. – Она хлопнула себя ладонями по голове. – Ой! Уроки-то я не сделала! Старик Таннинг снимет с меня шкуру!

– Объясни ему, в чём дело. Уверена, он войдет в положение.

– Его ничем не проймешь, разве что третья мировая война могла бы меня оправдать. Ты сегодня работаешь? Мать кивнула.

– Я сегодня с десяти до пяти в филиале в Клоувердоне. К шести буду дома. Оттуда всего тридцать пять миль. – Помолчав, она добавила: – Будь осторожна, родная.

– Не волнуйся, мам. Не думаю, что эти воры вернутся после того, как Рыжик почтил их своим вниманием. Наверняка они сегодня тоже маются от царапин. И вовсе не от розового куста! – Она чмокнула мать в щёку. – До скорого! Я приготовлю на обед блинчики с мясом. Кажется, я поняла, что нужно делать, чтобы не превращать блинчики в угольки.

Кики подхватила в холле рюкзак и выскочила за дверь.

Эндрю вешал на велосипед замок, когда Кики затормозила у стойки.

– Какие новости, господин редактор? – спросила она, обматывая цепью раму велосипеда. – Есть что-нибудь интересненькое?

Эндрю был редактором школьной газеты «Курьер», а Кики одним из членов редколлегии. Он был на год старше её, за полугодие, что она сотрудничала в газете,


убрать рекламу




убрать рекламу



они стали хорошими друзьями.

– Не хочешь ли обратить свой взор на нашу школьную столовую? – поддразнил он её, пряча в карих глазах насмешку.

– Нет уж, пусть Елена обращает, – ответила Кики. – Может, глотнет между делом птомаину. – Она понизила голос: – Вот было бы счастье.

– Идёт, док, – согласился Эндрю. – А что такое птомаин? Это заставит её замолчать хоть на пару часов?

– Ещё бы, – кивнула Кики. – Это яд, вызывающий острое пищевое отравление.

Девятиклассница Елена Морган была третьим членом редколлегии. Когда куратор газеты Сесилия Ламберт назначила Эндрю редактором, Елена не пришла в восторг. Но Эндрю летом стажировался в течение двух недель в местной газете и собирался стать журналистом. Кроме того, успел получить первую премию за лучшую статью на конкурсе штата. Как новичок, Кики не раз становилась мишенью для саркастических выпадов Елены, хотя оба они с Эндрю признавали, что та пишет хорошо и на новости у неё просто нюх.

Мя-я-у!

Кики обернулась.

– О нет! – воскликнула она. – Должно быть, он прокрался вниз и выскочил через заднюю дверь, пока я была на кухне.

– Из-за дерева выглядывал подергивающийся нос и навостренные в ожидании уши.

– Ты уже не успеешь отвести его домой, – со смехом сказал Эндрю. – Он может побыть пока со мной в редакции, у меня нет утром уроков.

Придётся так и сделать, – согласилась Кики. Она Щелкнула пальцами, и Рыжик радостно бросился к ней. – У нас сейчас Таннинг, а у меня с уроками полный крах. – Эндрю помог ей засунуть кота в рюкзак.

– Спасибо. Я провела весёленькую ночку, – продолжала она.

Лестница была запружена поднимающимися в классы учениками, поэтому Кики быстро изложила случившееся. Она была так поглощена рассказом, что, пока они не дошли до двери редакции, даже не заметила, что по пятам идёт Елена.

– Да это же настоящая сенсация! – довольно воскликнула та. – Представьте заголовок: «Приходящая няня в подвале – воры бесчинствуют в доме».

– Не наступай на пятки, Елена, не то ты сейчас собьешь с ног Кики, – сказал Эндрю, открывая дверь. – Все это пока только слухи, у нас нет никаких фактов.

Елена шмякнула книги на свой стол, один из трех, втиснутых в крошечную комнату.

– Факты можно выяснить, – сказала она, глядя на Кики. – Сначала никогда ничего неизвестно.

Мя-я-у!

Рыжик ракетой вылетел из рюкзака и приземлился на стол Елены, фырча и шипя.

– Этого ещё не хватало, я что, опять должна сидеть с этим… существом? – возмутилась Елена, отпрянув от рассерженного кота. Своей длинной шерстью он напоминал сейчас рыжую швабру, глаза его сузились в щелочки. – В школу запрещено приносить животных!

Эндрю привалился плечом к ящику-картотеке.

– У всех знаменитых писателей, про которых я читал, были любимые животные, – сказал он. – У Хемингуэя, Джека Лондона, Мадлен Л'Энгл… Кроме того, ты же знаешь, что на нас здесь правила не распространяются. Как говорит мисс Ламберт, «члены редколлегии должны нести ответственность за то, что происходит в редакции и вне её. Они должны научиться сносить синяки и шишки, потому что в жизни их на долю журналистов приходится немало». Конец цитаты.

Мя-у! Рыжик спрыгнул на пол и начал тереться о ноги Эндрю.

– Ну хорошо, только держите его от меня подальше, – сказала Елена. – У меня аллергия на котов.

– Кажется… это взаимно, – бросил Эндрю, глядя, как Рыжик вскочил на подоконник как можно дальше от черноволосой девочки и зашипел. – Умный кот, – прошептал Эндрю так, чтобы Кики его слышала.

Прозвенел звонок.

– Мне пора идти! – спохватилась Кики.

Она благодарно улыбнулась Эндрю и, взъерошив на прощание шерсть коту, исчезла за дверью и растворилась в толпе учеников.

Выслушав объяснения Кики, мистер Таннинг и не подумал проявить снисхождение.

– Принесешь домашнее задание завтра, – сказал он. – Пока я ничего тебе не ставлю. Но если завтра задания не будет, получишь большой жирный кол. Единственная уважительная причина – это болезнь.

Кики плюхнулась на стул и постаралась сосредоточиться. Но мысли о волнениях прошедшей ночи и страшная усталость мешали ей вникнуть в материал. Поэтому когда голос в репродукторе призвал её немедленно явиться в кабинет директора, она почувствовала одновременно и испуг, и облегчение. Она собрала книги и вышла из класса, полного сгорающих от любопытства учеников. Столь срочный вызов к директору следовал обыкновенно за серьезным нарушением дисциплины.

Кики сразу вычислила, в чем дело. Эндрю куда-нибудь отошёл, а Елена не упустила случая накляузничать. На скамейке в канцелярии сидели двое малышей. То, что провинились они, не оставляло сомнений: на одном была разорвана рубашка, а другой прижимал к перемазанному кровью носу бумажное полотенце.

Входи, Кики, – сказала секретарша. – Они тебя ждут.

Они? В недоумении Кики открыла дверь и вошла в кабинет директора. Быстро огляделась: Рыжика нигде не видно.

Вместе с директором в кабинете находился высокий белокурый мужчина с аккуратными усиками, который встретил её доброжелательной улыбкой.

– Кики – сказал директор, – это детектив Пелли из полицейского управления.

Тот открыл кожаный бумажник и показал Кики свой значок, а потом протянул ей руку.

Я – следователь, но в штатском, мисс Коллир, – пояснил он, отвечая на её изучающий взгляд.

– Вы, наверное, по поводу прошлой ночи? – спросила Кики.

Детектив кивнул.

– Да, мистер Кендрик попросил меня заехать за тобой. Он ждет тебя в окружном управлении. Ты вправе не ехать, но ему нужно с тобой поговорить.

– Конечно, я поеду. Если можно, – она вопросительно посмотрела на директора.

– Я отпускаю тебя, – ответил тот. – Когда вернешься, возьми у миссис Джонсон записку для учителей.

Детектив обменялся с директором рукопожатием и открыл перед Кики дверь. Они были почти у выхода, когда Кики вспомнила о Рыжике.

– О! – воскликнула она, остановившись. – Можно я сначала зайду в нашу редакцию? Я там кое-что забыла. Я только туда и обратно.

И, не дожидаясь ответа, Кики помчалась вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Подбежав к двери, она услышала стук пишущей машинки. Кики недовольно поморщилась: она надеялась, что Елена ушла. Отвечай теперь на вопросы! Кики открыла дверь и чуть не расхохоталась. Елена возвела вокруг себя настоящую стену из трех мусорных корзин и столика для пишущей машинки, а коварный неприятель, взгромоздившись на самый верх картотеки, наблюдал с высоты, как она печатает.

Когда Кики вошла, он покинул свой наблюдательный пост и подлетел к ней для приветствия.

– Пойдём, Рыжик, – сказала она. – Мы едем кататься. Она подобрала в углу свой рюкзак и сунула туда учебник математики, а потом и Рыжика.

– Какое счастье, что ты забираешь отсюда этого проклятого кота, – сказала Елена. Рыжик высунул голову из рюкзака и злобно зашипел в ответ. – Он меня замучил с тех пор, как ты ушла. Эндрю, конечно, почти сразу же куда-то сбежал. – Елена внимательно оглядела свою левую руку. – Он чуть не откусил мне палец, когда я хотела подвинуть твой рюкзак.

– Он просто защищал свое имущество, – объяснила Кики, стараясь скрыть улыбку, когда она мысленно представила себе эту сцену. – Рюкзак – его второй дом.

– Однако редакция не его второй дом, – огрызнулась Елена. – Если это существо здесь ещё раз появится, я на тебя нажалуюсь. От кошачьих укусов может быть заражение; – крикнула она вдогонку уходящей Кики. – И вообще, что это ты разгуливаешь посреди урока? Куда тебя несет?

Но Кики с Рыжиком были уже на лестнице.

Детектив Пелли по-прежнему ждал у выхода.

– Ты готова? – спросил он.

– Готова. Спасибо, что подождали.

– Какие тут могут быть разговоры.

Во дворе они подошли к зелёному седану. «Машина тоже по виду не полицейская, как и её хозяин», – подумала Кики, окинув взглядом коричневые брюки, рубашку с открытым воротом и спортивный пиджак детектива.

– Даже не догадаешься, что это полицейская машина, – сказала она, не без злорадства подумав о том, что Елена наверняка подглядывает из окна. – Пока не попадешь внутрь. – Под щитком притаилась внушительного вида рация, и когда они съехали с обочины, детектив взял микрофон и произнес в него какую-то тарабарщину.

– Именно это нам и нужно, – кладя микрофон, ответил он Кики.

Рация затрещала, и голос назвал какие-то цифры. Мя-я-у!

Детектив Пелли недоуменно сдвинул брови.

– О, это всего-навсего мой кот, – быстро объяснила Кики, выпуская Рыжика на волю. – Я из-за него задержалась.

– Ты всегда берёшь с собой в школу кота?

– «Берёшь» не совсем то слово, – усмехнулась Кики, – тот кот любит неожиданно появляться.

– Самостоятельная кошечка, – сказал детектив Пелли. – Люблю таких.

– Не кошечка, а кот, – поправила Кики.

– Прости, дружище, – извинился детектив, погладив кота по рыжей шерстке. – Вы – подходящая пара. И волосы одного цвета, – засмеялся он. – Как его зовут?

– Рыжик.

– Рыжик? – переспросил он.

Кот перелез через спинку сиденья, растянулся на коленях у детектива, сладко зевнул и закрыл глаза.

– Э, да вы ему нравитесь! – улыбнулась Кики.

– Умный котик.

– Что касается имени, то все вышло совершенно случайно, хотя он действительно рыжий, – продолжала Кики. – Я помогаю одной семье, где четверо детей, и в последние года два мы ездим перед Хэллоуином за город на ферму, чтобы сорвать тыквы. Каждому ребенку по рыжей тыкве. Я при них что-то вроде сторожа, потому что их мама не может уследить за всеми четырьмя сразу, когда они разбредутся по полю. За двумя из них следит она, за другими двумя – я. Так вот: когда мы ездили туда в прошлом году, этот кот вдруг появился откуда ни возьмись на поле и уже не отставал от меня ни на шаг. Стоило мне оглянуться, как я натыкалась взглядом на кота.

– И фермер тебе его подарил.

– Нет, все было гораздо таинственнее, – возразила Кики. – Мы погрузили детей и тыквы в машину и поехали домой…

– А кот оказался в грузовике вместе с тыквами, угадал?

– Нет. Но через два дня, когда я вышла из школы, он сидел возле моего велосипеда. Я принесла его домой, и мама велела мне позвонить фермеру и сказать, что кот у нас. Что я и сделала. И представьте себе – это самое загадочное, – фермер сказал, что у него нет и никогда не было рыжего кота. У него было два, но оба серых. И он даже не помнил, чтобы рыжий кот хоть раз попался ему в тот день на глаза! Он сказал, что я могу оставить его себе, ему больше котов не нужно, вот я и назвала его Рыжик, потому что он прикатился ко мне, как рыжая тыква посреди поля.

Рыжик удовлетворенно вздохнул, словно одобряя рассказ о его жизни, и поудобнее улегся на коленях детектива.

– Отличное начало! – сказал детектив, скосив глаз на рыжика, и въехал на дорожку, ведущую к подземному гаражу окружного управления.

– Вы не знаете, они поймали тех двоих? – спросила Кики. – Мистер Кендрик не по этому поводу собирается со мной разговаривать?

– Не думаю, чтобы поймали, – ответил Пелли. – Миссис Кендрик приходила в управление, и ей показали снимки преступников, но она не нашла среди них человека, который нанимался в садовники. Но пусть мистер Кендрик сам тебе все расскажет.

Он остановил машину на площадке с отметкой «Только для служебного транспорта» и, подождав, пока Кики засунет Рыжика в рюкзак, направился к лифту. Кики никогда здесь раньше не бывала, поэтому детектив Пелли взял её за руку и подвел к контрольному устройству перед лифтом.

«Такие обычно стоят в аэропорту, – подумала Кики. – Странно, что в суде тоже проверяют посетителей».

– Сумку клади сюда, – сказал охранник, указывая на резиновую ленту транспортера.

Кики положила рюкзак, но, вспомнив о Рыжике, тут же потянулась, чтобы снова схватить его. Однако рюкзак уже отъехал. Почувствовав движение, кот выбрался наружу и начал бешено перебирать лапами, пытаясь остаться на месте в то время, как рюкзак постепенно скрывался в рентгеновской камере. Кики бросилась к нему и прижала к себе.

– Извините, мисс, сюда запрещено приводить животных, – с нескрываемым удивлением сказал полицейский. – Право на вход имеют только служебные собаки.

Кики готова была запротестовать, но детектив Пелли уже встал на её защиту.

– Это свидетель, – сказал он охраннику, забирая из рук девочки кота. – Мы к окружному прокурору. – И он показал полицейскому свою бляху.

– Меня уже ничем не удивишь, – подняв глаза к небу, пробормотал тот.

Они вошли в лифт с пометкой «Служебный» и поднялись на пятый этаж.

– Спасибо вам за поддержку, – сказала Кики. – Как вы догадались, что Рыжик свидетель?

– Мне Лорн рассказывал о произошедшем, – сказал детектив. Вокруг глаз его собрались морщинки, когда он с улыбкой посмотрел на Рыжика. – Этот кот всем котам кот!

– А полицейские не должны проходить через детектор? – спросила Кики.

– И да, и нет. Одни должны, а другие – нет. Смотря по ситуации.

– А что, если у кого-то есть бляха, а на самом деле он не полицейский?

– Хороший вопрос. Большинство тех, кто работает в управлении, охранники знают в лицо. Когда приходит новенький, он специально представляется. Если что-то не так, мы проходим через детектор, как любой другой человек. Ты что, собираешь информацию для школьной газеты?

Кики вспыхнула. И как он догадался?

– Я подумала, что может получиться интересный материал. Ведь вам известно, чем здесь занимаются помимо того, что взимают штрафы и выдают свидетельства о браке. – На первом этаже Кики приметила указатели с соответствующими надписями.

– Пожалуй, ты права, – согласился детектив Пелли. – Через это здание ежедневно проходит множество интересных людей, иногда опасных. Но вот мы и прибыли. – Лифт остановился, и двери открылись.

Они пересекли холл и подошли к кабинету с надписью «Окружной прокурор». Детектив распахнул дверь и кивком пригласил Кики войти. Мистер Кендрик разговаривал с сидевшей за столом женщиной.

– Привет, Кики, – поздоровался он, подходя, и улыбнулся Пелли, который всё ещё держал кота. – Я вижу, ты подружился с нашим знаменитым котом, Джордж. Пойдемте ко мне.

Он провёл их во внутреннюю комнату и усадил в кресла. «Совсем как у него дома, – подумала Кики, оглядываясь. – Разве что ещё больше беспорядка». Она озадаченно нахмурилась. Часть комнаты, как раз та, где громоздились коробки бумагами, была огорожена желтым пластиковым барьером.

– Извини за беспорядок, – сказал мистер Кендрик, проследив за взглядом Кики. – Судя по всему, грабители, которые побывали у меня, и сюда исхитрились пробраться.

«Ну конечно, – подумала Кики. – Желтый барьер отгораживает место преступления от остальной части комнаты».

– По нашим предположениям, это произошло где-то между двумя и пятью часами утра, – продолжал мистер Кендрик. – В два заканчивается смена, и на ночь остается только один охранник. Скорее всего это была та же парочка, но непонятно, как им удалось пробраться внутрь. Возможно, им помогал кто-то отсюда, из управления. Нигде никаких следов взлома, только дверь моего кабинета разбита.

Обернувшись, Кики увидела, что дверь заклеена крест-накрест полосками бумаги, а в нижнем углу зияет дыра.

– Я попросил детектива Пелли съездить за тобой по нескольким причинам, – сказал мистер Кендрик. – Во-первых, мне нужна твоя помощь. – Сидя за огромным письменным столом, он выглядел очень внушительно – совсем не так, как дома, когда относил в постель Джеффри и кормил Рыжика шоколадными кексами. – Ты – единственное связующее звено с этими людьми, потому что ты хотя и плохо, но все же видела их. Сьюзен не нашла на фотоснимках человека, который к нам приходил. Я хочу, чтобы ты тоже попробовала. Быть может, тебе удастся узнать второго. – Он пододвинул к ней несколько толстых альбомов. – Полистай, возможно, кто-то покажется тебе знакомым.

– Сейчас посмотрю. – Кики открыла альбом и надолго углубилась в изучение фотографий, но никто из них не напомнил ей грабителей. – Нет, никого не узнаю, – с сожалением сказала она. – Было слишком темно, чтобы что-нибудь разглядеть. И потом мне показалось, что у них на голову натянуты чулки.

Ну, хорошо, – сказал мистер Кендрик. – Кстати, ты в тот вечер не видела моего портфеля?

Видела, он стоял в холле. Когда пришла, я положила рядом с ним рюкзак, потом, правда, забрала и оттащила в кухню потому что там был Рыжик.

– Так я и думал, – воскликнул мистер Кендрик. – Значит, я не оставил его…

– Портфель пропал? Мистер Кендрик кивнул.

– Уходя сегодня утром из дома, я хотел его взять и не нашёл.

– Там могло быть что-то для воров соблазнительное?

– Одни только дела. К счастью, у меня есть их копии.

– Что-то я не понимаю. Если они охотились за вашими бумагами, зачем тогда они взяли жемчуг?

– Возможно, для отвода глаз. Чтобы все выглядело, как обыкновенное ограбление. Скажи мне, Кики, эти люди видели тебя хотя бы мельком?

– Видели, – кивнув, подтвердила Кики. – Когда я бежала через холл в комнату Джеффри. Но было очень темно. Рыжика они разглядели гораздо лучше!

– Это уж точно! – улыбнулся мистер Кендрик.

Рыжик вырвался из объятий детектива Пелли и бродил по комнате, подозрительно пофыркивая на желтую ленту. Его особенно заинтересовало одно место, где он стал скрести когтями по полу, ворошить лапами бумаги и расталкивать их носом в разные стороны. В конце концов он уселся поверх кипы бумаг и громко мяукнул.

– Поди сюда, Рыжик, – строго позвала Кики.

Но кот не двинулся с места. Кики опустилась на корточки и попробовала уговорить его, но огромный котище нахально не обращал на неё никакого внимания: уставясь в дальний угол, он делал вид, что её вообще нет в комнате. Кики протянула руку, чтобы снять его с бумаг, но Рыжик злобно зашипел.

– Он никогда так себя не ведет без причины, – обернувшись к своим собеседникам, сказала девочка. – Он хочет нам что-то сообщить.

– Что ты имеешь в виду? – спросил детектив Пелли.

– Иногда он так себя ведет, чтобы привлечь моё внимание, – поколебавшись, объяснила Кики. – Словно даёт понять, что не просто играет, что с его стороны это серьезный шаг и я должна обратить внимание на то, что он делает.

Мистер Кендрик улыбнулся, а Кики смутилась, не в силах объяснить.

– То есть как бы занимается внушением? – подсказал Пелли.

– Именно! – подхватила Кики, обрадовавшись. – Однажды я потеряла книгу, а он вышел и уселся на задней веранде, и ни с места. А потом оказалось, что книга была под подушками на диване-качалке. Вчера вечером он тоже так себя повел, когда выкопал под кустом ключ. Словно он знал, что что-то должно произойти. Поэтому не исключено, что эти бумаги имеют какое-то отношение к взломщикам.

– У меня когда-то была собака, которая умела читать мои мысли, – сказал детектив Пелли. – Джейк частенько выручал меня из беды. Но, бывало, втягивал и в передряги тоже, – рассмеялся Пелли.

– Боюсь, Рыжику не под силу разрешить наши проблемы, – сказал мистер Кендрик. – Но защитник из него отличный!

Кики ничего не сказала. Взрослые редко понимали её, когда она пыталась объяснить, что у Рыжика есть что-то вроде шестого чувства. Не то чтобы она вещала об этом на каждом углу; вот Эндрю она рассказала, и он поверил, особенно после того, как Рыжик нашёл её часы – через целую неделю после пропажи. Но даже её мама, уж на что у них с Кики почти не было разногласий, к этой идее относилась скептически.

Кики вытащила из кармана плитку шоколада и, отломив кусочек, бросила его коту. Кот по-прежнему не шевелился.

– Сейчас поскачет, – доверительно сообщил детективу мистер Кендрик. – Шоколад – его слабость. Мистер Кендрик ошибался. Покосившись на шоколад Рыжик издал такой пронзительный вопль, что Кики вздрогнула. Затем он пустился в какой-то неистовый пляс, расшвыривая лапами бумаги, пока они не разлетелись во все стороны.

– Немедленно прекрати, Рыжик! – крикнула Кики, мечась по комнате в надежде поймать бумаги.

На всех листках был один и тот же заголовок: «Верховный суд 36251 – Смит против Лейтема». Складывая листки в стопку, Кики задумалась над номером. «Три-шесть-два-пять-один. Смит против Лейтема, – повторяла она про себя. – Надо обязательно вспомнить». Она была уверена, что Рыжик не случайно переворошил бумаги. Но не успела она хоть как-то прибраться, как кот подкрался к её рюкзаку и принялся методично, с поразительным проворством опустошать его, выпихивая всеми доступными ему способами книги, пока они не оказались на полу. Тогда он с возмущенным фырканьем забрался внутрь.

– Наверное, на него действует непривычная обстановка, – сказала Кики, пытаясь как-то оправдать кота. Мужчины хохотали.

– Может быть, – согласился мистер Кендрик, наклоняясь к ней через стол. – Кики, меня беспокоит твоё участие в этом деле. Я хочу, чтобы детектив Пелли последил за тобой, пока не выяснится, что ищут грабители, и пока есть опасность, что они могут тебя узнать.

– Чтобы он ходил за мной по пятам? – поморщилась Кики.

– Нет, ты его даже не увидишь, но он будет дежурить возле школы, когда ты приходишь и уходишь, и возле твоего дома тоже. Я уверен, что это продлится всего несколько дней. С твоей мамой я уже говорил по этому поводу, и она считает моё предложение разумным.


– Но ведь мамы сегодня нет в городе, – произнесла Кики, нахмурившись.

– Да, она в филиале своей клиники в Клоувердоне.

– А вы откуда знаете?

– Как-никак расследование – наша специальность! – притворившись обиженным, воскликнул мистер Кендрик. – Мы умеем добывать информацию. – Он сдвинул очки на лоб. – Излишняя осторожность никогда не помешает. Так ты согласна?

– У меня есть выбор?

– Не думаю, – хмыкнул мистер Кендрик.

– Так я и знала, – кивнула Кики. – У вас есть какие-нибудь улики по этому делу?

– Ни одной.

Мя-я-о-у!

Продолжить разговор не удалось, поскольку Рыжик, словно комета Галлея, вылетел из рюкзака, сделал круг по комнате и с истошным воплем остановился перед Кики, пристально заглядывая ей в глаза.

– Что это у тебя во рту, Рыжик? – спросила она, наклоняясь, чтобы взять нечто, свисающее между стиснутыми зубами кота.

Задержав взгляд на кусочке фиолетового холста, она протянула его мистеру Кендрику.

Она – теперь у вас есть улика, – значительно произнесла она. – Должно быть вчера ночью Рыжик вырвал этот клочок из кеда грабителя и спрятал его в рюкзаке.

Глава пятая

 Сделать закладку на этом месте книги

На обратном пути в школу детектив Пелли остановился у кафе и купил им по двойному гамбургеру и молочному коктейлю.

– Ты пропустила завтрак и должна перекусить, – объяснил он. – Не голодать же тебе.

Рыжик растянулся на полу, довольно вылизывая стаканчик Кики. Покончив с остатками её порции, он принялся бить лапой Пелли, пока тот не отдал ему свой стакан.

– Имей в виду, Кики, – сказал детектив, – то, что я буду рядом, тебе нисколько не помешает. Часто ты даже не будешь знать, что я где-то поблизости, поэтому можешь не смущаться, встречаясь с мальчиками. Или девочками, все равно.

– Я не встречаюсь с мальчиками, – ответила Кики, покраснев. – То есть я дружу с одним, с Эндрю, но…

– Ты такая хорошенькая, что мальчишки очень скоро будут бегать за тобой стаями. Позволь, однако, дать тебе совет. Не бери с собой на свидания Рыжика.

– Да уж, особенно если он будет вести себя как сегодня, – рассмеявшись, согласилась Кики.

– Если вдруг мне понадобится поговорить с тобой, пока ты в школе, – голос детектива Пелли стал серьезным, – и кто-нибудь спросит, кто я такой, скажи, что я твой знакомый Джордж. Если ты будешь называть меня «детектив Пелли», наверняка кто-нибудь заинтересуется, с какой стати Кики общается с детективом.

– Хорошо, – ответила Кики.

– Телефон, который дал тебе мистер Кендрик, у тебя с собой?

– Да, в бумажнике, вместе с другими телефонами. – И она вытащила карточку, чтобы показать ему.

– Отлично. В случае необходимости не стесняйся и звони. Это прямой телефон в кабинет Лорна, и даже если его не будет, ему обязательно передадут твоё сообщение. Договорились?

– Хорошо. Только полицейский, который вчера со мной разговаривал, тоже дал мне свой телефон.

– Знаешь, поскольку мы с Лорном сейчас вплотную занялись этим делом, думаю, лучше тебе позвонить Лорну А уж он, если понадобится, свяжется с полицией. Ещё, Кики, я хочу, чтобы ты знала, что в девяносто пяти процентах случаев, когда я кого-то охраняю, как сейчас тебя, ничего плохого не происходит. Абсолютно ничего. Поэтому не надо пугаться. Мы даже не знаем, за чем охотились воры, но, как мистер Кендрик сказал тебе, он чувствует свою ответственность, потому что ты была у него в доме… и потому что они видели тебя. Всего только миг, я знаю, но всё-таки видели.

В памяти Кики возникла та сцена, когда фонарный луч выхватил её, бегущую через холл, из темноты. Она решила ничего не говорить.

Детектив Пелли включил зажигание.

– И хочу тебя ещё раз предупредить: никому об этом не говори.

– Но я уже рассказала маме и Эндрю, – призналась Кики. – И Елена могла меня слышать, когда мы разговаривали с Эндрю в холле. Кроме того, мне пришлось объясняться с мистером Таннингом, правда, я сказала ему только, что в дом влезли грабители, пока я там была, но без подробностей.

– Не волнуйся, просто ни с кем этого больше не обсуждай, хорошо? Ещё какие-нибудь вопросы есть?

Кики подняла с пола сонно урчащего Рыжика и положила его к себе на колени.

– Только один. Нельзя ли нам сначала заскочить ко мне домой и оставить там этот спящий куль? У него сейчас время дневного отдыха.

– Считай, что это уже сделано!

Когда Кики вернулась, оставалось всего два урока – домоводство и самоподготовка. Миссис Аткинсон рассказывала о ручных видах швов, сделав попутно обзор об истории развития швейного дела. Она поведала им грустную историю о маленьких крестьянках из Китая, которые слепли, расшивая вручную крошечными стежками одежду для богачей. Урок был интересным: обычно Кики на домоводстве скучала, если только они не готовили или пекли что-нибудь, – этим она любила заниматься. Но мыслями она то и дело возвращалась к утренним событиям в суде. Она не переставала думать о бумагах, которые раскидал Рыжик, и о кусочке ткани, вырванном из кеда. Когда прозвенел звонок, она собрала вещи и направилась прямиком в редакцию.

Еженедельная школьная газета «Курьер» версталась в четверг, а распространялась в пятницу. Кики ещё оставалось доделать две статьи. Эндрю поручил ей написать о девчоночьей баскетбольной команде – с этим она почти справилась, если не считать нескольких подробностей последней встречи, а ещё ей нужно было доработать интервью с мисс Монтгомери, школьной нянечкой. Здесь потребуется больше времени, поскольку Эндрю неукоснительно следил за тем, чтобы все цитаты в заметках были заверены теми, у кого брали интервью. После этого она примется за макет и начнет расклейку, если Елена дописала свою дурацкую колонку.

Кики завидовала Елене, которая по праву старшинства имела в газете собственную постоянную рубрику «Морган размышляет», где могла писать все, что ей заблагорассудится. Задания ей тоже приходилось выполнять, но она не упускала случая высказать свое недовольство этим и при малейшей возможности заявляла Эндрю, что слишком занята, чтобы тратить время на такие глупости, как редактирование материалов их репортеров и расклейка, – ведь она работает над потрясающей статьей.

Когда Кики вошла в редакцию, Елена сидела за машинкой, в глубокой задумчивости уставившись в окно. Она печатала строчку, принимала глубокомысленную позу, затем печатала следующую строчку. За этой картиной Кики наблюдала не раз.

– Привет! – поздоровалась она, не особенно надеясь на ответ. Направившись к своему столу, она с улыбкой отметила про себя, что мусорные корзины поставлены на место. – Где Эндрю?

Елена с досадой отмахнулась и ничего не сказала.

– Елена, – повторила Кики, – где Эндрю? Я должна советоваться с ним, прежде чем дописывать конец к заметке о баскетбольной команде.

Елена допечатала предложение и только потом снизошла до разговора.

– Заболел, – ответила она, не поднимая головы. – Пошёл домой. Грипп. Я за главного. – И она ударила по клавише.

Кики вздохнула. В тот единственный раз, когда Елена оставалась за главного, она устроила Кики веселую жизнь. В материалах Кики ей не нравилось все: слабый зачин, неправильный синтаксис, пошлые заголовки. Кики не сомневалась, что все это ей придется выслушать ещё раз. Она достала интервью с нянечкой и пошла искать её.

Когда она вернулась, Елена всё ещё судорожно печатала. Кики заточила пару карандашей, заостряя кончики чуть дольше, чем это требовалось, и с мрачным удовлетворением наблюдая за видимым раздражением Елены. Затем села редактировать статьи.

Она листала блокнот в поисках страницы, где набросала сведения о матче на прошлой неделе. Нейгел забила больше всего мячей, а Фернандес лучше всех отбивала. «Пионеры» выиграли с перевесом в четырнадцать очков. Ну, как ей растянуть это на двести слов? Кики тяжело вздохнула, откинулась на спинку стула и огляделась. Елена по-прежнему тюкала на машинке, затем устремляла невидящий взор в пространство и опять тюкала. Временами она улыбалась, как человек, чрезвычайно довольный результатами своего труда. Кики нахмурилась. Ей бы тоже хотелось иметь свою колонку. Она могла бы написать о суде.

Прозвенел звонок с урока, и по коридору пронеслась лавина в триста учеников. Интересно, ждет ли её внизу детектив Пелли, подумала Кики, и что он будет делать, когда она не появится? Надо было предупредить его, что иногда она задерживается для работы над г


убрать рекламу




убрать рекламу



азетой, подумала Кики, особенно по средам и четвергам.

«Не беспокойся обо мне. Предоставь мне беспокоиться о тебе». Эти слова он сказал, когда она вылезала из машины поэтому она решила не переживать из-за того, что не сообщила ему, где будет находиться после занятий. Раз Эндрю заболел, она должна сама сделать макет и расклейку, Какая тоска! Вот если бы у них был компьютер, сверстать номер ничего бы не стоило. Но директор сказал, что в этом году у них нет на компьютер денег.

Ещё ей не хватало Эндрю, чтобы рассказать ему об утренних событиях. Она не думала, что мистер Кендрик стал бы возражать. Эндрю умел держать язык за зубами, и потом он уже знал о кошмаре минувшей ночи.

Кики поднялась и подошла к окну. Улица уже опустела застряла лишь какая-то парочка на велосипедах да трое скачущих вокруг них приятелей, которые тоже вскоре скрылись за углом. Зелёного седана видно не было.

– Высматриваешь прекрасного принца на белом коне? – саркастически поинтересовалась Елена.

– Заткнись ты! – огрызнулась Кики, даже не оглядываясь. Она чувствовала на себе взгляд Елены.

– Ах-ах! Как мы сегодня раздражительны! – продолжала та.

Неожиданно на глаза Кики навернулись горячие слезы, ей так хотелось сказать что-нибудь язвительное, чтобы заставить замолчать эту особу!

– Поторопись со своей колонкой, не то мне придется здесь всю ночь торчать, делая макет, – только и придумала она.

– Я как раз собиралась тебе предложить, – неожиданно любезным тоном произнесла Елена, – что сама сделаю макет и расклейку. Доверься моим в высшей степени умелым рукам. Где твоя заметка о баскетбольной команде?

Прежде чем повернуться, Кики вытерла тыльной стороной ладони глаза. Что это с ней вдруг случилось? Такая резкая смена настроения – странно, в любом случае она чувствовала себя смертельно усталой.

– Так где же заметка о баскетболе? – настаивала Елена.

– Она почти готова, – сказала Кики, возвращаясь своему столу. Она пододвинула к себе машинку и, сев спиной к Елене, в пять минут закончила материал. Потом, вынув лист из допотопной машинки, она перечитала, что получилось. Сносно. Не Бог весть что, но сносно.

– Готово? – спросила Елена.

– Готово, – кивнула Кики и положила листок к другим законченным статьям.

– Ты свободна, – сказала Елена тоном, каким обычно говорила тетя Кики Мириам, воображая себя мученицей. – Я обо всем позабочусь.

«Чёрт тебя подери», – подумала Кики. Она собрала вещи. Прекрасно. Она позволит Елене закончить работу. Затем, чувствуя, что должна как-то объясниться, она пробормотала:

– Я неважно себя чувствую.

Это была правда. Она чувствовала себя как-то странно, не то чтобы больной, но и не совсем здоровой.

– Может, у тебя, как у Эндрю, начинается грипп, – предположила Елена. В её голосе послышалось несвойственное ей сострадание, и Кики стало совсем неудобно.

– Может быть, – промямлила она.

– Я сдам номер точно по графику, – заверила Елена. – Иди домой и отдохни.

– Спасибо, – смущенно выговорила Кики, силясь отгадать причину неожиданного великодушия коллеги, но её, по правде говоря, сейчас это мало беспокоило. Единственное, чего ей хотелось, это оказаться дома и лечь в постель.

Останавливаясь по дороге из школы у светофоров, она оглядывала улицу. Если детектив Пелли где-то рядом, он здорово маскируется. Кики начинало казаться, что ей все померещилось. Голова была легкой-легкой. Может, ничего и не случилось, может, прошедшей ночи вовсе не было. И сегодняшнего утра тоже не было. И нет никакого дела «Смит против Лейтема». Вчера в это же время она сидела с подругами в кондитерской и обсуждала планы Джилл поехать на рождественские каникулы к сестре во Флориду. Казалось, это было двадцать четыре года, а не двадцать четыре часа назад.

Кики поставила велосипед в гараж и вошла в дом через дверь. Явился Рыжик и сопроводил её на кухню, где она достала из холодильника минеральной воды и черкнула маме коротенькую записочку: «Легла спать. Увидимся за обедом».

Ноги ломило, пока она поднималась по лестнице. Сбросив на ходу туфли, она плюхнулась на постель. Рыжик пристроился рядом, и через минуту они оба спали.

Когда Кики проснулась, в комнате было совсем темно. Она полежала тихонько в постели, пока глаза не привыкли к темноте и пугающие тени вокруг не превратились в знакомые, мирные предметы. Изготовившийся к прыжку горбун оказался её байковой с начесом курткой, небрежно наброшенной на стул у письменного стола; стройная статуя с взъерошенными волосами у окна превратилась в подставку для цветов, увенчанную растущим в горшке папоротником. Кики обняла Рыжика, который продолжал спать, уютно раздувая бока на вдохах. У неё не было ни малейшего представления, который сейчас час и как долго она проспала, поэтому она повернула голову, чтобы посмотреть на светящийся циферблат будильника. Двадцать минут десятого! Она спала целых четыре часа!

Кики с трудом свесила с постели ноги и села. Она по-прежнему чувствовала себя страшно усталой, все тело ныло. Рыжик поднял голову с подушки – уши торчком, в зелёных глазах настороженный блеск. Не успела она подойти к двери, как он был уже в холле. В доме стояла тишина, однако слабый свет из гостиной освещал подножие лестницы.

– Мам? – крикнула Кики, ковыляя в одних чулках вниз.

– Я здесь, родная.

Доктор Коллир сидела в большом уютном кресле – они купили в подарок отцу на его, как оказалось, последний день рождения – и читала. Она отложила книгу и, улыбнувшись входящей в комнату Кики, спросила:

– Ну как, получше?

– И да, и нет, – ответила Кики, присаживаясь на скамеечку возле ног матери. – Лучше, но не особенно.

– Похоже, у тебя жар, – сказала доктор Коллир, протягивая руку, чтобы потрогать лоб Кики. – Ты мерила температуру?

Кики помотала головой.

– Придя из школы, я просто свалилась без сил. – Рыжик сочувственно потерся о её ноги и прыгнул ей на колени. – Прости, что ничего не приготовила.

– Не говори чепухи, – засмеялась доктор Коллир. – Я съела супу и сандвич. Сделать тебе то же?

– Не надо, – отказалась Кики. – Я совсем не голодная, только ужасно устала.

– Хм, не исключено, что ты подхватила грипп, сейчас ведь эпидемия.

– Знаю. Эндрю ушёл с уроков домой, потому что заболел.

– А мистер Кендрик тебя застал?

– Да, сегодня утром произошло много всего интересного, сейчас я тебе расскажу. – И она доложила о том, как Рыжик последовал за ней в школу и как он странно вел себя в судебном управлении. – Я знаю, ты не веришь, что он намеренно устраивает свои безумства, но я верю. Он трогал только те бумаги, которые касались дела «Смит против Лейтема» в Верховном суде.

Мама нагнулась, чтобы погладить длинную, шелковистую шерстку Рыжика.

– Кот-детектив, – сказала она и опять повернулась к Кики. – Твоя усталость вполне может быть реакцией на волнения последних суток. Тебе лучше лечь опять в постель, а я принесу тебе бутерброд и чаю. Нужно что-нибудь поесть.

– Но, мам… – попыталась возразить Кики.

– Никаких «но», Кики. Нас двое против одного. Твой доктор и твоя мать говорят тебе – марш наверх!

Кики вздохнула и поднялась со стула, а мама между тем продолжала:

– Я не перестаю волноваться из-за этого ограбления, особенно теперь, когда к тебе приставили детектива.

– Чего бояться, мам? – округлив глаза, фыркнула Кики. – Пара бродяг забирается в дом, уносит копеечное жемчужное ожерелье и оставляет старинное опаловое кольцо, которое лежало на самом виду, а из этого пытаются раздуть дело государственной важности. Прекрасно! Что бы им ни было нужно, это была не я!

– Никто не знает степени важности этого дела, может оказаться, что и государственной.

– Не издевайся надо мной, мам, – Кики почувствовала, что начинает злиться.

– И не думаю. Я только хочу, чтобы ты призналась себе, что боишься, если это действительно так. Как говорит наш психолог, не загоняй свои страхи вовнутрь.

Полушутливый тон матери не исправил настроения Кики.

– Ничего я не загоняю вовнутрь! – почти крикнула она. – А что касается охраны, так её и в помине не было, когда я возвращалась из школы. Меня могли три раза украсть и переправить в Ливан, и никто бы ничего не узнал!

Доктор Коллир взъерошила рыжие волосы дочери.

– Он наблюдал за тобой, детка. Но незаметно. Когда я пришла с работы, детектив Пелли представился мне. Его машина была за углом.

– Я никого не видела, – буркнула Кики. – Лучше мне всё-таки лечь. – Она взяла на руки Рыжика и потерлась щекой о его шерстку. – Прости, мам, я просто сегодня не в духе.

– Всё в порядке, дорогая. На тебя слишком многое свалилось за последние сутки. – Она ещё раз потрогала лоб дочери. – Кажется, у тебя небольшая температура. Прими две таблетки аспирина перед сном.

Улегшись в постель, Кики не стала даже читать. Глотнув чаю, который принесла ей мама, она свернулась калачиком и вместе с Рыжиком, притулившимся рядом на подушке, погрузилась в тревожный сон.

Глава шестая

 Сделать закладку на этом месте книги

Проснувшись на следующее утро, Кики почувствовала, что голова у неё раскалывается. Осторожно приподняв её с подушки, она вынуждена была тут же опустить её снова. Рыжик, занявший наблюдательный пункт на верху книжной полки, сочувственно следил за ней взглядом. Открылась дверь и вошла мама.

– Кажется, я забыла завести будильник, – проговорила Кики, по-прежнему не поднимая головы с подушки и не открывая глаз. – Который час?

Приоткрыв один глаз, она посмотрела на мать. Та была в её любимом бирюзовом костюме, однако сегодня он почему-то показался Кики ярче обычного.

– Двадцать минут девятого, – ответила доктор Коллир. – Я позвонила в школу и сказала, что ты не придешь. Прими вот это. – Она подсунула под голову Кики руку и помогла ей запить две таблетки аспирина. – Тебе лучше сегодня не вставать.

– Это мнение профессионала?

– Да, притом независимого, – усмехнулась доктор Коллир. – Я позвонила мистера Кендрику и предупредила его, что ты заболела и останешься дома. Поджарить тебе тосты?

– Нет, спасибо, не надо. Надеюсь, у детектива Пелли найдется сегодня более интересное занятие, чем ошиваться вокруг средней школы.

– Прекрасно, Кики. Кстати, я забыла тебе сказать, что вчера вечером звонила миссис Кендрик и просила передать, что твой шарф ей найти не удалось. – Доктор Коллир задержалась на секунду в дверях. – Не выходи из дома, на улице мерзкая погода.

– Не выходить из дома? – удивилась Кики. – Да я из постели не собираюсь вылезать.

– В кухне суп, – бросила напоследок мама, закрывая за собой дверь.

Несколькими минутами позже Кики услышала, как мамина машина отъехала от дома. Она перевернулась на другой бок. Рыжик, воодушевленный даже столь мимолетным проявлением жизненной активности, спрыгнул с книжного шкафа на кровать и пошёл в атаку на полусонную хозяйку, тычась лбом в её согнутые колени и понуждая к ответным действиям.

– Это Рыжик, бесстрашный бык, – пробормотала Кики, чувствуя, что не в силах соответствовать игривому настроению кота. – Иди найди себе другую жертву, я сплю.

Получивший от ворот поворот, Рыжик обиженно посопел пару секунд, сидя на краю кровати, а затем спрыгнул вниз и отправился на поиски приключений, для которых партнер ему был не нужен. Кики погрузилась в сон.

К тому моменту, когда она в полдень проснулась, Рыжик полностью опустошил оставленный слегка выдвинутым ящик гардероба, и комната, от книжного шкафа до двери, была искусно украшена лифчиками, трусиками и носками.

– Ну, Рыжик! – воскликнула Кики, садясь и обводя взглядом весь этот беспорядок. – Ты – гадкий кот!

Тронутый вниманием, кот решил не остаться в долгу и с громким «мяу» перелетел с подоконника на кровать. Колотя по Кики передней левой лапой, он требовал дальнейшего изъявления восторгов. Поняв, что оно не последует немедленно, кот решил сменить тактику. Вспрыгнув на тумбочку, он, нажимая лапой, начал включать и выключать ночник с сенсорным управлением, который тетя Мириам подарила Кики на Рождество. Включит-выключит, включит-выключит. Рыжик выглядел страшно довольным устроенным им представлением, пока Кики не согнала его с кровати и не поднялась.

– Дурачина ты! – сказала она.

Голова у неё прошла и, хотя она не была голодна, легкое урчание в желудке напомнило ей, что она не ела со вчерашнего ленча, которым её накормил детектив Пелли. Она сунула ноги в тапочки и спустилась вниз. Впереди шагал довольный Рыжик.

Налив себе яблочного сока, Кики села за кухонный стол. Рыжик прыгнул к ней на колени и блаженно замурлыкал, пока она рассеянно гладила его, проводя рукой от кончиков ушей до кончика хвоста.

– Что ж, кажется, мы с тобой сегодня можем провести время в свое удовольствие, – сказала она наконец. – Сначала проверим, что там по телеку, потом посмотрим по видео тот новый фильм, который взяла мама, если она его уже не отнесла, и… чёрт возьми, не так-то плохо! Кажется, я осталась в выигрыше! А Елена пусть покорпит в редакции и закончит макет и расклейку! Не знаю, чем вызван её неожиданный приступ великодушия, но меня это и не интересует. Рыжик спрыгнул с колен Кики и важно прошествовал к её рюкзаку.

– Зануда! – возмутилась Кики. – Только бы испортить человеку настроение! Я знаю, ты хочешь напомнить мне о задании по математике. Теперь их уже целых два,

Она подошла к окну и выглянула во двор. Моросил мелкий дождь, небо затянула серая пелена. Самое время посидеть дома. Интересно, Эндрю выздоровел или нет?..

Кики направилась к телефону и по памяти набрала номер приятеля. Раздалось три гудка, прежде чем послышался знакомый голос.

– Привет, – откликнулась Кики. – Палата номер два вызывает палату номер один.

– Ты тоже? – спросил Эндрю.

– Тоже, – ответила Кики. Ей стало легче от мысли, что есть с кем поговорить.

Они сравнили симптомы и пришли к выводу, что болезнь у них одна и та же – грипп это или нет.

– Жаль, что ты тоже заболела, – сказал Эндрю. – Теперь «Курьер» выйдет с опозданием.

– Он выйдет вовремя, – хихикнула Кики. – У мисс Морган вчера был рецидив белой горячки, и она предложила сама сделать макет и расклейку.

– Отлично! Самое время ей перестать глазеть в творческих муках на потолок. В этом году она ещё ни разу не делала макет!

– Я поймала её на слове, – продолжила Кики, – и не дала пойти на попятный.

– Надеюсь, в этом номере нет никаких сложностей. Ты завтра в школу пойдешь?

– Наверное, – ответила Кики. – Я никогда не болею дольше двадцати четырех часов.

– Я тоже, – сказал Эндрю. – Я уже и сегодня мог пойти, но такая погода, что неохота вылезать. Потом мама волновалась, смогу ли я есть.

– Ну и как?

– Я заказал двойную порцию пиццы с перцем, которую мне принесли полчаса назад. Пока ничего, – ответил он, смеясь.

– Ты сторонник крайних методов, как я погляжу. Я пока даже о бутерброде не могу подумать!

– Что-нибудь ещё слышно о твоих взломщиках?

– Да, ещё как! Садись поудобнее, сейчас я тебя развлеку.

И Кики целых двадцать минут рассказывала о том, как она ездила в судебное управление, и о детективе Пелли, и о странном поведении Рыжика в кабинете окружного прокурора. Закончив, она потребовала от Эндрю клятвенных заверений, что он будет об этом помалкивать.

– Я буду нем как рыба, – пообещал Эндрю. – Интересно, что это за дело «Смит против Лейтема». – Он помолчал. – Я уверен, что где-то об этом читал. Эти фамилии мне встречались. Знаешь, как иногда что-то застревает в голове?

Эндрю читал с той же страстью, что и писал. Каждый день он просматривал две газеты и интересовался не только спортивными новостями, как большинство других знакомых ребят Кики. А главное – он помнил подробности.

– Знаешь, – сказал Эндрю, – я попробую выяснить.

– Каким образом?

– Небольшое частное расследование, – важно ответил он. – Раз твой кот способен на такое, то и я справлюсь. – Кики представила, как Эндрю улыбается. – У моего брата друг учится в юридическом колледже. Попытаюсь дозвониться ему в общежитие. Судебные отчеты может взять любой.

– Хорошо, но что, если дело ещё не слушалось или слушается как раз сейчас, тогда он ничего не найдет в отчетах. И потом, где у нас время, чтобы идти в суд и все это выяснять?

– У нас его нет, потому что ты больна, – назидательно сказал Эндрю. – А у меня до прихода родителей есть, до половины шестого. Когда закрывается судебное управление, в пять?

– Откуда я знаю.

– Хорошо, я узнаю. Позвоню попозже.

Кики повесила трубку и откинулась на спинку стула. Эндрю прав. Её сейчас совсем не привлекала мысль о необходимости одеться и выйти на дождь, каких бы заманчивых перспектив не сулило «частное расследование». По крайней мере, Эндрю хоть не смеялся над ней, когда она рассказала о пляске Рыжика на кипе бумаг.

Сидевший у её ног и терпеливо слушавший разговор Рыжик лукаво покосился на неё. Она схватила кота на колени и принялась теребить его мягкое тельце.

– Ты, жирнюга! Со следующей недели садишься на диету, – сказала она. – Пожалуй, я даже подарю тебе на день рождения велотренажер.

Мя-я-у! По тону кота можно было понять, что её предложение не вызвало в нем восторга.

Кики пошла с Рыжиком на руках в гостиную, размышляя над тем, что сказал Эндрю. «Знаешь, как иногда что-то застревает в голове?» Она знала. Вот и сейчас у неё в голове что-то вертелось, что она никак не могла ухватить. Какие-то мамины слова. Она сказала их вчера вечером? Или сегодня утром? Скорее, всё-таки утром, подумала Кики. Она прекрасно помнила вечерний разговор и то, как она отреагировала на мамино предположение, что её мучит страх. Тревога, да. Но не страх. Во всяком случае, ей так кажется. Но если это не страх, тогда почему же она, проснувшись, первым делом спустилась вниз и проверила, не забыла ли мама закрыть входную дверь? (А именно это она и сделала.)

Что мама ей сказала? Что-то насчет шарфа. И миссис Кендрик. Мама стояла в дверях её комнаты и сказала, что звонила миссис Кендрик и просила передать, что не может найти её шарфа. Какого шарфа? Кики недоумевала.

– Не было на мне никакого шарфа, – громко сказала она – С какой стати ей искать шарф?

Она опустила Рыжика на пол.

Мяу! Кот потерся о её ноги.

Кики быстрым шагом направилась в кухню и позвонила Кендрикам, но у них никто не отвечал. Кики в задумчивости покачала головой. Все происходящее было похоже на гигантскую мозаику, из которой кто-то вынул половину кусочков. Она вернулась в комнату и включила телевизор. Рыжик сидел на видео и играл кнопками. Красная лампочка слева свидетельствовала о том, что он благополучно освоил простейшие операции.

– Откуда у тебя эта неожиданная страсть к видику и кассетам? – спросила Кики, опуская его на пол. – Ты пытаешься мне что-то сказать?

Рыжик сделал круг по комнате и приостановился у полки с видеокассетами. Оглянулся, чтобы убедиться, что Кики смотрит на него, а затем принялся бить лапой по одной из кассет, пока она не выпала.

– Нет-нет-нет! – воскликнула Кики, ставя кассету на место. – Я всё это уже видела. Мы будем смотреть сериал. Если не хочешь можешь вздремнуть.

Рыжик прыгнул в большое кресло и свернулся клубком.

– Только не в это кресло, – возразила Кики, сгоняя его на пол. – Можешь найти себе местечко на подоконнике, или у батареи, или на подушке. Здесь сяду я.

Кот в негодовании удалился и улегся у камина.

– Очень выразительно, Рыжик, ты – настоящий артист! – сказала Кики, переключая канал. – Считай, что в провинциальном театре твоя роль прошла на ура. Следующая остановка – Бродвей!

Кот огрызнулся и даже не посмотрел в её сторону.

Во время рекламы Кики пошла на кухню налить себе ещё яблочного сока. По дороге она снова попыталась дозвониться Кендрикам. Никакого ответа. Позже она ещё пять или шесть раз набирала их номер и с каждой неудачей становилась все неспокойнее. Почему миссис Кендрик решила, что она забыла у них шарф? Кики ничего ей не говорила насчет шарфа. Почему это было настолько важно, что она позвонила маме? И почему миссис Кендрик не было дома? Неужели она ушла так надолго? Что-нибудь случилось? Нет, не может этого быть. Детектив Пелли сказал ей, что за домом Кендриков тоже следят. Кики посмотрела на часы. Они показывали четыре тридцать. Если окружное управление закрывается в пять, у Эндрю осталось всего полчаса. Интересно, удалось ему что-нибудь разузнать о том деле?

Кики вернулась с соком в гостиную. Рыжик покинул свое место у камина и снова трудился у полки с видеокассетами. На сей раз он сбросил на пол четыре штуки, а остальные повалил.

– Ну, Рыжик! – возмущенно воскликнула Кики. – Я, пожалуй, подожду, пока ты все скинешь, а потом уже начну убирать.

Она выключила телевизор, свернулась в большом кресле и задремала.

Её разбудил телефон. Кики перескочила через Рыжика, который тоже бросился в кухню, и схватила трубку на четвертом звонке, перед самым включением автоответчика. Это был Эндрю.

– Эндрю! Не так быстро! – взмолилась Кики, когда он начал тараторить. Он был явно взволнован, ибо голос его то срывался, то взлетал на несвойственную ему высоту. – Не так быстро. Я спала и плохо соображаю… начни все сначала.

Она села на кухонную табуретку, подперев коленями подбородок, и вся обратилась в слух.

– Я же говорил тебе, что «Смит против Лейтема» что-то мне напоминает! – тараторил Эндрю. – Я точно знал, что читал об этом! Это гражданское дело, оно слушалось в суде около четырех месяцев назад, и из-за того, что речь шла об огромной сумме, газеты довольно подробно писали о нем.

– И какая сумма? – спросила Кики, постепенно просыпаясь. Она натянула на колени ночную рубашку и поджала под себя ноги, чтобы урезонить Рыжика, который хватал её за голые пальцы.

– Больше миллиона долларов, – сказал Эндрю. – И кое-что совпадает. Например, имя. Ты ведь говорила, что одного из воров звали Лео?

– Да! – подтвердила Кики, теперь уже окончательно проснувшись и вся обратившись в слух.

– Дело состоит в следующем, – продолжал Эндрю. – В прошлом году умерла некая пожилая дама по имени Абигейл Лейтем и все свои деньги завещала племяннику, Лео Лейтему.

– Наверняка это другой Лео. Зачем бы ему с миллионом долларов развлекаться по вечерам мелкими кражами? – пробормотала Кики.

– Помолчи! Дай мне закончить. У Лео есть сводная сестра, которую зовут Ширли Смит. Она опротестовала завещание в суде под тем предлогом, что оно было написано много лет назад, когда Лео был ещё подростком, а сама Ширли и вовсе не родилась. Она уверяет, что существует другое более позднее завещание, по которому все деньги переходят ей. И что Абигейл лишила Лео наследства, поскольку у него были трения с законом. Однако нового завещания никто не может найти, равно как и адвоката, который его составил.

– Что-то я не понимаю, – сказала Кики, смутно припоминая уроки по юриспруденции. – Если это гражданское дело, причем здесь окружной прокурор?

– Я думаю, те сводки, что ты видела, остались от гражданского дела, которое Лео выиграл. Но Ширли не сдалась и решила стоять насмерть. Она наняла частного детектива, чтобы он нашёл новое завещание.

– И он нашёл?

– Точно не знаю, но, судя по всему, он близок к цели, потому что Лео как-то вечером напал на него и обыскал его машину и квартиру. И именно этим делом мистер Кендрик сейчас и занимается. «Народ против Лео Лейтема»[1]. Лео выпущен под залог. Ему плевать, что он под судом, с миллионом-то долларов.

Кики нагнулась и затащила Рыжика на колени, чтобы прекратить его поползновения сжевать свисающее с раковины посудное полотенце.

– Значит, он проник к мистеру Кендрику в дом и в контору, чтобы выяснить, нет ли у него нового завещания. Что ему до ещё одного обвинения, когда он может лишиться наследства!

Я думаю, что именно так, – сказал Эндрю.

– Потрясающе! Ты раздобыл ценнейшую информацию!

– Приятель брата мне здорово помог, – заскромничал Эндрю, но Кики почувствовала, что ему приятна её похвала – Когда я узнал все что нужно в суде, то пошёл в редакцию газеты и просмотрел старые подшивки с материалами о том старом процессе.

– И что мы теперь будем делать? – спросила Кики. – Опять «мы»? – засмеялся Эндрю. – Ты ведь больна.

– Мне уже лучше, – возразила Кики. – Без меня ты больше не сделаешь ни шагу!

– Ну хорошо, сдаюсь. Я думаю, в субботу надо будет заглянуть в тот дом, где жила Абигейл Лейтем. Может, кто-то из её знакомых что-нибудь знает о новом завещании.

– Придется сочинить какую-нибудь историю для мамы. Вряд ли она обрадуется моей новой карьере частного сыщика.

– Мои старики тоже не придут в восторг. Но мы можем сначала поиграть в теннис, это не вызовет никаких подозрений.

– Хорошо. Ой, Эндрю! Есть ещё кое-что странное. Когда мама уходила сегодня утром, она сказала, что звонила миссис Кендрик и просила передать, что не может найти моего шарфа. Как если бы я его где-то оставила или потеряла. Но в тот вечер, когда я сидела у Джеффри, на мне не было никакого шарфа! Как ты думаешь, что это может значить?

– Ума не приложу, – ответил Эндрю. – И вообще мои умственные способности весьма ограничены. Давай отложим «Дело о загадочном шарфе» до тех пор, пока не разберемся с «Делом о пропавшем завещании», хорошо? Завтра увидимся.

– Ты прав.

Кики повесила трубку и в задумчивости почесала у Рыжика между ушами. Она не могла с той же легкостью, что и Эндрю, выбросить из головы мамины слова, но и понять их смысл она тоже не сумела. Через минуту она почувствовала, что проголодалась.

Когда доктор Коллир вернулась к шести часам домой, у Кики уже были готовы ростбиф, жареная картошка и большая миска салата.

– Кто-то явно выздоравливает! – одобрительно заметила мама.

За обедом Кики опять пристала к ней с расспросами о звонке миссис Кендрик, но той нечего было добавить.

– Она только сказала, что сожалеет, но шарфа нигде нет, – пожав плечами, повторила мама. – Она торопилась. Они с Джеффри уезжали до конца выходных к её сестре. Позвони в понедельник и выясни.

– Обязательно, – заверила её Кики. – Так вот почему у них никто не отвечал.

Она сделала математику и английский и села было перед телевизором, но её клонило в сон.

– Пойду лягу, – сказала она маме, – глаза так и закрываются.

– Трудный завтра день?

– Скорее всего.

Но Кики даже не подозревала, насколько он окажется трудным.

Глава седьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

В пятницу утром Кики зашла до уроков в редакцию. Эндрю уже был там. Читал, положив ноги на свой стол.

– Привет, – поздоровалась Кики, отметив отсутствие Елены. – Где наша знаменитая журналистка? Я надеюсь, получила назначение в Монголию.

– Размечталась! – засмеялся Эндрю. – Понесла вниз макет, можно уже размножать.

– Что за спешка? Я хотела ещё раз посмотреть интервью с Монтгомери.

– Я посмотрел материалы, которые ты оставила, – успокоил её Эндрю. – Мне понравилось. Я, кстати, тоже не видел конца, если тебя это утешит. Елена уже спускалась, когда я пришёл, и вид у неё был как у именинницы. Этот номер – её детище. – Он опустил ноги и подошёл к окну. – Твой телохранитель сегодня на месте?

– Кажется, я видела его по дороге.

– Прекрасно. Значит, завтра как договорились?

– Конечно! Мы ещё увидимся за завтраком, а сейчас у меня математика, я должна сдать Таннингу задания.

Последним уроком перед ленчем у Кики была физкультура. Пока она принимала душ и переодевалась, очередь в столовой выстроилась почти до двери.

– Привет, Кики!

Кики обернулась посмотреть, кто её зовет. Барри Джонсон и двое его дружков читали, привалившись к стене, «Курьер» и хохотали. Барри ткнул в Кики газетой.

– Знаменитая нянька из подвала! – завопил он.

Ребята в очереди засмеялись. Почти каждый держал в руках школьную газету, которую легко было узнать по желтой бумаге.

– Не обращай на них внимания, – сказала Анжела Барахек. – Представляю, как ты переволновалась. Я бы умерла со страху.

Кики наморщила лоб.

– Откуда он знает? – недоуменно воскликнула она. И добавила, посмотрев на Анжелу: – И ты, кстати, тоже?

Но она уже и сама знала ответ. Не говоря ни слова, Анжела протянула ей номер «Курьера». Над колонкой Елены на первой странице крупными буквами было набрано: «Нянька в подвале – воры в гостиной». Кики закусила губу. Теперь понятно, почему Елена вызвалась делать макет и расклейку. Она не хотела, чтобы Кики видела газету до выхода. И обстоятельства сыграли ей на руку, поскольку они с Эндрю вчера отсутствовали!

– Не переживай, – утешала её Анжела. – Все знают, какая Елена злючка.

Но Кики едва понимала, что она говорит. Она выскочила из очереди и бросилась к лестнице. Ведьма! Как она могла! Ещё не добежав до верху, она услышала голос Эндрю:

– Ответственные журналисты не позволяют себе таких штучек!

Его голос сорвался на писк, как всегда, когда он бывал взволнован или зол. Кики рванула дверь. Эндрю стоял лицом к Елене, красный как рак, сжимая в руке пачку «Курьера».

Елена и не думала отступать.

– Я отвечаю за каждое свое слово! – кричала она. – Я проверила все факты. Она сидела с ребенком Кендриков. Полиция приезжала в тот вечер по вызову по этому адресу, как раз, когда она была там. И она действительно оказалась запертой в подвале!

– Мисс Ламберт видела этот материал?

– Мисс Ламберт не пр


убрать рекламу




убрать рекламу



осматривает мою колонку, – самодовольно заметила Елена. – Это не официальные новости, а мнения и впечатления.

– Существует такое понятие, как клевета. Никогда не слышала? – возмущенно спросил Эндрю.

– В моей заметке каждое слово – правда! – отрезала Елена.

И с вызовом тряхнув своими длинными чёрными волосами, она вылетела в дверь, едва не повалив стоящую на пути Кики.

– Ты читала? – спросил Эндрю.

– Только заголовок.

– Прочитай, – бросил он, – а я пойду найду Ламберт.

Хлопнув дверью, Эндрю вышел, а Кики уселась читать. Ноги у неё были как ватные, руки дрожали, но было приятно сознавать, что Эндрю так решительно встал на её защиту. Выросшая без братьев и сестер, Кики никогда раньше не имела заступников.

Рубрика Елены «Морган размышляет» на сей раз содержала следующий материал:

«Нянька в подвале – воры в гостиной.

Тех, кто до сих пор сомневался, могу смело уверить, что сидеть с детьми – увлекательнейшее занятие. Это может подтвердить некий небезызвестный вам член редколлегии, которая в среду вечером обнаружила, что забота о малышах предполагает нечто большее, чем чтение им назидательных книжек и скармливание кашки.

Няне изо всех сил помогал её приблудный зверюга из семейства кошачьих, который, носясь по кухне с младенцем, имел неосторожность закрыть её в подвале. По-видимому кот взял обязанности няни на себя, пока наш репортер пытался вновь оказаться на высоте положения (то есть подняться наверх в жилые комнаты).

Двое воров были встречены котом (однако, к сожалению, не арестованы), впрочем, полиция утверждает, что ущерб ничтожен. Возможно, имущество и не пострадало, но наверняка пострадала репутация няни, на чье попечение были оставлены дом и ребенок нашего нового окружного прокурора.

Нет сомнения в том, что моя догадка верна. Кому ещё нужна приходящая няня?»

Кики нервно теребила прядь волос. Конечно, неприятно, что Елена выставила её всем на посмешище, но хуже другое – как быть с её обещанием молчать? Теперь, когда триста экземпляров «Курьера» разошлись по школе, сохранить её имя в тайне невозможно. Когда закончатся уроки, газеты будут разбросаны всюду: в пиццерии, в кондитерской – где угодно. Любой может подобрать и без особого труда выяснить имя неназванной няни-репортера. Совершивший разбойное нападение на детектива Лео Лейтем выпущен под залог и разгуливает на свободе. Если он – один из воров и решит, что она может узнать его, то ей угрожает опасность! Она готова была растерзать Елену вместе с её иссиня-чёрными волосами и правильным носиком!

Через пять минут вернулся Эндрю. Его вид свидетельствовал о том, что разговор с мисс Ламберт не увенчался Успехом.

– Ну, что? – спросила Кики.

– Она сказала, что сам по себе материал, цитирую, не нарушает журналистских норм. Присутствует, конечно, оценочный фактор, но что попишешь, раз дело сделано. Конец Цитаты. Как говорится, слово не воробей, вылетит – не поймаешь. А если станешь пытаться, то только привлечешь всеобщее внимание.

– Вот этого я и боюсь, – сказала Кики. – Насколько широко это станет известно? Ведь я обещала детективу Пелли молчать, хотя он знает, что вы с мамой в курсе. Но теперь почти любой может выяснить, что это я.

– Я уже подумал об этом. И порадовался, что у тебя есть телохранитель.

– Я тоже рада.

Вторая половина дня пролетела быстро. Большинство ребят, знавшие ехидный язычок Елены, сочувствовали Кики, но у неё в голове занозой застряла мысль, что «Курьер» может попасть в не те руки.

По дороге домой она насчитала целые три валявшиеся на улице газеты. «Елене бы следовало написать статью о несознательных элементах, разбрасывающих в публичных местах мусор», – мрачно подумала Кики.

Войдя в дом через гараж, она столкнулась с радостно встретившим её Рыжиком, который повел её на кухню и принялся жалобно мяукать перед буфетом, где хранилась его еда. Кики бросила взгляд на его пустую миску.

– Прости, старина, из-за всех этих глупостей про тебя забыли, – сказала она, доставая пакет. – А ведь ты даже не знаешь, что сегодня твоё имя было увековечено в прессе.

Она насыпала в миску шариков и полезла в другой шкаф за шоколадными чипсами. Держа кота на расстоянии, зарыла несколько чипсов в груде шариков и только потом отошла.

Кот бросился к миске. Шарики фонтаном брызнули в разные стороны, когда он принялся носом выковыривать шоколад. Кики засмеялась, наблюдая за ним.

– Опять ешь на первое десерт! В понедельник же поведу тебя к диетологу!

Однако кот, полный решимости добраться до лакомства, не обратил на неё ни малейшего внимания.

– Ладно, пока ты здесь украшаешь наш линолеум, пойду сделаю уроки, – сказала Кики.

Она пошла за рюкзаком, а заодно проверить, закрыла ли дверь в гараж. Она полагала, что у детектива Пелли уже кончился рабочий день. Наверное, стоит позвонить мистеру Кендрику и рассказать ему о заметке в газете. Кики порылась в кармане куртки и нашла карточку, которую он ей вручил. Сначала было занято, но через пять минут ответил какой-то женский голос.

– Мистера Кендрика, пожалуйста, – сказала Кики.

– Кто его просит?

– Кики Коллир.

Прокурор ответил почти тотчас же.

– Привет, Кики. Какие новости?

Она быстро рассказала ему о Елене и газетной заметке.

– Печально, – посетовал он, – но не думаю, что стоит беспокоиться. Маловероятно, что газета попадет в руки ворам… Раз уж ты позвонила, Кики, хочу спросить тебя, не видела ли ты у нас в среду учебную видеокассету Сьюзен? Ей кажется, что она лежала в гостиной на видео.

– Нет, я не заходила в гостиную. Хотя, может, Рыжик её свалил. Он в последнее время играет с кассетами, как с игрушками.

– Что ж, придется посмотреть под диваном, – рассмеялся мистер Кендрик. – Передавай Рыжику привет. И не волнуйся, Кики, детектив Пелли на месте.

С секунду Кики поколебалась, не рассказать ли ему о раздобытой Эндрю информации о деле «Смит против Лейтема». Но решила ничего не говорить. У неё не было никаких зацепок, позволяющих связать вторжение грабителей в дом с процессом о наследстве. А сказать, что на эту мысль её натолкнул Рыжик, разбросавший бумаги в его кабинете, значило только рассмешить его. Над ней и так уже сегодня довольно смеялись. Конечно, в обоих случаях мужчин звали Лео, – но мало ли Лео на свете. В конце концов она решила, что лучше подождать, пока они с Эндрю не выяснят что-нибудь в доме, где жила старушка.

– Кстати, Кики, – сказал мистер Кендрик, – ты нашла свои шарф? Тот самый, который искала у нас твоя подруга?

Какая подруга? – спросила Кики, насторожившись.

Сейчас вспомню. Сьюзен говорила её имя, кажется, Элейн. Она заходила к нам вчера во время большой перемены, сказала, что ты забыла шарф и просила его забрать. Так вот как Елена проверила факты! Выпытала все у Кендриков!

– Её звали Елена? – спросила Кики.

– Правильно, Елена. Я чувствовал, что Элейн не совсем то. Так ты его нашла?

– Да, – соврала Кики. – Спасибо.

– Ну и хорошо. Знаешь что, сделай мне одолжение, занеси нам экземпляр школьной газеты. Просто положи под коврик у двери и все. Я на выходные тоже собираюсь уехать к сестре Сьюзен, но в воскресенье вечером мы вернемся.

– Конечно, – ответила Кики. – Вам удалось что-нибудь выяснить о кусочке фиолетовой ткани, которую Рыжик вырвал из кеда?

– Я поручил одному из своих сотрудников заняться этим, но в округе продали сотни пар таких кед. Не говоря о том, что он мог купить их вовсе не здесь.

– Понятно, – сказала Кики, стараясь скрыть свое разочарование. – Что ж, желаю вам хорошо провести выходные. – Она повесила трубку и уставилась в пространство.

Решила было позвонить Эндрю и рассказать ему о Елене и шарфе, но передумала. Подождет до завтра. А сейчас надо разделаться с домашним заданием. Кики полезла в рюкзак, но рука не нащупала нужного учебника. В раздражении она вывалила все из рюкзака на пол. Рыжик с интересом наблюдал за операцией и, думая, что это новая игра, стал прыгать от рюкзака к кипе книг, а затем опять к рюкзаку, куда наконец и забрался, урча от наслаждения, что все это необъятное пространство принадлежит ему.

– Чёрт! – выругалась Кики, обернувшись к коту, чья голова высовывалась из голубого рюкзака и с любопытством взирала на неё. – Придется тебе, Рыжик, прокатиться, я оставила учебник в редакции.

Детектива Пелли нигде не было видно, пока она, крутя педалями, неслась назад к школе. Она злилась на себя за то, что забыла учебник, и даже Рыжик, лизавший ей своим шершавым язычком шею, не мог поднять ей настроения.

Приехав, она обнаружила на велосипедной стоянке не свойственное для этого времени дня оживление. Уроки закончились полтора часа назад.

– Что происходит? – спросила она какого-то восьмиклассника. – Вся школа оставлена в наказание после уроков?

– Почти, – усмехнулся тот. – Генеральная репетиция, ведь на будущей неделе премьера. Надо же было назначить именно на пятницу!

– Это уж как водится, – улыбнулась ему в ответ Кики.

Елена прожужжала им этим мюзиклом все уши, дважды писала о предстоящей премьере в своей рубрике и уговорила их с Эндрю купить на один из спектаклей билеты. «Все думают только о баскетболе, – жаловалась она. – Почему никто не хочет поддержать искусство?»

Насколько Кики знала, Елена была лично заинтересована в том, чтобы привлечь как можно больше публики – она играла одну из главных ролей. Но они с Эндрю в конце концов сдались и купили билеты. Знай Кики, что Елена выкинет номер с сегодняшней статьей, ни за что бы не купила.

– Это и есть тот самый «приблудный зверюга»? – спросил восьмиклассник, указывая на Рыжика свернутой газетой.

– Он самый, – ответила Кики, надевая на велосипед замок.

– Приятно повстречаться со знаменитостью, – бросил мальчик, отъезжая.

Двор опустел. Кики поспешила к школе, боясь, что двери закроют. Тогда придется искать сторожа. Но ей повезло. Она вошла, захлопнув за собой тяжелую дверь. В пустынном холле пахло мелом и, по сравнению с обычным гамом, стояла зловещая тишина.

Кики помедлила у лестницы, оглядывая коридор первого этажа. Все двери – кабинетов, классов, кладовок – были закрыты. Бр-р, неуютно. Вздрогнув, Кики стала подниматься по лестнице, и её шаги отдавались на этажах гулким эхом. Пройдя несколько пролетов, она услышала наверху голоса. Один показался ей знакомым – и говорил с ясным британским акцентом! Волосы у Кики встали дыбом, в горле комом застрял страх. Она оцепенела. Но Рыжик вывернулся из рюкзака у неё за спиной и галопом помчался по лестнице. Она услышала, как его упитанное тело шмякнулось о дверь, и тут же раздался крик. Елена! Кики в три прыжка одолела последний пролёт. Дверь редакции была распахнута, и внутри творилось нечто невообразимое. Елена продолжала вопить, а мужчина кричал:

– Это тот самый чёртов кот! Уберите его от меня!

На что Рыжик ответил воплем – тем самым пронзительным, напористым воплем, который превращал его из безобидного домашнего кота в дикого зверя. Кики быстро сняла со спины рюкзак. Держа его за лямки перед лицом, она ворвалась в комнату в тот момент, когда мужчины один за другим пронеслись мимо неё к лестнице, преследуемые Рыжиком. Их шаги прогромыхали внизу по холлу, хлопнула входная дверь, оставив визжащего Рыжика внутри.

Кики подбежала к окну. От обочины отъезжал старый чёрный грузовик. Она в изнеможении опустилась на стул и перевела дух.

Елена стояла у своего стола, ещё не переодевшаяся после генеральной репетиции. Она была явно напугана.

– Чего они хотели? – запинаясь, спросила она.

– Меня – отрезала Кики. – Это были те самые воры, которые забрались к Кендрикам. Твой «ответственный» материал, судя по всему, стал известен за пределами школы.

– Но… – запротестовала Елена.

– Только безголовый дурак мог позволить себе такое! Ты сделала все, чтобы меня подставить! Надеюсь, теперь ты удовлетворена. Сама чуть не влипла из-за своей дурацкой заметки.

– Ты думаешь, они решили, что я – это ты? – спросила Елена. – Но я не похожа на тебя.

– Ты сейчас и на себя-то не похожа! – съязвила Кики, несмотря на то, что её трясло.

На Елене был голубой матросский костюм, длинные чёрные волосы запрятаны под мужской парик, а поверх него натянута бескозырка. Обыкновенно розовые щеки намазаны углем, чтобы казалось, будто у неё растет борода.

– Не похожа, – согласилась Елена, подойдя к зеркалу на двери и пытливо окинув себя взглядом. – Я выгляжу ужасно.

Нос у неё тоже был в угле, и на шее виднелись чёрные полосы.

В приоткрытую дверь просунулась лапа, и Елена вздрогнула при появлении Рыжика. Проходя мимо, он недовольно покосился на неё и сердито фыркнул, свалившись у ног Кики.

– Спасибо, дружище, – гладя, поблагодарила она кота. – Если бы не ты, все могло кончиться гораздо хуже.

От её ласки у Рыжика, казалось, мурлыкало все тело.

– Я всё-таки не понимаю, – произнесла Елена (она переборола свой страх и опять превращалась в дотошного репортера). – Я зашла сюда на минутку переодеться, и они решили, что я – это ты. Почему они так решили?

– Потому что той ночью они толком меня не разглядели. Было темно.

– Но зачем ты им вообще понадобилась? Я думала, они просто хотели обокрасть дом.

– Они боятся, что я их узнаю.

– А ты узнаешь?

– Теперь да.

– Что они собирались делать, как ты думаешь?

– Угрожать. Или, может быть, подкупить меня. Кто знает. Они что-нибудь говорили?

– Один назвал меня острой на язычок… а второй сказал: «Вот ты и попалась, няня из подвала!» – Елена вспыхнула под гримом и опустила глаза: – Я сама виновата. Прости меня, Кики, я не хотела… – Голос изменил ей. – Правда, не хотела.

Кики поколебалась. Первый приступ злости уже прошёл, и, хотя Елена никогда ни за что не извинялась, сейчас она казалась искренней.

– Ладно, – буркнула она. – Единственный, кого они точно могут узнать, – это Рыжик, но я не думаю, что они захотят ещё раз с ним встретиться. – Кот урчанием выразил свое согласие. – Переодевайся скорей, выйдем вместе.

– Спасибо. Ты думаешь, они вернутся?

– Сомневаюсь, разве что они ещё глупее, чем я думаю.

Когда Кики добралась до дома, было почти пять. Мама оставила на автоответчике сообщение, что вернется поздно, так что Кики сделала себе бутерброд и жевала его, пока делала уроки. По дороге домой она все оглядывалась в поисках детектива Пелли, однако безуспешно; хотела позвонить мистеру Кендрику, но вспомнила, что он уехал на выходные из города. Елена поклялась молчать, и на этот раз Кики была уверена, что слово она сдержит.

В десять, измученная, она повалилась в постель, Рыжик свернулся клубочком радом.

Глава восьмая

 Сделать закладку на этом месте книги

Эндрю, подкативший к дому ровно в десять, с такой силой нажал на тормоза, что Кики ещё до звонка услышала визг шин.

– Я ухожу, мам! – крикнула она, открывая дверь.

– Здравствуй, Эндрю, – поздоровалась доктор Коллир, выходя из кухни. – Как ты себя чувствуешь?

– Здоров, как бык! – отрапортовал Эндрю, по-военному отдав честь.

– Молодцом! – Доктор Коллир повернулась к Кики. – Ты надолго уходишь?

Кики вопросительно посмотрела на Эндрю. Она чувствовала себя неловко, обманывая мать, и была рада, что он ответил за неё:

– Мы сыграем пару партий в теннис, потом перекусим и, быть может, сходим в кино, если не будет большой очереди. Думаю, Кики вернется не позже четырех. Но перед кино мы обязательно закинем Рыжика.

– Программа почти на целый день, – заметила мама. – Хорошо, увидимся вечером. Я сегодня с полудня до девяти снова на вызовах. Пожалуйста, не забывай об осторожности, Кики.

– Клянусь. Но ты можешь не волноваться: пока Рыжик со мной, эти головорезы не приблизятся ни на шаг.

Рыжик высунул голову из рюкзака, куда он был упакован вместе с ракеткой.

– Ах, вот как нас здесь ценят! – буркнул Эндрю, изображая обиду.

– Видишь, мама! У меня целых два защитника, так что не волнуйся.

– Это у твоей мамы такая запоздалая реакция на события у Кендриков? – спросил Эндрю, пока они, крутя педалями, мчали мимо соседнего видеосалона по направлению к городскому парку, где находились корты.

Кики рассказала ему о том, что случилось в редакции «Курьера».

В голосе Эндрю сразу послышалась тревога.

– Кажется, эти парни полны решимости!

– Неудивительно, если учесть, что Лео может остаться без миллиона.

– Да, пожалуй, – согласился Эндрю, съезжая на дорожку, ведущую к кортам. – Надеюсь, нам не придётся долго ждать. Многие должны испугаться такой погоды.

– Давай вообще плюнем на теннис, – предложила Кики. – Лучше поскорее попасть в дом миссис Лейтем и попытаться что-нибудь узнать.

– И лишить меня возможности отыграться?! Ну уж нет! – В прошлую субботу Кики обыграла Эндрю со счетом 2:1. – Кроме того, ещё слишком рано для визитов. Ты же знаешь, старики долго спят.

– Моя бабушка в шесть уже на ногах, – возразила Кики.

– Вот как? – удивился Эндрю.

Но в одном он был прав: плохая погода охладила пыл большинства игроков, и два корта из трех пустовали. Они поставили велосипеды, и Кики завязала вокруг шеи Рыжика длинный нейлоновый шнурок, другой конец которого Эндрю закрепил на дереве.

– Вот так и живи, приятель! Тебе хватит веревки, чтобы как-то передвигаться, но не хватит на всякие безобразия. А то белки от тебя просто стонут.

В прошлый раз Рыжик загнал на самую макушку двух белок и как раз собирался присоединиться к ним, когда Кики удалось его схватить.

Они сыграли две партии вничью.

– Ну что, последнюю решающую? – предложил Эндрю, вытирая лоб.

– В следующий раз, – сказала Кики. – Голова совсем не тем занята.

– У меня тоже, – согласился Эндрю. – Но я такой потный, что должен принять душ, прежде чем идти к кому-то, особенно к незнакомому человеку.

– Да, и мне не помешает. Заезжай, когда помоешься, за мной, а я приготовлю бутерброды.

Когда Кики вернулась домой, мама уже ушла в больницу.

Она приняла душ, переоделась и к приходу Эндрю сделала целую тарелку сандвичей с тунцом.

– Рыжика с собой возьмем? – спросила она, скармливая коту последний бутерброд.

– Неплохая идея, – воодушевился Эндрю. – Пожилые люди обычно любят всяких зверюшек. С ним будет легче завести разговор. Знаешь, милый котик и все такое… – «Милый котик» тем временем слизывал с Кикиной руки последние крошки тунца, урчанием выражая свое полное одобрение. – Мы уже идём?

– Сейчас идём, – сказала Кики. – А где, собственно, этот дом?

– Недалеко, по другую сторону парка. Они проделали тот же путь, что и утром, свернув на улочку за входом на теннисные корты.

– Это что-то вроде дома для малоимущих?

– Наоборот, – принялся объяснять Эндрю. – Я посмотрел в справочнике, это дом для богатых пенсионеров. Все жилые блоки совершенно изолированы. – И он заговорил голосом радиодиктора, читающего рекламное объявление. – Квартиры разного размера. Чем выше этаж, тем богаче владелец. Прекрасный ресторан, комната для отдыха, гимнастический зал, бассейн…

– На каком этаже жила Абигейл Лейтем?

– На одном из лучших, на пятнадцатом! – Эндрю затормозил и жестом призвал Кики остановиться. – Приехали.

Через дорогу от них возвышался роскошный дом из стекла и чёрного мрамора. Швейцар помогал какой-то женщине сесть в такси.

– Знаешь, наверное, несолидно подъезжать к такому дому на велосипеде, – сказал Эндрю.

– Наверняка Давай оставим велосипеды в парке и вернёмся пешком.

– Давай, только я сомневаюсь, что нас пустят. Рыжик-то уж точно не пройдёт мимо этого швейцара. Ты его можешь как-нибудь спрятать?

– Попробую, только не уверена, что это поможет, – нервничая, ответила Кики. – Этот дом похож на хорошо защищенный бастион.

Они отвели велосипеды в парк, и Кики, затолкав Рыжика в рюкзак, со словами «Прости, дружище» застегнула ремешки.

– Не будем тянуть резину, пойдём. Не пустит – так не пустит.

– Подожди, пока этого типа что-нибудь отвлечёт, – шепнула Кики, хватая Эндрю за руку. – Смотри, ещё одна машина подъезжает.

К дому подкатил длинный белый лимузин, и швейцар вышел навстречу. Из машины, держа в руках кремового пуделя, вылезла изящная старушка с серебряными волосами.

– Пора! – подал сигнал Эндрю.

Схватив Кики за руку, он втащил её в парадное. Холл был устлан малиновым ковром и увешан белыми портьерами, слева располагалась комната ожидания, уставленная мягкими креслами. Направо – ряды встроенных в стену почтовых ящиков, каждый с кнопкой домофона. Лифт был чуть подальше, у покатого коридора, ведущего вниз, в подвал, где находились дорогие магазины.

– Что теперь, командир? – прошептал Эндрю. – Сейчас придёт домоуправитель или кто-нибудь из охраны и…

Но Кики пропустила его слова мимо ушей, спешно изучая надписи на ящиках. Швейцар как раз направился к ним, когда она нажала на кнопку.

– Да? – произнес голос в домофоне, и одновременно швейцар спросил:

– Могу я вам чем-нибудь помочь?

Эндрю переводил взгляд со швейцара на Кики и даже открыл рот, чтобы что-нибудь сказать, но не успел, ибо в тот самый момент к ним подошла дама с серебряными волосами и кремовым пуделем – и рюкзак за спиной у Кики угрожающе изогнулся. У Эндрю округлились глаза, и он придвинулся к Кики, чтобы загородить собой извивающийся рюкзак.

– Я вас слушаю, – повторил голос в домофоне. – Кто это?

– Кэтрин Кристин Коллир, – ответила Кики.

Но её слова заглушил пудель, который, скуля и тявкая, стал рваться из рук хозяйки к рюкзаку.

– Дела… – буркнул Эндрю и, потянувшись к собаке, умильным голосом произнёс: – Миленький пёсик…

Однако тот недовольно огрызнулся.

– Адольфу редко нравятся мужчины, – с улыбкой обратилась к Эндрю старая леди. – Ваш вид его взволновал…

– Чтоб не сказать больше, – пробормотал Эндрю.

– Могу я вам чем-нибудь помочь? – настойчиво повторил швейцар.

– Нет, спасибо, – ответила Кики, бросаясь к лифту с извивающимся в рюкзаке Рыжиком. – Мы пришли навестить мою тетю… тетю Милли. Пойдем, Эндрю!

– Милли Остенбуш? – воскликнула леди. – Прекрасно, значит, нам на один этаж! Идите за мной! – Она повернулась к швейцару. – Спасибо, Фред, дальше мы справимся.

Швейцар ретировался, увидев, как ребята входят за дамой в лифт. Эндрю настороженно покосился на пуделя. Тот рычал и скалился. Кики забилась в самый угол, надеясь скрыть ёрзающий рюкзак.

– Вот мы и приехали! – радостно воскликнула старушка. Она хлопнула продолжавшего рычать пуделя по голове и виновато посмотрела на Эндрю. – Я хочу извиниться за Адольфа. Наверное, вы ему всё-таки не понравились. Однако не расстраивайтесь – он почти ко всем мужчинам так относится. – Она бросила взгляд на не двинувшуюся с места Кики. – Что это с вашей подружкой? Столбняк напал?

– Что-то вроде того, – попытался улыбнуться Эндрю.

– Квартира Милли первая справа, – показала рукой дама. – Желаю вам приятно провести время.

Она пересекла холл и скрылась за углом.

Корчась от смеха, Кики повалилась на пол, а Рыжик продолжал отплясывать в рюкзаке свой безумный танец. Эндрю привалился к стене и тоже едва не задохнулся от хохота.

– Какая, к чёрту, тетя Милли? – спросил он наконец, отдышавшись.

– Какое-то имя, которое я вычитала на ящике, когда искала кого-нибудь на пятнадцатом этаже. Я подумала, что большинство стариков плохо слышат, поэтому можно смело назваться. К тому же к ним редко приходят, и они вряд ли откажутся от встречи.

– Ты прямо психолог, – сказал Эндрю. – Хорошо, что ты не Джек-Потрошитель.

Кики хотела сунуть Рыжику кусочек шоколада, но тот, не преминув воспользоваться случаем, пулей вылетел из рюкзака и принялся носиться по просторному холлу, время от времени останавливаясь перед первой дверью справа. Кики схватила его и снова упрятала в рюкзак.

– Иногда ты бываешь несносным, Рыжик, – строго сказала она.

Белая массивная двустворчатая дверь с золочеными витыми ручками выглядела очень внушительно. Над входом золотыми цифрами был выведен номер «1510», сбоку горела кнопка звонка. Кики позвонила. Рыжик стал наскакивать на неё, сидя в своем рюкзаке, и Кики через плечо успокаивающе похлопала по нему.

– Надеюсь, у неё нет собаки, – шепнул Эндрю.

– Собака бы залаяла на звонок.

– Не удивлюсь, если в этом доме имеется свой космодром. Звони ещё раз!

Но ещё раз звонить не пришлось. Не успел Эндрю договорить, как дверь медленно распахнулась, открыв их взору огромную гостиную в белых и золотых тонах, с окнами от пола до потолка. Перед ними стояла невысокая, полная пожилая дама со светлыми волосами и довольно морщинистым лицом. На ней были парчовые шаровары, подходящий к ним по стилю жакет со стоячим воротником и золотые туфли на высоких каблуках.

– Ну, что же вы стоите? Входите! – скомандовала она.

Но Кики словно оцепенела. В жизни своей она не видела такой роскошной комнаты. Все было, как в кино. Эндрю подтолкнул её в спину, и она прошла мимо женщины, по-прежнему тараща в изумлении глаза. За гостиной, где в центре возвышался белый рояль, виднелась столовая с белой с золотом мебелью и хрустальной люстрой. Кики посмотрела на свои джинсы и пожалела, что не надела юбки.

– Вы, наверное, из музыкального клуба, – сказала хозяйка, улыбнувшись, от чего морщины на её круглом лице стали ещё глубже.

– Нет, мэм, мы… – начал Эндрю, но она перебила его.

– Позвольте я угадаю. Вы – контральто. – И она ткнула пальцем в плечо Кики. Рыжик подал голос, но она или не заметила, или сделала вид, что не заметила, продолжая говорить. – А вы, – тут она повернулась к Эндрю, – вы – бас! С первого взгляда видно!

– Нет, мэм…

Он умолк, поскольку она снова заговорила:

– Я рада, что могу поддерживать искусство в наших школах, особенно музыку. На изобразительные искусства я не даю ни цента. Эти художники… они такие халтурщики, согласитесь. – Слово «халтурщики» она произнесла с отвращением и скривила губы. – Намажут холст краской, прибьют посередине пакет от молока и называют это искусством. Я тоже так могу, даже лучше, протащу хвост енота через томатный соус – чем не картина?

– Конечно, мэм, – улыбаясь во весь рот, согласился Эндрю.

– А вот музыка, музыка другое дело! Музыка – это точность. Это не только искусство, но и мастерство. Музыка требует таланта, отточенного до совершенства. – Её полные руки двигались в такт словам, и Кики, как завороженная, не могла оторвать от них глаз: на ней было целых шесть золотых колец с бриллиантами! – Только неустанный труд доводит талант до совершенства, вот что я всегда говорила своим ученикам. Я учила вокалу двадцать три года, а до этого сама десять лет пела на сцене. Я говорила: «Вам дан талант, ваша задача – совершенствовать его!» – Она опять улыбнулась. – Проходите и садитесь. – Она показала на белый с золотом парчовый диван. – Я схожу за чековой книжкой.

– Миссис Остенбуш, – произнесла наконец Кики, вытягивая вперед руку, – мы пришли…

Но миссис Остенбуш уже скрылась в другой комнате.

– Можем и сесть, – сказал Эндрю, направляясь к дивану и таща за собой Кики. – Как бы её выключить? Она как рекламный ролик.

– Может, ей просто надо выговориться, – прошептала Кики, аккуратно ставя рюкзак на пол рядом с диваном. Изнутри донесся булькающий звук, а затем несколько жалобных «мяу». – Ш-ш-ш! – зашипела Кики, похлопывая по рюкзаку. – Она возвращается. Я не могу выпустить тебя в этом… дворце.

Миссис Остенбуш подошла к белому бархатному креслу напротив дивана и плюхнулась в него. В одной руке она держала чековую книжку в золотом с тиснением окладе, в другой – золотую ручку.

– Сколько вам нужно на следующую постановку? – спросила она, словно дирижерской палочкой размахивая ручкой и улыбаясь.

– Мы пришли не за деньгами, миссис Остенбуш, – выговорила наконец Кики.

Миссис Остенбуш бросила ручку и в удивлении воззрилась на них.

– Вы пришли не за деньгами? – повторила она. – Очень странно! Все, кто сюда приходят, приходят за деньгами. – Она начала загибать свои пухлые пальцы, и Кики с изумлением отметила, что даже её тщательно ухоженные ногти покрыты золотым лаком. – На прошлой неделе это был детский симфонический оркестр, а за неделю до этого ансамбль местной школы, а за неделю до этого… нет, не помню, нужно посмотреть. – Она открыла чековую книжку и провела пальцем по записям. – Вот, духовой оркестр инженерных войск. – Её голубые глаза с вниманием остановились на Кики. – Если вы пришли не за деньгами, то тогда за чем же?

– Мы пришли за информацией, – сказал Эндрю. – Мы пришли узнать, не были ли вы знакомы с Абигейл Лейтем.

– О, Абигейл! – Глаза миссис Остенбуш наполнились слезами, и она полезла в карман за платком. – Дорогая Абигейл! Как мне её не хватает! – Она высморкалась в льняной платок с золотым ободком. – Абигейл была моей лучшей подругой. Мы были неразлучны… Простите, но куда это направляется ваш рюкзак?

Кики тихонько ойкнула и вскочила, чтобы поймать рюкзак, который неуклонно продвигался в сторону столовой. Она нагнулась, чтобы поднять его, и грозным шепотом скомандовала: «Прекрати, Рыжик!»

– Какая, однако, оригинальная затея! – воскликнула миссис Остенбуш, рывком поднимаясь с кресла. – Механизированный рюкзак! Техника на грани фантастики, замечательно, правда? Хотя, должна вам признаться, что меня пугают все эти новомодные штучки – все эти микроволновые печи, и видео, и охранная система на дистанционном управлении.

Она потянулась к ремешкам рюкзака, и Рыжик, высунув передние лапы, обхватил её руку с обеих сторон.

– О! – воскликнула миссис Остенбуш, отдергивая руку. Но Рыжик не отпускал.

– Прекрати, Рыжик


убрать рекламу




убрать рекламу



! – прикрикнула Кики, пытаясь высвободить из его лап сверкающую драгоценностями руку. – Прошу прощения, миссис Остенбуш, это не механизированный рюкзак, это мой кот. Я его так ношу. Он уже давно там сидит и устал.

– Значит, надо его выпустить!

– Он может натворить глупостей в незнакомом месте, – объяснила Кики. – Я не хочу, чтобы он что-нибудь сломал.

– Но здесь ничего нет, что он мог бы испортить! – возразила миссис Остенбуш, глядя на Кики так, словно перед ней был хулиган, избивающий младенца. – Выпусти его!

Её пальцы принялись теребить застежку, а Кики тем временем оглядывала комнату. На столах красовались хрустальные вазы со свежесрезанными чайными розами; на кофейном столике выстроились изящные фигурки из дутого стекла; на этажерке приютился старинный китайский сервиз, но главную опасность, конечно, представляла люстра над обеденным столом. Кики бросила умоляющий взгляд на Эндрю но было уже поздно.

– Вот так! – сказала миссис Остенбуш, вытаскивая Рыжика из рюкзака. – О, да он просто великолепен! Божественно красив!

И, придерживая кота, она тяжело опустилась в кресло. Рыжик, как младенец, прижался к её груди и довольно урчал.

– Какое же имя носит эта царственная особа?

Кики поперхнулась. Мелькнула мысль, что надо бы сказать другое имя, более соответствующее окружающей обстановке, но ничего не приходило в голову. Принц? Не слишком ли вычурно?..

– Рыжик, – выпалила она, так ничего и не придумав.

– Рыжик, – повторила миссис Остенбуш, как будто пробуя слово на язык. Она подняла бровь. – На твоем месте я бы придумала что-нибудь другое, но Рыжик всё-таки лучше, чем Мурзик, у тебя есть вкус.

В знак одобрения кот принялся лизать её в шею, на что она только засмеялась.

Не зная, что делать дальше, Кики села обратно на диван.

– Представь же мне своего друга, Кэтрин Кристин, – сказала миссис Остенбуш, устремив на Кики взгляд своих голубых глаз.

– Так вы слышали моё имя? – в изумлении воскликнула Кики.

– Конечно, слышала. А разве не должна была? Ты что, думаешь, что все старики глухие? Какая глупость!

В смущении Кики уставилась на свои ноги. Положение спас Эндрю, который встал и представился.

– Эндрю Карлайл, – сказал он, протягивая руку, которую миссис Остенбуш пожала, предварительно перехватив другой рукой Рыжика.

– Вы – мудрый молодой человек, Эндрю Карлайл, – хмыкнула она и показала жестом, чтобы он сел обратно на диван. – Вы умеете наблюдать и не стремитесь непременно встрять в разговор. Это похвально. Я знала ещё только одного человека, который обладал этим качеством, – покойного мистера Остенбуша.

– Спасибо, – поблагодарил Эндрю, пряча улыбку.

У Кики тоже дрогнули губы. Она подумала, что мистер Остенбуш за все годы супружества вряд ли имел возможность сказать две фразы подряд.

– А теперь, молодые люди, объясните мне, что вы хотите знать об Абигейл Лейтем. Кики и Эндрю переглянулись.

– Понимаете, мы оба состоим в редколлегии школьной газеты, – начала Кики. – И… и… – Она судорожно подыскивала подходящую причину.

– Скоро ведь неделя «Женщины в истории США», – подхватил Эндрю, – и мы хотели сделать статью о какой-нибудь местной жительнице, которая преуспела в профессиональных делах.

– Но поскольку речь идет об истории, нужен был пример из прошлого, – добавила Кики, боясь, что миссис Остенбуш обидится из-за того, что они выбрали не её.

– А почему вы пришли ко мне? – спросила та, наклоняясь и опуская Рыжика на белый ковер.

– По чистой случайности, – призналась Кики. – Мы хотели найти кого-нибудь, кто жил с миссис Лейтем на одном этаже, где наверняка все знакомы. А Рыжик сбежал и принялся носиться по холлу, а потом остановился возле вашей двери…

– Нет, это не случайность, – сказала миссис Остенбуш. – Я уверена, что вы не случайно нажали мою кнопку и не случайно Рыжик подбежал именно к моей двери. У животных гораздо более развито чутье, чем у нас, людей. Он точно знал, что делает, правда, Рыжик? – В поисках кота она обвела глазами комнату.

– Рыжик! – завопила Кики, остановив взгляд на хрустальной люстре. – Слезь немедленно!

Решительным шагом она двинулась в столовую. Рыжик скосил на неё глаз и зашипел.

Миссис Остенбуш замахала руками.

– Не трогай его, дорогая, пусть делает, что хочет, он ничего не испортит. Он просто обозревает свои владения.

Рыжик громко мяукал и слегка раскачивался на люстре из стороны в сторону. Хрустальные подвески звенели. Кики нахмурилась.

– Он – очень тяжелый кот, миссис Остенбуш, – решил объяснить Эндрю. – Крюк ослабнет, и однажды вечером люстра может оказаться в вашем супе.

Лицо хозяйки расплылось в улыбке так, словно ей достался приз.

– Это – моя забота, Эндрю, – сказала она.

Люстра ещё раз звякнула, и, возвращаясь к дивану Кики представлял победное выражение на физиономии Рыжика.

– Так вы расскажете нам об Абигейл Лейтем? – спросила она,

– Конечно, расскажу, – ответила миссис Остенбуш, снова вынимая носовой платок и прикладывая его к глазам. – Для меня это огромное удовольствие. Невозможно поверить, что уже год, как она умерла. – Она подняла взгляд на гостей. – Но вы садитесь поудобнее. Снимите ботинки! Подожмите ноги!

Кики с сомнением посмотрела на парчовый диван.

– Это всего-навсего диван. Кэтрин Кристин! Делайте, что вам говорят!

И миссис Остенбуш сбросила свои золотые туфельки и заёрзала в бархатном кресле, устраиваясь поудобнее.

Ребята послушно последовали её примеру.

– Вот вам история Абигейл…

Глава девятая

 Сделать закладку на этом месте книги

Утонув в кресле, миссис Остенбуш уставилась в потолок невидящим взглядом.

– Когда же это было? – сказала она, морща брови. – Я познакомилась с Абигейл двадцать один год назад. Да, именно так. Я встретила её в магазине пластинок, куда я всегда заходила. Мы сразу сошлись, возможно, потому, что обе любили музыку. Конечно, я в тот момент не знала, что она увлекается кантри[2] – отдел кантри был как раз рядом с оперной секцией, но со временем я тоже стала признавать заслуги Джонни Кэша. А Абигейл высидела со мной несколько опер – «Травиату», «Женитьбу Фигаро», «Сказки Гофмана»… – Она остановилась на полуслове и на удивление сильным и чистым голосом пропела несколько фраз.

Эндрю посмотрел на Кики, которая впилась взглядом в Рыжика, раскачивающегося на своем хрустальном насесте и тихим звоном аккомпанирующего пению.

– Мы подходили друг другу. Я к тому времени уже овдовела, а Абигейл жила одна – всю жизнь жила одна. Что можно с уверенностью сказать об Абигейл, так это то, что она хорошо знала себя. Она прекрасно понимала, что никогда и ни с кем не уживется. Она во всем хотела быть главной, и ей не было ни малейшего дела до того, что думают другие. У неё было равное количество джинсов и вечерних платьев и ничего между. Нет, вру. Однажды, я помню, она купила себе брючный костюм, чтобы пойти в нем в гости, но он ей не понравился, поэтому она перестала ходить по гостям.

– Она была немного эксцентричной? – спросила Кики.

– Она была крайне эксцентричной! – улыбаясь при воспоминании о подруге, воскликнула миссис Остенбуш. – И совершенно непредсказуемой. Во всяком случае, когда я пять лет назад вышла на пенсию и переехала в этот дом, Абигейл тоже поселилась здесь, потому что ей, видите ли, понравилось это здание.

– У неё были родственники? – спросил Эндрю.

– Да, младший брат. Сейчас вспомню… как его звали… – Миссис Остенбуш защелкала пальцами, и люстра вновь заходила взад и вперед. – Густав! Он часто и не всегда удачно женился. Абигейл вечно вытаскивала его из каких-то передряг. У него было двое детей – мальчик, Лео, от первой жены и девочка, Ширли, лет на пятнадцать его моложе, не то от третьей, не то от четвертой жены. Бедняжка! Её отец умер прежде, чем она родилась. Больше у Абигейл никаких родственников не было. Лео сейчас, должно быть, сорок с небольшим, а Ширли около тридцати. Ширли часто приходила к Абигейл до того, как её семья переехала в Техас.

– А Лео? – спросила Кики.

– Лео! – с негодованием воскликнула миссис Остенбуш. – Этот отъявленный бездельник! У него были вечные неприятности с полицией! Он даже поздравления с Рождеством своей тетке ни разу не прислал. Но примерно за год до его смерти он вдруг совершенно неожиданно позвонил, был сама любезность, справлялся о её здоровье. Прочитал в газете, что она купила видеокомпанию, а до того, наверное, и не знал, что у неё есть деньги. Но Абигейл с ним и говорить не стала. Она боялась, что он станет просить у неё работы. И даю вам голову на отсечение, что она не взяла бы его и дворником!

– Ваш дом, судя по всему, очень дорогой, – заметила Кики. – Миссис Лейтем получила свои деньги по наследству?

– Что вы! Все до последнего пенни она заработала сама! Её родители умерли, когда она была совсем молодой.

– Кем же она работала?

– Официанткой.

– Официанткой? – повторил Эндрю, не в силах сдержать удивления. – Но официантке такой дом не по карману!

– Совершенно верно, – невозмутимо ответила миссис Остенбуш. – Официанткой она была в молодости. Многие годы она жила страшно экономно, удачно вложила свои деньги, и вообразите – ей повезло.

– А во что она вкладывала деньги?

– О, в самые разные вещи. Например, в эти… – миссис Остенбуш помахала в воздухе пухлой рукой, -эти немыслимые бац-группы в Англии.

– Бац-группы? – в недоумении переспросил Эндрю.

– Наверное, я опять перепутала название. Я всегда ошибаюсь. Знаете, те, что орут как оглашенные, с гитарами и усилителями.

– Рок-группы, – хихикнула Кики.

– Рок, бац – какая разница? Она сделала кучу денег на ансамблях, от которых один только шум и мельтешение в глазах. Ещё у неё был пай в компьютерной компании и в фирме, которая изготовляет гимнастическое оборудование. Последнее её начинание – юридическая видеокомпания. Они записывали на видеопленку показания свидетелей, создавая таким образом своеобразный фонд. Абигейл была полной противоположностью мне – обожала возиться со всякими новомодными изобретениями. Ей ничего не стоило просидеть целый день, пытаясь разобраться, как что-то работает. Я, признаюсь, боюсь техники. Когда она притащила домой видеокамеру, у меня было чувство, что в меня целятся из пулемета. – Она поднесла к горлу руку.

– Понимаю, что вы чувствовали, – сказала Кики. – Я тоже не люблю камеры. – Она подняла глаза к потолку, но Рыжик уже соскочил с люстры и прохаживался перед широким, во всю стену окном, тщетно пытаясь найти подоконник. – В нашей семье главная кинозвезда – Рыжик, стоит ему увидеть камеру, как он принимает позу и вопит до тех пор, пока его не снимут.

– Один мой знакомый оперный певец вёл себя точно так же, – сухо заметила миссис Остенбуш, – но он не был и вполовину так фотогеничен, как Рыжик.

Услышав свое имя, рыжий кот прошествовал прямиком к белокурой хозяйке, встал на задние лапы и положил передние ей на колени – и так стоял, пока она не посадила его в кресло.

– Я не хочу вас расстраивать, – сказала Кики, – но не могли бы вы рассказать, как миссис Лейтем умерла? Она болела?

– Болела? – вскричала миссис Остенбуш. – Абигейл и дня не болела в своей жизни, за исключением того случая, когда мы отравились моллюсками на приеме. И ещё однажды она летела на своем самолете через Багамы и попала в шторм – думаю, с ленчем в тот день ей пришлось расстаться. Да нет, у Абигейл было лошадиное здоровье. Она умерла в этом самом доме, в бассейне. У неё была норма – тридцать раз туда и обратно, и она как раз закончила последний заплыв. Я пошла в сауну, пока она плавала, а когда вернулась, она уже лежала в шезлонге мертвая. Остановилось сердце. Но меня это и не удивляет. Какое сердце могло выдержать тот темп жизни, который избрала для себя эта женщина? – Миссис Остенбуш взяла Рыжика на колени и вытащила носовой платок. – Она была удивительным человеком и прекрасным другом.

– Спасибо вам большое за рассказ и за то, что вы потратили на нас столько времени, – сказала Кики, нащупывая ногой кроссовки.

– Неужели вы уже уходите! – воскликнула миссис Остенбуш, ракетой вылетая вместе с Рыжиком из кресла. – Уже почти четыре, мы сейчас выпьем чаю!

Она вихрем пронеслась в дверь, а рядом мчался, не отставая ни на шаг, Рыжик.

– Вот это да! Вот так история! – в восхищении воскликнул Эндрю. – Однако о втором завещании мы так ничего и не узнали. Может, стоит спросить её напрямик, как ты думаешь?

– Не знаю, – ответила Кики, вытягивая ноги. – Сказать по правде, я чувствую себя последней мерзавкой из-за того, что мы наврали ей.

– Но мы ведь не совсем наврали, – попытался успокоить её Эндрю. – Мы действительно собираем материал для «Курьера».

– Да, но мы выдвинули совсем другую причину, почему мы здесь. Ведем себя, как Елена.

– Мне тоже это неприятно, – согласился Эндрю.

– Надо ей сказать, – предложила Кики.

– Что сказать, Кэтрин Кристин?

Кики подпрыгнула. Толстый ковёр скрадывал шаги, и миссис Остенбуш уже стояла за диваном, держа в руках поднос с лимонадом и сладостями. Эндрю поднялся, взял у неё поднос и поставил его на кофейный столик, пока миссис Остенбуш усаживалась в кресло.

– Мы были не совсем откровенны с вами, миссис Остенбуш, насчёт цели нашего визита, – начала Кики. И, уминая шоколадные чипсы с лимонадом, она рассказала всё, что на самом деле случилось.

Миссис Остенбуш внимательно слушала, кивая головой, а Рыжик тем временем аккуратно подъедал чипсы, которые она ему протягивала. Когда Кики закончила свой рассказ, она наклонилась к ней и примирительно похлопала по руке.

– Ну, вы нисколько меня не обманули, – сказала она. – Особенно если учесть, что вы обещали полиции молчать. И вы ведь действительно собираете материал для газеты?

Эндрю кивнул.

– Вашу оплошность можно вполне извинить. Теперь, однако, нам следует заняться вопросом о завещании.

– Так завещание существует?

– Конечно, существует! Абигейл не могла оставить деньги Лео, этому, этому… – Она замолчала, подыскивая слово.

– Оболтусу? – подсказала Эндрю.

– Именно что оболтусу! – подхватила миссис Остенбуш. – Спасибо, Эндрю. Абигейл говорила мне, что собирается всё у него отнять. Я, наверное, была в Европе, когда состоялся суд. Я не прочитала об этом ни строчки. И была просто уверена, что все досталось Ширли. – Она смущенно взглянула на них. – Хотя, по правде сказать, я редко читаю в газетах что-нибудь, кроме театральной страницы и комиксов. Абигейл пыталась приучить меня читать биржевые новости, но я совершенно не в состоянии понять все эти крошечные столбцы цифр с таинственными шифрами наверху

– Так, значит, позднее она написала другое завещание?

– Я уверена в этом! Первое было написано много лет назад. По нему все доставалось Лео, ибо Ширли в тот момент ещё даже не родилась. И потом, откуда Абигейл могла знать, что из Лео вырастет такой оболтус? Этот Лео совершил роковую ошибку, когда позвонил, чтобы выяснить, как она поживает. Думаю, он ляпнул что-нибудь вроде того, что никто не живет вечно, и это напомнило Абигейл о необходимости составить другое завещание. Она ему напрямую выложила, чтобы он на её деньги не рассчитывал.

– Он пытался с ней спорить? – спросила Кики.

– Ещё как! Сказал, что подаст на неё в суд и докажет, что второе завещание было подписано под давлением. Или докажет, что она выжила из ума.

– Что она ему на это ответила? Миссис Остенбуш улыбнулась.

– Подняла его на смех. И сказала, что ей ни к чему подписывать это завещание. Что она встанет из могилы и явится к нему собственной персоной. Как вы думаете, что она имела в виду?

– Кто знает! – пожала плечами Кики и спросила: – Когда миссис Лейтем умерла, к вам перешли какие-то её вещи?

– Какие-то! – воскликнула миссис Остенбуш. – Все, а не какие-то! Никто не хотел их брать! Когда освобождали её квартиру, управляющий передал мне целых шесть ящиков бумаг и игрушек. Плюс все её джинсы и вечерние платья, которые я отдала благотворительному обществу.

– Игрушки? – с удивленным видом переспросил Эндрю.

– Ах, эти её штуки, знаете. Микроволновую печь, например. Теперь она стоит у меня в кухне. Я в ней храню полотенца. Она как раз подходящего размера. Никогда не могла понять, как это в ней готовят, и потом моя подруга Лила утверждает, что эти печи могут быть опасными. Она посмотрела на Рыжика, который обследовал стену слева от дивана.

– Иди ко мне, Рыжик! – вставая, позвала Кики.

– Нет-нет! – воспротивилась миссис Остенбуш, замахав на Кики руками. – Он знает, что делает. Он что-то ищет. И он это найдёт! – с торжеством провозгласила она. – Он ведь умница?

– Ещё какая, – пробормотала Кики, наблюдая за тем, как полстены вдруг стронулось с места и отползло в сторону, открыв взорам гигантский музыкальный центр с полками по бокам, уставленными пластинками, книгами и кассетами. Кот осмотрел полки и, направившись прямиком к кассетам, стал выпихивать их лапой на пол. Одна за другой они падали на ковер.

– В нём вдруг проснулась страсть к видеокассетам, – виновато объяснила Кики, поднимаясь с дивана. – Вчера он наши все повыкидывал.

Она поставила кассеты на место и подхватила толстого кота, который, извиваясь и фырча, выражал свое недовольство.

– Это кассеты Абигейл, – сказала миссис Остенбуш, вытирая уголки глаз.

– Какая классная стенка! – воскликнул Эндрю, подойдя к ней и встав на четвереньки. – А где же кнопка, которая приводит её в движение?

Рыжик вырвался из рук Кики и отпрыгнул к плинтусу. Стена медленно поползла на место, скрыв от глаз телевизор и музыкальную установку, а кот продолжал гордо восседать, ожидая похвалы за свою техническую смекалку.

– Надо же, совсем не видно, – пробормотал Эндрю, отыскав наконец кнопку.

– А вы не думаете, миссис Остенбуш, – вновь заговорила Кики, – что второе завещание может быть в каких-нибудь бумагах, которые вам достались? Я знаю, что у адвоката должна быть копия, но вдруг…

– Всё может быть, милочка. Кстати, старый адвокат Абигейл умер за несколько месяцев до её смерти, и, хотя у неё появился новый – симпатичная молодая леди, – не думаю, что Абигейл успела полностью ввести её в курс дела. Мы можем посмотреть бумаги Абигейл, но для этого нужно спуститься вниз. Я снесла все ящики в свою кладовку в подвал. – Она встала. – Пойду возьму ключи.

Оставив Рыжика в квартире, они спустились на лифте в подвал.

– У меня до сих пор не хватает духу разобраться в вещах Абигейл, – объяснила миссис Остенбуш, ведя их по коридору, где по обеим сторонам тянулись запертые и пронумерованные кладовые.

– Вот эта, – сказала миссис Остенбуш, остановившись у одной из дверей и открывая её. – Вон вещи Абигейл. – И она показала на шесть внушительных ящиков в углу.

– А можно взять из холла тележку? – спросила Кики.

– Конечно!

Эндрю с Кики погрузили ящики на тележку и потащили её назад к лифту, а миссис Остенбуш семенила за ними следом, постукивая своими высокими золотыми каблучками.

Они нажали кнопку вызова, но лифт всё не приходил. Миссис Остенбуш сверилась со своими золотыми часиками.

– Люди возвращаются домой, – сказала она. – Неплохо бы иметь ещё один лифт для часа пик.

Наконец двери открылись и Эндрю втащил тележку, забившись в самый угол, – тележка заняла довольно много места. Следом вошли Кики и миссис Остенбуш.

– Теперь мы будем целую вечность добираться до моего этажа, – сказала миссис Остенбуш.

И оказалась права. На первом этаже лифт остановился. Двери открылись, и внутрь протиснулись три женщины, кроме того, через холл спешил какой-то седоволосый мужчина и махал им рукой, чтобы подождали. Кики нажала на кнопку задержки. Добежав до лифта, мужчина, вместо того чтобы поблагодарить, скривился и недовольно бросил, хмуро оглядывая вжавшегося в угол Эндрю:

– Почему вы не воспользовались для перевозки коробок грузовым лифтом? Я пожалуюсь на вас администрации! Пока он говорил, к лифту направились ещё несколько человек, и Кики, всё ещё нажимая на кнопку, бросила на них взгляд. И почувствовала, как у неё перехватило в горле.

– О нет, только не это! – охнула она.

– Я подожду следующего лифта, – сказал мужчина. – Я не обязан ездить с грузчиками.

Но не успел он докончить свою возмущенную тираду, как Кики нажала на ход. К горлу подкатывал страх, и ей пришлось сжать колени, чтобы они не дрожали. Она не произнесла ни слова, пока они благополучно не добрались до квартиры.

– Вези тележку прямо в столовую, Эндрю, – руководила миссис Остенбуш, зажигая люстру, – мы можем разложить бумаги на столе.

Из-под кресла вынырнул Рыжик и обошёл вокруг тележки, обнюхивая каждую коробку.

– Стол, наверное, лучше накрыть? – спросила Кики, оглядывая полированную поверхность.

– Пожалуй, – согласилась миссис Остенбуш, выходя за скатертью.

– Эндрю! – возбужденно зашептала Кики, стоило ей скрыться. – Они здесь! Пока этот старик скандалил, я видела внизу в холле Коротышку!

– Ты уверена?

– Абсолютно. Я вчера его хорошо разглядела. Наверное, он выследил нас и хотел пробраться следом в дом, но швейцар его не пустил.

– Но мы здесь уже сто лет!

– Ну и что! Сейчас он в жакете разносчика. Сообразил, как лучше сюда проникнуть, и украл или достал где-нибудь жакет.

– А откуда он знает, что мы всё ещё тут? – спросил Эндрю, но сразу же замахал на неё руками, не давая ответить. – Знаю! Ты видела одного или обоих?

– Только одного.

– Значит, другой сторожит наши велосипеды, чтобы не пропустить наш отъезд. Они знают, что мы всё ещё в доме, но не знают, на каком этаже.

– Но теперь, если Коротышка наблюдал за лифтом, им легко нас найти, – сказала Кики. – Лифт останавливался всего на трех этажах. – И она перечислила их по пальцам. – Седьмом, десятом и пятнадцатом.

– Он тебя видел?

– Думаю, что видел. Сказать миссис Остенбуш?

– Не надо. Здесь она в безопасности. Давай быстренько просмотрим бумаги и уберемся. Когда мы уйдем, и они уйдут.

– Наконец-то нашла, – сказала миссис Остенбуш, входя в комнату с красивой камчатной скатертью в руках. – Это старье как раз подойдет.

Кики спрятала ухмылку, глядя на «старье», которое миссис Остенбуш перекинула через стол и с помощью Эндрю расстелила.

– С какого ящика начнем? – спросил он.

– Давайте начнем с самого крайнего, – предложила миссис Остенбуш. – И один за другим просмотрим все. Абигейл наверняка одобрила бы такой подход. Она была очень аккуратным и педантичным человеком.

Эндрю взгромоздил первую коробку на стол и раскрыл её. В ней были сплошь бумаги – счета и бухгалтерские книги, как догадалась Кики. Они внимательно просмотрели каждый листок, но ничего похожего на завещание не нашли. Засунув все обратно, они перешли к следующему ящику.

– Такое впечатление, что миссис Лейтем ничего не выкидывала, – обронила Кики, когда они покончили с четвертой коробкой.

– Абигейл была страшной старьевщицей, – рассмеялась миссис Остенбуш. – Не исключаю, что именно поэтому она и разбогатела. Я никогда не умела думать о таких вещах. Мистер Остенбуш мне всегда говорил: «Твоё дело петь, Милли, а уж о деньгах позабочусь я». Я и пела. И вот уже двадцать пять лет, как его нет на свете, а у меня благодаря его трудам столько денег, что я не знаю, куда их девать.

Эндрю поставил на стол следующую коробку.

– В этой, судя по всему, камни, – сказал он, плюхая её на скатерть.

– О, здесь, наверное, игрушки Абигейл, – предположила миссис Остенбуш. – Вряд ли там есть какие-нибудь бумаги, но можно посмотреть.

Её перебило громкое зудение.

– Что это? – спросил Эндрю.

– Зуммер снизу. Пусть звонит. Я никого не хочу видеть. Решат, что меня просто нет дома.

Зуммер снова загудел, затем наступила тишина.

Сердце Кики колотилось. Неужели Коротышка узнал, в какой они квартире?

– Не обращайте внимания! – воскликнула миссис Остенбуш, махнув рукой. – Лучше давайте продолжать. Нужно будет – вернутся.

Кики отодрала клейкую ленту и открыла коробку. Кот, которому надоело бродить по комнате, подошёл взглянуть. Он прыгнул на кресло, потом на стол и сунул в коробку нос.

– Бумаг нет, – заявила Кики, обследовав содержимое, – Здесь, кажется, видеоплейер, а сверху видеокамера и какие-то кухонные приборы.

– С этой легко разделались, – сказал Эндрю, намереваясь закрыть коробку. – Ещё с одной покончено.

Но не успел он взяться за крышку, как Рыжик прыгнул на коробку, оттолкнув его руки.

– А ну, парень! – возмутился Эндрю. – Убирайся отсюда!

– Рыжик! Немедленно спрыгни! – сердито прикрикнула Кики.

Она устала и чувствовала себя разочарованной. Конечно, никаких гарантий никто не давал, но она и впрямь надеялась, что завещание может найтись. А теперь они уже почти закончили. Если в последнем ящике его не будет, значит – увы и ах!

– Слезай, Рыжик! – повторила она. Кот зашипел.

– Вижу-вижу – шипишь отлично, – раздраженно бросила Кики.

– Подождите минутку, – остановила их миссис Остенбуш, направляясь к коту. – Думаю, он хочет нам что-то сказать.

Как только миссис Остенбуш полезла в коробку, Рыжик замурлыкал и спрыгнул вниз. Она вынула электротерку и все прилагающиеся к ней приспособления, затем вытянула за ручку видеокамеру.

– Ух ты! – в восхищении воскликнул Эндрю. – Вот это камера! Можно посмотреть?

Миссис Остенбуш с опаской придерживала её обеими руками, словно она могла вот-вот взорваться.

– Абигейл говорила, что с ней легко обращаться, но я так и не поверила.

– Красотища! – продолжал восхищаться Эндрю, рассматривая камеру. – Она заряжена, вы знаете? – Он открыл крышку и вынул кассету.

– У Абигейл таких кассет были сотни, – пожав плечами, сказала миссис Остенбуш. – Все пронумерованные и надписанные.

– Но на этой ничего не написано.

Наблюдающий за ними из кресла Рыжик неожиданно мяукнул, метнулся к стенке и нажал на кнопку Стена медленно отодвинулась.

– Он сегодня явно в нападающих, – заметила Кики.

– Он что-то пытается нам сказать, но что? – недоумевала миссис Остенбуш. Рыжик нажал кнопку телевизора, и экран засветился. – Наверное, он хочет, чтобы мы поставили кассету.

При виде кассеты уши Рыжика нервно дернулись. Он два раза щелкнул зубами и поднял хвост трубой, причем самая кисточка дрожала мелкой дрожью.

– Мы на верном пути! – возбужденно воскликнула Кики, глядя на кота. – Вот это подрагивание кисточек – это сигнал. Я уже однажды наблюдала такое! У вас есть видео?

– Есть. Абигейл как-то подарила мне на день рождения, но я так и не научилась его включать. Он вон на той полке, за экраном, но я не уверена, что он подключен.

Кики пересекла комнату и проверила аппаратуру.

– Подключен, – сказала она. – Давайте мне кассету. Она вставила кассету и нажала на кнопку. Бочком подбежал Рыжик и начал, урча, тереться о её ноги. Затем сел на ковер и уставился на экран. Миссис Остенбуш и Эндрю покинули столовую и присоединились к Кики.

И в этот момент на экране появилась женская фигура, и голос произнес: «Перед вами последнее завещание Абигейл Гертруды Лейтем».

– О Господи! – прошептала миссис Остенбуш, поднося ко рту руку. – Это же Абигейл! Собственной персоной!

Она рухнула в белоснежное кресло, и Рыжик, забравшись к ней на колени, начал сочувственно лизать ей щеки, – по ним одна за другой катились большие слезинки.

Глава десятая

 Сделать закладку на этом месте книги

– Ну, кому могло прийти в голову, что она оставит завещание на видеокассете? – выразил свое удивление Эндрю, когда пленка закончилась.

– Лео догадался, в чем дело, – сказала Кики. – Именно это он и искал – видеокассету! Завещание, которое не нужно подписывать.

– В этом вся Абигейл. Мне бы тоже следовало догадаться, что она прибегнет к помощи какой-нибудь мудреной электроники. – Миссис Остенбуш полусмеялась, полуплакала, и Рыжик, сидя у неё на коленях, с интересом глядел на неё. – Как это было приятно – вновь с ней увидеться! – Она драматически всплеснула руками, и Рыжик тут же соскочил на пол. – Но что нам теперь делать с кассетой?

– В первую очередь нужно вынести её отсюда, – сказала Кики.

– Придется пойти на хитрость, поскольку наши друзья в доме, – вставил Эндрю.

– Какие друзья? – удивилась миссис Остенбуш.

– Когда мы поднимались на лифте, я видела одного из воров, которые забирались к Кендрикам, – объяснила Кики – Наверняка они охотятся за нами.

– О Господи! – заволновалась миссис Остенбуш. – Так вы думаете, это он звонил некоторое время назад?

– Скорее всего, – ответила Эндрю, – У вас есть какой-нибудь другой выход, кроме этих дворцовых ворот? – И он указал на входную дверь.

Миссис Остенбуш кивнула.

– Подождите! Прежде всего я хочу позвонить, – сказала Кики, роясь в кармане джинсов в поисках карточки, которую ей дал мистер Кендрик. – Можно воспользоваться вашим телефоном?

– Конечно, – ответила миссис Остенбуш. – Аппарат в кухне.

Все направились в кухню, где Рыжик уже занял выгодную позицию на верху микроволновой печи.

Кики набрала номер. После двух гудков раздался мужской голос:

– Дейли слушает.

– Мне нужно оставить детективу Пелли сообщение, – сказала Кики.

– Кто говорит?

– Кики Коллир.

– Подождите минутку, пожалуйста. – Последовала короткая пауза, после чего голос вновь произнес: – Я вас слушаю, мисс Коллир, что вы хотите


убрать рекламу




убрать рекламу



передать?

– Я знаю, кто залез в дом и в контору мистера Кендрика.

Зазвенел дверной звонок, и миссис Остенбуш зажала рукой рот.

– Его зовут Лео Лейтем, а его напарника – Коротышка. Они искали завещание, которое было записано на видеокассету. Она сейчас у меня.

Снова зазвонили в дверь, и, соскочив с печи, Рыжик с воем бросился к двери.

– Где вы находитесь? Кики назвала адрес.

– Подозреваемые тоже там?

– Да, по крайней мере, один.

– Не выходите из квартиры и не открывайте дверь. Я высылаю машину.

– Спасибо, – выдохнула Кики, вешая трубку. – Он высылает машину, – сказала она Эндрю и миссис Остенбуш.

– Надеюсь, они поторопятся, – произнес Эндрю, поскольку звонок опять зазвенел, приведя кота в бешенство. – Где, интересно, сейчас детектив Пелли? – Он огляделся. – Та дверь ведет в коридор? – спросил он, указывая на дверь в другом конце кухни.

– Она ведет в подсобный коридор, где я оставляю мусор и белье для прачечной, – ответила миссис Остенбуш. – Ещё там есть грузовой лифт, из которого выход в торец дома.

Рыжик, фырча, вернулся в кухню и, крадучись, словно рысь, приблизился к чёрному ходу.

– Как вы думаете, где они сейчас? – забеспокоилась миссис Остенбуш.

Но не успела она договорить, как раздался легкий треск домофона и грубый голос произнес:

– Эй, вы, там, наверху, слушайте, что я скажу, и делайте как будет велено! Мы знаем, что завещание у вас…

– Это Коротышка! – прошептала Кики. – Слышите британский акцент?

Эндрю кивнул, а Рыжик зашипел и стал бросаться на зарешеченное окошко домофона.

– Положите кассету у двери в квартиру и вам ничего не будет. У меня с собой оружие. Не звоните в полицию, иначе горько пожалеете!

Кики посмотрела на Эндрю и миссис Остенбуш и возмущенно помотала головой. Потянувшись к микрофону, она нажала на кнопку и выпалила:

– Ещё чего! Эта кассета стоит миллион, и я не собираюсь отдавать её вам за так! Через пять минут встретимся внизу в холле, надо поговорить.

Эндрю нахмурился, а миссис Остенбуш в изумлении уставилась на неё. Показав знаками, чтобы они молчали, она убрала палец с кнопки. Несколько секунд стояла тишина, затем голос Коротышки вновь произнес: «Ровно через пять минут», – и смолк.

– Ни в коем случае не открывайте входную дверь, – велела Кики продолжавшей в изумлении взирать на неё миссис Остенбуш. – Бежим, Эндрю! Через чёрный ход!

Она сунула кассет на самое дно рюкзака, а сверху посадила Рыжика.

– Миссис Остенбуш, – отдавала последние указания Кики, – закройте сразу за нами дверь и никому не открывайте. Мы позвоним вам, как только благополучно доберемся до полиции. Дайте мне свой телефон.

– А почему бы вам не дождаться приезда полиции здесь? – спросила миссис Остенбуш, записывая номер телефона.

– Конечно, можно было бы, но я боюсь, что Коротышка найдет чёрный ход прежде, чем приедет полиция, а та дверь кажется мне ненадежной.

– А о чем вы собираетесь с ним разговаривать?

– Да ни о чем. Мы и близко не подойдем к холлу, – ухмыльнулась Кики. – Мы выйдем через боковой вход, оттуда к велосипедам и сразу в полицию. Постараемся их тоже увести за собой.

– Будьте осторожны, – сказала миссис Остенбуш.

– Конечно, – кивнул Эндрю. – Главное, сразу закрывайте за нами дверь и никому не открывайте.

Ребята постояли в холле, пока не щелкнул замок.

– Отлично, – шепнула Кики, – теперь она в безопасности, а скоро и полиция подъедет.

– Гениальная мысль пришла тебе в голову, как спровадить их от двери, – не мог не выразить своего восхищения Эндрю. – Но как мы справимся со вторым злодеем, с тем, который сторожит велосипеды?

– А наше секретное оружие? – усмехнулась Кики.

– Рыжик! – расплылся в улыбке Эндрю.

– Конечно! Они оба боятся его как огня.

Рюкзак вздыбился у неё за спиной, и Эндрю дружески похлопал по нему.

Грузовой лифт довез их до холла, откуда можно было выйти в боковой переулок. На улице уже стемнело, но, продвигаясь к проезжей части, они все равно старались держаться поближе к дому и недалеко от тротуара остановились.

– Как только загорится зелёный свет – бежим! – прошептал Эндрю, выглядывая из-за угла. – Этот тип всё ещё в холле, ждет, когда мы выйдем из лифта. Но они наверняка с обеих сторон просматривают улицу! Может, мне лучше взять у тебя рюкзак?

– Пока не надо, это может сбить Рыжика с толку.

– Хорошо, бежим!

Ребята выскочили из переулка и помчались к переходу. Не успели они перебежать дорогу, как свет переключился и машины тронулись. Эндрю оказался прав. Человек в холле увидел их и бросился вдогонку. Взвыли сирены, завизжали тормоза – и он вынужден был вернуться на тротуар, чтобы дождаться зелёного света. Когда ребята вбежали в парк, сзади них раздался крик, и от велосипедной стоянки навстречу им двинулась темная фигура.

– Ты вынул ключ? – шепотом спросил Эндрю.

– Держу в руке.

– Я возьму Рыжика, а ты жми отсюда на все педали, – сказал Эндрю. – Готова?

Из-за кустов вынырнула темная фигура. Это был Лео! Эндрю сунул руки в рюкзак и вытащил тяжелого кота. Сзади приближались глухие шаги – Коротышка наступал им на пятки. Сжав в руке ключ, Кики метнулась к стоянке.

– Куда это вы так торопитесь, юная леди? – прогнусавил Лео, бросаясь ей наперерез.

И в этот момент Эндрю выпустил Рыжика. Совершив головокружительный прыжок, тот вцепился вору прямо в голову и повалил его на землю. Лео катался по дорожке, закрывая лицо руками. Кики рванула велосипед со стоянки и что было сил налегла на педали. Оглянувшись, она увидела, что Эндрю тоже оседлал велосипед, но за ним никто не гонится. Сделав круг вокруг стоянки, он исчез за деревьями.

– Она удирает! – крикнул Коротышка.

Он схватил с земли ветку и принялся молотить ею кота, дав тем самым Лео возможность откатиться в сторону а затем помог ему подняться.

– Быстро, к грузовику! – И воры помчались к дороге.

Эндрю тем временем вернулся на лужайку за всё ещё продолжающим шипеть Рыжиком.

– Отлично сработано, парень! – похвалил его Эндрю, прижимая к себе одной рукой, и, налегая на педали, помчался в том направлении, куда поехала Кики.

Через три квартала от парка он догнал её.

– До дома нам не доехать! – выкрикнул он, тяжело дыша и оглядываясь назад. – Их грузовик совсем близко!

Тут они подкатили к торговому центру, и у Кики возникла идея. Продуктовый и парфюмерный магазины уже закрылись, но двери видеопроката оставались широко распахнутыми.

– Сворачивай! – крикнула Кики.

Резко затормозив перед салоном, она бросила велосипед на тротуаре и вбежала внутрь. Эндрю последовал за ней. Парень за прилавком изумленно уставился на них.

– Эй! Что это вы тут носитесь! – завопил он, глядя, как они стремглав промчались мимо него в самый дальний угол салона, по-прежнему сжимая под мышкой кота.

На улице завизжали шины, смолкло тарахтенье двигателя.

– Просто зашли посмотреть, – едва смогла выговорить Кики, остановившись на секунду у витрины в самой глубине салона, прежде чем продолжить свой бег по кругу.

– С животными сюда нельзя! – не унимался парень.

– Приготовь Рыжика, они идут! – крикнула Кики Эндрю.

– Что вообще происходит? Я вызываю полицию! – рассвирепел служащий и поднял телефонную трубку.

Воры влетели в салон как раз вовремя, чтобы расслышать эту угрозу. Они переглянулись.

– А ну давай рюкзак! – рявкнул Лео, вырывая из рук Кики драгоценную ношу. – Сматываемся! Он вызывает полицию!

Парочка помчалась к грузовику и после нескольких неудачных попыток завести свой драндулет наконец со скрежетом убралась. Кики в изнеможении облокотилась о прилавок. Рыжик, всё ещё сидящий на руках у Эндрю, злобно пытался вырваться, недовольный тем, что вторая атака не удалась. Подавшись вперед, Кики погладила его.

– Успокойся, – нежно сказала она. – Все в порядке. Они уехали.

– У вас, может быть, и все в порядке, но я всё-таки вызываю полицию! – буркнул парень, сжимая дрожащими руками трубку.

– Отлично, нам только этого и надо, – бросила Кики. – Попросите их соединиться с детективом Пелли, у него есть в машине рация.

Служащий в удивлении уставился на неё.

– Ты это серьезно?

– Абсолютно серьезно, – сказала Кики, забирая из рук Эндрю кота.

Она зарылась лицом в его шерстку и принялась нашептывать что-то успокаивающее.

– Я хотел бы поговорить с детективом Пелли, – сказал парень, предварительно назвавшись. Потом, прикрыв трубку ладонью, шепнул: – Они говорят, Пелли на спецзадании.

– Совершенно верно, – кивнула Кики. – Я – его спецзадание.

Парень опять что-то забормотал в трубку и почти сразу же вновь обратился к Кики:

– Как тебя зовут?

– Кики Коллир.

Он повторил имя Кики и дал свой адрес.

– Они попытаются связаться с ним, а если не получится, пришлют патрульную машину.

Эндрю стоял, с мрачным видом привалившись к прилавку.

– Все понапрасну, – буркнул он. – Если бы я быстрее шевелился… мне бы выхватить рюкзак у него из рук…

– Можешь не беспокоиться, – сказала Кики. – Кассета им не досталась.

Эндрю медленно повернулся к ней.

– Как это не досталась? – недоуменно спросил он.

– Очень просто, – тряхнула головой Кики. – Кассета Абигейл преспокойно стоит себе там сзади на полке. А воры уехали с копией «Пиратов из Панзанса». Пока мы бегали по салону, я её заменила. – И она спустила Рыжика на пол.

Эндрю начал хохотать.

– Представляю, что будет, когда они это выяснят! Надеюсь, субботний вечер с Гилбертом и Салливаном доставит им удовольствие. Во всяком случае, эта постановка лучше, чем прошлогодний спектакль нашего драмкружка! Уж не могла подсунуть им какой-нибудь приличный фильм – «Дика Трейси», «Крестного отца» или что-нибудь с Клинтоном Иствудом…

Однако работавшему в салоне парню было не до смеха.

– Это была совсем новая кассета! – возмущенно воскликнул он. – Позаботьтесь, чтобы её вернули!

Тут его перебил грохот в дальнем конце салона.

– Что там происходит? – нервно спросил он. Опять что-то рухнуло, и, выйдя из-за стойки, он поспешил на шум. – Это все ваш кот! – раздался его разъяренный вопль. – Он портит мне витрины! Уже все кассеты вывалил!

– Иди сюда, Рыжик! – крикнула Кики.

Кот вынырнул из-за стеллажа и пронесся мимо них к двери, где с разбегу влетел в объятия входящего в салон мужчины.

– Детектив Пелли! – воскликнула Кики. – Как я рада вас видеть.

– Вот уж не ожидал от тебя это слышать после того, как ты драпала от меня с такой скоростью, – ответил тот, пытаясь изобразить недовольство, но у него ничего не вышло. – За тобой не уследишь, – добавил он, обняв её за плечи.

Детектив Пелли показал свой значок служащему, а Кики представила его Эндрю.

– Я вполне справлялся, – стал он, улыбаясь, объяснять мальчику, – пока вы в парке не разделились. С того момента я вынужден был держать в поле зрения уже четырех человек и кота, и все перемещались в разных направлениях. Но расскажите же мне, что происходит.

Кики коротко ввела его в курс дела, затем сняла с полки завещание Абигейл.

– Вот за чем они охотились, – сказала она, протягивая ему кассету.

– Отличная работа, ребята, – похвалил их детектив Пелли. – Не хотел бы я, чтобы вы когда-нибудь оказались моими противниками. – Он помолчал. – Но никогда больше не глупите и не разыгрывайте из себя сыщиков, слышите? Все могло кончиться гораздо хуже – эти парни теряли миллион!

Глаза служащего полезли на лоб.

– Пора отвезти вас домой, – сказал детектив.

– Мы сначала приберем, а то Рыжик устроил здесь разгром, а вы пока можете посмотреть на Абигейл, – ответила ему Кики, направляясь к Эндрю, который уже расставлял по полкам кассеты. – Видео там.

– Разрешите воспользоваться вашей аппаратурой? – повернувшись к служащему, спросил детектив.

– Пожалуйста, – пожав плечами, ответил тот. Посмотрев пленку, детектив Пелли вернулся к стойке.

– Я отвезу ребят в своей машине, а велосипеды хотел бы оставить до утра у вас. На унесенную кассету я выпишу вам чек.

– Хорошо бы, – оживился парень. – Спасибо.

– Нам пора, ребята, – позвал детектив Пелли. – Пойдёмте.

– Интересно, – в задумчивости произнес Эндрю, забираясь на заднее сиденье машины, – что будет, когда эти головорезы обнаружат на этикетке название оперетты? На их месте я бы вернулся поквитаться.

– Не думаю, – отозвался Пелли, вставляя ключ в зажигание.

– Миссис Остенбуш! Они возвратятся к ней! – воскликнула вдруг Кики, выскакивая из машины и бросаясь назад в салон.

– Кики! – крикнул детектив, но её было не остановить.

Схватив трубку, она судорожно набрала номер. Выждала бесконечно долгие тридцать секунд и вернулась в машину.

– Телефон не отвечает, – сказала она, захлопывая дверь. – Нам надо немедленно ехать туда!

Но она могла бы и не говорить этого – детектив Пелли уже разворачивал машину в сторону квартала миссис Остенбуш.

– Вон грузовик! – выкрикнул Эндрю, когда они проезжали мимо парка. – Стоит на лужайке рядом с велосипедной стоянкой.

Детектив Пелли включил микрофон и передал патрульным координаты грузовика. Он старался говорить как можно тише, но Кики уловила предупреждение: «Будьте осторожны. Подозреваемые могут быть вооружены». «С этими типами миссис Остенбуш не справится», – подумала Кики. Она вздрогнула при мысли о том, что они могли сотворить, не выложи она им кассету.

Затормозив у дома, Пелли выскочил из машины.

Вы двое оставайтесь здесь! – строго бросил он в салон, но, когда он входил в дом, Кики с Эндрю и Рыжиком стояли за его спиной.

Пелли сунул под нос швейцара бляху, и тот, разволновавшись, молча указал на лифт. Они поднимались на пятнадцатый этаж в грозном молчании, и Кики сразу же бросилась к дверям – звонить. Но никто не отвечал.

– За углом другая дверь, – крикнул Эндрю и побежал вперед. – Через чёрный ход! Быстро!

Даже в полумраке подсобного коридора было видно, что в квартиру ворвались – приоткрытая дверь из легкой фанеры была сломана. Пелли вытащил пистолет и тихонько толкнул дверь ногой, показав ребятам встать за его спиной. В кухне было темно. Они дошли до середины, когда вспыхнувшие неожиданно под потолком флуоресцентные лампы залили все вокруг ярким белым светом.

– О, уберите ваш жуткий пистолет! – послышался из двери голос.

– Миссис Остенбуш! – вскричала Кики. – У вас всё в порядке?

Бросившись к хозяйке дома, она обняла её, а Пелли тем временем метнулся через кухню в столовую.

– Со мной все в порядке, дорогая, – ответила миссис Остенбуш, – а вот джентльмен в столовой чувствует себя неважно. Я так благодарна тебе, Кэтрин Кристин, за то, что ты предложила положить на стол скатерть. Этот джентльмен устроил такой кавардак! – Она перевела взгляд на Эндрю и приветственно улыбнулась ему. – Это ты только что звонил? – Затем заметила Рыжика. – Иди к своей Милли, – нежно пропела она. Кот прыгнул ей на руки и начал мурлыкать. Миссис Остенбуш замурлыкала ему в ответ. – Представляете, он мурлычет в тональности соль-мажор. Исключительный случай! Однако идёмте в комнату, я хочу познакомиться с вашим другом.

Ребята последовали за ней в столовую, не предполагая, что их ждёт. На полу посреди комнаты растянулся Коротышка. Под его голову был подложен пакет со льдом и большое махровое полотенце, все запятнанное кровью.

– Смотрите, куда наступаете! – предупредила миссис Остенбуш.

Посередине стола валялись осколки хрустальной люстры. На белом ковре тоже поблескивали хрустальные подвески.

– Он заявил, что сам проверит этот ящик на столе. Держал меня все время под прицелом – удивительно невежливый молодой человек! – а второй рукой копался внутри. Когда я услышала треск, я сразу поняла, что сейчас будет. И она упала! – Она погладила Рыжика за ушами. – А все ты, моя умничка! Твоя заслуга! – И она поцеловала кота в голову. – Наверное, нужно вызвать «скорую помощь», мой телефон не работает, – обратилась она к детективу Пелли, который кивнул и вытащил рацию. – Вы, должно быть, тот самый полицейский, о котором мне рассказывала Кэтрин Кристин?

Пелли кончил говорить, выключил рацию и улыбнулся миссис Остенбуш.

– Детектив Джордж Пелли, мэм, – сказал он, показывая значок.

– Рада с вами познакомиться. Выпьете кофе с шоколадным кексом?

Требовательное «мяу» свидетельствовало о том, что желающие найдутся.

– Он всё ещё в тех фиолетовых кедах, – шепнула Кики, толкая Эндрю, когда они смотрели, как санитары укладывают Коротышку на каталку. – Вон то место, откуда Рыжик вырвал клок.

Кот расхаживал вокруг каталки, пренебрежительно фыркая, пока её не вывезли из квартиры и дверь не захлопнулась. Детектив Пелли брал у миссис Остенбуш в столовой показания, быстро строча что-то в своем блокноте, – справиться с потоком информации, который она на него обрушила, было крайне затруднительно.

Наконец он закрыл блокнот.

– Спасибо, миссис Остенбуш, – вежливо поблагодарил он. – Вы оказали нам огромную помощь. – Он повернулся к ребятам. – Ну, а теперь я решительно намерен отвезти вас домой. Лео тоже арестован, он дожидается в грузовике.

– Но вы не можете так уйти! – вскричала миссис Остенбуш. – Мы даже кофе не выпили! Кроме того, когда я теперь знаю, как обращаться с этим… этим… – Она вопросительно посмотрела на Кики.

– Видео, – подсказала та.

– Ну да, видео, – продолжила миссис Остенбуш, – у меня есть замечательная кассета, которую мы можем все вместе посмотреть. – Она поспешила к стене и нажала на кнопку. Стенка отъехала, открыв экран. – Знаете, этот молодой человек, когда он ко мне ворвался, был так воинственно настроен – кстати, он был англичанином! – но вот ведь, никогда ничего не знаешь о людях. Он швырнул на стол кассету и сказал: «Можете взять себе!» И что вы думаете – это я обнаружила уже после, э-э, несчастного случая, – оказалось, что это одна из моих любимейших оперетт, «Пираты из Панзанса»!.. Ну, кто бы мог предположить, что обыкновенный преступник способен наслаждаться Гилбертом и Салливаном!

Она вставила кассету в прорезь, нажала кнопку, и комната наполнилась музыкой.

Рыжик сидел, вытянувшись в струнку, перед экраном, готовый к просмотру фильма.

– Увы, но нам действительно нужно идти, миссис Остенбуш, – сказал Пелли, явно восхищаясь этой жизнерадостной женщиной. – Однако я думаю, что, э-э, Кэтрин Кристин и Эндрю с удовольствием придут к вам завтра и посмотрят вместе с вами фильм. Правда, ребята?

Кики с сомнением посмотрела на Эндрю, и они вместе впились взглядом в детектива Пелли, который лукаво ухмылялся куда-то в сторону.

– Замечательно! – воскликнула миссис Остенбуш. – Приходите в три, и я угощу вас шоколадными кексами. Рыжик мяукнул.

– У нас будет театральная встреча! И пожалуйста, приносите Рыжика. Я куплю на его долю специальный кекс. Не такая уж щедрая награда для кота, который спас мне жизнь! Хотя, возможно, шоколадный мусс понравится ему больше, чем кекс. Мус-с-с, понимаешь, котик?

– Звучит зам-м-манчиво, – усмехнулся детектив Пелли. И подмигнул Кики. – А полиция может рассчитывать на пополнение. Я предложу Кендрику зачислить Рыжика в штат.

– Это было нечестно с вашей стороны, – сказала детективу Кики по дороге домой. – Навязывать нам завтра оперетту.

– Не более нечестно, чем трюк, который ты сыграла со мной, Кэтрин Кристин, увязнув по уши в полицейских делах, – ответил он, похлопав её по плечу. – Хотя я вынужден признать, что ты со своим оранжевым мячиком опережала нас на целый шаг. – Он улыбнулся. – Считай, что это полезный опыт: даже репортеры-криминалисты нуждаются время от времени в культурных развлечениях.

И всю дорогу домой он напевал мелодию из оперетты, а Рыжик вторил ему с заднего сиденья.

В тональности соль-мажор.

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Народ против… – формулировка, принятая в судебной практике, когда выдвигается обвинение против определенного лица

2

 Сделать закладку на этом месте книги

Кантри – народная музыка


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Фоули Луиза » «Вор!» – сказал кот.