Шаблоны для Dle 10.5 форекс портал
Авторизация
 
  • 12:23 – Пресненский суд Москвы проведет предварительные слушания по делу бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых 
  • 12:22 – В результате пожара в Ростове-на-Дону пострадали 58 человек, девять находятся в больнице 
  • 12:22 – В Федеральной антимонопольной службе видят готовность сотовых операторов отменить внутренний роуминг 
  • 12:19 – К пожару в центре Ростова-на-Дону мог привести поджог свалки вблизи одного из домов 

М14 – ВОЗВРАЩЕНИЕ «ГАРАНДА»

М14 – ВОЗВРАЩЕНИЕ «ГАРАНДА»Иван В. Кудишин
М14 – ВОЗВРАЩЕНИЕ «ГАРАНДА»

По рождению знаменитый американский конструктор – оружейник Джон Гаранд (Жан Гаран) был французским канадцем, он работал на Спрингфилдском арсенале. Гаранд начал разрабатывать свою первую самозарядную винтовку еще в 1919 г. Правда, из-за довольно экзотического принципа работы автоматики, это оружие так и осталось в опытных экземплярах.
В начале 30-х годов прошлого века руководство армии США объявило конкурс на новую самозарядную винтовку. Дж. Гаранд принял в нем участие, предложив оружие, использовавшее довольно мало распространенный в то время принцип действия, основанный на отводе пороховых газов из канала ствола, через отверстие, расположенное недалеко от дульного среза. Газы воздействовали на расположенный под стволом поршень, имевший очень короткий ход. Поршень воздействовал на толкатель, который, в свою очередь, отпирал поворотный затвор с двумя запирающими выступами. Боепитание производилось из постоянного (неотъемного) магазина, снаряжавшегося пачками по 8 патронов. При израсходовании патронов пустая пачка выбрасывалась вверх. Конструкция получилась достаточно простой, очень надежной и технологичной. Гаранд победил в конкурсе, и 9 января 1936 г. его винтовка была стандартизована под обозначением «Американская винтовка М1 калибра .30». Серийное производство М1 было начато спустя 18 месяцев, и к августу 1939 г. было выпущено уже более 50 тысяч стволов.
Ко времени вступления Соединенных Штатов во Вторую мировую войну в декабре 1941 г., большинство американских солдат уже имели винтовку М1 в качестве штатного вооружения, а к окончанию войны в 1945 г. оружие было растиражировано в огромных количествах Спрингфилдским арсеналом и фирмами Харрингтон энд Ричардсон и Интернэшнл Харвестерз. Производство М1 в США было прекращено в начале 1950-х г.г., и к этому времени было выпущено около пяти с половиной миллионов экземпляров. М1 была основным оружием американской армии и морской пехоты в Корейской войне 1950-1953 г.г. В ограниченных количествах она использовалась и во Вьетнаме. Сегодня в США большое количество винтовок этого типа находится в частном пользовании.
В сентябре 1941 г. был принят на вооружение карабин фирмы Винчестер, спроектированный Дэвидом М. Вильямсом, предназначенный для вооружения войск, не состоящих в первой линии, на замену пистолетам-пулеметам и пистолетам, под специально разработанный патрон калибра 7,62 мм пониженной мощности. Карабин представлял собою пропорционально уменьшенную и упрощенную винтовку М1 с отъемным магазином емкостью 15 патронов. В карабине Вильямса газ отбирался из ствола через газоотвод, расположенный всего в 115 мм от патронника. Это объяснялось малой мощностью используемого патрона и более низким давлением в стволе, чем у винтовки М1. Оружие получило обозначение «Американский карабин М1 калибра .30». Карабин многократно модернизировался, имелись модели, способные вести автоматический огонь, варианты для парашютистов-десантников со складным прикладом. Его производило два десятка фирм, в том числе и столь «далекая» от оружейного бизнеса компания, как IBM. Легкий и удобный, карабин М1 получил широкое распространение и заслуженное признание во всем мире, как военное, полицейское, гражданское и охотничье оружие.
Еще в 1944 г., в ходе подготовке к высадке американских войск во Франции, выражались сомнения в боевой эффективности винтовки Гаранда М1. Указывалось, в частности, на избыточную массу оружия (винтовка весила 4,3 кг без патронов), малую емкость магазина, отсутствие возможности ведения автоматического огня. После окончания войны эти сомнения вылились в появление нескольких разработок на замену ей. Был объявлен конкурс на создание замены для М1, к которой предъявлялись следующие требования:
-Масса, не превышающая 9 фунтов (4,1 кг);
-Возможность ведения одиночного и автоматического огня;
-20-зарядный отъемный коробчатый магазин;
-Возможность метания винтовочных гранат;
-Возможность установки сошек.
Первая такая разработка, обозначенная Т20, представляла собою модернизированную гарандовскую винтовку М1 с 20-патронным коробчатым отъемным магазином и возможностью ведения автоматического огня. Причем, магазин мог наполняться патронами как по одному, так и из стандартной пачки, в отомкнутом и в примкнутом состоянии. Опытный образец удовлетворял всем требованиям конкурса, кроме ограничения по массе. Т20 была подвергнута серьезным испытаниям в Департаменте вооружений США, по результатам которых Гаранду было предложено внести в конструкцию некоторые изменения.
В 1947 г. был образован блок НАТО. В его рамках было необходимо стандартизировать стрелковое оружие: опыт войны показал, что отсутствие стандартизации и наличие многих калибров вызывает большие проблемы при снабжении войск. Выбор стандартного оружия или, хотя бы, патрона для НАТОвского легкого вооружения вызвал горячие дебаты среди союзников по альянсу. Британцы, например, ратовали за оружие экзотической схемы «буллпап» уменьшенного калибра, которое заменило бы собою штурмовые винтовки и пистолеты-пулеметы. Американцы же последовательно отстаивали точку зрения о том, что уменьшение калибра менее 7,62 мм крайне нежелательно, а линейка максимально стандартизованного оружия под мощный патрон этого калибра может заменить собою не только пистолеты-пулеметы и винтовки, но и ручные пулеметы. Дебаты эти закончились практически безрезультатно, и в странах-членах НАТО продолжились индивидуальные разработки стрелкового оружия. Единственное соглашение, которого достигли НАТОвцы в ходе обсуждения, касалось стандартизации в рамках альянса спрингфилдовского патрона Т65. Новый патрон представлял собою ни что иное, как старый боеприпас М2 .30-06 с гильзой, укороченной на 12,2 мм и несколько сниженной мощностью, разработанный в Спрингфилде. Уменьшение длины боеприпаса позволило уменьшить длину казенника и затвора винтовки и, соответственно, облегчить ее. Принято это решение было под давлением Вашингтона. Патрон получил метрическое обозначение 7,62х51 мм. Патроны, предназначавшиеся для винтовок, изготавливались с более высоким качеством выделки, чем пулеметные.
Винтовка Т20 прошла сравнительные испытания в рамках нового конкурса с британским «буллпапом» ЕМ2 и бельгийской винтовкой FN FAL, но в его ходе победитель так и не был выявлен. По результатам испытаний Англия приняла во многом неожиданное решение, отказавшись от ЕМ2 и приняв на вооружение FN FAL под НАТОвский патрон с минимальными изменениями в конструкции.
В США же продолжались работы по винтовке Т20. Следующей их стадией был образец Т44 под патрон Т65. В 1955-56 г.г. его подвергли очередному «кругу» испытаний, на сей раз – в сравнении с бельгийской FN FAL, несколько тысяч экземпляров которой (бельгийского и американского производства) были закуплены армией США для ознакомления. В Штатах «бельгийка» получила индекс Т48. Оба типа оружия были признаны пригодными для принятия на вооружение взамен винтовки М1, карабинов М1 и М2, пистолетов-пулеметов М3 и М3А1, а также ручного пулемета BAR. 1 мая 1957 г. секретарь по делам армии США объявил, что винтовка Т44 будет принята на вооружение американских вооруженных сил в двух вариантах: винтовка М14 калибра .30 (7,62 мм) без возможности ведения автоматического огня и с облегченным стволом, и М15 с утяжеленным стволом и селектором огня. Причиной этого выбора, скорее всего, стала высокая степень преемственности конструкций М14 и М1 и возможность использования для производства новой винтовки старого станочного парка и оборудования.
По сути своей, винтовка М14 представляла собою усовершенствованную и облегченную примерно на полкилограмма М1 (3,78 кг без магазина, 4,26 кг с полностью снаряженным магазином), но с тем же вращающимся затвором с двумя боевыми выступами, который был разработан Джоном Гарандом тремя десятками лет ранее. Коэффициент преемственности, действительно, был очень высок: основные изменения касались внедрения отъемного магазина и конструкции газоотводного клапана. Длина ствола М14 составляла 558,8 мм (на 50,8 мм короче, чем у М1), на конце его имелся пламегаситель – дульный компенсатор. Возможность наполнения магазина из патронных пачек сохранилась. С левой стороны затворной коробки на М14 было предусмотрено отверстие с резьбой для крепления планки оптического или ночного прицела. Штатный прицел М14 был также позаимствован с М1, но градуирован не в футах, а в метрах. На ранних сериях М14 применялась пята приклада от М1, позже замененная на новую, с откидным верхним плечевым упором.
Верхняя ствольная накладка первоначально была деревянной, но при нагреве ствола в ходе автоматической стрельбы дерево начинало обугливаться. В 1962 г. М14 стали снабжать фиберглассовыми ствольными накладками с перфорацией для лучшего охлаждения. От перфорации скоро пришлось отказаться, т. к. она сильно снижала прочность накладки. Приклад первоначально выполнялся деревянным, но позже широкое распространение получили и фиберглассовые приклады.
Простой и эффективный предохранитель, примененный Гарандом на М1, впоследствии «перекочевал» и на все семейство М14. Он представляет собой планку, двигающуюся вперед-назад внутри прорези в передней части спусковой скобы. В заднем положении, соответствующем предохранению, планка находится внутри спусковой скобы, блокируя возможность нажатия на спусковой крючок и запирая спусковой механизм. Для отключения предохранителя нужно лишь сдвинуть планку указательным пальцем вперед.
М14 имела возможность вести огонь очередями, но на строевых винтовках отверстие, предназначенное для крепления селектора огня, закрывалось пробкой, и оружие становилось чисто самозарядным. Рядовые, получавшие ее, обучались вести огонь одиночными выстрелами, кроме самых крайних ситуаций. Переключение в режим автоматической стрельбы было нежелательно по двум причинам: во-первых, легкий ствол винтовки очень быстро перегревался, а во-вторых, М14 при ведении огня очередями, мощными патронами, даже при наличии дульного компенсатора, с рук была неустойчива, что приводило к бессмысленному перерасходу боеприпасов. Вариант с утяжеленным стволом, М15, создававшийся, как групповое автоматическое оружие, имел селектор огня, но их было выпущено очень небольшое количество. Вместо М15 было налажено производство винтовок М14Е2, снабженных видоизмененным прикладом, откидным плечевым упором, складной передней рукояткой для удержания при стрельбе, и сошками. Выпускался малой серией вариант М14А1 с передней и задней пистолетными рукоятками. Появилась и модификация со складным прикладом, но в еще меньших количествах.
Первый контракт на серийное производство винтовок М14 был заключен с фирмой Спрингфилд 26 марта 1958 г. Несмотря на то, что для их производства применялось уже существующее технологическое оборудование и оснастка, при подготовке возникали непредвиденные сложности и задержки. Первая партия в 50 винтовок была передана Департаменту вооружения лишь в июле 1959 г. В рамках рассредоточения производства (немаловажный фактор в годы ядерного противостояния), а также для увеличения его объемов, контракты на выпуск М14 были заключены еще с несколькими фирмами в разных штатах. Спрингфилдский арсенал оказал этим фирмам техническую помощь. Выпуск М14 был прекращен в 1964 г. после производства 1,2 миллиона экземпляров. Из них Спрингфилд выпустил всего 167173 шт. На долю другого известного производителя оружия, фирмы Харрингтон энд Ричардсон, пришлось 537512 шт., выпущенных в 1959 – 1963 г.г. Еще 356510 М14 выпустил Винчестер, а 319163 – фирма Томпсон-Рэмо-Вулдридж (ТРВ). Все эти фирмы когда-либо ранее занимались производством предка М14, винтовки М1. Кстати, интересно, что все винтовки несли кроме серийных номеров и клейм фирмы – изготовителя, еще и клейма на стволах, с указанием года и месяца изготовления конкретного ствола. Преемственность технологии изготовления М14 и М1 оказалась совершенно иллюзорным достоинством. Производство М14 часто пробуксовывало, что объяснялось скудостью и нерегулярностью финансирования и практическим отсутствием технической поддержки со стороны заказчика – Департамента вооружений. Задержки создавали отличному в целом оружию негативный имидж. Несмотря на это, начальная отпускная стоимость новой винтовки – 68 долл. 75 центов в ценах 1960 г. – оказалась намного меньше, чем у М1. Правда, к концу серийного производства она уже составила 95 долл.
Именно задержки производства стали причиной позднего поступления М14 на вооружение. Первыми винтовку получили бойцы 101-й воздушно-десантной дивизии лишь в конце 1961 г. В этот период времени приоритет программы значительно повысился в связи с обострением военно-политической ситуации в Юго-Восточной Азии. К моменту начала кубинского ракетного кризиса в 1962 г. очень многие части армии и морской пехоты США уже были полностью либо частично переоснащены М14. Боевое крещение винтовка получила во Вьетнаме, где, как и ее предшественница в свое время, продемонстрировала отменную надежность, точность и высокую пробивную способность и останавливающее действие.
Вот как оценивает М14 в сравнении с М16 вьетнамский ветеран Дж. Меллинджер: «В первые же дни в тренировочном лагере нам выдали винтовки – я получил свою первую в жизни М14. О, радость! До того мне приходилось видеть несколько фотографий новейшей М16, которая меня абсолютно не впечатлила: она вообще не смотрелась, как боевое оружие. Вскоре я, кстати, узнал, что в солдатской среде первая М16 получила прозвище «Винтовка Мэтти Маттель» (в честь создательницы куклы Барби). В отличие от нее, М14 смотрелась вполне солидно, имела традиционные для винтовки формы, красивое деревянное цевье, оснащалась пламегасителем, снабжалась пятью магазинами. Да, это было Оружие с большой буквы!
М14 обладала большой массой, что добавляло ей устойчивости при стрельбе. М16 же, на мой взгляд, была переоблегчена и оказалась менее устойчива. Прицельное приспособление с классическим целиком на М14 тоже мне очень нравилось. Я мог навскидку определить, стоит ли целик в нейтральном положении. Кроме того, открытый прицел дает отличный обзор цели. На «Мэтти Маттель» же высокая мушка имела обыкновение разбалтываться, а целик-диоптр закрывал картинку вокруг точки прицеливания. Возможно, неудобство было связано и с тем, что «игрушечная» винтовка имела меньшие размеры по отношению к моим собственным. До сих пор мое стойкое убеждение состоит в том, что располагать целик на «ручке кейса», а мушку, соответственно, на высокой А-образной стойке – абсолютно негодное решение. Чем ближе линия прицеливания к оси ствола, тем лучше. Что же касается отдачи, то большой разницы я не заметил, но меньшая масса М16 не позволяла мне адекватно компенсировать влияние отдачи.
Кроме того, должен сказать несколько слов и о чисто эстетическом аспекте. О красоте М14, как оружия, я уже говорил. Мы маршировали с ней, именно как с винтовкой, выполняли строевые упражнения, как с винтовкой. М16 же выглядела именно игрушечной, впечатление ненадежности усиливало обилие пластмассы в конструкции. Она была коротковата, «ручка кейса» сверху смотрелась откровенно по-идиотски. Эта винтовка, видимо, создавалась для того, чтобы солдат нес ее в бой, как клерк - «дипломат» в контору. Затем стали поступать сведенья о склонности М16 к осечкам и отказам без всякой видимой причины. Сержанты – инструкторы настоятельно советовали нам не снаряжать 20-зарядный магазин более чем 17 патронами, чтобы пружина подавателя не ослабевала, вызывая задержки при стрельбе. В общем, игрушка – она игрушка и есть.»
Правда, были и негативные отзывы, исходившие, впрочем, в основном не от солдат с театра военных действий, а из пентагоновских кабинетов: они касались большой массы оружия и боекомплекта к нему, а также «излишней» мощности 7,62-мм патрона. Штабные теоретики посчитали винтовку слишком длинной и громоздкой для войны в джунглях, высказывались мнения о том, что при ведении автоматического огня прицельная стрельба невозможна – скорее всего, они исходили от людей, которые так и не удосужились подержать критикуемое оружие в руках, не то чтобы пострелять из него.
В целом, американские солдаты на театре военных действий очень высоко ценили мощное оружие и предпочитали его непривычной и капризной М16. Но встречались и несколько парадоксальные мнения. Дж. Фергюсон, также вьетнамский ветеран, предпочитал иметь дело с устаревшей М1 – она оказалась гораздо устойчивее к грязи и пыли, чем М14, за срок, проведенный Фергюсоном во Вьетнаме, его винтовка ни разу не отказала и не дала осечки – выдающийся результат! Кроме того, на М1 не существовало риска повредить магазин, что привело бы к потере боепитания. Кстати, тот же Фергюсон так комментирует один из недостатков М16: «На левую руку приходится гораздо меньшая масса, чем на правую, что, в сочетании с большой площадью боковой проекции оружия, особенно с длинным магазином, вызывает отклонения и даже сбивание прицела при сильном боковом ветре – винтовка «парусит».
Весной 1972 г. во Вьетнаме, у городка Контум, произошло большое сражение между американцами и силами Вьетконга. Участник этого боя, служивший в 3-й бригаде 1-й кавалерийской (воздушно-десантной) дивизии, побывавшей в самом «пекле», вспоминает, что после того, как у всех бригадных пулеметов М60 наступил критичный износ стволов, винтовки М14 были переключены в режим ведения огня очередями, что сильно выручило американцев. Правда, тогда уже стал ощущаться дефицит патронов улучшенного качества для винтовок – американская промышленность перешла на массовый выпуск дешевых патронов Т65 худшего качества выделки, предназначенных для пулеметов.
Несмотря на все достоинства М14, во второй половине 60-х годов армейское руководство США окончательно одобрило доктрину унификации пехотного легкого вооружения путем полного перехода на М16. М14 активно начали заменять в войсках первой линии на «игрушечную винтовку», так и не избавленную от многочисленных «детских болезней», на ликвидацию или хотя бы сглаживание которых потребовалось много лет. Некоторые американские офицеры сопротивлялись перевооружению своих подопечных, как могли: к примеру, командир первого батальона морской пехоты, получившего М16, вскоре потерял нескольких бойцов из своего подразделения из-за отказов оружия. После этого он распорядился вернуть во вверенную ему часть М14 и продолжал боевые действия с этими винтовками до тех пор, пока против него не начали расследование за неподчинение приказу.
Вспоминает ветеран Вьетнама Чак Карвэн:
«М14 была моим штатным оружием во время обучения в парашютно-десантной школе и школе рэйнджеров, а также при прохождении тренировочного курса по действиям в джунглях в Панаме, перед отправкой во Вьетнам. В августе 1970 г. меня отправили на театр военных действий в составе 1-й парашютно – десантной дивизии. Там моим оружием стала ХМ16Е1, винтовка М16 с подствольным гранатометом М203, но очень многие наши солдаты все еще были вооружены М14. В стрелковом взводе, которым я командовал, их постоянно имелось 2-3 штуки, плюс одна снайперская М21.
Кстати, одна из наших винтовок была нестандартной: ей укоротили ствол почти до газового клапана, нарезали на нем новую резьбу и установили штатную мушку и пламегаситель. Получился карабин. Я не знаю, то ли это была полевая «самодеятельность», то ли один из немногих экспериментальных карабинов, которые выпустила фирма Харрингтон энд Ричардсон. Она была «неучтенной» и передавалась от одного бойца к другому по мере их ротации. Ее очень любили и ценили за компактность и мощный бой. А еще она стреляла жутко громко.
Очутилась она у нас, когда наш взвод находился в тылу на отдыхе. Наши бойцы заприметили винтовку, лежавшую в кузове джипа военной полиции, и немедленно пришли к выводу, что им она нужнее, чем тыловым крысам. Несколько человек отвлекли полицейских, а остальные тихо умыкнули винтовку, которая вскоре стала частью взводного вооружения.
В боях мы в полной мере оценили достоинства М14 и ее мощного 7,62-мм патрона применительно к войне в джунглях. Однажды во время боя вьетконговец спрятался от меня за деревом, а моя попытка подстрелить его из М16 бесславно провалилась. Я уверен, что будь у меня в руках М14 – он бы не ушел!
Однажды наш патруль получил приказ на срочную экстракцию, так как мы понадобились на другом участке. Когда после долгого изнурительного марш-броска по густым джунглям мы, наконец, достигли единственной на много миль вокруг полянки, на которую хоть как-то мог приземлиться вертолет, мы обнаружили толстое полуповаленное тропическое дерево с очень прочной древесиной, которое делало посадку совершенно невозможной. Мы попробовали рубить его нашими мачете, но только покорябали кору. Стало ясно, что так нам его не срубить, и нужно придумать что-то другое. Я уже начал прикидывать, как бы использовать для этой цели одну из наших драгоценных клэйморовских мин, когда ко мне подошел один из моих бойцов с М14 и предложил… расстрелять дерево.
Убедившись, что на линии огня людей нет, я дал согласие, правда, с изрядной долей скептицизма. Боец подошел к дереву, расположил винтовку параллельно земле так низко, как смог, и стал загонять в ствол дерева пулю за пулей, слева направо, с промежутками в дюйМдва. На половине второго магазина дерево свалилось, к нашей несказанной радости.
Позже я командовал снайперским взводом 1-й дивизии, имевшим на вооружении винтовки ХМ21. Мощь оружия позволяла «выстреливать» противников, прячущихся за деревьями. Один из снайперов, сержант Кроу, использовал для этого, как он ее называл, «технику точной поперечной стрельбы». Если он засекал дерево, за которым засел противник, он начинал бегло стрелять по стволу на высоте одного-двух футов над землей, смещая точку прицеливания от края к центру, с интервалами в несколько дюймов. Как правило, противник выпадал из-за дерева, пораженный пулями и летящей щепой. В одном бою Кроу таким способом уничтожил девять солдат противника.
Эти боевые эпизоды убедили меня, что НАТОвский 7,62-мм патрон идеален для боевых столкновений в густом лесу или джунглях благодаря своей пробивной силе, позволяя «достать» противника, укрывающегося за деревьями или в оборонительных сооружениях с накатами из бревен.
Позже снайперы, с которыми мы подружились, разделявшие мою страсть к хорошему оружию, сделали мне роскошный подарок. Это была тюнированная М14: штатный ствол, казенник и затвор в сочетании с цевьем от М14Е2 с задней пистолетной рукояткой. Передняя пистолетная рукоятка была спилена. Пята приклада была от стандартной М14, с откидным плечевым упором. Винтовка была оснащена креплением для оптики, на которое я тут же установил свой личный оптический прицел времен Корейской войны, М84. В результате получилось замечательное оружие, с которым я не расставался вплоть до конца моего срока службы во Вьетнаме.
Моя тюнированная М14 внушала мне уверенность: она отличалась высокой точностью боя и надежностью даже в самых «недружественных» условиях. Вот пример. Однажды, когда мы пересекали болото, я провалился в топь, с головой макнувшись в густую супообразную жижу и искупав в ней свою М14. Когда я выбрался оттуда, мы с моим оружием представляли собой то ещё зрелище. Все что я смог сделать в той ситуации – найти лужу с более-менее чистой водой и прополоскать в ней винтовку. После этого я произвел контрольный отстрел – ни единой осечки. Естественно, как только мне представилась возможность, я разобрал винтовку и тщательно вычистил и смазал ее.
Мои солдаты любили М14 за ее огневую мощь. В бою, основная огневая поддержка осуществлялась одним - двумя нашими пулеметами М60, отличавшимися неважной надежностью. Если пулемет выходил из строя, М14 в режиме автоматической стрельбы приходились очень кстати.
Я закончил военную карьеру 24 года назад. За период службы и работы в качестве гражданского оружейного эксперта я настрелял десятки тысяч патронов из М14 и ее гражданизированных вариантов – таких, как, например, винтовка и карабин М1А производства Спрингфилдского арсенала. Причем, в основном, стрельба велась либо в полевых, либо в неважных полигонных условиях. При этом я, пожалуй, могу припомнить все случаи и причины отказов этого типа оружия, которые произошли в моей практике – оно оказалось одним из самых надежных. Сейчас моя тюнированная М14 находится в экспозиции музея училища Вест Пойнт.»
Благодаря своему мощному бою, М14 как нельзя лучше подходит для боев не только в джунглях и в лесу, но также и в городских условиях.
Большая часть выпущенных в 1960-е годы М14 закончила свой век бесславно: после сокращения расходов на оборону министром Робертом МакНамарой, их «демилитаризовали», то есть привели в негодное к бою состояние, распилив или разрезав газорезкой патронники. После того, как администрация Клинтона – Гора в конце 90-х годов развила бурную деятельность по ужесточению оружейного законодательства и отмене Второй поправки к Конституции, было решено окончательно пустить все непроданные со складов военные образцы, даже подпадавшие под законодательство о гражданском и охотничьем оружии, под пресс. Это касалось и М1 и М14. Решение вызвало масштабную волну протестов как в армии, так и в американском обществе. Благодаря организации кампании за сохранение гражданами США права на владение и ношение оружия, решение клинтоновской администрации было заблокировано, а затем и отменено.
Некоторое количество винтовок М14 сохранилось в войсках до сих пор в качестве церемониального оружия (для салютования на воинских похоронах). Из-за отсутствия в армии США штатной снайперской винтовки, на вооружении в небольших количествах оставили вариант М14 с оптическим прицелом, оснащавшийся хромированным изнутри стволом особо точной выделки для повышения точности боя и оптическим прицелом с переменным фокусным расстоянием ART или ART II фирмы Редвуд. Он показал себя с самой лучшей стороны, в частности, во Вьетнаме, Гренаде и Панаме. После снятия М14 с вооружения в качестве пехотного оружия, такие винтовки были переобозначены М21 и продержались в войсках до настоящего времени. Изредка М14 встречается на флоте США, в системе охраны баз и кораблей, а также в частях спецназначения SEAL.
Очень небольшое количество винтовок М14 и М1А в качестве военной помощи ушло к союзникам США, в частности, в Израиль. Сохранившиеся на складах немногочисленные экземпляры М14 начали понемногу гражданизировать, убирая у них функцию автоматического огня, и распродавать в частное владение. Вместо селектора огня на них устанавливали детали от М1, не допускавшие ни малейшей возможности обратной переделки под автоматический огонь. В 1962 г. Спрингфилдский арсенал предложил гражданизированную М14 в качестве спортивного оружия для команд родов вооруженных сил США. В таком виде винтовки должны были включить в национальный мобилизационный резерв, но предложение было отвергнуто тогдашним начальником службы резерва генерал-майором Н. М. Линдом, причем, как раз по причине того, что оружие невозможно было в случае мобилизации вернуть в армейский стандарт. Прошло еще более десятка лет, прежде чем обанкротившийся и впоследствии вновь организованный Спрингфилдский арсенал повторно выдвинул в 1974 г. свое предложение. На сей раз, служба резерва ответила согласием, при условии, что конструктивно оружие будет полностью повторять М14, за исключением селектора огня. Спрингфилд тут же нарек «новую» разработку М1А и выбросил ее на гражданский рынок в качестве спортивной винтовки. В этой ипостаси М1А показала себя наилучшим образом: свою роль сыграла добротность исполнения, дальность, точность, простота обращения и обслуживания, скорость перезарядки, особенно по сравнению с М16, чьи «достоинства» к тому времени были уже широко известны. Многие стрелки – спортсмены ранее служили в армии, где имели дело с М14 и М1, им не нужно было переучиваться. Их дети, избравшие спортивную стрелковую карьеру, оказывались под впечатлением своих родителей об отличной боевой самозарядке, и также выбирали М1А. Кроме того, винтовка имела традиционный американский калибр .30, что тешило самолюбие американцев. В 1974 году появилась модель М1А «Нэшнл Мэтч», специально предназначенная для участия в национальных стрелковых соревнованиях. Она имела ореховое цевье улучшенной формы и высочайшего качества выделки, специальный ствол и спусковой механизм повышенной плавности хода, прецизионно выверенную регулировку целика по дальности и сносу, а также ряд других особенностей. Год спустя Спрингфилд анонсировал еще более совершенную модель «Сьюпер Мэтч». Эти варианты доминировали на спортивных стрелковых соревнованиях на дальности в 600 ярдов вплоть до последнего времени, когда появились мощные 5,56-мм матчевые патроны с утяжеленной пулей для винтовок серии AR15/М16. Правда, у последних есть одна неприятная особенность: из-за повышения мощности заряда, «нежный» механизм М16, даже специально модернизированной для участия в национальных стрелковых соревнованиях, может получить повреждения при отработке цикла автоматики, поэтому газовый двигатель у них отключают, а каждый последующий патрон нужно досылать вручную.
В 1985 г. на М1А была установлена стационарная (несъемная) планка для крепления оптического прицела – в результате получилось тактическое и полицейское снайперское оружие.
Гражданские и полицейские варианты винтовки М14 комплектуются 5- и 10-патронными отъемными магазинами.
Наконец, в 1998 г. для армии и полиции был разработан карабин М1А «Скаут Скуад Райфл». Это оружие призвано заменить помповые дробовики и 5,56-мм винтовки и карабины линейки AR15. Ствол укорочен до 18 дюймов (457 мм), оружие имеет облегченное фиберглассовое цевье и эффективный дульный компенсатор с 36 отверстиями, ориентированными вверх и в стороны. Его наличие особенно важно для короткоствольного оружия под мощный патрон, с повышенной отдачей. Компенсатор полностью нейтрализует подбрасывание оружия при выстреле, а по наблюдениям некоторых стрелков, даже заставляет его немного «клевать». На ствольной накладке установили планку для крепления диоптрического прицела фирмы Эймпойнт («Красная точка»), который, при сохранении мушки и целика (с тритиевыми светящимися полосками), является штатным для «Скаут Скуад Райфл». Вместо него можно поставить и оптику. Планка расположена на безопасном расстоянии от гильзового окна, что полностью устраняет возможность сбивания прицела или его повреждения стреляными гильзами.
Параллельно со «Скаут Скуад Райфл» выпускается и карабин, полностью идентичный описанному выше Ч. Карвэном, представляющий собою укороченную М1А с классическим дульным компенсатором. Он имеет индекс М1А-А1 и назван «Буш Райфл».
По злой иронии судьбы, прямой потомок знаменитой гарандовской винтовки М1 не смог повторить ее звездной карьеры, сначала сделавшись «яблоком раздора» среди партнеров по НАТО, затем с большими трудностями освоенный в производстве, замененный на заведомо менее удачный образец, и, наконец, чуть ли не полностью пущенный под пресс. Но в последние годы в, казалось бы, давно закончившейся армейской карьере М14 произошел неожиданный счастливый поворот. В 2005 году Командование сил спецопераций (SOCOM) армии США отказалось от использования в своих подразделениях винтовок М16А2 в пользу М14 и карабинов М1А. Эти меры сразу же получили очень позитивную оценку американских бойцов спецподразделений, действующих в Ираке и Афганистане. Особенно высоко ценится карабин М1А «Скаут Скуад Райфл», выпускаемый для армии под индексом SOCOM 16. Единственным недостатком его, по отзывам военных, является очень громкий звук выстрела.скачать dle 10.5фильмы бесплатно
рейтинг: 
  • Не нравится
  • +2
  • Нравится
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Реклама