Категория: Интересно

МММ. Объявление войны.




  • Не нравится
  • 0
  • Нравится





  • МММ. Объявление войны.В марте — апреле компания МММ стала общественным явлением: бесконечные репортажи, статьи в прессе, упоминание о нашей деятельности к месту и не к месту. Начались возникать трения с властями.
    Этого следовало ожидать. Власти заинтересовались происходящим, обеспокоились, «как бы чего не вышло». В принципе это разумно, это их обязанность — обеспечивать спокойствие в социуме. Плохо то, что делают это в России плохо. Впрочем, на моей памяти по-другому и не было.

    Первыми «наехали» на нас налоговые органы. Представьте центральный офис на Варшавке, очередь граждан, разгар рабочего дня. Подъезжает несколько автобусов, оттуда выскакивают люди в форме налоговой полиции, в масках, с автоматами. Под их охраной несколько инспекторов в штатском. «Маски» расталкивают очередь и кричат, что пришли с налоговой проверкой.
    Кому, скажите на милость, нужно это представление? От кого налоговиков охраняют с автоматами? Здесь, у офиса, множество людей, это так. Но они — мирные граждане! Почему не подойти спокойно к любому охраннику МММ и, показав удостоверение, вежливо попросить его провести в офис к руководству? Это нормально!

    А как должны реагировать на происходящее люди в очереди? Что они думают об имидже компании, который, кстати, нарабатывался долгие годы? Ясно что. Значит, что-то стряслось, у МММ проблемы с властями. Печальный опыт жизни в стране с непредсказуемыми правилами игры власть имущих подсказывает простым гражданам, что пора забирать деньги. Сразу начинается паника.
    А что проверяют? Да ничего. Придут, походят, «принюхаются» и уйдут. И так то в одном пункте, то в другом.

    Больше всего меня бесила абсолютная бессмысленность происходящего. «По закону мы имеем право!» — вот и весь ответ. Право на что: на подрыв доверия людей? на уничтожение доброго имени компании? Но, к счастью, люди не забыли к нам дорогу: пункты продолжали работать, акции продолжали продавать и их покупали, еще и билеты появились.

    Так, вероятно, и зародился миф о непотопляемости МММ, о всяких там высоких моих покровителях. Газетчики охотно подхватили этот слух и всячески его раздували. Это в принципе наглядно демонстрирует уровень коррумпированности и продажности общества, в котором мы имеем честь жить. Естественным и нормальным кажется то, что я кому-то «наверху» отстегиваю и что у меня там «крыша», а диким и невероятным — если я просто работаю в одиночку.

    События между тем стремительно развивались, Народ с каждым днем прибывал, очереди становились все длиннее, как за самым острым дефицитом, но выросло и количество проверяющих. Масштабность происходящего стала вызывать суеверный ужас даже у моих сотрудников. Мне наперебой стали советовать притормозить, переждать, приостановиться.
    А делать этого ни в коем случае было нельзя! Я рисковал все потерять вместо того, чтобы выиграть. Как пел мой любимый Высоцкий, «на этих скоростях песчинка обретает силу пули!».

    В середине апреля налоговая полиция уведомила меня, что собирается провести внеочередную проверку деятельности МММ. Согласно закону в течение двух недель мы обязаны были подготовить все документы, а также помещение для проверяющих, удовлетворяющее определенным требованиям. Нет такого помещения? Это ваши проблемы. Не успеете за две недели — слишком много документов? Это тоже ваши проблемы. Дать хотя бы несколько дней отсрочки? Нет, нельзя. Почему снова внеочередная? Это не ваше дело. По закону вы обязаны... Назначенные две недели — это как раз майские праздники? По закону вы обязаны.., В какие часы ждать? Вы во сколько открываетесь? В 9 утра? Значит, ровно в 9 часов! И имейте в виду, что по закону мы имеем право приостановить вашу деятельность и закрыть пункты. Если вы станете препятствовать налоговой проверке! Больше вопросов нет? Тогда до встречи через две недели.

    Буквально на следующий день в газетах появилось интервью с тогдашним главой налоговой полиции Сергеем Алмазовым (впоследствии он был со скандалом снят с этого поста), который комментировал «ситуацию вокруг МММ». И в частности, заявил, что у налоговых органов есть очень серьезные претензии к МММ, а потому на начало мая намечена широкомасштабная проверка деятельности фирмы, в ходе проверки, как он уверен, многое выяснится.

    Вслед за этой статьей посыпались и другие предсказания судьбы МММ от чиновников рангом пониже из того же ведомства. Заявление г-на Алмазова явно было расценено и понято ими однозначно. Как команда «фас»!
    Надо ли говорить, что среди вкладчиков, еще не отвыкших верить буквально каждому печатному слову и сомневаться в правдивости слов власть имущих, сразу началась паника. У пунктов выстроились очереди — теперь на продажу.

    Корабль МММ угрожающе накренился. Моя идея летела в пропасть, порожденную беззаконием. Я немедленно объявил о повышении зарплаты всем сотрудникам, причем значительно, чтобы сохранить работоспособный коллектив, готовый выстоять при любом раскладе дел. Распорядился работать в ближайшие дни круглосуточно, пока будет хоть один-два клиента, чтобы продать акции могли все желающие и чтобы в корне пресечь слухи, будто мы закрываемся специально, чтобы не платить. Я резко повысил темпы роста цен акций и билетов, чтобы сделать их еще более привлекательными. «Завинчивают гайки — побыстрее! Не то поднимут трос как раз, где шея!» — эти слова Владимира Высоцкого не выходили у меня из головы.

    Чаша весов качнулась в нашу сторону. Еще пара дней волнений — и паника пошла на спад. Этот раунд борьбы мы выиграли.
    Успокоив вкладчиков, я направил часть сотрудников с выплат на подготовку документации для предстоящей налоговой проверки. Помещение мы тоже сумели найти — оперативно переселили бухгалтерию, которой пришлось удовольствоваться тесным закутком за торговым залом. А что делать? Других подходящих комнат у нас не было.

    И вот когда 2 мая налоговики ровно в 9 часов утра примчались к нам в офис, их постигло, вероятно, глубокое разочарование: и комната, и документация — все было готово для проверки. Такой поворот событий им явно не понравился, потому что, как мне потом доложили сотрудники, они выгнали всех из помещения и принялись куда-то названивать. Вероятно, начальству.
    Проверять что-либо по-настоящему они и не собирались. Даже для виду не прихватили с собой бухгалтера! Визит закончился тем, что промаялись они у нас до полудня, ничего не предпринимая, запечатали своей печатью комнату с документацией и уехали, заявив, что работать начнут завтра.

    ...А приехали спустя месяц. С готовым актом проверки.
    Факты же таковы. С документами проверяющие знакомились от силы час: в 9 утра явились, часа два с начальством перезванивались да по офису шлялись. Документы потом в течение месяца лежали у нас в офисе, в запечатанной комнате. Все.
    В смысле всем все ясно.

    Акт проверки был составлен на основании одних только банковских проводок. Он был простеньким, бесхитростным. А чего утруждаться и вникать в документы? Кому это надо? Приказали, что надо, найти — нашли!
    По версии налоговых органов, я должен был заплатить государству налоги в сумме 11 миллиардов рублей. Я и заплатил! Причем даже не 11 миллиардов, а 15, но якобы не с того счета, с которого следовало (со счета другой фирмы, кстати тоже мне принадлежащей). Эти 15 миллиардов — не в счет, и у вас появились, мол, проблемы. Это ошибочно перечисленные средства, мы их вам вернем. Когда-нибудь... Потом...

    Ничего, естественно, не вернули. Ане перечисленные в бюджет 11 миллиардов с учетом набежавших за это время штрафов и пеней обернулись 50-миллиардной суммой.
    Уплатить в течение 10 дней. За каждый последующий день просрочки будет также начисляться пеня. В отношении же вас, господин Мавроди, возбуждается уголовное дело. За неуплату налогов.

    Абсурдность этих обвинений была настолько очевидна, что даже сейчас, когда я пишу эти строки, во мне поднимается ярость. Она буквально чуть не задушила меня и тогда, когда я прочел акт налоговой полиции.
    Да, я ошибся и перечислил деньги не с того счета (но они в бюджет поступили!), давайте же я напишу заявление, затем спокойно исправлю ошибку. Почему этого сделать нельзя?

    Уже в ходе следствия обвинение не подтвердилось. Были назначены три экспертизы: две из них не согласились с выводами налоговой полиции, дав четкое, недвусмысленное заключение, что деньги были перечислены мною правильно; и только третья экспертиза, проведенная самой налоговой полицией, согласилась с ее выводами. Так и должно быть! Это ведь только великий русский сатирик Салтыков-Щедрин, да и то на книжных страницах, а не в действительности, смог заставить унтер-офицерскую вдову высечь себя розгами за неправедные деяния.

    В тот момент стало совершенно ясно, что власти объявили мне войну. Акт, появившийся месяц спустя из недр налоговой полиции, — это только начало. Проба сил. Сегодня требуют заплатить 50 миллиардов рублей, а завтра мне выставят новый счет? На 100 миллиардов? На 500? Эта трагикомедия с проверкой не оставляла сомнений в цели проверяющих.
    Война!

    К этому моменту у МММ имелись огромные средства и армия акционеров. Я был готов к войне и не страшился ее. Буквально на следующий день в прессе появилось несколько моих статей, где я разъяснял акционерам, что государство хочет руками налоговых органов в очередной раз их ограбить. Я заявил, что платить ничего не буду — это деньги акционеров. Я пригрозил властям референдумом по изменению Конституции. Если государство воюет с собственным народом, то зачем народу такое государство? «Власти явно не любят Леню Голубкова, — писал я в статье „Объяснение в нелюбви". — А вот любит ли Леня Голубков эти самые власти? Об этом его никто не спрашивал. Пока...»

    Такого поворота событий явно не ожидали. Причем угрозы мои были реальны. К этому моменту компания имела разветвленную сеть пунктов по всей России, вкладчики исчислялись миллионами, и требуемый для референдума миллион подписей я мог собрать в два счета. Все складывалось по известной русской поговорке: «Не буди лихо, пока оно тихо».

    Власти растерялись и пошли на попятный. В прессе появились пространная статья руководителя московской налоговой инспекции г-на Черника и статья руководителя федеральной налоговой полиции г-на Алмазова. Высокие чины попытались сгладить острые углы и найти какой-то компромисс. Мы, дескать, к МММ претензий не имеем, и закрывать компанию никто не собирается. Все претензии совсем к другой организации — «Инвест-консалтинг», прямого отношения к МММ не имеющей. Будем разбираться. О том, что я руководитель и упомянутой фирмы, не обмолвились ни строчкой. Г-н Алмазов уверял читателей: мол, проверка затянулась из-за того, что сотрудники боялись (!) приезжать к нам в офис! Угрожали им там. Да и помещение проверяющим было предоставлено ужасное. Меня, помню, так и подмывало прокомментировать в печати некоторые их явно ложные высказывания.

    Власти взяли тайм-аут. От меня на время отстали, 50 миллиардов требовать прекратили, наезды на пункты закончились. Даже комнату, где месяц лежали невостребованными документы, наконец распечатали.
    Я стал анализировать последние события.

    Акционеров и денег у нас становилось все больше, значит, и я становился сильнее. Тем не менее скандалы, статьи в прессе напугали акционеров. Снова возникла паника. Вот когда пригодились те 50 миллиардов, на которые претендовала налого-воая полиция! Правда, бороться с паникой я уже научился: очередная премия персоналу, круглосуточно работающие пункты, небольшое временное повышение темпов роста цен — и ситуация стабилизировалась.

    Тем временем в средствах массовой информации нагнетался негатив. Примерно с конца февраля статьи о нас стали появляться регулярно. Каждый день про себя что-нибудь да прочитаешь! И каждый раз узнаешь о себе и компании много неизведанного. Самым удивительным для меня был факт, что наиболее резко об МММ отзывались, как правило, те издания, где мы размещали больше всего рекламы! Таким образом они, очевидно, демонстрировали всем принципиальность и независимость. Мы, мол, не продаемся! Например, на первой странице гигантская статья и заголовок аршинными буквами: «МММ — афера века!», а на последней оплаченная по высоким расценкам реклама: «Покупайте акции и билеты МММ!». Особенно «Известия» в этом смысле отличались. Уверен, газеты много потеряли в сумме премий и гонораров, лишившись такой дойной коровы, как МММ.

    Хотя, признаюсь, спровоцировал журналистов на негативные статьи об МММ я сам. Вот как это получилось. Когда такого рода публикации только-только начали появляться, я заключил устный договор с пишущей братией некоторых газет — естественно, не за бесплатно! — чтобы они не сеяли панику. Что, мол, за дела? За наш счет живете и нас же ругаете? А как совесть, спать по ночам не мешает? Мы готовы еще больше рекламы у вас размещать, а вы нас не трогайте.

    Об этом быстро узнали в других СМИ и с положительной окраской, даже нейтральные статьи об МММ писать прекратили. Ждали денег. Хочешь хорошее о себе узнать — заплати, не скупясь, на чай с сахаром. Размещай у нас рекламу. Не обращаешь на нас внимания, не даешь рекламы — укусим! Цинизм беспредельный! Например, мой рекламщик сообщает, что крупнейшая газета хочет взять у меня интервью. Причем бесплатно (sic!).

    — Да они там опять такого понапишут! Все переврут.
    — Нет, что вы! Гарантируют, что никаких искажений не будет. Что вы, Сергей Пантелеевич, скажете, то и напечатают. Слово в слово!
    — Ну, ладно, пусть приходят.

    Приходят. Милейшие люди, мило беседуем. Я им рассказываю, объясняю, что, как и почему. Свою позицию, свои взгляды. Кивают, соглашаются, поддакивают. Симпатичная журналистка даже слегка кокетничает: «Какой вы, Сергей Пантелеевич, обаятельный!». В общем, на горизонте ни облачка.

    Спустя несколько дней смущенный рекламщик мнется, что-то мямлит и наконец выдавливает из себя, что нужны деньги.
    — Как же так?! Они обещали, что бесплатно!
    — Они и сейчас говорят, что можно бесплатно, но тогда они оставляют за собой право комментировать все сказанное вами так, как сочтут нужным.
    — Да пошли они куда подальше с этой статьей! Скажите, что нам не нужна статья. Никакой статьи!
    — Статья теперь в любом случае появится, Сергей Пантелеевич. Материал-то у них уже есть...

    И так — со всеми. Исключений практически не было. И если я вижу в демократической, свободной отечественной прессе восторженную статью про какого-нибудь великого бизнесмена или политика, то автоматически прикидываю... Впрочем, неважно.
    Описываю сейчас то время, погружаюсь в него, заново переживаю и поражаюсь интенсивности происходившего. События мелькали с неимоверной скоростью; невзгоды сыпались буквально со всех сторон, как из рога изобилия. И это вполне естественно! Я же переделывал мир, ну, по крайней мере, его кусочек. Вносил в жизнь собственную и в жизнь людей что-то новое. Мир, конечно, сопротивлялся: старое всегда сопротивляется новому. Такова судьба любых реформ.

    Как бы то ни было, но скучать мне не приходилось. Войны войнами, но и вперед хотелось двигаться. А успех мне был необходим для банального выживания. Права на поражение у меня не было. Раздражало это меня до крайности. Я завидовал черной завистью фирмам, которых никто не трогал, которым давали спокойно работать. Мне это казалось чем-то невероятным, какой-то волшебной сказкой. Никаких тебе наездов, ругательных статей в прессе, искусственно вызванной паники клиентов. Все тихо, спокойно. Живи, работай... Тепличные условия. Как люди в таких условиях умудряются еще и разориться — просто уму непостижимо. Обратите внимание: никто не дергал ни «Хопер», ни РДС, ни «Тибет» — все спокойно работали и все тихо, мирно ушли в небытие, развалились.
    Без помощи властей.

    Сергей Мавроди
    Вся правда о "МММ"
    история первой пирамиды
    тюремные дневники

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *