Категория: Интересно

У МММ нет проблем!




  • Не нравится
  • +5
  • Нравится





  • У МММ нет проблем!Аббревиатура МММ появилась в 1989 году — я с двумя приятелями зарегистрировал кооператив с таким названием. Собственно говоря, приятелей я привлек исключительно для регистрации, потому что учреждать кооператив имели право, как минимум, трое человек. На этом участие моих друзей благополучно и закончилось. Все дела в дальнейшем я вел в одиночку.

    Желающие попытать счастья в бизнесе приходили и уходили, попутчики сменяли друг друга, и только МММ, как прочное, надежное судно, неизменно оставалось на плаву. Российский рынок тогда только формировался, ситуация очень быстро — практически ежедневно — менялась, и нужно было успевать с этой же скоростью и адекватно реагировать на изменения. Сегодня, скажем, чрезвычайно прибыльна торговля компьютерами и оргтехникой, а завтра это уже не актуально. Надо мгновенно искать что-то новое, перестраиваться. А это трудно... Очень трудно! На практике удавалось лишь немногим. Мне — удавалось.

    К 1994 году у меня за плечами было уже пять лет успешного ведения бизнеса в экстремальных условиях дикого российского рынка. И конечно, я уже имел значительные средства. Достаточные, во всяком случае, для проведения широкой рекламной кампании. И когда мы приступили к размещению акций в 1994-м, МММ уже имело довольно богатую историю, имя фирмы было у всех на слуху. Она являлась бесспорным лидером российского бизнеса.

    Газгольдерная... Музей Ленина... Варшавка... Помните эти адреса? А наши знаменитые лозунги на троллейбусах, в метро, да и вообще чуть не на каждом видном месте: «У МММ нет проблем!», «Из тени в свет перелетая...», «Нас знают все!». Я уже не напоминаю сейчас о днях бесплатного проезда в московском метрополитене. Все это было, было, было...

    Но запомнилось людям другое. Сегодня МММ — это акции, акции и только акции, ну, еще билеты. Хотя грандиозная эпопея с акциями длилась только полгода! Все началось 1 февраля 1994 года, а 3 августа того же года и завершилось.
    В тот день меня арестовали.

    Из тени в свет перелетая...
    Итак, 1 февраля в офисе на Варшавке мы развернули продажу акций. Одновременно стартовала широкомасштабная рекламная кампания в средствах массовой информации и, прежде всего, на телевидении. Началась эпоха МММ. Без преувеличения можно сказать, что следующие за этой датой полгода вошли в историю страны под знаком МММ.

    Идея поработать с акциями возникла у меня еще в 1992— 1993 годах, с началом чековой приватизации. Я сразу понял, чем этот дележ собственности в нашей стране закончится, и всерьез задумался: а как бы следовало организовать приватизацию, чтобы действительно получить результат? Есть ли альтернатива, поскольку официальный процесс уже запущен? Да, организовано плохо, бездарно, но что взамен? Критиковать-то всегда легче, а вот предложить взамен что-то реальное... Можете — предлагайте, мы вас слушаем! Нет? Отойдите и не путайтесь под ногами.

    Я вполне допускаю, что хотели как лучше и никаких специальных коварных планов по разграблению России, по ее прихватизации, как говорили в народе, не придумывали. Нет, не потому, что наши власти честные и хорошие, а просто потому, что сидевшие в правительстве государственные младенцы никаких мало-мальски сложных и долгосрочных планов продумать и выстроить в принципе не были способны. А если что-то время от времени затевали и планировали, то всегда получалось с точностью до наоборот. Ну, если и не наоборот, то куда-то вбок.

    Понятно, что народу оставалось уповать только на милость Божию.
    Первоначально идея-то, повторяю, была неплоха: разделить все по справедливости, дать каждому по равному кусочку госсобственности в виде ваучера и потом пустить эти ваучеры в свободный оборот в надежде, что они сами найдут своих хозяев: самых смелых, инициативных и предприимчивых! Но чтобы эта схема работала, требовалось обеспечить всем участникам равные условия. Дать работать механизму свободной конкуренции. Вот старт, вот финиш. А в конце — приз. Вперед, и пусть победит сильнейший! Если же заставлять одних конкурентов бежать с прикованной к ноге двухпудовой гирей, ликвидировать других за то, что у них не тот цвет кроссовок, то можно добиться одного результата — желаемого... Вы понимаете, о чем я?

    В итоге в стране произошло самое страшное, что только могло произойти: вся собственность попала в руки ничтожеств, имеющих единственное достоинство — связи и полезные знакомства.
    Уж лучше бы собственность попала в руки бандитов. Эти, по крайней мере, личности, способные на деяния. А от ничтожеств ждать нечего. Вы теперь сами этому свидетели.

    Бандит является бандитом лишь до тех пор, пока не добьется своих целей. Преступление — только средство. Конечная цель преступника, не имеющего психологической патологии, — разбогатеть и легализоваться, стать добропорядочным гражданином, уважаемым членом общества и попытаться забыть о своем преступном прошлом. С сугубо прагматической точки зрения, главное — это масштаб личности. А знак «плюс» или «минус», который ставит личности социум, значения не имеет. Он легко меняется вместе с ситуацией. Это только от нуля ждать ничего не приходится. Замените, к примеру, Абрамовича на Барановича — ничего ведь не изменится, никто этой подмены даже и не заметит. Но попробуйте поставить Барановича вместо Билла Гейтса — и что через пару лет останется от «Майкрософт»?
    Билл Гейтс — это реальный лидер, реальный победитель, а Абрамовича победителем назначили.

    Впрочем, все это теперь пустые разговоры, ибо дело зашло слишком далеко. Процессы гниения в обществе, которые наблюдаются даже не вооруженным элитными политологическими знаниями взглядом, вдруг, в одночасье, не остановятся. Они могут протекать быстрее или медленнее, но сами собой не прекратятся. Примочками и компрессами уже не обойтись — необходимо каленое железо.

    О чем я: сейчас общественный организм поражен облепившими его паразитами — олигархами и иже с ними, которые высасывают из страны все соки. Есть такое выражение: вшивое состояние.
    Это когда паразитов уже слишком много и они начинают буквально отравлять организм впрыскиваемыми при укусах токсинами. Вот и у нашего общества состояние сейчас именно такое. Вшивое. Причем против вшей, как известно, даже кипячение не помогает. Взрослые насекомые гибнут, но личинки, гниды, выживают. Необходима прожарка.

    Впрочем, что ни вытащи из отхожего места, запах всегда один. Запах коррупции, взяточничества и воровства. Родной запах нашей необъятной родины. «Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!»

    Ладно, хватит отступлений. Критиковать, повторяю, все мы мастера. Я попробовал что-нибудь предложить взамен. Тогда, в 1992 году, я впервые всерьез задумался, как провести в России реальную приватизацию.
    Поначалу я собирался действовать через чековый инвестиционный фонд (ЧИФ) и даже зарегистрировал собственный фонд — «МММ-инвест». Однако быстро понял, что этот путь — тупиковый. Деятельность ЧИФов настолько регламентировалась и регулировалась разного рода актами, приказами, инструкциями, нередко противоречащими друг другу, что действовать реально было чрезвычайно сложно.

    Структура управления любым чековым инвестиционным фондом была такой: всей текущей работой занимался управляющий, который должен был иметь специальное образование, на должность его утверждало Госкомимущество (ГКИ); над управляющим стоял совет директоров, имеющий право отстранять управляющего ЧИФом от руководства. А на практике приходилось все время оглядываться на Госкомимущество и зависеть от управляющего. У него неизбежно появлялись свои связи, он реализовывал собственные интересы и интересы рекомендовавших его людей...

    В общем, как я позднее понял, делаешься заложником управляющего, поскольку реально контролировать его невозможно. Более того, спустя непродолжительное время (потому что сроки приватизации ограничены!) он даже забывает, что его вытащили «из грязи — в князи». Когда я создавал ЧИФ «МММ-инвест» и мне понадобился управляющий, я просто дал задание срочно кого-нибудь найти с подходящим образованием. Абсолютно не важно кого. Мне казалось, что это будет чисто номинальная фигура.

    Так в считанные дни появился управляющий крупнейшего в России чекового фонда. Поначалу он, естественно, был как шелковый, постоянно благодарил и клялся в вечной признательности, ловил каждое мое слово и смотрел в рот. Но очень скоро появилась мания величия. Начались даже разговоры о том, что вам-де, Сергей Пантелеевич, хорошо бы уйти с поста председателя совета директоров, поскольку это вредит репутации нашего фонда. Каково! А на своей должности управляющий оказался Нулевым: паникующий без повода, гиперосторожный, негибкий. В общем, у меня появились проблемы.

    А кончилось тем, что я плюнул на созданный мною фонд, вышел из совета директоров и фактически оставил его. Управляющему.
    Я решил действовать иначе. Мои идеи о проведении альтернативной приватизации окончательно оформились.

    Рассуждал я примерно следующим образом.
    Проблема социальной справедливости, точнее, социальной несправедливости существует практически в любом известном нам обществе. При любом общественном укладе. Всегда почему-то оказывается так, что у одних есть все, а у других — ничего. Потому что по природе своей человек эгоистичен. Если он что-то делает, то делает это прежде всего для себя. Именно поэтому не исчезает такое понятие, как частная собственность. И все попытки насильственно установить иной порядок вещей — социализмы-коммунизмы — неизменно терпели и потерпят неудачу. Даже в семье, в кругу самых близких, родных людей, общая касса рано или поздно приводит к конфликтам, трениям и разного рода скандалам. Люди так устроены, и это следует принять как должное, как некое начальное условие при постановке задачи.

    Итак, что же мы имеем? Денег в обществе достаточно, проблема не в их отсутствии, а в их неравномерном распределении. Причем неравномерность эта — принцип существования любого человеческого сообщества. Есть бедные и есть богатые. У любого богатого человека всегда найдутся так называемые мертвые деньги — деньги, которые он фактически никогда не трогает. Ну, скажем, если на его счету в банке сто миллионов долларов, а зарабатывает он в месяц сто тысяч, то эти сто тысяч долларов и тратит. А сто миллионов — это мертвые деньги.

    Так нельзя ли этот капитал как-то задействовать? Ведь человеку важно не лицезреть свои сто миллионов ежедневно и ежечасно, а просто знать и верить, что они у него есть и что он в любой момент может ими воспользоваться.
    Из каких средств он получит свои деньги по требованию? Из средств других богатых, таких же, как он. По сути это рядовая задача по оптимизации ресурсов. Поэтому я всегда испытываю чувство сильнейшего раздражения, когда слышу: «пирамида...», «обман...», «денег на всех не хватило бы...» Да денег и не должно хватать на всех! Надо грамотно работать с перераспределением финансовых потоков.

    Представьте, что вы — владелец ресторана. У вас сто постоянных клиентов, которые дополнительно платят за то, чтобы для них был свободный столик с немедленным обслуживанием. Вы уже заметили, что клиенты появляются в разное время: кому-то удобно приезжать по утрам, кто-то предпочитает ужинать после работы, а кто-то назначает в ресторане дружеско-деловые встречи. Разумеется, бывают они в ресторане не ежедневно. Спрашивается, сколько свободных столиков требуется держать постоянно для этих ста клиентов? Сто? Нет, максимум три-четыре, а вообще-то достаточно двух. А сколько официантов? Тоже не сто человек.
    И разве вы обманываете своих клиентов, когда говорите: «Приходите в любой момент! Свободный столик всегда ждет вас!» Только если они явятся все одновременно, разразится скандал.

    Точно так же нет необходимости держать постоянно наготове сто миллионов долларов, деньги всех вкладчиков! Когда я это осознал, то понял, что задача перераспределения общественных ресурсов в пользу малообеспеченных слоев населения реально решаема.
    Первый этап — привлечение ресурсов. Как я придумал этот механизм, рассказать невозможно.

    Обычно люди творческих профессий говорят, что, мол, просто пришло в голову. Это творческий процесс, озарение. Хотя могу сказать, что снизошло озарение отнюдь не случайно. Мне была ясна цель задачи, и я обдумывал пути ее решения. То есть я запрограммировал себя на поиск.

    Когда решение было найдено, процесс стал необратимым, как для прыгнувшего с трамплина лыжника. Да, конечно, впереди второй этап — этап приземления. И я обдумывал, как приземлиться. Планы на этот счет у меня были. С самого начала.
    Но в тот момент требовалось мужество решиться и совершить прыжок.

    Процесс пошел!
    Первые наши рекламные ролики были достаточно традиционными. Яркие цвета, насыщенные краски, великолепная компьютерная графика. В общем, красиво, цветисто, но, к сожалению, малоэффективно. На мой взгляд, это грозило провалом. Поэтому я вызвал к себе режиссера и попытался объяснить ему, что должен содержать МММовский рекламный ролик.

    Максимально простой, наглядный и понятный любому человеку. Никаких творческих изысков, абстрактностей и спецэффектов. Никаких красивостей ради красивостей! Мы не на конкурсе выступать собираемся. Реальные сцены из жизни реальных, простых людей. Человек сегодня купил акции, завтра их продал и получил прибыль. Хотите и вы? Тогда покупайте акции! Наш адрес такой-то. Все, больше ничего не требуется.

    Короче говоря, делаем ролики для каждой социально-возрастной группы, например для пенсионеров, студентов, и с каждой группой разговариваем на понятные и близкие темы: со студентами — о прибавке к стипендии, с пенсионерами — о прибавке к пенсии. Поскольку ролики быстро надоедают, их надо постоянно менять. Персонажи, естественно, остаются одни и те же — они должны быть узнаваемы, но сюжеты пусть меняются. Да, еще: пусть герои роликов знают друг друга, и тогда новые сюжеты станут продолжением предыдущих. В общем, нечто вроде мыльной оперы. Короче, такова общая идея. O'key? Вперед!

    Режиссер внимательно меня выслушал и сказал: «Хорошо, я все понял». А спустя полторы недели принес кассету с первыми роликами про Леню Голубкова, одинокую женщину Марину Сергеевну и прочих, ставших впоследствии легендарными персонажами. Мыльная опера у него получилась: когда я приходил в банк, операционистки подбегали ко мне и взволнованно спрашивали: «Так они в конце концов поженятся?» Это ли не знак поистине всенародного признания?

    Но ни один из этих знаменитых роликов не занял ни одного призового места ни на одном из тех бесчисленных конкурсов рекламы, которые тогда проводились. Прекрасный пример, чего на самом деле стоят все эти конкурсы. Эстетствующие снобы-критики упорно не замечали этих роликов и брезгливо воротили нос: «Фи! Как все это вульгарно...» И раздавали призы друг другу: за самый красивый, за самый интересный, за самый умный...

    Так обстояло дело тогда, в 1994 году. Не знаю, конечно, как обстоит теперь, но не думаю, чтобы что-то существенно изменилось. По крайней мере, когда я слышу с телеэкрана, что Никита Михалков — величайший режиссер всех времен и народов, Зураб Церетели — величайший скульптор, а Виктор Пелевин — писатель, мне почему-то сразу вспоминаются рекламные междусобойчики, именуемые всероссийскими конкурсами.

    ...А фразы из наших роликов, едва прозвучав с экрана, становились крылатыми, их повторяла вся страна: «Надо же, не обманули!», «Я не халявщик _ я партнер!», «Хорошая прибавка к пенсии!».
    Процесс набирал обороты.

    Нас знают все!
    Вернемся к 1 февраля 1994 года. Открылась продажа акций и началась рекламная кампания в средствах массовой информации.
    Опыт проведения рекламных кампаний у меня уже был. Про бесплатный проезд в метро я упоминал, об этом все, кому не лень, в свое время писали и говорили. Некоторые помнят четвертую сторонку обложки «Огонька» начала 90-х с фотографией красивой девушки, сидящей на денежной куче. Хорошая была девушка. Нижнее белье в свое время рекламировала. Как же ее звали? Карина? Полина? Хотя нет, Полина — это победительница одного из моих конкурсов красоты. Тоже хорошая девушка... Как же эту-то звали? Не вспомню сейчас. Интересно, где она?

    Итак, продажа акций началась и началась рекламная кампания. Механизм заработал. Начался свободный полет. Акции шли нарасхват, как горячие пирожки, да настолько бойко, что это в какой-то мере застало меня врасплох.
    Дело в том, что зарегистрированный на тот момент проспект эмиссии был не слишком велик. Всего на один миллион акций. Относительно небольшой объем был связан с целым рядом факторов.

    Во-первых, затраты. За регистрацию надо платить: определенный процент от номинальной стоимости всего выпуска. Какой именно, я уже сейчас не помню, но сумма довольно значительная. А с учетом наших трат на рекламу, на аренду зданий, на зарплату персоналу...
    В общем, я был вынужден начать экономить деньги. Предсказать заранее результат в нашей стране — дело пустое, поэтому поневоле приходилось осторожничать и экономить. Надеялся на лучшее — готовился к худшему.

    А самое главное, пожалуй, заключалось в следующем: проспекты эмиссии с заявленным объемом до одного миллиона акций регистрировались в Московском департаменте ценных бумаг (привожу название учреждения по памяти), а свыше одного миллиона — в Минфине. Чем выше чиновники, тем сложнее что-либо сделать. Кстати сказать, именно поэтому в проспекте эмиссии указывался не 1 миллион акций, а «всего лишь» 999 999 акций.

    Но поначалу дела пошли очень хорошо, проблем с деньгами не было. Деньги текли рекой. Проблема, точнее, беда подкралась с другой стороны.
    И гораздо более серьезная!

    Билеты МММ
    Очень, очень скоро стало очевидно, что если так пойдет и дальше, то этого несчастного миллиона акций нам хватит от силы на месяц. Ну, на полтора. И это только в Москве, а мне хотелось развернуться по всей России. Альтернативная ваучеризация должна войти в каждый дом!

    Что делать? Людей в наших пунктах с каждым днем все больше и больше. Реклама делает свое дело. Первые призеры появились, которые своим знакомым прибылями хвастают, те тоже к нам за акциями спешат... В общем, процесс стремительно набирает обороты!
    Катастрофа? Крах? Когда слишком хорошо, это тоже плохо? Тьфу ты, дьявол!

    Зарегистрировать новый проспект эмиссии, скажем, на миллиард акций? Деньги есть, но нет времени: во-первых, сроки сжатые, во-вторых, в Минфине пробиться сложнее сложного..Я помнил реакцию чиновников Минфина на первый проспект эмиссии: «Как это, вы сами назначаете цены на акции?! Надо еще разобраться, что вообще у вас творится! Это пирамида!»
    Так что же делать?

    А окружающие наперебой поздравляли меня, называли финансовым гением, восхищались. Господи, знали бы они, что я чувствовал в эти минуты! Акции таяли — решения не находилось. Одно время я даже всерьез подумывал о том, чтобы незаконно напечатать акции сверх разрешенного миллиона. Однако Бог отвел от греха: акции — это ценные бумаги и поэтому печатаются только на заводах Гознака, без разрешения их не выпустишь. А разрешение — это и есть проспект эмиссии. Вот разрешен миллион — и работайте, больше — ни-ни!
    Требовалось решение радикальное, позволяющее уйти от любых ограничений.

    И я его таки нашел. Я вдруг понял, что еда — это не только котлеты и сосиски. Чтобы не умереть с голоду, приходится есть иногда змей и ящериц. Если нет привычных акций, почему бы не поискать им замену? Ведь для чего покупаются мои акции, рассуждал я: для последующей перепродажи. Купил сегодня дешевле, продал завтра дороже — на этом заработал. Получил прибыль, То есть акции — это просто объект спекуляции в чистом виде. Продажа и покупка по все возрастающей цене.

    Внешнее сходство с акциями, размышлял я далее, лучше сохранить: это будет действовать на всех успокаивающе и не вызовет шока. Это долж-пы быть красивые и внешне солидные бумаги, только не ценные. Формально — фантики. Как бы их назвать? Ну, не фантиками же. Абонементы? Карты? Бланки? Купюры? Нет, не годится ничего. Билеты? О, билеты! Вполне приличное название. Решено: билеты МММ.

    Оформить их надо посолиднее. Сам придумаю. Если художникам-дизайнерам поручить, то они полгода разрабатывать эскиз будут и в конце концов выдадут а-ля сеятеля с плаката Остапа Бендера. Вспомнилось, как мне «крутые» профессионалы логотип МММ разрабатывали. Кончилось тем, что я сел и сам нарисовал, благо, в свое время в художественной школе учился. В общем, так: беру за образец обычный советский червонец и просто заменяю портрет Владимира Ильича на портрет Сергея Пантелеевича.
    Так родились билеты МММ.

    Кстати, во всех наших пунктах висели огромные плакаты, предупреждавшие, что билеты не являются ценными бумагами. Да и в самих договорах, которые подписывали при покупке, на это прямо указывалось.
    Билеты я мог печатать в любых количествах, ни у кого не спрашивая разрешения и без всяких ограничений. Любыми тиражами! В типографских документах билеты именовали обычной полиграфической продукцией типа рекламных буклетов.

    Билеты можно бы печатать даже на газетной бумаге. Принципиального значения это не имело — имело значение чисто практическое. Во-первых, солидный вид билета — на дорогой бумаге, с водяными знаками — сам по себе внушает доверие, его приятно взять в руки. Во-вторых, у кого билеты в кармане, тот и хозяин их, владелец. Поэтому обязательна защита от подделок. Как на денежных купюрах, к примеру.

    Поначалу заказ на билеты я разместил на тех же заводах Гознака, на которых раньше изготавливались наши акции. Обычные типографии нужной степени защищенности не обеспечивали. В дальнейшем, когда российские заводы перестали справляться с объемами заказов, билеты пришлось печатать за границей. Кстати, на тех же самых предприятиях, где печатали американские доллары. В июне — июле и заводы на Западе стали захлебываться. Даже отказывались печатать доллары для американского правительства! Я платил за заказы больше, чем американцы.

    Позволю себе здесь лирическое отступление.
    Когда я только начал работать с акциями и предложил, по сути, принципиально новый метод работы с ними и новый взгляд, как на чистый объект спекуляции, у специалистов это вызвало шок. Принято было считать, что акция — это ценная бумага, приобретаемая, прежде всего, из-за дивидендов. Именно для этого акции когда-то и задумывались. Спекуляции с ними на вторичном фондовом рынке тоже, конечно, возможны, но это удел специалистов — профессиональных игроков, оперирующих, как правило, крупными пакетами. Мысль сделать всех мелких инвесторов спекулянтами никому тогда не приходила в голову. Никто не верил, что такое возможно!

    Поэтому, когда акции МММ появились на рынке и начали стремительно распространяться, преподаватели и профессора финансовых вузов и академий на лекциях подчеркивали, что это пример абсолютно неграмотного обращения с ценными бумагами. Акции, говорили они, всегда и везде покупаются ради дивидендов. Операции на фондовом рынке с мелкими пакетами нерентабельны. Слишком велики накладные расходы: оплата услуг брокеров и прочие. Мысль, что акции будут покупать в надежде на дальнейший рост их курсовой стоимости, порочна в принципе. Цены назначает рынок. Идея назначать цены самому абсурдна. Все прекрасно понимают, что цены эти дутые, держатся за счет того, что эмитент сам выкупает собственные акции и тем самым искусственно их поддерживает. Как только он перестанет это делать, цены рухнут. А перестанет он это делать очень скоро!

    Однако время шло своим чередом, а цены, вопреки прогнозам специалистов, росли и росли, Ничего не только не рушилось, как предсказывали, но явно набирало обороты. К слову сказать, сама жизнь убедительно доказала верность моих тогдашних идей. Я совершенно правильно угадал направление развития всего мирового фондового рынка.

    Сейчас, к примеру, на Нью-йоркской фондовой бирже существует специальный сектор акций компаний так называемой новой экономики — NASDAQ. Его индекс публикуется и отслеживается во всех информационных биржевых сводках наряду с традиционным индексом DJ — индексом, отражающим колебания курсов акций обычных компаний. Чем отличаются новые акции от обычных, традиционных? Да как раз тем, что покупают их исключительно ради спекуляции! В надежде на дальнейший рост цен. Дивидендов их эмитенты не платят, и все это знают. По сути те же акции М ММ. Рост цен стимулирует повышение спроса, - повышение спроса — дальнейший рост цен. Процесс питает сам себя.

    Иное дело, что цены на свои акции назначал я сам, а цены на акции NASDAQ назначаются фактически ажиотажным спросом. Но неизвестно
    еще, что лучше: регулируемый процесс или хаотичный. Ведь цены растут лишь до тех пор, пока люди верят, что рост цен продолжится.

    Как только вера исчезает — все рушится. Карета превращается в тыкву, кучер — в крысу, а юная красавица — в грязную замарашку.
    Мы живем в эпоху компьютерных сетей и виртуальной реальности. Виртуальные путешествия, виртуальные деньги, виртуальный секс. Фондовый рынок тоже стремительно становится виртуальным. Только этого пока никто не понимает. И от обычных акций в их классическом, традиционном понимании (акция как часть собственности, «кусочек» предприятия) уже мало что осталось. Будущее фондового рынка — это виртуальные акции и виртуальные компании; абстрактная фондовая игра с абстрактными акциями абстрактных компаний. Связь с реальностью только мешает. Тормозит динамику.

    Скажем, если у реально существующей фирмы что-то происходит, ее акции сразу падают в цене. А собственно, почему? Вы же не собираетесь ждать дивидендов, так почему тогда вас интересуют ее экономические показатели? Иное дело виртуальные компании. В их прекрасном виртуальном мире не происходит ничего плохого: ни войн, ни кризисов, ни банковских скандалов. Все всегда спокойно. Цены на акции только растут.

    Это и есть глобальная система перераспределения мировых ресурсов в пользу самых бедных, малообеспеченных слоев населения. Ведь только они, постоянно нуждаясь в деньгах, будут их брать. Богатые же станут лишь считать свои виртуальные прибыли, которые им реально не нужны. Важно только сознание, что они есть. Вера, что они есть.

    Это и есть тот рай на земле, то идеальное и справедливое общество, о котором грезили гуманисты всех времен и которое в XX веке пытались огнем и мечом насадить коммунисты и фашисты. В 1994 году его попытался построить и я в отдельно взятой стране.

    Но вернемся к билетам. Итак, проблема дефицита акций была успешно решена. Я соперничал с Соединенными Штатами. Одно время даже склонялся к мысли просто окрашивать доллары. Скажем, красный доллар — билет МММ, зеленый — США. И печатать ничего не надо. Американское правительство все уже за меня напечатало. За свой счет. За зеленые доллары. Не пугайтесь, никаких нарушений в этом нет, но я не решился. Слишком уж вызывающая идея. Скромнее надо быть, скромнее.
    Увы, у меня это не получилось.

    Сергей Мавроди
    Вся правда о "МММ"
    история первой пирамиды
    тюремные дневники

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *