Категория: История

Советская власть взятку не осилила




  • Не нравится
  • +9
  • Нравится





  • Советская власть взятку не осилилаВзяв власть, большевики принялись наводить порядок жесткой рукой. Уже на третий день после свержения Временного правительства Владимир Ленин подписал декрет о создании рабоче-крестьянской милиции, а 20 декабря 1917 года — о создании Всероссийской Чрезвычайной комиссии (ВЧК), в составе которой были образованы отдел по борьбе со спекуляцией и отдел по борьбе с преступлениями в государственном аппарате, превышением власти и взяточничеством.

    Говорят, что власть легче взять, чем удержать. Едва большевики ее взяли, как столкнулись с массой проблем, среди которых одними из основных были развал экономики и мздоимство новой администрации. Заводы стояли, до 70% хлеба население приобретало через спекулянтов, на волне революции в органы власти устремились различные авантюристы, стремившиеся к личному обогащению. Уже 2 марта 1918 года Московский революционный трибунал осудил четырех сотрудников следственной комиссии, обвинявшихся во взяточничестве и шантаже, и приговорил их к шести месяцам тюремного заключения. Узнав об этом, председатель Совета Народных Комиссаров (СНК) В.И. Ленин распорядился пересмотреть дело в связи с мягкостью приговора. Во второй раз трое из четверых обвиняемых получили по десять лет лишения свободы.

    Видимо, снисходительность к взяточникам со стороны трибунала настолько задела Ленина, что 8 мая 1918 года по его указанию СНК издал декрет «О взяточничестве». В нем говорилось: «Должностное лицо Советского правительства, члены фабрично-заводских комитетов, домовых комитетов, правлений кооперативов и профсоюзов и т. п. учреждений или служащие в таковых, виновные в принятии взяток, наказываются...» Таким образом, лозунг всеобщего равенства и братства получил совершенно неожиданное развитие. К членам правительства в качестве «субъекта преступления» приравнивались даже члены домовых комитетов. Еще одним существенным нововведением этого декрета стало поднятие минимальной планки наказания за этот вид преступлений до пяти лет лишения свободы. Причем покушение на дачу или получение взятки приравнивалось к совершенному преступлению. В декрете не забыли и о классовом подходе. Если взяткодатель принадлежал к имущему классу, то он приговаривался «к наиболее тяжким и неприятным принудительным работам», а все имущество его подлежало конфискации.

    В этот же период Ленин обратился с письмом в ЦК РКП (б), в котором предложил поставить в повестку дня вопрос об исключении из партии судей, вынесших слишком мягкие приговоры по делам о взяточниках.
    Увеличение сроков наказания не смогло остановить коррупцию, она продолжала прогрессировать. Тогда разрешили за нее расстреливать. 1 июля 1921 года на свет появился декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О мерах по борьбе с хищениями из государственных складов и должностными преступлениями, способствующими хищениям». В нем говорилось, что к должностным лицам, способствующим хищениям, при наличии отягчающих обстоятельств (неоднократность, массовый характер хищений, ответственность по занимаемой должности и т. п.) может применяться высшая мера наказания — смертная казнь.

    А позже, в 1922 г., по настоянию Ленина в первый советский Уголовный кодекс была внесена в качестве наказания за взятку смертная казнь. Вновь, спустя двести лет с петровских времен, за взятку стали карать смертью.
    И даже это не напугало коррупционеров. В 1922 году отделениями по борьбе с должностными преступлениями ОУР НКВД РСФСР было выявлено свыше трех тысяч фактов взяточничества. А с началом новой экономической политики коррупция вообще приобрела угрожающие размеры. Ленин в письме к своему заместителю Каменеву жаловался: «Иностранцы теперь взятками покупают наших чиновников и вывозят «остатки» России». А руководитель ВЧК Феликс Дзержинский говорил, что если Советская власть не справится со взяткой, то та ее доконает.

    В 20-е годы взяточничество приравняли к контрреволюционной деятельности. «Всем известно, — писал нарком путей сообщения Дзержинский в циркулярном письме, — каких размеров достигло взяточничество во всех областях хозяйственной деятельности Республики и что особенно широкое распространение этого зла отмечается именно на транспорте. Мы должны отдавать себе отчет в том, что взятка имеет глубоко классовый характер, что она есть проявление мелкобуржуазной частнокапиталистической стихии, направленное против основ ныне существующего строя».

    Железному Феликсу вторят и сами железнодорожники. В газете «Гудок» № 47 от 6 декабря 1921 г. они опубликовали воззвание к своим коллегам:
    ГРАЖДАНЕ! ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКИ!
    Вечное позорище царской России — система откупа, лихоимства и взяточничества свила себе прочное гнездо в наиболее чувствительной области нашего хозяйственного организма — в железнодорожном хозяйстве. Взятка на железных дорогах стала явлением столь «нормальным», что у многих товарищей железнодорожников притупилась чувствительность.

    На железных дорогах все возможно купить и продать за определенную мзду, которая умелыми подлыми руками развратителя пропорционально распределяется между стрелочником и высшими рангами. Спекулянты массами за взятку заполняют протекционные вагоны, прорезают в них Россию вдоль и поперек и обволакивают молодую Советскую республику своей паучьей сетью. Всякая прицепка, отцепка, дальнейшее продвижение, будь то отдельного протекционного вагона, эшелона беженцев, продгруза отдельной организации — все находится в прямой зависимости от взятки.
    Бедствия, причиняемые этим злом государству, неисчислимы и кошмарны по своим последствиям.

    Беженцы из голодного Поволжья, передвигающиеся по нарядам Главэвака, застревают на узловых станциях и обрекаются на нечеловеческие мучения; рабочие организации, отправившиеся.для покупки хлеба для голодных семейств, кочуют месяцами «за отсутствием подвижного состава»; продовольствие, идущее для спасения детей и женщин Поволжья, где-то блуждает или мрачно стоит на путях в ожидании «чего-то недостающего».
    А за этой мрачной завесой разыгрываются сцены бесстыдного, подлого подкупа и бесшабашного разгула кучки, продающей трудовую Россию, выбивающуюся из сил в тисках вражеского окружения, экономической разрухи и покрывающей неслыханным позором славное имя железнодорожного пролетариата.

    Государственные органы — трибуналы и ВЧК, призванные для борьбы со взяточничеством, больше не допустят подобного позора.
    Взяточничество на железных дорогах должно быть и будет искоренено.
    Будьте зорки и бдительны! Пролетарские руки не должны и не могут быть замараны взятками!



    Действительно, взятки на железной дороге получили большое распространение, в чем имел возможность наглядно убедиться большой друг Советской республики американский бизнесмен Арманд Хаммер. Он описывал, как в России вымогали взятку у его помощника Вольфа:
    «Вскоре выяснилось, что эшелон задерживает начальник станции, утверждая, что расположенный немного севернее станции мост не выдержит вес двадцати пяти вагонов. «Тогда почему же вы не отправляете вагоны небольшими партиями?» — спросили его. Ответ был неубедительным. В конце концов, когда представился случай, он отозвал Вольфа в сторону и зашептал: «Вы человек деловой. Дайте мне пятьсот пудов зерна, приблизительно полвагона, и ваш эшелон будет доставлен». Вольф телеграфировал в Свердловск, и уже через два часа вагоны были в пути.

    Начальник станции допустил большую ошибку, мало того, что он попытался вымогать взятку с американцев, людей с совершенно другим менталитетом, так еще выбрал жертву не по зубам. Хаммер, используя свои связи с высшим руководством Страны Советов, сообщил о вымогательстве куда надо. Комендант станции был немедленно отозван и после короткого следствия расстрелян.

    Железнодорожному транспорту в годы молодой Советской республики придавалось первостатейное значение. Одна из самых загадочных историй, очень похожая на аферу, связана именно с ним. В 1920—1921 гг. большевиками был заказан на шведском заводе фирмы «Нидквист и Хольм» выпуск 1700 паровозов. Странность этого заказа состояла в том, что мощности данного предприятия были рассчитаны на выпуск всего порядка 40 паровозов в год. Однако шведам было выплачено авансом 15 млн. золотых рублей, чтобы они выстроили несколько новых заводских корпусов и наладили на них дополнительное производство. А общая сумма всего паровозного заказа в Швеции составляла порядка 200 млн. золотых рублей — более четверти всего золотого запаса России.

    У трезвомыслящих экономистов имелась куча вопросов по этой сделке. Например, зачем нам кормить шведских рабочих, когда свои сидят голодные? Зачем отдавать заказ маленькому шведскому заводу, который надо еще достраивать, когда есть свой Путиловский завод, выпускавший до войны 225 паровозов в год. Но ни на один из этих скользких вопросов получить ответ было невозможно, поскольку патронировал сделку лично В.И. Ленин. А ее осуществлением занимался очень загадочный человек — Юрий Ломоносов.

    До революции он имел звание профессора и должность товарища министра путей сообщения. А после революции оказался фактически единственным из высокопоставленных царских чиновников, кто сумел добиться столь же высоких постов в советской табели о рангах. Можно сказать, что Ломоносов был заместителем министра путей сообщения и при царе, и при большевиках. Но, возможно, еще более поражает, что он сам жил в Советской России, тогда как все его ближайшие родственники — за границей. Жена — в Стокгольме, дочь с мужем — в Берлине, а сын учился в Англии. Существует версия, что вся идея с паровозным заказом нужна была, чтобы пополнить зарубежные банковские счета советской партийной элиты. И в этой связи такой человек, как Ломоносов, обладавший хорошими связями с финансовыми структурами за границей, был незаменим. Потому-то ему и делались многие поблажки.

    Вся эта история чем-то напоминает историю с пропажей 4-миллиардного кредита, взятого Россией в западных банках перед дефолтом 1998 года. Она столь же загадочна и так же бросает тень на власть. А роль в ней Юрия Ломоносова невольно ассоциируется с ролью Анатолия Чубайса в истории с кредитами.

    Олег Логинов

    Комментарии

    
    Имя:*
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
    *