Название книги в оригинале: Вудс Шерил. Побежденное одиночество

A- A A+ White background Book background Black background

На главную » Вудс Шерил » Побежденное одиночество.



убрать рекламу



Читать онлайн Побежденное одиночество. Вудс Шерил.

Шэррил Вудс

Побежденное одиночество

 Сделать закладку на этом месте книги

ГЛАВА 1

 Сделать закладку на этом месте книги

– Я собираюсь убить Рори Донована. Эти негромкие слова были произнесены с такой бесконечной злобой и убежденностью, что в студии воцарилось молчание. У присутствующих отвисли челюсти и взметнулись брови. А поскольку Рори Донован вошел в студию именно в тот момент, когда Эшли Эймс произнесла свою зловещую фразу, напряжение в комнате было гораздо сильнее, чем если бы Агата Кристи могла придумать для финальной части любого из своих захватывающих романов.

– Привет, крошка, – сказал он, как обычно, подходя к тому месту, где Эшли скатывала сценарий в нечто длинное и узкое, желая, очевидно, использовать это в качестве смертоносного оружия. Он привычно, по-дружески похлопал ее по руке... Серые глаза Эшли сузились, пепельные волосы словно зашевелились от негодования, рассыпая вокруг серебряные искры; она часто, беззвучно и судорожно задышала. Когда же она вновь открыла свой дерзкий рот, раздался яростный крик:

– Ты крыса! Ты мерзкая, лживая, себялюбивая крыса!

Его карие глаза невинно уставились на нее.

– Что-то не так?

Взгляд, который она бросила на него, был исполнен величайшего презрения.

– Ты прекрасно сам знаешь, что не так, Рори Донован! Ты позвонил мне посреди ночи и в полуобморочном состоянии рассказал, в какую ужасную переделку попал. Ты уверял меня, что только я, твой самый старый и близкий друг – единственный режиссер в Голливуде, кто, возможно, еще сумеет спасти твою шею. Ты сказал мне, что это всего-навсего лишь однодневная съемка маленького рекламного ролика, которую я смогу сделать с завязанными глазами!

– Правда, – многозначительно подтвердил Рори. – Каждое твое слово правда. Ты самая лучшая.

Эшли едва удержалась, чтобы не ударить его по голове сценарием, да и то только потому, что поняла, как этого мало, чтобы причинить ущерб его прочному черепу. Даже падающая стальная балка не поцарапала бы его, наверное.

– Ты, однако, упустил несколько относящихся к делу деталей, не так ли? – горько заметила она.

– Например?

К удивлению и все увеличивающейся ярости Эшли, Рори действительно казался сбитым с толку или же он преднамеренно решил вести себя глупо, чтобы хоть как-то сохранить видимость достоинства. Рори, без сомнения, знал ее темперамент – он ведь был знаком с ней очень давно.

Он также был знаком с целями, которые она поставила себе в жизни и карьере после неудачного брака. Они довольно часто спорили об этом. Поскольку реклама – особенно такого сорта – не интересовала Эшли, Рори считал ее артистической снобистской натурой. Она же называла свое отношение к рекламе «избирательным». После целых десяти лет споров никто из них не отступил от своих убеждений. Сейчас же он подстроил ей западню, и она угодила в нее – и все это во имя дружбы, дружбы, о которой она теперь так сильно сожалела.

– Во-первых, ты забыл упомянуть, что этот твой тридцатисекундный соискатель приза посвящен туалетной бумаге, – она нахмурилась и добавила:

– И второсортной к тому же.

– Имеет ли это значение?

– Имеет ли это значение? – переспросила она. – Ты можешь поспорить на эту свою рубашку в розовую полоску, что имеет! – И один из ее перламутровых ноготков постучал по зеленому крокодилу на его рубашке.

– Я, конечно, была полусонной, но по тому красноречию, с которым ты говорил, мне показалось, что «Спрингтайм» – это какие-то новые духи. Что-то легкое и нежное. Может быть, чувственное. Я убедила себя в том, что смогу научиться новой технике съемки, поиграть с приглушенными цветами или, по крайней мере, наиграться с полем лютиков.

– Мы можем поговорить и о лютиках! – радостно предложил он. – Если использовать желтую бумагу...

– Рори!

Он моргнул и посмотрел немного смущенно.

– Это была просто идея.

– Отвратительная. И, как будто неприятностей и так недостаточно, ты забыл упомянуть (несомненно сознательно) о ничтожном гонораре за эту работу.

– О гонораре?

Улыбка, которой одарила его Эшли, заморозила бы ветровое стекло в тридцатиградусную жару.

– Младенец... – произнесла она тоном, который вполне подошел бы для предупреждения о неожиданном появлении кровожадных леопардов или ядовитых тарантулов; в нем не было ничего, кроме неприязни. В самом деле, сама мысль о младенце заставляла ее трепетать.

– О... – прошептал он.

 «О» – это как раз подходит, жадный до денег и делающий все исподтишка трус. Младенец участвует в рекламе, а ты не сказал ни слова об этом.

– Это не младенец. Ему два года, почти три... – пробормотал он, стараясь не встречаться с ней взглядом.

– Все равно. Ты же прекрасно знаешь, что я не работаю с младенцами. Или детьми, – прибавила она, видя, что Рори опять собирается напомнить ей о возрасте ребенка. – Черт возьми! Я даже не снимаю рекламу, но из уважения к тебе... – Она в упор смотрела на него.

– Уважение твое я очень ценю, – быстро вставил Рори. – Но я действительно оказался в безвыходной ситуации. Парень, который должен был снимать, отказался в полночь... со своего смертного одра или чего-то в этом роде.

– Да у него был всего лишь насморк!

– Ну нет! Он достаточно болен, – защищался Рори. – Он сильно стонал.

– Наверное, он просто прочел сценарий... – прошептала Эшли, едва не задохнувшись от возмущения.

– Что ты сказала?

– Я спросила, почему бы тебе не подождать его выздоровления?

– Это невозможно. У меня все подготовлено. Я уже заплатил за время в студии. Отмена съемки будет стоить целого состояния. Мне нужен режиссер сегодня, и лучший. Твое имя первым пришло мне в голову.

– Как я поняла, ты не можешь задержать съемку и найти кого-нибудь другого?

– Нет ни одного шанса. Спонсор будет здесь через десять минут. Главный герой может прибыть в любую секунду, а съемочная группа, как ты видишь, уже готова.

На самом же деле группа казалась далеко не готовой. Ее участники походили на стайку голодных репортеров, ждущих начала большой заварушки. Эшли засомневалась, захочет ли вообще кто-нибудь из них попробовать снимать рекламу о туалетной бумаге с двухлетним ребенком в главной роли. Ребенком, который, возможно, только взглянет на нее – и закатит истерику на целых пять часов. Вся студия превратится тогда в море голубой туалетной бумаги. Или желтой. Или розовой.

– О черт... – пробормотала она, когда все эти образы пронеслись в ее голове.


...Когда Эшли закончила программу фильмов на студии ОСА – ту самую, что доставила Рори массу неприятностей, – она твердо пообещала себе, что никогда больше не пойдет на компромисс сама с собой и не возьмется режиссировать то, во что не верит. Она не верила в ценность рекламы туалетной бумаги.

...Когда она завершила свой бурный брак с ветераном кинематографа Гаррисоном Эймсом, вдовцом с двумя детьми, она также поклялась себе, что никогда больше, ни разу, не будет иметь дело с детьми. Его дети были воплощением террора, испорченными негодяями, такими, какими их могли сделать только вечно занятые, страдающие от сознания своей вины перед ними голливудские родители. Дети Гаррисона от первого брака практически уничтожили ее. Они возненавидели ее с первого дня встречи, обращались с ней, как со злой ведьмой из сказки.

Когда дети испортили свадьбу Эшли и Гаррисона, устроив скандал, она всеми силами пыталась простить их.

Когда медовый месяц на озере Тахое – выбранном, чтобы находиться поближе к детям, – был урезан, потому что им требовался отец, она заверила Гаррисона, что все понимает.

Она повторяла себе, что со временем завоюет любовь детей, но ничего из того, что она делала, не доходило до их сознания. Один Бог знает, как она старалась. Она прочитала все книги по уходу за детьми, какие только можно было достать, выслушала огромное количество советов от своей многознающей об этом деле матери и даже придумала несколько собственных приемов.

Сначала она была доброй и понимающей вне зависимости от того, как плохо они себя вели. В конце концов им было только одиннадцать и шесть лет, и они потеряли мать! Затем она попыталась стать для них другом, устраивала из каждой совместной прогулки нечто похожее на круиз вокруг света. Они отвергали все. Наконец, она опустилась до взяток, скупая целые магазины игрушек и грампластинок.

Гаррисон нерешительно пытался вмешаться, но все было напрасно. Его дети ненавидели Эшли слишком сильно, и в конце концов они победили. Гаррисон наотрез отказался наказывать их, а именно это и требовалось, но и она была не в силах делать это. Она постоянно прикусывала язык так, что едва не откусила его совсем. Для женщины, привыкшей высказывать свои мысли, это было самое ужасное из всего возможного. Ее самооценка стала ниже, чем у спортсмена, проигравшего более слабому противнику.

Два тяжелейших года убедили ее, что в ней не хватает чего-то, что нужно для того, чтобы справляться с детьми. Может быть, какой-то ген – или материнский инстинкт – отсутствовал. Что бы это ни было, у нее не осталось намерений подвергать себя такому унизительному чувству собственной неполноценности еще раз. Ни одного дня...

Рори знал об этих двух годах ее жизни и тем не менее навязал ей свою сделку. Если бы она не была профессионалом, режиссером с постепенно создающейся репутацией, которую еще требовалось защищать, она прямо сказала бы Рори Доновану, что именно он может сделать со своим сценарием «Спрингтайма», со своей двухлетней кинозвездой и со своекорыстной лестью. Но вместо этого она прошла через студию и уселась в желтое режиссерское кресло, похожая на преступника, ожидающего исполнения приговора...

Так как Эшли была в общем-то оптимисткой, она попыталась взбодрить себя. Она напомнила себе, что уже к шести часам сможет положить солидный чек на свой уменьшающийся счет в банке, вернуться в свою хорошенькую незахламленную квартирку, налить себе стаканчик охлажденного «Шардоннэ», поставить на полную громкость мелодичный альбом Пола Маккартни и забыть всю эту свистопляску.

Но вместо этого все, что она смогла представить, был образ плачущего ребенка, который отказывается позировать для камеры.

...Позировать! О чем, черт возьми, она думает? Ведь у этого ребенка есть еще и текст! Она даже застонала от предстоящей ей мрачной перспективы. Им придется просидеть здесь до тех пор, пока она наконец согласится подписать договор о социальном страховании...

– Эшли...

Голос Рори звучал очень глухо. Было ясно, что ее тирада сильно повлияла на его достаточно развитое самолюбие. Она пристально взглянула на него краешком глаза, приобретшего пугающий синевато-серый, грозовой цвет.

– Да.

– Кельвин здесь.

– Кельвин?

– Главный герой. Ты знаешь...

Она вздохнула.

– Можешь произнести это, Рори: младенец.

– Ребенок, – решительно исправил он.

– Как угодно. Где он?

– Вон там.

Эшли осмотрела студию и увидела ангелоподобного маленького мальчика с круглыми розовыми щеками, широко раскрытыми глазами, с не поддающейся расческе гривой рыжих волос и (слава Богу!) почти неотразимой улыбкой на лице. Он счастливо болтал с оператором, дергая его за бороду. Тяжесть, которая давила ей грудь, с того момента как она утром прочитала сценарий, уменьшилась... немного. Она, конечно, еще не выпуталась окончательно, но положение вещей показалось ей более сносным.

Кельвин, оптимистически решила она, совсем не похожий на тех двух. Сейчас он смеялся больше, чем ее приемные дети за все те два года, что она жила с ними. Она спросила себя, есть ли какая-то хоть самая призрачная возможность того, что он останется таким же веселым на протяжении следующих двух часов. Тогда их мирное сосуществование представлялось вполне достижимым, если только его мать не окажется сущей ведьмой, знающей, как снимать рекламу, больше, чем кто-либо в Лос-Анджелесе. Она слышала подобных историй более чем достаточно.

– Где его мать? – настороженно спросила она.

– Матери нет, – коротко ответил Рори. Ее брови вопросительно поднялись.

– Ребенок появился на свет из капустного кочана?

– Нет... Отец привел его. Он сейчас разговаривает по телефону.

– Отец? Это может быть очень хорошо...

– Или очень, очень плохо...

Она успела сделать лишь несколько шагов по направлению к Кельвину, когда подняла глаза и увидела почти двухметровую копию этого ребенка, с озабоченным выражением лица входящую в двери: в помятых слаксах и спортивном пиджаке, из переднего кармана которого высовывался бампер игрушечного грузовика.

Сердце Эшли неожиданно подпрыгнуло – вероятно, от необычного вида грузовика; во всяком случае, так она решительно сказала себе.

Она это знала лучше!

Как бы там ни было, все те черты, которые казались всего лишь привлекательными и милыми в малыше, были доведены до полного шарма во взрослом и очень мужественном человеке. Несколько выступавшие на гладком лице скулы создавали интересное впечатление, которое дополняли четко вылепленные и чувственные губы, густые, слегка спутанные волосы желто-коричневого оттенка опавших листьев... И эти огромные, ярко-голубые глаза, такие неотразимые, такие обольстительные, что, наверное, любая, даже самая рассудительная женщина влюбилась бы в него без памяти...


В тот момент, однако, глаза эти смотрели озабоченно.

– Рори!

Голос отца Кельвина звучал так, будто по нему лишь слегка прошлись наждачной бумагой, чтобы сгладить шероховатости. Низкие обертоны придавали ему хрипловатость, которая легкой дрожью внезапного озарения пробежала по спине Эшли: этот голос мог бы придать новый смысл одурманивающему ночному шепоту... Непрошеные образы мерцающих свечей и роз возникли и исчезли в ее мозгу...

Но сейчас этот мужчина с тренированными плечами футбольного защитника выглядел слишком встревоженным, чтобы предаваться чему-то еще, кроме раздумий. Он не казался сколько-нибудь заинтересованным в соблазнении Эшли, какие бы страстные фантазии и зарождались на задворках ее сознания, мгновенно и упрямо улетевшего далеко от мыслей об ужасном роя и ко о туалетной бумаге.

– Что такое, Коул? – спросил Рори.

когда Эшли медленно шла вслед за ним, чувствуя себя так, будто ее притягивает магнитное поле, вырваться из которого будет очень трудно.

– Есть проблема, – объявил он, едва удостаивая Эшли беглым взглядом, который ничего не дал ее самолюбию, но сделал все, чтобы возбудить ее интерес. Мужчины обычно смотрели на нее по крайней мере дважды. Может быть, она и оставила попытки выйти еще раз замуж в скором времени, но все-таки действительно наслаждалась их вниманием.

– Какая проблема? – поинтересовалась и она, решив не быть исключенной из диалога с человеком, одна мысль о котором даже возбуждала, хотя здравый смысл подсказывал ей, что следует бежать прочь с такой скоростью, какую только могли развить эти ноги. В конце концов человек этот был отцом ребенка. Уже один факт против него. Еще хуже то, что наличие ребенка всегда подразумевает участие женщины...

Несмотря на то, что этот человек заставлял ее трепетать, он был недосягаем. На целые мили от нее...

Мужчина впервые взглянул прямо на нее, затем перевел взгляд на Рори.

– О, извините, – сказал тот. Эшли заметила, что отец Кельвина старается избегать ее взгляда, и удивилась почему?

Рори решил, что пора представить их друг другу.

– Коул, это режиссер, одна из моих самых лучших подруг, Эшли Эймс, Эшли, это мой брат, Коул Донован.

– Твой брат? – одна из ее тонких светлых бровей поднялась. Еще одна часть относящейся к делу информации, о которой Рори предпочел умолчать удобства ради. Итак, эта маленькая реклама была семейным предприятием. Если она не сделает все возможное, чтобы дорогой Кельвин выглядел как ангел, ей придется отвечать перед всем кланом Донованов, а это определенно хуже, чем иметь дело с одной нервничающей мамашей, «помогающей» при съемках.

Эшли почувствовала, что у нее начинается приступ мигрени. Затем она посмотрела в глаза Коулу Доновану, и головная боль исчезла, уступив место головокружительной легкости. Это, конечно же, была не мигрень. Скорее всего смертельное заболевание. Ей, пожалуй, совершенно необходимо отправиться прямо сейчас к доктору. Да, ей определенно следует покинуть студию!

– ...Это не кажется важным.

Рори объяснял что-то, но что конкретно – она не поняла, так как ей понадобилось время, чтобы вернуться к реальности из пугающей глубины тех глаз.

– Что не кажется важным? – нежно спросили она.

– Что Коул мой брат.

Коул Донован выглядел сбитым с толку и слегка раздраженным.

– Спустится ли наконец хоть один из вас на землю на время, достаточное для того, чтобы объяснить мне, какая, черт возьми, разница, чей я брат? Мне нужно убираться отсюда!

– Это не имеет никакого значения, – быстро сказал Рори, в упор глядя на Эшли. – Не так ли?

Она кивнула, все еще зачарованная человеком, который едва замечал ее существование, да и то только потому, что она сама задерживала на себе его внимание.

– Вы уходите? – спросила она почти неслышно, чарующим голосом, не имевшим ничего общего с тем решительным профессиональным тоном, которым она общалась с миром в целом и в особенности с мужчинами, способными доставить ей неприятности. Однако на нее саму собственный голос не произвел впечатления. Он звучал разочарованно.

– Именно это я и пытаюсь вам сказать. Мне надо ехать в Сан-Диего: один из наших компьютеров решил прошлой ночью угробить всю систему выдачи зарплаты. Если я не починю его до того, как придет время утром принимать чеки, там будет страшный шум.

– Ничего ужасного! – Рори сказал это, умоляюще глядя на Эшли. – Кельвину будет отлично с нами. Ведь верно, Эшли?

– Если ты так считаешь... – пробормотала она за секунду до того, как ее мозг вернулся к активному существованию. – Погоди минуточку! Разве у Кельвина не должно быть какой-нибудь няньки, опекуна или кого-то в этом роде? Я имею в виду, например, тот случай, если что-нибудь вдруг упадет и разобьет ему голову, и потребуется наложить швы? Или если он споткнется за один из кабелей и сломает ногу? Кто тогда повезет его в больницу? Нет, вы не можете просто уйти и оставить ребенка вот так!

...С детьми Гаррисона несчастные случаи случались чаще, чем с героями французских комедий...

Появившаяся было на лице Коула усмешка превратилась в широкую улыбку, за которой последовал сдержанный смех, взбудораживший нервы Эшли.

– Что за рекламу ты здесь снимаешь, братец? Кажется, очень опасную для жизни! – поддразнил он, а глаза его блестели от удовольствия, когда он слушал Эшли. Она почувствовала, что ее щеки сначала розовеют от смущения, потом краснеют от негодования.

– Я просто пытаюсь продумать все наперед.

– Ты беспокойся исключительно о ролике, – Рори слегка обнял ее. – О Кельвине побеспокоюсь я. Если этот ребенок попробует выкинуть что-нибудь опасное для жизни, я залатаю его пластырями. Я всегда ношу с собой коробку с маленькими белыми и красными звездочками-пластырями специально для него.

– Ну, договорились? – спросил Коул Донован. Было заметно, что нетерпение вновь проснулось в нем. – Мне пора уезжать.

– Когда ты вернешься? – вопросом на вопрос ответил Рори.

– Сегодня попозже. Может быть, ночью, – рассеянно буркнул он, направляясь к выходу. – Если будет слишком поздно, уложи его спать у себя, а утром я заберу его. У миссис Гаррисон выходной.

– Но... – начал было Рори, однако Коул уже не оборачиваясь выбежал из дверей.

Рори бросился за ним, но остановился.

– Будь все проклято... – он запустил пальцы в волосы. – Что же мне теперь делать?

–  Что такое? – очнулась Эшли. Очевидно, все шло не так гладко, как Рори хотел представить ей.

– Я должен успеть на самолет в Нью-Йорк к шести часам.

– Ну и что? Он скорее всего уже вернется к этому времени.

– Нет. Он не вернется, – безнадёжно ответил Рори. – Я знаю Коула с этими его компьютерами... Как только он начинает ими заниматься, даже если эта чертова штука уже работает великолепно, он будет возиться с ней до тех пор, пока у него пальцы не отвалятся или пока он не выяснит, в чем была причина поломки. Мне повезет, если он вернется домой к воскресенью. – Рори застонал. – Так что же, черт возьми, мне делать?

Его взгляд остановился на Эшли, и она почувствовала странный маленький спазм страха внизу живота.

– О нет! – она решительно затрясла головой. – Нет, ты этого не сделаешь, Рори Донован! Ты вернешь своего брата к шести часам или позвонишь матери Кельвина.

– Мать Кельвина уехала.

– Ты имеешь в виду в отпуск?

– Нет, просто уехала в погоне за радугой, скрылась, оставила их, сбежала... Около шести месяцев назад.

Эшли представила себе Коула Донована и задалась вопросом, что на земле может заставить женщину покинуть такого мужчину. За какие-то несколько коротких минут он покорил ее воображение. Может быть, он проигрывает при более внимательном изучении – как Рори, который, несомненно, раздражает ее этим утром... Но, напомнила она себе, семейные проблемы Коула Донована не ее забота. Так же как и нарушенные планы Рори в связи с поездкой.

– В таком случае просто отмени полет в Нью-Йорк, – твердо сказала она. – Ты же прекрасно знаешь, что я не нянька.

– Но ты – одна из самых лучших моих подруг во всем мире. Даже во всем космосе! А эта поездка – самая важная в моей жизни.

– Насколько я знаю тебя, эта поездка касается какой-нибудь длинноногой брюнетки манекенщицы, – Эшли заметила, что у него не хватило духа отрицать это, хотя он и открыл было рот. Но так же мгновенно закрыл его.

– Тебе придется завязать со своей интимной жизнью на эти выходные, – сказала она без капли сочувствия в голосе.

– Я не могу, – простонал он. – Это важно. Действительно! Иначе я бы не просил тебя.

– Почему именно это свидание так чертовски важно? Ты что, семьдесят девятый в ее списке, «подходящих холостяков»? Боишься, что твоя очередь наступит только через следующие шесть месяцев?

– Нет...

Эшли терпеливо ждала продолжения. И Рори, который числился Казановой студии, ухаживавшей за целой группой великолепных и умных женщин, покраснел. Он действительно покраснел! Эшли была потрясена. Даже Рори не мог подделать такое только потому, что хотел смыться из города, оставив ее держащей сумку... или скорее ребенка. Она с нетерпением ждала большего.

– Я женюсь, – произнес он на одном дыхании.

Эшли искала хоть маленькую складку в уголке его рта, которая бы подсказала ей, что он лжет. Она долго и пристально смотрела в его карие глаза. В них были лишь невинность и озабоченность. И откровенная паника.

– Ты действительно женишься? – недоверчиво переспросила она.

Он кивнул.

– А твой брат знает об этом?

– Он знает о Лауре. Но не знает о свадьбе. Никто... кроме тебя. Мы женимся тайно, – он вздохнул страдальчески. – Или, по крайней мере, собирались. Лаура убьет меня.

Эшли взглянула на Кельвина, который бродил по студии, держась за руку спонсора. С его умного маленького личика не сходила улыбка, но Эшли все равно колебалась. Затем она посмотрела в ожидающие глаза Рори.

– Хорошо... – пробормотала она. – Я, должно быть, сошла с ума, но если твой брат не вернется вовремя, я присмотрю за малышом. Только на сегодняшний вечер, запомни! Ты должен быть уверен, что брат вернется.

– Я обещаю! Я передам ему! Ты ангел, Эшли! – закричал Рори, подняв ее на руки и закружившись с ней. – Я никогда не забуду этого!

– Нет, – мрачно сказала Эшли. – Этого я не забуду.

Но по мере того как день сокращался, а шансы снова встретиться с Коулом Донованом возрастали, беспокойная дрожь предчувствия вновь холодком пробежала по ее спине. Эшли очень смущало ясное понимание того, что из всех мужчин, которые могли бы ее зажечь, ее гормоны выбрали одного: с трехлетним ребенком.

«Конечно, – решительно сказала она себе, – я не буду настолько глупа, чтобы позволить истории повториться».

Но что-то говорило ей, что она уже делает это.

ГЛАВА 2

 Сделать закладку на этом месте книги

Коул устало изучающе вглядывался то в клочок бумаги, который он нашел прикрепленным к двери дома Рори, то на медный номер неизвестной ему квартиры. Это, должно быть, то самое место, но он постучал несколько раз и не получил никакого ответа. Где же могла быть эта Эшли Эймс вместе с его сыном в девять часов утра в воскресенье? И, главное, как Кельвин оказался здесь? Таинственная записка Рори не объясняла ничего.

Он постучал сильнее, и на этот раз услышал смех и крик в доме. Без сомнения, это Кельвин. Коул не мог поверить, чтобы женщина, которую он встретил в пятницу, вела себя так. Ему также не верилось, что у нее есть собственные дети.

Он лишь смутно помнил, как она выглядела, однако впечатление, которое осталось, говорило о каком-то исключительно утонченном и надменно профессиональном, но совершенно не подходящем на роль матери существе. В самом деле, слишком уж она была похожа на его бывшую жену.

...Натали обладала таким самообладанием, что его иногда бросало в дрожь, когда он наблюдал за ней. Она, например, могла за пять секунд заставить заикаться жадного и самодовольного водопроводчика... и сделать так, чтобы трубы были починены со скидкой. Это была все-таки пугающая, хотя иногда и полезная, черта ее характера.

Внезапно дверь распахнулась, и Кельвин вихрем влетел в его объятия.

– Папа! – вскричал он с согревающей сердце радостью.

Коул почувствовал, что его настроение сразу же улучшилось. . – Привет, детка. Что происходит?

Кельвин обернулся в его руках и показал на женщину, прислонившуюся к дверному косяку.

– Эшли готовит завтрак! – весело объявил он.

Впервые Коулу удалось хорошо рассмотреть Эшли и, несмотря на то, что он ощущал крайнюю усталость, он почувствовал странно знакомый толчок в груди. Он так и не смог до конца решить, что ему делать: смеяться, плакать или взять ее за руки и утешить. Такой своей реакции он никак не предвидел.

На этой изысканной женщине, которую он помнил, была, похоже, очень дорогая, голубая в тонкую полоску хлопковая блузка, спереди вся испачканная кашей. На одной щеке Эшли был заметен джем – по виду малиновый – и такой же мазок джема был на плече. Ее волосы, тщательно причесанные в момент их первой встречи, пребывали в полном беспорядке. А глаза ее, сиявшие серебром в пятницу, казались теперь остекленевшими, как это бывает у людей, которые смотрят по ночам фильмы ужасов или проводят много часов перед компьютером. Его глаза выглядели так почти постоянно.

Но, к своему удивлению, больше всего внимания он обратил на то, как вытертые джинсы обтягивают ее стройные бедра. Он мог бы физически почувствовать, как приятно будет обнять ее округлую попку и прижать ее мягкую плоть к своим мускулам. Беспокоящее осознание ее женской сути, а не просто как коллеги его брата, пронзило Коула насквозь и отдалось поразительным напряжением в животе. Словно кровь со свистом и гулом ворвалась в свои русла... Это было давно забытое ощущение, и оно вернулось в тот момент, когда он меньше всего ожидал этого, именно тогда, когда он уже начал привыкать к своей размеренной холостяцкой жизни.

Позволить влечению вновь пробудиться при виде женщины, которая, вероятно, была точной копией Натали – амбициозной, эгоистичной и очаровательной?! Хотя он был вынужден признать, что в тот момент Эшли Эймс выглядела далеко не очаровательно. Она выглядела так, как будто провела десять тяжелых решающих раундов с боксером-профессионалом.

– Слава Богу... – пробормотала она с искренним вздохом облегчения, и Коул никогда еще в своей жизни не чувствовал себя так высоко оцененным, хотя какой-то крохотный участок его мозга отметил тот факт, что на него смотрели скорее как на спасательный круг, чем как на долгожданного мужчину-спутника. Так как он был едва знаком с этой женщиной, он вскользь удивился тому, что эта мысль так задела его, однако был слишком усталым, чтобы останавливаться на ней.


...Он провел все выходные с этим чертовым компьютером, пытаясь выяснить, где был изъян в программе. Когда он прибыл в Сан-Диего, компьютер обиженно зашипел на него, выдал по команде платежные поручения компании, но наотрез отказался намекнуть, почему он не сделал этого, прежде чем Коул добрался до него. Иногда, когда Коул бывал в особенном настроении, он думал, что, может быть, этой чертовой штуке просто стало одиноко и она делала все назло. Почти как Кельвин, который сейчас барахтался у него на руках и требовал, чтобы его опустили на пол.

Коул отпустил его и, не ожидая приглашения, последовал за ним в квартиру, где сел в первое попавшееся кресло, которое оказалось старомодным, слишком большим и обитым ситцем – очевидно, выбранным скорее для удобства, чем для шика. Это был еще один момент, который сильно изменил его первую оценку Эшли. Мимоходом он отметил кипу сценариев на видавшем виды письменном столе рядом со стулом и представил Эшли удобно устроившейся здесь, читающей материалы, делающей все, что положено делать режиссеру...

Он никогда не понимал до конца технологии работы, которой занимался его мл


убрать рекламу




убрать рекламу



адший брат. Она была так же загадочна для него, как начинка компьютера для других людей. Но когда Рори сказал, что Кельвин будет хорошо смотреться перед камерой, Коул согласился. Ребенок снимался только в том, что делал его дядя, и Коул с самого начала решил, что съемки будут продолжаться только до тех пор, пока Кельвин сам этого хочет. Если он подымет шум, то на этом все и закончится.

До последнего времени Кельвин, казалось, смотрел на съемку как на забаву, которой лишены остальные дети, да и Коул был вынужден признать, что из-за съемок Рори уделял ему намного больше внимания, чем могла бы позволить ему его профессия. Он надеялся, что это внимание сможет в некоторой степени восполнить Кельвину потерю матери, покинувшей его \ в поисках собственного счастья, не обремененного родительскими и семейными обязанностями...

Его взгляд остановился на веселящемся сыне, который жизнерадостно скакал на софе вверх-вниз.


– Кельвин!

Ребенок сразу же уселся, засунув большой палец в рот. Коул отметил, что на лице Эшли появилось выражение любопытства.

– Как вы добились этого? – ревниво спросила она.

– Он знает, что нельзя прыгать на мебели.

– Вот как?

Коул почувствовал печаль в ее голосе и непроизвольно улыбнулся.

– Я понял, что он решил не показывать вам это.

– Вообще-то он успел убедить меня в том, что его тренировали для разрушения.

Коул моргнул.

– Настолько плохо, да? Простите... А как он вообще оказался здесь?

– Я рада, что вы это спросили, – ее тон стал резче и глаза засверкали от сдерживаемой ярости. Взгляд стал похожим на солнечный луч, упавший на серебряную поверхность замерзшей реки.

– Ваш ненавистный брат...

– И что же он сделал?

– Оказалось, что у него была предварительная договоренность на эти выходные.

– На выходные? Вы имеете в виду, что Кельвин у вас с пятницы?

– Да, – она подтвердила это слово тяжким вздохом. – Каждую минуту. Почти сорок долгих утомительных часов. Мне приходилось бывать на съемках в глуши, длившихся месяцами, но казавшихся тем не менее короче.

– Черт бы его побрал... – с чувством пробормотал Коул. – Где была его голова? Ему следовало отменить поездку или сообщить мне, чтобы я вернулся сюда. Ему нельзя было просто уезжать и оставлять с вами ребенка, которого вы даже не знаете!

– Я тоже так думаю, – согласилась Эшли. – К сожалению, он считал, что его планы невозможно отложить.

– Почему?

– Он улетал в Нью-Йорк, чтобы жениться.

– Чтобы... что? – глаза Коула широко раскрылись от изумления. Он, конечно, мог бы и не быть самым наблюдательным человеком в мире, но, без сомнения, узнал бы, если бы его брат надумал жениться.

– Я даже не знал, что он встречается с кем-то регулярно. Он, правда, упоминал какую-то женщину... как бишь ее зовут?

– Лаура, – пришла на помощь Эшли.

 Да, верно. Он довольно часто упоминал это имя в последнее время, но я не думал, что там что-то серьезное.

– Может быть, прикинув перспективы на выходные, он посчитал это более спокойным занятием, чем присматривать за Кельвином, – предположила Эшли. Хотя ее тон и был язвительным, она тем не менее не воспрепятствовала Кельвину забраться к ней на колени и начать вырывать и раскидывать по полу страницы журнала. Зная, на что способен Кельвин, когда он хочет проверить терпение взрослых, Коул стал подозревать, что Эшли считала уже порчу журналов чуть ли не приятным занятием.

– Мне действительно очень неловко. Я знаю, что Кельвин может причинить массу хлопот. Если бы мне только стало известно, что Рори нет в городе, я бы вернулся уже в пятницу вечером.

– Он обещал связаться с вами.

– Он не сделал этого.

– Я должна была это предвидеть, – ответила она и пожала плечами. – Ну ладно, вы вернулись. Теперь только это имеет значение.

– Я понял это как намек на то, что нам надо уходить... – сказал он с кривой усмешкой, которая странно подействовала на способность Эшли свободно дышать. Она глубоко вздохнула и начала борьбу со своим здравым смыслом, который говорил ей, что надо выпроводить этих двух людей из ее квартиры и ее жизни, пока она еще жива и может наслаждаться ей.

Но Коул Донован в любом случае выглядел хуже ,  чем она. Тревожащие ее душу глаза, в которые она пристально смотрела в пятницу, помутнели от усталости. Его щеки казались бледными в сравнении с рыжевато-коричневой двухдневной щетиной. На нем не было ни пиджака, ни галстука, а штаны и рубашка выглядели еще более мятыми, чем в момент их первой встречи... Широкие плечи опущены так, как будто они несли на себе тяжесть всего мира... Но, несмотря на все это, пульс Эшли учащенно забился. Она решительно не могла выставить человека, выглядевшего так, за дверь без обеда и тем самым остановить свое сердце... Если уж ей удалось справиться с Кельвином, то она наверняка сможет приготовить что-нибудь более пригодное для еды, чем масло из орехов и сандвич с вареньем. Хорошая порция пищи поможет ей восполнить ту энергию, что она потратила, стараясь сладить с Кельвином. Эшли даже подумала, не посоветовать ли Коулу лишить ребенка витаминов, чтобы хоть немного замедлить его развитие.


– Почему бы вам не остаться на обед? – предложила она вместо этого.

– Вы уверены? Я думал, что и так причинил вам достаточно неудобств.

Это Рори причинил ей неудобства! Но Эшли решила, что эту проблему не стоит больше обсуждать.

– Нет. Оставайтесь. Судя по вашему виду, хороший обед пойдет вам на пользу. Я сделаю сначала кофе, а потом приготовлю бекон и тост.

– С малиновым джемом? – внезапно подразнил Кельвин голосом, от которого мурашки побежали по ее спине.

– Только если ты будешь вести себя хорошо! – строго сказала она, и Кельвин кивнул в ответ.

– У меня будет с джемом! – гордо сказал он. – Потому что сегодня утром я не пролил свой апельсиновый сок.

Коул засмеялся и взглянул в глаза Эшли, сияющие радостью.

– Я понял, что вчера все прошло не так уж гладко.

– Представляете ли вы себе хоть немного, как отвратительно выглядят молоко и апельсиновый сок вперемешку на красном кафельном полу? – спросила она, поморщившись. – Или как увлекательно убирать их, если не сделать это сразу?

– Я всегда вытираю сразу, – ответил он.

Эшли уставилась на Коула.

– Конечно. У вас есть практика. Мои бывшие приемные дети уже переросли возраст, когда разливают апельсиновый сок. Они предпочитали сорить картофельными чипсами на пол в гостиной, особенно если чипсы были покрыты этим противным луком.

– Может быть, вы также знаете, как выводить пятна от желе? – она раздраженно взглянула на него.

– В самом деле, если бы вы сняли свою блузку, то я бы показал вам, как это делается, – предложил он с провоцирующей улыбкой.

Ее пульс рванулся как скакун, фаворит на скачках. Что-то говорило ей: лучше задушить это чувство в самом начале. Мудрая женщина приготовила бы им обед и выпроводила их из квартиры.

– Больно нужно обед, – резко ответила Эшли, убегая на кухню, где она рухнула на стол, набрала полные легкие воздуха, нашла две таблетки аспирина и быстро проглотила их. В ее голове что-то стучало так же сильно, как и все эти сорок часов.


Она начнет готовить обед буквально через минуту, как только соберется с силами и приведет в порядок мысли... Эшли огляделась... И как только соскребет кашу, размазанную везде от плиты до кухонного стола.

Медленно сняла она несколько кусочков корнфлекса с блузки и снова подумала о мужчине, сидящем в гостиной. Кроме чрезвычайно красивой внешности, у него не было ничего общего с его братом Рори. В Рори бил источник неиссякаемой энергии, он мчался по жизни с бешеной скоростью курьерского поезда. Коул Донован же, как она чувствовала, бесцельно двигался по жизни со скоростью старого шевроле, занимаясь лишь тем, что само падало ему в руки, воспитывая своего сына с бесконечным терпением и спокойным юмором.

Кельвин, несмотря на то что он почти вывел ее из себя, казался ей необычайно уравновешенным ребенком. Именно это не позволило ей сказать все, что она думает в тот момент, когда Коул входил в дверь. И хотя были вещи, которые она считала следствием безответственного отсутствия должной заботы о ребенке, Кельвин и его отец явно обожали друг друга. Кроме того, кто такая, черт возьми, она сама, чтобы критиковать воспитательные методы других? В отличие от «хулиганов Гаррисона» Кельвин достаточно хорошо вел себя, был весел и очень, очень любознателен. Уж этому-то она видела массу доказательств.

В пятницу во время съемок не было никаких неожиданностей. Малыш делал точно то, что ему говорили, счастливо улыбался в камеру и произносил полагающиеся ему по сценарию слова при первом же знаке. Больше всего ее поразило отсутствие всякого демонстративного неповиновения, когда его оставили наедине с совершенно незнакомым человеком. По окончании съемки они шумно проводили дядю Рори в аэропорт; Кельвин тогда просто доверчиво вложил свою ладошку в ее руку и настоял на гамбургере с жареной картошкой в качестве обеда.

Во время их пребывания в ресторане он, разумеется, вытащил соленые огурцы из гамбургера, размазал кетчуп по своему лицу, столу и кофте Эшли, засунул два кусочка картошки в ее минеральную воду без сиропа, а в остальном вел себя как ягненок. Она поняла, что еще легко отделалась. Ей тогда подумалось: может быть, Кельвин просто привык, что его отдают чужим людям, когда отец пропадает в компьютерной стране? Эта мысль как-то обеспокоила ее...


Внезапно ее сердцебиение усилилось, когда она почувствовала, что кто-то намного больше и мужественней Кельвина проник в кухню. Эшли уже привыкла к тому, что Кельвин врывался в ванную именно в тот момент, когда она залезала под душ, но ничто не подготовило ее к последствиям внезапного появления его отца в двух шагах от нее.

– Могу ли я чем-нибудь помочь? – хрипло спросил он.

Она попыталась убедить себя, что в этом предложении по существу нет никакого намека на что-то непристойное, ничего, что бы заставило ее кровь быстрее обычного бежать по венам, но тело ее отреагировало тик, как будто он предложил ей прямо отправиться в ее королевских размеров кровать. Она покачала головой, все еще не готовая произнести что-либо враз пересохшими губами. Он проницательно улыбнулся, и она поняла, что они с Рори обучались в одной и то же школе обольщения.

– Просто сядьте, – наконец смогла произнести она. – Хотите кофе?

– Спасибо. Хотя я и выпил его слишком много за эти выходные, но думаю, что еще одна чашка как раз поможет мне добраться до дома.

– Вы исправили компьютер?

– Он исправился сам.

Она резко обернулась с кофейником в руке и чуть не облила их обоих кипящим напитком.

– Когда? – спросила она с подозрением.

– В пятницу.

Ее глаза расширились, и Коул заметил, что они снова приобрели все тот же завораживающий, хотя и пугающий синевато-серый оттенок. Он напомнил Коулу цвет бушующего моря в пасмурный день. Он спросил себя, знает ли она, как эти прекрасные глаза отражают ее настроение... Сейчас, например, он понял по их грозовому оттенку, что надвигаются неприятности.

– В пятницу? – словно не веря, переспросила она. – И что же вы делали с того времени? Или тоже женились на этих выходных?

Она держала кофе слишком близко к его голове, и у  него возникло ощущение, что одно его неверное слово – и его обольют обжигающей жидкостью. Даже если он выразится вполне дипломатично, это все равно может положить конец его сладострастным помыслам... И он виновато кашлянул.

– На самом деле я пытался найти причину отказа компьютера.

– Значит, вы оставили своего сына с совершенно незнакомым человеком и развлекались с компьютером, который был абсолютно исправен? – глаза Эшли смотрели пристально и недоверчиво. – Вы что, сумасшедший?

– В целях самозащиты позвольте мне напомнить: я не сомневался, что Кельвин с Рори.

– Пусть так, но вы даже не попытались позвонить и проверить это! – тоном обвинителя воскликнула она. – Он мог бы заболеть. С детьми случается всякое, вы знаете.

– Рори хорошо знает, как меня найти. Она в упор смотрела на него.

– Все равно, вы должны были позвонить. Вы – отец Кельвина. Вы что, хотите, чтобы он подумал, что вы тоже покинули его?

Коул почувствовал, как кровь отхлынула от его лица. Она была права, и это задело его. Кельвин был всего лишь маленьким мальчиком, но уже натерпелся от рук невнимательных взрослых больше, чем следовало бы любому ребенку. Он казался уравновешенным, но это не значило, что так и было на самом деле. Ведь психологические травмы не проходят бесследно для ребенка, и хотя долго ничем не выдают себя, но выжидают момент, чтобы превратить его в «трудного».

– Кто сделал вас экспертом по детям? – мстительно и резко спросил он, не замечая, какой неожиданно разрушительный эффект произвели эти слова. Он обвел квартиру широким жестом и съязвил:

– Что-то я не слышу здесь топота маленьких ножек...

– Да как вы смеете?! Я провела целые выходные в заботе о вашем сыне, а у вас хватает наглости приходить и оскорблять меня! Может быть, я и не была лучшей мачехой в мире, но я старалась! Один Бог знает, как я старалась... – она яростно смахнула слезу, покатившуюся по щеке. Ее глаза ярко сверкнули. – По крайней мере, я всегда знала, где были мои дети!

Коула удивило, сколько ярости и боли было в ее голосе. Очевидно, он задел в ее душе струны, не имевшие отношения к предмету разговора. Что бы там ни было, он понял, что наступает неподходящий момент для развития этой темы. И Коул поднял руки вверх, сдаваясь, а затем нервно провел пятерней по и так уже взъерошенным желто-коричневым волосам.

– Извините... Вы правы, – согласился он. – Мне следовало проверить... Но разве с вами не случалось, что какая-то работа поглощала вас так, что остальной мир просто исчезал? – Он с надеждой взглянул на Эшли и заметил, что она все еще смотрит на него настороженно. И он продолжал объяснять, хотя и не был уверен, что это так уж нужно. – Не то чтобы тебе становилось все равно... Просто то, чем ты занимался в данный момент, требовало всей энергии... Она налила кофе в его чашку, поставила кофейник на плиту и уселась напротив. Внезапно он ощутил небольшую перемену в ее настроении. Ее глаза стали блестящими заинтересованными. В них опять возникло интригующее серебристое свечение.

– У вас всегда так с компьютерами?

– Всегда, – признался он. – С того самого момента, как я начал работать с ними, они покорили меня своими практически безграничными возможностями. И я захотел изучить каждую...

– Кажется, я понимаю это, – она серьезно смотрела на него. – Я ничего не знаю о компьютерах, но веду себя так же, когда нахожусь в студии. Ничто тогда не имеет значения для меня... кроме того, конечно, что я  снимаю. Мне хочется, чтобы актеры играли настолько натурально, что зритель никогда бы и не заподозрил, что смотрит не документальный фильм. Мне хочется, чтобы все было исключительно правдиво...

Коул усмехнулся, столько страсти было в ее голосе. Он почти ничего не знал о съемке фильмов, но знал все о том энтузиазме, той всепоглощающей страсти к работе, которая преследует тебя, как ревнивая любовница.

Только Кельвин мог оторвать его от того мира. Кельвин мог оказать на него тогда такое влияние, какое не оказывало ни одно другое человеческое существо, включая его бывшую жену. Наблюдать за его ростом, радостно отмечая его быстро увеличивающийся словарный запас, – все это захватывало Коула даже больше, чем таинство компьютерного мозга. Когда Коул был е ним, ребенок поглощал все его внимание.

К несчастью, он не часто имел возможность быть с ним. Рори и миссис Гаррисон, приходящая домработница, как-то заполняли пустоту в жизни мальчика, но все-таки это была неравноценная замена, и иногда поздно ночью Коул мучился чувством вины и клялся себе, что он станет лучше. Но утром находилось что-нибудь новое, что отвлекало его внимание, и Кельвина опять отводила в его игровую группу миссис Гаррисон или его забрасывали на съемочную площадку к Рори снимать новый ролик.

Раздумья о Кельвине навели Коула на мысль о том, что в квартире слишком тихо. Кельвин был шумным и восторженным мальчиком с того момента, как открывал свои яркие глаза утром, и до того, как закрывал их, обычно на середине второй страницы сказки перед сном. Даже когда он был полностью занят раскраской и цветными карандашами, он радостно болтал, наслаждаясь звуками собственного голоса.


– Я думаю, мне лучше сходить проверить, чем занят Кельвин, – вдруг поспешно сказал он.

– Почему? Он же ведет себя хорошо. Что такого с ним может случиться?

– Вы говорили что-то о приемных детях, но ведь вы не провели много времени с детьми, верно?

– Ну, не много, но...

– Никаких но, – сказал он, выходя. – Тишина обычно предвещает неприятности.

– Вы думаете, он заболел? – с беспокойством спросила она. – Я уверена, что с ним было все в порядке, когда он встал с постели.

– Нет, он просто занят чем-то недозволенным, прекрасно понимая своей умной головой, что это очень, очень плохо.

–  О... – пробормотала Эшли, широко распахнув глаза и едва поспевая за широкими шагами Коула. Она была сейчас благодарна Богу за мир и покой, компанию взрослого человека, и ей как-то не приходило в голову, что спокойствие может быть каким-нибудь необычным. И это только доказывало отсутствие у нее достаточного опыта общения с детьми.

В гостиной не было никаких признаков пребывания Кельвина, хотя весь пол был усеян смятыми страницами из журналов. Скользящая балконная дверь прочно сидела на своем месте, Эшли отметила это с облегчением.

Странная и совершенно неуместная дрожь пробежала по ее спине, когда она шла за Коулом в спальню. Гнездо из подушек, которое она использовала как временную постель для Кельвина, было пусто, так же как и ее кровать. С легким смущением она заметила, что украшенные цветочным орнаментом простыни и гармонирующее с ними покрывало были все еще разбросаны в беспорядке, как и утром, когда она сбросила их и побежала в ванную, чего потребовал разбудивший ее Кельвин.

Ванная казалась уже единственным местом, где он мог быть. Она даже слышала, как он счастливо болтает, но намного более приглушенным тоном, чем его обычные стереофонические вопли.

Коул рывком открыл дверь ванной и застыл на месте. Она увидела его искаженное ужасом отражение в зеркале и посмотрела через него. Кельвин был в мазках помады с головы до ног, но не это повергло в ужас его отца: в руке у малыша была пара ножниц и он с удовольствием отрезал у себя пряди волос. То, что от них осталось, торчало в разные стороны диковинными маленькими островками, что напомнило ей об одной рок-звезде с ее решительным и быстрым парикмахером.

– Кельвин! – загремел голос Коула, и ножницы полетели на пол. – Что ты делаешь?

Кельвин взглянул на отца, и его лицо, несмотря на штрихи ярко-розовой помады, выражало безмятежную невинность. Эшли еще сдерживала смех, готовый прорваться наружу.

– Играю в клоуна, папа.

Теперь уже Коулу пришлось бороться со смехом. Эшли видела, что его губы перекашивались, а плечи дергались, но он стойко пытался сохранить строгое выражение лица.

– Нельзя, Кельвин, – с досадой сказал он. Его глаза встретились с глазами Эшли в зеркале, и в его взгляде она прочла упрек, причину которого поняла, когда он добавил:

– Тебе нельзя играть с ножницами.

– Это моя вина, – вмешалась Эшли. – Я не должна была оставлять их там, где он мог их достать.

– Он сам это знает, – твердо произнес Коул, но это нисколько не уменьшило ее вины в ее собственных глазах. Было, конечно, чудом то, что малыш пережил эти выходные. Кто знает, сколько еще опасных для него предметов находилось вокруг в пределах его досягаемости? Два года сосуществования с трудными приемными детьми не научили ее ничему.

Она резко повернулась и пошла на кухню, где сразу же начала с грохотом ставить тарелки на стол, взбивать яйца для тоста, укладывать бекон на салфетку, чтобы засунуть его потом в микроволновую печь.


И вот что она поняла, когда сворачивала салфетки в правильные треугольники. Она может справиться с завтраком. Она даже может справиться с утонченным обедом; наконец, с вызывающим поведением актеров и отвратительными сценариями. Но вот уж с чем она не может справиться, так это дети – ни ее приемные, ни этот любознательный двухлетний малыш.

Так же, черт бы все это побрал, она не могла ничего поделать с человеком, который несмотря на все его оскорбительные выпады и покровительственное отношение к ней, вызывал покалывание в пальцах ее ног. Она потерла голые ступни о ледяной кафельный пол, надеясь, что это принесет отрезвляющий эффект холодного душа. Покалывание прекратилось, но это не помогло ей выбросить слишком возбуждающий образ Коула из головы.

Зато помогло воспоминание о прическе Кельвина. Оно же заставило ее задать себе вопрос, а не готовит ли она обед для человека, который через пять минут ворвется сюда как ураган и будет грозить привлечь ее к суду за нанесенный ему материальный ущерб.

ГЛАВА 3

 Сделать закладку на этом месте книги

Когда Коул наконец вернулся на кухню, рядом с ним шел очень пристойный маленький мальчик. Помада была стерта с лица, рук и ног Кельвина, но несколько пятен ее осталось на его ярко-голубой футболке. Его волосы были подровнены, насколько это было возможно, но прическа теперь больше походила на очень короткую стрижку, чем на те великолепные густые рыжие локоны, которые были у него.

Эшли с первого взгляда подтвердила свое предположение о том, что скорее всего он не будет участвовать в съемках рекламы в ближайшее время, и снова задала себе вопрос, станет ли Коул подавать на нее в суд за причиненный ущерб. Судя по тому, как выглядел Кельвин, ему, пожалуй, удастся выиграть процесс.

Голубые глаза Кельвина блестели от слез, и он умоляюще протянул к ней руки.

– Эшли... – послышался просящий шепот.

 Эшли готовит обед, – решительно сказал его отец, усаживая сына на стул.

Слезы покатились по щекам Кельвина, и он еще раз протянул руки. Эшли растерянно переводила взгляд с него на Коула и обратно. Ее сердце резко сжалось, это ощущение было совершенно не похоже на все испытанное ею ранее. Она никогда не чувствовала такого с Андреа и Джейсоном... Это, должно быть, изжога, убежденно сказала она себе. Это никоим образом не мог быть какой-то тайный материнский инстинкт, рвущийся к жизни так поздно...

Она успокаивающе погладила Кельвина по голове, вытерла ему слезы, но не взяла его на руки: не хотела бросать вызов решительности во взгляде Коула. Кроме того, кто она такая, чтобы подрывать родительский авторитет? Кельвин вел себя плохо. Он заслужил наказание.

«Только он выглядит так жалко!» – подумала она со вздохом. И потом, ведь это в основном была ее вина, напомнила она себе. Она взрослая. Ей надо было все предусмотреть, прежде чем оставлять ножницы там, где он мог достать их. Она чувствовала себя настолько виноватой, что не могла даже смотреть в глаза ребенку. А так как материнство казалось ей чередой моментов, похожих на этот, она вновь поняла, почему именно не хотела повторения ни капельки всего этого.

– Итак... – веселый голос Коула заставил ее вздрогнуть, когда она клала тост в кипящее масло. – О чем же мы говорили? Она в удивлении взглянула на него и увидела его сверкающие глаза. Эшли озадаченно промолчала. Что это: извращенное чувство юмора, и он наслаждается ужасными моментами вроде этого или случившееся не было таким уж бедствием, как считала она? Гаррисон давно бы уж нарезал из нее ремней за преступную неосторожность. Хотя он и сам всегда внимательно относился к детям, привозя им из своих долгих отлучек обильные дары, он ждал, чтобы и она отдавала все свое внимание детям. Его ожидания становились как бы элементами ее целей в карьере, чем вызывали много яростных споров поздними ночами.

– Вы не кажетесь разозленным, – наконец сказала она.

– А почему я должен быть таким?

– Ножницы...

– Да, это было немного неосторожно, но ведь вы, очевидно, просто не привыкли еще к маленьким проворным рукам, которые добираются до всего, – улыбнулся Коул, отбрасывая назад свои волосы так, чтобы можно было прислониться к стене. Его глаза закрылись, открылись... и снова закрылись.

По какой-то причине, из-за резкого поворота в мыслях, Эшли едва удержалась от того, чтобы произнести короткую реплику об одном человеке, которого она знала и чьи руки двигались быстрее, чем пуля из известной пословицы. Она научилась встречать движения этих рук ледяным взглядом, и если это не срабатывало, у нее всегда оставалось в резерве знание приемов каратэ. Она была в свое время лучшей ученицей.

Она нехотя подумала о том, насколько быстро может парировать движения, которые, возможно, предпримет Коул в этом направлении. Все-таки недостаточно быстро, наконец, решила она, раздумывая над тем, что так привлекло ее в этом человеке. Когда в студии их глаза встретились, она практически мгновенно осознала это. Тот факт, что это притяжение не казалось взаимным, только усиливало искушение.

Она была вынуждена признать, что надо стать в определенной степени испорченной, чтобы принять такой вызов. Сотни книг написаны о дамочках, которые всегда бросаются в погоню за такими недоступными мужчинами, как Коул, настолько занятыми повседневными делами, что обычные отношения оказываются для них на втором, а в случае с Коулом – даже на третьем месте.

Даже сейчас где-то в глубине души она надеялась ослепить его восхитительным ароматом кофе, золотисто-коричневым тостом и хрустящим беконом. Она думала об этой встрече много раз за выходные, представляя себе романтическую сцену, которая, наверное, может произойти только в кино. Его ранний приход помешал ей реализовать что-то иное, кроме обычного обеда, чтобы возбудить его интерес. Просто не было времени, чтобы обильно опрыскать себя экзотическими духами, переодеться в мягкий шелковый халат, который бы струился по ее стройной фигуре, намекая на уточенные формы под ним... Очень плохо. Но, может быть, ей повезет, и Коул окажется как раз таким человеком, для которого аромат кофе так же соблазнителен, как аромат любой дорогой импортной парфюмерии...

...Может быть, он также не обратит внимания на корнфлекс, прилипший к ее блузке...

Осознав, что в комнате внезапно воцарилось молчание, Эшли посмотрела через плечо и увидела, что Коул, тяжело опустившись на стул и опершись на стену, заснул. Его глаза закрыты, длинные темные ресницы отбрасывают тени на ввалившиеся щеки... Почти не дыша, она разглядывала могучие плечи, выпирающие из-под рубашки, вьющиеся волосы под расстегнутым воротом, сужение грудной клетки к тонкой талии и джинсы, провокационно обтягивающие его бедра. Спящий он выглядел очень уязвимым.

Но он выглядел также и очень, очень мужественным человеком, который относится к этому, как к само собой разумеющемуся, а поэтому производит еще более сильное впечатление.

Пока она была поглощена этим смелым разглядыванием, масло брызнуло и обожгло ей руку.

– Черт... – пробормотала она как раз в то время, как Кельвин, вынужденный временно молчать, решил, видимо, что период наказания кончился, и начал радостно барабанить ложкой по столу.

Коул при этом грохоте открыл глаза.

– Что такое?

Эшли с усмешкой посмотрела на него.

– Хорошо отдохнули?

Он встряхнул головой и моргнул.

– Извините... Я, кажется, заснул.

– Почти на середине фразы, – подтвердила она, думая, как же ей повезло, что он уснул как раз в тот момент, когда она собиралась сделать вызывающий определенные мысли комментарий, который мог бы разбудить его влечение и настроить его на ее волну. Было бы намного лучше, если бы она смогла выпроводить этого человека и его сына из квартиры, прежде чем сделать какую-нибудь совершенную глупость; если она позволит своей тяге к нему утихнуть, если наконец, вспомнит, что он не подходит для нее, что у них нет ничего общего и (это самое важное!) что у него есть сын, хотя и довольно милый.

Она покормит их обоих, попрощается и это будет концом всему. Она сможет поспать, в чем так нуждается, прочитать сценарий, который предполагалось начать снимать на следующей неделе, надолго засесть в горячую ванну, а затем провести вечер с сестрой Элен и ее мужем, которых она не видела целый месяц. Это будет очень успокоительным завершением напряженных выходных.

Эшли вздохнула от удовольствия, обдумывая все эти мелкие радости, затем посмотрела на Кельвина и Коула. Ее удовольствие сразу же испарилось от перспективы выставить их за дверь. Взбешенная этим новым рецидивом собственной испорченности, она почти побросала обед на стол и уселась рядом со своим гостями.

Она едва поднесла вилку ко рту, как Кельвин в очередной раз ударил ложкой по столу и заревел. Ее тост полетел на пол, она опустила вилку и беспомощно установилась на Коула.

– Кельвин!

Ребенок сразу же замолчал, но его ложка уже была занесена для очередной атаки на стол.

– Что случилось? – встревожилась Эшли.

Внезапно Коул ухмыльнулся так, что это напомнило ей о Рори и сильно снизило его оценку в ее глазах. Если так пойдет дальше, с надеждой подумала она, то не будет проблем с исключением этого человека из ее жизни.

– Я думаю, он голоден, – холодно сказал Коул.

– Но он уже съел целую миску каши, сок и кусок тоста! Кроме того, если он хочет еще, тост прямо перед ним.

– Эшли, он еще не умеет пользоваться ножом, – терпеливо объяснил Коул.

– О... – тихо сказала она, подвигая к себе тарелку Кельвина и разрезая на мелки


убрать рекламу




убрать рекламу



е кусочки его тост.

Она не хотела встречаться со взглядом Коула. Она чувствовала себя абсолютной дурой, и ей нисколько не нравилось это ощущение. В самом деле, для женщины, которая прекрасно управлялась со своей жизнью, эти выходные доставили очень много хлопот, напомнив, насколько некомпетентна и плохо подготовлена она была для того, чтобы справиться с «хулиганами Гаррисона». И она ничуть не усовершенствовалась с тех пор. Возникло даже несколько неловких моментов, когда она была уверена, что Кельвин гораздо лучше смог бы позаботиться о себе сам.

Удовлетворение, мелькнувшее во взгляде Коула, не укрыл ось от Эшли. Он спросил:

– Чем вы оба занимались все эти выходные?

– Играли в триктрак! – торжественно объявил Кельвин.

Коул взглянул на Эшли:

– Это вы научили его игре?

– Ну, не совсем. Мы немного изменили правила. Это было что-то среднее между триктраком и баскетболом. Он получал два очка и печенье за каждую фишку, которая попадала в мусорную корзину.

– Понимаю... Интересный подход. И сколько печений он выиграл?

– Я точно не знаю. Он прикончил коробку к полуночи, но все равно хотел продолжать игру.

– К полуночи... – упавшим голосом повторил Коул. Он обычно укладывал Кельвина в постель в семь часов, так как считал, что распорядок дня и хороший сон – самые важные вещи для ребенка этого возраста.

– Его всегда так трудно уложить спать? – полюбопытствовала Эшли. – Этот дьяволенок был достаточно бодр в два часа ночи.

– В два часа? – Коул сглотнул.

– Да. Только тогда я заставила его лечь в постель.

– Вы имеете в виду, что до двух часов не старались сделать этого?

– Нет. Я просто подумала, что он сам запросится в постель, когда почувствует себя усталым. Как он это сделал в пятницу. – Она не стала говорить, что дети Гаррисона постоянно не спали далеко за полночь, несмотря на ее постоянные намеки их отца на то, что их оценки улучшатся, если они будут бодрыми в школе.

 С детьми это не всегда проходит... Они любят не спать допоздна, особенно если думают, что пропустят что-нибудь интересное или что это пройдет им безнаказанно.

– И вы рассказываете это мне... – пробормотала она.

– Что, прошу прощения?

– Ничего. Не обращайте внимания.

– Чем еще вы занимались?

– Ходили в магазин! – ответил Кельвин.

– Храбрая леди... – промурлыкал Коул, начиная понимать, почему Эшли, приветствуя его сегодня утром, лишь отдаленно напоминала ту женщину, которую он встретил в пятницу. По какой-то непонятной причине сегодняшняя Эшли нравилась ему больше, хотя ее можно было бы сравнить с выжатой тряпкой... Она была намного мягче, намного уязвимей, к ней было намного легче подступиться. Это была женщина, которую он мог бы поцеловать, и он внезапно понял, что хочет этого очень сильно. Неожиданный приступ покровительственности, который он ощутил, как только вошел в дверь, теперь перешел во все возрастающую потребность дотронуться до нее, посмотреть, мягка ли ее бледная шелковистая кожа, подходят ли изгибы ее тела к его так, как он думал, выяснить, бушует ли пламя под этой замороженной наружностью.

Именно такое нерациональное желание когда-то привело его к полностью неудачному браку с Натали...

Эта мысль быстро вернула его к действительности.

– В какой магазин вы его водили?

– В кондитерский... – ответила Эшли и тяжело вздохнула. – Обычно в мой запас еды не входят фруктовые леденцы и печенье.

Коул засмеялся.

– Вы выбрали самое любимое его место. И насколько плохо все это прошло?

– Я думаю, что могло бы быть и хуже. Они могли бы арестовать меня за налет на частную собственность, – сухо ответила Эшли.

Он мигнул.

– Настолько плохо?

– Откуда я могла знать, что не успею и глазом моргнуть, как один двухлетний ребенок успеет открыть пятнадцать коробок с кашей, выкатить целую стойку с апельсинами в проход и надкусить все коробки с полуфабрикатами для пирожных. Когда я наконец нашла его – с лицом, покрытым сахаром, – и взяла на руки, он кричал и визжал так, что менеджер магазина и четыре мамаши прибежали посмотреть, не бью ли я его.

Кельвин счастливо закивал головой.

– Это было весело, пап. Пирожные просто замечательные!

Коул старался не засмеяться, но напрасно. И он захохотал.

– Это было не смешно! – резко сказала она, сверкая глазами от негодования. – Разве вы не понимаете, что если бы они вызвали полицию, меня могли бы арестовать еще к тому же и за похищение ребенка? Это ведь не мой малыш. У меня не было никаких бумаг, подтверждающих мои права на него.

– На ребенка нет таких бумаг! – сказал Коул, все еще смеясь. ~ Вы получаете свидетельство о рождении.

Эшли уставилась на него.

– Это одно и то же.

– Может быть, но уверяю вас, что я не ношу таких вещей с собой в кармане. Я не помню даже, где оно находится.

– Поскольку вы сами не возитесь с сыном, оно, наверное, находится у какой-нибудь няньки, которую вы наняли, когда он родился, – ответила она.

– Нет. Возможно, оно где-нибудь на чердаке вместе с его первой детской книжкой, погремушкой и колыбелью. Натали была очень пунктуальна в таких вещах. Потому она и командует туристическим бюро сейчас. Она может провести целую группу пожилых дам через Великую Китайскую стену, не потеряв ни одной из них. Она всегда знала, где находится каждый билет и каков ближайший маршрут к ресторану. В самом деле, – печально признался он, – я, можно сказать, сводил ее с ума тем, что у меня все наоборот. Я никогда не мог найти вещи, если только они не были спрятаны внутри компьютера. Худшим же было, по ее словам, то, что меня никогда не заботило это. Если я терял свои голубые носки, я покупал другую пару. Если я опаздывал на туристский автобус, то садился в следующий...

– Так нельзя с ребенком.

Он серьезно посмотрел на нее.

– Я никогда не терял Кельвина. Внезапно Эшли улыбнулась ему, и эта улыбка заставила его сердце учащенно забиться.

– Может быть, все зависит от приоритетов, – мягко предположила она. – Мне кажется, что как раз с ними у вас все в порядке. Кельвин и работа намного важнее для вас, чем носки и туристские автобусы.

– И свидетельства о рождении? – Ну...

– В следующий раз, когда я оставлю Кельвина у вас, я принесу его свидетельство о рождении или оставлю вам записку, или что-нибудь еще.

«В следующий раз?» Улыбка соскользнула с лица Эшли. Следующего раза не будет. Она повторяла себе это все утро. Очень решительно. Но был взгляд Коула, взгляд, который говорил обратное. Он обещал ей то, что она, вероятнее всего, не имела в пятницу. Он обещал в будущем романтические приключения и увлекательные беседы, о которых она... не позволит себе даже подумать. Она хотела было сказать, что у нее нет оснований подвергаться пыткам, а именно этим ей казалась жизнь с любым, кто был моложе двадцати... или, может быть, тридцати лет. Коулу Доновану было тридцать пять или чуть больше, но он рассматривался явно вместе с Кельвином...

– Что-нибудь не так?

– Ничего.

– Неправда. Скажите мне, в чем дело. Но Эшли не собиралась вдаваться в дискуссию о конце отношений, которые еще даже не начались.

– Вам надо было быть с нами, когда мы ходили в парк, – просто сказала она.

– Парк! – счастливо подхватил Кельвин. – Это качели, папа. Эшли катала меня.

– Да? Могу поспорить, что тебе это понравилось.

– Я взлетал так высоко!

– Он действительно делал это, – пробормотала Эшли. – Я и забыла о качелях.

– Это еще одна из его любимых вещей.

– Я поняла это после того, как в сорок пятый раз попросила его слезть с них, а он отказался. Представляете, как у меня сегодня болят руки? Я чувствую себя так, будто два дня поднимала тяжести в спортзале под руководством маркиза де Сада.

– Как же вам удалось все-таки спустить его? Ведь наверняка что-то традиционное, типа взять ребенка на руки и сказать «время кончилось, мы уходим», с ним не прошло.

– Да. Я подкупила его, – со вздохом призналась она. – Я предложила ему мороженое. С шоколадом. Две порции. – Она взглянула на Коула с кривой усмешкой. – Вы лучше присматривайте за ним, а то он вырастет в такого же обманщика, как дядя Рори.

– Ну да уж, – возразил Коул тоже насмешливо. Кельвин не такой. Это просто вам не хватает твердости в обращении с людьми.

– Я предпочитаю думать так в надежде сохранить здравый смысл. У меня нет привычки проводить время с людьми, которые еще слишком малы ростом, чтобы налить себе стакан воды, которым еще только предстоит узнать, что мир не простая устричная раковина (а ее надо вскрыть), для которых интеллектуальный разговор не сводится к двум словам с одной согласной, произнесенным тоном главнокомандующего, отдающего приказ идти в наступление.

Коул с любопытством рассматривал ее.

– Вам действительно было так трудно? ...

И Эшли вдруг вспомнила моменты, в которые Кельвин смотрел на нее своими широко распахнутыми голубыми глазами, полными доверия... когда плотно прижимался к ней в кровати, а она читала ему сказку о паровозике, который делал все, что ему взбредет в голову... когда он хохотал с откровенной радостью под ее щекоткой... когда он крепко обнимал ее, перед тем как уснуть с указательным пальцем во рту...

«Нет, – решила она, – было не так уж плохо». Это все... немного выводило ее из себя. Но совершенно не походило на те психологические войны, которые она вела с «хулиганами Гаррисона» за внимание их отца.

Эшли покачала головой.

– Просто после всех проблем, которые были меня с приемными детьми, я чувствую себя неловко. Я боялась, что сделаю что-нибудь ужасное Кельвину и он убежит, как дети всегда обещают, – откровенно призналась она. – Когда он кричал, я всегда воспринимала это как личный крах.

– Тогда мне кажется, что он руководил вами, – подразнил Коул.

– Наверное, вы не сможете понять. Он ваш ребенок, а вы, похоже, один из тех прирожденных отцов, которые растут, уже зная, как пеленать ребенка, как заклеить пластырем порез или как надеть на малыша одежду, когда его руки и ноги вертятся, словно ветряные мельницы...

Впервые Коул осознал, насколько тяжелыми были эти выходные дни для Эшли и как отлично она справилась, несмотря ни па что. Все, что еще оставалось в ней от образа эгоистичной и рафинированной леди, разлетелось в прах прямо на глазах, и какая-то частица его души в ту же секунду влюбилась в нее. Это озарило его как удар молнии, и он понял, что позже захочет обдумать это более обстоятельно. Ему заодно придется определить, чего же он хочет от всего этого... Как плохо, что он не может запрограммировать что-то похожее на эту ситуацию в компьютер и попросить его совета! Компьютеры не принимают в расчет эмоции, они разлагают их на вещественные элементы и рассчитывают подходящий ответ. Их нельзя отвлечь от работы выразительными глазами или нежными выпуклостями женских бедер.

...После того как Натали покинула его, он часто задавал себе вопрос, захочет ли когда-либо снова быть с женщиной. Он любил Натали, несмотря на их несхожесть, и очень беспокоился о Кельвине. Реакция Натали на беременность и предстоящее материнство шокировала его. Он еле отговорил ее от аборта. Ее просьба о разводе не удивила его, но он стал ожесточенным и никому не доверяющим, таким же холодным и расчетливым, как компьютер.

Но сейчас ему вдруг захотелось отбросить осторожность и узнать эту удивительно и по-новому открывшуюся женщину, которая была, оказывается, такой ранимой под своей исключительно профессиональной и очень красивой внешностью. Хотя сама она выражала сомнение относительно своих способностей обращаться с детьми, она явно очаровала Кельвина – хотя сама даже и не понимала этого – и была на пути к завоеванию его.


Сейчас же Коул хотел только подбодрить ее.

– Вы сами знаете, что это не так. Когда мы только привезли Кельвина из больницы, я был испуган до смерти, а Натали – еще больше. Он был такой маленький, что я был уверен, что сломаю ему что-нибудь, если неправильно возьму на руки, и каждый раз, когда он кричал, мне казалось, что мы убиваем его, что перепутали рецепт, или дали ему тертую морковь, когда надо было дать шпинат... После того как Натали покинула нас, стало еще хуже. Я остался один на один с чувством вины. Его бросила мать, и в довершение всего я не всегда был рядом с ним.

Внезапно Кельвин вскочил со стула, протопал вокруг стола к отцу и протянул ручки. Коул поднял его и посадил к себе на колени, продолжая разговаривать. Эшли смотрела на них, на отца и сына, таких похожих, несмотря на разницу в росте.

Ск олько бы Коул ни сомневался в себе, он, несомненно, был прекрасным отцом.

– Не думаю, что в мире существует хоть что-нибудь, за что вы могли бы себя винить, – сказала ему Эшли. – Я, может быть, немного понимаю в детях, но Кельвин кажется мне очень довольным жизнью малышом. Если бы вы делали что-то неправильно, я уверена, вы бы поняли это и исправили.

– Спасибо за эти слова... Иногда полезно бывает узнать мнение постороннего. – Он улыбнулся, так что кровь ее вскипела.

– Даже мнение дилетанта? – спросила она, намекая на те упреки, которыми он недавно осыпал ее.

– Сомневаюсь, что доктор Спок звонит на дом, поэтому рад принять и ваши советы. Теперь, я думаю, нам пора уходить.

Лицо Кельвина сразу стало грустным.

– Не хочу уходить.

– Мы уходим, – твердо сказал Коул, опуская его на пол. – Иди и начинай собирать свои игрушки.

– Сейчас же, – добавил он, увидев, что Кельвин стоит неподвижно.

Кельвин ушел.

Эшли поднялась и начала убирать со стола. В следующий момент она поняла, что Коул оказался между ней и столом. Просторная кухня сразу показалась маленькой, а кровь Эшли устремилась по венам с такой скоростью, что голова ее закружилась. Она взглянула в его глаза, которые сияли ярким сапфировым огнем... Словно сквозь туман она поняла, что должна двигаться, что надо нырнуть под его руку и убрать последнюю тарелку со стола; но она застыла там, где стояла, и ждала, пока его голова наклонилась, на момент провокационно остановившись, а затем стала опускаться до тех пор, пока теплые мягкие губы тихо прижались к ее рту.

– Нет, – мягко запротестовала она, потрясенная его способностью так легко влиять на нее, подчиняя...

– Да, – возразил Коул, целуя ее еще раз. Поцелуй был столь же разрушительным: потоками жара побежала ее кровь, согревая ее, словно пламя медленно разгорающегося костра.

...Поцелуи были выражением только поверхностной привязанности. Если бы она снимала страстную сцену между двумя любовниками, она постаралась бы добиться чего-нибудь большего. Но даже это мимолетное прикосновение, этот нежный намек на желание, прочно удерживаемое под контролем, возбудит ее чувства больше, чем любой из тех поцелуев, которые она могла вспомнить.

Когда Коул отпустил ее, она открыла глаза и быстро сказала:

 Тебе не стоило делать этого.

Ей хотелось бы, чтобы в ее голосе звучало больше уверенности.

Он нежно погладил ее по щеке и улыбнулся.

– Почему?

– У нас нет ничего общего.

– А этот поцелуй?

Она отрицательно затрясла головой, стараясь управлять дыханием, более тяжелым, чем обычно после занятий аэробикой.

– Этого недостаточно.

– Может быть, на всю жизнь, – с легкостью согласился он, – но на сегодняшнее утро вполне.

Прежде чем она смогла ответить, он развернулся и пошел прочь.


Она сделала длинный и медленный глоток едва теплого кофе и пошла в гостиную, где Коул и Кельвин заканчивали собирать игрушки и одежду в ярко-красную сумку.

– Все собрали? – спросила она все еще дрожащим голосом.

– Думаю, что да, – сказал Коул. – Если, конечно, ты не найдешь чего-нибудь хорошо спрятанного под кроватью или в шкафу.

– Если я обнаружу что-нибудь, засунутое в кастрюли и сковородки, я дам тебе знать.

Это был пустяковый, ничего не значащий разговор, а Эшли хотелось кричать. Человек, который заставлял ее колени дрожать, ее сердце – биться в бешеном ритме, сейчас уйдет, а они говорили лишь об упаковке вещей!

– Пока, Эшли, – сказал Кельвин, протягивая ручки, чтобы его подняли.

Вместо этого она наклонилась и обняла его, чтобы Коул не заметил непрошеных слез, внезапно затуманивших ее глаза.

– Пока. Приходи как-нибудь еще.

– Это относится и ко мне тоже? – спросил Коул тихо, ненавязчиво, но с надеждой.

Ее сердце застучало, ее здравый смысл закричал «нет!», но она пристально посмотрела на него и кивнула головой. Это было все, на что она сейчас была способна. Эшли чувствовала, что стоит ей открыть рот – и она разрыдается, а это будет действительно глупо. Ведь она не хотела, чтобы Кельвин остался у нее, и целые выходные проклинала Рори за то, что он создал эту неприятную ситуацию, а теперь была готова разреветься, как младенец только потому, что все закончилось...

Коул улыбнулся ей.

– Мы позаботимся об этом, – тихо и многозначительно произнес он.

Когда Эшли наконец закрыла за ними дверь, она тяжело прислонилась к ней и подумала, не пройти ли ей все-таки курс лечения. Несомненно, ни один из непрошенных психологов, таких, например, как ее мать или сестра Элен, в их бесплодных попытках исправить ее жизнь не научили ее ничему. Она до сих пор делала совершенно неразумный выбор, когда дело касалось мужчин.

А в этот раз, похоже, она превзошла саму себя.

ГЛАВА 4

 Сделать закладку на этом месте книги

Коул внимательно смотрел на маленькое, похожее на паука создание, ползущее по экрану, и раздумывал, какие еще его действия он должен запрограммировать. Как правило, он бывал целиком поглощен этим дополнением к его обычной работе с компьютерами, полностью наслаждаясь моделированием игры, которая была бы одновременно замысловатой и трудоемкой. «Элфи» была очень, очень вредным паучком.

Но сегодня, вместо того чтобы обдумывать хитроумную стратегию, он мысленно уже в сотый раз, наверное, возвращался к Эшли. Она, черт побери, выглядела намного лучше и была интересней, чем «Элфи». Он также подозревал, что у нее было намного больше отвлекающих моментов, чем он мог себе представить.

И он решил для себя, что тут требовался совершенно другой подход. Вопрос, так же как ив его «Опасной паутине», заключался в том, какого результата он хочет достичь.

Он бился над решением этого вопроса в течение трех недель, отказываясь звонить ей, пока твердо не определит для себя все. Только две вещи казались несомненными: он хотел увидеть ее снова и в то же время нисколько не был счастлив от этого желания. Еще и еще раз он спрашивал себй: как мог он влюбиться в деловую женщину, которая явно не хотела иметь дела с детьми? Разве брак с Натали ничему не научил его?

Все «дорожные указатели» опасности были на месте: Эшли с головой поглощена своей работой; у нее был уже один неудачный брак, и причина его имела какую-то связь с детьми; она постоянно выражает свою неуверенность в отношении к детям. Чего же еще ему было нужно, чтобы поумнеть? Даже сама она откровенно заявила, что не подходит ему.

Однако он все равно хотел ее. Просто отмести такое чувство к ней, как страсть, не получалось. Он знал, что это что-то большее, чем просто тяга к ее маленькой, ладно скроенной фигурке, блеклым, как звездный свет, волосам и нежной, как шелк, коже. Он был заинтригован ее уязвимостью, покорен ее решимостью справиться с Кельвином, очарован ее умом.


Он все еще был поглощен этими мыслями, пытаясь разобраться в них, когда в дверь позвонили. Он услышал голос миссис Гаррисон и восторженные крики Кельвина, затем сердечный смех его брата и еще чей-то приятный незнакомый голосок. Почувствовав некоторое облегчение, вызванное этим вторжением, он быстро выключил компьютер и направился в гостиную. Его переполняли два желания: свернуть шею безответственному Рори и увидеть его жену. С тех пор как Эшли сказала ему о свадьбе, он сгорал от нетерпения увидеть женщину, которая смогла-таки подвести его неуловимого брата к алтарю. Образ, который сложился в его воображении, был не особенно лестным.

Он дошел до входа в гостиную и остановился от удивления. Лаура совсем не походила на тех захватывающе привлекательных и самолюбивых актрис, которыми Рори обычно окружал себя. Она была похожа на девушку из соседней квартиры, ее округлое лицо было открытым и доброжелательным, ее глаза были полны скорее ума и веселья, чем вероломства. Выражение лица Рори, когда он увидел, как она берет Кельвина на руки, было сумасшедше-счастливым.

– Как я понимаю, тебя можно поздравить, – сказал Коул, чувствуя явное облегчение и радость по поводу несомненно хорошего выбора своего брата. Желание свернуть ему шею почти пропало.

Рори рывком встал с кресла, на его лице появилось лишь легкое огорчение.

– Эшли сказала тебе...

– Ну, она не могла хранить это в секрете, потому что ты сбежал и оставил моего сына практически у нее на пороге, – Коул смотрел на него с наигранной суровостью. – Боже, о чем ты думал?

– О том, чтобы жениться, – быстро сказал Рори, пристально глядя на жену. И, когда на ее губах появилась слабая улыбка, Рори, казалось, потерял нить рассуждений. Затем он опять увидел зловещее выражение на лице Коула и поспешно продолжил:

– Я не мог думать о чем-нибудь еще... Ты убежал, прежде чем я смог остановить тебя... Я даже не представлял себе, как поступить иначе...

Рори смущенно ежился, и при виде этого Коул ухмыльнулся.

– Я надеюсь, вы отдаете себе отчет в том, во что впутали себя? – спросил он Лауру, крепко и доброжелательно обняв ее. – Этот мой брат просто сумасшедший. Он совершенно непредсказуем. Он родился на две недели позже срока, и я думаю, что теперь он наверстывает упущенное время.

– Вот именно поэтому я и вышла за него замуж, – сказала она, не задумываясь, и улыбнулась Коулу. Это была абсолютно очаровательная улыбка, но она не согревала так, как улыбка Эшли.

– А я до отвращения предсказуема, – призналась Лаура. – Это создаст любопытный баланс.

– Или фейерверк.

– Очень надеюсь на это, – ответила она, и дьявольская искорка сверкнула в ее глазах.

Коул засмеялся, в то время как Рори покраснел.

– Итак, ваши планы, молодожены?

– Это в самом деле именно то, о чем мы хотели с тобой поговорить, – сказал Рори, садясь на софу рядом с женой. Коул заметил, что он сразу же взял руку Лауры в свою, их взгляды встретились и некоторое время не расставались. Он испытал что-то вроде зависти, наблюдая за ними.

– Мне интересно, сделаешь ли ты для нас одну вещь?

– Вам нужно место, где остановиться? Я знаю, что в твоей отвратительно неряшливой холостяцкой квартире едва ли хватит места для вас двоих. Здесь его достаточно, и миссис Гаррисон будет очень рада, если сможет заботиться о большой компании.

– Ничего подобного. Мы отправимся искать место для жилья, как только уйдем отсюда. Просто я надеялся, что ты, может быть, устроишь вечеринку для нас, что-то вроде свадебного приема. Лаура никого здесь не знает, и до тех пор, пока она не найдет себе работу, ей будет очень одиноко. На вечеринке же она сможет завести знакомства. Я, конечно, мог бы сделать это сам, но боюсь, что буду выглядеть несколько неловко.

– С каких это пор ты беспокоишься об этом? Мне кажется, что твои вечеринки никогда не заслуживали быть упомянутыми в светской хронике. В самом деле, ты поднимал столько шума, что они оказывались б полицейских отчетах. Сколько раз мне приходилось вытаскивать тебя из участка? – он замолчал задумчиво, и слабый проблеск удовлетворения мелькнул в его глазах, когда он увидел эффект своей колкости.

– Коул! – запротестовал Рори. Темные глаза Лауры сильно расширились.

– Это, это правда? Расскажи мне поподробнее!

– Не смей!

– Но это как раз то, что ты заслуживаешь, безответственная скотина, – весело сказал Коул.

– Перестань, пожалуйста, Коул! – умолял Рори. – Я же говорил тебе, что прошу прощения за Кельвина. Ему было хорошо с Эшли, не так ли?

– Конечно, но теперь ей нужны лечение или продолжительный отдых дома.

– Веселенькая шутка...

– Не уверен, что она тоже так думала к воскресенью.

– О... – простонал Рори. – Так Кельвин пробыл у нее целые выходные?

Коул кивнул.

– Ах да... Я ведь пообещал ей сделать так, что ты вернешься в пятницу ночью, но забыл... Она была в ярости?

– Она тогда была слишком усталой, чтобы злиться. Но я думаю, что сейчас уже  у нее набралось достаточно злости.

– Ты не говорил с ней с того времени.

– Нет. Не посмел, – ответил Коул, не вдаваясь в подробности. Пусть Рори считает, что это просто из-за того, что малыш был фактически подкинут на порог Эшли.

Рори растерянно моргнул.

– Тогда я не уверен, что другой аспект моей идеи можно реализовать...

Бровь Коула поднялась в немом вопросе:

– Другой аспект твоей идеи?

– Ну, я думал, что если ты будешь устраивать для нас вечеринку, то неплохо было бы, чтобы кто-нибудь тебе помог. Я имею в виду, что ты не специалист по вечеринкам и, кроме того, не знаешь большинства моих друзей.

Коул сразу понял, на что он намекает.

– Эшли, конечно, обладает всеми этими качествами?

Рори кивнул.

– Она устраивает восхитительные вечеринки. Как ты думаешь, она поможет?

– Я не уверен, поможет ли она теперь тебе, даже если ты будешь внутри горящего дома.

 Тогда не мог бы ты попросить ее об этом? Может быть, она послушает тебя?

В его голосе звучала такая трогательная надежда, что Коул просто не мог ему отказать. Рори всегда мог обвести любого из семьи вокруг своего изящного пальчика. Теперь он использовал те же приемы, чтобы привлечь режиссеров и актеров, которые обычно никогда не брались за рекламу. Коулу стало интересно, применил ли он ту же технику к Эшли, чтобы она сняла ролик для него. Если это было так, то неудивительно, что она кричала на Рори так, будто перед ней стоял сам Бенедикт Арнольд[1].

– Я подумаю об этом...

– Прекрасно! – воскликнул Рори, по-видимому, нисколько не сомневаясь в результате. – Дай нам знать обо всем, до чего вы додумаетесь.

– Все, что мы с Эшли придумаем, будет сюрпризом для вас. Вы с Лаурой просто занимайтесь своими делами. Я уверен, вы найдете прекрасное место для жилья.

На лице Рори сразу же появилось настороженно-озабоченное выражение.

– Но, Коул...

– Эй, вы, двое, не волнуйтесь об этом! – ответил он, озаряя их широкой улыбкой. – Я обещаю, что это будет вечеринка, которую вы никогда не забудете.

Рори глухо застонал. Лаура переводила непонимающий взгляд с  его лица, вдруг охваченного паникой, на ликующее лицо Коула. Так ничего и не уяснив для себя, она тем не менее сказала:

– Это прекрасно. Я с нетерпением жду. Я знаю, что вошла в достойную семью. У Донованов не бывает ничего высокомерного и скучного.

– Ты поняла правильно, – поощрительно улыбнулся Коул, задорно подмигнув Лауре, в то время как Рори снова испустил глухой стон и протянул жене руку.

– Пойдем, Лаура. По-моему, мы только что сделали очень серьезную ошибку.


Когда Лаура и Рори ушли, Коул задал себе вопрос, а не он ли сделал эту ошибку. Согласиться устроить вечеринку для брата и его жены – это одно. Согласиться сделать то же самое с Эшли – совсем другое. Само собой разумеется, это был бы прекрасный предлог для того, чтобы встретиться с ней снова. Он даже мог бы сказать, что решение было принято за него. Но он немедленно напомнил себе, что напрашивается на неприятности. Даже при кратковременном контакте его чувства к ней расцветут как лилии под дуновением летнего ветерка. А в полном цвету их просто невозможно будет заставить увять...

Коул вернулся к компьютеру и попробовал сосредоточиться на «Элфи», чьей целью было поймать игрока в ловушку раньше, чем он сможет найти сокровища, спрятанные где-то в пыльном старом замке. Вместо этого он снова оказался пойманным в ловушку мыслями об Эшли. Десять минут спустя, все еще размышляя над разумностью того, что. собирается сделать, он пододвинул к себе телефон и позвонил ей. То, что ему пришлось оставить сообщение автоответчику, не улучшило его настроения. Вернувшись к компьютеру, он сделал «Элфи» еще более дьявольски хитрой...


Когда Эшли получила сообщение Коула во второй половине дня, она записала номер его телефона на бумажку, затем скомкала ее и выбросила в мусор. Звонить ему было бессмысленно. Он не был ее идеалом. Три недели размышлений, особенно по ночам, когда она должна была бы спать здоровым сном, убедили ее, что они неподходящая пара. Его физическая привлекательность не могла компенсировать разницу их интересов – компьютеры и искусство, боже мой! Не лучше обстояло дело и с вопросом о целях жизни. Коул, очевидно, верил в традиционную семью. Но она уже попробовала это и была более чем счастлива своей теперешней независимостью, вновь вернувшейся к ней.

Кельвин был, конечно же, самым главным камнем преткновения.

И, как это ни странно, самой большой приманкой. К ее удивлению, она скучала по нему. Два ужаснейших дня их совместного пребывания в ее квартире вызвали полный хаос, а она скучала по нему! Он пробил брешь в ее защите быстрее, чем бегал по комнате. Может быть, он подсыпал что-то в коробку с корнфлексом, что заставило ее чувства так измениться?..

Она вытащила измятую бумажку из мусорной корзины, уставилась на номер, а затем, вслух проклиная отсутствие здравого смысла, сняла трубку и позвонила.


При звуке хриплого голоса Коула ее пульс опять понесся с бешеной скоростью, и у нее почти хватило разума повесить, трубку. Но вместо этого она противно безжизненным шепотом произнесла:


убрать рекламу




убрать рекламу



– Привет. Это Эшли. Я получила твое сообщение.

– Ты уже отдохнул а от работы нянькой? Она засмеялась.

– Так вот почему ты позвонил...

– Ты боишься, что я потребую возмещения убытков?

– Если решить сделать это, то требуй его с Рори. Он надул тебя. Я просто безвинная жертва этой ситуации.

У Эшли были еще и серьезные сомнения относительно степени невиновности самого Коула. Его поцелуи можно было назвать какими угодно, но только не невинными.

– Ну ладно, – сказала она, еле скрывая возбуждение, которое переводило ее голос в шепот, будоражащий кровь и превращавший ее в теплый мед. – Если ты не обеспокоен этими деловыми вопросами, почему тогда ты позвонил?

– У тебя есть проблемы с самооценкой? – подразнил он. – Разве неразумно предположить, что я позвонил просто потому, что ты красивая женщина и я скучал по тебе?

– Абсолютно неразумно. Я законченная реалистка. Никакой мужчина, если его интересует женщина, не станет ждать три недели, если только он не на охоте, не заканчивает свой развод или не посажен в тюрьму. Я оставляю за тобой право выбора что из перечисленного верно?

Коул засмеялся, и его резкий смех дрожью пробежал по всему ее телу.

– Ничто. Но меня все больше и больше интересует твое прошлое.

– Спроси своего брата. Он знает все его подробности. Он всегда был рядом со мной – в периоды знакомства, брака и развода.

– Тогда я почти уверен, что ты захочешь сделать ему маленькое одолжение.

– Одолжение? – спросила она с подозрением, словно он предлагал что-то непозволительное.

– Он попросил меня организовать для него свадебный прием. И он, кажется, считает, что я все испорчу без твоей квалифицированной помощи. Возьмешься за это?

– Ты всерьез надеешься, что я сделаю хоть что-нибудь для твоего гадкого братца? – недоверчиво спросила Эшли. – Ты разве уже забыл, что он устроил мне?

– Я вообще-то думал, что просто подставил тебе одно очень нужное плечо, на котором можно поплакаться...

– Но при этом втянул меня в съемку своего паршивого коммерческого ролика и заставил работать нянькой у твоего сына!

– А ты все еще не простила его за это? – подразнил Коул.

Эшли поколебалась.

– Ну уж во всяком случае не за рекламу.

– Сколько времени тебе обычно бывает нужно, чтобы подавить злость?

– В данном случае на это могут уйти годы.

– В любом случае помоги мне. Ты сможешь придумать всякие пикантные штучки, которые заставят их пожалеть о том, что они поженились тайком от друзей.

Эшли засмеялась, а потом смягчилась.

Но не пыталась даже на секунду обмануть себя, что эта перемена каким-то образом связана с Рори.

– Можно мне написать ему кое-что на машине? – только и спросила она.

– Ты собираешься написать краской на его любимом «порше»?

– Совершенно верно.

– Я очень хотел бы посмотреть тогда на его лицо.

– Может статься, что твоему братцу придется и не показываться на людях, – предупредила она.

– Ну, меня-то это устраивает. К тому же ему все равно придется сидеть дома с женой. Я заеду за тобой через час, и мы начнем составлять план.

– Составлять план... – повторила она с  явной радостью. – Мне нравится твой образ мыслей. А Лаура готова к той вечеринке, которую мы замышляем? Ты видел ее?

– Да, видел, и мне кажется, с ней все будет в порядке. Рори между тем уже психическая развалина в предчувствии худшего. Понял, наверно, что приятное сотрудничество, которого он ждал, грозит обернуться заговором против него.

– Как он, однако, проницателен...


Эшли с энтузиазмом ухватилась за возможность отомстить Рори за грязную ловушку, в которую тот заманил ее. Переодеваясь в облегающий спортивный костюм яркой расцветки, она раздумывала над тем, хватит ли у нее смелости пригласить всех бывших подружек Рори. Это поставило бы его в чудовищно неловкое положение. Она улыбнулась своему отражению в зеркале и вздохнула.

– Я не смогу сделать этого, – наконец пробормотала она с отвращением.

Эшли все еще колебалась, когда приехал Коул. Она молилась, чтобы этот приступ благородства продлился до тех пор, пока вечеринка отойдет в прошлое.

Голубые глаза Коула оценивающе осмотрели ее, остановившись на округлостях бедер и талии, такой тонкой, какую только можно себе представить. Его вдруг обдало жаром. Он сжал руки в кулаки и засунул их в карманы, чтобы не дать им воли. Если бы им представился случай, они бы погрузились в светлые кудри Эшли и привлекли ее лицо для поцелуя. Такая мгновенная инстинктивная физическая реакция на нее сразу ответила на один вопрос, который он задавал себе все эти три недели: была ли резкая реакция на Эшли тогда только следствием усталости и недосыпания? Даже если это и было так, то она только усилилась сейчас, когда он чувствовал себя совершенно бодрым и работоспособным.

Эшли смотрел на него с озадаченной улыбкой.

– Что-нибудь не так?

Коул молча покачал головой.

– Мы остаемся здесь или едем?

– Едем, – наконец сумел выдавить он через пересохшие губы. Остаться было бы явно плохой идеей. Они не закончили бы даже список гостей, прежде чем ему захотелось бы попробовать ее губы и дотронуться до бьющегося пульса на прекрасном изгибе ее шеи. На людях у него было по крайней мере пятьдесят процентов гарантии того, что он удержит свои руки при себе. Он ведь еще никогда не приставал к женщине посреди магазина открыток, покупая свадебные приглашения... Он снова окинул взглядом Эшли и проглотил комок в горле. Впрочем, все когда-то происходит впервые...

– Поехали.

– Куда мы едем?

– Я думаю, что нам надо начать с приглашений. Разумно?

Эшли покачала головой и сочувственно посмотрела на него.

– Неудивительно, что твой брат решил, что один ты не справишься. Мы не можем купить приглашения, пока не знаем, сколько людей собираемся пригласить.

– Разве же нельзя просто прикинуть? Мы ведь всегда сможем приехать и купить еще, – в голосе Коула звучало почти отчаяние. Он не хотел оставаться наедине с этой женщиной! Даже в ресторане! Было бы очень удачно, если бы они закончили дело в маленькой интимной кабинке, где колени сидящих напротив друг друга людей соприкасаются... Возможность этого подняла на несколько делений давление его крови и повысила на несколько пунктов уровень его беспокойства.

Эшли смотрела на него с любопытством.

– Ты уверен, что с тобой все в порядке? Мне кажется, у тебя небольшая температура. Может быть, мы все это отложим?

Небольшая температура? Да он просто горел! Коул глубоко вздохнул, покачал головой и повел ее к своей машине, по пути благодаря Бога за то, что это была спортивная модель с отдельными сиденьями.


– Ну, трогаемся, – сказал он, включая зажигание. Он полностью запретил себе смотреть на нее. Если бы он сделал это, его взбунтовавшиеся гормоны взяли бы верх над ним. – Ты у нас дока. Вот и скажи мне, с чего начать.

Эшли вытащила из своей довольно объемистой сумочки блокнот и просмотрела целую страничку наметок. Он спросил себя ,  .  когда же, черт возьми, у нее хватило времени сделать их.

– Может быть, нам стоит начать с того, где все это будет происходить? – предложила она.

 Где? Я думаю, что у меня дома. Он достаточно большой.

Она взмахнула рукой, отметая это предложение.

– Это неоригинально. Мы ведь собираемся удивить Голливуд. Ко всему прочему Рори сможет извлечь дополнительную пользу из нашей затеи.

– Вот уж не думал, что ты хочешь сделать что-то приятное ему...

Она заговорщицки улыбнулась.

– А я и не говорила, что это будет приятно ему, просто это привлечет внимание...

– О, Боже... – он все-таки осторожно взглянул на нее. – Что ты задумала?

Глаза Эшли сверкали от возбуждения, пока она рассказывала ему; наконец она откинулась на мягкую спинку сиденья.

– Ну, что ты думаешь?

– Я думаю, что еще никогда и нигде не было такого свадебного приема, каким будет этот, – признался он тихо. Эшли показалось, что он выглядит немного шокированным. Может быть, он не такой уж и испорченный, каким ей показался...

– Совершенно верно, – подтвердила она. – Это будет просто уникально. Я проверю все завтра и посмотрю, смогу ли найти что-нибудь подходящее. Теперь о списке гостей. Пока я ждала тебя, я начала набрасывать имена друзей Рори – всех, кого смогла вспомнить. У меня их сейчас около тридцати, что значит шестьдесят, так как мы приглашаем пары.

– Шестьдесят?

– Это слишком много? Ты думал, будет меньше?

– Да нет... Шестьдесят как раз подойдет.

– Может быть, хочешь добавить кого-нибудь? – она вручила список Коулу, и он внес туда несколько человек. – Теперь насчет меню.

Коул поднял руки вверх. Они еще не выехали на шоссе, а Эшли уже спланировала половину вечеринки. Теперь понятно, почему Рори хотел заполучить ее в помощницы!

– Погоди немного. Я не хочу провести оставшуюся часть вечера, обсуждая с тобой внутренности цыплят и приправу из шпината.

– Но я думала...

– Ты думала, что я позвонил из-за этого, и ты права. Но я не хочу заниматься этим прямо сейчас.

Эшли нервно сглотнула.

– А чем же ты хочешь заниматься?

– Я уже это обдумал, – сказал он, все наклоняясь к ней, пока их губы не встретились таким нежным и дразнящим прикосновением...

Когда Эшли совсем потеряла надежду снова дышать и убедила себя, что умрет счастливой женщиной, он дал ей немного передохнуть.

– Есть какие-нибудь возражения? – спросил он.

Потрясенная той бурей ощущений, которую он вызвал в ней этим нежным поцелуем, она только покачала головой.

Коул кивнул в полном удовлетворении, и в следующий раз давление его губ было уже более сильным, более настойчивым. Его язык ворвался в теплую влажность ее рта, его кончик просил ее зубы открыться, и они уступили и позволили ему доступ, которого он так желал... В этот раз он вел себя уже, как мародерствующий пират – брал все, что хотел, даруя ей взамен сладкий пьянительный экстаз.

Этого поцелуя было более чем достаточно, чтобы стекла машины запотели. И на этот раз, если бы она была режиссером любовной сцены, она не изменила бы ничего...

Кроме того, пожалуй, что этот поцелуй продолжался бы вечно.


К счастью, командовал парадом Коул, и у него хватило здравого смысла прекратить. Руки, которые он положил на руль, уже не были такими спокойными, как тогда, когда он схватил ее за плечи.

– Тебе не стоило бы делать этого, – неуверенно сказала она.

Одна из бровей цвета опавших листьев поднялась, не веря сказанному.

– Тебе не стоило этого делать, – глупо повторила она.

– Что-то я не слышал, чтобы ты кричала о помощи...

– Просто я не люблю сцен, – в голосе ее прозвучало некоторое самодовольство.

Он одарил ее весьма скептическим взглядом. Эшли смутилась.

– Ну, я не люблю... – пробормотала она.

– Ты отреагируешь так же, если я решу пойти дальше поцелуев?

Она сердито уставилась на него.

– Не испытывай свою судьбу.

Коул ухмыльнулся.

– Я тоже думаю, что не стоит. Лучше подожду немного.

– Жизнь или две как раз подойдут.

– Может быть, я и благородный, но не святой.

– Я в этом и не сомневалась. Святые так не целуются.

– А сколько раз ты целовалась со святыми? – полюбопытствовал он.

– Но, черт возьми, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду.

– Ты имеешь в виду, что я хорошо целуюсь?

Эшли краснела, до тех пор пока не поняла, что даже корни ее волос стали розового цвета.

 Не раздувай свое «эго» до невероятных размеров.

– Ладно.

– Не могли бы мы поехать?

– Куда?

– Чтобы покупать все необходимое для вечеринки.

– Я к вашим услугам, мадам, – сказал он, выжимая сцепление на выезде на дорогу.

– Только скажи, куда мы едем. Эшли закусила губу и пробормотала:

– Я бы и сама хотела это знать.

– Что, что?

– Я говорю, что собираюсь убить твоего брата.

– А я думал, что ты горишь нетерпением начать подготовку к вечеринке.

– Это было до того, как я узнала, что ты будешь набрасываться на меня каждую минуту.

– Только один поцелуй, Эшли! – дразнил он.

– Два.

– Что...

– О, забудем об этом, – прервала она. – Просто остановись здесь. Магазин открыт – это как раз то, что нам нужно.

– Но в нем нет того, что нужно мне. Коул едва смог скрыть усмешку, когда она распахнула дверцу и решительно направилась к магазину. Осознав, что его с ней нет, она остановилась и злобно уставилась на него. Она, наверное, думала, что выглядит очень угрожающе. Любому, кто не знал ее, действительно могло так показаться. Ему же эта ее крутая манера казалась очаровательной. В самом деле, он очень старался, чтобы не засмеяться.

– Ты собираешься, в конце концов, помочь мне с вечеринкой или так и будешь сидеть там, злорадствуя? – требовательно спросила она, притоптывая ногой от нетерпения.

– О нет, я не упущу этого! – воскликнул он и, сдержанно улыбаясь, выбрался из машины, следуя за ней, не сводя взгляда с нежных женственных округлостей ее бедер. – Я не упущу этого ни за что на свете.

ГЛАВА 5

 Сделать закладку на этом месте книги

В течение двух следующих беспокойных недель Коул и Эшли встречались много раз, заканчивая подготовку к вечеринке. Она мерила строевым шагом город как заправский сержант, не выпуская из рук список, который по каким-то необъяснимым причинам приводил Коула в сильное раздражение.

– Ты слишком уж деловита, – ворчал он на нее накануне вечеринки, когда они делали «последнюю проверку в разукрашенной студии», как она поклялась. Коул все еще сомневался, что она действительно последняя: они и так давно уже сделали все, что было можно, разве что не подмели студию своими руками, – каждый стул и каждая декорация были перепроверены дюжину раз.

– Ты всегда так упорна? – ворчал Коул.

– Странный упрек из уст человека, который из-за своих компьютеров может забыть, какой сегодня день недели и с кем он оставил своего сына...

Коул только досадливо повел бровью. Не имело никакого смысла снова напоминать, что он оставлял сына с Рори, а не с незнакомкой. Вместо этого он прямо сказал:

– То была работа. А это нет. Кроме того, мы уже сделали все, что возможно, кроме репетиции в костюмах. Не могла бы ты, наконец, просто позволить вечеринке состояться?

– Вечеринки не проходят без подготовки, – ответила она довольно резко. – Ты же видел, что не все получилось с декорациями.

– С моей точки зрения, все было прекрасно.

– Я сказала им, что хочу, чтобы это было похоже на внутренности лодки. Они же сделали все похожим на ОЕ-П.

– Но это и есть лодка.

– Нет, это корабль.

– Ты хочешь слишком многого и понапрасну злишься.

Эшли пристально и с усмешкой взглянула на него, села рядом на складной стул. Она сидела, смотрела на него и наконец спросила:

– Что с тобой сегодня? Ты бурчишь целый день, как рассерженный медведь.

– Я просто ненавижу все эти мелочи.

– Тогда иди домой и играй со своим компьютером. А я позабочусь о мелочах. Мне это нравится. Ты и не представляешь себе, какое удовлетворение я получаю, когда вычеркиваю что-нибудь из своего списка!

– К сожалению, представляю. Я видел, как загораются твои глаза. Это пугает.

– Пугает? Почему? – лицо Эшли выразило недоумение.

– Натали обычно выглядела точно так же.

– Ну и что?

– Это заставляет меня нервничать.

– Не смотри.

– Но мне нравится наблюдать за тобой, – беспомощно сказал он, и Эшли ухмыльнулась.

– Я начинаю понимать суть проблемы.

– Сомневаюсь, – пробормотал он.


Последние две недели были самыми безалаберными в жизни Коула. Чем больше сходства он обнаруживал между Эшли и Натали, тем скорее ему хотелось скрыться куда-нибудь. Но вместо этого он повсюду следовал за ней, как щенок, надеющийся на подачку. Он едва удержался, чтобы не поцеловать ее между визитами к поставщику провизии, в печатную мастерскую и почтовое отделение. Каждый раз, когда он пытался привлечь ее внимание к себе (вместо закусок), она избегала этого успешнее, чем защитник Национальной футбольной лиги. Но это только возбуждало его интерес к ней.

Он повторял себе, что это ужасно, что это приводит в ярость, когда взрослый человек вынужден так вести себя. Он пытался найти выход из своих неудач. В итоге характер компьютерного паучка «Элфи» становился все отвратительнее с каждым днем. Люди, которые покупали «Опасную паутину» ради развлечения, заканчивали игру в нее с мозгами набекрень.

– Разве мы не можем просто пойти куда-нибудь сегодня вечером и заняться чем-нибудь совсем другим? – умолял он Эшли. – Я бы хотел, чтобы свидание с тобой...

– Мы не на свидании, – прервала она многозначительно.

Коул уставился на нее и воскликнул со множеством оттенков в голосе:

– Только одно свидание, как бы ни вертелось все вокруг моего брата и этой проклятой вечеринки!

– Именно ты хотел устроить все это представление.

– Нет, не я! Рори хотел, чтобы мы были хозяевами этого приема. Я согласился, потому что никогда не мог отказать своему брату в чем-нибудь, включая мою лучшую модель старинной машинки, когда мне было десять, мой любимый свитер, когда мне было шестнадцать, и мою подружку, когда мне было семнадцать.

– Рори увел твою девушку?

– Давай лучше скажем, что я отступил в сторону ради истинной братской любви. Это продолжалось у них две недели, – сухо добавил он. – Теперь, что касается вечеринки...

Эшли начала махать своим блокнотом перед его лицом, но он вырвал его у нее из рук и начал методически пересказывать его содержание:

– Поставщик продуктов будет здесь завтра в полдень. Проверено! Цветы будут здесь к трем. Проверено! Напитки доставят сегодня утром, – он уставился на нее и добавил с радостным блеском в глазах: – Включая энное количество бутылок шампанского, достаточное для того, чтобы спустить со стапелей целую флотилию судов. Проверено! Я подобрал наши костюмы. Проверено! Ты справлялась об оркестре шесть раз в течение последних двадцати четырех часов. Проверено! Моя домработница имеет полный список всех приглашенных, и сейчас она делает маленькие карточки с именами, которые, по твоему настоянию, будут стоять перед каждым на столе. Проверено!

Он бросил блокнот на стол и зарычал от гнева, видя, как Эшли схватила его так, будто он содержал ценную военную информацию.

– Что там еще может быть? – требовательно спросил он.

Она перевернула страницу и бегло просмотрела остальные записи.

 Ты придумал, как доставить сюда Рори и Лауру?

– Я думал, что просто скажу им, чтобы они были здесь, – сказал он совершенно невинно.

– Коул!

– О'кей, о'кей. Джон Вилли собирается позвонить Рори и попросить его заехать на студию, чтобы просмотреть монтаж какого-то приключенческого фильма. Он скажет ему, что они все еще ведут съемки отдельных сцен. Таким образом, если Рори увидит странно одетых людей, заходящих сюда, он ничего не заподозрит.

– Прекрасно. Коул просиял:

– Вот видишь. Я же сказал, что все под контролем. Теперь мы можем уехать отсюда?

– Как только я проверю, что салфетки доставлены.

Он заглянул через ее плечо и ткнул пальцем в блокнот:

– Салфетки уже здесь. У тебя стоит маленькая галочка рядом с ними.

– Это означает, что я заказала их. Две галочки значили бы, что их доставили.


На самом же деле Эшли знала, что она только оттягивает неизбежное на несколько минут. Коул старался остаться наедине с ней каждый день на протяжении последних двух недель. Она обнаружила у себя талант к уклончивым маневрам, и все они ей потребовались. Ее чувства к нему росли слишком быстро. Она отдыхала в его обществе, он был спокойным и расслабленным в отличие от Гаррисона, из которого энергия била ключом.

Гаррисон не был счастлив, если он не говорил по двум телефонам сразу, заключая сделки, или не обегал весь земной шар, снимая фильмы. Эшли думала, что их сближало именно такое отношение к работе, потому что она сама никогда не чувствовала себя полностью удовлетворенной, если не была целиком поглощена очередной постановкой. Между тем это как раз означало лишь то, что они были разлучены столь часто, что потребовались месяцы, пока они наконец поняли, что их брак обречен. Это означало и то, что ей приходилось одной справляться с «хулиганами».

Довольно странно, но только сейчас она осознала, что время, которое она провела одна с детьми, было менее напряженным, чем время, когда их отец был дома. Дети как будто сговорились не расходовать ее силы, когда Гаррисона не было поблизости, чтобы он мог наблюдать за ее страданиями, когда был дома.

В последние несколько дней она немного рассказала Коулу о своих проблемах с детьми, стараясь убедить его, что она не та женщина, которую он мог бы выбрать на роль матери для Кельвина. Но это нисколько не уменьшило его интереса к ней. Он все так же целовался как сумасшедший, и ей становилось все труднее отбиваться от него. Именно отбиваться, черт возьми! Она едва-едва сдерживала себя, чтобы не затащить его прямо в свою постель. Если бы ее эмоции совпадали с ее желаниями, она бы давно уже была обречена.


В маленькой, оборудованной на скорую руку кухне студии она возилась с огромным ящиком салфеток, пересчитывая их трижды, прежде чем поставить галочку в своем блокноте.

– Я все видел... – неожиданно прозвучал возбуждающий шепот Коула у самого ее плеча. – Больше никаких оправданий.

Она нерешительно подняла голову:

– Что ты хотел сказать?

– Стала бы ты давать мне такой шанс, если бы заранее не знала этого... – взгляд его был туманно-голубоватым.

Эшли не могла не улыбнуться, невзирая на разгорающееся внутри нее пламя.

– Какой шанс? Коул тяжело вздохнул:

– О'кей. Выбирай сама, что делать.

– Сейчас идет фестиваль фильмов Эббота и Костелло. Я давно хотела посмотреть их.

 В такую восхитительную ночь, как эта, ты хочешь засесть в душном темном кинотеатре смотреть старые фильмы?

– Я люблю старые фильмы.

– Я свожу тебя на все старые фильмы, которые ты захочешь посмотреть, какой-нибудь дождливой ночью. Такую ночь, как сегодня, мы проведем где-нибудь на воздухе и сделаем что-нибудь совершенно неожиданное и импульсивное.

– Мне что-то не нравится эта мысль.

– Тебе понравится. Я обещаю.

– Я думала, что выбор за мной.

– Ты не справилась. Тебе не хватило оригинальности. Я везу тебя в Диснейлэнд.

– Но это же для детей? – запротестовала она.

– Кто это сказал? Лично я страшно люблю кататься на машинках и подолгу разговаривать с Гуфи.

– Я понимаю, почему.

– Не будь такой вредной. Кроме того, я думаю, что тебе пришло время разобраться в своих чувствах.

– Разобраться в своих чувствах? – повторила она негодующе. – Кто-то помер и тебя назвали Фрейдом?

– Совершенно ясно, что ты не можешь находить общий язык с детьми. Может быть, если ты научишься так же наслаждаться жизнью, как они, тебе станет проще. Наверное, у тебя было несчастливое детство или что-то в этом роде.

 Несчастливое детство?! – вскричала Эшли каким-то неженским голосом. Глубоко вздохнув, она понизила его, на несколько децибелов. – Полагаю, они должны отобрать у тебя лицензию на психологическую практику.

– У меня нет лицензии.

– Тогда оставь мое детство в покое. Коул усадил ее на складной стул рядом с собой и пристально посмотрел ей в глаза. Его пальцы прошлись вдоль ее руки и наконец стали нежно поглаживать ее пальцы. Эшли почувствовала, что дрожь прошла по всему ее телу.

– Я оставлю его в покое, как только ты расскажешь мне о нем, – сказал он и откинулся на стуле в ожидании ответа. Эшли снова глубоко вздохнула. Коул очень возбуждал ее, когда в его прекрасных голубых глазах появлялся этот блеск.

– Коул, мне нечего рассказывать. У меня были прекрасные родители и сестра, которая никогда не вела себя плохо по отношению ко мне. Не было никаких оскорблений, никакого соперничества между нами, короче, ничего необычного. В самом деле, ты бы сказал, что это было образцовое детство, о каком пишут в книгах, – закончила она с кривой усмешкой.

– Почему же ты описала его так? – Коул рассматривал ее с любопытством.

– Ты когда-нибудь слышал о Мэделайн Кенделли?

 Докторе Мэделайн Кенделли?

– Именно.

– Она специалист по уходу за детьми? Мне кажется, я однажды видел ее в телевизионной передаче.

– Ты, наверное, так же видел ее книги в списке бестселлеров.

Коул пожал плечами.

– Может быть. Но причем здесь она?

– Она моя мать.

– Твоя мать – известный детский психолог?!

Эшли без труда почувствовала в его тоне недоверие. Коул был так же удивлен, как и любой другой, кто знал о ее проблемах с «хулиганами». То, что ее мать была известна так же хорошо, как доктор Спок, делало неудачу Эшли вдвойне болезненной. Уж она-то в большей степени, чем кто-либо, должна была преуспеть в воспитании детей!

– Я думаю, что ее интуиция просто не передалась по наследству, – сказала она, спокойно пожав плечами.

– Она была хорошей матерью?

– Как ты можешь спрашивать такое? Вся Америка верит в то, что доктор Кенделли знает, как справиться с любой ситуацией...

– ...Пока это не касается ее собственных детей, – докончил Коул. – Мне кажется, я начинаю понимать.

В его голосе было столько никому не нужного сострадания...

– Ты ничего не понимаешь. У меня была прекрасная жизнь.

Он покачал головой.

– Может быть, у тебя было все экстракласса – хорошая школа, одежда, игрушки, возможно, машина, когда ты стала достаточно взрослой, – но был ли кто-нибудь, кто обращался с тобой как с.дочерью, а не как с подопытным существом?

Эшли пораженно посмотрела на Коула.

– Именно так я себя и чувствовала, – сказала она тихо, и в ее глазах отразилась смесь удивления и боли. – Откуда ты это узнал?

– Есть старая притча про сапожника, дети которого никогда не имели сапог. Насколько я помню, твоя мать – твердый сторонник теории обращения с детьми как с «маленькими взрослыми», у которых должны быть обязанности практически с момента их появления на свет. Я могу даже предположить, что тебе никогда не позволяли почувствовать себя маленькой девочкой. Наверное, с тобой всегда обращались как с равной, от тебя ожидали, что ты вырастешь идеальным ребенком. Неудивительно, что ты не знаешь, как обращаться с детьми. К тебе никто не относился по-матерински. Могу поклясться, что ты никогда даже не строила песочных замков.

 Коул, я выросла в середине пустыни Аризона.

– ...или никогда не вешали носки перед Рождеством, чтобы туда положили подарки.

– У нас даже не было камина.

– ...или никогда не пекла шоколадного печенья.

– Я ненавижу шоколадное печенье. Это остановило его почти на середине фразы. Он не мог бы выглядеть более ошеломленным, даже если бы она сказала, что не любит яблочный пирог или американский образ жизни.

– Ты ненавидишь шоколадное печенье? Это не по-американски. Настоящая мать не допустила бы этого.

– Это абсурд. У меня замечательная, великолепная мать!.. Может быть, она была немного необычной, но наш дом всегда был полон любви. Скажи мне, что важнее шоколадное печенье или любовь?

– Любовь, конечно, – сказал Коул, признавая свою ошибку. – Я не хотел сказать, что ее не было. Но позволь мне попытаться дать тебе немного радости, которую ты упустила.

Он взглянул на нее с такой надеждой, что Эшли не могла отказать ему. Она смотрела на его затею как на потерю превосходного вечера, но, когда Коул был рядом, она все равно не могла работать.

– Хорошо. Но никаких американских горок, – сказала она твердо. – Если ты заставишь меня сесть туда, клянусь тебе, меня вырвет прямо на тебя.


...Час спустя она кричала от восхищения, когда то падала круто вниз, то взлетала вверх по крутой спирали американских горок. Ей не стало плохо – наоборот, она почувствовала себя успокоенной. Несколько минут спустя она с наслаждением врезалась раз за разом на своей машине в машину Коула, пока не прижала его к стене, пока он не поднял руки в знак своего поражения.

– Ты выиграла.

– Что я выиграла?

– Что угодно в этом парке. Я могу прокатить тебя на любом аттракционе, купить тебе сувенир, позволить тебе переесть леденцов. Все.

Она удовлетворенно кивнула головой и отступила на шаг. Она всегда хотела иметь футболку с Микки-Маусом.

– Ты смеешься! – отреагировал Коул, когда она сказала ему об этом.

– Нет! Мне кажется, такую футболку будет очень удобно носить при уборке квартиры.

Коул пожал плечами и отвел ее в магазин.

– Какой размер?

 Самый большой, какой у них есть. Я не собираюсь носить под ней что-нибудь еще.

Его глаза расширились.

– Эшли... – простонал он.

– Что? – спросила она невинно.

– Не говори этого.

–Чего?

– Не заставляй меня представлять это. Мне и так достаточно трудно удержаться от того, чтобы обнять тебя.

– Я это заметила, – она кокетливо улыбнулась ему. – А теперь можно мне леденец?

– Почему бы и нет?


То, что леденец был неудачным выбором, Эшли поняла потом, когда ее пальцы стали розовыми и липкими. Казалось, однако, что Коула они привлекали больше всего: он не мог отвести глаз от нее, когда она попробовала облизать их.

– Домой, – пробормотал он, беря ее за другую руку.

– Но есть еще и другие аттракционы.

– Мы еще вернемся сюда в следующий раз с Кельвином.

Пожалуй, Коул впервые произнес имя своего сына с т


убрать рекламу




убрать рекламу



ех пор, как они начали готовиться к вечеринке. Это доказывало то, что он понимал, какой большой проблемой был Кельвин для нее, и хотел сначала полностью завоевать ее, а лишь потом напомнить ей о его существовании.

Эшли настороженно посмотрела на него.

– Я не знаю, Коул... Возможно, Кельвин забыл про меня. Будет лучше, если он не станет привыкать к тому, кто не будет рядом с ним потом.

По опечаленному выражению лица Коула она смогла понять, что он заметил ее настороженность. Она только молилась, чтобы он не увидел тот маленький и робкий проблеск интереса в ее глазах, перед тем как она опустила их и уставилась на носки своих туфель.

– Кто это сказал, что тебя не будет рядом?

– Я.

– Когда же ты закончишь бороться?

– Когда Лос-Анджелес очистится от смога, – твердо ответила Эшли.

– Сегодня небо чистое.

– Не настолько.

– Мы обсудим это потом.

– Тут нечего обсуждать. Я решила. Когда вечеринка закончится, у нас не будет никаких причин продолжать встречаться.

Рука Коула обхватила ее за талию, и она резко рванулась от него. Осязаемые потоки электричества бушевали между ними еще до того, как их губы встретились... Волосики на ее руках вздыбились, словно танцуя от возбуждения. Эшли безумно хотела, чтобы на ней сейчас был свитер с длинными рукавами. Она не была настолько фригидна, чтобы не желать поцелуев Коула... Она уже привыкла к этим опьяняющим, лишающим сил поцелуям.

– А как насчет этого? – спросил он, и она старалась из всех сил понять смысл вопроса. Но не смогла.

– Насчет чего?

– Разве это – недостаточная причина для нас, чтобы продолжать встречаться?

– Ты знаешь, что нет, – сказала она. Это был ее стандартный ответ, но он звучал слабее день ото дня.

– Мы поговорим об этом после вечеринки.

– Разве это необходимо?

– О да! – воскликнул он, и его глаза сверкнули. – Я уверен, что должны.


Вечеринка для Рори и его молодой жены прошла с большим успехом, особенно когда он отошел от шока, вызванного тем, что, приехав на студию посмотреть фильм, он обнаружил там сотни своих друзей, разодетых в костюмы животных. Студия была украшена, как Ноев ковчег, Коул и Эшли были одеты в костюмы мулов.

– Должен сказать, что костюмы не подходят, – хихикнул Рори. Эшли уставилась на него. Коул сказал ей о костюмах только за тридцать минут до того, как они отправились на вечеринку. Она, конечно, все еще кипела от злости.

– Я тоже так думаю, – согласился Коул, и Эшли почти увидела его ухмылку под маской мула.

– Я хотела быть чем-то живописным вроде павлина или грациозным вроде лебедя, – заявила она раздраженно.

– Тогда надо было сказать что-нибудь. Но ведь ты оставила выбор на мой вкус. Ты сказала, чтобы я выбрал костюм, который напоминал бы мне тебя.

– Почему же мул? Ты паршивец, – сказала она, стараясь пнуть его.

– Осторожно, братец, – предупредил Рори. – Этот мул сильно лягается.

– Он может так же сильно укусить, – сказала Эшли и рванулась прочь только для того, чтобы налететь на свою сестру.

– Что это за великолепный мужчина, который не отходит от тебя весь вечер?

– Откуда ты знаешь, что он великолепен внутри костюма мула?

– Поверь мне. Я инстинктивно чувствую это. Кто он?

– Брат Рори.

–Коул?

– Ты знаешь его?

– Нет, но Пол знает. Они вместе учились в школе или что-то в этом роде. По-моему, Коул вьшолняет для него какие-то компьютерные работы, – она посмотрела на Эшли с интересом. – Это серьезно?

 Что серьезно?

– Ваши отношения с Коулом.

– У меня нет никаких отношений с Коулом Донованом.

– Вы оба здесь одеты, как одна пара...

– Этот костюм был его идеей. Коул говорит, что он напоминает ему меня.

Элен засмеялась и понимающе уставилась на Эшли.

– Вот как? Мне это нравится.

– О, иди ты к черту, Элен. Сама не знаешь, что говоришь! – раздраженно сказала Эшли и пошла проверять закуски. По крайней мере, буфетчик вряд ли станет отпускать глубокомысленные и выводящие из себя шуточки по поводу ее отношений с Коулом.

К несчастью, намеки на этом не кончились. Весь остаток вечера Эшли наблюдала, как торжествует Рори. Сначала она приписала это новому для него семейному состоянию, но потом до нее дошло, что это началось после того, как он переговорил с Элен. Наконец он подсел к ней и, глядя в сторону Коула, спросил:

– Не наводит ли тебя все это на какие-нибудь мысли?

– На некоторые, – призналась она. Рори усмехнулся с радостью, которая показалась Эшли подозрительной.

– Все вы отвратительны.

– Да? – его разочарование было заметным.

 А чего ты ожидал?

– Я думал, что, может быть, вы двое... ну, ты знаешь.

Глаза Эшли широко открылись, и она решительно затрясла головой. Боже правый, неужели все они собираются вмешиваться в ее жизнь?

– О, я точно знаю, о чем ты думаешь, Рори Донован, но тебе лучше забыть об этом. Если ты решил остепениться, это не значит, что все остальные должны радостно следовать по твоим стопам.

– Но из всех людей, которые мне небезразличны, ты одна осталась без пары. Я не смогу успокоиться, пока ты не найдешь себе кого-нибудь. Мне очень неприятно сознавать, что ты позволяешь себе из-за одной неудавшейся попытки злиться на всех мужчин.

– Рори, я не злюсь на них – хотя скорее всего буду зла на тебя, если ты не оставишь эту тему. Кроме того, ты гае ответствен за мое семейное положение.

– Но ты и Коул...

– Твой брат и я, мы... – она заколебалась, не находя сразу подходящих слов. Затем со вздохом решилась на самое простое определение: – Друзья. Или вроде того.

Глаза Коула встретились с ее взглядом и сразу выставили ее лгуньей. «Просто друзья» не заставляют ваше сердце учащенно биться, а пальцы ваших ног – дрожать. К несчастью, Рори наблюдал за ней и без труда уловил электрические разряды при столкновении их взглядов.

– Конечно, – скептически произнес он, поспешно отступая при виде приближающегося Коула.

– Этот твой брат... – угрожающе пробормотала Эшли.

– Не верю, что ты можешь плохо думать о человеке, для которого устроила этот вечер.

– Ты устроил это празднество. А я замышляю его конец.

– Опять? Я всегда должен беспокоиться об этой стороне твоего характера?

Эшли посмотрела на него, и ее ресницы затрепетали. Она никогда, ни разу в своей жизни не строила мужчинам глазки. Не собирается делать это и теперь, решительно сказала она себе, зажмуривая глаза.

– Все в порядке? – голос Коула стал полон беспокойства. – Что-то попало в глаз?

Эшли не могла решить, плакать ей или смеяться. Она стояла посреди заполненной гостями комнаты рядом с самым привлекательным мужчиной из всех, кого она встречала в своей жизни, ухаживающим за ней, и вела с ним борьбу. Может быть, не слишком упорную, но явную борьбу. Это была уже совершенно новая сторона ее испорченного характера.

Безусловно, она хотела его, но тут же говорила себе, что ей этого не нужно. Затем ее ресницы начинали трепетать вместе с ее сердцем, и она возвращалась к исходному моменту, страстно желая, чтобы он прикоснулся к ней.

Она тяжело вздохнула.

– Нет. С моим глазом все в порядке, – сказала она наконец.

Дело было в ее сердце.

ГЛАВА 6

 Сделать закладку на этом месте книги

Коул думал, что, как только с вечеринкой будет покончено, его жизнь войдет в нормальное русло, как это было до встречи с Эшли. Долгие дни в офисе и вечера с Кельвином и своим компьютерным другом «Элфи»... Может быть, но только может быть, он забудет об Эшли, и безрассудная страсть пройдет сама собой.

Этого не произошло. Наоборот, с каждым днем, проведенным без разговора с ней, без поцелуя украдкой он чувствовал себя все более несчастным, все более одиноким. Ее лицо преследовало его днем, ее тело дразнило его во сне... Он убеждал себя, что без нее лучше, но не верил в это ни минуты. Две недели, которые они провели вместе, занимаясь подготовкой приема, полностью привязали его к ней. Впервые за долгое время он чувствовал себя возбужденным и оживленным. У него все еще оставались некоторые сомнения насчет разницы между ними, но теперь он был уверен, что они вполне преодолимы со временем.

Даже если бы он смог выбросить Эшли из головы, Кельвин напомнил бы ему о ней. Хотя Коул и не хотел давить на Эшли, рассказывая ей это, но ребенок не переставал говорить о ней после тех выходных дней. Казалось, он скучал по ней больше, чем по матери, которая уделяла ему так мало внимания. Кельвин лишь несколько раз спросил о Натали, когда она покинула их.

Теперь же, как только он просыпался и обнимал своими маленькими ручками шею отца, он тут же светло улыбался и требовательно вопрошал:

– Мы пойдем сегодня к Эшли?

– Не думаю, сынок... Эшли сильно занята, она готовит вечеринку для дяди Рори, – сказал он вначале.

Лицо Кельвина сразу стало недовольным:

– Хочу видеть ее!

– Я тоже, – со страстью отвечал он, нетерпеливо ожидая каждой новой встречи. – Я тоже.

...Теперь не, когда эти и без того короткие встречи закончились, он ощущал потерю так же остро, как Кельвин несколькими неделями раньше.

Но хуже напоминаний Кельвина была его очевидная печаль. Он нашел доску Коула для игры в триктрак и сидел, часами грустно кидая фишки в мусорную корзину с таким заброшенным видом, что Коулу хотелось плакать.

Черт бы побрал все, думал тогда он, слушая, как тяжелый пластик с пугающе мерным и громким стуком ударяется о металл корзины. Нет, не только Кельвину – она нужна им, и он не позволит ее упрямству и его собственной осторожности держать их на расстоянии хотя бы еще один день! Он должен попытаться ради их общего блага.

Пришло время прекратить такие смешные и робкие попытки, как просьба помочь ему организовать вечеринку или поцелуи украдкой, словно он какой-нибудь подросток. Пришло время подойти прямо к ней и сказать, что между ними существует слишком сильная привязанность, чтобы позволять времени равнодушно течь мимо них. Он должен обворожить и завоевать недоступную и интригующую Эшли Эймс, чего бы это ему ни стоило.

Он понимал, что услышанное не приведет ее в восторг, хотя по ряду причин и не до конца знал, как до смерти она боялась этой связи; но теперь было уже слишком поздно притворяться, что его интерес к ной чисто случаен. Он представлял, что его поцелуи давно все сказали сами за себя, но она, видимо, решила, что эти стремительные, будоражащие объятия мало что значили. Наступило время сказать прямо и обо всем.

Когда он позвонил ей и услышал вначале шепот, лишь потом превратившийся в голос, его пульс учащенно забился и сильнейшее нервное возбуждение охватило его. Уже много лет женский голос не вызывал в нем такую реакцию.

– Дождь идет, – сказал он, стараясь смирить шум крови в ушах.

Эшли засмеялась.

– Ты позвонил в семь утра только для того, чтобы сообщить мне прогноз погоды?

– Нет, я звоню, чтобы напомнить об обещании, которое я дал.

– Что за обещание?

– Сходить с тобой на кинофестиваль в дождливый вечер.

– Тебе можно не выполнять его.

– О нет, я сделаю, как обещал. Хочешь пойти сегодня?

– Извини. Я работаю допоздна. Мы репетируем новое шоу.

– А завтра как?

– Мы записываем это шоу.

– А в четверг?

– Коул, мне действительно очень жаль, но у меня уже все распланировано. Новая выставка открывается в галерее искусствен я пообещала другу пойти на нее.

– Тебе совсем нечего мне сказать?

Ей было что сказать, но она понимала, что это не сработает: он не казался очень уж разочарованным, скорее лишь немного удивленным. Кроме всего прочего, она сама не хотела, чтобы это сработало. Она скучала по Коулу больше, чем хотела допустить.

– Только то, что я занята в течение следующих трех дней, – сказала она наконец.

– А вечером после всего этого?

Она засмеялась, видя его явное разочарование.

– Попытайся еще.

– Хорошо. Как насчет пятницы?

– Великолепно.

– Черт возьми! – простонал он. – Нет, не получится. Я должен ехать в Сан-Франциско на компьютерную конференцию в эти выходные. Я ведь не думаю, чтобы ты захотела поехать туда со мной?

– Ни за что. Он вздохнул.

– Стоило пытаться, ничего не скажешь... Как насчет понедельника?

– В понедельник никто никуда не выходит. Все отдыхают после выходных, – поддразнила она.

– Тогда целый город будет в нашем распоряжении.

– Хорошо, мистер Донован, вы назначили себе свидание на понедельник.


Эшли провела оставшуюся часть недели, предвкушая свидание с Коулом, более чем хотела бы в этом признаться. Впервые они будут действительно вдвоем на настоящем свидании! Подготовка к вечеринке и даже поездка в Диснейленд не в счет... если бы не те убедившие ее во многом поцелуи. Она спрашивала себя, откроют ли они когда-нибудь друг другу те бушующие в них чувства, которые она так упорно старается скрыть? Может быть, ей необходим урок игры с огнем? Она обожжется и навсегда будет знать, что не надо хвататься, за что не следует. С другой стороны, она может обнаружить, что яростная страсть – слишком привлекательная вещь, чтобы просто так сбежать от нее... И вообще, было бы, наверное, лучше, если бы они никогда не вступали на путь, по которому идут сейчас.


В понедельник, после выходных, которые показались бесконечными, Эшли все еще не решила, чем бы она хотела завершить предстоящий вечер.

«Пусть будет, что будет. Когда ты в последний раз так волновалась о том, чем обернется свидание?» – бормотала она про себя.

С тех пор, как появился Коул, ее давно устоявшиеся правила обращения с мужчинами неожиданно претерпели больше изменений и поправок, чем сама конституция. Он вывел ее из состояния эмоционального равновесия, не прилагая к этому видимых усилий. Бог знает, чего он мог бы достичь, если бы пошел в решительную атаку на ее чувства. Она беспокоилась не столько о предстоящем свидании, сколько о том, в каком вообще направлении будут развиваться их отношения. Он мог бы стать замечательным, веселым и сострадательным другом, но он явно стремился не ограничиться дружбой. Его отношение к ней типа «я принимаю «нет» за ответ» показало ей это. Друзья расширяют границы твоей свободы. Мужчина, надеющийся на большее, чем дружба, сужает их...

Когда звонок у двери наконец зазвонил, она подскочила так, словно не ожидала этого, затем постаралась успокоить свои трясущиеся руки.

– Это всего лишь свидание, ради всего святого... – успокаивала она себя, бросая последний взгляд в зеркало, перед тем как открыть дверь.

За мгновение до того, как ее глаза встретили глаза Коула и их взгляды замкнулись как электрическая цепь, она успела заметить, что он выглядит просто великолепно в темных слаксах и бледно-голубой шерстяной рубашке, рукава которой были закатаны и обнажали мускулистые предплечья, а его свободные, а-ля Майами, слаксы только подчеркивали его спортивное телосложение. Он меньше всего был похож на ученого и больше всего – на очень сексапильного влюбленного.

Она была так поглощена массой новых впечатлений от Коула, что услышала восторженный крик Кельвина, прежде чем увидела его.

– Эшли! – радостно закричал он, обхватив ее ноги и повиснув на ней.

Она мигнула, оторвала свой взгляд от Коула и посмотрела вниз. Лицо Кельвина светилось от счастья:

– Я скучал по тебе, Эшли.

– Я тоже скучала по тебе, Полпинты, – сказала она, поднимая его вверх, чтобы обнять, и заметила, что его волосы уже отросли. Новые рыжие локоны восстановились там, где несколько недель назад был неровный ежик...

Слишком поздно она поняла, что Коул не пропустил мимо внимания ее слова, сказанные от всего сердца. Он наблюдал этот нежный обмен ласками с самодовольным удовлетворением.

– Не забирай в голову никаких идей, – предостерегающе сказала она ему.

– Ладно, – невинно ответил он. – Ты просто пытаешься быть вежливой с гостями.

– Иди к черту, Донован.

К еще большему ее раздражению, Коул только рассмеялся.

– Я думала, мы пойдем в кино, – сказала она, все еще держа в руках вертевшегося Кельвина, который пытался наверстать упущенное время, рассказывая подробно о каждом своем дне в детском саду. Оказалось, его особенно увлекало рисование пальцами по стенам. Эшли содрогнулась от картин, возникших в ее воображении.

– Этот малый никогда не просидит смирно несколько часов в кино, – сказала она Коулу.

– Я знаю. Не паникуй. Я не беру своего слова обратно. Мы подбросим его Рори. У меня просто не было времени сделать этого, прежде чем я заехал за тобой. Кроме того, Кельвин тоже хотел увидеть тебя.

– Мы идем на свидание! – объявил Кельвин с энтузиазмом.

– А что вы, молодой человек, знаете о свидании? – спросила Эшли, щекоча Кельвина до тех пор, пока он не начал извиваться у нее в руках.

– Папочка сказал.

– Ты едешь к дяде Рори, – поправил Коул. – Эшли и я идем на свидание.

Вся веселость Кельвина сразу исчезла, и Эшли почувствовала угрызения совести. Ей совсем не понравилось это слишком знакомое ощущение.

– Я тоже пойду, – сказал он упрямо.

– Не в этот раз, – выражение лица Коула было очень решительным.

– Мы можем заняться чем-нибудь другим сегодня вечером, – Эшли предложила это нерешительно, страстно желая откусить свой язык в эту минуту. В какую же тупицу она превращается! Сначала соглашается на свидание с человеком, с которым собиралась никогда больше не встречаться. Теперь она сама беспечно предлагает взять с собой ребенка, который заставляет ее чувствовать себя не в своей тарелке.

Нет, напомнила она себе. Это «хулиганы» вселяли в нее такую неуверенность. Кельвин же почти очаровал ее.

– Ты серьезно? – изумленно спросил Коул.

Она пожала плечами.

– Почему бы и нет? Нам не обязательно идти в кино. Мы можем заняться сегодня чем угодно.

Коул почувствовал себя так, как если бы кто-нибудь только что подарил ему три желания.

– Если ты уверена, что ты не против... – он подчеркнул это, не желая давать Эшли возможность сожалеть потом по поводу загубленного вечера, – то, я знаю, Кельвину это очень понравится.

– Я не против.

– Тогда позволь мне позвонить Рори и сказать, что ему с Лаурой не придется выступать в роли нянек. Он почувствует только облегчение. Он думает, что присутствие Кельвина у них намекает Лауре на что-то.


Разговаривая по телефону с братом, Коул заметил, как Кельвин побежал прямиком к доске для игры в триктрак.

 Я тренировался, смотри, Эшли! – и фишки летели через всю комнату, то попадая в корзину, то падая мимо нее. Она вздрогнула, но одарила его ослепительной улыбкой.

– Да, я вижу. Почему бы тебе не подойти сюда и не нарисовать для меня картинку, пока твой отец говорит по телефону?

Кельвин сразу бросил игру, забрался на софу рядом с ней, охотно схватил красную ручку и начал сосредоточенно рисовать на всю страницу, кончик его языка высунулся из уголка рта, маленькая складка залегла на его лбу... Она видела такое же выражение лица у Коула, когда однажды поймала его за компьютером.

– Дом, – гордо объявил Кельвин.

– Очень хорошо, – с энтузиазмом сказала Эшли, осмотрев кривые линии.

Он нарисовал еще что-то.

– Это папа, – сообщил он.

– Выглядит похоже, – согласилась она.

– Эшли, – сказал Кельвин, когда закончил свой следующий рисунок и посмотрел на нее голубыми глазами, полными ожидания, – живи с нами.

– Хорошая идея, – пробормотал Коул, вешая трубку как раз в тот самый момент, чтобы услышать просьбу своего сына.

– Вероятно, это ты подсказал ему ее, – резко ответила она.

– Стал бы я использовать невинного младенца, чтобы манипулировать тобой, – негодующе сказал он, хотя его глаза светились улыбкой.

– Ты прекрасно знаешь, что стал бы.

– Клянусь тебе, что я никогда не обсуждал наше будущее с  Кельвином.

– Наше будущее?

– Извини. Сорвалось с языка, – сказал Коул быстро, но все же недостаточно быстро. Он видел игру эмоций на лице Эшли и решил, что пришло время срочно сменить тему. Она явно начинала нервничать. Еще несколько минут – и у нее начнется тик или еще что-нибудь, если она не застрелит его прежде. Ее последняя усмешка была более зловещей, чем обычно.

– Чем же мы займемся, раз не едем на кинофестиваль? – спросил он.

– Это ты привык, что ребенок всегда рядом с тобой. А я – нет. Чем нам заняться, чтобы не довести его до слез?

Коул засмеялся.

– Чье это свидание, в конце концов? Мое или Кельвина?

– Из моего опыта следует, что если дети рядом, то это превращается в их праздник.

– Ну, мы собираемся нарушить это правило.

– Что же ты предлагаешь? Мы поедем с ним в бистро или еще какой-нибудь ресторан на Беверли-Хиллз? Уверена, что ему понравятся эскалопы.

– Я понял твой намек. Кельвину больше по душе рестораны быстрого обслуживания.

– Я давно не ела жареных цыплят, – вспомнила она.

– Неужели это Кельвин подкупил тебя? Жареные цыплята и картофельное пюре – его любимые блюда. Особенно он любит пропускать картошку сквозь пальцы.

– Жду с нетерпением, – Эшли состроила рожицу..

– Не забудь, что это была твоя идея. Впрочем, они пережили ужин без особых потерь. Кельвин большую часть еды отправлял в рот, кроме куриной ножки, которая пролетела через весь ресторан, когда он случайно отпустил ее, размахивая в воздухе. По крайней мере, Эшли и Коулу это показалось чистой случайностью, так как Кельвин расплакался, потому что у него не было другой.

– Кельвин! Хватит! – приказал Коул. Глаза Кельвина наполнились слезами, но он уселся обратно на свое детское креслице и начал обгладывать крыло цыпленка, которое выделила ему Эшли.

Когда они прикончили цыплят, салаты и картофельное пюре, было всего лишь семь часов. Коул откинулся на стуле, заложил руки за его спинку и смотрел на Эшли, пока она не начала ерзать сильнее, чем Кельвин.

– На что ты смотришь? – решительно спросила она в конце концов.

 На тебя.

– Я вижу это. А почему?

Коул одарил ее улыбкой, полной такого самоудовлетворения, что она привела Эшли в ярость.

– Потому что ты красивая. Почему же еще?

– Перестань говорить такие вещи.

– Почему? Не сомневаюсь, что ты привыкла получать комплименты.

– Я тоже не сомневаюсь, – она искоса взглянула на него. – Но я подозреваю какой-то скрытый смысл в твоих словах.

Улыбка Коула перешла в смех.

– Из твоих слов следует, что я трусливый, моя дорогая, но позволь заверить тебя, что у меня нет желания скрывать свои намерения. Я хочу тебя.

Сердце Эшли подпрыгнуло, и она впилась пальцами в край своего стула. Она подготовилась к хитрости, а не к прямому нападению. Это очень, очень сильно взволновало ее. А поскольку в ее намерения не входило дать понять Коулу, как сильно подействовало на нее его признание, она улыбнулась ему и заявила:

– Я за пределами вашего кошелька, мистер Донован.

– О, я и не покупаю, – спокойно ответил он. – Ты сама отдашься мне.

Одна из ее светлых бровей поднялась.

– В конечном итоге... – добавил он с такой уверенностью в голосе, что новая волна трепета охватила ее. Она сглотнула.

– Я думаю, нам лучше идти. Кельвин становится беспокойным.

– И ты тоже, – поддел ее Коул. – Почему бы нам не пойти в кино?

– Мы ведь уже думали над этим. Ты уверен, что он высидит спокойно два часа? Я просто с ума схожу, когда дети начинают кричать и бегать туда-сюда по проходам в кинотеатре.

– Я имел в виду кинотеатр, где фильмы смотрят из машины.

– Вот как... – протянула Эшли. Люди не ездят туда смотреть кино. Они едут туда, чтобы заниматься тем, чем она не собиралась заниматься с Коулом.

Она покачала головой:

– Мне не очень нравится эта идея. Кроме того, мне кажется, что почти все из них запрещено смотреть детям.

– Надеюсь, мне удастся найти такой, где идут не запрещенные детям фильмы. Я посмотрю в газете.

Он вышел к газетному киоску и вернулся с газетой, открытой на киноафише.

– О'кей, научная фантастика или комедия?

– Комедия, – быстро сказала Эшли.

– А я за научную фантастику.

– Может, Кельвин решит спор?

– Нет. Мы бросим монету.

 Бросать буду я, – сказала она решительно.

– Ты не доверяешь мне? – спросил он, прекрасно изобразив негодование.

– Совершенно, – резко ответила она, подкидывая монету в воздух. – Говори.

– Решка.

Она подобрала монету и увидела Джорджа Вашингтона, смотрящего прямо на нее. Поведение Коула стало менее уравновешенным. Он засмеялся.

– Я выиграл, не так ли?

– Почему ты так думаешь?

– Потому что ты выглядишь так, как будто тебя тащат на виселицу. Я обещаю, тебе понравится этот фильм. Там много страшилищ.

– Их-то я и боюсь.

– Разве тебе не нравятся всякие монстры?

– Я люблю их примерно так же, как и детей, – пробормотала она, затем ее лицо просветлело. – Ты хорошо подумал? Кельвин может испугаться.

– Он будет спать еще до того, как я вернусь в машину с попкорном.

Маленький предатель действительно уснул. Эшли рассчитывала, что он не будет спать и присмотрит за ними. Вместо этого он свернулся на заднем сиденье под своим любимым одеялом и уснул в ту же минуту, как они заняли пустое место перед огромным экраном. Коул выключил мотор, подвесил динамик и повернулся лицом к Эшли. В его глазах засветился несомненно коварный огонек. Он глянул назад на Кельвина, затем на нее. Одна его рука оказалась у нее за сиденьем, и его пальцы стали ласкать ее шею. Эшли нервно сглотнула и пожалела, что Коул не приехал на машине с отдельными сиденьями вместо этого микроавтобуса.

– Поп-корн, – едва сумела произнести она наконец.

Огонек в глазах Коула чуть-чуть потускнел.

– Попкорна? Она кивнула.

– Побольше и с маслом. Коул вздохнул:

– Хорошо. Я вернусь через минуту. Эшли не могла перевести дыхания, пока он не вылез из машины. Когда он ушел, она едва удержалась, чтобы не разбудить Кельвина.

– Я не буду использовать ребенка в качестве телохранителя, – сказала она себе вслух. – Я взрослая и могу контролировать свои эмоции. Я не поддамся искушению.

Она продолжала читать себе нотацию, пока Коул не вернулся с попкорном, напитками. Взгляд его источал мужественную уверенность. Эшли упорно старалась сконцентрироваться на фильме, но когда человеческие существа превращались в отвратительных монстров, по ее коже поползли мурашки. Когда один из них попытался обнять героиню фильма, она застонала и закрыла лицо руками. Коул выбрал этот самый момент и обнял ее: что заставило ее подскочить почти до лобового стекла.

– Коул! – закричала она, уставясь на него. – Это запрещенный прием!

– Не нравится, когда я дотрагиваюсь до тебя? – спросил он невинно.

– Нет. То есть, да. О, черт.

Он удовлетворенно кивнул и погладил ее плечо перед тем, как обнять ее еще сильнее.

– Я так и думал.

Эшли решила, что будет безопаснее оставить его руки там, где она сейчас есть, чем если он еще раз будет пытаться обнять ее тайком. Кроме того, она признала с неохотой, что ощущение было чудесным.

Стало еще приятнее, когда Коул повернул ее голову и коснулся губами ее губ. Расслабляющая теплота и мягкость этих губ заставили ее забыть о склизких чудовищах на экране и решении держать Коула на расстоянии.

Пульс участился, а потом стал похож на барабанную дробь. Пальцы Коула слегка коснулись ее грудей. Их кончики превратились в твердые и нежные бутоны, напрягшиеся под лифчиком в ожидании его следующего прикосновения.

Эшли расслабилась в его объятиях, раскрыв губы его изучающему языку. Его рука двигалась мягкими кругами по ее животу, вызывая волну жарких ощущений. Коул поднял ее руку и положил ее себе на бедро.

– Дотронься до меня, любовь моя, – голос его был низким и хриплым от желания. Эшли почувствовала, как напряглись его мускулы под ее пальцами и была удивлена тому удовольствию, которое его реакция доставила ей. Рука оказалась у него на колене, затем заскользила обратно вдоль его ноги навстречу теплу, которое, она чувствовала, исходило от него.

Она ощущала жаркое прикосновение его губ к нежной плоти ее шеи, и биение ее сердца превратилось в возбужденный стук, когда его пальцы опустились ниже, скользнули по ее животу и двинулись дальше.

Слабый жар, который постепенно нарастал внутри, имел такой опьяняющий эффект, что она отказалась от всяких попыток обороны. Ее тело страстно желало умелых ласк Коула, которые в данный момент оставили ее бездыханной и неудовлетворенной. Она желала большего, чем он мог дать ей в запотевшей кабине с ребенком, спящим на заднем сиденье.

Ее мысль о Кельвине словно была сигналом: с заднего сиденья послышалось внезапное ерзанье и пыхтенье.

Коул вздохнул и ослабил объятия.

– Ты ведь не плачешь от радости? – спросил он с надеждой.

 Боюсь, что нет, – сказала она, пытаясь привести в порядок свою измятую одежду, когда крики Кельвина превратились в настоящий рев.

Инстинктивно она перегнулась через сиденье, чтобы взять его на руки, но он заорал еще громче.

– Хочу папу!

Эшли отпрянула так, как будто ее ударили. Коул увидел выражение боли в ее глазах и ругался про себя, взяв на руки своего капризного сына. Он знал, что ее реакция немного преувеличена, но осознавал ее полную реальность. Она слишком часто получала отказы от детей Гаррисона, для которых была мачехой.

– Эшли, он наполовину спит. Он ничего не имел в виду.

– Я знаю это, – сказала она, но ее губы были сжаты в жесткую линию и руки переплетены на коленях. – Я думаю, нам пора ехать. Ему пора быть дома


убрать рекламу




убрать рекламу



в постели.

– Поехали с нами.

Несколько минут назад она согласилась бы на это. Он чувствовал, что ее сопротивление исчезает. Теперь же она просто сказала:

– Нет.

Не было слышно даже тени колебания, которое бы указало, что она раздумывает над другим вариантом ответа. Все, что могло бы произойти между ними, было упущено.

Удивительно, Кельвин быстро заснул у него на руках. Он хотел передать его Эшли, чтобы иметь возможность вести машину, но знал, что после всего произошедшего она будет не в настроении делать это. Он вздохнул, положил сына обратно на заднее сиденье машины и завел мотор.

Еще перед тем, как он покинул свое место перед экраном, он положил руки на руль и, уставясь прямо перед собой, сказал:

– Мы еще поговорим об этом.

– Здесь не о чем говорить.

– Эшли, то что я и ты чувствуем друг к другу – это не просто безрассудная страсть, которая пройдет со временем. Я не позволю моему сыну встать между нами.

– Я чувствую только утомление, – сказала она голосом, в котором ощущалась опустошенность, и Коул понял, что не было смысла продолжать разговор на эту тему в данный момент.

Но завтра они поговорят о некоторых вещах напрямую.

ГЛАВА 7

 Сделать закладку на этом месте книги

Эшли провела бессонную ночь в борьбе с демонами. Она знала, что неразумно реагировала на отказ Кельвина прошлой ночью. Спящий ребенок даже не понял, кто тянулся к нему. Он автоматически позвал отца. Это совершенно естественная для двухлетнего ребенка, просыпающегося от дурного сна, вещь, тем более рядом с ним давно не было матери, чтобы успокоить. Любая из книг ее матери поведала бы то же самое. Однако все это напомнило ей о тех случаях, когда она тянулась к «хулиганам», отвергавшим все ее потуги к сближению. Это причиняло боль и тогда... и сейчас.

К несчастью, она не работала оставшуюся часть недели и было достаточно времени, чтобы рассмотреть каждую деталь того, что случилось, и попытаться понять, почему ее реакция была настолько эмоциональной. Ее следующая режиссерская работа должна была начаться только в следующий понедельник, и хотя у нее было несколько дел, которые надо было выполнить заранее, все равно этого было недостаточно, чтобы полностью занять ее мозг. Стоя лицом перед очень утомляющей возможностью – провести часы, анализируя свое поведение, – она решительно положила в сумку еду, сценарий, баночку крема для загара и отправилась на пляж. Это было се любимым местом для размышлений.


Песок под чистым синим небом блестел так, как будто его смешали с блестками. Там и тут он был усеян группками вьющихся пурпурных и желтых диких цветов. Эшли всегда восхищалась их настойчивости. Да и их яркие краски она любила. Воздух был напоен ароматом соленой воды и солнечным светом, был пронизан звуком постоянно ударяющихся о берег волн.

Она едва успела намазаться кремом, улечься на свое купальное полотенце и закрыть глаза, как потоки ледяной воды потекли по ее спине. С яростным воплем протеста она перевернулась, едва успев прижать развязанный верх своего бикини, и вскочила.

Ее глаза сначала широко открылись, а потом непокорно сузились.

–Ты!

– Привет! – с радостью произнес Коул, не обращая внимания на ее рассерженный тон и яростный оскал. На нем были обтягивающие вытертые джинсы. Он снял рубашку, и его широкие плечи отливали бронзой на солнце. Полоска красных волос на его животе постепенно сужалась у талии и притягивала внимание с чудовищной силой. Эшли постаралась отвести глаза от безумно привлекавшего ее объекта.

Так как, если бы это было само собой разумеющимся делом, он уселся рядом с ней на песок... Его оценивающий взгляд лениво блуждал по ее наполовину обнаженным грудям. Трясущимися пальцами она пыталась завязать тесемки, но скоро бросила это занятие. Коул взялся за это с радостным блеском в глазах. Он позволил своим пальцам опуститься по ее спине намного ниже, чем это было необходимо. Волна возбуждения пробежала по ее спине. Именно этой реакции она и не хотела бы. Она предпочла бы стоически сносить его прикосновения.

– Что ты тут делаешь? – сварливо пробурчала Эшли.

– Ищу тебя.

– У тебя сломался компьютер где-нибудь поблизости?

– Лично я не слышал о чем-либо подобном.

– Ты не можешь управлять фирмой с пляжа.

– Почему нет? – сказал он, поглаживая телефон, укрепленный на поясе. – Если я буду им нужен, они позвонят. Это одно из преимуществ быть боссом.

Он вглядывался в нее с любопытством. Удовольствие читалось в его глазах.

– Почему это тебе внезапно стало интересно, как я управляю своим бизнесом?

– Мне не интересно, это просто так...

– Просто ты не хочешь видеть меня после той ночи.

Она вздохнула.

– Если быть полностью честной, я не думала, что ты захочешь видеть меня. Я вела себя, как идиотка.

Он покачал головой.

– Немного глупо, возможно, но вряд ли «как идиотка». После всего, через что ты прошла со своими приемными детьми, это неудивительно, что ты всегда ожидаешь плохого от малышей. Но, Эшли, ты должна понять, что Кельвин не имеет ничего общего с «хулиганами». Ему нравишься ты. Ты первая, о ком он спрашивает утром. Он даже не помнит, что произошло, когда он проснулся в машине. Это ничего не значит.

Биение ее сердца участилось, хотя она и не хотела, чтобы Коул понял, какое значение это имеет для нее.

– Он спрашивал обо мне? – спросила она ничего не выражающим голосом, срывая цветок и стараясь сконцентрировать на нем все свое внимание.

– Он облазил весь дом в поисках тебя. Он хотел знать, почему тебя не было там, когда он проснулся?

– И что ты сказал?

 Я сказал, что я занимаюсь этим. Она улыбнулась ему печально.

– Я не знаю, Коул. Я все еще думаю, что все происходящее между нами – просто ошибка. Ты не можешь принять на себя все психологические проблемы моего прошлого.

– Почему нет?

– Почему ты хочешь этого?

Он протянул свою руку и провел ей по ее плечу, затем по холмику ее груди. Взгляд, устремленный на Эшли, был полон желания.

– Я думаю, ты знаешь ответ, – сказал он мягко. – Просто прислушайся к своему сердцу.

Что бы ни чувствовала Эшли, сердце подсказывало ей совершенно определенно, что она должна бежать как бешеная от той паутины страсти, которую Коул плетет вокруг нее. Это заставило ее забыть о всех опасностях, которым она подверглась бы, если позволит своим чувствам развиваться.

Коул видел, как эмоции отражались в ее глазах, сначала яркий серебристый свет надежды, потом – серый цвет отчаяния. Это подсказало ему, что он подтолкнул ее настолько, насколько мог, открыл столько выходов для ее чувств, сколько было возможно.

– Давай заключим сделку, – предложил он.

 Это игровая передача? – с улыбкой спросила Эшли.

– Нет, это не игра.

– Мне все еще нужно выбирать между дверью номер один, два и три?

– Совершенно верно.

– Ммм... Намекаешь ли ты мне хотя бы на что-нибудь?

– Нет.

– «Три» всегда было моим счастливым числом. Я выбираю его.

– А, – сказал он, его голубые глаза сияли недобрым светом. Он был обрадован новой вспышкой ее озорного юмора.

– Превосходный выбор, мисс Эшли. За третьей дверью у нас оплаченное путешествие на троих в зоопарк Сан-Диего. Ваш сексуальный и привлекательный водитель и ваш неотразимо сообразительный эскорт заберут вас в восемь часов утра. Никаких отговорок. Я прекрасно знаю, что ты не работаешь остальную часть недели.

Она запрокинула голову и посмотрела на него в недоумении.

– Ты тоже берешь выходной?

Коул сглотнул и на его лице появилось немного виноватое выражение. Уголок его губы приподнялся, как случалось у Рори, когда он вставал на опасный путь.

– Ну, не совсем так. Мне нужно будет проверить там один из компьютеров.

– Что?

 Это не займет много времени, я обещаю.

– И что делать мне и Кельвину, пока ты будешь разговаривать со своим компьютером?

– Я оставлю вас в зоопарке и вернусь к обеду.

– Сколько дней спустя?

– Очень смешно!

– Этот выигранный приз кажется очень подозрительным. Что бы произошло, если бы я выбрала другие двери? Все они ведут в Сан-Диего!

– Подожди несколько дней и попробуй. Ты можешь выиграть главный приз.

– Ну давай, Коул. Намекни мне, – умоляла она, внезапно ощутив себя разочарованным ребенком перед Рождеством. Она начала подозревать его тактику, и ей нужна была вся информация, чтобы подготовиться к защите.

– Даже и не подумаю, – сказал он и протянул руку. – Теперь пойдем, давай искупаемся, пока ты полностью не сгорела. Твои плечи уже розовые, а что касается носа... – Он закатил глаза. – Еще немного, и ты сможешь соперничать со Снегурочкой, управляющей санями Деда Мороза.

– Я не летаю.

– Тогда еще больше причин идти купаться.

– Я не плаваю также.

 Что значит «ты не плаваешь»? Почему ты тогда на пляже?

– Я могу более четко думать здесь. Шелест волн помогает мне подумать о проблемах в перспективе. Он напоминает мне, что я – просто одна из этих бесчисленных песчинок, – объяснила Эшли, пропуская струю песка сквозь пальцы. – Все это будет здесь после того, как я умру. Выбор, стоящий передо мной, уже не кажется таким важным, когда ты понимаешь, как мимолетны будут его последствия в этом устоявшемся мире.

Голубые глаза внимательно смотрели на нее.

– Решила ты о чем-нибудь этим утром?

– Ты появился раньше, чем я смогла выбрать, какой проблемой мне заниматься. Кстати, как ты нашел меня? Ты установил одно из этих сигнальных устройств на мне?

– Ты не подпустила меня настолько близко, – напомнил он ей. Его глаза были наполнены упреком и удовлетворением одновременно.

– Тогда как?

– Я позвонил на работу, чтобы узнать там ли ты. Они сказали, что ты звонила и предупредила, что тебя не будет целый день. Я подумал, что ты прячешься, и позвонил Рори.

– Уверена, он с радостью предоставил информацию, – пробормотала Эшли.

Коул кивнул.

 Он сказал, что обычно ты приходишь сюда, когда тебе надо подумать о важных проблемах. Я решил, что тебе не стоит думать в одиночестве. Хотел быть уверен, что ты выслушаешь мою точку зрения, прежде чем принять решение.

– Очень изобретательно.

– Я очень изобретательный человек, когда вопрос касается того, что я хочу.

Его взгляд медленно опустился от ее глаз к губам, затем задержался на грудях, которые то поднимались, то опускались при ее прерывистом дыхании.

– Я хочу тебя.

Это было уже не первый раз, когда он говорил эти слова, поэтому это не было сюрпризом. Однако напряженность, которая появилась после этих слов, стала ощутимой физически. Эшли чувствовала, что ее нервы напряжены до предела из-за борющихся в ней желаний. Она ужасно хотела, чтобы Коул дотронулся до нее, и в то же время боялась последствий этого прикосновения. Решив в очередной раз убежать, она резко поднялась на ноги и побежала к воде, крича ему через плечо:

– Если «ты хочешь меня», тебе придется пойти и поймать меня.

Коул все еще снимал джинсы – процесс, за которым, как она решила, лучше было не наблюдать, – когда она вбежала в воду глубиной по талию. Вода была настолько холодна, что ее кожа мгновенно покрылась мурашками.

Уже через мгновение он догнал ее, его руки обхватили ее тело и подняли вверх. Она поняла, что на берегу она чувствовала бы себя спокойней. Еще до того, как она смогла сбежать или начать протестовать, Коул отнес ее так глубоко, что если бы он рискнул поставить ее на ноги, вода доходила бы ей до носа.

– Коул, отнеси меня назад! – нервно умоляла она. Ее нервозность не была связана непосредственно с водой.

– И не подумаю. Теперь я сделаю с тобой все, что захочу.

– Ты так любишь внушать страх?

– Ты не боишься меня, не так ли?

– Нет, но я боюсь воды. Я могу утонуть, если ты решишь бросить меня.

– Я никогда не сделаю это, если ты не заставишь меня сделать это.

– Заставлю?

Когда его голубые глаза встретились с ее, они были очень, очень серьезными.

– Я думаю поцеловать тебя, Эшли Эймс, и ты ответишь мне тем же, а потом признаешь, что так же хочешь меня, как я тебя. Ну?!

– Мне остается только уступить грубой силе! – произнесла Эшли прерывающимся шепотом, а палец ее меж тем скользил по крепкой руке Коула. Ее ноги инстинктивно обхватили его, прижимаясь все плотнее к его мускулистому телу. Коул застонал и поцеловал ее... Его губы прильнули к ее с почти болезненной настойчивостью. Ее тело ответило мгновенно. Дыхание перехватило, руки и ноги дрожали от накатывающихся волн жара, бушевавших в ее мозгу с опустошительным возбуждением.

– Да хоть знаешь ли ты, насколько восхитительна и увлекательна? – вдруг почти вскрикнул Коул.

– Поведай мне об этом...

– Ты очаровала меня, когда ты была такой потерянной и уязвимой, и все же в тебе была такая яркая женственность, такая страсть, которую, я думаю, ты только начинаешь открывать для себя. Я надеюсь, мы откроем ее вместе.

– Я хочу этого, Коул, – признала она со вздохом. – Я действительно хочу, но я боюсь.

– За Кельвина?

– За нас за всех. Я росла, стараясь ублажить моих родителей, мою мать особенно. Я поклялась, что этого больше не случится. Когда я вышла замуж за Гаррисона, я почти потеряла мою индивидуальность. Я не могу позволить, что бы это произошло еще раз.

– Тебе не придется жертвовать своей индивидуальностью со мной. Дай мне время доказать это тебе.

– Начиная с зоопарка?

–  Начиная с зоопарка, – с усмешкой ответил он.


Поездка в Сан-Диего оказалась веселой, с песнями и многочисленными остановками для купания. Кельвин обнаружил, что последние могут включать в себя разные приятные сюрпризы, такие, как сладости и сок, и они не проезжали мимо заправочной станции без того, чтобы он не объявил, что следует остановиться. Коул положил конец этому после третьего визита в туалет.

– Этот юный сорванец! – пробормотал он, когда они вернулись в машину.

– ...Прямо как его дядя Рори, – сказала Эшли, заканчивая мысль.

– Ты знала? – спросил Коул с усмешкой.

– Подозревала. После взятки, которую я вручила ему, чтобы он слез с качелей тогда, я знала, что это только вопрос времени, перед тем как из него получится первостатейный обманщик...

Коул пристегнул ремень безопасности Кельвину и сказал серьезным тоном:

– Больше никаких остановок, молодой человек.

– А мне и не надо сейчас, – ответил Кельвин, кивая в знак согласия. Прошло почти двадцать минут, перед тем как он попробовал было снова взяться за свое. В этот раз Коул продолжал ехать, и они ни разу не останавливались, пока не достигли зоопарка.


– Ну, ладно, вы, двое. Наслаждайтесь. Я встречу вас в час дня, и мы поедем обедать, – сказал он, покидая Эшли на входе.

Эшли вышла из машины с очевидной неохотой, таща Кельвина за собой. Она выглядела захватывающе красивой в белых джинсах и блузе, покрытой штрихами пастельных тонов и завязанной узлом на ее тонкой талии. Но она также выглядела испуганной, хотя быстро скрыла свои дурные предчувствия. Расправив плечи с видом угрюмой решительности, она одарила Кельвина яркой улыбкой, а Коулу беспечно махнула рукой.

Он никем так не гордился в своей жизни! Он так же видел то, что она с охотой идет через все это, несмотря на свой страх, и это было подтверждением растущих чувств к нему. Впервые с их последней встречи сердце его посетила надежда.

Когда Коул уехал, Эшли посмотрела на ребенка, чья рука крепко держалась за ее, и ее опасения вернулись. Она могла обмануть Коула своим внешним видом, но она не обманула себя. Эшли нисколечко не хотела всего этого. Четыре часа. Они казались ей вечностью, усеянной всевозможными ловушками.

– Хорошо, Полпинты, пойдем смотреть на животных, – сказала она таким тоном, которым можно было объявить о приходе врача, собирающегося делать уколы. Было ясно, что мысль о предстоящем времяпрепровождении не внушает особенного энтузиазма.

С другой стороны, глаза Кельвина были такие круглые и блестящие, ну прямо, как настоящие сапфиры, и так же сияли от радости, как глаза Коула, когда он смотрел на нее:

– Мы посмотрим слонов, Эшли?

– Как хочешь.

– А что еще?

– Львов, тигров и медведей.

– Таких, как Вини-Пух?

– Точно.

– Пошли, – он прыгал от нетерпения. Постепенно ее предчувствия начали отступать.

– Хорошо.

Посещение зоопарка с Кельвином открыло Эшли глаза на многое. Он хотел все знать. В течение четырех часов она подвергалась непрекращающемуся шквалу расспросов, прерываемому только воплями радости. Посетители вокруг них смеялись и буквально через несколько минут он завоевал всех. Чем больше было публики, тем более озорным он становился, и Эшли начинала бояться, что он причиняет окружающим неудобство своим излишне шумным поведением.

– Не глупите, – сказала одна дама, когда Эшли извинилась перед ней за просьбу Кельвина забраться к ней на колени, чтобы посмотреть в окно на противоположной стороне автобуса, в котором они ехали по огромной территории зоопарка от вольера к вольеру. ~ У меня внук такого же возраста и он такой же любопытный. У вас замечательный сын. Дети и так растут слишком быстро. Очень плохо, что мы не можем сохранить в них этой невинности и восхищения перед окружающим миром.

– Он не мой... – начала было Эшли, затем поняла, что ее отношения с Кельвином не играют никакой роли для старой женщины.

«Ваш сын». Эта фраза отдавалась эхом в ее мозгу, когда она смотрела на ребенка, прыгавшего рядом с ней на сиденье. Сможет ли она когда-нибудь слышать эти слова без вызываемой ими паники?

– Эшли, посмотри! – спрашивал Кельвин, дергая ее за руку. – Что это?

– Жираф.

– Мне нравится жираф. Папа купит мне одного? – спросил он с надеждой.

– Думаю, что он немного велик, чтобы брать его домой. Кроме того, жирафам нужно много открытого пространства для житья. Если он будет жить в помещении все время – это очень расстроит его. Ты же не хочешь, чтобы он расстроился?

Казалось, что Кельвин очень внимательно раздумывает над ее словами.

– Он может жить в саду.

– Нет. Сад недостаточно велик для этого. У него не будет места, чтобы бегать. Ему нравится здесь.

– Хорошо, – согласился Кельвин наконец, бросая на жирафа последний, исполненный тоски, взгляд.

К тому времени, как они встретили Коула, Кельвин обнаружил еще дюжину животных, которых ему хотелось бы взять домой.

– Пала, я видел медведя, жирафа и кота!..

– Кота?

– Льва, – помогла Эшли.

– Вот как. Я думаю, это было замечательное приключение.

Эшли улыбнулась.

– Действительно было весело, – признала она и удивилась, так как это было правдой. – Я никогда не была в зоопарке и мне показалось, что я уже была здесь в детстве.

Голос ее звучал радостно, но тоскливый взгляд ее говорил Коулу, что он был прав, когда предположил, что именно из-за потери своего собственного детства Эшли не умела обращаться с детьми. Это только укрепило его клятву дать Кельвину возможность помочь завоевать ее.

Он запланировал для себя пикник в парке, вторую поездку в Диснейленд и день на пляже. Рори и Лаура присоединились к ним. В одной такой шумной поездке нежданный дождь заставил их тогда почти весь день провести внутри машины.

Кельвин обожал Эшли все больше и больше после каждой встречи. Перемена ее взглядов была более постепенной, но все же происходила.

Коул мог видеть, как ее уверенность в себе растет день ото дня. Сначала ее отношения с Кельвином были неуверенными, изучающими... Она, очевидно, боялась, что стоит ей попытаться начать приручать ребенка, как это вызовет неудовольствие с его стороны и возражения его отца. Несмотря на это, постепенно она научилась говорить «нет». Она даже научилась не обращать внимания на недовольные гримасы Кельвина, перестала считать их признаками собственного бессилия.

– Разве ты не понимаешь, как глупо считать двухлетнего ребенка камнем преткновения в наших отношениях? – спросил Коул ее однажды вечером, когда они сидели тесно прижавшись друг к другу на диване, а Кельвин спал наверху.

Когда Коул был настолько близко, она не замечала ничего больше.

– Ему уже почти три, – напомнила Эшли, стараясь не обращать внимания на искры удовольствия, вызываемые настойчивыми прикосновениями Коула. – Помнишь, он говорил, что его день рождения наступит очень скоро. Ты уже думал об этом?

– Может быть, устроим праздник для него и еще десятка его друзей?

Эшли решительно закачала головой, выражение ужаса мелькнуло в ее глазах.

– Нет, ты не сделаешь этого. Я едва привыкла к Кельвину. Ты не можешь ожидать от меня, что я справлюсь с еще десятком таких же.

– Я буду рядом, чтобы помочь.

– Правильно, но, возможно, тебя опять посетит откровение относительно «Элфи» и ты запрешься в комнате со своим проклятым компьютером.

– Эшли, даже если я сделаю это, ты справишься. Боже мой, ты справляешься с намного более темпераментными актерами каждый день. Они же не лучше двухлетнего ребенка.

– Да, они ничуть не лучше, – ответила она с вызовом. – Но когда я устаю от их вызывающего поведения, то могу просто уйти оттуда или уволить их. Мне не удастся с таким же успехом оставить Кельвина и его друзей без присмотра. Они уничтожат дом, не говоря уже о тех ужасных вещах, которые они сотворят с собой.

Коул поцеловал ее и все аргументы против сразу потускнели на этом фоне.

– В субботу? – спросил он, когда у нее уже не осталось сил сопротивляться.

– Ты играешь нечестно, – пробормотала она. – Но – хорошо. Я поищу в гардеробе старую футбольную форму, которую надену для защиты.

ГЛАВА 8

 Сделать закладку на этом месте книги

Вместо футбольной формы, которую она грозилась надеть, Эшли нашла для вечеринки совершенно удивительный, яркий костюм клоуна. Хотя она говорила себе, что надела его, чтобы доставить радость детям, какая-то частица ее сознания понимала, что она все еще прячет свою оставшуюся неуверенность под смеющимся лицом клоуна. Было легче справиться с детьми, когда ты больше не Эшли Эймс, а «Эшли-клоун».

Эшли быстро нашла общий язык с детьми. Они импульсивно тянулись к ней, то дергая за огромные пушистые шары, которыми был украшен ее разрисованный в горошек костюм, и тыча ей пальцами в ярко-красный пластиковый нос, то взбираясь к ней на колени и вскрикивая от восхищения, когда она раздавала им ярко раскрашенные надувные шары...

Эшли никогда бы не пришло в голову, если бы под костюмом не было доброй и полной радости жизни женщины, дети разбежались бы от нее.

За последние недели у нее наметился определенный прогресс. Она больше не пугалась мысли, что ей придется остаться наедине с Кельвином. Медленно, но она поняла, наконец, что сможет и любить его, и заниматься его воспитанием. Коул научил ее этому, и за этот подарок она будет всегда благодарна ему.

Она также открыла в себе радость от любви Кельвина. Это был момент, которого она никак не ожидала. Она была очень обязана Коулу за то, что он подтолкнул ее и позволил этому случиться.

Но несмотря на то, что дни, проведенные с ними, внезапно наполнились таким смыслом, она все еще боялась, что это только временная иллюзия. Настолько глубоко укоренились ее страхи, что она ожидала, что все эти моменты открытий и откровений прекратятся в любую минуту. Ее защитные барьеры разрушались, но еще не исчезли полностью.


Она застала Коула наблюдающим за ней с улыбкой терпеливого удовлетворения на губах. Однако в глазах его было опасное свечение, не имевшее ничего общего .с детскими играми. Когда она осталась на минуту одна, он незаметно пробрался к ней и заманил ее за угол дома.

– Как насчет поцелуя, Эшли? – скорее предложил, чем спросил он, смотря на нее с преувеличенным вожделением.

– Прошу прощения, мы разве знакомы? – спросила она писклявым голоском.

– Не очень хорошо, – серьезно ответил он. – Я бы хотел снять этот мешковатый старый костюм с тебя и обнаружить под ним женщину.

– Сэр! – запротестовала Эшли негодующе, игнорируя участившееся биение пульса и жар, вызванный жгучим желанием, желанием, которое в последнее время усиливалось все больше и больше. Она не знала, сколько еще времени сможет удерживать Коула на расстоянии вытянутой руки.

– Не кажется ли вам, что вы слишком прямолинейны? – решительно спросила она. Ее голос, однако, превратился опять в тот же проклятый шепот.

Коул покачал головой и прижал ее к стене. С холодной штукатуркой за спиной и мужским теплом Коула в дюйме от нее Эшли почувствовал, что мир кружится как безумный. Он вошел в полный штопор, когда Коул добавил:

– Мне кажется, что я влюбился в твой привлекательный носик и в твою немного кривую улыбку.

– Сэр, я так понимаю, что у вас уже была женщина, – ответила она, стараясь подавить желание засмеяться и продолжая играть роль. Она обнаружила, что в присутствии Коула ее серьезность пропадает все более и более, уступая место удивительной веселости.

Преувеличенно тяжелый вздох Коула был нацелен на то, чтобы вызвать ее жалость.

– Но она была такая... такая обыкновенная по сравнению с тобой. Ты – воплощенное возбуждение, уникальность и таинственность.

Эшли подозрительно покосилась на него со зловещим блеском в глазах.

– Итак, эта ваша женщина совершенно обыкновенная? – В ее голосе скрывалось предупреждение. Коул сильно возбуждал ее чувства юмора. – Утомительная?

– О, очень! – ответил он со смешной серьезностью в голосе. – Я имею в виду, что она привлекательная и интеллигентная, но у нее нет твоего вкуса в одежде и твоего драматического дара.

– Если тебе нужна драма, подожди немного, – резко ответила она и ее глаза засверкали. – Эта твоя подружка выцарапает тебе глаза, когда узнает, что ты злословишь по ее адресу.

Коул отвернулся, чтобы скрыть улыбку, затем повернулся, моргая.

– Если я уж все равно обречен, как насчет поцелуя?

– Когда, наконец, твой проклятый компьютер научится думать! – прервала она и рванулась прочь; ее огромные ботинки громко шлепали по кафельному полу, что несколько снижало достоинство ее ухода.

– Он уже умеет! – закричал он ей вслед, громко смеясь.

Эшли очень хотелось бросить праздничный пирог в его самодовольное лицо. Действительно, утомительная и лишенная воображения! Если уж она решится уступить растущему желанию оказаться в руках у Коула, она покажет ему, какой изобретательной и страстной она может быть.

Все еще замышляя свою чувственную месть, Эшли раздавала детям мороженое, когда Коул снова подошел к ней. Она с усмешкой посмотрела на него, выражение ее лица казалось очень смешным из-за нарисованной на нем клоунской улыбки.

– Ты пришел, чтобы попробовать еще раз?

– Нет. Я пришел сказать, что мне надо уехать. У нас неполадки в системе, которые могут повлиять на безопасность нашего клиента. Я должен отправиться туда прямо сейчас и посмотреть, сможем ли мы определить неисправность.

Мимолетное выражение паники мелькнуло в ее глазах.

– Коул, ты же обещал, что не оставишь меня одну с этими детьми!

Он нагнулся и поцеловал ее, успокаивая. Ее нервы взбунтовались, и это отвлекло ее от того, что сказал Коул. Она сосредоточила свое внимание на его словах, но была слишком далеко, чтобы осознать, что его рука ласкает ее плечо.

– Ты не будешь одна, – сказал он, пока она пыталась собраться с мыслями. – Миссис Гаррисон здесь, и скоро начнут приезжать родители. Кроме того, у тебя самой до сих пор все хорошо получалось. Разве ты не заметила, как весело было детям и как хорошо они вели себя?

– Я подумала, что, может быть, ты подсыпал им транквилизаторов...

– Нет, это ты развлекала их. Это был самый лучший день рождения Кельвина.

– У него их было всего два, – сдержанно ответила она. – Сомневаюсь, что он помнит свой первый.

– Я помню, – сказал он с таким стоном, что у нее замерло сердце. – У него был шоколадный торт... с одного конца столовой до другого. Нам пришлось заново клеить обои и обтягивать стулья новой обивкой. Я тогда решил, что темно-коричневый пластик может подойти для этой цели, по крайней мере, пока Кельвину исполнится двенадцать. Думаю, что именно тогда Натали захотела уйти...

Когда Эшли уже собралась ответить что-то резкое, началась дикая погоня, когда полдюжины детей пронеслось по террасе, как индейцы на тропе войны. Три маленькие девочки в помятых платьях смотрели на них с раскрытыми ртами. Вазочка с шоколадным мороженым упала одной из них на колени, и ее истошный крик плавно перешел в плач.

Эшли повернулась, чтобы попросить Коула вмешаться, но он благополучно исчез.


– Эта крыса заплатит за все, – зловеще пробормотала она, с опаской двинувшись за детьми. Они разразились смехом, когда увидели ее странно осторожные движения, и, посчитав их продолжением игры, помчались еще быстрее. В конце концов она остановилась, засунула пальцы в рот и издала пронзительный свист. Абсолютное молчание последовало за этим, испуганные глаза детей уставились на нее. Это сработало.

– Хватит, – сказала она спокойно. – Я думаю, подошло время сказки. Джессика, иди к миссис Гаррисон, и она попробует смыть мороженое с твоего платья.

Миссис Гаррисон помогла собрать всех детей вокруг Эшли и, когда они уселись, отвела Джессику в дом. Затем Эшли начала рассказывать историю о маленьком мальчике, который убежал из дома, чтобы присоединиться к цирку шапито


убрать рекламу




убрать рекламу



. Она рассказывала им о цирковых животных, акробатах и клоунах.

– Цирк для него был самым поразительным местом, где он когда-либо бывал, – говорила она детям, которые слушали ее очень внимательно. – Но затем он начал думать о маме и папе. Он вспомнил все игрушки, которые были у него дома, вспомнил, как мама готовила ему шоколадный напиток, арахисовое масло и сладкие сандвичи, как отец читал ему сказку на ночь... И очень скоро мальчик захотел вернуться домой. Он понял, что некоторые вещи, которые кажутся очень интересными и захватывающими сначала, теряют свою привлекательность, когда они уже постоянно доступны. И он понял, что самое лучшее – это иметь семью, которая любит тебя.

Кельвин забрался к ней на колени, когда она рассказывала эту историю. Его головка покоилась у нее на груди, он сонно посасывал свой палец... Родители начали приезжать, как раз 'когда она закончила свой рассказ, и были очень удивлены царившим спокойствием.

– У вас получилось все так чудесно, – сказала ей мама Джессики. – Я ждала, что мне придется не спать полночи. Дни рождения обычно плохо сказываются на моей дочери из-за переедания и перевозбуждения.

– Мне очень жаль, что ее платье испачкали мороженым.

– Это отстирается. А если нет, то она все равно вырастет из него через несколько недель, – сказала женщина, пожимая плечами.

Эшли посмотрела на нее в полном изумлении.

– Как вы можете относиться ко всему этому так спокойно?

– Или вы поступаете так, или сходите с ума. Вы поймете это. Раз вы живете с Кельвином постоянно, вы адаптируетесь.

– Но я не...

– О, я не хотела давить на вас, но я знаю Коула достаточно долго, и мне ясно, что он заботится о вас. Я заметила, как он посмотрел на вас, когда мы привозили Джессику. Кельвин тоже явно обожает вас. Естественно, я просто предположила, что...

Эшли покачала головой.

– Мы еще не строили никаких планов.

– Ну, я надеюсь, все впереди. Этим двоим мужчинам подошла бы именно такая женщина, как вы. Та Натали... – ее губы искривила презрительная гримаса, но она сдержалась. – Не обращайте внимания. Достаточно будет сказать, что было бы хорошо, если бы здесь воцарились стабильность и мир.


Эшли долго наслаждалась похвалой, размышляя о ней, когда помогала миссис Гаррисон наводить порядок. Этот день действительно оказался триумфом, и она, по крайней мере частично, способствовала успеху. Это было головокружительное чувство, почти такое же она ощущала, когда заканчивала снимать шоу и знала, что все в фильме вышло великолепно. Нет, подумала она. Теперь было лучше. Она узнала, что может управлять ситуацией, хотя всегда думала, что это выше ее сил.

Сильно уставший от треволнений Кельвин уснул в шезлонге на террасе, как только остальные дети разошлись по домам. Эшли оставила его там, пока помогала миссис Гаррисон убирать весь беспорядок на кухне, смеясь над поведением неугомонных детей.

Она особенно сблизилась с этой женщиной в последние несколько недель. Ее крупная фигура, завернутая в пестрые хлопковые платья, седеющие волосы, которые она носила в свободном и постоянно распускающемся узле, ее розовые щеки и не сходящая с лица улыбка делали ее воплощением терпеливого материнства. Доктор Мэделайн Кенделли, наоборот, весила ровно 50 килограммов, имела абсолютно аккуратную прическу и одевалась в модельные костюмы пастельных тонов, которые очень хорошо смотрелись на ней во время телепередач. Она бы, наверное, упала в обморок, если бы ребенок уронил кусок торта на нее...

Пока Эшли убиралась и размышляла об огромной разнице между ее собственной, очень знающей матерью и этой добродушной домохозяйкой, она примерно с полчаса не выходила на террасу. Сначала, когда она не видела Кельвина на том месте, где оставила его, Эшли даже не обратила на это внимания. Затем, когда она все-таки осознала его отсутствие, она медленно обвела пристальным взглядом весь двор, уверенная, что он прячется где-нибудь в кустах или играет в песочнице. Прятки были его любимой игрой.


Когда она впервые увидела его плавающим в бассейне вниз лицом, она не поверила своим глазам. Парализующая слабость охватила ее, и она закрыла глаза, надеясь, что это ей только показалось. Когда она их открыла, он был все еще там. Ее сердце резко остановилось, и она закричала вовсю мощь своих легких.

Снимая на бегу костюм клоуна, она нырнула в воду, даже не останавливаясь, чтобы подумать, что она не умеет плавать. Она знала только, что должна вытащить Кельвина. К счастью, хотя он был посреди бассейна, где было глубоко для ребенка, она все же смогла достать до дна, стоя на носках. Ее сердце билось о ребра, когда она обхватила его одной рукой и начала пробираться обратно к краю бассейна.

– Позвоните в «скорую помощь» и попробуйте найти Коула, – машинально сказала она миссис Гаррисон, которая выбежала из дома на ее крик.

Отчаянно вспоминая то малое, что знала об искусственном дыхании изо рта в рот, она пыталась вернуть жизнь Кельвина. Его маленькое тельце было таким холодным и спокойным, что Эшли чувствовала себя на грани истерики, но она продолжала работать над ним, в медленном ритме вдыхая и вдыхая воздух и молясь усерднее, чем она молилась когда-либо в своей жизни.

– Господи, пожалуйста, пожалуйста, позволь ему жить! Пожалуйста! Он такой маленький мальчик. Умоляю тебя, позволь ему стать мужчиной...

Слезы катились по ее лицу, когда она продолжала действовать, едва ли сознавая, что делает, зная только, что она не может остановиться.

Хотя это казалось вечностью, прошли только минуты, пока приехали медики и принялись за Кельвина. Она набросила одежду, которую почти потерявшая от горя рассудок домработница принесла ей, подбежала к машине «скорой помощи» и забралась в нее, испуганная тем, насколько бледным выглядел Кельвин.

– Я дозвонилась до мистера Донована, – сказала ей миссис Гаррисон. – Я поеду за вами на вашей машине, чтобы вы не были одни, пока он приедет туда.

Эшли трясло так, что она едва слышала ее.

– Леди, все обойдется, – уверил ее один из молодых людей. – Он дышит – благодаря вам.

Но Эшли знала, что, пока Кельвин не откроет глаза и не улыбнется ей, она не поверит, что кризис прошел. И, кроме того, она также знала, что вина, которую она чувствовала, будет только расти.

– Как я могла быть такой дурой? – бормотала она снова и снова, ее глаза не отрывались от неподвижного тельца Кельвина, ее рука сжимала его маленькую ручку, в то время как один из медиков продолжал работать над ним. Неважно, сколько раз она говорила себе, что ее действия не были безответственными, что ребенок спал, – все это не имело значения. Она чувствовала себя ужасно виноватой в том, что оставила его одного на террасе.

Ее беззвучные молитвы и самоупреки сопровождались на протяжении всей этой бесконечной поездки в госпиталь оглушительным воем сирены «скорой помощи».

Когда она ждала в приемной, она спрашивала себя, сможет ли Коул простить ее за случившееся, сможет она когда-нибудь простить себя сама. Слова и действия миссис Гаррисон не оказывали на нее никакого влияния.

– Дорогая, почему бы вам не пойти в комнату отдыха и не привести себя немного в порядок? – спросила та наконец. – Вы почувствуете себя лучше.

– Я не могу уйти отсюда, – прошептала Эшли.

Миссис Гаррисон потянулась к сумочке Эшли и вытащила зеркальце и салфетку.

– По крайней мере, сотрите свою клоунскую маску, – предложила она.

Впервые Эшли осознала, как странно она выглядела со своим разрисованным лицом, намокшими волосами и в спешке наброшенной одежде. Слава Богу, что она хоть успела сбросить свой мешковатый костюм в горошек. Она, насколько могла, стерла краску и расчесала волосы.

Миссис Гаррисон одобрительно кивнул.

– Так-то лучше. Как насчет кофе? Эшли покачала головой.

– Я пойду принесу его. Оно согреет вас. У вас губы совсем синие от холода.

– Как вам угодно, – отвлеченно ответила Эшли, не отводя глаз от двери, за которой исчез Кельвин. Она все еще сидела в таком положении, когда наконец услышала голос Коула, вошедшего в холл приемного покоя. Она направилась к нему, но один взгляд на его лице остановил ее. В его глазах была боль, на губах было написано непрощение. Она вернулась в комнату ожидания и прислонилась к стене. Слабость разливалась по ее телу. Как сможет она подойти к нему? Как сможет?


С того момента, как он получил срочное сообщение от своей информационной лужбы позвонить домой, Коул чувствовал себя так, будто жизнь уходит от него.

Когда он дозвонился до нее, миссис Гаррисон сказала ему очень мало по телефону. Она старалась говорить ободряюще, но одного того факта, что Кельвин упал в бассейн и был увезен «скорой помощью» без сознания в госпиталь, было достаточно, чтобы заставить кровь стучать в его венах. Он не стал ждать продолжения и выбежал с совещания, оставив помощника одного разбираться с проблемами безопасности. Он едва ли сознавал, как доехал до госпиталя, помнил только всю дорогу, что превышал дозволенную скорость.

Когда он бежал со стоянки в приемную, первым человеком, которого он увидел, была его домработница. Ее спокойная манера поведения лишь чуть больше успокоила его, чем ее слова по телефону.

– Где он? Что случилось?

Миссис Гаррисон погладила его по руке.

– Доктор сказал, что все будет известно через некоторое время. Мы не знаем, как долго Кельвин провел в бассейне. Всего лишь несколькими минутами ранее он спал. Когда миссис Эшли вышла снова, она нашла его плавающим в бассейне. Она пыталась оживить его, и к моменту приезда «скорой помощи» он уже дышал, но был все еще без сознания.

– Почему, черт возьми, рядом с ним никого не было? Боже мой, он ведь всего лишь маленький ребенок! Каждый должен знать, что детей его возраста нельзя оставлять одних рядом с бассейном! Если что-нибудь случится с ним... – его голос пропал, когда он протер горящие глаза. Дрожь бесконечного ужаса охватила его. – Боже мой, я никогда не смогу простить...

Коул был так захвачен своим горем, что не услышал, как подошла Эшли, не понял, что она слышала эти его злые, горькие слова, не видел, как она молча отошла.

Когда он наконец пришел в себя, он спросил миссис Гаррисон:

– Где мисс Эшли? Она, наверное, обезумела от горя?

– Так и есть. Я оставила ее в приемном покое, когда пошла за кофе, – она смотрела на него с состраданием. – Вы знаете, она рисковала своей жизнью, чтобы спасти его. Она прыгнула в бассейн, ни минуты не раздумывая, а потом сказала мне, что не умеет плавать. Я думаю, что она нуждается в вас сейчас так же, как вы в ней.

Коул кивнул, взял чашку кофе, которую миссис Гаррисон протянула ему, и пошел в комнату ожидания. Его глаза внимательно осмотрели каждое лицо, но не обнаружили Эшли. Он вздохнул и сел на стул, ожидая, что она вернется в любую минуту.

Только после того, как прошло несколько часов и Кельвина перевели наверх в отдельную комнату со специальной сиделкой, Коул осознал, что Эшли не вернется. Она наконец понял полный смысл того, что она должна была чувствовать. Это было много больше, чем просто пугающий несчастный случай, который расстроил бы любого родителя. Для Эшли, со всеми ее опасениями, это было лишним подтверждением ее некомпетентности. Если Кельвин не поправится, это убьет ее. Одного этого случая было достаточно, чтобы уничтожить все, чего она добилась в последнее время, достаточно, чтобы заставить ее убежать от него.

Охваченного одинаковым беспокойством за нее и за своего сына и не имевшего возможности помочь даже одному из них, Коула ждала самая длинная и ужасная ночь в его жизни.

Перед рассветом Коул был разбужен какими-то лязгающими звуками. Его глаза открылись, и, прежде чем он смог сфокусировать их, он вспомнил, где находится. И опять паника охватила его.

Затем он услышал тот же шум снова и заглянул в больничную комнату с веселой детской отделкой, которая контрастировала с мерным биением мониторов. Кельвин сидел на железной кровати, все еще бледный, но счастливо стучащий по прутьям кровати, совершенно не подозревая, как близок он был к смерти. Дыхание Коула, которое он сдерживал всю ночь, стало легче.

– Эй, тигр, прекрати весь этот шум, – сказал он, когда подошел ближе и провел дрожащими пальцами по лбу своего сына. Он сразу же позвал сестру и попросил ее известить доктора, что Кельвин проснулся.

– Хочу Эшли, – настаивал Кельвин.

– Ее сейчас нет здесь.

– Хочу ее, – упрямо настаивал он. – Мы пошли купаться.

– Ты пошел купаться, – поправил его Коул. – И ты довольно сильно испугал нас, молодой человек.

От звуков жесткого тона отца слезы показались на глазах Кельвина.

– Было очень плохо?

– Очень плохо.

– Я люблю купаться.

– Ты больше не пойдешь купаться один, – твердо сказал Коул. – Только со мной.

– Или с Эшли?

– Или с Эшли, – согласился Коул, размышляя над тем, чего будет стоит ему заставить ее вернуться в его дом снова. Даже если она и вернется назад, поверит ли она в себя как в мать Кельвина после этого?

Внезапно Кельвин вырвался из его рук и закричал, глаза его заблестели и краска вернулась на его щеки:

– Эшли!

Эшли старалась не смотреть в глаза Коулу, когда шла прямо к Кельвину; его выздоровление сняло с нее напряжение. Этот розовощекий ребенок ничем не напоминал бледного и неподвижного мальчика, которого она видела в последний раз лежащим на носилках в приемном покое.

– Как ты чувствуешь себя, Полпинты?

– Хорошо. Хочу еще торта.

– Не думаю, что праздничный пирог подходит для завтрака. Мы посмотрим, что скажет доктор.

Она повернулась к Коулу, все еще не встречаясь с ним взглядом, но заметив в смятении темные круги под его глазами и щетину на щеках. Он, очевидно, спал прямо здесь. Его одежда была в полном беспорядке. Она подумала, что он вряд ли ел что-нибудь со вчерашнего дня.

Но вместо того чтобы заставить его позаботиться о себе, она просто спросила:

– Доктор уже приходил?

– Нет, я позвонил сестре, и она пообещала привести его.

– Извини, Коул. Это была моя вина.

– Я знаю, о чем ты думаешь, как ты должна себя чувствовать, но я не виню тебя. Миссис Гаррисон рассказала мне, что произошло.

Эшли покачала головой.

– Я виню себя. Я не умею обращаться с детьми, Коул. Вот так обстоят дела, – она почувствовала невероятную пустоту, когда сказала это, и ей стало очень, очень холодно. Она все бы отдала за то, чтобы Коул обнял ее, но не смела попросить об этом. Очень больно было сознавать, что она вынуждена уйти. Если он сейчас прикоснется к ней, будет еще хуже.

Она крепко обняла Кельвина, сдерживая слезы.

– До свидания, дорогуша.

– Не уходи, – запротестовал он, прижимаясь к ней, явно чувствуя, что они прощаются надолго.

– Я должна, – сказала она. Убрать его руки, обнимавшие ее шею, было самым тяжелым делом, которое она когда-либо делала (кроме как взглянуть в глаза Коула этим утром). Ее сердце билось тяжело. В ту минуту она чувствовала даже, что оно может просто остановиться.

– Эшли, подожди, – сказал Коул, подходя к ней. – Нам нужно поговорить.

Она расправила плечи, глубоко вздохнула. Затем подняла глаза, поймала его взгляд и поспешно отвела свой взгляд в сторону.

– Нет. Я пришла сюда, чтобы удостовериться, что с Кельвином все в порядке и чтобы извиниться перед тобой. Мне нечем оправдать случившееся, но ты должен знать, что я не хотела причинить вреда Кельвину.

– Конечно. Я знаю это.

Она кивнула и снова пошла в приемную.

 Эшли, пожалуйста, подожди, пока я смогу пойти с тобой!

Борясь с вновь подступившими слезами, она повернулась к нему и покачала головой.

– Я слишком сильно люблю вас обоих, чтобы остаться, – сказала она мягко, но стальная решимость звучала в ее голосе. – Прощай, Коул. Так будет лучше.

– Лучше для кого?

Пронизанный болью голос Коула и крики Кельвина эхом преследовали ее, когда она резко развернулась и побежала к выходу. Прислушиваясь к шагам Коула, она ускорила свои, молясь, чтобы успеть убежать до того, как он нагонит ее. Она не знала, хватит ли у нее сил еще раз сказать ему «прощай», и поняла, что бежать – это был единственный выход. Она должна уйти из их жизни раньше, чем причинит им еще большую боль.

На улице она, как в тумане, подошла к своей машине, забралась в нее, обхватила себя руками в надежде, что это уменьшит боль. Меньше чем двадцать четыре часа назад мир был полон светлых надежд на будущее... Завтрашний день обещал миллионы головокружительных возможностей, о которых она раньше не могла и мечтать...

Теперь у нее не было ничего.

– Не то чтобы мне не нравилась твоя компания, но ответь мне, сколько еще времени ты собираешься прятаться? – требовательно вопрошала Элен, когда они с  Эшли сидели, попивая лимонад, на веранде из красного дерева позади ее дома. Небо было все в облаках, как будто оно поняло настроение Эшли и решило служить для него подходящим фоном.

– Я не прячусь.

– Как же ты тогда назовешь все это? Ты не разрешаешь мне сказать другим, где ты, хотя полмира, конечно, уже догадалось. Ты ни разу не вышла из дома за те два дня, что ты здесь. Ты рассуждаешь об отмене работы на следующие две недели.

– Я просто пытаюсь собраться с мыслями без того, чтобы меня постоянно отвлекали. Пока ты не пришла сюда читать мне нотацию, тут было вполне подходящее место для этого.

– Ты прячешься. Это прямо-таки хрестоматийный случай, – сказала Элен глубокомысленно. – Мама сразу бы распознала его.

– Называй это как тебе хочется, – прервала ее Эшли. – И оставь маму в покое. Мне не нужны ее советы по всем возникающим у меня проблемам материнства.

– Хорошо, оставим профессионализмы и вернемся к тому, что ты скрываешься. Следующей мыслью, которая придет тебе в голову, думаю, будет присоединиться к Корпусу Мира и обучать плетению корзин местных жителей где-нибудь в горах Южной Америки.

–  Они, по-моему, знают об этом больше, чем я сейчас. – Эшли устало смотрела на сестру. – Ты хочешь, чтобы я уехала?

– Конечно, нет. К тому же тебе, возможно, не понравится Южная Америка.

Эшли бросила на сестру сердитый взгляд. Элен не обратила на это внимания и многозначительно сказала:

– Думаю, что тебе пришло время смело взглянуть на все происшедшее.

– О, я уже сделала это. Малыш чуть не умер из-за моей безответственности, – сказала она несчастно.

– Малыш выжил благодаря твоей храбрости, – возразила ей сестра. – Ты хоть на минуту задумывалась об этом?

Эшли вскинула голову.

– Ты всерьез думаешь, что этого достаточно после всего, что произошло?

– Я думаю, что этого достаточно для начала, но не со мной тебе надо говорить об этом. Эшли, поговори с человеком, который для тебя действительно имеет значение.

– С Коулом...

– Это и в самом деле будет хорошим началом. Он звонит каждые полчаса. Если не он, то Рори на телефоне. Я уверена, что если бы Кельвин умел с ним обращаться, и он звонил бы тоже. У меня такое чувство, что я работаю на телефонной станции.

– Я же повторила тебе, что Коул сказал миссис Гаррисон в приемной комнате. Он сказал, что никогда не сможет простить меня.

– Боже мой, его ребенок был в критическом состоянии. Он тогда плохо соображал. Я уверена, что он и не предполагает, что ты слышала его... даже если допустить, что ты поняла все правильно; даже если он сказал это – и действительно имел это в виду – в то время, сейчас он не думает ничего подобного. Ты же видела его после этого. Он сказал, что хочет поговорить. Он даже сказал, что не винит тебя. Чего же еще ты хочешь?

– Я хочу найти способ ужиться с собой.

– Бог ты мой, какая же ты упрямая. Я надеялась, что ты выросла, а ты – наоборот. С Кельвином все в порядке. Он возвращается домой завтра, и, если верить Коулу, выплакал себе все глаза, потому что не видел тебя с того самого дня. Коул простил тебя, Кельвин простил тебя. Ты, возможно, получишь благодарность от службы спасения, подтверждающую твои навыки... Ты ждешь какого-то знака свыше?

– Во-первых, Кельвин никогда не попал бы в госпиталь, если бы не я. Я не смогу посмотреть в глаза никому из них.

– Эшли Эймс, ты моя сестра и я люблю тебя. Но ты ведешь себя хуже, чем те донельзя испорченные сорванцы Гаррисона. Если Коул и Кельвин могут забыть об этом, почему ты не можешь? Ты сама заставляешь себя страдать. Или тебе нравится играть роль ученицы?


Трехмесячный ребенок Элен давно уже начал плакать в своей коляске. Когда же он понял, что на него никто не обращает внимания, то заорал громче, чем портовый гудок, возвещающий о тумане. Эшли терпела сколько могла, но когда сестра не взяла Мишель на руки, это сделала она. Она рассеянно качала ее, разговаривая.

– Так вот чем, ты думаешь, я занимаюсь? Боже мой, Элен, разве ты не понимаешь, какое несчастье я для детей! Это же реальность, – пробормотала она. – Я не могла ужиться и с «хулиганами».

– Даже опытный дипломат не смог бы сделать этого.

– Кельвин чуть не умер из-за меня.

Элен гневно выдохнула:

– Если ты скажешь это еще один раз, я задушу тебя. Это был несчастный случай! Ты никак не могла знать, что ему взбредет в голову проснуться через несколько минут после того, как он уснул, и пойти купаться!

– Я должна была предвидеть это и отвести его прямо в комнату.

– Эшли, я говорю как относительно молодая мать, которая прочитала все книги по уходу за детьми и выслушала бесчисленные непрошеные советы нашей матери. Позволь мне уверить тебя, что самый быстрый способ сойти с ума ~ это пытаться предвидеть все неожиданности. Как только ты начинаешь заниматься этим, беспокойство не покидает тебя. Единственная альтернатива – это жить в доме, обитом войлоком, пустом от мебели, чистящих средств, лекарств и всех остальных потенциальных угроз. Но даже и тогда может залететь комар и заразить детей малярией.

– Очень смешно...

– Я и не стараюсь рассмешить тебя. Я просто хочу заставить тебя соображать.

– Я и так соображаю. У тебя, наверное, есть какой-то материнский инстинкт, который отсутствует у меня.

– О, я ничего не понимаю в этом. Хотя, мне кажется, что и у тебя есть дар в этом отношении.

Эшли тупо уставилась на нее.

– Что ты имеешь в виду?

Элен указала в сторону Мишель, которая спала, довольно надувая пузыри.

– Она орала как резаная, пока ты не взяла ее на руки.

– Это вряд ли подтверждение. Она прекратила бы плакать, даже если бы ее взял на руки Аттила. Ты просто один из тех странных типов матерей, вроде нашей мамы, которые считают неправильным брать плачущего ребенка на руки, уверяя, что из-за этого он вырастет эгоистом. Мишель просто благодарна за изменение отношения к ней.

 Если она вырастет полностью испорченной, это будет твоя вина. Тогда тебе придется заниматься ею, когда она станет подростком, – и Элен одарила Эшли полным значения взглядом.

– Ты прекрасно знаешь, что все сказанное мной минуту назад – правда. Ты не можешь оценивать свои материнские таланты по тем неисправимым хулиганам Гаррисона. Он сам испортил их. К тому времени, как появилась ты, твое внимание и еще дюжина психиатров не смогли бы заставить их вести себя нормально. Даже мама говорила, что они безнадежны, если Гаррисон не согласится тебе помочь. Ты пыталась уговорить его сделать это, а он ответил, что это тебе нужна помощь. И ты, да поможет тебе Бог, поверила ему. Пришло время оставить все прошлое позади и взглянуть в глаза настоящему.

– Оно не лучше. Элен застонала.

– Хорошо. Забудь Кельвина на минуту. Хватит беспокоиться о своих материнских инстинктах и об этой ошибке...

– Последней ошибке.

Элен сердито уставилась на нее.

– Что бы ты ни говорила. Постарайся твердо решить для себя, любишь ты Коула или нет. Ведь это главный вопрос, не так ли?

– На самом деле, люблю я его или нет, ничего не решает. У Коула есть совершенно реальный ребенок.

– Черт возьми. Опять все сначала.

– Потому что только одна вещь имеет значение: я не умею обращаться с детьми.

– Ты не права. Хотя ты и говоришь так, но из того, что я слышала, я сделала вывод, что у тебя получается все достаточно хорошо с Кельвином. Что бы ни случилось в тот день, это ничего не меняет в том, что между вами теплые и дружеские отношения. Этот маленький человечек обожает тебя, и ты, кажется, сходишь по нему с ума.

– Где это ты слышала такое? – вздохнула Эшли. – А, не обращай внимания. Рори опять болтает. Они с Лаурой были вместе с нами на одном из пикников, и убеждены, что мы – лучшая пара со времен Адама и Евы.

– Правильно. Рори действительно думает о вас е Коулом как о своем лучшем достижении. Он был бы просто раздавлен, если бы не сработало так, как он планировал.

– Как он планировал? Что это значит? Рори не имеет никакого отношения к тому, что происходит между нами с Коулом.

Элен усмехнулась и закатила глаза.

– О, святая святая невинность. Кто заставил тебя делать этот ролик, хотя ты торжественно поклялась, что никогда не возьмешься за такое?

– Действительно, он. Но я согласилась только потому, что он мои друг, и потому, что он был  в отчаянном положении. – Ха!

– Что это значит?

– Это значит, дорогая, что Рори величайший сценарист наших дней. Его каминная полка завалена различными наградами...

– Нет у него никакой каминной полки.

– Как угодно. Перестань отклоняться от темы. Он мог бы пригласить любого режиссера на эту съемку, и ты это знаешь. Но я даже не уверена, что он когда-нибудь думал о ком-нибудь еще. Я думаю, все это было грандиозным заговором от начала до конца.

– Заговором?

– Можем поспорить, но наш друг занимается сватовством.

Глаза Эшли сузились, и она уставилась на Элен в недоумении.

– Чем он занимается?!

Ее сердце упало, и она вздохнула. Она не понимала, почему была так удивлена. Рори во многом признался ей в день его свадьбы, да и потом они е Элен совещались в тени, как двое детей, собирающихся сделать какую-то маленькую пакость...

– Сватовством! – радостно повторила Элен, подтверждая ее впечатление, что между ними существовал заговор. – Это древняя профессия. В определенных кругах она считается благородным делом, заслуживающим благодарности.

– Благодарности! – вскричала Эшли. – Если ты права, то я собираюсь свернуть ему шею! А твоя – может быть следующей.

– Что ты имеешь в виду?

– Вы же заговорщики!

Элен даже и не старалась выглядеть виноватой. Наоборот, смелая улыбка не покидала ее лица.

– Ты уклоняешься от темы, – это все, что она сказала.

– От какой?

Элен улыбнулась еще шире. Она выглядела до омерзения довольной чем-то.

– Ведь это сработало, – ответила она, смеясь. – И достаточно хорошо, на самом деле.

– Я уезжаю отсюда. Южная Америка и отдаленные деревушки кажутся мне все лучше и лучше, хотя я ненавижу горную высоту и примитивные водопроводы. Ты просто больна, а Рори ходит по острию бритвы.

– Нет, я не больна: просто я была в почти таком же состоянии, как ты сейчас, когда сходила с ума по Полу и отказывалась признавать это.

Глаза Эшли превратились в щелки. Она смотрела на сестру с отвращением.

– Так значит, ты злорадствуешь?

–  Точно! – прозвучал веселый ответ. – Кроме того, ты не сможешь уехать.

– Почему?

– Потому что Пол должен быть дома с минуты на минуту и он привезет с собой Коула. Когда Коул звонил, он бормотал что-то о горе и Мухаммеде, и я поняла, что он тоже устал звонить по телефону.

– Я считала тебя моей сестрой, моим другом...

– А я такая и есть. Вот почему я подержу Мишель, пока ты приведешь себя в порядок.

Но Эшли поднялась на ноги и положила девочку обратно в коляску. Она не отдаст эту невинную девочку женщине, которая только что предала сестру. Когда она направилась к дому, Элен окрикнула ее.

– И еще, Эшли...

–Да.

– Не убегай через переднюю дверь. Мне будет неприятно говорить потом твоей племяннице, что ты трусиха.

– Может быть, я трусиха, Элен Рейфнольдс, но ты предательница, – резко ответила она, врываясь в дом.


Наверху, ощущая, как сотни бабочек плясали в ее животе сексуальное танго, она была вынуждена признать, что какая-то маленькая и, очевидно, самая испорченная часть ее чувствовала облегчение по поводу того, что Элен и Пол взяли улаживание всего этого дела на себя. Может быть, когда они с Коулом сядут и спокойно поговорят, он поймет, что то, что она делает, лучше для всех них. Тогда он оставит ее в покое, и они заживут каждый своими жизнями. И в конце концов, может быть, это ужасное и холодное ощущение одиночества пройдет...

Она слышала, как приехали Коул и Пол, и, выглянув из окна спальни, увидела, как они присоединились к Элен на террасе. Она предположила, что была темой их разговора, так как несколько взглядов было украдкой брошено в сторону ее комнаты.

Она в последний раз взглянула в зеркало, подправила непокорную прядь так, чтобы она не падала на лицо, добавила немного светлой помады, чуточку изысканной розовой пудры и спустилась. Ей показалось, что путь до террасы занял больше времени, чем дорога на виселицу. Только насмешка Элен удержала ее от того, чтобы выйти через переднюю дверь и убежать.

Элен увидела ее первой.

– Вот, – отчетливо сказала она. – Наконец-то ты здесь.

Эшли поняла значение этих, на первый взгляд невинных, слов; ее сестра действительно сомневалась, что она выйдет из дома по своей воле. Еще пять минут – и она, несомненно, указала бы Коулу путь к ее комнате.

Элен вдруг подпрыгнула так, как будто ее стегнули хлыстом.

– Я думаю, мне лучше заняться завтраком! Пол, бери дочь и пошли со мной. Ты можешь позаботиться о напитках.

– Мы...

– Пол!

Он посмотрел на жену, ничего не понимая, затем в его глазах появилось осмысленное выражение.

убрать рекламу




убрать рекламу



>

– Хорошо, – он поднял Мишель и побежал в дом с такой скоростью, как будто сам дьявол или, скорее, сама дьяволица гналась за ним.

Эшли стояла, нервничая, желая сесть, но боясь потерять то чувство самоуверенности, которое давало ей вертикальное положение. Она знала, что Коул – единственный человек во всем мире, влияние которого будет ощущаться на террасе, даже если он просто развалится на стуле. Она судорожно сглотнула, когда почувствовала, как пронизывающий взгляд Коула прошелся по ней.

– Ты выглядишь ужасно, – сказал он наконец.

Она слабь улыбнулась.

– Из-за этого замечания ты только что. потерял работу в госдепартаменте.

Коул преднамеренно не обращал внимания на ее показное легкомыслие.

– Ты спала?

– Иногда, – Эшли пожала плечами.

– А я нет. Маленькая озабоченная складка появилась у нее на лбу.

– Почему? Нехорошо с Кельвином?

– В смысле здоровья – нет. Но он опять начал бросать мои фишки от триктрака в мусорную корзину.

– Почему же ты не купишь ему баскетбол?

Коул усмехнулся на эту ее слабую попытку сострить.

– Не думаю, что это поможет. Ты ведь никогда не играла с ним в баскетбол.

– Извини, – сказала она, признавая свою неправоту. Последним из ее желаний сейчас было непричинение боли Кельвину.

– Не могла бы ты по крайней мере зайти и навестить его?

– Будет только хуже.

– Для тебя или для него?

Коул заметил, как серебристо-серые глаза Эшли приобрели цвет облаков перед грозой.

– Это нечестно.

– Я и не пытаюсь быть честным, – сказал он резко. – Я борюсь за то, что имеет значение для меня. Для нас обоих. Ты с самого начала решила прекратить все это, так ведь?

Чувствуя напряжение во всем теле, Коул старался не дать своим рукам схватить ее за плечи и трясти до тех пор, пока она осознает, что делает.

 Черт возьми, Эшли, ты никогда не хотела, чтобы это сработало? Несчастный случай с Кельвином был только предлогом, чтобы убежать. Ты до смерти боишься давать обещания кому-либо. Все это на самом деле больше, чем просто нежелание рисковать ребенком. Ты боишься пойти на риск в отношениях со мной. Вот где причина, не так ли?

Ее глаза вспыхнули недобрым огнем.

– Ты второй человек за сегодняшний день, который обвиняет меня в трусости, и, может быть, вы оба правы. Может быть, я не хочу еще раз испытать боль. Может быть, я не хочу провести остаток своей жизни неудачницей. Я чертовски хороший режиссер, но отношения с людьми у меня паршивые. Я лучше буду заниматься тем, в чем разбираюсь!

– Это правильно. Занимайся персонажами, постановками. Занимайся актерами, которые произносят те слова, которые ты им приказываешь говорить, чьи поддельные эмоции можно контролировать. Я и не представлял, что власть так важна для тебя.

– Это не имеет никакого отношения к власти.

– Разве нет? Если ты не можешь предвидеть развитие событий вокруг, то отказываешься играть. Эшли, настоящие чувства непредсказуемы. Они не могут всегда подчиняться команде режиссера. Отношения постоянно меняются. Тебе надо поработать над собой. Ты должна научиться доверять, быть более гибкой и идти на компромисс. Видит Бог, что всего этого почти не было в моем первом браке, но я попытаюсь снова с тобой, Я думал, что ты любишь меня достаточно, для того чтобы попытаться, но, может быть, я был не прав. Может, единственный приемлемый для тебя способ общения с людьми – это команда из-за объектива кинокамеры.

Эшли, казалось, теряла присутствие духа прямо у него на глазах.

– Ты, подонок! Это самая ужасная вещь, которую ты только мог сказать.

Он пожал плечами, подавив желание обнять ее, высушить поцелуями слезы, которые угрожали пролиться по ее щекам.

– Правда всегда горька, – просто сказал он вместо этого.

– Но это неправда! Ты действительно небезразличен мне, но я совершенно не хочу управлять тобой. Я знаю, что это такое, когда кто-нибудь руководит тобой, я почувствовала это с Гаррисоном. Я не хочу решать за кого бы то ни было.

– Ты ищешь легких ответов.

Она опустилась в шезлонг, удивляясь глубине боли, которую вызвали в ней резкие слова Коула. Казалось, что он держал зеркало перед ней и позволял ей заглянуть в самые глубины души. Это было не очень приятное зрелище, потому что он был прав. Он был даже более чем прав. Она сама покрыла грубыми рубцами свои прошлые раны так, чтобы не чувствовать больше ничего. Но, несмотря на все ее усилия, Кельвин и Коул пробились сквозь эту огрубевшую ткань. Может, она надеялась, что найдет легкие ответы для всех них, а когда этого не получилось, она оборвала постромки и убежала...

Она наконец подняла глаза на него, чувствуя, как ее сердце бьется почти в горле, и спросила:

– Чего ты ждешь от меня?

– Ты любишь меня? – спросил он решительно.

Она закрыла глаза, глубоко вздохнула и кивнула. Она приняла правду и признала ее.

– Да. Я люблю тебя.

– Тогда я хочу, чтобы ты рискнула. Пойдем со мной. Давай проведем немного времени вместе и выясним, реальность ли все это. Я не могу заставить твое прошлое исчезнуть, но, может быть, найдем новое настоящее?

– А как быть с Кельвином?

– Он будет здесь, когда мы вернемся. Кроме того, я действительно думаю, что он больше не помеха нам. Думаю даже, что в глубине души ты сама осознаешь, что, если будет нужно, ты справишься со всем. Ты же не колебалась, когда увидела его плавающим в бассейне. Если бы ты колебалась, он был бы мертв.

– Как ты мог так легко забыть, что он упал туда из-за меня?

– Я не забыл ничего. Это был несчастный случай. Миссис Гаррисон тоже была там. Почему же ты больше виновата, чем она? Или чем я, раз оставил тебя? Знаешь ли ты, как часто родители делают ошибки? – печальное подобие улыбки показалось на его лице. – Я уверен, что до того, как Кельвин вырастет и выйдет в жизнь, я совершу много грубых ошибок, по сравнению с которыми падение в бассейн будет казаться пустяком, и я буду чувствовать себя не лучше, чем ты. Но мы склеим осколки разбитого и продолжим жить. Мы люди, Эшли. Не существует такой вещи, как безошибочное воспитание детей, что бы ни писала твоя мать. Ты только посмотри на ошибки, которые она сделала, воспитывая тебя!

В первый раз возможность того, что ее знаменитая мать не всегда была права, дошла до нее. На этом фоне ее неудачи стали казаться менее значительными.

– Спасибо, что сказал это. Я никогда так не думала. Это действительно помогло, – сказала она мягко.

– Я рад, – его голубые глаза, горящие желанием, встретились с ее. – Ну что, ты решилась? Только ты и я. Спокойные обеды, танцы до рассвета, прогулки под дождем.

– Никакого радиотелефона?

 Никакого.

– Никакой «Элфи»?

– Совершенно никакой «Элфи».

– Никаких обещаний?

Он поколебался и мягко произнес:

– Пока нет.

Наконец она кивнула и испытующе взглянула на него:

– Когда отправляемся?

Элен и Пол вернулись как раз вовремя, чтобы услышать вопрос Эшли, и глаза Элен расширились от удивления.

– Вы вдвоем едете в Южную Америку обучать плетению корзин?!

Эшли рассмеялась при виде полного недоумения на лице Коула.

– Плетение корзин? – непонимающе переспросил он.

– Это семейная шутка. Коул посмотрел на Пола.

– Как ты полагаешь, мне надо еще подумать, прежде чем входить в эту семью?

– Вы женитесь? – вскрикнула Элен, прежде чем Пол успел ответить.

– В действительности нет, – быстро ответила Эшли, затем улыбнулась озорно. – Мы отправляемся в медовый месяц.

ГЛАВА 9

 Сделать закладку на этом месте книги

– Наверное, было бы лучше, если бы мы действительно отправлялись в медовый месяц, – сказала Эшли с искренним вздохом, бросая в отвращении очередную кучу брошюр о путешествиях. Неделя с того момента, как они с Коулом решили уехать и провести немного времени вместе, была проведена совершенно впустую, и они ни на шаг не приблизились к посадке на самолет.

Коул с усмешкой смотрел на картину, которую являла собой она, сидя с мрачным выражением лица на середине комнаты, заваленной цветными картинками, завлекающими в дальние страны.

– Не уверен, что следую за ходом твоих мыслей, но думаю, что это можно устроить, – сказал он мягким голосом. – Просто выбери дату, и мы превратим эту поездку в самый прекрасный медовый месяц из всех возможных.

– Не старайся воспользоваться моим подавленным состоянием, – она со злостью посмотрела на него. – Я просто имела в виду, что с настоящим медовым месяцем муж обычно делает сюрприз жене. Представляешь, как удручает такое многообразие?

– Ты бы лучше сделала, как я тебе предложил, – невинно сказал он. – Тогда я бы смог тебе помочь с этим.

– Даже и не пытайся добиться этого.

– Я и не пытаюсь. Конечно, несколько удивляет, когда у такого организованного человека, как ты, возникает столько трудностей с принятием одного-единственного маленького решения. Ты могла бы... – он сделал паузу, – ты могла бы, например, оставить список.

Брови Эшли поднялись.

– Ты, человек, который начинает нервничать, когда я составляю список покупок, всерьез предлагаешь, чтобы я низвела это путешествие до дюжины «за» и «против» на листе бумаги?

Он пожал плечами, его глаза были невинно распахнуты.

– Это была просто идея. Я хотел, чтобы ты была счастлива.

Выражение лица Эшли мгновенно просветлело и она щелкнула пальцами.

– Давай бумагу. Мне нужны бумага и карандаш. Быстрее.

Коул простонал.

– Я знал это. Тебя намного больше захватывает составление плана, чем сама поездка.

– Это неправда. Я очень переживаю по поводу этой поездки, – она позволила своему взгляду медленно и вызывающе пройтись по нему, пока очевидное шевеление его тела не показало ей, что она достигла нужного результата.


Коул конвульсивно сглотнул и схватил самый близкий к нему лист бумаги. Его нисколько не обеспокоило то, что на нем была последняя составленная им программа для «Элфи». Когда Эшли смотрела на него так, как будто не могла, дождаться, когда он разденется, действия паука занимали его мысли меньше всего. Это был взгляд, в котором до последнего времени только теплились чувства, но этим вечером он чувствовавал, что огонь загорелся и постепенно переходит в пламя.

– Давай, принимайся, – проговорил он внезапно охрипшим голосом.

В ответ Эшли улыбнулась.

– Я знала, что ты согласишься, – ласково сказала она и принялась делать какие-то пометки. К его отчаянию, тот страстный темно-серый цвет ее глаз пропал, и они засверкали серебром возбуждения.

– Что ты пишешь?

– Альтернативы. Например, такого рода: оставаться на одном месте или путешествовать, приключения или спокойное времяпрепровождение.

– А зачем это?

– Ну, мы сравним каждый пункт в каждом разделе. Когда закончим, цифры покажут нам, что мы хотели узнать.

– Не уверен, что мне нравится это. Это кажется таким... хладнокровным.

– «Организованным» – вот слово, которое ты ищешь, – подсказала она. – И это сработает. Мы уже ограничили наши возможности катанием на „лыжах в Альпах, поездкой в театр в Нью-Йорк, путешествием в Париж или, может быть, на юг Франции, отдыхом на пляже на Гавайях, круизом по Карибскому морю или попыткой спрятаться от всех в какой-нибудь горной хижине. Готов?

– Как никогда.

Коул оценил все эти возможности со своей точки зрения, потом то же сделала Эшли. Когда они закончили, она подсчитала цифры и с усмешкой уставилась на страницу. Потом сложила еще раз.

– Нужен калькулятор?

– Не умничай.

– Что-то не так?

– У нас небольшая проблема, – с неохотой призналась она.

– Какого рода?

– Не волнуйся. Я что-нибудь придумаю.

– Эшли, какого рода проблема?

Она сглотнула и уставилась на третью пуговицу рубашки Коула. Та болталась. Ей придется напомнить миссис Гаррисон утром, чтобы та пришила ее.

– Эшли!

– Ну, согласно результату, я должна поехать в Париж, а ты – на Гавайи.

– Раздельный медовый месяц. Я не уверен, что это подойдет всем остальным, но вполне может получиться у нас.

– О, заткнись, пожалуйста.

– Я думал, твоя система не дает сбоев.

– Если ты будешь оставаться таким самодовольным, может быть, нам придется путешествовать по разным маршрутам.

Коул сдержал свой смех и постарался выглядеть серьезным.

– Извини. Ну и что же ты предлагаешь?

– Компромисс.

Он радостно улыбнулся ей.

– Мне кажется, что нам следует посетить все французские рестораны на Гавайях.

– Коул, ты воспринимаешь все несерьезно.

– А как же иначе? Я не уверен, что есть другие альтернативы... конечно, если ты не достанешь глобус и не найдешь какое-нибудь место посредине между Францией и Гавайями.

Эшли разочарованно вздохнула и отбросила блокнот.

– Я поняла тебя.

Коул опустился рядом с ней и наклонился, чтобы поймать ее рот в медленном и чувственном поцелуе.

– Не будь такой печальной. То, что твой список не сработал, еще не конец света. Мы поедем в Париж.

– Но это нечестно. Это же и твое путешествие, а ты хочешь поехать на Гавайи.

– Вообще-то я уже побывал там на каждом острове, и поэтому смогу прекрасно провести время в Париже, если ты будешь там, – он задумчиво промолчал. – До тех пор, пока ты не заставишь меня есть улиток.

– Правда? – спросила она, с надеждой смотря на него. – Я всегда считала', что Париж будет удивительно романтическим местом для медового месяца.

– Ты говоришь по-французски?

– Не совсем.

– Что значит «не совсем»? Насколько хорошо?

– Я смогу прочитать меню.

– Замечательно. Мы не умрем с голоду, и ты отличишь улиток по их названию в меню.

– Коул, мы прекрасно сможем обойтись и без знания языка. Я куплю разговорник или что-нибудь в этом роде. Кроме того... – сказала она с плутовской улыбкой, – я думаю, что в любом случае мы собираемся проводить большую часть времени в своей комнате.

–  В таком случае зачем мы тогда вообще уезжаем? – спросил он, опрокидывая ее на спину, пока она не улеглась на пол и он не оказался распростертым над ней. Его поцелуи обжигали ей кожу, заставляя ее сердце дико стучать. Его рука слегка касалась ее груди, которая в ответ на ласку Коула потянулась к этому прикосновению.

Она так долго этого хотела, однако только недавно перестала отрицать это. Она думала, что теперь не успокоится, пока не уступит этому все усиливающемуся желанию.

Когда его пальцы начали ласкать ее готовые откликнуться соски, трепет охватил Эшли, Ощущение было приятным... нет, более чем приятным. Это был соблазнительный намек на настоящую страсть, которая могла появиться между ними, страсть, выросшую из все укрепляющейся дружбы: самый лучший, самый прочный вид страсти.

Руки Эшли гладили спину Коула, чувствуя его теплое тело и напрягающиеся мускулы. Она притянула его ближе – оказалось только для того, чтобы он пробормотал что-то неразборчивое и откатился в сторону.

– Что случилось?

– Я не собираюсь портить наш медовый месяц, – тихо сказал он, как будто это был противный урок истории, который ему предстояло выучить.

 Коул, но это же не настоящий медовый месяц! – запротестовала она, укладываясь ему на грудь и проводя пальцами по его челюсти и шее. Она усеяла его тело поцелуями, вызвавшими в нем дрожь.

– Эшли Эймс, ты пытаешься соблазнить меня, – сказал он в притворном негодовании.

– Я всегда знала, что ты сообрази-» тельный человек, Коул Донован. Теперь-то ты сдаешься? – она провела языком по его губам, потом поцеловала сначала один уголок его рта, затем другой. Он застонал и плотно прижал ее к себе. Сначала она подумала, что это было страстное объятие, но потом до нее дошло, что он просто очень эффектно предотвратил ее нападение.

– Ты действительно собираешься заставить меня ждать до Парижа?

Сияя глазами, он кивнул.

– Это укрепит твой характер.

– Это мне не нужно. Что мне действительно требуется, так это... – она наклонилась и прошептала ему в ухо. Глаза Коула широко раскрылись и из его груди вырвался глухой стон.

– Нет, – сказал он, решительно мотая головой.

– Нет?

– В Париже, – пообещал он. – В ту же минуту, как мы войдем в комнату.

Эшли издала стон и откатилась от Коула так далеко, как только могла. Дотрагиваться до него и знать, что это не приведет к занятиям любовью, внезапно стало для нее просто мукой.

– Позвони в аэропорт и узнай, есть ли рейс на сегодня?

Коул засмеялся.

– Что тут смешного? – требовательно спросила она.

– Мне нравится, когда ты признаешься, что хочешь меня.

–. Ну, у кого теперь сила и контроль? – спросила она. Ее рука вызывающе прошлась вдоль его ноги, сжимая ее достаточно сильно. Быстрее, чем он смог уловить ее смелый жест, она была на ногах и направлялась к двери.

– Увидимся в Париже, – подразнила она его.

– Куда ты пошла?

– Поскольку ты такой благородный, нет никакого смысла оставаться здесь, – сказал она и, проходя через дверь, подмигнула ему и махнула рукой.

В ту же минуту, как она вышла, Коул заказал билеты.

Они остановились в маленьком уединенном отеле, находившемся всего в нескольких кварталах от Лувра. В номере был крохотный балкон, выходивший на шумную улицу. Эшли он казался причудливым и очаровательным, Коул же сказал, что он выглядит ненадежно.

А мы и не собираемся стоять на нем, – лукаво напомнила она ему, обнимая сзади за  талию и прижимаясь головой к его шее. Ее пальцы играли с пряжкой ремня, стараясь ослабить ее.

– Ты обещал.

– Что? – спросил он с деланным невинным удивлением, слегка застонав, когда ее пальцы оставили ремень и начали подниматься вверх сантиметр за сантиметром, отыскивая, а затем ласково теребя его соски.

– Ты сказал, что как только мы войдем в комнату, ты собьешь меня с ног и начнешь вытворять всякие дикие и страстные вещи с моим телом, – прошептала она вызывающе.

– Ты разве не устала?

– Нет, – в ее тоне звучала настойчивость.

– Никаких последствий перелета? Она обернулась, чтобы посмотреть ему в лицо, встала на цыпочки и обвила руки вокруг его шеи. Она покусывала его за ухо до тех пор, пока он не застонал. Она слилась с его телом и терлась бедрами о свидетельство его мгновенного возбуждения. Ее руки прошлись по его спине, затем сжали его ягодицы... Она ощущала жар и напряжение, исходившие от него, и ей доставляло удовольствие провоцировать Коула. Хриплый звук его дыхания говорил ей, что он едва сдерживает себя. А в тот момент, когда его губы отправились в погоню за ее губами, она слегка засмеялась и отошла.

– Я и вправду чувствую себя немного разбитой. Думаю, мне надо принять душ, – сказала она весело, направляясь в ванную.

Коул схватил ее за руку раньше, чем она успела сделать два шага. Он развернул ее.

– Есть же имя тому, что ты сделала! – почти прорычал он, хотя глаза его искрились от смеха.

Он слегка постучал пальцем по кончику ее носа, предупреждая:

– Никогда больше не начинай этого, если не собираешься закончить.

– О, я собираюсь закончить это, – игриво сказала она. Он начал возвращать ее обратно в объятия, но она ускользнула. – После душа.

Когда она вышла из душа, завернутая в полотенце, глаза Коула подернулись туманом и он издал долгий, протяжный вздох. Волосы пушистым ореолом обрамляли освещенное лицо. Если бы он смотрел только на ее лицо, он был поклялся, что ей не больше двадцати, но ее тело – мой Бог! – ее тело состояло из всех тех соблазнительных женских изгибов, какие он только мог себе представить. Капли влаги все еще усеивали ее кожу, и она светилась тусклым сиянием драгоценного камня.

Она стояла спиной к нему, и он потянулся и дотронулся до капельки влаги на ее стройной ноге, внимательно наблюдая за тем, как она скатилась вниз по ее бедру к божественному изгибу ее колена. Он придвинулся ближе, поцеловал, слизывая то, что осталось от капельки. Хотя она и не повернулась, но ощутимый трепет пробежал по всему ее телу, а дыхание – приостановилось.

– Эшли... – хрипло прошептал он. Она медленно обернулась к нему, и в этот момент он ухватился за край полотенца и потихоньку потянул за него. Его разгоряченный взгляд следовал за движением рук, наслаждаясь, предвкушая. – Иди ко мне, дорогая! – взмолился он наконец.

Не колеблясь больше ни минуты, она опустилась рядом с ним. Его палец дотронулся до розового бутона ее груди. Прикосновение было такое же легкое и мимолетное, как прикосновение крыла бабочки. Она рывком втянула воздух, и ее взгляд скрестился с его...

На этом игра закончилась, и началось нежное занятие любовью.

Эшли была удивлена тем, с какой легкостью и уверенностью Коул овладел ей. Некоторая нервозность покинула ее, когда ее тело начало отвечать жаждущему взгляду, дразнящей улыбке и особенно – прикосновениям, таким умелым, таким знающим, как будто он провел целую жизнь, обучаясь тому, как удовлетворить ее. Препятствия падали легче песчаных замков под напором волн бушующего моря...

После долгого ожидания момент был выбран совершенно правильно. Захваченная его волшебством, она наконец поняла, что они с Коулом предназначены друг для друга. Когда она произнесла его имя в крике радости, у нее уже не оставалось сомнений в том, что нервное возбуждение охватило ее с того самого момента, как она увидела его в студии. Если на свете и существовали совершенные партнеры, то они с Коулом были именно таковыми. Их плоть была создана одним и тем же обладающим недюжинным воображением творцом, который предназначил им слиться в единое целое...


Прошли дни, прежде чем сомнения вернулись. Тем временем были бесконечные ночи страсти и долгие дни ленивых прогулок по Елисейским Полям; они посетили станцию метрополитена, превращенную в музей шедевров авангардизма, любовались в благоговейном ужасе образом Моны Лизы в Лувре, сидели в кафе, на тротуарах в компании шумных студентов с их непонятными простому человеку развлечениями.

Они совершили поездку на автобусе в Версаль, где Эшли была потрясена изобилием роскоши, и в Шартрез, где Коул был очарован деревушкой, а вид древнего кафедрального собора привел его в священный трепет. Они ели острые блюда – Эшли так и не поняла до конца истинную природу этого деликатеса – и слизывали масло с пальцев друг друга. Они скармливали друг другу маленькие кусочки бутербродов, намазанных мягким паштетом и острым сыром. Они делили на двоих огромную сковороду рыбы, тушенной в белом вине. Они перепробовали дюжину вин, поднимая тосты за жизнь, любовь и будущее, представлявшееся им в радостном тумане надежд.

Это была идиллия, настолько прекрасная, что Эшли инстинктивно чувствовала, что она закончится, как только они вернутся к каждодневной реальности дома. Она научилась радоваться прикосновению Коула, всегда волшебному, нежному, убедительному, сильному и уверенному. Все это вместе с его признаниями в любви и нарисованными им образами будущего, произнесенными шепотом в ночи, заставляло ее поверить, что любовь возможна, что это чудо – действительность и что все это сможет выдержать реальность их совместной жизни в Лос-Анджелесе. Или нет?..

– Что случилось? – спросил он рано утром, когда серый рассвет, проникая сквозь кружевные шторы, создавал причудливое переплетение света и тени на их согретых страстью телах.

– Что будет, когда мы вернемся домой? Его палец дотронулся до самого верха ее груди, и волна страстного желания снова охватила ее. Глаза Коула не отрывались от ее глаз, наблюдая за тем, как они из серебристых превратились в серые, а затем подернулись дымкой – эти глаза гораздо яснее говорили о ее желании, чем ее приглушенные стоны.

– В главном все останется так же, – пообещал он.

– Но это нереально. Нам удалось спрятаться от наших проблем здесь, притвориться, что они не существуют. Дома все не может продолжаться так же легко.

– Ты сомневаешься в моей любви?

– Конечно, нет.

– И ты любишь меня?

– Больше, чем, мне казалось, можно любить кого-либо. Мой предыдущий брак оставил мне чувство какой-то незавершенности, как если бы неподходящий человек заставлял меня чувствовать себя еще более одинокой. Сейчас я чувствую себя полностью удовлетворенной.

– Ну, тогда все остальное легко. Мы поженимся и заживем счастливо.

Она снова оказалась в его объятиях и, чувствуя его руки, искусно ласкающие ее тело, смогла поверить, что их счастье будет длиться вечно...


Эйфория не покидала ее в течение первой недели их жизни дома, которую они провели, заново узнавая друг друга в обыденной жизни.

Все закончилось однажды вечером, когда они вернулись домой к Коулу и застали там привлекательную темноволосую женщину, сидящую посреди гостиной и держащую Кельвина на руках, и миссис Гарри-сон, взволнованно стоящую в дверном проеме.

– Натали, – холодно сказал Коул, и Эшли почувствовала, как ее сердце упало и запрыгало по ребрам. Она жадно рассматривала эту женщину, удивленная, что Натали никоим образом не походила на чудовище. Самое большое – она просто выглядела немного неловко со своим сыном, а это чувство было более чем понятно Эшли. Она даже, может быть, отнеслась бы к Натали с симпатией, если бы не испытывала такого неожиданно яростного желания вырвать Кельвина из рук женщины, которая покинула его, и защитить его в своих объятиях.

Серьезное выражение личика Кельвина прояснилось при виде Эшли и отца, и он завозился, пытаясь вырваться, но его мать еще крепче схватилась за него. Все, что Эшли могла предпринять, – это оставаться спокойной. Это была битва Коула, а не ее.

– Привет, Коул, – сказала Натали низким хриплым голосом, который заставлял даже два эти слова звучать приглашением к сексу. Если она и нервничала, то ничем не выдавала этого. Эшли почти завидовала той самоуверенности, с которой она встретила холодный прием своего бывшего мужа, и не была уверена, что в такой же ситуации сможет проявить такое же самообладание.

– Миссис Гаррисон, уведите, пожалуйста, Кельвина на кухню, пусть пообедает, – резко сказал Коул.

– Но я... – начала Натали.

– Заберите его.

Миссис Гаррисон подхватила ребенка и почти выбежала с ним на кухню, приостановившись только затем, чтобы ободряюще улыбнуться Эшли.

– Ты хочешь, чтобы я ушла? – тихо спросила Эшли.

Ничего не говоря, Коул схватил ее за руку и втянул в комнату вместе с собой. Он встал перед своей бывшей женой и голосом, полным едва сдерживаемой ярости, спросил:

– Какого черта ты тут делаешь? Ты не пришла даже, когда Кельвин был в госпитале.

Эшли удалось скрыть свой легкий шок от того, что Коул поставил Натали в известность о несчастье, и от того, что та не ответила должным образом. Она наблюдала за его пугающе очевидной яростью и заново изумилась способности Натали игнорировать ее. Натали просто холодно смотрела на Коула и даже смогла изобразить что-то похожее на улыбку.

– Мы можем поговорить наедине? – она с намеком посмотрела на Эшли.

 Нет ничего такого, что не может быть сказано в ее присутствии. Она моя невеста.

Тень неуверенности мелькнула в глазах Натали, но она сказала только:

– Понимаю.

Эшли чувствовала, что Коул всеми силами старается казаться спокойным. Он подошел к софе и сел, таща Эшли за собой.

– Почему ты здесь?

– Я пришла к моему сыну, Коул. Пришла, чтобы получить его.

ГЛАВА 10

 Сделать закладку на этом месте книги

Гробовое молчание, наполнившее комнату, длилось так долго, что Эшли захотелось закричать. Каждый мускул ее тела чувствовал напряжение, вызванное неожиданными словами Натали и бесконечным ожиданием ответа Коула. Когда он наконец ответил, это не было похоже на тот взрыв, которого она ожидала.

– Почему, Натали? – сказал он спокойно, хотя в его глазах появился опасный блеск. – Почему спустя столько времени ты вдруг решила, что тебе нужен твой сын? Ты даже не пользовалась своими правами на его посещение. Если бы не те подарки на память, которые ты дарила ему на Рождество, я сомневаюсь, что он вообще бы помнил, что у него есть мать.

– Может, именно поэтому, – ответила она также спокойно. – Может быть, я наконец доросла до понимания того, что должна что-то больше своему сыну, чем подарки.

Бровь Коула решительно поднялась.

– Извини, но я не верю этому. Если бы у  тебя был внезапный приступ материнства, он случился бы, когда Кельвин был в больнице. Понимать ли ты, что твой сын был на грани смерти, а ты даже не потрудилась навестить его?

– Я звонила несколько раз на день.

– Как благородно!

Натали содрогнулась от глубины и горечи упрека в его голосе. Она не могла смотреть ему прямо в глаза и сказала едва слышно:

– Я не могла прийти, Коул. Я была очень испугана и чувствовала, что не имею права быть там.

– Но, ради всего святого, ты же его мать. Разве этого недостаточно?

– Именно ты всегда напоминал, как плохо удавалась мне эта роль.

– Потому что это правда. И я спрашиваю тебя снова: откуда эта внезапная перемена? Или это из-за какого-то мужчины в твоей жизни, которого ты хочешь завоевать этим запоздалым проявлением преданного материнства?

Натали вздохнула, и на секунду Эшли почти пожалела ее. Она-то, конечно, вполне могла разобраться между противоречивыми чувствами, которые оторвали Натали от сына, и чувством вины, которое привело ее обратно. Коул доверил ей, Эшли, совершить равный по сложности переход. Доверит ли он Натали?

– Я не виню тебя за подозрит


убрать рекламу




убрать рекламу



ельность, – сказала тем временем блудная мать. – Бог знает, что я была жалким подобием матери, но, Коул, я действительно хочу изменить все это. И это не имеет никакого отношения к мужчине. Почти потеряв Кельвина, как в этот раз, я, наконец, поняла, что в моей жизни чего-то недостает, что отбросила прочь самую важную ее часть.

– Ты можешь поспорить на свою жизнь, что это так. Кельвин – прекрасный ребенок, и не проходит дня, чтобы я не благодарил свою счастливую звезду за него. Можешь ли и ты честно признать это?

– Еще нет, – откровенно призналась она. – Но я думаю, что в конце концов смогу стать ему настоящей матерью. Это уже не пугает меня так, как раньше.

– Но этого недостаточно для малыша. Ему нужна любовь и забота.

– Я действительно люблю его. По-своему, но люблю. Я хочу, чтобы у него был шанс доказать это.

– Ты хочешь сделать это, забрав его из единственной семьи, которую он признает?

Она вздохнула и медленно покачала головой:

– Нет. Я плохо сформулировала это. Я никогда не заберу Кельвина от тебя. Его дом действительно здесь. Но я хочу стать частью его жизни. Разве я прошу слишком многого?

Коул провел рукой по волосам, и Эшли заметила, что он опять старается взять себя в руки. Он смотрел на Натали настороженно:

– Как долго? Как долго ты собираешься заниматься им, пока не поймешь, что с тебя достаточно, и уйдешь опять?

– Надеюсь, всегда.

– Надеешься? Этого недостаточно. Я не стану подвергать ребенка еще одному эмоциональному расстройству, – с едва скрываемым гневом сказал он.

– Коул, пожалуйста! Не заставляй меня опять идти в суд. Права на посещение четко оговорены.

– И ты предпочла не пользоваться ими все это время. Я сомневаюсь, что судья с сочувствием отнесется к твоей просьбе.

Губы Натали сжались, и, даже не зная эту женщину, Эшли поняла, что Коул перегнул палку. Она пришла сюда, чтобы загладить вину. Очевидно, она ждала презрения Коула, его осторожности, его действий в защиту Кельвина. Но, в конце концов, она не ожидала поражения. Натали ожесточалась на глазах. К ней вернулся холодный самоуверенный облик деловой женщины.

– Ты хочешь проверить это? Суд пока еще чаще принимает сторону матери в делах об опеке. Я уверена, что смогу убедить их в моей пригодности.

– Не смей грозить мне... – предупредил Коул, и от ярости его лицо застыло. – Борьба за опеку закончена. Кельвин мой. Скорее замерзнет ад, чем я допущу тебя в его жизнь еще раз.

– Тогда готовься к шторму, дорогуша, потому что я позабочусь об этом.


Внезапно Эшли поняла, что с нее довольно всех этих убийственных рассуждений о судьбе Кельвина. Она резко вскочила на ноги и злобно посмотрела на них.

– Что случилось с вами обоими? Вы рассуждаете как двое эгоистичных детей. Вы деретесь за Кельвина, как будто он ваше имущество. «Он мой, я хочу его!» Ради всего святого, прислушайтесь к себе! Он маленький мальчик, и он заслуживает иметь двух родителей, которые любят его. Не имеет никакого значения, разведены вы или даже ненавидите друг друга. Вы оба должны поставить Кельвина над всеми этими мелкими дрязгами!

– Не твое дело, – резко оборвала ее Натали, но Коул просто сидел, уставившись на Эшли с изумлением.

Внезапно, совершенно не ко времени, он засмеялся, и напряжение в комнате лопнуло, как порванная струна. Затем он начал хохотать, и Натали с Эшли посмотрели на него с некоторым испугом. Он схватил Эшли и поцеловал ее долгим настойчивым поцелуем, который лишил ее дыхания и казался совершенно неподходящим в этот момент полной неопределенности.

– С тобой все нормально? – нерешительно спросила Эшли, все еще не придя в себя от своего неожиданного вторжения в то, что должно было быть чисто семейным делом...

– Со мной все нормально! Просто прекрасно! В самом деле, мне никогда не было так хорошо!

– Я не понимаю.

– И я тоже, – сказала Натали, ее глаза, полные недоумения, метались между ними. – И, по правде сказать, мне немного надоело все это. Пожалуйста, Коул обдумай все. Будь разумным.

– Нет. Нет, – ответил Коул, смотря на Эшли так, что его взгляд заставлял ее колени дрожать. – Мне не нужно ничего обдумывать. Как бы мне ни хотелось это признать, но Эшли права. Ты – мать Кельвина, и он имеет право узнать тебя. Просто давай не спешить. Не обещай ему ничего из того, что ты не сможешь исполнить. Я не хочу, чтобы он начал надеяться только для того, чтобы потом разочароваться. Хорошо?

– Как скажешь.

– Я говорю серьезно. Если ты причинишь ему боль, ты никогда не расплатишься.

Она кивнула.

– Я поняла. Ты устанавливаешь правила, а я следую им, – она заколебалась. – Можно мне заехать за ним в субботу и провести с ним вторую половину дня?

Коул глубоко вздохнул, пристально посмотрел на Эшли и наконец сказал:

– Суббота подойдет.

Натали собрала свои вещи и встала.

– Спасибо, Коул. Это очень много значит для меня.

Она улыбнулась Эшли недовольной улыбкой:

– Я так понимаю, что должна благодарить и тебя тоже.

– Просто не подведи Кельвина, – ответила Эшли.

– Я не подведу.

Когда она ушла, Эшли вопросительно посмотрела на Коула.

– Ты можешь объяснить мне, что за истерика приключилась с тобой минуту назад? Сначала ты не хотел подпустить Натали и на милю к Кельвину, а через мгновение ты катаешься от смеха и соглашаешься с ней.

– Все дело в тебе, – сказал он. – Ты произнесла целую речь.

– Все считают, что я говорю очень четко, когда завожусь, но я понятия не имела, что могу быть такой убедительной. Обычно меня обвиняют в излишней громкости.

– Все совсем не так, – сказал Коул, искоса глядя на нее. – И не имеет никакого отношения к громкости твоей речи.

– Коул, я знаю, это был очень тяжелый полдень и все такое, но в твоих словах я не вижу никакого смысла.

– А ты сама прислушивалась к тому, что говорила?

– Конечно. Я сказала все, что намеревалась. И если ты будешь продолжать бродить вокруг да около, я начну сомневаться, все ли у тебя в порядке с головой.

– Эшли, разве ты не понимаешь? Ты говорила как разъяренная мать, стремящаяся защитить своего ребенка.

Эшли непонимающе уставилась на него. – Я... что?

– Ты говорила так, как говорила бы мать, если бы ее ребенку угрожала опасность. Это было замечательно! Ты нисколько не волновалась о себе, обо мне или Натали. Единственный человек, который занимал твои мысли, был Кельвин, и ты хотела быть полностью уверенной, что никто из нас не повредит ему. Ты любишь этого малыша.

– Ну, конечно, я люблю его.

– Не говори об этом так, как будто я должен был знать это давным-давно. Вспоминая, как ты вела себя с самого момента нашей встречи, я не был уверен, что ты когда-нибудь позволишь себе относиться к этому ребенку неравнодушно. Я уже давно уверен, что ты любишь меня, но я не был уверен, сможешь ли ты полностью признать свои чувства к Кельвину.

– Люблю ли я Кельвина – никогда не было спорным вопросом, – призналась наконец Эшли. – Я просто боялась причинить ему боль.

– Сейчас ты больше не боишься? Она отвела взгляд в сторону, стараясь собраться с мыслями.

– Нет, – сказала она наконец. – Думаю, я все-таки примирилась со своим прошлым.

– Как?!

– Я навестила «хулиганов Гаррисона».

– Ты сделала это? Когда?

– Когда мы только еще вернулись из Парижа. Я осознала, что никогда не смогу принять наши отношения и связать себя обязательствами с тобой, пока не узнаю, почему конкретно у меня не получилось с ними.

– И что же ты выяснила?

Она пожала плечами, и лицо ее опечалилось.

– Ничего особенного не изменилось. Они, конечно, стали взрослее, но остались такими же эгоистичными. Гаррисон продолжает чудовищно портить их. Я слышала, что он женился еще раз. Но дети сказали, что она тоже покинула его. И это нисколечко не заботит их.

– Ужасные дети, – пробормотал Коул с сарказмом.

– Так оно и есть. Они никогда ничуть не задумывались о счастье своего отца. Хуже того, Гаррисон спускал им все это с рук. Я никогда раньше не понимала, насколько он слаб. Он делал такие успехи в киноиндустрии, оказывал такое влияние на меня, что я была уверена, что он так же может управлять своими детьми. Наверное, он и мог бы, если бы захотел. Вместо этого, думаю, он спускал им все с рук именно по той причине, что мог не затруднять себя проблемами их роста и развития. Если несколько женщин появятся и пропадут – какого черта! Всегда найдется еще по крайней мере одна, с готовностью ждущая мужчину с его деньгами и престижем.

– Все это звучит так, как будто ты решила для себя нечто большее, чем просто отношения с теми детьми.

– Ты прав. Наконец-то я оставила весь тот брак позади. Я поняла, что могла бы ходить колесом перед всеми ними – и это не имело бы значения. Я поверила в то, что у меня есть, что предложить тебе и Кельвину и что я не причиню ему боль преднамеренно.

– Любая мать, которая любит своего ребенка, не может обидеть его. Помнишь, что ты сказала мне однажды, – любовь важнее шоколадных печений?

Она посмотрела на него так, словно у него с головой опять было не в порядке.

– Да, хотя я и не уверена, что вижу тут связь.

–  У нас – Кельвина, тебя и меня – есть вся любовь, которая нам нужна. Шоколадные печенья – или ошибки – не имеет значения. Мы трое прекрасно уживемся.

– Мы трое?

– Да, если ты выйдешь за меня замуж. Кельвин приковылял в комнату раньше, чем Эшли смогла ответить. Покрытый с головы до ног мукой и шоколадом, он направился прямо к ней, взобрался к ней на колени, протягивая шоколадное печенье, все еще теплое, из печки. Она попробовала заставить отдать его Коулу, но Кельвин заупрямился.

– Для тебя, Эшли. Я сам сделал. Пугающий образ кухни промелькнул в ее мозгу, потом уступил место удивлению его даром выбирать самые невероятные моменты.

– Твой сын делает все в совершенно неподходящее время.

– Наш сын, – поправил Коул, перегибаясь через него, чтобы поцеловать Эшли.

Она улыбнулась ему и посмотрела на лицо Кельвина, измазанное шоколадом.

– Именно сейчас мне больше нравится думать о нем как о твоем сыне, – ответила она. – Он будет моим после ванны.

Она передала его Коулу и скрыла усмешку, когда Кельвин перепачкал его шоколадом.

После ванны они вдвоем уложили ребенка в постель и положили рядом с ним его любимого плюшевого медведя. Эшли была рядом с Коулом, который читал сыну сказку, а потом они оба стояли рука об руку, наблюдая за спящим ребенком.

Эшли почувствовала, как сердце привычно заныло, и на этот раз признала действительную его причину. Ее переполняло чувство полнейшего счастья при виде этого мальчика, который отдал ей свою безграничную любовь. Затем она посмотрела на его отца, который тоже любил ее и только и ждал, чтобы она признала это.

Она сжала руку Коула и вывела его из комнаты. Когда они проходили через холл, она встала на цыпочки и поцеловала его в жаждущие губы.

– Нам нужно наметить кое-что.

– Какие-то планы?

– Разве ты не просил меня выйти за тебя замуж?

Коул смотрел на нее с притворным негодованием.

– Это было до того, как ты отказалась признать ребенка только потому, что он был немного перепачкан шоколадом.

– Сейчас я понимаю, как бессердечно я поступила, – с легкостью согласилась она. – Но я согласна принять тебя целиком, с шоколадом и всем остальным.

– С шоколадом? Она кивнула.

 Немного вот здесь, – она провела языком по краю его рта. – И еще здесь, – сказала она, слизнув пятнышко на его губе. – И совсем чуть-чуть на кончике твоего носа.

Коул застонал.

– А где еще? – с надеждой спросил он.

– Ты готов поговорить о свадьбе? – поддразнила она его.

– Да, пожалуйста!

– В таком случае, я думаю, нет необходимости искать шоколад где-нибудь еще, – она начала расстегивать пуговицы на его рубашке. – Я возьму тебя таким, какой ты есть.

Коул поднял ее на руки и позволил своему взгляду окинуть ее целиком, прежде чем их глаза встретились.

– Я люблю тебя, – сказал он нежно, неся ее в свою комнату.

– Я тоже люблю тебя.

– И Кельвина?

– И Кельвина.

– И всех остальных? Дане Рори? Эшли засмеялась.

– Ну, может быть, не всех остальных.

– Нам придется поработать над твоим отношением к людям. В конце концов, именно Рори свел нас вместе.

– Это говорит в его пользу, – призналась она с неохотой.

– И он женился на замечательной женщине.

 Это правда.

– Кстати, он звонил сегодня вечером , – сказал Коул, опуская Эшли на кровать и начиная расстегивать пуговицы ее блузки. Влажные поцелуи усыпали ее обнаженную кожу.

– Чего он хотел? – спросила она, не придавая этому особого значения, и резко застонала, когда Коул поймал упругий сосок ее груди между зубов.

– У него есть кое-какие новости, – сказал он, переходя к ее другой груди и так же нежно лаская ее.

– Если только они не имеют отношения к концу света, оставь их, – промурлыкала она, проводя пальцами, запутавшимися в волосах, по груди Коула.

– Ты можешь подумать и так, когда услышишь их.

Пальцы Эшли замерли.

– О чем это ты говоришь?

– Не обращай внимания, – сказал он, переключаясь на ее джинсы. Он расстегнул их быстрее, чем она смогла перевести дыхание. Эшли схватила его руку и уставилась ему прямо в глаза.

– Не смей теперь останавливаться, Коул Донован.

– Хорошо, – сказал он, соглашаясь. Высвободив свои пальцы, он опять потянулся к ее расстегнутым джинсам.

– Я не это имела в виду.

– Я, я надоедаю тебе?

–  Нет, ты не надоедаешь мне, – сказала она, судорожно вдыхая воздух, когда он дотронулся до одного очень чувствительного места. – Но ты приводишь меня в ярость.

Он вздохнул.

– Ты действительно можешь думать только об одном, да?

– Ты сам завел этот разговор о Рори.

– Я понимаю.

Эшли в приступе ярости постучала по его груди, затем поймала один из его темных волосков и слегка потянула за него.

– Говори, – пробормотала она. Коул улыбнулся и покачал головой. Она потянула сильнее, пока Коул не закричал.

– Хорошо, хорошо. Я все скажу.

– Так какие же новости?

– Помнишь ту рекламу, которую ты снимала для него?

Эшли закатила глаза.

– Как я могу забыть это? Это было самым ничтожным занятием за всю мою карьеру.

– Но не за всю твою жизнь, надеюсь? – с  негодованием спросил Коул. – Именно в тот день мы встретились, и тот день мы будем помнить всегда, даже когда состаримся и будем качаться в креслах-качалках на крыльце в разгар бушующего шторма.

Эшли застонала.

– Коул, ты не можешь перейти, наконец, прямо к сути? С такой скоростью, с какой ты движешься, мы успеем поседеть, пока ты доберешься до нее.

– Кажется, этот ролик получил награду.

– Ты смеешься!

– Стал бы я смеяться над такими вещами! Я очень горд за  тебя. Кроме того, этот ролик свел нас вместе. Я подумываю, не переписать ли его на видеокассету, чтобы мы смогли посмотреть его на нашей годовщине.

– Только сделай это – и мы не доживем до нее, – пригрозила она.

– Тогда, может быть, мы сможем показать его на свадебном приеме?

– Нет! Если тебе это так уж необходимо, покажи его на своей холостяцкой вечеринке, но держи его подальше от меня.

– Для этого я задумал другой фильм. Эшли уставилась на него.

– Забудь про годовщину. Мы можем даже не пожениться.

– Мы несомненно поженимся! – уверенно сказал Коул. Он повел бровью и провокационно предложил: – Ты можешь начать заниматься своими списками прямо завтра.

Ее глаза вспыхнули.

– Думаю, что займусь этим прямо сегодня ночью, – сказала она, откатываясь от него.

– Нет, ты не сделаешь этого, – запротестовал он, возвращая ее в свои объятия.

– Ну, раз ты так говоришь... – уступила она, придвигаясь поближе. – Но завтра я прямо сразу займусь этим.

– Хорошая идея.

– Я знала, что она тебе понравится.

– Напомни, чтобы я начал составлять свой собственный список.

– Ты? Не верится. И о чем же?

– О тысяче и одном месте для занятий любовью.

– Мммммм, – пробормотала она, покусывая его за ухо. – Уверена, что он тебе очень понравится, когда ты подумаешь обо всех его возможностях.

– Хочешь заняться этим вместе со мной?

– Очень. – Когда?

– Прямо сейчас.

ЭПИЛОГ

 Сделать закладку на этом месте книги

Далее по голливудским либеральным стандартам свадьба Коула Донована и Эшли Эймс была довольно необычной. Приглашения были напечатаны на компьютере и украшены злобным паучком в цилиндре. Так как времени было немного, то они были доставлены персонально клоуном Эшли пятидесяти удивленным гостям.

Когда они планировали детали, Эшли посмотрела на Коула и грустно спросила:

– Почему у тебя такое странное чувство, словно я оживляю свою юность, вместо того чтобы готовиться к свадьбе?

– Не могу себе представить. Все вокруг усеяно этими твоими смешными списками. Ну сколько можно быть такой организованной? Удивляюсь, что ты еще не сделала пометки в молитвеннике, чтобы мы правильно произнесли свои слова.

– Я сделала это.

Его глаза расширились от удивления.

– Эшли Эймс, я могу сказать «согласен» без твоей помощи.

 А как насчет любви, повиновения и почтения?

– Все это, особенно последнее, – твои слова.

Она язвительно улыбнулась ему.

– Не обращай внимания. Мы можем не произносить «повиновение».

– Хорошо.

– Но не церемония и еще менее слова беспокоят меня. А что-то еще.

Коул улыбнулся ей краешком губы:

– Может быть, это «что-то» связано с нашими слишком тесными интимными взаимоотношениями до свадьбы? Другие скучные и невоодушевленные люди женятся в церкви.

– Это правда. Большинство людей не спешат заняться любовью, пока не обвенчались.

– Тогда мы слишком рано начали, – сказал он. – У тебя есть еще какие-нибудь мысли?

– О замужестве или о женитьбе?

– О том и о другом.

– Нет. В отношении замужества я уверена, и я обещала Кельвину, что он примет участие в свадебной церемонии.

– Спрашивать его – ненужное дело. Единственное место, куда он всегда готов пойти, – это парк развлечений или забегаловка.

Эшли потрепала Коула по щеке.

– Благодари Бога, что мы будем связаны медными кольцами, а не гамбургерами.


Торжественный праздничный вечер, на котором присутствовали только взрослые, проводился в изысканном ресторане, где маленький джазовый оркестр играл любимую музыку Эшли. Все было стильно и по высшему разряду, и этот вечер запомнился всем. Сама же свадьба, к сожалению, немного недотянула до высочайшего уровня.

Кельвин выступал в роли шафера и выглядел таким миловидным, каким только и мог быть в парадном пиджаке и черных штанишках. К несчастью, на пути к алтарю он свернул, пошел проверить лютики и потерял кольцо. Бракосочетание было отложено на полчаса, пока гости, ползая на коленях, искали кольцо.

– Могло быть и хуже, – успокаивал Коул Эшли.

– Это как же?

– Кто-нибудь мог потерять здесь свои контактные линзы.

– Небольшое утешение. Я бы не хотела провести оставшуюся часть своей жизни, нося на пальце венок из лютиков.

– Мы найдем кольцо. Иди поговори со своей матерью. Она выглядит немного смущенной всем этим.

Она нашла свою мать и отца сидящими в первом ряду на складных стульях около самого алтаря.

– Мы ведь не собираемся начинать все сначала? – спросил отец, настороженно глядя на нее. – Я никогда не мог вынести повторения...

– Эшли, дорогая, разве не могла бы ты предпочесть что-нибудь более традиционное?.. – спросила ее мать. – Это все настолько... – Она постаралась найти неоскорбительное слово. – Необычно...

– Я уже пробовала один раз. Такой брак некрепок.

– Тогда виновата была не церемония. Это был ужасно эгоистичный человек. Ты же не предполагаешь, что и Кельвин окажется таким несносным, не так ли?

– Нет, и если даже это произойдет, я смогу справиться с ним. В качестве свадебного подарка Коул подарил мне уверенность в себе.

Мать устало посмотрела на нее.

– Я не смогла в свое время сделать тебе такой подарок...

Эшли наклонилась и обняла свою мать. Она примирилась и с этой частицей своего прошлого.

– Все в порядке, мама. У тебя был целый мир детей, о которых надо было заботиться. Я уверена, что тут соотношение в твою пользу.

– Я люблю тебя, дорогая.

– Я знаю это. Жаль только, что ты не научила меня печь шоколадные печенья, – улыбнулась Эшли.

– Что? – она никогда не видела свою мать более ошеломленной.

– Ничего. Не обращай внимания. Я люблю тебя, мама.


Когда она увидела, что Коул призывно машет рукой, она поцеловала отца и мать, а затем они пошли по проходу еще раз.

В этот раз, к досаде Элен, Мишель кричала в течение всей церемонии и замолкла только тогда, когда Эшли нагнулась и взяла ее на руки, возвращаясь обратно по украшенному с обеих сторон связками ярко раскрашенных воздушных шаров проходу.

В самом разгаре тостов за жениха и невесту Лаура объявила, что она беременна. С Рори приключился почти смертельный обморок. Когда он пришел в себя, на его лице долго еще было заметно ошеломленное выражение.

Любимый оператор Эшли снимал все это на видеокамеру.


– Я с нетерпением жду нашей первой годовщины! – сказал Коул позже, когда они уже были одни. – Поскольку ты не разрешишь мне показывать рекламный ролик, то мы будем смотреть эту запись и удивляться, как нам удалось пережить свадьбу.

Эшли покачала головой.

– Эта кассета не для нашей годовщины. Я держу ее для шантажа.

– Шантаж – очень нехорошее дело.

– Когда у тебя такой деверь, как Рори, и такая сестра, как Элен, – это единственный способ удержать их от еще какой-нибудь проделки.

– А как в отношении меня?

– Для тебя у меня есть другие способы.

– Например?

– Например, вот этот...

Ночная тишина царила долго, если не считать шелеста простыней и слабых стонов удовольствия.

– Эффектно, не правда ли?

– Очень! Забираю назад все свои слова о том, что ты нуждаешься в руководстве. Ты можешь управлять мной в любое время, когда захочешь!

– В любое время?

– Абсолютно!

– Тогда давай сделаем ребенка. Изумленные голубые глаза Коула сияя смотрели на нее в темноте.

– Ребенка?

– Конечно. Разве ты не знаешь, что такое «зачатие»?

– Знаю, – сдержанно ответил он. – Но я думал, что ты едва успела привыкнуть к Кельвину...

–  Я уже  привыкла к нему, я обожаю его. Ему нужна сестра.

– Тебе тогда придется в чем-то ограничивать Кельвина.

– Это не ради него. Это для нас.

– Ты и вправду уверена в этом?

– Хочешь, чтобы я поклялась на крови?

– Совсем не обязательно. – Слава Богу...

Коул с улыбкой смотрел на нее.

– Это займет некоторое время. Обычный период ожидания – девять месяцев.

– Тогда, я думаю, нам лучше начать прямо сейчас.

– Как скажете, миссис Донован. Как скажете...

Примечания

 Сделать закладку на этом месте книги

1

 Сделать закладку на этом месте книги

Персонаж комедии Шекспира «Много шума из ничего» – новобрачный, изменивший своему наме рению никогда не жениться. (Прим. ред.) 


убрать рекламу




убрать рекламу






убрать рекламу




На главную » Вудс Шерил » Побежденное одиночество.