Категория: Публицистика

Дорвались! Путь к "независимости" и ее плоды




  • Не нравится
  • 0
  • Нравится





  • Дорвались! Путь к "независимости" и ее плодыПослевоенная Грузия была одной из наиболее экономически благополучных республик Советского Союза. Уровень жизни местного населения здесь, безусловно, был выше, чем в целом по стране. Конечно, это нельзя ставить в заслугу самой грузинской нации, — скорее сказывалась малообъяснимая «опека» республики со стороны центральных властей. Грузинам повезло и с местными руководителями (прежде всего, Мжаванадзе и Шеварднадзе), которые были не против продемонстрировать свой национализм. Они успешно добивались от центра разнообразных преференций для своих «подданных». В числе таких преференций можно назвать, к примеру, легализацию в Грузинской ССР мелкого частного бизнеса (следует вспомнить распространенный советский стереотип, согласно которому грузины считались чрезвычайно обеспеченными людьми).

    Вполне возможно, что к «особому отношению» к Грузии советское руководство толкала и перманентная боязнь масштабных беспорядков. Действительно, поводы для такого рода опасений существовали, причем даже в такое, казалось бы, спокойное время, как период «застоя».

    Первая по-настоящему массовая протестная акция в послевоенной Грузии была связана с событиями 1956 года, сопутствующими разоблачению Хрущевым «культа личности» Сталина. Разумеется, культ Сталина в Грузии имел более глубокие корни, и любая критика своего соотечественника воспринималась грузинами крайне болезненно, едва ли не как оскорбление национального достоинства.
    Акции протеста в Грузии начались 3 марта 1956 года в высших учебных заведениях Тбилиси. Постепенно манифестации приняли всеобщий характер. 5 марта студенты вышли на улицы. К ним присоединилось население города. Центральные улицы грузинской столицы и набережная Куры заполнились беснующимися демонстрантами. С 5 по 9 марта 1956 года митинги и демонстрации не прекращались и приняли постоянный характер. Движение протеста охватило всю Грузию. Многотысячные митинги происходили в Гори, Телави, Кутаиси, Батуми и почти во всех районных центрах республики.

    Митингующие требовали прекращения критики Сталина и выдвинули целый ряд антирусских лозунгов. Они также настаивали на отставке политического руководства Советского Союза, в частности Хрущева. Русское население подвергалось издевательствам и оскорблениям, имели место убийства.

    Москве ничего не оставалось, кроме как применить силу. Ночью 9 марта 1956 года в Тбилиси были введены танки, и солдаты Советской Армии начали разгонять озверевшие толпы демонстрантов. Не обошлось без ранений и увечий среди манифестантов.

    Однако, как оказалось, жесткие меры лишь загнали болезнь грузинского шовинизма внутрь. В 1950-е годы студенты и учащаяся молодежь активизировали конспиративную пропаганду националистических идей. Появились подпольные организации и нелегальные издания. Одной из таких организаций была созданная по инициативе школьников Звиада Гамсахурдиа и Мераба Костава группа «Горгаслиани».

    Она ставила своей целью разжигание националистических чувств в грузинском народе и пропаганду идеи «национальной независимости» республики. Члены организации печатали прокламации и нелегально их распространяли. Первая прокламация была выпущена в свет сразу же после событий 9 марта. В ней говорилось: «Сегодня, когда все сознательное человечество возмущено кровавой акцией Москвы и встает вопрос нашей жизни или смерти, настало время объединиться под единым знаменем для борьбы с завоевателями нашей родины... Никто нас не спасет кроме нас самих. Только борьбой мы достигнем свободы и независимости». На основании этой агитки было возбуждено уголовное дело. В 1957 году члены организации «Горгаслиани» были арестованы.

    Другой группой подобного рода была «Сигнахская молодежная гвардия», созданная в Сигнахи в 1956 году.
    Была основана и ячейка в Тбилиси. Нелегально ею было издано несколько номеров журнала «Струны».
    Антисоветские и антирусские группировки создавались и в 1960-е годы. В столице Грузии сформировался «Союз борцов за свободу и независимость Грузии». Эту организацию основала радикально настроенная молодежь. Она ставила целью «освобождение» Грузии от русских и создание «независимой» республики. Члены организации распространяли прокламации шовинистического содержания и даже планировали покушение на Никиту Хрущева.

    К началу 1970-х годов советское руководство сочло нужным провести кадровые изменения в Грузии. В 1972 году с поста первого секретаря ЦК Компартии Грузии был освобожден хрущевский ставленник Василий Мжаванадзе. На этот пост был избран Эдуард Шеварднадзе. В его задачи входило, в том числе, решительное нивелирование в Грузии так называемых негативных явлений общественной жизни (протекционизма, «вредных традиций», частнособственнических тенденций). Однако при Шеварднадзе, отнюдь не чуждом националистических чувств, эти явления лишь окрепли.

    Свою шовинистическую сущность Шеварднадзе ярко продемонстрировал во время очередных беспорядков, имевших место в республике в апреле 1978 года. Поводом к провокационным выступлениям стало то, что в новой республиканской конституции якобы «принижалась» роль грузинского языка. Следует отметить, что Грузинская ССР была единственной республикой Советского Союза (не считая, разумеется, РСФСР), где единственным государственным языком считался язык титульной нации (грузинский). Русский язык, принятый на всей территории СССР, такого статуса в Грузии не имел. Конституция 1978 года имела целью исправить этот вопиющий казус. Однако тут же подняла голову шовинистически настроенная интеллигенция, представители которой начали вопить о том, что речь идет о насильственной ассимиляции, об уничтожении грузинской идентичности и т.д.

    С требованиями сохранения прежнего порядка вещей начали выступать поддавшиеся шовинистической агитации студенты и школьники. С 12 апреля 1978 года в Тбилиси начались демонстрации и митинги протеста. Руководящую роль в организации провокационных акций играли профессура и студенчество Тбилисского государственного университета. 14 апреля перед зданием университета собралась толпа студентов и преподавателей. Демонстранты двинулись к Дому правительства, выкрикивая антирусские и антисоветские лозунги и избивая попадавшихся им по пути русских. К ним присоединялись студенты других высших учебных заведений и учащиеся средних школ.

    Первый секретарь ЦК Компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе в разгар беспорядков сумел проявить все свои дипломатические дарования и убедил руководство СССР принять требования манифестантов о статусе грузинского языка. В ином случае, убеждал Шеварднадзе членов Политбюро, дело может обернуться крупным антисоветским восстанием и негативным образом повлиять на имидж Советского государства.
    В итоге, в новой конституции Грузинской ССР была восстановлена статья о статусе грузинского языка, а Шеварднадзе приобрел среди своих соотечественников репутацию человека, который «не даст Грузию в обиду Москве».
    Дряхлеющее руководство СССР также начало воспринимать Шеварднадзе в качестве человека, который может без крови разрешить сложные конфликтные ситуации (в итоге, через несколько лет он был назначен министром иностранных дел Советского Союза).

    Неудивительно, что «под крылом» такого человека, как Шеварднадзе, республиканское диссидентское движение росло и крепло.
    Еще в 1976 году в Грузии была создана так называемая «Инициативная группа по защите прав человека», которая в том же году была переименована «Хельсинкскую группу». В число ее активных членов входили Звиад Гамсахурдиа, Мераб Костава, Виктор Рцхиладзе, Бего Бежуашвили. В 1976 году «Хельсинкская группа» Грузии выпустила первый номер журнала «Сакартвелос моамбе» под редакцией Звиада Гамсахурдиа. В дальнейшем группа распространяла рукописные журналы «Золотое руно» и «Богословский сборник». Хотя в этих изданиях антирусская риторика была едва ли не сильнее антисоветской, статьи грузинского самиздата пользовались большой популярностью в русской диссидентской среде (впрочем, «русской» ее можно назвать лишь весьма условно).

    Конечно, нельзя утверждать, что Шеварднадзе «покровительствовал» диссидентскому движению. В то время Эдуард Амвросиевич был, по всей видимости, вполне убежденным коммунистом, стремительно хватавшим жирные куски властного пирога. К тому же он никак не мог поддерживать действия таких «отморозков», как, например, Владимир Жвания, который в 1976 году организовал три взрыва (в Сухуми перед зданием обкома партии, в Кутаиси — в городском сквере и в Тбилиси — на площади перед зданием Дома правительства). Террорист был расстрелян вскоре после суда в январе 1977 года, и сразу же вошел в диссидентский пантеон мучеников, «боровшихся за свободу и демократию».

    Скорее всего, Шеварднадзе просто пытался «лавировать» (что ему, в принципе, почти всегда удавалось неплохо) и «подчинить» себе диссидентское движение. Конечно, в Грузии (как и в других республиках СССР) власть не смогла полностью приручить антисоветчиков. Зато здесь удалось то, что не удалось советскому руководству и спецслужбам в масштабе всего Союза: сделать «своим» фигуру № 1 диссидентского движения, а именно Звиада Гамсахурдиа.

    Напомним, в 1957 году, еще будучи школьником, Гамсахурдиа был арестован по делу организации «Гор-гаслиани». Ему вменялось в вину ведение антисоветской пропаганды и агитации, а также организованная деятельность, направленная на совершение особо опасных государственных преступлений. Тем не менее вместо колонии юный Гамсахурдиа отправился экстерном сдавать выпускные экзамены средней школы, а вслед за этим поступил в престижный вуз. Понятно, подобный поворот дела для «обычного» гражданина был нереален...

    Спустя почти два десятка лет, в течение которых Гамсахурдиа отошел от правозащитной деятельности (он «ушел в религию», подвизался на ниве богословия, а на самом деле, очевидно, просто «стучал» на прихожан), в самый пик борьбы с диссидентством он создает «Хельсинкскую группу».

    Это уже не школьный «Горгаслиани» с рукописными листовками. Организация владеет подпольным офсетным производством, выпускает подпольные журналы. Разумеется, подобная база была бы немыслима без высокого покровительства, давшего о себе знать после ареста членов «Хельсинкской группы» в 1977 году. Любопытно, что Гамсахурдиа получил всего лишь два года заключения (и это за провокационные подстрекательские призывы к насилию над русскими, требования свержения власти, апологию террора над военнослужащими и милиционерами), а после акции публичного покаяния, которая транслировалась по центральному телевидению, и вовсе был выпущен, не отсидев и года. Ближайший же его соратник Мераб Костава провел за решеткой 10 лет, отсидев срок от звонка до звонка. Совершенно очевидно, что милость Системы Гамсахурдиа снискал не только в обмен за публичное покаяние...

    Таким образом, Шеварднадзе вполне мог быть причастен к попыткам поставить диссидентское движение под контроль. Не стоит забывать о том, что с 1964 года он служил «в органах», а до 1972 года был министром внутренних дел Грузинской ССР.
    В самом начале «перестройки» Шеварднадзе был назначен министром иностранных дел СССР. В наши задачи не входит анализировать его политику на этом посту. Достаточно напомнить то, что она была провальной. И это еще мягко сказано. Чего стоит хотя бы передача Соединенным Штатам российских морских пространств в Беринговом море!

    1 июля 1990 года Шеварднадзе подписал в Вашингтоне соглашение, признавшее за США права на район площадью в 23,7 тысячи кв. км на участке исключительной экономической зоны Советского Союза. Участок континентального шельфа за пределами 200-мильных зон двух стран был поделен так, что 46,3 тысячи кв. км отошли к США и лишь 4,6 тысячи кв. км — к России. Поразительные условия этого соглашения, которые вряд ли можно определить просто как уступчивость, подчеркиваются характерным обстоятельством: Э.Шеварднадзе в качестве министра иностранных дел СССР дал согласие на немедленное применение документа, то есть еще до его ратификации.

    Вернемся в Грузию. Здесь также началась «перестройка», и, как и по всему Советскому Союзу, она сулила населению мало чего хорошего...
    Осуществление принципа «гласности» привело к формированию политических групп и организаций, имевших далеко не самые мирные цели, основной из которых бьшо обретение Грузией «независимости» от России и изгнание из республики русского населения.

    Одной из первых политических организаций в Грузии советского периода бьшо «Общество Ильи Чавчавадзе», основанное в 1987 году. Оно ставило целью борьбу за «освобождение» Грузии, за «демократию» и создание капиталистической экономики. Из «Общества Чавчавадзе» вышли многие будущие лидеры Грузии.

    В 1988—1989 годы антирусские и антисоветские группы и партии стали появляться, как грибы после дождя: «Партия национального равноправия», «Партия национальной независимости Грузии», «Народный фронт Грузии», «Общество Ильи Праведного», «Общество Шота Руставели», «Общество зеленых Грузии» — и так до бесконечности...

    Из полунебытия вновь вынырнул Звиад Гамсахурдиа и Мераб Костава. Оживилось студенчество. Радикальные шовинистические настроения начали проявляться по всей Грузии.
    Для организации провокаций лидеры шовинистов придумывали все новые и новые поводы. Так, в ноябре 1988 года студенты Тбилисского государственного университета потребовали перенести артиллерийский полигон советских войск. Беснующиеся студенты избивали военнослужащих, выкрикивали антирусские лозунги, громили государственное имущество.

    Беспорядки вспыхнули с новой силой весной 1989 года, когда абхазский народ принял обращение о выходе Абхазии из состава Грузии и присоединении ее к России. Провокационные манифестации против этой акции Абхазии возглавил Звиад Гамсахурдиа. Основную ставку он сделал на инстинкт толпы, культивируя нетерпимость и национальный эгоизм. Гамсахурдиа, к тому моменту, видимо, сумевший избавиться от назойливой «опеки» спецслужб, начал впрямую подстрекать толпу к погромам.

    Еще одной мишенью грузинских шовинистов стали в то время азербайджанцы, проживавшие на территории Грузинской ССР. Гамсахурдиа публично требовал «создания всесоюзной комиссии, которая должна решить вопрос о выселении из Грузии незаконно заселенных азербайджанцев». После ферганских погромов лета 1989 года Гамсахурдиа стал не просто требовать «не пускать турок в Грузию», но и собирался поставить перед МИД СССР вопрос о «репатриации в Турцию этнических турок и граждан с турецким национальным самосознанием». Им же вовсю муссировалась идея о введении гражданства Грузии только для того, чтобы «приостановить демографическую экспансию граждан других национальностей».

    Гамсахурдиа не скупился на оскорбительные для других народов (прежде всего, русских) подозрения и эпитеты. И он знал, что делает. В тот момент даже официальные газеты писали, что «мы [грузины] должны стараться, чтобы процентный состав грузин в Грузии поднять до 95 процентов», предлагая в связи с этим целую систему репатриаций (вывоз «иностранцев» и ввоз грузин, живущих за пределами республики). Профессура грузинских вузов «доказывала», что понятие «грузинский народ» включает в себя все коренные народности, кроме, конечно, абхазов, осетин и других «гостей».

    В апреле 1989 года митинги у Дома правительства в Тбилиси стали носить постоянный характер. Состоявшееся 8 апреля 1989 года собрание Республиканского актива Грузии поддержало предложение о принятии суровых мер к митингующим. К утру 9 апреля 1989 года перед Домом правительства в боевую готовность были приведены войсковые части Закавказского военного округа и переброшенный из Москвы воздушным десантом отряд спецназа внутренних войск МВД СССР. Операцией по разгону провокационного митинга непосредственно руководил командующий войсками Закавказского военного округа генерал Игорь Родионов.

    На рассвете 9 апреля 1989 года митингующие были окружены и блокированы. За несколько минут военнослужащие очистили площадь от провокаторов. После этого в Тбилиси было введено чрезвычайное положение.
    Положение усугубляла клеветническая кампания «демократических» информационных средств, с подачи которых был пущен миф о том, что советские солдаты применяли «отточенные саперные лопатки», в результате чего погибло огромное число «мирных жителей». Это вызвало радикализацию настроений и стремительное падение авторитета коммунистического руководства в Грузии.

    Оппозиционные политические партии образовали «Комитет Национального Спасения», в который вошли «Хельсинкский Союз» во главе с 3. Гамсахурдиа, Национал-Демократическая партия (Г. Чантурия), Союз Национального равноправия (И. Шенгелиа) и Партия Национальной независимости (И. Церетели). Главной задачей «комитетчики» определили выход Грузии из состава Советского Союза и восстановление ее независимости.

    В марте 1990 года в Тбилиси состоялась «Чрезвычайная конференция», на которой был создан так называемый «Национальный Форум», в качестве руководящего органа «революции». Однако сторонники 3. Гамсахурдиа смогли дезавуировать этот «форум» и образовали новое политическое объединение — так называемый блок «Круглый стол — Свободная Грузия».

    8 объединение вошли «Хельсинкский Союз Грузии», «Общество Ильи Праведного», «Общество Мераба Костава», «Союз традиционалистов», «Национальный Фронт — Радикальный Союз», «Национально-Либеральный Союз». Оставшиеся в «Национальном Форуме» политические партии и организации в мае 1990 года под руководством Георгия Чантурия и Ираклия Церетели созвали «Национальный Съезд Грузии» и приняли решение о проведении выборов «Национального Конгресса». «Выборы» состоялись в том же, 1990 году. «Национальный Конгресс» выдвинул требования о выводе из Грузии советских войск, упразднении органов советской власти и восстановлении независимости Грузии.

    9 марта 1990 года Верховный Совет Грузии принял постановление «Гарантии защиты государственного суверенитета», в котором было сказано: «Верховный Совет Грузинской ССР подтверждает, что в феврале 1921 года введение советских войск в Грузию и занятие ее территории с правовой точки зрения являлось военным вмешательством (интервенцией) и оккупацией территории Грузии с целью свержения существующего политического строя, а с политической точки зрения фактической аннексией; осуждает оккупацию Грузии и ее фактическую аннексию Советской Россией, расценивая ее как международное преступление».

    Необходимо отметить, что все это делалось при прямом попустительстве центральных властей СССР, которые, судя по всему, не просто пустили процесс развала государства на самотек, но и прямо способствовали этому.
    На состоявшихся 28 октября 1990 года выборах Верховного Совета Грузии большинство проголосовало за блок Гамсахурдиа «Круглый стол — Свободная Грузия». По тайному голосованию Гамсахурдиа был избран председателем Верховного Совета Грузии. На первой же Сессии был принят закон «Об объявлении переходного периода в республике Грузия».

    Сразу после этого началась работа по ликвидации советской системы, в частности, на всей территории Грузии было приостановлено действие советского закона об обязательной военной службе.
    8 декабре 1990 года Верховный Совет прекратил полномочия Советов, а в ноябре 1991 года была ликвидирована система местных Советов и принят закон о проведении выборов местных органов власти.

    9 апреля 1991 года Верховный Совет Грузии принял Акт о восстановлении государственной независимости Грузии, а 14 апреля 1991 года постановлением Верховного Совета республики президентом республики Грузия был назначен 3. Гамсахурдиа. Его полномочия были подтверждены выборами, на которых Гамсахурдиа набрал 86% голосов избирателей.

    Недолгое президентство Гамсахурдиа было омрачено болезненными этнополитическими трениями, выяснениями отношений в высших кланах грузинской постсоветской элиты, бурным развитием криминального сектора. В итоге Грузия стала страной с несколькими фронтами гражданской войны, полностью разваленной экономикой, вооруженными конфликтами, раздробленностью элит, отсутствием полноценной регулярной армии и громадным количеством других нерешенных социально-политических и административных вопросов.

    Впрочем, в других республиках разваливающегося Советского Союза ситуация была немногим лучше, и Гамсахурдиа, возможно, сумел бы продержаться у власти гораздо дольше. Но он совершил «непростительную», с точки зрения местных шовинистов, ошибку.
    Когда в августе 1991 года советское руководство отстранило от власти обанкротившегося Горбачева и провозгласило курс на стабилизацию сложившегося в стране катастрофического политического положения, Гамсахурдиа, по мало известным на данный момент причинам, фактически поддержал действия Москвы. Точнее, он согласился принять требования ГКЧП, одним из которых был роспуск незаконных вооруженных формирований.

    Командир «Национальной гвардии» Грузии Тенгиз Китовани не подчинился указу Гамсахурдиа и под предлогом учений вывел гвардейцев из Тбилиси. 19 августа 1991 года Гамсахурдиа отправил в отставку премьер-министра Тенгиза Сигуа и министра иностранных дел Георгия Хоштария, сразу же обвинивших его в предательстве.

    После поражения ГКЧП в республике начались масштабные демонстрации и столкновения. Гамсахурдиа пытался спасти положение. Так, 8 октября 1991 года он провел в Верховном Совете постановление о лишении мандатов депутатов-коммунистов (60 из 229) — за проявленные в августе «прогэкачепистские настроения» (в чем оппозиция обвиняла самого Гамсахурдиа).

    В начале 1992 года по решению Военного совета Грузии Гамсахурдиа был отстранен от власти. В 4 часа утра 6 января 1992 года он сбежал из так называемого «бункера» Дома правительства. Тенгиз Сигуа, ставший исполняющим обязанности премьер-министра Военного Совета, заявил, что бежавший экс-президент вывез из республики более 200 миллионов рублей. «Гамсахурдиа не может принимать участия в последующей политической жизни, поскольку он является государственным преступником, а также психически нездоровым человеком. По этой же причине он не может предстать перед судом. Есть медицинские заключения, датированные 1950, 1956 и 1977 годами. Пять из шести врачей, дававших заключение о психически ненормальном состоянии Гамсахурдиа, живы и готовы подтвердить свой диагноз», — заявил Сигуа.

    10 января 1992 года Гамсахурдиа обратился к руководству Армении с официальной просьбой о предоставлении ему временного пристанища. В Армении ему было предоставлено временное убежище. 14 января 1992 года против экс-президента Гамсахурдиа возбуждено уголовное дело. Ему было инкриминировано «разжигание межнациональной розни, хищение государственных средств в особо крупных размерах, злоупотребление служебным положением и уничтожение архитектурно-исторических памятников».

    15 января 1992 года в обстановке чрезвычайной секретности из ереванского аэропорта вылетел самолет «Ту-134» грузинской авиакомпании, который вывез из Армении Гамсахурдиа, членов его семьи и сопровождающих лиц в количестве около 30 человек. Ни одно государство официально не заявило о предоставлении убежища бывшему президенту Грузии. Гамсахурдиа прилетел из Еревана в Грозный вместе с женой, ее сестрой, а также двумя своими сыновьями, и некоторое время находился вместе с семьей в резиденции президента Чечни Джохара Дудаева. Здесь в августе 1992 года Гамсахурдиа создал центр по руководству террористической деятельностью против режима Эдуарда Шеварднадзе.
    Погиб экс-президент Грузии при невыясненных обстоятельствах 31 декабря 1994 года в Менгрелии.

    Сразу после смещения Гамсахурдиа началась война с «сепаратистами» — Южной Осетией и Абхазией, провозгласившими выход из состава республики, в которой национальная нетерпимость и шовинизм были возведены в ранг государственной политики.
    Поскольку этот кровопролитный конфликт имеет непосредственное отношение к современным событиям, попытаемся рассмотреть проблему подробнее.

    Как уже говорилось, до 1931 года Абхазия называлась «договорной» республикой. Под нажимом Сталина она была преобразована в автономную республику (Абхазская АССР) и включена в состав Грузинской ССР (19 февраля 1931 года).
    Попрание суверенных прав Абхазии оказалось наиболее тягостным для национального самосознания абхазов. Вся последующая политика грузинского руководства была направлена на создание мононационального государства. В Абхазии проводилась политика изменения демографической ситуации путем насильственной ассимиляцией и массовым переселением лиц грузинской национальности. Теоретическим обоснованием этих действий служили псевдонаучные труды грузинских ученых, утверждающих, что абхазской нации как таковой не существует и что абхазы являются одним из картвельских племен. В целях ассимиляции абхазов в 1937—1953 годы руководством Грузии были предприняты меры, которые можно квалифицировать только как преступные. Абхазы были лишены права обучать своих детей на родном языке. В этих целях были закрыты все абхазские школы, где дети учились до пятого класса на родном языке, а затем на русском, до окончания средней школы. В Сухуме была закрыта абхазская средняя школа, в которой обучались дети абхазских крестьян, было ликвидировано абхазское Педагогическое училище.

    Более того, были закрыты русские школы во всех деревнях Абхазии, вопреки желаниям учащихся и их родителей, детям абхазцев разрешалось учиться только в грузинских школах, прием их в русские школы был категорически запрещен. Были закрыты русские секторы в Сухумском педагогическом институте им. Горького, а также в индустриальном и сельскохозяйственном техникумах.
    Были сняты вывески на абхазском языке в учреждениях. Почти во всех районах и в Сухуми делопроизводство велось на грузинском языке, несмотря на то, что более 65% населения не понимало грузинского языка.

    В период с 1949 года по 1953 год в Абхазии русским и армянам не предоставляли работы, не прописывали их. Одновременно с этим из Абхазии выселялись или были вынуждены уехать лица других национальностей. На опустевшие земли в массовом порядке завозились лица грузинской национальности. Все это производилось на государственном уровне.

    В период «перестройки» националистические силы Грузии, как уже отмечалось, открыто заявили о своем намерении создавать мононациональное государство. С 1988 года по мере ослабления центральной власти в Москве государственные органы тогда еще Грузинской ССР и лидеры так называемых неформалов активизировали свою деятельность по разрушению и поглощению абхазской государственности.

    В связи с этим предлагалось отторгнуть от Абхазии Галский, Гулрыпшский, Гагрский, Сухумский и часть Очамчырского района, Сухуми, а в Гудаутском и Очамчырском районах создать округа для абхазов, своего рода резервации. По призыву националистических лидеров Гамсахурдиа, Костава, Чантурия в Абхазию хлынули тысячи жителей районов Грузии, подогретых их пропагандой.

    Более того, 14 мая 1989 года Советом Министров Грузии было принято уникальное в своем роде, не укладывающееся в сознание цивилизованного человека, распоряжение, в котором было сказано: «В связи с особым положением, создавшимся в Абхазском Государственном Университете, удовлетворить вопрос, поставленный профессорами, преподавателями-грузинами, и создать в г. Сухуми филиал Тбилисского Государственного Университета». Это решение усилило противостояние, и 15—16 июля 1989 года в Сухуми произошло первое массовое столкновение абхазов и грузин. Десятки тысяч одураченных пропагандой грузин двинулись из-за Ингура на расправу с абхазами.

    Благодаря активному вдалбливанию в сознание грузинского обывателя этих идей понятия «абхаз» и «враг» стали для него синонимами. Потому, когда произошел конфликт, не понадобилось и часа, чтобы поднять грузин против абхазов.
    Казалось бы, приход к власти Шеварднадзе положительно скажется на взаимоотношениях абхазов и грузин. Но его действия и публичные высказывания показали, что «демократ» Шеварднадзе ничем не отличается от националиста Гамсахурдиа.

    7 мая 1992 года Шеварднадзе, являясь Председателем Госсовета Грузии, подписал постановление «О решении комплексных проблем по формированию и функционированию пограничной зоны Автономной Республики Абхазия». Этим постановлением он подтвердил ранее принятое решение Правительства Грузии, которым устанавливалась глубина пограничной полосы до 21 км с установлением в ней особого режима, определяемого властями Грузии.

    Учитывая, что почти все города и населенцые пункты республики расположены на прибрежной пограничной полосе, меньшей 21-километровой зоны, то фактически вся ее населенная часть выводилась из-под юрисдикции властей Абхазии.
    Одновременно с этим на территории Сухумской турбазы был дислоцирован самочинно созданный батальон под руководством рэкетира Coco Ахалая, который подчинялся Министерству обороны Грузии. Вооруженные молодчики из этого батальона разъезжали на джипах по столице Абхазии, демонстрируя свое презрение к местным органам власти. Руководство Абхазии и по этому вопросу неоднократно обращалось лично к Шеварднадзе с просьбой принять меры по пресечению противоправных действий этого батальона. В ответ он принял решение о создании в Абхазии еще двух батальонов и размещении их в Гагрском и Галском районах. Тогда же лидер местных националистов Б. Какубава под видом защиты интересов грузинского населения Абхазии на всей ее территории стал создавать вооруженные криминальные структуры «Мхедриони». Основная деятельность членов этих структур была направлена на убийства, разбои и грабежи.

    Как показали события июля 1989 года, грузинский народ уже был готов силой решить все спорные вопросы. Ни у кого не было сомнений, что абхаз враг грузина. Нужен был только приказ. Согласно показаний взятого в плен генерала 3. Мамулашвили, в его присутствии 8 августа 1992 года в Тбилиси проводилось совещание высоких должностных лиц Грузии: Шеварднадзе, Сигуа, Китовани, Иоселиани. Решался вопрос ввода войск в Абхазию. Госсовет единогласно решил это сделать, и Шеварднадзе одобрил такое решение.

    14 августа 1992 года на территорию Абхазии вторглись вооруженные формирования Госсовета Грузии. Костяк этих формирований состоял из бывших уголовников. В результате принятых в период правления Гамсахурдиа и Шеварднадзе решений об амнистиях, в течение года из мест лишения свободы было освобождено 18 тысяч заключенных. Большая часть из них оказалась в направленных в Абхазию подразделениях Министерства обороны Грузии. Началась война.

    14 августа 1992 года, около 11 часов утра в мирный город Очамчыра вошли около пятисот грузинских гвардейцев, сопровождаемых колонной из более чем 50 танков. В воздухе появились боевые вертолеты и самолеты. В первые же минуты были разоружены и взяты в заложники 30 абхазов — военнослужащих внутренних войск Абхазии. Прежде всего грузинские гвардейцы уничтожили Государственный флаг Абхазии. При этом они танцевали, стреляли в воздух и всячески выражали свою радость.

    В течение нескольких дней в город прибывали живая сила и танки. Очамчыра фактически был оторван от близлежащих абхазских сел — Баслаху, Цхенцкар, Пакуаш, Меркула и Тамыш. К тому же, чтобы попасть в абхазское село, было необходимо пройти через грузинское. Часть грузин были настроены весьма агрессивно против абхазов, многие вооружились. Постепенно под влиянием грузинской пропаганды все большее число очамчырцев-грузин взяли оружие. В результате абхазское население города Очамчыра с 7 тысяч человек сократилось за 8 месяцев до 80—100 человек. Остались только старики и женщины, которых мучили, пытали, убивали, брали в заложники, обменивали.
    Было разграблено и повреждено здание Верховного Совета Абхазии. Тысячи людей убито в первые же дни оккупации Абхазии.

    В конце грузино-абхазской войны, при захвате штаба 24-й бригады, в качестве трофея были взяты оперативные документы этой бригады. В числе их был и план наступательной операции по уничтожению войск Восточного фронта абхазской армии в Очамчырском районе. Планом предусматривалось с утра 26 декабря 1992 года нанести массированный ядерный удар по 34 целям. Удары в основном предполагалось нанести по оборонявшимся войскам, а также населенным пунктам, где войск не было.

    Применение такого количества ядерных боеприпасов, даже малой (до одной килотонны) мощности, тем более не подготовленным к этому личным составом, могло привести к непредсказуемым результатам — как к уничтожению людей, так и к экологической катастрофе. Предусматривалось применение ядерных боеприпасов для 152 мм самоходных гаубиц. Ядерные боеприпасы были взяты со складов бывшего Закавказского Военного округа при их разграблении грузинскими войсками, а самоходные 152-мм гаубицы были переданы Грузии официально.

    В случае реализации этого плана практически вся территория Абхазии и часть бассейна Черного моря подверглись бы на долгие годы радиоактивному заражению, что сопровождалось бы массовой гибелью населения и резким увеличением раковых заболеваний и белокровия.

    Поняв, что только военным путем добиться желаемого результата невозможно, руководители Грузии решили провести этническую чистку. Эта идея реализовывалась в течение всего периода оккупации Абхазии. С занятой территории в массовом порядке выселялись тысячи абхазов, русских, армян и других лиц негрузинской национальности, у которых брались письменные обязательства, что они в Абхазию больше не вернутся. В соответствии с планом этнической чистки, за рекой Гумиста, на территорию, контролируемую абхазскими властями, активно выдавливалось негрузинское население. Кроме того, из Сухуми были депортированы грузинскими властями практически все евреи и греки, которых вывозили на самолетах и морских судах.

    Грузины всегда считали «своей» территорией и Южную Осетию и отрицали право ее коренных жителей на автономию. При этом государство аланов — предшественников современных осетин — было основано еще в IX веке. Правда, на территорию современной Грузии осетины пришли несколько позже — в XIII веке под давлением кочевников. Но полагать из-за этого, что югоосетины не имеют права на автономию в XXI веке, нельзя. Если руководствоваться грузинскими критериями, то в Европе некоторые независимые государства также «не имели бы права» на существование. Венгры, например, только в X веке пришли из Западной Сибири, пройдя на своем пути ряд территорий, в том числе и древнюю Аланию. Никому из славян, однако, и в голову не придет поставить под этим предлогом вопрос о лишении венгров права на свою государственность в центре Европы на территории, некогда заселенной славянами, позднее ассимилировавшимися с венграми. В свою очередь, никто из венгров не будет претендовать на богатые нефтью земли своих прародичей в Сибири.

    В состав России Северная Осетия вошла в октябре 1774 года, Южная — в 1801 году. К слову, в составе Российской империи Осетия была единым образованием.
    После революции осетины не признали власти «независимой» Грузинской Демократической Республики и находились с нею в постоянном вооруженном противоборстве. С приходом 11-й армии РККА в апреле 1922 года Осетия была разделена на Северную и Южную. Таким образом, линия грузинских шовинистов на отрицание права югоосетин на автономию опирается на во многом произвольное решение большевиков, принятое в начале 1920-х годов.

    Проблема Северной и Южной Осетии началась, по мнению самих осетин, в годы советской власти — в 1920-е годы. Северная Осетия как автономная область в 1924 году вошла в состав РСФСР, с 1936 года она стала автономной республикой. Южная же Осетия 20 апреля 1922 года вошла в состав Грузии в качестве Юго-Осетинской автономной области.

    С начала декабря 1990 года конфликт вступил в новую фазу. 9 декабря были проведены выборы в Верховный Совет Юго-Осетинской автономной республики. 11 декабря председатель Верховного Совета Грузии Гамсахурдиа вопреки здравому смыслу добился принятия грузинским парламентом закона об упразднении Юго-Осетинской автономной области, что еще более обострило конфликт. 12 декабря в Цхинвальском и Джавском районах Южной Осетии было введено чрезвычайное положение.

    Но это была только «разминка». Настоящее противостояние сторон началось после развала СССР, когда Тбилиси оказался «один на один» со своими «проблемными провинциями», к числу которых помимо Южной Осетии относились Абхазия, Аджария, Борчалы, Джавахетия. Тогда же во весь голос заговорили о своем законном праве на возвращение на историческую родину турки-месхетинцы, изгнанные Сталиным и Берией из Грузии.

    Печально знаменитая осада Цхинвали частями грузинской национальной гвардии и спровоцировавший ее референдум 19 января 1992 года, на котором подавляющее большинство населения Южной Осетии высказалось за воссоединение с Северной Осетией, имели место уже после свержения Гамсахурдиа в январе 1992 года. Наиболее драматические события конфликта приходятся на период пребывания у власти лидеров антизвиадистского переворота Т. Китовани, Д. Иоселиани и Т. Сигуа. (последний до возвращения в Тбилиси 7 марта 1992 года Э. Шеварднадзе выполнял обязанности президента, а затем был назначен премьер-министром).

    Референдум в Южной Осетии и осада Цхинвали начались после того, как процесс выхода Грузии из Советского Союза принял необратимый характер и это осознали широкие массы населения Южной Осетии. В этом была главная причина конфликта. Причем многие югоосетины выступили против ликвидации Советского Союза не по каким-то высоким политическим соображениям, а просто из опасения закрытия границы с Северной Осетией.

    24 июня 1992 года в Дагомысе (Сочи) состоялась встреча Ельцина с Шеварднадзе, в результате которой было подписано Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта. Статья 3 Соглашения предусматривала учреждение Смешанной контрольной комиссии вовлеченных в конфликт сторон и создание при ней «смешанных сил по установлению мира и поддержанию правопорядка».
    14 июля 1992 г. началась миротворческая операция в Южной Осетии. В зону конфликта были введены российский батальон, а также грузинский и осетинский батальоны. Миротворческая акция в Южной Осетии позволила остановить кровопролитие, разъединить военные силы сторон и временно стабилизировать обстановку. Решающую роль в этом сыграл российский батальон, который долгие годы оставался основным гарантом сохранения мира в зоне конфликта.

    Характеризуя Шеварднадзе как руководителя Грузии, надо констатировать, что именно он сделал свою страну марионеткой США. Не секрет, что единственным каналом влияния на Шеварднадзе являлась тбилисская резидентура ЦРУ США, действовавшая под «крышей» американского посольства. Этот орган оперативно подчинен Каспийскому департаменту Оперативного Директората ЦРУ. Зона ответственности этого подразделения включает территории государств (в том числе и бывшего СССР), прилегающие к акватории Каспийского моря.

    Кроме того, в администрации Шеварднадзе активно работала группа американских советников по политическим и экономическим вопросам, которая в основном была укомплектована специалистами американских спецслужб. Именно через эту группу при участии тбилисской резидентуры ЦРУ осуществлялось постоянное взаимодействие Шеварднадзе с высшим руководством США, включая неформальные контакты с президентом Клинтоном и госсекретарем М. Олбрайт.

    Шеварднадзе с завидной настойчивостью стремился превратить Грузию в оплот американских национальных интересов на Кавказе. Он давно приобрел на Западе репутацию «особенно надежного политика», к тому же сыгравшего весьма важную роль в гибели «восточной империи».

    О причинах прозападной ориентации Шеварднадзе говорилось много раз. Речь может идти не о какой-то «убежденности», а о банальных финансовых интересах. По данным отечественных спецслужб, австрийская фирма ABV, которой на территории бывшего СССР построено шесть высококлассных отелей, под видом распределения прибыли финансировала клан бывшего президента Грузии. Помимо этого, Шеварднадзе неоднократно пытался внедриться в сферу транзита нефти и газа из Казахстана, Туркмении и Азербайджана через Грузию.

    Нелишне напомнить, что по мере нарастания напряженности вокруг Чечни грузинское руководство во главе с Шеварднадзе занимало все более ярко выраженную антироссийскую позицию и фактически превратилось в главного проводника интересов США и НАТО на Кавказе.

    Об этом свидетельствуют следующие факты.
    Шеварднадзе неоднократно заявлял о стремлении Грузии стать членом НАТО в случае, если он сохранит свой пост по итогам президентских выборов 2000 года. Задача обеспечить вступление в НАТО именно при нем была возведена в ранг высших национальных интересов страны.
    При Шеварднадзе наметилась устойчивая тенденция свертывания военного и военно-технического сотрудничества Грузии с Россией и переориентация его в сторону сотрудничества с Западом. Эта тенденция проявилась в виде направления грузинских военнослужащих на учебу в США и страны Западной Европы, в наращивании количества и масштабов совместных учений Вооруженных сил Грузии и НАТО, в активном приглашении грузинской стороной разного рода западных военных экспертов, специалистов и наблюдателей, которые активно участвовали в реформировании грузинских вооруженных сил по западным стандартам.

    Шеварднадзе подписал закрытые соглашения о сотрудничестве своих спецслужб с аналогичными структурами США, Турции и ряда других стран-членов НАТО. Практически все эти соглашения носили подчеркнуто антироссийский характер.
    На словах поддерживая действия России по борьбе с террористическими формированиями в Чечне, Шеварднадзе оказывал скрытую поддержку лидерам чеченских сепаратистов. Через горные перевалы на чеченском участке российско-грузинской границы проходили основные караванные маршруты, по которым в Чечню поступало оружие, боеприпасы, снаряжение, а обратно — раненые боевики, которые через Грузию и Азербайджан отправлялись на лечение в Турцию, Объединенные Арабские Эмираты и другие страны Ближнего Востока.

    С началом воздушной блокады Чечни по этим же маршрутам в Чечню прибывали группы иностранных наемников, прошедших подготовку в лагерях афганских моджахедов в Пакистане, Афганистане и других странах. Чеченскими боевиками на грузинской территории в непосредственной близости от Чечни проводились мероприятия по созданию баз и складов на случай выхода бандформирований из Чечни. На неоднократные уведомления со стороны России в адрес бывшего президента Грузии о недопустимости подобных действий, Шеварднадзе нагло заявлял, что он не намерен прекращать контакты с Масхадовым.

    В 2000 Шеварднадзе, заручившись поддержкой США, «был избран» на очередной пятилетний срок президентом страны (как известно, не обошлось без махинаций с голосами избирателей). И это при учете того, что он к этому времени лишился сколько-нибудь заметной поддержки своего народа.

    Ничего удивительного. Одна из богатейших республик СССР за годы правления этого старого партноменклатурщика была доведена до полного обнищания. Бездарно проигранные войны в Южной Осетии и Абхазии, постоянные голодные бунты чудом оставшейся в живых грузинской армии, всеобщий экономический развал и тотальная коррупция сделали свое дело — от государства осталась только оболочка внешних границ. Заокеанские хозяева сделали необходимые выводы: сама по себе безграничная покорность Шеварднадзе американскому влиянию вовсе не гарантировала ему того, что он будет править страной до конца своих дней. Внутренняя ситуация постепенно становилась мало предсказуемой и в перспективе вполне могла привести к свержению Шеварднадзе и переориентации политического курса. Этого США позволить себе не могли...

    Дмитрий Жуков
    из книги "Независимая Грузия: бандит в тигровой шкуре "

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *
    
    {literal} {/literal}