Категория: Публицистика

Торговля семидесятых




  • Не нравится
  • 0
  • Нравится





  • Торговля семидесятыхИдеология — вещь интересная, но кушать хочется всегда. В 70-е годы отчетливо проявились недостатки социалистической системы. Лучшим их отражением стали очереди в продуктовых магазинах и все увеличивающийся список продуктов, считающихся дефицитными. Проще говоря, еда еще была дешевой, но вкусной уже было мало. Это обусловливалось упущениями в экономике. СССР вошел в число стран-лидеров по научному и интеллектуальному потенциалу, но при этом доля населения, занятого в сельском хозяйстве, сократилась с 80% до 25%. Одному мужику уже не двух, а четырех генералов нужно было прокормить.

    Дефицит — вещь противная. Но для кого-то это золотое дно. Работа в социалистической торговле и общепите была непростой, и платили за нее немного. Но зато она давала доступ к дефициту и имела больше возможностей для махинаций. А потому пользовалась повышенным вниманием со стороны БХСС.

    Одним из наиболее «громких» уголовных дел 70-х в Свердловской области стало разоблачение махинаций в кафе «Цыплята-табака». Это кафе недавно открылось, считалось современным и пользовалось большой популярностью. Весьма любопытной была и личность директора этого кафе Артура Цимаховича. Он был участником войны, инвалидом и весьма авторитетным человеком в общепите. Благодаря обширным связям в различных органах власти Артур Леонидович чувствовал себя довольно спокойно. Но на его беду «Цыплятами-табака» занялся старший инспектор БХСС Кировского РОВД Медведев. Он тоже был весьма интересной личностью. Скрупулезный и принципиальный до въедливости, Медведев не шел ни на какие компромиссы и упорно добивался поставленной цели. За принципиальность и бескомпромиссность его не очень жаловало начальство, но Медведев упорно гнул свою линию. Позже это помогло ему выдвинуться на политической арене. В годы перестройки он стал депутатом легендарного Верховного Совета СССР, в котором заседали Ельцин, Сахаров, Собчак и многие другие знаменитые личности. В какой-то степени пробиться в депутатство Медведеву помогла известность человека, раскрывшего махинации в «Цыплятах-табака». А раскрыть эти махинации ему помогло недюжинное упорство.

    Что греха таить, обсчетами и обманами в социалистические времена грешили в той или иной степени практически все кафе и рестораны. Оперативники ОБХСС регулярно эти нарушения выявляли, но ввиду того, что мало кто из них пытался доказать организованный и систематический характер этих обманов, провинившиеся обычно отделывались штрафами и иными взысканиями. А вот Медведев решил доказать, что обман в «Цыплятах-табака» возведен в систему.

    Оперативную разработку Медведев начал с заведующей производством кафе Антонины Рудаковой, но постепенно в орбиту подозреваемых втягивались все новые и новые лица. В помощь к Медведеву подключились другие сотрудники Кировского ОБХСС во главе с начальником отделения Николаем Горных. Им удалось установить, что в кафе действует устойчивая преступная группа из нескольких десятков человек, поставившая хищения продуктов и денег на поток. В ходе следствия была проделана громадная работа: проведено 11 экспертиз, допрошено 172 свидетеля, детально изучена деятельность 32 обвиняемых. В результате удалось доказать хищение продуктов и денег в кафе на сумму 80 753 рубля, а также возместить материальный ущерб на сумму 26 390 рублей.

    Благодаря проведенной работе оперативники и следователи доказали, что хищения стали возможны из-за несовершенства, казалось бы, детальнейшим образом проработанных правил торговли. В Управление общественного питания города и области, в трест ресторанов и Министерство торговли СССР направлены представления о внесении изменений в ранее существовавшие нормы отходов при обработке бройлерных цыплят, а также об усилении контроля за расходованием государственных средств на приемы и банкеты.

    В ходе следствия было решено отправить на товарищеский суд трудового коллектива 25 участников преступной группы, находившихся на второстепенных ролях. А ее главные члены в июне 1979 года престали перед Свердловским областным судом. Меч Фемиды оказался для них тяжел.
    Директор кафе Артур Цимахович был приговорен к 15 годам лишения свободы, заведующая производством Антонина Рудакова — к 7 годам. Еще 5 сотрудников кафе получили от 4 до 9 лет неволи.

    Искусные расхитители трудились не только в престижных кафе, но и в столовых — объектах общепита рангом пониже. А если для совершения хищений кооперировались руководители треста, баз и столовых, то у них появлялась возможность проворачивать такие махинации — никакому директору ресторана не снились.

    Систему таких махинаций удалось вскрыть оперативникам ОБХСС в Верхней Пышме. В ноябре 1977 года ими была получена оперативная информация, что директор Верхне-Пышминского треста столовых Виктор Лаенко завел привычку брать без оплаты себе дефицитные продукты и спиртные напитки. Заведующие базами, чтобы закрыть образовавшуюся в результате этого недостачу, составляли наряды на вымышленные объемы работ: рассортировка, переборка овощей и т. п. Лаенко был знаком с законом физики о сохранении материи и знал, что если у него прибыло, то на складе убыло, поэтому подписывал эти наряды без лишних вопросов.

    Между тем оперативникам ОБХСС удалось узнать, что к празднованию Нового 1978 года Лаенко взял с базы № 2 дефицитных продуктов на сумму 78 рублей. Заведующая базой Лидия Вдовина составила очередной фиктивный наряд, перекрывающий образовавшуюся недостачу. Сотрудники ОБХСС, проявив оперативное мастерство, сумели негласно сфотографировать этот наряд, а также снять копии со всех других нарядов за 1975—1977 годы. Благодаря этому им удалось установить, что хищениями занимается не только Лаенко. Заведующая базой Лидия Вдовина и кладовщик Валентина Новоселова решили не отставать от своего руководителя и тоже баловали себя бесплатным дефицитом, покрывая недостачу фиктивными нарядами.

    Как говорится, «чем дальше в лес, тем больше дров». Организовавший разработку верхнепышминских махинаторов ст. инспектор ОБХСС Прохоров вскоре выяснил еще один очень любопытный факт. Оказывается, в 1976 году Лаенко договорился с заместителем директора совхоза «Тенгизовский» Кустанайской области Свирским о продаже 32 тонн картофеля, за что получил от него взятку в размере 900 рублей. Впрочем, сам Свирский внакладе не остался. Руководством совхоза ему была поставлена задача закупить картофель по цене до 40 копеек за килограмм. А Лаенко отпустил ему любимый народный овощ по цене 12 копеек за килограмм, но отчитался за него Свирский перед родным совхозом как закупленный по 40 копеек.

    Махинациями Лаенко занимался не только при отпуске, но и при закупке. Так, в том же 1976 году он производил закуп помидоров у частников-узбеков. И сразу заявил южным торговцам, что откажется брать у них помидоры, если одну тонну они не отдадут ему бесплатно. Узбеки согласились, продали Верхне-Пышмин-скому тресту столовых 8 тонн помидоров и одну подарили. Продажу неучтенной тонны помидоров заместитель директора треста Игорь Ильиченко и товаровед Галина Пономарева организовали в Свердловске. Деньги поделили с Лаенко.

    Для документирования этих фактов свердловским оперативникам даже пришлось съездить в командировку в Узбекистан, чтобы разыскать и опросить торговцев помидорами. Но благодаря хорошей предварительной оперативной работе Прохорова и успешной реализации им оперативных материалов во взаимодействии с сотрудниками ОБХСС УВД области М. Шураковым и Н. Чепко-вой, а также профессионализму следователя Л. Матвеевой махинаторы вскоре предстали перед судом. И он был к ним весьма суров. В ноябре 1978 года областной судебной коллегией Лаенко и Ильиченко было определено наказание в виде 8 лет лишения свободы, Свирскому и Пономаревой — 4 года, а Вдовина и Новоселова были приговорены к исправработам.

    Александр Ворочев, который начал разработку злоупотреблений на одном из складов базы Кировоградского продснаба, назвал свое оперативное дело «Паутина». Время показало, что, выбрав это название, он проявил недюжинную прозорливость, поскольку злоупотребления коснулись не одного отдельно взятого склада, а, подобно паутине, опутали всю Кировоградскую торговую сеть. А основанием для разработки послужила полученная Ворочевым информация о том, что кладовщики склада № 3 Пономарева и Константинова в период с 1970 по 1977 год похищали со склада товары, скрывая это систематической пересортицей сахарного песка. Вместо 90 копеек за килограмм они отпускали его по 94 копейки.

    Руководство ОБХСС УВД области тоже проявило прозорливость. Ознакомившись с материалами Ворочева, оно совершенно верно посчитало, что из пересортицы на 4 копейки могут образоваться весьма внушительные суммы хищений. А потому подключили к работе сотрудников областного аппарата. Начальник отдела ОБХСС УВД М.К. Шураков взял разработку под свой контроль и выделил двух своих сотрудников — ст. инспектора майора милиции В.А. Субботина и инспектора Н.Г. Чепкову в помощь кировоградским коллегам.

    Слаженные действия кировоградцев и «областников» определили успех реализации оперативных материалов. Была получена информация, что Пономарева отправилась со своим сожителем отдохнуть в Грузию. Это обстоятельство оперативники решили использовать и провести задержание Пономаревой и Константиновой порознь. На перроне Свердловского вокзала отдохнувшую и подзагоревшую Пономареву ожидал не самый теплый прием. Вместо друзей и знакомых ее встречали сотрудники БХСС. А потому вскоре вместо уютного домашнего покоя ей пришлось познать все суровые прелести КПЗ.

    Надо сказать, что к работе по этому делу с первых дней активно подключились и сотрудники оперативных подразделений КПЗ и СИЗО. Во многом благодаря им уже на первых допросах Пономарева стала откровенно рассказывать, как происходило хищение
    товаров со склада, и называть соучастников. Почти одновременно с коллегой была задержана другая кладовщица — Константинова и тоже водворена в камеру. Однако эта дама оказалась гораздо более упертой.

    Между тем следователь УВД области В. Банных, который вел это дело, назначил комплексную ревизию на складе № 3. На этот раз к пересчету находившихся в нем товарно-материальных ценностей подошли со всей ответственностью. Оперативникам удалось узнать, почему все предыдущие инвентаризации не обнаружили на складе никаких недостач. Оказывается, раньше в период инвентаризаций Пономарева наведывалась на склад по вечерам вместе с бойфрендом Осмоловским, который по ее просьбе перетаскивал мешки с сахаром из одного помещения в другое, куда еще не добрались ревизоры. А Константинова применяла другую хитрость: за ее обещание «поставить бутылку» грузчики складывали мешки с сахаром не сплошным штабелем, а колодцами, то есть оставляли внутри пустоты.

    Пока шла ревизия, оперативники продолжали распутывать криминальную паутину. Вскоре ими была задержана заведующая магазином № 81 Болтушкина, которая чистосердечно покаялась, что участвовала в хищениях. Потом была задержана Белозерова, заведующая другим магазином — № 33. Она тоже призналась, что в сговоре с Пономаревой и Константиновой провела через свой магазин три операции по изъятию денег за неучтенный товар со склада № 3. Затем были задержаны руководители еще нескольких торговых точек. Всего по уголовному делу, возбужденному по ст. 93 «прим» (хищение в особо крупных размерах), в качестве обвиняемых проходило 8 человек, и еще 40 человек решили строго не наказывать, отправив их на рассмотрение товарищеских судов по месту работы.

    Благодаря ревизии удалось посчитать ущерб, нанесенный кировоградской торговой сети. Он составил 55 730 рублей. Вот такими потерями чревата пересортица на 4 копейки за килограмм.
    «Классическим» для всех времен можно назвать преступление, совершенное сотрудниками магазина № 17 Ревдинского ОРСа. Причем участвовал в нем практически весь персонал магазина: заведующая Апполинария Борисова, главный бухгалтер и три продавца. На протяжении 5 лет — с 1974 по 1978 год они бессовестно расхищали переданные им для продажи товары. А когда узнали, что «к ним едет ревизор», не придумали ничего лучше, как подпалить свой магазин, чтобы скрыть недостачу.

    Раскрытие этого преступления сотрудниками ревдинского ОБХСС тоже можно назвать классическим. Оперативникам удалось доказать вину торговых работников и в хищении в особо крупных размерах, в умышленном поджоге, причинившем ущерб Ревдинскому ОРСу на сумму 34 731 рубль. Причем в ходе следствия был выявлен еще ряд фактов дачи сотрудниками магазина взяток проверяющим, которые несколько лет закрывали глаза на недостачу товара в торговой точке.

    Грешили использованием труда «шабашников» для личного обогащения не только директора совхозов и колхозов. Например, изрядно «погрело руки» на бригадах временных рабочих руководство Торгово-закупочной конторы Свердлес УРСа. В ОБХСС Железнодорожного ОВД поступила информация, что управляющий этой конторой Ильин не просто живет не по средствам, а превратился в настоящего нувориша. Например, им было приобретено целых три садовых участка — два в Свердловской области и один в Челябинской — на озере Окункуль, на всех участках построены дома.

    В связи с необходимостью проведения большого объема работы было принято решение взять базу Торгово-закупочной конторы УРСа в оперативное обслуживание УБХСС УВД Свердлобл-исполкома. Однако проведение оперативных мероприятий затруднялось неудачным расположением базы — из-за этого стало невозможным ведение за ней скрытого наблюдения. Пришлось использовать другие оперативные методы. С помощью УКГБ области было установлено наблюдение за Ильиным. Между тем за совершение мелкого хулиганства был административно арестован на 15 суток один из заместителей управляющего. Пока он отсиживал свои сутки,оперативникам удалось склонить его к явке с повинной по факту участия в махинациях, которые проворачивал на базе управляющий.

    Выяснилось, что Ильин систематически использовал для строительства своих дач транспорт, стройматериалы, труд рабочих Торгово-закупочной конторы. И, конечно, все без оплаты. Брал он и деньгами. Так, с ним делились «шабашники», строившие склады, которым он закрывал завышенные наряды выполненных работ, и бригады грузчиков. Однако для красивой жизни и этих денег не хватало. Поэтому Ильин с супругой еще приторговывали дефицитными товарами, которые в большом количестве скупали на складе. В частности, стало известно, что супруга управляющего обсуждала с неким Булгаковым вопрос о реализации партии японских курток «Парка», скупленных на базе.

    Сотрудники УБХСС выяснили, что Булгаков отправился в круиз на теплоходе по маршруту Пермь — Астрахань. И немедленно организовали оперативную комбинацию. Подвидом отставших туристов на тот же теплоход в Куйбышеве сели два сотрудника свердловского УБХСС — один штатный, другой нет. Пока штатный вел наблюдение со стороны, нештатный развил кипучую деятельность. Он быстро вошел в контакт с соседом Булгакова по каюте — музыкантом одного из свердловских ресторанов. Чем у нас занимались раньше отдыхающие на теплоходах? Да преимущественно пили. Вот и нештатный сотрудник сначала «спился» с музыкантом, а потом и с Булгаковым. Вскоре они души друг в друге не чаяли. Булгаков даже познакомил нового приятеля со своей любовницей, находящейся на том же теплоходе. А когда он узнал, что тот, ранее судимый, тертый спекулянт-валютчик, и вовсе проникся к нему доверием, начав советоваться в коммерческих вопросах.

    Теплоходный вояж очень помог сотрудникам УБХСС собрать необходимую информацию в отношении Ильина, и было принято решение начать реализацию. Началась она с проведения внезапной инвентаризации на всех складах базы с одновременным вызовом Ильина к следователю. Для проведения мероприятий было задействовано 15 сотрудников БХСС, 20 внештатных инспекторов, а также 39 ревизоров и бухгалтеров-инвентаризаторов. Узнав о проводящейся на базе проверке, супруга Ильина попыталась спрятать находящиеся в квартире ценности и предметы спекуляции у своих сестер в Первоуральске. Но не тут-то было, сотрудники УБХСС узнали об этом и провели обыски у сестер. Между тем и вернувшийся из поездки Булгаков, узнав о проверке в Торгово-закупочной конторе, тоже попытался спрятать предметы спекуляции. Он отвез их к любовнице, но сотрудники милиции нашли их и там.

    Всего в восьми адресах было изъято у Ильиных ценностей и предметов, предназначенных ими для перепродажи по спекулятивным ценам, на сумму более 30 тысяч рублей. 167 предметов спекуляции, которые у них изъяли: импортные женские сапоги, тулупы, куртки, мохеровые шарфы и джинсы представляли в то время настоящее богатство.

    Олег Логинов

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *
    
    {literal} {/literal}