Шаблоны для Dle 10.5 форекс портал
Авторизация
 
  • 15:26 – Тверской суд Москвы сегодня рассмотрит административное дело активиста Ильдара Дадина 
  • 15:10 – Запуск ракеты-носителя Falcon 9 с военным спутником-шпионом намечен на 30 апреля 
  • 15:08 – Минюст опубликовал отчеты некоммерческих организаций, которые ФБК связывает с премьер-министром Дмитрием Медведевым 
  • 15:00 – В Санкт-Петербурге суд арестовал всех подозреваемых в сексуальном насилии над воспитанниками детского дома 

Сагайдачный Петр Кононович

Сагайдачный Петр Кононович(род. ок. 1570 г. — ум. в 1622 г.)
Гетман Войска Запорожского, видный политический и военный деятель Украины. Руководитель походов в Крым и Турцию (1614, 1615, 1616,1620 гг.).

В украинской истории гетман П. Сагайдачный занимает особое место. Он был одним из наиболее выдающихся европейских полководцев, едва ли не единственным в мире мастерски командовавшим и полевыми, и морскими сражениями. В нем соединялись способности талантливого военачальника и мудрого политика. Заслужив огромное уважение запорожских рыцарей (по-украински — лицарiв), Сагайдачный первым среди казацких вождей официально получил титул гетмана Украины, сумел консолидировать ведущие национальные силы и стать самой значительной фигурой своей эпохи, буквально пропитанной духом соборности и независимости. Без него не были бы заложены основы Гетманской державы в 1648 г. Носитель высоких моральных принципов — свободолюбия, патриотизма, верности православию и воинскому братству, — человек беспримерной храбрости, подававший личный пример служения родине, Сагайдачный был еще и одним из самых щедрых меценатов, жертвовал большие средства на развитие украинских культурных и религиозных центров. М. С. Грушевский, определяя значение деятельности гетмана Сагайдочного, назвал его глубоким политиком, который сумел поставить казачество на службу общенациональному делу и сделал из казацкого войска оплот национального возрождения. Появление такой личности, наверное, было предопределено всем ходом исторического развития, прежде всего возникновением на украинских просторах нового сословия — казачества. Корнями оно уходило в последнюю четверть XV в., когда южнорусские земли изнемогали от набегов татар Крымской орды. До тех пор пристепная территория по обеим сторонам Днепра была опустошена, вплоть до укрепленных городов Киева, Канева, Черкасс, Житомира, Винницы, Чернигова, под стенами которых возделывали землю, охотились, рыбачили и занимались другими промыслами мещане и крестьяне. Они могли надолго уходить за добычей в степи и леса, опускаясь до днепровских порогов, достигая Ворсклы, Орели, Самары, и при этом не выпускали из рук оружия: любой пахарь держал на боку саблю, чтобы защититься от татарина. Эти подвижные, закаленные, смелые люди стали называться казаками (тюркское слово «казак» означает «сторож», «воин»).

После объединения Польши и Великого княжества Литовского в единое государство — Речь Посполитую — согласно Люблинской унии 1569 г. бывшие литовские владения Волынь, Подляшье, Брацлавщина и Киевщина отошли полякам. Для украинцев начались тяжкие времена социального и национального гнета. Казаки вообще не вписывались в польские сословные рамки и должны были перейти либо в шляхту, либо в крепостное крестьянство.

Кроме политического переворота, во II-й половине XV в. произошел и экономический: бурное развитие земледелия, производство зерна и хлебопродуктов, которые стали главной статьей вывоза, повлекли за собой новое явление — дворяне из полесских поместий устремились на степные черноземы. Польский король щедро раздавал грамоты на владения землями, которые прежде, по литовскому праву, принадлежали украинским городам, казацким общинам и вольным казакам. Теперь шляхтичам доставались не только богатые угодья, но и люди.

Католическая Польша стала также насаждать и свою религию. В 1596 г. по инициативе Папы Римского и руководства польской католической церкви была подписана в Бересте (Бресте) церковная уния, узаконившая объединение католичества и православия в Речи Посполитой, а по сути, — подавление католичеством православной церкви.

Все эти насильственные меры всколыхнули общественно-политическую жизнь в стране, привели к подъему освободительной борьбы во всех слоях украинского общества. Казаки начали оказывать вооруженное сопротивление. К ним потянулись представители разных сословий, бежавшие от панской «ласки» и желавшие «показаковать». Численность казачества стремительно росла. Казаки стали уходить в низовья Днепра и сооружать там укрепленные стоянки — «сечи». Заботами предприимчивого князя Дм. Вишневецкого на острове Малая Хортица, у днепровских порогов появился замок-крепость, а в нем постоянный гарнизон — своеобразное мужское братство (женщин сюда не допускали). Так родилась Запорожская Сечь. Каждый воин готов был сложить голову за волю и православную веру. К концу XVI в. казацкое воинское формирование стало организованным, прибрело опыт сражений, стало выразителем национальных интересов и возглавило борьбу против польской шляхты. Значительные победы на суше и на море принесли казачеству признание Европы. Отныне с Войском Запорожским вынуждены были считаться.

Именно в этот период казацкое рыцарство возглавил Петр Конашевич (в русском варианте Кононович) по прозвищу Сагайдачный. Было ему тогда около 30 лет. По происхождению он был православным шляхтичем, родился в с. Кульчицы, что неподалеку от Самбора на Львовщине. Его отец Конаш был, видимо, из «гербовой шляхты» и имел неплохое состояние, позволившее дать сыну хорошее образование сначала в Галичине, а затем в элитном, первом на Украине высшем учебном заведении — Славяно-греко-латинском коллегиуме (академии), основанном Константином Острожским. Об уровне образованности, зрелом политическом мышлении и литературном даре юного Петра Конашевича свидетельствует написанное им «Пояснение об унии» (речь шла о Брестской церковной унии), где отстаивалось право украинского народа на православную веру, собственную культуру и свою государственность. Текст не дошел до нас, но сохранился письменный отзыв литовского канцлера Сапеги: тот назвал работу «предрагоценной». Наряду с этим, как выяснилось позже, Сагайдачный сам создавал «думы»-песни, которые пели запорожцы и при его жизни, и еще многие годы после смерти автора.

Подробности раннего периода жизни П. Сагайдачного, к сожалению, не известны. По окончании коллегиума он некоторое время служил то ли канцеляристом, то ли учителем в доме одного из крупнейших магнатов — киевского судьи Яна Аксака. Это была прибыльная служба, открывшая хорошую будущность. О его друзьях, пристрастиях и планах мы можем только гадать. Возможно, в упомянутом доме и произошла встреча Петра с дальней родственницей Аксаков, богатой наследницей по имени Анастасия, которая стала его женой и, как предполагается, сумела отравить ему жизнь. Даже при высоком уровне эмансипированности украинских женщин (а они в то время владели оружием, искусством верховой езды, самостоятельно вели хозяйство и содержали семью в отсутствие мужей) Анастасия оказалась невыносимо сварливой и пыталась главенствовать в семье. Петр был человеком умным, спокойным, покладистым и терпел капризы жены, но постоянные стрессы наложили свой отпечаток — через десять лет супружеской жизни он стал пить и рано стареть. Детей у них не было. Скорее всего, неудачный брак и заставил Конашевича податься на Запорожскую Сечь. Не зря же в песне поется, что Сагайдачный «промшяв жшку на тютюн та люльку...»

Точно известно, что он был участником многих битв, отличался храбростью и военной смекалкой. В казацкой среде высоко ценилось только личное мужество, именно поэтому Сагайдачный стал кошевым атаманом. Он был с запорожцами, когда те прорвались за Перекоп и захватили Северный Крым, затем совершили рейд в низовья Днестра и Дуная, нанося удары по турецким владениям у Аккермана (Белгород-Днестровского) и Измаила. Далее последовал поход в подвластную турецкому султану Молдавию. После него Конашевич во главе отряда участвовал на стороне Польши в войне в Прибалтике. А в 1605 г. казаки выбрали его своим гетманом. Счет гетманским победам открыл захват турецкой крепости Варна.

С тех пор почти ежегодно не знающий поражений гетман Сагайдачный водил своих казаков в походы и в течение 20 лет держал в страхе врагов. В 1606 г. он нанес удары по Очакову и Перекопу, вскоре напал на Кафу (Феодосию) — самый большой турецкий невольничий рынок, — где сжег вражеский флот и освободил тысячи угнанных в рабство христиан. Мужество и незаурядный военно-организаторский талант принесли П. Сагайдачному общеевропейскую славу. Одной из самых убедительных его побед было взятие в 1614 г. особо укрепленной турецкой крепости Синоп.
Как полководец, гетман отличался активным наступательным характером и внезапностью, отходом от традиционного для казачества способа ведения боя лагерем, разработкой новых тактических решений. При нем запорожцы переломили ход борьбы с турецко-татарскими силами в свою пользу и вплоть до кончины гетмана не выпускали инициативы из рук.

Однако П. Сагайдачный не мог в полной мере воспользоваться плодами своих побед. Хотя запорожцы и подчинялись его власти, но вольны были сами выбирать, где, с кем и за что воевать, часто уходили вместе с донскими, и терскими казаками в войска самозванных лжеправителей, атаманов и просто грабителей, сеявших смуту на Руси. Сагайдачный не ввязывался в эти войны, а сосредоточился на борьбе с татарами и турками, то поддерживая Польшу, то действуя вопреки ее политике. Тем самым гетман обострял отношения Речи Посполитой с Османской империей.

Король Сигизмунд III грозил наказаниями за самоуправство, но повлиять серьезно на Запорожское Войско не мог, его война с казаками носила эпистолярный характер, потому что все польские силы были в то время отвлечены на Московию. Король предполагал использовать Сечь в своих авантюрных замыслах: он хотел, пользуясь смутным временем в Московском царстве, захватить трон Ивана Грозного и посадить в Кремле своего сына Владислава.

В 1618 г. королевич занял Смоленск и кратчайшим путем двинулся на Москву, но поспешил и у стен столицы оказался в окружении с горсткой солдат. Большая часть королевской армии, не получив обещанных денег, взбунтовалась и покинула Владислава. Польское правительство вынуждено было любой ценой спасать престолонаследника (впоследствии Владислав стал королем Польши) и обратилось за помощью к Сагайдачному.

Огромная армия запорожцев (по разным сведениям, от 20 до 40 тысяч человек) быстрым маршем преодолела немалое расстояние, захватила города Ливны и Елец, разбила русское ополчение, возглавляемое воеводами Пожарским и Волконским, перешла Оку, достигла польского лагеря и осадила Москву. Но штурмовать столицу гетман не стал, вступил в переговоры, и поход закончился заключением перемирия. Роль Сагайдачного в московском походе нельзя переоценить. Историки считают, что он не просто избежал кровопролития между православными людьми, но и не допустил торжества Речи Посполитой, т. е. польско-католической экспансии в Русское государство.

После спасения королевича в отношениях гетмана с Сигизмундом III произошли перемены. Король щедро вознаградил полководца; Сагайдачный вернулся из похода не в Запорожье, а в Киев, поселился в богатом доме и взял город под свою опеку, всячески стараясь проводить независимую политику и способствовать развитию Киева как центра политической и культурной жизни. Гетман лично принял участие в создании на Подоле, при Богоявленском монастыре, коллегиума, ставшего впоследствии основой Киево-Могилянской академии. На его защиту могли рассчитывать церковные и культурные деятели Галичины и Киевщины. Чтобы поддержать Киевское братство, Сагайдачный вступил в него вместе со всем войском. А в 1620 г., воспользовавшись тем, что в Киеве находился Вселенский патриарх Феофан, гетман уговорил его высвятить нового православного митрополита Иова Борецкого и пятерых епископов для епархий, признававших раньше унию. Ярый католик Сигизмунд вынужден был признать свершившийся факт. Ему ничего не оставалось в сложившихся обстоятельствах: дело в том, что султан Сулейман со своей армией стоял на Днестре и обещал превратить Польшу в турецкую провинцию. И это не было простой угрозой — всего годом ранее турки нанесли поражение Польской армии в Молдавии, потом подвергли жестокому грабежу Подолию. Теперь их силы во много раз превосходили возможности поляков. Король снова вспомнил о Войске Запорожском и послал к гетману послов.

Проанализировав ситуацию, Сагайдачный решил диктовать невиданные условия: сейм и король обязаны признать власть гетмана над всей Украиной; снять ограничения на количество реестровых казаков; предоставить свободу православной вере в Украине; признать административную и судебную автономию, иными словами — признать самостоятельное украинское государство. Только после принятия всех требований, как хозяин положения, Сагайдачный с казацкими полками выступил в Хотин, где в начале сентября 1621 г. развернулись главные военные события.

Объединенные славянские войска (30 тыс. поляков и 40 тыс. украинцев) сошлись с почти 200-тысячной армией Сулеймана. Хотинская битва длилась 39 дней. В результате противник вынужден был отступить на территорию Молдавии. Взбешенный султан приказал повесить главного визиря и нескольких военачальников.

Решающую роль в кровопролитной схватке сыграло казачество. Это признали все. Например, ясновельможный шляхтич, участник сражения Якуб Собеский заявил: «Толпа черни, а не оружие могучего рыцарства пошатнула турецкую силу». Чернью этот пан назвал спасителей Речи Посполитой — казаков-запорожцев. Удовлетворение исходом битвы засвидетельствовал в грамоте, адресованной Войску Запорожскому и гетману П. Сагайдачному, и сам король. Он снова одарил героического полководца, но гетмана это мало радовало.

Смертельно раненный, Сагайдачный возвращался домой на возу, подаренном королевичем, и в сопровождении его личного врача. Главная же причина мучений состояла не в том, что ему, еще не старому человеку, приходится умирать. Горько было сознавать, что все его усилия оказались напрасными. Гетман прожил еще полгода в надежде увидеть плоды своих трудов. От его имени, от всего украинского народа — казачества, мещанства и православного духовенства — в начале 1622 г. в Варшаву на сейм отправилась делегация с требованием выполнить обещание, данное накануне Хотинской битвы. Король готов был сдержать слово, но под влиянием католической иерархии депутаты сейма это решение заблокировали.

За пять дней до кончины гетман призвал к себе митрополита Иова Борецкого, славного казака Олефира Голуба, которому суждено было занять место Сагайдачного, представителей казацкой старшины, высшего духовенства, привилегированного мещанского сословия и составил завещание. В нем все нажитое умирающий передал во владение Киевскому и Львовскому братствам, конкретным церквам, монастырям, школам, госпиталям. Примечательная подробность: жене он не оставил ничего.

Похоронили Петра Сагайдачного в воскресный апрельский день. На «проводы», состоявшиеся в Богоявленской церкви Киевского братства при огромном стечении народа, ректор Братской школы К. Сакович написал торжественные стихи «На погреб Сагайдачного». Читали их по очереди двадцать студентов. Все выступавшие говорили в безмерной горечи утраты человека, отдавшего всего себя служению отчизне.
Современные историки также единодушны в оценке личности П. Сагайдачного и его роли в судьбе украинского народа. Теперь, когда на карте мира появилась новая независимая Украина, ее жители с особым трепетом и благодарностью возрождают забытые и недостаточно чтимые имена своих славных предков, которые составляют национальную гордость. В первом ряду среди них находится гетман Украины Петр Сагайдачный.скачать dle 10.5фильмы бесплатно
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +13
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Реклама