Категория: Интересно

Зачем была построена великая пирамида?




  • Не нравится
  • 0
  • Нравится





  • Зачем была построена великая пирамида?Сэр Вальтер Скотт, почитавшийся за человека с тонким вкусом и развитым воображением, говорил о пирамидах как о сооружениях «некрасивых внешне и совершенно бесполезных». Некий автор однажды заметил об этих сооружениях: «Пирамиды есть не что иное, как груды камней». Прозаик Янки так выразил свои чувства: «Пирамида это не что иное, как доллары... мы носим пирамиды в наших карманах и можем возводить их каждый раз, как пожелаем».
    С другой стороны, г-н Глиддон задает вопрос: «Есть ли на земле какие-либо другие памятники, которые породили бы такое множество легенд, теорий и вызвали бы столько недоразумений?» Вряд ли кто-то оспорит факт, что пирамиды во все времена вызывали к себе огромный интерес. Однако лишь в наши дни литература и наука, не говоря уже о поэзии и религии, с энтузиазмом обратились к этой теме. Никому мы не обязаны более развитием интереса к Великой пирамиде, чем профессору Пьяцци Смиту. Повествуя о священной земле Египта, обосновывая, к вящему удовольствию его сторонников, божественное происхождение пирамид, он словно бы окружил Великую пирамиду ореолом, которого она не имела прежде.
    Теперь перейдем к рассмотрению вопроса о цели возведения пирамиды.

    Защита от песков пустыни
    Эта гипотеза была выдвинута в 1845 году г-ном Фиаленом де Персиньи. Он полагал, что «предназначение и практическая польза пирамид Египта и Нубии состоит в защите от пустынных песков».

    Прибежище сатаны
    Сэр Томас Браун, живший в елизаветинское время, утверждал, что «эти мрачные пещеры и склепы для мумий есть не что иное, как прибежище сатаны».

    Имитация Ноева ковчега или Вавилонской башни
    В 1833 году г-н Томас Йитс писал: «Великая пирамида была построена вскоре после Вавилонской башни и имела то же происхождение». Затем он спрашивает: «Разве не была Великая пирамида копией Вавилонской башни? Более того, разве размеры этих сооружений не сообразны размерам Ноева ковчега?.. Размеры основания Великой пирамиды более или менее соответствуют размерам Ноева ковчега, исчисленным в древних локтях. Кажется, что теория эта не имеет под собой никаких оснований, но стоит провести сравнение, и мы увидим, что это не так. По форме Ноев ковчег был четырехугольным, размеры его даны в трех числах: 300, 50 и 30 локтей». Построен ковчег был исключительно для плавания, и всего в нем было три яруса, на которых размещались люди и животные.

    Фильтрующие резервуары
    Один шведский философ полагает, что пирамиды представляли собой всего-навсего приспособление для очистки мутной нильской воды, которая с этой целью прогонялась по шахтам пирамиды.

    Женская прихоть
    Г-н Гейбл информирует своих читателей, что, поскольку доступ в пирамиды был перекрыт после завершения их строительства, «представляется маловероятным, что строители ставили перед собой цель сохранить для вечности научные знания», как предполагали некоторые. «Следовательно, возведены пирамиды были вовсе не для этого». Далее г-н Гейбл излагает свою теорию, не поясняя, однако, на чем она основана. По его мнению, пирамиды были возведены потомками богов, «которые, вступая в браки с дочерьми людей, не только утратили имевшиеся у них знания, но и пристрастились к роскоши и праздности». Далее г-н Гейбл делает вывод, что пирамиды были возведены именно этими потомками богов к вящему удовольствию их жен, потребовавших от супругов употребить свой досуг таким образом.

    Хранилище даров царицы Савской
    Жители Востока любят рассказывать окутанные романтическим ореолом истории об этой любительнице путешествий, однако и наш современник, г-н Ватен, в 1842 году заявил, что «и по сей день в глубинах пирамид сокрыты дары царицы Савской».

    Житницы Иосифа
    Путешественник Беньямин из Толедо, живший в Средние века, одним из первых поведал нам эту историю, услышанную им на Востоке. По словам датчанина Исаака Воссия, он услыхал как-то, что фараон якобы «собрал» в пирамиде огромное количество зерна. То же самое говорит монах Фиделий. В 1876 году некий американский писатель заявил, что «согласно гипотезе профессора Пьяцци Смита, во времена, когда свирепствовал голод, Великая пирамида служила житницей» (!).
    В 1330 году Мандевилль изложил полную историю. «Житницы, — повествует он, — были построены по велению Иосифа, пожелавшего сберегать там зерно. Пирамиды сложены из камня, и искусная работа каменщиков достойна всяческой похвалы. Особенным величием и высотой отличаются две пирамиды, поистине ничто не может сравниться с ними. В каждой житнице есть вход, через который можно проникнуть внутрь. Вход этот находится на некотором расстоянии от земли, ибо с тех пор, как были построены житницы, почва изрядно просела. На стенах житниц на разных языках было начертано Священное Писание. Некоторые говорят, что пирамиды эти служили усыпальницами великих владык, однако это неправда, ведь сами египтяне утверждают, что это были житницы Иосифа, и о том же говорят их предания. Утверждению этому можно верить, ибо мы хорошо знаем, что ни одна из известных нам усыпальниц не может похвастаться таким величием».

    Проявление царского деспотизма
    Поддерживающий эту гипотезу Аристотель считал, что строительство пирамиды было начато по инициативе жрецов, которым удалось убедить царя в необходимости реализации столь грандиозного проекта, чтобы дать работу праздным. Плиний полагал, что фараоны затеяли строительство, желая занять работой своих пленных. Г-н Гривс, профессор из Оксфорда, заинтересовался этим вопросом 250 лет назад. «Зачем именно, — пишет он, — египетским царям понадобилось затевать столь дорогостоящее строительство — это вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Аристотель полагал, что это проявление тирании. Плиний высказал предположение, что цари возводили пирамиды частью из тщеславия, частью из соображений государственной политики, чтобы занять народ работой и отвлечь его от бунтов и мятежей». Интересную версию выдвинул Сэндис, по мнению которого пирамиды строились царями «из опасения, что безмерное богатство может развратить их преемников, а опасная праздность породит пороки».
    Возмущенный этим предположением, Огюст Мариет восклицал: «Пирамиды — не просто памятники суетному тщеславию царей!»
    Экекян-Бей проницательно замечает: «Хорошо известно, что тирану едва ли свойственно завершать работу, которую оставил неоконченной его предшественник. Очевидно, эти пирамиды являлись общенациональным достоянием, а их строительство — делом всего народа. Планы постройки пирамид являлись плодом долгих размышлений. Еще до начала строительства были изданы соответствующие законы и выделены необходимые средства». Г-н Дюфу добавляет, что «пирамиды вовсе не призваны были увековечить гордыню и деспотизм египетских фараонов, напротив, они являют собой свидетельство их возвышенной мудрости и глубоких познаний жрецов».
    Преподобный Цинке высказывает практическое суждение. «В те дни, — говорит он, — земля Египта была столь плодородна, а люди столь умеренны в своих желаниях, что прибавочный труд был привычен, а в руках правителей сосредотачивалось много продуктов питания, собранных в качестве налога».

    Хранилище знаний
    Среди прочих существует версия, согласно которой в глубокой древности астрологи предсказали Всемирный потоп, и Великая пирамида предназначалась для того, чтобы сберечь от исчезновения существовавшие в то время научные познания.
    Арабские авторы излагают разные варианты одного и того же предания. Фирузабади утверждает, что пирамида была «построена Идрисом или Синаном как хранилище научных и магических знаний, которые следовало уберечь от потопа, предсказанного звездами».
    Вот как излагает древнее предание Муртади, записавший его в 1584 году от Рождества Христова:
    «За 300 лет до потопа жил на земле царь по имени Саурид, сын Салхука. Однажды ночью увидел он сон:' земля вдруг перевернулась, люди в ужасе закрывали свои лица, звезды падали с небес, ударяясь друг о друга и сея ужас там, где они касались земли. Царь проснулся в большой тревоге и никому не рассказал о своем сне, но его не покидало предчувствие, что стране его грозит ужасное бедствие. Год спустя царь вновь увидел сон, в котором звезды спускались на землю в виде белых птиц, уносили людей прочь и бросали их меж двух больших гор, которые, смыкаясь, погребали под собой людей. Некогда яркие звезды внезапно потемнели. Утром царь проснулся в тревоге и отправился в храм Солнца, где омыл лицо свое и принялся стенать, оплакивая несчастную судьбу своей страны. На следующее утро он повелел собрать во дворце верховных жрецов и чародеев из всех египетских провинций. Всего во дворце собралось 130 жрецов и прорицателей. Царь пришел к ним и поведал о своем сне, который жрецы сочли вещим. Истолковав сон, они сказали, что миру грозит большое бедствие.
    Среди прочих был жрец Аклимон, величайших из всех жрецов, живших при царском дворе. Он сказал царю: «Государь, сон твой чудесен, я сам видел подобное около года назад, и мой сон меня крайне напугал, оттого я никому не рассказал о нем». — «Поведай мне твой сон», — велел царь. «Мне снилось, — сказал жрец, — что я стою с вами на вершине горы из огня и вижу, как небо опускается на нас, словно огромная перевернутая чаша. Люди в страхе бегут к вам, умоляя о спасении. Мне снилось, что вы воздели руки над головой, пытаясь оттолкнуть небесный свод и удержать его от падения. И я, увидев это, сделал то же самое. И вот, пока мы поддерживали небесный свод, небеса вдруг разверзлись, и оттуда излился яркий свет. После этого взошло солнце и мы стали умолять его о помощи. Солнце ответило нам: «Небеса вернутся на свое место, когда я триста раз пройду свой путь». После этого я проснулся чрезвычайно испуганный».
    Выслушав жреца, царь повелел изучить звезды и установить, какое именно бедствие они предвещают. Вскоре астрологи сообщили, что звезды обещают сначала потоп, а затем пожар. Тогда велел царь построить пирамиды, чтобы можно было укрыть в них все наиболее ценное из своей сокровищницы, а также тела царей и их богатства, и решил царь, что на стенах пирамид следует запечатлеть все научные познания египтян, чтобы сохранить их в веках».
    Ибн Абд аль-Хокм, собиравший древние предания, также пересказывает историю, поведанную Муртади:
    «Многие историки сходятся во мнении, что пирамиды построил Саурид ибн-Салхук, царь Египта, живший за 300 лет до Всемирного потопа.

    Побудил царя к этому увиденный им сон. Приснилось ему, будто вся земля вместе с населявшими ее людьми перевернулась, а с неба, издавая страшный шум, падали звезды, ударяясь друг о друга. Сон обеспокоил царя, и он решил скрыть его ото всех. Вскоре после этого он увидел во сне, как звезды падают на землю в виде белых птиц, похожих друг на друга как две капли воды. Птицы уносили людей и сбрасывали их возле двух гор, и горы эти смыкались над людьми. Царь проснулся в страхе, созвал 130 верховных жрецов со всех провинций Египта, главным из них был жрец Альмамон. Царь поведал жрецам о своем сне, они изучили звезды и предсказали, что в скором времени на людей обрушится бедствие — потоп. Царь спросил: «Придет ли он на нашу землю?» И жрецы ответили: «Придет и разрушит ее». До потопа еще оставалось некоторое время, и царь повелел начать строительство пирамид и завершить его в самое короткое время.
    Затем царь наполнил пирамиды несметными сокровищами, а также амулетами. На стенах пирамид он велел запечатлеть все, что сообщили ему мудрецы, а также научные познания: названия снадобий, сведения по астрологии и математике, геометрии и физике. И вот отдал царь приказ о строительстве пирамиды, звездочеты составили благоприятный гороскоп, и слуги царя принялись за работу. Они доставили из Эфиопии огромные камни и сложили из них основания трех пирамид, скрепив камни между собой свинцом и железом (?). Высота пирамид составляла 100 царских локтей, это 500 локтей нынешних. Каждая сторона основания пирамид равнялась 100 царским локтям.

    После завершения строительства царь повелел покрыть пирамиды мрамором сверху донизу и устроил пышные празднества, на которых присутствовали все жители его царства.
    В Западной пирамиде было устроено тридцать сокровищниц, наполнены они были несметными сокровищами и разной утварью, драгоценными камнями, железными инструментами и стеклом, что можно гнуть, не опасаясь, что оно разобьется, и табличками с заклинаниями, и смертельными ядами, и другими чудесными вещами.
    В Восточной пирамиде царь повелел изобразить звезды, планеты и их конфигурации; здесь же должны были храниться книги по астрономии.
    В третью, или Раскрашенную, пирамиду царь поместил книги, написанные жрецами. Каждый жрец должен был написать по книге, поведав обо всех своих деяниях и открыв известные ему познания, а также рассказав обо всем, что было сделано в его время, что есть и что будет, все от начала мира до конца времен.
    В каждую пирамиду был помещен хранитель. Хранителем Западной пирамиды была мраморная статуя со змеей на голове, сжимающая в руке копье. Змея убивала всякого, кто осмелился бы проникнуть в пирамиду. Хранителем Восточной пирамиды стала статуя из черного агата, восседавшая на троне и также сжимавшая в руке копье. Каждый, кто входил в пирамиду, слышал голос, издаваемый статуей. От звука этого голоса человек лишался чувств и вскоре умирал. Хранителем Раскрашенной пирамиды царь сделал каменную статую, названную Альбут. Всякого, кто приближался к ней, статуя сжимала в смертельных объятиях».

    Царская усыпальница
    Рассказывая о строительстве пирамид, Геродот утверждает, что «Хеопс повелел Филитису воздвигнуть для него усыпальницу». Сирийский автор, живший в IX столетии, писал: «Пирамиды — это вовсе не житницы Иосифа, как многие полагают, а мавзолеи, возведенные над гробницами древних царей». Г-н Цинке, который определенно заявляет, что «каждая пирамида в Египте являла собой усыпальницу», убежден, что само слово «пирамида» означает курган или каирн. Считает пирамиды гробницами и Сервий: «В древности знатных людей хоронили либо у подножия горы, либо в горе, отсюда берет свое начало обычай воздвигать над мертвыми либо пирамиды, либо огромные курганы».
    Противники гипотезы, в числе которых и г-н Йитс, задают резонный, на их взгляд, вопрос: для чего в пирамиде был сооружен колодец, если она должна была служить гробницей? Тем не менее большинство специалистов все же придерживаются гипотезы об усыпальнице. Так, г-н Гилт говорит, что пирамиды — это «погребальные памятники, независимо от того, захоранивались там тела монархов или нет». До нас дошла табличка, на которой начертана просьба некоего жреца по имени Ахра, он просит, чтобы сын его не забывал имя отца, когда тот упокоится в пирамиде, или гробнице.
    Г-н Бунзен, уделявший много внимания изучению древнеегипетских памятников, не сомневается, что все пирамиды являлись «лишь гигантскими оболочками вырубленных в скале гробниц», ему вторит г-н Майе, по словам которого «могучие пирамиды — наилучший способ уберечь тела от любого повреждения, который могли придумать египтяне».
    Огюст Мариет, который по энтузиазму исследователя не уступает самому Бельцони, также выступает в защиту гипотезы об усыпальнице. Вот что он говорит по этому поводу: «Что касается предназначения пирамид, то было бы оскорблением всему, что мы знаем о Египте, всему, чему нас учит археология, полагать, будто пирамиды могут служить чем-то, кроме гробниц».
    Далее я хотел бы рассказать, что представляет собой египетская гробница, чтобы дать читателю возможность составить свое мнение по этому вопросу.
    Как правило, каждая пирамида находится в центре некрополя, исключения не составляют и Великие пирамиды Гизы, окруженные массивными гробницами. «Некоторые из них, — пишет г-н Шаба, — были сооружены в то же время, что и Великая пирамида, и строительство их было завершено еще до окончания работ над этим грандиозным памятником». По мнению доктора Бирча, «гробницы, расположенные возле Великой пирамиды, представляют собой усыпальницы членов царской семьи эпохи фараона Хуфу» (строителя этой пирамиды). Г-н Гро-бер считает, что гробницы древнее пирамид. С одной стороны, Огюсту Мариету удалось доказать, что некрополи Гизы (а также Саккары) были закрыты при Шестой династии, то есть уже после постройки Великой пирамиды. Однако в ходе раскопок Мариету удалось обнаружить великолепную гробницу внука Снофру, царя Третьей династии, а также несколько мастаб эпохи Снофру. По утверждению Мариета, обнаруженные гробницы могли быть построены «предшественниками основателей Великой пирамиды». С этим утверждением соглашается г-н Ренан, по словам которого «гробницы, обнаруженные в песках Саккары и у подножия пирамид, можно датировать первыми шестью династиями».

    Приведенных выше свидетельств достаточно, чтобы признать, что гробницы можно считать по меньшей мере столь же древними, как и пирамиды. В этом нас заверяет также авторитетный специалист — доктор Лепсиус, выдающийся германский египтолог. По его мнению, как минимум шестьдесят гробниц в Гизе и Саккаре принадлежат Первой династии, то есть были построены более 6000 лет назад.
    Что же представляет собой древнеегипетская гробница?
    Она состоит из трех элементов. Первый элемент — это мастаба, или наземная часть. Второй элемент — шахта, ведущая в Подземную камеру, где, собственно, и осуществлялось захоронение тела. При погребении тело по шахте опускалось в гробницу и укладывалось там в саркофаг, затем шахта тщательно замуровывалась и все коммуникации ликвидировались.
    Существуют целые некрополи подобных гробниц, называемые городами мертвых. Хотя гробницы сложены из камня, архитектор Фергюссон отмечает, что они «явно позаимствовали что-то от деревянных сооружений». Фергюссон называет мастабы «усеченными пирамидами». Такие гробницы могут достигать больших размеров, так, длина основания одной из гробниц составляет 122 м, основание другой гробницы, обнаруженной на западе долины, протянулось на 97,5 м. В самых древних гробницах камеры настолько малы, что в них едва можно выпрямиться в полный рост. Многие гробницы, построенные позднее эпохи Четвертой династии, имеют более одной камеры и более тщательно сориентированы по частям света. Для первых четырех династий характерны гробницы, сложенные из желтого кирпича, а уже при Пятой династии строятся в основном каменные сооружения.
    Мастабы Гизы более единообразны и расположены симметричнее, чем гробницы близ Мемфиса. «Они выстроены, словно фигуры на шахматной доске», — отмечает Огюст Мариет. Как правило, высота мастабы не превышает 7—10 м, а размеры многих гробниц составляют 45,7 м в длину на 22,9 м в ширину. Для гробниц Шестой династии характерно покрытие сводчатой формы, а вход находится на восточной стороне.
    Здесь стоит, пожалуй, привести рассказ доктора Лепсиуса об открытии одной любопытной мастабы. Это была гробница знатного человека, длина ее составляла 21,3 м, ширина — 4,3 м, а высота — 4,6 м. На стенах гробницы, как обычно, была изложена история жизни погребенного здесь человека. Как оказалось, гробница эта, находившаяся у западной стены Великой пирамиды, принадлежала принцу Мерхету, жившему во время Хеопса. По мнению доктора Лепсиуса, «более чем вероятно, что Мерхет был сыном Хуфу» (Хеопса). Его называют «надзирающим за строительством». «Следовательно, — говорит Лепсиус, — можно предположить, что Мерхет лично надзирал за строительством крупнейшей пирамиды». С большим трудом ученому удалось спуститься в замурованную некогда шахту. На глубине 18,3 м он обнаружил гипогей, или погребальную камеру, в которой стоял саркофаг.

    Здесь ученого ждало чудесное открытие. В саркофаге он обнаружил останки знатного вельможи, пребывавшие в покое со дня погребения, то есть около 6000 лет. Тело покоилось в футляре, уложенном в саркофаг. С чувством гордости и удовлетворения доктор Лепсиус написал впоследствии: «Я принял все меры по сохранению древних останков знатного человека, несомненно принадлежавшего ко двору Хеопса, которые я обнаружил в погребальной камере».
    Между прочим, самый древний футляр для мумии, который когда-либо достигал берегов Англии, был описан доктором Перри еще в 1743 году. Всем желающим получить представление о религиозных обрядах древних египтян я рекомендую посетить музей сэра Джона Соана, где можно полюбоваться богато украшенным резьбой алебастровым саркофагом Девятнадцатой династии, а также услышать весьма интересную лекцию из уст восьмидесятилетнего библиотекаря и куратора музея г-на Бономи. Следует отметить, что чем древнее захоронение, тем оно проще, тем меньше оно украшено. Так, погребение Двенадцатой династии, эпохи значительного прогресса и высокоразвитой культуры, г-н Руж описывает как «гробницу, построенную с большим тщанием, но украшенную лишь одной иероглифической надписью», называющей имя погребенного. Впрочем, исследуя саркофаг монарха, построившего третью пирамиду Гизы, мы также видим лишь искусную работу по камню, которую не скрывают никакие причудливые украшения. Французский ученый пишет: «Гробница царя Менкаура (Четвертая династия) представляет собой относительно небольшое сооружение. Оно почти не декорировано, все его украшение составляют простые, но изящные архитектурные линии».
    К сожалению, у нас нет возможности далее обсуждать здесь древние гробницы, иначе внимание читателя на долгое время будет захвачено в высшей степени интересными раскопками доктора Шлимана в Трое и Микенах. Лишь кратко упомянем огромные могильные курганы Азии. Так, один из курганов, обнаруженных в Афганистане, имеет окружность 548,6 м. Строители курганов Америки оставили после себя один памятник в Иллинойсе, окружность которого составляет 609,6 м. Однокамерные или многокамерные курганы Бретани также поражают своими поистине гигантскими размерами. Можно упомянуть также мексиканские теокалли, предназначенные для захоронений.
    Вспомним так называемый храм Сфинкса, расположенный рядом с пирамидой. Если считать это сооружение не храмом, а гробницей, то это сооружение являет собой одну из древнейших усыпальниц
    мира. Огюст Мариет отмечает, что «своим внешним обликом это сооружение напоминает гробницу. Можно предположить, что этот древнейший памятник — не что иное, как мастаба, подобная тем, что можно увидеть, например, в Абусире и Саккаре. В камере усыпальницы расположено шесть ниш, похожих на ниши в третьей пирамиде, предназначенные для размещения в них мумий».

    Обратимся теперь к Великой пирамиде. Что же представляет собой эта усыпальница? Ей присуща та же планировка, что характерна для типичных древних гробниц. Как и в обычной мастабе, здесь истинная погребальная камера находится под землей, в конце шахты. Тот факт, что в Великой пирамиде так и не была обнаружена мумия царя, еще не может служить опровержением гипотезы об усыпальнице. По существу, в Великой пирамиде было открыто лишь несколько камер, логично предположить, что там могут быть и другие, пока скрытые от наших глаз помещения. По простоте стиля Великая пирамида напоминает последний приют царя Менкаура, здесь нет ни изваяний, ни росписей.

    Эталон мер и весов
    Это, возможно, одна из наиболее важных и интересных гипотез. Изучая пирамиду, исследователи задаются вопросом: а зашифрован ли в этом сооружении какой-либо эталон и имеет ли он под собой научную основу?
    Мнения относительно состояния древней науки варьируются от нелепого ее умаления до необоснованного возвеличивания. Современная тенденция такова, что мы всё с большим уважением и интересом начинаем относиться к изучению Древнего мира. Однако мы, европейцы, по-прежнему так гордимся своими научными достижениями, что нам кажется почти невероятным, что люди, жившие в Египте за 6000 лет до Ньютона и Лапласа, обладали не только элементарными знаниями.
    Что же говорит г-н Госселин в своем труде «Систематическая и точная география древних»? А говорит он следующее: «Древние дорожные меры длины более точны, чем принято думать. Сопоставляя их с нынешними картами, мы приходим в замешательство и не знаем, должны ли мы приписать ошибки, которые, как нам представляется, есть в древних путеводителях, неточности древних авторов или же несовершенству наших нынешних познаний».

    Г-н Дюфу, автор книги «Установление даты и истинного предназначения четырех пирамид Гизы, в особенности Великой пирамиды», считает, что «отличительной чертой геодезических и прочих расчетов древних египтян является поразительная точность. Представляется, что современная наука пока еще не способна достичь таких высот, которые удалось покорить древним».
    Выдающийся вклад в дело изучения пирамиды внес профессор из Эдинбурга, г-н Пьяцци Смит. Применив все свои математические способности, он разработал чрезвычайно любопытную теорию, а затем благодаря своей энергичности и энтузиазму вызвал к ней всеобщий интерес.
    Интерес этот усилился, когда профессор заявил, что эталон мер и весов, запечатленный в пирамиде, был продиктован свыше и являет собой божественный дар.
    Однако отвлечемся на время от сверхъестественного аспекта теории и взглянем на пирамиду с практической точки зрения, как на метрический эталон.
    240 лет назад профессор Гривс приступил к изучению древнего памятника на Ниле и по возвращении в Оксфордскую обсерваторию опубликовал серию писем. Труд этот, «отпечатанный Дж. Собриджем в Малой Британии», был озаглавлен «Происхождение и возраст наших английских мер и весов, открытые путем их сравнения со стандартами, обнаруженными в одной из египетских пирамид».
    В предисловии профессор Гривс говорит: «Стандарты этой пирамиды, столь тесно согласующиеся с нашими английскими мерами, равно как и мерами древних персов, греков и римлян, заслуживают изучения теми, кто обладает глубокими познаниями».
    В соответствии с духом тех пуританских времен г-н Гривс рассматривает пирамиду в основном с точки зрения Священного Писания и поэтому привлекает к своим расчетам древнееврейские локти, баты и т. д. В итоге профессор приходит к выводу, что пирамидальный локоть равнялся 21,875 дюйма (55,56 см).

    Естественно, больше всего внимание профессора привлекал саркофаг, в нем Гривс видел несомненное сходство с иудейской купелью, хотя Иосиф, например, говорит о священной купели как о полусфере. «Саркофаг, — говорит Гривс, — представляется мне схожим с купелью, в которой совершали омовения жрецы того времени».
    Сэр Исаак Ньютон, известный математик и человек не чуждый религии, проявил большой интерес к теориям оксфордского астронома. Он написал труд на латыни, озаглавленный «Священный локоть иудеев и локти некоторых народов, в которых, по измерениям величайшей египетской пирамиды, проделанным г-ном Джоном Гривсом, древний локоть Мемфиса устанавливается».
    Среди прочих любопытных фактов, открывшихся в ходе исследования пирамиды, Ньютона поразили размеры выступов в Большой галерее, ширина и глубина которых составляла 0,5 м (1,717 фута).

    «Здесь, — говорит Ньютон, — мы видим поразительное совпадение: кто мог себе представить, что египетские меры по воле случая совпадут с длиной локтя, принятого у нас?» Однако далее Ньютон говорит, что прежде локтю длиной 0,5 м, видимо, предшествовал другой, большей длины, которая могла составлять около 63,5 см.
    Г-н Пэнктон определенно заслуживает чести быть первым, кто высказал мысль об астрономическом аспекте египетской системы мер. В 1780 году он обнаружил, что длина основания пирамиды, 22 235,16 см, составляет одну пятисотую долю градуса меридиана. Г-н де Лиль заявил, что теория его ученого друга явила собой «выдающийся образец человеческой мысли».
    Следующим по хронологии идет г-н Жомар, побывавший в Египте в 1798—1799 годах. Его удивило, что размеры саркофага прекрасно согласуются с новоявленным французским метром. По его словам, «отныне никто не может более утверждать, что мысль о постоянной системе мер является достоянием современников». Далее г-н Жомар говорит: «История науки показывает, что наши современники пользуются куда менее точными эталонами, чем древние». Ту же мысль высказал и профессор Пьяцци Смит, который считает, что древнеегипетские научные методы были более верными, чем принципы французской метрической системы.

    Французский ученый в 1799 году заявил, что саркофаг являет собой эталон мер и весов, при создании которого применялся священный локоть древних египтян. «Можно ли сравнивать этот саркофаг с усыпальницами из прочих гробниц? Был ли он создан исключительно для того, чтобы хранить в себе мумию царя? Признать, что тело действительно было заключено в саркофаг, означает отвергнуть свидетельство Геродота, который с полной определенностью заявил, что место упокоения царя находилось на подземном острове, омываемом водами Нила. Да и Диодор говорил о том, что тела двух царей, построивших Великие пирамиды, погребены в тайных местах. Свидетельства этих древних авторов говорят о том, что в предполагаемой царской усыпальнице вряд ли когда-либо находилось чье-то тело».

    В 1806 году преподобный Томас Габб отметил, что «несоответствия, обнаруженные в размерах, зафиксированных Витрувием, Плинием и Геродотом, давно убедили меня в том, что эти авторы, должно быть, строили свои расчеты на измерениях в футах, отличных от известного нам греческого фута». Г-н Габб приходит к выводу, что египетский фут, или локоть Геродота, равняется 22,24 см (8,7553 дюйма, почти 8 3/4 дюйма).
    По мнению г-на Габба, саркофаг «не должен был выполнять роль усыпальницы». «Строитель пирамиды, кто бы он ни был, добился того, чтобы саркофаг был помещен в камеру, откуда его нельзя было извлечь, и ящик этот должен был служить вечным эталоном, при помощи которого, без всяких измерений, можно было установить точный размер основания пирамиды».
    Далее он пишет: «Копии этого ящика-эталона были, вне всякого сомнения, распространены по всему Египту и подвластным ему землям. Саркофаг, привезенный из Александрии, оказался той же длины, что и саркофаг в пирамиде. Об этом сообщил мне г-н Хей, который собственноручно измерил сундук на борту судна, стоявшего в Портсмутской гавани». Длина саркофага составляла 10 египетских футов, или 10 х 22,24 см. Г-н Габб утверждал, что локоть был равен 2,5 пирамидального фута, или 55,6 см.

    Г-н Кавилья, который на некоторое время поселился в лишенной комфорта камере Дэвисона, упирал более на мистическое, нежели математическое, толкование параметров пирамиды.
    В 1850 году г-н Уайлд опубликовал удивительные результаты своих расчетов. Он предполагает, что не только Великая пирамида, но и другие пирамиды Гизы отображают эталон, который он полагает равным мемфисскому локтю в 25 дюймов (63,5 см), а также что этот локоть имеет определенное отношение к астрономии. Его работа была опубликована в виде письма к лорду Бругхему.
    Многим мы обязаны и г-ну Джону Тейлору. Его работа «Великая пирамида: кем и с какой целью она была построена?», опубликованная в 1856 году, заставила профессора Пьяцци Смита приняться за работу и вызвала впоследствии интересные дискуссии. Автор отмел прежние открытия и сделал достоянием общественности новую теорию. По его мнению, священным являлся локоть длиной 63,5 см (25 дюймов), составлявший одну десятимиллионную радиуса Земли.

    Он повторяет слова гг. Гривса и Жомара: «Высеченный из порфира ящик, обнаруженный в одной из камер Великой пирамиды, призван был служить эталоном объема и веса для всех народов». Отсюда берут свое начало и английские меры, поскольку ящик вмещал в себя четыре четверти нашей меры зерна. «Если при расчетах параметров Земли, — говорит Тейлор, — мы используем параметры Великой пирамиды и в результате получаем круглые цифры, мы можем быть уверены, что имеем дело с древними единицами измерений». Г-н Тейлор отмечает, что пирамидальный дюйм, равный 1,00099 английского дюйма (2,54253 см), будет в точности равен одной пятисотмиллионной доле земной оси. Локоть он принимает равным 25 дюймам (63,5 см). Карнакский локоть и саркофаг, по его словам, являются «неопровержимым доказательством подлинности системы измерений, существовавшей 3000—4000 лет назад».

    Однако, говоря о том, что кубический корень объема саркофага равен длине карнакского локтя, г-н Тейлор приводит нас в замешательство своим утверждением, что будто бы длина локтя до Всемирного потопа составляла 24,9 дюйма (63,25 см), а после этой катастрофы стала равняться уже 25 дюймам (63,5 см). И оба эти локтя, считает г-н Тейлор, были ниспосланы свыше! Он обосновывает свои соображения, однако эти обоснования ученым убедительными не кажутся. Г-н Тейлор предполагает, что Всемирный потоп оказал на мир такой разрушительный эффект — хотя геологам и не удалось обнаружить хотя бы одно материальное свидетельство того, что потоп вообще имел место, — что диаметр Земли стал меньше почти на 59,55 км по сравнению с допотопным.
    В 1863 году Экекян-Бей заявил, что «царский саркофаг» был «сокрыт египтянами в глубинах первой пирамиды и являл собой метрический эталон». Профессор Пьяцци Смит бросил на изучение этого вопроса все свои научные способности, призвав на помощь исключительную целеустремленность, большую энергию, неугасающий энтузиазм и всю свою религиозность. Комбинация этих качеств позволила этому незаурядному человеку стать во главе многочисленной партии его сторонников. О силе убеждений профессора мы можем судить по тому факту, что он публично объявил о выходе из Королевского общества, когда это ученое сообщество отказалось признать его теорию.
    Все, кто питает любовь к египетским пирамидам, должны быть благодарны профессору Смиту за тот свет, что он излил на эти древние сооружения.

    Профессор Смит предпринимает попытки подкрепить аргументы г-на Тейлора. Он отождествляет эталоны пирамиды с библейскими мерами и с удовлетворением констатирует, что они «все еще сохраняют очень узнаваемые черты». По его мнению, от других подобных сооружений Великую пирамиду отличает божественное происхождение. Вместо того чтобы служить простой гробницей, она скрывает в себе эталон мер и весов.
    Например, такое выдающееся творение, как саркофаг, наполненный водой, которая благодаря толстым стенам и эффективной вентиляции удерживала постоянную температуру, должен был служить надежным источником информации о мере веса.
    Однако, если саркофаг действительно выполнял роль эталона, к нему должен был быть организован доступ для осмотра. Кроме того, копии этого эталона нужно было постоянно сверять с ним, следовательно, требовалось доставить их к оригиналу, ведь какой смысл иметь эталон, тем более ниспосланный Богом, если нет возможности время от времени видеть его и сличать с ним копии. Сокрытие подобного эталона, абсолютное и полное, было бы непоследовательным поступком, абсурдом.

    Г-н Пьяцци Смит так уверен в том, что саркофаг являл собой эталон мер и весов, что сосредоточил на этом вопросе все свое внимание. «Камера царя, — говорит он своим сторонникам, — превосходно вентилировалась при помощи «вентиляционных шахт», открытых полковником Говардом Вайзом. Очевидно, что в камеру время от времени без риска для жизни могли проникать люди, чтобы удостовериться в целости и сохранности саркофага».
    Профессор Смит совершенно прав. Если саркофаг в самом деле должен был служить эталоном, значит, к нему должен был существовать доступ. Но что же говорят нам факты? А они говорят нам, да и сам профессор подтверждает это, что сразу же после завершения строительства пирамиды. Камера царя была запечатана столь надежно, что войти в нее удалось только халифу аль-Мамуну в 820 году, да и то с применением силы.
    Какой же напрашивается вывод? Разве не справедливо было бы утверждать, что, хотя размеры саркофага соответствовали эталону той эпохи, сам саркофаг не предназначался его создателями для роли эталона.
    Теперь взглянем на другие параметры пирамиды.
    Те, что были обнаружены Гривсом и описаны Ньютоном, названы эдинбургским профессором «мирскими мерами египтян», чтобы отличить их от священных мер, в числе которых священный локоть длиной 25 дюймов (63,5 см). Ньютон говорит об «истинном локте» евреев. В результате вычислений он получил нечто среднее между 24 дюймами и 26 дюймами (60,96 см и 66,04 см). По его мнению, длина локтя, предположительно хранимого евреями в строжайшей тайне, составляла 24,91 дюйма (63,27 см). Таким образом, четко разделяются две разновидности локтя — священный и мирской.
    Другим любопытным способом получен локоть длиной 25 дюймов (63,5 см) или его двойной размер. Наклонная высота коридора составляет 44,8 дюйма (113,79 см), но при угле 26°18'эта величина становится вертикальной высотой и составляет 50 дюймов (127 см). «Следовательно, — говорит профессор, — мера, в которой египетские рабочие не видели ничего, кроме своих мирских локтей и ладоней, при помощи этого угла превращается в другой знак великого линейного эталона пирамиды, или одну десятимиллионную оси вращения Земли».
    Вопрос о локте чрезвычайно интересен. Г-н Смит говорит, что Моисей принял на вооружение священный локоть длиной 25 дюймов (63,5 см), в то время как мирской египетский локоть в то время был меньше. По мнению г-на Смита, «с достаточной долей уверенности мы можем сказать, что длина 20,7 дюйма (52,58 см) является истинной традиционной мерой египтян». Откуда же Моисей получил другую меру? Профессор уверен, что из пирамиды. «В Великой пирамиде, — говорит он, — мы обнаружили бережно хранимой и запечатанной, с тех самых доавраамовых времен и вплоть до недавнего времени, ту самую древнееврейскую меру».
    Поскольку г-н Смит говорит, что вход в пирамиду и все ее помещения «оставались запечатанными начиная со дня завершения строительства пирамиды и вплоть до христианской эры», Моисей не мог видеть саркофаг. Однако, будучи египетским жрецом, к тому же женатым на дочери верховного жреца Солнца из храма в Гелиополе, Моисей вполне мог быть посвящен в некоторые тайны Египта. Профессор Смит уверен, что Моисей использовал известные ему египетские меры при сооружении ковчега Завета.

    Есть предположение, что Моисей обрел знания, когда взошел на гору Синай, задолго до того бывшую священной горой арабов. Здесь от какого-нибудь почтенного жреца он мог узнать о священном локте. Кочевники, которых свыше сподвигли на завоевание Египта и возведение пирамиды в соответствии с божественными эталонами, по мысли г-на Пьяцци Смита, вернулись затем к своей жизни в пустыне и, без сомнения, принесли своему народу некоторые древние знания.
    Возникает вопрос: почему священным локтем считается длина 25 дюймов (63,5 см)? Гг. Тейлор и Смит утверждают, что число 5 является мерилом пирамиды. Пять в квадрате как раз составляет требуемое число. По г-ну Смиту, длина локтя составляет 25,29 дюйма (64,24 см). Локоть Тейлора составляет одну десятимиллионную радиуса Земли и равняется 25,025 дюйма (63,56 см). Сэр Джон Гершель признает, что подобный локоть действительно мог существовать у евреев.
    Тут, однако, возникает следующий вопрос: какой бы красивой ни была эта теория, соответствует ли она фактам? Можно ли отыскать в пирамиде локоть длиной 25,025 дюйма (63,56 см)? Если такого локтя не существует, тогда не существует так называемого пирамидального локтя в 25 дюймов (63,5 см), равного одной десятимиллионной радиуса Земли.
    Сэр Эдмунд Бекетт, один из первых британских архитекторов, заинтересовавшихся изучением пирамиды, утверждает, что локтя длиной 25 дюймов в пирамиде нет и обнаружено быть не может. «Нет смысла обсуждать более эти теории, — считает сэр Бекетт, — стоит лишь упомянуть тот прискорбный факт, что ни священный иудейский локоть в 25 дюймов, этот призрачный краеугольный камень всех гипотез, ни любое кратное ему число не может быть обнаружено ни в одном из всего множества замеров, проведенных г-ном Смитом. Исключение могут составлять лишь два из четырех углублений для угловых камней пирамиды, вырубленные в скальном основании. Их диагонали случайно оказались кратными упомянутому локтю. Однако надо заметить, что по завершении строительства эти углубления должны были быть навеки скрыты от глаз человека и увидеть их можно было только в том случае, если грандиозная пирамида была бы разрушена до основания, а этого, уж конечно, не ожидали ни Хеопс, ни его зодчий. Разве можно допустить мысль о том, что пирамида предназначалась исключительно для увековечения единицы измерения, которую нельзя в ней найти!»

    Вывод сэра Бекетта однозначен: «Я отвергаю мысль о том, что в пирамиде зашифрованы некие метрические эталоны, скрытые затем с большой изобретательностью».
    Сэр Генри Джеймс, руководитель Картографического управления, возражает против антинаучного способа, которым г-н Смит проводил замеры и делал расчеты. По мнению сэра Джеймса, профессор Смит сперва изобрел теорию, а затем притянул к ней нужные цифры. Некоторые замеры, утверждает сэр Джеймс, были проведены неправильно, неверно были вычислены и средние числа. Если, например, полковник Вайз получил цифру 9168, откуда профессор взял за основу для своих расчетов 9142? В особенности после того, как г-н Инглис из Глазго измерил четыре угловых камня, получив следующие результаты: 9120, 9114, 9102 и 9102. Впрочем, профессор Смит, надо отдать ему должное, уже признал некоторые свои ошибки.

    Сэр Генри Джеймс, считая истинной цифру 9168, обнаружил, что 360 египетских земельных локтей укладываются в эту сумму 25,488 раза. Следовательно, заключает он, «размеры основания Великой пирамиды были спроектированы, исходя из локтя длиной 25,488 дюйма (64,74 см). Эта цифра отличается от цифры г-на Тейлора — 25,025 дюйма (63,56 см) и цифры сэра Исаака Ньютона — 20,699 дюйма (52,58 см).
    Сэр Джеймс Т. Симпсон относится к теориям профессора Смита с насмешкой, полагая, что они по душе лишь «лишь старым женщинам и женоподобным мужчинам». Г-на Симпсона чрезвычайно веселит так называемое «пирамидальное» число пять. Говоря о саркофаге, обнаруженном в пирамиде, г-н Симпсон цитирует профессора Смита, называющего саркофаг «чудом Великой пирамиды», «главной загадкой и истинным благом для человечества, которую скрывала в своих недрах Великая пирамида», «средоточием совершенства», эталоном объема (а также, согласно г-ну Жомару, возможно, и длины), созданным под влиянием божественного вдохновения для всего человечества на все времена. По мнению же г-на Симпсона, саркофаг — «это не что иное, как очень древний и местами деформировавшийся каменный гроб». Сэр Джеймс явно не был ни романтиком, ни поэтом.
    И все же он справедливо отмечает: «Хотя и утверждается, что саркофаг является истинным эталоном объема, до того момента, когда была открыта пирамида, его было трудно или, вернее, невозможно измерить».
    Доказывая непостоянность и неприменимость эталона локтя г-на Смита в 25 дюймов, г-н Джеймс тем не менее признает метрические достоинства саркофага, полагая, что тот указывает на иной локоть. «В то же время, — говорит он, — пирамида и знаменитый мраморный саркофаг в Камере царя (который, без сомнения, служил гробом Хеопса до тех пор, пока его тело не было похищено грабителями, первыми вошедшими в пирамиду) содержат явные указания на то, что они были созданы с чрезвычайно тщательным соблюдением пропорций и при помощи другого «правила» или локтя, кратные которого появляются всюду, в отличие от воображаемого локтя г-на Смита, которого нет нигде».

    Мистик и философ шевалье де Б. в гневе восклицает: «И этот огромный саркофаг из величественного памятника Хеопсу, в котором посвященные должны были утверждаться в своей вере посредством омовений и молитв, в глазах выдающихся британских математиков становится воплощением меры зерна».
    Г-н Дюфу полагает, что теория профессора Смита не имеет под собой реальной основы: «Каждый из этих авторов, всецело поглощенный разработкой своей собственной системы, отвергает все теории, выдвинутые предшественниками, лелея лишь свою собственную». Однако и у г-на Дюфу есть своя теория и свой локоть. «Саркофаг, — говорит он, — являл собой эталон народных мер Египта, иначе говоря, нилометрический локоть». Последний составляет около 202/3 дюйма (52,49 см).
    «Мы, — говорит г-н Дюфу, — объединили три внешних и три внутренних замера саркофага и получили результат в равной степени непредвиденный и неожиданный. Мы обнаружили, что удвоенная комбинация внешних и внутренних замеров саркофага равна эталону — нилометрическому локтю».
    В своей системе расчетов он сводит все к единицам измерения — ноктам. Локоть разделен на шесть ладоней, ладонь — на четыре пальца, а палец, в свою очередь, на пятнадцать нокт. Таким образом, в локте содержится 360 нокт. Далее г-н Дюфу умножает длину саркофага — 2,23 м на 100, получая 2230 м — длину основания пирамиды. Эту цифру г-н Дюфу принимает за стадий.
    Он утверждает, что «предназначение почти всех памятников Египта состояло в увековечении древних метрических систем».
    Нилометрический локоть г-на Дюфу — это локоть, который сэр Эдмунд Бекетт считает равным 20,73 дюйма (52,65 см), хотя саркофаг для него «не является точным кратным локтя в любом из своих замеров», саркофаг, по его мнению, содержит в себе «куб удвоенного локтя, примерно 41,46 дюйма (105,31 см)». Половина этой суммы составляет локоть длиной 20,73 дюйма (52,65 см). Удвоенный карнакский локоть, говорит г-н Дюфу, колебался от 41,4 дюйма (105,15 см) до 41,47 дюйма (105,34 см). Такой локоть, предполагает г-н Тейлор, является древнееврейской мерой, в то время как локоть Ездры — это так называемый царский, или мемфисский, локоть.

    Подобное разнообразие локтей сбивает с толку. В пересчете на метры г-н Жомар приводит следующие локти: нилометрический локоть — 0,5385; пик-белади, или деревенский локоть, — 0,5773; черный
    локоть халифа — 0,5196; царский арабский локоть — 0,6157; римский — 0,4434; еврейский — 0,5541; новогреческий — 0,5390; константинопольский или каирский — 0,674; элефантийский — 0,527; царский вавилонский — 0,5131; локоть Геродота, Самоса, Моисея, Иезекииля, Вавилона и т. д. — 0,4618 или 17 дюймов. Талмудисты пользовались локтем в 65,05 см (25,61 дюйма), а также в некоторых случаях другим локтем, равным 62,84 см (24,74 дюйма). Так называемый тайный локоть составлял 63,27 см (24,91 дюйма). Фиванский локоть — 52,45 см (20,65 дюйма). Пирамидальный локоть Перринга — 52,40 см (20,63 дюйма). Уилкинсон говорит о локте длиной 52,27 см (20,58 дюйма). Длина вавилонского локтя составляла 53,05 см (20,89 дюйма) и 52,52 см (20,68 дюйма). В Британском музее можно увидеть деревянный эталон карнакского удвоенного локтя длиной 105,31 см (41,46 дюйма). Хотя этому куску дерева уже как минимум 3250 лет, он находится в прекрасном состоянии.
    Г-н Тейлор утверждает, что кубический корень из объема саркофага равен длине карнакского локтя. Короткий греческий локоть составлял всего 46,33 см (18,24 дюйма). Мемфисский локоть, обнаруженный лишь недавно, равен, по словам Дроветти, 522 миллиметрам.
    Между прочим, по утверждению г-на Кудера, которое он высказывает в «Древней метрологии», предположение Фергюссона о том, что длина древнееврейских локтей составляла соответственно 38,10 см (15 дюймов), 45,72 см (18 дюймов) и 53,34 см (21 дюйм), противоречит Священному Писанию.
    Столь же сложен и вопрос о стадии. Олимпийский стадий равен 184,98 м (606,9 фута). Стадий состоит из 100 оргий, каждая из которых, как предполагается, равнялась расстоянию между протянутыми руками, или примерно 1,83 м. Гривс считает, что
    большой стадий составлял 213,36 м. Египетский стадий равнялся 99,75 м.
    Профессор Смит, превознося до небес пирамидальный локоть, якобы ниспосланный свыше, весьма критически относится к французской метрической системе. Прежде всего, он укоряет ее в безбожии, поскольку она была принята в 1796 году, когда французов ошибочно называли нацией атеистов, ввиду отрицания ими правления церковников и королей. Французский метр равен 39,37 дюйма (100 см).
    Таким образом, многие вдумчивые люди готовы признать, что в пирамиде можно обнаружить эталоны меры и веса, хотя в отношении их параметров мнения могут расходиться.

    Интересно что все эти гипотезы относятся к концу XIX века. Полковник.

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *
    
    {literal} {/literal}