Категория: Иван Кудишин

ЛУЧШАЯ ВИНТОВКА?




  • Не нравится
  • +21
  • Нравится





  • ЛУЧШАЯ ВИНТОВКА?Джордж М. Меллинджер
    Сиу-Сити, шт. Южная Дакота, США


    ЛУЧШАЯ ВИНТОВКА?

    Вопрос о том, какое оружие является наилучшим, может стать предметом обсуждений и жарких споров среди стрелков и поклонников оружия. Это, в общем, и неудивительно. Во Вьетнаме, к примеру, многие из нас отдавали должное автомату Калашникова АК-47, хотя, по моим наблюдениям, оружие противника всегда вызывает странное чувство зависти и восхищения. Хотя бы потому, что вид зеленых шаров трассеров, летящих в ночи в твою сторону, являет собою совершенно незабываемое зрелище. Свою роль сыграло и наличие откидного штыка, и грозный внешний вид. Бесспорно, автомат Калашникова был и остается одним из лучших классических образцов стрелкового оружия. Недавно я открыл для себя еще одну конгениальную винтовку – СКС. Но сейчас я хотел бы рассказать о совсем другом оружии.
    Сколько я себя помню, оружие всегда привлекало меня. Любимыми моими детскими занятиями были игры в войну и в ковбоев. И я всегда хотел настоящий пистолет или винтовку. Но мой отец получил серьезное огнестрельное ранение в детстве, а посему мне запрещалось иметь что-либо опаснее водяного пистолета. К моменту окончания колледжа мечты об отстреле плохих парней уже давным-давно канули в небытиё. Но затем я был призван в армию. Естественно, меня смущали армейские тяготы и неудобства, не прельщала и реальная перспектива быть убитым. Единственным утешением был тот факт, что наконец-то мне доверят настоящее оружие.

    В первые же дни в тренировочном лагере нам выдали винтовки – я получил свою первую в жизни М-14. О, радость! До того мне приходилось видеть несколько фотографий новейшей М-16, которая меня абсолютно не впечатлила: она вообще не смотрелась, как боевое оружие. Вскоре я, кстати, узнал, что в солдатской среде первая М-16 получила прозвище «Винтовка Мэтти Маттель» (в честь создательницы куклы Барби – прим. перев.). В отличие от нее, М-14 смотрелась вполне солидно, имела традиционные для винтовки формы, красивое деревянное цевье, оснащалась пламегасителем, снабжалась пятью магазинами. Да, это было Оружие с большой буквы!
    Сперва мы маршировали с винтовками и выполняли с ними строевые упражнения, чтобы привыкнуть к оружию и «перестать его бояться». Ой, только вот пожалуйста, не надо! Никакого страха перед винтовкой я и не думал испытывать, напротив, я чувствовал себя с М-14 комфортно, ощущая ее приятную тяжесть. Масса винтовки оказалась для меня в самый раз, даже учитывая, что в моем наборе я был одним из самых низкорослых.

    Мы ждали с нетерпением выхода на огневой рубеж. Перед этим нас научили процедуре неполной разборки-сборки и чистки М-14. Вопреки бытующим легендам, глаза нам при этом никто не завязывал, но, попрактиковавшись, мы, пожалуй, сделали бы все то же самое и наощупь. Инструктор настрого запретил нам разбирать спусковой механизм и газораспределительный клапан, но мы научились и этому.
    И вот, наконец, огневой рубеж. Здесь нас перво-наперво стали учить обнулять прицел. На первых стрельбах я ни разу даже не зацепил мишень, и, в конце концов, был с позором изгнан сержантами с рубежа. Стыд какой! Никогда мне не стать хорошим солдатом – подумал я.
    В тот же вечер в казарме мы стали учиться целиться из винтовки, кладя на мушку десятицентовик, чтобы он не скатывался. Мой сосед по казарме, по фамилии Лузиак, заметил, что я неправильно держу винтовку, «заваливаю» ее набок, и исправил мою ошибку. На следующий же день я начал попадать в мишени! Совсем скоро я достиг очень неплохих результатов по кучности, и мы с М-14 вновь подружились. Когда нас повели на контрольные стрельбы в середине курса подготовки, я лишь чуть-чуть недобрал очков до эксперта, получил значок «За отличную стрельбу» и увольнение на выходные.
    Затем нас ознакомили и с М-16, научили разбирать ее и стрелять из нее, но штатным нашим оружием в учебке оставалась М-14. Кстати, при стрельбе из 16-й я не смог повторить своего результата, сумев выбить лишь средний балл («Меткий стрелок»). Положительно, я начинал становиться фанатом М-14.

    Как я уже говорил, М-14 обладала большой массой, что добавляло ей устойчивости при стрельбе. М-16 же, на мой взгляд, была переоблегчена и оказалась менее устойчива. Прицельное приспособление с классическим целиком на М-14 тоже мне очень нравилось. Я мог навскидку определить, стоит ли целик в нейтральном положении. Кроме того, открытый прицел дает отличный обзор цели. На «Мэтти Маттель» же высокая мушка имела обыкновение разбалтываться, а целик-диоптр закрывал картинку вокруг точки прицеливания. Возможно, неудобство было связано и с тем, что «игрушечная» винтовка имела меньшие размеры по отношению к моим собственным. До сих пор мое стойкое убеждение состоит в том, что располагать целик на «ручке кейса», а мушку – соответственно, на высокой А-образной стойке – абсолютно негодное решение. Чем ближе линия прицеливания к оси ствола, тем лучше. Что же касается отдачи, то большой разницы я не заметил, но меньшая масса М-16 не позволяла мне адекватно компенсировать влияние отдачи.
    Кроме того, должен сказать несколько слов и о чисто эстетическом аспекте. О красоте М-14, как оружия, я уже говорил. Мы маршировали с ней, именно как с винтовкой, выполняли строевые упражнения, как с винтовкой. М-16 же выглядела именно игрушечной, впечатление ненадежности усиливало обилие пластмассы в конструкции. Она была коротковата, «ручка кейса» сверху смотрелась откровенно по-идиотски. Эта винтовка, видимо, создавалась для того, чтобы солдат нес ее в бой, как «дипломат»? Или в контору? (должен отметить, что за свою жизнь я работал в некоторых конторах, в которые я бы охотнее заходил с винтовкой, а не с кейсом). Затем стали поступать сведенья о склонности М-16 к осечкам и отказам без всякой видимой причины. Сержанты – инструкторы настоятельно советовали нам не снаряжать 20-зарядный магазин более чем 17 патронами, чтобы пружина подавателя не ослабевала, вызывая задержки при стрельбе. В общем, игрушка – она игрушка и есть.

    Старослужащие же рассказывали нам, что именно те особенности М-16, за которые я ее невзлюбил, были неоспоримыми достоинствами для армейского командования. Для меня она была слишком легкой, но для наших вьетнамских субтильных союзников – в самый раз. Носимый боекомплект патронов калибра 5,56 мм был значительно легче, чем 7,62-мм боекомплект. Некоторые высказывались за широкое внедрение еще более коротких и легких карабинов с раздвижным прикладом. Возможно, это и хорошо для механика-водителя танка или для пилота «Хьюи», но что до меня, я хотел настоящую винтовку – М-14. И я оставался ее фанатом, несмотря на то, что по окончании учебки мне предстояло отправляться в действующую армию и перевооружаться на М-16.

    Прошло несколько месяцев, я получил специальность военного инженера и прибыл во Вьетнам. Военные инженеры являются боевыми частями второй линии. После нескольких дней переездов и остановок на сборных пунктах, я оказался в 39-м инженерном батальоне, дислоцированном в южной части периметра городка Чу Лаи. Имея среднюю форму режимного допуска, я был приписан к группе S-2 штабной роты. Круг моих должностных обязанностей, за исключением управления ротным ¾-тонным грузовиком, был еще не определен. На заднем борту грузовика имелся вертлюг для крепления пулемета М-60. Пока что мне предписывалось пройти недельный курс ознакомления с местностью и ориентирования. После представления капитану, командиру группы S-2, мне показали мою койку и отослали на склад, получать экипировку и амуницию.

    Меня нагрузили каской, сеткой для каски, курткой, пончо, москитной сеткой, противогазом, шанцевым инструментом и всем прочим, и в конце сержант выдал мне… Что бы вы думали?! Винтовку М-14! С пятью пустыми магазинами и… тремя патронами впридачу. И поведал скучным голосом, что «пока у нас нету М-16-х, вооружись вот этим. Через несколько дней парни уходят домой, тогда 16-ю получишь». «Нет проблем! – отвечал я – Я люблю 14-ю! Да я просто счастлив». И хотя сержант был гораздо лучше знаком с положением вещей, он не стал распространяться о еще одном умничающем кретине – «вишне» (жаргонное название необстрелянного новобранца – прим. перев.), просто проигнорировав мой ответ. Все, что его интересовало – это моя подпись в ведомости. А я шел на войну со своей любимой М-14.
    Мне было понятно, что иметь больше магазинов, чем патронов, по меньшей мере глупо, и в результате предпринятых поисков я разжился: теперь у меня было ровно по патрону на магазин. Поразмыслив еще немного, я зарядил все патроны в один магазин. Конечно же, у меня будет возможность пополнить боекомплект до того, как я окажусь в реальном деле! А пока мне предстояло упражнение по ориентированию на местности.

    Следующие несколько суток прошли более-менее спокойно. Как будто и войны никакой не было. Однажды ночью мы с моими сослуживцами мирно спали в палатке. Внезапно прогремела серия громких взрывов. На несколько секунд включилось внешнее освещение, затем в полной темноте завыла сирена. Мои однопалаточники стали лихорадочно напяливать форму и амуницию, одновременно крича мне в оба уха: «Тревога!!! Тревога!!!» Вскоре мы уже бежали к штабной палатке группы S-2. Я четко знал свои обязанности на случай атаки неприятеля: в случае прорыва нашей обороны мы на нашем грузовике должны были мчаться туда, составляя часть маневренных сил обороны периметра – что, в общем, больше смахивало на самоубийство. Неудивительно, что мы пребывали, мягко говоря, в напряжении, и капитан Эллиотт распорядился: «Меллинджер, в кузов вторым номером к Эбширу (это был наш пулеметчик с М-60), Уайт – за руль!». Тут с периметра, немного к югу от нас, взлетела красная ракета. «Это – первая!» - прокомментировал сержант Мэйл. Мы знали, что три красные ракеты подряд означали прорыв динками (вьетконговцы – прим. перев.) линии проволочных заграждений и то, что враг уже находится внутри периметра. Черт! Тревога не учебная, все серьезно! «Вторая» - воскликнул сержант Бекуит. Над нами вспыхнула вторая красная ракета. И мне идти в мой первый бой с пятью чертовыми патронами в винтовке! И тут я впервые за весь свой срок военной службы осознал, что очень некстати погибнуть не как герой, а как последний дурак. Причем, скорее всего, вот этой самой ночью.
    Потом я вспомнил, что пулемет у Эбби тоже калибра 7,62, и в темноте начал разбирать кончик рассыпной пулеметной ленты, судорожно отрывая патрон за патроном и засовывая их в свой магазин. Эбби же в темноте пытался попасть ботинком по моим пальцам, шипя, чтобы я сам добывал для себя боеприпасы. К счастью, третьей ракеты мы так и не дождались. Сирена провыла отбой. Все еще не отойдя от впечатлений, мы вернулись в палатку и попытались уснуть.
    Утром, сразу же после завтрака и построения, я помчался на склад, где обменял свою М-14, пять магазинов и теперь уже девять патронов, на М-16 с десятью (позже их стало около двух десятков) магазинами и пятью сотнями патронов – «для начала».
    Так я на собственном опыте усвоил одну из стрелковых премудростей: лучшая винтовка – это та, к которой больше патронов.
    ЛУЧШАЯ ВИНТОВКА?

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *