Категория: Персоналии

Джон Ф. Кеннеди был очень больным человеком




  • Не нравится
  • +14
  • Нравится





  • Джон Ф. Кеннеди был очень больным человекомДжон Ф. Кеннеди был очень больным человеком, но об этом знал лишь самый узкий круг его родных и приближенных. Его внешность и манера держаться были обманчивы. Для прессы он оставался воплощением энергии и молодости. Однако его постоянно мучили страшные боли, и над ним с детства витал призрак смерти.

    Двадцать первого сентября 1947 года в лондонской гостинице «Кларидж» у З0-летнего американского конгрессмена случился коллапс, и его приятельница Памела Дигби Черчилль отвезла его в больницу. Пациенту повезло, так как Памела была невесткой Уинстона Черчилля и, используя свои обширные связи, попросила одного из лучших лондонских врачей, Дэниэла Дэвиса, осмотреть его. Врач вынес вердикт: «Вашему американскому приятелю осталось жить меньше года».
    Этим конгрессменом был Джон Ф. Кеннеди. Приблизительно то же самое он слышал на протяжении большей части своей жизни. В молодости его дважды соборовали католические священники. Он всегда жил с мыслью, что умрет молодым, и поэтому вел себя так, как будто это была гонка, в которой он пытался обойти свою собственную смерть.

    Кеннеди с присущим ему черным ирландским юмором иногда шутил по поводу своего здоровья. Однажды он сказал приятелю, садясь в самолет в плохую погоду: «Мне не страшно, все равно осталась жить немного». А ему только что исполнилось 30 лет. Когда Кеннеди было 18, его лечили в Бостонской больнице Питера Бента Бригхема от непонятной болезни, которой он страдал. Он тогда написал приятелю, упомянув в письме их общую знакомую: «Ешь, пей и люби Олив сейчас, ибо завтра или на следующей неделе придется присутствовать на моих похоронах». Младший брат Джона Роберт иногда острит в семейном кругу, что «если Джона укусит комар, то насекомое тут же умрет».
    И в юном возрасте, и будучи уже зрелым мужчиной Джон Кеннеди постоянно бежал наперегонки со временем. Он брал все, что можно побыстрее, не желая ждать.

    Правила существовали для других, для тех, у кого впереди были длинные годы жизни. Кеннеди обошел тогдашних лидеров Демократической партии и стал в 43 года самым молодым президентом США. Он использовал деньги семьи, завоевал прессу и прошел через изнурительную избирательную кампанию предварительных выборов (которые в то время по большей части игнорировали), чтобы, сломав традиции, обходным путем попасть в Белый дом. Он был очень обаятельным и красивым мужчиной, и мало кто знал, что человека, несущего ответственность за судьбы народов, постоянно сопровождают врачи и помощники, у которых всегда наготове стероиды, амфетамины, болеутоляющие средства, всевозможные таблетки и прочие медикаменты, позволявшие Кеннеди жить и работать.

    Смертельно больной.

    Ребенком Джон Ф. Кеннеди проводил целые месяцы прикованным к постели, с полным набором недугов, начиная с сильнейшей скарлатины, из-за которой он пролежал в больнице два месяца незадолго до своего трехлетия. Он рос, большую часть времени читая запоем книги по истории, пока другие дети играли на улице. Он как-то сказал: «Жизнь несправедлива».
    Кто-то рождается больным, а кто-то здоровым. Кто-то рождается богатым, а кто-то бедным.

    Он родился больным, и со временем у него выработался фатализм и осознание иронии судьбы, что и стало его подлинным мировоззрением. Тень смерти в молодом возрасте постоянно сопровождала Кеннеди в его необыкновенной жизни. «Они мысленно снимали с меня мерку для гроба», — подростком писал он приятелю во время одного из своих долгих пребываний в больнице. Он очень мужественно переносил практически никогда не отпускавшую его боль. Кеннеди лгал и прибегал ко всяческим уловкам, чтобы получить то, чего хотел, не дожидаясь, пока станет слишком поздно. Мальчик, читавший книжки о войне, стал молодым человеком, решительно настроенным принять участие в самом значительном для его поколения историческом событии, во Второй мировой войне. Он, конечно, никогда не прошел бы медицинскую комиссию, поэтому ему пришлось использовать деньги и влияние отца, Джозефа П. Кеннеди, чтобы стать морским офицером. Отец убедил друзей в армии принять фальшивую справку об удовлетворительном состоянии здоровья его сына, выданную семейным врачом.

    Когда на юге Тихого океана торпедный катер лейтенанта Кеннеди «РТ-109» был потоплен японцами, Джон нашел в себе силы и мужество в течение нескольких часов плыть, таща за собой раненого и сильно обожженного моряка, зажав зубами ремень его спасательного жилета. Старший помощник командира Леонард Том писал домой, что Кеннеди — единственный человек в Военно-морских силах, который симулировал хорошее здоровье. После войны Кеннеди, выживший как какое-то чудо медицины, продолжал жить благодаря сложным комбинациям инъекций и таблеток, некоторые из них были весьма опасными. Он также регулярно подолгу лежал в больнице.
    Большинство людей, которых Кеннеди встречал, став президентом, понятия не имели о том, что он серьезно болен. И он не собирался сообщать им об этом. Многие годы спустя один из уполномоченных Кеннеди как кандидата в президенты на предварительных выборах 1960 года Мел Коттоне в недоумении покачал головой, когда я заговорил с ним о здоровье Кеннеди.

    — Я ничего такого не замечал. Тот Джон Кеннеди, которого я знал, проводил четырнадцать часов в день, пожимая руки людям перед предварительными выборами в Висконсине и Западной Виргинии. Потом он спал четыре часа на полу своего самолета, а на следующий день все начиналось сначала.

    Острый ум Кеннеди и его красноречие помогали скрывать истинное положение дел.
    Если кто-нибудь задавал вопрос, кандидат лгал. И смеялся. О трагической, полной противоречий, короткой жизни Джона Кеннеди напоминают две новые книги. «Незаконченная жизнь» историка Роберта Даллека построена на отчетах о ранних клинических обследованиях Кеннеди. Благодаря его книге впервые достоянием общественности стал рентгеновский снимок его позвоночника, сделанный врачом Джанет Трэвелл. Ее записи, недавно опубликованные Президентской библиотекой Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, подтверждают, что проблемы президента со спиной не связаны с военными ранениями
    или старыми футбольными травмами. Эти истории были придуманы, а на самом деле боли были вызваны сильным остеопорозом. В то же время в книге репортера «Нью-Йорк тайме» Дона Ван Натта-младшего о президентах и гольфе «Первый удар» говорится, что Кеннеди являлся, несомненно, лучшим игроком в гольф и спортсменом среди всех американских президентов современности.

    Ван Натта утверждает, что Кеннеди вполне мог бы играть профессионально. Кеннеди любил гольф, но играл редко и почти никогда не проходил 18 лунок. Он был невероятно нетерпеливым человеком, заниматься одним каким-нибудь делом в течение часа было для него более чем достаточно. Он проводил час на поле для гольфа, а покидал поле, чтобы не упустить чего-нибудь еще, что могла бы посулить ему жизнь. И он продолжал смеяться. Кеннеди любил поговорку, которую считал ирландской, хотя на самом деле она взята из индийского эпоса «Рамаяна»: «Реальны три вещи: Бог, человеческая глупость и смех. Первые две находятся за пределами нашего понимания, поэтому мы должны делать все, что возможно, с третьей». В тот день, когда молодой Кеннеди заболел в Лондоне, врач обнаружил, что он страдает от смертельного недуга, болезни Аддисона.
    Это аутоиммунное заболевание коры надпочечников, следствием которого являются пониженное давление, упадок сил и повышенный риск осложнений после инфекции.

    Вскоре американские врачи обнаружили, что инъекции кортизона могут продлить недолгую жизнь страдающих болезнью Аддисона. Кеннеди-старший разместил корти-костероиды на хранение в сейфы по всему миру — а сын оказался навсегда зависим от ежедневных уколов и приема лекарств. Когда Кеннеди стал президентом, за ним неизменно следовали два помощника с «черными чемоданчиками»: в одном из них находились коды и процедуры начала ядерной атаки, другой был заполнен фармацевтическими препаратами, в которых постоянно нуждался президент, чтобы жить.
    И это, как выяснили с годами ученые и исследователи, всего лишь часть общей картины. Список заболеваний президента занял бы несколько страниц в учебнике по медицине. Даже его каштановые волосы и бронзовый загар являются симптомами болезни Аддисона, влияющей на пигментацию кожи и волос. Кроме того, Кеннеди неоднократно госпитализировали и регулярно назначали лечение в связи с повторными приступами заболеваний желудка и толстой кишки, он страдал от ряда необъяснимых аллергий, ухудшения слуха и хронического венерического заболевания, которым заразился в подростковом возрасте. Из-за ослабленного иммунитета во время болезни у Кеннеди температура могла подняться выше 40 градусов. Это случилось как минимум однажды и во время его президентства.

    История для прессы

    В октябре 1954 года сенатору Кеннеди, избранному в I952 году и страдавшему от невыносимых болей в спине, назначили операцию в Нью-Йоркской больнице экстренной хирургии. Его помощники сделали заявления, после чего в прессе появились публикации, в которых фигурировали фразы вроде «необходимо устранить последствия ранения» и «повреждения спинного мозга, полученного Кеннеди во время военных действий в районе Соломоновых островов».
    Это была ложь. А правда заключалась в том, что Кеннеди рисковал жизнью, чтобы избавиться от проблем с позвоночником, которые мучили его с детства. Он согласился на операцию, хотя врачи предупредили его, что шансы выжить у него 50 на 50, так как травма может спровоцировать приступ болезни Аддисона. «Это убьет или вылечит», — сказал он нескольким доверенным помощникам. Врачу больницы президент заявил: «Лучше умереть, чем провести остаток жизни на этих чертовых костылях».

    Кеннеди пережил сращение поврежденных позвонков, но продолжительная операция не принесла желаемого результата. Многочисленные инфекционные заболевания надолго приковали его к постели. Будущий президент смог вернуться в Вашингтон только через шесть с лишним месяцев. Госпитализация помогла ему избежать политической ловушки, так как из-за нее Кеннеди не принял участия в голосовании по поводу вынесения порицания сенатору Джозефу Маккарти, который в своем фанатичном преследовании коммунистов дошел уже до абсурда. Маккарти был не просто другом семьи Кеннеди, он к тому же взял к себе на работу в качестве советника брата Джона, Роберта. Джон использовал время в больнице, чтобы поработать со своим талантливым помощником по административным вопросам Теодором Соренсеном над книгой «Очерки о мужестве», которая в 1957 ГОДУ получила Пулитцеровскую премию (не без помощи друзей отца в Пулитцеровском комитете).

    Но главная история Кеннеди в те годы — это то, как ему удалось выжить. Отчет об операции и история болезни были опубликованы без упоминания его имени в ноябрьском номере журнала «Архивы хирургии» Американской медицинской ассоциации за 1955 год. Там говорилось: «Мужчина 37 лет страдающий болезнью Аддисона, в течение нескольких лет проходит достаточно успешное лечение, включающее в себя имплантацию раз в три месяца капсул, содержащих 150 мг ацетата дезоксикортикостерона, и ежедневный прием перорально кортизона дозами по 25 мг.
    Заключение медиков гласило: «Приступов болезни Аддисона не наблюдалось». Это была, очень важная новость, во всяком случае для хирургов. Политики и журналисты, которые в то время были куда менее агрессивными, чем теперь, знали, что Кеннеди находился в больнице, но не пытались влезть в его историю болезни. Сенатор Линдон Джонсон, стремившийся стать кандидатом от демократов в 1960 году, в частных беседах называл Кеннеди «тощим парнишкой, больным рахитом или чем-то там еще».

    Советники Джонсона попытались сделать здоровье Джона Кеннеди предметом обсуждения на съезде. Кеннеди резко пресек эти поползновения, а его помощники заставили одного из советников Джонсона взять свои слова обратно и принести извинения.
    Что касается Кеннеди, то он стоически продолжал жить во лжи. В его политических биографиях писали, что в 1935 году он учился в Лондонской школе экономики, но на самом деле он в том году снова был болен и на занятиях не присутствовал. Кэтрин Грэхем, чей муж Филип был издателем «Вашингтон пост» и близким другом семьи Кеннеди, рассказывала мне, что даже спустя 5 лет она как сейчас помнит, что у нее на глаза наворачивались слезы, когда она видела молодого Джона Кеннеди на костылях, медленно поднимавшегося по крутой лестнице на пляже острова Мартас-Винъярд. Десять лет спустя он баллотировался в президенты. А его брат Роберт рассказывал журналу «Тудейз хелс мэгэзин», что кандидат в президенты находится в прекрасной физической форме.

    — Скажите им, что у меня нет никакой болезни Аддисона, — приказал Кеннеди своему пресс-секретарю Пьеру Сэлинджеру, когда тот рассказал ему во время избирательной кампании, что журналисты задают провокационные вопросы, ссылаясь на новые слухи. Тогда предстояли общенациональные выборы, на которых соперником Кеннеди, был вице-президент Ричард Никсон, и появление слухов почти наверняка имело отношение к краже со взломом в офисе одного из врачей Кеннеди в Нью-Йорке, д-ра Юджина Коэна. Годами писатели и журналисты строили догадки, было ли это вторжение совершено по приказу Никсона, но сам Кеннеди всегда считал, что это была работа ФБР, возможно, из-за желания Эдгара Гувера получить информацию, которая позволила бы ему давить на Кеннеди в случае его победы и вновь получить назначение на пост директора ФБР.
    — Говорят, вы принимаете кортизон, — сказал Сэлинджер.
    — Ну, когда-то я принимал кортизон, но больше не принимаю.
    На самом деле Кеннеди принимал его регулярно. Его старый приятель по флоту Пол Фэй, глядя, как он сам делает себе укол в бедро, сказал: «Слушай, когда ты так решительно вонзаешь эту иглу, кажется, что это совсем и не больно».
    Кеннеди вдруг уколол его шприцем в ногу. Фэй вскрикнул от боли.
    — Я чувствую то же, — сказал Кеннеди.


    Секс, обман и Д-р Хорошее Настроение

    Во время избирательной кампании д-р Трэвелл и д-р Коэн сделали заявление, в котором говорилось, что у Кеннеди «прекрасное здоровье» и «он может принять на себя обязанности президента, и не нуждается в особом лечении или дополнительном отдыхе, и не связан никакими другими ограничениями». Сказано весьма цинично, ведь оба врача знали, что это противоречит действительности. В день инаугурации они еще раз подтвердили, что состояние здоровья президента «по-прежнему прекрасное».

    Став хозяином Овального кабинета, Кеннеди продолжал принимать всевозможные препараты. Он был куда более неразборчив с лекарствами, чем с женщинами. В конце 1961 года Роберт обнаружил, что Джон принимает амфетамины. Этими препаратами его снабжал нью-йоркский врач Макс Джекобсон, чья дурная репутация позже принесет ему прозвище Д-р Хорошее Настроение, поскольку он выписывал стимуляторы многим людям, занимающим видное положение в обществе, и знаменитостям, таким, как, например, певец Эдди Фишер. Когда Роберт обвинил брата в том, что тот связался с Джекобсоном, Джон посоветовал ему не лезть не в свое дело: «Мне плевать, что он мне дает. Хоть лошадиную мочу. Зато это помогает».
    Роберт знал, что Жаклин Кеннеди боится, как бы ее муж не стал наркоманом. Она просила деверя, министра юстиции, отдать на анализ в ФБР и в Администрацию по контролю за продуктами питания и лекарствами содержимое флаконов из аптечки ее мужа. Довольно нелепая ситуация, поскольку Джекобсон по просьбе президента лечил и саму Жаклин, когда у нее после рождения сына, Джона Кеннеди-младшего, в конце ноября 1960 года начались приступы депрессии.

    Джекобсон всегда был готов по первому требованию явиться в Белый дом. В любой момент ему могли позвонить и сообщить, что он нужен «миссис Данн». Один из его пациентов, известный в мире моды фотограф Марк Шоу, неоднократно возил Джекобсона на самолете «сессна» из Нью-Йорка в Вашингтон и обратно. (Когда Шоу умер в 1969 году в возрасте 47 лет, вскрытие показало наличие амфетаминов в его организме.)
    Пресса ничего не знала обо всем этом и продолжала публиковать историю за историей о том, как Кеннеди ходит на яхте и играет в футбол на Кейп-Коде, сопровождая статьи множеством фотографий. Когда в начале 1963 года кто-то из персонала Белого дома обнаружил письмо президента Теодора Рузвельта, написанное в 1908 году, поддержание хорошей физической формы стало частью государственной политики или по крайней мере определило формирование общественного мнения.

    Рузвельт в письме отдавал распоряжение о том, чтобы американские морские пехотинцы были в состоянии пройти маршем 80 километров за 2О часов, причем последние 650 метров — увеличив скорость в два раза. Кеннеди понравилась эта идея, и он лицемерно направил письмо Рузвельта командующему корпусом морской пехоты генералу Дэвиду Шаупу, снабдив следующим комментарием: «Почему бы вам не переслать мне это письмо, как будто это ваше собственное открытие?.. А я в свою очередь попрошу Сэлинджера написать отчет о физической подготовке сотрудников Белого дома».
    Пешие прогулки стали национальной манией. В феврале того года «Чикаго трибьюн» за один день опубликовала 12 туристических материалов. Кеннеди изъявил желание, чтобы довольно упитанный пресс-секретарь Сэлинджер, любитель хорошо поесть и выкурить сигару, возглавил пеший поход сотрудников Белого дома. Рассудительному Сэлинджеру удалось найти приемлемую отговорку, чтобы избежать этого. В другой раз, в Палм-Бич, президент и д-р Джекобсон замыкали процессию на линкольне с откидным верхом.

    Даже после убийства Кеннеди его друзья и члены семьи продолжали скрывать, кем был Джекобсон и чем он занимался. Через две недели после убийства президента министр юстиции Роберт Кеннеди издал постановление, в котором говорилось: «Любая информация, касающаяся медицинских вопросов, должна рассматриваться как конфиденциальная и не может являться общедоступной».
    После того как «Нью-Йорк тайме» выступила в конце I972 года с разоблачением сомнительной деятельности Д-ра Хорошее Настроение, Совет по медицинским вопросам штата Нью-Йорк обвинил его в ряде правонарушений, включая распространение амфетаминов и других наркотиков.
    Двадцать восьмого мая 1973 года Джекобсону позвонил старый друг Кеннеди Чак Спалдинг и сказал, что ему «крайне необходимо» с ним увидеться. На следующий день Джекобсон отправился на квартиру к Спалдингу. В своих неопубликованных мемуарах он пишет об их встрече следующее:
    «Чак встретил меня в дверях. Он сказал:
    — Кое-кто хотел бы с вами поговорить.
    Вдруг ко мне подбежала эта "кое-кто", а именно Жаклин, обняла и поцеловала... Она спросила меня, что бы я ответил, если бы на слушании дела [в медицинском совете] был упомянут Белый дом. Я заверил ее, что у нее нет оснований для беспокойства, — врачебная этика стала за 50 лет неотъемлемой частью моей натуры».

    Потом, как утверждает Джекобсон, он рассказал Жаклин Кеннеди, что его расходы, включая гонорар адвокатам, составили почти 50 тысяч долларов и он разорен. «Вам не о чем волноваться», — ответила она. Позже Спалдинг гарантировал врачу, что ему будут переданы деньги, но тот их так никогда и не дождался.
    Все эти разоблачения интригуют, но историки могут лишь строить догадки относительно того, имеется ли связь между лекарственными препаратами 35-го президента Соединенных Штатов и его действиями как руководителя государства и главнокомандующего самыми могущественными вооруженными силами в мире. Медики скажут, что кортикостероиды и амфетамины могут вызывать чрезмерную самоуверенность и усиливать половую потенцию и половое влечение. Впрочем, на отсутствие сексуального желания Кеннеди, кажется, никогда не жаловался, ни до, ни после начала лечения болезни Аддисона.
    Премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан был поражен, когда во время одной из их встреч Кеннеди сказал: «Интересно, а как у вас, Гарольд? У меня лично начинается ужасная головная боль, если я не был близок с женщиной три дня».

    И все же Кеннеди понравился Макмиллану, который так отозвался о нем в беседе с одним журналистом: «Он любезен, остроумен и любит шутки и красиво построенные фразы». Конфиденциально он добавил: «Что касается здоровья, мне показалось, что президент находится не в лучшей форме. Его беспокоила спина. Он не мог просидеть долго из-за болей».
    Два года спустя, в 1963 году, глава британского правительства сказал о противоречивости образа Кеннеди: «Для них [ликующих толп, встречавших его повсюду] Кеннеди был олицетворением молодости, энергии, идеализма и новой надежды для всего мира». Вспоминая, как Кеннеди медленно, пытаясь вытерпеть боль, опускался в кресло, премьер-министр добавил: «Он испытывал тяжелейшие муки; он был невероятно мужественным человеком».

    Что до исторической роли амфетаминовых коктейлей Д-ра Хорошее Настроение, то известно, что Джекобсон сопровождал Кеннеди в Вену, когда в июне 1961 года тот встречался с Хрущевым. Президент проиграл свои первые переговоры с советским лидером. Вот что пишет об этом в своих мемуарах человек далекий от политики, певец Эдди Фишер: «Это просто поразительно... Судьба свободного мира держалась на уколах Макса. У меня перед глазами так и стоит Макс, наливающий немного из одного флакона, немного из другого и [произносящий] : "Снимите брюки, господин президент"».

    В какой бы форме ни находился Кеннеди, он был рассудительным главой государства и всегда выбирал более сдержанный вариант действий, когда речь шла о войне и мире. Его палец находился на ядерной кнопке во время Карибского кризиса в октябре 1962 года и во время нескольких берлинских кризисов, но он не нажал на кнопку и в то же время не сдал своих позиций. Большинство людей во всем мире считали, что как президент Кеннеди много сделал и что у него был дар находить в людях лучшие качества и вдохновлять их. Они не подозревали о мучениях энергичного американского лидера. Но некоторые члены его команды знали правду. Кеннеди очень часто отдавал распоряжения, лежа в постели, в ванне с горячей водой или в бассейне Белого дома, воду в котором нагревали до за градусов.

    В 1961 году Кеннеди осматривали официальный терапевт Белого дома Джордж Беркли и знаменитый хирург-ортопед, австрийский иммигрант Ганс Крауз, который следил за физиотерапевтическим лечением Кеннеди. Они пригласили д-ра Трэвелл, которая к тому времени каждый день делала президенту шесть-семь уколов местного анестетика прокаина [новокаина]. Они были очень болезненными (однажды Жаклин Кеннеди слышала, как ее муж кричал от боли), но президент жаждал облегчения страданий, которое наступало на пару часов после каждого укола.

    Беркли опасался, что президент скоро окажется в зависимости от успокоительных или болеутоляющих средств. Крауз сказал Кеннеди, что он станет инвалидом еще до того, как будет баллотироваться на второй срок. Спецслужбы уже рассматривали возможность восстановления наклонных помостов, которые использовал Франклин Д. Рузвельт, чтобы передвигаться по Белому дому в инвалидном кресле-коляске.

    Рецепт: поменять лечение

    Я не стану лечить этого пациента, если она еще раз дотронется до него, — заявил д-р Крауз, отважный австриец, который когда-то был врачом олимпийской сборной Австрии.
    Президент кивнул. Беркли обернулся к Трэвелл и сказал:
    — Вы поняли? Держитесь подальше от господина президента!
    Под наблюдением Крауза Кеннеди начал тренироваться пять дней в неделю в спортзале Белого дома на тренажерах Беркли. Какое-то время президент сопротивлялся, говоря, что репортеры узнают об этом и начнут писать о его здоровье.

    — Вам решать, господин президент, — ответил на это Крауз. — Но вы должны понять, что вам будет становиться все хуже и хуже. Что они напишут тогда?
    Кеннеди действительно почувствовал себя лучше и постепенно начал сокращать прием болеутоляющих средств. Возможно, когда его застрелили в Далласе 22 ноября 1963 года, он находился в самой лучшей физической форме за всю взрослую жизнь. Ему было 46 лет.
    Но он все-таки выиграл у смерти гонку. Не желая дожидаться своей очереди, Кеннеди создал собственные правила и стал первым президентом, который фактически выдвинул себя сам. До того как в конце 1959 и начале 1960 года он провел избирательную кампанию почти в каждом штате, кандидаты как от демократической, так и от республиканской партии, по существу, назначались партийным руководством штата и местными партийными председателями («боссами») на съездах, проводимых раз в четыре года. В 1960 году большинство партийных лидеров не рассматривали всерьез и не были склонны отдать предпочтение сенатору, который по тем временам считался слишком молодым, да к тому же еще и католику из семьи Кеннеди. Его отца, Джозефа П. Кеннеди, ненавидели многие демократы и республиканцы, поскольку считали, что до Второй мировой войны он был настроен пронацистски. (Это одна из причин, по которой сыну, наверняка признанному бы негодным по состоянию здоровья к несению воинской службы, пришлось ложью добиться зачисления во флот, чтобы стать героем войны, а не остаться просто сыном прогермански настроенного дипломата.)

    Сенатор Кеннеди шел к своей цели, используя деньги семьи, привлекая на свою сторону набирающее все больший вес новое средство массовой информации — телевидение, и учреждая в десятках штатов организации, лично ему преданные. На решающих предварительных выборах в Нью-Гемпшире, Висконсине и Западной Виргинии главным соперником Кеннеди стал Губерт Хэмфри, чья избирательная кампания была старомодной и недостаточно финансируемой, и Джон Кеннеди выиграл. Лидеры демократической партии собирались на съезде в Лос-Анджелесе рассмотреть вопрос о выдвижении своего кандидата на выборы. Такие претенденты, как Эдлай Стивенсон, сенатор Джонсон от Техаса и сенатор Стюарт Саймингтон от Миссури, считались более солидными кандидатурами.

    Но Кеннеди к тому времени уже практически обеспечил себе достаточное количество голосов делегатов съезда, чтобы выиграть. Он был аутсайдером, кандидатом со стороны, любимцем народа и прессы, которые полтора года наблюдали, как он собирает все большую и большую поддержку за пределами Вашингтона.
    — Ох уж этот молодой человек! — в сердцах воскликнул Стивенсон, который уже выдвигался кандидатом от партии в 1952 и 1956 годах. — Да он же никогда даже не говорит ни «пожалуйста», ни «извините».

    Совершенно верно. У Кеннеди не было времени на все эти тонкости. Он не знал, сколько еще выдержит его измученное тело. Один из самых наблюдательных людей, работавших с ним во время его президентства, заместитель государственного секретаря Джордж У. Болл, рассказал мне однажды, что ему казалось, что от дающей самую большую в мире власть должности Кеннеди на самом деле стремился получить только следующее: «Никогда не скучать. Никогда не унывать. Никогда не оставаться в одиночестве».
    Оглядываясь назад, можно сказать, что Кеннеди стал иконой для новых поколений, которые, поставив перед собой определенную цель, отказываются ждать. Он не дожидался своей очереди. Он показал, что самым главным качеством, для того чтобы занять самый влиятельный пост в мире, является желание его заполучить. Когда Джон Кеннеди в начале избирательной кампании спросили, почему он считает, что подходит на должность президента, он ответил:
    — Я смотрю на других участников этой гонки и говорю себе: «Что ж, если все они считают, что справятся, то почему же я не смогу? Почему бы не я?»
    Это достойный ответ. И здесь нечего добавить.

    Автор, Ричард Ривз, — известный знаток биографий президентов и писатель. В 1993 году он опубликовал нашумевшую книгу «Президент Кеннеди: профиль власти».

    Комментарии

    1. 
      • #1
      • 24 июня 2014 22:11
      • Автор: Иван
      • Не нравится
      • 0
      • Нравится

      Прекрасная статья!
    2. 
      • #2
      • 16 ноября 2015 09:05
      • Автор: Антон
      • Не нравится
      • 0
      • Нравится

      Замечательная статья, прочитал с большим удовольствием
    3. 
      • #3
      • 8 апреля 2017 22:44
      • Автор: Гость
      • Не нравится
      • 0
      • Нравится

      Спасибо, было интересно. smile
    4. 
      • #4
      • 14 мая 2017 12:40
      • Автор: Полина
      • Не нравится
      • 0
      • Нравится

      Я подозреваю, что неизлечимая венерическая болезнь президента - это хламидиоз, а боли в спине - реактивный артрит на фоне хламидиоза, скорее всего у Кеннеди был положительный ген HLAB-27. Нестерпимые боли при отсутствии ясной клинической картины, колит, цистит, многочисленные предшествующие инфекции, переохлаждение в воде - все говорит в пользу моей теории. Не удивлюсь - если группа крови президента - первая, самая древняя.
      1. 
        • #5
        • 26 мая 2017 09:42
        • Автор: Левана
        • Не нравится
        • 0
        • Нравится

        4я у Кеннеди группа крови была
    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *